Идеи макаренко: Система макаренко: 5 принципов воспитания сильной личности

Макаренко: очень краткое введение / Newtonew: новости сетевого образования

Любовь — основа любого воспитательного процесса, и вырастить счастливого человека без неё невозможно. Эта мысль советского педагога-новатора и писателя Антона Семёновича Макаренко выглядит очевидной, но не кажется понятной. Постараемся объяснить, что за любовь имел в виду Антон Семёнович, и раскрасим материал несколькими фактами.

За свои 50 лет Антон Семёнович успел очень много. Недаром ЮНЕСКО в 1988 г. включило его в список педагогов, определивших развитие своей науки в XX веке, наряду с итальянкой Марией Монтесорри, американцем Джоном Дьюи и немцем Георгом Кершентейнером.

4 биографических факта:

 

  • Написал первый рассказ в 1914 году и отправил его Максиму Горькому, но тот признал его неудачным. Однако переписка между ними возобновилась в 1925 году и продлилась ещё 10 лет.
  • Первым местом обучения Антона Семёновича стало железнодорожное училище;
  • Защитил диплом «Кризис современной педагогики» в Полтавском учительском институте;
  • Помимо работ по педагогике писал пьесы и киносценарии.

Ценности

Почему к работам Антона Семёновича обращаются вновь и вновь, спустя десятилетия? Что ему удалось совершить?

То же, что и любому талантливому человеку: переосмыслить то, что было сделано до него и выработать собственные принципы. Педагогическая система Макаренко основана на идее коллектива, в котором успешно сосуществуют учителя и ученики. Грамотному руководителю удаётся управлять ими так, чтобы все работали с ощущением объединяющей цели, общих задач и принципов.

Воспитанник коммуны («коммунар») за работой.

Источник: antmakarenko.narod.ru

Индивидуализм, считал Макаренко, только мешает образовательному процессу. Тем не менее, наша цель — воспитание человека деятельного и самостоятельного. Для Макаренко было важно, чтобы у ребёнка были любимые предметы, увлечения и «посильный» уровень освоения тех дисциплин, к которым у него нет способностей или стремления.

Вы можете быть с ними сухи до последней степени, требовательны до придирчивости, вы можете не замечать их… но если вы блещете работой, знанием, удачей, то спокойно не оглядывайтесь: они на вашей стороне.

 

А. С. Макаренко

 

Антон Семёнович видел в каждом ребёнке положительное, большие возможности и творческое начало, которое при правильном воспитании всегда возьмёт верх. Разнообразные занятия, активное трудовое воспитание и формирование не принудительной, а сознательной дисциплины стояли в основе его методики. И ему, в отличие от многих, удалось не только разработать собственную теорию, но и проверить её на практике.


Коммуны

Количество беспризорников в 20-е гг. XX века было огромно, а методов работы с ними не было. Педагогические коммуны стали решением.

Первая из них была создана в 1921 году недалеко от Полтавы на базе трудовой колонии и получила своё название в честь Максима Горького, который активно участвовал в борьбе с детской беспризорностью. Дети, разделённые на отряды по 7-15 человек, имели самоуправление, выборные должности и даже хорошо налаженное производство, которое позволяло коммуне не только обеспечивать себя, но и отдавать деньги в бюджет государства.

Воспитанники коммуны имени Дзержинского. На столе – выпущенная ими продукция: электродрели «ФД-1».

Источник: forbes.net.ua

Любая деятельность детей оказывалась полезной и осмысленной. Он разработал «метод перспективных линий», который предполагал, что перед человеком ставится цепочка последовательных конкретных целей.

Через воспитательные учреждения Макаренко на Украине прошли многие «неблагополучные» дети и малолетние преступники.

За системой Макаренко стоял дух коллективизма, строгая дисциплина и постоянная занятность. Перед педагогом стояла цель именно воспитывать, а не образовывать. В одной из лекций он рассказывал: «Лично мне на практике пришлось воспитательную цель иметь как главную: поскольку мне в течение 16 лет поручалось перевоспитание так называемых правонарушителей, передо мной ставилась прежде всего задача — воспитать переделать характер».

5 высказываний Макаренко:

 

  • Научить человека быть счастливым нельзя, но воспитать его так, чтобы он был счастливым, можно.
  • Воспитывает всё: люди, вещи, явления, но прежде всего и дольше всего — люди. Из них на первом месте — родители и педагоги.
  • Соединение огромного доверия с огромным требованием и есть стиль нашего воспитания.
  • Если мало способностей, то требовать отличную учёбу не только бесполезно, но и преступно. Нельзя насильно заставить хорошо учиться. Это может привести к трагическим последствиям.
  • Без искреннего, открытого, убеждённого, горячего и решительного требования нельзя начинать воспитание коллектива.

Первая коммуна просуществовала пять лет, а затем Макаренко принял решение перенести её под Харьков. Одной из причин стало то, что многие ребята хотели освоить рабочие специальности, а такой возможности не было. На новом же месте уже существовали оборудованные мастерские и электростанция. Вторая причина: растущее неприятие другими педагогами системы Макаренко и невозможность дальше возглавлять коммуну.

Казалось, что сохранить порядок и выстроенные отношения в новой коммуне уже не удастся: на момент переселения в колонии было уже 300 воспитанников.

Но методика Макаренко сработала. Так называемый «метод взрыва», когда воспитанники включаются в работу сразу, без подготовки, отлично подействовал.

На безе мастерских этой коммуны, названной в честь Феликса Дзержинского, был создан завод ФЭД (что и расшифровывается как Феликс Эдмундович Дзержинский). На заводе в то время производились простейшие сверлильные машины и затем уже прославившиеся фотоаппараты.

Этой коммуной педагог руководил до 1935 года. Потом его перевели в Киев, а дальше в Москву, где он прожил до самой смерти.


Педагогика

Нельзя сказать, что Макаренко был сторонником гуманистической педагогики в её незамутнённом виде. Он не считал, что учитель должен быть мягким. Он не считал, что нужно избегать наказаний. В его книгах мы находим термин «требовательная любовь»: чем выше уважение к ребенку, тем выше к нему требования. При этом наказания не должны причинять моральные и физические страдания, но ребёнок должен чувствовать вину перед своими сверстниками, перед коллективом, который в его жизни занимает центральное место.

Если с человека не потребовать многого, то от него и не получишь многого.

 

А. С. Макаренко

 

  • В 1955 году снят фильм «Педагогическая поэма» по главной книге Макаренко;
  • В 1959 году Михаил Козаков и Анатолий Мариенгоф написали пьесу «Не пищать» о Макаренко и его коммуне;
  • В Харькове стоит памятник Антону Семёновичу.

Художественный фильм «Педагогическая поэма» (Киевская киностудия художественных фильмов, 1955 г.)

Макаренко интересовала не только теория воспитания и организация этого процесса, но и личность учителя. Он утверждал, что педагог должен быть человеком всесторонне развитым, являясь ключевой фигурой в образовательном процессе. По мысли Антона Семёновича, работа педагога требует от учителя «не только наибольшего напряжения, но и больших сил, больших способностей».

Макаренко всегда указывал, что первичный «коллектив» — это семья. И родители влияют на ребёнка не через слова, а через поступки, собственное отношение к жизни и к делу.


Советская критика

Интересно, что система воспитания Макаренко, на первый взгляд, пропитанная советскими ценностями, критиковалась в СССР достаточно сильно. Самые известные произведения Макаренко о практической работе в колониях «Педагогическая поэма» и «Флаги на башнях» признавались «фантастическими», не соответствующими действительности, выходили с большими цензурными ограничениями.

Для многих его последователей приверженность новой системе имела драматические последствия. Некоторые из них, например, воспитанник и сподвижник Макаренко Семён Калабалин попал под арест по ложному доносу в 1938 году, когда начался Большой террор.

Между строк:

Воспитательным опытом Макаренко и Калабалина, а также судьбами воспитанников занималась Фрида Вигдорова, которая смогла задокументировать легендарный судебный процесс над Иосифом Бродским.

В отличие от многих коллег, Макаренко жёстко разделял процесс воспитания и обучения, считая, что методы должны для них выбираться разные. «Словесное» воспитание и чтение, считал он, не так хорошо работает, как коллективная работа и показательный пример. К тому же педагог отдавал предпочтения разновозрастным группам детей, а не классам.

Кроме того, по Макаренко, обязательным было соблюдать дисциплину, но стремиться к идеальной учёбе — нет.

К тому же в СССР не принято было использовать метод «педагогического риска», когда учитель идет на эксперимент, а не предпочитает позицию чеховского учителя «кабы чего не вышло».  

Вопросов к системе, которая строилась на детском труде, было множество. Для одних он был слишком жёстким, другие не верили в силу самоуправления, предпочитая строгий контроль. Ведь самоуправление — это элемент демократии, которая в советском обществе воспринималась как нарушение субординации.

Ни в коем случае режим не должен скрепляться строевой муштровкой.

Шеренги, команда, военная субординация, маршировка по зданию — всё это наименее полезные формы в трудовом детском и юношеском коллективе, и они не столько укрепляют коллектив, сколько утомляют ребят физически и психически.

 

А. С. Макаренко

 

Да и сам проект больше относился по своей сути к периоду НЭПа и не отвечал идее «всеобщей уравниловки». Многие исследователи отмечают, что такой эксперимент, как коммуна, был невозможен без поддержки некоторых партийных функционеров, в том числе главе НКВД Украины того времени Всевлода Балицкого.

В сегодняшнем мире представить себе коммуну со строгой дисциплиной, где дети занимаются «взрослым» трудом, невозможно. Это просто не отвечает запросу современного общества. Но, возможно, именно это смогло бы решить вопрос социализации «сложных» детей, если хотя бы частично применять его методы. А социальный эксперимент, который удалось провести педагогу, дал огромное количество материала для дальнейших исследований: недаром существует такая отрасль педагогической науки, как «макаренковедение», по которой защищают диссертации.


Полезные ссылки и публикации

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Научное наследие — Электронная библиотека ГНПБУ

1 (13) марта 1888, Белополье Сумского у. Харьковской губ. — 1 апреля 1939, ст. Голицыно Белорусско-Балтийской ж/д Московской обл.

Российский и советский педагог, писатель

Родился в семье рабочего железнодорожных мастерских. Окончил городское училище Кременчуга (1904), затем годичные учительские курсы при нём. Был учителем русского языка, рисования и черчения железнодорожных училищ пос. Крюкова (1905—1911) и на ст. Долинская (1911—1914) на Украине; принимал участие в организации съезда учителей Южных железных дорог (1905). В 1914—1917 учился в Полтавском учительском институте (в 1916—1917 в армии, демобилизован из-за плохого зрения), по окончании которого заведовал железнодорожным училищем Крюкова (1917—1919) и городским училищем в Полтаве (1919—1920), одновременно был членом губернского правления Союза работников просвещения Полтавы.

С 1920 по 1928 руководил трудовой колонией для несовершеннолетних правонарушителей близ Полтавы, в 1926 переведённой в Куряж, под Харьковом (с 1921 колония им. М. Горького, с которым с 1925 состоял в переписке). В 1922 краткое время учился в Центральном институте организаторов народного просвещения Наркомпроса, вынужден был оставить учёбу из-за сложности её совмещения с работой в колонии. Одновременно в 1927—1935 по приглашению ГПУ УССР работал в детской трудовой Коммуне им. Ф. Э. Дзержинского под Харьковом (с 1928 заведующий коммуной, с 1932 начальник педагогической части). В 1935 начальник, в 1937 заместитель начальника Отдела трудовых колоний НКВД УССР. Осенью 1936 возглавил колонию для несовершеннолетних № 5 в Броварах под Киевом. В 1937 переехал в Москву, посвятил себя литературной и общественно-педагогической деятельности.

Член Союза советских писателей СССР (1934). Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Создал систему воспитания, которую рассматривал как отвечающую задачам строительства нового общества. Ядро учения — теория воспитательного коллектива как формы педагогического процесса, в котором формируются присущие объединению людей нормы, стиль жизни и отношения. Разработал вопросы строения и организации коллектива, методов воспитания в нём, взаимоотношений коллектива с личностью и связи с другими коллективами; методику организации трудового и эстетического воспитания, формирования сознательной дисциплины, создания воспитывающих традиций, которые рассматривал в единстве с многосторонней жизнедеятельностью детей. Установил, что именно разрыв социальных связей наносит взрослеющему человеку вред, а их восстановление выправляет его развитие; суть воспитания состоит в завязывании и укреплении правильных отношений между подрастающим человеком и обществом, создании благоприятного морального климата. Считал, что воспитательный коллектив является органичной частью общества и в специфической форме воспроизводит общественные отношения, активно включает в них детей, а социально значимая задача, стоящая перед коллективом, позволяет каждому его члену ощущать себя участником общего дела, пробуждает гражданские чувства. Требуя концентрации сил педагогов на задачах формирования «воспитательного коллектива», подчёркивал необходимость одновременного внимания к формированию каждой личности в отдельности, воспитательного воздействия на неё через коллектив («педагогика параллельного действия») и непосредственно педагогом. Сущность педагогического опыта определял принципом «как можно больше требования к человеку и как можно больше уважения к нему».

Деятельность Макаренко оказала существенное влияние на развитие смежных с педагогикой дисциплин, которые в 1930-х гг. практически были запрещены, — социальную педагогику, педагогическую психологию и др. Особый вклад внёс в исправительно-трудовую педагогику — педагогический опыт позволил в короткий период наладить практическую работу трудовых колоний НКВД в масштабах Украины. Вопреки официальным требованиям усилить карательные функции перевоспитания в колониях для несовершеннолетних были упразднены карцеры и внутренняя охрана, предприняты действия по организации трудового воспитания, укреплены кадры воспитателей, введены некоторые начала самоуправления. Выступал против использования в детских колониях элементов тюремного режима, принижения роли воспитательных методов, усиления производственного уклона.

Развивал теорию семейного воспитания, был зачинателем массовой пропаганды педагогически обоснованных принципов воспитания в семье. Утверждал, что воспитать ребёнка правильно и нормально гораздо легче, чем перевоспитать его.

Педагогический опыт и взгляды Макаренко отражены в художественном творчестве. В литературных произведениях («Педагогическая поэма», «Марш 30-го года», «Флаги на башнях»), художественно-теоретической «Книге для родителей», в публицистических статьях проследил процесс воспитания нового человека в трудовом коллективе, развитие новых норм поведения, процесс накопления нового морального опыта и привычек.

В 1920—1930-е гг. некоторые аспекты деятельности Макаренко подверглись критике со стороны официальной педагогики (обвинение в педагогическом непрофессионализме и некомпетентности, нарушении принципов трудового воспитания, введении самоуправления и др. ). В то же время в официальной педагогической теории СССР образ Макаренко был канонизирован с приданием ему схоластических черт классика марксистской педагогики; в научной литературе его творчество представлялось односторонне, эксперименты механически переносились в практику массовой советской школы, ПТУ и исправительно-трудовых учреждений, а издания трудов выходили с купюрами и значительными исправлениями, комментарии к ним носили ярко выраженный идеологический характер.

Основные труды

• Проблемы школьного советского воспитания. М., 1949.

• Собрание сочинений. Т. 1—7. М., 1959—1960.

• Педагогические сочинения. Т. 1. М., 1983.

• Педагогические сочинения. Т. 2. М., 1983.

• Педагогические сочинения. Т. 3. М., 1984.

• Педагогические сочинения. Т. 4. М., 1984.

• Педагогические сочинения. Т. 5. М., 1985.

• Педагогические сочинения. Т. 6. М., 1985.

• Педагогические сочинения. Т. 7. М., 1986.

• Педагогические сочинения. Т. 8. М., 1986.

Библиография

▫ А. С. Макаренко. Указатель трудов и литературы о жизни и деятельности. М., 1988.

Литература

◦ Воспоминания о Макаренко. Л., 1960.

◦ Жураковский Г. Е. Педагогические идеи А. С. Макаренко. М., 1963.

Павлова М. П. Педагогическая система А. С. Макаренко и современность. М., 1980.

Патаки Ф., Хиллиг Г. Самоутверждение или конформизм? К вопросу идейно-политического становления А. С. Макаренко. Марбург, 1987.

Ермолин А. Педагогика развитого тоталитаризма. Триумф и трагедия Макаренко // Народное образование. 2005. № 2.

Багреева Е. Г. Возвращение к Макаренко. М., 2006.

Гриценко Л. И. Концепция воспитания А. С. Макаренко в свете современных научных знаний // Педагогика. 2006. № 2.

Фролов А. А. А. С. Макаренко в СССР, России и мире: историография освоения и разработки его наследия (1939—2005 гг., критический анализ). Н. Новгород, 2006.

Богуславский М. В. Сущность и пределы социально-личностной педагогики А. С. Макаренко // Народное образование. 2008. № 6.

Гликман И. Е. Вклад А. С. Макаренко в педагогическую науку // Народное образование. 2008. № 6.

Гликман И. Е. Классик мировой педагогики // Педагогика. 2008. № 5.

Илалтдинова Е. Ю. «Официальная педагогика» и общественно-педагогическая инициатива в истории освоения и разработки наследия А. С. Макаренко. Н. Новгород, 2010.

Архивы

≡ Коллекция документов о жизни и деятельности А. С. Макаренко, собранная Е.С. Долгиным. Научный архив РАО, ф. 131, 1911—1978 гг.

≡ Российский гос. архив литературы и искусства. Личный фонд А.С. Макаренко, ф. 332, 113 ед. хр., 1882—1962 гг.

Ссылки

► Педагогический музей А. С. Макаренко.

Антон Семенович Макаренко

МАКАРЕНКО Антон Семенович (1 (13) марта 1888 г., г. Белополье, ныне в Сумской обл. Украины, – 1 апреля 1939 г., Москва], педагог и русский писатель. По окончании Кременчугского городского училища и педагогических курсов при нем (1905) учительствовал в пос. Крюков и на ст. Долинская (1911–1914) на Украине. Окончив Полтавский учительский институт (1917), заведовал железнодорожным училищем в Крюкове и городским училищем в Полтаве. С 1920 г. руководил трудовой колонией для несовершеннолетних правонарушителей близ Полтавы, в 1928 г. переведенной в Куряж, под Харьков. С 1927 г. совмещал работу в колонии с организацией детской трудовой Коммуны имени Ф. Э. Дзержинского под Харьковом. С 1928 г. заведующий коммуной, с 1932 г. начальник педагогической части. В 1935 г. начальник, в 1937 г. – заместитель начальника отдела трудовых колоний НКВД УССР. Осенью 1936 г. возглавил колонию для несовершеннолетних № 5 в Броварах под Киевом. В 1937 г. переехал в Москву и посвятил себя литературной и общественно-педагогической деятельности.
Макаренко прошел сложный путь, наполненный стремлением создать нового совершенного человека, постоянным педагогическим трудом и полемикой с противниками его теории, верой в светлое будущее и разочарованиями. Обладая мышлением педагога-теоретика и экспериментаторским талантом, Макаренко всю свою научную деятельность связал с воспитательной практикой. Глубокое знание отечественного педагогического наследия и собственный педагогический опыт позволили ему уже в 20-е гг. подойти к разработке системы воспитания, которая, по его мысли, должна была отвечать задачам строительства нового общества. Он начинал работу в колонии в труднейших условиях хозяйственной разрухи, сознавая, что ему предстоит преодолеть дистанцию между идеалом человека коммунистического будущего и реальным бытием педагогически запущенных, социально и морально искалеченных детей – жертв войн и социальных потрясений.
В своих учреждениях он создавал организованный коллектив, основанный на принципах соединения воспитания и обучения с производительным трудом.
Ядро учения Макаренко – теория воспитательного коллектива как формы педагогического процесса, в котором формируются присущие объединению людей нормы, стиль жизни и отношения. Он разработал вопросы строения и организации коллектива, методов воспитания в нем, взаимоотношений с личностью ребенка и связи с другими коллективами; методику организации трудового и эстетического воспитания, формирования сознательной дисциплины, создания воспитывающих традиций, которые он рассматривал в единстве с многосторонней жизнедеятельностью детей. Сведение творчества Макаренко к «педагогике для беспризорных» несправедливо, так как в коммуне воспитывались не только они, но и дети из вполне благополучных семей сотрудников коммуны. Опыт творческого развития юной личности по методике Макаренко принципиально важен для науки о воспитании.
Макаренко установил, что именно разрыв социальных связей наносит взрослеющему человеку вред, а их восстановление выправляет его развитие. Суть воспитания, по Макаренко, состоит в завязывании и укреплении правильных отношений между подрастающим человеком и обществом, создании благоприятного морального климата. Воспитательный коллектив является органичной частью общества и в специфической форме воспроизводит общественные отношения, активно включает в них детей. Социально значимая задача, стоящая перед коллективом, позволяет каждому его члену ощущать себя участником общего дела, пробуждает гражданские чувства. Макаренко наполнил понимание коллектива новыми элементами. Его организационно-педагогические находки – разновозрастные отряды, советы командиров, общее собрание, самоуправление – были привлекательны для воспитанников. Упреки в адрес Макаренко об отрицательном воздействии этих форм организации детей носят спорный характер. Осуществляемые творчески и неформально эти формы дают значительный воспитательный эффект (например, в коммунарской методике), тогда как их массовое, шаблонное повторение может действительно привести к негативным результатам, как это происходило во многих акциях пионерской организации.
Макаренко много места отводил эмоциональному настрою воспитанников, мажорному тону их жизни, которые сплачивали детей, создавали оптимистическую атмосферу в коллективе. Им сформулирован «метод параллельного педагогического действия». В противовес «парному воспитанию» (взаимодействие одного наставника и одного ребенка) он включал в процесс воспитания как педагогов, так и воспитанников. Критерием оценки поведения учащихся становится не только личное мнение педагога, но и интересы коллектива. Макаренко утверждал, что человек не может быть воспитан влиянием одной личности, какими бы качествами она ни обладала.
В отношениях с воспитанниками Макаренко опирался на принцип: «Как можно больше требований к человеку и как можно больше уважения к нему». Восприятие воспитателями детей как существ, нуждающихся в постоянном «укрощении», он называл «педагогическим пороком». В его трактовке, дети – прекрасные и живые жизни, поэтому нужно видеть в них товарищей и граждан, уважать их права и обязанности, в том числе право на радость и обязанность ответственности.
Макаренко стремился к тому, чтобы сделать радость ребенка ответственной, человечески значимой и нравственной, а его ответственность – радостью, доставляющей нравственное удовлетворение. Эту диалектическую задачу Макаренко разрешал с помощью метода «перспективных линий» в детской жизни. Он показал, что воспитывать человека – значит воспитывать умение находить перспективные пути, на которых его ждет «завтрашняя радость». С изменением образа жизни коллектива, его развитием выдвигаются новые условия, близкие и дальние цели. Этот процесс создает новый уровень отношений и деятельности. На смену требованию педагога приходит общественная требовательность, которая затем перерастает в требование личности к себе самой.
Макаренко определил три стадии развития коллектива: его создание, становление и сплочение в единую организацию с системой самоуправления и сложившимися традициями. Остановка процесса совершенствования коллектива может привести к скрытым вначале процессам обратного движения, например, к появлению формализма, исчезновению у учащихся интереса к общественным делам и тому подобным явлениям застойности. Для преодоления таких явлений Макаренко иногда использовал метод «педагогического взрыва», выражающийся в коллективном гневе, общем осуждении, бойкоте и т. п. Макаренко предупреждал об осторожности в таком маневре, так как он является сильнодействующим средством воспитания и требует большого педагогического мастерства и такта, а также о возможности его применения не только в конфликтных, но и в созидательных ситуациях. Учение Макаренко иногда называют «педагогикой событий», то есть организацией воспитательных ситуаций в жизни ребенка, имеющих поворотное значение для его развития. Он считал, что в коллективе, в котором внешне ничего не происходит, в действительности идет скрытое накопление воздействий, грозящих возникновением не предусмотренных педагогом событий.
Макаренко стремился проектировать «лучшее в человеке», обращать внимание в личности ребенка прежде всего на положительные задатки. Выстраивая теорию и методику воспитательной работы, Макаренко понимал ее как целостную систему организации жизнедеятельности воспитанников, в которой все воспитательные средства обеспечивают реализацию выдвинутых целей и в конечном счете – выполнение социального заказа общества. Залог успеха этой работы Макаренко видел в гражданской позиции педагога, глубоком знании им предмета, психолого-педагогическом мастерстве, овладении педагогической технологией и логикой.
Теория педагогической логики – основа методики воспитательной работы с коллективом и личностью. Во всяком опыте Макаренко ценил не только его практический эффект, но и его «логическое торжество» – предвидение и реальную последовательность фактов, которые должны привести к ожидаемому результату. Он проанализировал три типа ошибок шаблонного педагогического мышления, с которыми сталкивался в практике: ошибки дедуктивного предсказания, этического фетишизма и уединенного средства. Он был убежден, что нельзя рассматривать любое средство вне системы. Поэтому считал, что детей, совершивших правонарушения, нельзя воспитывать без дисциплинарных воздействий (физические наказания он отрицал). Но наряду с дисциплинарным наказанием равноправным средством воспитания считал и поощрение.
В трудах Макаренко встречаются выражения «логика требования», «логика труда», «логика дисциплины» и т. д. В них он искал обобщающую идею, соединяющую организационные, технические и психологические аспекты каждой задачи в целостные звенья и включающую их в общую деятельность педагога и его воспитанников. Логика педагогического процесса, по Макаренко, должна быть до конца целесообразна, имея в виду не обычный житейский здравый смысл, а целесообразность, которую наука рассматривает как объективное явление, присущее самоуправляющимся системам. Макаренко свойственны иногда противоречия, когда в двух, казалось бы, одинаковых ситуациях он рекомендовал различные средства. Это объясняется тем, что в педагогическом процессе то или иное средство воздействия в зависимости от обстоятельств, времени и особенностей личности, коллектива, таланта воспитателя может применяться в большей или меньшей степени, вплоть до его полного отрицания.
В трудах Макаренко разработаны важнейшие вопросы семейного воспитания, в том числе структуры семьи, ее культуры, методов воспитания в семье. Макаренко утверждал, что воспитывать ребенка правильно легче, чем потом его перевоспитывать. Семья как коллектив, поведение родителей в конечном счете определяют успех воспитания детей.
Открытия Макаренко оказали существенное влияние на развитие смежных с педагогикой дисциплин, которые в 30-х гг. практически были запрещены, – социальную педагогику, педагогическую психологию и др. Особый вклад Макаренко внес в исправительно-трудовую педагогику. Его педагогический опыт позволили в короткий период наладить практическую работу трудовых колоний НКВД в масштабах Украины. Вопреки официальным требованиям усилить карательные функции перевоспитания, в колониях для несовершеннолетних были упразднены карцеры и внутренняя охрана, предприняты меры по организации трудового воспитания, укреплению кадров воспитателей, введению некоторых начал самоуправления. Он выступал против использования для детей элементов тюремного режима, принижения роли воспитательных методов, усиления производственного уклона. В Броварах он фактически повторил куряжский эксперимент, создав сплоченный коллектив.
Педагогический опыт Макаренко, его педагогические взгляды отражены в художественном творчестве. Деятельность Колонии им. М. Горького описана в «Педагогической поэме» (ч. 1–3, 1933–1935), Коммуны им. Ф. Э. Дзержинского – в повести «Флаги на башнях» (1938). Воспитанию в семье посвящена «Книга для родителей» (1937, совместно с Г. С. Макаренко).
При жизни Макаренко подвергался критике справа и слева. В 20-е гг. ему ставили в вину увлечение дореволюционной педагогикой, стремление к утверждению авторитаризма, дисциплины, наказаний. Он не был близок педагогам-гуманистам (П. П. Блонский, В. Н. Сорока-Росинский, С. Т. Шацкий и др.), которые одновременно с Макаренко искали пути воспитания нового человека, но не принимали революционной активности Макаренко, его увлечения коллективистскими формами, определенного равнодушия к широкой образованности и интеллигентности воспитанников и др. Все эти годы, вплоть до своей смерти, искания Макаренко поддерживал М. Горький, искренне веривший в успех Макаренко и защищавший его в трудные периоды жизни.
Деятельность Макаренко в Коммуне им. Ф. Э. Дзержинского совпала с дискуссией в стране по основным проблемам педагогики (1928–1931). В 1928 г. он вступил в конфликт с НИИ педагогики Наркомпроса Украины, наиболее последовательно поддерживающим позицию директора Московского института методов школьной работы В. Н. Шульгина о классовом подходе к анализу педагогических влияний. Макаренко считал, что воспитательная работа требует конкретизации общих положений о классовой борьбе в воспитательном процессе, воспитание в классовом духе должно не сводиться к словесной обработке рассуждениями о классовом инстинкте и солидарности, а выражаться в организации деятельности детей в соответствии с идеалами рабочего класса. О практике Макаренко негативно высказывались Н. К. Крупская (выступление на 8-м съезде комсомола, 1928), А. В. Луначарский и др.
В 30-е гг. Макаренко критиковали за отступление от партийных постановлений по школе и приверженность Декларации о единой трудовой школе (1918), за демократизм и внедрение самоуправления. К 1932 г. он пришел к выводу, что труд, являясь нейтральным процессом, сам по себе, без нравственного воспитания, не может сформировать личность, соответствующую задачам социалистического общества. Это положение было воспринято как нарушение Макаренко основных принципов трудового воспитания в советской педагогике.
Преследования критиков продолжились после публикации «Педагогической поэмы». В 1938 г. против него развернулась кампания по обвинению в намерении исказить революционную действительность, педагогическом непрофессионализме и некомпетентности, вреде его книг для социалистического воспитания.
После смерти Макаренко наибольший урон изучению его идей нанесла канонизация образа Макаренко в официальной педагогической теории в СССР, придание ему схоластических черт классика марксистской педагогики. На протяжении десятков лет в литературе и диссертациях по педагогике давался односторонний анализ, часто фальсифицирующий и искажающий подлинный смысл педагогического новаторства Макаренко. Его эксперименты механически переносились в массовую практику советской школы, ПТУ и исправительно-трудовых учреждений. До середины 80-х гг. издания трудов Макаренко выходили с купюрами и значительными исправлениями, комментарии носили ярко выраженный идеологический характер. Значительную исследовательскую, текстологическую и публикаторскую работу провели сотрудники Марбургского университета (Германия), где с начала 60-х гг. действовала макаренковская лаборатория (основана С. Л. Фрёзе, его последователи – Г. Хиллиг, 3. Вайц и др.). Большинство советских педагогов до середины 80-х гг. были знакомы с деятельностью лаборатории лишь по материалам официальных изданий, усматривавших в творчестве немецких коллег антисоветскую пропаганду. После 1985 г. началось сотрудничество с зарубежными исследователями Макаренко.
С середины 80-х гг. с открытием доступа к документам и архивам появилась возможность дать объективную оценку педагогическим начинаниям Макаренко, вновь повысился интерес к его воспитательной системе. Однако современное макаренковедение переживает трудный период. В биографии и исследованиях опыта Макаренко присутствуют «белые пятна». Недостаточно известна деятельность Макаренко до 1920 г., в киевский период 1935–1937 гг., возникают вопросы о его контактах с органами НКВД и др. К творчеству Макаренко предъявляются обвинения в приверженности сталинизму, к олицетворению карательной педагогики, авторитарного воспитания. Макаренко считал, что методы воспитания относительно нейтральны к системе их породившей. Необходимо учитывать, что Макаренко работал в сложную эпоху, он был неординарной, сильной и творческой личностью, которой свойственны удачи, сомнения, ошибки. Сплавом личностных качеств одаренного от природы человека во многом объясняется его педагогическое мастерство.
Главная заслуга Макаренко в том, что вопреки давлению педагогических чиновников, атмосфере культа личности и усилению авторитарных тенденций в жизни общества он боролся за утверждение гуманистической педагогики, сумев сохранить индивидуальность и передать последующим поколениям педагогов свой уникальный опыт.

Л. А. Левшин
Российская педагогическая энциклопедия : в 2 т. – М., 1993. — Т. 1 : А–М. – С. 536-538.

Сочинения А. С. Макаренко

Собрание сочинений : в 5-ти т. / А. С. Макаренко ; [под общ. ред. А. Тарновского]. – М. : Правда, 1971. – 5 т. – [371 М 151].

Собрание сочинений : в 4 т. / А. С. Макаренко. – М. : Правда, 1987. – 4 т. – (Библиотека «Огонек». Отечественная классика). – [84(2=Рус)7 2413181, 2403752, 2421057, 2421058 М 151].

Сочинения : в 7-ми т. / А. С. Макаренко ; ред. кол.: И. А. Каиров [и др.]. – [2-е изд.]. – М. : Изд-во Акад. пед. наук РСФСР, 1957–1958. – 7 т. –[371 М 151].

Избранные педагогические сочинения : в 2-х т. / А. С. Макаренко ; [сост. Л. Ю. Гордин] ; ред. кол.: И. А. Каиров [и др.]. – [2-е изд.]. – М. : Педагогика, 1978. – 2 т. – (Педагогическая библиотека). – [371 М 151].

Избранные произведения : в 3-х т. / А. С. Макаренко ; ред. кол. : Н. Д. Ярмаченко [и др.]. – Киев : Рад. шк., 1983–1984. – 3 т. – (Педагогическая библиотека). – [371 (т. 1), 74 2272110 (т. 2), 74.03 2308001 (т. 3) М 151].

Педагогические сочинения : в 8-ми т. / А. С. Макаренко ; редкол.: М. И. Кондаков [и др.]. – М. : Педагогика, 1983–1986. – 8 т. – [371 (т.1, 2), 74 2274982 (т. 3), 74 2300311 (т. 4), 74.03 2325615 (т. 5), 74.03 2314915 (т. 6), 74.03 2342762 (т. 7), 74.03 2364740 (т. 8) М 151].

Беседы с родителями / А. С. Макаренко. – Сталинград : Обл. кн.изд-во, 1947. – 108 с. – [371 М 151].

Воспитание в семье : (лекции для родителей) / А. С. Макаренко. – [Куйбышев] : Куйбышев. обл. изд-во, 1949. – 88 с. – (Библиотечка для родителей). – [371 М 151].

Воспитание в советской школе / А. С. Макаренко. – М. : Просвещение, 1966. – 255 с. – Библиогр.: с. 253–254. – [371 М 151].

Воспитание гражданина : [сборник] / А. С. Макаренко. – М. : Просвещение, 1988. – 301 с. – Библиогр.: с. 301–302. – (Библиотека учителя. Педагогические раздумья). – [74.200.5 2482224 М 151].

Книга для родителей : к 100-летию со дня рождения А. С. Макаренко / А. С. Макаренко. – М. : Педагогика, 1988. – 304 с. – (Библиотека для родителей). – [74.9 2452375 М 151].

Коллектив и воспитание личности / А. С. Макаренко ; [сост. В. В. Кумарин]. – Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1988. – 261 с. – [74.2 2424804 М 151].

Лекции о воспитании детей / А. С. Макаренко. – Алма-Ата : Мектеп, 1988. – 91 с. – [74.9 2469989 М 151].

Макаренко : [Избр. произведения] / А. С. Макаренко ; [сост. и авт. предисл. В. М. Коротов] ; Моск. гор. пед. ун-т. – М. : ИД Ш. Амонашвили, 1999. – 220 с. – (Антология гуманной педагогики). – Библиогр.: с. 222. – [74.03 М 151].

Марш тридцатого года : кн. для учителя / А. С. Макаренко ; сост. и авт. коммент. В. Г. Бейлинсон. – 2-е изд., перераб. и доп. – М. : Просвещение, 1988. – 287 с. – [74.03 2436057 М 151].

Методика организации воспитательного процесса / А. С. Макаренко ; под ред. Г. С. Макаренко. – М. : Изд-во Акад. пед. наук РСФСР, 1950. – 108 с. –[371 М 151].

О воспитании : [сборник] / А. С. Макаренко ; [сост. В. С. Хелемендик]. – 2-е изд., перераб. и доп. – М. : Политиздат, 1990. – 414 с. – (Библиотечка семейного чтения). – Библиогр.: с. 407–410. – [74.2 2537484 М 151].

Педагогическая поэма / А. С. Макаренко. – Киев : Рад. шк., 1988. – 510 с. : ил. – [84(2=Рус)7 2436070 М 151].

Проблемы школьного советского воспитания / А. С. Макаренко ; сост. В. С. Аранский, А. И. Пискунов. – М. : Учпедгиз, 1963. – 140 с. – [371 М 151].

«Проектировать лучшее в человеке…» / А. С. Макаренко. – Минск : Университетское, 1989. – 415 с. – (Библиотечка серии «Университет – школе»). – Библиогр.: с. 400–416. – [74.00 2505033 М 151].

Теория и практика коммунистического воспитания / А. С. Макаренко ; сост. А. А. Фролов ; редкол.: М. В. Фоменко [и др.]. – Киев : Рад. шк., 1985. – 279 с. : ил. – [74.03 2330024 М 151].

Трудовое воспитание : [сборник] / А. С. Макаренко. – Минск : Нар. асвета, 1977. – 256 с. : ил. – [371 М 151].

Флаги на башнях : повесть в 3 ч. / А. С. Макаренко. – М. : Высш. шк., 1986. – 429 с. – [84(2=Рус)7 2360112 М 151].

Школа жизни, труда, воспитания : учеб. кн. по истории, теории и практике воспитания. [В 2 ч.]. Ч. 1. Деловые и личные письма, статьи 1921–1928 гг. / А. С. Макаренко ; [сост. и коммент.: А. А. Фролов, Е. Ю. Илалтдинова] ; Нижегор. гос. пед. ун-т, Исслед. лаб. «Воспитат. педагогика А. С. Макаренко». – Н. Новгород : Волго-Вят. акад. гос. службы, 2007. – 360 с. – [74.03 с3343841 М 151].

Школа жизни, труда, воспитания : учеб. кн. по истории, теории и практике воспитания. [В 2 ч.]. Ч. 2. Письма, разработки, книги-очерки, статьи 1928–1932 гг. / А. С. Макаренко ; [сост. и коммент.: А. А. Фролов, Е. Ю. Илалтдинова] ; Нижегор. гос. пед. ун-т, Исслед. лаб. «Воспитат. педагогика А. С. Макаренко». – Н. Новгород : Волго-Вят. акад. гос. службы, 2008. – 408 с. – [74.03 с3340865 М 151].

Школа жизни, труда, воспитания : учеб. кн. по истории, теории и практике воспитания. Ч. 3. Статьи, выступления, письма, материалы книги, пьесы, «Педагогическая поэма». 1932–1934 гг. / А. С. Макаренко ; [сост. и коммент. А. А. Фролова, Е. Ю. Илалтдиновой] ; Нижегор. гос. пед. ун-т [и др.]. – Н. Новгород : Волго-Вят. акад. гос. службы, 2009. – 364 с. – Имен. указ.: с. 337–339. – [с3023974(д) М 151].

Литература об А. С. Макаренко

Братья Виталий и Антон Макаренко в 1920–1930-х гг. : [о франкояз. публ. А. С. Макаренко и его переписке с братом-эмигрантом] / Г. Хиллиг // Педагогика. – 2006. – № 9. – С. 78–85. – Библиогр.: с. 84–85.

В XXI век – с Макаренко : юбилейн. сб. ст. / под ред. В. П. Симонова ; Междунар. пед. акад., Моск. гос. обл. ун-т, Фак. повышения квалификации. – М. : МПА, 2003. – 41 с. – [74.20 3303499 В 11].

Взаимодействие гражданского и трудового воспитания в педагогике А. С. Макаренко / С. Невская // Нар. образование. – 2006. – № 6. – С. 172–178.

Взгляды А.  С. Макаренко на профилактику безнадзорности и беспризорности / С. Г. Баюрова, Е. А. Чеботарева // Социальная педагогика: теория, практика, перспективы : материалы Всерос. макаренков. соц.-пед. чтений, 27–28 марта 2008 г. : [в 2 ч.]. – М., 2008. – Ч. 1. – С. 140-144. – [74.6 3352931 С 692].

Вклад А. С. Макаренко в педагогическую науку / И. Гликман // Нар. образование. – 2008. – № 6. – С. 237–244.

Воспоминания о Макаренко : сб. материалов. – Л. : Лениздат, 1960. – 437 с. ил. – [371 В 774].

Идеи А. С. Макаренко в современной школе / [Э. С. Кузнецова и др.]. – Воронеж : Изд-во Воронеж. ун-та, 1976. – 183 с. – [371 И 291].

Две личности – две парадигмы воспитания : [о соврем. восприятии пед. наследия А. С. Макаренко и В. А. Сухомлинского] / В. М. Галузяк, Н. И. Сметанский // Педагогика. – 2002. – № 3. – С. 83–87.

Догмы и новые ракурсы изучения наследия А. С. Макаренко / А. А. Фролов, Е. Ю. Илатдинова // Педагогика. – 2009. – № 5. – С. 80–88. – Библиогр.: с.  88.

Живая педагогика Макаренко : к 120-летию со дня рождения А. С. Макаренко / И. З. Гликман // Инновации в образовании. – 2008. – № 3. – С. 125–139. – Библиогр.: с. 139.

Идеи социального менеджмента в теории и практике А. С. Макаренко : [орг. пед. процесса в системе А. С. Макаренко и ее новатор. характер] / Н. Санникова // Нар. образование. – 2006. – № 6. – С. 155–161 ; Соц. педагогика. – 2006. – № 2. – С. 39–46 : схемы. – Библиогр. в подстроч. примеч.

Интерес к наследию А. С. Макаренко в отечественном общественно-педагогическом движении / Р. Соколов // Нар. образование. – 2003. – № 5. – С. 159–169.

Использование системы А. С. Макаренко в деятельности ВТК [воспитательно-трудовой колонии] : учеб. пособие / Е. М. Данилин. – М. : ВНИИ МВД СССР, 1991. – 45 с. – [67.628.41 2649395 Д 182].

Использовать педагогическое наследие А. С. Макаренко в пенитенциарной практике / Е. Багреева, Е. Данилин // Преступление и наказание. – 2007. – № 5. – С. 20–23.

Исторические предпосылки педагогической концепции А.  С. Макаренко / Г. Н. Козлова // Объед. науч. журн. – 2005. – № 3. – С. 45–52.

Итальянское макаренковедение вчера и сегодня / Э. Меттини // Нар. образование. – 2006. – № 6. – С. 190–193.

Классик мировой педагогики : [А. С. Макаренко] / И. З. Гликман // Педагогика. – 2008. – № 5. – С. 64–70. – Библиогр.: с. 70.

Клубные занятия и игры в практике А. С. Макаренко / В. Н. Терский. – Изд. 2-е, испр. и доп. – М. : Изд-во Акад. пед. наук РСФСР, 1961. – 152 с. : ил. – [379 Т 356].

Коллектив как культурно-воспитательная среда личности (на материале педагогического опыта А. С. Макаренко) / И. А. Зайцева // Изв. Юж. Федер. ун-та. Сер. Пед. науки. – 2008. – № 12. – С. 36–43.

Колония им. М. Горького – творческая лаборатория Макаренко / Г. Хиллиг // Педагогика. – 2003. – № 8. – С. 78–87. – Библиогр.: с. 87.

Концепция воспитания А. С. Макаренко в свете современных научных знаний / Л. И. Гриценко // Педагогика. – 2006. – № 2. – С. 89–96.

Лаборатория и сцена воспитателя А.  С. Макаренко / Г. Хиллиг // Нар. образование. – 2003. – № 2. – С. 175–182.

Антон Макаренко : [совет. педагог и его пед. наследие] / М. Виноградова, И. Яценко // Альтернативы. – 1997. – № 2. – С. 171–189.

А. С. Макаренко : указ. тр. и лит. о жизни и деятельности : к 100-летию со дня рождения / АПН СССР ; Гос. науч.-пед. б-ка им. К. Д. Ушинского. – М. : Педагогика, 1988. – 55 с. – [91.9:74.03 2418038 М 151].

А. С. Макаренко в СССР, России и мире: историография освоения и разработки его наследия : (1939–2005 гг., крит. анализ) / А. А. Фролов ; Нижегор. гос. пед. ун-т, Исслед. лаб. «Воспитат. педагогика А. С. Макаренко». – Н. Новгород : Изд-во Волго-Вят. акад. гос. службы, 2006. – 416 с. – [74.03 с3309822 Ф 912].

А. С. Макаренко и Болшевская коммуна / Г. Хиллиг // Педагогика. – 2001. – № 3. – С. 59–66.

Макаренко и власть / Г. Хиллиг // Педагогика. – 2002. – № 8. – С. 66–79.

А. С. Макаренко и педагогика его времени : (в помощь изучающим проблемы коммунист. воспитания) : к 100-летию со дня рождения / А. А. Фролов ; Пед. о-во РСФСР, Горьков. обл. отд-ние. – Горький : Упрполиграфиздат, 1988. – 75 с. : ил. – Библиогр.: с. 57–61. – [74.03 2508605 Ф 912].

А. С. Макаренко и реформа школы / В. В. Кумарин ; Пед. о-во РСФСР, Челяб. обл. отд-ние. – Челябинск : [б. и.], 1987. – 59 с. – Библиогр.: с. 58–59. – [74.03 2401191 К 908].

А. С. Макаренко и современная школа / В. В. Кумарин // Шк. технологии. – 1998. – № 5. – С. 4–24.

А. С. Макаренко (к 115-летию со дня рождения) : [о пед. деятельности и судьбе пед. наследия А. С. Макаренко] / Г. М. Коджаспирова // Вестн. Моск. гор. пед. ун-та. – 2004. – № 1. – С. 60–69. – Библиогр.: с. 68–69.

А. С. Макаренко – классик мировой педагогики / И. З. Гликман // Право и образование. – 2008. – № 12. – С. 31–41. – Библиогр.: с. 40.

Макаренко, которого мы никогда не знали : к 115-летию со дня рождения великого педагога ХХ века / В. Кумарин // Соц. педагогика. – 2003. – № 1. – С. 13–26 ; № 2. – С. 15–25 ; № 3. – С. 17–24.

Антон Макаренко – Магеллан педагогики / Ю. Чапала // Нар. образование. – 2006. – № 6. – С. 184–187.

А. С. Макаренко о педагогическом взаимодействии семьи и школы / С. С. Невская // Педагогика. – 2003. – № 9. – С. 90–94.

А. С. Макаренко о формировании и развитии воспитательного коллектива / Л. В. Мардахаев // Социальная педагогика: теория, практика, перспективы : материалы Всерос. макаренков. соц.-пед. чтений, 27–28 марта 2008 г. : [в 2 ч.]. – М., 2008. – Ч. 1. – С. 12–26. – [74.6 3352931 С 692].

А. С. Макаренко: основы педагогической системы : (в помощь изучающим проблемы коммунист. воспитания) : к 100-летию со дня рождения / А. А. Фролов ; Пед. о-во РСФСР, Горьков. обл. отд-ние. – Горький : Упрполиграфиздат, 1990. – 114 с. : ил. – Библиогр.: с. 111–115. – [74.03 2587329 Ф 912].

А. С. Макаренко: педагогика, устремленная в будущее / Л. И. Гриценко // Педагогика. – 2003. – № 2. – С. 63–66.

А. С. Макаренко сегодня: новые материалы, исследования, опыт : [сборник] / Нижегор. гос. пед. ин-т им. М. Горького [и др. ; сост. А. А. Фролов]. – Нижний Новгород : РИО, 1992. – 207 с. – [74.03 2648331 М 151].

Миф «Педагогической поэмы» : [полем. заметки о пед. деятельности А. С. Макаренко] / В. А. Возчиков // О-во. Среда. Развитие. – 2008. – № 4. – С. 87–100.

На путях к Академическому изданию собрания трудов А. С. Макаренко / Г. Хиллиг // Педагогика. – 2008. – № 2. – С. 125.

На разных берегах : [воспоминания брата А. С. Макаренко, офицера цар. армии, эмигранта] / В. С. Макаренко // Нар. образование. – 2003. – № 5. – С. 170–176.

На разных берегах… : о том, как братья Макаренко в 1930 годах пытались восстановить контакт друг с другом / Г. Хиллиг // Нар. образование. – 2006. – № 6. – С. 194–200.

Наследие А. С. Макаренко / А. Фролов // Нар. образование. – 2003. – № 2. – С. 168–174.

Наследие Макаренко: о чем спорят его противники и сторонники? / И. З. Гликман // Директор шк. – 2008. – № 5. – С. 83–86.

Наследие А. С. Макаренко: современные подходы / А. Беляев // Воспитат. работа в шк. – 2004. – № 5. – С. 33–36.

Непреходящее в педагогическом наследии А. С. Макаренко (взгляд из США) / М. Ю. Красовицкий // Педагогика. – 2001. – № 1. – С. 67–76.

Нет, не затоптать тебя, великий подвижник! : [о жизни и деятельности А. С. Макаренко] / П. В. Горностаев // Открытая шк. – 1998. – № 4. – С. 34–37.

Нужно ли учиться у А. Макаренко созданию общешкольных коллективов? / Я. Н. Левин // Педагогика. – 2004. – № 1. – С. 84–88. – Библиогр.: с. 88.

О сущности педагогики (на примере опыта и теоретических открытий А. С. Макаренко) / В. И. Слуцкий // Образование и о-во. – 2007. – № 4. – С. 70–75.

Опыт работы А. С. Макаренко с беспризорниками : [к 115-летию со дня рождения педагога] / Л. И. Гриценко // Учеб. год. – 2003. – № 2. – С. 21–32.

Опыт трудового воспитания А. С. Макаренко в теории и практике отечественной педагогики 50–60-х гг. : автореф. дис. … канд. пед. наук : 13.00.01 / Т. В. Симатова ; [Липец. гос. ун-т ; Елец. гос. ун-т им. И. А. Бунина]. – Липецк, 2001. – 17 с. – [74.03 19324 АР].

Основы личностно-социальной концепции воспитания А. С. Макаренко / Л. И. Гриценко // Учеб. год. – 2005. – № 2. – С. 18–31.

Педагогика и жизнь: творческий метод А. С. Макаренко / А. А. Фролов // Образование и наука : Изв. Урал. отд. Рос. акад. наук. – 2001. – № 4. – С. 173–187.

Педагогика А. С. Макаренко: какой она видится в конце ХХ столетия / М. Ю. Красовицкий // Педагогика. – 1996. – № 1. – С. 61–68.

Педагогика А. С. Макаренко – социально-педагогическое открытие ХХ века / В. Слободчиков // Нар. образование. – 2006. – № 6. – С. 149–154.

Педагогика развитого тоталитаризма. Триумф и трагедия Макаренко / А. Ермолин // Нар. образование. – 2005. – № 2. – С. 152–163.

Педагогика семейного воспитания в наследии А. С. Макаренко / Л. А. Сарапкина // Социальная педагогика: теория, практика, перспективы : материалы Всерос. макаренков. соц.-пед. чтений, 27–28 марта 2008 г. : [в 2 ч.]. – М., 2008. – Ч. 1. – С. 130–135. – [74.6 3352931 С 692].

Педагогическая деятельность и творческое наследие А. С. Макаренко : кн. для учителя / Н. Д. Ярмаченко. – Киев : Рад. шк., 1989. – 189 с. – (Педагогическая библиотека). – [74.03 2544538 Я 753].

Педагогическая система хозяйства А. С. Макаренко: «Параллельность производственного труда и воспитания» : [о производств. труде как воспитат. средстве, и о нейтральности трудового процесса по А. С. Макаренко] / А. Фролов // Нар. образование. – 2006. – № 6. – С. 145–148.

Педагогические идеи А. С. Макаренко / Г. Е. Журавский ; под ред. Ш. И. Ганелина. – М. : Изд-во Акад. пед. наук РСФСР, 1963. – 328 с. – [371 Ж 912].

Педагогические идеи А. С. Макаренко за рубежом / Л. И. Гриценко // Педагогика. – 2004. – № 7. – С. 76–85.

Педагогические идеи С. Т. Шацкого, А. С. Макаренко и В. А. Сухомлинского в современном пространстве педагогических исследований / Т. А. Яркова // Вестн. развития науки и образования. – 2008. – № 5. – С. 101–106. – Библиогр.: с. 106.

Педагогический опыт А. С. Макаренко / И. Ф. Козлов. – М. : [б. и.], 1987. – 158 с. – [74.03 2414207 К   592].

Педагогическое наследие А. С. Макаренко и современная школа: опыт и проблемы : [сб. ст.] / Тирасп. гос. пед. ин-т им. Т. Г. Шевченко. – Кишинев : Штиница, 1987. – 175 с. – [74.03 2413970 М 151].

Педагогическо-мемориальный музей А. С. Макаренко : путеводитель. – Харьков : Прапор, 1977. – 29 с. : ил. – [371 П 24].

Пионеры макаренковедения : [сб. науч.-биогр. ст.] / АПН СССР, НИИ теории и методов воспитания. – М. : НИИТИМВ, 1991. – 193 с. – [74.03 2618892 П 327].

Предупреждение экстремизма в подростковой среде средствами воспитательной педагогики А. С. Макаренко / В. Морозов // Воспитат. работа в шк. – 2005. – № 4. – С. 85–90   ; № 5. – С. 93–100.

Прежде всего – «активное отношение к собственной личности» : [новое в изучении пед. взглядов А. С. Макаренко] / А. Фролов // Воспитание школьников. – 2003. – № 3. – С. 2–4.

Пространство и время в воспитании и педагогике : [размышления об открытых Макаренко закономерностях, о диалект. единстве воспитания и обучения] / А. Фролов // Нар. образование. – 2003. – № 5. – С. 186–189.

Раннесоветский педагогический авангард: педагогические системы А. С. Макаренко и С. Т. Шацкого в западных трактовках / Н. Белканов // Нар. образование. – 2003. – № 5. – С. 206–214.

Сельскохозяйственный труд в колонии имени Максима Горького : [воспоминания зав. пр-вом в колонии им. М. Горького] / Н. Фере // Нар. образование. – 2003. – № 3. – С. 164–170.

Система трудового воспитания в опыте и воззрениях А. С. Макаренко / Л. Ю. Гордина // Шк. и пр-во. – 1998. – № 6. – С. 63–68.

Социальная педагогика А. С. Макаренко / В. Бейлинсон // Соц. педагогика. – 2005. – № 4. – С. 57–60.

Социальное воспитание и наследие А. С. Макаренко / А. А. Фролов // Педагогика. – 2002. – № 6. – C. 71–77.

Сочетание коллективного и индивидуального в воспитательной методике А. С. Макаренко / В. Морозов // Воспитание школьников. – 2005. – № 7. – С. 52–59.

Сравнительный анализ форм и методов работы с беспризорными детьми А. С. Макаренко и В. Н. Сороки-Росинского / Т. А. Антонова // Аспирант и соискатель. – 2008. – № 3. – С. 48–52. – Библиогр.: с. 51–52.

Сущность и пределы социально-личностной педагогики А. С. Макаренко / М. Богуславский // Нар. образование. – 2008. – № 6. – С. 231–236.

Теория коллектива в трудах А. С. Макаренко / В. В. Кумарин. – Киев : Вища шк., 1979. – 121 с. – (Профтехобразование. Учебно-методическая литература). – [371 К 908].

Трудкоммуна. Фабрика автоматической дисциплины : [о Харьков. дет. трудовой коммуне им. Ф. Э. Дзержинского и принципах орг. микросоциума, применявшихся в ней А. С. Макаренко] / С. А. Королев // Филос. науки. – 2003. – № 1. – С. 62–79.

Устарел ли Макаренко? Что такое «новое», а что – «старое»? / В. Кумарин // Нар. образование. – 2005. – № 2. – С. 155–162.

Философская антропология и ее понимание А. С. Макаренко / В. И. Слуцкий // Образование и о-во. – 2004. – № 1. – С. 56–60.

Философско-антропологические идеи воспитания в педагогике А. С. Макаренко: теоретические истоки и влияния / Г. А. Гасымова // Изв. Урал. гос. ун-та. Сер. 3, Обществ. науки. – 2007. – № 48. – С. 224–232.

«Чекист» и «враг народа» А. С. Макаренко : [июнь – окт. 1936 г.] / Г. Хиллинг // Педагогика. – 2001. – № 8. – С. 73–80.

Человек как фундаментальная ценность педагогической системы А. С. Макаренко / Л. И. Гриценков // Образование и наука : Изв. Урал. отд. Рос. акад. наук. – 2004. – № 4. – С. 15–27.

Школа учебы и школа жизни : [педагогика А. С. Макаренко] / А. Фролов // Воспитание школьников. – 2003. – № 8. – С. 8–10.

Основные элементы педагогики Макаренко

В продолжение разговора о воспитании, начатого в предыдущей статье, я хочу сегодня пригласить читателей поближе познакомиться с личностью и творчеством человека, который всего себя посвятил воспитанию детей. К сожалению, имя его сейчас, как правило, вспоминают преимущественно студенты педагогических вузов, да и то в период сессии. Современные родители с легкостью могут назвать десяток имен зарубежных специалистов в области воспитания, но запнутся при перечислении отечественных, и вряд ли упомянут Макаренко. Ни в одном списке полезной для родителей литературы его книги не значатся, и мало кто изучает его педагогическое и творческое наследство.

Между тем, Антон Семенович Макаренко – один из величайших отечественных педагогов, внесших, как это принято говорить, колоссальный вклад в развитие науки о воспитании. Если отвлечься от официально-канцелярских штампов и попробовать сформулировать идею более или менее житейским языком, то нужно сказать вот что. Макаренко невероятно много сделал за свою довольно короткую жизнь. Он спас от физического и морального разложения несколько сотен молодых людей, став им ближе и роднее настоящих родителей, причем авторитет его строился не только на любви к ребятам, но на основе настоящих поступков и настоящего мужского характера. Он создал замечательную воспитательную теорию, которая основывалась на практике и была ее продолжением и следствием, а не наоборот, как это часто бывает, то есть она была жизненна и не висела без опоры в воздухе. Он боролся за свои идеи, отстаивал их и находил в себе мужество побеждать оказываемое ему чиновничье и государственное сопротивление. И никогда при этом он не считал свою работу подвигом или жертвой со своей стороны.

Вкратце основные факты его биографии таковы. Родился Антон Семенович в 1888 году на Украине. Уже с 17 лет он начинает преподавательскую деятельность в качестве учителя русского языка. Оканчивает учительский институт в Полтаве с золотой медалью. После учебы возвращается к учительствованию.

В 1920 году, когда Макаренко было всего 32 года, ему предлагают организовать и возглавить колонию для малолетних преступников. Он соглашается, и дальнейшая его деятельность довольно подробно описана им в «Педагогической поэме». Он становится заведующим колонией, которая в дальнейшем будет носить имя Горького, и добивается потрясающих успехов в работе с детьми. В 1925 году в колонии было 140 воспитанников. В 1927 году Макаренко возглавляет Харьковскую коммуну имени Дзержинского, и до 1936 года его жизнь прочно связана с ней. Именно коммуна Дзержинского прогремела на весь мир своим электроинструментом и фотоаппаратами «ФЭД», сделанными руками коммунаров.

Макаренко публикует «Педагогическую поэму» (1933-35 гг.), первую часть «Книги для родителей» (1937 г.), повесть «Флаги на башнях» (1938 г.).

В 1939 году Антон Семенович, в возрасте 51 года, скоропостижно умирает в вагоне поезда, идущего в Москву. Его сердце, по словам врачей, в буквальном смысле слова разорвалось на две части. И кажется даже немного странным, что этого не случилось раньше, потому что он настолько болел и переживал за свое дело, столько сил и энергии вложил, столько себя, своей души, что ни одно сердце не смогло бы выдержать.

Главные постулаты педагогической теории Макаренко можно проследить уже в «Педагогической поэме».

Основная воспитующая функция принадлежит, по его мнению, коллективу. Именно коллектив, окружающий колониста, ведет его по жизни, учит его работать, учиться, жить, направляет по нужному пути.

Здесь интересно отметить, что воспитанник существовал в колонии в рамках разновозрастного отряда, Макаренко особенно упирал на этот момент. Только группа разных по возрасту детей может называться коллективом и выполнять его функции: старшие организуют младших и заботятся о них, младшие учатся у старших нормам поведения и общежития. Группа же ровесников, по мнению Макаренко, превращается в неуправляемое стадо, которое не может быть полезно само себе. Камушек в огород сегодняшней средней школы, как вам кажется?

По сути, макаренковский коллектив – это аналог большой семьи, где есть взрослые (заведующий колонией, воспитатели) и дети, старшие и младшие. Все члены коллектива обязательно соединены некоей общей идеей, общими стремлениями, целями, на которые направлена вся его деятельность, обязательно связаны общими традициями, укладом жизни. Наивысшую степень развития этой идеи можно проследить во «Флагах на башнях». В коммуне имени Дзержинского коллектив коммунаров решал практически все вопросы: и организационные, и учебные, и трудовые, и все, что было связано с отдыхом и праздниками. Роль руководителя кажется почти исключительно номинальной.

Воспитанники, достававшиеся Антону Семеновичу в начале работы, не все были сознательными беспризорниками и правонарушителями, хотя многие из них были глубоко испорчены улицей, иногда же это были настоящие бандиты. Многие дети лишились семей после революции и гражданской войны. Разумеется, все они были неблагополучны в отношении семейного воспитания: и взятые с улицы, и привезенные в колонию отчаявшимися родителями. И основные усилия заведующий прилагал не к исправлению отдельно взятой личности, а к созданию крепкого коллектива, силы гораздо более мощной, способной воспитывать просто собой, своим авторитетом. Но конечно, без создания своего собственного авторитета Макаренко ничего не смог бы сделать.

Надо также отметить роль трудового воспитания, которому Макаренко отдавал безусловный приоритет в деле воспитания коллектива в целом и личности в отдельности. Нет человека без труда. Каждый обязан трудиться. И каждый должен уметь делать то, что нужно коллективу. Сельское хозяйство и мастерские – в колонии Горького, поставленное на серьезную ногу производство – в коммуне Дзержинского. Этому моменту, к сожалению, сегодня практически не уделяется внимания.

Вдвойне трудным дело Макаренко было потому, что на тот момент не существовало в русской педагогике внятной литературы. Зарубежные авторы были «страшно далеки от народа», отечественных авторов практически не было, и вся педагогическая наука была вся насквозь теоретизирована. Ни у одного автора нельзя было найти конкретного рецепта, как перевоспитывать человека, как создавать из полубандита серьезную и полезную для общества личность. Ему приходилось самому, ошибаясь и бредя, по сути, в темноте, нащупывать верный путь.

В то время была страшно популярна теория педологическая. Она ставила во главу угла личность ребенка и занималась в основном анализом ее внутренних свойств и качеств, предоставляя ребенку расти по собственному желанию и в любом направлении. Душа ребенка, — считали педологи, — сродни цветку, не нужно мешать ему расти и развиваться, надо только наблюдать за процессом. Макаренко был категорически не согласен с такой постановкой вопроса. Он считал такое воспитательское бездействие не только бесполезным, но вредным, тлетворным. Ребенка надо воспитывать, направлять, работать над ним и заставлять его работать над собой. В бездействии душа разлагается, и ни один цветок не вырастет такой, какой нужно. Обязательно должен быть садовник, который будет поливать его, удобрять, обрезать и прочее, только тогда получится в полном смысле культурное растение.

Конечно, он ратовал и за наказания как важный фактор в воспитании. Речи не шло, разумеется, о физическом воздействии или о карцере, в чем его подозревали некоторые. За каждым конкретным проступком следовало конкретное адекватное наказание. Кстати, позднее, в коммуне Дзержинского, вопрос о наказании решал опять же коллектив коммунаров, а не заведующий.

Педологи за такие крамольные мысли не любили Макаренко и долгое время его попросту травили, пользуясь своим официальным положением. Причем выглядело это сверхоригинально. В колонию приезжала очередная комиссия с проверкой. Ходила, глядела, разговаривала с колонистами, восхищалась порядком, чистотой, аккуратностью, коровником и розами. В восторге уезжала. А потом делался доклад в духе: «Воспитанники ваши прекрасны, но метод ужасен, эта казарма, это все совершенно не наше, вы не должны так делать». То есть результат всем нравился, но путь к нему казался неправильным и вредным. Травля эта иной раз заходила довольно далеко. В печати с разгромной статьей выступила Н.К. Крупская, и Макаренко пришлось бы, наверное, очень тяжко во всех смыслах, если бы он не обратился к Горькому, который имел значительный вес не только как писатель, но и как общественный и политический деятель.

Основные элементы педагогики Макаренко, повторюсь, можно увидеть в «Педагогической поэме» и повести «Флаги на башнях». Это вещи, обладающие, помимо педагогической, большой художественной ценностью, поэтому очень и очень рекомендую к прочтению, независимо от педагогических взглядов. Это же и самые популярные его произведения. Но есть еще одно, о котором мне хотелось бы рассказать. Это «Книга для родителей».

Сам родителем Макаренко так никогда и не стал. И даже с другими родителями общался не так много, как казалось бы. Но это совершенно не помешало Антону Семеновичу создать свое внятное и четкое представление о том, какой должна быть настоящая семья, каким должно быть полноценное воспитание. «Книга» выглядит как художественное, а не учебно-педагогическое произведение. Читать ее легко и понимать просто, между тем вопросы, анализируемые там, иной раз крайне сложны. Макаренко задумывал создать эту книгу как произведение из четырех частей, но, к сожалению, успел написать только первую.

Книга представляет собой сборник новелл о жизни семьи и ребенка в ней. В каждой новелле автор рассматривает ту или иную проблему, связанную с воспитанием детей. О здоровом семейном коллективе, о детских играх, важных для формирования личности, о трудностях с единственным ребенком, о неполных семьях, о семьях многодетных как образце для подражания и о многом другом. Точка зрения Макаренко очевидна в этих новеллах, даже без всякой морали в конце «басни», и сегодня она выглядит совершенно нормальной, даже обычной. Ну что нового, скажите, в идее о том, что единственный ребенок в семье рискует вырасти эгоистом? Но на тот момент, в тридцатые годы прошлого века, в СССР никто об этом не говорил. Педология занимала совершенно иные воспитательные позиции, а позже она и вовсе была признана лженаукой и упразднена. Других доктрин в то время практически не существовало. Никто из педагогов и воспитателей не разговаривал с родителями об их детях таким простым и внятным языком.

В общем-то, эта тенденция отчасти прослеживается и сегодня. О простых макаренковских сентенциях мало кто задумывается. Частенько его считают этаким певцом советского воспитания, с упором на слово «советский», которое носит скорее отрицательный характер. Да, Макаренко стремился воспитывать именно советского человека. Трудно сказать, был ли этот упор на советскость сознательным, или это просто была дань моде, реверанс в сторону режима. Ведь невозможно было выпустить в то время книгу ни на одну тему, не сославшись на классиков марксизма. Но, если присмотреться к портрету такого советского человека, о котором говорит Макаренко, ничего сверхидейного и сверхпартийного мы не найдем. Этот человек – обязательно достойный гражданин своей страны, готовый работать на ее благо или воевать, если это будет нужно. Он имеет внятные представления о системе нравственных ценностей. Он трудолюбив, честен, образован и культурен. Разве это не те положительные качества, которых мы и сегодня ждем от правильно воспитанного человека?

Макаренко лучшую часть своей жизни отдал воспитанию детей, причем никогда не считал это жертвой со своей стороны. Спасти от гибели – и буквальной, и нравственной – несколько сотен беспризорных подростков, организовать особую форму жизни для детей, оставшихся без семьи, причем замечательно удачную, несущую довольно увесистые плоды в виде достойных людей и граждан своей страны. Из нескольких сотен воспитанников лишь единицы можно было признать его неудачей. И действительно, колонисты выросли достойными людьми и на всю жизнь сохранили любовь к своему заведующему. У каждого была специальность, многие воевали в Великую отечественную, а некоторые пошли по его стопам. В частности, Семен Афанасьевич Калабалин (Карабанов в «Педагогической поэме») достойно потрудился на педагогической ниве вместе со своей супругой («черниговкой»). Об их работе можно прочитать в художественной трилогии Ф. Вигдоровой «Дорога в жизнь». Очень рекомендую тем, кому уже полюбилась «Педагогическая поэма».

Вся работа Макаренко, все его творчество представляется сегодня не менее актуальным, чем восемьдесят лет назад. Несмотря на обилие околовоспитательских воззрений в наши насыщенные информацией дни, простые и ясные педагогические постулаты, которые Макаренко доказал потом и кровью, остаются основой правильного семейного воспитания. Семья как коллектив, со своим укладом, со своими традициями и определенным набором ценностей – вот база для создания правильного со всех точек зрения человека. Невмешательство посторонних сил, только участие близких и заинтересованных в воспитании людей – вот залог успешного воспитания. И домашнее образование сегодня, на мой взгляд – лучший шаг в эту сторону.

Напоследок несколько ссылок для тех, кто заинтересовался личностью и творчеством великого педагога Макаренко.

Сайт, посвященный Антону Семеновичу: http://www.makarenko.edu.ru/ . Здесь можно найти его подробную биографию, а также тексты: «Педагогическая поэма», «Флаги на башнях», «Книга для родителей» и другие, в том числе статьи и доклады на тему воспитания. Там же, кстати, есть и ссылка на художественный фильм «Педагогическая поэма», снятый в 50-е годы.

Купить книги Макаренко сейчас тоже можно, правда, переиздается, к сожалению, почти только «Педагогическая поэма».

Здесь — http://lib.aldebaran.ru/author/vigdorova_frida/ — можно скачать художественную трилогию Ф.А. Вигдоровой «Дорога в жизнь» о педагогической деятельности С.А. Калабалина и его жены. Книгу можно скачать и тут: http://lib.rus.ec/a/18945, здесь есть еще и биографические сведения об авторе. К сожалению, книга с советских времен не переиздавалась.

Юлия Жабыко.

К 130-ЛЕТИЮ АНТОНА СЕМЕНОВИЧА МАКАРЕНКО

Невская Светлана Сергеевна, доктор педагогических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Центра истории педагогики и образования ФГБНУ «Институт стратегии развития образования Российской академии образования».

Деятельность А.С. Макаренко по созданию коллектива колонии им. М. Горького

Педагогическое наследие А.С. Макаренко признано в мире самым ценным, что в области образования оставило человечеству ушедшее столетие. Его «Педагогическая Поэма», переведенная на многие иностранные языки еще при жизни педагога-писателя, покорила читающую публику.

Показательно, что 75-тилетний норвежский историк, проживающий в Испании, Арне Ролл назвал теорию Макаренко «своеобразной теорией относительности в педагогике».

В данной статье мы только коснемся небольшого периода жизнедеятельности макаренковской колонии в 1924–1925 годы. Именно в это время воспитательная система А.С. Макаренко приобрела четкие очертания, педагог сформулировал основные положения своей системы, которую называл педагогической. Им был осуществлен процесс создания трудовой, правовой и морально этической базы колонии им. М. Горького – колонии, история жизни которой описана в бессмертной «Педагогической поэме» [1].

1924–1925 годы – это период, когда колония им. М. Горького уже добилась значительных хозяйственных и педагогических успехов. Важнейшим воспитательным достижением был добросовестный труд колонистов. Но практика доказала, что сам по себе труд, который не сопровождается напряжением, общественной и коллективной заботой не является влиятельным фактором в деле воспитания новых мотиваций поведения, которые бы активно «прививались» колонистам.

Тем самым А.С. Макаренко (отметив нейтральность трудового процесса) развенчал преклонение перед трудовым принципом как воспитательным средством. Поясним: уединённый трудовой процесс без особых усилий легко становится автономным механическим действием и не включается в общий поток психологической жизни человека. Мало того, уединённый трудовой процесс отражается на психике только травматически, не конструктивно. Позднее в своих статьях и докладах АС. Макаренко будет неоднократно указывать на незначительность уединенного трудового процесса в образовании у воспитанников новых общественных мотиваций.

В рассматриваемый период А.С. Макаренко подверг сомнению саму идею детского самообслуживания, которая ничего, кроме утомляемости, слабого интеллектуального содержания работы не давала для воспитания и развития личности. Педагог писал, что уже в начале второго года деятельности колонии им. М. Горького стало ясно, что колонисты, которые не работали в мастерских или работали в них эпизодически (исполняли общие и сельскохозяйственные работы), в социально-моральном отношении были впереди мастеровых.

Он сформулировал следующие проверенные практикой правила:

1) развитие хозяйства и внедрение коллектива в управлении этим хозяйством происходит параллельно с улучшением морального состояния отдельных групп воспитанников;

2) «хозяйственная машина» требует точного и ясного поведения, которое определяется интересами коллектива, его честью, его красотой;

3) постоянный заряд напряжения и работы в общем хозяйственном движении массы (при условии, что это движение вызывается к жизни сознательным стремлением и пафосом коллектива) обязательно создаст здоровый фон для нравственного воспитания колонистов.

В самом начале своей работы в трудовой колонии А.С. Макаренко ясно осознал, что ему приходится иметь дело с борьбой двух стихий.

Первая стихия проявлялась в ходе развития колонии, в качественном росте коллектива, в рождении новых общественно-производственных мотиваций, постепенно все более набирающих силу. «Старая и привычная физиономия урки и анархиста-беспризорного, – писал он, – постепенно уходила из психики бывшего беспризорника и правонарушителя. На смену начинало проглядывать новое лицо будущего хозяина жизни». Антон Семенович считал это первой победой.

Вторая стихияэто приём новеньких, по словам А.С. Макаренко,- «чрезвычайно гнилых и даже безнадежно гнилых». Педагог видел в них новый материал для воспитания, но они несли и новые негативные влияния, иногда слабые, а иногда мощные и заразительные.

Изучение документальных источников позволило раскрыть подлинную картину развития колонии им. М. Горького в период «созревания» педагогической системы А.С. Макаренко.

Самым правдивым документом, характеризующим это время, по —  праву, можно признать очерк Маро (М.И. Левитиной) «Работа с беспризорниками: практика новой работы в СССР», опубликованный в столичной украинской прессе (Харьков, 1924 г.). М.И. Левитина, посетив колонию, засвидетельствовала, что из всех обследованных ею сельскохозяйственных колоний по чёткости и цельности педагогической работы на первом месте стоит колония им. М. Горького (опытно-показательное учреждение НКП УССР). Это было первое общественное признание и высокая оценка работы педагогического коллектива и самого А.С. Макаренко.

М.И. Левитина подчеркивала, что:

Во-первых, в колонии им. Горького к 1924 г. сложился единый воспитательный коллектив, который работает с «тяжёлыми» правонарушителями. А.С. Макаренко сам настаивает на том, чтобы присылали именно трудных детей, а не таких, которым требуются специальные медицинские условия (т.е. психически нездоровых детей).

Во-вторых, колония с самого начала своего существования является открытым учреждением, никого насильно в ней не задерживают. Кто остается, тот беспрекословно подчиняется чётким, ясным и жёстким правилам трудовой жизни колонии. Общая система воспитательной работы построена на началах строгой организованности внутри колонийских отношений и работы.

На этих принципиальных положениях выстраивалась трудовая, правовая и морально-этическая база колонии. За неполные пять лет колония им. М. Горького добилась не только материального процветания, но и заметного успеха в области воспитания. Выстраивалась уникальная педагогическая система. В коммуне им. Ф.Э. Дзержинского эта система получила свое высшее развитие.

Отчетные документы колонии им. М. Горького рассматриваемого периода также подтверждают, что внешние формы организации колонии им. М. Горького исходят из требований точного требования и точного исполнения, точного и открытого учёта и отчета и не допускающей исключений дисциплины. Нарушать дисциплину и законы запрещается. Если нарушение происходит, оно «подлежит ведению суда товарищей, имеющего возможность налагать наказания, заключающиеся обыкновенно в наложении тех или других ограничений, естественным образом вытекающих из характера проступка» [3, ч. 1, с. 156].

Жизнь колонистов-горьковцев, которые самостоятельно восстанавливали имение братьев Трепке и работали на две колонии, характеризовалась жесткой ответственностью, а потому требовала чёткости и слаженности работы самого педагогического коллектива, а также определенных установок, поддержанных всеми членами колонии.

Его особо интересует правовой аспект воспитания. Принципиальную позицию по правовым вопросам А.С. Макаренко высказывает в официальном письме от 20 июля 1924 г., адресованном инспектору охраны детства НКП по поводу общего устава детской трудовой сельскохозяйственной колонии.

Устав детской трудовой сельскохозяйственной колонии – важнейшая составляющая педагогической системы А.С. Макаренко. В Уставе, считал педагог, как «в оригинальном зеркале, отражаются все живые движения учреждения». Устав утверждается инспектурой, но инспекторская переписка должна исключить форму приказов и рапортов, а проходить в форме дружеской переписки. Чтобы учреждение было педагогическим (а не бюрократическим), необходимо предоставить организацию жизни и труда детского учреждения ему самому, детская внутренняя организация, взаимоотношения, экономические и юридические формы, «вообще вся конституция учреждения должна составляться им самим» [5, № 18, с. 15-16].

Трудовая, правовая и морально-этическая база колонии им. М. Горького соответствовала и подчинялась указанным выше требованиям. Конституция колонии им. Горького, а позже коммуны им. Ф.Э. Дзержинского, принятая единогласно всем коллективом, не ограничивала простор инициативе, создавала учреждению (хотя бы условно) юридическую базу для экономической активной воспитывающей жизни.

В юбилейный 1925 год (пятилетие колонии) А.С. Макаренко публикует «Очерк о работе Полтавской колонии им. М. Горького». Для Антона Семёновича пятилетний юбилей колонии им. М. Горького был определенным рубежом. В это время он начинает писать «Педагогическую поэму» (первоначальное название – «Горьковская история»), в которой в художественной форме старается изобразить пятилетний период жизни и борьбы колонии – «горьковского коллектива».

8 августа 1925 г. А.С. Макаренко обращается в Главное управление социального воспитания Наркомпроса УССР с проектом создания под его руководством крупной Всеукраинской трудовой колонии в районе Запорожья. Педагог хотел осуществить массовое воспитание граждан на базе успешного опыта колонии им. М. Горького, так как, по его убеждению, в этом опыте уже выработаны «серьезные методические данные для постановки более широкого и глубокого опыта по перевоспитанию правонарушителей» [5, №5, с. 2]. В данной связи, А.С. Макаренко отмечал, что в горьковской колонии в течение пяти лет сохраняются без изменения живые силы педагогического коллектива, поддерживаемого основным кадром колонистов – дисциплинированным и воодушевлённым.

Личный педагогический опыт и выводы, сделанные в процессе размышлений над условиями и задачами воспитания, указали А.С. Макаренко путь, намеченный проектом Всеукраинской трудовой колонии, реализация которого, по его мнению, поможет разрешению кризиса, который наблюдается в деле борьбы с беспризорным и правонарушениями.

Успешный опыт показал педагогу, что мелко ремесленный или мелко селянский тип детского хозяйства не продуктивен. Новому пролетарскому обществу требуется широкий размах, американский тип производства. При этом, с целью сохранения чистоты «педагогического подхода, нужно крупное хозяйство рассматривать исключительно как условие воспитания, а хозяйственный успех – как воспитывающий импульс» [5, № 5, с. 2].

 Однако педагогические цели должны превалировать и иметь «точные формы соответствия между орудиями производства и материалом, понимая под орудиями производства как живые, так и материальные факторы, а под материалом исключительно детский состав» [5, № 5, с. 4-5].
При положительном решении Главсоцвоса УССР данный проект А.С. Макаренко мог бы в корне изменить дальнейшую историю колонии. Однако этого не произошло.
В 1926 г. колония им. М. Горького всё-таки осуществила сложный план переезда на новое место – слияние с Куряжской колонией под Харьковом. Педагог посвятил этой истории третью часть «Педагогической поэмы».  «Преображение Куряжа» — это уникальная педагогическая операция, технологически чётко организованная и проведённая в минимальный срок.
Итак, в 1924-1925 годы была создана крепкая трудовая, правовая и морально-этическая база колонии им. М. Горького, что позволило А.С. Макаренко в 1926 году заняться проектами о переводе колонии в другое место, чтобы сделать её более мощной.
Но главная причина переезда была в том, что жизнь колонии стала протекать по накатанным рельсам слишком стабильно и успешно, было достигнуто материальное благополучие, всё было отлажено, всё было слишком хорошо, но не было больше размаха в достижении захватывающей цели. Для А.С. Макаренко именно это явилось симптомом остановки в развитии коллектива. Нужны были новые цели, новые героические трудовые подвиги, новые перспективы! И они появятся в деятельности коммуны им Ф.Э.Дзержинского.

Литература

1. Макаренко А.С. Педагогическая поэма. Полная версия / А.С. Макаренко; сост., вступ. ст., примеч., коммент. С.С. Невская. – Москва: Издательство АСТ, 2018. – 640 с. – (Бестселлеры воспитания).
2. Маро (Левитина) М.И. Работа с беспризорными. Практика новой работы в СССР. – Харьков: Труд, 1924. – 96 с.
3. Полтавська трудова колонiя iм. М. Горького в документах i матерiалах (1920-1926 рр.): В 2 ч. / За ред. академика I.А. Зязюна. – Ч. 1. – Полтава, 2002. –269 с.
4. Макаренко А.С. Педагогические сочинения: В 8 т. / Сост. М.Д. Виноградова, Л.Ю. Гордин, А.А. Фролов; редкол. М.И. Кондаков (гл. ред.), В.М. Коротов и др.; Т. 1-8. М.: Педагогика, 1983-1986:
т.1. / Сост.: Л.Ю. Гордин, А.А. Фролов. – 1983. – 386 с.
т.2. / Сост.: М.Д. Виноградова, А.А. Фролов. – 1983. – 512 с.
т.3. / Сост.: Л.Ю. Гордин, А.А. Фролов. – 1984. – 512 с.
т.4. / Сост.: М.Д. Виноградова, А.А. Фролов. – 1984. – 400 с.
т.5. / Сост.: Л.Ю. Гордин, А.А. Фролов. – 1985. – 384 с.
т.6. / Сост.: М.Д. Виноградова, А.А. Фролов. – 1985. – 336 с.
т.7. / Сост.: Л.Ю. Гордин, А.А. Фролов. – 1986. – 320 с.
т.8. / Сост.: М.Д. Виноградова, А.А. Фролов. – 1986. – 336 с.
5. Hillig, Goetz: OPUSCULA MAKARENKIANA. Nr.Nr: 4, 6, 11, 14, 16, 18, 25. — Marburg, 1984-2003.
6. Гастев А. Воспитание культуры. – Харьков, 1923.
7. Гастев А.К. Как надо работать. 2-е изд. – М.: Изд. «Экономика», 1972.
8. Эмерсон Г. Двенадцать принципов производительности. – М.: Изд. «Экономика», М., 1972.
9. Makarenko А. Kurze Darstellung der Arbeit der Poltavaer Gor’kij-Kolonie / Herausgegeben von Siegfried С. Weitz. Marburg, 1992. S. 28. (На немецком и русском языках.)

5 отечественных педагогов, изменивших мир – статья – Корпорация Российский учебник (издательство Дрофа – Вентана)

В честь Дня учителя мы решили вспомнить о выдающихся учителях Российской империи, СССР и России – целой плеяде имен, во многом определившей развитие современной педагогики.



Константин Ушинский

Константин Дмитриевич Ушинский 

(2 марта 1824 – 22 декабря 1870) 

«Если педагогика хочет воспитывать человека во всех отношениях, то она должна прежде узнать его тоже во всех отношениях» 

    

Константина Ушинского называют основоположником русской научной педагогики. И этот выдающийся ученый достоин такого определения, как никто иной.

Ушинский один из первых решил уделять первостепенное внимание именно задачам нравственного просвещения и воспитания обучающихся. Представление о нравственном обучении как о чем-то «естественно» и «само собой разумеющемся» было им решительно отвергнуто.

Еще одной идеей Ушинского, за которую стоит горячо поблагодарить педагога, является идея важности сохранения национальной культуры и самобытности. Для XIX века языком преподавания оставался французский, в семьях и в свете говорили на нем. Да что уж там, сама Татьяна Ларина очень плохо изъяснялась по-русски! Статья Константина Дмитриевича «О необходимости сделать русские школы русскими» до сих пор остается образцом педагогических воззваний.

Будучи преподавателем как для детей, так и для учителей, Ушинский остался в истории как педагог-публицист. Отличительная особенность его работа – это не только обращение к вопросам воспитания и образования, но и горячая любовь к детям и родному народу, которая в значительной степени способствовала возрождению или даже пробуждению интереса к педагогике в России.


Лев Выготский

Лев Семенович Выготский 

(17 ноября 1896 – 11 июня 1934)

«Необходимо именно выдвижение на первый план моментов психологического развития ребенка, признать ведущую роль в развитии ребенка за развитием его социального поведения, его личности…».

Имя Льва Выготского знакомо всем педагогам, психологам, культурологам и лингвистам вне зависимости от уровня образования и места рождения. Этот известный русский психолог связал две отрасли науки – психологию и педагогику, на десятилетия опередив свое время.

В процессе исследований, которые привели к появлению двух новых направлений: педологии и коррекционной педагогики, ученый пришел к необходимости научного подхода к вопросам процессов развития ребенка и воспитания. По мнению ученого, педагог должен строить свою работу с опорой на научные достижения и обязательно – на психологическую науку.

Лев Семенович сам не является автором конкретных методик развития или воспитания, в его книгах по культурно-исторической теории, которая легла в основу большинства современных дошкольных практик, вы не найдете конкретных рекомендаций. Но его концепции организации обучения и акцент на самовоспитании и саморазвитии стали знаковыми. Ведь ученый пришел к выводу, что воспитание – это не приспособление ребенка к среде, а процесс формирования личности, смотрящей вперед – за границы этой среды. Ведь только личная деятельность ребенка может стать основой воспитания, но никак не навязанная извне.

Антон Макаренко

Антон Семенович Макаренко 

(1 марта 1888 – 1 апреля 1939)

«В общем, педагогика есть самая диалектическая, подвижная, самая сложная и разнообразная наука. Вот это утверждение является основным символом моей педагогической веры».

В чем было новаторство Макаренко? В яркой и четкой идее интегративности образования. Личность не является таковой от рождения, это качество – «опыт быть личностью», как утверждал Макаренко, надо воспитывать, и воспитывать в коллективе. Каждый человек – каждый элемент образовательной системы – должен иметь свои права и стоять на активной позиции. Ученика надо в первую очередь уважать как Человека. Существующие стереотипы, в которых утверждалось, что есть явления, которые маркируются как правильные, и есть те, что можно назвать неверными, были им отвергнуты. Педагогика – это не наука, где существуют догмы. По мнению многих исследователей, именно Антон Семенович стал самой яркой звездой педагогического небосклона прошлого века, предвосхитив основы современного гуманистического образования.


Василий Сухомлинский


Василий Александрович Сухомлинский 

(28 сентября 1918 – 2 сентября 1970) 

«В каждом учителе должна сиять и никогда не угасать маленькая искорка ребенка». 

 


Василий Сухомлинский запомнится педагогам и психологам как создатель оригинальной педагогической системы, где ребенок был, есть и остается высшей ценностью. И именно личность ребенка должна быть тем ориентиром, на который направлены все процессы образования и воспитания.

Сухомлинский описывал процесс обучения как «радостный труд», а потому делал акцент на слово учителя, художественный стиль изложения и акцент на формирование мировоззрения учащихся, предлагал сочинять сказки вместе с детьми.

В одном из писем Сухомлинский писал: «Я показываю, как воспитать Счастливого Человека, как достичь того, чтобы в нашем обществе не было ни одной человеческой личности с пустой душой… не может быть счастливым человек, если у него нет ничего святого за душой, если он ни во что не верит. Первая святыня, которую, по моему мнению, нужно утверждать в душе ребенка, – это вера в человека, можно сказать, благоговение, удивление перед человеком, перед его стойкостью, богатством. Отсюда – сердечная чуткость, деликатность, чуткость к человеку. Отсюда – уважение к самому себе».


Симон Соловейчик

Симон Львович Соловейчик 

(1 октября 1930 – 18 октября 1996)

«Воспитание детей – старейшее из человеческих дел, оно ни на один день не моложе человечества; оттого оно кажется несложной работой: все справляются, и мы справимся. В действительности взгляд этот обманчив… и это сложнейшее из дел».


«Педагогика для всех» – это не только название книги-бестселлера, автором которой является советский журналист, публицист и теоретик педагогики Симон Соловейчик, но и главная его идея. Педагогика – это не то, что происходит в школе и к чему причастны только учителя. Педагогика – это нечто большее, выходящее за пределы стен, семьи и класса. 

Ведь вам знакома фраза «педагоги-новаторы»? Именно вокруг, или даже лучше сказать, вместе с ним, сформировалось сообщество педагогов нового времени, которые позже выпустят знаменитый Манифест новой демократической школы. Суть манифеста – в сотрудничестве ученика и учителя.

Педагогика в понимании Соловейчика означает науку об искусстве воспитания или просто воспитание. Автору принадлежит афоризм: «Детей не надо воспитывать – с детьми нужно дружить». Дело в том, что Симон Львович был убежден: воспитание и образование – это процесс двусторонний и дети могут очень многому нас научить.

#ADVERTISING_INSERT#

Макаренко: очень краткое введение

Макаренко: очень краткое введение

Что нужно знать о педагогике Макаренко, о принципе «требовательной любви» и о том, кто в образовательном процессе главный.

Любовь — основа любого воспитательного процесса, и вырастить счастливого человека без неё невозможно. Эта мысль советского педагога-новатора и писателя Антона Семёновича Макаренко выглядит очевидной, но не кажется понятной. Постараемся объяснить, что за любовь имел в виду Антон Семёнович, и раскрасим материал несколькими фактами.

За свои 50 лет Антон Семёнович успел очень много. Недаром ЮНЕСКО в 1988 г. включило его в список педагогов, определивших развитие своей науки в XX веке, наряду с итальянкой Марией Монтесорри, американцем Джоном Дьюи и немцем Георгом Кершентейнером.


4 биографических факта:


 — Написал первый рассказ в 1914 году и отправил его Максиму Горькому, но тот признал его неудачным. Однако переписка между ними возобновилась в 1925 году и продлилась ещё 10 лет.

— Первым местом обучения Антона Семёновича стало железнодорожное училище;

— Защитил диплом «Кризис современной педагогики» в Полтавском учительском институте;

— Помимо работ по педагогике писал пьесы и киносценарии.

Ценности

Почему к работам Антона Семёновича обращаются вновь и вновь, спустя десятилетия? Что ему удалось совершить?

То же, что и любому талантливому человеку: переосмыслить то, что было сделано до него и выработать собственные принципы. Педагогическая система Макаренко основана на идее коллектива, в котором успешно сосуществуют учителя и ученики. Грамотному руководителю удаётся управлять ими так, чтобы все работали с ощущением объединяющей цели, общих задач и принципов.


Воспитанник коммуны («коммунар») за работой.

Индивидуализм, считал Макаренко, только мешает образовательному процессу. Тем не менее, наша цель — воспитание человека деятельного и самостоятельного. Для Макаренко было важно, чтобы у ребёнка были любимые предметы, увлечения и «посильный» уровень освоения тех дисциплин, к которым у него нет способностей или стремления.

«Вы можете быть с ними сухи до последней степени, требовательны
до придирчивости, вы можете не замечать их… но если вы блещете
работой, знанием, удачей, то спокойно не оглядывайтесь: они на
вашей стороне».


Антон Семёнович видел в каждом ребёнке положительное, большие возможности и творческое начало, которое при правильном воспитании всегда возьмёт верх. Разнообразные занятия, активное трудовое воспитание и формирование не принудительной, а сознательной дисциплины стояли в основе его методики. И ему, в отличие от многих, удалось не только разработать собственную теорию, но и проверить её на практике.

Коммуны

Количество беспризорников в 20-е гг. XX века было огромно, а методов работы с ними не было. Педагогические коммуны стали решением.

Первая из них была создана в 1921 году недалеко от Полтавы на базе трудовой колонии и получила своё название в честь Максима Горького, который активно участвовал в борьбе с детской беспризорностью. Дети, разделённые на отряды по 7-15 человек, имели самоуправление, выборные должности и даже хорошо налаженное производство, которое позволяло коммуне не только обеспечивать себя, но и отдавать деньги в бюджет государства.


Воспитанники коммуны имени Дзержинского. На столе – выпущенная ими продукция: электродрели «ФД-1».

Любая деятельность детей оказывалась полезной и осмысленной. Он разработал «метод перспективных линий», который предполагал, что перед человеком ставится цепочка последовательных конкретных целей.

Через воспитательные учреждения Макаренко на Украине прошли многие «неблагополучные» дети и малолетние преступники.

За системой Макаренко стоял дух коллективизма, строгая дисциплина и постоянная занятность. Перед педагогом стояла цель именно воспитывать, а не образовывать. В одной из лекций он рассказывал: «Лично мне на практике пришлось воспитательную цель иметь как главную: поскольку мне в течение 16 лет поручалось перевоспитание так называемых правонарушителей, передо мной ставилась прежде всего задача — воспитать переделать характер».


5 высказываний Макаренко:


— Научить человека быть счастливым нельзя, но воспитать его так, чтобы он был счастливым, можно.

— Воспитывает всё: люди, вещи, явления, но прежде всего и дольше всего — люди. Из них на первом месте — родители и педагоги.

— Соединение огромного доверия с огромным требованием и есть стиль нашего воспитания.

— Если мало способностей, то требовать отличную учёбу не только бесполезно, но и преступно. Нельзя насильно заставить хорошо учиться. Это может привести к трагическим последствиям.

— Без искреннего, открытого, убеждённого, горячего и решительного требования нельзя начинать воспитание коллектива.

Первая коммуна просуществовала пять лет, а затем Макаренко принял решение перенести её под Харьков. Одной из причин стало то, что многие ребята хотели освоить рабочие специальности, а такой возможности не было. На новом же месте уже существовали оборудованные мастерские и электростанция. Вторая причина: растущее неприятие другими педагогами системы Макаренко и невозможность дальше возглавлять коммуну.



Казалось, что сохранить порядок и выстроенные отношения в новой коммуне уже не удастся: на момент переселения в колонии было уже 300 воспитанников. Но методика Макаренко сработала. Так называемый «метод взрыва», когда воспитанники включаются в работу сразу, без подготовки, отлично подействовал.

На безе мастерских этой коммуны, названной в честь Феликса Дзержинского, был создан завод ФЭД (что и расшифровывается как Феликс Эдмундович Дзержинский). На заводе в то время производились простейшие сверлильные машины и затем уже прославившиеся фотоаппараты.


Эти фотоаппараты производили дети.


Этой коммуной педагог руководил до 1935 года. Потом его перевели в Киев, а дальше в Москву, где он прожил до самой смерти.

Педагогика

Нельзя сказать, что Макаренко был сторонником гуманистической педагогики в её незамутнённом виде. Он не считал, что учитель должен быть мягким. Он не считал, что нужно избегать наказаний. В его книгах мы находим термин «требовательная любовь»: чем выше уважение к ребенку, тем выше к нему требования. При этом наказания не должны причинять моральные и физические страдания, но ребёнок должен чувствовать вину перед своими сверстниками, перед коллективом, который в его жизни занимает центральное место.

«Если с человека не потребовать многого, то от него и не получишь
многого».


— В 1955 году снят фильм «Педагогическая поэма» по главной книге Макаренко;

— В 1959 году Михаил Козаков и Анатолий Мариенгоф написали пьесу «Не пищать» о Макаренко и его коммуне;

— В Харькове стоит памятник Антону Семёновичу.

Макаренко интересовала не только теория воспитания и организация этого процесса, но и личность учителя. Он утверждал, что педагог должен быть человеком всесторонне развитым, являясь ключевой фигурой в образовательном процессе. По мысли Антона Семёновича, работа педагога требует от учителя «не только наибольшего напряжения, но и больших сил, больших способностей».

Макаренко всегда указывал, что первичный «коллектив» — это семья. И родители влияют на ребёнка не через слова, а через поступки, собственное отношение к жизни и к делу.

Советская критика

Интересно, что система воспитания Макаренко, на первый взгляд, пропитанная советскими ценностями, критиковалась в СССР достаточно сильно. Самые известные произведения Макаренко о практической работе в колониях «Педагогическая поэма» и «Флаги на башнях» признавались «фантастическими», не соответствующими действительности, выходили с большими цензурными ограничениями.

Для многих его последователей приверженность новой системе имела драматические последствия. Некоторые из них, например, воспитанник и сподвижник Макаренко Семён Калабалин попал под арест по ложному доносу в 1938 году, когда начался Большой террор.


Между строк:


Воспитательным опытом Макаренко и Калабалина, а также судьбами воспитанников занималась Фрида Вигдорова, которая смогла задокументировать легендарный судебный процесс над Иосифом Бродским.

В отличие от многих коллег, Макаренко жёстко разделял процесс воспитания и обучения, считая, что методы должны для них выбираться разные. «Словесное» воспитание и чтение, считал он, не так хорошо работает, как коллективная работа и показательный пример. К тому же педагог отдавал предпочтения разновозрастным группам детей, а не классам.

Кроме того, по Макаренко, обязательным было соблюдать дисциплину, но стремиться к идеальной учёбе — нет.

«К тому же в СССР не принято было
использовать метод «педагогического риска»,
когда учитель идет на эксперимент, а не
предпочитает позицию чеховского учителя
«кабы чего не вышло».


Вопросов к системе, которая строилась на детском труде, было множество. Для одних он был слишком жёстким, другие не верили в силу самоуправления, предпочитая строгий контроль. Ведь самоуправление — это элемент демократии, которая в советском обществе воспринималась как нарушение субординации.

«Ни в коем случае режим не должен скрепляться строевой муштровкой. Шеренги, команда, военная субординация, маршировка по зданию — всё это наименее полезные формы в трудовом детском и юношеском коллективе, и они не столько укрепляют коллектив, сколько утомляют ребят физически и психически».


Да и сам проект больше относился по своей сути к периоду НЭПа и не отвечал идее «всеобщей уравниловки». Многие исследователи отмечают, что такой эксперимент, как коммуна, был невозможен без поддержки некоторых партийных функционеров, в том числе главе НКВД Украины того времени Всевлода Балицкого.

В сегодняшнем мире представить себе коммуну со строгой дисциплиной, где дети занимаются «взрослым» трудом, невозможно. Это просто не отвечает запросу современного общества. Но, возможно, именно это смогло бы решить вопрос социализации «сложных» детей, если хотя бы частично применять его методы. А социальный эксперимент, который удалось провести педагогу, дал огромное количество материала для дальнейших исследований: недаром существует такая отрасль педагогической науки, как «макаренковедение», по которой защищают диссертации.

По материалам проекта Newtonew
Использованы арт-работы из свободных источников

Вклад в советскую теорию образования на JSTOR

Abstract

В СССР Антон Макаренко считается одним из основоположников послереволюционного образования. В данной статье исследуется отношение образовательных теорий Макаренко к русской истории, традициям и культуре. Также анализируется влияние российского и зарубежного дореволюционного мышления на основные концепции педагогических теорий Макаренко. В статье рассматриваются основные образовательные концепции Макаренко, т. Е.д., дисциплина, обучение через труд, коллективы, роль учителя в обучении и др. Автор анализирует взгляды Макаренко на различные аспекты воспитания ребенка. En U.R.S.S., on considère Anton Makarenko Comm l’un des fondateurs de l’éducation post-révolutionnaire. В этой статье исследуется связь между теориями образования Макаренко и историей, традициями и русской культурой. Я анализирую австралийское влияние русских и незнакомцев в период до революции на большие концепции теорий образования Макренко.L’article исследует aussi les grands concept éducationnels de Makarenko с учетом дисциплины, l’éducation par les travail, le Collectivisme, le rôle de l’enseignant en l’éducation и т. Д. L’auteur анализирует les vues de Makarenko sur различных аспектов la façon d’élever les enfants.

Информация о журнале

The Journal of Educational Thought продвигает умозрительные, критические и исторические исследования, касающиеся теории и практики образования в различных областях, включая управление, сравнительное образование, учебную программу, образовательную коммуникацию, оценку, методологию обучения, межкультурное образование, философию, психологию. , и социология.Журнал является международным по своему охвату и качеству. Он обслуживает широкий круг читателей: специалистов в упомянутых областях, ученых и общественность в целом. La Revue de la pensée — Education a pour but de promouvoir la recherche fondamentale, критика и исторические исследования, автор вопросов душевной теории или практики образования, в области образования, в области школьного администрирования, сравнительного образования, программирования , общение, оценка, дидактика, межкультурное образование, философия, психология и социология образования.La Revue, d’envergure internationale, десерт и большой éventail de lectuers: spécialistes, chercheurs, profanes.

Информация для издателя

UCalgary предлагает студентам высококачественный образовательный опыт, который готовит их к успеху в жизни, а также исследования, направленные на решение наиболее серьезных проблем общества. Наше создание и передача знаний каждый день вносят вклад в глобальное конкурентное преимущество нашей страны и делают мир лучше.

«Джон Дьюи из U.S.S.R. «на JSTOR

Abstract

Есть несколько воспитателей исправительных учреждений, чья работа исторически настолько влиятельна, что ее трудно обобщить в статье. Антон Макаренко был среди этой избранной группы; это просто попытка очертить его работу. Один из способов представить Макаренко педагогам исправительных учреждений — сосредоточить внимание на некоторых, казалось бы, несоответствующих элементах его контекста и вклада: 1. Он стал известен во время одной из самых жестоких и кровавых революций современности, революций большевиков.2. Его независимая работа по уходу за сиротами войны была позже поддержана руководством самого жестокого учреждения той революции, ЧК или тайной полиции, включая главу ЧК Феликса Дзержинского («Мясник»). 3. В молодости Макаренко был богемным горожанином, погруженным в романтическую поэзию, личные излишества и супружеские измены; он часто бывал в авангардных, буржуазных, артистических кругах, которые были анафемой для лидеров суровой российской революции. Но Макаренко превратился в дисциплинированного, эффективного революционера.4. Педагог по профессии, Макаренко был категорически отвергнут революционным образовательным сообществом, которое он представлял, потому что он выступал за новый подход к преподаванию и обучению, более соответствующий идеалам этого сообщества. Хотя он боролся против подходов Джона Дьюи к образованию, Макаренко пользовался поддержкой и одобрением Дьюи. 5. Подход Макаренко стал официальной линией Сталина в сфере образования; КГБ направил ресурсы на операции Макаренко. Иначе говоря, Сталин, Дзержинский и советский шпионский аппарат стали сторонниками инициатив Макаренко в области исправительного образования.Таким образом, цели и стратегии коррекционного образования стали образцами местного школьного образования по всему СССР. 6. Под руководством великого писателя Максима Горького Макаренко написал серию чрезвычайно читаемых, глубоких и популярных книг о стремлениях и деятельности коррекционного образования — книг, которые были признаны великой литературой последовательными поколениями преданных читателей. 7. В процессе Макаренко экспериментировал с демократией, при которой заключенные управляли почти всеми аспектами учреждений; он вооружал заключенных; его тюрьмы стали образцовыми центрами подготовки руководителей, готовя сокамерников к роли влиятельной коммунистической партии; худшее наказание часто заключалось в освобождении заключенного.8. Одним из результатов всего этого стало то, что Макаренко стал ключевым в определении большевистской ориентации на образование и на нуклеарную семью. Это были замечательные достижения, и их было намного больше. Его работа явно побуждает задуматься о наших надеждах на улучшение исправительного образования в Северной Америке. В соответствии с этой темой, следующие страницы представляют нашу попытку представить то, что мы считаем наиболее важными аспектами жизненного пути Макаренко.

Информация о журнале

«Журнал исправительного образования» является ведущим изданием Ассоциации исправительного образования (CEA).Журнал издается ежеквартально и предоставляется CEA для членства.

Информация об издателе

Ассоциация исправительного образования (CEA), основанная в 1945 году, является некоммерческой профессиональной ассоциацией, обслуживающей преподавателей и администраторов, которые предоставляют услуги студентам в исправительных учреждениях. CEA — крупнейший филиал Американской исправительной ассоциации.

Ключевые педагогические мыслители Антон Макаренко — Журнал педагогического развития

Терье Халворсен, Университет Нурланда, Норвегия

Реферат

Эта статья представляет собой введение в жизнь и деятельность украинского социального педагога и теоретика образования Антона Макаренко.В начале 1920-х годов он сформулировал теорию, которую развил, помогая сиротам в самых тяжелых и драматических условиях. Когда он умер в возрасте всего 51 года, Макаренко оставил после себя многогранную теорию или систему теорий, которые касаются многих аспектов социальной педагогики. К сожалению, этот источник игнорируется большинством профессионалов в западных странах. Тем, кто приступит к этой обширной работе, будет интересно читать. Скорее всего, они также приобретут новые идеи и взгляды, которые могут быть полезны при попытке помочь молодым людям.

Теория Макаренко напрямую основана на его биографии и жизненном опыте. Чтобы полностью понять и, таким образом, иметь возможность оценить его тексты, необходимо доскональное понимание сложных политических и социальных условий, в которых он жил. В начальной части этой статьи описываются некоторые ключевые события его жизни, а также дается обзор его наиболее важных текстов. Последующая часть описывает суть теории и связывает ее различные элементы с современным профессиональным дискурсом.В заключительной части подчеркиваются холизм и диалектика рассуждений Макаренко и его интеллектуальное родство с Джоном Дьюи.

Введение

Биография

Антон Семенович Макаренко родился в 1888 году в маленьком украинском железнодорожном городке Белополье. Он вырос с тремя братьями и сестрами в семье рабочего. Его отец был кормильцем семьи и работал маляром в железнодорожных мастерских. Когда Макаренко было двенадцать лет, его семья переехала в Крюков, небольшой городок недалеко от Кременчуга.Здесь он завершил основное обязательное образование. В 1904 году в возрасте шестнадцати лет он был принят на годичную педагогическую практику в Кременчуге. Осенью 1905 года он был назначен на преподавательскую должность в родном городе Крюкове. В тот год, когда Макаренко окончил педагогическое образование и начал работать, произошла так называемая первая революция. Во многих городах произошли беспорядки, было арестовано огромное количество людей. Согласно советским биографам (Кумарин, 1976), Макаренко увлекся революционными идеями и решительно поддержал восстание против царского режима.После шести лет работы учителем в Крюковской школе Макаренко перевели в школу-интернат Южного Долинска, небольшого городка в Херсонской области. Его подрывные мнения могли быть причиной перевода. Власть хотела расколоть радикальные политические круги. В Южном Долинске Макаренко поставили две задачи. Он был одновременно учителем и надзирателем в общежитии. Решая последнюю задачу, он проявил себя наиболее творчески, предоставив большое количество развлечений, в том числе любительский театр и клуб любителей орнитологов.

В 1914 году, после трех лет проживания в Южном Долинске, Макаренко подал заявление о приеме в Полтавский педагогический институт. Его приняли, и весной 1917 года он окончил институт. За диссертацию о кризисе современной педагогики он был награжден золотой медалью. Следующие три года он проработал директором начальных школ сначала в Крюкове, а затем в Полтаве.

Макаренко прожил свое детство, юность и раннюю взрослую жизнь в период политических потрясений. В конце 17 -го -го века большая часть Украины была включена в Великую Российскую Империю.Царь Николай II стал главой государства в 1894 году. Он пытался удержать самодержавие с помощью слежки и репрессий. Однако плохие жилищные условия для простых людей привели к массовым беспорядкам. Восстание 1905 года было лишь предварительной кульминацией серии восстаний. Во время Первой мировой войны Россия была в союзе с западными державами. Русская армия была отправлена ​​в бой плохо организованной и плохо оснащенной, что привело к тяжелым потерям. Это усилило недовольство простых людей. В феврале 1917 года царю пришлось отречься от престола и передать власть временному правительству.Так действовало несколько месяцев, пока большевики не пришли к власти в результате Октябрьской революции. За революцией последовали годы гражданской войны. Контрреволюционные группы, известные как Белая армия, боролись против новых правителей и их последователей. Белая армия была плохо организована. Однако поддержка западных стран позволила продолжить сопротивление до 1922 года. В Украине было предпринято несколько попыток создать независимое от России государство в период с 1917 по 1922 год. Эти инициативы не увенчались успехом, и в 1922 году Украина стала страной. часть Советского Союза.

Первая мировая война и гражданская война привели к появлению большого количества сирот. Помимо тех родителей, которые были убиты во время вооруженных столкновений, многие погибли в результате жестокого голода, последовавшего за войнами. Вероятно, более семи миллионов советских детей потеряны или разлучены со своими родителями (Holowinsky 2008). Многие из этих так называемых беспризорников бродили по городам и сельской местности и зарабатывали на жизнь попрошайничеством, воровством, грабежом или проституцией.

В 1920 году власти Украины попросили Макаренко возглавить новое учреждение для бездомной и правонарушительной молодежи — Полтавскую трудовую колонию.Он принял должность и решил, что название заведения нужно изменить на Горьковскую колонию. Поводом для этого послужил его литературный интерес и увлечение произведениями Максима Горького.

В распоряжение Макаренко передано старинное сельское хозяйство. Здесь было достаточное количество построек и достаточно открытого пространства. Однако постройки усадьбы не ремонтировались. Кроме того, соседи совершили серию краж. Окна, двери и печи были разобраны и украдены.Были выкопаны и удалены даже фруктовые деревья. Изначально Макаренко нанял несколько сотрудников и вместе с ними приложил усилия для восстановления зданий. Однако нехватка финансовых ресурсов ограничивала то, что можно было сделать.

Через несколько недель прибыли первые молодые особи. Все они имели серьезное криминальное прошлое, и ни один из них не хотел адаптироваться к ожиданиям своих новых опекунов. Чтобы избежать голода и холода, необходимо было использовать поля и леса в имении.Однако подростки неохотно участвовали в такой работе. Скорее они хотели получить еду и другие предметы первой необходимости тем способом, который они знали лучше всего, путем воровства. Первая глава в истории нового учреждения посвящена в первую очередь методам проб и ошибок. Колония Горького стала базой для растущей банды молодых преступников. Подростки часто действовали угрожающе и становились участниками серьезных инцидентов с применением насилия.

Несмотря на трудности и невзгоды, Макаренко упорно работал, решая последовательные задачи и пытаясь сформулировать эффективный педагогический подход.После долгих усилий пришли результаты. Вместе со своими коллегами ему удалось увести большую часть подростков с разрушительной траектории. Постепенно молодые люди участвовали в производительной работе, образовании и организованном досуге. Поля использовались для производства продуктов питания под руководством опытного агронома. Они также построили мастерские и наняли мастеров для обучения подростков.

После удовлетворения самых элементарных потребностей в еде, одежде и дровах были предприняты инициативы по украшению колонии.Убраны комнаты, покрашены стены, благоустроен сад. Клумбы были заполнены цветами из собственной теплицы колонии. Были куплены музыкальные инструменты и создан ансамбль. Также была предоставлена ​​библиотека. Концерты, спектакли, шествия и праздники стали в заведении традицией. Много вечеров Макаренко читал вслух, а стадо молодых колонистов внимательно слушало. Одной из книг, увлекавших юношество, была книга Максима Горького « Мое детство, » (1915).Это автобиографический текст, в котором Горький описывает свое детство в бедности. То, что у такой знаменитости, как Горький, тяжелый старт в жизни, произвело сильное впечатление на молодых.

Колония Горького была организована необычно. Подростки были разделены на отряды по десять-двенадцать человек. Каждый отряд возглавлял один из несовершеннолетних, выбранный его сверстниками. Эти лидеры были названы командирами. Командиры присутствовали на совете, который принимал решения по важным вопросам.Некоторые решения принимались на общем собрании, где могли собраться все сокамерники. Несмотря на то, что Макаренко был директором колонии, он должен был действовать в соответствии с решениями, принятыми на этих собраниях. Благодаря этой системе молодые люди искренне интересовались общим управлением колонией.

Использование военных терминов, таких как командир и отряд, было преднамеренным. Эти термины были связаны с революционной борьбой и поэтому имели положительный оттенок для несовершеннолетних.

Достижения Макаренко привлекли внимание, и несколько делегаций в составе ученых, чиновников и политиков посетили Горьковскую колонию, чтобы изучить применяемые там методы. Часть делегаций приехала из-за границы. Летом 1928 года Максим Горький приехал и остался на несколько дней. Впоследствии он охарактеризовал Макаренко в высшей степени: «Организатор и руководитель колонии — Антон Макаренко, несомненно, великий педагог. Мальчики и девочки в колонии явно любят его и говорят о нем тоном такой гордости, как будто они сами его создали »(Горький 1976: 112).

Добившись успеха, Макаренко описал свой подход в семинарах и статьях. Здесь он также выступил с резкой критикой педологии, преобладающей в то время парадигмы в Советском Союзе. Термин педология редко используется в современном академическом дискурсе о детском развитии. В то время педология определялась как эмпирическое исследование всех аспектов развития ребенка (Bowen 1965; Holowinsky 2008). Диалектический материализм, центральный элемент марксизма-ленинизма, обеспечил интеллектуальный климат в Советском Союзе для чисто научных исследований и описаний.В Европе и США почвоведы исследовали как социальные, так и биологические факторы. Однако в ранний послереволюционный период видные советские ученые сосредоточились в первую очередь на биологических факторах и превратили педологию в «генетическую науку о росте ребенка» (Лурия 1928: 350). Советский вариант педологии можно обозначить современными терминами, такими как нативизм и созревание. В 1930-х годах поддержка педологии привела к обширной практике тестирования, в которой детей классифицировали как одаренных, нормальных и недееспособных.Многих отправили в спецшколы (Крупская, 1957).

Среди чиновников выше Макаренко мнения о его работе разделились. Некоторых впечатлило улучшение состояния молоди после посещения колонии. Также были отмечены достижения в сельскохозяйственном производстве и ремонте зданий. Однако некоторые начальства критиковали Макаренко и его методы. Макаренко критиковали за его авторитарность, использование военной символики и за то, что он позволял несовершеннолетним влиять на важные решения через командный совет и общее собрание.Кроме того, критика Макаренко педологии спровоцировала некоторых из его начальства.

Галина Салко изменила свое мнение о Макаренко. В 1927 году она посетила Горьковскую колонию в качестве инспектора украинских властей. По словам Салко, она прибыла на место «в настроении холодного скептицизма» (Макаренко 1976: 130). Однако то, что она услышала и увидела, заставило ее пересмотреть свое мнение. В статье она описывает ухоженные здания и хорошо одетых молодых людей, которые были одновременно дисциплинированными и счастливыми.Последнее она иллюстрирует наблюдением, сделанным в трапезной: «Раздался веселый смех, можно было слышать оживленный разговор и шутки, но настоящего шума как такового не было. Очевидно, молодые люди овладели искусством подгонки голоса к присутствующим числам и обстоятельствам »(Макаренко 1976: 133). Продолжением этой части этой истории является то, что Салко и Макаренко поженились. Они тоже стали коллегами.

В сентябре 1928 года Макаренко был освобожден от занимаемой должности. Однако его разыскивали в другом месте.Выйдя из колонии Горького, он сразу же взял на себя руководство другим детским домом — Коммуной Дзержинского. Здесь также заключенные участвовали в производственном обучении посредством производительной работы. Задачи не были сельскохозяйственными, как в колонии Корки. Первоначально в коммуне Дзержинского было три мастерских: сапожная, швейная и столярная. Эти подразделения возглавляли высококвалифицированные специалисты. Через несколько лет рабочая деятельность в учреждении изменилась с мастерства на промышленное производство.Сначала был построен завод по производству электродрелей. Было нанято несколько инженеров и высококвалифицированных техников для организации производства и обучения подростков обращению с современными инструментами и машинами. После непростого запуска фабрика добилась успеха. В большом количестве производились высококачественные сверла, и молодые люди гордились тем, что стали квалифицированными рабочими. Следующим шагом в промышленном развитии коммуны Дзержинского было строительство завода по производству фотоаппаратов.Созданный прототип был вдохновлен знаменитой камерой Leica. Производство фотоаппаратов также имело успех как с коммерческой точки зрения, так и с точки зрения образования.

В 1930 году доходы от производства превратили гмину Дзержинского в хозрасчетное предприятие. Помимо покрытия расходов на заработную плату, питание, одежду, школьные принадлежности, досуг и инвестиции, можно было выделить стипендии бывшим заключенным, которые стали студентами университетов или технических колледжей.

Как и в колонии Горького, в коммуне Дзержинского несовершеннолетние работали по совместительству. Каждый день они посещали несколько уроков и выполняли домашние задания. В учреждении была обязательная десятилетняя школьная программа, которую закончили все заключенные. Кроме того, для старших подростков было доступно несколько так называемых классов рабфака. Это были классы подготовки к высшему образованию.

В отличие от лет в колонии Горького, в коммуне Дзержинского Макаренко должен был отчитываться перед комиссией, назначенной властями.За исключением этого новое учреждение было организовано почти так же, как и Горьковская колония. Подростки были разделены на отряды, возглавляемые выборными командирами, и важные решения принимались на командном совете и общем собрании. Отряды в коммуне Дзержинского были менее однородны по возрасту, чем в колонии Горького. В нескольких отрядах коммуны Дзержинского были и подростки, и дети. Здесь старшие были опекунами, надзирателями и образцами для подражания.Также они вступались за младших в случаях издевательств.

Также в коммуне Дзержинского большое внимание уделялось культурным мероприятиям, занятиям спортом и поездкам. Макаренко заключил специальное соглашение с театром в Харькове, в котором говорилось, что профессиональные актеры будут приезжать в Коммуну Дзержинского для обучения драматической деятельности, и что Коммуна Дзержинского получила билеты на все спектакли театра. Было создано несколько групп. Руководили ими высококвалифицированные музыканты.Библиотека имеет большое количество названий и находится в ведении профессионального библиотекаря. Построены спортивные площадки для хоккея с мячом, волейбола и других игровых видов спорта. Летом Макаренко и его коллеги организовывали поездки, которые давали детям отдых и новые идеи. Самым долгим путешествием было посещение Нижнего Новгорода, Волгограда, Сочи, Одессы и Киева. Этот тур длился шесть недель.

К сожалению, Макаренко стал жертвой собственного успеха. Коммуна Дзержинского превратилась в крупное промышленное предприятие.Когда учреждение было создано, началась реализация первого пятилетнего плана народного хозяйства Советского Союза. Это отражало явные амбиции по модернизации страны с точки зрения индустриализации. Правление коммуны Дзержинского выступило против Макаренко, что система принятия решений с советом командиров и общими собраниями отнимала много времени и часто приводила к ошибочным решениям. Правление также хотело сделать производство приоритетным, сократив количество часов, проводимых в школе.Некоторое время четыре часа производственной работы и четыре часа в школе были компромиссом между Макаренко и советом. В 1935 году правление постановило, что для старших заключенных должна быть разрешена работа на полную ставку. Когда Макаренко яростно протестовал, его перевели.

Конфликт между Макаренко и советом директоров следует рассматривать в свете подъема фашизма в Европе и, следовательно, страха перед новой войной. Электродрели, изготовленные молодыми колонистами, имели огромное значение при сборке танков и боевых самолетов.Несомненно, правление подверглось сильному давлению со стороны политических властей с целью соблюдения установленных объемов производства.

Когда Макаренко покинул коммуну Дзержинского, он переехал в Киев, где ему предложили должность помощника директора Украинского департамента трудовых колоний. Назначение выглядело как повышение. Однако намерение властей состояло в том, чтобы нейтрализовать проблемного сотрудника, сотрудника с такими заслугами, что его нужно было нейтрализовать мягко.

В феврале 1937 г. несколько коллег и друзей Макаренко были арестованы и привлечены к ответственности за контрреволюционную деятельность. Макаренко понял, что ему и его семье угрожает опасность. Он подал в отставку и в спешке покинул Киев и Украину. Он уехал в Москву, где устроился писателем, спикером и комментатором. Несмотря на сердечную болезнь, он продолжал много работать. В первый день апреля 1939 года он потерял сознание и скончался в вагоне на подмосковном вокзале.Тогда он был в доме отдыха Союза советских писателей — ассоциации, членом которой он был. За два месяца до смерти Макаренко был награжден орденом Трудового Красного Знамени за литературные достижения.

После смерти ему был присвоен статус крупнейшего советского теоретика образования. Это могло вызвать потерю доверия во многих академических кругах на Западе. Это, безусловно, привело к потере поддержки со стороны многих соотечественников после распада Советского Союза.

Авторство

Макаренко несколько лет работал писателем, прежде чем переехать в Москву. Большинство его текстов посвящено педагогическим вопросам. Однако он также писал театральные сценарии и сценарии. Наиболее важными учебными пособиями являются Дорога к жизни , Флаги на зубчатых стенах , Проблемы советского школьного образования и Книга для родителей (Макаренко, 1951, 2005a, 2005b, 2002).

Дорога к жизни рассказывает о ходе событий с момента основания Горьковской колонии до отъезда Макаренко.Сам Макаренко выступает в роли рассказчика и главного героя рассказа. Он описывает, как в первый год сотрудники и подростки страдали от лишений и нехватки материальных средств и как решались образовательные проблемы. Кроме того, подробно описаны его суждения теоретиков образования и представителей власти.

Флаги на зубчатых стенах рассказывает о первых годах существования коммуны Дзержинского. Название относится к флагам, которые были подняты на башнях зданий учреждения, когда были достигнуты определенные объемы производства.Всеведущий рассказчик следует за Ваней, Игорем, Вандой и несколькими другими подростками из жизни бродяг и воров, пока они не станут ведущими колонистами, помогающими другим молодым людям. Проблемы советского школьного образования — сборник лекций для педагогов. Книга для родителей — это пособие по воспитанию детей и подростков. Жена Макаренко Галина Салко — соавтор этой книги, задуманной как первый том серии. Из-за внезапной кончины Макаренко этот план так и не был реализован.

Лишь части текстов Макаренко написаны в традиционном академическом стиле. Он в основном использует эпическую форму и передает педагогические идеи через рассказывание историй. В какой-то мере его тексты репрезентативны для советской эстетики того периода. Некоторые отрывки, посвященные усилиям и достижениям молодежи, имеют героический, романтический пафос.

Если сравнить самый ранний и самый поздний тексты, можно определить основной сдвиг. В своих ранних текстах Макаренко прежде всего ученый.В более поздних текстах он появляется в некоторых отрывках как активный коммунист и сторонник режима. Он резко критикует буржуазный индивидуализм, а также противопоставляет новосоветскую личность архетипам личности, реализованным через западные формы воспитания. В некоторых текстах есть ссылки на Сталина. Среди комментаторов существуют разногласия по поводу того, как интерпретировать некоторые из наиболее радикальных заявлений. Несомненно, Макаренко был сторонником социализма. Он также был утопистом, считая, что лучшее общество может быть реализовано через воспитание.Однако тщательное изучение его литературной работы в целом вряд ли может привести к тому, что Макаренко был ортодоксальным марксистом-ленинцем. Свидетельства несовершеннолетних, которым он помогал, и его коллег также не подтверждают такой вывод (см. Фер, 1976; Калабалин, 1976; Степанченко, 1976).

Одна из возможных интерпретаций состоит в том, что некоторые поразительные заявления были результатом стратегии выживания. Сталинский переворот имел серьезные последствия для верховенства закона в Советском Союзе. Гражданские права были радикально ослаблены, и для тех, кто не приспособился к режиму, казнь или пребывание в одном из многих лагерей ГУЛАГа были вероятным исходом (Conquest 2008).Макаренко считался честным и мужественным человеком. Однако он, возможно, счел необходимым адаптироваться.

Другая интерпретация состоит в том, что Макаренко не мог полностью осознать сложную политическую ситуацию. В пользу такой интерпретации можно указать на тот факт, что Максим Горький в 1932 году вернулся из ссылки в Италии по приглашению Сталина, и что Горький приветствовал чекистов, членов организации, которая стала ГПУ, а затем КГБ (Morgan 2003 ). Кроме того, режим поддержали несколько западных интеллектуалов, в том числе известный норвежский писатель Нордаль Григ (de Francesco, 1990).Третья интерпретация касается аутентичности более поздних текстов. Как описано выше, Макаренко был канонизирован после его смерти. Были предприняты попытки изобразить его как активного участника революционной борьбы и как преданного коммуниста. В рамках этих усилий некоторые абзацы в его книгах могли быть переписаны и приведены в соответствие с преобладающей политикой. В настоящее время продолжаются исследования по восстановлению некоторых из его текстов.

Книги Макаренко печатались в большом количестве и продавались по всему Советскому Союзу и в других коммунистических странах. Дорога к жизни стало особенно популярным чтением. Некоторые тексты были также доступны для западной аудитории через переводы на английский и другие языки. Известный психолог Ури Бронфенбреннер (1970), проводивший в 1960-х годах сравнительное исследование воспитания в Советском Союзе и США, лестно охарактеризовал работу Макаренко. Однако в области социальной педагогики Макаренко не слишком известен в западных странах. Если кто-то исследует читателей, академические учебники и журналы и пытается отследить тексты, связанные с его теорией, он сделает очень мало открытий.

Некоторые тексты, описывающие альтернативную форму интернатного ухода, часто называемую педагогикой Хассела, составляют исключение (Andersson 2007). В течение 1960-х и 1970-х годов в западных странах резко увеличилось количество молодых наркоманов. Обычные психиатрические учреждения и учреждения социального обеспечения часто были не в состоянии оказать этим несовершеннолетним адекватную помощь. Плохие результаты побудили работников интернатов в Швеции и Норвегии изучить альтернативы. Некоторые из них основывались на подходе, в значительной степени заимствованном из работ Макаренко.

Центральные элементы в педагогике Макаренко

Взрослые как ориентиры

Макаренко прямо обращается к все еще продолжающимся спорам о природе и воспитании; дебаты о том, в какой степени экологические и биологические факторы влияют на развитие ребенка. Он полностью осознает, что развитие также детерминировано биогенетически. Тем не менее, он отдает приоритет влиянию факторов окружающей среды и поэтому предостерегает от популярной метафоры цветов, согласно которой развивающийся ребенок органично раскрывается, как цветок.Эта метафора дает представление о взрослых как о садовниках, единственной задачей которых является добавление физического питания и защита. Макаренко утверждает, что родители и специалисты должны осознавать важность педагогических усилий. Они должны видеть себя проводниками и указывать молодым людям путь к важным знаниям о природе, явлениях, обществе и артефактах.

Коллектив и личность

«Коллектив» — центральное понятие в педагогике Макаренко.Он утверждает, что социальные педагоги должны пытаться превратить группы молодых людей в коллективы, интегрированные социальные единицы, которые имеют общие цели и лояльность среди членов. По словам Макаренко, коллектив — это связующее звено между человеком и обществом. Он описывает, как дискуссии, практическая работа и некоторые виды досуга могут превратить группу молодых индивидуалистов в социально ориентированных существ и, таким образом, сформировать коллектив.

По словам Макаренко, подчеркивание подчиненности личности общему благу не означает игнорирования индивидуальности.Он не видит здесь контраста, но считает коллектив лучшим местом для индивидуального роста. В хорошо функционирующем коллективе каждый человек рассматривается и понимается как личность, и особые потребности принимаются во внимание. Последнее подразумевает, что профессионал должен уметь применять несколько методов.

Групповая работа представляет собой обширную область современной социальной педагогики. Можно провести параллели между педагогикой Макаренко и несколькими ныне действующими писателями с их описаниями групповой работы.

Модельное обучение

При рассмотрении феномена, когда люди наблюдают и имитируют поведение значимых других, профессионалы часто ссылаются на работы американского психолога Альберта Бандура (1977). Однако за несколько десятилетий до того, как Бандура стал ученым, Макаренко подробно описал, как подростки, родители и профессионалы могут быть положительными моделями. Он описывает, как старшие колонисты оказали решающее влияние на младших.Чтобы реализовать этот потенциал, ему пришлось тщательно продумать, как формировать отряды. Когда дело доходит до родителей и специалистов, он утверждает, что то, как эти взрослые живут своей личной жизнью, важнее, чем использование ими образовательных методов. По словам Макаренко, сомнительный человек никогда не сможет повлиять на молодежь в положительном направлении.

Care
Хайнц Кохут (1977), Дональд Винникотт (1965) и Джон Боулби (2005) — представители радикальной перспективы отношений в рамках психодинамической парадигмы.Суть этой точки зрения заключается в том, что принятие и поддержка ответов со стороны воспитателей имеют первостепенное значение для личного и социального развития ребенка. Соответствующие описания можно найти в текстах Макаренко. Он особо подчеркивает уязвимость молодых людей и важность заботливого окружения. При приеме на работу новых сотрудников важным критерием для Макаренко была их способность оказывать помощь.

Ожидания, нормальность и уважение

Тот факт, что ожидания могут способствовать как отклонениям, так и нормальности, широко признан в области социальной педагогики.Профессионалы знают, что оправданные ожидания могут работать как самореализующиеся прогнозы. Эрвинг Гоффман (1963), Томас Сас (1974), Роберт Розенталь и Ленор Якобсон (1968) относятся к числу исследователей, на которых часто ссылаются при описании этих открытий.

Макаренко также может быть ссылкой здесь. Он сильно подчеркивает взаимосвязь между ожиданиями и поведением: «Я глубоко убежден, что мальчики и девочки становятся правонарушителями или« ненормальными », потому что с ними обращаются как с правонарушителями или« ненормальными »детьми» (2005b: 54).По словам Макаренко, чтобы выразить ожидания подростков, то есть, что они должны соответствовать обычным социальным нормам и выполнять соответствующие возрасту задания, подразумевает проявление к ним уважения.

Политехникализм

Макаренко является выдающимся представителем политехнического института, то есть традиции в педагогике и социальных науках, где подчеркивается необходимость предоставить людям какую-то профессиональную компетентность. Индивидуальная квалификация подразумевает доступ к оплачиваемой работе, которая, в свою очередь, приносит уверенность в себе и социальную интеграцию.Для государства компетентная рабочая сила означает эффективное производство и возможность предлагать социальные услуги.

До Макаренко такие писатели, как Иоганн Генрих Песталоцци (1977), Лев Толстой (1967) и Джон Дьюи (1900), описывали политехникализм. Тем не менее, Макаренко претворил идею в жизнь и разработал систему, в которой формальное обучение сочеталось с профессиональным обучением, учителя и инструкторы имели высокую квалификацию, а подростки получали стипендии, чтобы они могли продолжить обучение после окончания учебного заведения. учреждение.

Макаренко можно рассматривать как предшественника британских исследователей Сони Джексон и Джейн Олдгейт. Три десятилетия назад они и их коллеги обнаружили, что образование было игнорируемым приоритетом в системе защиты детей в Великобритании (Aldgate et al 1993; Jackson 1994). Они также обратили внимание на тот факт, что неуспеваемость предсказывает безработицу и социальную дезадаптацию. Их выводы привели к улучшению. Сегодня больше усилий прилагается к тому, чтобы воспитанные дети могли справляться с учебными задачами и тем самым приобретать профессиональные навыки.

Психология архитектуры

Психология архитектуры — это область исследований, изучающая влияние физической среды на человека. Настоящие исследователи стремятся выявить врожденные эстетические предпочтения, которые универсальны или часто встречаются, чтобы оптимизировать дизайн домов, городских центров, школ, учреждений и других рабочих мест (Bechtel & Churchman 2002; Gifford 2002). Создавая и управляя учреждениями для молодежи, многие специалисты по охране детства осознали важность использования идей архитектурной психологии.

Большинство исследований о том, как физическая среда влияет на человека, проводились с середины 20-го -х годов -го века. Это исследование подтверждает утверждения, сделанные Макаренко в его работах о колонии Горького и коммуне Дзержинского.

Планы

Макаренко утверждает, что учебные заведения для молодежи должны иметь временную структуру в виде дневных графиков и семестровых планов. Такая структура гарантирует, что работа и тренировки будут продолжаться, что будет достаточно времени для отдыха, что есть развлечения, которых стоит ждать, что укрепится сила воли и что однообразие будет устранено.В современной области социальной педагогики эти идеи широко признаны. Большая часть специальной литературы описывает организацию времени как фундаментальный аспект ухода за больными.

Музыка, драма, литература, спорт и путешествия

Сегодня во многих учреждениях несовершеннолетним предоставляется возможность играть на музыкальных инструментах и ​​заниматься пением. Такие занятия предполагают радость и развлечения. Кроме того, эти действия могут повлиять на развитие личности.Это связано с тем, что культурные убеждения и предпочтения часто включаются в тексты песен и музыкальные произведения. Участие в театральных постановках тоже может приносить радость, а иногда и влиять на развитие личности. Через драму подросткам предоставляется возможность выразить мысли и чувства, а также обсудить роли и личности.

Можно сказать, что чтение художественной литературы, посещение командных видов спорта и поездки в зарубежные регионы или страны имеют аналогичные функции. Несколько современных учебников содержат инструкции о том, как социальные педагоги могут инициировать досуг и использовать потенциал в такой деятельности.В текстах Макаренко профессионалы могут найти обширные описания того, как молодые колонисты получали удовольствие и извлекали уроки из такой деятельности.

От объекта к субъекту

Раскол между детерминизмом и индетерминизмом часто обсуждается в социальных науках. Вопрос, который следует рассмотреть, состоит в том, являются ли люди детерминированными или автономными, объектами или субъектами. Макаренко рассматривает этот вопрос диалектически и приходит к выводу об отсутствии контраста; люди одновременно являются объектами и субъектами.Мы определяемся нашими генами, а также нашим культурным и материальным окружением. Однако люди занимают уникальное положение, поскольку мы можем оценивать, критиковать и до некоторой степени изменять реальность. Кроме того, Макаренко утверждает, что наше понимание условий жизни человека имеет самореализующийся эффект. Те, кто рассматривают себя как объекты, становятся пассивными из-за своего фатализма. Те, кто считает, что они могут изменить свое окружение и повлиять на свою жизнь, становятся субъектами, которые меняют мир своими суждениями и действиями.Другими словами: автономия — это потенциал, который мы сами должны реализовать. Эта точка зрения получила дальнейшее развитие в современной социальной педагогике теми учеными, которые ориентированы на парадигму, называемую гуманистической педагогикой или экзистенциалистической педагогикой (Schneider & Krug 2010).

Усилия, выходящие за рамки прикладной науки

Фундаментальный вопрос социальной педагогики заключается в том, должно ли это предприятие быть исключительно нейтральным применением науки, подобно работе агрономов, электриков и врачей.Те, кто отвечает на этот вопрос подтверждающе, основывают свой вывод на сциентизме и метаэтическом некогнитивизме. Противники утверждают, что нельзя исключать моральные и социально-философские вопросы в диалогах между подростками и социальными педагогами. Они также утверждают, что некоторые ответы на такие вопросы имеют своего рода обоснованность из-за более веских причин, которые могут быть изложены. Можно указать лучшие причины для антирасизма, чем для расизма, можно указать более веские причины для демократии, чем для автократии, и так далее.На эти верные ответы должен указать социальный педагог.

Макаренко является экспонентом последней позиции. Он утверждает, что люди являются одновременно естественными и культурными существами, и что мы можем превзойти нашу природу, решив моральные и социально-философские вопросы.

Заключительные замечания

Как видно из вышеизложенного, Макаренко в своих текстах затрагивает многие аспекты человеческой жизни и социальной педагогики. Большинство официальных исследований в обсуждаемых им специальных областях было проведено после его смерти.Однако как пионер он смог дать существенные теоретические описания, которые подтвердились более поздними исследованиями.

Помимо того, что Макаренко был пионером во многих специальных отраслях, он также был пионером, выступая за холизм. Он исходит из предпосылки, что человек — это сложное существо, обладающее множеством потенциалов и потребностей. Многие игнорируют эту очевидную предпосылку. В определенной степени область социальной педагогики характеризовалась монотеоретическими подходами и редукционизмом.Многие профессионалы основывали свою работу на одной теории и игнорировали другие теории. Затем последователи одной конкретной теории образовали сообщество, изолированное от других сообществ. Как пример этого, бихевиористы работали изолированно от тех, кто ориентировался на психоанализ. Время от времени случались парадигматические повороты или «революции», когда группы профессионалов оставляли одну парадигму и переходили к другой. Иногда доминирующие теории монополизировали эту область. Монотеоретическая позиция обычно подразумевает онтологический редукционизм, потому что большинство теорий сосредотачиваются только на нескольких аспектах сложной реальности.Например, ортодоксальный бихевиоризм имеет дело с явным поведением, тогда как психоанализ имеет дело с эмоциями и бессознательными мотивами, а нативизм имеет дело с врожденными предрасположенностями и стадиями созревания. В последние годы тенденция изменилась и стала больше в соответствии с утверждением Макаренко. Исследователи предложили несколько мультимодальных подходов, которые утверждают, что синергия реализуется, когда комбинируются методы из разных парадигм. В качестве примера ART-программа содержит элементы бихевиоризма, теории Кольберга, экзистенциализма, теории Выготского, теории обработки информации и теории систем (Glick & Gibbs 2011).

Макаренко испытал сильное влияние гегелевской философии. Он часто пытался преобразовать противоположности на одном уровне в синтез на более высоком уровне, ср. описание выше. Он разделял этот диалектический способ рассуждения со своим современником, выдающимся теоретиком и активистом Халл Хауса * [1] Джоном Дьюи. На протяжении всей своей профессиональной жизни Дьюи стремился выявлять дихотомии и преодолевать их. Однако интеллектуальное родство между Макаренко и Дьюи идет дальше. В своих текстах по образованию и воспитанию они оба затрагивают вопросы эстетики, эпистемологии, социальной философии и философии разума.Макаренко часто называют Джоном Дьюи из Советского Союза. Максим Горький, друг и литературный наставник Макаренко, был знаком с Дьюи, и, фактически, Джон Дьюи посетил Советский Союз в 1928 году (Dewey 1929; Martin 2003). Несмотря на это, Макаренко и Дьюи так и не встретились.

Контрфактическая история — это подход, при котором историк пытается ответить на вопросы, которые, как известно, являются контрфактическими. Возникает интригующий вопрос: что было бы, если бы Макаренко и Дьюи работали вместе? Я предполагаю, что эти двое составили бы успешную диаду, обогащающую друг друга, и что работа Макаренко была бы оценена многими учеными и профессионалами в западных странах.

Ссылки

  • Олдгейт, Дж., Хит, А., Колтон, М., и Симм, М. (1993). Социальная работа и воспитание детей в приемных семьях. Усыновление и воспитание , 17, 25 — 34.
  • Андерссон, Б. (2007). Разнообразие ухода и лечения в интернатах для молодых людей в Швеция . Гетеборг: Гетеборгский университет.
  • Бандура, А. (1977). Теория социального обучения . Энглвудские скалы: Прентис-холл.
  • Bechtel, R.И Черчман, А. (2002). Справочник по экологической психологии . Нью-Йорк: Вили.
  • ,
  • Боуэн, Дж. (1965). Советское образование. Антон Макаренко и годы эксперимент . Мэдисон: Университет Висконсина Press.
  • ,
  • Боулби, Дж. (2005). Создание и разрыв привязанностей. Лондон: Рутледж .
  • Bronfenbrenner, U. (1970). Два мира детства. США и СССР Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа.
  • Конквест, Р. (2008). Великий ужас . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
  • Де Франческо, С. (1990). Скандинавский культурный радикализм: приверженность грамоте и коллективный роман . Нью-Йорк: Питер Лэнг.
  • Дьюи Дж. (1900). Школа и общество . Чикаго: Издательство Чикагского университета.
  • Дьюи Дж. (1929). Впечатления от Советской России и революционного мира . Нью-Йорк: Новая Республика.
  • ,
  • Фер, Н. (1976). Мой учитель. В: В. Кумарин (ред.), Антон Макаренко. Его жизнь и его работа в сфере образования . Москва: Издательство Прогресс.
  • Гиффорд Р. (2002). Экологическая психология. Принципы и практика . Колвилл: Оптимальные книги.
  • Глик Б. и Гиббс Дж. (2011). Тренинг замены агрессии . Шампейн: Research Press.
  • Гоффман Э. (1963). Стигма : заметки об управлении испорченной идентичностью .Нью-Йорк: Саймон и Шустер.
  • Горький, М. (1915). Мое детство . Нью-Йорк: Век.
  • Горький, М. (1976). По всему Советскому Союзу. В: В. Кумарин (ред.), Антон Макаренко. Его жизнь и его работа в сфере образования . Москва: Издательство Прогресс.
  • Головинский, И. (2008). Психология в Украине . Нью-Йорк: Университетское издательство Америки.
  • Джексон С. (1994). Воспитание детей в интернатах и ​​приемных семьях: обзор. Оксфордский обзор образования , 20, 267 — 279.
  • Калабалин С. (1976). Как Антон Макаренко подготовил нас к жизни. В: В. Кумарин (ред.), Антон Макаренко. Его жизнь и его работа в сфере образования . Москва: Издательство Прогресс.
  • Кохут, Х. (1977). Самостоятельная реставрация . Нью-Йорк: Пресса международных университетов.
  • Крупская Н. К. (1957). Об образовании . Москва: Издательство иностранных языков.
  • Кумарин В. (1976). Учитель, писатель, гражданин. В кн .: В. Кумарин (под ред.), Антон Макаренко. Его жизнь и его работа в сфере образования . Москва: Издательство Прогресс.
  • Лурия А. Р. (1928). Психология в России. Журнал генетической психологии , 35, 347 — 352.
  • Макаренко А. (1951). Дорога в жизнь: эпопея образования. Москва: Издательство Прогресс.
  • Макаренко, А. (2002). Книга для родителей . Амстердам: Книги Фредонии.
  • Макаренко, А. (2005а). Флаги на зубчатых стенах . Гонолулу: Издательство Тихоокеанского университета.
  • Макренко, А. (2005b). Проблемы советского школьного образования. Гонолулу: Издательство Тихоокеанского университета.
  • Макаренко Г. (1976). Воспоминания. В: В. Кумарин (Ред.), Антон Макаренко. Его жизнь и его работа в сфере образования . Москва: Издательство Прогресс.
  • Мартин Дж. (2003). Образование Джона Дьюи: биография . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.
  • Морган, У. Дж. (2003). Коммунистов по образованию и культуре 1848 — 1948 .Басинсток: Пэлгрейв Макмиллан.
  • Песталоцци, Дж. Х. (1977). Как Гертруда учит своих детей . Нью-Йорк: Гордон Пресс.
  • Rosenthal, R. & Jacobson, L (1968). Пигмалион в классе . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.
  • Шнайдер, К. и Круг, О. (2010). Экзистенциально-гуманистическая терапия . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Степанченко Л. (1976). Макаренко, каким я его помню. В: В.Кумарин (Ред.), Антон Макаренко. Его жизнь и его работа в сфере образования . Москва: Издательство Прогресс.
  • Szasz, T. (1974). Миф о психическом заболевании . Лондон: Паладин.
  • Толстой Л. (1967). Толстой по просвещению . Чикаго: Издательство Чикагского университета.
  • Винникотт, Д. У. (1965). Семья и индивидуальное развитие . Нью-Йорк: Основные книги.

[1] Халл Хаус был жилым домом в Чикаго. обеспечение образования для взрослых, детские сады, культурные мероприятия и социальные служба поддержки.Дом возглавил пионер социальной работы и обладатель Нобелевской премии мира. лауреат Джейн Адамс. Дьюи был одним из многих добровольцев в доме.

Транснациональная преступность и ее растущие связи с терроризмом и нестабильностью

Аннотация

Четыре идентифицируемых фактора оказали значительное влияние на развитие и эволюцию организованной преступности, терроризма и торговли наркотиками как независимых субъектов: проницаемость границ, перемещение населения, финансовое и коммерческое развитие и коммуникационные технологии.Хотя каждый из этих четырех факторов независимо друг от друга способствовал возникновению и развитию организованной преступности и терроризма, в совокупности они изменили понимание «преступности». Эта «новая» транснациональная преступность, усугубляемая широко распространенными кризисами политических систем, ухудшением социально-экономических условий во многих частях мира, а также гражданскими и региональными конфликтами, проявляет особые характеристики. В отличие от иерархически структурированных преступных и террористических группировок прошлого, транснациональные преступные группы все чаще оказываются неиерархическими по своей организации.Кроме того, они, как правило, децентрализованы и подвижны, что говорит о том, что руководящие должности легко заменить. Становится очевидным, что организованная преступность, терроризм и, в некоторых случаях, торговля наркотиками «перетекают» друг в друга. Тенденции такого характера чаще всего проявляются в государствах бывшего Советского Союза. Кроме того, похоже, что многие группировки в Северной Ирландии меньше заинтересованы в заключении мирного соглашения, чем в получении прибыли от растущего интереса к преступной деятельности.В настоящее время обычным явлением является то, что преступные группы заинтересованы в изменении политической среды целевых государств; и все чаще встречаются террористические группы, которые заинтересованы в первую очередь в создании среды, способствующей ведению преступной деятельности. Организованную преступность, террористические группы и торговлю наркотиками необходимо оценивать как части единого целого. Изучая развитие транснациональной преступности в различных регионах мира, можно предположить, что новые события, в случае успеха, будут скопированы другими.

Дорога к жизни, эпос образования | работа Макаренко

«,» url «:» Introduction «,» wordCount «: 0,» sequence «: 1},» imarsData «: {» HAS_REVERTED_TIMELINE «:» false «,» INFINITE_SCROLL «:» «},» npsAdditionalContents «: {} , «templateHandler»: {«metered»: false, «name»: «INDEX»}, «paginationInfo»: {«previousPage»: null, «nextPage»: null, «totalPages»: 1}, «seoTemplateName»: » РАЗУМНЫЙ ИНДЕКС «,» infiniteScrollList «: [{» p «: 1,» t «: 505187}],» breadcrumb «: null,» familyPanel «: {» topicLink «: {» title «:» Дорога к жизни, эпос образования «,» url «:» / topic / The-Road-to-Life-an-Epic-of-Education «},» conciseLink «: null,» tocPanel «: {» title «:» Directory » , «itemTitle»: «Ссылки», «toc»: null}, «groups»: []}, «byline»: {«Contributor»: null, «allContributorsUrl»: null, «lastModificationDate»: null, «contentHistoryUrl» : null, «warningMessage»: null, «warningDescription»: null}, «citationInfo»: {«участники»: null, «title»: «Дорога к жизни, эпос образования», «lastModification»: null, » url «:» https: // www.britannica.com/topic/The-Road-to-Life-an-Epic-of-Education»},»websites»:null,»lastArticle»:false}

работа Макаренко

Альтернативное название: «Педагогическая поэма»

Узнайте об этой теме в этих статьях:

обсуждается в биографии

  • У Антона Макаренко

    Дорога в жизнь; или, Epic of Education ), рассказывает о своей воспитательной работе в Горьковской колонии. Книга для родителей (1937; Книга для родителей ) и Флаги на башнях (1939; «Флаги на зубчатых стенах»; англ. Пер. Learning to Live ) исследуют теорию коллективного образования. Макаренко считал …

    Подробнее

Перейти к основному содержанию Поиск