Никогда не заговаривайте с незнакомцами: Никогда не разговаривайте с неизвестными

Никогда не разговаривайте с неизвестными

Эпиграф

«…Так кто ж ты, наконец?»
«Я — часть той силы,
что вечно хочет
зла и вечно совершает благо.»

Эпиграф — отрывок сцены, названной Студия Фауста в первой части трагедиы Фауст, написанный Иоганна Вольфганга вон Гёте (1749-1842). Вопрос задает Фаустом; ответ дается демоном Мефистофельом.

Никогда не разговаривайте с неизвестными

Название главы отражает негласный этикет поведения человека сталинской эпохи, которая вознесла на невиданную высоту шпиономанию, представление о пронизанности жизни всякого рода вредителями, врагами народа, белогвардейцами, бывшими дворянами, аристократами и т.д., а ныне — классовыми врагами, препятствующими построению советского «рая». В своей речи на Объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) в 11 январе 1933 г. Иосиф Сталин (1878-1953) предупреждал, что «бывшие» рассеяны по стране и им остается только «пакостить и вредить». Общение с ними было опасным по своим последствиям и преследовалось советской «тайной полицией». Иностранец тоже относился к

«породе неизвестных и чужих», с которыми не следовало разговаривать.


Никогда не разговаривайте с неизвестными (Патриаршие пруды)

Иностранцы, посещавшие Советский Союз, оказывались под пристальным вниманием со стороны секретного отдела НКВД — Народный комиссариат внутренних дел (НКВД), который повсюду имел информаторов и стукачей. Позже, во время Холодной войны между Советским Союзом и Западом, этот отдел стал печально известен как Комитет государственной безопасности (КГБ). Сейчас этот отдел называется Федеральная служба безопасности Российской Федерации (ФСБ).

В «Мастер и Маргарита» Булгаков никогда не называет НКВД по имени. Тем не менее, эта служба присутствует в романе повсюду, но она обозначается обезличенными словами “люди” или “они”, или описывается как

«одна определённая организация».

Вы можете больше прочитать об отношении русских к иностранцам в разделе Социальный и Культурный контекст на сайте Мастер и Маргарита. Чтобы продолжить, нажмите на стрелку ниже.

Патриаршие пруды

Патриаршие пруды находятся в парке в Москве, расположенном очень близко к бывшему дому Булгакова на Большой Садовой улице. Русское название этого места Патриаршие пруды, несмотря на то, что там находится только один пруд. Более подробные описания о Патриарших прудах вы можете найти в разделе Места сайта Мастер и Маргарита.

В советскую эпоху многие улицы, площади и здания были переименованы. Во времена Булгакова Патриаршие пруды назывались

Пионерскими прудами. В своем романе «Мастер и Маргарита» Булгаков последовательно использовал дореволюционные названия, которые имели христианские ортодоксальные корни.


Патриаршие пруды в Москве

Вы можете больше прочитать о Патриарших прудах в разделе Места на сайте Мастер и Маргарита. Чтобы продолжить, нажмите на стрелку ниже.

свою приличную шляпу пирожком нес в руке

Первый из двух жителей на Патриарших прудах выглядит как функционер. С помощью описания героя, носящего «сверхъестественных размеров очки в черной роговой оправе» Булгаков отражает свою положительную оценку героя.

Булгаков пишет «приличную шляпу пирожком». Шляпа пирожком — это популярное имя, данное шляпе федоре

, или просто федоре.

федора — шляпа из мягкого фетра, обвитая один раз лентой. Поля мягкие, их можно поднимать и опускать. На тулье имеются три вмятины.

Была названа по имени княгини Федоры Ромазовой, героини популярной в те годы пьесы «Федора» французского драматурга Викторьена Сарду (1831-1908). В пьесе, поставленной в 1889 году, главная героиня в исполнении Сары Бернар (1844-1923) носила шляпу именно такого фасона, который вскоре стал модным среди женщин. Затем федора стала популярным элементом мужского костюма, после того как Эдуард VIII (1894-1972), тогдашний принц Уэльский, начал носить его в 1924 году. Известные варианты позже были выпущены модными домами Борсалино и Стилтон.


Шляпы федора

После революции в Советском Союзе практически никто, кроме возможно старомодных интеллигентов, не носил шляп. Их снова стали носить в 30-х годах, в основном представители новой элиты.

Георгий Андреевский (°1940), который работал в органах правопорядка, в Генеральной прокуратуре СССР, и автор книг Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1920-1940-е годы, писал что, по наблюдению французского журналиста Мориса Родэ-Сэна, люди в Москве все еще отвратительно одеты, «ботинки – редкость», но «некоторые прохожие резко отличаются от общей массы своим видом. Они гораздо лучше одеты и все без исключения носят портфели. Это — чиновники, властители советского общества». Ботинки, портфель, шляпа — приметы советской касты.

Булгаков всегда одевался прилично, когда он был в кампании. Он носил не только «шляпу пирожком», но и пенсне.

в ковбойке, жеваных белых брюках и в черных тапочках

Второй герой соответствует стереотипу образа пролетарского поэта, не выглядя представителем буржуа. Он был в ковбойке, в клетчатой рубашке. Название рубашки «ковбойка» произошла от слова ковбой.

Михаил Александрович Берлиоз

Это абсолютно не русское имя председателя МАССОЛИТа относится к французского композитора Луис Гектор Берлиоз (1803-1869), который написал оперу La damnation de Faust (Осуждение Фауста). В этой опере — четыре персонажи: Фауст (тенор), Мефистофель (баритон), Маргарита (меццо-сопрано) и Брандер (бас).

Гектор Берлиоз также написал знаменитую симфонию Symphonie Fantastique (Фантастическая симфония), одна из первых крупных сочинений в жанре программной музыки. В четвертом части симфонии, Marche au supplice или

Шествие на казнь — главный герой мечтает о собственном обезглавливании и в пятой части Songe d’une nuit du sabbat или Сон в ночь шабаше — он видит себя в соответствии с програмным буклетом из 1855 на шабаше ведьм, «на фоне страшной fratzen ведьмы, монстры всех видов, которые объединились для похоронной процессии в адских оргиях». Обе темы позже окажутся в романе важными.

Для любителей мелочей: композитор Гектор Берлиоз, так же как Булгаков, изучал медицину, прежде чем посвятил себя искусству.


Композитор Гектор Берлиоз

Более подробные описания о Михаиле Александровиче Берлиозе вы можете найти в разделе Персонажи сайта Мастер и Маргарита. Чтобы продолжить, нажмите на стрелку ниже.

Массолит

Массолит — изобретенное, но правдоподобное сокращение, парадирует многие сокращения, введенные в послереволюционной России. Потом в романе будут встречаться и другие сокращения, такие как

Дом Драмлита (Дом драматургов и литераторов), финдиректор (Финансовый директор) и т.д

Во времена Булгакова, писатели должы были быть членами официального литературного объединения, если они хотели видеть свои работы опубликованными. Примером такого объединения была Российская Ассоциация Пролетарских Писателей (РАПП) и Московская Ассоциация Пролетарских Писателей (MAПП). Названия этих объединений настоящие: в Советском Союзе использовалось много сокращенных абриавиатур

Вымышленный МАССОЛИТ Булгаков придумал, базируясь на РАПП и МАПП. В романе не дано объяснения новой аббревиатуре. Но это скорее всего может иметь значение Мастера Социалистической литературы по аналогии с Мастера Коммунистической Драмы

(Масткомдрам), организации, которая действительно существовала в эпоху Булгакова. Масткомдрам был создан 29 ноября 1920 года по инициативе ТЕО, театрального отдела Народного комиссариата воспитания и просвещения,  и руководил им театральный режиссёр и актер Всеволод Эмилевич Мейерхольд (1874-1940).

Следуя российскому эксперту Борису Вадимовичу  Соколову (°1957), автору Булгаковской энциклопедии, название Массолит может быть аббревиатура от Масонские литературы. Соколов аргументирует свой тезис, ссылаясь на статью Афанасия Ивановича Булгакова (1859-1907), который написал, что масоны хотели ввести новую веру. Что является ложным убеждением, по его словам, потому что их единственное стремление было увеличить личное благосостояние членов.  Что мне кажется слишком надуманным. В этом случае слово

Масолит было бы, только с одним «с», что не так на самом деле.

Всё же Булгаков интересовался символами масонства, и он регулярно ссылается на них в разных местах романа. Вы можете прочитать больше о масонстве в романе «Мастер и Маргарита» в разделе Контекст веб-сайта «Мастер и Маргарита».


Афанасий Иванович Булгаков

Вы можете больше прочитать о масонах в романе в разделе Контекст на сайте Мастер и Маргарита. Чтобы продолжить, нажмите на стрелку ниже.

Иван Бездомный

Бездомный — псевдоним поэта Ивана Николаевича Понырева.

В первой версии романа поэта звали Безродный, что обозначает

Одинокий. Многие так называемые пролетарские писатели использовали похожие псевдонимы. Наиболее известным возможно является Алексей Максимович Пешков (1868-1936), который назвал себя Максим Горький. Другие примеры Голодный, Беспощадный, Приблудный

Псевдоним Бездомный напоминает имя Демьян Бедный (1883-1925). Бедного на самом деле звали Ефим Александрович Придворов (1883-1945). Придворов писал антирелигиозные произведения в 20-х г., такие, как например Новый завет без изъяна  евангелиста Демьяна. В 1925 г.Булгаков сделал запись в своем ежедневнике, который позже был найден в архивах КГБ: «Он представляет Исуса Христа как самозванца и мошенника… для такого преступления не существует слов». Вполне возможно, что идея написать Мастер и Маргарита пришла Булгакову после прочтения работ Бедного

Но Бездомный похож больше на Александра Ильича Безыменского (1898-1973). Безыменский обозначает буквально — без имени. Он был пролетарским поэтом, автором пьесы, которая частично пародирует Дни Турбиных  самого Булгакова


Александр Ильич Безыменский

Вы можете больше прочитать об Иване Бездомни в разделе Персонажи на сайте Мастер и Маргарита. Чтобы продолжить, нажмите на стрелку ниже.

Нарзан и пиво

Булгакову действительно не нужно было преувеличивать, чтобы превратить разговор в пародию – этот диалог можно было слышать ежедневно в бывшем Советском союзе. Как недостаток снабжения, так и описанное в романе отношение героя к этому были обычной практикой. Только в магазинах «Березка», торговавших на чеки (аналог иностранной валюты), не было недостатка товаров. Вы можете прочитать больше о валютном магазине в разделе

Контекст сайтаМастер и Маргарита. Чтобы продолжить, нажмите на стрелку ниже.

С 1894 года минеральную воду Нарзан начинают разливать в бутылки в Кисловодске, городе в Ставропольском крае, на Северном Кавказе. Булгаков пишет слово нарзан без заглавной буквы, потому что эта вода была так популярна, что имя собственное  превратилось в обобщенное название.

Кисловодск

В прямом смысле Кисловодск означает кислая вода. Это был популярный курорт на Северном Кавказе, известный своими минеральными источниками. Там производилась минеральная вода «Нарзан». Для русских «Юг», под которым подразумевали Кавказ, Крым и Черное море, было местом наиболее престижных курортов.

После создания в 1932 году Союза советских писателей, писатели Советского Союза могли быть награждены путёвкой в Кисловодск. Путёвку можно рассматривать как своего рода направление (часто врачебное). Путёвка предоставляла Советским гражданам право на пребывание в санатории. Временное пребывание в санатории представляло и до сих пор часто представляет собой рекреационный отдых на берегу моря в сочетании с лечением и физическими упражнениями, осуществляемых по назначению и под наблюдением врача.


Кисловодск

и соткался из этого воздуха…

Одна из примет поэтики Булгакова. Отчасти она может быть объяснена невозможностью публиковать свои произведения после 1927 г., отчасти – некоторыми тематическими повторами, которые воскрешали в творческой памяти Булгакова уже использованные слова и обороты из его предшествующих произведений. С учетом этого обстоятельства была даже предпринята попытка реконструировать тексты двух первых редакций романа по сохранившимся в архиве писателя двум тетрадям, где большинство листов оборвано автором. Так, в описании московской жизни в романе «Мастер и Маргарита» использованы имена, детали, реалии, восходящие к фельетонам 1920-х гг. и к дневниковым записям. Комментируемое словосочетание впервые появилось у Булгакова в очерке «Столица в блокноте» (опубликован в газете «Накануне» в декабре 1922 — феврале 1923 г.) в описании милиционера: «…за спиной молодого человека из воздуха соткался милиционер. Положительно, это было гофманское нечто».

большая антирелигиозная поэма

Антирелигиозная пропаганда различного вида была очень распространена в ту эпоху, в частности, такие как иконоборческие стихи Демьяна Бедного (1883-1945). Демьян Бедный – это псевдоним Ефима Александровича Придворова. Булгаков напомнил с негодованием, что он рассматривает это как богохульство. Вероятно, что оригинальные идеи и образы романа представляют собой реакцию писателя на грубую, оскорбительную пропаганду.

Берлиоз заказал поэму к пасхе с конкретной целью пропаганды. Это не было необычным явлением. В Советском Союзе публикации атеистической литературы в канун христианских и других праздников были обычной практикой.

Вы можете больше прочитать об атеизме и пропаганде в Советском Союзе в разделе Контекст сайтаМастер и Маргарита. Чтобы продолжить, нажмите на стрелку ниже.

самый обыкновенный миф

Утверждение, что Иисус является мифом, базируется на теории Бруно Бауера (1809-1882), немецкого теолога, философа, историка и последователя Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1170-1831), который однажды наградил молодого Бауера академической наградой за философское сочинение, критикующее Иммануила Канта (1724-1804). Кант предпринял ряд попыток доказать существование Бога. Бауер вместе со своими единомышленниками (таким как Дэвид Штраус (1808-1874) был вовлечен в яростную полемику, стараясь доказать, что Иисус никогда не существовал.

Филон Александрийский

Филон Александрийский (20 до н.э.-54) был греческим философом (еврейской национальности) и теологом. Он повлиял на мыслителей как нео-Платонистов, так и раннего христианства.


Филон Александрийский

Иосиф Флавий

Иосиф Флавий (57-100) был еврейским генералом и историком, рожденный в Иерусалиме. Он был автором сочинений «Еврейская война» и «Античный мир евреев». В данном случае Берлиоз ошибался, сказав, что «превосходно образованный» Флавий «никогда не говорил и слова о существовании Иисуса». Христос был упомянут в поздней работе Флавия.


Иосиф Флавий

Анналы Тацита

Анналы – работа римского историка Корнелия Тацита (55-120), охватывающая период 14-66 годов. Он также описал Историю периода 69-70 годов. Анналы сохранились не полностью, кроме 14-37 годов (Тиберий) и 44-66 (Клавдий и Нерон). Современные гуманитарные науки отрицают точку зрения, что пассаж, на который здесь ссылается Берлиоз, является «позднейшей поддельной вставкой».

Современные историки не верят, что пассаж, в котором исчезает Берлиоз является «очень поздней вставкой». Тем не менее в The Prospect of a Christian Interpolation in Tacitus, Annals 15.44 или Перспектива христианской интерполяции в Тацита, Аналлы 15.44, статье опубликованной в 2014 г., американский атеистактивист и блоггер Richard Cevantis Carrier (°1969) ведущий сторонник  теории мифа Христа, использует почти те же слова, чтобы сказать, что казнь Христа прокуратором Понтием Пилатом во время правления Тиберия является «христианской интерполяцией».


Корнелий Тацит

Вы можете скачать книгу История по Тациту, нажав на стрелку ниже.

Озирис

Древний египетский Озирис был защитником мертвых, братом и мужем Ирис и отцом Хорус — собаки с соколиной головой.

Фаммуз

Фаммуз — финикийский полубог, больше известен его греческий аналог Адонис.

Мардук

Мардук — вавилонский бог солнца, лидер восстания против старых богов и учредитель нового порядка.

Вицлипуцли

Вицлипуцли в другой литературе упоминаемый также как Хуицилопоцли — ацтекский бог войны, которому приносились человеческие жертвы.

трость с черным набалдашником в виде головы пуделя

В «Фаусте» Гете, Мефистофель добрался до Фауста, приняв облик черного пуделя.

Иностранец

Иностранцы в Советской России вызывали как любопытство, так и подозрение, представляя собой как гламур заграницы, так и возможность шпионажа. Разговор с незнакомцем мог закончиться для человека неприятностями с секретной полицией. Немногие иностранцы посещали страну, а те которые посещали, должны были регистрироваться во властных структурах, останавливаться в специальных гостиницах, и за ними внимательно наблюдали.

В настоящие времена слово «иностранц» используется на русский язык, но в прошлые времена вместо этого употреблялось слово немец. Таким образом, когда Иван в первой главе «Мастера и Маргариты» спросил Воланда «Вы немец?» это могло означать как в прямом смысле, что Воланд немец по национальности, так и в переносном смысле, что он иностранец. Немец происходит от глагола неметь, что означает становиться немым. Немец — это немой, т.е. тот, кто не говорит по-русски.

Вы можете больше прочитать о русских и иностранцах в разделе Контекст сайта Мастер и Маргарита. Чтобы продолжить, нажмите на стрелку ниже.

Финикийский Адонис

Берлиоз, упоминая финикийского Адониса, имел в виду полубога Фаммуз, являющегося эквивалентом греческого бога Адониса.

Фригийский Аттис

Аттис — фригийский бог, спутник Кибелы. Он был кастрирован и умер от массивной потери крови.

Персидский Митра

Митра был богом света в древнем персидском маздаизме.

Приход волхвов

В русском тексте написано приход волхвов. На английский язык это слово перевели правильно как «coming of the Magi» (приход волшебников), поскольку священные волхвы в буквальном смысле значит святые волшебники. В русском языке в соответствии с заповедью Матвея 2:1-12 этот термин описывает Трех мудрых мужчин, трех королей, или королей с востока, которые посетили новорожденного Иисуса. Волхвы были членами персидской священнической касты. В других переводах библии также используются термины прорицатель и астролог (звездочет).

Извините меня, пожалуйста, что я, не будучи знаком, позволяю себе

Введение иностранца вдохновило Мик Джаггер из британской группы The Rolling Stones,  написать песню Sympaty For The Devil или Симпатия дьяволу, через год после того, как роман был опубликован впервые. Британская певица Марианна Фейтфулл подруга Мика в тот период, рассказала в одном интервью в 2005г. с Сильви Симмонс из Mojo Magazine: «Я дала Мику прочитать ‘Мастер и Маргарита’ и после длительных бесед со мной он написал эту песню».

Песня начинается со слов: «Пожалуйста, позвольте мне представить себя…». Французский режиссер Жан-Люк Годар (°1930) выпустил в 1968 г. фильм One Plus One или Один плюс один, полностью посвященного созданию песни Sympathy For The Devil.

Беспокойный старик Иммануил

Иммануил Кант (1724-1804) был немецким философом идеалистом. В его работе Kritik der reinen Vernunft (Критика чистого разума — 1781) он писал, что несмотря на то, что мы не можем доказать этого, но мы можем в силу простой причины — в силу нашей способности преодолевать чувствительную или сенсорную реальность и, таким образом, более не зависеть от нее — заключить, что среди прочего, свободы, безнравственности, существует и бог.


Иммануил Кант

Пять доказательств которые, по словам Воланда, Кант «начисто разрушил», и к которым он «соорудил собственное шестое доказательство», являются так называемые «Quinquae viae» (Пять путей). «Пять путей» — это пять доказательств существования бога, сформулированные католическим философом и теологом Томасом Акуинасом (1225-1274) в его трактате «Summa Theologiae» (Сумма теологии 1265-1274), излагающем основные положения теологии.

Вы можете больше прочитать об этих доказательствах в аннотациях к главе 3.

Шиллер

Фридрих Шиллер (1759-1805) — немецкий поэт, драматург и либеральный идеалист. В начале своего творчества Шиллер был революционно настроенным писателем. В те дни это означало борьбу за свободу и равенство, отвержение произвола и несправедливости. Позже Шиллер придерживался более умеренных взглядов. Шиллер известен наряду с другими произведениями своей поэмой An die Freude (Ода к радости — 1785), которая была частично использована его современником Людвигом Ван Бетховеном (1770-1827) в финальной части Девятой Симфонии. Хорошо известно утверждение Шиллера о работе Иммануила Канта относительно свободы: «ты можешь, потому что ты должен»


Фридрих Шиллер

Шиллер был в продуктивных, дружеских, но не простых отношениях с уже известным и влиятельным Иоганном Вольфгангом Гете (1749-1842), с котором он часто обсуждал вопросы эстетики. Эти дискуссии поощряли Гете к завершению его работ, которые остались лишь как набросками. Несмотря на это, в последствии это дало начало периоду, который сейчас называют периодом Ваймерского классицизма. Они также работали вместе над Die Xenien — собранием коротких, но резко сатирических поэм, в которых оба — и Шиллер, и Гете — словесно атаковали тех людей, которых они рассматривали как врагов их художественных и эстетических взглядов.

Штраус

Упоминаемый здесь Штраус — Давид Штраус (1808-1874), немецкий теолог, автор Das Leben Jesu, kritisch bearbeitet или Критический взгляд на жизнь Иисуса. Его не волновал вопрос реальности Иисуса, но представил мифическую интерпретацию Нового Завета в контексте поэтического сознания еврейский и ранней христианской общины. Для него личность Иисуса была фикцией, фикцией созданной культурными и литературными ожиданиями.


Давид Штраус

Вы можете скачать полный текст Das Leben Jesu, kritisch bearbeitet на английском языке из раздела Архивы на сайте Мастер и Маргарита. Чтобы продолжить, нажмите на стрелку ниже.

Соловки

Соловки — случайное название для Соловецких островов, расположенных в Белом море. На территории бывшего монастыря располагался Соловецкий лагерь особого назначения, один из самых ранних и наиболее известных концентрационных лагерей. Последние заключенные были погружены на баржу и утоплены в Белом море в 1959 году.

Года на три в Соловки может ссылаться на инцидент, который произошел в 1926 году, за два года до Булгаков начал писать Мастер и Маргарита. В этом году были арестованы в Советском Союзе несколько масонов, в основном, в Ленинграде, где существовало тогда полдюжины лож. Один из арестованных, адвокат Борис Викторович Кириченко (1883-1941?), который жил под псевдонимом Борис Викторович Астромов.

Астромов заявлял, что его возраст уже 2000 лет и что он последователь Иммануила Канта (1724-1804). Астромов был осужден, потому что он хотел осуществить «международный буржуазный заговор против Советского Союза». Он был приговорен к концлагерю на срок пять лет, позже срок был изменён на три года. В декабре 1926 года он был помилован, и сослан в Сибирь. В 1940 году он снова был арестован НКВД. После этого о нем нет никаких сведений.

Интерес Булгакова к франкмасонству можно в частности объяснить тем фактом, что в 1903 году  Афанасий Иванович Булгаков (1859-1907), богослов и церковный историк, отец Михаила Афанасьевича, написал статью о Современном франкмасонстве в его отношении к церкви и государству, которая была опубликована в собрании Труды Киевской Духовной Академии.  Булгаков не единожды в романе ссылается на масонство.


Борис Викторович Астромов

Вы можете больше прочитать о масонах в романе в разделе Контекст на сайте Мастер и Маргарита. Чтобы продолжить, нажмите на стрелку ниже.

сам человек и управляет

Ответ Бездомного почти автоматичен и полностью отвечает пафосу эпохи строительства рая на земле, идеального человеческого общества вне Бога. Интересен приведенный отрывок из Владимира Маяковского (1893-1930) — почти калька высказывания Бездомного: «нам не бог начертал бег […] миром правит сам человек».

оказывается вдруг лежащим в деревянном ящике

Отсылка к рассказу Ивана Бунина (1870-1953) «Господин из Сан-Франциско», которого Булгаков не раз цитировал в своих произведениях, как в романе «Белую гвардию», где этот рассказ читает Елена Турбина: «Перед Еленою [Турбина] остывающая чашка и Господин из Сан-Франциско»

Наша марка

Иван говорил, что он курит сигареты «Наша марка». Эти сигареты производились в Ростове-на-Дону, компанией В.И. Асмолов и Ко. Этот бренд существует до сих пор, и в 2003 г. отмечался его 100-летний юбилей. В 1920 году компания была национализирована и переименована в Донскую государственную табачную фабрику (ДГТФ). Объем производства по сравнению с 1916 годом быстро упал на 60%. Новая экономическая политика (НЭП) дала новый толчок к развитию производства, и к 1926 году объем производства фабрики возрос в 4 раза по сравнению с 1922 годом. После распада СССР, в 1992 году ДГТФ была реорганизована и переименована в ОАО «Донской Табак». К столетнему юбилею «Нашей марки» в 2003 году был построен новый промышленный комплекс мощностью 60 миллионов сигарет в год. «Донской табак» входит в агрохолдинг Агроком.


Наша марка

Манера, с которой Воланд предлагал сигареты Ивану, напоминает сцену из Фауста Гете. Мефистофель спрашивает пьяниц в Ляйпциге: «Nun sagt, was wünschet ihr zu schmecken?», т.е. «Что Вы хотите попробовать?». Этот вопрос позже сопровождается следующим вопросом: «Wie meint Ihr das? Habt Ihr so mancherlei?», т.е. «Что вы имеете ввиду? Был ли у Вас большой выбор?». Так же как Иван ответил: «А у вас разные, что ли, есть?», когда Воланд спросил его, какие сигареты он предпочитает.


Реклама для Нашей Марки (1925)

Портсигар

В портсигаре незнакомца «Наша марка» описана не случайно: дьявол традиционно наделен силой, позволяющей делать каждый желанный объект реальностью. Но Берлиоз и Иван также были удивлены треугольником, который украшал портсигар. Это одна из эмблем дьявола. Этот символ также часто можно найти в изотеризме (еврейской мистике, мистике чисел, масонстве). Это двуликий символ, отражающий два противоположных явления, известный еще как Знак Соломона и Звезда Давида (Давид был отцом Соломона). Этот знак формируется наложением двух треугольников: один направлен вверх, представляя негативную силу или дьявола, другой направлен вниз, представляя позитивные силы или бога. Равновесие двух треугольников — ключ к мудрости.


Знак Соломона

На крышке портсигара, который Воланд показывает Ивану на Патриарших прудах, «при открывании сверкнул синим и белым огнём бриллиантовый треугольник». Синий самый высокий цвет масонства. Он символизирует совершенство, истину и бессмертие. Треугольник со всевидящим оком висит во всех храмах масонских лож на стене напротив входа, как указатель на Восток, что символично.


Triangle with the Eye of Providence

Враги? Интервенты?

В ранний Советский период постоянно говорили о врагах революции и иностранных интервентах, пытающихся свергнуть новое государство рабочих и крестьян.

Комсомол

Комсомол — сокращение от Коммунистического союза молодёжи, в который все «хорошие Советские молодые люди» должны были вступать

Комсомол не имел большого влияния на Коммунистическую партию, но играл важную роль в качестве инструмента обучения молодежи ценностям коммунистической партии и органа представителей молодежи на политической арене. Женщина — водитель трамвая, которая позже обезглавит Берлиоза, была комсомолкой. Мы это знаем, потому что у нее была «алая повязка».


Комсомол

Подрастающее поколение Советских граждан должно было следовать идеологической программе, начиная с пионеров — член Всесоюзной пионерской организации. В возрасте 14 лет пионеры должны были становиться комсомольцами и находиться в этой организации до 28 лет. После этого одаренные члены комсомола могли становиться членами Коммунистической партии, что являлось условием для дальнейшего служебного продвижения. Комсомол был кузницей кадров для молодых и условием для последующей карьеры. Исключение из комсомола, например, за неправильное поведение в школе или за политически некорректные идеи, рассматривалось как основное наказание, и в случае исключения возможность дальнейшей карьеры в СССР сводилась к нулю.

Аннушка

Аннушка является одним из немногих персонажей из Мастера и Маргариты, которые был выбран писателя из реальной жизни без изменений. Татьяна Лаппа (1892-1982), первая жена Булгакова вспоминала Аннушку Горячеву (1871-?), которая жила в той же квартире N 50. Квартиры были типа коммунальных с 7 комнатами и одним коридором. У нее был сын, и она все время била его, а он орал. Они гнали самогон, были часто пьяны, дрались и сильно шумели.

В более ранней версии романа она названа Пелагеюшка, а в другой Аннушка Басина. Она также сыграла роль в Дом № 13. – Дом Эльпит-Рабкоммуна, коротком рассказе  1922 г. и в Театральный роман, так же известный как Чёрный снег, написанный в 1937 г.

Булгаков был довольно таки зол на настоящую Аннушку, о чем он написал в своём дневнике 29 октября 1923 г.: «Первая топка ознаменовалась тем, что знаменитая Аннушка оставила на ночь окно в кухне настежь открытым. Я положительно не знаю, что делать со сволочью, которая населяет эту квартиру».


Аннушка Горячева

Вы можете узнать больше о Аннушке Горячевой на веб-сайте Мастер и Маргарита, нажав на стрелку ниже.

Русский эмигрант

Многие русские, которые не восприняли революцию, эмигрировали, формируя важные диаспоры в столицах других государств, таких как Берлин, Париж, Прага, Харбин или Шанхай, где они оставались потенциальными шпионами и интервентами

Герберт Аврилакский

Герберт Аврилакский (958-1005) — теолог и математик, воспринимаемый населением как колдун и алхимик. В 999 г. он стал священником Сильвестром II.


Сильвестром II

Нисан

Нисан по гражданскому календарю, седьмой месяц еврейского лунного календаря. Изначально в соответствии с церковным календарем Нисан был первым месяцем года. Пятнадцатый день Нисана (начиная с захода солнца на четырнадцатый день) является началом празднования Песах или еврейской пасхи (на иврите слово «פסח» происходит от Песах и означает переход). Это день полной луны, потому что еврейские месяцы начинаются на следующий день после полумесяца. Еврейская пасха или Песах также известен как весеннее празднество или празднество свободы, отмечающее исход евреев из Египта

    


НИКОГДА НЕ РАЗГОВАРИВАЙТЕ С НЕИЗВЕСТНЫМИ — Булгаков. Читать онлайн

В час заката на Патриарших Прудах появились двое мужчин. Один из них лет тридцати пяти, одет в дешевенький заграничный костюм. Лицо имел гладко выбритое, а голову со значительной плешью. Другой был лет на десять моложе первого. Этот был в блузе, носящей нелепое название «толстовка», и в тапочках на ногах. На голове у него была кепка.

Оба изнывали от жары. У второго, не догадавшегося снять кепку, пот буквально струями тек по грязным щекам, оставляя светлые полосы на коричневой коже…

Первый был не кто иной, как товарищ Михаил Александрович Берлиоз[1], секретарь Всемирного объединения писателей (Всемиописа[2]) и редактор всех московских толстых художественных журналов, а спутник его – Иван Николаевич Попов, известный поэт, пишущий под псевдонимом Бездомный[3].

Оба, как только прошли решетку Прудов, первым долгом бросились к будочке, на которой была надпись: «Всевозможные прохладительные напитки». Руки у них запрыгали, глаза стали молящими. У будочки не было ни одного человека.

Да, следует отметить первую странность этого вечера. Не только у будочки, но и во всей аллее не было никого. В тот час, когда солнце в пыли, в дыму и грохоте садится в Цыганские Грузины[4], когда все живущее жадно ищет воды, клочка зелени, кустика травинки, когда раскаленные плиты города отдают жар, когда у собак языки висят до земли, в аллее не было ни одного человека. Как будто нарочно все было сделано, чтобы не оказалось свидетелей.

– Нарзану, – сказал товарищ Берлиоз, обращаясь к женским босым ногам, стоящим на прилавке.

Ноги спрыгнули тяжело на ящик, а оттуда на пол.

– Нарзану нет, – сказала женщина в будке.

– Ну, боржому, – нетерпеливо попросил Берлиоз.

– Нет боржому, – ответила женщина.

– Так что же у вас есть? – раздраженно спросил Бездомный и тут же испугался – а ну как женщина ответит, что ничего нет.

Но женщина ответила:

– Фруктовая есть.

– Давай, давай, давай, – сказал Бездомный.

Откупорили фруктовую – и секретарь, и поэт припали к стаканам. Фруктовая пахла одеколоном и конфетами. Друзей прошиб пот. Их затрясло. Они оглянулись и тут же поняли, насколько истомились, пока дошли с площади Революции до Патриарших. Затем они стали икать. Икая, Бездомный справился о папиросах, получил ответ, что их нет и что спичек тоже нет.

Икая, Бездомный пробурчал что?то вроде – «сволочь эта фруктовая», – и путники вышли в аллею. Фруктовая ли помогла или зелень старых лип, но только им стало легче. И оба они поместились на скамье лицом к застывшему зеленому пруду. Кепку и тут Бездомный снять не догадался, и пот в тени стал высыхать на нем.

И тут произошло второе странное обстоятельство, касающееся одного Михаила Александровича. Во?первых, внезапно его охватила тоска. Ни с того ни с сего. Как бы черная рука протянулась и сжала его сердце. Он оглянулся, побледнел, не понимая, в чем дело. Он вытер пот платком, подумал: «Что же это меня тревожит? Я переутомился. Пора бы мне, в сущности говоря, в Кисловодск…»

Не успел он это подумать, как воздух перед ним сгустился совершенно явственно и из воздуха соткался застойный и прозрачный тип вида довольно странного. На маленькой головке жокейская кепка, клетчатый воздушный пиджачок, и росту он в полторы сажени и худой, как селедка, морда глумливая.

Какие бы то ни было редкие явления Михал Александровичу попадались редко. Поэтому прежде всего он решил, что этого не может быть, и вытаращил глаза. Но это могло быть, потому что длинный жокей качался перед ним и влево и вправо. «Кисловодск… жара… удар?!» – подумал товарищ Берлиоз и уже в ужасе прикрыл глаза. Лишь только он их вновь открыл, с облегчением убедился в том, что быть действительно не может: сделанный из воздуха клетчатый растворился. И черная рука тут же отпустила сердце.

– Фу, черт, – сказал Берлиоз, – ты знаешь, Бездомный, у меня сейчас от жары едва удар не сделался. Даже что?то вроде галлюцинаций было… Ну?с, итак.

И тут, еще раз обмахнувшись платком, Берлиоз повел речь, по?видимому, прерванную питьем фруктовой и иканием.

Речь эта шла об Иисусе Христе. Дело в том, что Михаил Александрович заказывал Ивану Николаевичу большую антирелигиозную поэму[5] для очередной книжки журнала. Во время путешествия с площади Революции на Патриаршие Пруды редактор и рассказывал поэту о тех положениях, которые должны были лечь в основу поэмы.

Следует признать, что редактор был образован. В речи его, как пузыри на воде, вскакивали имена не только Штрауса и Ренана, но и историков Филона, Иосифа Флавия и Тацита.

Поэт слушал редактора со вниманием и лишь изредка икал внезапно, причем каждый раз тихонько ругал фруктовую непечатными словами.

Где?то за спиной друзей грохотала и выла Садовая, по Бронной мимо Патриарших проходили трамваи и пролетали грузовики, подымая тучи белой пыли, а в аллее опять не было никого.

Дело между тем выходило дрянь: кого из историков ни возьми, ясно становилось каждому грамотному человеку, что Иисуса Христа никакого на свете не было. Таким образом, человечество в течение огромного количества лет пребывало в заблуждении, и частично будущая поэма Бездомного должна была послужить великому делу освобождения от заблуждения. Меж тем товарищ Берлиоз погрузился в такие дебри, в которые может отправиться, не рискуя в них застрять, только очень начитанный человек. Соткался в воздухе, который стал, по счастью, немного свежеть, над Прудом египетский бог Озирис, и вавилонский Таммуз, появился пророк Иезекииль, а за Таммузом – Мардук, а уж за этим совсем странный и сделанный к тому же из теста божок Вицлипуцли.

И тут?то в аллею и вышел человек. Нужно сказать, что три учреждения впоследствии, когда уже, в сущности, было поздно, представили свои сводки с описанием этого человека. Сводки эти не могут не вызвать изумления. Так, в одной из них сказано, что человек этот был маленького росту, имел зубы золотые и хромал на правую ногу. В другой сказано, что человек этот был росту громадного, коронки имел платиновые и хромал на левую ногу. А в третьей, что особых примет у человека не было. Поэтому приходится признать, что ни одна из этих сводок не годится.

Во?первых, он ни на одну ногу не хромал. Росту был высокого, а коронки с правой стороны у него были платиновые, а с левой – золотые. Одет он был так: серый дорогой костюм, серые туфли заграничные, на голове берет, заломленный на правое ухо, на руках серые перчатки. В руках нес трость с золотым набалдашником. Гладко выбрит. Рот кривой. Лицо загоревшее. Один глаз черный, другой зеленый. Один глаз выше другого. Брови черные. Словом – иностранец.

Иностранец прошел мимо скамейки, на которой сидели поэт и редактор, причем бросил на них косой беглый взгляд.

«Немец», – подумал Берлиоз.

«Англичанин, – подумал Бездомный. – Ишь, сволочь, и не жарко ему в перчатках».

Иностранец, которому точно не было жарко, остановился и вдруг уселся на соседней скамейке. Тут он окинул взглядом дома, окаймляющие Пруды, и видно стало, что, во?первых, он видит это место впервые, а во?вторых, что оно его заинтересовало.

Часть окон в верхних этажах пылала ослепительным пожаром, а в нижних тем временем окна погружались в тихую предвечернюю темноту.

Меж тем с соседней скамейки потоком лилась речь Берлиоза.

– Нет ни одной восточной религии, в которой бог не родился бы от непорочной девы. Разве в Египте Изида не родила Горуса? А Будда в Индии? Да, наконец, в Греции Афина?Паллада – Аполлона? И я тебе советую…

Но тут Михаил Александрович прервал речь.

Иностранец вдруг поднялся со своей скамейки и направился к собеседникам. Те поглядели на него изумленно.

– Извините меня, пожалуйста, что, не будучи представлен вам, позволил себе подойти к вам, – заговорил иностранец с легким акцентом, – но предмет вашей беседы ученой столь интересен…

Тут иностранец вежливо снял берет и друзьям ничего не оставалось, как пожать иностранцу руку, с которой он очень умело сдернул перчатку.

«Скорее швед», – подумал Берлиоз.

«Поляк», – подумал Бездомный. Нужно добавить, что на Бездомного иностранец с первых же слов произвел отвратительное впечатление, а Берлиозу, наоборот, очень понравился.

– С великим интересом я услышал, что вы отрицаете существование Бога? – сказал иностранец, усевшись рядом с Берлиозом. – Неужели вы атеисты?

– Да, мы атеисты, – ответил товарищ Берлиоз.

– Ах, ах, ах! – воскликнул неизвестный иностранец и так впился в атеистов глазами, что тем даже стало неловко.

– Впрочем, в нашей стране это неудивительно, – вежливо объяснил Берлиоз, – большинство нашего населения сознательно и давно уже перестало верить сказкам о Боre. – Улыбнувшись, он прибавил: – Мы не встречаем надобности в этой гипотезе.

– Это изумительно интересно! – воскликнул иностранец, – изумительно.

«Он и не швед», – подумал Берлиоз.

«Где это он так насобачился говорить по?русски?» – подумал Бездомный и нахмурился. Икать он перестал, но ему захотелось курить.

– Но позвольте вас спросить, как же быть с доказательствами бытия, доказательствами, коих существует ровно пять? – осведомился иностранец крайне тревожно.

– Увы, – ответил товарищ Берлиоз, – ни одно из этих доказательств ничего не стоит. Их давно сдали в архив. В области разума никаких доказательств бытия Божия нету и быть не может.

– Браво! – вскричал иностранец, – браво. Вы полностью повторили мысль старикашки Иммануила по этому поводу. Начисто он разрушил все пять доказательств, но потом, черт его возьми, словно курам на смех, вылепил собственного изобретения доказательство!

– Доказательство Канта, – сказал, тонко улыбаясь, образованный Берлиоз, – также не убедительно, и не зря Шиллер сказал, что Кантово доказательство пригодно для рабов, – и подумал: «Но кто же он такой все?таки?»

– Взять бы этого Канта да в Соловки! – неожиданно бухнул Иван.

– Иван! – удивленно шепнул Берлиоз.

Но предложение посадить в Соловки Канта не только не поразило иностранца, но, наоборот, привело в восторг.

– Именно! Именно! – заговорил он восторженно, – ему там самое место. Говорил я ему: ты чепуху придумал, Иммануил.

Товарищ Берлиоз вытаращил глаза на иностранца.

– Но, – продолжал неизвестный, – посадить его, к сожалению, невозможно по двум причинам: во?первых, он иностранный подданный, а во?вторых, умер.

– Жаль! – отозвался Иван, чувствуя, что он почему?то ненавидит иностранца все сильнее и сильнее.

– И мне жаль, – подтвердил неизвестный и продолжал: – Но вот что меня мучительно беспокоит: ежели Бога нету, то, спрашивается, кто же управляет жизнью на земле?

– Человек, – ответил Берлиоз.

– Виноват, – мягко отозвался неизвестный, – но как же, позвольте спросить, может управлять жизнью на земле человек, если он не может составить никакого плана, не говорю уже о таком сроке, как хотя бы сто лет, но даже на срок значительно более короткий. И в самом деле, вы вообразите, – только начнете управлять, распоряжаться, кхе… кхе… комбинировать и вдруг, вообразите, у вас саркома. – Тут иностранец сладко усмехнулся, как будто мысль о саркоме доставила ему наслаждение. – Саркома… – повторил он, щурясь, – звучное слово, и вот?с, вы уже ничем не распоряжаетесь, вам не до комбинаций, и через некоторое время тот, кто недавно еще отдавал распоряжения по телефону, покрикивал на подчиненных, почтительно разговаривал с высшими и собирался в Кисловодск, лежит, скрестив руки на груди, в ящике, неутешная вдова стоит в изголовье, мысленно высчитывая, дадут ли ей персональную пенсию, а оркестр в дверях фальшиво играет марш Шопена.

И тут незнакомец тихонько и тонко рассмеялся.

Товарищ Берлиоз внимательно слушал неприятный рассказ про саркому, но не она занимала его.

«Он не иностранец! Не иностранец! – кричало у него в голове. – Он престранный тип. Но кто же он такой?»

– Вы хотите курить? – любезно осведомился неизвестный у Ивана, который время от времени машинально похлопывал себя по карманам.

Иван хотел злобно ответить «Нет», но соблазн был слишком велик, и он промычал:

– Гм…

– Какие предпочитаете?

– А у вас какие есть? – хмуро спросил Иван.

– Какие предпочитаете?

– «Нашу марку», – злобно ответил Иван, уверенный, что «Нашей марки» нету у антипатичного иностранца.

Но «Марка» именно и нашлась. Но нашлась она в таком виде, что оба приятеля выпучили глаза. Иностранец вытащил из кармана пиджака колоссальных размеров золотой портсигар, на коем была составлена из крупных алмазов буква «W». В этом портсигаре изыскалось несколько штук крупных, ароматных, золотым табаком набитых папирос «Наша марка».

«Он – иностранец!» – уже смятенно подумал Берлиоз.

Ошеломленный Иван взял папиросу, в руках у иностранца щелкнула зажигалка, и синий дымок взвился под липой. Запахло приятно.

Закурил и иностранец, а некурящий Берлиоз отказался.

«Я ему сейчас возражу так, – подумал Берлиоз, – человек смертен, но на сегодняшний день…»

– Да, человек смертен, – провозгласил неизвестный, выпустив дым, – но даже сегодняшний вечер вам неизвестен. Даже приблизительно вы не знаете, что вы будете делать через час. Согласитесь сами, разве мыслимо чем?нибудь управлять при таком условии?

– Виноват, – отозвался Берлиоз, не сводя глаз с собеседника, – это уже преувеличение. Сегодняшний вечер мне известен более или менее, конечно. Само собой разумеется, что если мне на голову свалится кирпич…

– Кирпич ни с того ни с сего, – ответил неизвестный, – никому на голову никогда не свалится. В частности же, уверяю вас, что вам совершенно он не угрожает. Так позвольте спросить, что вы будете делать сегодня вечером?

– Сегодня вечером, – ответил Берлиоз, – в одиннадцать часов во Всемиописе будет заседание, на котором я буду председательствовать.

– Нет. Этого быть никак не может, – твердо заявил иностранец.

Берлиоз приоткрыл рот.

– Почему? – спросил Иван злобно.

– Потому, – ответил иностранец и прищуренными глазами поглядел в тускневшее небо, в котором чертили бесшумно птицы, – что Аннушка уже купила постное масло, и не только купила его, но даже и разлила. Заседание не состоится.

Произошла пауза, понятное дело.

– Простите, – моргая глазами, сказал Берлиоз, – я не понимаю… при чем здесь постное масло?..

Но иностранец не ответил.

– Скажите, пожалуйста, гражданин, – вдруг заговорил Иван, – вам не приходилось бывать когда?нибудь в сумасшедшем доме?

– Иван! – воскликнул Берлиоз.

Но иностранец не обиделся, а развеселился.

– Бывал, бывал не раз! – вскричал он, – где я только не бывал! Досадно одно, что я так и не удосужился спросить у профессора толком, что такое мания фурибунда[6]. Так что это вы уже сами спросите, Иван Николаевич.

«Что так?кое?!» – крикнуло в голове у Берлиоза при словах «Иван Николаевич».

Иван поднялся.

Он был немного бледен.

– Откуда вы знаете, как меня зовут?

– Помилуйте, товарищ Бездомный, кто же вас не знает, – улыбнувшись, ответил иностранец.

– Я извиняюсь… – начал было Бездомный, но подумал, еще более изменился в лице и кончил так: – Вы не можете одну минуту подождать… Я пару слов хочу товарищу сказать.

– О, с удовольствием! Охотно, – воскликнул иностранец, – здесь так хорошо под липами, а я, кстати, никуда и не спешу, – и он сделал ручкой.

– Миша… вот что, – сказал поэт, отводя в сторону Берлиоза, – я знаю, кто это. Это, – раздельным веским шепотом заговорил поэт, – никакой не иностранец, а это белогвардейский шпион, – засипел он прямо в лицо Берлиозу, – пробравшийся в Москву. Это – эмигрант. Миша, спрашивай у него сейчас же документы. А то уйдет…

– Почему эми… – шепнул пораженный Берлиоз.

– Я тебе говорю! Какой черт иностранец так по?русски станет говорить!..

– Вот ерунда… – неприятно морщась, начал было Берлиоз.

– Идем, идем!..

И приятели вернулись к скамейке. Тут их ждал сюрприз. Незнакомец не сидел, а стоял у скамейки, держа в руках визитную карточку.

– Извините меня, глубокоуважаемый Михаил Александрович, что я в пылу интереснейшей беседы забыл назвать себя. Вот моя карточка, а вот в кармане и паспорт, – подчеркнуто сказал иностранец.

Берлиоз стал густо?красен.

«Или слышал, или уж очень догадлив, черт…»

Иван заглянул в карточку, но разглядел только верхнее слово «professor…» и первую букву фамилии «W».

– Очень приятно, – выдавил из себя Берлиоз, глядя, как профессор прячет карточку в карман. – Вы в качестве консультанта вызваны к нам?

– Да, консультанта, как же, – подтвердил профессор.

– Вы – немец?

– Я?то? – переспросил профессор и задумался. – Да, немец, – сказал он.

– Извиняюсь, откуда вы знаете, как нас зовут? – спросил Иван.

Иностранный консультант улыбнулся, причем выяснилось, что правый глаз у него не улыбается, да и вообще, что этот глаз никакого цвета, и вынул номер еженедельного журнала…

– А! – сразу сказали оба писателя. В журнале были как раз их портреты с полным обозначением имен, отчеств и фамилий.

– Прекрасная погода, – продолжал консультант, усаживаясь. Сели и приятели.

– А у вас какая специальность? – осведомился ласково Берлиоз.

– Я – специалист по черной магии.

– Как?! – воскликнул товарищ Берлиоз.

«На т?тебе!» – подумал Иван.

– Виноват… и вас по этой специальности пригласили к нам?!

– Да, да, пригласили, – и тут приятели услышали, что профессор говорит с редчайшим немецким акцентом, – тут в государственной библиотеке громадный отдел старой книги, магии и демонологии, и меня пригласил как специалист единственный в мире. Они хотят разбират, продават…

– А?а! Вы – историк!

– Я – историк, – охотно подтвердил профессор, – я люблю разные истории. Смешные. И сегодня будет смешная история. Да, кстати, об историях, товарищи, – тут консультант таинственно поманил пальцем обоих приятелей, и те наклонились к нему, – имейте в виду, что Христос существовал, – сказал он шепотом.

– Видите ли, профессор, – смущенно улыбаясь, заговорил Берлиоз, – тут мы, к сожалению, не договоримся…

– Он существовал, – строгим шепотом повторил профессор, изумляя приятелей совершенно, и, в частности, тем, что акцент его опять куда?то пропал.

– Но какое же доказательство?

– Доказательство вот какое, – зашептал профессор, взяв под руки приятелей, – я с Ним лично встречался.

Оба приятеля изменились в лице и переглянулись.

– Где?

– На балконе у Понтия Пилата[7], – шепнул профессор и, таинственно подняв палец, просипел: – Только т?сс!

«Ой, ой…»

– Вы сколько времени в Москве? – дрогнувшим голосом спросил Берлиоз.

– Я сегодня приехал в Москву, – многозначительно прошептал профессор, и тут только приятели, глянув ему в лицо, увидели, что глаза у него совершенно безумные. То есть, вернее, левый глаз, потому что правый был мертвый, черный.

«Так?с, – подумал Берлиоз, – все ясно. Приехал немец и тотчас спятил. Хорошенькая история!»

Но Берлиоз был решителен и сообразителен. Ловко откинувшись назад, он замигал Ивану, и тот его понял.

– Да, да, да, – заговорил Берлиоз, – возможно, все возможно. А вещи ваши где, профессор, – вкрадчиво осведомился он, – в «Метрополе»? Вы где остановились?

– Я – нигде! – ответил немец, тоскливо и дико блуждая глазами по Патриаршим Прудам. Он вдруг припал к потрясенному Берлиозу.

– А где же вы будете жить? – спросил Берлиоз.

– В вашей квартире, – интимно подмигнув здоровым глазом, шепнул немец.

– Очень при… но…

– А дьявола тоже нет? – плаксиво спросил немец и вцепился теперь в Ивана.

– И дьявола…

– Не противоречь… – шепнул Берлиоз.

– Нету, нету никакого дьявола, – растерявшись, закричал Иван, – вот вцепился! Перестаньте психовать!

Немец расхохотался так, что из липы вылетел воробей и пропал.

– Ну, это уже положительно интересно! – заговорил он, сияя зеленым глазом. – Что же это у вас ничего нету! Христа нету, дьявола нету, папирос нету, Понтия Пилата, таксомотора нету…

– Ничего, ничего, профессор, успокойтесь, все уладится, все будет, – бормотал Берлиоз, усаживая профессора назад на скамейку. – Вы, профессор, посидите с Бездомным, а я только на одну минуту сбегаю к телефону, звякну, тут одно безотлагательное дельце, а там мы вас и проводим, и проводим…

План у Берлиоза был такой. Тотчас добраться до первого же телефона и сообщить куда следует, что приехавший из?за границы консультант?историк бродит по Патриаршим Прудам в явно ненормальном состоянии. Так вот, чтобы приняли меры, а то получится дурацкая и неприятная история.

– Дельце? Хорошо. Но только умоляю вас, поверьте мне, что дьявол существует, – пылко просил немец, поглядывая исподлобья на Берлиоза.

– Хорошо, хорошо, хорошо, – фальшиво?ласково бормотал Берлиоз. – Ваня, ты посиди, – и, подмигнув, он устремился к выходу.

И профессор тотчас как будто выздоровел.

– Михаил Яковлевич! – звучно крикнул он вслед.

– А?

– Не дать ли вашему дяде телеграмму?

– Да, да, хорошо… хорошо… – отозвался Берлиоз, но дрогнул и подумал: «Откуда он знает про дядю?»

Впрочем, тут же мысль о дяде и вылетела у него из головы. И Берлиоз похолодел. С ближайшей к выходу скамейки поднялся навстречу редактору тот самый субъект, что недавно совсем соткался из жаркого зноя. Только сейчас он был уже не знойный, а обыкновенный плотский, настолько плотский, что Берлиоз отчетливо разглядел, что у него усишки, как куриные перышки, маленькие, иронические, как будто полупьяные глазки, жокейская шапочка двуцветная, а брючки клетчатые и необыкновенно противно подтянутые.

Товарищ Берлиоз вздрогнул, попятился, утешил себя мыслью, что это совпадение, что то было марево, а это какой?то реальный оболтус.

– Турникет ищете, гражданин? – тенором осведомился оболтус, – а вот, прямо пожалуйте… Кхе… кхе… с вас бы, гражданин, за указание на четь?литровочки поправиться после вчерашнего… бывшему регенту…

Но Берлиоз не слушал, оказавшись уже возле турникета.

Он уж собрался шагнуть, но тут в темнеющем воздухе на него брызнул слабый красный и белый свет. Вспыхнула над самой головой вывеска «Берегись трамвая!». Из?за дома с Садовой на Бронную вылетел трамвай. Огней в нем еще не зажигали, и видно было, что в нем черным?черно от публики. Трамвай, выйдя на прямую, взвыл, качнулся и поддал. Осторожный Берлиоз хоть и стоял безопасно, но, выйдя за вертушку, хотел на полшага еще отступить. Сделал движение… в ту же секунду нелепо взбросил одну ногу вверх, другая поехала по камням и Берлиоз упал на рельсы.

Он лицом к трамваю упал. И увидел, что вагоновожатая молода, в красном платочке, но бела, как смерть, лицом.

Он понял, что это непоправимо, и не спеша повернулся на спину. И страшно удивился тому, что сейчас же все закроется и никаких ворон больше в темнеющем небе не будет. Преждевременная маленькая беленькая звездочка глядела между крещущими воронами.

Эта звездочка заставила его всхлипнуть жалобно, отчаянно.

Затем, после удара трясущейся женской рукой по ручке электрического тормоза, вагон сел носом в землю, в нем рухнули все стекла. Через миг из?под колеса выкатилась окровавленная голова, а затем выбросило кисть руки. Остальное мяло, тискало, пачкало.

Прочее, то есть страшный крик Ивана, видевшего все до последнего пятна на брюках, вой в трамвае, потоки крови, ослепившие вожатую, это Берлиоза не касалось никак.


[1] …Михаил Александрович Берлиоз… – В настоящей и в других редакциях этот герой романа именуется также Мирцевым, Крицким, Цыганским… Михаилом Яковлевичем, Антоном Антоновичем, Антоном Мироновичем, Владимиром Антоновичем, Владимиром Мироновичем, Марком Антоновичем, Борисом Петровичем, Григорием Александровичем… При доработке последней редакции Булгаков даже пытался именовать этого героя… Чайковским… Но все?таки самое первое наименование героя – Берлиоз – оказалось и самым прочным: в последние месяцы жизни писатель вернулся вновь к нему. Безусловно, не случайно совпадение фамилии героя романа с фамилией композитора Гектора Берлиоза. Последний прославился своей «Фантастической симфонией», в которой тема адского шабаша раскрыта с исключительной выразительностью.

Высказывается множество предположений относительно прототипа этого героя. Следует заметить, что таковых слишком много, ибо в те времена «богоборцы» в сфере культуры доминировали. Можно лишь назвать наиболее «выдающихся» представителей из этой когорты, которые были помечены Булгаковым в его «списке врагов». Это Л. Л. Авербах и М. Е. Кольцов.

Зловещий образ Берлиоза незначительно изменялся в процессе работы над романом.

 

[2] …Всемиописа… – Писательское объединение именуется в романе и всемирным, и всесоюзным, и московским… Сокращения его также разнообразны: Всемиопис, Вседрупис, Миолит, Массолит…

 

[3] …Иван Николаевич Попов… под псевдонимом Бездомный. – Он же – Безродный, Беспризорный, Покинутый, Понырев, Тешкин… Собирательный образ, хотя в первых редакциях романа явно просматриваются черты Демьяна Бедного (Кузякина Н. Б. Михаил Булгаков и Демьян Бедный // М. А. Булгаков?драматург и художественная культура его времени. М., 1988. С. 392– 410). В архиве писателя сохранилась папка с «сочинениями» Д. Бедного (вырезки из газет с пасквилями поэта).

 

[4] Цыганские Грузины – район Большой и Малой Грузинских улиц.

 

[5] …большую антирелигиозную поэму… – Антирелигиозная пропаганда, которая велась средствами массовой информации в 20?е гг., вызывала у Булгакова чувство негодования и брезгливости к ее инициаторам и исполнителям. Можно себе представить, какое чувство вызвало у Булгакова появление в печати весной 1925 г. («Правда», апрель?май) «Нового завета без изъяна евангелиста Демьяна». Иисус Христос в этом опусе Бедного предстал человеком от рождения неполноценным, наделенным многими пороками. А заканчивался он так:

 

Точное суждение о Новом завете:

Иисуса Христа никогда не было на свете.

Так что некому было умирать и воскресать,

Не о ком было Евангелия писать.

 

Несомненно, «Евангелие от Демьяна» послужило, в ряду прочих причин, толчком к написанию романа о дьяволе. И видимо, не без удовольствия Булгаков записал в своем дневнике «информацию» о придворном поэте: «…Демьян Бедный, выступая перед собранием красноармейцев, сказал: „Моя мать была блядь…»»

 

[6] Мания фурибунда – неистовая, яростная мания (лат.).

 

[7] …у Понтия Пилата… – Пятый римский прокуратор, управлявший Иудеей с 26 по 36 г. н. э. По Евангелиям и апокрифам, был вынужден против своей воли дать согласие на казнь Иисуса Христа. В коптских и эфиопских святцах 25 июня значится как день св. Понтия Пилата.

Книга Никогда не заговаривайте с неизвестными


– Проводить тебя?

– А, не стоит… – Ей хотелось исчезнуть отсюда как можно скорее, а этот парень ей был совсем не нужен.

– Ну, все равно, пойдем вместе. – Парень был настойчив и не слушал ее слабых возражений. – Мне это все уже не нравится. Там началась дикая оргия. Скоро будут морды бить.

Они вместе вышли из общаги, и тут он снова проявил заботу:

– Поймать тебе машину?

– Мне? – удивилась она. На свежем воздухе Ира окончательно протрезвела и вспомнила – этот парень тоже может иметь к ней претензии, ему она тоже что-то такое сказанула… Вздохнула и извинилась: – Ты прости, если я там, наверху, что-то… На меня иногда находит.

– Тебя Ира звать? – спросил он, вместо того чтобы принять ее объяснения.

– Да.

– А почему ты так трагично это говоришь? – улыбнулся он.

– Да нипочему, так… Настроение плохое. А тебя как звать?

– Саша.

– Ты тоже на актерском?

– Это надо понимать так, что и ты актриса? – переспросил он и взял ее под руку.

Это было кстати – физическая и моральная поддержка ей бы не помешала. Ира шла рядом с ним по вечерней Москве, стараясь не подвернуть ногу – в тот раз на ней были туфли на невообразимо высоком каблуке. В этих туфлях она была выше своего кавалера, но это ее не смущало. Она была выше не только кавалера, но и таких предрассудков. Она была вообще высокого мнения о себе. Особенно в тот вечер. На ней было новое джинсовое платье, бледно-голубое, на плече болталась черная сумочка на золотой цепи… Туфли были тоже черные, лакированные, на подкованных золотом «шпильках». Если бы ей кто сказал, что все эти вещи не подходят друг к другу, она бы страшно удивилась. Но в тот сумбурный год ее такие вопросы вообще не волновали. Да и денег на наряды не было, если уж на то пошло… Все это было не главное! А главное то, что она молода, красива и талантлива!

– А что – ты не заметил, что я актриса? – спросила она. – Видел, как я изображала пьяную?

– Ты была пьяной.

– Изображала! Конечно, я выпила – не отрицаю. Но я вовсе не была такой невменяемой.

– Знаешь, что я тебе скажу? – возразил он. – Если актер пьян, он никогда не сыграет пьяного. Получится полная чепуха.

Некоторое время они шли молча. Потом она стала колебаться – как поступить дальше? Принять его предложение поймать ей машину? Уехать домой? А если уехать, то как – с ним или без него? А если с ним – как отнесется к этому мама? А папа? Ой, нет, о папе лучше вообще не думать… Так она его к себе и не пригласила, и они как-то незаметно спустились в метро, где и распрощались. Потом они встречались во ВГИКе, здоровались, болтали на лестнице, ходили друг к другу на курсовые показы. Но дальше дело никак не заходило. Ирина в то время как раз переживала ряд любовных приключений.

Первое приключение было платоническим – она влюбилась в своего мастера. А мастер взаимностью не ответил. Она чахла, сохла, смотрела на него собачьими глазами, пока не сказала себе, что это глупость. И любовь немедленно прошла. Потом предметом ее увлечения стал парень с художественного отделения. Он водил ее к себе в мастерскую, где они часами целовались, потом выпивали бутылку вина и… Разъезжались по домам. Ей было как-то неясно, любовь это или нет? Потом она все же решила, что любовь, и в один прекрасный вечер поехала к нему на дачу, куда он давно уже ее звал.

Этот роман протекал бурно, у всех на глазах. У художника оказалась невеста – некая Валерия, не из ВГИКа, но с большими претензиями. Эта Валерия отравляла им жизнь, приезжая на дачу без приглашения, вламываясь к ним в мастерскую. Это была уже «их» мастерская. Кончился очередной визит Валерии очень некрасивой сценой… Ира с ней подралась, но Валерия ушла победительницей, унося в сжатом кулачке пару прядок рыжих волос. А художник, глядя, «как бабы цапаются», бешено хохотал, развалившись на поломанной тахте для натурщиков…

После этого Ира остригла свои злосчастные волосы, обесцветила их большим количеством перекиси и всему институту объявила, что любовь кончилась. В ту пору она пила больше, чем обычно, ей уже не нужен был повод и компания. Почти забросила учебу, мастер стал забывать сперва ее имя, потом – ее лицо. Ира нашла нового обожателя, никак не связанного с миром кино. Он приезжал за ней в институт на машине и увозил на весь вечер веселиться, пропивать шальные деньги. У него было несколько коммерческих ларьков на Ленинском проспекте и труднопроизносимое восточное имя… С Сашей она тогда совсем не виделась. Она даже забыла, что он есть на свете. Их столкнул очередной случай…

Это было незадолго до сдачи курсовых лент. Ира между пьянками и истериками успела сняться в короткометражной художественной картине одного из выпускников. Роль у нее была небольшая – она должна была изображать грубую официантку, которая обслуживает какую-то влюбленную пару в ресторане. Наступил день показа. Пришло много гостей, на первом ряду кинозала уселась приемная комиссия. Ира волновалась, хотя всем говорила, что ей наплевать. Среди гостей она заметила Сашу. Он на нее не обращал внимания, и она решила, что он ее забыл. Погасили свет, начался показ. Показывали три ленты, тот фильм, где снялась Ира, должен был идти третьим. Наконец, она дождалась…

То, что она увидела на экране, было так страшно, жалко и бездарно, что она закрыла глаза, чтобы не смотреть… Там, у всех на виду, всем на потеху, двигалась размалеванная идиотка в черном платье и передничке. Идиотка говорила фальшивым напряженным голосом, смотрела пустыми глазами, постоянно поворачивалась к камере задницей… Те грубости, которые отпускала идиотка, должны были всех рассмешить – ведь роль характерная… Завидная роль! Но никто не смеялся… От этой дуры всех должно было стошнить! И это была она!

Показ закончился, и студентов с гостями попросили выйти. В зале осталась только комиссия, чтобы принять решение, кому какие выставить баллы… Ира, едва оказавшись за дверью, рванула дальше по коридору, чтобы быстрее оказаться на улице, позвонить приятелю и напиться. Кто-то схватил ее за локоть, она резко обернулась…

– Не так уж плохо, – сказал Саша.

– Смеешься?! – рявкнула она. – Пусти, придурок! Пусти, говорю!

– Да ты что?! – поразился он. – Даже результатов не дождешься?!

– О, ну ты и дурак! – Ее корчило от стыда. Хотелось убежать, и все же первый запал уже исчез. – Какие тебе еще нужны результаты? Результаты были на экране!

– Да все нормально. Ты неплохо сыграла.

– Неплохо? И ради этого я училась?

– Да постой же, – он крепко удерживал ее за локоть, и она перестала вырываться. – Постой… Куда ты собралась?

– Никуда!

– Я пойду с тобой, ладно? Только результатов дождемся!

– Нужен ты мне! Нужны мне твои результаты! У тебя-то все прекрасно! – Она вдруг разревелась. Тогда он быстро отвел ее за угол, чтобы никто не видел этих слез и предложил:

– Уйдем вместе, прямо сейчас?

– Пошел ты… – она вытерла слезы и спросила: – Тушь потекла?

– Немножко. Ты очень красивая. – Это был первый комплимент, который он отпустил в ее адрес.

Она немного растерялась:

– Скажешь тоже… Красавица, мать вашу! Нашел время подлизываться. Все равно мне за красоту не выставят хорошего балла…

– Это не важно. Все равно сейчас в России фильмов никто не снимает. Чтобы сняться, нужны такие знакомства… Особенно нам – выпускникам.

– Ладно, это я наизусть знаю, – она уже совсем успокоилась и пришла в себя. – Что же получается – мы с тобой зря учились?

– Получается, что зря. Я теперь жалею, что пошел на актерский.

– Серьезно?

– Да. Хотя, знаешь, мне вроде бы дадут небольшую роль в сериале… В большом историческом, отечественном, но по Дюма… Только ты никому не говори, ладно? Пока это секрет!

Она ему не поверила. Но факт остался фактом – вскоре его действительно пригласили участвовать в одном проекте… Проект был большой, впечатляющий… И она увидела Сашу на экране. В роли… Лакея! Саша стоял с подносом в углу шикарно декорированной комнаты и был в кадре ровно полторы минуты… Потом, правда, он появился еще раз… В роли безымянного дворянина, проколотого шпагой…

Но все это было куда позже, года через полтора-два. А к тому времени их роман развивался полным ходом. Ира была уже замужем. Замужество произошло так стремительно, что она оглянуться не успела. Но замуж она вышла не за Сашу. А Саша… Саша женился. И тоже, естественно, не на ней. Все это было довольно дико, если учесть, что со своими будущими супругами они познакомились уже после того, как стали любовниками…

– Да ты что – сдурел? – растерянно спросила она, когда Саша сообщил ей, что вчера был в ЗАГСе. – Чего тебя туда понесло?

– А я там роль играл, – спокойно ответил он.

– Роль? Ты сейчас снимаешься? И кого ты там играл?

Никогда не разговаривайте с незнакомцами!

архив

Город основан в 80 до н. э. римлянами, от которых остался живописный акведук. Памятник древнеримской инженерной мысли находится в прекрасном состоянии, будучи особенно живописен на фоне голубого неба. И вот представьте себе, что с этого неба белым днем падает на вашу голову натуральный привет от пролетающих мимо птиц. Народ от вас шарахается, а вы платки, конечно, достаете. А тут и милейшая супружеская пара, судя по виду, из Латинской Америки, предлагает воду из бутылочки и даже помогает спинку потереть. Ну все, отчистились, инцидент исчерпан, вы расстаетесь с добрыми самаритянами и продолжаете прогулку, слегка удивляясь: кто же это вас так разуделал, если птиц крупнее воробьев не видно ни одной. Заходите заесть стресс в кафе и выясняете, что кошелек ваш на месте, но денег в нем больше нет. Занавес. И озарение. Разводка называется «птичка»: воры обливают туристов жидкостью, похожей на птичий помет, используя для этих целей разбавленные горчицу и кетчуп, а потом, бросаясь помогать, приделывают «ноги» кошелькам и телефонам. 

Кража без применения насилия не считается в Испании серьезным преступлением. Если карманника поймают с поличным и у него будет при себе не более четырехсот евро, его посадят в тюрьму на три дня, а то и просто выпишут штраф. Но сначала полицейские должны как минимум принять у вас заявление, чего делать они категорически не хотят: никому не нужны потенциальные «висяки» и плохая статистика. 

Неудивительно, что воровство в Испании – это индустрия. Подсчитать ее обороты невозможно. Однако в некоторых западных документальных фильмах сами воры говорили о том, что дневная выручка одного профессионала может составлять примерно 8000 евро. При этом число промышляющих нечистыми делами растет, и не в последнюю очередь это связано с притоком незаконных иммигрантов из более бедных стран. 

Немецкая статистическая служба Statista.de насчитала только самых часто встречающихся в мире уловок ровно четыре десятка, хотя на самом деле их многие сотни. В той же Испании, часто в Мадриде, к туристу с высокой вероятностью подойдет пожилая женщина и предложит веточку розмарина. Возьмете – потребует плату. Не возьмете – попробует взять вас за руку, предложит погадать или наколдовать хорошее. За деньги. Продвинутая версия – с цветком. К даме (или ее ребенку) подходит человек и вручает цветок (или прямо заправляет его в волосы), потому что она такая красивая и милая. И тут же просит копеечку на жизнь. Стоит только достать кошелек, как его вырвут. Подельник за это время может еще успеть пошарить в сумке и по карманам.

«Сборщики подписей» под самыми разнообразными петициями ходят с бейджиками и как минимум парами, а то и стайками. Пока вы разбираетесь, что и как, карманы ваши становятся намного легче и чище. 

В другой «разводке» к тому, кого хотят обворовать, сначала подходит прохожий и начинает что-то спрашивать, затем появляется псевдополицейский, хватает этого прохожего за руку, говорит, что это – карманник, так что неплохо бы туристу проверить кошелек. Турист достает кошелек, и его тут же выхватывают. 

Женщины-воровки маскируются под небедных туристок, которые стоят, развернув огромную карту, а потом случайно «падают» на кого-нибудь, прикрывая этой картой сумки и карманы, в которых шарят.

Популярны стали псевдоманифестации, скажем, против кризиса: группка людей где-нибудь в оживленном месте разворачивает плакаты, даже, может, поет пару песен протеста, а в это время их подельники обчищают зевак. Минут через десять «манифестация» сворачивается и отправляется на новое место.

Поживиться за ваш счет может пьяный, заваливающийся на вас, и спрашивающая дорогу девушка, человек, изображающий, что ему стало плохо, даже милая девочка лет десяти, вдруг решившая вас обнять, или старик с тростью, который, уходя, потянет этой тростью за собой вашу стоящую на стуле или на полу сумку.

Подписывайтесь на нас:

Никогда не разговаривайте с незнакомцами

Это один из рассказов серии «Орден Ночного Вторника».

Компания любителей страшных историй собирается каждый вторник. Они обращаются друг к другу по вымышленным именам, и практически не общаются друг с другом в обычной жизни.

Это был вторник, как всегда. Я занималась привычно-предвечерними вещами — накрывала стол синей бархатной скатертью, чистила канделябр от потеков парафина, потому что в прошлый раз до этого как-то не дошли руки, в общем, пребывала в спокойной уверенности в том, что все идет так как должно. В какой-то момент я вдруг осознала, что у меня вчера закончился чай. Да и кофе осталось не так много — может даже на ночь не хватить. Я решила, пока есть время, сбегать до магазина на углу, а заодно и прикупить каких-нибудь печенюшек-конфеток, которые никогда не бывают лишними. Я накинула пальто и вышла на площадку.

— У привычных вещей всегда есть оборотная сторона. Великое множество людей погибло только потому что искренне было убеждено в том, что вещи вокруг них именно то, чем кажутся.

Я вздрогнула и обернулась. Он стоял, облокотившись на стену, и в общем-то в том, что я его сразу не заметила не было ничего странного — его пальто было грязно-зеленого цвета, в точности такого же, как и обшарпанные стены в моем подъезде. Почему-то я даже не испугалась, хотя должна бы…

— Что? — переспросила я, хотя прекрасно слышала, что сказал незнакомец, Просто нужно было как-то поддержать разговор, который обещал быть если не интересным, то по меньшей мере странным. Что такого странного в подпирающей стену в моем подъезде личности я пока не поняла, но решила разобраться по ходу и усмотреть в нем какую-нибудь тайну. В конце концов сегодня вторник, а значит должно случиться что-то необычное.

— Некоторые вещи совсем не то, чем кажутся, — повторил он. — Вы согласны?

— Пожалуй, да, — задумчиво произнесла я, продолжая разглядывать собеседника. Это был мужчина неопределенного возраста — где-то между тридцатью и сорока годами. Вид у него был довольно усталый и потрепанный, но нельзя сказать, что он живет где-то в подворотне или теплотрассе, скорее уж просто несколько дней не был дома. Щетина. Запавшие как от долгой бессонницы глаза. Волосы темные. Вот и все, пожалуй. Ах да, взгляд… Он смотрел не на меня, а куда-то в пустоту. И смотрел устало и отрешенно.

— У вас что-то случилось, — полувопросом-полуутверждением произнесла я. — Если вам нужно с кем-то поговорить и излить душу незнакомому человеку, я к вашим услугам.

— Я знаю, — усмехнулся незнакомец. — Поэтому и ждал, когда вы выйдете в магазин за чаем.

Разумеется, я удивилась, хотя, впрочем, не особенно — сегодня же был вторник. Незнакомец глянул на часы, потом снова уставился куда-то в сторону мутного подъездного окна.

— У одного моего хорошего друга была страсть, — безо всяких предисловий начал он. — Букинистические магазины. Он готов был часами простаивать возле прилавков, копаясь в пыльных томиках кем-то выброшенных книг. Да-да, именно выброшенных — то есть ненужных, непонравившихся, а потому и отданных в руки чужих людей, чтобы те сделали с ними что-нибудь. Отдать книгу в букинистическую лавку — все равно, что сжечь, только менее честно. Если я считаю, что книга плохая, зачем я буду стараться продать ее кому-то другому? Но я отвлекся, а у нас мало времени. Так вот, у моего друга была целая библиотека, но ни одной книги он не приобрел в нормальном магазине — все сэконд хэнд. Я часто ходил с ним вместе, но ни разу ничего там не купил — не смог себя пересилить. Однажды мы шли с ним по улице, знакомой полностью, надо заметить, и нам на глаза попадается вывеска «Читатель — читателю» с припиской — «букинистический магазин». Друг мой не смог пройти мимо такого подарка судьбы и потащил меня внутрь. Там была обычная маленькая книжная лавчонка, только вот продавец был не совсем обычный — он передвигался по малюсенькому помещению на инвалидной коляске. И еще был одноглазым, да…

Незнакомец замолчал, словно вспоминая. Я слушала, старательно запоминая каждое слово — это же была самая настоящая вторничная история, к тому же рассказанная таким необычным образом!

— Мой друг прилип к прилавкам и начал старательно перебирать книги, я же просто делал вид, что мне интересно. Честно говоря, мне не нравилось здесь, у меня было ощущение, что это место какое-то неправильное. Меж тем мой друг выбрал книгу и пошел к одноглазому деду-продавцу. Я до сих пор проклинаю себя за то, что не остановил его…

Мне хотелось сказать этому человеку что-нибудь ободряющее, но я сдержалась. Я понимала, что сейчас он вовсе не нуждается в том, чтобы его гладили по голове и успокаивали — он упивается чувством собственной вины. С другой стороны, конечно, мои успокаивающие слова спровоцировали бы его на новые подробности, но мне не хотелось вмешиваться в написанную незнакомцем картину недавнего прошлого. Или выдуманную?

— Книга была необычна для букинистических лавок хотя бы тем, что вид имела не пыльный, а весьма потрепанный. Это означает только одно — ее много и старательно читали и перечитывали. А потом выбросили. Всю дорогу до дома я задавался вопросом о том, почему можно избавиться от любимой вещи. Потом я попрощался с другом и пошел домой. В привычной атмосфере родной квартиры я успокоился, но мысль все крутилась на краю сознания… Вот скажите мне, вы когда-нибудь выбрасывали знакомую, привычную, родную и любимую вещь?

— Разве что она приходила в негодность, и нужно было ее заменить, — пожав плечами, ответила я.

— Знаете, вам случалось любить человека, который сам вас не любит, но позволяет находиться с ним рядом? — это снова был вопрос и он требовал ответа. Я задумалась. А действительно, было ли такое? Пожалуй, что нет, особенно учитывая то, что чьему бы то ни было обществу я всегда предпочитала одиночество. Я отрицательно покачала головой.

— Вам повезло, — ответил незнакомец. — Я расскажу вам, как это бывает, тем более, что это объясняет многое из произошедшего, если только… Впрочем, неважно. Когда любишь человека, то всегда стараешься больше времени находиться рядом, делать ему приятное, угадывать и предупреждать желания, не так ли? — это вопрос не требовал ответа, поэтому я промолчала. — Если же предмет вашей страсти не отвечает вам взаимностью, то сначала ему это льстит, потом начинает раздражать, и в конце концов он начинает желать, чтобы вы куда-нибудь исчезли.

Незнакомец усмехнулся.

— Если же вы все еще остаетесь рядом с ним, то он начинает желать вашей смерти. Смерти…

Он покатал на языке последнее слово и взглянул наконец на меня.

— Когда кто-то желает вам смерти, по настоящему, без фальши и надуманности, то она начинает вас преследовать. Вы необязательно умрете, конечно, но у вас будет ощущение, что смерть следует за вами по пятам — будут умирать знакомые люди, родственники, просто незнакомцы, но на ваших глазах… Никогда не пытайтесь остаться рядом с человеком, который вас не любит…

Наверное, человека, который хоть раз сталкивался с безответной страстью, тронули бы рассуждения моего собеседника, но я с нетерпением ждала, когда же он перейдет к вещам, с которых начал, или к той книге, купленной его другом. Наверное, почувствовав мое желание, незнакомец заговорил снова.

— С вещами происходит то же самое. Вы покупаете понравившуюся вещь, она становится для вас любимой и незаменимой, но… Эта вещь не любит вас. И если так произошло, то с каждым днем она начинает все больше желать вашей смерти, а вы все больше чувствуете ее пристальное внимание. В конце концов, может именно эта вещь и убьет вас, ее же не посадят за это в тюрьму…

Незнакомец повернулся ко мне спиной и стал спускаться по лестнице вниз. Я поняла, что разговор окончен.

— Постойте! — Я сделала движение, чтобы последовать за ним, но остановилась. — А что же случилось с вашим другом?

— А? — незнакомец на мгновение остановился. — Он умер.

Он достал из-под полы прямоугольный сверток и швырнул его на площадку, прямо мне под ноги. И продолжил спуск. Я стояла, замерев от неожиданности и ожидая неизвестно чего — того ли? что прямоугольный пакет взорвется, или ядовитой змеи, которая притаилась под старой газетой. Но ничего не происходило. Внизу хлопнула подъездная дверь. Я наклонилась и подняла предмет, брошенный мне странным собеседником. Это была книга, разумеется…

В задумчивости я стала спускаться по лестнице — разговор разговором, но чай все равно нужно купить — и столкнулась с Джонатаном, как раз открывавшим подъездную дверь.

— В чем дело? — удивленно спросил он. — Ты собираешься уйти во вторник вечером?

— Нет, конечно, — все так же задумчиво ответила я. — Я в магазин за чаем, вот ключ, встречай людей, если я задержусь. И кстати занеси домой этот сверток…

— Что это? — Джонатан взял у меня книгу, завернутую в газету, а я осознала, что даже не спросила и не удосужилась посмотреть сама, что это за новое приобретение для вторничной коллекции.

— Это тема нашего вечера, — улыбнулась я и выскользнула из подъезда в серую сибирскую осень.

Я шла по улице, мысленно перебирая любимые и дорогие мне вещи. Честно говоря, получалось не очень… Трудно было представить, что какой-то привычный предмет, измученный моим навязчивым вниманием, затаил на меня злобу и мечтает о моей смерти. Наконец я решила оставить свои размышления до собрания. Может статься, что у кого-нибудь из моих ежевторничных гостей найдется подходящая история. Еще я успела мельком пожалеть, что так и не услышала подробностей истории про друга моего странного незнакомца и его покупку.

Я позвонила в двери собственной квартиры и застала там кроме Джонатана Жаклин, Мигеля и Дона. Они расселись на своих привычных местах и перебрасывались ничего не значащими фразами. Сверток нетронутым лежал на синей бархатной скатерти. Кто-то уже вставил свечи в гнезда канделябра. Я скинула пальто и поставила на плиту чайник. Я конечно понимала, что гораздо практичнее было бы обзавестись электрическим чайником, чем каждый раз бегать на кухню, но как-то не складывались у меня отношения с современной техникой…

— Приветствую всех собравшихся за этим столом и объявляю открытым очередное заседание ордена ночного вторника, — произнесла я, оглядев неуловимо изменившиеся от пламени свечей лица. Почему-то каждый раз меня завораживал этот момент — будто мы все переносились в какое-то иное измерение, этакое ответвление существующей реальности, жителями которой мы все были. Именно поэтому я каждый раз и произносила ритуальную фразу открытия, хотя она и звучала несколько пафосно.

— Думаю, уже ни для кого не секрет, что мне сегодня есть, что рассказать, — продолжила я. — Сегодня вторник, а значит может произойти что-то странное. Вот оно и произошло.

Я слово в слово повторила собравшимся мой предвечерний разговор с незнакомцем на лестничной площадке. В конце добавила:

— Теперь мне хотелось бы услышать ваши мнения, господа.

Публика расслабилась, но некоторое время хранила молчание. Первым высказался Мигель:

— Знаете, мои дорогие, а ведь в словах этого странного незнакомца есть доля истины… Бывают вещи, которые выходят из-под контроля в самый неожиданный момент. Моему младшему брату как-то подарили велосипед. Он буквально влюбился в него, назвал его каким-то женским именем, не помню. Лелеял его, пылинки сдувал, ездил с таким видом, словно это королевский трон, не меньше. И однажды эта блестящая хреновина уронила моего брата, причем как-то непонятно-неудачно — брат съезжал с небольшого склона, и у него нога сорвалась с педали, велик вильнул, напоролся на какой-то камень и вместе с братом полетел кувырком по асфальту. Брат тогда сломал ногу и стряхнул кукушку, а велосипед я продал кому-то на ближайшем блошином рынке, пока тот лежал в больнице.

После рассказа Мигеля выяснилось, что у каждого есть что вспомнить. Один за другим последовали три похожих истории — первую рассказала Лора, про ее тетю и газонокосилку, во второй Донован поведал нам про возненавидевший его самого в один прекрасный момент кухонный комбайн, а в третьей Джонатан, смеясь, вспомнил про игрушечную машинку, которая чуть не убила его в детстве. Он же и продолжил размышлять вслух:

— Из всего вышесказанного следует, что у вещей есть душа или что-то похожее, неправда ли? И раз эта душа умеет ненавидеть, то и любить она тоже способна. Только, к сожалению, свидетельства любви вещей не так просто отыскать, как следы их ненависти…

— Ну почему же, — задумчиво произнесла Лора. — Если задуматься, то каждый из нас легко вспомнит вещи, с которыми у него сложились вполне взаимные отношения. Только, боюсь, это будет неинтересно.

— А меня волнует вот что, — сказала вдруг сидящая в самом темном углу Жаклин. — Все, что вы рассказывали — велосипед, газонокосилка, машинка — это вещи механические, от исправности которых многое зависит, в том числе и жизнь хозяина. С ними все понятно. Однако в рассказе незнакомца его друга убила книга… Кстати, мы так и не развернули сверток!

Я взяла со стола сверток и стала снимать с него газету. «Говард Лавкрафт. Избранное», — прочитала я. Книгу передали по кругу, мы пожимали плечами, глядя на истертую темно-зеленую обложку, истрепанный корешок и недоумевали. Хм, кто же мог до дыр зачитать Лавкрафта? Чтиво прямо скажем не захватывающее, хотя довести, скажем, до самоубийства вполне способно…

— Зачитать до дыр Лавкрафта? — пожал плечами Стефан. — Это же редкостная нудятина…

— Я не был бы столь категоричен, мон ами, — проговорил Мигель, передавая книжку Жаклин. — Ведь сколько людей — столько и вкусов. И если за этим столом нет ни одного яростного поклонника Лавкрафта, то это не значит, что их нет во всем мире…

Жаклин открыла книгу, полистала ветхие страницы, потом заглянула в самый конец и прочитала:

-«Читатель — читателю. Букинистический магазин. Вокзальная, 9″. Кто-нибудь помнит в этом доме букинистический магазин, а? Это ведь совсем недалеко…

Среди нас было достаточно библиофилов, но ни один так и не смог вспомнить на этой улице не то что букинистического, но и просто книжного магазина. Решив, что мы достаточно поразмышляли над вещью, уточнить которую прямо сейчас не можем, заговорил Джонатан.

— Жаклин не права, кстати, — он взял в руки потрепанный томик. — От доброго отношения книги жизнь очень даже может зависеть. Вы не замечали, что когда читаешь перед сном, то в насквозь знакомой и любимой книге могут появиться совсем другие слова и события? В тот момент, когда еще не осознаешь, что заснул над открытой книгой?

Все снова задумались, вспоминая…

— Слушай, а ведь точно! — воскликнул Донован. — Лежишь, мучаясь от бессонницы, и пялишься на знакомые страницы. И в какой-то момент буквы плывут и даже складываются в совсем другие слова! Я, помниться, очень жалел всегда, что ни разу не смог запомнить ту бредятину, которую увидел на страницах знакомых книг перед сном.

— Да-да, именно об этом я и говорю, — продолжил Джонатан. — Давайте пофантазируем. Допустим, приятель сегодняшнего незнакомца долго искал эту книгу, и когда, она наконец попала в его руки, он забросил все дела и уткнулся в заочно обожаемые страницы. Книга Лавкрафта — барышня капризная, она не всякому дается. Обычно, если так происходит, мы просто откладываем ее в сторону, и она пылится себе на полке — непонятая, одинокая и неопасная. Если бы мы идеально разбирались в творчестве Говарда Лавкрафта, то мы бы без труда набросали портрет идеального читателя, с точки зрения этой книги. Но на самом деле это неважно, а важно то, что предмет нашего фантазирования был совершенно не такой, каким мечталось книжице. Скажем, он какой-нибудь менеджер среднего звена, не чуждый, в общем-то, чтения, но отнюдь не настоящий поклонник литературы. Однако для того, чтобы в обществе себе подобных быть персоной популярной, необходимо иметь какой-нибудь необычное хобби. Гольф в наших широтах непопулярен, для сквоша, скажем, у него не хватало здоровья, для выращивания бонсаи — терпения. Вот и появилось это тщательно взращенное и выпестованное хобби — букинистическая литература. Кто-то крутит пальцем у виска, кто-то нет, но человека увлеченного все так или иначе уважают. Книжка за книжкой — и у него в самом деле появилась некая страсть к его занятию и, разумеется, желанные экземпляры его коллекции.

Фамилию Лафкрафт он услышал в комплекте со словом «Некрономикон» — вещью впечатляющей и страшненькой. Так и началось хобби в хобби. Он стал с удвоенной силой выискивать по букинистическим лавкам книги с вожделенной фамилией на обложке. Собрал все, которые у нас издавались, и даже несколько зарубежных экземплярчиков. Но вот одна книга упорно не давалась ему в руки. Он искал ее несколько месяцев, за это время его библиотека пополнилась на несколько десятков новых сомнительных раритетов. И вот однажды, когда они с другом шли по знакомой улице, на глаза ему попался совершенно незнакомый магазин. Он потащил туда друга и вдруг, о чудо! — она, книга его мечты. В результате он несколько дней не выпускает ее из рук, читает раз на десять, таскает с собой на работу, хвастается всем встречным-поперечным.

Однако книга его энтузиазм не разделяет. Сначала она снисходительно принимает его восторг, потом устает от его внимания, и в конце концов начинает вредить. Между сном и явью вместо знакомых слов, уже почти вызубренных наизусть, появляются новые — про веревку, крюк от люстры, эстетику качающегося под потолком трупа… И все заканчивается плачевно для нашего менеджера среднего звена, букинистического библиофила, до самой смерти влюбленного в творчество Лавкрафта.

Все молча восхищенно внимали гладкой речи Джонатана.

— Да-а-а, — протянул Стефан. — Теперь я просто не хочу узнавать, как оно было на самом деле…

— Брррр, — передернула плечами Жаклин. — Не буду больше читать перед сном. А то мне мой любимый женский роман расскажет про красоту пустого стеклянного пузырька, выпадающего из мертвой ладони…

Мы поговорили еще чуть-чуть, попили чаю, посмеялись над каким-то анекдотом для разрядки и стали расходиться. Джонатан выходил последним.

— Как красиво ты рассказывал, — сказала я уже на пороге. — Можно было подумать, что ты говоришь о чем-то тебе полностью известном.

— Я рассказывал про своего дядю, — тихо произнес он. — Он повесился три дня назад. Только не говори никому, ладно?

*****

Никогда у меня не получалось спать до обеда, даже в среду. Каждый раз я пытаюсь закрыть глаза и досмотреть сон, но он бесследно исчезает, словно издеваясь. И я поднимаюсь и брожу по квартире словно сомнамбула. Или продолжаю валяться в постели. Сегодня я решила пойти погулять. Почему-то поздняя осень мне нравилась, я даже летним вечером меньше люблю гулять по улицам города, чем промозглым осенним днем. «Надо теплее одеваться», — ухмылялась я в ответ на удивления моим странным вкусам.

Я шла по улице Вокзальной. Дом номер девять давно остался за спиной. Я старательно обошла его со всех сторон и не нашла там никакой букинистической лавки. Впрочем, я была не удивлена. К этому моменту я уже устала строить версии насчет того, подстроил всю эту историю Джонатан или так получилось само собой и пришла к выводу, что спрашивать все равно не буду, пусть все останется как есть.

Я прошлась по магазинам, заглянула к подруге и отправилась обратно домой. День уже клонился к вечеру, город накрыли сумерки. Я возвращалась тем же путем, вороша ногами пожухшие и уже совсем не праздничные листья, до которых еще не успели добраться дворники, и ни о чем не думала. Проходя мимо девятого дома, я подняла глаза, даже не знаю зачем — ведь несколькими часами раньше я этот дом разве что не обнюхала. «Читатель — читателю. Букинистический магазин» — значилось на одной из вывесок…

Очень хорошо

Средняя оценка: 8 из 10.
Всего голосов: 3.

Никогда не заговаривайте с неизвестными (2009)

В московском аэропорту сталкиваются парень и девушка. Ивана интригует загадочное поведение Алии. Он подозревает, что та живет по фальшивым документам. В довершение всего Алия угоняет его машину. С этого и начинаются крупные неприятности у киллера, который прежде никогда не ошибался… Его машина была использована во время заказного убийства. Иван находится под подозрением. Он ищет девушку, чтобы отомстить, но… только ли для этого?

Электронная книга, выпущенная в 2009 году, принадлежит жанру Детективы. Тематику книги можно охарактеризовать по следующим тегам: женские детективы, загадочные события, серия «Русский хит». В библиотеке можно начать чтение книги «Никогда не заговаривайте с неизвестными» (Анна Малышева) скачать бесплатно в формате fb2 полностью оцифрованную книгу для андроид. Также есть возможность просмотреть другие издания автора Анна Малышева. Дорогие друзья по чтению. Книга «Никогда не заговаривайте с неизвестными» (Анна Малышева) произведет достойное впечатление на любителя данного жанра. Глава 1 Самолет прилетел в аэропорт Внуково из Казахстана. Рейс задержался почти на два часа – в аэропорту отправления не было горючего. Все пассажиры давно уже нервничали – у многих в Москве были назначены деловые встречи, кого-то ждали родственники… Наконец они оказались в багажном отделении. Люди уныло слонялись возле пустых резиновых лент транспортера, смотрели на часы, кто-то жадно пил возле стойки буфета кока-колу… Кроме этих бедолаг, в багажном отделении находились пассажиры ереванского рейса. Эти держались особняком – разодетые в пух и прах, и вместе с тем, очень настороженные. И хотя в зале висела табличка «Не курить», большинство мужчин курило. – Извините, у вас не будет сигареты? Невысокий коренастый парень в зеленой замшевой куртке обернулся, услышав женский голосок. Рядом стояла девушка и несмело, просительно улыбалась. – Пожалуйста, – он достал из кармана пачку. – Для вас ничего не жалко. – А мне ничего и не надо, только сигарету, – девушка взяла одну. – Огонька не будет? Парень дал ей прикурить и молча смотрел, как та затягивается – жадно, так что щеки вваливаются. «А ничего, симпатичная, – подумал он. – Что-то я ее не видел». – С казахстанского рейса? – спросил он. – Да, конечно. Я что – на армянку похожа? – А кто вас знает? Черненькая… Правда, говорите без акцента. – Он разглядывал длинные черные волосы, раскосые глаза в припухших веках… Возле линии ресниц была густо, вульгарно наложена подводка. Кожа молочно-белая. Фигура ладная, крепко сбитая. Одета. Читать книгу «Никогда не заговаривайте с неизвестными» бесплатно онлайн приятно и увлекательно, все настолько гармонично, что хочется вернуться к нему еще раз.

почему мы не умеем распознавать ложь — Нож

Судья — назовем его Соломоном — человек средних лет, высокий и светловолосый, а его выговор сразу выдает бруклинское происхождение. Больше десяти лет Соломон прослужил в одном из судов штата Нью-Йорк. Он не кажется ни надменным, ни грозным, а, напротив, выглядит рассудительным и неожиданно мягким в обращении.

Сегодня четверг — в этот день в их суде обычно предъявляют обвинения арестованным. То есть тем, кто за последние сутки был задержан полицией по подозрению в том или ином преступлении. Эти люди провели бессонную ночь в камере предварительного заключения, и теперь их по одному вводят в наручниках в зал суда. Они сидят на низкой скамье за барьером, слева от Соломона.

Когда объявляют, что рассматривается очередное дело, секретарь подает Соломону папку с полицейским досье обвиняемого, и судья принимается ее листать, знакомясь с человеком, чью судьбу ему предстоит решить.

Обвиняемый стоит прямо перед судьей, по одну руку от него защитник, по другую — окружной прокурор. Эти двое говорят, а Соломон слушает. А потом решает, можно ли освободить обвиняемого под залог, и если да, то какова будет его сумма. Достоин ли этот абсолютно незнакомый Соломону человек того, чтобы остаться на свободе?

Самые сложные случаи, рассказывает судья, это подростки. Вот приводят 16-летнего парнишку, обвиняемого в каком-нибудь страшном злодействе. И Соломон знает, что, если залог будет слишком велик, этот малый окажется за решеткой в печально известной тюрьме на острове Райкерс, где — мой собеседник старается описать ситуацию как можно мягче — «бунт может вспыхнуть в любой момент».

Еще труднее принять решение, если видишь в зале мать этого подростка. «Да мне чуть ли не каждый день попадаются такие дела, — говорит Соломон. — Я даже стал практиковать медитацию. Так вроде бы немного полегче».

Соломон постоянно сталкивается с проблемой: ему нужно оценить личность незнакомца. И система уголовного правосудия предполагает, что трудные решения такого рода лучше принимать после того, как судья лично пообщается с обвиняемым.

Например, в тот четверг, ближе к вечеру, перед Соломоном предстал пожилой мужчина с короткой стрижкой и намечающейся лысиной. Он был в джинсах и гуаябере [летняя рубашка. — Прим.] и говорил только по-испански. Этого человека арестовали после «инцидента», в котором был замешан 6-летний внук его подружки. Мальчик сразу рассказал о происшествии отцу.

Окружной прокурор затребовал залог в $100000. У обвиняемого явно не было возможности собрать такую сумму. Если Соломон согласится с прокурором, человек в гуаябере отправится прямиком в тюрьму.

И это при том, что предъявленные обвинения арестованный категорически отрицал. В прошлом он дважды нарушал закон, но это были мелкие правонарушения, совершенные много лет назад. Теперь этот мужчина работает механиком, но, скорее всего, лишится работы, если окажется в тюрьме, а ведь он материально поддерживает бывшую жену и 15-летнего сына.

И Соломону приходится принимать в расчет также и этого подростка, чье благополучие зависит от зарплаты отца. И, конечно, судья понимает, что 6-летний ребенок — не самый надежный свидетель. В общем, Соломон никак не может знать, окажется ли разбираемое дело просто большим недоразумением или же частью преступного деяния.

Читайте также:

«Эффект Пиноккио»: как работает мозг лжеца

Как распознать ложь

Иначе говоря, выбор — оставить ли мужчину в гуаябере на свободе или отправить в ожидании суда в тюрьму — невероятно труден. И дабы не ошибиться, судья делает то, что сделал бы на его месте любой из нас, — пытается понять, что за человек перед ним. Помогает ли ему в этом личное общение?

Лучший ответ на этот вопрос дает исследование, совместно предпринятое одним экономистом из Гарварда, тремя крупными учеными-информатиками из Чикагского университета и судебным экспертом. Эта группа — для краткости я буду называть ее по имени экономиста, Сендила Муллайнатана, — выбрала в качестве испытательного полигона город Нью-Йорк.

Исследователи изучили дела 554 689 человек, которым в 2008–2013 гг. были предъявлены обвинения в городских судах. Из них, как выяснилось, нью-йоркские судьи отпустили на свободу под залог чуть больше 400 000.

Затем Муллайнатан при помощи системы искусственного интеллекта запустил в обработку данные, которые прокуроры передавали судьям (возраст обвиняемого и полицейское досье), поставив перед компьютером задачу — выбрать из 554 689 человек 400 000, подлежащих освобождению.

Это было состязание: человек против машины. Чьи решения более правильные? В котором из списков окажутся люди, не совершившие, будучи выпущенными под залог, никаких правонарушений? И как насчет злоумышленников, что потом не явились на суд?

Результаты отличались разительно: 25% граждан, отпущенных нью-йоркскими судьями под залог и совершивших правонарушения в ожидании суда, компьютер идентифицировал как «подозрительных лиц»! В этом состязании машина разбила человека наголову.

Вот лишь один штрих, показывающий эффективность программы Муллайнатана: компьютер пометил 1% обвиняемых как «группу высокого риска». Этих людей, по мнению искусственного интеллекта, ни при каких обстоятельствах нельзя оставлять на свободе до суда, поскольку, будучи отпущенными под залог, они вновь нарушат закон.

Однако живые судьи, работавшие с этими «паршивыми овцами», вообще не сочли их опасными. И выпустили под залог 48,5% группы высокого риска!

«Многие из этих обвиняемых, по мнению судей, не представляли никакой угрозы обществу, — пишет команда Муллайнатана в особенно удручающем разделе своего отчета. — Результат эксперимента показывает, что судьи не только выставляют слишком высокий порог для заключения под стражу, но и не могут верно оценить личность арестованных… Те немногие, кому они отказали в залоге, согласно расчетам компьютера, распределяются по всей шкале прогнозируемого риска».

В переводе это обозначает: в том, как судьи принимают решение о назначении залога, не прослеживается никакой логики.

Согласитесь, что это озадачивает. Ведь судьи в данном случае располагают тремя источниками данных. У них, во-первых, есть досье арестованного — возраст, криминальная история, адрес, место работы и прочие сведения, включая предыдущие столкновения с законом. Во-вторых, у них имеются свидетельства окружного прокурора и адвоката арестованного: вся та информация, что сообщается в зале суда. И наконец, они могут составить свое собственное суждение о человеке, которого видят перед собой.

Искусственный же интеллект не может видеть обвиняемого и не слышит того, что говорится в зале суда. Все, что у него есть, — это возраст и полицейское досье обвиняемого. Ему доступна лишь часть сведений, которыми располагает человек, однако его заключения гораздо точнее.

Читайте также:

Почему мы лжем: научные объяснения нашей привычки обманывать

Лги мне еще. Почему ложь не так вредна, как кажется

В своей книге «Озарение: Сила мгновенных решений» я писал о том, что дирижеры удачнее выбирают музыкантов для своего оркестра, если на прослушивании кандидаты играют за ширмой. Ограничение информации помогает отборочной комиссии более точно оценить исполнителя. Но это потому, что информация, получаемая посредством зрительного восприятия, в принципе, им не нужна.

Если тебе необходимо оценить мастерство скрипача, знание о том, какого он роста, красив или невзрачен, белый или черный, мужчина или женщина, способно лишь навредить, включив механизм предубеждения, который дополнительно осложнит выбор.

Однако если речь идет об освобождении под залог, то тут, казалось бы, любая дополнительная информация должна только помогать. В одном из дел, ранее заслушанных Соломоном, молодой человек в шортах и серой футболке обвинялся в том, что напал на кого-то с кулаками, похитил у жертвы банковскую карту, а потом купил по ней машину. Окружной прокурор подчеркнул, что после двух прежних арестов обвиняемый не являлся на суд.

Это важный «красный флажок». Но у неявки бывают разные причины. Что, если арестованному назвали неверную дату? Или его уволили бы, если бы он в нужный день пропустил работу, а потому парень решил не рисковать? Или, допустим, у него ребенок попал в больницу?

О подобных смягчающих обстоятельствах непременно сообщает адвокат арестованного: у обвиняемого была уважительная причина. Компьютер, в отличие от человека, ничего такого не знает. Помогает ли это судье?

Еще один момент. Соломон говорит, что наиболее неприятные для него случаи — арестованные с «психическим расстройством и склонностью к насилию». Это самый страшный кошмар любого судьи. Человека отпускают под залог, а он прекращает принимать лекарства и совершает какое-нибудь страшное злодеяние.

«Например, убивает полицейского, — поясняет Соломон, — врезается на машине в микроавтобус, в котором погибают беременная женщина и ее муж. Нападает на ребенка. Сталкивает под поезд пассажира в метро. Сколько нам известно таких ужасов… Ни один судья не захочет оказаться тем, кто отпустил такого преступника под залог».

Иногда указания на подобные риски есть в деле обвиняемого: история болезни, госпитализации, упоминания о том, что человек признан невменяемым. Но другие признаки можно увидеть только в зале суда.

«Еще там можно услышать термин „психически неуравновешенный“, — говорит Соломон. — Либо от полицейских, которые приводят арестованных в суд и передают судье конверт с результатами психиатрического освидетельствования… Либо такая информация есть у прокурора, который задает вопросы… И тут мне приходится задумываться».

В подобных случаях Соломон рассматривает обвиняемого — пристально, вдумчиво, пытаясь поймать, как он это называет, «этакий стеклянный взгляд, неспособность смотреть в глаза. Моя задача — распознать человека, бросившего принимать сильнодействующие лекарственные препараты».

Машина Муллайнатана не может подслушать, что говорит прокурор о психической неуравновешенности обвиняемого, и уж тем более она не способна увидеть характерный стеклянный взгляд. Это, казалось бы, должно давать Соломону и его коллегам важное преимущество. Но почему-то на деле все обстоит не так. Зачастую мы заочно судим о незнакомце более точно, чем после личной встречи с ним.

Amazon.com: Никогда не разговаривайте с незнакомцами: Ребекка Де Морней, Антонио Бандерас, Деннис Миллер, Гарри Дин Стэнтон, Питер Холл, Мартин Вили, Джеффри Ньюман, Андрас Хамори, Alliance Communications Corporation: Кино и ТВ

Брайан Де Пальма на протяжении многих лет часто попадал в ловушку, его склонность твердо придерживаться формулы триллера Альфреда Хичкока была источником большого ужаса в определенных кругах. Тем не менее, когда вы смотрите что-то вроде «Никогда не разговаривайте с незнакомцами» Питера Холла, вы сразу понимаете, как приятно иметь хотя бы триллеры вроде «Хитча»!

Ребекка Де Морней — психоаналитик, которая, занимаясь интеллектуальными играми серийного психа-убийцы (Гарри Дин Стэнтон), встречает сексуально заряженного латиноамериканца (Антонио Бандерас) и предается несвязанным страстям.Затем она начинает получать в посте очень нежелательные подарки …

Эротический триллер хорошо пройден и наверняка будет таковым, так что осуждать фильм Холла за то, что он показался слабовольным, кажется немного грубым. имитатор предыдущих поставщиков этого поджанра, но эта смесь «Безмолвие ягнят» и «Море любви» — кончить — одеты для убийства — кончить фатальным притяжением и т.д. И это потому, что это так!

Создатели знают это и пытаются скрыть свое нелепое безумие за эротизмом, поскольку две симпатичные на вид звезды хедлайнеров становятся мокрыми и потными, предаваясь сексуальной игре, столь же мощной, как и окружающая среда (Бандерас живет в квартире на чердаке, украшенной металлической клеткой и кованой плиткой). железные двери).Но, или это должно быть задницей? Элемент тайны слаб, неизвестность в равной степени, в то время как предыстория отца Де Морне (ключевого персонажа) безнадежно недоработана.

Тогда есть H.D. Стентон крадет каждую сцену, в которой он находится, действительно за услугу, но он вряд ли в фильме, что в конечном итоге оказывается трагедией, поскольку сюжет стремительно движется к своим невероятным и смехотворным разоблачениям. Красные селедки приходят и уходят так же быстро, как нижнее белье Бекки и Тони (редактор непрерывности должен был быть уволен вместе со сценаристами из-за одной сцены, кстати), и хотя Пино Донаджио придает музыке привычные крутящиеся качества, это просто выглядит как контрейлерная тактика…

Это плохой триллер, несмотря на два очень преданных и визуально привлекательных исполнения главных ролей — и, конечно же, на заведомо неряшливый поворот Стэнтона. Ищите это только в том случае, если вы думаете, что Тело доказательств находится в высших эшелонах эротических триллеров. 5/10

НИКОГДА НЕ ГОВОРИТЕ С незнакомцами | Movieguide

Никогда не говори с незнакомцами — это психосексуальный триллер с Ребеккой ДеМорней и Антонио Бандерасом в главных ролях. В сюжете фигурирует психиатр, страдающий расстройством множественной личности, который в конечном итоге преследует себя и сеет хаос в ее отношениях.Он наполнен сексом и наготой и должен иметь рейтинг NC-17.

(Ab, LL, VVV, NNN, M) Антибиблейское мировоззрение, превозносящее зло; 20 ненормативной лексики и 2 ненормативной лексики; обширное насилие, включая убийства, преследование, садомазохизм и нанесение увечий кошке; Обширная нагота, включая полную или частичную мужскую и женскую наготу)

В «НИКОГДА НЕ ГОВОРИТЬ С НЕЗНАКОМНЫМИ» психиатр Сара Тейлор (Ребекка Деморней) имеет проблемы с окружающими ее людьми. Ее дело касается насильника с расстройством множественной личности.Ее давно потерянный отец-алкоголик пытается наверстать упущенные годы. Ее последний любовник может преследовать ее. Кроме того, ей нужно разобраться с несколькими личностями. Сюжет строится, когда Сара получает по почте нежелательные посылки, такие как мертвые розы и ее изуродованный питомец. Она даже находит собственный некролог в газете. По мере того, как психотические дары и угрозы усиливаются, фильм превращается в мягкое порно, садомазохистскую неразбериху. Неожиданный поворот этой отвратительной истории заключается не в том, что кто-то из этих мужчин подвергает Сару опасности.Она хочет взять себя в руки. Она психиатр с неизведанным расстройством многоликости, и похоже, что одна из личностей стремится грабить, убивать и разрушать.

«НИКОГДА НЕ ГОВОРИТЕ С незнакомцами» — кошмарный психосексуальный триллер с Ребеккой ДеМорней и Антонио Бандерасом в главных ролях. Сюжет в этом триллере отходит на второй план по сравнению с химией и плотскими выходками ДеМорнея и Бандераса. Есть множество сексуальных сцен, досадно чрезмерных, и в этом, к сожалению, и заключается суть этого фильма.«НИКОГДА НЕ ГОВОРИТЕ С незнакомцами» — это шокирующий фильм, отнюдь не из-за его хорошего качества, а из-за того, что он пытается максимально поднять свой рейтинг R.

Как я могу научить детей относиться к незнакомцам с умом? (для родителей)

Когда я гуляю с маленькими детьми, дружелюбные незнакомцы часто подходят к нам, чтобы улыбнуться и поздороваться. Хотя я бы хотел, чтобы мои дети были вежливыми, я также хочу научить их не разговаривать с незнакомцами. Как я могу избежать отправки смешанных сообщений?
Сюзанна

«Не разговаривай с незнакомцами» было правилом для многих родителей на протяжении поколений.Но иногда детям стоит поговорить с незнакомцами. К кому еще они обратятся, если заблудятся и им понадобится помощь?

Итак, вместо того, чтобы устанавливать правило, лучше учить детей, когда уместно разговаривать с незнакомцами, а когда нет. Когда ваши дети гуляют с вами, можно позволить им поздороваться и поговорить с новыми людьми. Вы следите за ситуацией и будете их защищать.

Но если ваш ребенок один и к нему подошел незнакомец, это совсем другая история. Скажите своим детям, что если незнакомец когда-либо подходит и предлагает прокатиться или угощение (например, конфеты или игрушки) или просит помощи с заданием (например, помочь найти потерянную собаку), они должны отойти и крикнуть «Нет!» и немедленно покинуть это место.Ваш ребенок должен рассказать вам или другому взрослому, которому вы доверяете (например, учителю или работнику по уходу за детьми), что произошло. То же самое происходит, если кто-либо — будь то незнакомец, член семьи или друг — просит вашего ребенка хранить секрет, пытается прикоснуться к его личной области или просит вашего ребенка прикоснуться к их.

Большинство детей, вероятно, будут опасаться незнакомцев, которые выглядят злобно или кажутся чем-то пугающими. Но большинство растлителей и похитителей детей выглядят нормально, и многие из них стараются выглядеть дружелюбными, безопасными и привлекательными для детей.Поэтому вместо того, чтобы судить человека по внешнему виду, научите детей судить о людях по их действиям.

Также важно побуждать детей доверять своим инстинктам. Научите их, что если кто-то заставляет их чувствовать себя некомфортно или они чувствуют, что что-то не так, даже если они не могут объяснить почему, им нужно немедленно уйти.

Итак, что произойдет, если ваши дети остались одни и им нужно обратиться за помощью к незнакомцу? Во-первых, они должны попытаться найти человека в форме, например, полицейского, охранника или сотрудника магазина.Если нет людей в форме, поищите бабушек и дедушек, женщин и людей с детьми, которые могут помочь. И снова напомните им об инстинктах: если у них нет хорошего чувства к определенному человеку, им следует обратиться к кому-то другому.

Невозможно постоянно защитить детей от посторонних. Но их можно научить правильному поведению и тому, что делать, если кто-то переступает черту. Эти советы помогут вашим детям оставаться в безопасности, пока они не дома.

«Я никогда не разговариваю с незнакомцами» из сериала «Иностранные дела» (ремастеринг) Тома Уэйтса

Закрывать

Подпишитесь на нашу рассылку

Соединенные Штаты AmericaAndorraAfghanistanAntigua & BarbudaAnguillaAlbaniaArmeniaNetherlands AntillesAngolaAntarcticaArgentinaAmerican SamoaAustriaAustraliaArubaAzerbaijanBosnia и HerzegovinaBarbadosBangladeshBelgiumBurkina FasoBulgariaBahrainBurundiBeninBermudaBrunei DarussalamBoliviaBrazilBahamaBhutanBouvet IslandBotswanaBelarusBelizeCanadaCocos (Килинг) IslandsCentral Африканский RepublicCongoSwitzerlandCôte -Д ‘Ивуар (Берег Слоновой Кости) Кук IislandsChileCameroonChinaColombiaCosta RicaCubaCape VerdeChristmas IslandCyprusCzech RepublicGermanyDjiboutiDenmarkDominicaDominican RepublicAlgeriaEcuadorEstoniaEgyptWestern SaharaEritreaSpainEthiopiaFinlandFijiFalkland (Мальвинских) островов MicronesiaFaroe IslandsFranceFrance, MetropolitanGabonUnited Королевство (Великобритания) GrenadaGeorgiaFrench GuianaGhanaGibraltarGreenlandGambiaGuineaGuadeloupeEquatorial GuineaGreeceSouth Грузия и Южные Сандвичевы островаГватемалаГуамГвинея-БисауГайанаГонконг Острова Херда и МакдональдаГондурасХорватияГаитиВенгрияИндо НесияИрландияИзраильИндияБританская территория в Индийском океанеИракИсламская Республика ИранИсландияИталияЯмайкаИорданияЯпонияКенияКиргизияКамбоджаКирибатиКоморские ОстроваСв.Киттс и NevisKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика ofKorea, Республика ofKuwaitCayman IslandsKazakhstanLao Народная Демократическая RepublicLebanonSaint LuciaLiechtensteinSri LankaLiberiaLesothoLithuaniaLuxembourgLatviaLibyan Arab JamahiriyaMoroccoMonacoMoldova, Республика ofMadagascarMarshall IslandsMaliMongoliaMyanmarMacauNorthern Mariana IslandsMartiniqueMauritaniaMonserratMaltaMauritiusMaldivesMalawiMexicoMalaysiaMozambiqueNamibiaNew CaledoniaNigerNorfolk IslandNigeriaNicaraguaNetherlandsNorwayNepalNauruNiueNew ZealandOmanPanamaPeruFrench PolynesiaPapua Новый GuineaPhilippinesPakistanPolandSt.Pierre & Miquelon, Питкэрн, Пуэрто-Рико, Португалия, Палау, Парагвай, Катар, Реюньон, Румыния, Российская Федерация, Руанда, Саудовская Аравия, Соломоновы острова, Сейшельские острова, Судан, Швеция, Сингапур, St. HelenaSloveniaSvalbard и Ян Майен IslandsSlovakiaSierra LeoneSan MarinoSenegalSomaliaSurinameSao Tome & PrincipeEl SalvadorSyrian Арабские RepublicSwazilandTurks и Кайкос IslandsChadFrench Южный TerritoriesTogoThailandTajikistanTokelauTurkmenistanTunisiaTongaEast TimorTurkeyTrinidad & TobagoTuvaluTaiwan, провинция ChinaTanzania, Объединенная Республика ofUkraineUgandaUnited Арабские EmiratesUnited Штаты Экваторияльная IslandsUruguayUzbekistanVatican City State (Святой Престол) St.Винсент и Гренадины, Венесуэла, Британские Виргинские острова, Виргинские острова Соединенных Штатов, Вьетнам, Вануату, Острова Уоллис и Футуна, Самоа, Йемен, Майотте, Югославия, Южная Африка, Замбия, Заир, Зимбабве,

.

«Никогда не разговаривай с незнакомцами» Закончился роман с голливудским эротическим триллером

«Никогда не разговаривай с незнакомцами» стал концом недолговечного цикла эротических триллеров Голливуда, который начался после «Основного инстинкта».

Никогда не разговаривай с незнакомцами ознаменовал конец краткого, но страстного романа Голливуда с эротическими триллерами в 1990-х годах.Хотя в 80-е годы было несколько эротических триллеров, таких как « Body Heat » и « 9½ недель », только в 1992 году Голливуд осознал кассовый потенциал этого жанра только после успеха « Basic Instinct ». Спорный триллер Пола Верховена стал очень ярким обновлением нуарных триллеров 1940-х годов, и фильм превзошел все ожидания, собрав более 350 миллионов долларов по всему миру.

Это привело к недолгой волне подобных фильмов, пытающихся извлечь выгоду из успеха Basic Instinct.Это включает в себя печально известный автомобиль Мадонны Body Of Evidence , кричащий триллер Брюса Уиллиса Color Of Night и даже боевики, такие как римейк фильма The Getaway 1994 года, в предельной квоте. Шэрон Стоун также вернулась к этому жанру в фильме « Sliver » 1993 года, который получил в основном плохие отзывы, но, тем не менее, имел кассовый успех.

Связанный: Почему сцена допроса по основному инстинкту Шэрон Стоун остается столь противоречивой

В то время как некоторые из этих студийных триллеров были хитами, например Disclosure с Майклом Дугласом ( Человек-муравей ), большинство из них, как Body Of Evidence или Jade Дэвида Карузо, были критическими и коммерческими провалами.К тому времени, когда в конце 1995 года появился Never Talk To Strangers , этот поджанр уже выдохся. Это не помогло, и сам фильм был посредственным триллером, который полагался на химию своих главных ролей.

Никогда не разговаривай с незнакомцами звезд Ребекка Де Морней ( Джессика Джонс, ) как доктор.Сара Тейлор, психолог, знакомится с очаровательным красивым Тони. Она игнорирует совет названия фильма, поскольку Тони играет Антонио Бандерас, и пара вступает в острые отношения. Затем Сара начинает получать извращенные подарки и начинает подозревать, что Тони преследует ее. Хотя Never Talk To Strangers не худший из цикла эротических триллеров 1990-х годов, он один из самых скучных. Де Морне и Бандерас делают все, что в их силах, чтобы вдохнуть в него немного жизни — и посвятить себя обязательным сексуальным сценам — но фильм довольно плоский.Это действительно заканчивается интересным поворотом, который переосмысливает историю, но опытные зрители смогут увидеть, к чему ведет история.

Never Talk To Strangers быстро вышел и ушел после выпуска, получив средние отзывы и низкие кассовые сборы.Затем последовали некоторые эротические триллеры, в основном это были независимые постановки, такие как Crash Дэвида Кроненберга или Bound . Бандерас дал жанру еще один шанс с 2001 года Original Sin вместе с Анджелиной Джоли ( The Eternals ), но это оказалось еще одной бомбой. Эротические триллеры так и не вошли в массовое кино таким же образом, что лучше всего было видно, когда в 2006 году « Basic Instinct 2 » собрали менее 40 миллионов долларов.

Далее: Любовные сцены из фильмов, которые были слишком неприятны, чтобы выдержать

Звезда Ангелов Чарли Люси Лью разъясняет Биллу Мюррею, борется со слухами

Об авторе Падрейг Коттер (Опубликовано 3105 статей)

Это произносится как По-рик, а не Пад-Рэйг.Теперь это краткое введение. Падрейг пишет о фильмах в Интернете с 2012 года, когда друг спросил, не хочет ли он публиковать периодические обзоры или особые статьи на их сайте. Хобби с частичной занятостью вскоре переросло в карьеру, когда он обнаружил, что действительно любит писать о фильмах, телевидении и видеоиграх — у него даже (возможно) был небольшой талант к этому. На протяжении многих лет он писал слова для Den of Geek, Collider, The Irish Times и Screen Rant, и может обсуждать все, от MCU — где Соколиный глаз явно лучший персонаж — до самого малоизвестного культового драгоценного камня би-кино и его горячих идей. Для работы часто требуются термостойкие перчатки.Он тоже суперсовременен, поэтому его любимые фильмы — «Челюсти», «Крепкий орешек», «Нечто», «Охотники за привидениями» и «Бэтмен». Его можно найти как i_Padds в Твиттере, который плохо каламбур.

Ещё от Padraig Cotter

«Никогда не разговаривай с незнакомцами» Ирмы Джойс — Обучающие идеи


Никогда не говори с незнакомцами Ирмы Джойс — отличная книга на, иногда пугающую тему, о незнакомцах.Джойс написал историю в рифмах, а иллюстратор использует животных для изображения незнакомцев, что помогает уменьшить любые шансы напугать младших школьников. В том, что незнакомцы — животные, мне нравится то, что они помогают студентам визуализировать и делать выводы о том, какими людьми могут быть или похожи эти животные или незнакомцы.

Джойс также отлично показывает, что разговаривать с незнакомцами — это нормально, например, с людьми, которых знают ваши родители или друзьями друзей. Это помогает учащимся понять, что то, что кто-то является незнакомцем, не означает, что они не должны с ним разговаривать.

Когда я писал этот обзор, я просто сходил с ума от темы незнакомцев и использования навыков и стратегий чтения, чтобы помочь их классифицировать, сравнивать и писать о них — поэтому я создал небольшой пакет.

Ниже перечислены навыки, стратегии и идеи, которым я следовал при создании своего пакета, поэтому не стесняйтесь использовать эту информацию для создания своего собственного пакета.

Уровень чтения: 5,4

Тема / тема : безопасность

Жанр: фантастика

Предлагаемый словарь / фразы: трапеция, чалая

Навыки чтения и стратегии:

  • Спрашивать вопросы — { возможно вопросы перед } Интересно, о чем будет рассказ.Интересно, что в рассказе будут какие-то незнакомцы. { возможных вопроса в течение } { возможных вопросов после } Интересно, вспомню ли я, что сделаю, если столкнусь с незнакомцем. ** Не забывайте, чтобы ваши ученики ответить / отразить их вопросы.
  • Авторская точка зрения — Третий. Обязательно найдите 3 доказательства, чтобы поддержите это (его, его).
  • Авторская цель — занимательная информация { доказательства } Посторонние животные.Рассказ написан на рифма и информация о том, что делать, когда появляется незнакомец, хороший. Все это вместе составляет занимательную информативную историю.
  • Начало, середина, конец — { большая часть важное событие с начала } Информация о том, что делать, когда приходит незнакомец. { большинство важное событие с середины } { самое большое важное событие с конца } Информация о незнакомых людях даже если вы их не знаете.
  • Классифицировать & категоризировать — классифицировать людей классифицировать незнакомцев поговорить с незнакомцем, с которым можно поговорить.
  • Сравнить & контраст — незнакомцы и люди, которых вы не знаете, но не чужие.
  • Чертеж выводы и выводы — Почему некоторые люди незнакомы, можно поговорить? { текстовые подсказки } Папа знакомил девочку с кенгуру, которого знал, и это было нормально чтобы она поговорила с ней.{ что я знаю, } Я знаю, что мои мама и папа знают некоторых людей, которых я не знаю. { мое заключение } Я думаю, что некоторые люди могут быть незнакомцами для вас, но не для ваших родителей, так что можно поговорить с эти люди, потому что твои родители знают их.
  • Факт и мнение {факты} A незнакомец — это тот, кого вы не знаете. Важно не разговаривать с посторонние люди. Это нормально разговаривать с незнакомцами, которых представляет мама или папа. Вам.Вы можете встретить незнакомцев где угодно. {мнение} Все чужие плохие. Вы не должны ни с кем разговаривать это незнакомец. Незнакомцы только в парке. Никогда не следует доверять незнакомцу.
  • Главный идея и детали — { главная idea } История в основном о разных незнакомцах. { подробности } Вы можете столкнуться с незнакомец в магазине игрушек. Вы можете столкнуться с незнакомцем во время прогулки. Ваш отец может познакомить вас с незнакомцем, с которым можно поговорить.
  • Проблема и решение — { проблема } Что делать при встрече с незнакомцем. { раствор } Никогда не разговаривайте с незнакомцами.
  • Сильный мысль — Есть много людей, которые кажутся хорошими, но они все еще посторонние люди. Почему так важно не разговаривать с ними, даже если они отлично?
  • Тема — Никогда не разговаривайте с незнакомцами.
  • Визуализировать — Визуализируйте время, когда вы встретили незнакомца.Что вы делали? Что сделал незнакомец тебе сказал? Что ты сделал или сказал незнакомцу? Вы должны сделали что-то другое?



Удачного планирования!

загрузка ..

Никогда не разговаривайте с незнакомцами

Никогда не разговаривайте с незнакомцами, дорогая, — сказал ты, когда мне было три года, — Есть плохие люди. Я никогда не разговаривал с незнакомыми мамами, никогда не разговаривал. У моей матери были свои методы преподавания мне «жизненных уроков» — тех, которые мы должны помнить на всю жизнь.Я до сих пор помню тот день, когда я была маленькой девочкой, когда я получила награду как лучшая певица на межшкольном конкурсе вокалистов; мужчина за кулисами (вероятно, учитель), впечатленный моим выступлением, вручил мне конфету. Не говоря ни слова, подавляя веселье и выполняя указания родителей, я взял конфету.

Вернувшись домой, я показал свой трофей папе. Его глаза сияли гордостью, на лице расплылась широкая улыбка. «Посмотрите на этот трофей; моя дочь всегда заставляет меня гордиться! » Затем из кухни вбежала мама.Увидев удовлетворение, отражающееся на лице моих родителей, я показал им другой «приз», который получил. В мгновение ока ликующее лицо отца сменилось гневом. «Сколько раз я говорил тебе держаться подальше от незнакомцев?» он закричал. Я видел его лицо багровым от гнева, а глаза были похожи на опасное пламя. Через некоторое время он успокоился. Когда он заметил, что я почти заплакал, он сказал: «Я не хочу, чтобы они забрали мою принцессу; ты мой драгоценный маленький ангел.

Сегодня, когда я сижу здесь и размышляю о своем прошлом, я возвращаюсь к недавнему мрачному воскресенью, когда вы вошли в мою комнату и попросили меня провести остаток моей жизни с незнакомцем. Несмотря на то, что вы знали, какой он мошенник, вы все равно хотели, чтобы я вышла за него замуж, потому что он принадлежал к высокопоставленной семье. В тот день твое очаровательное лицо показалось мне ужасным, мама. Я был уверен, что это не ты говоришь, а какой-то дьявол проник в тебя. Пораженный отношением моих родителей, тех, которые годами относились ко мне, как к жемчужине в устрице, я истерически плакал.

Миллионы вопросов пронеслись в моей голове. «Ты просишь меня разделить кровать с незнакомцем, мама?» — пробормотал я про себя, слишком напуганный, чтобы спрашивать ее. Посмотри мне в глаза, разве я не та дочь, которую ты защищал два десятилетия? Что случилось сегодня, мама? Разве я не имею права принимать окончательное решение?

В нашем обществе есть определенные условности, которых каждая семья стремится достичь. Брак — я считаю, что это одна благородная институциональная практика — погрязло в лицемерии общества, как в нашем случае.

Состав, религия и социальный слой семьи определяют брачные союзы. Мои родители, как и все остальное общество, застряли в неестественных узах социальных конструкций, которые душат их на каждом шагу. Общество должно признать, что для полноценной жизни важна не религия или каста, а любовь.

Проблема заключается не в браке по договоренности, а в принудительном браке. На самом деле девушка никогда не имеет права голоса в решениях своей жизни. Защитная оболочка, в которой содержалась их маленькая принцесса, на самом деле была тюрьмой.В основном страдают женщины. У них нет права голоса в выборе партнера, с которым им придется провести остаток своей жизни. Пытаясь сделать своих родителей счастливыми и не идти против социальных критериев, они неизбежно столкнутся с серьезным психологическим давлением. Проводя большую часть своей жизни, пытаясь найти баланс между тем, чего хочет их семья, и тем, что требует традиция, они становятся чужими для собственного голоса.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта