Вопросы школьной программы: Хитрые вопросы из школьной программы по окружающему миру — Российская газета

Тест: 20 простых вопросов из школьной программы, которые сложны для большинства взрослых

Предлагаем вам поучаствовать в соревновании со школьниками. Проверим ваши знания. Сможете ли вы правильно ответить на все 20 вопросов этого легкого для школьников теста?

Проверьте себя с помощью теста.

  • Вопрос из

    Чем известен Чарльз Дарвин?

  • Вопрос из

    Скольки метрам равна 1 миля (в английской системе мер)?

  • Вопрос из

    Какова температура замерзания воды?

  • Вопрос из

    Какая из этих жидкостей самая лёгкая?

  • Вопрос из

    По какой шкале измеряют мощность землетрясений?

  • Вопрос из

    Какое историческое событие произошло в 1380 году?

  • Вопрос из

    Как называется столица Австралии?

  • Вопрос из

    Где пишется двойная НН?

  • Вопрос из

    Как называется процесс поглощения углекислого газа и выделения кислорода растениями на свету?

  • Вопрос из

    Какая из этих стран является светской?

  • Вопрос из

    Выберите правильный вариант написания слова:

  • Вопрос из

    Выберите правильный вариант написания слова:

  • Вопрос из

    Кто является автором рассказа «Судьба человека»?

  • Вопрос из

    Порфирий Петрович — это герой произведения…

  • Вопрос из

    Какая река протекает в Египте?

  • Вопрос из

    Назовите имя татаро-монгольского предводителя, проигравшего в Куликовской битве и бежавшего с поля боя?

  • Вопрос из

    Благодаря какой игре родилось выражение «игра не стоит свеч»?

  • Вопрос из

    Самая северная республика РФ — это…

  • Вопрос из

    Кровеносные сосуды, которые уносят кровь из сердца, называются…

  • Вопрос из

    Какое из этих произведений написал НЕ М.

    Ю. Лермонтов?
Пройти тест еще раз

Поставьте свою оценку

знаниятестшкольные знанияэрудиция

Не пропустите

Тест: только 5% взрослых могут осилить эти вопросы по школьной программе

А вы умнее школьника? Скорее всего, нет. Знания, полученные за школьной партой, со временем забываются. Сегодняшний тест поможет узнать, что вы помните из разных областей науки и культуры.

Ранее мы предлагали вашему вниманию тест на грамотность.

Читайте нас первыми — добавьте сайт в любимые источники.

Добавить комментарий

{«commentics_url»:»\/\/express-novosti.ru\/comments\/»,»page_id»:857613,»enabled_country»:false,»enabled_state»:false,»state_id»:0,»enabled_upload»:false,»maximum_upload_amount»:3,»maximum_upload_size»:5,»maximum_upload_total»:5,»securimage»:true,»securimage_url»:»\/\/express-novosti.

ru\/comments\/3rdparty\/securimage\/securimage_show.php?namespace=cmtx_857613″,»lang_error_file_num»:»\u041c\u0430\u043a\u0441\u0438\u043c\u0443\u043c %d \u0444\u0430\u0439\u043b\u043e\u0432 \u043c\u043e\u0436\u0435\u0442 \u0431\u044b\u0442\u044c \u0437\u0430\u0433\u0440\u0443\u0436\u0435\u043d\u043e.»,»lang_error_file_size»:»\u041f\u043e\u0436\u0430\u043b\u0443\u0439\u0441\u0442\u0430, \u0437\u0430\u0433\u0440\u0443\u0437\u0438\u0442\u0435 \u0444\u0430\u0439\u043b \u0440\u0430\u0437\u043c\u0435\u0440\u043e\u043c \u043d\u0435 \u0431\u043e\u043b\u0435\u0435 %d MB.»,»lang_error_file_total»:»\u041e\u0431\u0449\u0438\u0439 \u0440\u0430\u0437\u043c\u0435\u0440 \u0432\u0441\u0435\u0445 \u0444\u0430\u0439\u043b\u043e\u0432 \u0434\u043e\u043b\u0436\u0435\u043d \u0431\u044b\u0442\u044c \u043d\u0435 \u0431\u043e\u043b\u0435\u0435 %d MB.»,»lang_error_file_type»:»\u041c\u043e\u0436\u043d\u043e \u0437\u0430\u0433\u0440\u0443\u0436\u0430\u0442\u044c \u0442\u043e\u043b\u044c\u043a\u043e \u0438\u0437\u043e\u0431\u0440\u0430\u0436\u0435\u043d\u0438\u044f.
«,»lang_text_loading»:»\u0417\u0430\u0433\u0440\u0443\u0437\u043a\u0430 ..»,»lang_placeholder_state»:»\u0420\u0435\u0433\u0438\u043e\u043d»,»lang_text_country_first»:»\u0421\u043d\u0430\u0447\u0430\u043b\u0430 \u0432\u044b\u0431\u0435\u0440\u0438\u0442\u0435 \u0441\u0442\u0440\u0430\u043d\u0443″,»lang_button_submit»:»\u0414\u043e\u0431\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c»,»lang_button_preview»:»\u041f\u0440\u0435\u0434\u0432\u0430\u0440\u0438\u0442\u0435\u043b\u044c\u043d\u044b\u0439 \u043f\u0440\u043e\u0441\u043c\u043e\u0442\u0440″,»lang_button_remove»:»\u0423\u0434\u0430\u043b\u0438\u0442\u044c»,»lang_button_processing»:»\u041f\u043e\u0434\u043e\u0436\u0434\u0438\u0442\u0435…»}

{«commentics_url»:»\/\/express-novosti.ru\/comments\/»,»auto_detect»:false}

Библиотека видеоуроков по школьной программе InternetUrok.ru

Внимательно ознакомьтесь с условиями пользования ресурсами сайта https://interneturok. ru/ (далее – Сайт). Пользуясь Сайтом ЧОУ «Первая народная школа» (125368, г. Москва, ул. Барышиха, д.23, пом. IV, ком. №13-19), Вы подтверждаете, что полностью принимаете следующие условия:

1. Под термином «содержание» в рамках настоящего Соглашения подразумеваются любые материалы, документы, изображения, схемы, аудио- или видеоинформация (и любая другая информация), полученные на Сайте или размещенные на нем.

2. Сайт представляет собой программное средство, позволяющее хранить, систематизировать и транслировать содержание научно-образовательного характера.

3. Сайт предоставляет возможность доступа к имеющимся на нем ресурсам исключительно в ознакомительных целях..

4. Информация, размещенная на Сайте, не является справочной и предоставляется исключительно в научно-образовательных целях.

5. Размещение видео и других материалов с Сайта на сторонних ресурсах запрещено.

6. Администрация Сайта не несет никакой ответственности за действия пользователей, связанные с использованием представленной на Сайте информации, и не возмещает убытки.

7. Информация на Сайте предоставляется также путем подключения третьих сторон к содержанию: предоставлением гиперссылок, указателей на другие сайты, поддерживаемые третьими лицами, предоставлением содержания сторонних сайтов обрамлением (фреймингом) и другими методами.

8. Подключение к содержанию сторонних сайтов предоставляется исключительно для удобства и информирования. Ответственность за содержание сторонних сайтов лежит на их создателях.

9. Если иное не указано в описании или титрах к видеоматериалу, конспекту, тренажеру, тесту (далее – Материалы), все исключительные права на Материалы, размещенные на Сайте, принадлежат ООО «ИНТЕРДА». Все исключительные права на записи онлайн-консультаций, домашние задания (в виде вопросов, тестов, упражнений, задач, примеров) (далее – Материалы) принадлежат ЧОУ «Первая народная школа». Если иное не указано прямо, Услуги Сайта предоставляются только для целей личного некоммерческого использования. Без письменного разрешения администрации Сайта запрещается любое изменение, копирование, распространение, републикация, создание производных произведений, пересылка, продажа, лицензирование Материалов Сайта, за исключением трансляции Материалов Сайта исключительно в учебных учреждениях путём показа (трансляции) видеоматериалов или их частей напрямую с Сайта.

10. Администрация Сайта приветствует гипертекстовые ссылки на Сайт.

11. Запрещено использовать Материалы и сервисы Сайта для любых целей, противоречащих нормам морали и нравственности, целям создания данного Сайта, и/или нарушающих (могущих нарушить) запреты, предусмотренные настоящим Соглашением, и/или нарушающих (могущих нарушить) действующее законодательство РФ об авторских правах.

12. Запрещено использовать Услуги Сайта любым способом, служащим для целей нанесения ущерба нормальному функционированию данного Сайта (включая флудинг, DOS-атаки, ограничение доступа к Сайту третьих лиц, но не ограничиваясь ими).

13. Запрещено предпринимать попытки завладения чужими учетными записями (аккаунтами) на Сайте любыми способами (включая взлом пароля перебором, хакерство, фишинг, социальную инженерию, но не ограничиваясь ими).

14. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, пропаганда наркотических средств, психотропных веществ, а также иные виды пропаганды, запрещенные законами Российской Федерации. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

15. Запрещено использование в сообщениях на Сайте и в данных при регистрации (логин, имя) ненормативной лексики, а также любых выражений, оскорбляющих личность собеседника или третьего лица (в том числе криптованный мат – латиницей, с использованием звёздочек, математических и иных символов).

16. Регистрируясь на Сайте, Пользователь дает свое согласие на участие в сборе диагностической информации, сведений об использовании Сайта, а также на обработку персональных данных, указанных на Сайте (ФИО, адрес электронной почты, пароль, возраст, место проживания, роль на Сайте), на любое действие (операцию) или совокупность действий (операций), совершаемых с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (в т.ч. трансграничную и третьим лицам — партнерам), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных с использованием средств автоматизации в целях информирования об услугах, предоставления и улучшения качества услуг, облегчения доставки обновлений ПО, поддержки Сайта и оказания других услуг, а также для проверки соблюдения условий настоящего Соглашения. Согласие вступает в силу с момента регистрации на Сайте и действует в течение сроков, установленных действующим законодательством РФ.

17. Администрация Сайта имеет право самостоятельно и без предварительного уведомления менять контент Сайта, в том числе транслируемые видеоуроки и условия настоящего Соглашения.

18. Администрация Сайта имеет право в одностороннем порядке менять политику использования своего контента Пользователем и партнерами, в том числе вводить платные Услуги.

снова в школу! Как бы вы сейчас сдали школьные экзамены?

30.08.2019 17:41Алексей МИНИН

А ты готов к 1 сентября? Десять несложных вопросов по десяти предметам школьной программы.

День знаний, 1 сентября, уже на носу. Уже вот-вот школьники потянутся в свои школы: подросшие, загорелые, отдохнувшие, начисто проветрившие головы от знаний, накопленных за предыдущие годы выгрызания гранита науки. В первый день их пожалеют, зато потом за каждый невыученный урок их настигнет кара в форме двоек.

«Регион 29» предложил взрослым дяденькам и тётенькам проверить, что же они помнят из школьной программы? Скажем, сдали бы они сегодня экзамены девятого класса? Мы подобрали десять несложных вопросов (из начала учебника) по десяти школьным предметам: русский язык, математика, география, биология, обществознание и другим. Проверим?

Сколько правильных ответов у вас получилось? Поделитесь результатом и тестом с друзьями!

Не согласны с оценкой, хотите наверняка узнать, почему ответ именно такой, а не другой, приглашаем вас присоединиться к обсуждениям в нашем сообществе в ВКонтакте.

Понравился тест? Продолжайте играть! «Регион 29» приготовил для своих читателей уже много игр-тестов. В прошлый раз мы также решали тесты на темы внутреннего и внешнего туризма, играли в «верю – не верю» со странными флагами.

Попробуйте пройти тест на знание русского языка, он понравился очень многим. Наш «Весенний тест» тест для эрудитов посвящён проявлениям весны в культуре, искусстве и истории. У нас есть ещё один сезонный тест про «автоподснежники». Почитателям красот родного края подойдёт наш географический диктант по Архангельской области. Знатокам истории должен понравиться исторический тест. Любителям культуры придётся по душе тест «Кино и Север», тест о творчестве Ван Гога, книжный «Сказочный тест», который также не обошёлся без тем про Архангельскую область. Ну, и стоит напомнить про сладкий «Медовый», ароматный «Цветочный» и кристально чистый тест о воде.

А самыми популярными нашими тестами стали «Военный» тест и тест-игра «Кто ты из великих женщин в истории?». Играйте вместе с «Регионом 29»!

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.

Викторина для детей с ответами (7-10 лет)

Знаю-знаю. Знаю, как много времени уходит у учителей и родителей на подготовку даже самых простых мероприятий.

Надеюсь, моя подборка вопросов поможет вам провести во 2-5 классах интеллектуально-развлекательную игру в канун Нового года, 23 февраля, 8 марта или в конце учебного года. Тут все дело в четкой организации, поэтому я дам несколько советов, чтобы все прошло максимально эффектно.

Назвать праздник можно по-разному: «Что? Где? Когда?», «Битва Почемучек», «Хрустальный совенок», «Марафон Всезнаек» и т.д.

Для детей старшего школьного возраста есть другие вопросы для викторины с ответами.

Как организовать викторину:

  1. Создайте ажиотаж вокруг предстоящего события. Если будут участвовать дети из разных классов, предложите детям выбрать команду знатоков (тут хорошо бы устроить голосование), организуйте группу болельщиков, придумайте название и девиз. Дети должны почувствовать, насколько почетно представлять интеллектуальную часть класса на школьном турнире.
  2. Чтобы одновременно могло играть несколько команд, раздайте на каждый стол бланки с нумерацией вопросов. Зачитали вопрос, дали время на обсуждение, повторили вопрос, перешли к новому. Правильные ответы озвучиваем только после того, как помощники соберут все бланки. Итоги можно подводить после 5-7 вопросов, объявляя победителя каждого тура.
  3. Если игрокам трудно воспринимать вопросы на слух, демонстрируйте текст и варианты ответа на экране или просто дважды повторяйте формулировку и подсказки через 30 секунд.
  4. Объявите дресс-код для игроков: белая рубашка и галстук-бабочка для мальчиков, красивое платье для девочек.
  5. Продумайте оформление игрового стола. Нам не нужен волчок, но можно разложить красивые блокноты, ручки, поставить в центре стола цветочную композицию.
  6. На некоторые вопросы можно выносить черный ящик. Например, положить шелковый платок в качестве ответа про коконы в древнем Китае. Или рис и ткани в ответ на вопрос про японцев и монеты.
  7. Добавляйте в игру больше движений: просите выйти игроков из-за стола и показать, как именно приветствуют друг друга эскимосы. Или пусть команда продемонстрирует танец первобытных людей , вызывающих дождь. Так веселее!
  8. Музыкальное и звуковое оформление всегда выводит праздник на новый уровень. Легче всего использовать небольшой синтезатор с набором готовых звуков: сигнал «Внимание, вопрос», «Аплодисменты», «Фанфары» и т. д.
  9. Устраивайте музыкальные и чайные паузы.
  10. Сразу покажите призы: «Лучшей команде», «Лучшему игроку», «Лучшему капитану команды»
  11. Маленький утешительный приз должен получить каждый игрок (вот подборка мелочей, которые можно подарить)
  12. Делайте много фотографий в момент обсуждения вопроса. Получаются отличные кадры с интеллектуальным «светом»)). Все это пригодится для портфолио.
  13. Если времени на подготовку совсем мало, ведущий может открыть на планшете эту страницу и провести хорошую игру.

Викторина для детей с ответами

50 вопросов на выбор — от простых к более сложным (слева — вопросы, справа — ответы). Ответы написала для детей, которые сами хотят провести викторину для своих друзей на дне рождения. Для уверенности)).


Подвижный холм песка в пустыне называется…

А. Дюна
Б. Утес
В. Скала
Г. Гора

А. Дюна

Что делали древние люди, чтобы вызвать дождь?

А. Три дня ничего не ели
Б. Убивали мамонта
В. Танцевали вокруг костра с бубном в руках
Г. Ходили с зонтиком и говорили «кажется, дождь начинается…»

В. Танцевали вокруг костра с бубном в руках

Чего не может торнадо?

А. Стоять на месте
Б. Поднять в воздух автомобиль
В. Вырвать с корнями дерево
Г. Разрушить здание

А. Стоять на месте

В древности китайцы научились делать из коконов шелковичных червей…

А. Приправу
Б. Бумагу
В. Резину
Г. Шелк

Г. Шелк

Где находится яд у кобры?

А. На кончике языка
Б. В зубе
В. На хвосте
Г. В капюшоне

Б. В зубе

Хвост какого животного похож на весло?

А. Бобра
Б. Белки
В. Лисы
Г. Медведя

А. Бобра

Как приветствуют друг друга эскимосы?

А. Пожимают руки
Б. Целуются
В. Трутся носами
Г. Обнимаются

В. Трутся носами

Какое насекомое скользит по воде и не тонет?

А. Божья коровка
Б. Подёнка
В. Водомерка
Г. Стрекоза

В. Водомерка

Чтобы в загробной жизни фараон ни в чем не нуждался, в саркофаг вместе с мумией клали…

А. Драгоценности
Б. Продукты
В. Папирус
Г. Плюшевого мишку

А. Драгоценности

Как называется помещение на судне, где живут матросы?

А. Келья
Б. Кубрик
В. Квартира
Г. Кабинет

Б. Кубрик

Что образуется в раковинах устриц?

А. Жемчуг
Б. Кораллы
В. Золото
Г. Алмазы

А. Жемчуг

Горячий источник, бьющий из-под земли, — это…

А. Гейзер
Б. Фонтан
В. Водопад
Г. Ручей

А. Гейзер

Что использовали японцы вместо денег до появления монет?

А. Картофель
Б. Жемчужины
В. Ракушки
Г. Рис и ткани

Г. Рис и ткани

Раньше было модно носить вместо очков…

А. Микроскоп
Б. Бинокль
В. Телескоп
Г. Монокль

Г. Монокль

Почему вода в море кажется синей?

А. Из-за водорослей
Б. Из-за цвета дна
В. Вода отражает небо
Г. Из-за растворенной соли

В. Вода отражает небо

Какое растение хорошо переносит засуху?

А. Грейпфрут
Б. Кактус
В. Пальма
Г. Береза

Б. Кактус

Цветок какого растения ищут в ночь на Ивана Купалу?

А. Ландыша
Б. Маргаритки
В. Папоротника
Г. Можжевельника

В. Папоротника

Кто помогал рыцарю облачаться в тяжелые доспехи?

А. Кучер
Б. Оруженосец
В. Дворецкий
Г. Лакей

Б. Оруженосец

В племени масаев мальчик считается взрослым после того, как…

А. Обгонит гепарда
Б. Победит льва
В. Построит хижину
Г. Научится читать и писать

Б. Победит льва

Что делали индейцы в знак примирения?

А. Закапывали топор войны
Б. Ломали все стрелы
В. Хлопали в ладоши
Г. Втыкали копья в деревья

А. Закапывали топор войны

Как называется место в пустыне, где есть вода и растительность?

А. Оазис
Б. Пальмовая роща
В. Рай
Г. Мираж

А. Оазис

Какие из перечисленных ягод созревают первыми?

А. Брусника
Б. Голубика
В. Черника
Г. Земляника

Г. Земляника 

У кого из перечисленных животных самый острый слух?

А. У кошки
Б. У ежа
В. У летучей мыши
Г. У собаки

В. У летучей мыши

Колумб назвал жителей Америки индейцами, потому что…

А. Ему нравилось это слово
Б. Он думал, что приплыл в Индию
В. Туземцы выращивали индюков
Г. Туземцы подарили ему индейку

Б. Он думал, что приплыл в Индию

Где морская черепаха откладывает яйца

А. В песке на берегу
Б. В лесной чаще
В. На лугу
Г. На дне океана

А. В песке на берегу

Стая каких рыб может за несколько минут уничтожить крупное животное?

А. Карасей
Б. Карпов
В. Пираний
Г. Морских коньков

В. Пираний

Какой прибор помогает изучать морское дно?

А. Телескоп
Б. Дирижабль
В. Луноход
Г. Батискаф

Г. Батискаф

В глубине болота образуется…

А. Торф
Б. Соль
В. Железо
Г. Золото

А. Торф

Первобытные люди считали причиной болезней…

А. Вирусы
Б. Сквозняки
В. Злых духов
Г. Грязные руки

В. Злых духов

Что из перечисленного было изобретено раньше?

А. Печатная машинка
Б. Компьютер
В. Принтер
Г. Копировальный аппарат

А. Печатная машинка

У какой рыбы оба глаза находятся на одной стороне туловища?

А. У окуня
Б. У акулы
В. У форели
Г. У камбалы

Г. У камбалы

Из чего делали первые самолеты?

А. Из дерева
Б. Из резины
В. Из пластмассы
Г. Из металла

А. Из дерева

У какой птицы самое острое зрение?

А. У дятла
Б. У ворона
В. У орла
Г. У скворца

В. У орла

Это насекомое скатывает из навоза шарики

А. Термит
Б. Скарабей
В. Майский жук
Г. Таракан

Б. Скарабей

Как называется повар на судне?

А. Канонир
Б. Квартирмейстер
В. Боцман
Г. Кок

Г. Кок

Что придумала маркиза де Помпадур, чтобы казаться выше?

А. Сережки
Б. Лестницу
В. Ходули
Г. Туфли на высоком каблуке

Г. Туфли на высоком каблуке

Стекло делают …

А. Из песка
Б. Из пластмассы
В. Из железной руды
Г. Из камней

А. Из песка

Моряки пропитывали свою одежду смолой…

А. Для утепления
Б. Чтобы она не рвалась
В. Чтобы в ней не заводились насекомые
Г. Чтобы она не пропускала воду

Г. Чтобы она не пропускала воду 

«Муравьиными коровами» называют…

А. Гусениц
Б. Кузнечиков
В. Тлю
Г. Медведок

В. Тлю

Пауки выделяют паутину…

А. Из задних лапок
Б. Из брюшка
В. Из передних лапок
Г. Из челюстей

Б. Из брюшка

Какая птица может летать хвостом вперед?

А. Тукан
Б. Попугай
В. Нанду
Г. Колибри

Г. Колибри

Какую форму принимает любая жидкость в невесомости?

А. Форму шара
Б. Форму куба
В. Овальную форму
Г. Остается бесформенной

А. Форму шара

Самые высокие горы в мире находятся…

А. В Америке
Б. В Азии
В. В Европе
Г. В Австралии

Б. В Азии

Какое животное, почувствовав опасность, притворяется мертвым?

А. Опоссум
Б. Страус
В. Кенгуру
Г. Утконос

А. Опоссум

Какого цвета кожа белого медведя?

А. Серого
Б. Белого
В. Розового
Г. Черного

Г. Черного

Чем отличаются лунные моря от земных?

А. В них нет воды
Б. В них вода кипит
В. В них вода заморожена
Г. Они очень глубокие

Г. Черного

Русский космонавт А. Леонов первым…

А. Спустился в шахту
Б. Вышел в открытый космос
В. Ступил на поверхность Луны
Г. Высадился на Марс

Б. Вышел в открытый космос

Чем раньше наполняли утюги?

А. Горячей водой
Б. Нагретыми камнями
В. Горячим песком
Г. Раскаленными углями

Г. Раскаленными углями

Что в переводе с греческого означает слово «телефон»?

А. «Плохо слышно»
Б. «Далекий звук»
В. «Давай поговорим»
Г. «Привет»

Б. «Далекий звук»

Как звали гениального австриского композитора, который начал сочинять музыку в 7 лет?

А. Бетховен
Б. Шопен
В. Бах
Г. Моцарт

Г. Моцарт

Сколько примерно весит синий кит?

А. Как 25 слонов
Б. Как 10 жирафов
В. Как 2 крокодила
Г. Как 100 мышей

А. Как 25 слонов

В Китае невесты надевают платья…

А. Черного цвета
Б. Белого цвета
В. Красного цвета
Г. Оранжевого цвета

В. Красного цвета

Какой длины язык у жирафа?

А. Метр
Б. Полметра
В. 20 сантиметров
Г. 2 метра

Б. Полметра

Что подарить победителям

Предложу свои подборки подарков (там все со ссылками на магазин, можно сразу определиться с ценой и количеством).

  1. Мелкие приятные подарочки собраны тут.
  2. «Умные подарки» (викторины, обучающие карточки, настольные игры с интеллектуальными заданиями) тут.

Вопросы выбраны из книги «Маленькие знатоки. Что? Где? Почему?»
ИД «Азбукварик», 2014


Интеллектуальная викторина. Вопросы интеллектуальные для школьников 4 класса

Дата: 26 ноября 2018 Автор: Алина Рубрика: Викторины

Занимательная и познавательная викторина для школьников (4 класс)

Цель:
– развитие умений работать в группах;
– решение нестандартных задач.

Интеллектуальные вопросы для школьников (с ответами)

1. Победа в шахматной партии. (Мат)
2. Металлический или пластмассовый колпачок на палец для шитья. (Напёрсток)

3. В нём шила не утаишь. В чём? (В мешке)

4. Наука о растениях. (Ботаника)

5. Самый огромный океан? (Тихий)

6. Датский писатель – сказочник. (Андерсен)

7. Что меньше: 40 центнеров или 4 тонны? (Одинаково)

8. Цветы, собранные в пучок. (Букет)

9. Плод лещины. (Лесной орех)

10. Венера или Меркурий находится ближе к Земле? (Венера)

11. Что выкрал Прометей у богов? (Огонь)

12. Как называется плодородный слой земли? (Почва)

13. Продолжи пословицу: «Повторенье – … (мать ученья)

14. Сколько звуков в слове «воробьиные»? (11)

15. Что измеряют спидометром? (Скорость)

16. Как в старину называли глаз? (Око)

17. В каком падеже встречаются предлоги к, по? (Д. п.)

18. Название города, в котором находится падающая башня. (Пиза)

19. Стая, каких перелётных птиц обещает снег? (Гусиная)

20. Из чего делают изюм? (Из винограда)

21. Профессия Дуремара? (Аптекарь)

22. Периметр равностороннего прямоугольника 36 см. Вычисли его площадь? (81 см)

23. В какой стране самое большое население в мире? (Китай)

24. В какое время года сутки короче? (Одинаковые)

25. Полезный «волосатый» фрукт. (Киви)

26. Слова: мороженое и морозный однокоренные? (Да)

27. По какому телефону вызывают службу газа? (04)

28. Из семян, какого дерева делают шоколад? (Какао)

29. Какой прибор не является электрическим: тостер, сканер, микроскоп? (Микроскоп)

30. Загадка: Домик тот стеклянный, а не деревянный. Его жильцы – виртуозные пловцы. (Аквариум)
Автор: Анна Круглова

Копилка викторин для школьников

Викторина о насекомых

Викторина о птицах

Викторина по рассказам Н. Носова

Викторина Эрудит – для студентов

Викторина для летнего лагеря

Оцените статью: Поделитесь с друзьями!

Метки:

Вопросы и ответы, касающиеся поступления ребенка в первый класс


Ребенок первый раз идет в школу. Это важное событие не только в его жизни, но и в жизни его родителей, педагогов, школы. Как подготовить ребенка к новой жизни, как организовать учебу, чтобы она была в радость детям, и им хотелось бы каждое утро идти в школу? Обсудим вопросы, которые задаются чаще всего родителями.

Вопрос 1. Возраст поступления ребенка в первый класс?

В соответствии со статьей 159 Кодекса Республики Беларусь об образовании в I класс принимаются лица, которым на 1 сентября соответствующего учебного года исполняется шесть и более лет. По желанию одного из законных представителей ребенка допускается прием в I класс лица, которому шесть лет исполнится в период с 1 по 30 сентября соответствующего учебного года.

Вопрос 2. Какие документы необходимы при поступлении ребенка в первый класс?

Для приема детей в первый класс учреждения общего среднего образования законные представители в период с 2 июня по 28 августа подают следующие документы:

— заявление на имя руководителя учреждения общего среднего образования;
— медицинскую справку о состоянии здоровья ребенка;
— свидетельство о рождении ребенка.

Вопрос 3. Правомерно ли проведение в школах тестирования детей, поступающих в первый класс?

Прием детей в учреждения общего среднего образования осуществляется без вступительных испытаний.

Вопрос 4. Обязательно ли присутствие ребенка при подаче документов в школу?

Не обязательно.

Вопрос 5. Первые классы – это классы школы или группы дошкольного учреждения?

Первые классы – это классы учреждения общего среднего образования. По решению местных исполнительных и распорядительных органов власти они могут размещаться как на базе школы, так и на базе дошкольных учреждений.

Если первые классы размещаются в школе, то для них создаются все необходимые условия для организации образовательного процесса детей шестилетнего возраста, включая сон, питание, прогулку и т.д.

Если первые классы размещаются на базе дошкольных учреждений, то образовательный процесс в первую половину дня осуществляет учитель школы, остальное время с учащимися работают педагогические работники дошкольного учреждения. Учащиеся первых классов в данном случае входят в состав детского коллектива дошкольного учреждения. Их режим дня является составной частью общего режима дня дошкольного учреждения.

В период каникул, в том числе дополнительных в течение учебного года и летних, учащиеся первых классов могут посещать дошкольное учреждение на общих основаниях.

Вопрос 6. Чем отличается организация обучения детей в первых классах от других классов начальной школы?

Продолжительность учебной недели – 5 дней.

С целью обеспечения плавного перехода из дошкольного учреждения в школу, учебным планом в первом классе предусмотрено на протяжении сентября месяца проведение учебных занятий по программе «Введение в школьную жизнь». В течение этого периода не проводятся учебные занятия по математике, чтению, письму. Учитель проводит с детьми экскурсии, целевые прогулки, физкультурные занятия, развивающие игры, учит детей, как вести себя в коллективе, изучает готовность каждого к школьному обучению, оказывает помощь школьникам в усвоении правил и форм поведения во время учебных занятий, в умении понимать содержание задаваемых учителем вопросов, в организации своей деятельности.

С октября месяца проводятся все учебные занятия по предметам учебного плана.

Для учащихся 1 класса предусмотрена щадящая организация образовательного процесса:

— уроки проводятся только в первую смену;
-для хранения верхней одежды и сменной обуви, как правило, выделяется специальное помещение;
— каждый обучающийся обеспечивается удобным рабочим местом за партой или столом в соответствии с ростом и состоянием слуха и зрения;
— учебники и дидактические пособия рекомендуется хранить в школе;
— наполняемость класса – не более 20 человек;
 — в середине третьей, самой продолжительной четверти организуются дополнительные каникулы в течение одной недели;
 — продолжительность учебного занятия – 35 минут с обязательным проведением двух физкультминуток по 1,5-2 минуты каждая;
— продолжительность перемен между учебными занятиями не менее 10 минут, после второго или третьего учебного занятия проводится динамическая пауза (прогулка на свежем воздухе) продолжительностью не менее 30 минут.
— домашние задания учащимся не задаются.

Вопрос 7. Как же оцениваются результаты обучения первоклассников?

В классе, где обучаются шестилетние дети, исключается система балльного (отметочного) оценивания. Недопустимо также использование любой знаковой символики, заменяющей цифровую отметку (звездочки, солнышки, цветочки и т.д.). Допускается лишь словесная оценка. Кроме того, нельзя при неверном ответе ученика говорить: «не старался», «не думал», «неверно», лучше учителю в школе, а родителям дома обходиться репликами «давай послушаем других», «это твое мнение», «ты так думаешь» и т. д.

Никакому оцениванию не подлежат: темп работы ученика; личностные качества школьников, своеобразие их психических процессов (особенности памяти, внимания, восприятия, темп деятельности и др.).

В течение первого года обучения контрольные работы не проводятся. Итоговые контрольные работы проводятся в конце учебного года. Запрещено проверять технику чтения «на скорость» с секундомером. Технику чтения учащихся проверяет учитель данного класса, учитывая индивидуальные особенности каждого ученика, его темп чтения.

Вопрос 8. Как помочь ребенку быстрее привыкнуть к школьной жизни?

Успехи шестилетнего ребенка в школе во многом определяются его готовностью к ней, а также, и это важнее всего, отношением родителей и учителя к новой деятельности в жизни ребенка.

Прежде всего важно, чтобы он пошел в школу физически развитым, здоровым.
Для успешного обучения школьников необходимо учитывать особенности их адаптации (привыкания, приспособления) к школьной жизни.

Первый год обучения особенно трудный для ребенка: меняется привычный уклад его жизни, он привыкает к новым социальным условиям, новой деятельности, незнакомым взрослым и сверстникам. Более неблагоприятно адаптация протекает у детей с нарушениями физического и психологического здоровья.

Наблюдения показали, что социально-психологическая адаптация может проходить по-разному.  Значительная часть детей (примерно 50-60%) привыкают в течение 2-3-х месяцев обучения. Это проявляется в том, что ребенок привыкает к коллективу, ближе узнает своих одноклассников, приобретает друзей. У таких детей преобладает хорошее настроение, активное отношение к учебе, желание посещать школу, способность добросовестно и без видимого напряжения выполнять требования учителя.

Другим детям (около 30%) требуется больше времени для привыкания к новой школьной жизни. Они могут до конца первого полугодия предпочитать игровую деятельность учебной, не сразу выполняют требования учителя, часто выясняют отношения со сверстниками неадекватными методами (дерутся, капризничают, плачут, жалуются). У этих детей возникают трудности и в усвоении школьных программ.

И, наконец, в каждом классе есть примерно 14% детей, у которых к значительным трудностям учебной работы прибавляются трудности болезненной и длительной (до одного года) адаптации. Такие дети отличаются устойчивыми отрицательными эмоциями, нежеланием учиться и посещать школу. Часто именно с этими детьми не хотят дружить, сотрудничать, что вызывает новую реакцию протеста: они ведут себя вызывающе, мешают проводить учебные занятия и пр.

Наиболее напряженными для всех детей являются первые четыре недели обучения. Очень важны в это время внимание и поддержка со стороны родителей и учителей.Необходимо быть сдержанными, спокойными, поддерживать достоинства детей, радоваться их успехам, стараться помочь наладить отношения со сверстниками. Если учитель, родители не будут учитывать трудности адаптационного периода, это может привести к нервному срыву ребенка и нарушению его психического здоровья. Помните об этом.

Вопрос 9. Чем заниматься с ребенком, чтобы он оказался готовым к школе?

Во-первых, надо помнить, что готовность к школе — это сложный комплекс определенных психофизиологических состояний, умений, навыков и здоровья ребенка. Искусственно форсировать эту готовность нельзя. Однако необходимо и можно помогать ребенку подготовиться к школьной жизни.

В настоящее время 92% детей пятилетнего возраста готовятся к школьной жизни в учреждениях дошкольного образования. Их деятельность в учреждении дошкольного образования регламентируется государственной программой «Пралеска». Те, кто не посещает учреждения дошкольного образования, в обязательном порядке должны пройти эту подготовку, чтобы иметь одинаковые стартовые возможности, через разные формы организации работы в учреждении дошкольного образования, школе.

Необходимо иметь в виду, что ребенку, не посещавшему детский сад, бывает трудно смириться с тем, что в школе он не самый главный, не единственный, а такой же, как и все остальные дети. Он должен сидеть на учебном занятии и не мешать другим, он вынужден подчиняться общей дисциплине, постоянно соотносить свои желания и интересы с желаниями и интересами учителей и одноклассников. Необходимо постараться устроить так, чтобы он еще до школы чаще общался со сверстниками.

Первокласснику приходится самому себя обслуживать. Поэтому о навыках самообслуживания следует позаботиться особо. Очень важно, чтобы ребенок к моменту поступления в школу обладал известной долей самостоятельности: умел завязывать шнурки, застегивать пуговицы, сложить портфель, содержать в порядке свою комнату, место для занятий, игрушки, одежду, обувь. Не следует делать это за детей, не нужно освобождать их от трудовых усилий. Нельзя нарушать один из важных принципов воспитания: не делать за детей то, что они в состоянии сделать сами. Это очень важная составляющая готовности к школе.

Важно, чтобы ребенок развивал в себе волевые качества. Для этого его нужно приучать любое начатое им дело доделывать до конца. В первую очередь надо позаботиться о его здоровье. Плавание, прогулки, велосипед – это занятия, способствующие будущему успешному вступлению в школьную жизнь.

Самый важный способ развития (относящийся и к речи, и к вниманию, и к общению, и к памяти, и к воображению, и еще ко многому другому) – чтение ребенку книги.  Читайте детям книги. В этом возрасте хорошо читать малышам волшебные сказки разных народов. Чтение нельзя подменить телевизором. Об этом надо родителям помнить всегда. Нужно читать (или рассказывать) детям сказки не менее получаса в день. Поощряйте все занятия, которые заставляют работать фантазию, воображение, самостоятельную смекалку: рисование, лепку, конструирование.

Вопрос 10. И все-таки. Обязательно ли ребенок должен уметь читать, писать, считать до школы?

Многие родители ограничиваются тем, что пытаются научить ребенка чтению, письму и счету. Следует помнить, что пятилетний малыш не может еще серьезно заниматься, и совершенно недопустимо, чтобы подобные «уроки» сопровождались скандалами, криками и слезами. Подготовленный таким образом ребенок первое время действительно хорошо успевает, но постепенно «домашний запас» кончается, учиться становится все труднее. Он не умеет быть внимательным в течение всего учебного занятия, не радуется собственным успехам, в школу ходит без всякого удовольствия.

Может лучше совсем не готовить ребенка к школе? Придет время, там всему и обучится? Педагоги и психологи считают, что готовить обязательно надо. Только без принуждения и наказаний. Сейчас многие дети умеют читать, писать и считать еще в дошкольном возрасте. Если ребенок с интересом и в игровой форме осваивает эти хитрые премудрости, не стоит ему мешать. Но если ребенок наотрез отказывается, то не заставляйте его насильно это делать, ибо тем самым вы можете навсегда отбить охоту учиться.

Обучение чтению, письму, счету – это основная задача начальной школы. Учитель сделает это грамотнее и профессиональнее, чем родители. Хотя считать в пределах десяти дошкольник должен, так как это входит в программу детского сада.
Конечно же, ребенок, с которым занимаются родители еще до школы, не будет испытывать серьезных проблем в первом классе. Поэтому, если вы обучите малыша чтению, то облегчите его будущую учебу. Главное только – не принуждать ребенка, а приучать его к чтению с помощью различных развивающих игр и занятий.

При обучении письму учитель сталкивается часто с проблемой недостаточного развития мелких мышц руки. Для развития кисти малышам рекомендуется рисовать, раскрашивать рисунки, выполнять их точками и штриховыми линиями, рисовать по образцу, обводить шаблоны, строить фигуры при помощи лекал, лепить из пластилина. Чем тверже, увереннее будет рука у ребенка, тем легче он освоит письмо букв.

Вопрос 11. Где взять учебники, и какие еще школьные принадлежности нужны первокласснику?

Все учебники для учащихся первого класса выдаются в школе. 
Примерный список необходимых принадлежностей для первого класса в школах, как правило, вывешивают.

Первокласснику необходимы:

— набор шариковых ручек
— фломастеры и карандаши
— ластик
— точилка
— обложки для тетрадей и книг
— пенал
— линейка
— краски (акварельные или гуашь)
— альбом для рисования
— набор кисточек.

Вопрос 12. Нужна ли школьная форма первоклассникам?

Да. Но сегодня мы говорим не о школьной форме, а об одежде делового стиля: строгой, аккуратной, удобной, красивой, чтобы нравилась тому, кто ее будет носить. Родителям необходимо поинтересоваться, какая одежда делового стиля принята для ношения учащимися в данной конкретной школе. После учебных занятий, если ученик остается в группе продленного дня, то следует приготовить одежду для того, чтобы он смог переодеться.

Вопрос 13. На чем остановить выбор: на школе, о которой «ходит» хорошая слава, или же искать хорошего учителя?

Пожалуй, это самый важный вопрос. Поскольку эти ответы будут читать в основном учителя начальных классов, чтобы использовать их для ответов родителям первоклассников на родительских собраниях, то обращаемся к ним.

Уважаемые коллеги! Вы видите по содержанию вопросов, как волнуются родители, отдавая в Ваши руки своих первоклашек. На поставленный в данном случае вопрос ответ такой: ищите хорошего, доброго, терпеливого, любящего детей и свою работу учителя». От Вас зависит все: и желание учеников каждый день «бежать» к Вам в школу, ожидая встречи со своей, самой доброй учительницей, и усвоение нового материала на уроке, и хорошее настроение родителей, и спокойная обстановка в семье, и горящие глаза Ваших учеников, которые первый раз перешагнули порог школы с огромной надеждой и верой в то, что их здесь очень ждали, особенно Вы, их первая учительница.


Родителям можно посоветовать:

Поддержите в ребенке его стремление стать школьником. Ваша искренняя заинтересованность в его школьных делах и заботах, серьезное отношение к его первым достижениям и возможным трудностям помогут первокласснику подтвердить значимость его нового положения и деятельности.


Обсудите с ребенком те правила и нормы, с которыми он встретился в школе. Объясните их необходимость и целесообразность.

Ваш ребенок пришел в школу, чтобы учиться. Когда человек учится, у него может что-то не сразу получаться, это естественно. Ребенок имеет право на ошибку.


Составьте вместе с первоклассником распорядок дня, следите за его соблюдением.

Не пропускайте трудности, возможные у ребенка на начальном этапе овладения учебными навыками. Если у первоклассника, например, есть логопедические проблемы, постарайтесь справиться с ними на первом году обучения.

Поддержите первоклассника в его желании добиться успеха. В каждой работе обязательно найдите, за что можно было бы его похвалить. Помните, что похвала и эмоциональная поддержка способны заметно повысить интеллектуальные достижения человека.


Если вас что-то беспокоит в поведении ребенка, его учебных делах, не стесняйтесь обращаться за советом и консультацией к учителю или школьному психологу.

С поступлением в школу в жизни вашего ребенка появился человек более авторитетный, чем вы. Это учитель. Уважайте мнение первоклассника о своем педагоге.

Учение — это нелегкий и ответственный труд. Поступление в школу существенно меняет жизнь ребенка, но не должно лишать ее многообразия, радости, игры. У первоклассника должно оставаться достаточно времени для игровых занятий.

Вы как никто другой знаете своего ребенка, прислушайтесь к нему, постарайтесь понять его чувства и переживания. И тогда учеба в школе будет в радость ребенку и родителям.


А 1 сентября устройте ребенку настоящий праздник – поход в парк, выезд на природу, посещение кинотеатра или театра. И обязательно – цветы. И обязательно – торт или пирог. И обязательно – мороженое. Праздник! Даже если ребенок идет не в первый, а во второй или в четвертый класс. Один раз в году – праздник школы. Ведь это же так здорово — «первый раз в первый класс»!

12 критических проблем, стоящих перед образованием в 2020 г. (Мнение)

У образования много критических проблем; хотя, если вы смотрите вечерние новости или 24/7 новостные каналы, вы, скорее всего, увидите очень мало, когда речь идет об образовании. Наш политический климат взял верх над новостями, и кажется, что образование снова отходит на второй план по сравнению с важными политическими событиями, а также непристойными историями о звездах реалити-шоу.Иногда это заставляет задуматься, насколько ценится образование?

Каждый год примерно в это время я обращаю внимание на некоторые важные проблемы, с которыми сталкивается образование. Дело не в том, что я пытаюсь ускорить праздничный сезон, размещая его задолго до 1 -го -го года нового года. На самом деле я считаю, что мы должны критически взглянуть на проблемы, с которыми мы сталкиваемся в сфере образования, и наладить некоторый диалог и действия по этим вопросам и обсудить их раньше, чем позже.

Очевидно, что тот факт, что мы вступаем в 2020 год, означает, что нам нужно взглянуть на некоторые из этих проблем задним числом, потому что мы уже видели их раньше.Изменились ли проблемы прошлого или они продолжают влиять на нашу жизнь? Как и в любом списке, вы заметите отсутствие одного, который, по вашему мнению, следует добавить. Не стесняйтесь использовать социальные сети или поле для комментариев в конце этого блога, чтобы добавить те, которые, по вашему мнению, должны быть там.

12 проблем с образованием

Эти вопросы не отсортированы по важности. На самом деле я составил список из примерно 20 критических вопросов, но хотел сузить его до 12. Они варьируются от проблем, которые негативно влияют на нашу жизнь, до проблем, которые влияют на нашу жизнь позитивным образом, и я хотел предоставить список проблем, которые я чувствуют, что преподаватели поверит, что все в их власти.

Большую часть 2019 года я провел в дороге, путешествуя по США, Канаде, Европе, Великобритании и Австралии. Проблемы, которые выделены ниже, возникли в большинстве этих стран, но они будут особенно важны для тех из нас, кто живет в США. Есть пара, которая, кажется, конкретно касается США, и это станет очевидно для вас, когда вы их видите.

Здоровье и благополучие — Исследования показывают, что многие из наших студентов находятся в состоянии стресса, переполнены тревогой и находятся на пределе возможностей. Учителя и руководители сталкиваются с теми же проблемами. Будь то из-за социальных сетей, превышения расписания или из-за воздействия высоких ставок тестирования и давления на выполнение, это должен быть год, когда осознанность станет даже более важной, чем в 2019 году. Будь то использование приложений и программ для осознанности или Внедрение двойных перерывов в начальной школе и частые «клювы» в течение дня, пришло время дать школам автономию, чтобы помочь ученикам найти больше баланса.

Грамотность — У нас слишком много студентов, которые не умеют читать, и поэтому рискуют упустить возможность полностью раскрыть свой потенциал.Десятилетиями велись споры о целостном языке и фонетике, а наши студенты все еще отстают. Пришло время сосредоточить внимание на обучении грамоте со сбалансированным подходом.

Руководство школой — Многие руководители школ вступают в должность с большими надеждами на то, что они окажут глубокое влияние, но не всегда готовы к тому, что они находят. У школьного руководства есть потенциал быть потрясающим. И когда я говорю о руководстве школой, я также имею в виду заведующих кафедрами, руководителей PLC или руководителей классов.К сожалению, не все лидеры чувствуют себя готовыми к этой должности. Лидерство — это понимание того, как побудить людей работать вместе, глубокое понимание процесса обучения и наращивание потенциала всех, кто их окружает. Это означает, что университетские программы, вспомогательные программы и нынешние лидеры, которые тренируют тех, кто хочет быть лидерами, должны найти способы раскрыть потенциальным лидерам все достоинства, а также трудности, связанные с должностью.

Наше восприятие учеников — За последний год я участвовал в интересном диалоге в школах.Одна из проблемных областей — восприятие преподавателями (то есть лидерами, учителями и т. Д.) Своих учеников. Иногда мы занижаем наши ожидания от учеников из-за их происхождения, а иногда мы держимся недостижимых ожиданий, потому что считаем, что наши ученики слишком нянчятся. И что еще хуже, я слышал, как преподаватели говорят об определенных учениках очень негативно, с явной предвзятостью, которая должна мешать тому, как они учат этих учеников. Пусть 2020 год станет годом, когда мы сосредоточимся на нашем восприятии учеников и устраним те предубеждения, которые могут просочиться в наше обучение и руководство.

Культура справедливости — Давным-давно я узнал, что история, которую я узнал во время учебы в K-12, была чистой версией всего этого. У этих историй есть несколько сторон, и нам нужны все они для более глубокого понимания мира. Прочтите этот мощный гостевой блог Майкла Фуллана и Джона Маллоя, чтобы глубже взглянуть на культуру справедливости.

Кроме того, у нас есть разрыв в достижениях с некоторыми маргинализованными группами населения (например, афроамериканские мальчики), а также с другими маргинализованными группами населения (т.е., ЛГБТ), которые не чувствуют себя в безопасности в школе. Разве школа не должна быть безопасным местом, где каждый ученик полностью раскрывает свой потенциал?

Учащимся и школам, которые они посещают, необходимо предоставить равные ресурсы, а мы знаем, что этого еще не происходит. Мой постоянный ресурс — это «Переосмысление школ».

Взаимоотношения между офисом округа и уровнем здания — Слишком много школьных округов, где между администрацией округа и руководителями уровня здания сильно разобщены.2020 год должен стать годом, когда большее количество районных офисов найдет баланс между осуществляемыми сверху-вниз инициативами и созданием большего пространства для диалога с руководителями зданий и учителями. Школьные округа, скорее всего, никогда не улучшатся, если людям постоянно будут указывать, что им делать, и не давать им возможности поделиться творческой стороной, которая, вероятно, и заставила их принять на работу в первую очередь.

Политика — Год выборов. Будьте готовы к волне всего, что с ней связано.Негативные кампании и плохое поведение взрослых в то же время мы призываем учащихся относиться друг к другу с уважением. Для нас важно начать этот диалог в наших классах и поговорить о том, как уважительно соглашаться или не соглашаться. Вдобавок мы должны задаться вопросом, как кампании и окончательное решение президента повлияют на образование, потому что последние несколько секретарей образования не дали нам повода для радости.

Наше восприятие учителей — За последние несколько десятилетий были предприняты согласованные усилия, чтобы заставить учителей выглядеть так, будто они выбрали преподавание, потому что они не могут делать ничего другого.Будь то политическая риторика, средства массовой информации и телевизионные программы, наш диалог не был добрым и привел к негативному восприятию учителей. Эта риторика не только нанесла вред школьному климату, но и превратила некоторых учителей в пассивных участников своей профессии. Учителя — образованные, трудолюбивые профессионалы, которые пытаются помочь удовлетворить академические и социально-эмоциональные потребности своих учеников, что не всегда легко.

Vaping — Многие средние и старшие школы в США.S., с которой я работаю, сталкивается со слишком большим количеством студентов, которые вейпируют, и некоторые из этих студентов делают это в классе. Фактически, эта история NBC показывает, что среди подростков произошел значительный всплеск использования вейпинга. Кроме того, эта история показывает, что вейпинг — серьезный кризис в области здравоохранения, и чтобы его преодолеть, потребуются родители, школа и общество.

Время выполнения задания и вовлечение учащихся — Слишком долго мы согласовывали такие слова, как «Время выполнения задания», что часто приравнивается к пассивности учащихся в собственном обучении.Пришло время сосредоточиться на вовлечении студентов, что позволяет нам перейти от поверхностного к глубокому обучению и перейти к обучению на переносном уровне. Это также помогает сбалансировать мощность в комнате между взрослыми и учениками.

Учителя С ружьями — Мне нужно быть с вами честным; это было нелегко добавить в список, и это в значительной степени проблема США. Недавно я увидел эту историю с Лестером Холтом на канале NBC Nightly News, в которой рассказывается об учителях в Юте, обучающихся стрелять из оружия в случае активного стрелка в их школе.Это история, которую мы увидим еще больше в 2020 году.

Изменение климата — Будь то потому, что они были вдохновлены Гретой Тунберг («Человек года времени»), или годами, когда мы слышали об изменении климата в школе и дома, молодые люди будут продолжать расти и делать изменение климата критической проблемой в 2020 году. Мы видели, как в этом году забастовали тысячи студентов, и после последнего признания Тунберга эта цифра, несомненно, возрастет.

В конце — Всегда интересно подумать о прошедшем году и начать составлять список критических проблем.Я знаю, что может быть сложно взглянуть на это и начать понимать, где мы вписываемся во все это, но я всегда считал, что образование заключается в том, чтобы взять на себя некоторые из этих важных проблем и изменить их, чтобы сделать их лучше. Любой, кто начинает преподавать, должен верить в то, что он может улучшить образовательный опыт для своих учеников, и это лишь несколько мест, с которых можно начать.

Питер ДеВитт, изд. является автором нескольких книг, в том числе Coach It Further: Using the Art of Coaching to Improve School Leadership (Corwin Press.2018) и «Лидерство в обучении: создание практики вне теории» (Corwin Press. 2020). Свяжитесь с ним в Twitter, Instagram или через его станцию ​​на YouTube.

Фотография любезно предоставлена ​​Getty Images.

Реформа учебных программ в крупнейших школьных округах страны

Этот отчет содержит исправления.

Загрузите PDF-файл, чтобы просмотреть таблицу в Приложении A: Информация об усыновлении учебных материалов округа.

Введение и резюме

Учебные планы и учебные материалы имеют решающее значение для академической успеваемости.Литературный обзор соответствующих исследований 2017 года предоставил убедительные доказательства того, что разумный выбор этих материалов может стать рентабельным рычагом для штатов и округов, стремящихся повысить академическую успеваемость. Одно исследование внедрения учебников в пяти штатах показало, что использование наиболее эффективных учебников — на основе результатов успеваемости — по математике в четвертых и пятых классах коррелировало с повышением успеваемости учащихся на 0,1 стандартного отклонения. Это столько же, сколько польза от наличия опытного учителя, а не от новичка.И исследователи, проанализировавшие влияние на успеваемость учащихся наиболее часто используемых учебников по математике в Калифорнии, обнаружили, что использование определенного учебника было связано с аналогичным повышением успеваемости учащихся. Аналогичное исследование в настоящее время проводится в отношении учебных материалов по искусству английского языка (ELA) и естествознания в Калифорнии.

Подписаться на

InProgress

Хотя эти результаты были только корреляционными, эффекты учебной программы также были обнаружены в исследованиях, в которых школьная программа составлялась случайным образом.Это делает более вероятным, что именно учебная программа, а не другие характеристики округа, была ответственна за повышение успеваемости учащихся. Фактически, когда размеры эффекта — мера величины, сопоставимая для различных вмешательств — различных образовательных вмешательств накладываются друг на друга, размер эффекта сильной учебной программы больше, чем у многих других общих усилий по реформе образования.

В этом отчете впервые представлены существующие исследования учебных программ и учебных материалов.Затем он изучает учебные программы и учебные материалы, используемые в 30 крупнейших округах США. В этом анализе используются две общедоступные рейтинговые системы — EdReports и аннотированные обзоры Министерства образования Луизианы — для получения моментального снимка текущего статуса принятия реформы учебных программ и учебных материалов в округах.

Анализ Центра американского прогресса показывает, что 10 из 25 школьных округов, которые ответили на запросы авторов и используют рейтинговые учебные программы, не используют какие-либо учебные материалы, получившие высокие оценки по любой из рейтинговых систем.Но несколько округов выделяются тем, что приняли высоко оцененные учебные материалы: школы округа Шелби в Теннесси, государственные школы округа Дюваль во Флориде, система государственных школ округа Уэйк в Северной Каролине и государственные школы округа Джефферсон в Кентукки приняли или рекомендуют учебные материалы. материалы, которые высоко оцениваются инструментами оценки EdReports и Луизианы практически по всем направлениям. В следующем разделе этого отчета освещаются процессы принятия и реализации в некоторых образцовых округах.

Этот анализ также выявил сложность определения того, какие округа с учебными материалами принимают или рекомендуют. Только 18 из 30 районов предоставили такую ​​информацию на своих сайтах. Восемнадцать округов предоставили информацию на своих веб-сайтах о процессе принятия учебных материалов. Выводы CAP показывают, что еще многое предстоит сделать для устранения препятствий на пути принятия и внедрения высококачественных учебных материалов. В последнем разделе этого отчета представлены рекомендации по политике для округов, реализующих изменения в учебной программе.

Например, округам следует сделать общедоступной информацию об учебных программах и учебных материалах для родителей и других заинтересованных сторон, аналогично тому, как в настоящее время доступны результаты тестов учащихся и другая школьная информация. Округам следует также предпринять шаги для улучшения своих процессов, чтобы гарантировать, что их внимание будет сосредоточено на принятии высококачественных материалов, которые соответствуют стандартам для колледжей, таким как Общие основные государственные стандарты или другие аналогичные строгие государственные стандарты, и которые способствуют обучению учащихся.Наконец, внедрение — лишь один из многих шагов, необходимых для внедрения высококачественных учебных материалов. Помимо усыновления, округам необходимо предоставить учителям программы повышения квалификации, основанные на содержании, которые дадут им возможность глубоко изучить материалы и обеспечить эффективное обучение в соответствии с их учебной программой.

Исследование учебной программы и учебных материалов

Покупка более качественной учебной программы может быть рентабельной для округов, поскольку более качественные варианты часто стоят столько же, как и более низкокачественные.А недавнее развитие высококачественных открытых образовательных ресурсов (ООР) сделало некоторые из лучших учебных материалов бесплатно доступными для любого округа. OER — это материалы, опубликованные с использованием лицензии на открытый контент, которая позволяет любому использовать их бесплатно. Однако важно отметить, что затраты на печать и другие затраты на внедрение могут быть значительными.

Как упоминалось выше, исследования показывают, что учебники и другие учебные материалы могут влиять на успеваемость учащихся. И когда округа гарантируют, что учителя понимают и чувствуют себя комфортно с новыми учебными материалами во время внедрения, эти материалы также могут улучшить педагогические навыки учителей.В одном недавнем исследовании учителя, которым давали уроки, призванные стимулировать решение проблем в реальных ситуациях, а также помогать в реализации этих уроков, повысили успеваемость своих учеников по математике. Примечательно, что учителя, чья способность повышать успеваемость учащихся была ниже, чем у их сверстников, заметили наибольшие успехи в успеваемости своих учеников: использование высококачественных уроков было связано с большим повышением результатов для их учеников, вероятно, из-за повышения квалификации учителя. представление.Качественные учебные материалы также могут помочь повысить уровень знаний учителей. Это позволяет учителям более эффективно передавать своим ученикам понимание, знания и навыки, повышая успеваемость учеников.

Более того, принятие высококачественных учебных программ может уменьшить потребность учителей в поиске или разработке собственных дополнительных материалов. Согласно отчету K-12 Market Advisors, учителя в США тратят в среднем 12 часов в неделю на поиск или создание собственных материалов.Теоретически наличие высококачественной учебной программы, на которую можно положиться, позволяет учителям посвящать свое время многим другим важным аспектам обучения, таким как углубление своего содержания и педагогических знаний; развитие отношений с учениками и родителями; и анализ данных об учениках с целью корректировки обучения. На практике существует множество причин, по которым учителя с высококачественной учебной программой все же могут дополнять ее или использовать свои собственные материалы. В настоящее время исследователи изучают факторы, влияющие на то, почему учителя могут сделать этот выбор.Это одна из причин, почему реализация учебной программы является гораздо более важным и трудным шагом, чем внедрение учебных материалов.

Одним из обещаний широкого принятия штатом более высоких государственных стандартов, готовых к поступлению в колледж, было то, что округам будет легче найти учебные программы, учебники и другие учебные материалы, которые действительно соответствуют стандартам. Раньше политические пристрастия крупных штатов, таких как Техас, определяли большую часть того, что было включено в учебники из-за непропорциональной доли рынка штата.

После того, как большинство штатов перешло на более высокие стандарты, такие как Common Core State Standards или другие столь же строгие государственные стандарты, исследователи обнаружили, что некоторые издатели неверно рекламировали свои материалы как согласованные. Вместо этого исследователи обнаружили, что в большинстве учебников был посторонний материал, не связанный со стандартами, они не охватывали и пятую часть стандартов и не давали учащимся возможности достичь более высоких уровней когнитивных требований, требуемых стандартами.Обзоры на EdReports.org, веб-сайте, который призван функционировать в качестве «Потребительских отчетов» для школьных материалов, показывают, что, хотя есть доступные варианты, которые соответствуют ожиданиям по согласованию стандартов, многие варианты все еще не работают, включая несколько популярных названий. от крупных издательств.

В целом, однако, многие препятствия на пути внедрения высококачественных учебных материалов были устранены. Исследования показывают, что выбор высококачественной учебной программы является важным рычагом, способным повысить успеваемость учащихся и улучшить практику преподавания.Стоимость более качественных учебных материалов часто не превышает стоимости менее эффективных материалов, и многие доступные ресурсы можно получить бесплатно в Интернете, хотя печать и профессиональное развитие все еще могут быть дорогостоящими. А общедоступные рейтинги учебных материалов могут дать округам представление о качестве различных материалов, которые широко доступны. Есть даже несколько рубрик, таких как рубрика «Оценка качества учебных материалов для преподавателей Achieve» (EQuIP), которые школьные округа могут использовать для самостоятельного определения качества.

Методы и анализ

Доступная для районов информация о качестве и важности учебных материалов за последние годы значительно расширилась. Учитывая это, CAP стремилась ответить на вопрос, какие материалы в настоящее время используют округа, и имеют ли эти материалы высокие оценки в общедоступных рейтинговых системах. Это важный первый шаг в определении того, какие препятствия все еще существуют для принятия и внедрения высококачественных учебных программ и как их можно преодолеть.

Расчетный дизайн

CAP проанализировал учебные материалы по математике и английскому языку для четвертых и восьмых классов, используемые в 30 крупнейших округах страны, в которых обучается около 100 000 или более учащихся. CAP выбрала в качестве отправной точки большие районы, потому что в них обучается более 6 миллионов из 50,7 миллиона детей в государственных школах страны. Более того, в более крупных округах, как правило, есть более подробные веб-сайты, что увеличивает вероятность того, что они предоставят общественности информацию об учебных материалах.CAP выбрала образцы материалов четвертого и восьмого классов, чтобы иметь как элементарные, так и второстепенные примеры. Поскольку многие серии учебников имеют разные оценки по классам, однако, если бы авторы выбрали несколько разные оценки, они бы увидели немного разные результаты.

Служба

CAP собрала информацию о том, какие учебные материалы использовали эти 30 крупнейших округов, — сначала просматривая веб-сайты, а затем отправляя запросы по электронной почте, чтобы подтвердить или запросить информацию, которая была недоступна.Затем CAP проанализировал рейтинги этих материалов по двум системам рейтингов учебных материалов: EdReports и аннотированные обзоры учебных ресурсов Луизианы. Хотя есть несколько инструментов, доступных от других организаций, которые выполняют аналогичные функции — например, «Свидетельства для рейтингов ESSA», разработанные исследователями из Университета Джона Хопкинса, — эти две системы рейтингов предоставляют единственные общедоступные рейтинги широкого спектра учебных материалов.

EdReports использует инструменты рецензирования, которые разрабатывают опытные преподаватели, и требует, чтобы рецензенты прошли конкурсный процесс подачи заявок и прошли обучение.EdReports рассматривает учебные материалы в последовательном процессе — сначала определяет соответствие со стандартами, подготовленными колледжем, а затем, если критерии согласования соблюдены, оценивает удобство использования материалов. Учебные материалы, которые не соответствуют ожиданиям для первых, не рассматриваются для вторых. Один из способов, которым EdReports отображает результаты своих обзоров в Интернете, — это использование простого графического изображения светофора для представления оценок согласованности с высоко оцененными учебными материалами, отображаемыми зеленым цветом, чтобы указать, что они соответствуют ожиданиям; менее высокие оценки показаны желтым цветом, чтобы указать, что они частично соответствуют ожиданиям; а те, которые получили наименее благоприятные оценки, отображаются красным, что указывает на то, что они не соответствуют ожиданиям.

Департамент образования Луизианы создал онлайн-обзор учебных материалов, чтобы определить их соответствие стандартам для студентов Луизианы. Это единственное состояние, о котором известно CAP, которое создало такую ​​всеобъемлющую систему, чтобы помочь своим округам в выборе высококачественных учебных материалов, но его усилия по реформированию учебных программ выходят далеко за рамки просто рейтинговых материалов. После завершения процесса проверки и определения высококачественных учебных материалов Департамент образования Луизианы содействовал заключению контрактов в масштабе штата и утвержденному штатом профессиональному развитию для внедрения.В совокупности эти решения послужили сильным стимулом для местных округов штата к принятию и внедрению высоко оцененных материалов.

Согласно рейтинговой системе Луизианы, материалы, оцененные как Уровень 1, соответствовали всем критериям, не подлежащим обсуждению, и получили наивысший возможный балл по всем показателям высшего качества; материалы, оцененные как Уровень 2, соответствуют всем критериям, не подлежащим обсуждению, и некоторым показателям высшего качества; и материалы, отнесенные к Уровню 3, не соответствовали одному или нескольким критериям, не подлежащим обсуждению.

Как многоуровневая система Луизианы, так и графические светофоры EdReports группируют учебные материалы по трем категориям.Однако, хотя критерии, которые каждая система использует для оценки учебных материалов, аналогичны, EdReports дает оценку согласованности на основе балльной шкалы, в то время как в Луизиане есть набор так называемых не подлежащих обсуждению критериев, которые, если они не выполнены, автоматически переводят учебные материалы на уровень 3 По этой причине, хотя две рейтинговые системы находятся в тесном соответствии друг с другом, большему количеству учебных материалов присвоен уровень 3 в рейтинге штата Луизиана, чем EdReports оценивает как «не соответствует ожиданиям».

Ограничения и препятствия

При поиске информации о внедрении школьной программы в округе CAP столкнулась с несколькими препятствиями. Во-первых, во многих округах учебные программы или учебные материалы не размещаются на своих веб-сайтах; если эта информация общедоступна, ее часто очень трудно найти. CAP связалась по телефону или электронной почте с теми округами, которые не разместили информацию в Интернете, чтобы подтвердить принятые ими учебные планы. Даже при неоднократных попытках авторам не удалось связаться с некоторыми районами для подтверждения информации; эти районы включены в Таблицу 1 как «недоступные».Соответственно, даже если CAP действительно получал информацию об учебных материалах, он часто не знал год публикации, конкретное используемое издание или — для продуктов OER — дату последнего обновления используемой версии. В этих случаях CAP использовала рейтинги последних рецензируемых изданий на сайтах EdReports и Луизианы. Однако иногда разные версии или выпуски имели разные рейтинги.

Во-вторых, даже если CAP определит, какие учебные материалы были приняты в округе, это не обязательно подтвердит, что учителя активно их используют.Учителя сообщают, что они часто используют утвержденные округом учебные программы в качестве одного из многих ресурсов. Таким образом, учебная программа, утвержденная округом, может значительно отличаться от преподаваемой. Этот анализ не дает никакого представления о последнем.

В-третьих, «высокое качество» может определяться по-разному, в зависимости от местного контекста. Общедоступных рейтингов учебных материалов немного, и они не обошлись без недоброжелателей. Система Луизианы включена сюда, потому что Луизиана — один из немногих штатов, который провел эту работу на таком обширном уровне, а не потому, что CAP считает, что лучшее в Луизиане — лучшее для каждого штата.В таком штате, как Калифорния, например, где гораздо большая часть студентов изучает английский язык, существуют свои собственные стандарты и требования для изучающих английский язык. Это не отразится на рейтингах Луизианы. Авторы не являются экспертами по учебным программам и не хотят ввязываться в споры о преимуществах одной рейтинговой системы по сравнению с другой, но в этом анализе действительно используются инструменты, доступные для получения наилучшего возможного снимка текущих практик внедрения.

Наконец, текущие меры качества учебных материалов, используемые в этом анализе, больше сосредоточены на согласовании с существующими готовыми к колледжу стандартами, такими как Common Core, чем на результатах.Пока нет исследований о том, как использование материалов, которые действительно соответствуют более высоким стандартам, влияет на успеваемость учащихся, потому что эти материалы стали доступны только недавно. Однако, если учебные материалы имеют высокую оценку более чем в одной рейтинговой системе, они, скорее всего, соответствуют соответствующим стандартам подготовки к колледжу, что в настоящее время является лучшим показателем качества.

Результаты

Таблица 1 отображает прозрачность учебных материалов и рейтинги для 30 крупнейших районов страны.

Ниже приведены некоторые основные выводы:

  • Только 18 из 30 крупнейших округов страны размещают в Интернете информацию о принятых или рекомендуемых учебных материалах.
  • Двенадцать крупнейших округов страны не предоставляют в Интернете никакой информации о процессе принятия своих учебных программ.
  • Десять из 25 округов, учебные программы которых известны и оценены, не используют никаких учебных программ с высокими оценками.
  • Двадцать три из 25 округов, учебные программы которых известны и имеют рейтинг, используют или рекомендуют по крайней мере один учебный план с низким рейтингом.Система государственных школ округа Уэйк и государственные школы округа Дюваль — два округа, к которым не относятся.
  • Примерно одна треть — от 30 до 36 процентов, в зависимости от класса и предмета — материалов, которые округа сообщили о принятии или рекомендовании, получили высокую оценку EdReports, что означает, что они оправдали ожидания по согласованию. Имеется 37 случаев, когда районы принимают или рекомендуют материалы, которые соответствуют ожиданиям по согласованию; 51 экземпляр материалов районов частично соответствует ожиданиям согласования; и 21 случай, когда материалы районов не соответствуют ожиданиям согласования.
  • Только от 9 до 21 процента — в зависимости от класса и предмета — материалов, которые округа сообщили о принятии или рекомендовании, получили высокую оценку — или Уровень 1 — в аннотированных обзорах Луизианы. Было 15 случаев, когда округа применяли или рекомендовали материалы Уровня 1; 30 случаев использования или рекомендации районов по материалам Tier 2; и 66 случаев, когда округа применяют или рекомендуют материалы Уровня 3.
  • Школы округа Шелби в Теннесси, Государственные школы округа Дюваль во Флориде, Государственные школы округа Уэйк в Северной Каролине и Государственные школы округа Джефферсон в Кентукки выделяются среди округов, которые приняли или рекомендуют учебные материалы, получившие высокую оценку почти во всех странах. доска.
  • CAP не имеет информации об учебных материалах, используемых в некоторых районах. Некоторые районы не предоставили эту информацию и не ответили на запросы о предоставлении информации об учебных материалах. Другие округа, в том числе государственные школы округа Монтгомери и государственные школы округа Балтимор в Мэриленде и независимый школьный округ Сайпресс-Фэрбенкс в Техасе, используют созданную округом учебную программу, которая не оценивается EdReports или системой проверки Луизианы, хотя в некоторых из этих округов есть свои учебные планы оцениваются внешними рецензентами.В других округах используются учебные материалы, не прошедшие оценку ни в одной из рейтинговых систем. В Таблице 1 отмечены учебные программы, которые не были рассмотрены EdReports или Луизианом, как «не оцененные».

Сводку результатов по округам можно найти на Рисунке 1.

Как показывают эти результаты, большинству крупных школьных округов еще предстоит пройти долгий путь в плане принятия согласованных учебных материалов. Почти все округа, по которым имеется доступная информация, используют по крайней мере некоторые учебные материалы, которые не соответствуют стандартам, которые устанавливают ожидания относительно того, что учащиеся должны знать и уметь делать.Сорок процентов всех округов, по которым имеется доступная информация, не используют какие-либо учебные материалы, которые в значительной степени соответствуют тем же стандартам.

Образцовые округа для принятия высококачественных учебных материалов

Несмотря на проблемы, выделенные в этом анализе, есть много округов, которые нашли способы принять высококачественные учебные программы и учебные материалы. В следующих разделах описываются округа, которые работали над этим, в том числе путем установления прозрачного процесса усыновления и работы с учителями и другими заинтересованными сторонами для поддержки как усыновления, так и внедрения.Авторы связались с персоналом округа и поставщиками технической помощи, которые работали с этими округами, чтобы узнать о процессах принятия и реализации в округах, представленных в этом разделе. В некоторых случаях, в том числе в объединенном школьном округе Ньюпорт-Меса, уже были письменные тематические исследования, которые авторы использовали для сбора информации об округах, которые хорошо работают.

Объединенный школьный округ Ньюпорт-Меса, Калифорния

В 2016 году Объединенный школьный округ Ньюпорт-Меса в Коста-Меса, Калифорния, создал руководящий комитет под руководством преподавателей, назначенный округом, чтобы гарантировать, что округ принял высококачественную учебную программу по математике для от детского сада до пятого класса (K-5 ), которые получили поддержку учителей округа.В 2016 году округ созвал комитет учителей, чтобы сократить список возможных учебных программ до двух вариантов, которые в экспериментальном порядке опробовали более 100 учителей округа.

Используя рейтинговую систему EdReports, учителя работали в группах по 5-10 часов в неделю, анализируя и ранжируя учебные программы. Руководящий комитет определил в качестве приоритета две учебные программы, которые были согласованы или полностью согласованы со стандартами штата Калифорния Common Core, и в партнерстве с Департаментом образования округа Ориндж разработал многодневную программу профессионального развития для 123 учителей, которые пилотировали обе учебные программы в течение семи недель каждая.Программа также предоставила учителям возможность оценить каждую программу в соответствии с согласованностью, удобством использования, оценкой и технологией. Предоставление учителям возможности проверять учебные программы в классе после прохождения профессионального развития с использованием встроенного контента предоставило округу надежную обратную связь о том, что сработало, а что нет. После восьми месяцев исследований и пилотного тестирования учителя собрались, чтобы изучить доказательства, порекомендовать, какую учебную программу принять, и пришли к консенсусу с округом. Округ решил принять новую учебную программу по математике K-5, которая пользовалась поддержкой учителей и взяла на себя обязательства по обеспечению успеваемости учащихся.

Система государственных школ округа Уэйк, Северная Каролина

В системе государственных школ округа Уэйк, в которую входит район Роли, государственное финансирование учебников было сокращено почти вдвое после Великой рецессии в 2009 году. Это затруднило для округа внедрение процесса усыновления, поскольку он не мог себе этого позволить. покупать учебники для своих школ. Другие округа, столкнувшиеся с этими бюджетными трудностями, возможно, застряли с устаревшими учебными программами и учебниками, но этот округ воспользовался ситуацией, приняв две бесплатные учебные программы OER: EL Education, учебную программу ELA, опубликованную Open Up Resources и которую EdReports оценивает высоко, «Mathematics Vision Project», учебная программа по математике для старших классов, которая также относительно высоко оценена EdReports.

Процесс начался в 2015-16 учебном году с качественной проверки существующих ресурсов для анализа того, к каким учителям имели доступ и где они столкнулись с нехваткой ресурсов. С помощью поставщика технической помощи руководство округа посетило 25 школ, встретилось с учителями, поговорило с учащимися и руководителями школ и проанализировало образцы работ учащихся. Округ обнаружил, что из-за бюджетных трудностей после рецессии у учащихся не было доступа к строгой учебной программе, а у учителей не было достаточных ресурсов для внедрения новых государственных стандартов.Это заставило многих учителей тратить много времени на создание собственных материалов.

Это привело к тому, что система государственных школ округа Уэйк сделала приоритетным принятие учебных программ. Он использовал рейтинговые системы, такие как EdReports, чтобы определить, какие ООР являются высококачественными. Округ начал коммуникационную кампанию по проверке качества, чтобы члены сообщества и преподаватели поняли, почему это изменение было необходимо. Он разослал запрос предложений на материалы, соответствующие стандартам, культурно-культурные особенности, совместимые с существующими системами и недорогие.Затем округ оценил учебные программы с помощью Инструмента оценки учебных материалов от партнеров по успеваемости учащихся и обзоров EdReports, чтобы отдать приоритет качественным учебным программам. После того, как учителя и руководство округа сузили список до двух или трех рекомендаций, округ провел серию встреч с сообществом, на которых родители и учащиеся могли изучить образцы учебных программ и задать вопросы компаниям, выпускающим учебники.

В конечном итоге система государственных школ округа Уэйк приняла только учебные программы OER — EL Education и Mathematics Vision Project.Это позволило округу реинвестировать доллары, ранее потраченные на учебники, в профессиональное развитие. Это также предоставило родителям, учащимся и партнерам из общины открытый доступ к учебным материалам; для классных комнат, в которых не было достаточного цифрового доступа, ресурсы были предоставлены в печатном виде.

Округ также предоставил пять-шесть дней профессионального развития любому учителю, внедряющему или поддерживающему новую учебную программу. Руководство округа создало онлайн-сообщества, в которых учителя могли бы обмениваться идеями для продолжения профессионального развития, а также разработало структуры руководства школами и округами, чтобы администраторы могли глубже понять содержание учебной программы.

До принятия в 2017 году учебных программ OER в некоторых школах системы государственных школ округа Уэйк использовались учебники, рейтинг которых был значительно ниже, чем OER в EdReports и в многоуровневой системе Луизианы. Есть надежда, что новая учебная программа будет более качественной и учителя почувствуют поддержку при переходе на новые учебные материалы.

Государственные школы округа Дюваль и школы округа Паско, Флорида

Во Флориде округа работают по пятилетнему скользящему циклу, чтобы принять новые учебные программы.В то время как государственные школы округа Дюваль, в которую входит город Джексонвилл, уже приняли учебную программу по математике на 2015 год, округ использовал критерий EQuIP компании Achieve для оценки качества учебной программы и определил, что ее учебная программа не соответствует государственным стандартам. Затем Дюваль решил закупить учебные материалы на год раньше, чем установленный государством цикл принятия, чтобы закупить материалы Eureka Math, также известные как EngageNY.

Но закупки — это только начало.Дюваль посвятил много времени тому, чтобы учителя понимали и чувствовали себя комфортно с тем, что было в материалах. Руководство округа отметило получение поддержки учителей перед закупкой, обучение учителей по учебной программе и обеспечение профессионального развития, основанного на учебной программе, с повышением удобства учителей при использовании материалов и сокращением отклонений от принятой учебной программы. Они также заявили, что считают, что участие учителей в реформе учебной программы способствовало повышению успеваемости учащихся в округе.За два года оценки по математике в третьем классе повысились на 6 процентных пунктов, а оценки по математике в четвертом классе — на 9 процентных пунктов, хотя это не оказало немедленного влияния на оценки языковых навыков.

Государственные школы округа Дюваль в настоящее время являются одним из пяти школьных округов Флориды, остальные — это школы округа Паско, школы округа Бревард, Школьный совет округа Хайлендс и государственные школы округа Бровард, которые работают над созданием профессиональных учебных сообществ (PLC), построенных вокруг четырех -недельные циклы профессионального развития, встроенного в контент.Это общее время планирования помогает учителям определять возможности для успеха и возможные проблемы в основном тексте и глубоко вникать в содержание. Затем учителя опробуют этот тренинг на практике, а тренеры наблюдают, был ли урок успешным. Затем тренеры и учителя используют данные наблюдений и размышления учителей, чтобы определить, что прошло хорошо, а что должно произойти по-другому в следующий раз.

Этот повторяющийся цикл командного профессионального развития с использованием встроенного контента помог другим округам, таким как округ Паско, закупить и внедрить высококачественные материалы.Благодаря этой работе, округ Паско определил, что программа «GO Math!» Houghton Mifflin Harcourt! учебная программа не была в достаточной степени согласована со стандартами, и вместо этого Eureka Math была внедрена в шести школах с самой низкой успеваемостью. По словам Ванессы Хилтон, помощника суперинтенданта по успеваемости учащихся в школах округа Паско, более 50 процентов преподавательского состава прошли альтернативную сертификацию, а это означало, что она считала, что учителям потребуется дополнительная поддержка при внедрении новой учебной программы. У каждого учителя было два дня повышения квалификации летом, чтобы ознакомить их с материалами и стандартами беглости речи.Кроме того, округ Паско создал модульное исследование с двумя учителями из каждой школы, работавшими в рамках PLC, чтобы понять содержание и обучить других учителей. В качестве дополнительного источника поддержки руководство округа также объясняло математические модули в еженедельных подкастах.

После реализации, округ опросил учителей и директоров школ, чтобы узнать, сталкивались ли они с какими-либо препятствиями. Компания Pasco также заручилась поддержкой сообщества, предоставив родителям ресурсы для новой учебной программы по математике и организовав для родителей учебные вечера для объяснения процесса внедрения.В 2017-18 учебном году Паско расширил внедрение Eureka Math по всему округу.

Политические рекомендации

Этот анализ является предварительным погружением в то, какие учебные планы и учебные материалы используют округа в настоящее время. Хотя анализ иллюстрирует текущий статус этого выбора, он мало что объясняет, почему округа делают этот выбор. Следующие ниже рекомендации по политике нацелены на заинтересованные стороны в сфере образования, такие как руководители округов, которые хотят способствовать более широкому внедрению и внедрению высококачественных учебных материалов.

Создание систем и политик, которые способствуют и стимулируют правильный выбор

Издание учебников для учебных материалов K-12 приносит 2,8 миллиарда долларов дохода ежегодно. Как и в любом другом бизнесе, производители учебников заинтересованы в том, чтобы продолжать зарабатывать деньги, и они используют большой торговый парк, чтобы помочь им в этом. Потребности районов отличаются от потребностей производителей учебников; им требуются высококачественные учебные материалы, облегчающие обучение студентов, и чем дешевле эти материалы, тем лучше.

Вместо того, чтобы покупать материалы у компании с наиболее интересной коммерческой подачей, округам необходимо создать системы, которые согласовывают процесс принятия решений с их потребностями. Такой процесс должен быть прозрачным; включать возможности для экспертного вклада, в том числе учителей; и в значительной степени взвешивают показатели качества, такие как общедоступные рейтинги или собственный рейтинг округа, созданный с использованием одной из многих существующих рубрик для определения качества учебных материалов. Многие районы, представленные в качестве примеров в этом отчете в предыдущем разделе, работали с поставщиком технической помощи, чтобы помочь им разработать такой процесс.Хотя процесс усыновления может выглядеть по-разному в каждом округе, в каждом округе должен быть прозрачный и четкий процесс отбора и принятия учебных материалов, включающих эти элементы.

Государственные департаменты образования также могут быть полезны в этом процессе, предоставляя общедоступные рейтинговые системы или сужая список вариантов для округов в зависимости от качества. Просеянный список вариантов или разработанная штатом рейтинговая система могут быть особенно полезны для небольших округов, которые могут не иметь возможности самостоятельно проводить углубленный анализ качества учебных материалов.Государственные департаменты образования также могут создавать стимулы для принятия правильных решений, обеспечивая ускоренные процессы закупок, бесплатное повышение квалификации и другую поддержку, если округа выбирают высококачественные учебные материалы. Как обсуждалось выше, Луизиана является лидером в этой работе, но другие штаты находятся в процессе разработки аналогичных ресурсов.

Устранение проблем, препятствующих внедрению

Есть несколько причин, по которым высококачественные учебные материалы не применялись так часто, как можно было бы ожидать.Во-первых, округа закупают новые учебные программы только раз в несколько лет, поэтому некоторые из них могут по-прежнему использовать учебные материалы, принятые в рамках старого процесса. В штатах принятия учебников — где штат определяет список учебников, которые округам будет разрешено покупать — часто существует заранее установленный цикл принятия. Например, штаты выбирают новые учебники естественных наук в 2018 году, новые учебники по английскому языку в 2019 году и новые учебники по математике в 2020 году. Этот цикл часто сопровождается соответствующими государственными фондами, что затрудняет для округов закупку учебных материалов вне цикла.Независимо от государственных средств, переключение учебных программ на более ранние сроки может оказаться недоступным, поскольку покупка учебных программ обходится дорого.

Во-вторых, хотя существуют рейтинги учебных программ, доступных для использования в округах, для округов также важно оценить, подойдет ли им конкретный учебник или набор материалов. Хотя существует множество критериев, помогающих с этой задачей, это может быть дорогостоящим и трудоемким процессом даже для крупных районов и, вероятно, непомерно высоким для небольших.Вероятно, существуют и другие подобные препятствия.

Аудит учебной программы может быть полезным инструментом для округов, чтобы определить, соответствует ли учебная программа государственным стандартам и реализуют ли учителя принятую учебную программу в классе. Аудит учебной программы включает изучение документов, проведение собеседований и посещение школ для определения согласованности и качества преподавания, учебной программы и обучения. Эта работа часто выполняется в партнерстве с поставщиками технической помощи, которые предоставляют дополнительные возможности, необходимые для сбора и анализа информации о принятой и преподаваемой учебной программе.

Другие округа пытались решить некоторые из этих проблем, связанных с качеством и стоимостью, путем принятия высококачественных ООР. OER позволяют преподавателям бесплатно загружать и обмениваться учебными материалами. Согласно исследованию New America и Совета директоров школ штата (CCSSO), 12 штатов и Вашингтон, округ Колумбия, разработали ООР, а 14 штатов использовали ООР для увязки учебных программ с профессиональным развитием. Аннотированные обзоры учебных программ EdReports и Луизианы показывают, что многие учебные материалы с самым высоким рейтингом, включая EL Education, Eureka Math и Illustrative Mathematics, являются OER.Помимо предоставления высококачественных учебных программ, соответствующих стандартам, внедрение ООР может потенциально сократить расходы округа на приобретение учебных материалов. Однако, как указывалось выше, затраты на печать все же могут быть значительными. Принятие ООР позволит округам перераспределить оставшиеся сбережения на другие нужды, такие как повышение квалификации, связанное с внедрением материалов.

Не останавливаться на усыновлении

Принятие — это лишь малая часть возможности воспользоваться обещанием высококачественных учебных материалов.Учителей и другие ключевые заинтересованные стороны следует привлекать к работе с самого начала этого процесса, начиная с отбора и проверки и продолжая до выполнения плана развертывания новой учебной программы.

Учебные планы, соответствующие более высоким стандартам, более требовательны как к ученикам, так и к учителям, поэтому учителям необходимо пройти обучение тому, как использовать новые материалы. Это включает в себя то, как адаптировать их к потребностям своего класса, не снижая их строгости и не размывая содержание, а также выделяя время для совместной работы в рамках профессионального обучения, основанного на содержании, которое помогает учителям глубоко понимать материалы и чувствовать себя комфортно, проводя уроки на их основе.Тренинг также должен помочь учителям понять само содержание и доводы, лежащие в основе соответствия материалов стандартам подготовки к колледжу и карьере. Этот тип профессионального развития должен быть многолетним, чтобы повысить вероятность того, что учителя будут рассматривать изменения учебной программы как полезный инструмент и улучшение того, что использовалось ранее, и, надеюсь, помочь им с энтузиазмом использовать материалы в своем классе. .

Кроме того, поскольку школы и округа чаще привлекают учителей к ответственности за промежуточные или итоговые результаты аттестации, чем за их соблюдение установленной учебной программы, округа должны обеспечить соответствие своих оценок учебной программе и стандартам, по которым учителя должны преподавать.

Увеличить прозрачность

Учебная программа занимает центральное место в образовании, которое получают дети, и определяет, чему их учат и когда. Более того, качественные учебные программы потенциально могут повысить успеваемость учащихся, а это означает, что для родителей важно иметь доступ к информации о принятой учебной программе в школе их ребенка. Информация о процессе, с помощью которого округ выбирает учебные планы и принятую учебную программу по классам и предметам, должна быть общедоступной на веб-сайтах округа, как и результаты тестов учащихся и другая школьная статистика.

Оцените эффективность, а не просто выравнивание

На сегодняшний день существующие комплексные рейтинговые системы оценивают учебные материалы по их соответствию высоким стандартам, а не по их эффективности. Этот прокси полезен, особенно потому, что согласованные материалы были очень редкими до последних нескольких лет. Но теперь пришло время исследователям более тщательно протестировать эти материалы и определить, действительно ли новые согласованные материалы способствуют обучению студентов и их достижениям.

Заключение

В то время как высококачественные учебные материалы могут быть важным политическим инструментом для повышения успеваемости, многие районы страны еще не приняли материалы, которые соответствуют обещаниям более высоких стандартов для колледжей. Рейтинговые системы, включая EdReports и аннотированные обзоры Министерства образования Луизианы, являются важным ресурсом, помогающим округам оценивать качество. Преобладание некачественных материалов свидетельствует о том, что многие округа сталкиваются с финансовыми, процессными или ограниченными возможностями при принятии высококачественных учебных программ и учебных материалов.

Повышение прозрачности в отношении того, что преподается в школе и почему, а также корректировка процессов принятия учебных программ таким образом, чтобы они поощряли выбор высококачественных вариантов, могут помочь стимулировать округа к принятию осознанного выбора. Кроме того, непрерывный процесс привлечения учителей, поддержки их в реализации новых учебных программ и предоставления им инструментов для конструктивного сотрудничества друг с другом по мере их ознакомления с соответствующими педагогическими сдвигами, которые требуются для новых материалов, должен начаться одновременно с учебным процессом. процесс усыновления.

Об авторах

Лизетт Партелоу — директор отдела стратегических инициатив K-12 в Центре американского прогресса.

Сара Шапиро — бывший научный сотрудник отдела школьного образования в Центре американского прогресса.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить следующих рецензентов за их бесценные отзывы, которые значительно улучшили эту статью: Эми Бриггс и Барбара Беске из Student Achievement Partners; Бейли Като и Бен Джексон из TNTP; Чанда Джонсон из Министерства образования Луизианы; Кейт Карпентер Бернье и Женевьев Квист Грин из компании Education Resource Strategies; Лорен Вайскирк и Эрик Хирш из EdReports; Линдси Тепе из «Новой Америки»; Марджи Йегер из «Руководства по переменам»; Майкл Лах из Achieve; и Ульрих Бозер из Центра американского прогресса.

Авторы также хотели бы поблагодарить следующих людей, которые консультировали нас по поводу этого отчета: Эрика Иссельхардта из Национальной сети государственных учителей года; Джессика Вуд, ранее работавшая в EdCounsel; Кейт Дайсарз из Образовательного фонда; Лаура Смит и Кейт Герсон из UnboundEd; и Шеннон Глинн Томас из Совета директоров государственных школ.

Correction, 28 сентября 2018 г .: Первоначально в этом отчете содержалась неверная информация и данные об учебных материалах государственных школ округа Балтимор.Эта информация была обновлена ​​по запросу сотрудников района.

Примечания

20 горячих тем (охватывающих каждый уровень)

13 основных проблем в образовании на уровне K-12

Начальные и средние школы Америки сталкиваются с множеством проблем. Вот некоторые из актуальных проблем образования:

1. Государственное финансирование образования

В любом списке текущих вопросов в сфере образования финансирование школ занимает одно из первых мест.Как вы, возможно, знаете, американская система государственного образования включает начальные и средние школы, поддерживаемые налогами. Более 90 процентов финансирования государственных школ K-12 поступает от государственных и местных органов власти. После Великой рецессии большинство штатов сократили финансирование школ. Это было понятно, поскольку основная часть государственного финансирования поступает за счет доходов от налогов с продаж и подоходного налога, оба из которых падают во время рецессии.

Однако многие штаты по-прежнему выделяют школам меньше денег, чем до Великой рецессии.Центр по бюджетным и политическим приоритетам обнаружил, что по состоянию на 2017-2018 учебный год 29 штатов по-прежнему тратили меньше на одного учащегося до 12 классов, чем десятилетием ранее. Вот почему формулы, которые государство использует для финансирования школ, в последние годы подверглись критике и даже стали предметом судебных исков. Например, в 2017 году Верховный суд Канзаса постановил, что законодательная формула финансирования школ является неконституционной, поскольку она не обеспечивает адекватного финансирования образования.

Меньшее финансирование означает, что меньшее количество сотрудников, меньшее количество программ и ограниченные ресурсы для учащихся являются обычными школьными проблемами.В некоторых случаях школы не в состоянии оплатить необходимое техническое обслуживание. В отчете за 2017 год отмечалось, что около четверти всех государственных школ США находятся в удовлетворительном или плохом состоянии и что 53 процента школ нуждаются в ремонте и ремонте. Кроме того, одно исследование показало, что учителя тратили в среднем 530 долларов из собственных денег на школьные принадлежности.

Проблема достигла критической точки в 2018 году, когда учителя в Аризоне, Колорадо и других штатах ушли с работы, чтобы потребовать дополнительного финансирования образования.Некоторые из протестов привели к небольшому увеличению финансирования, но многие педагоги считают, что нужно делать больше.

2. Безопасность в школе

За последние несколько лет серия громких массовых расстрелов в школах США привела к десяткам смертей и вызвала споры о лучших способах обеспечения безопасности учащихся. После того, как 17 человек были убиты в результате стрельбы в средней школе в Паркленде, штат Флорида, 57 процентов подростков заявили, что обеспокоены возможностью применения огнестрельного оружия в их школе.

Выяснение того, как предотвратить такие атаки и спасти жизни учащихся и школьного персонала, — это проблемы, с которыми сталкиваются учителя по всей Америке.

Президент Трамп и другие законодатели предположили, что разрешение специально обученным учителям и другому школьному персоналу ношения скрытого оружия сделает школы более безопасными. Идея состоит в том, что взрослые добровольцы, которые уже владеют огнестрельным оружием, могут пройти специальную подготовку, чтобы справиться с ситуацией активного стрелка, пока не прибудут правоохранительные органы.Сторонники утверждают, что вооруженный персонал может вмешаться, чтобы положить конец угрозе и спасти жизни. Кроме того, потенциальные злоумышленники с меньшей вероятностью напали бы на школу, если бы они знали, что персонал школы носит оружие.

Критики утверждают, что большее количество оружия в школах приведет к большему количеству несчастных случаев, травм и страхов. Они утверждают, что существует мало доказательств, подтверждающих идею о том, что вооруженные школьные чиновники будут эффективно отражать нападения. Некоторые данные свидетельствуют о том, что может быть и обратное: анализ ФБР ситуаций с активными стрелками в период с 2000 по 2013 год показал, что сотрудники правоохранительных органов, которые открыли огонь, пострадали в 21 из 45 инцидентов.И это были высококвалифицированные специалисты, основной задачей которых было поддержание правопорядка. Маловероятно, что учителя, чье внимание должно быть сосредоточено на обучении детей, добьются большего успеха в таких ситуациях.

По данным Национальной ассоциации образования (NEA), давать учителям оружие — это не ответ. По данным опроса, проведенного в марте 2018 года, 74 процента членов NEA выступили против вооружения школьного персонала, а две трети заявили, что они чувствовали бы себя на работе в меньшей безопасности, если бы у школьного персонала было оружие.Чтобы противостоять насилию с применением огнестрельного оружия в школах, NEA поддерживает такие меры, как требование всеобщей проверки биографических данных, предотвращение покупки оружия психически больными людьми и запрет штурмового оружия.

3. Дисциплинарная политика

Данные Управления по гражданским правам Министерства образования США показывают, что чернокожие учащиеся сталкиваются с непропорционально высокими показателями отстранения от занятий и исключения из школы. Например, в школах K-12 черные ученики мужского пола составляют лишь восемь процентов от общего числа зачисленных, но на них приходится 25 процентов отстранений.Многие люди считают, что некоторые учителя применяют правила дисциплины дискриминационным образом и способствуют так называемому «конвейеру от школы к тюрьме». Это связано с тем, что исследования показали, что отстраненные или исключенные учащиеся с гораздо большей вероятностью будут вовлечены в систему ювенальной юстиции.

В 2014 году Министерство юстиции США и Министерство образования выпустили руководящие принципы для всех государственных школ по развитию дисциплинарных мер, которые уменьшают неравенство и соответствуют федеральным законам о гражданских правах.Руководящие принципы призывали школы ограничить такие дисциплинарные меры исключения, как отстранение от занятий и исключение из школы. Они также поощряют принятие более позитивных мер вмешательства, таких как стратегии консультирования и восстановительного правосудия. Кроме того, в руководящих принципах указано, что школы могут столкнуться с потерей федеральных средств, если они будут проводить политику, оказывающую разрозненное влияние на некоторые расовые группы.

Противники утверждают, что запрет отстранения от занятий и исключения из школы лишает учителей ценных инструментов, которые учителя могут использовать для борьбы с плохим поведением учащихся.Они утверждают, что до тех пор, пока дисциплинарные меры применяются одинаково ко всем учащимся, независимо от расы, такая политика не является дискриминационной. Одно крупное исследование показало, что расовые различия в показателях исключения из школы могут быть объяснены предыдущим поведением учащихся, а не дискриминационной тактикой со стороны преподавателей.

В 2018 году Федеральной комиссии по безопасности школ (которая была создана после стрельбы в школах в Паркленде, штат Флорида) было поручено пересмотреть и, возможно, отменить правила 2014 года.Согласно опросу Education Next, проведенному вскоре после объявленного обзора, только 27 процентов американцев поддерживают федеральную политику, ограничивающую расовое неравенство в школьной дисциплине.

4. Технологии в образовании

Технологии в образовании — мощное движение, охватывающее школы по всей стране. В конце концов, сегодняшние студенты выросли на цифровых технологиях и ожидают, что они станут частью их обучения. Но какую роль он должен играть в образовании?

Сторонники

отмечают, что образовательные технологии предлагают потенциал для вовлечения учащихся в более активное обучение, о чем свидетельствуют перевернутые классы.Это может облегчить групповую совместную работу и обеспечить мгновенный доступ к актуальным ресурсам. Учителя и инструкторы могут интегрировать онлайн-опросы, интерактивные тематические исследования и соответствующие видеоролики, чтобы предлагать контент, адаптированный к различным стилям обучения. Действительно, студенты с особыми потребностями часто полагаются на вспомогательные технологии для общения и доступа к материалам курса.

Но есть и минусы. Например, технология может отвлекать. Некоторые ученики отключаются от уроков и проводят время за просмотром социальных сетей, играми или покупками в Интернете.Одно исследование показало, что студенты, которые выполняли одновременно несколько задач на ноутбуках во время занятий, набрали на 11% меньше баллов на экзамене, проверяющем их знания лекции. Студенты, которые сидели за этими многозадачными, набрали на 17% меньше баллов. Осенью 2017 года профессор Мичиганского университета Сьюзан Динарски назвала это исследование одной из основных причин, по которым она запрещает электронику в своих классах.

Что еще более тревожно, технологии могут представлять реальную угрозу конфиденциальности и безопасности учащихся. Сбор конфиденциальных данных об учащихся технологическими компаниями в сфере образования может привести к серьезным проблемам.В 2017 году группа под названием Dark Overlord взломала серверы школьных округов в нескольких штатах и ​​получила доступ к личной информации учащихся, включая отчеты консультантов и медицинские записи. Группа использовала данные, чтобы угрожать студентам и их семьям физическим насилием.

5. Чартерные школы и ваучерные программы

Выбор школы определенно является одной из самых актуальных тем в образовании в наши дни. Министр образования США Бетси ДеВос активно поддерживает различные формы выбора родителей, включая чартерные школы и школьные ваучеры.

Чартерные школы финансируются за счет государственных и частных средств и работают независимо от государственной системы. У них есть чартеры (т. Е. Контракты) со школьными округами, штатами или частными организациями. Эти хартии определяют академические результаты, которых школы соглашаются достичь. Как и обычные государственные школы, чартерные школы не могут преподавать религию или взимать плату за обучение, и их ученики должны пройти стандартизированное тестирование. Однако чартерные школы не ограничиваются приемом студентов в определенной географической зоне.У них больше свободы в выборе методов обучения. Чартерные школы также подлежат меньшему контролю и меньшему количеству правил.

Школьные ваучеры похожи на купоны, которые позволяют родителям использовать государственные средства для отправки своего ребенка в школу по их выбору, которая может быть частной, светской или религиозной. Во многих случаях ваучеры зарезервированы для студентов с низким доходом или студентов с ограниченными возможностями.

Адвокаты утверждают, что чартерные школы и школьные ваучеры предлагают родителям более широкий выбор вариантов обучения.Противники говорят, что они приватизируют образование и перекачивают финансирование из обычных государственных школ, которые и без того испытывают финансовые затруднения. Исследование Education Next в 2018 году показало, что 44 процента населения поддерживают расширение чартерных школ, а 35 процентов выступают против такого шага. Тот же опрос показал, что 54 процента людей поддерживают ваучеры.

6. Общее ядро ​​

Общие основные государственные стандарты — это набор академических стандартов по математике и языковым искусствам, которые определяют, что учащиеся государственных школ должны изучать к концу каждого года от детского сада до 12 класса.Эти стандарты, разработанные в 2009 году, были разработаны для обеспечения справедливости среди учащихся общеобразовательных школ до 12 лет. Все студенты пройдут стандартные тесты в конце года и будут соответствовать одним и тем же международным стандартам. Идея заключалась в том, чтобы создать систему, которая выводила бы все школы на один уровень и позволяла сравнивать успеваемость учащихся в разных регионах. Такие стандарты помогут всем студентам с подготовкой к колледжу и карьере.

Некоторые противники считают эти стандарты нежелательным вмешательством федерального правительства в государственный контроль над образованием.Другие критически относятся к способу разработки стандартов без особого участия опытных преподавателей. Многие учителя утверждают, что стандарты приводят к негибким планам уроков, которые позволяют меньше творчества и удовольствия в процессе обучения.

Некоторые критики также не согласны с отсутствием приспособлений для нетрадиционных учеников. Common Core предписывает стандарты для каждого уровня обучения, но учащимся с ограниченными возможностями или языковыми барьерами часто требуется больше времени, чтобы полностью изучить материал.

Подавляющее большинство штатов приняли стандарты Common Core State, когда они были впервые введены. С тех пор более десятка штатов либо отменили стандарты, либо пересмотрели их, чтобы они лучше соответствовали местным потребностям. Во многих случаях сами стандарты остались практически такими же, но получили другое название.

И имя может иметь значение. В опросе Education Next 2018 группу взрослых американцев спросили, поддерживают ли они общие стандарты в разных штатах.Около 61% ответили, что да. Но когда другая группа была опрошена по поводу Common Core, только 45 процентов заявили, что поддерживают его.

7. Стандартизированные испытания

Некоторые люди считают, что реформа образования означает внесение изменений в систему, чтобы студенты со всей страны соответствовали одному и тому же набору стандартов. Теория стандартизированных тестов заключается в том, что они обеспечивают объективную оценку успеваемости учащихся и помогают гарантировать, что все учащиеся овладеют материалом курса.Стандартизированное тестирование предназначалось для привлечения к ответственности государственных школ, если они не смогли обеспечить эффективное обучение для всех учащихся. Утверждалось, что без таких мер учащиеся из малообеспеченных семей и меньшинств не получат такого же качественного образования, как их более обеспеченные белые коллеги.

В течение лет «Ни одного отстающего ребенка» (NCLB) школы и учителя оценивались по тому, насколько хорошо учащиеся проходили такие тесты. Школы, результаты которых не были на должном уровне, подвергались тщательной проверке, а в некоторых случаях и государственному захвату или закрытию.Эффективность учителей оценивалась по тому, насколько улучшились их ученики на стандартизированных экзаменах. Закон «Каждый ученик добивается успеха» (ESSA), вступивший в силу в 2016 году, устранил самые карательные аспекты NCLB. Тем не менее, он сохранил требование тестировать учеников каждый год с 3 по 8 классы и один раз в старших классах.

Но многие критики говорят, что безудержное стандартизованное тестирование — одна из самых больших проблем в образовании. Они утверждают, что давление, направленное на получение высоких результатов на тестах, привело к тому, что к обучению применялся метод обучения на основе теста, при котором другим непроверенным предметам (таким как искусство, музыка и физическое воспитание) уделялось меньше внимания, чтобы уделять больше время на подготовку к тесту.И они утверждают, что политики чрезмерно придают значение стандартизированным результатам тестов, которые не дают четкой или полной картины общего обучения студентов.

8. Заработная плата учителей

В большинстве штатов заработная плата учителей неуклонно снижалась в течение последних нескольких лет. Данные Национального центра статистики образования (NCES) показывают, что в США средняя заработная плата учителей государственных школ упала почти на пять процентов в период между 2009-2010 учебными годами и 2016-2017 годами.Снижение было особенно заметным в таких штатах, как Оклахома (17 процентов) и Колорадо (16 процентов), в обоих из которых весной 2018 года наблюдались массовые увольнения учителей.

Конечно, между штатами были существенные различия. В девяти штатах за тот же период выросли средние зарплаты. Согласно тем же данным NCES, в Вермонте наблюдался рост на девять процентов. В Северной Дакоте зарплаты подскочили на семь процентов. Также важно отметить, что учителя государственных школ обычно получают пенсии и другие льготы, которые составляют значительную часть их компенсации.

Но роста пособий было недостаточно, чтобы уравновесить общую низкую заработную плату. Отчет Института экономической политики показал, что даже с учетом льгот учителя государственного сектора сталкиваются с компенсационным штрафом в размере 11,1 процента по сравнению с другими выпускниками колледжей.

Забастовки учителей в 2018 году принесли скромные результаты. Учителя Западной Вирджинии получили повышение на пять процентов, а преподаватели Аризоны получили повышение на 20 процентов за три года.

Исследование Education Next 2018 показало, что поддержка американцами повышения заработной платы учителей была на самом высоком уровне с 2008 года. Среди респондентов, которым впервые сообщили, сколько зарабатывают учителя в их штате, 49 процентов заявили, что зарплаты должны повыситься. Это на 13 процентных пунктов больше, чем в предыдущем году.

9. Учение эволюции

В США государственная школа возникла для распространения религиозных идеалов, но с тех пор превратилась в строго светское учреждение.И дебаты о том, как научить учеников государственных школ истокам жизни, продолжаются почти столетие.

Сегодня теория эволюции Дарвина посредством естественного отбора принята практически всем научным сообществом. Тем не менее, многие американцы, утверждающие, что живые существа были созданы с помощью руководства, по-прежнему вызывают споры. Пара опросов, проведенных в 2014 году, показала, что 98 процентов ученых, связанных с Американской ассоциацией содействия развитию науки, считают, что люди эволюционировали.Но также выяснилось, что в целом с этим согласились только 62 процента взрослых американцев.

За прошедшие годы в некоторых штатах учителям категорически запретили обсуждать эволюцию в классе. Другие требовали, чтобы учащимся было разрешено подвергнуть сомнению научную обоснованность эволюции или что равное время было уделено рассмотрению иудео-христианского представления о божественном творении (то есть креационизма).

Некоторые люди утверждают, что теория разумного замысла, которая утверждает, что сложности живых существ не могут быть объяснены естественным отбором и лучше всего могут быть объяснены как результат разумной причины, является законной научной теорией, которая должна быть включена в учебные программы государственных школ. .Они говорят, что он отличается от креационизма, потому что не обязательно приписывает замысел жизни сверхъестественному божеству или высшему существу.

Противники утверждают, что разумный замысел — это замаскированный креационизм. Они думают, что этому не следует учить в государственных школах, потому что это религиозно мотивировано и не имеет убедительной научной основы. И суды последовательно утверждали, что учение креационизма и разумного замысла продвигает религиозные убеждения и, следовательно, нарушает конституционный запрет на установление религии государством.Тем не менее, споры продолжаются.

10. Должность учителя

Наличие срока означает, что учителя нельзя уволить, если его школьный округ не продемонстрирует справедливую причину. Во многих штатах учителя государственных школ, получившие удовлетворительную оценку в течение определенного периода времени (который варьируется от одного до пяти лет, в зависимости от штата), предоставляют учителям государственных школ. Некоторые штаты вообще не предоставляют права владения жильем. И этот вопрос давно погряз в спорах.

Сторонники

утверждают, что срок пребывания в должности защищает учителей от увольнения по личным или политическим причинам, таким как несогласие с администрацией или преподавание спорных предметов, таких как эволюция.Штатные преподаватели могут защищать интересы учащихся, не опасаясь репрессий. Сторонники также говорят, что срок пребывания в должности дает учителям свободу пробовать новаторские методы обучения, чтобы обеспечить более увлекательный образовательный опыт. Срок пребывания в должности также защищает более опытных (и более дорогих) учителей от произвольной замены новыми выпускниками с более низкой заработной платой.

Критики утверждают, что срок пребывания в должности затрудняет увольнение неэффективных учителей, потому что прохождение судебного процесса по этому поводу чрезвычайно затратно и требует много времени.Они говорят, что срок пребывания в должности может способствовать самоуспокоенности, поскольку работа учителей безопасна, независимо от того, превосходят ли они ожидания или просто выполняют минимум. Кроме того, хотя предоставление срока пребывания в должности часто зависит от оценки учителей, исследования показали, что на практике более 99 процентов учителей получают оценки «удовлетворительно» или выше. Некоторые администраторы признают, что не хотят давать низкие оценки из-за времени и усилий, необходимых для документирования результатов работы учителей и обеспечения поддержки для улучшения.

В последние годы в нескольких штатах были поданы судебные иски, оспаривающие законы о найме учителей. Искы были отклонены в Калифорнии, Нью-Джерси и Миннесоте. По состоянию на 2018 год в Нью-Йорке все еще продолжается судебный процесс.

11. Издевательства

Издевательства продолжают оставаться серьезной проблемой в школах по всей территории США. Согласно исследованию Национального центра статистики образования, 21 процент учащихся 6–12 классов сообщили, что подвергались издевательствам в школе или по дороге в школу или из школы. 2015 г.Эта цифра снизилась с 32 процентов в 2007 году, но все еще слишком высока.

Хорошая новость заключается в том, что то же исследование показало, что процент студентов, которые заявили, что над ними издеваются почти каждый день, упал с семи процентов в 2007 году до четырех процентов в 2015 году. Кроме того, процент студентов, которые сообщили об издевательствах взрослым увеличился с 36 процентов до 43 процентов за тот же период.

Но это по-прежнему означает, что почти 60 процентов учащихся — , а не , сообщающих о издевательствах.А это значит, что дети страдают.

Запуганные ученики испытывают ряд эмоциональных, физических и поведенческих проблем. Они часто чувствуют гнев, тревогу, одиночество и беспомощность. Они часто боятся ходить в школу, что приводит к академическим страданиям и снижению самооценки. Они также подвергаются большему риску совершения насильственных действий или суицидального поведения.

В каждом штате действует законодательство по борьбе с запугиванием, и ожидается, что школы разработают политику для решения этой проблемы.Однако существуют различия в том, как каждый штат определяет буллинг и какие процедуры он предписывает при сообщении о буллинге. И только около трети штатов призывают школьные округа включить положения о вспомогательных услугах, таких как консультирование учащихся, которые являются жертвами издевательств (или сами являются хулиганами).

12. Бедность

Студенческая бедность — растущая проблема. Данные Национального центра статистики образования показывают, что по состоянию на 2014-2015 учебный год учащиеся с низкими доходами составляли большинство (52 процента) учащихся государственных школ США.S. Это представляет собой значительный рост по сравнению с 2000-2001 гг., Когда только 38 процентов учащихся считались малообеспеченными (то есть они имели право на бесплатные или скидки на школьные обеды).

Цифры поистине тревожные: в 40 штатах не менее 40 процентов учащихся государственных школ имели право на получение бесплатных обедов или обедов по сниженным ценам, а в 18 из этих штатов уровень бедности учащихся составлял 50 и более процентов.

Учащиеся с низкими доходами, как правило, хуже успевают в школе, чем их более обеспеченные сверстники.Исследования показали, что доход семьи сильно коррелирует с успеваемостью учащихся по стандартным тестам. Отчасти это может быть связано с тем, что родители с ограниченными финансовыми ресурсами обычно не могут позволить себе репетиторство и другие дополнительные возможности для повышения успеваемости учащихся. Кроме того, дети из малообеспеченных семей с большей вероятностью столкнутся с продовольственной нестабильностью, семейными неурядицами и другими стрессовыми факторами, которые могут негативно повлиять на их академическую успеваемость.

Все это означает, что учителя сталкиваются с учебными проблемами, которые выходят за рамки желания учеников учиться.

13. Размер класса

Согласно данным NCES, в 2011-2012 учебном году средний размер класса в государственных школах США составлял 21,2 ученика на начальном уровне и 26,8 ученика на среднем уровне.

Но отдельные сообщения показывают, что сегодня в классах обычно обучается более 30 учеников, а иногда и 40.

Согласно общепринятому мнению, небольшие классы полезны для обучения студентов.Учителя часто утверждают, что размер класса сильно влияет на качество обучения, которое они могут проводить. Исследование Национального центра политики в области образования показало, что меньшие классы приводят к улучшению успеваемости учащихся, особенно для учащихся начальной школы, учащихся из малообеспеченных семей и меньшинств.

Во многих (но не во всех) штатах действуют правила, налагающие ограничения на размер классов. Однако поддерживать эти ограничения в эпоху бюджетных ограничений становится все труднее.Уменьшение размеров классов требует найма большего количества учителей и строительства новых классных комнат. Возможно, расширение классов может позволить округам компенсировать сокращение финансирования без сокращения других программ, таких как искусство и физическое воспитание.


7 важных проблем в высшем образовании

В американской системе образования проблемы не ограничиваются начальными, средними и старшими школами. Вот подробности о некоторых текущих проблемах с образованием на уровне колледжа:

1.Прощение студенческого кредита

Вот как работает американская система государственного образования: учащиеся бесплатно посещают начальную и среднюю школу. У них есть возможность продолжить обучение после окончания средней школы (которое для большинства студентов платное). Таким образом, в связи с ростом затрат как в государственных, так и в частных высших учебных заведениях, задолженность по студенческим ссудам сегодня является одной из самых важных проблем в образовании. У студентов, окончивших колледж в 2019 году, средняя долговая нагрузка составила 29 800 долларов.В целом американцы задолжали студенческие ссуды на сумму более 1,6 триллиона долларов.

В настоящее время студенты, получившие определенные федеральные студенческие ссуды и участвующие в планах погашения с учетом дохода, могут иметь право на прощение остатка средств, если они не выплатили ссуду полностью через 20–25 лет, в зависимости от плана. Кроме того, программа прощения ссуд на государственные услуги (PSLF) позволяет квалифицированным заемщикам, которые поступают на государственную службу (например, преподавание, государственная служба, социальная работа или правоохранительные органы), аннулировать студенческий долг через десять лет.

Тем не менее, потенциальные изменения в работе. Администрация Трампа хочет ликвидировать программу PSLF и объединить все текущие планы выплаты доходов в план, предлагающий прощение студенческого кредита через 15 лет, а не через 20 или 25. Между тем все большее число демократов выступают за бесплатный колледж как альтернативу студенту. кредиты.

2. Показатели выполненных работ

Большое количество студентов, которые начинают высшее образование, но не заканчивают его, по-прежнему является проблемой.Согласно отчету Национального исследовательского центра по обмену информацией для студентов, общий коэффициент окончивших колледж за шесть лет когорты, поступившей в колледж в 2011 году, составил всего 56,9 процента. Около 45 процентов студентов получили аттестат зрелости в том же учебном заведении, в котором они начали свое обучение, и еще около 12 процентов закончили обучение в другом учебном заведении.

Хорошая новость заключается в том, что отчет отмечает два года роста подряд, а общий показатель на данный момент превысил докризисный максимум в 56.1 процент.

Несмотря на то, что тенденция идет в правильном направлении, все еще существует озабоченность по поводу значительного процента студентов колледжей, которые не заканчивают учебу. В конце концов, 43 процента студентов, поступивших в колледж в 2011 году, все еще не получили ученой степени или сертификата шесть лет спустя. Около трети из них полностью выбыли.

Значительные затраты связаны с поступлением в колледж, но не с его окончанием. Многие студенты в конечном итоге оказываются отягощенными долгами, а те, кто не завершает высшее образование, имеют меньше возможностей для выплаты ссуд.Кроме того, студенты упускают формальные документы, которые могут привести к более высоким заработкам. Данные Бюро статистики труда показывают, что студенты, которые поступают в колледж, но не получают диплом, имеют средний недельный заработок в размере 833 долларов США. Для сравнения, у обладателей степени младшего специалиста средняя недельная заработная плата составляет 887 долларов США, а у получателей степени бакалавра средний недельный заработок составляет 1248 долларов США.

Студенты бросают колледж по многим причинам, но главная из них — деньги. Чтобы смягчить это, некоторые учреждения ввели небольшие гранты на удержание или завершение работы.Такие гранты предназначены для студентов, которые близки к окончанию школы, имеют финансовые нужды, исчерпали все другие источники помощи, имеют небольшую задолженность и рискуют бросить учебу из-за нехватки средств. Одно исследование показало, что около трети вузов, реализовавших такие гранты, отметили более высокий процент выпускников среди получателей грантов.

3. Психическое здоровье учащихся

Проблемы психического здоровья среди студентов вызывают растущую озабоченность. Опрос Американской ассоциации здоровья колледжей, проведенный весной 2018 года, показал, что почти две трети студентов колледжей заявили, что испытали «непомерную тревогу» в течение предыдущих 12 месяцев.Почти 57% сообщили об уровне стресса выше среднего. В отчете Центра студенческого психического здоровья отмечается, что за пять лет до 2015 года количество студентов колледжей, обратившихся за помощью в консультационные центры университетского городка, увеличилось в среднем на 30-40 процентов, даже несмотря на то, что число учащихся выросло всего на пять процентов за тот же период.

Среди студентов, обращавшихся за лечением, наиболее частыми жалобами были тревога и депрессия. Что еще более тревожно, в отчете отмечалось, что число студентов, обратившихся за лечением из-за членовредительства или суицидальных мыслей, неуклонно росло в период с 2010 по 2017 год.

И некоторые школы изо всех сил стараются не отставать. Национальный опрос директоров консультационных центров колледжей и университетов показал, что среднее соотношение студентов и врачей в кампусах США составляло 1737: 1. Тем не менее, Международная ассоциация консультационных услуг (IACS) рекомендует, чтобы университеты и колледжи в идеале имели одного консультанта для каждые 1000–1500 студентов. Таким образом, в некоторых случаях страдающим студентам приходится долго ждать лечения.

4. Сексуальное насилие

Сексуальное насилие — серьезная проблема в американских университетских городках.Согласно исследованию Министерства юстиции США и Национального центра статистики образования, количество зарегистрированных преступлений на сексуальной почве в кампусе выросло с 2200 в 2001 году до 6700 в 2014 году. до 12 процентов всех студентов колледжей испытали нежелательное сексуальное проникновение или прикосновения с помощью силы (т.е. физическое преодоление или угроза применения оружия) или недееспособность (то есть неспособность дать согласие из-за того, что они были пьяны, под кайфом или во сне).

По оценкам Национального центра ресурсов по сексуальному насилию, почти две трети сексуальных посягательств не сообщаются правоохранительным органам, поэтому фактическое количество инцидентов может быть намного выше.

И то, как колледжи и университеты борются с сексуальным насилием, претерпевает изменения. Правила Раздела IX обеспечивают серьезное отношение к жалобам на сексуальное насилие или домогательства и справедливое обращение с обвиняемым.

Администраторы также должны были выносить решения по таким делам на основании большинства доказательств, а это означает, что они должны были поверить в то, что обвиняемый более вероятен, чем нет, для того, чтобы применить дисциплинарные меры.«Четкий и убедительный» стандарт доказывания, который требовал, чтобы администраторы были достаточно уверены в том, что имели место сексуальное насилие или домогательства, был признан неприемлемым.

Критики утверждали, что руководящие принципы не соблюдают права на надлежащую правовую процедуру обвиняемых в сексуальных домогательствах. Исследования показали, что частота ложных обвинений в сексуальном насилии составляет от двух до 10 процентов.

В 2017 году администрация Трампа отменила руководящие принципы эпохи Обамы.Он сообщил о своем намерении ввести новые правила, регулирующие порядок рассмотрения школами обвинений в сексуальном насилии. Предлагаемые правила, которые еще не были официально опубликованы или окончательно доработаны, будут определять сексуальные домогательства более узко и потребуют от школ только расследования официальных жалоб на инциденты на территории кампуса, официально поданных в уполномоченные органы, такие как координаторы Раздела IX. Предлагаемые правила также позволят школам использовать четкий и убедительный стандарт осуждения.

Защитники прав потерпевших говорят, что такой подход удержит потерпевших от выступления и обеспечит меньшую защиту. Еще неизвестно, какими будут окончательные правила.

5. Предупреждения о срабатывании триггера

Использование триггерных предупреждений в академических кругах — очень спорный вопрос. Предупреждения о срабатывании триггера предупреждают студентов о том, что материалы предстоящего курса содержат концепции или изображения, которые могут вызвать психологические или физиологические реакции у людей, переживших травму.Некоторые преподаватели колледжей предупреждают о таких вещах, прежде чем показывать фильмы, тексты или другой контент, связанный с насилием или сексуальным насилием. Идея состоит в том, чтобы заранее предупредить учащихся, чтобы они могли психологически подготовиться.

Некоторые считают, что триггерные предупреждения необходимы, потому что они позволяют уязвимым людям подготовиться к трудному контенту и ориентироваться в нем. Наличие триггерных предупреждений позволяет учащимся с посттравматическим стрессом решить, будут ли они использовать материал или найти альтернативный способ получить необходимую информацию.

Критики утверждают, что триггерные предупреждения ограничивают свободу слова и академическую свободу, препятствуя обсуждению тем, которые могут вызвать тревожную реакцию у некоторых студентов. Они отмечают, что преподаватели колледжа уже предоставляют подробные учебные программы и что невозможно предвидеть и признать каждый потенциальный триггер.

В 2015 году NPR Ed опросил более 800 преподавателей в высших учебных заведениях США и обнаружил, что около половины из них предупреждали о срабатывании триггеров перед тем, как открыть потенциально тревожный материал курса.Большинство сделали это по собственной инициативе, а не в ответ на административную политику или запросы студентов. Немногие школы предписывают или запрещают триггерные предупреждения. Заметным исключением является Чикагский университет, который в 2016 году сообщил всем поступающим первокурсникам, что не поддерживает такие предупреждения.

6. Аккредитация колледжа

Для участия в федеральных программах финансовой помощи студентам высшие учебные заведения должны быть аккредитованы агентством, признанным U.S. Департамент образования. По закону аккредиторы должны учитывать такие факторы, как помещения учреждения, оборудование, учебные планы, приемная практика, преподавательский состав и вспомогательные услуги. Идея состоит в том, чтобы обеспечить приемлемый стандарт качества.

Но хотя федеральные нормативные акты требуют от аккредитующих лиц оценивать «успехи каждого учебного заведения в отношении достижений учащихся», они не указывают, как измерять такие достижения. Аккредиторы могут сами определять это. К сожалению, некоторые колледжи с сомнительной практикой, низкими показателями выпускников и высокими процентами невыполнения студенческих ссуд продолжают получать аккредитацию.Критики утверждают, что аккредиторы делают недостаточно для того, чтобы студенты получали хорошее соотношение цены и качества.

7. Рейтинг колледжей

Каждый год будущие студенты колледжей и их семьи обращаются к рейтингам, подобным рейтингам, составленным U.S. News & World Report , для сравнения различных высших учебных заведений. Многие люди принимают такие рейтинги как авторитетные, не понимая по-настоящему, как они рассчитываются или что измеряют.

Обычно рейтинговые организации совершенствуют свои методологии из года в год и меняют то, как они взвешивают различные факторы, что означает, что колледжи могут подниматься или опускаться в рейтинге, несмотря на то, что они не вносят существенных изменений в свои программы или политику вуза. Это затрудняет сравнение рейтингов из года в год, поскольку часто вещи измеряются по-разному.

Для колледжей более высокий рейтинг может привести к большей известности, более квалифицированным кандидатам и большему количеству пожертвований от выпускников (короче: больше денег).К несчастью, реальность такова, что некоторые школы откровенно лгут о результатах тестов, выпускных экзаменах или финансовой информации, стремясь превзойти своих конкурентов.

Другие используют творческие способы игры в систему. Например, U.S. News просматривает результаты тестов поступающих студентов в каждом учебном заведении, но только тех студентов, которые начинают обучение в осеннем семестре. Одна школа ввела программу, по которой учащиеся с более низкими результатами тестов могли провести свой первый семестр в другой стране и вернуться в школу весной, тем самым исключив их из U.С. Новости расчетов.

Рейтинг

действительно делает полезную информацию о колледжах и университетах США доступной для всех студентов и их семей. Но потребители должны опасаться слепого принятия таких рейтингов как истинных показателей качества образования.

5 новых тенденций в образовании

Какие силы будут формировать образование в ближайшие годы? Некоторые из новых тенденций в образовании:

1.Создатель обучения

Движение производителей быстро набирает обороты в школах K-12 по всей Америке. Обучение Maker основано на идее, что вы будете вовлекать учащихся в обучение, поощряя решение проблем на основе интересов и практическую деятельность (т. Е. Обучение на практике). В местах для совместной работы учащиеся выявляют проблемы, придумывают изобретения, создают прототипы и продолжают возиться, пока не разработают что-то, что имеет смысл. Это самостоятельный образовательный подход, который фокусируется на итеративных методах проб и ошибок и рассматривает неудачи как возможность доработать и улучшить.

Maker education фокусируется на обучении, а не на обучении. Студенты следуют своим интересам и проверяют собственные решения. Например, это может означать создание видеоигры, создание ракеты, создание исторических костюмов или 3D-печать системы орошения для сада. Это может быть высокотехнологичное оборудование, но не обязательно. Перепрофилирование имеющихся материалов — важный идеал философии производителя.

Имеется мало достоверных данных о тенденции производителей.Тем не менее, исследователи из Университета Рутгерса в настоящее время изучают когнитивные основы обучения мейкеров и исследуют его связь с осмысленным обучением.

2. Отказ от буквенных оценок

Многие защитники образования считают, что в традиционных моделях оценки учащихся слишком много внимания уделяется стандартизации и тестированию. Они считают, что традиционные модели оценивания недостаточно измеряют многие из наиболее ценных навыков рабочей силы 21-го века, такие как решение проблем, самоадвокация и творчество.В результате все больше школ в США заменяют буквенные оценки A-F новыми системами оценивания.

Консорциум Mastery Transcript Consortium, созданный в 2017 году, представляет собой группу из более чем 150 частных средних школ, которые обязались отказаться от академических оценок на основе оценок в пользу цифровых, которые предоставляют качественное описание обучения студентов, а также образцы студенческой работы. Некоторые из самых известных частных учреждений Америки подписались на него, в том числе Dalton и Phillips Exeter.

Движение за отмену классов распространяется и на государственные школы. Многие штаты приняли политику, побуждающую государственные школы использовать что-то, кроме оценок, для оценки способностей учащихся. Это часть более широкого перехода к так называемому обучению на основе мастерства или компетенций, которое направлено на то, чтобы учащиеся овладели определенными областями навыков.

Вместо буквенных оценок в табелях успеваемости могут быть такие фразы, как «частично соответствует стандарту» или «превышает стандарт».»Некоторые школы также включают портфолио, проекты замкового камня или другие демонстрации обучения учащихся.

Но что происходит, когда пора поступать в институт? Кажется, что даже колледжи и университеты присоединяются к нам. По меньшей мере 75 высших учебных заведений Новой Англии (включая Дартмут и Гарвард) заявили, что студенты с академическими справками не будут ущемлены во время процесса приема.

3. Рост числа микропредприятий

Микро-учетные данные, также известные как цифровые значки или наноразмеры, представляют собой мини-квалификации, которые демонстрируют знания или навыки учащегося в определенной области.В отличие от традиционных дипломов о высшем образовании, которые требуют изучения ряда различных предметов в течение многолетнего периода, микродипломы получают в ходе короткого целевого обучения, ориентированного на конкретные навыки в определенных областях. Как правило, они недорогие (иногда даже бесплатные), и их обычно покупают онлайн.

Некоторые высшие учебные заведения развивают партнерство по микрокредитованию со сторонними поставщиками услуг обучения, в то время как другие школы предлагают такие решения самостоятельно. Согласно одному исследованию, около 20 процентов высших учебных заведений предлагают альтернативные аттестации.

Микро-учетные данные могут служить доказательством того, что учащиеся овладели определенными навыками, но строгость и рыночная ценность таких учетных данных могут значительно различаться. Тем не менее, они становятся все более популярным способом разделения контента и предоставления его по запросу.

4. Перевернутые классы

Все большее число школ внедряют идею перевернутого обучения. Это учебный подход, который меняет традиционную модель, когда учитель читает лекцию перед классом, а затем отправляет студентов домой для работы с заданиями, которые улучшают их понимание концепций.При перевернутом обучении студенты смотрят видео с лекциями или самостоятельно читают соответствующие материалы курса перед уроком. Классное время посвящено расширению материала через групповые обсуждения и совместные учебные проекты (т.е. выполнение того, что традиционно считалось домашним заданием). Инструктор всегда рядом, чтобы направлять студентов, когда возникают вопросы или проблемы.

При условии, что все учащиеся имеют доступ к соответствующей технологии и мотивированы готовиться к каждому занятию, перевернутое обучение может принести широкий спектр преимуществ.Например, он позволяет студентам контролировать собственное обучение, просматривая видео лекций в удобном для них темпе; они могут делать паузу, записывать вопросы или пересматривать запутанные части. Модель также побуждает студентов учиться друг у друга и более глубоко изучать предметы.

Перевернутое обучение становится широко распространенным на всех уровнях образования, но особенно распространено на уровне колледжа. 61% преподавателей колледжей использовали перевернутую модель в некоторых или во всех своих классах.Это на шесть процентов больше, чем в 2016 году. Еще 24 процента преподавателей колледжей либо изучали идею перевернутых классов, либо активно планировали ее реализовать.

5. Социально-эмоциональное обучение

Растет согласие с тем, что школы несут ответственность за содействие социальному и эмоциональному развитию учащихся и их когнитивным навыкам. Социально-эмоциональное обучение (SEL) направлено на то, чтобы помочь учащимся развивать способности определять свои сильные стороны, управлять своими эмоциями, ставить цели, проявлять сочувствие, принимать ответственные решения, а также строить и поддерживать здоровые отношения.Исследования показали, что такие навыки играют ключевую роль в снижении антисоциального поведения, повышении успеваемости и улучшении здоровья в долгосрочной перспективе.

Каждый штат разработал компетенции SEL на дошкольном уровне. Число государств, обладающих такими компетенциями для более высоких ступеней, растет.

Учебная программа начальной школы неверна

Юстина Стасик

На первый взгляд, класс, который я посещал в школе для бедных в Вашингтоне, округ Колумбия.К. казался образцом трудолюбия. Учитель сидел за партой в углу и просматривал работы учеников, а первоклассники незаметно заполняли рабочие листы, предназначенные для развития навыков чтения.

Осмотревшись, я заметил маленькую девочку, рисующую на листе бумаги. Десять минут спустя она набросала цепочку человеческих фигур и была занята окрашиванием их в желтый цвет.

Я встал на колени рядом с ней и спросил: «Что ты рисуешь?»

«Клоуны», — уверенно ответила она.

«Зачем вы рисуете клоунов?»

«Потому что здесь написано:« Нарисуйте клоунов », — объяснила она.

В левой части рабочего листа был приведен список навыков понимания прочитанного: нахождение основной идеи, умение делать выводы, делать прогнозы. Девушка указывала на фразу сделай выводы . Предполагалось, что она будет делать выводы и делать выводы по поводу плотной статьи, описывающей Бразилию, которая лежала лицом вниз на ее столе. Но она не знала, что текст был там, пока я не перевернул его.Более того, она никогда не слышала о Бразилии и не могла прочесть это слово.

Задание этой девушки было лишь одним, хотя и вопиющим, примером стандартного педагогического подхода. Американское начальное образование было сформировано теорией, которая звучит так: чтение — термин, используемый для обозначения не только сопоставления букв со звуками, но и понимания — можно обучать способом, полностью не связанным с содержанием. Используйте простые тексты, чтобы научить детей находить основную идею, делать выводы, делать выводы и т. Д., И в конечном итоге они смогут применить эти навыки, чтобы понять смысл всего, что им предлагается.

В классах начальной школы резко сократилось время, затрачиваемое на общественные и естественные науки.

Между тем, то, что читают детей, на самом деле не имеет значения — для них лучше приобрести навыки, которые позволят им открывать для себя знания позже, чем если бы им прямо давали информацию, по крайней мере, так принято думать. То есть им нужно тратить свое время на то, чтобы «учиться читать», прежде чем «читать, чтобы учиться». Наука может подождать; история, которая считается слишком абстрактной для понимания молодых умов, должна подождать.Вместо этого время чтения заполняется множеством коротких книжек и отрывков, не связанных друг с другом, за исключением «навыков понимания», которым они призваны научить.

Еще в 1977 году учителя младших классов тратили на чтение более чем в два раза больше времени, чем на науку и общественные науки вместе взятые. Но с 2001 года, когда федеральный закон «Ни одного отстающего ребенка» ввел стандартизированное чтение и оценку успеваемости по математике, время, уделяемое обоим предметам, только увеличилось.В свою очередь, количество времени, затрачиваемого на социальные и естественные науки, резко сократилось, особенно в школах, где результаты тестов низкие.

И все же, несмотря на огромные затраты времени и ресурсов на чтение, американские дети не стали лучше читать. За последние 20 лет только около трети студентов набрали или превышают «профессиональный» уровень на национальных тестах. Для детей из малообеспеченных семей и из числа меньшинств картина особенно мрачная: их средние результаты тестов намного ниже, чем у их более обеспеченных, в основном белых сверстников — явление, обычно называемое разрывом в успеваемости.По мере того, как этот разрыв увеличивался, позиции Америки в международных рейтингах грамотности, и без того посредственные, падали. «Мы, кажется, падаем по мере того, как улучшаются другие системы», — сказал федеральный чиновник, курирующий проведение таких тестов, Education Week .

Все это вызывает тревожный вопрос: что, если лекарство, которое мы прописываем, только ухудшает положение, особенно для детей из бедных семей? Что, если лучший способ улучшить понимание прочитанного — это не тренировать детей в отдельных навыках, а как можно раньше обучать их тому, что мы маргинализировали, включая историю, науку и другие материалы, которые могут способствовать развитию знаний и словарного запаса им нужно понимать и письменные тексты, и окружающий мир?

В конце 1980-х два исследователя из Висконсина, Донна Рехт и Лорен Лесли, разработали гениальный эксперимент, чтобы попытаться определить, в какой степени понимание прочитанного ребенком зависит от его предварительных знаний по теме.С этой целью они построили миниатюрное бейсбольное поле и заселили его деревянными бейсболистами. Затем они пригласили 64 ученика седьмого и восьмого классов, которые были проверены как на умение читать, так и на знание бейсбола.

Рехт и Лесли выбрали бейсбол, потому что они полагали, что многие дети, не умеющие хорошо читать, тем не менее, довольно много знали об игре. Каждого ученика попросили сначала прочитать описание вымышленного бейсбольного тайма, а затем переместить деревянные фигурки, чтобы воспроизвести его.(Например: «Чурняк замахивается и отбивает медленно прыгающий мяч в сторону шорт-стопа. Хейли входит, выставляет его и бросает первым, но слишком поздно. Чурняк идет первым с синглом, Джонсон остается третьим. Следующий отбивающий — Уиткомб, левый нападающий «Пумы». »)

Оказалось, что предварительные знания бейсбола сильно повлияли на способность студентов понимать текст — в большей степени, чем их предполагаемый уровень чтения. Дети, мало знавшие о бейсболе, включая «хороших» читателей, учились плохо.И все те, кто много знал о бейсболе, были ли они «хорошими» или «плохими» читателями, преуспели. Фактически, «плохие» читатели, которые много знали о бейсболе, превосходили «хороших» читателей, которые этого не знали.

Примерно 25 лет спустя вариант исследования бейсбола пролил дополнительный свет на взаимосвязь между знанием и пониманием. Эта группа исследователей сосредоточила свое внимание на дошкольниках из различных социально-экономических слоев. Сначала они прочитали им книгу о птицах — предмете, о котором, как они определили, дети с более высоким доходом знают больше, чем дети с более низким доходом.Когда они проверили понимание прочитанного, исследователи обнаружили, что у более обеспеченных детей дела шли значительно лучше. Но затем они прочитали историю о предмете, о котором ни одна из групп ничего не знала: выдуманных животных, называемых «вугами». Когда предыдущие знания детей были равны, их понимание было практически таким же. Другими словами, разрыв в понимании не был разрывом в навыках. Это был пробел в знаниях.

По ряду причин дети из более образованных семей, которые также имеют тенденцию к более высокому доходу, приходят в школу с большими знаниями и словарным запасом.Учителя говорили мне, что в младших классах дети из менее образованных семей могут не знать элементарных слов, таких как за ; Я наблюдал, как один первоклассник борется с простой математической задачей, потому что он не знал значения до . С годами дети образованных родителей продолжают приобретать больше знаний и словарный запас вне школы, что облегчает им получение еще большего количества знаний, потому что, как и на липучке, знания лучше всего прикрепляются к другим, связанным знаниям.

Между тем их менее удачливые сверстники все больше и больше отстают, особенно если их школы не дают им знаний.Этот рост снежного кома был назван «эффектом Матфея» после отрывка из Евангелия от Матфея о том, что богатые становятся богаче, а бедные — беднее. С каждым годом, когда эффект Матфея продолжается, становится все труднее обратить вспять. Таким образом, чем раньше мы начнем развивать знания детей, тем больше у нас шансов сократить разрыв.

Прочтите: Бедным ученикам нужна домашняя работа

Хотя в некоторых отношениях американские школы сильно различаются, почти во всех начальных классах вы найдете одну и ту же базовую структуру.День делится на «математический блок» и «блок чтения», последний из которых занимает от 90 минут до трех часов.

Примерно в половине всех начальных школ учителя должны использовать учебник для чтения, который включает в себя различные отрывки, вопросы для обсуждения и руководство для учителя. В других школах учителя предоставлены сами себе, чтобы выяснить, как научить читать, и полагаются на имеющиеся в продаже детские книги. В любом случае, когда дело доходит до обучения пониманию, упор делается на навыки.И подавляющее большинство учителей обращаются к Интернету, чтобы дополнить эти материалы, несмотря на то, что они не прошли подготовку по разработке учебных программ. Один опрос учителей Rand Corporation показал, что 95 процентов учителей начальной школы обращаются к Google за материалами и планами уроков; 86 процентов обращаются к Pinterest.

Обычно учитель сосредотачивается на «навыке недели», читая вслух книги или отрывки, выбранные не по их содержанию, а по тому, насколько хорошо они демонстрируют данный навык.Однако демонстрация этого навыка может вообще не включать чтение. Например, распространенный способ моделирования навыка «сравнения и противопоставления» — вывести двух детей в переднюю часть комнаты и обсудить сходства и различия в том, во что они одеты.

Затем учащиеся будут практиковать этот навык самостоятельно или в небольших группах под руководством учителя, читая книги, соответствующие их индивидуальному уровню чтения, который может быть намного ниже их уровня обучения.Опять же, книги не связаны по какой-то конкретной теме; многие из них — просто выдумка. Теория состоит в том, что если ученики просто прочитают достаточно и потратят достаточно времени на отработку навыков понимания прочитанного, в конечном итоге они смогут понимать более сложные тексты.

Прочтите: американцы больше не практикуют демократию

Многие учителя говорили мне, что хотели бы уделять больше времени общественным наукам и наукам, потому что их ученикам явно нравится изучать реальный контент. Но им сообщили, что навыки преподавания — это или способ улучшить понимание прочитанного.Лица, определяющие политику в области образования и реформаторы, как правило, не ставят под сомнение этот подход и фактически, повышая важность оценок за чтение, усиливают его. Родители, как и учителя, могут возражать против акцента на «подготовке к экзаменам», но они не сосредоточились на более фундаментальной проблеме. Если учащимся не хватает знаний и словарного запаса для понимания отрывков на тестах по чтению, у них не будет возможности продемонстрировать свое умение делать выводы или находить основную идею. И если они поступят в среднюю школу, не изучив историю или естественные науки, как это бывает со многими учениками из малообеспеченных семей, они не смогут читать и понимать учебные материалы для средней школы.

Стандартные стандарты грамотности Common Core, которые с 2010 года повлияли на школьную практику в большинстве штатов, во многих отношениях усугубили плохую ситуацию. Стремясь расширить знания детей, стандарты призывают учителей начальной школы знакомить всех учащихся с более сложным письмом и большим количеством документальной литературы. Это может показаться шагом в правильном направлении, но научная литература обычно предполагает даже больше базовых знаний и словарного запаса, чем художественная литература. Когда научно-популярная литература сочетается с подходом, ориентированным на навыки, как это было в большинстве классных комнат, результаты могут быть катастрофическими.Учителя могут показывать детям непонятный текст и просто позволять им бороться. Или, возможно, нарисовать клоунов.

Прочтите: Почему я поддерживаю стандарты чтения Common Core

В небольшом количестве американских школ ситуация начинает меняться. Несколько лет назад не существовало такой вещи, как учебная программа элементарной грамотности, ориентированная на формирование знаний. Сейчас их несколько, в том числе некоторые из них доступны в Интернете бесплатно. Некоторые из них были приняты целыми школьными округами, включая районы с высоким уровнем бедности, такие как Балтимор и Детройт, в то время как другие внедряются чартерными сетями или отдельными школами.

Учебные программы различаются по своим особенностям, но все они организованы по темам или темам, а не по навыкам. В одном из них первоклассники узнают о древней Месопотамии, а второклассники изучают греческие мифы. В другом детсадовцы месяцами изучают деревья, а первоклассники исследуют птиц. Дети обычно находят эти темы — в том числе и, возможно, особенно исторические — гораздо более увлекательными, чем постоянный рацион навыков.

В школах, использующих эту новую учебную программу, все учащиеся усердно работают с одними и теми же текстами, некоторые из которых учителя читают вслух.Дети также каждый день проводят время за чтением самостоятельно, разного уровня сложности. Но испытывающие трудности читатели не ограничиваются простыми понятиями и словарным запасом, к которым они могут получить доступ через собственное чтение. Учителя, как правило, удивляются тому, как быстро дети усваивают сложную лексику (например, плодородный и оппонент ) и учатся устанавливать связи между разными темами.

Какими бы многообещающими ни были некоторые из первых результатов, кажется разумным спросить: с ростом неравенства и увеличением доли американских студентов из малообеспеченных семей может ли какая-либо учебная программа действительно уравнять правила игры? Относительно небольшое количество школ, принявших начальные учебные программы, направленные на формирование знаний, могут иметь проблемы с использованием результатов тестов, чтобы доказать, что этот подход может работать, потому что учащимся с низкими доходами могут потребоваться годы, чтобы получить достаточно общих знаний для успеваемости, а также их более обеспеченные сверстники .

И все же, — это свидетельств — в большом масштабе — того, что такая начальная учебная программа может уменьшить неравенство благодаря непреднамеренному эксперименту, проведенному во Франции. Как объясняет Э. Д. Хирш-младший в своей книге « Почему знания имеют значение », до 1989 года все французские школы должны были придерживаться подробной национальной учебной программы, ориентированной на содержание. Если бы ребенок из малообеспеченной семьи пошел в общественное дошкольное учреждение в возрасте 2 лет, то к 10 годам он бы почти догнал ребенка из более благополучных семей, который начал его в 4 года.Затем новый закон призвал начальные школы принять американский подход, уделяя приоритетное внимание таким навыкам, как «критическое мышление» и «обучение, чтобы учиться». Результаты были впечатляющими. В течение следующих 20 лет уровень успеваемости всех учащихся резко снизился, причем наибольшее падение было среди самых нуждающихся.

Соединенные Штаты не могут просто принять тот комплексный национальный учебный план, который когда-то был во Франции (и который все еще существует в странах, опережающих нас по международным тестам). По американским законам и обычаям учебная программа определяется на местном уровне.Тем не менее, отдельные школы, округа и даже штаты могут сделать многое, чтобы накапливать знания, необходимые всем детям для развития.

Пару лет назад в малообеспеченном пригороде Дейтона, штат Огайо, учительница четвертого класса по имени Сара Уэбб решила опробовать новую учебную программу, ориентированную на содержание, которую ее округ собирался принять. Отрегулировать акцент на умениях было непросто, но вскоре Уэбб увидел, что ученики с любым уровнем навыков чтения процветают. Они хотели узнать больше об определенных темах, включенных в учебную программу, поэтому Уэбб достал книги из публичной библиотеки, чтобы удовлетворить их любопытство.Она сказала мне это после раздела «Что делает великое сердце?» одна девушка «весь год говорила о плазме». Уэбб всегда хотела учить так, но ей никогда не удавалось этого добиться.

Как и другие учителя, с которыми я разговаривала, она сказала, что дети, которых раньше считали плохо успевающими, были особенно увлечены. Она вспоминает милого ребенка, которого я назову Мэттом, у которого были проблемы с чтением. По прошествии года Мэтт обнаружил, что сильно интересуется всем, что изучает класс, и стал лидером в обсуждениях в классе.Он написал целый абзац о Кларе Бартон — больше, чем когда-либо писал раньше, — который с гордостью прочитал своим родителям. Его мать сказала, что никогда не видела, чтобы он с таким энтузиазмом относился к школе.

Раньше, говорит Уэбб, Мэтт чувствовал себя навсегда связанным с тем, что дети считают «группой тупиц». Но в конце года он написал Уэббу благодарственную записку. Он сказал ей, что чтение «больше не было проблемой».


Эта статья адаптирована из книги Натали Векслер Пробел в знаниях: Скрытая причина неэффективной системы образования Америки — и как ее исправить. Он появляется в печатном издании за август 2019 года под заголовком «Радикальные аргументы в пользу преподавания детских вещей».

Проблемы учебных материалов как рычаг реформы

Краткое содержание

Набирает обороты идея о том, что учебные материалы, в том числе учебники, представляют собой мощный рычаг для реформы образования. По мере того, как спонсоры выстраиваются в очередь, а руководители штатов все больше внимания уделяют учебным материалам, в этом отчете обсуждаются вполне реальные проблемы, связанные с этими усилиями.Отчет основан на моем опыте последних нескольких лет по сбору и анализу данных о внедрении учебников, а также на качественных интервью с руководителями школьных округов и учителями. В нем определены проблемы в трех основных областях: сбор и анализ данных об усвоении учебников; поощрение округов к принятию различных решений об усыновлении; и поощрение учителей к принятию различных решений об использовании. Отчет завершается конкретными рекомендациями, которые адресованы в первую очередь государственным политикам, которые стремятся использовать учебные материалы в качестве реформы политики.

ВВЕДЕНИЕ

В широко читаемых отчетах Брукингса Уайтхерст в 2009 г. -1 и Чингос и Уайтхерст в 2012 г. 2 писали о влиянии учебной программы и ее потенциально преобразующей силе как рычаге реформ. Их аргументы были просты. Во-первых, ссылаясь на недавние экспериментальные исследования, они задокументировали, что учебные материалы могут иметь большое прямое влияние на обучение учащихся 3 . Во-вторых, они отметили, что руководители школ и районов не могут принимать решения о принятии учебников на основе качества учебников, поскольку таких доказательств не существует.В-третьих, они утверждали, что имеется мало данных даже описательного характера о моделях и методах принятия учебников, но их будет относительно легко собрать. И, наконец, они утверждали, что если бы вышеуказанные проблемы были решены, учебники могли бы стать недорогой (как в политическом плане, так и в долларах и центах) стратегией реформ.

Отчет Чингоса и Уайтхерста завершился конкретными рекомендациями, включая следующие: a) государственные образовательные агентства должны собирать данные из округов об учебных материалах, используемых в их школах; б) NGA и CCSSO должны приложить все усилия для улучшения сбора информации об учебных материалах; и c) фонды могут предоставить стартовое финансирование, необходимое для сбора данных об учебных материалах, и поддержать исследования, которые позволят использовать эти данные.

Хотя, конечно, неизвестно, является ли их отчет прямым стимулом, очевидно, что некоторые из рекомендаций, которые они сделали, претворяются в жизнь. Например, Фонд Гейтса переходит в область материалов учебных программ, 4 и другие спонсоры также проявляют интерес. Chiefs for Change недавно опубликовали заявление о важности учебных материалов и роли государственных департаментов образования в сборе более точных данных по этой теме. 5 Ряд исследователей, в том числе и я, начали обращать внимание на учебную программу как на рычаг реформы, а также собирать и использовать данные для анализа влияния материалов на успеваемость учащихся. 6

Но насколько хороши перспективы этой серьезной реформы? И каковы потенциальные препятствия? Цель этого отчета — подвести итоги того, где мы находимся, и предложить предложения по дальнейшим усилиям. 7 Чтобы ответить на эти вопросы, я использую три основных источника. Одним из источников являются мои недавние усилия по сбору данных об использовании учебников в пяти крупнейших штатах США — я использую свой опыт выполнения этой работы, а также данные, которые мы в конечном итоге собрали и проанализировали. 8 Второй источник — это серия интервью с руководителями школьных округов в штате Калифорния, посвященных политике и практике принятия учебников в их округах. И третий источник — это свидетельства того, как учителя используют учебники, полученные как в результате моих усилий по сбору данных посредством интервью, так и усилий других посредством опросов.

Далее я организовываю свое обсуждение вокруг того, что я считаю тремя основными проблемами:

  • Задача сбора и анализа данных об использовании учебников для определения наиболее эффективных книг.
  • Задача получить самые эффективные книги в руки учителей (например, за счет принятия школьных и районных учебников).
  • Задача побудить учителей использовать эти книги, когда они у них появятся.

В заключение я дам конкретные рекомендации о том, как преодолеть эти проблемы. Хотя я с оптимизмом смотрю на эту стратегию реформы, учебники не будут успешной реформой без серьезного, устойчивого взаимодействия по этим направлениям.

Проблемы сбора и анализа данных об усвоении учебников

Опыт моей команды в сборе и анализе данных об использовании учебников показывает, что если государства будут стремиться предпринять такие усилия, возникнет ряд препятствий.

Сбор данных

Заголовки учебников кажутся несложными для сбора фрагментами данных, но на самом деле проблема сложнее, чем может показаться. Даже хорошо обеспеченные ресурсами государственные департаменты образования могут изо всех сил пытаться просто собрать данные таким образом, чтобы их можно было использовать для исследований, рекомендованных Чингос и Уайтхерст.

Во-первых, существует тот простой факт, что даже такая, казалось бы, безобидная информация, как названия учебников, может рассматриваться как имеющая политические последствия.И эти последствия могут привести к сопротивлению обмену данными. Например, учителя или руководители округов могут беспокоиться, что сбор данных об усыновлении учебников — это верблюжий нос под палаткой, который может привести к более строгому государственному контролю над вопросами учебной программы (которые исторически являются залогом местных властей). Если сбор не станет обязательным и рутинным, то, вероятно, будет некоторое сопротивление обмену данными. Но чем более предписывающими будут усилия, тем больше у педагогов может возникнуть критика.

Во-вторых, возникает сложность, у кого запрашивать данные. Не считая школ по выбору, округа, скорее всего, являются единицами, ответственными за фактические покупки в большинстве или во всех штатах. Но в некоторых штатах округа, как правило, являются «единообразными приемниками» (все школы округа используют каждую принятую книгу), а в других штатах — нет. Действительно ли штаты займутся исследованием каждой школы штата для сбора этой информации? Если они будут обследовать районы, узнают ли районы, какие книги используются в школах? Респондентам — районным или школьным — также может не хватать ключевой информации, например о годах усыновления, которая необходима для самых сложных аналитических подходов.

В-третьих, существует множество сложностей при поиске книг, которые делают эту задачу более сложной, чем может показаться на первый взгляд. Многие серии книг имеют несколько изданий — у Pearson’s enVision Math были версии для конкретных состояний, затем версия Common Core, а теперь версия enVision 2.0 — их легко спутать при вводе данных. Округа / школы могут различаться по типу выбранной лицензии — цифровые материалы, расходные книги, многолетние лицензии и т. Д. — будет ли собираться такая информация? Некоторые из этих проблем могут быть решены путем сбора номеров ISBN, как было предложено Уайтхерстом и Чингос, но есть и проблемы с этим подходом (люди могут быть менее склонны заполнять опросы, если им нужно найти номера ISBN, например) .Тогда, конечно же, в школах и округах есть до 13 классов, несколько предметов, а иногда и четыре или более академических направления — будет ли информация из учебников собираться по всем этим или только по некоторым? Как названия будут связаны с курсами?

В-четвертых, хотя некоторых из упомянутых выше осложнений можно было бы избежать, если бы данные собирались каждый раз, когда закупались материалы, во многих районах книги не закупаются. Некоторые округа используют такие материалы, как EngageNY — годовые материалы, которые они получают бесплатно в Интернете.Другие районы собирают или разрабатывают собственные материалы. Как сбор данных штата мог бы учесть эти случайности?

Анализ данных

После сбора данных существует несколько аналитических стратегий, которые можно использовать для определения того, какие учебники работают лучше всего, и нет единого мнения о наилучшем подходе. Некоторые исследователи использовали сопоставление или другие подходы, основанные на регрессии, с данными об успеваемости на уровне школы, в то время как другие использовали данные на уровне учащихся и анализ добавленной стоимости.Тем не менее, цель состоит в том, чтобы определить причинно-следственный эффект того, что округ выбирает один учебник по сравнению с другим.

В целом, основная методологическая задача состоит в том, чтобы устранить предвзятость отбора, чтобы выявленные «воздействия» учебника на самом деле не были связаны с каким-либо другим существовавшим ранее различием между районами, выбирающими один учебник по сравнению с другим. Кёдел и его соавторы использовали различные подходы к сопоставлению, представив доказательства того, что выбор школьных учебников в округах не сильно связан с наблюдаемыми характеристиками школы и округа. 9 Они также проводят серию тестов на фальсификацию, которые предоставляют убедительные доказательства того, что отбор не играет роли. Однако в неопубликованном анализе мы с коллегами исследовали влияние учебников по другим предметам (естествознание), другим классам (математика в средней школе) и другим временным периодам (после Common Core) и обнаружили, что, похоже, есть больше доказательств выбора. предвзятость в этих областях, чем в предыдущих исследованиях. В частности, мы иногда обнаруживали большие различия между школами, принимающими определенные учебники, с точки зрения предыдущих достижений или других демографических переменных.Это может быть свидетельством того, что что-то меняется в процессе принятия учебников, что делает предвзятость отбора более серьезной проблемой. Независимо от конкретной технической проблемы, суть в том, что наука об использовании данных наблюдений для оценки воздействия учебников далека от окончательного, и методы, которые работают в одном случае, могут не работать во всех других. Кроме того, для выполнения этой аналитической работы может потребоваться много времени и ресурсов.

пытается добиться лучшего усыновления в школах или округах

Предположим, нам удалось собрать достаточно хороших данных об использовании учебников в большом количестве школ и округов и использовать их для расчета оценок воздействия для каждой книги.Будут ли округа использовать эти данные при принятии решений об усыновлении? Интервью моей исследовательской группы с руководителями школьных округов позволяют предположить множество причин, по которым они не могут этого сделать. Конечно, возможно, что, если бы данные были лучше, мы могли бы найти разные вещи в наших интервью, но, вероятно, существуют некоторые реальные препятствия на пути к тому, чтобы округа принимали другие / лучшие решения об усыновлении.

Во-первых, очень децентрализованный характер управления образованием делает реализацию практически любой масштабной реформы реальной проблемой.В некоторых штатах (примерно половина) штат участвует в принятии школьных и районных учебников, публикуя официально утвержденный список материалов по определенным классам и предметам. Калифорния делает это, хотя список для принятия учебников в Калифорнии носит рекомендательный характер — округа не обязаны покупать вне списка. В штатах с такими списками включение наиболее эффективных книг в список штата будет иметь большое значение для получения лучших книг в большинстве школ. Но в Калифорнии мы обнаружили около четверти школ с подержанными книгами из списка, утвержденного штатом.И многие другие респонденты, даже в районах, включенных в список штата, выразили озабоченность по поводу качества процесса проверки, проводимого штатом. В штатах без списка школы и округа, как правило, сами решают, какие книги принять. 10 Короче говоря, изменения в государственных законах или политике, которые усиливают роль государства в принятии учебников, вероятно, были бы полезны, если бы целью было широкое распространение наиболее эффективных книг. 11

Во-вторых, школьные округа имеют сложную и весьма церемониальную практику, когда дело доходит до принятия учебников, что, вероятно, станет препятствием для более рациональных форм принятия решений.В ходе наших интервью мы обнаружили, что практически во всех округах есть процессы, которые включают: а) один или несколько комитетов учителей, б) оценку учебников по сложным рубрикам (даже в том случае, когда книги были в государственном списке и, следовательно, уже прошли оценку) , c) многонедельные пилоты, и d) одно или несколько официальных голосований до принятия окончательного решения. Хотя в ходе этого процесса, безусловно, можно было бы использовать более качественные доказательства, далеко не гарантировано, что в результате будут выбраны лучшие книги.

В-третьих, сроки получения свидетельств эффективности в руки руководителей округов для информирования их решений в лучшем случае являются сложными, а в худшем — невозможными (хотя это, по крайней мере, частично зависит от того, как штаты будут вносить изменения в свои стандарты с течением времени). По основным предметам в большинстве штатов циклы принятия и пересмотра стандартов проводятся каждые 7–10 лет. Издатели выпускают новые версии книг, возможно, через два года после принятия нового набора стандартов, а после этого штаты публикуют свои списки (например, Калифорния выпустила список учебников по математике в течение 2013-14 учебного года, примерно через три года после принятия нового набора стандартов). принятие Common Core).Для расчета оценок воздействия должно быть достаточно большое количество районов, принимающих бухгалтерские книги и использующих их, по крайней мере, в течение пары лет. Это означало бы, что самые ранние оценки воздействия, вероятно, могли быть получены после внедрения Common Core, вероятно, в 2016 году. К этому моменту почти каждый округ штата уже совершил покупку для усыновления, а это означает, что они были / не собираются делать еще одну покупка в ближайшее время. К тому времени, когда на районном уровне произойдет следующий цикл принятия учебников, стандарты будут действовать примерно десять лет (при условии, что они не претерпят кардинальных изменений за это время), и даже не ясно, будут ли издатели публиковать те же версии. своих книг.Конечно, если стандарты останутся стабильными, а публикуемые книги останутся в основном без изменений, то результаты могут быть полезны для округов, которые в то время еще раз прибегут к ним, но это большое количество непредвиденных обстоятельств, учитывая временный характер образовательной политики.

Поощрение учителей к более эффективному использованию учебников

Дело в том, что, хотя многие учителя все еще используют учебники, большая часть учителей используют их как просто один из множества ресурсов. Этот вывод подтверждается как крупными, репрезентативными для штата и страны опросами, так и нашими интервью с учителями Калифорнии.В наших 67 интервью ни один из учителей не сказал, что они использовали только школьный учебник для обучения математике в 8 -м классе. Большинство учителей сообщили, что принятая книга была неадекватной по одному из двух причин: в ней не хватало возможностей для практических занятий учащимися базовыми навыками или в ней отсутствовали достаточные дополнительные упражнения, чтобы охватить более концептуальное содержание стандартов. Каким бы ни был пробел в материалах, учителя сообщали, что дополняли их уроками из старых книг или материалами, полученными с различных веб-сайтов в Интернете.Наглядная цитата одного из наших учителей: «Нам пришлось использовать дополнительные ресурсы. Мы не можем просто остановиться на [Название учебника]. В нем недостаточно качества, чтобы сделать его полноценной, стопроцентной программой. Если бы вы использовали только саму книгу и ничего больше, им было бы недостаточно, чтобы выучить всю учебную программу ». Учитывая такой взгляд на учебники, получение даже самых качественных материалов для верного использования учителями может стать проблемой.

Опросы учителей показывают, что учебники не могут быть основным источником уроков для значительной части учителей.Например, исследование в пяти штатах показало, что 72-80 процентов учителей (в зависимости от предмета) сообщили об использовании учебных материалов, разработанных ими или их коллегами в своей школе, по крайней мере, один раз в неделю, по сравнению с 43-53 процентами для созданных материалов. внешними организациями, такими как издатели. 12 Согласно другому общенациональному опросу, доля учащихся, пользующихся школьными учебниками один или несколько раз в неделю, составляет около 62 процентов. 13 Национальные данные Американской группы учителей показали, что более 90 процентов учителей сообщили об использовании Google, и более 70 процентов сообщили, что используют TeachersPayTeachers и Pinterest для поиска уроков. 14 Независимо от источника данных ясно, что учебники широко используются, но они далеко не единственный источник учебных программ в типичных американских классах. Кроме того, эти цифры немного ниже, чем те, которые приводятся в отчете Чингоса и Уайтхерста, 15 , что свидетельствует о сокращении использования учебников с течением времени. Конечно, это могло бы измениться, если бы учителя имели в наличии более качественные книги, но реформа учебников, вероятно, повлияет на небольшую часть учебной программы типичного класса.

Безусловно, наши собеседования с учителями действительно выявили определенные правила районного уровня, которые, по-видимому, были связаны с лучшим внедрением стандартов. Например, мы обнаружили, что учителям действительно нужна была какая-то опора для их учебной программы, и для этого было предусмотрено официальное принятие учебников. Учителя в округах, которые официально не приняли учебную программу или для чего потребовалось очень много времени после написания стандартов, жаловались на отсутствие поддержки и связанную с этим неспособность полностью реализовать стандарты.Таким образом, округам следует что-то принять, и возможно, что более прочный костяк — предлагаемый более эффективным учебником — будет использоваться еще больше. Кроме того, учителя сказали, что им нужны определенные виды профессионального развития, ориентированные как на сам учебник, так и на стандарты в целом. Они критически относились к профессиональному развитию издателя, которое, по их словам, часто сосредоточивалось на поверхностных элементах материалов. И они часто не могли указать конкретные изменения, которые требовались стандартами, возможно, из-за отсутствия глубоких знаний о стандартах.Короче говоря, учителя в целом хотели бы иметь как официально принятый материал, так и поддержку для понимания и внедрения стандартов через возможности профессионального обучения.

рекомендаций

Есть веские основания полагать, что учебные материалы могут служить важным рычагом реформирования. Но в этом отчете изложены некоторые проблемы на пути к достижению желаемого эффекта этой реформой. Исходя из этих вопросов, я даю следующие рекомендации.

С точки зрения данных и анализа:

  1. Лучшим подходом будет рутинный сбор данных, возможно, во время покупки, для каждого района штата.Если это невозможно, включение ежегодных сборов данных в другие мероприятия по сбору данных также может сработать, но отзыв всегда будет иметь больше ошибок — и, вероятно, больше бремени — чем более автоматизированные подходы.
  2. Государство должно решить, какие предметы, оценки и курсы станут целью его усилий по сбору. Это решение может быть принято путем опроса преподавателей, чтобы понять, где учебники в настоящее время используются чаще всего.
  3. Как минимум, штат должен собирать названия / издателей, издания и годы принятия для любой книги, по которой они собирают информацию.Опять же, если это делать регулярно при покупке, это будет просто.
  4. Государству следует подумать о том, что оно хочет получить от районов или школ, которые не заявляют, что используют какие-либо официальные учебники. Краткие опросы или аудит учебных материалов из выборок учителей на этих сайтах могут быть лучшим подходом. Было бы неуместно собирать данные только потому, что в округе не используются учебники — доступ к качественной учебной программе — это вопрос справедливости, находящийся в ведении государства.
  5. Вместо того, чтобы просто собирать данные и надеяться, что кто-то их проанализирует, государство должно иметь планы или отношения, обеспечивающие регулярный анализ данных квалифицированными исследователями или персоналом. В противном случае это вряд ли произойдет.

Хотя эти рекомендации не гарантируют, что будут созданы достоверные оценки воздействия, они будут иметь большое значение для обеспечения, по крайней мере, существования условий.

С точки зрения усыновления и использования учителями округа:

  1. Кажется, у штатов мало причин не выпускать списки качественных материалов.Эти списки могут способствовать принятию решений об усыновлении и могут упростить задачу усыновления для школ и округов. 16 Тем не менее, штаты должны быть уверены, что их процессы внедрения прозрачны и высокого качества, чтобы преподаватели могли доверять результатам. В штатах, где такой шаг был бы политически целесообразным, им следует рассмотреть возможность стимулирования или предписания округам покупать вне утвержденного государством списка.
  2. Посреднические организации, такие как офисы округа Калифорния или BOCES Нью-Йорка, могут сыграть важную роль, помогая небольшим округам сотрудничать в разработке, выборе и применении материалов.Государствам следует рассмотреть возможность поддержки этих организаций непосредственно для этой цели.
  3. Поскольку использование ресурсов, не относящихся к учебникам, является большим и растущим, штаты должны рассмотреть возможность оценки их качества и создания тщательно отобранных списков одобренных дополнительных ресурсов. Они также могли бы работать с районами или посредническими организациями для этой работы. Это может облегчить учителям бремя выбора учебной программы и привести к тому, что учителя будут получать более качественные материалы.
  4. Точно так же штаты должны рассмотреть возможность включения в бизнес поддержки качественного профессионального развития в соответствии со стандартами и поддержки внедрения материалов учебных программ с наивысшим рейтингом.Это могло бы облегчить бремя школ и округов и избавить их от необходимости находить или создавать собственные возможности для обучения.
  5. Наконец, штаты должны запланировать регулярный сбор и анализ данных, касающихся принятия учителями и использования материалов учебных программ. Они могут специально работать с районами, которые внедряют новые материалы, чтобы использовать эти возможности для исследования реализации и эффектов.

Вместе с описанными выше мероприятиями по сбору и анализу данных эти усилия, вероятно, помогут обеспечить учащимся государственных школ доступ к высококачественной учебной программе во всех школах штата.Без таких постоянных усилий стратегия использования учебных материалов для улучшения образования вряд ли увенчается успехом в долгосрочной перспективе.


Автор не получал никакой финансовой поддержки от какой-либо фирмы или лица для этой статьи или от какой-либо фирмы или лица, имеющего финансовую или политическую заинтересованность в этой статье. В настоящее время он не является должностным лицом, директором или членом правления какой-либо организации, заинтересованной в этой статье.

10 вызовов, стоящих перед государственным образованием сегодня

Независимо от того, являетесь ли вы классным руководителем, школьным консультантом, параобразователем, водителем автобуса, работником кафетерия или школьным секретарем, каждый, кто работает в государственной школе, встречает новый учебный год, готовый заниматься любимой работой.Но они также готовы противостоять неоспоримым вызовам. Эти проблемы могут отличаться от округа к округу, от школы к школе, но ясно одно: голос педагогов необходим сейчас как никогда, и их профсоюзы предоставляют рупор. Наши учителя и школьный персонал не должны сами нести это бремя. Администраторы, родители, сообщества, законодатели должны внести свой вклад. Но поскольку мобилизация педагогов, начавшаяся в начале этого года, так убедительно продемонстрировала — «Весна для педагогов», как ее называет президент NEA Лили Эскелсен Гарсия, — нация наконец прислушивается к тому, что они говорят.

Финансирование образования: где деньги?

Когда прошлой весной педагоги со всей страны вышли из своих классов, их послание было ясным: наши ученики заслуживают лучшего. Приняв это решение, они заявили, что больше не будет забитых до отказа классных комнат с более чем 40 партами, никаких устаревших учебников, скрепленных резинками, и никаких дырявых потолков, сломанных осветительных приборов, заражений вредителями и сокращений в основных учебных программах, которые необходимы для всестороннего образования.

«Мы действительно находимся в состоянии кризиса», — говорит Ноа Карвелис, педагог из Аризоны, где урезание финансирования государственных школ было более значительным, чем где-либо еще в стране.

Финансирование государственных школ резко сократилось по всей стране после чрезмерного и безрассудного снижения налогов.

Прошло более 10 лет после Великой рецессии, но многие штаты сегодня выделяют своим школам гораздо меньше денег, чем до кризиса. Наши школы рушатся, а педагоги массово уходят из профессии, не в силах погасить студенческий долг или сводить концы с концами из-за стагнации зарплат.

По состоянию на 2017–2018 учебный год, по крайней мере, 12 штатов сократили «общее» или «формульное» финансирование — первичную форму государственной поддержки начальных и средних школ — на 7 или более процентов на ученика за последнее десятилетие, согласно в Центр приоритетов бюджета и политики. Семь штатов — Аризона, Айдахо, Канзас, Мичиган, Миссисипи, Северная Каролина и Оклахома — ввели снижение налогов на десятки или сотни миллионов долларов ежегодно вместо восстановления финансирования образования.

«Вдобавок к этой душевной боли новые учителя в нашем штате Северная Каролина никогда не знали ничего особенного, и многие даже верят, что нынешняя реальность нормальна», — говорит Тодд Уоррен, учитель испанского языка и президент Ассоциации преподавателей округа Гилфорд в Северной Каролине. . «В то время как богатая и корпоративная элита оправилась от рецессии 2008 года, учителя государственных школ и их ученики — нет. Учителя государственных школ Северной Каролины зарабатывают в среднем более чем на 11 процентов меньше, чем мы получали 15 лет назад, когда заработная плата корректировалась с учетом инфляции.”

Но больше всего от сокращения бюджета страдают студенты, особенно бедные. Государственное образование было для семей способом выбраться из бедности на протяжении нескольких поколений, но этот путь блокируется, когда школы не могут предложить достойное образование. Слишком часто учащиеся с низкими доходами попадают в школы с самым низким финансированием, меньшим количеством принадлежностей, минимумом по данным Комиссии по гражданским правам США, строгий учебный план и самые старые помещения и оборудование.

В среднем школьные округа тратят около 11000 долларов на учащегося каждый год, но районы с наибольшей бедностью получают в среднем на 1200 долларов на ребенка меньше, чем наименее бедные округа, в то время как округа, обслуживающие наибольшее количество цветных учащихся, получают примерно на 2000 долларов меньше, чем округа. те, которые обслуживают наименьшее количество цветных студентов, говорится в исследовании.

Больше нет, — говорит Тодд Уоррен.

«Нас достаточно, чтобы сказать:« Довольно! »- говорит Уоррен. «Пришло время использовать нашу силу сейчас».

Присоединяйтесь к миллионам голосов, борющихся за учащихся государственных школ и преподавателей нашей страны. Примите клятву #RedforEd!

Обеспечение безопасности в школе

Опрос, проведенный в 2018 году исследовательским центром Pew Research Center через два месяца после стрельбы в школе в феврале этого года в Паркленде, штат Флорида, показал, что 57 процентов U.Подростки С. обеспокоены тем, что в их собственной школе может состояться стрельба. Каждый четвертый «очень обеспокоен» шансом.

Эти цифры ошеломляют, но неудивительны, учитывая череду инцидентов со стрельбой в школах, которые попали в заголовки газет в этом году и в предыдущие годы. После стрельбы в средней школе Колумбайн в Колорадо в апреле 1999 года более 187000 американских студентов подверглись насилию с применением огнестрельного оружия в школе.

Сытые по горло бездействием законодателей, студенты по всей стране в 2018 году возглавили национальное движение за привнесение здравого смысла в обсуждение.

Педагоги понимают, что если ученики не чувствуют себя в безопасности в школе, их успеваемость страдает. Первостепенная обязанность каждого члена сообщества — и политиков, которые их представляют, — помочь создать безопасное пространство для обучения.

Вооружение учителей и школьный персонал — это не ответ. Согласно опросу NEA, семь из 10 педагогов заявили, что вооружение школьного персонала будет неэффективным для предотвращения насилия с применением огнестрельного оружия в школах, а две трети заявили, что они чувствовали бы себя в меньшей безопасности, если бы школьный персонал был вооружен.

Педагоги США выступили против идеи, что большее количество оружия поможет спасти студенческие жизни. По состоянию на май 2017 года только один штат принял закон, обязывающий вооружать учителей и персонал.

«Мы не хотим быть вооруженными. Мы хотим, чтобы наши студенты получали более качественные услуги, — говорит Корин МакКомб, преподаватель начальных классов из Норвича, штат Коннектикут. — Больше психологов и консультантов, которые могут присутствовать для студентов более одного дня в неделю или месяц. Нам нужны услуги для семей. У нас есть деньги, мы можем это сделать.”

Давление повышено

Кэти Реами, школьный консультант в средней школе Ла-Плата в Ла-Плате, штат Мэриленд, говорит, что эта тенденция очевидна.

«Честно говоря, в этом году у меня было больше студентов, госпитализированных из-за тревожности, депрессии и других проблем с психическим здоровьем, чем когда-либо», — говорит Рими, который также возглавляет собрание школьных советников NEA. «В наши дни так много всего происходит: давление, которое нужно приспособить, давление, к которому нужно стремиться, давление социальных сетей.”

Ничего не помогает, добавляет Дениз Поуп из Стэнфордского университета, что школы стали «скороваркой для студентов и сотрудников… а стресс ученика и учителя подпитывает друг друга».

Согласно исследованию Университета Миссури за 2018 год, 93 процента учителей начальной школы сообщают, что они «находятся в состоянии сильного стресса».

Школы со стрессом никому не полезны. Нет ничего плохого в небольшом давлении, небольшой нервозности по поводу экзамена или учителе, который хочет, чтобы ученики добились успехов.Мы все чувствуем давление, но происходит что-то еще.

Причины и совпадение стресса учителей и учеников вызывают растущую озабоченность в последнее десятилетие. Исследования неизменно показывают, что уровень стресса, особенно у начинающих преподавателей, заставляет многих из них уходить из профессии в течение пяти лет.

Учителям нужны адекватные ресурсы и поддержка в их работе, чтобы бороться с выгоранием и снижать стресс в классе. Если мы не будем поддерживать учителей, мы рискуем понести побочный ущерб учащимся.

Одним из решений для студентов может быть больше времени один на один с психологами и консультантами. Но это проблема, поскольку многие из этих позиций были сокращены и больше не возвращаются. Тем не менее, все больше и больше школ серьезно относятся к проблеме стресса и начали искать способы изменить политику в отношении домашних заданий, расписания уроков и более позднего начала занятий, чтобы помочь снизить давление, которое испытывают многие ученики.

«Люди, наконец, видят, что отрицательный стресс оказывает на тело, что он делает на психику и что он влияет на школьную активность», — говорит Поуп.«Школы и сообщества знают, что стресс — это проблема, и им нужны решения».

Лучший путь к дисциплине

Вспомните дни, когда вы учились в средней и старшей школе. Помните неловкость, тревогу и тревогу, которые нависли над вами, как облако? «Ваши ученики, независимо от их поведения, вероятно, борются с одними и теми же тревожными эмоциями», — говорит Робин Макнейр, координатор программы восстановительных практик округа Принс-Джордж в Мэриленде.

«Когда вы смотрите за пределы поведения, когда вы действительно смотрите на человека, стоящего за поведением, вы часто обнаруживаете крик о помощи», — говорит Макнейр, чья работа в Практике восстановительного правосудия (RJP) направлена ​​на резкое сокращение случаев отстранения и исключения из школы. увеличить количество выпускников и изменить поведение студентов.

RJP оказался наиболее эффективным способом для педагогов прервать цепочку перехода от школы к тюрьме — общенациональной тенденции, когда дети — в основном дети с низким доходом и цветные дети — направляются из государственных школ в органы ювенальной и уголовной юстиции системы посредством жесткой политики «нулевой терпимости» даже к незначительным нарушениям.

В 2013–2014 учебном году, по последним общенациональным данным, чернокожие учащиеся в три раза чаще подвергались дисквалификации как в школе, так и вне школы, чем белые ученики.

Вместо того, чтобы изгонять учеников за проступки, RJP стремится реинтегрировать их в класс или школьное сообщество, чтобы исправить ситуацию и научиться более позитивно решать проблемы.

Проще говоря, ученикам лучше учиться в школе, чем когда их выгнали и оставили наедине с собой в пустом доме или квартире, где участие суда становится более вероятным.Но все учащиеся RJP — даже те, кто не участвует напрямую в конфликте — сообщают, что чувствуют себя в большей безопасности и счастливее.

Макнейр предполагает, что преподаватели стремятся создать сплоченное сообщество, даже семью, в своих классах с первого дня, чтобы учащиеся не только знали друг друга, но и искренне заботились друг о друге.

«Восстановительные методы используются не только после конфликта или инцидента. Эти методы позволяют нам активно строить сообщество в классе и в школе, налаживая отношения между учителями и учениками », — говорит МакНэйр.«Когда ученики знают, что вы заботитесь о них, они с большей вероятностью будут следовать правилам и с большей вероятностью останутся в классе и будут выполнять работу», — добавляет Макнейр.

Узнайте больше о восстановительных методах в школах.

Хронический невыход на работу

Согласно сбору данных о гражданских правах Министерства образования США (CRDC), около 8 миллионов учащихся пропустили более трех недель в школе в течение 2015-2016 учебного года, по сравнению с 6.8 миллионов годом ранее.

Хронический пропуск занятий обычно определяется как пропуск 10 или более процентов учебного года. Это примерно 18 дней в году или два дня в месяц. Хронический невыход на работу обычно предшествует выбыванию из школы. А недоучки часто оказываются перед судом.

Педагоги, такие как Лоис Юкна, разработали новаторские идеи, призванные удерживать детей в школе. Другие могут узнать о том, что делает Юкна.

Более десятилетий Юкна был водителем школьного автобуса в округе Мидлсекс, штат Северная Каролина.Дж. Сегодня Юкна работает школьным инспектором в школьном округе Вудбридж Тауншип в Нью-Джерси. Сейчас ее работа — следить за тем, чтобы ученики, попав в школу, остались.

Когда ученики не ходят в школу регулярно, Юкна тесно сотрудничает со студентами, родителями и судом, чтобы изменить ситуацию.

«Что-то нужно было сделать, потому что главная цель — обучить учащихся, а они не могут получить образование, если они не ходят в школу», — говорит Юкна.

Она заметила, что ученики, которые часто не приходили в школу, были теми же учениками, чье поведение во время посещения приводило к задержанию, отстранению от занятий и иногда к проблемам с полицией.

Юкна и консультант из района Вудбридж объединили свои усилия, чтобы придумать что-то, что подчеркивало бы восстановительные практики вместо отстранения и побудило бы учеников вернуться в школу и остаться в ней.

Поддерживаемая грантами NEA, программа открывает около 100 студентов «миру возможностей через стажировки, наставничество и поощрения за достижения». Родители проводят занятия по вопросам питания, здоровья и влияния социальных сетей и динамики семьи на обучение.«Они учатся мотивировать своих детей ходить в школу и стараться изо всех сил», — говорит Юкна.

В первый год примерно 85 процентов студентов улучшили по крайней мере одну область: учеба, посещаемость или отношение. На втором курсе все ученики улучшили свои знания в каждой области. Лучше всего то, что среди участников, которые были пожилыми людьми, 100 процентов закончили обучение в 2017 году.

— Автор: Джой Барксдейл

Перед ESSA

В последние несколько лет школы и штаты по всей стране потратили много времени на разработку новых планов, совпадающих с Законом о достижении успеха каждого учащегося (ESSA), принятым Конгрессом в 2016 году.

Теперь, когда государственные планы реализации ESSA выполнены, чего ожидать педагогам в новом учебном году?

Ожидается, что будет определено больше школ, нуждающихся в улучшении в соответствии с расширенной системой подотчетности, предусмотренной законом. Некоторые штаты, например Вашингтон, уже опубликовали список школ, которые были определены с помощью множества показателей академической успеваемости и качества обучения, а не только результатов тестов.

Проблема здесь в том, что, хотя система подотчетности была расширена, денег на поддержку дополнительных школ, определенных для улучшения, не было.Этим школам будет оказана поддержка. Наибольшая сумма денег будет отдана наивысшему приоритету и потечет вниз.

По мере продолжения учебного года руководителям округов необходимо будет разработать планы реализации ESSA, оставив школы, подлежащие усовершенствованию, с задачей создания своих собственных планов на местах. Поскольку в планы должны входить вклад педагогов — не только учителей, но и параобразователей, медсестер, библиотекарей, консультантов и других специалистов по поддержке образования — это период, в течение которого голоса членов NEA будут иметь решающее значение.

«Будьте впереди», — рекомендует Донна Харрис-Эйкенс, директор департамента политики и практики NEA в области образования. «Возможно, что директор школы или суперинтендант в определенном месте еще не сосредоточен на этом».

Чтобы узнать, что доступно в их школах, преподаватели могут использовать Контрольный список возможностей NEA, короткий инструмент, основанный на критериях, для быстрой оценки того, что доступно в их школе, и Аудит возможностей, инструмент, внедренный в семи Великих государственных школах NEA ( GPS), в котором рассматриваются ресурсы, политика и практика, основанные на исследованиях и фактах, которые, как доказано, сокращают пробелы в возможностях и навыках.

Хотя некоторых может обескуражить мысль о включении большего числа школ в план улучшения, правда в том, что, несмотря на некоторые проблемы с финансированием, ESSA остается многообещающей возможностью.

Поддержка студентов без документов

(AP Photo / Jacquelyn Martin)

Если последние несколько месяцев указывают на проблемы, с которыми преподаватели столкнутся в связи с иммиграционным статусом учащихся, им следует ожидать неуверенности и страха.

Это были эмоциональные американские горки для Мечтателей — молодых людей привезли в U.S. как дети, получившие защиту по программе Deferred Action for Baby Arrivals, или DACA, в течение пяти лет действия программы. В сентябре 2017 года президент Дональд Трамп отменил DACA. Пять месяцев спустя он пообещал сотрудничать с Конгрессом в защите иммигрантов без документов, которые незаконно въехали в страну в детстве. В апреле он написал в Твиттере: «DACA мертва» и «DACA DEAL больше нет».

«У нас много студентов в ожидании», — говорит Хьюго Арреола, лаборант кампуса школьного округа Феникс Юнион в Аризоне.Сам получатель DACA, он видит своих учеников и сообщество в смятении. «Многие боятся продлевать свои заявки на DACA, беспокойство студентов усилилось, а люди по-прежнему напуганы. Окружающая среда очень напряженная ».

Уго Арреола

«Трудно находиться в этой неопределенности», — говорит Карен Рейес, 29-летняя учительница глухих дошкольников из Остина, штат Техас. Бывшая девочка-скаут, которая жила в США с двух лет, Рейес посещала государственные школы США от детского сада до аспирантуры, в конечном итоге получив степень магистра в области образования глухих и слуховых наук в Центре медицинских наук Университета Техаса в Сан-Антонио.

«В один момент у вас есть надежда, вы думаете, что сделка может произойти, а потом появляется твит, и люди думают, что вы вернулись к исходной точке», — говорит она. «Это не так, — объясняет она. «Но они не осознают всей работы, которую мы проделали, союзников, которых мы создали, и фундамента, который мы построили. Мы не вернулись к началу. Мы просто в обход ».

Арреола и Рейес — активные члены профсоюзов, помогающие информировать, вовлекать и расширять возможности иммиграционного сообщества в своих городах.

Через профсоюзы Арреолы, Ассоциацию образования Аризоны и Ассоциацию секретных служащих Феникса и местных союзников он участвует в различных семинарах, информационных форумах и тренингах, которые помогают информировать людей об их правах. «Все начинается на местном уровне и с того, чтобы у вас были представители, которые понимают реалии ситуации и то, как это влияет на их территорию», — объясняет Арреола.

Рейес была вовлечена в гражданские акции, спонсируемые ее местным профсоюзом Education Austin и United We Dream.

Педагоги могут принимать меры в своих сообществах, чтобы бороться с неопределенностью и опасениями, с которыми сталкиваются учащиеся без документов. Посетите NEA Ed Justice, чтобы узнать больше о правилах школьного совета Safe Zone и инструментарии NEA «Знай свои права».

Наблюдая за ажиотажем новых технологий

Кажется, каждые несколько месяцев преподавателей засыпают рассказами о следующем важном событии в классных технологиях — «игровом механизме», призванном «произвести революцию» в преподавании и обучении.Звучит знакомо? Должно. Образовательные технологии при всех своих преимуществах (а их много), как правило, становятся предметом вопиющей шумихи. В конце концов, нужно заработать много денег, и многие школьные округа, стремящиеся продемонстрировать, что их школы находятся на «переднем крае», могут принять довольно сомнительные решения о покупке.

Вспомните решение Объединенного школьного округа Лос-Анджелеса в 2013 году реализовать план стоимостью 1,3 миллиарда долларов, чтобы предоставить каждому ученику iPad с учебной программой Пирсона.Технические сбои и недостаток подготовки учителей — это всего лишь пара проблем, которые в конечном итоге подорвали инициативу.

Педагоги знают лучше, чем кто-либо, что здоровый скептицизм или, по крайней мере, осторожность в отношении новейших технологий в классе в конечном итоге принесет пользу их ученикам. Это стенд, на котором учителей заклеймили как устойчивых к изменениям, удобный и бесполезный ярлык. Это больше связано с тем, что лучше всего подходит для обучения студентов.

Хорошая новость заключается в том, что импульс присоединиться к последней шумихе несколько снизился за последние несколько лет, поскольку преподаватели сели за стол.Если вы хотите попробовать новейшие и лучшие технологии виртуального обучения, геймификации и персонализации, первым вопросом всегда будет «Что лучше для моих учеников?» Как говорит Трейси Мэтт, учитель искусств из Альбии, штат Айова. «Чтобы воспитывать независимых учеников, нужен отличный учитель. Это должно быть сделано с использованием передовых технологий, но это не должно отменять важность инструктора ».

Технологии будут продолжать развиваться, и за углом неизменно таится все больше «революционеров».Возможно, они смогут произвести революцию в классе, но именно преподаватель лучше всего подходит для определения того, как и почему следует использовать новые технологии для наилучшего обслуживания учащихся.

Противодействие приватизации

Министр образования Бетси ДеВос, возможно, является наиболее заметным и стойким сторонником приватизации, но приватизация школ уже более 20 лет представляет угрозу для государственного образования и финансируется и поддерживается сетью корпоративных интересов. Их цель: использовать свои финансовые возможности и пропаганду, чтобы подорвать миссию государственных школ и позиционировать учащихся страны как товар, на котором можно получить значительную прибыль.

Тем не менее, назначение ДеВоса возглавить программу национального образования в 2017 году стало огромным толчком, поскольку чартерные школы и ваучерные программы немного теряли обороты. (Ваучеры отклонялись у урны для голосования каждый раз, когда их пытались использовать на референдуме.)

ДеВос — активный сторонник сокращения расходов на образование и высвобождения федеральных долларов для расширения чартерных и ваучерных программ по всей стране. Чартерные школы резко расширились с момента их введения в 1992 году и в настоящее время обслуживают около 5 процентов учащихся страны.

Преподаватели, однако, полны решимости не допустить, чтобы ваучеры действовали так же, как чартеры. Ваучерные схемы отнимают сотни миллионов долларов от учащихся государственных школ на оплату обучения в частных школах избранных.

Это «деструктивные и ошибочные схемы, в которых деньги налогоплательщиков используются для« экспериментов с образованием наших детей без каких-либо доказательств реальных, устойчивых положительных результатов », — говорит президент NEA Лили Эскелсен Гарсия.

Педагоги и активисты вносят огромный вклад в жизнь своих штатов, лоббируя законодателей с целью отказа от ваучеров (часто их сторонники переименовывают их в «сберегательные счета для образования» или «налоговые льготы на обучение»).

В 2018 году преподаватели Нью-Гэмпшира возглавили провал плана по созданию так называемых «сберегательных счетов на образование», которые отвлекали бы огромную часть денег налогоплательщиков из государственных школ на финансирование обучения некоторых учащихся в частных школах. Частные школы должны будут принимать государственные средства, но не предоставлять «доступа к финансовым отчетам, данным об успеваемости учащихся и не говорить о том, как школа работает», — говорит Меган Таттл, президент NEA-New Hampshire. «Отсутствие общественной ответственности за ваучерные фонды способствовало безудержному мошенничеству, растратам и злоупотреблениям в текущих ваучерных программах по всей стране.”

NEA: Стоимость ваучера для детей

Предложения по ваучерам

потерпели поражение в других штатах, но их сторонники безжалостны. Вот почему, по словам Дэвида Скиарры, исполнительного директора Образовательного юридического центра, активисты должны внимательно следить за продолжающимися усилиями по продвижению инициатив по получению школьных ваучеров и привлечению их к общественному вниманию.

«Необходимо проявлять бдительность в каждом штате, где губернаторы и ключевые законодатели поддерживают эти законопроекты, — говорит Скиарра.

Присоединяйтесь к борьбе со школьными талонами на vouchers.nea.org

Избирать лучших законодателей

Вы кричали в телевизор, когда слышали, как Бетси ДеВос путала профессионализм и рост во время слушания по подтверждению? Вас беспокоят такие отстраненные от общения законодатели, как Джон Аллен из Аризоны, который сказал, что учителя работают на второй работе, чтобы они могли позволить себе лодки и большие дома? Вас смущает тот факт, что некоторые законодатели Канзаса пытались обойти постановление верховного суда штата о том, что они должны исправить ужасное недофинансирование школ?

Реальность такова, что слишком мало выборных должностных лиц на местном, государственном и федеральном уровнях обладают глубокими знаниями в области государственного образования, которые возникают только в результате работы в качестве педагога.И это видно в их политике и их бюджетах.

Как будто обучения учащихся каждый учебный день недостаточно, вы также должны убедиться, что должностные лица понимают проблемы, с которыми вы сталкиваетесь в классе, и как добиться прогресса в их решении.

Ключ — появиться и высказаться.

«Мы должны сделать так, чтобы наши голоса были услышаны людьми, которые принимают решения, влияющие на наши классы», — говорит учитель музыки из Мэриленда Джессика Фицуотер.

Балвир Сингх, учитель математики средней школы из Берлингтона, штат Нью-Йорк.J. выиграл место в Совете фрахтователей округа Берлингтон в ноябре. Сингх, выпускник программы NEA See Educators Run, ранее работал в местном школьном совете
.

«Избранные должностные лица должны понимать, что это не только доллары и центы, эти решения повлияют на всю жизнь студентов», — добавляет она.

Это означает, что вы должны показывать и делиться своей историей на собраниях школьных советов, в лобби с законодателями штата и в мэрии, когда члены Конгресса возвращаются домой.Посетите веб-сайт ассоциации штата и посетите следующее собрание местной ассоциации, чтобы узнать, как принять участие.

И если избранные вами лидеры все еще не слушают, поддержите тех, кто их слушает.

Ноябрь этого года дает критическую возможность избрать (или переизбрать) кандидатов, выступающих за общественное образование, которые не связаны с теми, кто хочет приватизировать образование, и которые готовы слушать педагогов и родителей.

Педагоги — надежные избиратели.Но вы также можете вдохновить других пойти на опросы про-общественных кандидатов.

Латвала Диксон, учитель математики в средней школе Колумбийского университета в Лейк-Сити, штат Флорида, говорит, что разговоры с людьми о важности голосования в прошлые избирательные циклы сделали ее еще более увлеченной проблемами, которые затрагивают ее как педагога и гражданина.

«Я говорю многим людям: если вы не воспользуетесь своим правом голоса, вы его потеряете», — говорит Диксон. Некоторые люди, с которыми она разговаривает — друзья, знакомые, коллеги — ответили с энтузиазмом, но другие указывают, что не верят, что их голос имеет значение.

«Так что у вас всего один голос? Ваш голос имеет значение, — решительно говорит Диксон. «Что, если бы все вы,« только один голос », вышли и проголосовали? Это действительно могло переломить ситуацию ».

Вот еще один способ убедить избранных лидеров вкладывать средства в школы — стать одним из них сам! Если вы планируете баллотироваться или поддерживать своего коллегу, который баллотируется на должность, ознакомьтесь с программой обучения кандидатов NEA для членов по адресу SeeEducatorsRun.org .

Проблемы с общим ядром

Проблема с Common Core не в том, что содержится в этих стандартах или в том, что было упущено, хотя это, безусловно, проблема.Более серьезная проблема заключается в той роли, которую Общие основные государственные стандарты (CCSS) играют в более широкой динамике текущей школьной реформы и политики в области образования.

Сегодня все, что касается Common Core, даже фирменное наименование Common Core State Standards, оспаривается, потому что эти стандарты были созданы как инструмент оспариваемой политики. Они стали частью более крупного политического проекта по преобразованию государственного образования таким образом, который выходит далеко за рамки лозунгов о том, чтобы каждый студент был «готов к колледжу и карьере», однако это может быть определено в этом году.Мы говорим о внедрении новых национальных стандартов и тестов для каждой школы и района в стране в связи с резкими изменениями в национальном и государственном контексте реформы образования. Эти изменения включают:

  • Десятилетний эксперимент по использованию утвержденных на федеральном уровне стандартов и тестов под названием «Ни одного отстающего ребенка» (NCLB) был почти повсеместно признан неудачным.
  • Внедрение тестовых систем оценки учителей в десятках штатов, в основном в результате федеральных предписаний.
  • В результате многократных сокращений бюджета и увольнений 34 из 50 штатов выделяют меньше средств на образование, чем пять лет назад, а также упраздняются более 300 000 преподавательских должностей.
  • Волна приватизации, в результате которой количество чартерных школ, финансируемых государством, но находящихся в частном владении, увеличилось на 50 процентов, при этом за тот же период было закрыто около 4000 государственных школ.
  • Ужасающий рост неравенства и детской бедности, окружающий наши школы, категории, в которых Соединенные Штаты лидируют в мире и которые говорят нам гораздо больше об источнике наших образовательных проблем, чем неравномерное качество государственных учебных программ.
  • Резкое увеличение стоимости и долгового бремени доступа к колледжу.
  • Широко финансируемая кампания миллиардеров и политически влиятельных правозащитных организаций, стремящаяся заменить нашу нынешнюю систему государственного образования, которая, несмотря на все ее многочисленные недостатки, вероятно, является самым демократичным институтом, который у нас есть, и тем, который сделал гораздо больше для решения этой проблемы. неравенство, вселяют надежду и предоставляют возможности, чем финансовые, экономические, политические и средства массовой информации страны с рыночной, не объединенной в профсоюзы системой с частным управлением.

Я думаю, что многие сторонники Common Core недостаточно учитывают, как эти более крупные силы определяют контекст, в котором вводятся стандарты, и насколько этот контекст влияет на реализацию. Как выразился учитель-блоггер Хосе Вильсон:

Люди, которые выступают за CCSS, упускают из виду более широкую картину, которую не видят люди на местах: CCSS стал комплексным соглашением с новыми оценками учителей, повышенными ставками тестирования и мерами жесткой экономии, включая массовое закрытие школ.Часто кажется, что лидеры говорят обоими словами, когда говорят, что хотят улучшить образование, но должны отказаться от финансирования наших школ. . . . Для нас не имеет смысла возлагать большие надежды на наших учеников, если мы не возлагаем на нашу школьную систему высоких ожиданий.

Мой первый опыт проведения реформы, основанной на стандартах, был в Нью-Джерси, где я много лет преподавал английский язык и журналистику старшеклассникам в одном из беднейших городов штата. В 1990-х годах стандарты учебных программ стали центральным вопросом в длительном деле штата о справедливом финансировании, Abbott v.Берк . Дело началось с документального подтверждения того, как более низкий уровень ресурсов в бедных городских районах создает неравные возможности для получения образования в виде худших условий, более плохих учебных материалов, менее опытных учителей и меньшего количества вспомогательных услуг. В ключевом моменте дела, в одном из первых примеров доводов, которые сегодня до боли знакомы, тогдашний губернатор. Кристин Уитман заявила, что вместо финансирования справедливости нам действительно нужны стандарты учебной программы и переход от сосредоточения внимания на долларах к сосредоточению внимания на том, на что эти доллары должны быть потрачены.Уитмен утверждал, что если бы всех учеников учили соответствовать «стандартам основного содержания», то каждый получил бы справедливое и адекватное образование.

В то время Верховный суд Нью-Джерси был необычайно прогрессивным и дальновидным судом, и он ответил на предложение штата о стандартах серией знаменательных решений, касающихся некоторых из тех же вопросов, которые сегодня поднимает Common Core. Суд согласился с тем, что стандарты того, что школы должны преподавать и ученики должны учить, представляются хорошей идеей.Но стандарты не оправдывают себя. Им требуются хорошо подготовленные и поддерживаемые профессиональные кадры, улучшенные учебные ресурсы, безопасные и хорошо оборудованные помещения, разумные размеры классов, и особенно если они призваны помочь школам компенсировать неравенство, которое существует повсюду вокруг них, множество дополнительных услуг, таких как качественные дошкольные учреждения, расширенные летние и внешкольные программы, медицинские и социальные услуги и многое другое. Фактически, суд заявил, что принятие стандартов учебной программы с «высокими ожиданиями» было похоже на раздачу меню из хорошего ресторана.Не каждый, кто получает меню, может заплатить за еду. Таким образом, суд привязал основные стандарты учебной программы Нью-Джерси к самым справедливым требованиям к финансированию школ в стране.

И хотя за поддержание и выполнение требований Нью-Джерси по обеспечению справедливости финансирования велась постоянная борьба, центральной проблемой Common Core является полное отсутствие какого-либо аналогичного надежного плана по предоставлению или даже определению ресурсов, необходимых для того, чтобы каждый студент «учился и учился». готовность к карьере », как это определено CCSS.

Финансирование — далеко не единственная проблема, но это проблема порогового уровня доверия. Если вы предлагаете резкое увеличение результатов и производительности для достижения социальных и академических целей, которые никогда не были достигнуты, и ваши основные инвестиции — это стандарты и тесты, которые служат главным образом для документирования того, насколько вы далеки от достижения этих целей, вы либо не делаете этого. У меня нет хорошего плана или вы планируете что-то другое. Common Core, как и NCLB до него, не проходит тест на надежность финансирования еще до того, как выпадет из ворот.

Соблазн общего ядра

Прошлой зимой редакция Rethinking Schools провела дискуссию о Common Core; мы пытались решить, как реагировать на эту последнюю тенденцию в слишком модном мире реформы образования. Rethinking Schools всегда скептически относился к стандартам, навязываемым сверху. Слишком много проектов стандартов было попыткой отодвинуть решения об обучении и обучении от преподавателей и школ и передать их в руки отдаленной бюрократии и политиков.Стандарты часто кодифицируют очищенные версии истории, политики и культуры, которые укрепляют официальные мифы, оставляя без внимания голоса и проблемы наших студентов и сообществ. Какую бы потенциально положительную роль стандарты ни играли в действительно совместных обсуждениях того, чему школы должны учить и дети должны учиться, неоднократно подрывались плохим процессом, подозрительными политическими программами и коммерческими интересами.

Хотя все эти опасения были высказаны, мы также обнаружили, что учителя в разных округах и штатах имели очень разный опыт работы с Common Core.В Милуоки были учителя, которые годами придерживались расписания и обязательных учебников. Для них CCSS казался открытием для разработки лучшей учебной программы и, по сравнению с тем, с чем они боролись, казался более гибким и ориентированным на студентов. Для многих учителей, особенно в период между развертыванием стандартов и прибытием тестов, большая часть привлекательности Common Core основана на утверждениях, что:

  • Он представляет собой более строгий набор более разумных стандартов, ориентированных на развитие критически важных навыков обучения, а не на овладение разрозненными фрагментами знаний.
  • Это требует более прогрессивного, ориентированного на учащихся обучения с сильными элементами совместного и рефлексивного обучения.
  • Это поможет уравнять игровое поле, повысив ожидания всех детей, особенно тех, кто страдает от наихудших последствий подготовки к экзамену «пробей и убей».

Если рассматривать изолированно, дебаты по поводу Common Core могут сбивать с толку; кто не хочет, чтобы все ученики хорошо подготовились к жизни после школы? Но в полном контексте политики и истории, которые его породили, а также ближайших испытаний, последствия проекта Common Core выглядят совсем иначе.

Выход из обломков «Ни одного ребенка, оставленного позади»

CCSS возник из обломков NCLB. В 2002 году NCLB был принят при подавляющей двухпартийной поддержке и представлен как способ закрыть давние пробелы в успеваемости. NCLB ознаменовал резкое изменение в федеральной политике в области образования, отказавшись от его исторической роли в продвижении доступа и равенства посредством поддержки таких вещей, как школьная интеграция, дополнительное финансирование школ с высоким уровнем бедности и услуги для учащихся с особыми потребностями, к гораздо менее справедливой набор предписаний, касающихся стандартов и тестирования, закрытия или «воссоздания» школ и замены школьного персонала.

NCLB требует, чтобы штаты приняли стандарты учебной программы и ежегодно тестировали студентов, чтобы оценить прогресс в их достижении. Под угрозой потери федеральных средств все 50 штатов приняли или пересмотрели свои стандарты и начали ежегодно проверять каждого ученика в каждом классе, начиная с 3-8 и затем в старших классах. Заявленная цель заключалась в том, чтобы убедиться, что каждый ученик находится на уровне своего класса по математике и языковым искусствам, требуя от школ достижения 100-процентных показателей успешной сдачи государственных тестов для каждого ученика в 10 подгруппах.

По любым меркам NCLB не удалось повысить успеваемость и сократить разрыв в возможностях и результатах. Но публично сравнивая результаты тестов с произвольными контрольными показателями, которые никогда не встречались в реальных школах, NCLB удалось создать нарратив неудач, который сформировал десятилетие попыток «исправить» школы, обвиняя при этом тех, кто в них работает. Дезагрегированные оценки выявляют пробелы между группами учащихся, но закон использовал эти пробелы, чтобы обозначить школы как неудачные, без предоставления ресурсов или поддержки, необходимых для их устранения.

К тому времени, когда закончилось первое десятилетие NCLB, более половины школ в стране были в списках «неуспевающих школ», а остальные были готовы последовать этому примеру. В Массачусетсе, который, как правило, считается самым жестким в стране государственными стандартами, возможно, более требовательными, чем Common Core, 80% школ столкнулись с санкциями NCLB. Тогда и появились «отказы» NCLB. По мере того, как количество школ, подвергающихся санкциям и вмешательству, росло далеко за пределы цветных бедных сообществ, где NCLB сделал «деструктивную реформу» нормой и начал распространяться на все больше среднего класса и пригородные районы, усилилось давление с целью пересмотра неработающей системы подотчетности NCLB.Но двухпартийная коалиция, принявшая NCLB, развалилась, и тупик в Конгрессе сделал его пересмотр невозможным. Поэтому министр образования США Арне Дункан с сомнительным юридическим обоснованием придумал процесс предоставления отказов NCLB штатам, которые согласились на определенные условия.

Сорок штатов получили условные отказы от NCLB: если они согласятся закрутить гайки в школах с наибольшим трудом, обслуживающих самые высокие потребности учащихся, они могут ослабить остальные, при условии, что они также согласились использовать результаты тестов для оценки всех своих учителей, расширить охват чартерных школ и принять стандарты учебной программы «готовые к колледжу и карьере».Эти же требования были частью программы «Гонка за первенство», которая превратила федеральные фонды образования в конкурсные гранты и продвигала ту же политику, даже несмотря на то, что они не имели успеха в качестве стратегий улучшения школы.

Кто создал общее ядро?

Поскольку федеральный закон запрещает федеральному правительству создавать национальные стандарты и тесты, проект Common Core был якобы разработан как усилие штата, возглавляемое Национальной ассоциацией губернаторов, Советом старших должностных лиц школ штата и частной консалтинговой фирмой Achieve.Фонд Гейтса предоставил более 160 миллионов долларов финансирования, без которого Common Core не существовало бы.

Стандарты разрабатывались в основном за закрытыми дверями учеными и «экспертами» по оценке, многие из которых были связаны с тестирующими компаниями. Education Week блоггер и учитель естествознания Энтони Коди обнаружил, что из 25 человек в рабочих группах, которым было поручено разработать стандарты, шесть были связаны с составителями тестов из Совета колледжей, пять — с издателями тестов в ACT, а четверо — с разработчиками тестов. Достигать.В рабочих группах не было учителей. В группах обратной связи было 35 участников, почти все из которых были профессорами университетов. Коуди нашел одного классного учителя, который участвовал во всем процессе. По словам преподавателя-преподавателя Нэнси Карлссон-Пейдж: «Всего в комиссии по проверке Common Core участвовало 135 человек. Ни один из них не был классным руководителем K_3 или профессионалом дошкольного образования ». Родители полностью отсутствовали. Педагоги K_12 в основном привлекались постфактум для корректировки и одобрения стандартов и придания легитимности результатам.

Стандарты для колледжа и карьеры?

Сущность самих стандартов также в некотором смысле направлена ​​сверху вниз. Чтобы прийти к «стандартам подготовки к колледжу и карьере», разработчики Common Core начали с определения «навыков и способностей», которые, по их мнению, необходимы для успешной учебы в четырехлетнем колледже. Тесты CCSS, разрабатываемые двумя мультигосударственными консорциумами, финансируемыми из федерального бюджета, стоимостью около 350 миллионов долларов, предназначены для оценки этих навыков. Один из этих консорциумов, Партнерство по оценке готовности к поступлению в колледж и карьерный рост, утверждает, что учащиеся, получившие отметку «готов к поступлению в колледж», получив 4-й уровень на этих тестах, которые все еще находятся в стадии разработки, будут иметь 75-процентный шанс получить С. или лучше в их курсе композиции для первокурсников.Но нет никаких фактических доказательств, связывающих результаты любого из этих новых экспериментальных тестов с будущим успехом в колледже.

И чтобы сделать колледж доступным, доступным и доступным для всех, потребуется гораздо больше, чем стандарты и тесты. Когда я поступил в колледж много лет назад, «колледж для всех» означал открытый прием, бесплатное обучение, а также изучение расы, класса и гендера. Сегодня это означает жестокую конкуренцию за то, чтобы получить доступ, горы долгов, чтобы остаться, и часто безрадостные перспективы, когда вы уходите. Тем не менее, «готовность к колледжу» вот-вот станет новым AYP (адекватный годовой прогресс), по которому школы будут оцениваться.

Идея о том, что к следующему году в тестах Common Core начнутся маркировать детей 3-го класса как поступающих в колледж или нет, абсурдна и оскорбительна.

Были подняты существенные вопросы о тенденции Common Core подталкивать сложные академические навыки к более низким классам, об уместности стандартов для детей младшего возраста, о последовательности выполнения математических стандартов, о сочетании и типе обязательных чтений и о приоритете Common Core предполагает внимательное чтение текстов таким образом, чтобы обесценить опыт и предыдущие знания учащихся.

Десятилетие тестов NCLB показало, что миллионы студентов не соответствуют существующим стандартам, но спонсоры Common Core решили, что решение было более жестким. И на этот раз, вместо того, чтобы каждый штат разрабатывал свои собственные стандарты, Common Core стремится создать национальные тесты, сопоставимые по штатам и округам, и которые могут давать результаты, которые можно подключить к управляемой данными антикризисной машине, которая является двигателем корпоративная реформа.

Образовательный план или маркетинговая кампания?

То, как стандарты внедряются в классы по всей стране, еще больше подрывает доверие к ним.Эти стандарты никогда полностью не применялись в реальных школах. Это более или менее абстрактные описания академических способностей, организованные в последовательности людьми, которые вообще никогда не преподавали или не преподавали этот конкретный набор стандартов. Чтобы иметь какое-либо влияние, стандарты должны быть переведены в учебный план, учебные планы, учебные материалы и действительные оценки. Разумный подход к внедрению новых стандартов будет включать несколько многолетних пилотных программ, которые обеспечат время, ресурсы, возможности для сотрудничества и прозрачные планы оценки.

Вместо этого мы получаем чрезмерно разрекламированную кампанию по внедрению, которая больше похожа на маркетинговую кампанию, чем на образовательный план. И я использую слово «маркетинг» сознательно, потому что еще одна отличительная черта проекта Common Core — безудержная спекуляция.

Джоан Вайс, бывший руководитель аппарата Дункана и глава программы грантов «Гонка за вершину», которая фактически сделала принятие Common Core условием для получения федеральных грантов, рассказала, как это открывает огромные новые рынки для коммерческой эксплуатации:

Разработка общих стандартов и общих оценок радикально меняет рынок инноваций в области разработки учебных программ, профессионального развития и формирующего оценивания.Раньше эти рынки работали от штата к штату и часто от района к округу. Но принятие общих стандартов и общих оценок означает, что предприниматели в сфере образования получат доступ к национальным рынкам, где можно будет масштабировать лучшие продукты.

Кто контролирует государственное образование?

Финансировав создание стандартов, Gates Foundation вступил в партнерство с Pearson для создания полного набора курсов K_12, согласованных с Common Core, которые будут продаваться школам по всей стране.Почти каждый образовательный продукт теперь имеет фирменный знак Common Core.

Учебная программа и тесты, в которых нуждаются наши школы и учащиеся, не появятся в результате этого процесса. Вместо этого бюрократическое развертывание сверху вниз Common Core поставило школы в центр многослойной политической борьбы за то, кто будет контролировать политику в области образования, корпоративную власть и частное богатство или государственные учреждения, управляемые, хотя и несовершенно, гражданами в рамках демократического процесса.

Интернет-служба новостей Politico недавно описала то, что она назвала «денежной войной Common Core», сообщив, что «десятки миллионов долларов вливаются в битву за Common Core.. . . Фонд Билла и Мелинды Гейтс уже вложил более 160 миллионов долларов в разработку и продвижение Common Core, в том числе 10 миллионов долларов только за последние несколько месяцев, и собирается объявить о выделении до 4 миллионов долларов новых грантов, чтобы поддерживать активную пропагандистскую деятельность. Вкладываются и корпоративные спонсоры. Десятки высших руководителей страны встретятся, чтобы разработать планы национальной рекламной кампании, которая может включать телевидение, радио и печать ».

В то же время «Общему ядру» противостоит «множество организаций с собственными многомиллионными бюджетами и большим опытом в мобилизации толпы и лоббировании законодателей, включая Heritage Foundation, Americans for Prosperity, Pioneer Institute, FreedomWorks и Koch Bros.Эти группы подпитывают растущую правую оппозицию Общему ядру, которая сочетает в себе враждебность ко всем федеральным инициативам в области образования и всему, что поддерживается администрацией Обамы, с более популистскими настроениями.

Тесты, тесты, тесты

Но пока бушует эта крупная политическая битва, самой непосредственной угрозой для преподавателей и школ остается новая волна сложных тестов Common Core.

Дункан, который однажды сказал: «Лучшее, что случилось с системой образования в Новом Орлеане, был ураган Катрина» и назвавший в ожидании Супермена «моментом Розы Паркс», теперь говорит нам: «Я убежден, что это новое поколение государственных оценок полностью изменит правила игры в государственном образовании.”

Проблема в том, что эта игра, как и предыдущая, сфальсифицирована. Хотя разумные люди нашли полезные вещи в стандартах Common Core, нет никакой надежной защиты, которую можно было бы сделать в отношении высокоуровневых применений, запланированных для этих новых тестов. Вместо этого проект Common Core угрожает воспроизвести повествование о провале государственной школы, который только что привел к десятилетию плохой политики во имя реформ.

Отчеты о первой волне тестирования Common Core подтверждают эти опасения.Весной прошлого года учащиеся, родители и учителя в школах Нью-Йорка ответили на новые тесты Common Core, разработанные Pearson, протестами против их длины, сложности и неприемлемого содержания. Пирсон включил корпоративные логотипы и рекламные материалы в отрывки для чтения. Студенты сообщали, что чувствовали себя чрезмерно стрессовыми и неподготовленными, встречая тесты с шоком, гневом, слезами и тревогой. Администраторы запросили инструкции по работе с тестами, на которые вырвало студентов. Учителя и директора жаловались на разрушительный характер процесса тестирования, и многие родители призывали своих детей отказаться от него.

Только около 30 процентов студентов были признаны «опытными» на основании произвольно сокращенных баллов, разработанных для создания новых категорий неудач. Пробелы в достижениях, которые должно сузиться Common Core, увеличились. Сдали экзамен менее 4% студентов, изучающих английский язык. Число учащихся, выявленных в ходе тестов на «академическое вмешательство», резко возросло до 70 процентов, что намного превышает возможности округа для проведения встреч.

Испытания идут по плану, чтобы выжать любой положительный потенциал, существующий в Common Core:

  • Прибытие тестов предотвратит и без того слишком короткий период, когда учителям и школам придется пересмотреть стандарты и разработать соответствующие ответы на учебные программы, прежде чем это пространство будет заполнено самими оценками.
  • Вместо того, чтобы обратить вспять манию чрезмерного тестирования, новые оценки будут расширять его с помощью предварительных тестов, промежуточных тестов, пост-тестов и компьютерных «оценок производительности». В этом разница между сдачей пациенту анализа крови и сливом крови пациента.
  • Оценки будут подключены к системам данных, которые будут генерировать показатели добавленной стоимости, процентили роста учащихся и другие воображаемые числа для того, что я называю психометрической астрологией. Неточная и ненадежная практика использования результатов тестов для оценки учителей приведет к искажению оценок еще до того, как они появятся, и может сделать реализацию Common Core частью атаки на профессию учителя, а не ее возобновления.
  • Если уровень подготовки Common Core к колледжу и карьере станет стандартом для окончания средней школы, это вытеснит больше детей из старшей школы, чем будет готовиться к колледжу. Наиболее уязвимые студенты будут подвержены наибольшему риску. Как сказал FairTest: «Если ребенок изо всех сил пытается преодолеть высокую перекладину на высоте 5 футов, он не станет прыгуном« мирового класса », потому что кто-то поднял перекладину на 6 футов и закричал« прыгай выше », или если ее ребенок« бедный ». «выступление используется, чтобы наказать ее тренера.
  • Стоимость тестов, которые состоят из нескольких частей в течение года и которые должны проводиться на компьютерах, которых нет во многих школах, будет огромной и будет осуществляться за счет более важных вещей. Падение оценок будет использоваться как предлог для закрытия большего количества государственных школ и открытия большего количества приватизированных чартерных и ваучерных школ, особенно в бедных цветных сообществах.

Это не просто циничное предположение. Это разумный прогноз, основанный на истории десятилетия NCLB, свертывании государственного образования в городских центрах страны и ужасающем росте неравенства и концентрированной бедности, которые остаются центральной проблемой в государственном образовании.

Отражение

Common Core стал частью проекта корпоративной реформы, который сейчас преследует наши школы. Пока школы борются с этими новыми требованиями, мы должны защищать наших учеников, наши школы и самих себя, отталкиваясь от сроков реализации, сопротивляясь ставкам и приоритетам, связанным с тестами, и раскрывая правду о коммерческих и политических интересах, формирующих эту ложную панацею. за проблемы, с которыми сталкиваются наши школы.

Есть обнадеживающие признаки того, что движение, в котором мы нуждаемся, растет.В прошлом году в Сиэтле учителя объявили бойкот окружному тестированию, которое получило национальную поддержку, и выиграли частичный откат тестирования. Этой осенью в Нью-Йорке родители отправили отчеты о результатах новых тестов Common Core обратно уполномоченному по вопросам образования штата с письмом, в котором говорилось: «Результаты тестов этого года недействительны и НЕ предоставляют никакой полезной информации об обучении учащихся». Количество отказов растет с каждым днем. Даже некоторые сторонники CCSS поддержали призыв к мораторию на использование тестов для принятия политических решений.Этого мало, но это начало.

Потребовалось почти десять лет, чтобы поддельная «система подотчетности» NCLB увязла перед лицом своих многочисленных противоречий и почти всеобщего отказа. Расплавление Common Core может не длиться так долго. Многие мифы и утверждения Common Core уже потеряли доверие у большого числа преподавателей и граждан. У нас есть более чем десятилетний опыт работы с отрицательными и непопулярными результатами навязывания все большего числа стандартизированных тестов детям и классам.Приведет ли это растущее сопротивление к лучшим, более демократическим усилиям по поддержанию и совершенствованию государственного образования, или же он будет подавлен массивным аппаратом тестирования, который NCLB оставил позади и которое Common Core стремится к расширению, будет зависеть от организационных и пропагандистских усилий тех. где на карту поставлено больше всего: родители, преподаватели и студенты. Как обычно, организация и активизм — единственные вещи, которые спасут нас и останутся нашей лучшей надеждой на будущее государственного образования и демократии, которая от него зависит.

Соединение жил

Администраторы
, одетые в костюмы, проходят
через нашу школу, сжимая
планшетов, кивают пластмассовыми улыбками
Говорят такие слова, как «общее ядро»,
— как «стандарты» и «эталоны».

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *