Мама зануда прививки: Мама зануда — Статья рекомендуется к прочтению во время…

Бальзам Спасатель детский — «Мама-зануда: как защитить нежную кожу ребенка в сезон комаров, ссадин и царапин.»

Наступившее лето принесло для меня, как молодой мамы, ещё один стресс: толпы мошек и комаров, которые вьются вокруг малыша.

К счастью, есть много защитных средств от комаров для малышей от года, к несчастью, помогают они не особо хорошо. Во-первых, потому что действующие вещества в них слабые и безопасные для детей. Во-вторых, потому что сроки детям вредно, а нанести крем равномерно везде, довольно сложно. Также приходится избегать лица и рук, так все регулярно попадает в глаза и в рот. В результате, это самое лицо и оказывается искусное вездесущими комарами.

Самые первые укусы в этом году наводили на меня полнейший ужас: огромные яркие волдыри на бледной детской коже. В итоге ребенок плохо спал и постоянно чесался. Мои попытки избавить от зуда разрекламированным средством от аллергии не привели к хорошему результату.

Тогда мне посоветовали Бальзам «Спасатель Детский».

Алюминиевый тюбик

обьемом 30 г. Расход очень маленький, поэтому хватит надолго. При покупке тюбик гермитично запаян.

Нет противопоказаний. Насколько поняла, разрешен с любого возраста. Но при первом применении, на всякий случай, лучше провести тест на аллергическую реакцию, нанеся средство на сгиб локтя. Особенно если ребенок аллергик.

Срок годности 2 года.

Стоимость его в аптеке около 150р. Это радует. Но покупать его нужно заранее, так как, обойдя все аптеки в районе, я слышала один и тот же ответ: все средства от укусов уже раскуплены.

Также очень порадовал состав:

Состоит из натуральных компонентов, обладающих защитными и лечебными свойствами. Не содержит химических ароматизаторов и красителей. Специально подобран для нежной детской кожи.

Масло топлёное — удерживает на коже активные компоненты крема, защищаеь кожу малыша от мороза и обветривания на прогулке.

Нафталанская нефть — оказывает антисептическое, рассасывающее и болеутоляющее действие, показана при дерматитах и экземах.

Масляные экстракты ромашки и календулы – успокаивают кожу, обладают противовоспалительным действием, предотвращают покраснение, шелушение и раздражение.

Витамины А,Е – ускоряют регенерацию кожи и её обновление, поддерживают защитные функции кожного покрова.

Пчелиный воск оказывает восстанавливающее действие.

Масло чайного дерева эфирное– имеет антибактериальные, противогрибковые и противовоспалительные свойства, защищает кожу с повреждённым защитным слоем от инфицирования.

Масло лаванды эфирное– освежает, охлаждает кожу, оказывает противоотёчное, детоксикационное действие, устраняет раздражение, шелушение.

Оливковое и облепиховое масла – оказывают восстанавливающее и смягчающее действия, обладают ранозаживляющим и дезинфицирующим свойствами.

Консистенция бальзама маслянистая, очень жирная, но жидкая. Легко наносится. Требуется совсем небольшое количество бальзама, для обработки пораженного участка. Впитывается моментально. Даже при нанесении на лице уже через пару минут не остаётся и следа, что очень удобно и безопасно. Средство не попадет в рот и глаза.

За счёт маслянистого состава консистенция зависит от хранения. В тепле оно очень жидкое, в холоде более плотное.

Цвет жёлтый, полупрозрачный.

Запах сильный, ментоловый, с лёгкими нотками чего-то травяного. При нанесении аромат почти сразу исчезает.

В использовании бальзам очень удобен, нужно просто нанести совсем небольшое количество бальзама легкими массажными движениями и слегка втереть. При более серьезных травмах рекомендуется наносить бальзам под повязку.

Эффективность. Спектр действия у препарата довольно широкий. Бальзам «Спасатель Детский» предназначен для:

  • помощи при раздражениях, опрелостях, покраснении;
  • защиты от обветривания, солнечных ожогов и мороза;
  • заживления свежих ран и ожогов без образования рубцов;
  • восстановления после растяжений и ушибов;
  • лечения синяков и ссадин, укусов насекомых;
  • смягчения кожи (может использоваться для массажа).

К счастью, я использовала его всего однажды при ссадинах на коленях, которые в итоге к утру почти исчезли. Почему же я так советую всем мамам это средство?

Бальзам — это спасение для нежной детской кожи после укусов комаров и мошек. При использовании хоть для обработки свежих укосов, хоть «вчерашних», бальзам моментально снимает раздражение и избавляет от зуда. А спустя 24 часа след от укуса практически исчезает. Ни одно из использованных мной средств не давало такого результата! И все это при однократном нанесении.

Фото до и через 24 часа.

Для особо жаждущих фото до/после, качество фото соответствует буйному характеру подопытного.

Я использую детский бальзам и для кожи ребенка, и для себя. И очень им довольна.

  • Действует моментально
  • Натуральная состав
  • Удобен в использовании
  • Недорогой
  • Подходит и детям и взрослым
  • Множество вариантов использования

Я считаю, что данное средство должно быть в аптечке любой мамы. Особенно в летний сезон комаров, шишек, ссадин и царапин.

Прививки: что должен знать каждый родитель

Инфекций нет, зачем прививаться?!

— Инфекций нет, потому что большая часть населения прививается. Прекратим вакцинацию, и начнутся эпидемии. Это доказано во всем мире. Поэтому этот миф развенчивается на ура. Снижение охвата прививками против дифтерии в начале 90-х привело к эпидемии инфекции в постсоветском пространстве. Инфекции регистрируются во многих странах мира. В 2002 г. корь в России практически не регистрировалась, по данным ВОЗ, от этой инфекции в мире умерло более 600 тыс. детей.

Прививочный календарь России перегружен

— Наш календарь самый облегченный. Мы прививаем от 12 заболеваний. Даже от 11,5, так как прививка от гемофильной инфекции ставится детям только из группы риска. В тех же США по календарю вакцинируют от 19 заболеваний. Прививают от ветряной оспы, ротавирусной инфекции, опоясывающего лишая, гепатита А, менингококковой инфекции, папилломавирусной инфекции. Календари США и Европы гораздо насыщеннее.

На наших детях проводят эксперименты и изучают неизвестные вакцины

— Это смешно. Прививки против пневмококковой инфекции, которые введены у нас только в 2014 году, в Штатах, Германии, Израиле, Канаде начали применять в 80-х годах прошлого века. Мы вошли в тот момент, когда уже известно какая вакцина как действует.

Я не прививаюсь по религиозным соображениям

— Никогда ортодоксальная религия не была против вакцинации. Православная церковь считает прививки лучшим методом защиты. Прививки против оспы впервые в Россию пришли через церковь. Их делали церковные врачи. Мусульманство. Ты не попадешь в Саудовскую Аравию на хадж, пока не поставишь прививку против менингита. Эта страна находится на территории африканского менингиального пояса. Против вакцинации выступают секты.

Почему прививки лучше намеренного заражения

В 2011 году по телевидению показали интервью с одной женщиной из Нэшвилла, которая продавала леденцы, зараженные ветряной оспой. Это интервью привело к обнаружению весьма пестрого сообщества родителей, которые обменивались между собой леденцами, которые сосали больные дети. Федеральный прокурор отреагировал очень быстро, заявив, что незаконно пересылать вирусы по почте. Болезнетворные леденцы, продававшиеся по 50 долларов за штуку, были услугой, предоставляемой родителям, которые хотели, чтобы у их детей сформировался естественный иммунитет, а не искусственный — в ответ на прививку. Правда, специалисты по инфекционным заболеваниям весьма скептически отозвались об этом методе. Теоретически, конечно, возможно распространять ветряную оспу с леденцами, но, как правило, для заражения ее вирус надо вдохнуть. Кроме того, вирус ветрянки слишком хрупок и неустойчив и едва ли может уцелеть при пересылке по почте.

Но леденцы могут быть идеальным средством распространения более устойчивых вирусов, например вируса гепатита B, который может выживать вне организма хозяина в течение недели. Помимо гепатита B, леденцы, облизанные больными детьми, могут успешно разносить грипп, стрептококки группы A и стафилококки.

Леденцы, зараженные ветряной оспой, опасны тем же, чем были опасны прививки из руки в руку: они могут передавать другие инфекции. Популярной альтернативой вакцинации от оспы в XIX веке была вариоляция, практика заражения здорового человека вирусом оспы, взятым у человека, в легкой форме переносящего натуральную оспу. И вакцинация, и вариоляция были сопряжены с опасностями. И вакцинация, и вариоляция могли сопровождаться лихорадкой, приводить к развитию инфекций и служить средством передачи таких болезней, как, например, сифилис. Но вариоляция, которая приводила к заболеванию с летальностью от 1 до 2 %, была опаснее, чем вакцинация. Несмотря на свою большую безопасность, вакцинация вытеснила вариоляцию не сразу после того, как Дженнер обнародовал свою методику вакцинации. Вариоляция оставалась популярной в Англии, пишет Надя Дурбах, отчасти потому, что люди предпочитали то, что «они считали „реальной вещью“».

К тому времени, когда «Кока-колу» начали продавать под девизом «Это реальная вещь», в ней уже не было кокаина. Она уже не была реальной вещью, как, впрочем, она никогда ею и не была. Фармацевт, придумавший в 1886 году сочетание кокаина и кофеина и назвавший его «нервным тоником», эффективным в лечении нервных болезней, головной боли и импотенции, на самом деле придумал вызывающий зависимость стимулятор, растворенный в приятном на вкус эликсире. Это был невероятно популярный тоник, но не благодаря его мнимым целебным свойствам.

«Новая Кока-кола», состав которой был изменен в 1985 году, популярностью не пользовалась, несмотря на то что в слепом испытании люди предпочитали вкус нового напитка вкусу традиционной «Кока-колы». Последовали судебные иски, бойкоты и публичные протесты. То, что «Новая Кола» не смогла легко вытеснить с рынка продукт, традиционно известный своей аутентичностью, не должно было удивить компанию. Мы настороженно относимся к имитациям, даже если имитация своим качеством превосходит оригинал. Мы хотим вирус дикого типа, а не вакцинный вирус. И да, мы хотим, чтобы наши дети болели настоящей ветряной оспой. Отчасти привлекательность преднамеренного заражения ветряной оспой заключается в том, что такая форма прививки напоминает не вакцинацию, а вариоляцию — «реальную вещь». Для врачей XIX века вариоляция была средством «взять сопротивляемость в свои руки», как замечает Энн Москона, специалист по детским инфекционным болезням. Это была — как современное распространение зараженных ветряной оспой леденцов и организация вечеринок свиного гриппа — попытка «схватить судьбу за глотку».

🧬 Тройной квест. Как защитить детей от опасных инфекционных болезней

Несколько внезапных детских смертей случились в последнее время. Их причины широко обсуждались в социальных сетях. Эти смерти вновь заставили нас думать, что наши дети недостаточно защищены от опасных инфекционных заболеваний. Федор Катасонов — врач-педиатр, сотрудник Центра врожденной патологии GMS Clinic, с которым активно работает Русфонд, медицинский просветитель, много пишущий о вакцинации, — полагает, что своевременная и правильная вакцинация — это ответственность не только родителей, или врачей, или государства, а всех вместе.

Финансовые соображения

Валерий Панюшкин: Как описать нашу эпидемиологическую обстановку? Что нам угрожает — менингококк, коклюш?

Федор Катасонов: У нас плохо с официальной статистикой: она переписывается несколько раз, прежде чем стать публичной. Например, в Москве в 2016 году было около 300 случаев инвазивной менингококковой инфекции, а в 2017-м — около 500. У нас выросла заболеваемость больше чем в полтора раза, но на самом деле 500 случаев на 20 млн. населения — это немного. В конце 1980-х годов у нас, насколько я знаю от более осведомленных врачей, было по 35 тыс. случаев инвазивного менингококка в год — при том, что Москва была в два раза меньше. Была большая волна, а люди о ней ничего не знали. Страх у нас появляется, потому что мы живем в информационном мире. Вы пугаетесь, когда беда случается с ребенком ваших друзей или знакомых. Возможно, это хорошо: информированность растет, страхи растут. Мы, врачи, не очень любим работать через страхи, но, наверное, это самый эффективный способ вакцинировать население.

В. П.: У вакцинации есть какие-то разумные пределы?

Ф. К.: От всего на свете вакцинировать невозможно. От всего на свете нет вакцин. Некоторых вакцин вообще нет в России. Мы работаем с теми вакцинами, которые зарегистрировало государство. В России, например, нельзя вакцинироваться от японского энцефалита. Нет никакого смысла в России прививаться от желтой лихорадки или брюшного тифа до тех пор, пока вы не направляетесь куда-нибудь в Африку. На Западе принято считать, сколько будет стоить вакцинировать всех и сколько будет стоить лечение невакцинированных. У нас, мне кажется, не принято считать, что выгоднее — вакцинировать население или лечить заболевших. У нас все идет по накатанной, календарь прививок во многом является советским еще атавизмом. Это во-первых. Во-вторых, та или иная вакцина часто входит у нас в календарь не по медицинским причинам, а по маркетинговым и производственным. Пока никакая российская компания не производит вакцину, государство делает вид, будто инфекция, от которой должна защищать эта вакцина, не является актуальной проблемой. Но как только производство той или иной вакцины налажено, соответствующую болезнь сразу замечают. Сейчас, например, в России разрабатываются вакцины от ветрянки и ротавируса, и вот увидите: как только эти вакцины разработают, новые прививки сразу войдут в календарь.

В. П.: Вы хотите сказать, что календарь прививок в России устроен как отдел продаж российских фармкомпаний?

Ф. К.: У нашего календаря, наверное, есть и благородные цели, но они, на мой взгляд, вторичны. Наш календарь прививок основывается не на медицинских соображениях, а на финансовых. Если государство не может закупить импортную вакцину для всех, а отечественной вакцины нет, то эта вакцина просто не входит в календарь вне зависимости от эпидобстановки.

Вакцины бывают разные

В. П.: Если бы мы не зависели от денег и рыночной конъюнктуры, то какой календарь прививок был бы разумным?

Ф. К.: Примерно такой, как в Америке и Европе. От западных календарей наш должен отличаться только обязательной прививкой от туберкулеза и гепатита А. Гепатита А полно, особенно в крупных городах и на юге. Импортная вакцина в Россию больше не завозится. Есть отечественная вакцина, довольно хорошая. Разница только в том, что отечественную вакцину можно давать детям с трех лет, а зарубежную — с года. Разумеется, в календарь должны входить детские болезни. Плюс пневмококк, который входит в московский календарь, а в федеральный до сих пор не входит. Плюс ротавирус. Плюс обязательная вакцинация от гемофильной инфекции. Плюс ветрянка, плюс менингококк.

В. П.: Когда вы называете ту или иную вакцину хорошей или плохой, на чем вы основываетесь?

Ф. К.: Вакцины бывают разные. Их можно классифицировать по эффективности и безопасности. Есть вакцины, которые сделаны по устаревшим технологиям и не работают, например, у малышей до двух лет. Они могут давать не очень стойкий иммунитет. Или они могут быть довольно реактогенными, то есть вызывать реакцию. Это не очень страшно. Но это негативный фактор, когда убеждаешь родителей вакцинировать. Родители хотят, чтобы дети вакцины не замечали.

В. П.: Про эффективность и безопасность вакцин откуда мы знаем? Из рецензируемой научной литературы?

Ф. К.: Да, из научных журналов, из исследований, из того, какое количество антигена находится в вакцине. Например, во многие российские вакцины от гриппа антигена недокладывают, и от этого эффективность снижается. Или вот была интересная история с вакциной от коклюша. Мы стали ставить детям вместо АКДС (адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина. — Русфонд) бесклеточную вакцину «Пентаксим», чтобы снизить реактогенность, но вакцина эта менее эффективная. На Западе детей, вакцинированных бесклеточной вакциной от коклюша, позже ревакцинируют. Но в России нет той вакцины, которой ревакцинируют детей постарше, и у нас выросла подростковая заболеваемость коклюшем. Сейчас эта вакцина должна появиться, и мы наконец перейдем на нормальную европейскую схему вакцинации.

Тройной квест

В. П.: Я слушаю вас, и вакцинация кажется мне тройным квестом, в котором хорошее состояние ребенка должно совпасть с готовностью родителей вакцинировать и с наличием вакцины.

Ф. К.: Конечно, вакцинация становится все большим квестом сейчас. Вакцины исчезают по разным причинам. Какие-то можно заменить на российские аналоги, хотя это не всегда хочется делать. Но что касается состояния ребенка, то этот квест осложняется тем, что врачи сочиняют ложные противопоказания и дают ложные медицинские отводы. Если бы врачи были настроены на вакцинацию и образованы так же, как западные врачи, то вакцинация была бы значительно шире. Потому что никакие сопли, никакой атопический дерматит, ни гноящийся глазик у новорожденного, ни плохая прибавка в массе противопоказаниями не являются. Врачи ужасно боятся комиссий, никто не хочет разбираться, любую проблему предпочитают списать на то, что прививка сделана в неподходящих условиях, поэтому врач предпочитает не связываться и оставляет ребенка незащищенным.

В. П.: Плюс есть еще родители, которые боятся прививок.

Ф. К.: В 2015 году у немцев, которые любят все классифицировать, было исследование, и они выявили четыре типа антипрививочников. С каждым типом нужны разные виды взаимодействия. Есть безалаберные антипрививочники: они в принципе не думают, что существуют какие-то болезни и надо что-то делать. С ними надо работать массовым просвещением, это функция государства. Есть ленивые антипрививочники: они находят миллион отговорок — живут далеко, графики сложные, дорого. Таким антипрививочникам надо создавать удобства: составить удобный календарь, звонить, напоминать, минимизировать дни приема, чтобы за один визит они могли сделать несколько прививок. Есть недоинформированные антипрививочники — с ними надо работать индивидуально, им надо взвесить риски, проценты, у них есть запрос на дополнительную информацию. Эти три группы антипрививочников, судя по моему опыту, антипрививочниками себя не считают. Считают себя антипрививочниками люди, относящиеся к четвертой группе — к недоверчивым. Они читают в интернете псевдонаучные статьи. Немецкие ученые рекомендуют на эту четвертую группу убежденных антипрививочников вообще времени не тратить: очень много усилий с минимальным результатом. Но мы работаем со всеми. У меня есть немало успехов на этом поле, когда прививаться ко мне приходили люди, которых мне удалось переубедить.

Вопрос доверия

В. П.: Вы готовы выслушивать аргументы убежденных антипрививочников?

Ф. К.: Готов, но не в социальных сетях. Мне не очень интересно спорить о прививках в фейсбуке, потому что я знаю весь набор фейсбучных штампов по этому поводу. На приеме, в индивидуальном порядке я, конечно, выслушаю.

Первое, что должен сделать врач, — выслушать пациента.

Ко мне приходят люди и говорят: «Мы не хотим делать прививки». Я выслушиваю их и задаю вопрос: какие именно страхи их беспокоят? Потому что нет возможности читать лекцию обо всех антипрививочных штампах. Кого-то беспокоят негативные последствия, кого-то беспокоит, что мы «нагружаем иммунитет», кого-то беспокоят конкретные болезни вроде аутизма или ДЦП — огромное разнообразие страхов. Плюс есть еще аргумент, логики которого я вообще не понимаю. Люди спрашивают: «Если прививка не защищает на 100%, то зачем вообще ее делать?»

В. П.: Это все равно как спросить: «Если ремень безопасности не на 100% защищает от смерти при лобовом столкновении, то зачем вообще пристегиваться?»

Ф. К.: Хорошее сравнение!

В. П.: И что вы делаете с этими аргументами?

Ф. К.: Врач должен их выслушать и представить их как мнение. В идеале доктор должен сказать: «Я выслушал ваше мнение и, если позволите, поделюсь своим». Тут пациент расслабляется. Пациент понимает, что его сейчас не будут оскорблять и называть дураком. Пациент понимает, что есть два мнения. Возможно, одно из них более компетентное, но все равно есть какой-то паритет, какое-то партнерство. Потом врач должен представить свою позицию как мнение, но сделать это максимально веско. Если мы будем ломать копья в интернете, нам этого партнерства никогда не добиться. Главное условие партнерства — личный контакт. Он возможен только в клиниках, где врачам так же повезло, как мне, — я могу потратить целый час на прием одного пациента.

В. П.: Что, например, вы ответите, если я приду к вам и скажу, что дико боюсь аутизма как осложнения после прививки?

Ф. К.: Это опять же вопрос доверия. Его сначала нужно заслужить, а потом рассказать историю, откуда взялся этот миф. Это история очень известная. Миф о том, что аутизм является осложнением после прививок, взялся от английского доктора Эндрю Уэйкфилда, который еще в прошлом веке решил запатентовать моновакцину от кори. Для того чтобы устранить основного конкурента — тройную вакцину от кори, краснухи и паротита, — Уэйкфилд провел «исследование», якобы доказывающее связь между этой вакциной и аутизмом. Доктор этот был крайне странный, даже не стеснялся брать кровь у детей, которые просто приходили в гости к его детям. Исследование это отозвали. У доктора отобрали все регалии. Много раз провели исследования с участием сотен тысяч детей в разных странах. В результате этих исследований связь между аутизмом и прививками опровергнута практически на 100%. Мы теперь довольно много знаем про аутизм. Мы понимаем, что в большинстве случаев он связан с генетикой. Поломка происходит задолго до рождения. Но родители не очень понимают генетику. Родителям хочется найти виноватого. Им легче обвинить врача или даже себя в той беде, которая случилась с их ребенком, и им трудно признать, что виновата безличная генетическая поломка. Еще в 10% случаев аутизм связан с конкретными тератогенами — веществами, способствующими формированию внутриутробных пороков. Самый известный тератоген — это талидомид, снотворное, после которого родилось целое поколение детей без рук. Он также тератоген аутизма. Для аутизма известен еще десяток тератогенов, включая алкоголь. Так или иначе, можно сказать, что, когда ребенок рождается, его аутизм уже предопределен. Но в связи со сложностью проблемы и дезинформацией, которая была запущена одним из главных антигероев медицины прошлого столетия, миф о связи аутизма и прививок до сих пор жив.

В. П.: Есть еще личный опыт, из которого родители делают далеко идущие выводы. Вот я, например, привил старшего сына от полиомиелита. После этой прививки ребенок стал толстеть. Умом я понимаю, что проблемы с обменом веществ произошли, наверное, не вследствие прививки, а только после прививки, но все равно вакцины от полиомиелита боюсь.

Ф. К.: Это очень логично. Человеческий мозг вообще очень любит искать причинно-следственные связи. Мы, например, не рекомендуем вводить маленьким детям после прививки новый прикорм. Возможно, после прививки несколько дней ребенок будет чувствовать себя немного больным, ему будет муторно. И если в это время ввести ему новый продукт, то ребенок подсознательно свяжет этот новый продукт со своим недомоганием и будет не любить этот продукт всю жизнь. Что нам с этим делать? Я полагаю, думать головой. Понимать, что установить связь между прививкой и нарушением обмена веществ можно, только имея очень много детей, которым были сделаны и не были сделаны прививки, детей, которые после прививки начали поправляться или не начали поправляться. Если среди привитых детей с нарушением обмена веществ будет больше, тогда мы получим какую-то доказательность, а не единичный опыт. Мне в случае негативного единичного опыта помогает рационализация — я читаю научные статьи и верю, если в серьезном научном журнале написано, что полученный мною единичный опыт не подтверждается исследованиями.

Делегировать профессионалам

В. П.: Но чтение чтению рознь. В интернете кроме вашего блога есть множество статей, в которых с умным видом и со ссылками на Pubmed (популярный агрегатор медицинских статей.  — Русфонд) утверждаются взгляды, совершенно противоположные вашим. Не должны же все на свете люди понимать, чем исследования с хорошей конфигурацией отличаются от исследований с плохой конфигурацией?

Ф. К.: Не должны. Люди не могут разобраться в сложных медицинских проблемах. Точно так же, как я не могу разобраться в финансах или устройстве своего автомобиля. Я делегирую это профессиональным финансистам или автомеханикам, которым я доверяю. Это вопрос доверия и личного контакта. Люди доверяют мне, потому что я пишу общечеловеческие и гуманистические вещи, которые находят сочувствие. После этого, когда я пишу что-то специальное, чего люди без медицинского образования не могут проверить вообще никак, люди мне просто верят. Довольно бессмысленно объяснять, что такое конфигурация исследований, рецензируемые журналы и слепые рандомизированные исследования. Манипулятивные популистские техники антипрививочной пропаганды все равно значительно эффективнее. Если ты вылезаешь в соцсети спорить с ними, вооружившись циферками про результаты исследований, то выглядишь занудой, и больше ничего. Я, конечно, думаю, что здоровье своих детей — это вещь, в которой родителям следует разбираться лучше, чем в устройстве своего автомобиля, но все равно приходится кому-то довериться. Все держится на репутации. К сожалению, люди редко понимают, что доказательная медицина — это лишь небольшой островок здравого смысла. В подавляющем своем большинстве врачи принимают решения не на основе исследований и доказательств, а на основе личного опыта и господствующих мнений.

В. П.: Вы допускаете, что можете изменить свое мнение?

Ф. К.: Меняю постоянно и пишу об этом. Это суть науки: появляются новые данные, и все переворачивается. Одно наблюдение может опровергнуть всю теорию. Пациенты спрашивают меня, почему я раньше не прививал их от ротавируса. А я и своих детей не прививал, потому что не знал об этих прививках. Работал в городской больнице, был страшно осторожен с прививками, находил ложные причинно-следственные связи.

В. П.: А можете ли вы представить себе смену вашей медицинской парадигмы? Может что-то случиться на свете, чтобы вы поверили в гомеопатию, иглоукалывание и циркуляцию энергии ки?

Ф. К.: С гомеопатией вряд ли. Все-таки было проведено очень много исследований, демонстрирующих, что эффект гомеопатии не отличается от эффекта плацебо. Что же касается энергии ки, то я готов в нее поверить — как только кто-нибудь докажет, что она существует. Пока что никто не смог доказать, что энергия ки протекает через мои меридианы. Но кто может знать, что мы еще откроем. Представьте себе зажигалку в Средневековье — она выглядела бы колдовством.

Удар молнии

В. П.: Давайте подведем итоги. Прививки действуют, но не всегда. Побочные эффекты существуют, но редки. С чем это можно сравнить?

Ф. К.: Я редко оперирую цифрами, когда разговариваю с пациентами. Но вот буквально перед встречей с вами прочел статью в «Ланцете» (The Lancet, медицинский рецензируемый журнал. — Русфонд), что за последние десять лет только две прививки, от пневмококка и гемофильной инфекции, спасли 1,5 млн. детских жизней — на столько снизилась смертность. Можно посчитать, сколько детей умерло бы, не будь этих прививок. Про прививки довольно много известно. Они давно существуют и хорошо исследованы. Риски от прививок, конечно, ни в какое сравнение не идут с рисками от заболевания. Но эти цифры довольно мало убеждают. У людей есть конкретный ребенок, и страшно вводить ему конкретную вакцину. Родителям кажется, что сделать прививку — это активное решение, а не сделать прививку — это значит предоставить все естественному ходу вещей. Но это ошибка. То, от чего мы прививаем, — это тяжелые, смертельные, инвалидизирующие инфекции. Не прививать от них — это решение, ответственность за которое родитель берет на себя. Риски от заболевания становятся очевидны, когда ребенок заболевает тяжелой болезнью. Мы стараемся не апеллировать к страхам, некоторые родители решительно отвергают запугивание. И тем не менее болезни эти страшные. А риск осложнений — меньше, чем риск, что в вас на улице попадет молния. Если вы не прививаете детей, опасаясь осложнений, то тогда логично вообще не выходить из дома.

Интервью для Русфонд — Валерий Панюшкин

Фото — Ольга Павлова

Источник: rusfond.ru

Схема прикорма с сайта мама зануда: таблица введения

Прикорм – это знакомство ребенка со взрослой пищей, в отличии от докорма – добавления кормлений смесью в рацион детей, у матерей которых недостаточно грудного молока. Существуют четко прописанные сроки начала введения прикорма, ранее которых, начинать знакомство со взрослой пищей недопустимо: это 6 месяцев для детей, находящихся на грудном вскармливании, и 5 месяцев – для искусственников. Чтобы понять, готов ли ваш малыш к знакомству с новой пищей, нужно ответить на несколько простых вопросов: — есть ли у него интерес ко «взрослой» пище? — может ли он находиться в полусидячем положении некоторое время? — угас ли у него рефлекс выталкивания ложки изо рта? Если ваши ответы утвердительны, и возраст малыша позволяет, можно приступать к прикорму. Прикорм начинают с монокомпонентных овощных пюре (кабачок или цветная капуста), если ребенок хорошо набирает вес, или с безмолочных каш (греча, рис), если малыш маловесный. Блюда прикорма предлагают здоровому ребенку в первой половине дня, перед кормлением грудным молоком или смесью. Начинают с ½ чайной ложки и в течение недели при отсутствии негативных реакций доводят до полной порции. При появлении кожной сыпи или расстройства пищеварения введение данного блюда прекращают. После овощей в рационе ребенка появляются безмолочные каши. Их можно готовить на грудном молоке или на базовой смеси, заменяя ими одно базовое кормление. В 7 месяцев малышу начинают предлагать мясо низкоаллергичных сортов (кролика, индейку, конину). Мясо с овощами составляет полноценный обед и заменяет полностью второе базовое кормление. В перерывах между основными кормлениями ребенку можно предлагать фруктовые пюре, которые не заменяют основных кормлений. Начиная с 8 месяцев, ребенку последовательно предлагают желток яйца, кисломолочные продукты (детский, кефир, йогурт, творог), детское печенье и сухарики. Ближе к году, если ребенок не аллергик, начинают давать нежирную белую рыбу. Цельное молоко вводится в детский рацион после года. Нельзя знакомить ребенка с новыми продуктами, если он болен, за 5 дней до и 5 дней после прививки, если у ребенка обострение аллергии. Давать ребенку блюда собственного приготовления или промышленного производства (банки) – решает каждая мама для себя сама.
При этом необходимо понимать, что даже полный перевод ребенка на «взрослый» стол никаким образом не влияет на его отказ от груди и прекращение лактации у матери. Кормления грудью после года не несут в себе пищевой ценности. Они помогают укреплять иммунитет малыша и позволяют поддерживать и углублять психоэмоциональную связь между матерью и ребенком.

Сибирская гомеопатическая ассоциация — Статьи на смежные темы

На сайте «Мама зануда» (http://mamazanuda.ru) опубликована подборка фактов о прививке БЦЖ.

Читайте!

Каждый шестой житель США принимал лекарства от психических расстройств

Почти 20% жителей США хотя бы раз в жизни принимали лекарства от психических расстройств, депрессии и более серьезных проблем с работой мозга и психикой, отмечают специализированные СМИ.

В октябре прошлого года нобелевский лауреат Ангус Дитон и несколько социологов опубликовали исследование, в котором констатировали существование настоящей эпидемии «бытовой наркомании» в США, связанной с лавинным ростом популярности опиоидных обезболивающих среди врачей и жителей. Благодаря ей смертность среди некоторых групп населения Америки не упала, а выросла за последние годы.

Чуть позже ученые из университета Пенсильвании выяснили, что рост смертности и частоты злоупотреблений был характерен не только для опиоидных анальгетиков, но и для обычных антидепрессантов, изучив статистику по смертности в США с 1996 года по сегодняшний день.

Томас Мур (Thomas Moore) из Института безопасных медицинских практик в Александрии (США) и его коллеги нашли возможную причину этого – оказывается, большая доля населения США регулярно принимает хотя бы один или даже несколько видов антипсихотических, успокоительных или иных средств, направленных на лечение расстройств психики, пишет РИА «Новости» со ссылкой на журнал JAMA Internal Medicine.

Собрав статистику по использованию подобных препаратов за 2013 год, опросив несколько тысяч жителей нескольких городов Америки, ученые обнаружили, что свыше 16% взрослых людей, каждый шестой житель США, покупал или просил врачей выписать им рецепт на покупку этих лекарств.

Больше 12% американцев говорили о том, что регулярно принимали антидепрессанты, около 8% использовали анксиолитики и прочие успокоительные, причем большая часть из них – около 80% — принимают такие лекарства постоянно и на протяжении многих лет. Как предполагают ученые, реальная статистика может быть на самом деле еще выше, так как люди часто склонны не сообщать врачам о том, какие лекарства они самостоятельно принимают.

Весомая часть таких любителей подобных лекарств, как показывает статистика, приходится на англосаксонскую часть населения США, представители которой примерно в 3-4 раза чаще употребляют антипсихотические средства, чем афроамериканцы, латиноамериканцы или азиаты.

Подобные методы лечения или самолечения, характерны в большей части для пожилых людей, примерно четверть которых принимает подобные средства, тогда как молодежь употребляет их лишь в 8% случаев.

По материалам газеты «Взгляд» от 13 декабря 2016г.

http://vz.ru/news/2016/12/13/849021.html

 

ВОЗ предсказала гибель миллионов человек из-за устойчивости к антибиотикам

Устойчивость инфекций к антибиотикам, вызванная вырабатываемым у микроорганизмов иммунитетом, в ближайшие десятилетия примет все более опасные масштабы; к 2050 году от излечимых ранее заболеваний будут погибать почти 10 млн человек в год; предупреждает Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ).

«Эта уже огромная проблема, но в ближайшие десятилетия она будет усугубляться. В некоторых странах уже есть инфекции, которые совершенно не поддаются лечению. Например, в некоторых случаях, если человек заболел гонореей, уже не имеет значения, что он будет делать, его невозможно вылечить. Уже просто не существует таких медицинских препаратов», – передает ТАСС заявление помощника гендиректора ВОЗ Кейдзи Фукуды.

Он обратил внимание, что существуют «экстремальные разновидности туберкулеза и многих других инфекционных заболеваний, которые по сути неизлечимы».

Как пояснил Фукуда, это имеет угрожающие последствия для человечества. «Эпидемия какого-либо заболевания поначалу характеризуется его резким распространением, но потом проходит пик, и масштабы бедствия снижаются. При устойчивости к антибиотикам эпидемия будет продолжать расти и не будет снижаться, пока мы не примем определенные меры», – указал ученый.

Согласно текущим оценкам ВОЗ, к 2050 году число жертв тех заболеваний, которые невозможно будет излечить вследствие устойчивости микробов к антибиотикам, превысит число умерших от рака.

«Это означает, что будут погибать почти 10 млн человек от инфекций, которые более неизлечимы», – предупредил Фукуда. По его словам, совокупные экономические потери государств, вызванные тратами на лечение больных, к середине века могут превысить 100 трлн долларов.

21 сентября на полях Генеральной Ассамблеи ООН состоится встреча высокого уровня по проблеме устойчивости к антибиотикам. Ее участники обсудят пути реагирования на эту растущую угрозу в сфере здравоохранения. Устойчивость к антибиотикам возникает естественным образом, но неправильное и чрезмерное использование препаратов как в медицине, так и в сельском хозяйстве ускоряет этот процесс. В результате все больше инфекций – таких как пневмония, туберкулез и гонорея – все труднее поддаются лечению, так как используемые для этого антибиотики становятся все менее эффективными.

По данным ВОЗ, ежегодно в мире регистрируется 480 тыс. новых случаев заболеваний туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью. Кроме того, во многих случаях противомалярийные препараты или лекарства против ВИЧ/СПИДа оказываются неэффективными, отмечает Центр новостей ООН.

По материалам газеты «Взгляд» от 16 сентября 2016г.

http://vz.ru/news/2016/9/16/832809.html

 

В 1998 году ученые в Великобритании объявили о том, что ими были проведены исследования, согласно которым они обнаружили связь между комбинированной вакциной и аутизмом. Таким образом, впервые заговорили о том, что может существовать вред прививок для детей. Многие родители были возмущены данным заявлением, обвиняли медицинских работников в халатности и отказывались колоть вакцину свои детям. Лишь в 2011 году один из медицинских журналов Британии выпустил статью-опровержение. По их словам, представленные ранее исследования были специально фальсифицированы. На такой шаг пошли для того, чтобы продвинуть другой продукт, и вакцины на самом деле безопасны.
Источник: http://healthrocks.org/zdorove-tela/obraz-zhizni/vred-privivok-dlya-detej.html

О вреде прививок для взрослых и детей.

В чём заключается вред от прививок? Прививать или нет? Если «да», то при каких условиях? Как уберечь себя и своих детей от негативных последствий вакцинации?

Читайте статью на эту тему.

 

Александр Коток

Беспощадная
иммунизация

 

В книге подробно изучаются прививки, как медицинская процедура и, как сложная социальная проблема, по сей день не находящая своего справедливого решения.

Каждая болезнь, прививка от которой входит в календарь прививок Российской Федерации, представлена в отдельной главе, где кратко описываются её этиология, патогенез, способы принятого в современной аллопатической практике и альтернативного лечения (гомеопатия и натуропатия), а также, методы профилактики.

Дополнительно в обсуждение включены некоторые болезни, прививки от которых пока что отсутствуют в календаре прививок России, но имеются в календарях других стран.

В деталях анализируются состав вакцин и возможные поствакцинальные осложнения, приводятся факты, позволяющие взглянуть на другую сторону прививочной «медали» и ознакомиться с точкой зрения противников прививок.

Скачать книгу полностью.

 

Одно из взвешенных мнений профессионала о вакцинации.

Интервью с Галиной Петровной Червонской — известным вирусологом, кандидатом биологических наук, независимым экспертом по вопросам вирусологии, автором четырех монографий по проблемам прививок.

Смотреть видео.

 

О пользе вакцинации.

В споре, говорят, рождается истина…

Представляем и другое мнение по вопросу вакцинации.

Читать статью.

 

Вакцинация: «за» и «против».

О чём нужно подумать, прежде чем писать отказ от прививки? Ещё мнение.

Читать статью.

 

Эрозия шейки матки

Какую роль играет вирус папилломы человека в развитии эрозии шейки матки? Прижигать её или не прижигать?

Читать статью.

Библиотека

Вот вы и попались на броский заголовок, который, надо сказать, истинная правда. Блогер из Ивана Алексеевича Бунина, большого модника, язвы и Нобелевского лауреата вышел бы великолепный. Право, веди он сейчас блог на YouTube рядом с Нобелевской премией на стене бы висела золотая кнопка, потому что натура у него была очень подходящая для топ-блогера.

  • У всех, как известно, свои пристрастия, Александр Сергеевич Пушкин любил грозу в начале мая и карты (как он главу Евгения Онегина чуть в карты не проиграл, я вам после расскажу). Михаил Юрьевич Лермонтов любил играть на скрипке и частенько захаживал к гадалкам.

Набоков любил бабочек, жену и английский язык.

Иван Алексеевич Бунин любил и умел язвить. Большой писатель, признанный классиком русской литературы еще при жизни, он очень гордился остротой своего языка. Проза его нежна и безупречна, но это совершенно не мешало ему называть символистов «сворой разнузданной сволочи».

Прежде чем я разверну перед вами веер пикантных эпитетов, которыми Бунин награждал современников, давайте поговорим о восприятии личности писателя и его творчества.

Большинство из нас на уроках литературы пытали и пытают этими «родился-женился-умер», датами и сухими фактами, цитатами и отзывами. Бесконечными разборами произведений по стандартным лекалам. Так принято учить литературе. Но которое десятилетие критики спорят о том, как правильно воспринимать произведение: с учётом личности автора или в отрыве от неё.

Воспринимать произведение отдельно от автора легко только если речь идет о каком-нибудь Иване Иванове, о котором мы и так ничего не знаем. Когда разговор о классиках литературы, хочешь-не хочешь, а нахватаешься хоть каких-то знаний.

Да, для большинства писатели-классики так и остаются забронзовевшими фигурами, смутно напоминающими о запахе мела, пыли и заданном на лето дополнительном чтении. Но все-таки чего-то мы набираемся: Крылов — обжора, Гоголя живьем похоронили, Пушкин — задира и повеса, Набоков — сноб.

И вот вопрос: как повлияет на восприятие «Преступления и наказания» знание о том, что Достоевский страдал эпилепсией и был игроманом?

Изменится ли восприятие «Замка» Франца Кафки, если я расскажу вам историю о том, как Франц Кафка однажды встретил в парке плачущую по потерянной кукле девочку? Как после двухдневных безуспешных поисков объявил, что кукла уехала путешествовать, чтобы успокоить ребенка. А в следующую встречу принес письмо, в котором кукла писала о своих приключениях. Он писал эти письма из разных городов почти до самой своей смерти. Вернувшись в Берлин, Кафка подарил девочке новую куклу, объяснив, что путешествия её изменили и поэтому она не похожа на себя прежнюю. Через год он умер, а десятилетие спустя выросшая девочка нашла в кукле записку с подписью: «Все, что ты любишь, скорее всего, ты потеряешь, но любовь найдёт иной способ вернуться». Станет от этого рассказ «Превращение» менее пугающим для вас, когда вы будете его читать?

Понятия не имею, но держите в голове, что высказывания Бунина — отдельно, а произведения — отдельно (если, конечно, речь не идет о его литературной критике), договорились?

Хорошо-хорошо, автор, скажете вы, а что там про блог на YouTube?

А вы представьте себе в «трендах» ролик под названием: «Убежден, что Гоголь никогда не жег «Мертвых Душ»». И вдогонку по просьбам подписчиков: «Не знаю, кого больше ненавижу, как человека — Гоголя или Достоевского. Голосуем?». Критические очерки заменили бы стримы вроде: «Вместе читаем Цветаеву. Дичь!».

  • И у Дудя Бунин тоже блеснул бы, он любил похвастаться прямотой осанки и хорошим костюмом, даже Набокову заметил как-то: «Я вдвое старше вас, а прямее». Набоков, кстати, в долгу не остался и назвал Бунина: «Старой тощей черепахой».

Про Маяковского было бы так: «Маяковский с его злобной, бесстыдной, каторжно-бессердечной натурой, с его площадной глоткой, с его поэтичностью ломовой лошади и заборной бездарностью даже в тех дубовых виршах, которые он выдавал за какой-то новый род якобы стиха…».

И Достоевского в стороне бы не оставил: «Омерзительный писатель со всеми своими нагромождениями, ужасающей неряшливостью какого-то нарочитого, противоестественного, выдуманного языка, которым никогда никто не говорил и не говорит, с назойливыми, утомительными повторениями, длиннотами, косноязычием…».

  • Реакция на «Вишнёвый сад» Чехова называлась бы коротко и ёмко: «Фарс».

Про Гоголя Бунин наверняка бы снял несколько скетчей, раз уж написал про него злой сатирический рассказ «Жилет пана Михольского». В ролике до нелепости носатый Гоголь умирал бы от зависти к трендовому жилету глуповатого Тик-Токера.

В видео про Блока непременно бы прозвучало: «Какой утомительный, нудный, однообразный вздор, пошлый своей высокопарностью и какой-то кощунственный, ибо в эту постоянную «тайну», в постоянную высоту онанирует рукоблуд привычный, равнодушный. Да, таинственность, все какие-то «намеки темные на то, чего не ведает никто» — таинственность жулика или сумасшедшего…».

Символистам вообще на орехи досталось бы всем скопом: и «омерзительному» Ходасевичу и «садистическому эротоману» Брюсову и «необыкновенно противной» Гиппиус.

Есенина бы Бунин похвалил. Похвалил примерно так: «В роли же скандалиста, хулигана, пьяницы, — допившегося до белой горячки, в которой он и повесился, — в роли пролазы всюду, куда только возможно, в роли циника, путешествовавшего по Европе и Америке с весьма уже не юной Дункан и бившего ее смертным боем в каждом отеле Европы и Америки, — в этой роли ему поистине нет равного».

Некоторые современные школьники, которые слишком много времени проводят за компьютером, с Буниным вполне сходятся во взглядах на литературу и с радостью растаскивают его высказывания на цитаты.

Удержаться сложно, формулировал он ёмко, изящно и оскорбительно до крайности. Но, позвольте мне побыть занудой и напомнить, что Бунин — последний классик русской литературы, своими глазами наблюдавший Великую Октябрьскую революцию, вынужденно эмигрировавший во Францию. Он не мог простить истории смену курса, смириться с утратой прежних ориентиров и ценностей, но выбирая между жалобами и язвительностью — выбрал язвительность.

Специальный автор iSmart: Белова Кира Валерьевна, журналист, автор «Что? Где? Когда?» и «Своей игры» на гуманитарные темы

Настоящая причина эпидемии дезинформации в группах онлайн-мам — Мать Джонс

Коронавирус — это быстро развивающаяся новость, поэтому часть содержания в этой статье может быть устаревшей. Ознакомьтесь с нашим последним освещением кризиса с коронавирусом и подпишитесь на информационный бюллетень Mother Jones Daily .

Началось внедрение детских вакцин против COVID: в понедельник FDA одобрило вакцину Pfizer для детей от 12 до 15 лет. Это только начало — на прошлой неделе New York Times сообщило, что дети в возрасте от двух лет могут иметь право на участие уже в сентябре.Массовая вакцинация детей может означать конец самых катастрофических социальных издержек, связанных с пандемией в Соединенных Штатах: школы и детские сады смогут возобновить нормальную работу, а это означает, что родителям больше не придется выполнять почти невозможное действие: совмещение требований одновременной работы и ухода за детьми. Подскажите коллективный вздох родительского облегчения: это момент, которого мы все ждали!

Ну, может, не все из нас. Согласно апрельскому опросу Kaiser Family Foundation, почти четверть опрошенных родителей заявили, что они определенно не будут вакцинировать своего ребенка, а еще 15 процентов заявили, что они будут вакцинировать своего ребенка только в том случае, если их школа требует этого.Около трети заявили, что не планируют вакцинировать своих детей сразу; вместо этого они планировали ждать и отслеживать побочные эффекты.

В некотором смысле этого следовало ожидать. Вакцины новые, и они были одобрены на основании разрешения на использование в чрезвычайных ситуациях во время исторической пандемии. Натан Чомило, педиатр из Миннесоты и представитель Американской академии педиатрии, сказал мне, что родители его пациентов выразили вполне понятную озабоченность — например, что испытания казались поспешными (а это не так), и вопросы о том, могут ли дети действительно нуждаются в вакцине, учитывая их относительную маловероятность тяжелой формы COVID.(Большинство экспертов согласны с этим.) Хомило отмечает важность языка при описании происходящего. «Я действительно пытался использовать термин« обсуждение вакцины », когда речь идет о вакцине COVID-19, вместо того, чтобы объединять его с более широкой и долгосрочной проблемой« нерешительности в отношении вакцины », — сказал он.

Но там, где Хомило видит необходимость в обсуждении нюансов, сторонники вакцинации, вероятно, видят прекрасную возможность расширить свою базу за счет группы родителей — людей, которые, возможно, никогда не задумывались о том, чтобы не отставать от стандартного графика прививок для младенцев и детей. но сейчас ставят под сомнение безопасность нового выстрела.Эксперты наблюдали всплеск организации противников вакцинации за последний год. Рупали Лимай, исследователь общественного здравоохранения Университета Джона Хопкинса, изучающая нерешительность в отношении вакцинации, сообщила мне по электронной почте, что она «обеспокоена ростом числа последователей, стоящих за некоторыми известными группами по борьбе с вакцинацией против вакцины». Она рассматривает эти силы не только как препятствия на пути массовой вакцинации против COVID, но и как прямую угрозу себе и своим коллегам. Она добавила: «Кажется, существует большая координация между теми, у кого такое отношение, и это привело к скоординированным нападениям / свержению должностных лиц общественного здравоохранения.”

Еще до того, как вакцины COVID были одобрены для подростков, группы противников вакцинации уже действовали в онлайн-сообществах родителей. Несколько сообщений о вирусах собирают записи из Системы сообщений о побочных эффектах вакцин, федеральной базы данных, где люди могут сообщать о любых симптомах, которые они испытали после вакцинации. Эти убедительные сообщения — например, этот от защитника вакцины, якобы обнаруживающего закономерность сердечных проблем у 16-летних, получивших вакцину от COVID.

Люди, стоящие за публикациями, не раскрывают, что отчеты VAERS не проверяются независимо и не являются официальными медицинскими отчетами: любой может подать заявку.Но это идеальный образец того, как работает дезинформация: ее распространители опускают ключевой контекст или детали и надеются, что у читателей будет эмоциональная реакция, не задумываясь о правдивости того, что они читают.

Его распространители опускают ключевой контекст или детали и надеются, что читатели будут иметь эмоциональную реакцию, не задумываясь о правдивости того, что они читают.

Конечно, это всего лишь одна тактика. На протяжении всей пандемии я сообщал о росте настроений против вакцинации в онлайн-сообществах родителей.Я изучал, как антиваксы захватили группы мам, обучающихся на дому, и как отрицатели коронавируса и теоретики заговора QAnon победили сообщества мам в социальных сетях. По прошествии года я заметил несколько шаблонов дезинформации, которые повторяются в этих группах, и ожидаю, что они снова появятся во время развертывания вакцины для детей. В ближайшие недели вы, вероятно, увидите сообщения, предназначенные для покупателей Whole Foods («Вы действительно знаете, что , , что в этих вакцинах?»), Антикорпоративных («Крупные фармацевтические компании делают ставку на эти вакцины?»). вакцины! ») и либертарианцы (« Не позволяйте правительству указывать вам, что положить в тело вашего ребенка! »).

Вы также увидите более тонкие сообщения, которые будут апеллировать к чувству личности заботливого и бдительного родителя. Вы из тех родителей, которые беспрекословно исполняют то, что вам говорят? Или вы более сообразительный человек, который будет полагаться на свою интуицию в отношении того, что лучше для вашей семьи? Разве вы не из тех родителей, которые проведут собственное исследование?

Последняя категория этих постов может быть самой важной, потому что психологически она может быть самой эффективной. Причины, по которым группы матерей являются особыми целями антиваксов, сложны, но есть одна динамика, которая, как мне кажется, заслуживает большего внимания.Я собираюсь пойти немного дальше, но потерпите — я обещаю, что это относится к вакцинам. Несколько недель назад Кэти Дж. М. Бейкер написала в Lux о распространении анти-транссексуальных настроений в группах британских мам. Бейкер заметил, что члены группы рассматривают трансгендерных людей, которые рожают детей, как угрозу их растущей идентичности как мам, как будто члены группы мам требуют исключительного владения материальной частью материнства. Бейкер цитирует одного члена группы: «Вынашивать ребенка и рожать его не было гребаной социальной конструкцией.Она рассказывает, как такого рода возмущения разжигаются в группах, когда трансгендерные люди становятся козлами отпущения.

Конечно, Бейкер пишет о другом, но дезинформация о вакцинах может следовать аналогичной схеме. В этих группах физические акты материнства — такие как немедикаментозные роды и грудное вскармливание — являются мощными маркерами идентичности. Эти действия часто называют «сверхдержавами». Многие матери, и, возможно, особенно те, которые проводят много времени в группах в Facebook, могут чувствовать себя уязвимыми, одинокими и подавленными.У них может быть скудный отпуск по семейным обстоятельствам и небольшая помощь по дому. Иногда врачи не обращают внимания на их реальные опасения по поводу собственного здоровья и благополучия своих детей.

В течение многих лет распространители дезинформации об альтернативных методах здоровья использовали эти форумы для продвижения теорий и практик, которые не подтверждаются наукой и могут быть опасными. Некоторые из величайших достижений: ультразвук может нанести вред развивающемуся плоду; Тамифлю убьет вашего малыша; простой глоток смеси разрушит микробиом вашего ребенка; и вы должны съесть свою плаценту, чтобы предотвратить послеродовую депрессию.Их объединяет то, что сообразительный родитель «проводит собственное исследование», чтобы защититься от наживы в больницах и врачей-фармацевтов. От такого мышления до скептицизма вакцины — не большой интеллектуальный скачок.

Большая часть этой дезинформации перемежается с вдохновляющими сообщениями о хорошем настроении в общедоступной группе Facebook Natural Parenting Mommas. Группа, насчитывающая 143000 подписчиков, среди своих тем называет привязанность к родителям, ношение ребенка, целостное здоровье и естественные методы родов.Типичные сообщения варьируются от видео в TikTok, защищающих право на грудное вскармливание в общественных местах, до мемов, критикующих стандартные акушерские практики, такие как обследование шейки матки. Многие посты имеют феминистскую атмосферу; существует бесчисленное множество мемов о неблагодарной работе материнства. Вы можете представить себе, как читатели плачут со слезами на глазах: «Я чувствую себя такой увиденной!» «Мужчины не понимают, что… никто для нее не готовит», — говорится в одном из них. «Никто не убирает за нее. Никто не готовит ей еду. Никто ее не стирает. Никто не следит за тем, чтобы с ней все в порядке. Никто не обслуживает ее, точка.На женщину всегда сразу же смотрят как на человека, которому нужно заботиться обо всех ». Некоторые из мемов, которыми поделились группа, полны гневной катарсии по поводу сексуального насилия. Одно недавнее сообщение:

Я бы хотел, чтобы мужчины понимали, что когда женщины говорят о феминизме, культуре изнасилования и прочем, это не просто политический разговор. Дело не в том, чтобы быть «борцом за социальную справедливость» или чем-то еще. Речь идет о нашей реальной жизни, сформированной женоненавистничеством с детства, и повседневной реальности жизни в страхе перед насилием.Это не гребаная игра и не философские дебаты. Это наша долбаная жизнь.

Общая тема — первостепенная важность воспитания детей. «Ваша работа забудет о том, что вы когда-либо там работали», — говорится в одном из постов. «Ваш ребенок никогда не забудет, что вас там не было».

Однако за последний год зловещие сообщения об общественном здоровье во время пандемии были вплетены в сообщения о святости материнства. Недавние сообщения предупреждают участников о психологическом ущербе, который маскировка мандатов нанесет детям.«Защита детей от опасных вещей, таких как принудительная маскировка, травмирующая изоляция, токсичные инъекции, вредная еда и репрессивное правительство — это не теория заговора, которую просто называют хорошим воспитанием», — говорится в одном мартовском сообщении. Другой недавний пост — это сообщение в рамке из ярких перьев, напоминающее индейского ловца снов. Он гласит: «Ваше ежедневное напоминание: не принимайте вакцину от COVID». (На вопрос о позиции группы в отношении вакцин против COVID и требований к маскам, представитель Natural Parenting Mommas ответил: «Учитывая, что на странице есть несколько администраторов, все с разной степенью мнений о вакцинах COVID и требованиях к маскам, мы будем не в состоянии подтвердить что-либо для вас в данный момент.”)

«Защита детей от опасных вещей, таких как принудительная маскировка, травмирующая изоляция, токсичные инъекции, вредная еда и репрессивное правительство — это не теория заговора, которую просто называют хорошим воспитанием».

Женщины приходят в группы мам за успокаивающими мемами о том, насколько тяжелым и одиноким может быть родительство, и остаются из-за праведного негодования по поводу правительства, предполагающего, что оно знает, что лучше для их семей. «Новые родители остались одни, без конструктивных разговоров из надежных и надежных источников», — сказала мне на этой неделе Сима Ясмин, врач из Стэнфорда, изучающая медицинскую дезинформацию.Многие люди вовлекаются в группы социальных сетей в уязвимый послеродовой период, когда они только формируют свою идентичность как родителей. Это раннее влияние мощно, и оно может сохраняться годами. «Вот как вы попадаете в группу людей, глубоко укоренившихся в родительских группах на Facebook, с теориями заговора обо всем, от« если вы съедите свою плаценту, у вас не будет послеродовой депрессии »до« не вакцинируйте своего ребенка »».

Давление на родителей еще больше из-за дополнительного бремени коронавируса, сказала Дженнифер Райх, социолог из Университета Колорадо в Денвере, изучающая движение против вакцинации.«Во время пандемии, когда люди чувствовали себя более изолированными, онлайн-сообщества стали важнее, чем когда-либо», — сказала она мне. «Родители в целом и матери в частности уже долгое время полагаются на онлайн-сообщества за советом и поддержкой».

Кэти Стрэнг, которая модерирует группы мам в Facebook в Камарильо, Калифорния, сказала мне, что она наблюдала эту динамику в своей собственной группе. Она и ее коллеги-модераторы пытаются удалить сообщения, в которых передается непроверенная информация, но, как она сказала мне прошлой осенью, во время пандемии это стало практически невыполнимой задачей.Когда я встретился с ней на этой неделе, она сказала, что невероятная нагрузка, связанная с пандемическим воспитанием детей, только усугубила ситуацию. «К нашему ущербу, — написала она мне в электронном письме, — изолированные, измученные мамы, которые обращаются к этим группам за поддержкой в ​​любое время дня и ночи, могут быть восприимчивы к усвоению дезинформации, которой делятся кабинетные эксперты».

Медленный каскад в онлайн-группах от альтернативного здоровья к дезинформации о COVID нелегко исправить, тем более что само его распространение служит для нормализации контента.Это не исчезнет, ​​если платформы социальных сетей просто помечают сообщения как дезинформацию. Модераторы, с которыми я беседовал, сказали мне, что даже их попытки удалить дезинформацию не дали результата; удаленные сообщения просто появляются в разделе комментариев к сообщениям, которые, казалось бы, не связаны. Основная причина, по которой эта тактика не работает, заключается в том, что они не решают правильную проблему, а это не недостаток знаний, а отсутствие поддержки.

Есть некоторые вещи, которые могут фактически противодействовать дезинформации, и они не имеют ничего общего с предложением фактов в качестве аргумента.Напротив, такие программы, как оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам, доступные и доступные услуги по уходу за детьми и универсальный базовый доход для женщин, решивших остаться дома, могли бы стать противоядием от отчуждения, лежащего в основе этих групп. Ясмин отмечает, что простое улучшение послеродового ухода и обучение врачей тому, чтобы они серьезно относились к проблемам родителей, также могут уменьшить роль, которую онлайн-форумы играют в жизни родителей. «Исторически сложилось так, что мы не очень хорошо поддерживали молодых родителей, особенно когда речь идет о сферах здравоохранения, которые уже подвергаются стигматизации», — сказала она.«Я боюсь, что мы потеряем намного больше людей. И мы будем способствовать росту недоверия к области медицины ».

В контексте пандемии это недоверие усиливается, и это очевидно в тех местах, о которых я сообщаю. По мере того, как мир готовится к выпуску детских вакцин против COVID, это будет сохраняться. Вы услышите, как люди обвиняют онлайн-группы мамочек в антинаучности, в том, что они являются рассадниками дезинформации. Когда вы это сделаете, помните следующее: матери не глупы или слишком доверчивы — они просто в отчаянии.

Вакцины идут. Пора позвонить маме

Чтобы вакцинировать всех и положить конец пандемии Covid-19, вам нужно будет поговорить с мамой. Наверное, твой дедушка тоже. Назовем это крестовым походом взрослых детей. Вакцины идут, но люди приходят за вакцинами? Забудьте на мгновение об анти-вакцинах; более проблемной группой, безусловно, будут «не решающиеся вакцины» — мамы, папы, бабушки и дяди, которые не верят ни в какую большую теорию заговора о Билле Гейтсе и микрочипах, но чувствуют себя немного неуютно по поводу всего этого .

Неудобные родственники — моя специальность. Как врач, я годами пытался убедить свою семью и друзей следовать разумным медицинским советам. Все пошло не так хорошо. Десять лет назад они говорили: «Ты только что учишься в медицинской школе». Тогда я был «просто резидентом». Теперь, к сожалению, я патологоанатом, а это не совсем так. Однако у меня были некоторые успехи. В прошлом году после сотни нежных разговоров я наконец убедил родителей сделать прививку от гриппа. (Вердикт: «Все было не так уж плохо.Пару месяцев спустя произошел Covid-19. Я стараюсь не чувствовать себя полностью ответственным за эту иронию.

Как я добился пирровой победы? Снова и снова объясняя, что серьезные побочные эффекты вакцины очень редки; что он не дает идеального иммунитета, но все же ценный; что мне делают уколы каждый год и руки не отваливаются; что он застрахован; что легко получить. Два года назад мне почти удалось убедить маму, когда я ходил с ней за продуктами.Затем маленькая пожилая женщина, мало чем отличавшаяся от моей матери, обернулась в очереди и сказала, что слышала о ком-то, кто умер от прививки от гриппа. Это на время отбросило меня назад.

В конце концов, когда моя мать наконец уступила (и мой отец уступил моей матери), она сказала, что это потому, что она знала, что как ее сын, я люблю ее и всегда буду рекомендовать то, что я действительно считаю лучшим. Это было больше, чем она могла сказать о своих настоящих врачах, которые, по всей видимости, не получали никаких баллов за потомство.

В ближайшие месяцы средства массовой информации будут наводнены информацией о вакцине Covid-19. Наверняка найдутся отрицатели, заговорщики, чокнутые. Будет несколько разумных разговоров о компромиссах и неопределенностях вакцины. Но я уверен, что большинство средств массовой информации осознают свою ответственность за укрепление доверия к этому жизненно важному вмешательству в области общественного здравоохранения.

Этого все равно мало. Новости, даже если они подаются с добрыми намерениями, могут быть хаотичными и противоречивыми.Появляются нарративы, но мы слишком много слышим со слишком многих сторон, чтобы все было прямо. Друзья вашего дяди в Facebook тоже составляют большую конкуренцию. Кому вы действительно ожидаете, что он поверит, CNN или Джиму из средней школы?

Может, нашему крестовому походу нужен FAQ. Короткие видеоролики, на которых взрослые дети вздыхают, отвечая на глупые вопросы, которые обязательно возникнут у наших родственников, — слишком глупые, чтобы их можно было задать даже в телеграфных новостях. Нет, РНК не была изобретена компанией Pfizer; это уже реально! Нет, вам не обязательно покупать морозильную камеру для сверххолодной заморозки, если вы хотите получить вакцину; есть люди, которые справятся с этой частью.Да, я все равно поговорю с вами, если вы не сделаете снимок; но в основном мы будем говорить о том, зачем вам его брать, и это не будет скучно.

Прочтите все наши статьи о коронавирусе здесь.

В конце концов, наши друзья и семья просят нас ответить на глупые вопросы или опровергнуть пост кузена в Facebook, потому что им неудобно и они напуганы. Это был год беспрецедентных событий, по крайней мере для тех из нас, кто не переживал грипп 1918 года.Некоторое беспокойство разумно. Не нужно быть врачом, чтобы должным образом решать эти проблемы. Вы должны проявлять любовь, терпение и понимание.

Как мужчина-гомосексуалист, это не первый вирус, который напугал меня. ВИЧ остается эндемическим заболеванием в нашем сообществе. Геи говорят об этом, думают об этом, но, к сожалению, все еще заключают контракты. Борьба с этим вирусом также потребовала дестигматизации на личном и общественном уровне. У меня есть друзья, которые назначают свидание для тестирования со своим новым парнем.Если вы позволите походу в клинику казаться таким же простым, как бегство в Starbucks, это станет проще. Акт поедания собачьей еды, как говорится, тоже мощный. Сделай снимок вместе со своим дедушкой. Объясните, почему вы лично считаете, что вакцинация важна для вас и вашего сообщества. Сделайте из этого день, а потом съешьте что-нибудь на вынос.

Оказывается, есть настоящая наука, подтверждающая идею о том, что «сочувствие и установившиеся отношения» могут изменить представления о вакцинах. Эксперты предполагают, что «просоциальные» сообщения, подчеркивающие альтруизм, семью и общность, могут быть более эффективными, чем тактика запугивания.Но что еще более важно, мне кажется, что это должно быть правдой, и это своего рода суть.

Мы живем с переизбытком информации. Как ненасытный потребитель новостей, я благодарен за легкий доступ к мировым знаниям. Но это чертовски запутанно. В это решающее время позвольте состраданию вести вас вместо этого. Начните разговор о вакцине со своей семьей и друзьями прямо сейчас. По мере появления более подробной информации составьте конкретный план того, как вы все собираетесь сделать снимок. Первый этап гонки за вакцинами был научным; этот последний будет гуманным.


Подробнее От WIRED о Covid-19

Как изменить мнение антиваксера

Когда-нибудь в ближайшие месяцы на наши молитвы будет дан ответ. Исследователи перестанут работать всю ночь, горы будут сдвинуты, стеклянные флаконы будут отправлены, а вакцина, защищающая нас от нового коронавируса, будет здесь. Мы все будем карабкаться, чтобы получить его, чтобы вернуться в школу, на работу, в рестораны и в жизнь.

Все мы, кроме таких людей, как Маркус Нель-Джамал Хамм.Хэмм, темнокожий актер и профессиональный рестлер, — это то, что некоторые могут назвать «антиваксером», хотя он находит этот термин уничижительным и унизительным. Примерно с 2013 года он ведет страницу в Facebook под названием «Over Vaccination Nation», у которой сейчас более 3000 подписчиков. Одним из недавних постов является видео, снятое противником вакцинации Робертом Ф. Кеннеди-младшим, в котором ошибочно предполагается, что вакцины с добавлением ртути поставляются преимущественно темнокожим сообществам.

Настороженность Хамма к вакцинам началась, когда он забрал своего сына, которому сейчас 10 лет, на вакцинацию в младенчестве.Он спросил педиатра, можно ли освободить мальчика от стандартного графика вакцинации, потому что у него есть родственники с рассеянным склерозом и аутизмом. По словам Хамма, врач относился к нему как к преступнику только за то, что он спросил.

Опыт оставил Хамма в тумане безответных вопросов: есть ли у врачей квота на вакцины, которые они должны выполнить? Почему у некоторых детей плохая реакция на вакцины? Они что-то нам не рассказывают? Он начал не доверять общепринятым представлениям о вакцинах, сомневаясь, что официальная версия верна.

Сегодня Хэмм считает, что фармацевтическая промышленность коррумпирована и слишком быстро пытается развернуть вакцину от коронавируса. (Последнее вызывает беспокойство и у научного сообщества, подогреваемого непрекращающейся болтовней президента Дональда Трампа о том, что вакцина должна быть готова до дня выборов — и само название правительственного проекта вакцины, Operation Warp Speed.) Хотя Хэмм опасается заражения COVID-19. , когда вакцина от коронавируса станет доступной, он намерен избежать вакцинации.

Такие люди, как Хамм, могут оказаться недостающим звеном в головоломке окончательного прекращения пандемии. Разработка безопасной и эффективной вакцины против коронавируса будет колоссальным достижением, но этого может быть недостаточно. Поощрение людей к вакцинации может стать настоящей битвой, а люди еще менее предсказуемы, чем вирусы.

Если вакцина против коронавируса будет эффективна на 75 процентов — что было бы отлично, учитывая, что прививка от гриппа эффективна только около 50 процентов — примерно две трети населения должны быть вакцинированы, по словам Пола Оффита, директора Образовательный центр по вакцинам при детской больнице Филадельфии.Этого числа достаточно, чтобы достичь коллективного иммунитета — уровня, на котором каждый защищен, потому что не хватает уязвимых людей для передачи вируса между ними.

Прочтите: Новое понимание коллективного иммунитета

К сожалению, согласно некоторым опросам, гораздо меньше двух третей американцев говорят, что они заинтересованы в вакцинации от коронавируса. Хотя это число может измениться по мере того, как мы узнаем больше об эффективности вакцины и побочных эффектах, в некоторые моменты только около 50 процентов американцев заявили, что планируют получить вакцину, когда она станет доступной.Некоторые отчеты предполагают, что группы в Facebook, которые раньше просто задавали вопросы о вакцинах, в последние месяцы переключились на более громкие взгляды против вакцины.

Убедить таких людей, как Хамм, в безопасности и эффективности вакцины — трудная и сложная задача, для которой, по мнению экспертов, нет наилучшего подхода. Это то, к чему правительство Соединенных Штатов должно начать готовиться сейчас, но это не так.

Трудно точно определить, кто именно отказывается от вакцины.Взрослые белые с большей вероятностью будут вакцинированы, чем взрослые чернокожие, возможно, потому, что у последних меньше доступа к медицинской помощи, а десятилетия жестокого обращения подорвали их доверие к медицинскому истеблишменту.

Группы противников вакцинации также нацелены на чернокожих. Около десяти лет назад противники вакцин в Миннесоте пригласили дискредитированного исследователя Эндрю Уэйкфилда, который ложно связал вакцины с аутизмом, для выступления с общиной сомалийских иммигрантов штата. Уровень вакцинации сомалийцев резко упал, и несколько лет спустя в сообществе произошла крупная вспышка кори.

В остальном, как мне сказали эксперты, существует слабая корреляция между республиканской политикой и сомнением в вакцинах, а также между скептицизмом в отношении вакцины и верой в теории заговора или низким уровнем образования. Но в целом скептицизм вакцины распространяется от читающих Goop калифорнийцев до ультраортодоксальных евреев Нью-Йорка. В некотором смысле противники вакцинации — это глубоко американское чувство: это упрямое убеждение, что люди знают лучше, чем правительство.

Дженнифер Райх, социолог из Университета Колорадо в Денвере, рассматривает скептицизм в отношении вакцин как результат общественного стремления людей взять на себя личную ответственность за свое здоровье. Людям говорят, что «они должны считать калории, считать шаги, следить за своим здоровьем», — сказала она мне. Некоторые люди идут еще дальше, решая, что они могут научить свое тело бороться с болезнями без помощи вакцин. Родители, не решающиеся на вакцинацию, хотят делать все «правильно» для здоровья своих детей, в том числе лично выбирать, какие вещества им вводить.

Другие люди, сомневающиеся в вакцинации, такие как Хамм, подозревают, что фармацевтическая промышленность находится в сговоре с врачами и правительством, в темном круговороте прибыли и секретности. Этот страх перед гнусной медициной, возможно, понятен в мире, где фармацевтические компании на самом деле, из-за лжи и жадности, спровоцировали эпидемию опиоидов, унесшую жизни почти полмиллиона человек. Вакцины на самом деле не очень прибыльны для врачей, но непонятно непрозрачная и чрезвычайно дорогая отрасль здравоохранения не внушает доверия.

Эксперты расходятся во мнениях относительно того, лучше ли попытаться изменить мнение противников вакцинации о вакцинах или просто подтолкнуть их к вакцинации, не беспокоясь о том, как они себя чувствуют.

Самая главная из стратегий, разработанных исследователями для преодоления опасений по поводу вакцинации, — это, по сути, напугать людей, заставив их сделать это. В 2015 году Захари Хорн, профессор психологии Университета штата Аризона, разделил 315 участников на три группы. Первая группа читала рассказ о ребенке, который заболел корью; посмотрел на фотографию ребенка, больного корью, эпидемическим паротитом или краснухой; и прочтите предупреждения о важности вакцинации.Второй просто считывает статистику, показывающую, что нет связи между вакцинацией и аутизмом. Третий читал на не относящуюся к делу тему. Группа, столкнувшаяся с яркими анекдотами, с большей вероятностью изменила свое отношение к вакцинам, чем две другие. Скептики в отношении вакцин часто рассказывают пугающие личные истории о травмах; Хорн сделал то же самое, но с болезнями.

Прочтите: Проверка реальности вакцины

Этот подход может оказаться эффективным, когда дело доходит до вакцины COVID-19. Эксперты сказали мне, что американцы, как правило, больше заинтересованы в личной безопасности, чем в коллективном благе, поэтому акцент на том, как вирус может нанести вред , в частности, , может подтолкнуть людей к вакцинации.Врачи могут, например, показать скептикам мрачные фотографии интубированных пациентов или поврежденных легких. В аналогичном исследовании, которое было проведено в прошлом году, студентам колледжей, не решающимся вакцинироваться, было поручено опросить людей, которые болеют болезнями, которые можно предотвратить с помощью вакцин, такими как полиомиелит. Впоследствии почти 70 процентов из них стали провакцинами.

Тем, кто боится ввести в свой организм неестественные вещества, некоторые педиатры и пропагандистские кампании пытаются продавать вакцины как способ для организма вызвать «естественный иммунный ответ» на неестественного захватчика.«По сути, мы переворачиваем логику с ног на голову», — говорит Мэтт Мотта, профессор политологии в Государственном университете Оклахомы. «Вы знаете, что еще такое инородное вещество, которое попадает в организм и потенциально может причинить вред? Сами болезни. И вакцины — единственный лучший способ предотвратить эти нарушения неприкосновенности тела ».

В своих исследованиях Мотта обнаружил, что для людей, которые обеспокоены загрязнением и нечистоплотностью — как и многие люди, не решающиеся на вакцинацию, — подробное описание симптомов кори приводит к 10-процентному снижению их восприятия дезинформации о вакцинах.В другом исследовании, которое в настоящее время проходит экспертную оценку, он обнаружил, что чтение сообщений, подчеркивающих личные и коллективные последствия отказа от вакцинации для здоровья, несколько усилило намерение людей получить вакцину COVID-19.

Но другие эксперты считают, что изменение отношения — бесплодное занятие. Некоторые данные показывают, что предоставление людям — включая тех, кто не решается на вакцинацию — правильной информации, на самом деле заставляет их удваивать свое сопротивление в психологической концепции, известной как «обратный эффект».В исследовании, аналогичном исследованию Хорна, другая группа исследователей обнаружила, что изображения больных детей только усугубили неправильное представление родителей о связи вакцины с аутизмом и не повысили их намерение вакцинировать своих детей.

Вместо этого этот лагерь поддерживает стратегию под названием «прямое изменение поведения». Педиатры могут, например, просто сказать родителям, какие прививки они будут делать во время приема ребенка, вместо того, чтобы спрашивать их, хотят ли они сделать прививку. Согласно исследованиям, родители с гораздо большей вероятностью откажутся от вакцинации, если педиатр скажет что-то вроде: «Что вы хотите сделать с прививками?» в отличие от «Ну, мы должны сделать несколько снимков.

Многие школы уже делают это в той или иной форме, запрещая детям, не получившим детских прививок. Когда вакцина от коронавируса существует, она, вероятно, также потребуется некоторым школам и рабочим местам. Другие проверенные исследованиями методы в этой корзине — это телефонные звонки и открытки с напоминанием родителям о вакцинации своих детей, особенно если эти напоминания включают название практики. «Большинство людей открыты для вакцинации, и им просто нужно упростить путь к вакцинации», — говорит Ноэль Брюэр, профессор здорового поведения в Университете Северной Каролины.

Однако прямое изменение поведения не является надежным. Как указывает Хорн, рост «религиозных исключений» из требований к вакцинации показывает, как родители пытаются обойти правила вакцинации. Вскоре некоторые представители вероисповедания могут заявить, что вакцина против коронавируса оскорбительна для их бога.

Возможно, стоит послушать людей, которые уже перешли с антивакцинного на провакцинный лагерь. Для Кристен О’Мира это произошло в 2015 году, когда ее три маленькие дочери заболели жестоким приступом ротавируса.Девочек вырвало снарядом, и во сне у них разлился понос. Когда они выздоравливали, О’Мира до тошноты осознал, что существует вакцина от ротавируса. Она взяла книги Оффита и других, в которых превозносилась польза вакцин. В конце концов, она смогла сформулировать контраргументы против аргументов противников вакцинации, в которых она когда-то была.

Она считает, что сторонники вакцинации должны признать, что нерешительные противники вакцины, как и большинство людей, хотят, чтобы их слышали, а не высмеивали. «Нет ничего безумного в том, чтобы задаться вопросом обо всех этих непроизносимых, пугающих ингредиентах, которые содержатся в вакцинах», — сказал мне О’Мира.Их опасения следует решать, не подразумевая: О, ты просто ненормальный, сумасшедший антиваксер .

Читайте: Пейджинг Д-р Хэмблин: что, если вакцина работает только половину времени?

Ближе к концу нашего разговора я спросил Хэмма, может ли что-нибудь убедить его в безопасности вакцин. «Он должен быть беспристрастным, аполитичным и исходить непосредственно из источников», — ответил он.

В этом и заключается проблема: объективная информация о безопасности вакцин уже существует.Образовательный центр по вакцинам, в котором работает Оффит, — лишь один из примеров. Но Хэмм отверг эти типы веб-сайтов как «буклеты на одном листе» и «милые фотографии мультяшного доктора, дающего ребенку укол».

Разговаривая с ним, у меня возникло ощущение, что для обращения самых закоренелых скептиков к вакцинам потребуются неустанные усилия по просвещению общественности, которые американские официальные лица пока потерпели неудачей во время пандемии. Согласно недавнему отчету общенациональной целевой группы эпидемиологов и специалистов по поведению, несмотря на наращивание производства вакцины, федеральное правительство выделило скудные ресурсы на противодействие нежеланию получать вакцину от COVID-19.

Может быть, Оффит и ему подобные смогут составить профиль каждого ребенка, у которого когда-либо были побочные эффекты после вакцинации, и точно описать, как симптомы были (или, что более вероятно, не были) связаны с иммунизацией. Может быть, новостной сайт мог бы провести неспециалистов через все опровергнутые исследования о вреде от вакцины, точно показывая, почему, вплоть до значений P, они не показывают то, что, по мнению скептиков, демонстрируют. Возможно, врачи могли бы взять пример с исследований кори и побудить людей представить, как они подавились вентилятором, когда их супруга снимает их на больничной койке.

Может быть, они смогли бы все вышеперечисленное сделать. Как сказал мне Мотта, «вам нужно иметь множество различных стратегий, направленных на охват множества разных людей. И если вы можете переместиться на пару процентных пунктов сюда и пару процентных пунктов туда, в конечном итоге вы создадите что-то, что даст нам коллективный иммунитет ».

Как поговорить с родственником, специализирующимся на вакцинации против вакцины

Известно, что Коллин Браун из Кливленда, штат Огайо, время от времени публиковала в Facebook сообщения об опасностях отказа от вакцинации детей — местные новости о закрытии школ из-за заражения учащегося. к кори, говорит она, и тому подобное.Она вспоминает, что несколько лет назад она поделилась статьей на своей странице в Facebook о вспышке кори в 2015 году, которая возникла в Диснейленде и привела к 125 новым случаям кори.

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, более 20 процентов пациентов, прошедших лечение в этой конкретной вспышке, имели право на иммунизацию, но не были вакцинированы «из-за личных убеждений». Публикация этой истории в Facebook привела к одному из самых больших разногласий, которые у 21-летней Браун возникли по поводу вакцин с ее сестрой Колетт Кэрролл, которая живет в нескольких минутах езды от города, в пригороде Толедо.Две дочери Кэрролла — племянницы Брауна — не вакцинированы.

По воспоминаниям Брауна, после этой публикации в Facebook две сестры не разговаривали некоторое время. В остальном они оба описывают свои отношения как довольно близкие, но радиомолчание после разногласий по поводу вакцинации имело место и в нескольких других случаях. «Временами это было очень тяжело для нашей семьи», — говорит Браун.

Кэрролл, 27 лет, вздохнула, когда я спросил ее о провале в истории Диснейленда. В то время, по ее словам, она только начала верить, что у родителей должен быть выбор в отношении вакцинации своих детей, сказала она, и она относилась к этому болезненно.Ее муж, Мэтт Кэрролл, 27 лет, вырос непривитым. Мэтт говорит, что люди, которые обвиняют непривитых детей в том, что они подвергают других детей опасности заразиться инфекционными заболеваниями, просто используют «тактику запугивания» и полагают, что он и его дети имеют более сильную иммунную систему и болеют реже, чем их вакцинированные сверстники. Колетт начала разделять его точку зрения примерно в то время, когда родился их первый ребенок, которому сейчас 5 лет.

Сегодня Колетт по-прежнему не любит, когда ее сестра или кто-либо еще публикует мемы, высмеивающие антиваксов, как часто называют людей, не вакцинирующих своих детей.Но она старается больше не комментировать сообщения Брауна и не звонить ей по телефону, чтобы возразить. Колетт, по ее собственному описанию, повзрослела за последние несколько лет. На данный момент она и Мэтт «либо мало говорят об этом, либо не обращают на это внимания», как выражается Мэтт. Обе сестры сказали мне по разным телефонным звонкам, что, когда они разговаривают друг с другом о вакцинах, они просто хотят немного большего уважения к своей точке зрения.

Неуверенность в вакцинации — нежелание или отказ иммунизировать себя или своих детей от множества предотвратимых инфекционных заболеваний — снова в центре внимания всей страны, поскольку вспышки кори в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Калифорнии, Мичигане и штате Вашингтон изменились. внимание общественности к небольшому, но громогласному антиваксу и споры о том, должна ли вакцинация детей быть обязанностью или вариантом.В 2019 году вакцинация может стать еще одной темой, из-за которой люди не могут перестать спорить, как в Интернете, так и в других местах. Но спор о вакцинах не похож на некоторые другие поляризующие проблемы нашего времени: поскольку людей со скептическим или враждебным отношением к вакцинации можно встретить по всему политическому и демографическому спектру, они иногда делят с ними кварталы, школы, церкви и домашние хозяйства. которые не согласны с их взглядами. В результате напряженность по поводу вакцин может создавать стрессовые, дискомфортные ситуации — не говоря уже о потенциально опасной среде — в социальных кругах, общинах и семьях.

Ева Дюбе, медицинский антрополог и исследователь из Национального института общественного здравоохранения Квебека, изучает социокультурные аспекты профилактики инфекционных заболеваний. В своей работе она нашла несколько эффективных стратегий того, как вести продуктивный разговор о вакцинации, многие из которых пугающе напоминают способы, которыми родственников, оказавшихся по разные стороны прохода в политическом плане, побуждают рассказывать о своих различиях.

Поскольку вакцины — это тема поляризации, говорит Дюбе, «быть резким или не слушать» просто «бесполезно.«Людей с действительно очень сильными убеждениями против вакцинации действительно мало», — говорит она. «Это не обычное дело. Большинство людей, у которых есть сомнения и опасения, чувствуют себя неуверенно », возможно, потому что они слышали тревожные истории о травмах и заболеваниях, которые, как считается, были связаны с вакцинами, или потому, что они могут полагать, что вакцины навязываются пациентам фармацевтической промышленностью. .

Поэтому Дюбе рекомендует начинать разговор с открытых вопросов. По ее словам, члены семьи, обеспокоенные тем, что их родственники не решаются применять вакцины, могут начать с таких вопросов, как: Как вы начали ставить под сомнение вакцины? Что вам в них не нравится? С вами случилось что-то плохое, что, по вашему мнению, было результатом вакцинации? По ее словам, самый важный первый шаг — «понять, откуда это исходит.

И важно помнить, добавляет Дюбе, что на многих людей, выступающих по обе стороны спора о вакцинах, глубоко влияют эмоционально трогательные личные рассказы о последствиях вакцинации или невакцинации. И многие из наиболее ярких историй, по ее словам, исходят от родителей, которые рассказывают о «побочных эффектах, которые, как предполагается, вызваны вакцинами … Люди склонны видеть эти истории и относиться к рассказам родителей».

Прочтите: Как история превосходит науку, когда дело доходит до убеждений против вакцины

Конечно, «есть случаи, когда родители [чьи] дети умирали от болезни, которую можно предотвратить с помощью вакцин, и они могут поделиться своей историей», что поддержит — с точки зрения вакцинации, — говорит Дубе.Но у большинства людей, на чью жизнь положительно повлияли вакцины, нет тревожных или вдохновляющих историй, которые можно было бы рассказать, потому что, как говорит Дюбе, когда вакцины работают, ничего не происходит — и это хороших новостей.

Убедительные повествования могут иметь гораздо более сильное влияние на слушателя, говорит Дюбе, чем поток статистических данных и научных фактов. Одна из худших вещей, которые члены семьи, не согласные по поводу прививок, могут сделать друг с другом, — это участвовать в том, что она называет «пинг-понгом с фактами», когда «вы толкаете одну сторону, а затем другая отвечает:« Ну, I видел это видео на YouTube, а это показало бла-бла-бла.’»

«Я думаю, что это действительно эмоциональная тема, гораздо больше, чем научная тема. И те люди, которые ставят под сомнение вакцины, это часть их личности », — продолжает Дюбе, отмечая, что группы населения, сомневающиеся в эффективности или безопасности вакцин — несмотря на многочисленные, достоверные доказательства, демонстрирующие и то, и другое — часто не доверяют правительству или медицинским властям по другим вопросам. , слишком.

Конечно, эти напряженные семейные споры становятся еще более напряженными, когда реальная безопасность одного или нескольких родственников находится или считается под угрозой.Один из родителей с Манхэттена сообщил газете New York Post , например, что он отказывается посещать ежегодное собрание своей семьи из-за опасения, что двое своих детей, младшему из которых восемь месяцев, могут оказаться перед непривитым двоюродным братом во время вспышки кори. «Кроме того, что мой ребенок заболел [корью], я не хочу быть тем, кто заражает их. Вирус может быть на мне. Если я обниму их ребенка, я смогу передать это », — сказал он Post .

Однако страх подвергнуть опасности кого-то, кого они любят, на самом деле является одной из немногих вещей, которые, по наблюдениям Дюбе, изменили взгляды скептиков в отношении вакцин.Например, в одном исследовании она обнаружила, что беременные женщины с большей вероятностью соглашались на вакцинацию, когда считали это защитной мерой от имени своего плода, а не от своего имени. Она также вспоминает интервью, которое она провела с женщиной, которая отказалась позволить скептически настроенным по поводу вакцинации дедушке и бабушке ее новорожденного, если они не сделали прививку от гриппа, из опасения, что они могут передать вирус гриппа ребенку. Услышав это, дедушка и бабушка уступили.

Прочитано: Раньше я был противником вакцины

Колетт Кэрролл и Коллин Браун, вероятно, скоро должны будут провести подобный разговор.

Мэтт Кэрролл, муж Колетт, — один из пяти детей в своей семье; один из его братьев, по его словам, был вакцинирован в соответствии с традиционным графиком вакцинации, но он и его младшие братья и сестры получили только «одну или две» прививки в детстве. Став взрослыми, некоторые из его братьев и сестер вакцинировали своих детей, а другие — нет. Мэтт говорит, что непривитый статус дочерей Колетт и Мэтта никогда не был проблемой для его семьи; единственный раз, когда их дочерей никуда не приглашали, был кабинет врача.«Мы пошли к одному педиатру, которого посоветовал друг, и они не разрешили нам отвезти ее туда, потому что мы отказались ее вакцинировать», — говорит Мэтт.

«Немного больно, — сказала Колетт.

Браун, которая называет себя «супергермофобкой в ​​целом», должна родить своего первого ребенка в августе. После рождения ребенка она хочет, чтобы все, кто посещает больницу, сделали прививку от гриппа.

Браун надеется, что они с сестрой смогут вежливо поговорить о практических мерах безопасности, и это не будет восприниматься как нападение на семью Кэрролла, ее родителей или детей.«Я уважаю ее мнение», — сказал Браун. Тем не менее, она и ее муж обсудили это, «и мы не хотим, чтобы наш ребенок подвергался воздействию чего-либо, что может причинить ему вред».

Почему вы не заставляете меня чувствовать себя плохо из-за вакцинации моих детей

didesign021 / Getty

На прошлой неделе мой сын прошел медосмотр. К счастью, это было совершенно скучное обычное мероприятие. Обсудив незначительное беспокойство по поводу чешуйчатого пятна на пальцах ног (которое оказалось результатом потных, вонючих ног мальчика), наша милая медсестра вернулась с вакцинами для моего мальчика.Первого он не заметил, второй заплакал, потом немного прижался, и мы двинулись в путь. Скучно, правда?

Я отвел его домой и поделился фотографией в своем общедоступном блоге Instagram, где он держит меня за большой палец за руку с такой подписью:

«У этой маленькой руки сегодня был осмотр ребенка. Он примерно среднего роста и веса и находится на вершине таблицы по своей голове! У моих детей просто большие башмаки. Больше места для их старых мозгов!
Бедный парень все время цеплялся за меня.Ему нужно было сделать два укола, но он справился. Я обязательно говорю детям, что на секунду это больно, но это не дает им заразиться действительно плохими микробами. Я объясню им коллективный иммунитет позже.

Комментарии, которые я получил к этой фотографии, ПОЛНОСТЬЮ НАПОЛНИЛИ меня. Полученные мной личные сообщения были поразительными. Я должен был знать, что использование «# вакцины» может иметь негативные последствия для публичной платформы, но ВАУ!Смелость некоторых людей просто поразительна. Впечатляет, правда. Дай мне немного уверенности в себе, когда у тебя будет возможность.

Я не говорю, что получил сотни негативных комментариев, но меня достаточно, чтобы я чувствую, что должен что-то сказать. Были комментарии о размере его головы, указывающем на аутизм (извините, что ?!), комментарии о мифе о коллективном иммунитете и комментарии о токсичных химических веществах, которые я только что допустил в теле моего сына (ммм, что я собираюсь делать в этот момент? Он уже получил выстрелы).Комментарий о том, что у него опухла голова из-за прививок, просто заставило меня покачать головой. У моих детей нет гидроцефалии; у них большие головы с первого дня, ДОВЕРЬТЕ МНЕ ЭТОЙ.

Вот я и подумал: «Ура, вакцины! У моего ребенка паротит не будет! » И эти люди говорят мне: «Отличная работа, вы только что испортили своего ребенка».

Как мы дошли до этого момента? Точка, в которой случайные люди в Интернете считают, что можно бомбить мать, которая принимает обоснованные с медицинской точки зрения решения за своих детей?

В нескольких комментариях была одна и та же строчка: «Проведите свое исследование.”

Думаете, нет? Как вы думаете, мой доктор, который годами посвятил себя лечению пациентов, этого не сделал? У моего доктора есть дети того же возраста, что и мой. Будет ли она вводить своим детям что-нибудь опасное? Я очень в этом сомневаюсь.

А теперь вернемся немного назад. Я хочу быть с вами абсолютно прозрачным. * глубокий вдох *

Я очень недолго в жизни опасался вакцин.

Есть. Это там. Я не боюсь признаться в этом! Знаешь что? Я считаю, что — это нормально, сомневаться в том, что вам говорят! Если что-то заставляет вас нервничать, исследуйте источники со всех сторон.«Проверяйте все, что звучит как пропаганда, вплоть до исследовательских работ.

В колледже я отказался от вакцины против h2N1 вместе с несколькими другими студентами из-за наших опасений по поводу побочных эффектов (о которых мы слышали в Интернете …). На мой взгляд, школа бросила это на нас и сделала вид, будто это какая-то сильнодействующая вакцина нового типа. Это заставило меня понервничать! Я видел I Am Legend — Я знаю, чем это закончится! Оказывается, это была вакцина от определенного штамма гриппа.Итак, прошло несколько месяцев, я увидел, что мои одноклассники не превратились в избегающих свет зомби, я провел еще несколько уравновешенных исследований, и я пошел дальше и получил его. (Я был медиком по специальности, так что это было сделано для защиты уязвимых слоев населения, которые мы увидим. Я понимаю логику напора наших профессоров.)

До того, как у меня появился первый ребенок, я видела много информации о вакцинах, которая казалась мне действительно пугающей. Списки возможных побочных эффектов, списки консервантов, которые могут или не могут быть использованы в вакцинах и т. Д.Огромное количество прививок, которые в наши дни получает ребенок в детском саду, немного удивляет. Этого было достаточно, чтобы я отступил и действительно узнал больше, прежде чем у меня родилась дочь. Я смотрел статьи и исследования с обеих сторон. Я сравнил количество «опасных» консервантов в средней вакцине с едой, содержащейся в типичной диете. (Знаете ли вы, что в грушах больше формальдегида, чем в прививке от гриппа? В 600 раз больше.) Я собираюсь оставить эту статью здесь. Они уже взяли на себя труд развенчать мифы с помощью связанных исследований, так что я не собираюсь изобретать велосипед.

Короче говоря, я решил вакцинировать своих детей.

Я не всегда делаю прививки от гриппа, но это не я занимаю позицию, это я постоянно забываю, пока не закончится сезон гриппа. В будущем мне будет лучше.

Есть. Полная прозрачность.

Почему я вакцинирую своих детей:

Я не делаю прививку от насморка. Я делаю им прививки от ужасных болезней, таких как полиомиелит, корь, дифтерия и краснуха. Могут ли их тела бороться с этим самостоятельно? Может быть.Но, возможно, у них будут осложнения, такие как инфекция мозга, слепота или паралич. Я бы предпочел, чтобы они чувствовали себя немного неуютно в течение нескольких минут или дней из-за прививки, а не срочно отправлялись в отделение неотложной помощи, потому что они заболели болезнью, которая почти полностью искоренена.

Почему еще мы делаем вакцинацию? Для тех, кто не умеет. Раньше я навещал на дому маленькую девочку, которая не могла сделать прививку . В ее маленьком теле так много всего происходило, что ей было трудно обрабатывать вакцины. Прежде чем вы скажете: «Ну, если она не смогла их обработать, может быть, никому их не достать !!» выслушайте меня.Ее телу также было трудно переваривать пищу. Итак, я почти уверен, что вы не собираетесь говорить, что никто не должен есть. Есть медицинских причин , по которым некоторые люди не могут вакцинироваться: рак, генетические мутации, ВИЧ / СПИД и многие другие. Моя семья может обработать эти вакцины практически без реакции. Мы помогаем создать сообщество неприкосновенности для тех, кто не может. Подумайте о семьях с новорожденными в доме, которые слишком молоды, чтобы сделать все прививки. . . Им нужно людей вокруг них и людей, которые контактируют с их семьей, чтобы защитить их от смертельных болезней.

Я не боюсь консервантов. Наши тела имеют встроенные системы фильтрации, которые могут обрабатывать эти вещи. Вакцины должны содержать консерванты, чтобы их можно было перенести из лаборатории в вашу руку. Ваш врач не собирается держать свежую партию кори в чашке Петри, готовую сделать вам прививку от оспы, только для того, чтобы вы могли получить вакцину «без консервантов».

Тем, кто сейчас не вакцинируется:

Я не собираюсь разговаривать с вами свысока.Неуважение, проявленное ко мне за вакцинацию , открыло мне глаза. Я не собираюсь так поступать с тобой.

Если вы опасаетесь вакцины, я понимаю, что вы чувствуете. Очевидно, вы видели пугающую вас информацию. Вы просто пытаетесь делать то, что лучше для вашего ребенка. Быть родителем действительно сложно. Мы принимаем решения, которые влияют на этих маленьких людей на всю оставшуюся жизнь. Вина, которую мы чувствуем, когда принимаем «неправильное» решение, может быть ужасной.

Я искренне надеюсь, что вы расширите свое исследование за пределы групп противодействия движению.Существует много пропаганды, и ее действительно легко найти. Помните, что корреляция не равняется причинно-следственной связи. Будьте внимательны в своих исследованиях. Если CDC заставляет вас нервничать, потому что это от нашего правительства, и вы им не доверяете, посмотрите, что скажет Всемирная организация здравоохранения. Поговорите со своим врачом или медсестрой, но не пытайтесь защищаться. Послушайте, что они говорят, и , почему они это говорят. Спросите их, помогут ли они вам освоиться с идеей вакцинации.Сообщите им, что вас беспокоит. Входите непредвзято.

Вот где я серьезно: в недалеком прошлом родители теряли младенцев и детей из-за этих ужасных болезней. Прочтите это еще раз. УМЕРЛИ ДЕТИ. Тысячи детей погибли. Дети, которых любили семьи, УМЕРЛИ. Вспышки краснухи вызывали тысячи выкидышей в год. Дети стали слепыми, глухими или парализованными в результате этих болезней. Мы так счастливы в нашем пузыре современного здоровья, что даже представить себе не можем, что наш ребенок может потерять людей в дошкольном классе из-за вспышки кори.Это просто не то, что приходит нам в голову, потому что мы так далеки от ужасов дней до вакцинации. Я говорю все это не потому, что уверен, что это кого-то изменит, но я искренне надеюсь, что это хотя бы посеет семена.

Когда я делаю вакцинацию, это касается не только моих детей. Это тоже для ваших младенцев. Ничего из того, что вы скажете, не заставит меня чувствовать себя виноватым за это решение.

Итак, не говорите мне «проводить исследования».

Есть. Широко.

Надеюсь, вы сделаете то же самое.

Любовь,

Мать.

У кормящих новорожденных нет реакции на вакцину COVID

Как новая технология РНК используется для создания вакцин COVID-19

Вакцина COVID-19 использует новую технологию, которая никогда раньше не применялась в традиционных вакцинах. Вот как работает мРНК-вакцина.

Только ответы на часто задаваемые вопросы, США СЕГОДНЯ

Утверждение: новорожденные, кормящие грудью, реагируют на вакцинированные матери

Стремясь подавить пандемию коронавируса и вернуть страну к нормальной жизни, президент Джо Байден объявил в марте о своем плане расширения соответствие вакцины всем U.S. Взрослые к 1 мая. Этот график был перенесен на две недели, объявил президент 6 апреля.

Открытие права на вакцинацию — хорошая новость: за последние несколько месяцев число новых случаев коронавируса снизилось, хотя в последнее время оно остановилось. , а число зарегистрированных ежедневных смертей упало до самого низкого уровня за более чем год 4 апреля. Есть надежда, что с увеличением количества вакцин, достигаемых всеми, существует большая вероятность того, что эти тенденции сохранятся.

Но в социальных сетях опасения по поводу вакцинации и нерешительность продолжаются: в одном заявлении утверждается, что кормящие грудью дети испытывают побочные реакции из-за вакцинированных матерей.

Опубликован в Facebook 30 марта, текст над изображением неопознанного ребенка, покрытого сыпью, спрашивает, «слышал ли кто-нибудь что-нибудь о младенцах, у которых проявляются реакции на вакцину против коронавируса их кормящим мамам?»

Комментарий Facebook под изображением дает объяснение.

«Линси получила вторую дозу в прошлую среду. В четверг ее ребенок, вскармливаемый грудью, был покрыт сыпью с головы до ног. К той ночи он был безутешен, и его состояние ухудшалось, поэтому они обратились в скорую», — пишет Кейтлин RN в своем профиле в Facebook. она дипломированная медсестра.

Кейтлин Р.Н. утверждает, что однажды в больнице у ребенка была диагностирована тромботическая тромбоцитопеническая пурпура, или ТТП, редкое и невероятно редкое заболевание крови, при котором в мелких кровеносных сосудах по всему телу образуются тромбы, а также повышается уровень ферментов печени. Несмотря на «различные методы лечения», ребенок умер 16 марта.

Комментарии под изображением выражают соболезнования плакату, который отрицает какие-либо связи с запечатленным ребенком, а также опасения по поводу безопасности вакцины для кормящих женщин.

«Я думал, что кормящим матерям нельзя делать прививку», — говорит один из пользователей Facebook.

«И я не получаю вакцину … Пробирками могут быть все остальные, а не я, друг», — написано на оригинальном плакате.

Проверка фактов: Данные CDC о побочных эффектах вакцины не могут определить причину

USA TODAY обратились к пользователю Facebook и Кейтлин Р.Н. для дальнейших комментариев.

Изображение не тот ребенок, смерть не подтверждена

Комментарий Кейтлин RN в Facebook, включенный в фотографию, взят из публикации 17 марта, в которой она упоминает смерть 5-месячного сына друга, используя его для предупреждения беременных женщин и кормящих грудью матерям «держаться подальше от этих экспериментальных вакцин.

В сообщении от 31 марта она поясняет, что покрытый сыпью ребенок, изображенный на изображении, и ребенок, упомянутый в сообщении от 17 марта, не совпадают.

«Ребенок, о котором я сообщила, скончался после того, как мама получила Вторая вакцина Pfizer — это НЕ ребенок, изображенный на Дискуссионном форуме по перевоспитанию вакцины. Я указал это в своем исходном сообщении, но, похоже, это упускается из виду. Изображенный на фото младенец явно чувствует себя намного лучше по состоянию на неделю назад, когда я последний раз видела обновление », — пишет она.

USA TODAY не смог проверить, действительно ли произошла младенческая смерть, о которой говорилось в исходном посте. В своем сообщении от 31 марта Кейтлин RN не предоставила никаких дополнительных подробностей, когда пользователи Facebook попросили подтвердить ее заявление, но в сообщении от 17 марта она сказала, что о смерти будет сообщено в Систему сообщений о побочных эффектах вакцин правительства США. USA TODAY не смогли найти никаких сообщений о связанных с ТТП смертях среди младенцев из-за вакцинации матери или других случаев, связанных с аналогичными состояниями, такими как иммунная тромбоцитопеническая пурпура (которая, как известно, поражает нескольких реципиентов вакцины Pfizer).

Грудное вскармливание и вакцинация против COVID-19

Есть ли риск для ребенка при вакцинации кормящей матери? Эксперты в области здравоохранения говорят, что это маловероятно.

«Во время лактации маловероятно, что липид вакцины попадет в кровоток и достигнет ткани груди. Если это произойдет, то еще менее вероятно, что интактная наночастица или мРНК переместятся в молоко. присутствует в молоке, ожидается, что он будет усвоен ребенком и вряд ли будет иметь какие-либо биологические эффекты », — говорится в декабрьском заявлении Академии медицины грудного вскармливания.

Международный чрезвычайный детский фонд Организации Объединенных Наций признал, что, хотя данных о безопасности вакцины COVID-19 для кормящих женщин и детей грудного вскармливания мало, «поскольку вакцина не является вакциной против живого вируса, и мРНК не входит в ядро ​​вакцины. клетка и быстро разлагается, биологически и клинически маловероятно, что она представляет опасность для грудного ребенка ».

Появляются новые данные о безопасности вакцины для кормящих женщин, и они показывают, что вакцинация от COVID-19 защищает не только мать, но и ребенка.

Недавнее исследование Медицинской школы Вашингтонского университета в Сент-Луисе показало, что вакцинированные кормящие матери могут передавать своим детям защитные антитела против коронавируса через грудное молоко в течение как минимум 80 дней после вакцинации.

Уровни антител в грудном молоке пяти кормящих матерей — дети в возрасте от 1 месяца до 2 — измеряли до вакцинации и еженедельно до 80 дней после их начальной дозы.

«Наше исследование показало огромный рост антител против вируса COVID-19 в грудном молоке, начиная с двух недель после первой прививки, и этот ответ сохранялся на протяжении всего нашего исследования, которое длилось почти три месяца», — сказал доктор .Джинни Келли, доцент кафедры акушерства и гинекологии и первый автор исследования, в заявлении Вашингтонского университета. «К концу нашего исследования уровни антител все еще были высокими, поэтому защита, вероятно, продлится еще дольше».

Келли сказала, что результаты ее группы добавляют к растущему количеству доказательств, подтверждающих вакцинацию COVID-19 у беременных и кормящих женщин.

«Этой информации у нас не было несколько месяцев назад, и она действительно помогает нам лучше консультировать наших пациентов, которые рассматривают возможность вакцинации.Я говорю своим беременным и кормящим мамам, что настоятельно рекомендую им как можно скорее пройти вакцинацию », — сказала она.

Наше решение: Отсутствует контекст

Мы оцениваем это утверждение ОТСУТСТВУЮЩИМ КОНТЕКСТОМ, потому что без дополнительного контекста оно может вводить в заблуждение. Изображение ребенка, покрытого сыпью, — это не тот ребенок, который упоминается в комментарии в Facebook, где утверждается, что ребенок умер после того, как его мать получила вакцину от COVID-19. Неясно, действительно ли произошла смерть; в правительственной публикации «Вакцина» такого отчета нет. Система сообщений о нежелательных явлениях.Согласно новым исследованиям, несколько медицинских агентств и организаций заявили, что вакцина COVID-19 вряд ли нанесет вред кормящемуся ребенку и что вакцинация матери может обеспечить защитный иммунитет против вируса.

Наши источники проверки фактов:

  • США СЕГОДНЯ, 11 марта, «Выводы из речи Байдена: небольшие собрания до 4 июля, осуждение расистских атак и контраст Трампа»
  • США СЕГОДНЯ, 6 апреля, «Байден в ход крайний срок, чтобы все взрослые имели право на вакцину против COVID-19 к 19 апреля «
  • The New York Times, 6 апреля» По мере распространения вариантов, прогресс в борьбе с вирусом в США «.С. застопорился «
  • The Hill, 5 апреля». Ежедневные сообщения о смертности от COVID-19 упали до самого низкого уровня за год в воскресенье «
  • Национальные институты здравоохранения — Национальный институт сердца, легких и крови, по состоянию на 9 апреля», Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура »
  • StatPearls, 10 июля 2020 г.,« Оценка и лечение тромботической тромбоцитопенической пурпуры »
  • Caitlyn RN, 17 марта, сообщение в Facebook.
  • Caitlyn RN, 31 марта, сообщение в Facebook.
  • Февраль8, «У нескольких реципиентов вакцины против Covid развилось редкое заболевание крови»
  • Medscape, 2 апреля, «Человеческое молоко и лактация»
  • Академия медицины грудного вскармливания, 14 декабря 2020 г., «Заявление ABM. Лактация »
  • ЮНИСЕФ, по состоянию на 9 апреля,« Что вам нужно знать о вакцине от COVID-19 »
  • Школа медицины Вашингтонского университета в Сент-Луисе, 6 апреля,« Для кормящих мам вакцинация от COVID-19 также может защитить младенцы »

Спасибо за поддержку нашей журналистики.Вы можете подписаться на нашу печатную версию, приложение без рекламы или копию электронной газеты здесь.

Наша работа по проверке фактов частично поддерживается грантом Facebook.

Факты побеждают, вакцинация может и тоже: NPR

Вирус паники: правдивая история медицины, науки и страха
Сет Мнукин
Твердый переплет, 448 страниц
Simon & Schuster
Цена по прейскуранту: 26 долларов.99

22 апреля 2006 года Келли Ласек оглядела свой обеденный стол и улыбнулась: Дэн, ее тринадцатилетний муж, был там вместе с тремя детьми пары, Эшли, Стивеном и Мэтью. Родители Келли также пришли: в тот вечер в местной церкви был танец отца и дочери, и Келли и ее отец дважды встречались с Дэном и Эшли. Когда все четверо собирались уйти, Келли не могла устоять перед своей матерью.«Вы застряли с мальчиками», — сказала она. «Но не волнуйтесь — мы не выйдем слишком поздно». Она поцеловала Стивена на прощание, а затем наклонилась, чтобы пожелать Мэтью спокойной ночи. Ему было три года, и Келли удивлялась тому, как быстро он рос: казалось, что всего несколько минут назад он был младенцем, а теперь его уже приучили к туалету. (Дэн и Келли согласились, что было восхитительно, как гордо он объявил, что должен пойти в ванную.) и ранее в тот день он жаловался на боль в горле — но потом она решила, что он, вероятно, просто устал от борьбы со своим старшим братом.

Келли и Дэн вернулись домой той ночью около восьми часов. Едва они вошли в дверь, как подбежала мать Келли: «Это Мэтью», — сказала она. «У него лихорадка, и его дыхание кажется немного поверхностным». Ласек сразу понял, что что-то серьезно не так. «Он просто сгорбился», — говорит Келли. «Мы не знали, что делать». Поскольку не было возможности связаться с врачом Мэтью, они решили за десять минут доехать от своего дома в Монровилле, примерно в пятнадцати милях к востоку от Питтсбурга, до регионального кампуса Forbes больницы Западной Пенсильвании.

Когда Лацки прибыли в отделение неотложной помощи, лечащий врач сказал им, что беспокоиться не о чем. По его словам, по всей вероятности, у Мэтью был фарингит. В худшем случае это была астма; в любом случае они будут дома в кратчайшие сроки. Два часа спустя они чувствовали себя гораздо менее уверенно: у Мэтью все еще поднималась температура, и когда врач попытался взять у него мазок из горла, он начал задыхаться. К одиннадцати часам вечера. Температура у Мэтью поднялась до 104 градусов, и его дыхание, казалось, с каждой минутой становилось все слабее.

Примерно в то же время подошел доктор, которого Лачеки раньше не встречали. Он был старше — вероятно, лет шестидесяти, подумала Келли, — и как только он увидел Мэтью, он начал нервно сосать зубы. Он повернулся к Лаексам: Все ли уколы Мэтью сделал? На самом деле, сказала Келли, нет. Мэтью родился в марте 2003 года, через несколько лет после того, как слухи о связи между аутизмом и вакцинами начали набирать обороты в пригородных анклавах по всей стране. В мае того же года мануальный терапевт Келли предупредил ее об опасности вакцин.«Он спросил, собираемся ли мы сделать [Мэтью] вакцинацию, и я согласился», — говорит Келли. «А потом он рассказал мне о ртути. Он сказал:« Там ртуть ». «Келли уже слышала слухи о том, что комбинированная вакцина против кори, паротита и краснухи (MMR) опасна, но это было что-то новое. «Он действительно громко говорил о том, что это вызывает аутизм. Он сказал, что в Европе был большой доклад и бла-бла-бла. И я подумал:« Ну, меня окружают люди, у которых есть дети-аутисты. Что, если это случится с Мэтью? » Если Келли не убеждена, сказал мануальный терапевт, она должна заставить педиатра Мэтью доказать ей, что вакцины, которые Мэтью должен был получить, были на сто процентов безопасными.

«Так вот что я сделал», — говорит Келли. «Я спросил своего врача, может ли она дать мне этикетку, на которой написано, что ртути нет, и она сказала:« Нет ». Она сказала, что не отдаст его мне «. По словам Келли, ее педиатр как будто что-то скрывает. Врач пытался сказать Келли, что она подвергнет Мэтью серьезному риску, не сделав ему прививку, но, Келли говорит: «Я не думаю, что слышала что-то еще, что она могла бы сказать, совершенно честно. В тот момент я потерял веру. . »

С этого дня Мэтью не получал ни одной из запланированных им прививок, в том числе вакцины от бактериального заболевания под названием Haemophilus influenzae типа b или Hib.Часто инфекция Hib не представляет особой опасности — если микробы остаются в носу и горле, ребенок, скорее всего, вообще не заболеет, — но если инфекция попадает в легкие или кровоток, это может привести к потеря слуха или необратимое повреждение головного мозга. Hib также может вызвать сильный отек в горле из-за состояния, называемого эпиглоттитом, которое, если не лечить немедленно, приводит к тому, что инфицированная ткань медленно закрывает трахею пострадавшего, пока он не задохнется. Еще в 1970-х годах десятки тысяч детей в Америке ежегодно переносили тяжелые инфекции Hib.Многие из них заболели бактериальным менингитом, от пятисот до одной тысячи умерли. После того, как вакцина против Hib получила широкое распространение, эта болезнь практически исчезла в Соединенных Штатах: в 1980 году примерно 1 из 1000 детей заразился Hib; сегодня их делает менее 1 из 100 000. Фактически, иммунизация была настолько эффективной, что из всех, кто работал в отделении неотложной помощи Монровилля, врач, который спрашивал Келли Лакек об истории вакцинации ее сына, был единственным, кто практиковал достаточно долго, чтобы увидеть настоящую инфекцию Hib в больнице. ребенок.

До той ночи Келли никогда особо не задумывалась о возможных последствиях своего решения не вакцинировать Мэтью. «Должно быть, я где-то читала, что после того, как ему исполнилось три года, он стал бы здоровым от многих из этих болезней», — говорит она. «Я думал, что он был в ясности». Она ошибалась. «Я никогда не видела, чтобы доктор паниковал так быстро», — говорит она. Если, как был почти уверен доктор, Мэтью был инфицирован, то все, что было сделано с ним в больнице той ночью — осмотры, мазки, лечение дыхательных путей, — только усилило воспаление. его горло.Только когда Келли увидела рентгеновские снимки своего сына, она поняла, насколько ужасной была ситуация: похоже, Мэтью застрял в горле большим пальцем. «Меня начало трясти», — говорит Келли. «Ему оставалось лишь немного дышать».

В считанные минуты весь пункт неотложной помощи пришел в неистовство. Келли услышала, как кто-то крикнул: «Пейдж Детский!» Затем она услышала вторую команду: «Немедленно доставьте сюда Life Flight». Наконец, врач отвел лацеков в сторону и объяснил им ситуацию.«Если мы не доставим Мэтью на вертолете [в Детскую больницу в Питтсбурге] прямо сейчас, ваш сын, вероятно, умрет», — сказал он. «Это может быть в течение нескольких минут». Врач сказал, что пока они ждут, Келли должна следить за тем, чтобы Мэтью оставался спокойным. «Я не хочу, чтобы ты плакал», — сказал доктор. «Я не хочу, чтобы ты ни на что реагировал. Если ты расстроен, Мэтью будет расстроен, и от этого у него еще больше закроется горло. Если это произойдет, он задохнется». Словно ошеломленная, Келли пошла и забрала сына.Только когда она услышала стук ее зубов, она поняла, что ее трясет. Она сосредоточила всю свою энергию на том, чтобы оставаться на месте.

Пока Келли держала Мэтью, Дэн Ласек совещался с персоналом больницы. Ранее вечером шел дождь, и теперь вся местность была покрыта туманом, что делало посадку вертолета слишком опасной. Мэтью собирался ехать в Питтсбург на машине скорой помощи, но, прежде чем его можно будет перевезти, его нужно будет интубировать.Если это не сработает — если в горле Мэтью не хватит места для дыхательной трубки — врачи попытаются выполнить трахеотомию, которая включает разрезание дыхательного горла, чтобы создать альтернативный путь, по которому воздух может попасть. в легкие. (Процедура сопряжена с риском: физик Стивен Хокинг потерял дар речи, когда нервы, управляющие голосовыми связками, были повреждены во время экстренной трахеотомии.) И снова Келли выпало сохранять спокойствие своего сына. К счастью, трубка скользнула по горлу Мэтью.Если она не закроется настолько, что трубка не будет вытеснена, они купили себе еще несколько часов.

Было почти четыре часа утра, когда Ласек прибыл в Питтсбург. Мэтью был немедленно помещен в медицинскую кому. Доктора могли только пообещать, что он переживет всю ночь. «Они сказали что-то о том, что антибиотики не подхватят его достаточно быстро, — говорит Келли. «Даже если бы он выздоровел, был хороший шанс, что у него будет необратимое повреждение мозга или, в лучшем случае, у него будет потеря слуха.«

В течение сорока восьми часов состояние сына Дэна и Келли Ласек оставалось стабильным.« Вы в шоке, — говорит Келли. — Вы никогда не теряете бдительности. Вы просто так сосредоточены на том, чтобы ему стало лучше ». Затем, во вторник, когда они стали более полными надежд, кровяное давление у Мэтью резко упало. их

Когда мануальный терапевт Келли Лакек сказал ей, что вакцины были связаны с аутизмом, он повторил последние опасения за сотни лет по поводу вакцинации.Истоки этой последней тревоги восходят к 1998 году, когда британский гастроэнтеролог Эндрю Уэйкфилд заявил, что обнаружил новое заболевание кишечника, связанное с вакциной MMR — и с аутизмом. Уэйкфилд основал свои выводы на тематическом исследовании дюжины детей, которые были доставлены в его клинику в Королевской свободной больнице в Лондоне. Практически сразу же методы исследования Уэйкфилда и его интерпретации, опубликованные в медицинском журнале The Lancet , были подвергнуты критике.В ответ Уэйкфилд обратился к общественности, а не к своим коллегам: медицинский истеблишмент был так полон решимости дискредитировать его, сказал он, потому что он угрожал их гегемонии, серьезно относясь к опасениям родителей. СМИ клюнули на приманку, и, несмотря на отсутствие доказательств у Уэйкфилда и его послужной список сомнительных утверждений и непроверенных результатов лабораторных исследований, они начали пассировать истории о том, как одинокий доктор пытался защитить невинных детей от коррумпированных политиков и хищной фармацевтической индустрии.В течение нескольких месяцев показатели вакцинации в Западной Европе начали падать.

Затем, год спустя, Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) и Американская академия педиатрии (AAP) публично рекомендовали удалить из детских прививок широко используемый консервант на основе ртути, называемый тимеросалом. Этот шаг горячо обсуждался; В конце концов, одним из факторов, который склонил чашу весов, было беспокойство по поводу того, что после шумихи в Уэйкфилде любая связь, реальная или предполагаемая между вакцинами и нарушениями психического развития, имела шанс подорвать доверие общества к вакцинам.

Этот страх оказался вполне обоснованным, в немалой степени из-за растущего влияния аутизма на общественное сознание. За полвека с тех пор, как «детский аутизм» был определен как отдельное заболевание, он превратился из источника стыда для родителей, которых обвиняли в состояниях их детей, в, казалось бы, вездесущую проблему, особенно среди здоровых людей. — образованные семьи из высшего среднего класса, для которых воспитание детей стало всеобъемлющей навязчивой идеей.

Несмотря на это повышенное внимание, исследователи 1990-х годов были едва ли ближе к пониманию происхождения аутизма или разработке эффективных методов его лечения, чем их предшественники за пятьдесят лет до этого. У родителей аутичных детей отсутствие достоверной информации привело к чувству безнадежности и разочарования; у родителей в целом, пытающихся определить наилучший курс действий на будущее, возникло ощущение, что медицинские эксперты и органы здравоохранения не могут рассчитывать на то, что они будут заботиться о благополучии своих семей.

Вместе эти реакции подготовили почву для укоренения новых гипотез, независимо от того, насколько они спекулятивны или сомнительны с научной точки зрения. Через год после рекомендаций CDC / AAP относительно тимеросала небольшая группа родителей решила, что некоторые из симптомов отравления ртутью, похоже, совпадают с поведением, которое они наблюдали у их аутичных детей, — и они внезапно осознали, что их дети оказались такими же. нормально до того, как они получили вакцины. Эти родители начали публиковать свои наблюдения в Интернете, побуждая еще сотни родителей подтвердить, что они заметили то же самое.Под призывом сети нетрадиционных врачей и практикующих альтернативных медицинских работников они все больше и больше убеждались, что общие нити, которые проходили через их истории, были слишком странными и слишком распространенными, чтобы быть простой случайностью.

Чем больше узнавали эти недавно политизированные родители, тем больше они возмущались. Почему детям со слабой иммунной системой вводили вакцины, столь же эффективные, как и вакцины, применяемые для детей с прекрасным здоровьем? Почему все были проинструктированы сделать одинаковое количество прививок, независимо от их истории болезни или семейного происхождения? Почему, если на то пошло, все время добавлялось все больше и больше кадров? Была ли действительно необходима вакцина против ветряной оспы? Или от гриппа?

Как и в случае с вакциной MMR, не было никаких конкретных доказательств связи тимеросала с аутизмом, и анекдотические подтверждения часто казались более впечатляющими, чем они были на самом деле.(Возьмем лишь один пример: несмотря на внешнее сходство, двигательные проблемы, проявляемые людьми с отравлением ртутью, мало похожи на повторяющиеся движения, типичные для аутистов.) Это не помешало американским СМИ реагировать примерно так же, как их коллеги из разных стран. Когда Эндрю Уэйкфилд опубликовал свои утверждения, в Atlantic произошло это, поскольку эмоциональное притяжение историй о больных детях и преданных родителях превзошло все настолько скучное, как достоверные данные или принцип предосторожности.В считанные месяцы специальная коалиция «Мам-ртути» превратилась в мощную политическую силу: сенаторы выступали на митингах, чиновники здравоохранения пытались развеять их опасения, а федеральные агентства вовлекали их в дискуссии о том, как потратить десятки миллионов долларов. Вскоре показатели вакцинации начали падать и в Соединенных Штатах.

К началу нового тысячелетия сторонники Уэйкфилда и сторонники связи с тимеросалом объединили усилия, чтобы создать международную группу скептиков вакцины, чье послание было бесспорно привлекательным: родители, пытающиеся ничего не делать, а только воспитывать своих детей, были воспользовались обществом, которому они доверяли, — и теперь они были полны решимости исправить это.

—-

За последние два десятилетия мгновенная доступность информации кардинально изменила наше отношение к миру знаний. Спустя пятьсот лет после того, как Гутенберг представил печатный станок и перевод Библии Мартином Лютером позволил простым людям обходить класс священников, разговорный язык круглосуточных новостных каналов и поисковых систем в Интернете позволяет нам выполнять задачи, которые мы бы долгое время предполагалось, что они ограничивались теми, кто имел специальную подготовку.Почему, в конце концов, мы должны платить комиссионные брокерам по недвижимости или биржевым аналитикам, если мы можем найти в Интернете все, что нам нужно для продажи наших домов или управления нашими инвестициями? И почему мы должны слепо следовать за врачами, если мы можем сами диагностировать свои недуги?

Одним из первых эффектов этой гипердемократизации данных было извлечение информации из контекста, необходимого для ее понимания. В Интернете факты свободно распространяются и объединяются в большей степени в соответствии с предпочтениями интуиции, чем с правилами познания: ртуть токсична, токсины могут вызывать нарушения развития, ртуть содержится в вакцинах; следовательно, вакцины вызывают аутизм.В сочетании с самоподдерживающейся природой онлайн-сообществ и безденежной журналистской культурой, которая тяготеет к аккуратным повествованиям в ущерб беспорядочной истине, это пренебрежение реальностью привело к созданию мира со все более четкими границами между фактами и убеждениями. , мир, в котором индивидуализированные представления о реальности, какими бы причудливыми или иррациональными они ни были, постоянно подтверждаются.

Возьмите движение «братьев», которое утверждает, что Барак Обама родился в Кении и поэтому не имеет права быть президентом.Летом 2009 года Орли Тайц, дантист / юрист / агент по недвижимости российского происхождения, практически в одиночку превратила свой медийный блиц с одной женщиной в национальную озабоченность. Тайц, который считает, что Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям строит лагеря для интернированных активистов, выступающих против Обамы, и что президент Венесуэлы Уго Чавес контролирует программное обеспечение, на котором работают американские машины для голосования, создает бесспорно хорошее телевидение: она выглядит как молодая Кэрол Ченнинг, звучит как перевозбужденная Жа Жа Габор, и имеет способность выдвигать абсурдные обвинения с совершенно невозмутимым лицом.К середине лета Тайц стал регулярно появляться на CNN, Fox News и MSNBC, решение, которое новостные каналы оправдывали смехотворным предлогом необходимости быть справедливым по отношению к тем, кто находится «по обе стороны» в вопросе, по которому нечего было обсуждать. — по крайней мере, не в реальном мире. Вскоре ведущие деятели в эфире, такие как Лу Доббс, сутенерствовали над этой историей так же сильно, как Тайц или любой из ее союзников, с таким же комическим эффектом.

Этот тип когнитивного релятивизма — или «правдивости», как его назвал ведущий художественного ток-шоу Стивен Колберт — стал определяющей интеллектуальной тенденцией нашего времени.Кольбер придумал истину как способ определить презрение бывшего президента Джорджа Буша к «тем, кто думает головой», в отличие от «тех, кто знает сердцем». Его повсеместное распространение наиболее трагически проиллюстрировано в Ираке: изобретя набор фактов в поддержку свержения Саддама Хусейна, администрация Буша сменила дискуссию о том, есть ли в Ираке оружие массового уничтожения, на вопрос о том, является ли теоретическое наличие ОМУ достаточным оправданием для войны. Осенью 2004 года, когда и оружие массового уничтожения, и легкая победа были объявлены миражами, помощник президента сделал поразительное признание в журнале The New York Times Magazine .Белый дом, по его словам, не терял время, беспокоясь о тех, «в том, что мы называем сообществом, основанным на реальности», кто «полагает, что решения возникают из вашего разумного изучения видимой реальности». Это, как сказал помощник, «мир на самом деле больше не работает … Когда мы действуем, мы создаем свою собственную реальность». Орли Тайц и сама не смогла бы выразить это лучше.

Мой интерес к спорам вокруг детских прививок начался в 2008 году. Мы с женой недавно поженились, и, хотя у нас еще не было детей, мы оказались посвященными в культуре, в которой люди были одержимы проблемами, которые мы хотели бы решить. ранее не знали, например, о политических последствиях использования одноразовых подгузников и достоинствах домашних родов.Мы обнаружили, что еще одним распространенным поводом для беспокойства был страх перед распространением мошенничества со стороны медицинского истеблишмента. Эти люди были нашими ровесниками: они тяготели к таким областям, как журналистика, право, компьютерное программирование или государственная политика; они жили в студенческих городках, таких как Анн-Арбор и Остин, или в сложных городских центрах, таких как Бостон и Бруклин; они водили Prius и делали покупки в Whole Foods. Они были самодовольны, им было трудно представить себе мир, в котором их голоса не слышны, и они гордились своей интеллектуальной любознательностью, вдумчивостью и рациональностью.

И, как мы вскоре узнали, многие из них не доверяли Американской медицинской ассоциации (AMA) или Американской академии педиатрии — или, по крайней мере, не доверяли им настолько, чтобы придерживаться рекомендованных графиков иммунизации, которые включали вакцинацию от дифтерии, гепатита B, Hib, гриппа, кори, эпидемического паротита, коклюша, пневмококка, полиовируса, ротавируса, краснухи и столбняка в первые пятнадцать месяцев жизни ребенка. Это застало нас врасплох: AAP не входила в список организаций, которые, по нашему мнению, могли быть частью широко распространенного заговора, направленного против детей страны.

Той осенью мы были на званом обеде, когда тема вакцин поднялась, казалось, в миллионный раз. Я спросил сидящих за столом родителей, как они принимают решения, касающиеся здоровья своих детей. Они говорили со своими педиатрами? Другие родители? Они читали книги? Ковыряться в сети? Один друг, которому впервые исполнился 41 год, сказал, что существует так много противоречивой информации, что он не знал, что делать.1 В конце концов, по его словам, он и его жена решили отложить некоторые уколы, в том числе вакцины MMR, которые, как он слышал, были особенно опасны.«Я не знаю, что сказать», — сказал он мне. «Это кажется непростой задачей для развивающейся иммунной системы».

В то время я понятия не имел, что подтверждают доказательства. Тем не менее, я съежился, когда мой друг сказал, что он принял решение, основываясь на том, что он чувствовал , а не на попытке оценить баланс имеющихся доказательств. Анекдоты и предположения, какими бы правильными они ни казались, не приводят к универсальным истинам; эксперименты, которые могут быть независимо подтверждены беспристрастными наблюдателями.Интуиция ведет к обществу плоской Земли и кровопролитию; эксперименты приводят человека к Луне и микрохирургии.

Чем больше я давил на друга, тем больше он защищался. Конечно, сказал я, должно быть что-то осязаемое, какой-то эксперимент или какое-то эпидемиологическое исследование, которые повлияли бы на его решение. Не было; Я был еще больше ошеломлен, когда он сказал, что, вероятно, сделал бы то же самое, даже если бы ему представили убедительные доказательства безопасности вакцины MMR. «Допустим, не было никаких исследований, которые бы раскрыли проблему», — сказал он.«Это не значит, что когда-нибудь они его не найдут». Он был, конечно, технически прав: всегда невозможно доказать отрицание. Вот почему гравитация все еще остается «теорией» — и почему вы не можете с абсолютной уверенностью доказать, что я не проснусь завтра, имея возможность летать. (Как сказал Эйнштейн: «Никакое количество экспериментов никогда не докажет, что я прав; один эксперимент может доказать, что я ошибаюсь».) Наконец, он предложил следующее обоснование: «Если бы все согласились с тем, что вакцины настолько безопасны, мы бы даже не были имея это обсуждение.«К тому моменту моя жена пинала меня под стол. Я позволил этой теме остановиться.

Но когда я вернулся домой той ночью, я не мог перестать думать об этом разговоре. Проблема не затрагивала меня напрямую: никто близкий мне человек имел личную связь с аутизмом, и я не знал ни вакцинологов, ни государственных чиновников здравоохранения. основа рационального общества со времен Просвещения.

На следующий день я начал работу над этой книгой. Прочитав сотни научных статей и тысячи страниц стенограмм судебных заседаний, я не мог не согласиться с федеральным судьей, который председательствовал на комплексном разбирательстве, в котором тысячи семей с аутичными детьми требовали компенсации за то, что, по их утверждениям, было вакциной: был «не закрытым случаем».

Когда я пришел к выводу, что не существует доказательств связи между прививками в детстве и нарушениями развития, мне пришлось столкнуться с рядом проблем, которые затрагивают самую суть социальной динамики и человеческого познания: почему, несмотря на все Доказательства обратного: неужели так много людей остаются непреклонными в своей вере в то, что вакцины несут ответственность за нанесение вреда сотням тысяч в остальном здоровых детей? Почему СМИ так склонны озвучивать свои взгляды? Почему так легко убеждены многие другие? Иными словами, почему мы готовы верить в то, что, согласно всем доступным свидетельствам, является ложью?

Пытаясь ответить на эти вопросы, я взял интервью у ученых и врачей, целителей и мистиков, назначенных правительством и выборных должностных лиц.Я также разговаривал с десятками родителей, которые беспомощно наблюдали, как их аутичные дети были окружены мирами, в которые посторонние не могли проникнуть. Некоторые из этих детей явно испытывали физическую боль, некоторые были угрюмы и безразличны, некоторые были жестокими и неконтролируемыми, а некоторые переходили из одной крайности в другую. Страдания родителей, которые чувствуют себя неспособными защитить своих детей, почти невозможно описать, а беспомощность только начинает покрывать диапазон эмоций, которые они пережили. Была вина: несмотря на все, что им говорили, некоторые родители не могли полностью избавиться от ощущения, что каким-то образом состояние их ребенка было их ошибкой.Было возмущение: многие устали от болезни, о которой так мало известно и мало что можно сделать. Была горечь: как могло общество, которое поддерживало иностранные правительства и спасало обанкротившиеся банки, не платить за адекватные услуги для детей-инвалидов? И был гнев: наверняка кто-то или что-то были виноваты в том, как перевернулись их жизни.

Но больше всего на свете родители говорили о своей изоляции. Те доли секунды синхронности, которые смешивают дни людей — полуулыбка, которую молодая мама одаривает беременной женщине на улице, взгляд, которым разделяют два незнакомца, читающих одну и ту же книгу в метро, ​​- этого не хватает многим из этих родителей. ‘ жизни.Те, у кого есть дети с более экстремальным концом аутистического спектра, как правило, чувствуют себя наиболее одинокими: не бывает знающих подмигиваний, когда ребенок не перестанет кричать, никакой ухмылки «Я был там», когда он испражняется на публике. Никто не думает, что это мило, когда ребенок чешет свою мать, пока она не истекает кровью, а незнакомцы не смеются, когда десятилетний ребенок хочет знать, почему женщина, которая только что села в автобус, такая толстая.

Это чувство оторванности от мира помогает объяснить, почему десятки тысяч родителей тяготели к сплоченному сообществу, которое простирается по всему миру.Тот факт, что наиболее громкие и активные члены сообщества верят, что вакцины вызывают аутизм и что аутизм можно вылечить с помощью «биомедицинских» методов лечения, таких как безглютеновая диета и инъекции гормонов, имеет второстепенное значение. участники получают. Каждую весну от полутора до двух тысяч этих родителей приезжают в чикагский отель Westin O’Hare на ежегодную конференцию массовой организации AutismOne, которая утверждает, что является крупнейшим в мире производителем информации о расстройстве.За эти три или четыре дня динамика, которая формирует жизни многих этих родителей, перевернулась с ног на голову: здесь люди, чья жизнь не была затронута аутизмом, чувствуют себя не на своем месте.

Чтобы защитить это место, AutismOne отговаривает посторонних от посещения. В инцидентах, происшедших за последние несколько лет, организация не допускала журналистов, считавшихся неблагожелательными, выгнала родителей, которых считали неуместными, и просила службу безопасности уволить сотрудника общественного здравоохранения.Это серьезное противодействие, но беспокойство, стоящее за ним — что только людям, кровно заинтересованным в выживании организации, можно доверить щедрое отношение к ее убеждениям, — не лишено смысла. Даже после того, как мне разрешили посетить одну из групповых конференций, у меня всегда было ощущение, что моя временная виза не давала права спрашивать об очевидных противоречиях, выявленных в ходе работы на выходных.

Наиболее очевидным из них является настаивание основателей AutismOne на том, что они продвигают «про-науку», а не «анти-вакцинацию», утверждение, которое трудно согласовать с заявлением о миссии группы: «Подавляющее большинство дети, страдающие аутизмом, регрессировали в аутизм после плановой вакцинации.. . . Причиной аутизма является слишком большое количество прививок, введенных слишком рано »2. Во всяком случае, выступающие на конференции стали более радикальными, поскольку постоянно растущий объем доказательств опровергает их утверждения: среди 150 презентаций на конференции, на которой я присутствовал, была четырехчасовая -длительный семинар по вопросам вакцинации, лекция на тему «Аутизм и вакцины в [правовой системе] США», экологический симпозиум на тему «Ядовитое нападение на наших детей» и презентация на тему «Синдром Дауна, вакцинация и генетическая предрасположенность. к травмам.«Во время своего выступления Барбара Ло Фишер, великая дама американского движения против вакцин, объяснила, что вакцины являются« фактическим отбором генетически уязвимых для жертвоприношений », и сказала, что врачи, которые вводят вакцины, являются моральным эквивалентом« врачи пытались в Нюрнберге ». (На эту параллель, по ее словам, указал ей Эндрю Уэйкфилд, в честь которого проводилась конференция 2009 года.) Однажды вечером состоялась премьера документального фильма под названием« выстрелов в темноте ». , в котором изучалась «текущая широкомасштабная политика вакцинации» в свете «появления побочных эффектов, таких как аутизм или рассеянный склероз».»Этот список можно продолжать на страницах.

Если вы предположите, как и я, что люди — существа, основанные на логике, то эту навязчивую озабоченность теорией, которая практически опровергнута, трудно постичь. Но когда она доходит до решений по эмоционально заряженным темам, логика часто отходит на второй план по сравнению с так называемыми когнитивными предубеждениями — по сути, набором бессознательных механизмов, которые убеждают нас в том, что истину представляют наши чувства по поводу ситуации, а не факты.Одним из наиболее известных из этих предубеждений является теория когнитивного диссонанса, разработанная социальным психологом Леоном Фестингером в 1950-х годах. В своей классической книге , когда пророчество не удается , Фестингер использовал пример тысячелетних культов в дни после предсказанного момента расплаты как иллюстрацию «опровергнутых» ожиданий, приводящих к противоречивым результатам:

Предположим, человек верит во что-то всем своим сердцем; предположим далее, что он привержен этой вере, что он предпринял безвозвратные действия из-за нее; наконец, предположим, что ему представлены доказательства, недвусмысленные и неопровержимые доказательства того, что его вера ошибочна; что случится? Человек будет часто появляться не только непоколебимым, но еще более убежденным в истинности своих убеждений, чем когда-либо прежде.В самом деле, он может проявить новый пыл в отношении убеждения и обращения других людей в свою точку зрения.

В этом свете возникает еще один кажущийся парадокс движения против вакцин — его крайняя паранойя по поводу скрытых мотивов со стороны любого, кто продвигает вакцинацию, в сочетании с почти умышленной слепотой к конфликту интересов спекулянтов среди них — также имеет больше смысла. В речи, произнесенной в восемь утра первого полного дня конференции, на которой я присутствовал, Лиза Акерман, руководитель группы под названием «Разговор о лечении аутизма» (TACA), привела длинный список того, что «нужно» родителям. для своих детей, включая тестирование на дефицит минералов, установку систем фильтрации воды, употребление в пищу органических цыплят и выброс всей огнеупорной одежды, матрасов и ковровых покрытий.«Если вы покупаете одежду и пижамы в Target и Wal-Mart, почти на все они наносятся антипирены», — сказала она. «Если вы строите или ремонтируете дом, это похоже на самое большое токсическое воздействие, которое вы можете нанести ребенку. Новые ковры — одно из худших вещей, которые вы можете сделать. Извините, если вы только что это сделали». Акерман также говорил о «лечебных добавках [и] питании», включая «инъекции витамина B12 в ягодицы» и внутривенные антиоксиданты, и описал ряд других альтернативных методов лечения, многие из которых были доступны у более чем восьмидесяти поставщиков, которые установили магазин в одном из выставочных залов отеля.(По словам Аккермана, двадцать секунд лечения в одном из типов гипербарической кислородной камеры на продажу — «Они предназначены не только для таких людей, как Майкл Джексон; они действительно классные!» — превратили ее сына из « пещерный человек »в устного ребенка, способного к нормальному общению.)

На следующий день команда отца и сына Марка и Дэвида Гейеров стояла на сцене в том же лекционном зале для первой из своих двух презентаций на тему« Новые взгляды на мир ». Основная биохимия аутизма.«Самое последнее открытие Гейеров, которые десятилетиями были стойкими противниками вакцинации, касалось лечения под названием« протокол Люпрона », основанного на теории, настолько странной, что звучит как шутка: аутизм, Гейерс утверждал, что это результат патологической реакции между ртутью и тестостероном, а инъекционный препарат Лупрон, используемый для химического кастрации сексуальных преступников, является лекарством. Прежде чем определять, являются ли пациенты кандидатами на их «протокол», Гейеры заказывают десятки лабораторных тестов стоимостью более 12 000 долларов США.Само лечение, которое состоит из ежедневных инъекций и каждые два месяца уколов в глубокие ткани, может стоить более 70 000 долларов в год. Это также мучительно больно. (В статье в Chicago Tribune один из служителей Гейеров описал укол одного ребенка: «Его отец такой же крупный парень, как я, [и] нам обоим потребовалось удержать его, чтобы дать ему первая инъекция. Это напомнило мне… действительно дикую собаку или кошку »). На момент конференции 2009 года Гейеры уже открыли восемь клиник Lupron в шести разных штатах.Марк Гейер, который называет Lupron «чудодейственным лекарством», сказал репортеру, что это только начало их стремления к расширению: «Мы планируем открыться повсюду».

За пределами конференц-залов AutismOne и без ребенка, страдающего этим расстройством, может быть трудно представить, как такая странная вещь, как Lupron, когда-либо набирает обороты. Но когда вы наблюдаете за транзакцией в реальном времени, нетрудно понять ее привлекательность. «Если кто-то вроде Марка Гейера подходит к вам на конференции, и у него есть двадцать впечатляющих слайдов PowerPoint, и у него есть докторская степень.Д. и длинной цепочкой букв после его имени, вы собираетесь его слушать, потому что вас учили, что такой человек — это тот, кто знает, о чем он говорит », — говорит Кевин Лейтч, британский блогер и родитель. ребенка с аутизмом ». И если тот же родитель прочитает в The Guardian или в лондонской Times или The New York Times , что в Science было опубликовано новое исследование о гене, который может быть связан с с 15 процентами случаев аутизма, ура.Они смотрят на это и думают: «К черту. Один из них в меру интересен, а другой вселяет в меня надежду ». «

Подавляющее большинство родителей, конечно, не привносят столь сильных предрассудков в тему вакцин. Родители действительно хотят защитить своих детей от инфекционных заболеваний, при этом будучи добросовестными и информированными о том, что им вводят. Многие решения о воспитании детей сводятся к нашим внутренним реакциям — наука не может сказать нам, какой уместный комендантский час для шестнадцатилетнего ребенка или что лучше потакать ребенку, который говорит, что он хочет бросить уроки игры на скрипке, или сопротивляться ему. — и когда дело доходит до вакцин, большинство аргументов «здравого смысла», кажется, выстраиваются на одной стороне уравнения: вакцины содержат вирусы, вирусы опасны, иммунная система младенцев не полностью развита, фармацевтические компании заинтересованы только в прибыли, а государству не всегда можно доверять.Проблема, как показали психолог и лауреат Нобелевской премии Дэниел Канеман и его давний партнер по исследованиям Амос Тверски в серии новаторских работ 1970-х годов, заключается в том, что во многих ситуациях, касающихся восприятия риска и обработки данных, аргументы «здравого смысла» являются именно теми, которые приводят к мы сбились с пути.5 Потому что риски, связанные с вышеупомянутыми вакцинами , кажутся настолько гипотетическими, и потому что бесконечно маловероятная возможность того, что вакцины могут нанести вред нашим детям, так пугает, и потому что в нашем повседневном опыте нет ничего, что указывало бы на то, что небольшое количество жидкости, введенное через Игла защитит нас от угрозы, которую мы даже не видим, родителям, работающим только на интуиции, очень трудно понять, что лучше для их детей в этой ситуации.

Это оставляет нам два варианта: либо мы можем взять на себя систематический анализ всей доступной информации, что становится все менее осуществимым по мере усложнения мира, либо мы можем доверять экспертам и средствам массовой информации. нести ответственность за информацию и советы, которые они предоставляют. Когда это не так, будь то из-за наивности, недостатка ресурсов или лени, или из-за того, что они сами стали истинными верующими, последствия могут быть действительно серьезными. Недавняя вспышка Hib-инфекции в Миннесоте привела к смерти нескольких детей, в том числе одного, родители которого сказали, что не «верят» в вакцинацию.В 2009 году в Австралии было зарегистрировано более 13 000 случаев коклюша (более известного как коклюш), что является самым высоким показателем из когда-либо зарегистрированных. Среди инфицированных была Дана Маккаффери, родители которой верят в вакцинацию, но она была слишком молода, чтобы сделать прививку от коклюша. Она умерла, когда ей было тридцать два дня. Шесть месяцев спустя мать Даны получила электронное письмо от женщины из Далласа, штат Техас, по имени Хелен Бейли. Бейли искала кого-то, кто мог бы понять ее горе: ее сын Стетсон умер от коклюша, когда ему было всего одиннадцать недель.Во всяком случае, ситуация ухудшается: в 2010 году годовая вспышка коклюша в Калифорнии была настолько серьезной, что в сентябре некоторые иностранные правительства начали предупреждать своих граждан об опасностях поездок в этот регион.

Еще есть корь, самый заразный микроб, известный человеку, от которого погибло больше детей, чем от любой другой болезни в истории. Спустя десятилетие после того, как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила, что вирус эффективно искоренен повсюду в Северной и Южной Америке, за исключением Доминиканской Республики и Гаити, снижение показателей вакцинации привело к взрыву вспышек во всем мире.В Великобритании с 2000 года заболеваемость корью увеличилась более чем в тысячу раз. В Соединенных Штатах вспышки кори наблюдались во многих самых густонаселенных штатах страны, включая Иллинойс, Нью-Йорк и Висконсин. Недавняя вспышка болезни в Калифорнии началась, когда школьник, чей врач поддерживает «избирательную вакцинацию», заразился во время семейного отпуска в Европе. В анонимно опубликованной статье в журнале Time мать этого ребенка сказала, что «чувствует себя в безопасности, сделав выбор в пользу селективной вакцинации», потому что она живет в «относительно здоровой стране первого мира» с хорошо функционирующей системой здравоохранения.«Если посмотреть на эпидемию паротита, кори и краснухи в такой стране, как США… это не проблема, — сказала она. «Дети прекрасно справятся с этими заболеваниями в развитой стране с хорошим питанием. А поскольку я живу в стране, где вакцинация является нормой, я могу отложить вакцинацию».

Это утверждение не могло быть более ложным. Корь остается смертельной, независимо от того, живете ли вы в Соединенных Штатах или в Уганде. (До того, как вакцина MMR была введена, ее ежегодное число смертей в Соединенных Штатах исчислялось сотнями, и каждый год заражение краснухой приводило к более чем двадцати тысячам детей, рожденных слепыми, глухими или инвалидами по развитию.Убеждение этой матери также прекрасно отражает один из самых неприятных парадоксов о вакцинах: чем они эффективнее, тем менее необходимыми они кажутся.

На четвертое утро, когда Мэтью Ласек впал в кому, врач сказал его родителям, что он, похоже, стабилизировался из-за падения его кровяного давления накануне. Доктор сказал, что есть шанс, что антибиотики победят в борьбе с инфекцией, поразившей тело Мэтью, но не было возможности узнать наверняка, пока он не проснулся.Остаток дня Келли и Дэн просидели у постели сына. К вечеру он начал дышать самостоятельно — сначала медленно, но затем более регулярно. На улице темнело, когда он моргнул и открыл глаза. Первыми его словами были: «Я хочу на горшок».

В апреле 2010 года, примерно через год после нашего первого разговора, Келли Ласек прислала мне по электронной почте фотографию Мэтью и его старшего брата, держащих подбородки в руках, которые позируют перед камерой, как пара крутых парней. «Мы только что отпраздновали 7-летие [Мэтью]», — написала она.«Мне нужно все, чтобы не плакать каждый день, не говоря уже о его дне рождения. Мы так счастливы, что он все еще есть. С января у него была ангина 4 раза, и каждый раз, когда его миндалины опухали, [у него] поднималась температура и мы с мужем Дэном вспоминаем тот день ». Келли рассказала мне об играх ее сыновей в Малой лиге и о том, как вся семья любит настольные игры и сидеть у костра. «Я надеюсь, что это поможет, Сет», — написала она. «Пожалуйста, дайте мне знать, если вам понадобится что-нибудь еще… [Это важно], чтобы убедиться, что семьи принимают правильные решения, основываясь на фактах, а не на страхе или дезинформации.»

из Вирус паники: правдивая история медицины, науки и страха , Сет Мнукин. Copyright 2011 Сет Мнукин. Выдержка с разрешения Simon & Schuster.

.
Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта