Желание подростков: Психическое здоровье подростков

Психическое здоровье подростков

Введение

Подростковый возраст (10–19 лет) является уникальным периодом формирования личности. Самые разнообразные физические, эмоциональные и социальные изменения, в том числе воздействие факторов бедности, жестокого обращения или насилия, могут усиливать уязвимость подростков к проблемам психического здоровья. Повышение уровня психологического благополучия подростков и защита их от тяжелых потрясений и факторов риска, которые могут сказаться на их возможностях успешного развития, имеют важное значение для обеспечения их благополучия в подростковом возрасте, а также их физического и психического здоровья во взрослой жизни.

Детерминанты психического здоровья

Подростковый возраст — это важнейший период развития и закрепления социальных и эмоциональных привычек, имеющих важное значение для психического благополучия. К ним относятся формирование здорового режима сна; регулярная физическая активность; развитие навыков в области преодоления трудных ситуаций, решения проблем и межличностного общения; и воспитание способности к эмоциональному самоконтролю.

Важное значение также имеют благоприятные условия в семье, школе и окружающем обществе в целом. Примерно 10–20% подростков во всем мире имеют нарушения психического здоровья, которые не диагностируются должным образом и не получают надлежащего лечения (1).

Состояние психического здоровья подростка определяется целым рядом факторов. Увеличение числа воздействующих на подростка факторов риска усугубляет их потенциальные последствия для его психического здоровья. Факторы, способные повышать уровень стресса в подростковом возрасте, включают в себя стремление к большей самостоятельности, желание соответствовать ожиданиям сверстников, поиск сексуальной идентичности и возрастающую доступность и применение технических средств. Влияние СМИ и гендерных норм может усугублять несоответствие между действительностью, в которой живет подросток, и его устремлениями или представлениями о будущем. Другими значимыми детерминантами психического здоровья подростков являются качество их жизни в семье и их взаимоотношения со сверстниками.

Признанными рисками для психического здоровья являются насилие (в том числе жесткие методы родительского воспитания и издевательства со стороны сверстников) и социально-экономические проблемы. Дети и подростки особенно уязвимы к сексуальному насилию, которое несомненно влечет за собой ухудшение психического здоровья. 

Некоторые подростки подвергаются повышенному риску нарушений психического здоровья из-за условий жизни, стигматизации, дискриминации или социальной изоляции, либо отсутствия доступа к качественной помощи и услугам. Это относится к подросткам, живущим в условиях гуманитарных кризисов и нестабильности; подросткам, страдающим хроническими заболеваниями, расстройством аутистического спектра, умственной отсталостью или другими неврологическими расстройствами; беременным подросткам, подросткам, ставшим родителями или вступившим в ранний и/или принудительный брак; сиротам; и подросткам из числа этнических или сексуальных меньшинств либо других дискриминируемых групп населения.

 

Подростки с нарушениями психического здоровья, в свою очередь, особенно уязвимы перед лицом таких явлений, как социальная изоляция, дискриминация, стигматизация (ограничивающая их готовность обращаться за помощью), трудности в учебе, рискованные формы поведения, физическое нездоровье и нарушения прав человека. 

Эмоциональные расстройства

В подростковом возрасте нередко развиваются эмоциональные расстройства. Помимо депрессии или тревожности подростки с расстройствами эмоциональной сферы могут также испытывать повышенную раздражительность, неудовлетворенность или гнев. Симптомы могут напоминать сразу несколько эмоциональных расстройств и характеризоваться быстрыми и неожиданными сменами настроения и вспышками эмоций. У подростков младшего возраста могут дополнительно возникать эмоционально обусловленные физические симптомы, такие как боль в животе, головная боль или тошнота. 

Депрессия занимает четвертое место в мире среди ведущих причин заболеваемости и инвалидности подростков в возрасте 15–19 лет и пятнадцатое место в возрасте 10–14 лет. Тревожные расстройства являются девятой по значимости причиной нарушений психического здоровья среди подростков в возрасте 15–19 лет и шестой в возрасте 10–14 лет. Эмоциональные расстройства могут сильно влиять, например, на посещаемость и успеваемость в школе. Изоляция и ощущение одиночества могут усугубляться социальной отчужденностью. В наиболее тяжелых случаях депрессия может приводить к самоубийству.

Поведенческие расстройства в детском возрасте

Поведенческие расстройства в детском возрасте являются второй по значимости ведущей причиной бремени болезней среди подростков в возрасте 10–14 лет и занимают одиннадцатое место среди подростков в возрасте 15–19 лет . К поведенческим расстройствам поведения в детском возрасте относятся синдром дефицита внимания и гиперактивности (который характеризуется проблемами с концентрацией внимания, гиперактивностью и действиями без учета последствий, которые неприемлемы в таком возрасте) и расстройства поведения (с симптомами деструктивного или вызывающего поведения).

Поведенческие расстройства в детском возрасте могут негативно влиять на обучение подростков и могут являться причиной противоправного поведения.

Расстройства пищевого поведения

Расстройства пищевого поведения обычно возникают в подростковом и юношеском возрасте. Расстройства пищевого поведения чаще возникают у девочек, чем у мальчиков. Такие расстройства, как нервная анорексия, нервная булимия и компульсивное переедание, характеризуются вредными для здоровья формами поведения, связанными с питанием, в частности ограничением потребления калорий или бесконтрольным поглощением пищи. Расстройства пищевого поведения пагубно влияют на здоровье и нередко сопровождаются депрессией, тревожными расстройствами и/или злоупотреблением психоактивными веществами.

Психотические расстройства

Расстройства, характеризующиеся психотическими симптомами, чаще всего возникают в позднем подростковом или юношеском возрасте. Симптомы психозов могут включать в себя галлюцинации или бредовые расстройства.

Психотические эпизоды могут серьезно нарушать способность подростка участвовать в повседневной жизни и получать образование. Во многих случаях они приводят к стигматизации или нарушениям прав человека. 

Самоубийство и самоповреждение

Согласно оценкам, в 2016 г. самоповреждения стали причиной смерти 62 000 подростков. Самоубийства стоят на третьем месте среди ведущих причин смертности подростков старшего возраста (15–19 лет). Почти 90% подростков в мире проживают в странах с низким или средним уровнем дохода, и более 90% случаев подростковых самоубийств происходят среди подростков, проживающих в этих странах. Факторы риска самоубийств разнообразны и включают в себя вредное употребление алкоголя, жестокое обращение в детстве, стигматизацию при обращении за помощью, препятствия к получению помощи и доступность средств совершения самоубийства. С данной возрастной группой связана растущая обеспокоенность распространением информации о суицидальном поведении через электронные СМИ.

Рискованные формы поведения

Многие формы поведения, связанные с риском для здоровья, такие как употребление психоактивных веществ или рискованное сексуальное поведение, берут свое начало в подростковом возрасте. Рискованные формы поведения могут быть как неудачными попытками справиться с проблемами психического здоровья, так и негативным фактором, имеющим тяжелые последствия для психического и физического благополучия подростка.

В 2016 г. распространенность тяжелого эпизодического употребления алкоголя среди подростков в возрасте 15-19 лет во всем мире составляла 13,6%, представляя наибольшую угрозу для мальчиков и юношей.

Особую обеспокоенность вызывает также употребление табака и конопли. Конопля – наиболее распространенный наркотик среди молодежи, который хотя бы раз употребляли 4,7% молодых людей в возрасте 15-16 лет в 2018 году. Многие взрослые курильщики попробовали свою первую сигарету в возрасте до 18 лет. 

Совершение насилия представляет собой рискованную форму поведения, которая может повышать вероятность низкого уровня образования, травматизма, вовлечения в противоправную деятельность или смерти. В 2016 г. межличностное насилие было признано второй по значимости причиной смертности юношей старшего подросткового возраста. 

Укрепление психического здоровья и профилактика

Меры укрепления психического здоровья и профилактики призваны усилить способность человека контролировать свои эмоции, расширить круг альтернатив рискованным формам поведения, выработать жизнестойкость, позволяющую успешно справляться с трудными ситуациями или неблагоприятными факторами, а также способствовать формированию благоприятной социальной среды и системы социальных взаимоотношений.

Эти программы должны осуществляться на многих уровнях с использованием самых различных платформ, например через электронные СМИ, в учреждениях здравоохранения и социальной сферы, на базе учебных заведений или среди местного населения, а также различных стратегий, обеспечивающих охват ими подростков, особенно из числа наиболее уязвимых групп населения. 

Раннее выявление и лечение

Реагирование на нужды подростков с установленными нарушениями психического здоровья имеет крайне важное значение.

Основные принципы работы с подростками заключаются в том, чтобы избегать направления их в специализированные учреждения, в первоочередном порядке использовать нефармакологические методы и обеспечивать соблюдение прав детей в соответствии с Конвенцией Организации Объединенных Наций о правах ребенка и другими документами по правам человека. Программа действий ВОЗ по ликвидации пробелов в области психического здоровья (mhGAP) содержит основанные на фактических данных руководящие указания для неспециалистов, позволяющие им более эффективно выявлять серьезные расстройства психического здоровья и оказывать помощь в условиях низкой обеспеченности ресурсами.

Действия ВОЗ

ВОЗ разрабатывает стратегии, программы и инструменты для оказания содействия правительствам в предоставлении подросткам необходимой медицинской помощи. Основными ресурсами в этом отношении являются:

Для деятельности в условиях чрезвычайных ситуаций ВОЗ разработала инструменты в отношении:

Все эти публикации касаются вопросов, затрагивающих молодых людей.


(1) Kessler RC, Angermeyer M, Anthony JC, et al. Lifetime prevalence and age-of-onset distributions of mental disorders in the World Health Organization’s World Mental Health Survey Initiative. World Psychiatry 2007; 6: 168–76.

10 советов родителям подростков

1. В подростковом возрасте дети начинают оценивать жизнь своих родителей. Подростки, особенно девочки, обсуждают поведение, поступки, внешний вид мам и пап, учителей, знакомых. И постоянно сравнивают. В какой-то момент результат этого сопоставления скажется на ваших отношениях с сыном или дочерью. Он может быть для вас как приятным, так и неприятным. Так что, если не хотите ударить в грязь лицом, начинайте готовиться к этой оценке как можно раньше.

2. Главное в ваших взаимоотношениях с ребенком – взаимопонимание. Чтобы его установить, вы должны проявлять инициативу и не таить обид. Не следует как идти на поводу у сиюминутных желаний ребенка, так и всегда противиться им. Но если вы не можете или не считаете нужным выполнить желание сына или дочери, нужно объяснить – почему. И вообще, больше разговаривайте со своими детьми, рассказывайте о своей работе, обсуждайте с ними их дела, игрушечные или учебные, знайте их интересы и заботы, друзей и учителей. Дети должны чувствовать, что вы их любите, что в любой ситуации они могут рассчитывать на ваш совет и помощь и не бояться насмешки или пренебрежения.

Поддерживайте уверенность детей в себе, в своих силах, в том, что даже при определенных недостатках (которые есть у каждого) у них есть свои неоспоримые достоинства. Стратегия родителей – сформировать у ребенка позицию уверенности: «все зависит от меня, во мне причина неудач или успехов. Я могу добиться многого и все изменить, если изменю себя».

В воспитательном процессе недопустима конфронтация, борьба воспитателя с воспитанником, противопоставление сил и позиций. Только сотрудничество, терпение и заинтересованное участие воспитателя в судьбе воспитанника дают положительные результаты.

3. Удивляйте – запомнится! Тот, кто производит неожиданное и сильное впечатление, становится интересным и авторитетным. Что привлекает ребенка во взрослом? Сила – но не насилие. Знания – вспомните, например, извечные «почему?» у малышей. На какую их долю вы сумели понятно и полно ответить? Ум – именно в подростковом возрасте появляется возможность его оценить. Умения – папа умеет кататься на лыжах, чинить телевизор, водить машину… А мама рисует, готовит вкусные пирожки, рассказывает сказки… Внешний вид – его в большей мере ценят девочки. Жизнь родителей, их привычки, взгляды оказывают гораздо большее влияние на ребенка, чем долгие нравоучительные беседы. Немаловажное значение для подростков имеют и ваши доходы. Если вы в этой области конкурентоспособны, подумайте заранее, что вы можете положить на другую чашу весов, когда ваш подросший ребенок поставит вас перед этой проблемой.

4. Вы хотите, чтобы ваш ребенок был крепким и здоровым? Тогда научитесь сами и научите его основам знаний о своем организме, о способах сохранения и укрепления здоровья. Это вовсе не означает, что вы должны освоить арсенал врача и назначение различных лекарств. Лекарства – это лишь «скорая помощь» в тех случаях, когда организм не справляется сам. Еще Тиссо утверждал: «Движение как таковое может по своему действию заменить все лекарства, но все лечебные средства мира не в состоянии заменить действие движения». Главное – научить организм справляться с нагрузками, прежде всего физическими, потому что они тренируют не только мышцы, но и все жизненно важные системы. Это труд немалый и регулярный, но за то и дается человеку «чувство мышечной радости», как назвал это ощущение почти сто лет назад великий врач и педагог П.Ф. Лесгафт. Конечно, физические и любые другие нагрузки должны соответствовать возрастным возможностям ребенка.

Кстати, только физические упражнения, в том числе и на уроках физкультуры, могут смягчить вред от многочасового сидения за партой. Так что не спешите освобождать ребенка от физкультуры. Это не принесет ему даже временного облегчения в напряженной школьной жизни. Даже если у него есть хроническое заболевание (и тем более!), ему необходимо заниматься физкультурой, только по специальной программе.

И совершенно необходимо, чтобы ребенок понимал: счастья без здоровья не бывает.

5. Сколько времени в неделю вы проводите со своими детьми? По данным социологических опросов, большинство взрослых в среднем посвящают детям не более 1,5 часа в неделю! И как сюда втиснуть разговоры по душам, походы в театр и на природу, чтение книг и другие общие дела? Конечно, это не вина, а беда большинства родителей, которые вынуждены проводить на работе весь день, чтобы наполнить бюджет семьи. Но дети не должны быть предоставлены сами себе. Хорошо, если есть бабушки и дедушки, способные взять на себя часть проблем воспитания. А если их нет? Обязательно подумайте, чем будет заниматься ваш ребенок в часы, свободные от учебы и приготовления уроков. Спортивные секции (не забудьте сами пообщаться с тренером) не просто займут время, а помогут укрепить здоровье и разовьют двигательные навыки и умения. В доме детского творчества можно научиться шить, строить самолеты, писать стихи. Пусть у ребенка будет свобода выбора занятия, но он должен твердо знать: времени на безделье и скуку у него нет.

6. Берегите здоровье ребенка и свое, научитесь вместе с ним заниматься спортом, выезжать на отдых, ходить в походы. Какой восторг испытывает ребенок от обычной сосиски, зажаренной на костре, от раскрошившегося кусочка черного хлеба, который нашелся в пакете после возвращения из леса, где вы вместе собирали грибы. А день, проведенный в гараже вместе с отцом за ремонтом автомобиля, покажется мальчишке праздником более важным, чем катание в парке на самом «крутом» аттракционе. Только не пропустите момент, пока это ребенку интересно.
То же самое касается и привычки к домашним делам. Маленькому интересно самому мыть посуду, чистить картошку, печь с мамой пирог. И это тоже возможность разговаривать, рассказывать, слушать. Пропустили этот момент – «уберегли» ребенка, чтобы не пачкал руки, всё – помощника лишились навсегда.

7. Желание взрослых избежать разговоров с детьми на некоторые темы приучает их к мысли, что эти темы запретны. Уклончивая или искаженная информация вызывает у детей необоснованную тревогу. И в то же время не надо давать детям ту информацию, о которой они не спрашивают, с которой пока не могут справиться эмоционально, которую не готовы осмыслить. Лучший вариант – дать простые и прямые ответы на вопросы детей. Так что и самим родителям надо всесторонне развиваться – не только в области своей специальности, но и в области политики, искусства, общей культуры, чтобы быть для детей примером нравственности, носителем человеческих достоинств и ценностей.

8. Не оберегайте подростков излишне от семейных проблем, как психологических (даже если произошло несчастье, чья-то болезнь или уход из жизни, – это закаляет душу и делает ее более чуткой), так и материальных (это учит находить выход). Подростку необходимы положительные и отрицательные эмоции. Для успешного развития ребенка полезно изредка отказывать ему в чем-то, ограничивать его желания, тем самым подготавливая к преодолению подобных ситуаций в будущем. Именно умение справляться с неприятностями помогает подростку сформироваться как личности. Роль взрослого человека состоит прежде всего в том, чтобы помочь ребенку стать взрослым, то есть научить его противостоять действительности, а не убегать от нее. Отгораживая ребенка от реального мира, пусть даже с самыми благими намерениями, родители лишают его возможности приобрести жизненный опыт, найти свой путь.

Никогда не лгите ребенку, даже если это продиктовано лучшими убеждениями и заботой о его спокойствии и благополучии. Дети каким-то неведомым образом чувствуют ложь в любой форме. А тому, кто обманул раз-другой, доверия ждать уже не приходится.

9. Если вы уже успели наделать ошибок в воспитании, вам будет труднее, чем в начале пути. Но если в своем воспитаннике вы выявите хотя бы капельку хорошего и будете затем опираться на это хорошее в процессе воспитания, то получите ключ к его душе и достигнете хороших результатов.

Такие простые и емкие советы воспитателям можно встретить в старинных педагогических руководствах. Мудрые педагоги настойчиво ищут даже в плохо воспитанном человеке те положительные качества, опираясь на которые можно добиться устойчивых успехов в формировании всех других.

10. Если вы поняли, что были не правы, пренебрегали мнением сына или дочери в каких-либо важных для них вопросах, не бойтесь признаться в этом сначала себе, а потом и ребенку. И постарайтесь не повторять этой ошибки снова. Доверие потерять легко, а восстанавливать его долго и трудно.

особенности формирования мотивации к учебе у старшеклассников

Особенности мотивации подростков

Если ребёнок с удовольствием учился в начальных классах, а с переходом в среднюю школу его интерес к учёбе начал снижаться, это может происходить по многим причинам. Возможно, пропал эффект новизны, или учебный азарт вытеснили новые увлечения.

Младшеклассника мотивирует учиться сам процесс получения новых знаний — достаточно лишь сделать его увлекательным. Подростку же важнее доказать миру, что он уже не ребёнок, получить уважение сверстников и признание старших. 

Желание самореализации может стать хорошей основой мотивации подростков к учёбе. Объясните ему, что быть взрослым — значит брать на себя ответственность и принимать решения, а серьёзное отношение к учёбе будет лучшим способом доказать окружению свою состоятельность. Такая мотивация учебной деятельности, а также грамотная система поощрения и конструктивная критика позволят сформировать у подростка более зрелое отношение к учёбе, осознать важность самообразования и понять, зачем учёба необходима лично ему. 

<<Блок перелинковки>>

Методики мотивации подростков

Чтобы успешно учиться, подростку важно осознавать практическую пользу получаемых знаний: как они пригодятся в жизни, помогут реализовать мечту, повлияют на его социальный статус и так далее.

Чтобы выбрать правильную методику учебной мотивации подростка, необходимо выяснить, что именно привлекает его в учебном процессе, и скорректировать этот процесс с учётом его потребностей.

По аналогии с трудовыми отношениями взрослых можно выделить пять типов мотивации учебной деятельности подростков. Рассмотрим каждый из них.

1. Борец за идею 

Есть подростки, которые не перестают гореть одной идеей на протяжении многих лет или постоянно придумывают себе новые устремления. Они романтики и мечтатели, обладающие незаурядной фантазией. «Идейники» часто берутся за масштабные проекты, но встречая на пути трудности, могут бросить на середине и увлечься чем-то другим. 

Как мотивировать: чтобы «идейник» находил в себе силы преодолевать преграды и продолжал идти к своей мечте, ему необходима поддержка. Даже если идея вашего ребёнка не кажется вам стоящей, не критикуйте её. Помните, что многие великие люди вырастали именно из мечтателей. Покажите ребёнку, что искренне верите в него и помогите найти окружение, разделяющее его интересы: пусть он почувствует, что не один. И тогда он сможет преодолеть все трудности и не растеряет свой энтузиазм. 

2. Душа компании  

Если ваш подросток — выраженный экстраверт и любит находиться в центре внимания, значит, для него важнее всего быть нужным и принятым. Это можно использовать как способ учебной мотивации. Одобрение окружающих вызывает у таких подростков гордость и желание новых свершений, однако, они легко поддаются влиянию окружения.  

Как мотивировать: ради общественного одобрения подросток готов на многое. Поэтому для успешной учёбы ему необходимо находиться в окружении, для которого знания и развитый интеллект — это ценность и повод для уважения. Кроме того, чтобы стимулировать желание учиться, «социальщика» нужно хвалить за успехи, и лучше всего публично.   

3. Лидер

Быть первым, быть лучшим — формирование мотивации подростков этого типа происходит за счёт амбиций. Трудность достижения цели только усиливает интерес. Преодолев один рубеж, они уже смотрят на следующий. Можно подумать, что если подросток ориентирован на достижения, то особых трудностей с мотивацией возникнуть не должно. Однако не всё так просто: любая крупная неудача может стать для «лидера» фатальным ударом. 

Как мотивировать: во-первых, «достиженцу» требуются правильные ориентиры. Подросток должен понимать, что первое место на районной олимпиаде открывает для него новые перспективы, а получение всех достижений в компьютерной игре едва ли поможет добиться успеха в жизни. Во-вторых, дайте подростку почувствовать, что цените его вне зависимости от успехов. Объясните, что в единичных неудачах нет ничего страшного. Кроме того, таким подросткам необходимо развивать эмпатию и пробуждать интерес к другим людям. Тогда они смогут приобрести ценные лидерские качества и не превратиться в эгоистичных карьеристов.

4. Исполнитель 

Одни люди ориентированы на достижение результата, других увлекает сам процесс. Если «исполнитель» чётко знает, что от него требуется и каким будет следующий шаг, то работа будет вызывать у него удовлетворение. «Исполнители» отличаются хорошей усидчивостью и терпением, однако учебная мотивация таких подростков часто не выдерживает столкновения даже с небольшими трудностями, которые несёт в себе новый учебный материал. 

Как мотивировать: для успешной учёбы «исполнителю» необходим контроль. Регулярно интересуйтесь его успехами и поощряйте их, а в случае неудач не критикуйте слишком строго, а помогите найти решение и поддержите его старания. Не стоит пытаться силой переделывать «исполнителя» в «лидера». Лучше использовать его сильные стороны: поощрять трудолюбие, усердие и внимательность к мелочам. Это поможет ему хорошо учиться и в будущем стать мастером своего дела. 

5. «Бизнесмен»

Подросткам этого типа принципиально важно, какую выгоду принесёт учёба. Они рассматривают учебный процесс как работу, за добросовестное выполнение которой рассчитывают получить материальные блага. Люди с таким типом мотивации знают цену своим усилиям и времени, что позволит им найти достойную работу. Однако необходимо сформировать у них правильные представления о ценностях — материальных и не только.

Как мотивировать: для «бизнесмена» идеально подходит система внешней мотивации. Он готов усердно трудиться, зная, что в конце его ждёт приз. Поэтому за успехи его следует поощрять подарками и, возможно, даже деньгами. Однако важно делать это последовательно: обговорить заранее, какой конкретный результат вы от него ждёте, и что он получит за него. И конечно, ценность подарка должна быть пропорциональна успеху. Важно, чтобы у подростка сложились правильное представление о ценности своего труда. Также необходимо воспитывать в нём ответственное отношение к имуществу и развивать другие стороны его личности. Интерес к материальной стороне жизни похвален, но он не должен быть единственным. 

Все описываемые выше типы встречаются в чистом виде довольно редко, как правило, они сосуществуют в различных комбинациях. Кроме того, необходимо учитывать, что с возрастом мотивация подростков может меняться. 

Как повысить мотивацию подростка

В заключение приведём несколько советов, справедливых для всех мотивационных типов:

  • Поощряйте самостоятельность подростка. Ему важно, чтобы старшие воспринимали его как равного. Покажите своему ребёнку, что верите в его собственные силы. Помогайте ему, только если он просит, и даже тогда не предлагайте готовых решений.  
  • Сравнивайте достижения подростка только с его собственными. Сравнения с более успешными сверстниками вызовет лишь ревность и понизит самооценку. 
  • Не критикуйте подростка в присутствии третьих лиц. Свои претензии высказывайте наедине и конструктивно. Фразы вроде «ты никогда ничего не добьёшься» никак не способствуют учебной мотивации.  
  • Подавайте пример. Представление о том, что такое «быть взрослым», подросток получает прежде всего от вас. Если вы хотите, чтобы он стремился к знаниям, регулярно уделяйте внимание собственному развитию. 

Бывают случаи, когда проблемы с мотивацией подростка трудно решить каким-либо из вышеописанных методов. В таком случае может потребоваться помощь со стороны. В Домашней школе «Фоксфорда» эту задачу выполняют тьюторы — они могут помочь исследовать особенности и интересы подростка и создать для него индивидуальный образовательный маршрут, расставить приоритеты в учёбе, найти собственные стимулы развития и эффективно замотивировать на домашнее обучение.

советы психолога. О чем молчат подростки читайте на портале Ya-roditel.

ru

Когда пеленки и памперсы уже позади, детский сад и начальная школа — тоже пройденные этапы, наступает самый сложный период в воспитании ребенка – переходный возраст. Как и о чем разговаривать с ребенком, как реагировать на его поведение и что делать, если часто возникают конфликтные ситуации? Сейчас постараемся разобраться.

В этом возрасте основной психологической потребностью подростка является общение со сверстниками, а также желание стать независимым и самостоятельным, школьник начинает требовать признания своей значимости и взрослости.

Частые конфликты в этот период связаны с завышенными притязаниями и неадекватной оценкой подростком своих сил и возможностей, это вызывает ссоры с родителями и другими взрослыми, а также именно с этим связано часто протестное поведение ребенка.

Ребенок начинает подражать поведению взрослых, это может выражаться в чрезмерном использовании косметики (для девушек), преувеличенном интересе к противоположному полу, появлении пагубных привычек — табакокурения и употребления алкоголя, а также копировании привычных видов коммуникации среди взрослых.

Биологической особенностью подросткового возраста является гормональная перестройка организма, всплеск гормонов. С этим связана половая идентификация подростков.

Они очень увлечены своим внешним видом и очень болезненно реагируют на любое несовпадение с субъективной нормой внешности, подростки часто преувеличивают и выдумывают телесные недостатки.

Именно в этом возрасте закрепляются особенности поведения относительно своей полоролевой принадлежности.

Для подростков характерна тяга к риску, попытка найти пределы допустимого, но в связи с заниженной самооценкой и завышенными требованиями к себе, что часто приводит к пагубным последствиям. Для подростка рискнуть — значит выделиться, стать лидером, самоутвердиться.

Желание выделиться подростки часто удовлетворяют посредством яркой одежды, необычного цветами волос, пирсинга, татуировок. Часто подобные эксперименты не одобряются родителями, что приводит к нарастанию конфликтов. Что делать, если ваш горячо любимый ребенок в один день вернулся домой с кольцом в носу, фиолетовыми волосами и татуировкой на животе?

Обычно первым порывом родителей бывает перекрасить волосы насильно и вырвать это кольцо из носа, «чтоб неповадно было». Но остановитесь и подумайте: а почему? Почему я, взрослый, состоявшийся во всем человек, так реагирую на это? Может быть, это моя проблема, а не ребенка?

Спросите у ребенка, какой смысл он вкладывает в эти действия. Любое поведение человека полимотивированно – просто так никто ничего не делает. Узнайте, что случилось, чем вызвано желание ребенка так изменить свою внешность. Возможно, что, поняв причины, вы не захотите препятствовать ребенку в дальнейшем. У меня в практике был случай, когда девочка украшала свое тело пирсингом и татуировками, а маме это очень не нравилось. Но однажды, вместо криков и паники она спросила у дочери «Почему?». Дочь внимательно посмотрела на нее, расплакалась и сказала: «Я просто хочу быть красивой». Так нужно ли мешать ребенку в период становления быть красивым, даже если его представления о красоте идут вразрез с вашими?

Ведь какая, впрочем, разница, какого цвета волосы, если ребенок счастлив и уверен в себе?

Существует стереотип о том, что неформальная внешность – это удел хулиганов и наркоманов. Так вот, это — миф. Самовыражение – это естественная потребность человека, особенно в подростковом возрасте. Исследования показали, что интерес к пирсингу и татуировкам не связан с преступными наклонностями или зависимым поведением.

Если на вопрос «зачем?», подросток отвечает, что так принято в его субкультуре, постарайтесь узнать побольше об этом. Поинтересуйтесь, что именно его привлекло в этом сообществе людей. Пусть подросток поймет, что вы его друг, что вы не против его увлечений, и тогда он не станет закрываться от вас и еще глубже уходить в эту субкультуру. Для подростков крайне важно чувствовать себя частью какого-то общества, быть там значимым человеком, быть «своим». Это одно из противоречий этого возраста – ребенок хочет выделиться, но при этом быть частью какой-то группы, а не белой вороной. Только «постарайтесь узнать» не означает «допрос подсудимого».

Желание понять – двигатель прогресса в отношениях с подростком.

Он должен чувствовать, что вам действительно очень интересно и важно узнать, что же происходит у него внутри. А внутри у него, поверьте, буря.

Доверие и любовь к ребенку – вот что поможет вам избежать конфликтных ситуаций, найти компромисс и решение любой проблемы.

Екатерина Сафонова

Психолог рассказал, как желание быть крутым толкает подростка на преступление

При обыске у подозреваемых подростков из Люберец обнаружили два самодельных пистолета, несколько петард с металлическими осколками, часть экипировки — тактические перчатки, балаклаву и футболку с надписью «Естественный отбор». Выйти на след помогла переписка в Интернете. Примечательная деталь – оба подростка были из благополучных семей, в поле зрения правоохранительных органов не попадались.

Психологи и педагоги давно бьют тревогу: уровень агрессии в молодежной среде неуклонно растет. Что же толкает обычных молодых людей вдруг готовить теракты «МК» рассказал кадровый психолог, начальник регионального управления по воспитательной работе системы профобразования Роман Котиков.

Школа – как источник

–Роман, так что же могло подтолкнуть конкретно этих парней к планированию терактов?

–Ненависть и враждебность. Эти причины, как правило, первые и очевидные в списке возможных.

–Ненависть и злоба к кому-то конкретному или вообще?

–Если мы говорим только об этом случае в Подмосковье, то тут, возможно, имели место притеснения и даже, возможно, насилие со стороны одноклассников. Наверняка, многие вспомнят свои школьные годы, и даже припомнят мальчиков и девочек, которые были, так называемыми изгоями.

–«Белыми воронами»?

–Не всегда. Это могут быть и обычные мальчишки или девчоки, которые ничем не отличаются от всех, но почему-то не вписываются в компанию. Застенчивы, необщительны, просто заняты учебой. Этого всего достаточно, чтобы не быть со всеми, а дальше велик шанс стать изгоем без компании, а значит — без защиты и соучастия сверстников.

–А дальше притеснения, иногда даже с рукоприкладством, было и у нас такое…

–Все верно. Подростковая среда сама по себе жестока. И очень контрастная, там нет полутонов: только черное или белое.

–Ребята, которых гнобят, могут не выдержать и «взорваться»?

–Я бы сказал так: у них очень велика вероятность эмоционального срыва. Как правило, все оканчивается внезапной потасовкой, дракой. Но бывает и по-другому: обида консервируется, и проблема растет с каждым днем. Кстати, иногда бывает, что сами педагоги превращаются в предмет ненависти. Не зря, например, в самой громкой трагедии современной России, «керченский стрелок» Росляков расправился, в том числе, и с кем-то из учителей.

–Неужели учителя могут толкнуть ребенка на расправу? Не хочется в это верить…

–Да, очень не хочется. И практика показывает – это может быть лишь дополняющим фактором, «в нагрузку». У ученика, который терпит постоянное насилие в школе, сама школа уже ассоциируется с насилием. А это и учителя, в том числе. Ведь ребенку хочется какого-то участия и защиты, хотя от бы условной «Марь Иванны». Но нет, редко когда педагоги такое точечное участие проявляют. На это банально нет времени или сил. А дальше я уже говорил: ненависть множиться в душе. И тут уже непредсказуемая и непрогнозируемая история может произойти. В этом случае уже нужно чуть ли не медицинское вмешательство: психологов и психотерапевтов.

–Наверное, родители должны первыми обратить внимание на проблему?

–Конечно! От родителей и их участия в жизни подростка вообще многое зависит, если не все.

Цифровой век и провал системы образования

–Бывает так, что подросток не хочет больших жертв. Ему просто хочется «хайпа»: чтобы был шум, чтобы прогреметь по всем телеканалам и соцсетям, но с минимальным числом пострадавших. А лучше вообще без жертв.

–Это еще одна причина подросткового терроризма. И она более распространена, к сожалению. У молодежи есть жгучее желание реализоваться, выделиться, «словить хайпа», как сейчас говорят. А какие-то внутренние ограничение, понимание того, что для этого самого «хайпа» далеко не все средства приемлемы — отсутствуют. Вот и получается, как с автомобилем, у которого высокие скорости, но тормоза барахлят.

–Телевидение и компьютерные игры подливают масла в огонь?

–Так думать – это большая ошибка. Особенно, что касается компьютерных игр. Чтобы не говорили, но там функция развлекательная, даже если там стреляют и взрывают. Достаточно открыть статистику подростковых преступлений, и мы быстро выясним: игры и мультимедийные развлечения даже в списки не входят – настолько ничтожен процент.

–А телевизор и соцсети?

–Телевизор уже подростки не смотрят. Зачем? В режиме 24 часа в сутки есть гаджеты и соцсети. Поток информации, который проходит через современного человека, огромен, не сравнить ни с одной предыдущей эпохой. Механизмы критического «просеивания» этой информации, некие фильтры, особенно у подростков – не наработаны.

–Они не могут определить, какая информация вредная, а какая достойна внимания? Ведь в соцсетях, если посмотреть – те же новости и посты предельно просты для понимания.

–Это так кажется нам, взрослым. И тут я все-таки вынужден главным «виновником» сложившейся ситуации с ростом агрессии назвать нашу современную педагогику. Она оказалась не готова к вызовам нового века, неповоротливой, работающей по старым методикам и схемам. Образование и воспитание просто прозевали новые вызовы времени, новую реальность! Молодые люди выросли в другом мире — огромных скоростей информационного потока, социального взаимодействия. Потому у них «процессоры» в голове быстрее, мощнее. Одна беда: как говорил Михаил Задорнов: «у них файлы пустые». Я бы ещё добавил, и «антивируса» нет. Того самого критического восприятия, детектора, определяющего «что такое хорошо, и что такое плохо».

–Но есть же какие-то примеры поведения – «как надо». В тех же соцсетях масса положительных примеров, героев прошлого и настоящего, достаточно только «кликнуть»…

–В том-то и дело, что туда они не «кликают»: для подростков они не авторитеты. Проблема в том, что подрастающему поколению не на кого равняться. Те методы, какими власти в нашей стране продвигают примеры прошлых героев, да и настоящего тоже, на подростков не работают. Часто из-за неправильной, несовременной подачи их подвиги и поступки кажутся молодым людям приторными и скучными, не «хайповыми».

–Неужели работает только «золотая» формула «деньги, слава, власть»?

–Да, и этому способствует в целом наше общество. И кстати, это тоже разжигает агрессию у молодежи, перерастает в желание решить что-то силой. Те же митинги и протесты, например.

–Мы все-таки больше о «школьных стрелках» говорим, митинги тут, мне кажется, не при чем…

–И это большая ошибка так думать. Протест и митинг – это одна из форм проявлений, лакмусовая бумажка, показывающая: что-то идет не так. Но все-таки огромную роль играет другая причина: это желание показаться крутым в своей молодежной среде.

–Так все-таки «хайп» и минута славы — одна из основных причин учинить взрывы в школах или устроить расправу над сверстниками?

–Все гораздо хуже: некоторые ради одобрения сверстников, в попытке заслужить авторитет, хоть в Интернете, идут и на такое. У вас же в «МК» читал неплохой комментарий по этому поводу. Тогда речь шла о подростках, которых тоже «накрыли» за подготовкой к теракту в своей школе. Один из экспертов довольно точно назвал причину: школьные расправы, оказывается, вызывают одобрение в молодежной среде, особенно среди девушек! Я специально решил проверить – начал изучать странички, искать комментарии. И что вы думаете: я сам не раз, не два или три сталкивался с откровенным восхищением в комментариях по поводу содеянного тем же «керченским стрелком» Росляковым в 2018-м. Девушки буквально хвалили его за «истинно мужской поступок», за то, что «решил вопрос по-мужски». А ведь другие парни читают все это и видят такие одобрения. А теперь скажите мне, легко ли устоять еще юноше с несформировавшейся психикой от желания «быть таким же крутым» в глазах молодых и красивых девочек?

–Все-таки открыт стрельбу – это не покрасоваться перед камерой ради лайков в Инстаграме и Тик-Токе. Тем более, такие поступки, как вы говорите — ради хайпа, нередко заканчиваются самоубийством. Так было и с Росляковым в Керчи.

–Отчасти, верно. Именно поэтому далеко не все идут на такое. Но если сюда подмешать унижение от сверстников, одноклассников, да еще и нападки родителей и педагогов из-за плохих оценок, то в голове юноши или девушки получится взрывоопасный коктейль. И вот он уже рискует превратиться в реальную взрывную смесь, в реальной школе, и быть взведенным против реальных людей. Как это и случилось тогда в Керчи.

Причины курения подростков — Областная детская больница

Каковы же причины курения подростков?

Для курения подростков причин множество вот некоторые из них: 

  • Подражание другим школьникам, студентам; 
  • Чувство новизны, интереса; 
  • Желание казаться взрослыми, самостоятельными; 
  • У девушек приобщение к курению часто связано с кокетством, стремлением к оригинальности, желанием нравиться юношам.  

Однако путем кратковременного и нерегулярного вначале курения, возникает незаметно самая настоящая привычка к табаку, к никотину.

Никотин – являющийся нейротропным ядом  становится привычным и без него в силу установившихся рефлексов становится трудно обходиться. Многие болезненные изменения возникают не сразу, а при определённом «стаже» курения (рак легких и других органов, инфаркт миокарда, гангрена ног и др.)

Школьники в силу того, что мало заботятся о своем здоровье, не могут в силу незрелости оценить всю тяжесть последствий от курения. Для школьника срок в 10 – 15 лет (когда появятся симптомы заболеваний) кажется чем-то очень далеким, и он живет сегодняшним днем, будучи уверенным, что бросит курить в любой момент. Однако бросить курить не так легко, об этом можете спросить любого курильщика. 

Анкетирование курящих девочек-подростков. На вопрос почему Вы курите? Ответы распределились следующим образом:

  • 60% девочек курильщиц ответили, что это модно и красиво.
  • 20% девочек курильщиц ответили, что таким образом хотят нравиться мальчикам
  • 15% девочек курильщиц ответили, что таким образом хотят привлечь к себе внимание
  • 5% девочек курильщиц ответили, что так лучше смотрятся.

Вред курения для подростков 

При курении у подростка очень сильно страдает память. Эксперименты показали, что курение снижает скорость заучивания и объём памяти.Также замедляется реакция в движении, снижается мышечная сила, под влиянием никотина ухудшается острота зрения.

Установлено, что смертность людей, начавших курить в подростковом возрасте (до 20 лет), значительно выше, чем среди тех, кто впервые закурил после 25 лет.

Частое и систематическое курение у подростков истощает нервные клетки, вызывая преждевременное утомление и снижение активирующей способности мозга при решении задач логико-информационного типа. При курении у подростка происходит патология зрительной коры. У курящего подростка краски могут полинять, поблекнуть из-за изменения зрительного цветоощущения, может снизиться в целом многообразие восприятия. Первоначально наблюдается быстрая утомляемость при чтении. Затем начинается мелькание и двоение в глазах, и, наконец, снижение остроты зрения, поскольку возникшие от табачного дыма слезоточивость, покраснение и отёчность век приводят к хроническому воспалению зрительного нерва. Никотин вызывает изменения в сетчатке глаза, в результате – снижение чувствительности к свету. Так же, как у детей, родившихся от курящих матерей, у юных курящих подростков исчезает восприимчивость сначала к зелёному, затем к красному и, наконец, к синему цвету.

В последнее время у окулистов появилось новое название слепоты – табачная амблиопатия, которая возникает как проявление подострой интоксикации при злоупотреблении  курением. Особенно чувствительны к загрязнению продуктами табачного дыма слизистые оболочки глаз у детей и подростков.

Никотин повышает внутриглазное давление. Прекращение курения в подростковом  возрасте является одним из факторов предотвращения такого грозного заболевания, как глаукома.

Состояние клеток слуховой коры после курения в подростковом возрасте совершенно чётко и бесспорно свидетельствует о мощном подавлении и угнетении их функций. Это отражается на слуховом восприятии и воссоздании слухового образа в ответ на звуковое раздражение внешней среды.

Курение подростков активизирует у многих деятельность щитовидной железы, в результате чего у курящих подростков учащается пульс, повышается температура, возникает жажда, раздражительность, нарушается сон. Из-за раннего приобщения к курению возникают поражения кожи – угри, себорея, что объясняется нарушениями деятельности не только щитовидной, но и других желёз эндокринной системы.

О том, что курение ведёт к преждевременному изнашиванию сердечной мышцы, известно всем. Возбуждая сосудодвигательный центр и влияя на периферический сосудодвигательный аппарат, никотин повышает тонус и вызывает спазм сосудов. Это увеличивает нагрузку на сердце, так как протолкнуть кровь по суженным сосудам гораздо труднее. Приспосабливаясь к повышенной нагрузке, сердце растёт за счёт увеличения объёма мышечных волокон. В дальнейшем деятельность сердца обременяется ещё тем, что сосуды у курящих подростков теряют эластичность намного интенсивнее, чем у некурящих.

Известно,  что с увеличением числа курящих подростков помолодел и рак лёгких. Один из ранних признаков этой болезни – сухой кашель. Заболевание может проявляться незначительными болями в лёгких, тогда как основные симптомы – это быстрая утомляемость, нарастающая слабость, снижение работоспособности. Курение нарушает нормальный режим труда и отдыха, особенно у курящих подростков, не только из-за действия никотина на центральную нервную систему, но и в силу желания закурить, появляющегося во время занятий. В этом случае внимание ученика полностью переключается на мысль о табаке. Курение снижает эффективность восприятия и заучивания учебного материала, уменьшает точность вычислительных операций, снижает объём памяти. Курящие подростки не отдыхают на перемене, как все другие, так как сразу после урока устремляются в туалет и в облаках табачного дыма и разного рода вредных испарений удовлетворяют свою потребность в никотине. Совокупное действие ядовитых компонентов поглощаемого табачного дыма вызывает головную боль, раздражительность, снижение работоспособности. В результате ученик приходит на следующий урок в нерабочем состоянии.

Установлено, что слишком раннее курение задерживает рост. При проверке оказалось, что не только рост, Но и объём груди у курящих подростков гораздо меньше, чем у некурящих сверстников. Никотин снижает физическую силу, выносливость, ухудшает координацию и скорость движений. Поэтому спорт и курение несовместимы. Такова цена курения для молодёжи. К сожалению, в силу возрастных особенностей подростки не осознают до конца степень пагубных последствий курения табака.

Профилактика курения подростков 

Профилактика курения подростков — тема достаточно актуальная, не только в школах среди подростков, но и во всем мире. Основы пропаганды здорового образа жизни должны закладываться с юношеского возраста, а именно в стенах школы.

Никотин в форме сигарет – наиболее распространённое (наряду с алкоголем) психоактивное вещество. За последние два десятилетия курение среди взрослых существенно сократилось в развитых странах, а в развивающихся – возросло. Ситуация в нашей стране неблагоприятная, такая же как и в развивающихся странах, число курильщиков не только растет, но активно и молодеет. В Европе и США активно проводится профилактика курения: проводится антиреклама курения, реклама здорового образа жизни словом делается всё чтобы оздоровить нацию. И табачные компании вынуждены искать рынок сбыта! Россия как раз та страна, где профилактика курения не только забыта, но наоборот идут активные рекламные компании курения. Самое страшное, что даже молодые девушки активно участвуют в подобной рекламе курения. Какая тут профилактика курения? Когда по всей стране толпы людей все больше и больше заняты не профилактикой курения, а наоборот навязыванием курения! Именно по этому количество курильщиков среди молодежи неуклонно растет. 

По данным опроса среди школьников, курение – серьёзная проблема подростков: подавляющее большинство школьников курили хотя бы один раз в жизни, к старшим классам курит 50-70% мальчиков и 30-40% девочек.  
Всё это обуславливает определённые требования к профилактике курения. Сегодня учителя школ замечают такую тенденцию, если они раньше читали лекции, как не начать курить, то сегодня возникла необходимость читать школьникам лекции, как легко бросить курить!!!  

Подростковые суициды. Рекомендации психолога родителям

По данным статистики основной причиной смерти среди несовершеннолетних в мире является совершение самоубийства.

Как правило, причинами суицида становятся проблемы, которые подростку зачастую кажутся абсолютно неразрешимыми. Мощным фактором, влияющим на подростка, является семья. Причём отношения в семье могут служить как защитой от депрессивных состояний, так и причиной их развития.

По утверждениям учёных, лишь в 10% случаев у подростков имеется истинное желание покончить с собой (покушение на самоубийство), в 90% суицидальное поведение подростка — это «крик о помощи». Неслучайно 80% попыток суицида совершается дома, притом в дневное или вечернее время, т. е. крик этот адресован прежде всего к своим ближним.

Самоубийство (суицид) трактуется как осознанное лишение себя жизни. Суицидальное поведение — это понятие более широкое и помимо суицида включает в себя суицидальные покушения, попытки и проявления. Среди этапов суицидального поведения выделяют следующие:

  • Переживания о бессмысленности жизни, бесполезности себя в этом мире («жизнь не имеет смысла», «не живешь, а существуешь» и т.п.).
  • Формирование пассивных суицидальных мыслей («лучше бы меня не было», «всем без меня будет лучше», «от меня одни неприятности»).
  • Разработка плана и осуществления самоубийства.
  • Принятие решения о самоубийстве.
  • Непосредственно суицидальная попытка.

Временной отрезок этих этапов может составлять от нескольких месяцев до нескольких минут.

Несмотря на кажущуюся неразрешимость ситуации, в которой оказался подросток, он сначала пытается найти пути её разрешения в силу имеющегося него опыта, знаний и т. д. После долгих поисков выходов из ситуации начинает крепнуть мысль о самоубийстве как о единственном выходе. Несмотря на чувство безнадёжности, возникающее у подростка, он пытается «сигнализировать» о том, что ему плохо своим близким, говоря прямо или косвенно («вы скоро от меня отдохнёте», «скоро всё закончится» в т. ч. шутки, иронические замечания о желании умереть, о бессмысленности жизни, фиксация на теме смерти в литературе, живописи, музыке) о своих намерениях. Нередко суицидом подросток пытается изменить обстоятельства: избавиться от невыносимых переживаний, уйти от травмирующих условий, вызвать жалость и сострадание, добиться помощи и участия, привлечь внимание к своим проблемам.

Среди основных мотивов суицидального поведения у детей и подростков выделяют:

  1. Переживание обиды, одиночества, отчужденности и непонимания.
  2. Действительная или мнимая утрата любви родителей, неразделённое чувство и ревность.
  3. Переживания, связанные со сложной обстановкой в семье, со смертью, разводом или уходом родителей из семьи.
  4. Чувства вины, стыда, оскорблённого самолюбия, самообвинения (в т. ч. связанного с насилием в семье, т. к. зачастую подросток считает себя виноватым в происходящем и боится рассказать об этом).
  5. Боязнь позора, насмешек или унижения.
  6. Страх наказания (например, в ситуациях ранней беременности, серьёзного проступка), нежелание извиниться.
  7. Любовные неудачи, сексуальные отношения, изнасилования, беременность.
  8. Чувство мести, злобы, протеста, угроза или вымогательство.
  9. Желание привлечь к себе внимание, вызвать сочувствие, избежать неприятных последствий, уйти от трудной ситуации, повлиять на другого человека.
  10. Сочувствие или подражание товарищам, кумирам, героям книг или фильмов.

Зачастую вышеперечисленные мотивы отягощаются употреблением наркотиков, алкоголя, игровой или интернет-зависимостями.

Депрессивные состояния у подростков имеют свою специфику: они нередко плохо осознаются самими детьми именно как сниженное настроение и могут выражаться в нарастании агрессивного поведения, упрямства, оппозиционного поведения, ухода в себя.

Некоторые рекомендации родителям:

  1. Будьте внимательны к своему ребёнку, к его эмоциональному состоянию, резким изменениям в его поведении (общительный ребёнок ушёл в себя или у стеснительного и замкнутого появился широкий круг общения).
  2. Принимайте ребёнка как личность. Это значит просто любить его таким, какой он есть.
  3. Будьте собеседником. Давайте возможность подростку выговориться.
  4. Оцените степень риска, критичности ситуации.
  5. Не оставляйте ребёнка одного в кризисной ситуации. Оставайтесь с ним как можно дольше (даже если придется взять отпуск на работе).
  6. Обратитесь за помощью к специалистам. Безусловно, никто не знает вашего ребёнка лучше, чем вы сами. Если психолог, психотерапевт рекомендует обратиться за помощью в медицинское учреждение (например, психиатрическую больницу), не отказывайтесь, промедление может быть опасным.

Уважаемые родители! Обращайте внимание на эмоциональное состояние вашего ребёнка. Общайтесь, обсуждайте проблемы, учите их разрешать, внушайте оптимизм. Проявляйте бдительность. Если вы не справляетесь сами, чувствуете неблагополучие в социальной, эмоциональной сфере вашего ребёнка, не стесняйтесь обращаться за помощью. Специалисты помогут вам найти выход из трудной ситуации.

Половое созревание и подростковая сексуальность

Сразу возникает очевидный вопрос: являются ли «подростковая» и «взрослая» сексуальности отдельными и прерывистыми объектами развития. Многие психологические, медицинские и эпидемиологические исследования четко разграничивают сексуальность подростков и взрослых, при этом многие элементы сексуального опыта считаются неуместными для подростков и сохраняются для взрослых. С этой точки зрения сексуальный опыт, такой как коитус, рассматривается как фундаментально трансформирующий, обозначающий необратимую статусную границу между подростковым и взрослым возрастом.Широкое социальное, культурное и религиозное вложение в значения таких слов, как «девственница», является примером этой точки зрения. Поскольку сексуальность рассматривается как область, требующая зрелости взрослого для переживания и выражения, подростковая сексуальность изображается — даже в якобы объективных исследованиях — как предварительная, экспериментальная, запутанная, неумелая и изначально опасная (Schalet, 2004). Действительно, в обширной исследовательской литературе сексуальность подростков рассматривается как выражение «принятия риска», требующего широких социальных усилий для подавления или контроля (J.Д. Фортенберри, 2003). Контроль над подростковой сексуальностью, по-видимому, является предметом многих дискуссий по поводу содержания американского сексуального образования, которое часто смещено в сторону воздержания, беременности и ИППП, с небольшим упоминанием мастурбации, сексуального удовольствия или оргазма или без них (Кояма, Корлисс , & Santelli, 2009; Mary A. Ott & Santelli, 2007; Santelli, 2008)

Альтернативная точка зрения (принятая в этом обзоре) заключается в том, что основные элементы сексуальности взрослых идентифицируются в раннем подростковом возрасте и относительно непрерывны на протяжении всего периода жизни. продолжительность половой жизни.Ключевые элементы половой анатомии фиксируются в период полового созревания. Изменения в сексуальности от более раннего к более позднему возрасту оставляют эту анатомию практически неизменной. Гормональные основы сексуальности также остаются относительно неизменными от полового созревания до позднего взросления. Хотя субъективные интерпретации сексуального опыта почти наверняка меняются на протяжении жизни, физиологические компоненты, такие как сексуальное возбуждение и оргазм, остаются неизменными.

Основы связи подростковой и взрослой сексуальности изображены в.Модель показывает (в измененной форме) четыре области цикла сексуальной реакции — сексуальное желание, сексуальное возбуждение, сексуальную функцию и сексуальное поведение, которые хорошо развиты в исследованиях сексуальности взрослых. Имеющиеся данные подтверждают как линейную, так и круговую организацию этих элементов у взрослых (Hayes, 2011), но их взаимосвязь практически не исследована в рамках сексуальной жизни подростков. Это аспекты подростковой сексуальности, открытые для новых исследований в рамках существующих этических и нормативных рамок, которые фактически отделяют подростковую сексуальность от взрослой.

Сексуальное желание

Клинический акцент на желании в сочетании с сексуальными дисфункциями у взрослых предполагает потенциальную ценность исследования онтогенеза желания в период полового созревания и ранней юности. Сексуальное желание — понятие, которое сложно понять даже взрослым. Желание — это мотивационное состояние, которое вызывает повышенное внимание к сексуальным стимулам, а также различное субъективное и физиологическое возбуждение (Basson & Schultz, 2007). Различие между сексуальным желанием и сексуальным возбуждением неясно (Graham, Sanders, Milhausen, & McBride, 2004), и, возможно, такие различия вводят в заблуждение (Meana, 2010).Признание и выражение желания могут быть центральным элементом в развитии сексуальной самоэффективности в подростковом возрасте, особенно среди девушек-подростков (Deborah L. Tolman, 2012). Однако желание как мотивационное состояние развивается вместе с повышенной способностью к саморегуляции других аппетитных форм поведения (Георгиадис и Крингельбах, 2012). Толмен называет это возрастающее напряжение сексуальной мотивации и сексуального контроля — с социально-психологической точки зрения ученого-феминистки — «дилеммами желания» (Д.Л. Толман, 2002). С точки зрения нервного развития это может быть связано с повышенной реактивностью на социальные стимулы, связанной с пубертатными изменениями чувствительности к гонадным стероидам в ключевых областях мозга (Ernst, Romeo, & Andersen, 2009; Romeo, Richardson, & Sisk, 2002).

Поскольку элементы сексуального желания в подростковом возрасте не полностью очерчены, обсуждаются три аспекта желания, особенно актуальные для полового развития в подростковом возрасте: сексуальные познания, объективированное желание другими и объективированное желание другими ().Обсуждение подросткового сексуального поведения (как отражения подростковой сексуальности) выходит за рамки обычного обзора коитуса и касается других партнерских форм поведения, а также мастурбации и воздержания.

Сексуальные познания

Когнитивные маркеры полового влечения появляются в период раннего полового созревания, включая идентифицируемые сексуальные мысли и сексуальное влечение. Около 25% молодых людей сообщают, что «много думают о сексе» в возрасте 11–12 лет (как мальчики, так и девочки) (Larsson & Svedin, 2002).Основываясь на сообщениях об американских мальчиках и девочках из четвертого и пятого классов (возраст 9–11 лет), 16% сообщили о релевантных сексуальных мыслях (Butler, Miller, Holtgrave, Forehand, & Long, 2006). В выборке испанских мальчиков и девочек около 6% мальчиков в возрасте 9–10 лет сообщили о сексуальных фантазиях, а среди 13–14-летних этот показатель увеличился до 66%. Среди девочек 15% 13–14-летних сообщали о своих фантазиях, а 9–10 и 11–12-летние ни о чем не сообщали (Arnal & Llario, 2006). Проспективные исследования показывают, что сексуальные познания проявляются в течение короткого периода времени, возможно, всего за 3 месяца (Мэри А.Отт и Элизабет Дж. Пфайффер, 2009). Если выраженный интерес к сексу является маркером сексуального влечения, менее 2% мальчиков в возрасте 9–10 лет проявляют интерес к половому акту, но эта доля составляет 12% среди 13–14 лет. Для девочек эта доля составляет 2% или меньше (Arnal & Llario, 2006). У взрослых мужчин более частые сексуальные познания, чем у женщин, но эти различия могут быть небольшими и больше связаны с эротофилией (Fisher, Moore, & Pittenger, 2012), и такого рода исследования у подростков не проводились.

Гормональная и нервная организационная основа возникновения сексуальных когниций неясна. Аффективные центры мозга — например, прилежащее ядро ​​и миндалевидное тело — играют ключевую роль в сетях мозга, обрабатывающих социальную информацию, которые значительно реорганизуются в период полового созревания (Nelson, Leibenluft, McClure & Pine, 2005). Эти области мозга имеют большие популяции рецепторов гонадных стероидов. и связаны с изменениями в сексуальном поведении (Ernst et al., 2009; Romeo et al. , 2002).Общий тестостерон умеренно коррелирует (r = 0,28) с сексуальными фантазиями у мальчиков пубертатного возраста, но не предсказывает фантазии в моделях, которые включают начало спонтанной ночной эякуляции и возраст (Campbell, Prossinger, & Mbzivo, 2005). Тестостерон также связан с частотой сексуальных мыслей у молодых женщин (Udry, Talbert, & Morris, 1986). Тестостерон, предположительно действующий через рецепторы андрогенов в лимбической системе и других областях мозга, вероятно, также связан с изменениями в обработке социальной информации, связанной с романтическими и сексуальными познаниями (Ein-Dor & Hirschberger, 2012; Raznahan et al., 2010).

Другое свидетельство сексуальных познаний среди подростков младшего возраста получено в результате исследований, посвященных сексуальному воздержанию. Установки и поведенческие намерения в отношении полового воздержания и других видов сексуального поведения проявляются в раннем подростковом возрасте (Arnal & Llario, 2006; MA Ott & EJ Pfeiffer, 2009), часто выражаются в сочетании с представлениями о сексуальности и сексуальном поведении (Masters, Beadnell, Morrison, Hoppe , & Gillmore, 2008). Младшие подростки определяют воздержание как нормальный элемент континуума, который использует «готовность к развитию» как стандарт для мотивированных решений о переходе от сексуального воздержания к сексуальной активности (М.A. Ott, Pfeiffer, & Fortenberry, 2006). Многие подростковые определения воздержания включают мастурбацию, а также партнерские сексуальные взаимодействия (Byers, Henderson, & Hobson, 2009; Planes et al., 2009). Более сильное отношение к воздержанию связано с увеличением вероятности воздержания с течением времени, а высокий уровень намерений вступить в половую жизнь связан с повышенным уровнем сексуальной активности (Masters et al., 2008). Это говорит о том, что сексуальные познания подростков отражают выбор в отношении сексуального поведения, и поддерживает концептуальное представление воздержания как сексуального поведения.

Другие как объект желания

Признаком развития сексуальности является осознание сексуального интереса к другим людям. Это возникающее осознание может происходить из нейроэндокринных изменений надпочечников и лобка (Ellis & Essex, 2007; Graber, Nichols, & Brooks-Gunn, 2010; Herdt & McClintock, 2000; Oberfield & White, 2009). Около 25% родителей детей в возрасте 10–12 лет сообщают о том, что их дети проявляют значительный интерес к другим сексуальным людям. Распространенная культурная ностальгия по подростковой сексуальности часто связана с «влюбленностью», относящейся к безответному влечению, чувствам и фантазиям по отношению к другому человеку (Боукер, Спенсер , Thomas, & Gyoerkoe, 2012).Изначально Crush — это сленг, но более технический термин, похоже, не используется в настоящее время. Эмоционально интенсивные или квази-романтические увлечения могут быть ранним проявлением объективации других, которая не является явно сексуальной, но является частью развития партнерских субстратов сексуальности (Hearn, O’Sullivan, & Dudley, 2003). Среди 511 американских учеников 6 , 7 и 8 56% сообщили по крайней мере об одном увлечении, причем доля девочек (61%) больше, чем мальчиков (48%) (Bowker et al., 2012).

«Я» как объект желания

Дополнительным аспектом желания для других является «желание быть желанным» и восприятие того, что один желателен. Структурные и функциональные изменения мозга, связанные с половым созреванием, коренным образом трансформируют сеть областей мозга, участвующих в понимании других, посредством восприятия лежащих в их основе психических состояний (Blakemore, 2012; Forbes & Dahl, 2010). Межличностные очевидные признаки полового созревания — линейный рост, увеличение веса, рост волос на лице, развитие груди — способствуют привлекательности для других и временно сопровождаются повышением телесного самосознания в раннем подростковом возрасте.Объективация, связанная с повышенной неудовлетворенностью телом, особенно с продвинутым пубертатным развитием, особенно характерна для девочек (Lindberg, Grabe, & Hyde, 2007). Девочки с более продвинутым периодом полового созревания имеют как удовлетворенность нижней частью тела, так и более высокие показатели депрессии, но те, у кого есть платонические, а не романтические отношения с мальчиками, более удовлетворены изображением тела (Compian, Gowen, & Hayward, 2004). Объективация происходит в социальных и культурных рамках, а также у потенциальных романтических и сексуальных партнеров. Сексуализированные образы женщин и девочек преобладают в основных средствах массовой информации, при этом некоторые свидетельства связывают объективацию с результатами сексуального поведения, такими как более ранний возраст первого полового акта (American Psychological Association, 2010; Lerum & Dworkin, 2009; Pearson, Kholodkov, Henson, & Impett, 2012).

Удовлетворенность телом и самооценка тела, как в целом, так и в связи с гениталиями и сексуальным контекстом, связаны с улучшением сексуальной функции у подростков старшего возраста и взрослых (Schick, Calabrese, Rima, & Zucker, 2010; Schooler & Ward, 2006; Woertman & van den Brink, 2012; Yamamiya, Cash, & Thompson, 2006).Привлекательность — особенно привлекательность лица — является важным элементом в формировании диадических отношений, которые структурируют партнерские сексуальные взаимодействия подростков. Существенное внимание уделяется привлекательности и образу тела, характерным для подросткового развития (Tovee, Maisey, Emery, & Cornelissen, 1999), с визуальными сигналами, особенно важными аспектами возбуждения у мужчин (Kuhn & Gallinat, 2011). Что касается лицевых сигналов, подростки предпочитают симметричные, более женственные лица как у мужчин, так и у женщин, и это предпочтение возрастает как с возрастом, так и с этапом полового развития (Saxton et al., 2010). Суждения подростков о привлекательности лица менее согласованы, чем оценки взрослых, но более согласуются, чем оценки привлекательности детей (Saxton, Caryl, & Roberts, 2006). Неясно, как на эти изменения влияет продолжающееся развитие мозга, опыт или взаимодействие того и другого.

Внешний вид гениталий является неотъемлемой частью как клинического, так и социального понимания сексуального значения полового созревания (Biro & Dorn, 2005). Несмотря на широкие различия в нормальном внешнем виде, медиа-изображения гениталий — особенно женщин — предполагают движение к эталону красоты безволосой вульвы с тонкими невыступающими половыми губами (Byers, 2001, 2005).Большая часть (до 70%) взрослых женщин и женщин-подростков сообщают о частичном или полном удалении лобковых волос (Lloyd, Crouch, Minto, Liao, & Creighton, 2005; Schick, Rima, & Calabrese, 2011). Этот новый стандарт «нормального», по-видимому, связан с увеличением числа запросов на косметическую операцию на гениталиях среди молодых женщин (Bercaw-Pratt et al., 2012).

Сексуальное возбуждение

Гормональные, нейропсихологические, межличностные и физиологические признаки сексуального возбуждения у взрослых, вероятно, проявляются в период полового созревания и ранней юности (C.Т. Халперн, 2006). Однако прямых доказательств времени и темпов развития сексуального возбуждения нет. Подробные инструменты самоотчета, экспериментальные парадигмы эротического стимула-реакции, технология чувствительного генитального мониторинга и различные методы нейровизуализации — широко используемые в исследованиях сексуального возбуждения у взрослых (Rosen, Weigel, & Gendrano, 2007) — вряд ли найдут применение в исследование ранних подростков, хотя доказательств потенциального вреда от такого участия мало (Kuyper, de Wit, Adam, & Woertman, 2012).Таким образом, систематические, структурированные с точки зрения развития исследования — пусть даже и ограниченные — половой жизни в пубертатном и раннем подростковом возрасте требуют осторожной интеграции информации, полученной из множества ограниченных источников (Romero et al. , 2007). Можно начать с понимания того, как молодые подростки осознают сексуальное возбуждение, их интерпретацию возбуждения и их реакцию на возбуждение.

Осведомленность о возбуждении, интерпретация и реакция

Большинство данных об осведомленности о чувствах сексуального возбуждения основано на ретроспективных отчетах молодых людей.Слово «возбуждение» отсутствует в этих исследованиях, поэтому приведенные данные относятся к «возбуждению» или подобным словам. Сексуальная стимуляция при одиночной деятельности составила 24,5% для молодых мужчин и 6,6% для молодых женщин, сообщая о воспоминаниях в возрасте 11–12 лет (Larsson & Svedin, 2002). О сексуальном возбуждении во время совместной деятельности в возрасте 6–10 лет вспоминали 5,3% юношей и 2,1% девушек. К возрасту 11–12 лет эти пропорции составляли 10,5% и 5,7% для мужчин и женщин соответственно (Larsson & Svedin, 2002).Однако, основываясь на этих данных, мы не знаем, относится ли возбуждение к эрекции у мальчиков и к вагинальной смазке у девочек. Обзор шести опубликованных дневниковых исследований одной когорты женщин-подростков показал, что больший сексуальный интерес в определенный день был связан с сексуальной активностью в этот день, независимо от того, было ли это поведение первым в жизни коитусом, коитусом, фелляцией, куннилингусом, анальным сексом. , или половой акт во время менструации (J. Dennis Fortenberry & Hensel, 2011). Это показывает, что сексуальное поведение молодых женщин часто совпадает с уровнем сексуального интереса, зарегистрированным в тот же день.

Сексуальное возбуждение суммирует сложную психологическую и физиологическую активацию, связанную с сексуальными стимулами (Левин, 2002). Многие модели сексуальной реакции взрослых предполагают, что сексуальное желание порождает сексуальное возбуждение, но эти модели могут менее точно отражать связь между желанием и поведением женщин (Graham et al., 2004). Наша культурная мифология (выраженная во фразе «бушующие гормоны») предполагает, что юность — это время врожденного, гормонально-опосредованного сексуального возбуждения. Современные нейропсихологические данные дополняют эту точку зрения, предполагая дисбаланс развития в двойных мозговых системах, связанный с поиском ощущений и поведенческим контролем (Steinberg et al., 2008).

Важным ограничением непосредственного самоотчета о сексуальном возбуждении ранними подростками является знание того, как интерпретируются запросы о сексуальном опыте (De Graaf & Rademakers, 2011; Rademakers, Rademakers, & Straver, 2003). Среди 8- и 9-летних детей почти половина (14/31) не могла обозначить на рисунке «захватывающие» части тела (Rademakers et al., 2003). Возможно, что генитальная реакция вовсе не обязательно будет сексуальной. Спонтанная ночная эякуляция происходит без явной стимуляции гениталий, средний возраст начала — 12,5 лет, но лишь незначительно коррелирует с уровнем тестостерона (Campbell et al., 2005). Оргазм, вызванный физическими упражнениями — в отсутствие сексуального возбуждения или прямой стимуляции гениталий — относительно часто встречается у взрослых женщин, многие из которых сообщают о начале в раннем подростковом возрасте (Debby Herbenick & Fortenberry, 2011). В ответ на эту публикацию мы получили ряд сообщений от мужчин, сообщающих об аналогичном опыте физических упражнений и оргазма, часто с первым опытом в раннем подростковом возрасте (неопубликованные данные).

Сексуальное поведение

Воздержание

Воздержание часто определяется как воздержание от орального, вагинального и анального партнерского сексуального поведения. Однако не существует единого определения того, что есть воздержание, а что нет, и целый ряд сексуальных взаимодействий, таких как поцелуи и взаимные прикосновения к гениталиям, включен во многие определения воздержания молодых людей (Byers et al., 2009; Planes et al., 2009). Половое воздержание молодых подростков отличается от сексуального воздержания детей младшего возраста (De Graaf & Rademakers, 2011; Rademakers et al., 2003). Это различие основано на возникновении осознанной сексуальной идентичности, мотиваций и желаний в раннем и среднем подростковом возрасте (Reynolds & Herbenick, 2003). Эти возникающие идентичности, мотивации и желания проявляются в различных некоитальных сексуальных формах поведения, которые отражают решения избегать полового акта (Uecker, Angotti, & Regnerus, 2008), приостановить сексуальную активность после начала полового акта (Rasberry & Goodson, 2009) или отложить первый половой акт. до ощущения «подходящего времени» и «нужного человека» (Martino, Elliott, Collins, Kanouse, & Berry, 2008).Обрамление воздержания как поведения, выбранного в контексте сексуальных побуждений и желаний, создает подходящие для развития рамки для подростковой сексуальности, отделенные от социальных, культурных и религиозных проблем целомудрия, девственности и не-девственности (Buhi, Goodson, Neilands, & Blunt, 2011 ).

Мастурбация

Мастурбация является вторым по распространенности видом сексуального поведения подростков (J. Dennis Fortenberry et al., 2010). Мастурбация по-прежнему подвергается значительному стигматизации и религиозному осуждению, но современная медицина считает мастурбацию нормальным с точки зрения развития и нейтральным для здоровья, если не укрепляющим здоровье.Нет проспективных данных о возрасте и контексте начала мастурбации, а также о существенных гендерных различиях, о которых сообщалось среди взрослых (Oliver & Hyde, 1993; Petersen & Hyde, 2010). Сообщается о 8,3% (мальчики 9–10 лет), 46,7% (мальчики 11–12 лет) и 87,3% (мальчики 13–14 лет), но ни одна девочка в возрасте до 13 лет не сообщала о мастурбации, и этот показатель был только 19% среди девочек 13–14 лет (Arnal & Llario, 2006). Ретроспективные исследования показывают, что средний возраст мужчин и женщин составляет 13 и 15 лет соответственно (Pinkerton, Bogart, Cecil, & Abramson, 2002).Распространенность мастурбации за последние три месяца увеличивается с возрастом среди мужчин-подростков: около 43% 14-летних сообщают о мастурбации за последние 90 дней по сравнению с 67% 17-летних (Robbins et al., 2011). Напротив, процент 14 и 17-летних женщин, сообщивших о мастурбации за последние 90 дней, довольно схож и составляет около 36% для обоих возрастов (Robbins et al., 2011). Однако распространенность мастурбации в течение всей жизни продолжает расти в молодом возрасте, причем самая высокая распространенность наблюдается среди людей в возрасте от 25 до 34 лет (Gerressu, Mercer, Graham, Wellings, & Johnson, 2008).Масштабы занижения сведений о мастурбации не установлены, но могут быть значительными (C. J. T. Halpern, Udry, Сучиндран и Кэмпбелл, 2000).

Гормональные изменения при мастурбации и оргазме, вызванном мастурбацией, у взрослых включают устойчивое повышение уровня пролактина и ФСГ, но изменение уровня тестостерона непостоянно (Kruger et al. , 1998). Исследования пожилых женщин показывают корреляцию между тестостероном и расслабляющими, успокаивающими и умиротворяющими качествами оргазма, связанного с мастурбацией. Эстроген коррелирует с наполняющими и распространяющими качествами оргазма, связанного с мастурбацией (van Anders & Dunn, 2009).Неясно, связана ли подобная мастурбация с аналогичными гормональными изменениями в раннем подростковом возрасте.

Точка зрения, что мастурбация является «нормальным» в подростковом возрасте с точки зрения развития, поднимает вопрос о том, является ли мастурбация стадией развития сексуальности, которую впоследствии вытесняют различные формы партнерского секса. Однако частота мастурбации остается высокой на протяжении всей жизни, особенно среди мужчин (D. Herbenick et al., 2010; Kontula & Haavio-Mannila, 2002). Это предполагает возможность того, что мастурбация выполняет важные функции в индивидуальной сексуальности и репродуктивном здоровье, и что эти функции не зависят от партнерского сексуального поведения (Das, 2007; Das, Parish, & Laumann, 2009; Gerressu et al. , 2008; Контула и Хаавио-Маннила, 2002; Робинсон, Боктинг и Харрелл, 2002 г.). Мастурбация может выполнять разные функции среди взрослых: мужчины могут использовать мастурбацию как замену партнерскому сексу, в то время как женщины используют мастурбацию как расширение своего сексуального репертуара (Bancroft & Graham, 2011; Gerressu et al., 2008). Зная больше о траекториях индивидуального и партнерского сексуального поведения от подросткового до взрослого возраста, было бы полезно понять роль мастурбации в сексуальном здоровье подростков и взрослых.

Мастурбация в значительной степени связана с использованием материалов откровенно сексуального характера (Hald 2006). Современные подростки имеют доступ к различным средствам массовой информации откровенно сексуального характера (например, телевидение, Интернет, чаты, книги, журналы), воздействие которых часто начинается в возрасте 14 лет или раньше (Ybarra and Mitchell 2005; Štulhofer, Buško et al. 2010). Время пубертатного развития связано с увеличением использования сексуально откровенных медиа среди мальчиков (Skoog, Stattin et al. 2009; Lofgren-Mårtenson and Månsson 2010).Подростки часто намеренно выбирают медиа для сексуального контента (Bleakley, Hennessy et al. 2011).

Одна из форм современных сексуально откровенных СМИ — «секстинг» — включает в себя передачу сексуального текста, обнаженных или сексуальных фотографий (или того и другого) через сотовые смартфоны (Weiss and Samenow 2010). До 28% подростков сообщают о секстинге (O’Keeffe, Clarke-Pearson, Council on, & Media, 2011; Royer, Keller, & Heidrich, 2009), участие в секстинге более вероятно среди подростков, которые начали встречаться и имеют половой член. -влагалищный половой акт (Royer et al., 2009). Некоторые юрисдикции интерпретируют секстинг как детскую порнографию и преследуют как таковое (Ostrager 2010). Секстинг может играть роль в подростковых отношениях, когда подростки с тревогой привязанности (и в отношениях) с большей вероятностью будут использовать тексты как форму сексуального предложения (Weisskirch & Delevi, 2011).

Ассоциациям мастурбации и развития мозга подростков уделялось очень мало внимания в исследованиях, при этом большинство исследований было направлено на объяснение увеличения партнерского сексуального риска, который считается в целом характерным для подросткового возраста (Johnson, Blum, & Giedd, 2009). Более современная точка зрения на изменения в мозге подростка заключается в том, что пики стремления к вознаграждению достигаются в среднем подростковом возрасте, а импульсивность снижается в период от подросткового возраста до юношеского возраста (Steinberg et al., 2008). Эти изменения связаны с активным уточнением префронтальных и подкорковых областей, связанных с целенаправленным поведением (Giedd et al., 2010). Визуальные исследования показывают, что различия в корковых подсистемах, связанных с зрительно-пространственным восприятием (обычно более развитые у подростков мужского пола), связаны с функциональными полиморфизмами в гене рецептора андрогенов (Raznahan et al., 2010). Таким образом, аспекты развития мозга могут объяснить существенные гендерные различия в частоте мастурбации, которые возникают в подростковом возрасте и остаются характерными гендерными различиями на протяжении всей половой жизни (Oliver & Hyde, 1993; Petersen & Hyde, 2010).

Партнерский секс

Партнерский секс становится заметным в среднем и позднем подростковом возрасте. Эти виды поведения включают сексуальные поцелуи, прикосновения к груди и гениталиям, совместную мастурбацию, фелляцию, куннилингус, половой акт и вагинальный половой акт и половой анальный половой акт.В это время также проявляются другие виды партнерского поведения, такие как сексуальный обмен через электронные средства массовой информации (например, секс по телефону, «секстинг») и совместный просмотр средств массовой информации откровенно сексуального характера. Существенным элементом этого аспекта подростковой сексуальности является сексуальная диада. Природа и содержание диадических отношений определяют существенный взгляд на социальные установки, мотивацию и результаты (например, ИППП, беременность) сексуальных отношений подростков. Значительный объем литературы посвящен этим вопросам среди подростков с разнополыми партнерами, но меньше данных относится к сексуальному поведению в однополых парах.

Пубертатные изменения тестостерона являются причинным фактором, влияющим на время начала половой жизни и частоту половой активности среди подростков мужского пола (C. T. Halpern, Udry, & Sinceindran, 1998). У молодых женщин уровень тестостерона коррелирует с повышением сексуального интереса и сексуальной активности (C. T. Halpern, Udry, & Sinceindran, 1997). Когда подростки группируются по срокам полового созревания (определяемым как «ранние», «средние» и «поздние созревшие»), раннеспелые мальчики были самыми молодыми, сообщившими о свиданиях и вступивших в половую связь, за ними следовали средние и поздно созревшие мальчики.Среди девочек поздние созревшие были медленнее на свидание и вступали в половую связь, но более ранние зрелые не отличались от среднестатистических. Возраст созревания был значительно ниже у тех, кто сообщил обо всех случаях гетеросексуального поведения для обоих полов (Lam, Shi, Ho, Stewart, & Fan, 2002).

Формы партнерских сексуальных отношений

Секс играет сложную роль в формировании и поддержании нескольких типов диадических отношений и выполняет разные функции в отношениях с разными партнерами.Даже в рамках партнерства относительные, рекреационные и репродуктивные функции секса различаются по значимости и значимости в разное время. В некоторых отношениях преобладают сексуальные факторы: например, обмен сексом на деньги, наркотики или ренту, или разовые встречи с малоизвестными партнерами. Общий термин для таких встреч — секс на одну ночь — все еще широко используется, но также часто используются такие термины, как «случайные партнеры», «связи» или «друзья с преимуществами». В некоторых исследованиях до половины подростков сообщают о сексе вне контекста свиданий, но многие выбирают партнеров, которые являются друзьями или бывшими подругами и / или парнями (Manning, Giordano, & Longmore, 2006).Исследования студентов колледжа показывают, что содержание сексуального поведения в этих краткосрочных отношениях сильно различается, причем значительная часть не связана с половым актом-вагинальным или половым-анальным сексом (Epstein, Calzo, Smiler, & Ward, 2009).

Для многих подростков сексуальная активность происходит в контексте установленных отношений, характеризующихся терминами, указывающими на относительную приверженность и исключительность (например, друг, парень / девушка или невеста) (Manning, Flanigan, Giordano, & Longmore, 2009). В прошлом многие сексуальные отношения возникали при свиданиях с последующим партнером по браку, и свидания остаются важными контекстами сексуальной активности подростков (Giordano, Manning, & Longmore, 2010; Manning, Giordano, Longmore, & Hocevar, 2011). Серийные романтические и сексуальные отношения — серийная моногамия — представляют собой временную последовательность сексуальных отношений, характеризующихся приверженностью и сексуальной исключительностью, не обязательно ведущей к браку или сожительству.

Партнерское, не связанное с половым актом сексуальное поведение, такое как поцелуи, негенитальные прикосновения и прикосновения к гениталиям, также является распространенным сексуальным поведением подростков, которое часто предшествует первому половому акту (O’Sullivan, Cheng, Harris, & Brooks-Gunn, 2007). Распространенность орального секса также стала более распространенной в последние годы, возможно, в ответ на усиление акцента на ценности девственности и популяризации в средствах массовой информации «рисков», связанных с половым актом. Оральный секс, в частности, также способствует сексуальному обучению, которое подчеркивает обмен, физическую близость и удовольствие, а также «более безопасное» сексуальное поведение (Halpern-Felsher, Cornell, Kropp, & Tschann, 2005).В той степени, в которой некоитальное сексуальное поведение дает возможность испытать партнерское возбуждение, сексуальную активность и сексуальный контроль, оральный секс, вероятно, является важной частью развития здоровой сексуальности в подростковом и юношеском возрасте (Galinsky & Sonenstein, 2011; Horne & Zimmer -Гембек, 2005).

Половой акт рассматривается как в популярном, так и в профессиональном диалоге как sine qua non полового развития. Во многих обществах у подростков формируется отдельный язык и социальный статус до и после первого вагинального сексуального опыта.Однако диапазон и значения сексуального поведения, доступные подросткам, предполагают необходимость более детального взгляда. Например, недавнее исследование ежедневного дневника не показало разницы в ежедневном настроении в дни до и после первого полового акта (Tanner, Hensel, & Fortenberry, 2010). Оценка данных демографических и медицинских обследований в 64 развивающихся странах привела к выводу, что мальчики и девочки в возрасте 14 лет и младше повсеместно «слишком молоды» для безопасного и согласованного перехода к партнерской сексуальной активности, включая коитус; что 15–17-летние могут быть или не быть слишком молодыми, в зависимости от их обстоятельств; и что 18-летние обычно «достаточно взрослые» (Dixon-Mueller, 2008).

Данные Национального обследования сексуального здоровья и поведения (NSSHB) предоставили повозрастные показатели диапазона сексуального поведения более чем 800 подростков в возрасте 14–19 лет (J. Dennis Fortenberry et al., 2010; D. Herbenick и др., 2010). Вагинальный половой акт был редким событием для большинства 14–15-летних, причем 90% мужчин и 88% женщин никогда не занимались таким сексом. Среди 16–17-летних чаще встречались вагинальные половые контакты. Однако только примерно одна треть мужчин и женщин в этой возрастной группе сообщили, что когда-либо имели вагинальный секс. Среди 18–19-летних 63% мужчин и 64% женщин сообщили о вагинальном сексе хотя бы один раз в своей жизни.

Анальный секс, и особенно восприимчивый анальный секс, редко встречались среди большинства подростков. Например, среди мужчин 18–19 лет распространенность восприимчивого и инсертивного анального секса в течение жизни составляла 4% и 10% соответственно. Среди девушек-подростков анальный секс также был очень редким явлением и одобрялся в 4% среди 14-15-летних и 7% среди 16-17-летних.Более высокий уровень анального секса был зарегистрирован среди девушек-подростков 18–19 лет, при этом более 20% испытывали анальный секс хотя бы один раз в течение своей жизни (D. Herbenick et al., 2010).

Сексуальная функция

Субъективные аспекты половых актов, несомненно, являются важными элементами секса взрослых (Meston & Buss, 2007), но практически не рассматриваются в исследовательской литературе о подростковой сексуальности, сексуальном поведении и сексуальных последствиях. Подростки считают удовольствие важной мотивацией для секса, хотя молодые женщины уделяют удовольствию меньше внимания, чем молодые мужчины (Latka, Kapadia, & Fortin, 2008).Исследования сексуального удовольствия среди подростков в основном направлены на восприятие влияния использования презервативов (или противозачаточных средств) на удовольствие (Higgins, Hoffman, Graham, & Sanders, 2008). Даже молодые мужчины-подростки без опыта полового акта упоминают вмешательство в удовольствие как негативный аспект использования презервативов (Rosenberger, Bell, McBride, Fortenberry, & Ott, 2010). Сексуальное удовольствие также появилось — из-за потенциальных смазывающих свойств вагинальных микробицидов — как важный элемент приемлемости микробицидов даже для молодых женщин (Tanner et al., 2009).

Нет данных, полученных от подростков моложе 18 лет, касающихся физиологических или психологических коррелятов оргазма. Средний возраст первого оргазма, о котором сообщается ретроспективно, составляет 13 лет и 17 лет для мужчин и женщин соответственно (Reynolds & Herbenick, 2003). Эти данные частично относятся к оргазму от мастурбации, но демонстрируют, что способность к оргазму присутствует в подростковом возрасте. Около 10% девушек-подростков сообщают об оргазме при первом гетеросексуальном половом акте (Raboch & Bartak, 1983).Среди шведских женщин 18–24 лет 26% сообщили, что первый оргазм произошел в связи с половым актом и вагинальным сексом, а еще 25% — в результате куннилингуса или мастурбации партнера (Fugl-Meyer, Oberg, Lundberg, Lewin, & Fugl-Meyer, 2006 г.). По данным национального австралийского опроса, 84% мужчин в возрасте 16–19 лет и 52% женщин сообщили об оргазме во время последнего полового акта (Richters, Visser, Rissel, & Smith, 2006). Общие индивидуальные характеристики — автономия, общая самооценка и сочувствие — связаны с такими последствиями для сексуального здоровья, как частота оргазмов и склонность к орально-генитальному сексу (Galinsky & Sonenstein, 2011).Взятые вместе, эти недавние результаты исследования показывают, что взросление, сексуальное обучение и опыт связаны с в целом положительными изменениями в сексуальном здоровье от подросткового возраста до молодой взрослой жизни.

Одним из аспектов субъективного опыта партнерского секса является боль, особенно среди молодых женщин. Боль часто упоминается (как ожидание и переживание) в связи с первым половым актом. Однако значительная часть (около 53%) молодых женщин в возрасте 14-17 лет сообщают о некоторой степени боли во время последнего полового акта и влагалища (JD Fortenberry, неопубликованные данные) и остаются распространенными (около 33% женщин) даже при возраст и половой опыт (Landry & Bergeron, 2011).Молодые женщины продолжают иметь половой акт по разным причинам, включая понимание сексуальных потребностей своего партнера, а также потому, что половой акт считается подтверждением того, что они нормальная женщина, независимо от боли или дискомфорта (Jones & Furman, 2011; Meier & Allen , 2009).

Половое созревание и подростковая сексуальность

Сразу возникает вопрос, являются ли «подростковая» и «взрослая» сексуальности отдельными и прерывистыми объектами развития. Многие психологические, медицинские и эпидемиологические исследования четко разграничивают сексуальность подростков и взрослых, при этом многие элементы сексуального опыта считаются неуместными для подростков и сохраняются для взрослых.С этой точки зрения сексуальный опыт, такой как коитус, рассматривается как фундаментально трансформирующий, обозначающий необратимую статусную границу между подростковым и взрослым возрастом. Широкое социальное, культурное и религиозное вложение в значения таких слов, как «девственница», является примером этой точки зрения. Поскольку сексуальность рассматривается как область, требующая зрелости взрослого для переживания и выражения, подростковая сексуальность изображается — даже в якобы объективных исследованиях — как предварительная, экспериментальная, запутанная, неумелая и изначально опасная (Schalet, 2004).Действительно, в обширной исследовательской литературе подростковая сексуальность рассматривается как выражение «принятия риска», требующего широких социальных усилий для подавления или контроля (J. D. Fortenberry, 2003). Контроль над подростковой сексуальностью, по-видимому, является предметом многих дискуссий по поводу содержания американского сексуального образования, которое часто смещено в сторону воздержания, беременности и ИППП, с небольшим упоминанием мастурбации, сексуального удовольствия или оргазма или без них (Кояма, Корлисс , & Santelli, 2009; Mary A. Ott & Santelli, 2007; Santelli, 2008)

Альтернативная точка зрения (принятая в этом обзоре) заключается в том, что основные элементы сексуальности взрослых идентифицируются в раннем подростковом возрасте и относительно непрерывны на протяжении всего периода жизни. продолжительность половой жизни.Ключевые элементы половой анатомии фиксируются в период полового созревания. Изменения в сексуальности от более раннего к более позднему возрасту оставляют эту анатомию практически неизменной. Гормональные основы сексуальности также остаются относительно неизменными от полового созревания до позднего взросления. Хотя субъективные интерпретации сексуального опыта почти наверняка меняются на протяжении жизни, физиологические компоненты, такие как сексуальное возбуждение и оргазм, остаются неизменными.

Основы связи подростковой и взрослой сексуальности изображены в.Модель показывает (в измененной форме) четыре области цикла сексуальной реакции — сексуальное желание, сексуальное возбуждение, сексуальную функцию и сексуальное поведение, которые хорошо развиты в исследованиях сексуальности взрослых. Имеющиеся данные подтверждают как линейную, так и круговую организацию этих элементов у взрослых (Hayes, 2011), но их взаимосвязь практически не исследована в рамках сексуальной жизни подростков. Это аспекты подростковой сексуальности, открытые для новых исследований в рамках существующих этических и нормативных рамок, которые фактически отделяют подростковую сексуальность от взрослой.

Сексуальное желание

Клинический акцент на желании в сочетании с сексуальными дисфункциями у взрослых предполагает потенциальную ценность исследования онтогенеза желания в период полового созревания и ранней юности. Сексуальное желание — понятие, которое сложно понять даже взрослым. Желание — это мотивационное состояние, которое вызывает повышенное внимание к сексуальным стимулам, а также различное субъективное и физиологическое возбуждение (Basson & Schultz, 2007). Различие между сексуальным желанием и сексуальным возбуждением неясно (Graham, Sanders, Milhausen, & McBride, 2004), и, возможно, такие различия вводят в заблуждение (Meana, 2010).Признание и выражение желания могут быть центральным элементом в развитии сексуальной самоэффективности в подростковом возрасте, особенно среди девушек-подростков (Deborah L. Tolman, 2012). Однако желание как мотивационное состояние развивается вместе с повышенной способностью к саморегуляции других аппетитных форм поведения (Георгиадис и Крингельбах, 2012). Толмен называет это возрастающее напряжение сексуальной мотивации и сексуального контроля — с социально-психологической точки зрения ученого-феминистки — «дилеммами желания» (Д.Л. Толман, 2002). С точки зрения нервного развития это может быть связано с повышенной реактивностью на социальные стимулы, связанной с пубертатными изменениями чувствительности к гонадным стероидам в ключевых областях мозга (Ernst, Romeo, & Andersen, 2009; Romeo, Richardson, & Sisk, 2002).

Поскольку элементы сексуального желания в подростковом возрасте не полностью очерчены, обсуждаются три аспекта желания, особенно актуальные для полового развития в подростковом возрасте: сексуальные познания, объективированное желание другими и объективированное желание другими ().Обсуждение подросткового сексуального поведения (как отражения подростковой сексуальности) выходит за рамки обычного обзора коитуса и касается других партнерских форм поведения, а также мастурбации и воздержания.

Сексуальные познания

Когнитивные маркеры полового влечения появляются в период раннего полового созревания, включая идентифицируемые сексуальные мысли и сексуальное влечение. Около 25% молодых людей сообщают, что «много думают о сексе» в возрасте 11–12 лет (как мальчики, так и девочки) (Larsson & Svedin, 2002).Основываясь на сообщениях об американских мальчиках и девочках из четвертого и пятого классов (возраст 9–11 лет), 16% сообщили о релевантных сексуальных мыслях (Butler, Miller, Holtgrave, Forehand, & Long, 2006). В выборке испанских мальчиков и девочек около 6% мальчиков в возрасте 9–10 лет сообщили о сексуальных фантазиях, а среди 13–14-летних этот показатель увеличился до 66%. Среди девочек 15% 13–14-летних сообщали о своих фантазиях, а 9–10 и 11–12-летние ни о чем не сообщали (Arnal & Llario, 2006). Проспективные исследования показывают, что сексуальные познания проявляются в течение короткого периода времени, возможно, всего за 3 месяца (Мэри А.Отт и Элизабет Дж. Пфайффер, 2009). Если выраженный интерес к сексу является маркером сексуального влечения, менее 2% мальчиков в возрасте 9–10 лет проявляют интерес к половому акту, но эта доля составляет 12% среди 13–14 лет. Для девочек эта доля составляет 2% или меньше (Arnal & Llario, 2006). У взрослых мужчин более частые сексуальные познания, чем у женщин, но эти различия могут быть небольшими и больше связаны с эротофилией (Fisher, Moore, & Pittenger, 2012), и такого рода исследования у подростков не проводились.

Гормональная и нервная организационная основа возникновения сексуальных когниций неясна. Аффективные центры мозга — например, прилежащее ядро ​​и миндалевидное тело — играют ключевую роль в сетях мозга, обрабатывающих социальную информацию, которые значительно реорганизуются в период полового созревания (Nelson, Leibenluft, McClure & Pine, 2005). Эти области мозга имеют большие популяции рецепторов гонадных стероидов. и связаны с изменениями в сексуальном поведении (Ernst et al., 2009; Romeo et al., 2002).Общий тестостерон умеренно коррелирует (r = 0,28) с сексуальными фантазиями у мальчиков пубертатного возраста, но не предсказывает фантазии в моделях, которые включают начало спонтанной ночной эякуляции и возраст (Campbell, Prossinger, & Mbzivo, 2005). Тестостерон также связан с частотой сексуальных мыслей у молодых женщин (Udry, Talbert, & Morris, 1986). Тестостерон, предположительно действующий через рецепторы андрогенов в лимбической системе и других областях мозга, вероятно, также связан с изменениями в обработке социальной информации, связанной с романтическими и сексуальными познаниями (Ein-Dor & Hirschberger, 2012; Raznahan et al., 2010).

Другое свидетельство сексуальных познаний среди подростков младшего возраста получено в результате исследований, посвященных сексуальному воздержанию. Установки и поведенческие намерения в отношении полового воздержания и других видов сексуального поведения проявляются в раннем подростковом возрасте (Arnal & Llario, 2006; MA Ott & EJ Pfeiffer, 2009), часто выражаются в сочетании с представлениями о сексуальности и сексуальном поведении (Masters, Beadnell, Morrison, Hoppe , & Gillmore, 2008). Младшие подростки определяют воздержание как нормальный элемент континуума, который использует «готовность к развитию» как стандарт для мотивированных решений о переходе от сексуального воздержания к сексуальной активности (М.A. Ott, Pfeiffer, & Fortenberry, 2006). Многие подростковые определения воздержания включают мастурбацию, а также партнерские сексуальные взаимодействия (Byers, Henderson, & Hobson, 2009; Planes et al., 2009). Более сильное отношение к воздержанию связано с увеличением вероятности воздержания с течением времени, а высокий уровень намерений вступить в половую жизнь связан с повышенным уровнем сексуальной активности (Masters et al., 2008). Это говорит о том, что сексуальные познания подростков отражают выбор в отношении сексуального поведения, и поддерживает концептуальное представление воздержания как сексуального поведения.

Другие как объект желания

Признаком развития сексуальности является осознание сексуального интереса к другим людям. Это возникающее осознание может происходить из нейроэндокринных изменений надпочечников и лобка (Ellis & Essex, 2007; Graber, Nichols, & Brooks-Gunn, 2010; Herdt & McClintock, 2000; Oberfield & White, 2009). Около 25% родителей детей в возрасте 10–12 лет сообщают о том, что их дети проявляют значительный интерес к другим сексуальным людям. Распространенная культурная ностальгия по подростковой сексуальности часто связана с «влюбленностью», относящейся к безответному влечению, чувствам и фантазиям по отношению к другому человеку (Боукер, Спенсер , Thomas, & Gyoerkoe, 2012).Изначально Crush — это сленг, но более технический термин, похоже, не используется в настоящее время. Эмоционально интенсивные или квази-романтические увлечения могут быть ранним проявлением объективации других, которая не является явно сексуальной, но является частью развития партнерских субстратов сексуальности (Hearn, O’Sullivan, & Dudley, 2003). Среди 511 американских учеников 6 , 7 и 8 56% сообщили по крайней мере об одном увлечении, причем доля девочек (61%) больше, чем мальчиков (48%) (Bowker et al., 2012).

«Я» как объект желания

Дополнительным аспектом желания для других является «желание быть желанным» и восприятие того, что один желателен. Структурные и функциональные изменения мозга, связанные с половым созреванием, коренным образом трансформируют сеть областей мозга, участвующих в понимании других, посредством восприятия лежащих в их основе психических состояний (Blakemore, 2012; Forbes & Dahl, 2010). Межличностные очевидные признаки полового созревания — линейный рост, увеличение веса, рост волос на лице, развитие груди — способствуют привлекательности для других и временно сопровождаются повышением телесного самосознания в раннем подростковом возрасте.Объективация, связанная с повышенной неудовлетворенностью телом, особенно с продвинутым пубертатным развитием, особенно характерна для девочек (Lindberg, Grabe, & Hyde, 2007). Девочки с более продвинутым периодом полового созревания имеют как удовлетворенность нижней частью тела, так и более высокие показатели депрессии, но те, у кого есть платонические, а не романтические отношения с мальчиками, более удовлетворены изображением тела (Compian, Gowen, & Hayward, 2004). Объективация происходит в социальных и культурных рамках, а также у потенциальных романтических и сексуальных партнеров.Сексуализированные образы женщин и девочек преобладают в основных средствах массовой информации, при этом некоторые свидетельства связывают объективацию с результатами сексуального поведения, такими как более ранний возраст первого полового акта (American Psychological Association, 2010; Lerum & Dworkin, 2009; Pearson, Kholodkov, Henson, & Impett, 2012).

Удовлетворенность телом и самооценка тела, как в целом, так и в связи с гениталиями и сексуальным контекстом, связаны с улучшением сексуальной функции у подростков старшего возраста и взрослых (Schick, Calabrese, Rima, & Zucker, 2010; Schooler & Ward, 2006; Woertman & van den Brink, 2012; Yamamiya, Cash, & Thompson, 2006).Привлекательность — особенно привлекательность лица — является важным элементом в формировании диадических отношений, которые структурируют партнерские сексуальные взаимодействия подростков. Существенное внимание уделяется привлекательности и образу тела, характерным для подросткового развития (Tovee, Maisey, Emery, & Cornelissen, 1999), с визуальными сигналами, особенно важными аспектами возбуждения у мужчин (Kuhn & Gallinat, 2011). Что касается лицевых сигналов, подростки предпочитают симметричные, более женственные лица как у мужчин, так и у женщин, и это предпочтение возрастает как с возрастом, так и с этапом полового развития (Saxton et al., 2010). Суждения подростков о привлекательности лица менее согласованы, чем оценки взрослых, но более согласуются, чем оценки привлекательности детей (Saxton, Caryl, & Roberts, 2006). Неясно, как на эти изменения влияет продолжающееся развитие мозга, опыт или взаимодействие того и другого.

Внешний вид гениталий является неотъемлемой частью как клинического, так и социального понимания сексуального значения полового созревания (Biro & Dorn, 2005). Несмотря на широкие различия в нормальном внешнем виде, медиа-изображения гениталий — особенно женщин — предполагают движение к эталону красоты безволосой вульвы с тонкими невыступающими половыми губами (Byers, 2001, 2005).Большая часть (до 70%) взрослых женщин и женщин-подростков сообщают о частичном или полном удалении лобковых волос (Lloyd, Crouch, Minto, Liao, & Creighton, 2005; Schick, Rima, & Calabrese, 2011). Этот новый стандарт «нормального», по-видимому, связан с увеличением числа запросов на косметическую операцию на гениталиях среди молодых женщин (Bercaw-Pratt et al., 2012).

Сексуальное возбуждение

Гормональные, нейропсихологические, межличностные и физиологические признаки сексуального возбуждения у взрослых, вероятно, проявляются в период полового созревания и ранней юности (C.Т. Халперн, 2006). Однако прямых доказательств времени и темпов развития сексуального возбуждения нет. Подробные инструменты самоотчета, экспериментальные парадигмы эротического стимула-реакции, технология чувствительного генитального мониторинга и различные методы нейровизуализации — широко используемые в исследованиях сексуального возбуждения у взрослых (Rosen, Weigel, & Gendrano, 2007) — вряд ли найдут применение в исследование ранних подростков, хотя доказательств потенциального вреда от такого участия мало (Kuyper, de Wit, Adam, & Woertman, 2012).Таким образом, систематические, структурированные с точки зрения развития исследования — пусть даже и ограниченные — половой жизни в пубертатном и раннем подростковом возрасте требуют осторожной интеграции информации, полученной из множества ограниченных источников (Romero et al., 2007). Можно начать с понимания того, как молодые подростки осознают сексуальное возбуждение, их интерпретацию возбуждения и их реакцию на возбуждение.

Осведомленность о возбуждении, интерпретация и реакция

Большинство данных об осведомленности о чувствах сексуального возбуждения основано на ретроспективных отчетах молодых людей.Слово «возбуждение» отсутствует в этих исследованиях, поэтому приведенные данные относятся к «возбуждению» или подобным словам. Сексуальная стимуляция при одиночной деятельности составила 24,5% для молодых мужчин и 6,6% для молодых женщин, сообщая о воспоминаниях в возрасте 11–12 лет (Larsson & Svedin, 2002). О сексуальном возбуждении во время совместной деятельности в возрасте 6–10 лет вспоминали 5,3% юношей и 2,1% девушек. К возрасту 11–12 лет эти пропорции составляли 10,5% и 5,7% для мужчин и женщин соответственно (Larsson & Svedin, 2002).Однако, основываясь на этих данных, мы не знаем, относится ли возбуждение к эрекции у мальчиков и к вагинальной смазке у девочек. Обзор шести опубликованных дневниковых исследований одной когорты женщин-подростков показал, что больший сексуальный интерес в определенный день был связан с сексуальной активностью в этот день, независимо от того, было ли это поведение первым в жизни коитусом, коитусом, фелляцией, куннилингусом, анальным сексом. , или половой акт во время менструации (J. Dennis Fortenberry & Hensel, 2011). Это показывает, что сексуальное поведение молодых женщин часто совпадает с уровнем сексуального интереса, зарегистрированным в тот же день.

Сексуальное возбуждение суммирует сложную психологическую и физиологическую активацию, связанную с сексуальными стимулами (Левин, 2002). Многие модели сексуальной реакции взрослых предполагают, что сексуальное желание порождает сексуальное возбуждение, но эти модели могут менее точно отражать связь между желанием и поведением женщин (Graham et al., 2004). Наша культурная мифология (выраженная во фразе «бушующие гормоны») предполагает, что юность — это время врожденного, гормонально-опосредованного сексуального возбуждения.Современные нейропсихологические данные дополняют эту точку зрения, предполагая дисбаланс развития в двойных мозговых системах, связанный с поиском ощущений и поведенческим контролем (Steinberg et al., 2008).

Важным ограничением непосредственного самоотчета о сексуальном возбуждении ранними подростками является знание того, как интерпретируются запросы о сексуальном опыте (De Graaf & Rademakers, 2011; Rademakers, Rademakers, & Straver, 2003). Среди 8- и 9-летних детей почти половина (14/31) не могла обозначить на рисунке «захватывающие» части тела (Rademakers et al., 2003). Возможно, что генитальная реакция вовсе не обязательно будет сексуальной. Спонтанная ночная эякуляция происходит без явной стимуляции гениталий, средний возраст начала — 12,5 лет, но лишь незначительно коррелирует с уровнем тестостерона (Campbell et al., 2005). Оргазм, вызванный физическими упражнениями — в отсутствие сексуального возбуждения или прямой стимуляции гениталий — относительно часто встречается у взрослых женщин, многие из которых сообщают о начале в раннем подростковом возрасте (Debby Herbenick & Fortenberry, 2011).В ответ на эту публикацию мы получили ряд сообщений от мужчин, сообщающих об аналогичном опыте физических упражнений и оргазма, часто с первым опытом в раннем подростковом возрасте (неопубликованные данные).

Сексуальное поведение

Воздержание

Воздержание часто определяется как воздержание от орального, вагинального и анального партнерского сексуального поведения. Однако не существует единого определения того, что есть воздержание, а что нет, и целый ряд сексуальных взаимодействий, таких как поцелуи и взаимные прикосновения к гениталиям, включен во многие определения воздержания молодых людей (Byers et al., 2009; Planes et al., 2009). Половое воздержание молодых подростков отличается от сексуального воздержания детей младшего возраста (De Graaf & Rademakers, 2011; Rademakers et al., 2003). Это различие основано на возникновении осознанной сексуальной идентичности, мотиваций и желаний в раннем и среднем подростковом возрасте (Reynolds & Herbenick, 2003). Эти возникающие идентичности, мотивации и желания проявляются в различных некоитальных сексуальных формах поведения, которые отражают решения избегать полового акта (Uecker, Angotti, & Regnerus, 2008), приостановить сексуальную активность после начала полового акта (Rasberry & Goodson, 2009) или отложить первый половой акт. до ощущения «подходящего времени» и «нужного человека» (Martino, Elliott, Collins, Kanouse, & Berry, 2008).Обрамление воздержания как поведения, выбранного в контексте сексуальных побуждений и желаний, создает подходящие для развития рамки для подростковой сексуальности, отделенные от социальных, культурных и религиозных проблем целомудрия, девственности и не-девственности (Buhi, Goodson, Neilands, & Blunt, 2011 ).

Мастурбация

Мастурбация является вторым по распространенности видом сексуального поведения подростков (J. Dennis Fortenberry et al., 2010). Мастурбация по-прежнему подвергается значительному стигматизации и религиозному осуждению, но современная медицина считает мастурбацию нормальным с точки зрения развития и нейтральным для здоровья, если не укрепляющим здоровье.Нет проспективных данных о возрасте и контексте начала мастурбации, а также о существенных гендерных различиях, о которых сообщалось среди взрослых (Oliver & Hyde, 1993; Petersen & Hyde, 2010). Сообщается о 8,3% (мальчики 9–10 лет), 46,7% (мальчики 11–12 лет) и 87,3% (мальчики 13–14 лет), но ни одна девочка в возрасте до 13 лет не сообщала о мастурбации, и этот показатель был только 19% среди девочек 13–14 лет (Arnal & Llario, 2006). Ретроспективные исследования показывают, что средний возраст мужчин и женщин составляет 13 и 15 лет соответственно (Pinkerton, Bogart, Cecil, & Abramson, 2002).Распространенность мастурбации за последние три месяца увеличивается с возрастом среди мужчин-подростков: около 43% 14-летних сообщают о мастурбации за последние 90 дней по сравнению с 67% 17-летних (Robbins et al., 2011). Напротив, процент 14 и 17-летних женщин, сообщивших о мастурбации за последние 90 дней, довольно схож и составляет около 36% для обоих возрастов (Robbins et al., 2011). Однако распространенность мастурбации в течение всей жизни продолжает расти в молодом возрасте, причем самая высокая распространенность наблюдается среди людей в возрасте от 25 до 34 лет (Gerressu, Mercer, Graham, Wellings, & Johnson, 2008).Масштабы занижения сведений о мастурбации не установлены, но могут быть значительными (C. J. T. Halpern, Udry, Сучиндран и Кэмпбелл, 2000).

Гормональные изменения при мастурбации и оргазме, вызванном мастурбацией, у взрослых включают устойчивое повышение уровня пролактина и ФСГ, но изменение уровня тестостерона непостоянно (Kruger et al., 1998). Исследования пожилых женщин показывают корреляцию между тестостероном и расслабляющими, успокаивающими и умиротворяющими качествами оргазма, связанного с мастурбацией. Эстроген коррелирует с наполняющими и распространяющими качествами оргазма, связанного с мастурбацией (van Anders & Dunn, 2009).Неясно, связана ли подобная мастурбация с аналогичными гормональными изменениями в раннем подростковом возрасте.

Точка зрения, что мастурбация является «нормальным» в подростковом возрасте с точки зрения развития, поднимает вопрос о том, является ли мастурбация стадией развития сексуальности, которую впоследствии вытесняют различные формы партнерского секса. Однако частота мастурбации остается высокой на протяжении всей жизни, особенно среди мужчин (D. Herbenick et al., 2010; Kontula & Haavio-Mannila, 2002). Это предполагает возможность того, что мастурбация выполняет важные функции в индивидуальной сексуальности и репродуктивном здоровье, и что эти функции не зависят от партнерского сексуального поведения (Das, 2007; Das, Parish, & Laumann, 2009; Gerressu et al., 2008; Контула и Хаавио-Маннила, 2002; Робинсон, Боктинг и Харрелл, 2002 г.). Мастурбация может выполнять разные функции среди взрослых: мужчины могут использовать мастурбацию как замену партнерскому сексу, в то время как женщины используют мастурбацию как расширение своего сексуального репертуара (Bancroft & Graham, 2011; Gerressu et al., 2008). Зная больше о траекториях индивидуального и партнерского сексуального поведения от подросткового до взрослого возраста, было бы полезно понять роль мастурбации в сексуальном здоровье подростков и взрослых.

Мастурбация в значительной степени связана с использованием материалов откровенно сексуального характера (Hald 2006). Современные подростки имеют доступ к различным средствам массовой информации откровенно сексуального характера (например, телевидение, Интернет, чаты, книги, журналы), воздействие которых часто начинается в возрасте 14 лет или раньше (Ybarra and Mitchell 2005; Štulhofer, Buško et al. 2010). Время пубертатного развития связано с увеличением использования сексуально откровенных медиа среди мальчиков (Skoog, Stattin et al. 2009; Lofgren-Mårtenson and Månsson 2010).Подростки часто намеренно выбирают медиа для сексуального контента (Bleakley, Hennessy et al. 2011).

Одна из форм современных сексуально откровенных СМИ — «секстинг» — включает в себя передачу сексуального текста, обнаженных или сексуальных фотографий (или того и другого) через сотовые смартфоны (Weiss and Samenow 2010). До 28% подростков сообщают о секстинге (O’Keeffe, Clarke-Pearson, Council on, & Media, 2011; Royer, Keller, & Heidrich, 2009), участие в секстинге более вероятно среди подростков, которые начали встречаться и имеют половой член. -влагалищный половой акт (Royer et al., 2009). Некоторые юрисдикции интерпретируют секстинг как детскую порнографию и преследуют как таковое (Ostrager 2010). Секстинг может играть роль в подростковых отношениях, когда подростки с тревогой привязанности (и в отношениях) с большей вероятностью будут использовать тексты как форму сексуального предложения (Weisskirch & Delevi, 2011).

Ассоциациям мастурбации и развития мозга подростков уделялось очень мало внимания в исследованиях, при этом большинство исследований было направлено на объяснение увеличения партнерского сексуального риска, который считается в целом характерным для подросткового возраста (Johnson, Blum, & Giedd, 2009).Более современная точка зрения на изменения в мозге подростка заключается в том, что пики стремления к вознаграждению достигаются в среднем подростковом возрасте, а импульсивность снижается в период от подросткового возраста до юношеского возраста (Steinberg et al., 2008). Эти изменения связаны с активным уточнением префронтальных и подкорковых областей, связанных с целенаправленным поведением (Giedd et al., 2010). Визуальные исследования показывают, что различия в корковых подсистемах, связанных с зрительно-пространственным восприятием (обычно более развитые у подростков мужского пола), связаны с функциональными полиморфизмами в гене рецептора андрогенов (Raznahan et al., 2010). Таким образом, аспекты развития мозга могут объяснить существенные гендерные различия в частоте мастурбации, которые возникают в подростковом возрасте и остаются характерными гендерными различиями на протяжении всей половой жизни (Oliver & Hyde, 1993; Petersen & Hyde, 2010).

Партнерский секс

Партнерский секс становится заметным в среднем и позднем подростковом возрасте. Эти виды поведения включают сексуальные поцелуи, прикосновения к груди и гениталиям, совместную мастурбацию, фелляцию, куннилингус, половой акт и вагинальный половой акт и половой анальный половой акт.В это время также проявляются другие виды партнерского поведения, такие как сексуальный обмен через электронные средства массовой информации (например, секс по телефону, «секстинг») и совместный просмотр средств массовой информации откровенно сексуального характера. Существенным элементом этого аспекта подростковой сексуальности является сексуальная диада. Природа и содержание диадических отношений определяют существенный взгляд на социальные установки, мотивацию и результаты (например, ИППП, беременность) сексуальных отношений подростков. Значительный объем литературы посвящен этим вопросам среди подростков с разнополыми партнерами, но меньше данных относится к сексуальному поведению в однополых парах.

Пубертатные изменения тестостерона являются причинным фактором, влияющим на время начала половой жизни и частоту половой активности среди подростков мужского пола (C.T. Halpern, Udry, & Sinceindran, 1998). У молодых женщин уровень тестостерона коррелирует с повышением сексуального интереса и сексуальной активности (C. T. Halpern, Udry, & Sinceindran, 1997). Когда подростки группируются по срокам полового созревания (определяемым как «ранние», «средние» и «поздние созревшие»), раннеспелые мальчики были самыми молодыми, сообщившими о свиданиях и вступивших в половую связь, за ними следовали средние и поздно созревшие мальчики.Среди девочек поздние созревшие были медленнее на свидание и вступали в половую связь, но более ранние зрелые не отличались от среднестатистических. Возраст созревания был значительно ниже у тех, кто сообщил обо всех случаях гетеросексуального поведения для обоих полов (Lam, Shi, Ho, Stewart, & Fan, 2002).

Формы партнерских сексуальных отношений

Секс играет сложную роль в формировании и поддержании нескольких типов диадических отношений и выполняет разные функции в отношениях с разными партнерами.Даже в рамках партнерства относительные, рекреационные и репродуктивные функции секса различаются по значимости и значимости в разное время. В некоторых отношениях преобладают сексуальные факторы: например, обмен сексом на деньги, наркотики или ренту, или разовые встречи с малоизвестными партнерами. Общий термин для таких встреч — секс на одну ночь — все еще широко используется, но также часто используются такие термины, как «случайные партнеры», «связи» или «друзья с преимуществами». В некоторых исследованиях до половины подростков сообщают о сексе вне контекста свиданий, но многие выбирают партнеров, которые являются друзьями или бывшими подругами и / или парнями (Manning, Giordano, & Longmore, 2006).Исследования студентов колледжа показывают, что содержание сексуального поведения в этих краткосрочных отношениях сильно различается, причем значительная часть не связана с половым актом-вагинальным или половым-анальным сексом (Epstein, Calzo, Smiler, & Ward, 2009).

Для многих подростков сексуальная активность происходит в контексте установленных отношений, характеризующихся терминами, указывающими на относительную приверженность и исключительность (например, друг, парень / девушка или невеста) (Manning, Flanigan, Giordano, & Longmore, 2009).В прошлом многие сексуальные отношения возникали при свиданиях с последующим партнером по браку, и свидания остаются важными контекстами сексуальной активности подростков (Giordano, Manning, & Longmore, 2010; Manning, Giordano, Longmore, & Hocevar, 2011). Серийные романтические и сексуальные отношения — серийная моногамия — представляют собой временную последовательность сексуальных отношений, характеризующихся приверженностью и сексуальной исключительностью, не обязательно ведущей к браку или сожительству.

Партнерское, не связанное с половым актом сексуальное поведение, такое как поцелуи, негенитальные прикосновения и прикосновения к гениталиям, также является распространенным сексуальным поведением подростков, которое часто предшествует первому половому акту (O’Sullivan, Cheng, Harris, & Brooks-Gunn, 2007). Распространенность орального секса также стала более распространенной в последние годы, возможно, в ответ на усиление акцента на ценности девственности и популяризации в средствах массовой информации «рисков», связанных с половым актом. Оральный секс, в частности, также способствует сексуальному обучению, которое подчеркивает обмен, физическую близость и удовольствие, а также «более безопасное» сексуальное поведение (Halpern-Felsher, Cornell, Kropp, & Tschann, 2005).В той степени, в которой некоитальное сексуальное поведение дает возможность испытать партнерское возбуждение, сексуальную активность и сексуальный контроль, оральный секс, вероятно, является важной частью развития здоровой сексуальности в подростковом и юношеском возрасте (Galinsky & Sonenstein, 2011; Horne & Zimmer -Гембек, 2005).

Половой акт рассматривается как в популярном, так и в профессиональном диалоге как sine qua non полового развития. Во многих обществах у подростков формируется отдельный язык и социальный статус до и после первого вагинального сексуального опыта.Однако диапазон и значения сексуального поведения, доступные подросткам, предполагают необходимость более детального взгляда. Например, недавнее исследование ежедневного дневника не показало разницы в ежедневном настроении в дни до и после первого полового акта (Tanner, Hensel, & Fortenberry, 2010). Оценка данных демографических и медицинских обследований в 64 развивающихся странах привела к выводу, что мальчики и девочки в возрасте 14 лет и младше повсеместно «слишком молоды» для безопасного и согласованного перехода к партнерской сексуальной активности, включая коитус; что 15–17-летние могут быть или не быть слишком молодыми, в зависимости от их обстоятельств; и что 18-летние обычно «достаточно взрослые» (Dixon-Mueller, 2008).

Данные Национального обследования сексуального здоровья и поведения (NSSHB) предоставили повозрастные показатели диапазона сексуального поведения более чем 800 подростков в возрасте 14–19 лет (J. Dennis Fortenberry et al., 2010; D. Herbenick и др., 2010). Вагинальный половой акт был редким событием для большинства 14–15-летних, причем 90% мужчин и 88% женщин никогда не занимались таким сексом. Среди 16–17-летних чаще встречались вагинальные половые контакты. Однако только примерно одна треть мужчин и женщин в этой возрастной группе сообщили, что когда-либо имели вагинальный секс.Среди 18–19-летних 63% мужчин и 64% женщин сообщили о вагинальном сексе хотя бы один раз в своей жизни.

Анальный секс, и особенно восприимчивый анальный секс, редко встречались среди большинства подростков. Например, среди мужчин 18–19 лет распространенность восприимчивого и инсертивного анального секса в течение жизни составляла 4% и 10% соответственно. Среди девушек-подростков анальный секс также был очень редким явлением и одобрялся в 4% среди 14-15-летних и 7% среди 16-17-летних.Более высокий уровень анального секса был зарегистрирован среди девушек-подростков 18–19 лет, при этом более 20% испытывали анальный секс хотя бы один раз в течение своей жизни (D. Herbenick et al., 2010).

Сексуальная функция

Субъективные аспекты половых актов, несомненно, являются важными элементами секса взрослых (Meston & Buss, 2007), но практически не рассматриваются в исследовательской литературе о подростковой сексуальности, сексуальном поведении и сексуальных последствиях. Подростки считают удовольствие важной мотивацией для секса, хотя молодые женщины уделяют удовольствию меньше внимания, чем молодые мужчины (Latka, Kapadia, & Fortin, 2008).Исследования сексуального удовольствия среди подростков в основном направлены на восприятие влияния использования презервативов (или противозачаточных средств) на удовольствие (Higgins, Hoffman, Graham, & Sanders, 2008). Даже молодые мужчины-подростки без опыта полового акта упоминают вмешательство в удовольствие как негативный аспект использования презервативов (Rosenberger, Bell, McBride, Fortenberry, & Ott, 2010). Сексуальное удовольствие также появилось — из-за потенциальных смазывающих свойств вагинальных микробицидов — как важный элемент приемлемости микробицидов даже для молодых женщин (Tanner et al., 2009).

Нет данных, полученных от подростков моложе 18 лет, касающихся физиологических или психологических коррелятов оргазма. Средний возраст первого оргазма, о котором сообщается ретроспективно, составляет 13 лет и 17 лет для мужчин и женщин соответственно (Reynolds & Herbenick, 2003). Эти данные частично относятся к оргазму от мастурбации, но демонстрируют, что способность к оргазму присутствует в подростковом возрасте. Около 10% девушек-подростков сообщают об оргазме при первом гетеросексуальном половом акте (Raboch & Bartak, 1983).Среди шведских женщин 18–24 лет 26% сообщили, что первый оргазм произошел в связи с половым актом и вагинальным сексом, а еще 25% — в результате куннилингуса или мастурбации партнера (Fugl-Meyer, Oberg, Lundberg, Lewin, & Fugl-Meyer, 2006 г.). По данным национального австралийского опроса, 84% мужчин в возрасте 16–19 лет и 52% женщин сообщили об оргазме во время последнего полового акта (Richters, Visser, Rissel, & Smith, 2006). Общие индивидуальные характеристики — автономия, общая самооценка и сочувствие — связаны с такими последствиями для сексуального здоровья, как частота оргазмов и склонность к орально-генитальному сексу (Galinsky & Sonenstein, 2011).Взятые вместе, эти недавние результаты исследования показывают, что взросление, сексуальное обучение и опыт связаны с в целом положительными изменениями в сексуальном здоровье от подросткового возраста до молодой взрослой жизни.

Одним из аспектов субъективного опыта партнерского секса является боль, особенно среди молодых женщин. Боль часто упоминается (как ожидание и переживание) в связи с первым половым актом. Однако значительная часть (около 53%) молодых женщин в возрасте 14-17 лет сообщают о некоторой степени боли во время последнего полового акта и влагалища (JD Fortenberry, неопубликованные данные) и остаются распространенными (около 33% женщин) даже при возраст и половой опыт (Landry & Bergeron, 2011).Молодые женщины продолжают иметь половой акт по разным причинам, включая понимание сексуальных потребностей своего партнера, а также потому, что половой акт считается подтверждением того, что они нормальная женщина, независимо от боли или дискомфорта (Jones & Furman, 2011; Meier & Allen , 2009).

Половое созревание и подростковая сексуальность

Сразу возникает вопрос, являются ли «подростковая» и «взрослая» сексуальности отдельными и прерывистыми объектами развития. Многие психологические, медицинские и эпидемиологические исследования четко разграничивают сексуальность подростков и взрослых, при этом многие элементы сексуального опыта считаются неуместными для подростков и сохраняются для взрослых.С этой точки зрения сексуальный опыт, такой как коитус, рассматривается как фундаментально трансформирующий, обозначающий необратимую статусную границу между подростковым и взрослым возрастом. Широкое социальное, культурное и религиозное вложение в значения таких слов, как «девственница», является примером этой точки зрения. Поскольку сексуальность рассматривается как область, требующая зрелости взрослого для переживания и выражения, подростковая сексуальность изображается — даже в якобы объективных исследованиях — как предварительная, экспериментальная, запутанная, неумелая и изначально опасная (Schalet, 2004).Действительно, в обширной исследовательской литературе подростковая сексуальность рассматривается как выражение «принятия риска», требующего широких социальных усилий для подавления или контроля (J. D. Fortenberry, 2003). Контроль над подростковой сексуальностью, по-видимому, является предметом многих дискуссий по поводу содержания американского сексуального образования, которое часто смещено в сторону воздержания, беременности и ИППП, с небольшим упоминанием мастурбации, сексуального удовольствия или оргазма или без них (Кояма, Корлисс , & Santelli, 2009; Mary A. Ott & Santelli, 2007; Santelli, 2008)

Альтернативная точка зрения (принятая в этом обзоре) заключается в том, что основные элементы сексуальности взрослых идентифицируются в раннем подростковом возрасте и относительно непрерывны на протяжении всего периода жизни. продолжительность половой жизни.Ключевые элементы половой анатомии фиксируются в период полового созревания. Изменения в сексуальности от более раннего к более позднему возрасту оставляют эту анатомию практически неизменной. Гормональные основы сексуальности также остаются относительно неизменными от полового созревания до позднего взросления. Хотя субъективные интерпретации сексуального опыта почти наверняка меняются на протяжении жизни, физиологические компоненты, такие как сексуальное возбуждение и оргазм, остаются неизменными.

Основы связи подростковой и взрослой сексуальности изображены в.Модель показывает (в измененной форме) четыре области цикла сексуальной реакции — сексуальное желание, сексуальное возбуждение, сексуальную функцию и сексуальное поведение, которые хорошо развиты в исследованиях сексуальности взрослых. Имеющиеся данные подтверждают как линейную, так и круговую организацию этих элементов у взрослых (Hayes, 2011), но их взаимосвязь практически не исследована в рамках сексуальной жизни подростков. Это аспекты подростковой сексуальности, открытые для новых исследований в рамках существующих этических и нормативных рамок, которые фактически отделяют подростковую сексуальность от взрослой.

Сексуальное желание

Клинический акцент на желании в сочетании с сексуальными дисфункциями у взрослых предполагает потенциальную ценность исследования онтогенеза желания в период полового созревания и ранней юности. Сексуальное желание — понятие, которое сложно понять даже взрослым. Желание — это мотивационное состояние, которое вызывает повышенное внимание к сексуальным стимулам, а также различное субъективное и физиологическое возбуждение (Basson & Schultz, 2007). Различие между сексуальным желанием и сексуальным возбуждением неясно (Graham, Sanders, Milhausen, & McBride, 2004), и, возможно, такие различия вводят в заблуждение (Meana, 2010).Признание и выражение желания могут быть центральным элементом в развитии сексуальной самоэффективности в подростковом возрасте, особенно среди девушек-подростков (Deborah L. Tolman, 2012). Однако желание как мотивационное состояние развивается вместе с повышенной способностью к саморегуляции других аппетитных форм поведения (Георгиадис и Крингельбах, 2012). Толмен называет это возрастающее напряжение сексуальной мотивации и сексуального контроля — с социально-психологической точки зрения ученого-феминистки — «дилеммами желания» (Д.Л. Толман, 2002). С точки зрения нервного развития это может быть связано с повышенной реактивностью на социальные стимулы, связанной с пубертатными изменениями чувствительности к гонадным стероидам в ключевых областях мозга (Ernst, Romeo, & Andersen, 2009; Romeo, Richardson, & Sisk, 2002).

Поскольку элементы сексуального желания в подростковом возрасте не полностью очерчены, обсуждаются три аспекта желания, особенно актуальные для полового развития в подростковом возрасте: сексуальные познания, объективированное желание другими и объективированное желание другими ().Обсуждение подросткового сексуального поведения (как отражения подростковой сексуальности) выходит за рамки обычного обзора коитуса и касается других партнерских форм поведения, а также мастурбации и воздержания.

Сексуальные познания

Когнитивные маркеры полового влечения появляются в период раннего полового созревания, включая идентифицируемые сексуальные мысли и сексуальное влечение. Около 25% молодых людей сообщают, что «много думают о сексе» в возрасте 11–12 лет (как мальчики, так и девочки) (Larsson & Svedin, 2002).Основываясь на сообщениях об американских мальчиках и девочках из четвертого и пятого классов (возраст 9–11 лет), 16% сообщили о релевантных сексуальных мыслях (Butler, Miller, Holtgrave, Forehand, & Long, 2006). В выборке испанских мальчиков и девочек около 6% мальчиков в возрасте 9–10 лет сообщили о сексуальных фантазиях, а среди 13–14-летних этот показатель увеличился до 66%. Среди девочек 15% 13–14-летних сообщали о своих фантазиях, а 9–10 и 11–12-летние ни о чем не сообщали (Arnal & Llario, 2006). Проспективные исследования показывают, что сексуальные познания проявляются в течение короткого периода времени, возможно, всего за 3 месяца (Мэри А.Отт и Элизабет Дж. Пфайффер, 2009). Если выраженный интерес к сексу является маркером сексуального влечения, менее 2% мальчиков в возрасте 9–10 лет проявляют интерес к половому акту, но эта доля составляет 12% среди 13–14 лет. Для девочек эта доля составляет 2% или меньше (Arnal & Llario, 2006). У взрослых мужчин более частые сексуальные познания, чем у женщин, но эти различия могут быть небольшими и больше связаны с эротофилией (Fisher, Moore, & Pittenger, 2012), и такого рода исследования у подростков не проводились.

Гормональная и нервная организационная основа возникновения сексуальных когниций неясна. Аффективные центры мозга — например, прилежащее ядро ​​и миндалевидное тело — играют ключевую роль в сетях мозга, обрабатывающих социальную информацию, которые значительно реорганизуются в период полового созревания (Nelson, Leibenluft, McClure & Pine, 2005). Эти области мозга имеют большие популяции рецепторов гонадных стероидов. и связаны с изменениями в сексуальном поведении (Ernst et al., 2009; Romeo et al., 2002).Общий тестостерон умеренно коррелирует (r = 0,28) с сексуальными фантазиями у мальчиков пубертатного возраста, но не предсказывает фантазии в моделях, которые включают начало спонтанной ночной эякуляции и возраст (Campbell, Prossinger, & Mbzivo, 2005). Тестостерон также связан с частотой сексуальных мыслей у молодых женщин (Udry, Talbert, & Morris, 1986). Тестостерон, предположительно действующий через рецепторы андрогенов в лимбической системе и других областях мозга, вероятно, также связан с изменениями в обработке социальной информации, связанной с романтическими и сексуальными познаниями (Ein-Dor & Hirschberger, 2012; Raznahan et al., 2010).

Другое свидетельство сексуальных познаний среди подростков младшего возраста получено в результате исследований, посвященных сексуальному воздержанию. Установки и поведенческие намерения в отношении полового воздержания и других видов сексуального поведения проявляются в раннем подростковом возрасте (Arnal & Llario, 2006; MA Ott & EJ Pfeiffer, 2009), часто выражаются в сочетании с представлениями о сексуальности и сексуальном поведении (Masters, Beadnell, Morrison, Hoppe , & Gillmore, 2008). Младшие подростки определяют воздержание как нормальный элемент континуума, который использует «готовность к развитию» как стандарт для мотивированных решений о переходе от сексуального воздержания к сексуальной активности (М.A. Ott, Pfeiffer, & Fortenberry, 2006). Многие подростковые определения воздержания включают мастурбацию, а также партнерские сексуальные взаимодействия (Byers, Henderson, & Hobson, 2009; Planes et al., 2009). Более сильное отношение к воздержанию связано с увеличением вероятности воздержания с течением времени, а высокий уровень намерений вступить в половую жизнь связан с повышенным уровнем сексуальной активности (Masters et al., 2008). Это говорит о том, что сексуальные познания подростков отражают выбор в отношении сексуального поведения, и поддерживает концептуальное представление воздержания как сексуального поведения.

Другие как объект желания

Признаком развития сексуальности является осознание сексуального интереса к другим людям. Это возникающее осознание может происходить из нейроэндокринных изменений надпочечников и лобка (Ellis & Essex, 2007; Graber, Nichols, & Brooks-Gunn, 2010; Herdt & McClintock, 2000; Oberfield & White, 2009). Около 25% родителей детей в возрасте 10–12 лет сообщают о том, что их дети проявляют значительный интерес к другим сексуальным людям. Распространенная культурная ностальгия по подростковой сексуальности часто связана с «влюбленностью», относящейся к безответному влечению, чувствам и фантазиям по отношению к другому человеку (Боукер, Спенсер , Thomas, & Gyoerkoe, 2012).Изначально Crush — это сленг, но более технический термин, похоже, не используется в настоящее время. Эмоционально интенсивные или квази-романтические увлечения могут быть ранним проявлением объективации других, которая не является явно сексуальной, но является частью развития партнерских субстратов сексуальности (Hearn, O’Sullivan, & Dudley, 2003). Среди 511 американских учеников 6 , 7 и 8 56% сообщили по крайней мере об одном увлечении, причем доля девочек (61%) больше, чем мальчиков (48%) (Bowker et al., 2012).

«Я» как объект желания

Дополнительным аспектом желания для других является «желание быть желанным» и восприятие того, что один желателен. Структурные и функциональные изменения мозга, связанные с половым созреванием, коренным образом трансформируют сеть областей мозга, участвующих в понимании других, посредством восприятия лежащих в их основе психических состояний (Blakemore, 2012; Forbes & Dahl, 2010). Межличностные очевидные признаки полового созревания — линейный рост, увеличение веса, рост волос на лице, развитие груди — способствуют привлекательности для других и временно сопровождаются повышением телесного самосознания в раннем подростковом возрасте.Объективация, связанная с повышенной неудовлетворенностью телом, особенно с продвинутым пубертатным развитием, особенно характерна для девочек (Lindberg, Grabe, & Hyde, 2007). Девочки с более продвинутым периодом полового созревания имеют как удовлетворенность нижней частью тела, так и более высокие показатели депрессии, но те, у кого есть платонические, а не романтические отношения с мальчиками, более удовлетворены изображением тела (Compian, Gowen, & Hayward, 2004). Объективация происходит в социальных и культурных рамках, а также у потенциальных романтических и сексуальных партнеров.Сексуализированные образы женщин и девочек преобладают в основных средствах массовой информации, при этом некоторые свидетельства связывают объективацию с результатами сексуального поведения, такими как более ранний возраст первого полового акта (American Psychological Association, 2010; Lerum & Dworkin, 2009; Pearson, Kholodkov, Henson, & Impett, 2012).

Удовлетворенность телом и самооценка тела, как в целом, так и в связи с гениталиями и сексуальным контекстом, связаны с улучшением сексуальной функции у подростков старшего возраста и взрослых (Schick, Calabrese, Rima, & Zucker, 2010; Schooler & Ward, 2006; Woertman & van den Brink, 2012; Yamamiya, Cash, & Thompson, 2006).Привлекательность — особенно привлекательность лица — является важным элементом в формировании диадических отношений, которые структурируют партнерские сексуальные взаимодействия подростков. Существенное внимание уделяется привлекательности и образу тела, характерным для подросткового развития (Tovee, Maisey, Emery, & Cornelissen, 1999), с визуальными сигналами, особенно важными аспектами возбуждения у мужчин (Kuhn & Gallinat, 2011). Что касается лицевых сигналов, подростки предпочитают симметричные, более женственные лица как у мужчин, так и у женщин, и это предпочтение возрастает как с возрастом, так и с этапом полового развития (Saxton et al., 2010). Суждения подростков о привлекательности лица менее согласованы, чем оценки взрослых, но более согласуются, чем оценки привлекательности детей (Saxton, Caryl, & Roberts, 2006). Неясно, как на эти изменения влияет продолжающееся развитие мозга, опыт или взаимодействие того и другого.

Внешний вид гениталий является неотъемлемой частью как клинического, так и социального понимания сексуального значения полового созревания (Biro & Dorn, 2005). Несмотря на широкие различия в нормальном внешнем виде, медиа-изображения гениталий — особенно женщин — предполагают движение к эталону красоты безволосой вульвы с тонкими невыступающими половыми губами (Byers, 2001, 2005).Большая часть (до 70%) взрослых женщин и женщин-подростков сообщают о частичном или полном удалении лобковых волос (Lloyd, Crouch, Minto, Liao, & Creighton, 2005; Schick, Rima, & Calabrese, 2011). Этот новый стандарт «нормального», по-видимому, связан с увеличением числа запросов на косметическую операцию на гениталиях среди молодых женщин (Bercaw-Pratt et al., 2012).

Сексуальное возбуждение

Гормональные, нейропсихологические, межличностные и физиологические признаки сексуального возбуждения у взрослых, вероятно, проявляются в период полового созревания и ранней юности (C.Т. Халперн, 2006). Однако прямых доказательств времени и темпов развития сексуального возбуждения нет. Подробные инструменты самоотчета, экспериментальные парадигмы эротического стимула-реакции, технология чувствительного генитального мониторинга и различные методы нейровизуализации — широко используемые в исследованиях сексуального возбуждения у взрослых (Rosen, Weigel, & Gendrano, 2007) — вряд ли найдут применение в исследование ранних подростков, хотя доказательств потенциального вреда от такого участия мало (Kuyper, de Wit, Adam, & Woertman, 2012).Таким образом, систематические, структурированные с точки зрения развития исследования — пусть даже и ограниченные — половой жизни в пубертатном и раннем подростковом возрасте требуют осторожной интеграции информации, полученной из множества ограниченных источников (Romero et al., 2007). Можно начать с понимания того, как молодые подростки осознают сексуальное возбуждение, их интерпретацию возбуждения и их реакцию на возбуждение.

Осведомленность о возбуждении, интерпретация и реакция

Большинство данных об осведомленности о чувствах сексуального возбуждения основано на ретроспективных отчетах молодых людей.Слово «возбуждение» отсутствует в этих исследованиях, поэтому приведенные данные относятся к «возбуждению» или подобным словам. Сексуальная стимуляция при одиночной деятельности составила 24,5% для молодых мужчин и 6,6% для молодых женщин, сообщая о воспоминаниях в возрасте 11–12 лет (Larsson & Svedin, 2002). О сексуальном возбуждении во время совместной деятельности в возрасте 6–10 лет вспоминали 5,3% юношей и 2,1% девушек. К возрасту 11–12 лет эти пропорции составляли 10,5% и 5,7% для мужчин и женщин соответственно (Larsson & Svedin, 2002).Однако, основываясь на этих данных, мы не знаем, относится ли возбуждение к эрекции у мальчиков и к вагинальной смазке у девочек. Обзор шести опубликованных дневниковых исследований одной когорты женщин-подростков показал, что больший сексуальный интерес в определенный день был связан с сексуальной активностью в этот день, независимо от того, было ли это поведение первым в жизни коитусом, коитусом, фелляцией, куннилингусом, анальным сексом. , или половой акт во время менструации (J. Dennis Fortenberry & Hensel, 2011). Это показывает, что сексуальное поведение молодых женщин часто совпадает с уровнем сексуального интереса, зарегистрированным в тот же день.

Сексуальное возбуждение суммирует сложную психологическую и физиологическую активацию, связанную с сексуальными стимулами (Левин, 2002). Многие модели сексуальной реакции взрослых предполагают, что сексуальное желание порождает сексуальное возбуждение, но эти модели могут менее точно отражать связь между желанием и поведением женщин (Graham et al., 2004). Наша культурная мифология (выраженная во фразе «бушующие гормоны») предполагает, что юность — это время врожденного, гормонально-опосредованного сексуального возбуждения.Современные нейропсихологические данные дополняют эту точку зрения, предполагая дисбаланс развития в двойных мозговых системах, связанный с поиском ощущений и поведенческим контролем (Steinberg et al., 2008).

Важным ограничением непосредственного самоотчета о сексуальном возбуждении ранними подростками является знание того, как интерпретируются запросы о сексуальном опыте (De Graaf & Rademakers, 2011; Rademakers, Rademakers, & Straver, 2003). Среди 8- и 9-летних детей почти половина (14/31) не могла обозначить на рисунке «захватывающие» части тела (Rademakers et al., 2003). Возможно, что генитальная реакция вовсе не обязательно будет сексуальной. Спонтанная ночная эякуляция происходит без явной стимуляции гениталий, средний возраст начала — 12,5 лет, но лишь незначительно коррелирует с уровнем тестостерона (Campbell et al., 2005). Оргазм, вызванный физическими упражнениями — в отсутствие сексуального возбуждения или прямой стимуляции гениталий — относительно часто встречается у взрослых женщин, многие из которых сообщают о начале в раннем подростковом возрасте (Debby Herbenick & Fortenberry, 2011).В ответ на эту публикацию мы получили ряд сообщений от мужчин, сообщающих об аналогичном опыте физических упражнений и оргазма, часто с первым опытом в раннем подростковом возрасте (неопубликованные данные).

Сексуальное поведение

Воздержание

Воздержание часто определяется как воздержание от орального, вагинального и анального партнерского сексуального поведения. Однако не существует единого определения того, что есть воздержание, а что нет, и целый ряд сексуальных взаимодействий, таких как поцелуи и взаимные прикосновения к гениталиям, включен во многие определения воздержания молодых людей (Byers et al., 2009; Planes et al., 2009). Половое воздержание молодых подростков отличается от сексуального воздержания детей младшего возраста (De Graaf & Rademakers, 2011; Rademakers et al., 2003). Это различие основано на возникновении осознанной сексуальной идентичности, мотиваций и желаний в раннем и среднем подростковом возрасте (Reynolds & Herbenick, 2003). Эти возникающие идентичности, мотивации и желания проявляются в различных некоитальных сексуальных формах поведения, которые отражают решения избегать полового акта (Uecker, Angotti, & Regnerus, 2008), приостановить сексуальную активность после начала полового акта (Rasberry & Goodson, 2009) или отложить первый половой акт. до ощущения «подходящего времени» и «нужного человека» (Martino, Elliott, Collins, Kanouse, & Berry, 2008).Обрамление воздержания как поведения, выбранного в контексте сексуальных побуждений и желаний, создает подходящие для развития рамки для подростковой сексуальности, отделенные от социальных, культурных и религиозных проблем целомудрия, девственности и не-девственности (Buhi, Goodson, Neilands, & Blunt, 2011 ).

Мастурбация

Мастурбация является вторым по распространенности видом сексуального поведения подростков (J. Dennis Fortenberry et al., 2010). Мастурбация по-прежнему подвергается значительному стигматизации и религиозному осуждению, но современная медицина считает мастурбацию нормальным с точки зрения развития и нейтральным для здоровья, если не укрепляющим здоровье.Нет проспективных данных о возрасте и контексте начала мастурбации, а также о существенных гендерных различиях, о которых сообщалось среди взрослых (Oliver & Hyde, 1993; Petersen & Hyde, 2010). Сообщается о 8,3% (мальчики 9–10 лет), 46,7% (мальчики 11–12 лет) и 87,3% (мальчики 13–14 лет), но ни одна девочка в возрасте до 13 лет не сообщала о мастурбации, и этот показатель был только 19% среди девочек 13–14 лет (Arnal & Llario, 2006). Ретроспективные исследования показывают, что средний возраст мужчин и женщин составляет 13 и 15 лет соответственно (Pinkerton, Bogart, Cecil, & Abramson, 2002).Распространенность мастурбации за последние три месяца увеличивается с возрастом среди мужчин-подростков: около 43% 14-летних сообщают о мастурбации за последние 90 дней по сравнению с 67% 17-летних (Robbins et al., 2011). Напротив, процент 14 и 17-летних женщин, сообщивших о мастурбации за последние 90 дней, довольно схож и составляет около 36% для обоих возрастов (Robbins et al., 2011). Однако распространенность мастурбации в течение всей жизни продолжает расти в молодом возрасте, причем самая высокая распространенность наблюдается среди людей в возрасте от 25 до 34 лет (Gerressu, Mercer, Graham, Wellings, & Johnson, 2008).Масштабы занижения сведений о мастурбации не установлены, но могут быть значительными (C. J. T. Halpern, Udry, Сучиндран и Кэмпбелл, 2000).

Гормональные изменения при мастурбации и оргазме, вызванном мастурбацией, у взрослых включают устойчивое повышение уровня пролактина и ФСГ, но изменение уровня тестостерона непостоянно (Kruger et al., 1998). Исследования пожилых женщин показывают корреляцию между тестостероном и расслабляющими, успокаивающими и умиротворяющими качествами оргазма, связанного с мастурбацией. Эстроген коррелирует с наполняющими и распространяющими качествами оргазма, связанного с мастурбацией (van Anders & Dunn, 2009).Неясно, связана ли подобная мастурбация с аналогичными гормональными изменениями в раннем подростковом возрасте.

Точка зрения, что мастурбация является «нормальным» в подростковом возрасте с точки зрения развития, поднимает вопрос о том, является ли мастурбация стадией развития сексуальности, которую впоследствии вытесняют различные формы партнерского секса. Однако частота мастурбации остается высокой на протяжении всей жизни, особенно среди мужчин (D. Herbenick et al., 2010; Kontula & Haavio-Mannila, 2002). Это предполагает возможность того, что мастурбация выполняет важные функции в индивидуальной сексуальности и репродуктивном здоровье, и что эти функции не зависят от партнерского сексуального поведения (Das, 2007; Das, Parish, & Laumann, 2009; Gerressu et al., 2008; Контула и Хаавио-Маннила, 2002; Робинсон, Боктинг и Харрелл, 2002 г.). Мастурбация может выполнять разные функции среди взрослых: мужчины могут использовать мастурбацию как замену партнерскому сексу, в то время как женщины используют мастурбацию как расширение своего сексуального репертуара (Bancroft & Graham, 2011; Gerressu et al., 2008). Зная больше о траекториях индивидуального и партнерского сексуального поведения от подросткового до взрослого возраста, было бы полезно понять роль мастурбации в сексуальном здоровье подростков и взрослых.

Мастурбация в значительной степени связана с использованием материалов откровенно сексуального характера (Hald 2006). Современные подростки имеют доступ к различным средствам массовой информации откровенно сексуального характера (например, телевидение, Интернет, чаты, книги, журналы), воздействие которых часто начинается в возрасте 14 лет или раньше (Ybarra and Mitchell 2005; Štulhofer, Buško et al. 2010). Время пубертатного развития связано с увеличением использования сексуально откровенных медиа среди мальчиков (Skoog, Stattin et al. 2009; Lofgren-Mårtenson and Månsson 2010).Подростки часто намеренно выбирают медиа для сексуального контента (Bleakley, Hennessy et al. 2011).

Одна из форм современных сексуально откровенных СМИ — «секстинг» — включает в себя передачу сексуального текста, обнаженных или сексуальных фотографий (или того и другого) через сотовые смартфоны (Weiss and Samenow 2010). До 28% подростков сообщают о секстинге (O’Keeffe, Clarke-Pearson, Council on, & Media, 2011; Royer, Keller, & Heidrich, 2009), участие в секстинге более вероятно среди подростков, которые начали встречаться и имеют половой член. -влагалищный половой акт (Royer et al., 2009). Некоторые юрисдикции интерпретируют секстинг как детскую порнографию и преследуют как таковое (Ostrager 2010). Секстинг может играть роль в подростковых отношениях, когда подростки с тревогой привязанности (и в отношениях) с большей вероятностью будут использовать тексты как форму сексуального предложения (Weisskirch & Delevi, 2011).

Ассоциациям мастурбации и развития мозга подростков уделялось очень мало внимания в исследованиях, при этом большинство исследований было направлено на объяснение увеличения партнерского сексуального риска, который считается в целом характерным для подросткового возраста (Johnson, Blum, & Giedd, 2009).Более современная точка зрения на изменения в мозге подростка заключается в том, что пики стремления к вознаграждению достигаются в среднем подростковом возрасте, а импульсивность снижается в период от подросткового возраста до юношеского возраста (Steinberg et al., 2008). Эти изменения связаны с активным уточнением префронтальных и подкорковых областей, связанных с целенаправленным поведением (Giedd et al., 2010). Визуальные исследования показывают, что различия в корковых подсистемах, связанных с зрительно-пространственным восприятием (обычно более развитые у подростков мужского пола), связаны с функциональными полиморфизмами в гене рецептора андрогенов (Raznahan et al., 2010). Таким образом, аспекты развития мозга могут объяснить существенные гендерные различия в частоте мастурбации, которые возникают в подростковом возрасте и остаются характерными гендерными различиями на протяжении всей половой жизни (Oliver & Hyde, 1993; Petersen & Hyde, 2010).

Партнерский секс

Партнерский секс становится заметным в среднем и позднем подростковом возрасте. Эти виды поведения включают сексуальные поцелуи, прикосновения к груди и гениталиям, совместную мастурбацию, фелляцию, куннилингус, половой акт и вагинальный половой акт и половой анальный половой акт.В это время также проявляются другие виды партнерского поведения, такие как сексуальный обмен через электронные средства массовой информации (например, секс по телефону, «секстинг») и совместный просмотр средств массовой информации откровенно сексуального характера. Существенным элементом этого аспекта подростковой сексуальности является сексуальная диада. Природа и содержание диадических отношений определяют существенный взгляд на социальные установки, мотивацию и результаты (например, ИППП, беременность) сексуальных отношений подростков. Значительный объем литературы посвящен этим вопросам среди подростков с разнополыми партнерами, но меньше данных относится к сексуальному поведению в однополых парах.

Пубертатные изменения тестостерона являются причинным фактором, влияющим на время начала половой жизни и частоту половой активности среди подростков мужского пола (C.T. Halpern, Udry, & Sinceindran, 1998). У молодых женщин уровень тестостерона коррелирует с повышением сексуального интереса и сексуальной активности (C. T. Halpern, Udry, & Sinceindran, 1997). Когда подростки группируются по срокам полового созревания (определяемым как «ранние», «средние» и «поздние созревшие»), раннеспелые мальчики были самыми молодыми, сообщившими о свиданиях и вступивших в половую связь, за ними следовали средние и поздно созревшие мальчики.Среди девочек поздние созревшие были медленнее на свидание и вступали в половую связь, но более ранние зрелые не отличались от среднестатистических. Возраст созревания был значительно ниже у тех, кто сообщил обо всех случаях гетеросексуального поведения для обоих полов (Lam, Shi, Ho, Stewart, & Fan, 2002).

Формы партнерских сексуальных отношений

Секс играет сложную роль в формировании и поддержании нескольких типов диадических отношений и выполняет разные функции в отношениях с разными партнерами.Даже в рамках партнерства относительные, рекреационные и репродуктивные функции секса различаются по значимости и значимости в разное время. В некоторых отношениях преобладают сексуальные факторы: например, обмен сексом на деньги, наркотики или ренту, или разовые встречи с малоизвестными партнерами. Общий термин для таких встреч — секс на одну ночь — все еще широко используется, но также часто используются такие термины, как «случайные партнеры», «связи» или «друзья с преимуществами». В некоторых исследованиях до половины подростков сообщают о сексе вне контекста свиданий, но многие выбирают партнеров, которые являются друзьями или бывшими подругами и / или парнями (Manning, Giordano, & Longmore, 2006).Исследования студентов колледжа показывают, что содержание сексуального поведения в этих краткосрочных отношениях сильно различается, причем значительная часть не связана с половым актом-вагинальным или половым-анальным сексом (Epstein, Calzo, Smiler, & Ward, 2009).

Для многих подростков сексуальная активность происходит в контексте установленных отношений, характеризующихся терминами, указывающими на относительную приверженность и исключительность (например, друг, парень / девушка или невеста) (Manning, Flanigan, Giordano, & Longmore, 2009).В прошлом многие сексуальные отношения возникали при свиданиях с последующим партнером по браку, и свидания остаются важными контекстами сексуальной активности подростков (Giordano, Manning, & Longmore, 2010; Manning, Giordano, Longmore, & Hocevar, 2011). Серийные романтические и сексуальные отношения — серийная моногамия — представляют собой временную последовательность сексуальных отношений, характеризующихся приверженностью и сексуальной исключительностью, не обязательно ведущей к браку или сожительству.

Партнерское, не связанное с половым актом сексуальное поведение, такое как поцелуи, негенитальные прикосновения и прикосновения к гениталиям, также является распространенным сексуальным поведением подростков, которое часто предшествует первому половому акту (O’Sullivan, Cheng, Harris, & Brooks-Gunn, 2007). Распространенность орального секса также стала более распространенной в последние годы, возможно, в ответ на усиление акцента на ценности девственности и популяризации в средствах массовой информации «рисков», связанных с половым актом. Оральный секс, в частности, также способствует сексуальному обучению, которое подчеркивает обмен, физическую близость и удовольствие, а также «более безопасное» сексуальное поведение (Halpern-Felsher, Cornell, Kropp, & Tschann, 2005).В той степени, в которой некоитальное сексуальное поведение дает возможность испытать партнерское возбуждение, сексуальную активность и сексуальный контроль, оральный секс, вероятно, является важной частью развития здоровой сексуальности в подростковом и юношеском возрасте (Galinsky & Sonenstein, 2011; Horne & Zimmer -Гембек, 2005).

Половой акт рассматривается как в популярном, так и в профессиональном диалоге как sine qua non полового развития. Во многих обществах у подростков формируется отдельный язык и социальный статус до и после первого вагинального сексуального опыта.Однако диапазон и значения сексуального поведения, доступные подросткам, предполагают необходимость более детального взгляда. Например, недавнее исследование ежедневного дневника не показало разницы в ежедневном настроении в дни до и после первого полового акта (Tanner, Hensel, & Fortenberry, 2010). Оценка данных демографических и медицинских обследований в 64 развивающихся странах привела к выводу, что мальчики и девочки в возрасте 14 лет и младше повсеместно «слишком молоды» для безопасного и согласованного перехода к партнерской сексуальной активности, включая коитус; что 15–17-летние могут быть или не быть слишком молодыми, в зависимости от их обстоятельств; и что 18-летние обычно «достаточно взрослые» (Dixon-Mueller, 2008).

Данные Национального обследования сексуального здоровья и поведения (NSSHB) предоставили повозрастные показатели диапазона сексуального поведения более чем 800 подростков в возрасте 14–19 лет (J. Dennis Fortenberry et al., 2010; D. Herbenick и др., 2010). Вагинальный половой акт был редким событием для большинства 14–15-летних, причем 90% мужчин и 88% женщин никогда не занимались таким сексом. Среди 16–17-летних чаще встречались вагинальные половые контакты. Однако только примерно одна треть мужчин и женщин в этой возрастной группе сообщили, что когда-либо имели вагинальный секс.Среди 18–19-летних 63% мужчин и 64% женщин сообщили о вагинальном сексе хотя бы один раз в своей жизни.

Анальный секс, и особенно восприимчивый анальный секс, редко встречались среди большинства подростков. Например, среди мужчин 18–19 лет распространенность восприимчивого и инсертивного анального секса в течение жизни составляла 4% и 10% соответственно. Среди девушек-подростков анальный секс также был очень редким явлением и одобрялся в 4% среди 14-15-летних и 7% среди 16-17-летних.Более высокий уровень анального секса был зарегистрирован среди девушек-подростков 18–19 лет, при этом более 20% испытывали анальный секс хотя бы один раз в течение своей жизни (D. Herbenick et al., 2010).

Сексуальная функция

Субъективные аспекты половых актов, несомненно, являются важными элементами секса взрослых (Meston & Buss, 2007), но практически не рассматриваются в исследовательской литературе о подростковой сексуальности, сексуальном поведении и сексуальных последствиях. Подростки считают удовольствие важной мотивацией для секса, хотя молодые женщины уделяют удовольствию меньше внимания, чем молодые мужчины (Latka, Kapadia, & Fortin, 2008).Исследования сексуального удовольствия среди подростков в основном направлены на восприятие влияния использования презервативов (или противозачаточных средств) на удовольствие (Higgins, Hoffman, Graham, & Sanders, 2008). Даже молодые мужчины-подростки без опыта полового акта упоминают вмешательство в удовольствие как негативный аспект использования презервативов (Rosenberger, Bell, McBride, Fortenberry, & Ott, 2010). Сексуальное удовольствие также появилось — из-за потенциальных смазывающих свойств вагинальных микробицидов — как важный элемент приемлемости микробицидов даже для молодых женщин (Tanner et al., 2009).

Нет данных, полученных от подростков моложе 18 лет, касающихся физиологических или психологических коррелятов оргазма. Средний возраст первого оргазма, о котором сообщается ретроспективно, составляет 13 лет и 17 лет для мужчин и женщин соответственно (Reynolds & Herbenick, 2003). Эти данные частично относятся к оргазму от мастурбации, но демонстрируют, что способность к оргазму присутствует в подростковом возрасте. Около 10% девушек-подростков сообщают об оргазме при первом гетеросексуальном половом акте (Raboch & Bartak, 1983).Среди шведских женщин 18–24 лет 26% сообщили, что первый оргазм произошел в связи с половым актом и вагинальным сексом, а еще 25% — в результате куннилингуса или мастурбации партнера (Fugl-Meyer, Oberg, Lundberg, Lewin, & Fugl-Meyer, 2006 г.). По данным национального австралийского опроса, 84% мужчин в возрасте 16–19 лет и 52% женщин сообщили об оргазме во время последнего полового акта (Richters, Visser, Rissel, & Smith, 2006). Общие индивидуальные характеристики — автономия, общая самооценка и сочувствие — связаны с такими последствиями для сексуального здоровья, как частота оргазмов и склонность к орально-генитальному сексу (Galinsky & Sonenstein, 2011).Взятые вместе, эти недавние результаты исследования показывают, что взросление, сексуальное обучение и опыт связаны с в целом положительными изменениями в сексуальном здоровье от подросткового возраста до молодой взрослой жизни.

Одним из аспектов субъективного опыта партнерского секса является боль, особенно среди молодых женщин. Боль часто упоминается (как ожидание и переживание) в связи с первым половым актом. Однако значительная часть (около 53%) молодых женщин в возрасте 14-17 лет сообщают о некоторой степени боли во время последнего полового акта и влагалища (JD Fortenberry, неопубликованные данные) и остаются распространенными (около 33% женщин) даже при возраст и половой опыт (Landry & Bergeron, 2011).Молодые женщины продолжают иметь половой акт по разным причинам, включая понимание сексуальных потребностей своего партнера, а также потому, что половой акт считается подтверждением того, что они нормальная женщина, независимо от боли или дискомфорта (Jones & Furman, 2011; Meier & Allen , 2009).

Половое созревание и подростковая сексуальность

Сразу возникает вопрос, являются ли «подростковая» и «взрослая» сексуальности отдельными и прерывистыми объектами развития. Многие психологические, медицинские и эпидемиологические исследования четко разграничивают сексуальность подростков и взрослых, при этом многие элементы сексуального опыта считаются неуместными для подростков и сохраняются для взрослых.С этой точки зрения сексуальный опыт, такой как коитус, рассматривается как фундаментально трансформирующий, обозначающий необратимую статусную границу между подростковым и взрослым возрастом. Широкое социальное, культурное и религиозное вложение в значения таких слов, как «девственница», является примером этой точки зрения. Поскольку сексуальность рассматривается как область, требующая зрелости взрослого для переживания и выражения, подростковая сексуальность изображается — даже в якобы объективных исследованиях — как предварительная, экспериментальная, запутанная, неумелая и изначально опасная (Schalet, 2004).Действительно, в обширной исследовательской литературе подростковая сексуальность рассматривается как выражение «принятия риска», требующего широких социальных усилий для подавления или контроля (J. D. Fortenberry, 2003). Контроль над подростковой сексуальностью, по-видимому, является предметом многих дискуссий по поводу содержания американского сексуального образования, которое часто смещено в сторону воздержания, беременности и ИППП, с небольшим упоминанием мастурбации, сексуального удовольствия или оргазма или без них (Кояма, Корлисс , & Santelli, 2009; Mary A. Ott & Santelli, 2007; Santelli, 2008)

Альтернативная точка зрения (принятая в этом обзоре) заключается в том, что основные элементы сексуальности взрослых идентифицируются в раннем подростковом возрасте и относительно непрерывны на протяжении всего периода жизни. продолжительность половой жизни.Ключевые элементы половой анатомии фиксируются в период полового созревания. Изменения в сексуальности от более раннего к более позднему возрасту оставляют эту анатомию практически неизменной. Гормональные основы сексуальности также остаются относительно неизменными от полового созревания до позднего взросления. Хотя субъективные интерпретации сексуального опыта почти наверняка меняются на протяжении жизни, физиологические компоненты, такие как сексуальное возбуждение и оргазм, остаются неизменными.

Основы связи подростковой и взрослой сексуальности изображены в.Модель показывает (в измененной форме) четыре области цикла сексуальной реакции — сексуальное желание, сексуальное возбуждение, сексуальную функцию и сексуальное поведение, которые хорошо развиты в исследованиях сексуальности взрослых. Имеющиеся данные подтверждают как линейную, так и круговую организацию этих элементов у взрослых (Hayes, 2011), но их взаимосвязь практически не исследована в рамках сексуальной жизни подростков. Это аспекты подростковой сексуальности, открытые для новых исследований в рамках существующих этических и нормативных рамок, которые фактически отделяют подростковую сексуальность от взрослой.

Сексуальное желание

Клинический акцент на желании в сочетании с сексуальными дисфункциями у взрослых предполагает потенциальную ценность исследования онтогенеза желания в период полового созревания и ранней юности. Сексуальное желание — понятие, которое сложно понять даже взрослым. Желание — это мотивационное состояние, которое вызывает повышенное внимание к сексуальным стимулам, а также различное субъективное и физиологическое возбуждение (Basson & Schultz, 2007). Различие между сексуальным желанием и сексуальным возбуждением неясно (Graham, Sanders, Milhausen, & McBride, 2004), и, возможно, такие различия вводят в заблуждение (Meana, 2010).Признание и выражение желания могут быть центральным элементом в развитии сексуальной самоэффективности в подростковом возрасте, особенно среди девушек-подростков (Deborah L. Tolman, 2012). Однако желание как мотивационное состояние развивается вместе с повышенной способностью к саморегуляции других аппетитных форм поведения (Георгиадис и Крингельбах, 2012). Толмен называет это возрастающее напряжение сексуальной мотивации и сексуального контроля — с социально-психологической точки зрения ученого-феминистки — «дилеммами желания» (Д.Л. Толман, 2002). С точки зрения нервного развития это может быть связано с повышенной реактивностью на социальные стимулы, связанной с пубертатными изменениями чувствительности к гонадным стероидам в ключевых областях мозга (Ernst, Romeo, & Andersen, 2009; Romeo, Richardson, & Sisk, 2002).

Поскольку элементы сексуального желания в подростковом возрасте не полностью очерчены, обсуждаются три аспекта желания, особенно актуальные для полового развития в подростковом возрасте: сексуальные познания, объективированное желание другими и объективированное желание другими ().Обсуждение подросткового сексуального поведения (как отражения подростковой сексуальности) выходит за рамки обычного обзора коитуса и касается других партнерских форм поведения, а также мастурбации и воздержания.

Сексуальные познания

Когнитивные маркеры полового влечения появляются в период раннего полового созревания, включая идентифицируемые сексуальные мысли и сексуальное влечение. Около 25% молодых людей сообщают, что «много думают о сексе» в возрасте 11–12 лет (как мальчики, так и девочки) (Larsson & Svedin, 2002).Основываясь на сообщениях об американских мальчиках и девочках из четвертого и пятого классов (возраст 9–11 лет), 16% сообщили о релевантных сексуальных мыслях (Butler, Miller, Holtgrave, Forehand, & Long, 2006). В выборке испанских мальчиков и девочек около 6% мальчиков в возрасте 9–10 лет сообщили о сексуальных фантазиях, а среди 13–14-летних этот показатель увеличился до 66%. Среди девочек 15% 13–14-летних сообщали о своих фантазиях, а 9–10 и 11–12-летние ни о чем не сообщали (Arnal & Llario, 2006). Проспективные исследования показывают, что сексуальные познания проявляются в течение короткого периода времени, возможно, всего за 3 месяца (Мэри А.Отт и Элизабет Дж. Пфайффер, 2009). Если выраженный интерес к сексу является маркером сексуального влечения, менее 2% мальчиков в возрасте 9–10 лет проявляют интерес к половому акту, но эта доля составляет 12% среди 13–14 лет. Для девочек эта доля составляет 2% или меньше (Arnal & Llario, 2006). У взрослых мужчин более частые сексуальные познания, чем у женщин, но эти различия могут быть небольшими и больше связаны с эротофилией (Fisher, Moore, & Pittenger, 2012), и такого рода исследования у подростков не проводились.

Гормональная и нервная организационная основа возникновения сексуальных когниций неясна. Аффективные центры мозга — например, прилежащее ядро ​​и миндалевидное тело — играют ключевую роль в сетях мозга, обрабатывающих социальную информацию, которые значительно реорганизуются в период полового созревания (Nelson, Leibenluft, McClure & Pine, 2005). Эти области мозга имеют большие популяции рецепторов гонадных стероидов. и связаны с изменениями в сексуальном поведении (Ernst et al., 2009; Romeo et al., 2002).Общий тестостерон умеренно коррелирует (r = 0,28) с сексуальными фантазиями у мальчиков пубертатного возраста, но не предсказывает фантазии в моделях, которые включают начало спонтанной ночной эякуляции и возраст (Campbell, Prossinger, & Mbzivo, 2005). Тестостерон также связан с частотой сексуальных мыслей у молодых женщин (Udry, Talbert, & Morris, 1986). Тестостерон, предположительно действующий через рецепторы андрогенов в лимбической системе и других областях мозга, вероятно, также связан с изменениями в обработке социальной информации, связанной с романтическими и сексуальными познаниями (Ein-Dor & Hirschberger, 2012; Raznahan et al., 2010).

Другое свидетельство сексуальных познаний среди подростков младшего возраста получено в результате исследований, посвященных сексуальному воздержанию. Установки и поведенческие намерения в отношении полового воздержания и других видов сексуального поведения проявляются в раннем подростковом возрасте (Arnal & Llario, 2006; MA Ott & EJ Pfeiffer, 2009), часто выражаются в сочетании с представлениями о сексуальности и сексуальном поведении (Masters, Beadnell, Morrison, Hoppe , & Gillmore, 2008). Младшие подростки определяют воздержание как нормальный элемент континуума, который использует «готовность к развитию» как стандарт для мотивированных решений о переходе от сексуального воздержания к сексуальной активности (М.A. Ott, Pfeiffer, & Fortenberry, 2006). Многие подростковые определения воздержания включают мастурбацию, а также партнерские сексуальные взаимодействия (Byers, Henderson, & Hobson, 2009; Planes et al., 2009). Более сильное отношение к воздержанию связано с увеличением вероятности воздержания с течением времени, а высокий уровень намерений вступить в половую жизнь связан с повышенным уровнем сексуальной активности (Masters et al., 2008). Это говорит о том, что сексуальные познания подростков отражают выбор в отношении сексуального поведения, и поддерживает концептуальное представление воздержания как сексуального поведения.

Другие как объект желания

Признаком развития сексуальности является осознание сексуального интереса к другим людям. Это возникающее осознание может происходить из нейроэндокринных изменений надпочечников и лобка (Ellis & Essex, 2007; Graber, Nichols, & Brooks-Gunn, 2010; Herdt & McClintock, 2000; Oberfield & White, 2009). Около 25% родителей детей в возрасте 10–12 лет сообщают о том, что их дети проявляют значительный интерес к другим сексуальным людям. Распространенная культурная ностальгия по подростковой сексуальности часто связана с «влюбленностью», относящейся к безответному влечению, чувствам и фантазиям по отношению к другому человеку (Боукер, Спенсер , Thomas, & Gyoerkoe, 2012).Изначально Crush — это сленг, но более технический термин, похоже, не используется в настоящее время. Эмоционально интенсивные или квази-романтические увлечения могут быть ранним проявлением объективации других, которая не является явно сексуальной, но является частью развития партнерских субстратов сексуальности (Hearn, O’Sullivan, & Dudley, 2003). Среди 511 американских учеников 6 , 7 и 8 56% сообщили по крайней мере об одном увлечении, причем доля девочек (61%) больше, чем мальчиков (48%) (Bowker et al., 2012).

«Я» как объект желания

Дополнительным аспектом желания для других является «желание быть желанным» и восприятие того, что один желателен. Структурные и функциональные изменения мозга, связанные с половым созреванием, коренным образом трансформируют сеть областей мозга, участвующих в понимании других, посредством восприятия лежащих в их основе психических состояний (Blakemore, 2012; Forbes & Dahl, 2010). Межличностные очевидные признаки полового созревания — линейный рост, увеличение веса, рост волос на лице, развитие груди — способствуют привлекательности для других и временно сопровождаются повышением телесного самосознания в раннем подростковом возрасте.Объективация, связанная с повышенной неудовлетворенностью телом, особенно с продвинутым пубертатным развитием, особенно характерна для девочек (Lindberg, Grabe, & Hyde, 2007). Девочки с более продвинутым периодом полового созревания имеют как удовлетворенность нижней частью тела, так и более высокие показатели депрессии, но те, у кого есть платонические, а не романтические отношения с мальчиками, более удовлетворены изображением тела (Compian, Gowen, & Hayward, 2004). Объективация происходит в социальных и культурных рамках, а также у потенциальных романтических и сексуальных партнеров.Сексуализированные образы женщин и девочек преобладают в основных средствах массовой информации, при этом некоторые свидетельства связывают объективацию с результатами сексуального поведения, такими как более ранний возраст первого полового акта (American Psychological Association, 2010; Lerum & Dworkin, 2009; Pearson, Kholodkov, Henson, & Impett, 2012).

Удовлетворенность телом и самооценка тела, как в целом, так и в связи с гениталиями и сексуальным контекстом, связаны с улучшением сексуальной функции у подростков старшего возраста и взрослых (Schick, Calabrese, Rima, & Zucker, 2010; Schooler & Ward, 2006; Woertman & van den Brink, 2012; Yamamiya, Cash, & Thompson, 2006).Привлекательность — особенно привлекательность лица — является важным элементом в формировании диадических отношений, которые структурируют партнерские сексуальные взаимодействия подростков. Существенное внимание уделяется привлекательности и образу тела, характерным для подросткового развития (Tovee, Maisey, Emery, & Cornelissen, 1999), с визуальными сигналами, особенно важными аспектами возбуждения у мужчин (Kuhn & Gallinat, 2011). Что касается лицевых сигналов, подростки предпочитают симметричные, более женственные лица как у мужчин, так и у женщин, и это предпочтение возрастает как с возрастом, так и с этапом полового развития (Saxton et al., 2010). Суждения подростков о привлекательности лица менее согласованы, чем оценки взрослых, но более согласуются, чем оценки привлекательности детей (Saxton, Caryl, & Roberts, 2006). Неясно, как на эти изменения влияет продолжающееся развитие мозга, опыт или взаимодействие того и другого.

Внешний вид гениталий является неотъемлемой частью как клинического, так и социального понимания сексуального значения полового созревания (Biro & Dorn, 2005). Несмотря на широкие различия в нормальном внешнем виде, медиа-изображения гениталий — особенно женщин — предполагают движение к эталону красоты безволосой вульвы с тонкими невыступающими половыми губами (Byers, 2001, 2005).Большая часть (до 70%) взрослых женщин и женщин-подростков сообщают о частичном или полном удалении лобковых волос (Lloyd, Crouch, Minto, Liao, & Creighton, 2005; Schick, Rima, & Calabrese, 2011). Этот новый стандарт «нормального», по-видимому, связан с увеличением числа запросов на косметическую операцию на гениталиях среди молодых женщин (Bercaw-Pratt et al., 2012).

Сексуальное возбуждение

Гормональные, нейропсихологические, межличностные и физиологические признаки сексуального возбуждения у взрослых, вероятно, проявляются в период полового созревания и ранней юности (C.Т. Халперн, 2006). Однако прямых доказательств времени и темпов развития сексуального возбуждения нет. Подробные инструменты самоотчета, экспериментальные парадигмы эротического стимула-реакции, технология чувствительного генитального мониторинга и различные методы нейровизуализации — широко используемые в исследованиях сексуального возбуждения у взрослых (Rosen, Weigel, & Gendrano, 2007) — вряд ли найдут применение в исследование ранних подростков, хотя доказательств потенциального вреда от такого участия мало (Kuyper, de Wit, Adam, & Woertman, 2012).Таким образом, систематические, структурированные с точки зрения развития исследования — пусть даже и ограниченные — половой жизни в пубертатном и раннем подростковом возрасте требуют осторожной интеграции информации, полученной из множества ограниченных источников (Romero et al., 2007). Можно начать с понимания того, как молодые подростки осознают сексуальное возбуждение, их интерпретацию возбуждения и их реакцию на возбуждение.

Осведомленность о возбуждении, интерпретация и реакция

Большинство данных об осведомленности о чувствах сексуального возбуждения основано на ретроспективных отчетах молодых людей.Слово «возбуждение» отсутствует в этих исследованиях, поэтому приведенные данные относятся к «возбуждению» или подобным словам. Сексуальная стимуляция при одиночной деятельности составила 24,5% для молодых мужчин и 6,6% для молодых женщин, сообщая о воспоминаниях в возрасте 11–12 лет (Larsson & Svedin, 2002). О сексуальном возбуждении во время совместной деятельности в возрасте 6–10 лет вспоминали 5,3% юношей и 2,1% девушек. К возрасту 11–12 лет эти пропорции составляли 10,5% и 5,7% для мужчин и женщин соответственно (Larsson & Svedin, 2002).Однако, основываясь на этих данных, мы не знаем, относится ли возбуждение к эрекции у мальчиков и к вагинальной смазке у девочек. Обзор шести опубликованных дневниковых исследований одной когорты женщин-подростков показал, что больший сексуальный интерес в определенный день был связан с сексуальной активностью в этот день, независимо от того, было ли это поведение первым в жизни коитусом, коитусом, фелляцией, куннилингусом, анальным сексом. , или половой акт во время менструации (J. Dennis Fortenberry & Hensel, 2011). Это показывает, что сексуальное поведение молодых женщин часто совпадает с уровнем сексуального интереса, зарегистрированным в тот же день.

Сексуальное возбуждение суммирует сложную психологическую и физиологическую активацию, связанную с сексуальными стимулами (Левин, 2002). Многие модели сексуальной реакции взрослых предполагают, что сексуальное желание порождает сексуальное возбуждение, но эти модели могут менее точно отражать связь между желанием и поведением женщин (Graham et al., 2004). Наша культурная мифология (выраженная во фразе «бушующие гормоны») предполагает, что юность — это время врожденного, гормонально-опосредованного сексуального возбуждения.Современные нейропсихологические данные дополняют эту точку зрения, предполагая дисбаланс развития в двойных мозговых системах, связанный с поиском ощущений и поведенческим контролем (Steinberg et al., 2008).

Важным ограничением непосредственного самоотчета о сексуальном возбуждении ранними подростками является знание того, как интерпретируются запросы о сексуальном опыте (De Graaf & Rademakers, 2011; Rademakers, Rademakers, & Straver, 2003). Среди 8- и 9-летних детей почти половина (14/31) не могла обозначить на рисунке «захватывающие» части тела (Rademakers et al., 2003). Возможно, что генитальная реакция вовсе не обязательно будет сексуальной. Спонтанная ночная эякуляция происходит без явной стимуляции гениталий, средний возраст начала — 12,5 лет, но лишь незначительно коррелирует с уровнем тестостерона (Campbell et al., 2005). Оргазм, вызванный физическими упражнениями — в отсутствие сексуального возбуждения или прямой стимуляции гениталий — относительно часто встречается у взрослых женщин, многие из которых сообщают о начале в раннем подростковом возрасте (Debby Herbenick & Fortenberry, 2011).В ответ на эту публикацию мы получили ряд сообщений от мужчин, сообщающих об аналогичном опыте физических упражнений и оргазма, часто с первым опытом в раннем подростковом возрасте (неопубликованные данные).

Сексуальное поведение

Воздержание

Воздержание часто определяется как воздержание от орального, вагинального и анального партнерского сексуального поведения. Однако не существует единого определения того, что есть воздержание, а что нет, и целый ряд сексуальных взаимодействий, таких как поцелуи и взаимные прикосновения к гениталиям, включен во многие определения воздержания молодых людей (Byers et al., 2009; Planes et al., 2009). Половое воздержание молодых подростков отличается от сексуального воздержания детей младшего возраста (De Graaf & Rademakers, 2011; Rademakers et al., 2003). Это различие основано на возникновении осознанной сексуальной идентичности, мотиваций и желаний в раннем и среднем подростковом возрасте (Reynolds & Herbenick, 2003). Эти возникающие идентичности, мотивации и желания проявляются в различных некоитальных сексуальных формах поведения, которые отражают решения избегать полового акта (Uecker, Angotti, & Regnerus, 2008), приостановить сексуальную активность после начала полового акта (Rasberry & Goodson, 2009) или отложить первый половой акт. до ощущения «подходящего времени» и «нужного человека» (Martino, Elliott, Collins, Kanouse, & Berry, 2008).Обрамление воздержания как поведения, выбранного в контексте сексуальных побуждений и желаний, создает подходящие для развития рамки для подростковой сексуальности, отделенные от социальных, культурных и религиозных проблем целомудрия, девственности и не-девственности (Buhi, Goodson, Neilands, & Blunt, 2011 ).

Мастурбация

Мастурбация является вторым по распространенности видом сексуального поведения подростков (J. Dennis Fortenberry et al., 2010). Мастурбация по-прежнему подвергается значительному стигматизации и религиозному осуждению, но современная медицина считает мастурбацию нормальным с точки зрения развития и нейтральным для здоровья, если не укрепляющим здоровье.Нет проспективных данных о возрасте и контексте начала мастурбации, а также о существенных гендерных различиях, о которых сообщалось среди взрослых (Oliver & Hyde, 1993; Petersen & Hyde, 2010). Сообщается о 8,3% (мальчики 9–10 лет), 46,7% (мальчики 11–12 лет) и 87,3% (мальчики 13–14 лет), но ни одна девочка в возрасте до 13 лет не сообщала о мастурбации, и этот показатель был только 19% среди девочек 13–14 лет (Arnal & Llario, 2006). Ретроспективные исследования показывают, что средний возраст мужчин и женщин составляет 13 и 15 лет соответственно (Pinkerton, Bogart, Cecil, & Abramson, 2002).Распространенность мастурбации за последние три месяца увеличивается с возрастом среди мужчин-подростков: около 43% 14-летних сообщают о мастурбации за последние 90 дней по сравнению с 67% 17-летних (Robbins et al., 2011). Напротив, процент 14 и 17-летних женщин, сообщивших о мастурбации за последние 90 дней, довольно схож и составляет около 36% для обоих возрастов (Robbins et al., 2011). Однако распространенность мастурбации в течение всей жизни продолжает расти в молодом возрасте, причем самая высокая распространенность наблюдается среди людей в возрасте от 25 до 34 лет (Gerressu, Mercer, Graham, Wellings, & Johnson, 2008).Масштабы занижения сведений о мастурбации не установлены, но могут быть значительными (C. J. T. Halpern, Udry, Сучиндран и Кэмпбелл, 2000).

Гормональные изменения при мастурбации и оргазме, вызванном мастурбацией, у взрослых включают устойчивое повышение уровня пролактина и ФСГ, но изменение уровня тестостерона непостоянно (Kruger et al., 1998). Исследования пожилых женщин показывают корреляцию между тестостероном и расслабляющими, успокаивающими и умиротворяющими качествами оргазма, связанного с мастурбацией. Эстроген коррелирует с наполняющими и распространяющими качествами оргазма, связанного с мастурбацией (van Anders & Dunn, 2009).Неясно, связана ли подобная мастурбация с аналогичными гормональными изменениями в раннем подростковом возрасте.

Точка зрения, что мастурбация является «нормальным» в подростковом возрасте с точки зрения развития, поднимает вопрос о том, является ли мастурбация стадией развития сексуальности, которую впоследствии вытесняют различные формы партнерского секса. Однако частота мастурбации остается высокой на протяжении всей жизни, особенно среди мужчин (D. Herbenick et al., 2010; Kontula & Haavio-Mannila, 2002). Это предполагает возможность того, что мастурбация выполняет важные функции в индивидуальной сексуальности и репродуктивном здоровье, и что эти функции не зависят от партнерского сексуального поведения (Das, 2007; Das, Parish, & Laumann, 2009; Gerressu et al., 2008; Контула и Хаавио-Маннила, 2002; Робинсон, Боктинг и Харрелл, 2002 г.). Мастурбация может выполнять разные функции среди взрослых: мужчины могут использовать мастурбацию как замену партнерскому сексу, в то время как женщины используют мастурбацию как расширение своего сексуального репертуара (Bancroft & Graham, 2011; Gerressu et al., 2008). Зная больше о траекториях индивидуального и партнерского сексуального поведения от подросткового до взрослого возраста, было бы полезно понять роль мастурбации в сексуальном здоровье подростков и взрослых.

Мастурбация в значительной степени связана с использованием материалов откровенно сексуального характера (Hald 2006). Современные подростки имеют доступ к различным средствам массовой информации откровенно сексуального характера (например, телевидение, Интернет, чаты, книги, журналы), воздействие которых часто начинается в возрасте 14 лет или раньше (Ybarra and Mitchell 2005; Štulhofer, Buško et al. 2010). Время пубертатного развития связано с увеличением использования сексуально откровенных медиа среди мальчиков (Skoog, Stattin et al. 2009; Lofgren-Mårtenson and Månsson 2010).Подростки часто намеренно выбирают медиа для сексуального контента (Bleakley, Hennessy et al. 2011).

Одна из форм современных сексуально откровенных СМИ — «секстинг» — включает в себя передачу сексуального текста, обнаженных или сексуальных фотографий (или того и другого) через сотовые смартфоны (Weiss and Samenow 2010). До 28% подростков сообщают о секстинге (O’Keeffe, Clarke-Pearson, Council on, & Media, 2011; Royer, Keller, & Heidrich, 2009), участие в секстинге более вероятно среди подростков, которые начали встречаться и имеют половой член. -влагалищный половой акт (Royer et al., 2009). Некоторые юрисдикции интерпретируют секстинг как детскую порнографию и преследуют как таковое (Ostrager 2010). Секстинг может играть роль в подростковых отношениях, когда подростки с тревогой привязанности (и в отношениях) с большей вероятностью будут использовать тексты как форму сексуального предложения (Weisskirch & Delevi, 2011).

Ассоциациям мастурбации и развития мозга подростков уделялось очень мало внимания в исследованиях, при этом большинство исследований было направлено на объяснение увеличения партнерского сексуального риска, который считается в целом характерным для подросткового возраста (Johnson, Blum, & Giedd, 2009).Более современная точка зрения на изменения в мозге подростка заключается в том, что пики стремления к вознаграждению достигаются в среднем подростковом возрасте, а импульсивность снижается в период от подросткового возраста до юношеского возраста (Steinberg et al., 2008). Эти изменения связаны с активным уточнением префронтальных и подкорковых областей, связанных с целенаправленным поведением (Giedd et al., 2010). Визуальные исследования показывают, что различия в корковых подсистемах, связанных с зрительно-пространственным восприятием (обычно более развитые у подростков мужского пола), связаны с функциональными полиморфизмами в гене рецептора андрогенов (Raznahan et al., 2010). Таким образом, аспекты развития мозга могут объяснить существенные гендерные различия в частоте мастурбации, которые возникают в подростковом возрасте и остаются характерными гендерными различиями на протяжении всей половой жизни (Oliver & Hyde, 1993; Petersen & Hyde, 2010).

Партнерский секс

Партнерский секс становится заметным в среднем и позднем подростковом возрасте. Эти виды поведения включают сексуальные поцелуи, прикосновения к груди и гениталиям, совместную мастурбацию, фелляцию, куннилингус, половой акт и вагинальный половой акт и половой анальный половой акт.В это время также проявляются другие виды партнерского поведения, такие как сексуальный обмен через электронные средства массовой информации (например, секс по телефону, «секстинг») и совместный просмотр средств массовой информации откровенно сексуального характера. Существенным элементом этого аспекта подростковой сексуальности является сексуальная диада. Природа и содержание диадических отношений определяют существенный взгляд на социальные установки, мотивацию и результаты (например, ИППП, беременность) сексуальных отношений подростков. Значительный объем литературы посвящен этим вопросам среди подростков с разнополыми партнерами, но меньше данных относится к сексуальному поведению в однополых парах.

Пубертатные изменения тестостерона являются причинным фактором, влияющим на время начала половой жизни и частоту половой активности среди подростков мужского пола (C.T. Halpern, Udry, & Sinceindran, 1998). У молодых женщин уровень тестостерона коррелирует с повышением сексуального интереса и сексуальной активности (C. T. Halpern, Udry, & Sinceindran, 1997). Когда подростки группируются по срокам полового созревания (определяемым как «ранние», «средние» и «поздние созревшие»), раннеспелые мальчики были самыми молодыми, сообщившими о свиданиях и вступивших в половую связь, за ними следовали средние и поздно созревшие мальчики.Среди девочек поздние созревшие были медленнее на свидание и вступали в половую связь, но более ранние зрелые не отличались от среднестатистических. Возраст созревания был значительно ниже у тех, кто сообщил обо всех случаях гетеросексуального поведения для обоих полов (Lam, Shi, Ho, Stewart, & Fan, 2002).

Формы партнерских сексуальных отношений

Секс играет сложную роль в формировании и поддержании нескольких типов диадических отношений и выполняет разные функции в отношениях с разными партнерами.Даже в рамках партнерства относительные, рекреационные и репродуктивные функции секса различаются по значимости и значимости в разное время. В некоторых отношениях преобладают сексуальные факторы: например, обмен сексом на деньги, наркотики или ренту, или разовые встречи с малоизвестными партнерами. Общий термин для таких встреч — секс на одну ночь — все еще широко используется, но также часто используются такие термины, как «случайные партнеры», «связи» или «друзья с преимуществами». В некоторых исследованиях до половины подростков сообщают о сексе вне контекста свиданий, но многие выбирают партнеров, которые являются друзьями или бывшими подругами и / или парнями (Manning, Giordano, & Longmore, 2006).Исследования студентов колледжа показывают, что содержание сексуального поведения в этих краткосрочных отношениях сильно различается, причем значительная часть не связана с половым актом-вагинальным или половым-анальным сексом (Epstein, Calzo, Smiler, & Ward, 2009).

Для многих подростков сексуальная активность происходит в контексте установленных отношений, характеризующихся терминами, указывающими на относительную приверженность и исключительность (например, друг, парень / девушка или невеста) (Manning, Flanigan, Giordano, & Longmore, 2009).В прошлом многие сексуальные отношения возникали при свиданиях с последующим партнером по браку, и свидания остаются важными контекстами сексуальной активности подростков (Giordano, Manning, & Longmore, 2010; Manning, Giordano, Longmore, & Hocevar, 2011). Серийные романтические и сексуальные отношения — серийная моногамия — представляют собой временную последовательность сексуальных отношений, характеризующихся приверженностью и сексуальной исключительностью, не обязательно ведущей к браку или сожительству.

Партнерское, не связанное с половым актом сексуальное поведение, такое как поцелуи, негенитальные прикосновения и прикосновения к гениталиям, также является распространенным сексуальным поведением подростков, которое часто предшествует первому половому акту (O’Sullivan, Cheng, Harris, & Brooks-Gunn, 2007). Распространенность орального секса также стала более распространенной в последние годы, возможно, в ответ на усиление акцента на ценности девственности и популяризации в средствах массовой информации «рисков», связанных с половым актом. Оральный секс, в частности, также способствует сексуальному обучению, которое подчеркивает обмен, физическую близость и удовольствие, а также «более безопасное» сексуальное поведение (Halpern-Felsher, Cornell, Kropp, & Tschann, 2005).В той степени, в которой некоитальное сексуальное поведение дает возможность испытать партнерское возбуждение, сексуальную активность и сексуальный контроль, оральный секс, вероятно, является важной частью развития здоровой сексуальности в подростковом и юношеском возрасте (Galinsky & Sonenstein, 2011; Horne & Zimmer -Гембек, 2005).

Половой акт рассматривается как в популярном, так и в профессиональном диалоге как sine qua non полового развития. Во многих обществах у подростков формируется отдельный язык и социальный статус до и после первого вагинального сексуального опыта.Однако диапазон и значения сексуального поведения, доступные подросткам, предполагают необходимость более детального взгляда. Например, недавнее исследование ежедневного дневника не показало разницы в ежедневном настроении в дни до и после первого полового акта (Tanner, Hensel, & Fortenberry, 2010). Оценка данных демографических и медицинских обследований в 64 развивающихся странах привела к выводу, что мальчики и девочки в возрасте 14 лет и младше повсеместно «слишком молоды» для безопасного и согласованного перехода к партнерской сексуальной активности, включая коитус; что 15–17-летние могут быть или не быть слишком молодыми, в зависимости от их обстоятельств; и что 18-летние обычно «достаточно взрослые» (Dixon-Mueller, 2008).

Данные Национального обследования сексуального здоровья и поведения (NSSHB) предоставили повозрастные показатели диапазона сексуального поведения более чем 800 подростков в возрасте 14–19 лет (J. Dennis Fortenberry et al., 2010; D. Herbenick и др., 2010). Вагинальный половой акт был редким событием для большинства 14–15-летних, причем 90% мужчин и 88% женщин никогда не занимались таким сексом. Среди 16–17-летних чаще встречались вагинальные половые контакты. Однако только примерно одна треть мужчин и женщин в этой возрастной группе сообщили, что когда-либо имели вагинальный секс.Среди 18–19-летних 63% мужчин и 64% женщин сообщили о вагинальном сексе хотя бы один раз в своей жизни.

Анальный секс, и особенно восприимчивый анальный секс, редко встречались среди большинства подростков. Например, среди мужчин 18–19 лет распространенность восприимчивого и инсертивного анального секса в течение жизни составляла 4% и 10% соответственно. Среди девушек-подростков анальный секс также был очень редким явлением и одобрялся в 4% среди 14-15-летних и 7% среди 16-17-летних.Более высокий уровень анального секса был зарегистрирован среди девушек-подростков 18–19 лет, при этом более 20% испытывали анальный секс хотя бы один раз в течение своей жизни (D. Herbenick et al., 2010).

Сексуальная функция

Субъективные аспекты половых актов, несомненно, являются важными элементами секса взрослых (Meston & Buss, 2007), но практически не рассматриваются в исследовательской литературе о подростковой сексуальности, сексуальном поведении и сексуальных последствиях. Подростки считают удовольствие важной мотивацией для секса, хотя молодые женщины уделяют удовольствию меньше внимания, чем молодые мужчины (Latka, Kapadia, & Fortin, 2008).Исследования сексуального удовольствия среди подростков в основном направлены на восприятие влияния использования презервативов (или противозачаточных средств) на удовольствие (Higgins, Hoffman, Graham, & Sanders, 2008). Даже молодые мужчины-подростки без опыта полового акта упоминают вмешательство в удовольствие как негативный аспект использования презервативов (Rosenberger, Bell, McBride, Fortenberry, & Ott, 2010). Сексуальное удовольствие также появилось — из-за потенциальных смазывающих свойств вагинальных микробицидов — как важный элемент приемлемости микробицидов даже для молодых женщин (Tanner et al., 2009).

Нет данных, полученных от подростков моложе 18 лет, касающихся физиологических или психологических коррелятов оргазма. Средний возраст первого оргазма, о котором сообщается ретроспективно, составляет 13 лет и 17 лет для мужчин и женщин соответственно (Reynolds & Herbenick, 2003). Эти данные частично относятся к оргазму от мастурбации, но демонстрируют, что способность к оргазму присутствует в подростковом возрасте. Около 10% девушек-подростков сообщают об оргазме при первом гетеросексуальном половом акте (Raboch & Bartak, 1983).Среди шведских женщин 18–24 лет 26% сообщили, что первый оргазм произошел в связи с половым актом и вагинальным сексом, а еще 25% — в результате куннилингуса или мастурбации партнера (Fugl-Meyer, Oberg, Lundberg, Lewin, & Fugl-Meyer, 2006 г.). По данным национального австралийского опроса, 84% мужчин в возрасте 16–19 лет и 52% женщин сообщили об оргазме во время последнего полового акта (Richters, Visser, Rissel, & Smith, 2006). Общие индивидуальные характеристики — автономия, общая самооценка и сочувствие — связаны с такими последствиями для сексуального здоровья, как частота оргазмов и склонность к орально-генитальному сексу (Galinsky & Sonenstein, 2011).Взятые вместе, эти недавние результаты исследования показывают, что взросление, сексуальное обучение и опыт связаны с в целом положительными изменениями в сексуальном здоровье от подросткового возраста до молодой взрослой жизни.

Одним из аспектов субъективного опыта партнерского секса является боль, особенно среди молодых женщин. Боль часто упоминается (как ожидание и переживание) в связи с первым половым актом. Однако значительная часть (около 53%) молодых женщин в возрасте 14-17 лет сообщают о некоторой степени боли во время последнего полового акта и влагалища (JD Fortenberry, неопубликованные данные) и остаются распространенными (около 33% женщин) даже при возраст и половой опыт (Landry & Bergeron, 2011).Молодые женщины продолжают иметь половой акт по разным причинам, включая понимание сексуальных потребностей своего партнера, а также потому, что половой акт считается подтверждением того, что они нормальная женщина, независимо от боли или дискомфорта (Jones & Furman, 2011; Meier & Allen , 2009).

Психосоциальное развитие

Подростку нужно выполнить четырех задач, которые нужно выполнить , чтобы стать хорошо приспособленным взрослым. Эти задачи подразделяются на: 1) независимость, 2) образ тела, 3) отношения со сверстниками и 4) идентичность.

Подростковый возраст делится на трех периодов ; ранний (12-14 лет), средний (15-17 лет) и поздний (18-21 год). Некоторые подростки будут развиваться быстрее при выполнении одной задачи, чем другие. Некоторые проходят этапы плавно, в то время как другие делают это с большой суматохой. Конечно, никто не проходит через подростковый период именно так, как предполагает модель.

Задачи отрочества

1. Независимость

Движение к независимости вызывает наибольшие страдания у родителей.Ранние подростки начинают отдаляться от родителей и проявлять меньший интерес к семейным занятиям. Например, подросток может отказаться пойти с семьей в кино или продемонстрировать свою волю, отказавшись выполнять работу по расписанию родителей. Ранние подростки часто капризны, они то приятно, то неприятно относятся к своим семьям. Обычно подросток враждебно настроен по отношению к самому «контролирующему» родителю. Ранние подростки жаждут конфиденциальности и хотят контролировать свою личную информацию, поскольку они живут отдельно от жизни своих родителей.

Подростки среднего возраста часто враждебно относятся к родителям и авторитетным лицам. Некоторые открыто бунтуют, в то время как другие тайно заявляют о своей независимости, когда они не находятся под присмотром взрослых. Взрослые, в том числе врачи, обнаруживают, что многие решения, которые принимают подростки, вызывают беспокойство, и взрослые разочаровываются из-за того, что они не контролируют подростка. Из-за своего бунтарского характера и рискованного поведения средние подростки — это группа, которую общество «любит ненавидеть».

К позднему подростковому возрасту большинству семей комфортно с индивидуальностью молодежи и навыками принятия решений.Подросток, обретя уверенность в себе с изменением роста, все чаще обращается к родителям за советом и руководством в принятии решений, хотя это не означает, что они всегда делают то, что родитель хочет. Взаимодействие родителей и подростков больше на уровне взрослых и взрослых.

Врач должен принять во внимание этот шаг к независимости и помочь родителям должным образом возложить на подростка ответственность за медицинское обслуживание. Например, раннему подростку может потребоваться напоминание о ежедневном приеме лекарств, а среднему подростку — нет.К концу подросткового возраста пациента следует побуждать к самостоятельному назначению врача, контролю за потребностями в лекарствах и получению рецептов. Неспособность признать этот шаг к независимости делает врача склонным показаться «агентом родителей» и может затруднить завоевание доверия подростка.

2. Изображение тела

Подростки осознают свое физическое развитие и тот факт, что оно предвещает взрослую жизнь.Большинство подростков не знают, что думать об изменениях в своем теле и связанных с ними гигиенических обязанностях. Запах тела, волосы в подмышечных впадинах, прыщи и менструальные спазмы не вызывают особого удовольствия. Быть «нормальным» — это огромная проблема для раннего подросткового возраста, которая ведет к постоянным сравнениям с другими. Часто задаваемые вопросы включают: «Достаточно ли длинный мой пенис?», «Достаточно ли велика моя грудь?» И «Нормально ли одно яичко опускаться ниже другого?» Пубертатная гинекомастия или физиологические выделения из влагалища могут пугать подростка.

Подростки среднего возраста легче переносят изменения и хотят максимально использовать свое «новое» тело. Одежда, украшения и макияж становятся популярными с этой группой. Первостепенное значение приобретает уход за такими проблемами, как прыщи или нежелательные волосы (например, брови). Также важны тяжелая атлетика и диета. С обретением уверенности возрастает интерес к противоположному полу. Часто это начало свиданий и развитие навыков и поведения, связанных с сексуальными отношениями.

К позднему подростковому возрасту подростки уже привыкли к изменениям в своем теле. Осмотр органов малого таза или грыжа не вызывает такого стресса. Многие подростки теперь готовы заниматься такими проблемами, как контроль рождаемости. Сексуальные отношения становятся менее интересными и эксплуатирующими, а становятся более любящими и общими.

3. Отношения со сверстниками

сверстники становятся чрезвычайно важными в подростковом возрасте. По мере того, как они отдаляются от семьи, ранние подростки становятся недостаточно сильными, чтобы стоять самостоятельно, и они обращаются к своим сверстникам за советом и поддержкой.К середине подросткового возраста группа сверстников оказывает огромное влияние на подростка. В это время группы сверстников требуют, чтобы участники соглашались, поскольку это снижает стресс, связанный с принятием решений. Если группа носит черную одежду и носит помаду, то все участники должны делать то же самое. В противном случае возникнет риск исключения из группы. К сожалению, это также включает рискованное поведение, такое как сексуальная активность или употребление психоактивных веществ, а также участие в бандах.

У подростков среднего возраста могут быть тесные личные отношения с группой.По мере того, как подростки привыкают к самостоятельному принятию решений и самостоятельности, группы сверстников имеют меньшее влияние. К позднему подростковому возрасту группы сверстников не требуют такого же уровня соответствия. Это нормально — приходить на вечеринку и не пить, когда пьют другие. Индивидуальность более приемлема. Часто поздние подростки будут горевать из-за того, что их отношения с друзьями не так близки и стали менее интенсивными.

Полезная стратегия для медработников — спросить о рискованном поведении друзей подростка, поскольку подросткам часто удобнее делиться информацией о друзьях, чем о себе.Это позволяет врачу исследовать чувства подростка и его знания о рискованном поведении.

4. Идентификационный номер

Развитие идентичности включает в себя появление абстрактных рассуждений наряду с личными ценностями и моралью. Ранние подростки, как правило, конкретны и видят вещи черным по белому. Девушка, которой учили, что она забеременеет, если будет заниматься сексом, предполагает, что ей не нужно беспокоиться о контроле над рождаемостью, потому что она однажды имела незащищенный секс и не забеременела.Ограниченная способность мыслить абстрактно мешает подростку видеть точку зрения другого, а также затрудняет компромисс. Отсутствие абстрактного мышления также способствует чувству неуязвимости. Подростки верят, что ничего плохого с ними не случится, несмотря ни на что. Они верят, что могут заниматься сексом, употреблять наркотики, курить или безрассудно водить машину без каких-либо последствий.

Ценности и нравственность раннего подростка принадлежат его родителям. По мере того как подростки пытаются оторваться от семьи и сблизиться со сверстниками, ценности подростков отражают ценности их друзей.Обычно к концу подросткового возраста нравы и ценности подростков возвращаются в соответствие с ценностями их семьи.

фото от photospin.com/MonkeyBusiness и photospin.com/lev dolgachov

Психическое здоровье подростков

Введение

Подростковый возраст (10–19 лет) — уникальное время для формирования. Множественные физические, эмоциональные и социальные изменения, включая подверженность бедности, жестокому обращению или насилию, могут сделать подростков уязвимыми перед проблемами психического здоровья.Содействие психологическому благополучию и защита подростков от неблагоприятного опыта и факторов риска, которые могут повлиять на их потенциал развития, имеют решающее значение для их благополучия в подростковом возрасте и для их физического и психического здоровья во взрослом возрасте.

Детерминанты психического здоровья

Подростковый возраст — критический период для развития и поддержания социальных и эмоциональных привычек, важных для психического благополучия. К ним относятся здоровый режим сна; регулярные упражнения; развитие навыков совладания, решения проблем и межличностного общения; и научиться управлять эмоциями.Также важна благоприятная среда в семье, школе и в обществе в целом. По оценкам, 10–20% подростков во всем мире страдают психическими расстройствами, однако они по-прежнему не диагностируются и не получают лечения (1) .

На результаты психического здоровья влияет множество факторов. Чем большему количеству факторов риска подвержены подростки, тем больше потенциальное влияние на их психическое здоровье. Факторы, которые могут способствовать возникновению стресса в подростковом возрасте, включают стремление к большей автономии, давление, чтобы соответствовать сверстникам, исследование сексуальной идентичности и расширение доступа к технологиям и их использования.Влияние средств массовой информации и гендерные нормы могут усугубить несоответствие между жизненной реальностью подростка и его восприятием или стремлением к будущему. Другие важные определяющие факторы включают качество их семейной жизни и отношения со сверстниками. Насилие (включая жестокое воспитание и запугивание) и социально-экономические проблемы являются признанными рисками для психического здоровья. Дети и подростки особенно уязвимы перед сексуальным насилием, которое напрямую связано с пагубным психическим здоровьем.

Некоторые подростки подвергаются большему риску психических расстройств из-за условий жизни, стигмы, дискриминации или исключения, а также отсутствия доступа к качественной поддержке и услугам.К ним относятся подростки, живущие в гуманитарных и нестабильных условиях; подростки с хроническим заболеванием, расстройством аутистического спектра, умственной отсталостью или другим неврологическим заболеванием; беременные подростки, родители-подростки или лица, вступившие в ранние и / или принудительные браки; дети сироты; и подростки из этнических или сексуальных меньшинств или других дискриминируемых групп.

Подростки с психическими расстройствами, в свою очередь, особенно уязвимы для социальной изоляции, дискриминации, стигмы (влияющей на готовность обращаться за помощью), трудностей с образованием, рискованного поведения, физического нездоровья и нарушений прав человека.

Эмоциональные расстройства

Эмоциональные расстройства обычно возникают в подростковом возрасте. Помимо депрессии или беспокойства подростки с эмоциональными расстройствами также могут испытывать чрезмерную раздражительность, разочарование или гнев. Симптомы могут совпадать с более чем одним эмоциональным расстройством с быстрыми и неожиданными изменениями настроения и эмоциональными всплесками. У подростков младшего возраста могут также развиться связанные с эмоциями физические симптомы, такие как боль в животе, головная боль или тошнота.

Во всем мире депрессия является четвертой ведущей причиной болезней и инвалидности среди подростков в возрасте 15-19 лет и пятнадцатой среди тех, кто находится в возрасте 10-14 лет. Тревога занимает девятое место среди причин подросткового возраста 15-19 лет и шестое место среди тех, кто находится в возрасте 10-14 лет. Эмоциональные расстройства могут серьезно повлиять на школьную работу и посещаемость. Социальная изоляция может усугубить изоляцию и одиночество. В худшем случае депрессия может привести к самоубийству.

Расстройства поведения в детском возрасте

Расстройства поведения в детском возрасте являются второй по значимости причиной бремени болезней среди молодых подростков в возрасте 10–14 лет и одиннадцатым по значимости причиной среди подростков в возрасте 15–19 лет.Расстройства поведения в детском возрасте включают синдром дефицита внимания и гиперактивности (характеризующийся затруднением внимания, чрезмерной активностью и действиями без учета последствий, которые в остальном не соответствуют возрасту человека) и расстройство поведения (с симптомами деструктивного или вызывающего поведения). Расстройства поведения в детском возрасте могут повлиять на образование подростков и привести к преступному поведению.

Расстройства пищевого поведения

Расстройства пищевого поведения обычно возникают в подростковом и молодом возрасте.Расстройства пищевого поведения чаще поражают женщин, чем мужчин. Такие состояния, как нервная анорексия, нервная булимия и компульсивное переедание, характеризуются вредным пищевым поведением, таким как ограничение калорий или переедание. Расстройства пищевого поведения вредны для здоровья и часто сосуществуют с депрессией, тревогой и / или злоупотреблением психоактивными веществами.

Психоз

Состояния, которые включают симптомы психоза, чаще всего возникают в позднем подростковом или раннем взрослом возрасте. Симптомы могут включать галлюцинации или бред.Этот опыт может ухудшить способность подростка участвовать в повседневной жизни и образовании и часто приводит к стигме или нарушениям прав человека.

Самоубийство и членовредительство

По оценкам, 62 000 подростков умерли в 2016 году в результате членовредительства. Самоубийства — третья по значимости причина смерти среди подростков старшего возраста (15-19 лет). Почти 90% подростков в мире живут в странах с низким или средним уровнем доходов, и более 90% самоубийств среди подростков приходится на подростков, живущих в этих странах.Факторы риска самоубийства многогранны, включая вредное употребление алкоголя, жестокое обращение в детстве, стигму в отношении обращения за помощью, препятствия для доступа к медицинской помощи и средствам. Общение с помощью цифровых средств массовой информации о суицидальном поведении является растущей проблемой для этой возрастной группы.

Рискованное поведение

Многие виды рискованного поведения для здоровья, такие как употребление психоактивных веществ или рискованное сексуальное поведение, начинаются в подростковом возрасте. Рискованное поведение может быть как бесполезной стратегией в борьбе с плохим психическим здоровьем, так и может серьезно повлиять на психическое и физическое благополучие подростка.

Во всем мире распространенность эпизодического употребления алкоголя в больших количествах среди подростков в возрасте 15-19 лет составляла 13,6% в 2016 году, причем наибольшему риску подвергались мужчины.

Употребление табака и каннабиса вызывает дополнительную озабоченность. Каннабис является наиболее широко используемым наркотиком среди молодежи: около 4,7% подростков в возрасте 15–16 лет употребляли его хотя бы один раз в 2018 году. Многие взрослые курильщики выкуривают первую сигарету в возрасте до 18 лет.

Насилие — это рискованное поведение, которое может увеличить вероятность низкого уровня образования, травм, причастности к преступлению или смерти.Межличностное насилие было признано второй ведущей причиной смерти мальчиков старшего подросткового возраста в 2016 году.

Пропаганда и профилактика

Меры по укреплению психического здоровья и профилактике направлены на усиление способности человека регулировать эмоции, расширение возможностей, альтернативных принятию риска поведения, повышают устойчивость к трудным ситуациям и невзгодам, а также способствуют созданию благоприятной социальной среды и социальных сетей.

Эти программы требуют многоуровневого подхода с различными платформами предоставления услуг — , например, цифровыми медиа, медицинскими или социальными учреждениями, школами или сообществом, а также различными стратегиями для охвата подростков, особенно наиболее уязвимых.

Раннее выявление и лечение

Чрезвычайно важно удовлетворить потребности подростков с определенными психическими расстройствами. Избегать институционализации и чрезмерной медикализации, отдавать приоритет нефармакологическим подходам и уважать права детей в соответствии с Конвенцией Организации Объединенных Наций о правах ребенка и другими документами по правам человека — ключевые факторы для подростков. Программа ВОЗ по устранению пробелов в области психического здоровья (mhGAP) предоставляет основанные на фактических данных руководящие принципы для неспециалистов, позволяющие им лучше выявлять и поддерживать приоритетные психические расстройства в условиях ограниченных ресурсов.

Ответные меры ВОЗ

ВОЗ работает над стратегиями, программами и инструментами, чтобы помочь правительствам в удовлетворении медицинских потребностей подростков. Ключевые ресурсы:

В контексте чрезвычайных ситуаций ВОЗ разработала инструменты для:

, все из которых рассматривают вопросы, касающиеся молодежи.



(1) Кесслер Р.К., Ангермейер М., Энтони Дж. К. и др. Распространенность психических расстройств в течение жизни и возраст начала в Инициативе Всемирной организации здравоохранения по обследованию психического здоровья.World Psychiatry 2007; 6: 168–76

Развитие подростков — Педиатрия — Справочник Merck Professional Edition

Семья — центр социальной жизни детей. В подростковом возрасте группа сверстников начинает заменять семью в качестве основного социального центра ребенка. Группы сверстников часто создаются из-за различий в одежде, внешности, взглядах, увлечениях, интересах и других характеристиках, которые могут показаться посторонним глубокими или тривиальными. Первоначально группы сверстников обычно однополые, но обычно смешиваются позже, в подростковом возрасте.Эти группы приобретают значение для подростков, потому что они обеспечивают подтверждение предварительных решений подростка и поддержку в стрессовых ситуациях.

Подростки, оказавшиеся без группы сверстников, могут испытывать сильное чувство отличия от других и отчужденности. Хотя эти чувства обычно не имеют постоянного эффекта, они могут усилить вероятность дисфункционального или антиобщественного поведения. С другой стороны, группа сверстников может иметь слишком большое значение, что также приводит к антиобщественному поведению.Членство в бандах более распространено, когда домашняя и социальная среда не в состоянии уравновесить дисфункциональные требования группы сверстников.

Употребление психоактивных веществ обычно начинается в подростковом возрасте. Более 70% подростков в США пробуют алкоголь до того, как закончат среднюю школу. Пьянство является обычным явлением и приводит как к острым, так и к хроническим рискам для здоровья. Исследования показали, что подростки, которые начинают употреблять алкоголь в молодом возрасте, с большей вероятностью разовьют расстройство, связанное с употреблением алкоголя, во взрослом возрасте.Например, у подростков, которые начинают пить в 13 лет, вероятность развития расстройства, связанного с употреблением алкоголя, в 5 раз выше, чем у тех, кто начинает пить в 21 год.

Родители могут оказать сильное положительное влияние на своих детей, подав хороший пример (например, употребляя алкоголь в умеренных количествах, избегая употребления запрещенных наркотиков), разделяя свои ценности и возлагая большие надежды на воздержание от наркотиков. Родители также должны научить детей, что отпускаемые по рецепту лекарства следует принимать только по указанию врача.Все подростки должны пройти конфиденциальное обследование на предмет употребления психоактивных веществ. Соответствующие советы следует давать в рамках повседневной медицинской помощи, поскольку было показано, что даже очень краткие вмешательства врачей и практикующих врачей снижают потребление психоактивных веществ подростками.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *