Метод кнута и пряника в воспитании детей: Кнут и пряник в воспитании ребенка. Все плюсы и минусы подхода

Кнут и пряник в воспитании ребенка. Все плюсы и минусы подхода

1 мая 2017 г.

Этот подход к воспитанию детей, к руководству персоналом и к влиянию на людей в целом сегодня является самым популярным. Он естественный, это просто наша реакция на поступки людей. Если человек поступает с нами плохо, мы используем «кнут», если хорошо – «пряник». И так практически во всем. И мы очень обижаемся, когда другие люди за наши хорошие поступки кормят нас «кнутами». Но в чем преимущества и недостатки метода по отношению к ребенку? Психологи компании «Поехали дети!» выразили свое мнение на этот счет.

Преимущества

Конечно, метод имеет массу достоинств, поэтому и применяется так широко.

  1. Такой подход отлично дает понять ребенку, что хорошо, а что плохо. Он будет точно знать, какие поступки можно совершать, а какие нельзя, а это одно из важнейших знаний, которое должны дать родители.
  2. Ребенок чуть ли не на уровне условных рефлексов начинает совершать хорошие поступки и избегает плохих. Даже то, что ему не слишком приятно он может сделать за свой «пряник». А разве взрослые поступают не так же, когда получают зарплату?
  3. Это модель поведения всего окружения, поэтому через такой подход ребенок и начинает свою первичную социализацию.

Ошибки в применении

К сожалению, недостатки тоже имеют место, но по большей части они возникают только из-за неправильного применения подхода. Поэтому мы опишем ошибки родителей в применении данного метода.

  1. Не впадайте в крайности. Не нужно слишком уж хвалить или порицать за поступки ребенка. Санкция должна быть соразмерна действию.
  2. Не сдвигайте баланс ни в одну из сторон. Чрезмерное использование «пряника» в методе приводит к тому, что ребенок садится к вам на шею и манипулирует, как хочет. Сегодня все чаще появляются семьи, которые вообще ничего не запрещают своим детям и лишь поощряют за хорошие поступки.

Если же вы слишком часто пользуетесь наказаниями и совсем не хвалите ребенка, он станет замыкаться в себе, бояться вас, скрывать от вас все свои действия.

  1. Старайтесь подмечать успехи ребенка, мотивировать его работать над ними дальше. Если пренебрегать этим приемом, ребенок может отказаться от своих планов и направить силы не в то русло. Станьте для своего малыша другом.

Только так у вас получится воспитать достойного человека, который будет благодарен вам за воспитание и добьется всего, чего только захочет в жизни!

Как воспитывать детей: кнутом или пряником?

Рождаясь, младенец является для окружающих эталоном чистоты и невинности. Но по мере взросления у него формируется самосознание, ребенок выражает свое мнение и свои желания (часто не совпадающие с мнением и желанием родителей), проявляет самостоятельность и порой шалит.

В стремлении воспитать свое чадо молодые родители интуитивно прибегают к методу кнута или пряника – действуют путем наказания или поощрения. За провинность ребенка наказывают физически – ставят в угол или запрещают смотреть мультики, гулять с друзьями и так далее. А за послушание и поведение, удовлетворяющее ожиданиям родителей, малыша поощряют сладостями, конфетами, походом в цирк или парк.

Так как же правильно воспитывать ребенка: кнутом ил пряником? Для этого рассмотрим подробнее каждый метод.

Метод кнута

К физическому воздействию на ребенка (шлепки, ремень, подзатыльник) в случае непослушания прибегают многие родители. Этим они хотят наказать его за невыполнение какого-либо указания или за проступок. Теоретически этот способ может быть достаточно действенным. Возможно, ваш отпрыск, пусть даже совсем маленький, перестанет совершать тот или иной нежелательный поступок, боясь боли, лишения и запретов.

Схема действия данного метода и его эффективность сопоставима со способом приучения котенка к туалету путем тыканья его носом в лоток, например, когда он справляет нужду в неположенном месте. Прибегая к методу физического наказания, вы фактически дрессируете ребенка. Но будет ли это положительно сказываться на его психике и поведении? Нет! Любые физические наказания негативно влияют на личность ребенка. В нем развивается ненависть, злоба, агрессия и недоверие по отношению к родителям. Малыш может стать подавленным, стеснительным, боязливым, замкнутым и неспособным выражать свое мнение.

Особенно нежелательно такое обращение с детьми чувствительными. Поэтому родителям важно научится договариваться с ребенком, а не воздействовать на него силой. Когда малыш что-либо делает не так, стоит предупредить его: «Ты будешь наказан, если не перестанешь толкать сестренку!». Ребенок будет предупрежден и задумается над своим поведением. Если же желаемого эффекта не последовало, можно прибегнуть к другим методам наказания (скажем, лишить его вечернего просмотра мультфильма), но ни в коем случае не наказывать физически – путем болевого воздействия. Помните, жестокое обращение с детьми недопустимо.

Каждому ребенку важно понимать, почему родители ему что-то не разрешают. О том, почему взрослым стоит устанавливать правила для детей, вы можете узнать, посмотрев передачу из цикла «Как воспитать счастливого ребенка».

Метод пряника

Такой подход предусматривает, что детей обязательно поощряют за желаемое поведение, заслуги, помощь или выполнение поручения. В этом случае важно не приучить ребенка делать что-то хорошее только за вознаграждение (шоколад, мультик и так далее). Важно гордится чадом и любить безо всяких причин. Такое отношение родителей к ребенку формирует доверие, любовь, высокую самооценку и, конечно, желание вести себя должным образом без расчета получить награду.

Однако, применяя только метод поощрения, воспитать гармоничную личность невозможно. Некоторые родители слишком опекают своего малыша, всячески балуют его и не наказывают за провинности. Такой ребенок может вырасти эгоистом, неспособным отвечать за свои поступки. Дети, привыкшие к постоянному потаканию и поощрениям, растут в ощущении полной безнаказанности. Кроме того, они практически лишены возможности мыслить и действовать самостоятельно, привыкнув к опеке и чрезмерной заботе родных и близких.

Из чего рождается инфантильность и в каком возрасте ребенку надо начинать передоверять ответственность за себя самого и за свои поступки, чтобы в дальнейшем он не стал инфантильным взрослым? Рассказывает практикующий психотерапевт Марк Евгеньевич Сандомирский.

Золотая середина

Чтобы гармонично воспитывать своего малыша, не испортить его характер и не сломать в нем личность, детские психологи рекомендуют применять различные подходы. Конечно, необходимо поощрять ребенка, а за серьезные проступки придется прибегнуть к определенным (нефизическим) методам наказания. Но самое главное – найти золотую середину. Важно говорить с малышом, объясняя как можно и как нельзя себя вести в тех или иных ситуациях. Нужно уметь договариваться с ним и обязательно анализировать те или иные аспекты его поведения.

Не закрывайте глаза на нежелательное поведение и не воспринимайте как само собой разумеющиеся заслуги вашего ребенка. В зависимости от вашей реакции он делает вывод о том, что хорошо, а что плохо. Именно таким образом, постепенно, он выстроит собственную систему ценностей, основываясь на том, что прививают ему родители.

Юлия Киретова,
педагог-психолог
МБУ СОШ №26, д/с «Тополёк»,
г. Тольятти

Ответив на вопросы теста, вы сможете узнать, какой стиль воспитания характерен для вас, как для родителя, и определить правильную стратегию взаимоотношений со своим ребенком.

Ваш стиль воспитания

Кнут или пряник: какие подходы к воспитанию детей эффективны

Перед родителями всегда есть выбор: избрать путь кнута или пряника. Многие ищут баланс. Вместе с Royal Cheese поговорим о плюсах и минусах каждого подхода и выясним, какие альтернативные способы воспитания предлагает нам современная педагогика.

Идеальное воспитание


Рождение ребенка в российской семье может восприниматься как праздник. Внимание родителей, бабушек и дедушек в такой семье будет приковано к новорожденному. Его опекают от падений, кормят без остановки, а слюнявые поцелуи, объятия и другие проявления ласки — картина жизни первых лет такого ребенка. Когда родители хотят от своего чада какого-то конкретного поведения, то они лишают его части жизненных благ: игрушек, приставки, компьютера или телефона. Но так происходит не во всех семьях. Есть мамы и папы, которые во главу угла ставят дисциплину. К ребенку тут относятся как ко взрослому и требуют от него соответствующего отношения. На него делегируют часть обязанностей в доме, а игрушки и прочие вещи отходят на второй план, в то время как игровую комнату заполняют пианино, синтезаторы и прочие развивающие установки. Непослушание и плохое поведение тут могут корректировать с помощью ремня.

Что метод кнута, что пряника, возведенные в абсолют, до добра не доводят. В первом случае ребенок может вырасти эгоистичным гаденышем, который будет ошибочно думать, что весь мир крутится вокруг него. Во втором случае ребенок рискует превратиться в запуганного социопата, который будет искать себе абьюзивные отношения.

Но что такое все-таки «идеальное воспитание»? Возможно ли оно? Как найти баланс между возможностями ребенка и родительскими запросами? Он между наказанием и поощрением? Люди всегда смотрели на педагогику по-разному. Лев Толстой понимал воспитание как нечто, стирающее индивидуальность, Иммануил Кант видел в воспитании процесс, который должен совершенствоваться поколениями, а Зигмунд Фрейд воспринимал воспитание как поиск баланса между «Сциллой, полной свободы действий, и Харибдой запрета».

Тем не менее каждого из этих людей педагогами назвать сложно. Обратимся к наиболее известным специалистам и их взглядам на воспитание. Первые четыре, по версии ЮНЕСКО, определили педагогическое мышление в XX веке.

Фридрих Фребель: детские сады


В понимании Фребеля ребенок растет подобно цветку, отсюда и пошло название детского сада, где задача воспитателей — способствовать развитию ребенка, занимая активную роль в обучении. В системе Фридриха Фребеля очень важны игровые предметы. У ребенка должно быть много игрушек, разных по формам и назначению: кубы, цилиндры, мячи, палочки для выкладывания, полоски для плетения и аппликаций. При этом каждый предмет воспитатель должен демонстрировать, подчеркивая его физические характеристики и способы использования, зачастую в стихотворной форме.

Роль взрослого тут — «передать дары опыта» подчеркнуто уважительно к ребенку и с учетом его интересов. Ключевая роль отведена художественной деятельности: лепка, пение, рисование, музыка и чтение стихов.

Критика: система очень прижилась в России, но претерпела некоторые изменения. Она утратила изначальное философское значение, которое придавал этому Фребель, и обрела формализм, в результате которого часть развивающего эффекта была потеряна: основную активность на себя стал брать взрослый, а игровые процессы слишком регламентировались. Однако методические принципы этой системы применяются в дошкольном образовании и сейчас.

Джон Дьюи: «Ребенок — это исходная точка, центр и конец всего»


Дьюи выступал против догматизма школ, где детям, по сути, выдавали материал, который хочешь не хочешь, но должен усвоить. В традиционном подходе к обучению, по мнению Джона Дьюи, очень мало места для самостоятельной работы.

Жизнь ребенка в системе Дьюи с детства поддается влиянию множества факторов. Важная роль отводится преподавателю — именно он должен отвечать на многочисленные вопросы будущего члена общества и корректировать ошибочные убеждения. Иными словами, он консультант. Самое полезное для ребенка — дать ему то, в чем он нуждается. Задача воспитателя — сдерживать его активность и направлять в нужное русло. Подавлять стремления ребенка и его энергию в отношении чего-либо запрещается. Главная цель наставника — руководить импульсами детей, разумно вести их.

Место обучения, по мнению Дьюи, должно превратиться в миниатюру общества. В нем ребенок должен привить себе первые навыки общения, получить цели, верования, мотивы и знания. При этом процесс воспитания должен быть «как флюгер»: подстраиваться под современные экономические, государственные и культурные тенденции.

Дьюи был первым в западном обществе, кто рассмотрел место становления детей как центр возрождения общества, начальную точка отсчета будущей реальности.

Критика: систему Дьюи часто называли «бесцельной» и неструктурированной. Отчасти это обосновано тем, что он был новатором и разрушал традиционные представления об обучении своими трудами. Он был философом, а не педагогом — теоретиком, а не практиком.

Мария Монтессори: свобода выбора и индивидуальный подход

Педагогу тут отведена третьестепенная роль. На первый план выходят ребенок и среда. Для обучения по системе Монтессори разработаны специальные помещения, где развивается:

  • практическая жизнь: забота о себе;
  • сенсорное развитие: знакомство со вкусами, запахами, цветами и формами;
  • математическое мышление: обучение счету и вычислениям;
  • языковые навыки: чтение и письмо;
  • космос: познание о мире и культуре;
  • гимнастика: физические упражнения.

При этом под каждую возрастную группу предусмотрены свои особенности обучения. Важная часть системы Монтессори — среда. Ей отведена ключевая роль, и она моделируется исходя из познавательных нужд детей. Что интересно, темпы освоения материала отталкиваются от возможностей ребенка. Полгода, год, а может, два — неважно. Главное, чтобы были усвоены знания. Развивается индивидуальность. К примеру, ребенок принимает пищу самостоятельно из своей посуды за отдельным столом. Так воспитывается чувство личного достоинства.

Критика: это не очень доступный способ образования. Педагоги этой системы проходят специальное обучение, а оборудование классов часто влетает в копеечку. Тем не менее родители обустраивают подобные условия (зачастую бюджетно) у себя дома. На эту тему есть масса видео на YouTube.

Антон Макаренко: дисциплина не метод воспитания, а его результат


Всемирно известный педагог изначально разработал эту систему для беспризорников и преступников. Она возымела эффект: дети становились полноценными членами общества.

В системе Макаренко минимизируется индивидуальность. Ребенок — это часть группы. Каждый должен за что-то отвечать и быть компетентным в своей области. Все трудятся. Работа — это важная часть воспитательного процесса, при этом дети должны понимать, почему они работают и кому это поможет. Иными словами, труд должен быть обоснованным. Общим голосованием выбирается староста (на полгода), должность он занимает лишь раз. В коллективе должны формироваться традиции и быть общие нормы поведения.

Воспитателю тут отведена роль наставника: ему следует быть искренним и не использовать шантаж в качестве манипуляции. Недопустимо припоминать ребенку прошлые ошибки. Макаренко верил, что подобный подход к воспитанию формирует дисциплину. Делегировать детям ответственность, при этом уважая их, — это действенный способ добиться осознанности.

Критика: Макаренко часто критикуют за то, что он выделил труд как важный элемент детского воспитания.

Рудольф Штайнер: создаем гармоничную личность


В методиках Рудольфа Штайнера преобладает желание вырастить разностороннюю и гармоничную личность. Он не гнался за вундеркиндами, поэтому система обучения была соответствующей.

Задача воспитателя — не требовать многого. При этом процесс обучения был структурирован и содержал некоторые особенности:

  • воспитатель и родители — примеры подражания для ребенка;
  • всесторонний практический опыт из разных сфер жизни;
  • воспитание самостоятельности.

«Всему свое время» — основной принцип педагогики Рудольфа Штайнера. От детей не требовали нереального — им предоставляли возможность обучения на удобных скоростях. На второй год никого не оставляли, а в конце года учитель писал отчет об успехах родителям ребенка.

Еще одна особенность системы Штайнера — изучение материала эпохами. К примеру, мог быть семестр, посвященный истории родной литературы и влиянию ее на повседневность. Потом мог быть временной отрезок, вложенный в изучение Римской империи.

Упор в учебных материалах делался на формирование идей справедливости, государственности, мужественности и женственности. Даже устраивались постановочные средневековые турниры с рыцарями и принцессами. В ходе обучения не выставлялись оценки.

Критика: систему Рудольфа Штайнера критиковали за излишнюю «тепличность»: детям после нее было тяжело социализироваться.

Вывод

Если обратить внимание на каждый подход к воспитанию, то можно сделать определенный вывод о том, в чем сходится каждый из прославленных педагогов. Уважение к ребенку, его интересам и потребностям. К сожалению, сегодня часто можно видеть, как родители делают из своих детей натуральных рабов, а потом удивляются тому, что в старости никто не подает им стакан воды. Но если они не проявили уважения в ответственные минуты, то почему должны дети?

Как воспитывать – кнутом или пряником

По мнению одного известного американского социолога, появление новорожденных на свет — это систематически повторяющееся нашествие варваров. Новорожденные не имеют морали, не могут вести себя в соответствии с общественными потребностями, им не знакома система моральных и прочих норм данного общества. Всему этому ребенка учат в обществе и, прежде всего, в семье. Существует множество форм обучения, основанных как на сознательном, так и на подсознательном восприятии, и среди этих всевозможных педагогических приемов на первом месте, естественно, стоит известный с древнейших времен принцип поощрения и наказания, о котором и пойдет речь в данной статье.

Рассмотрим вначале наказание. Без применения какой-либо формы наказания воспитывать ребенка практически невозможно, разве только чисто теоретически, так сказать, на бумаге. Существуют, однако, такие формы наказания, которые не способствуют достижению поставленной цели. С другой же стороны, некоторые формы наказания хотя и обеспечивают желательный результат, тем не менее могут причинить тяжелый ущерб личности ребенка.

Все виды наказаний можно разделить на две группы, одна из которых объединяет формы наказания, основанные на лишении родительской любви (говоря профессиональным языком, это сепарационные наказания), а наказание второго типа основано на болевом ощущении, точнее говоря, на том, что страх перед болевым воздействием не позволит ребенку повторно совершить нежелательные действия. Таким образом, и здесь в конечном счете воспитательный эффект достигается через чувства ребенка. В первом случае это любовь или боязнь ребенка потерять ее, во втором правильное поведение обусловлено боязнью ребенка быть больно наказанным.

С незапамятных времен используются обе эти формы наказания. Если мы ставим ребенка в угол, отправляем в другую комнату, не разговариваем с ним или испытываем другие аналогичные формы наказания, мы строим свой расчет на боязни ребенка потерять родительскую любовь; если же ребенка бьют, он получает физическое наказание. Но классификация типов наказания выглядит так просто только на первый взгляд.

Рассмотрим вначале первую форму наказания, основанную на боязни потерять любовь. Такое наказание рассчитано на существование любви между родителями (воспитателями) и детьми. Ребенок при этом должен почувствовать, что ему есть что терять. Таким образом, применять наказание, основанное на боязни потерять это чувство, может только тот воспитатель, кого ребенок любит, любовь которого он хочет сохранить, а ее утрата может причинить ребенку серьезную боль, расстройство. Если же такая взаимная любовь отсутствует, наказания этого рода будут неэффективными.

Что же касается физического наказания, то здесь дело обстоит значительно проще. Боли боятся все люди (да и животные тоже), хотя одни признаются в этом, а другие — нет. Физическими наказаниями, в особенности сильными, можно оказывать определенное влияние на кого угодно. Вопрос лишь в том, можно ли это называть воспитанием. Это скорее дрессировка. Сильными физическими наказаниями любое животное можно приучить к какому угодно поведению, этим люди занимаются с древних времен, более того, таким же образом нередко «дрессируют» и детей. Сильное физическое наказание всегда или почти всегда позволяет достичь непосредственной цели. Если мы хотим, чтобы ребенок чего-то не делал, при помощи сильного физического наказания мы, безусловно, добьемся этого, по крайней мере на некоторое время. Такую форму воспитания и, вообще, все виды поощрения и наказания в психологии называют подкреплением: желаемую форму поведения подкрепляют поощрением или наказанием. В первом случае говорят о положительном подкреплении, во втором — отрицательном.

Несмотря на эффективность физического наказания, психологи не рекомендуют прибегать к этому методу по двум очень серьезным причинам. Одна из них состоит в том, что изменение поведения под воздействием физического наказания происходит почти исключительно в присутствии человека, который наказал ребенка. Таким образом, такое наказание непригодно для сознательного формирования морали ребенка. Иными словами, ребенок сначала осмотрится, и, если не заметит вблизи человека, который его наказал, он тут же «согрешит». Не будет «грешить» ребенок только в том случае, если в присутствии этого человека ему грозит физическое наказание.

Вторая причина, по которой нельзя применять телесные наказания, состоит в том, что это отрицательно сказывается на личности ребенка. Телесные наказания развивают в детях нежелательные свойства характера. Систематическое применение сильного физического наказания может надломить волю ребенка, превратить его в покорную, изворотливую личность, неспособную выработать собственную, независимую позицию и принимать самостоятельные решения.

Но бывает и совсем наоборот, чему также есть много примеров, ведь ребенок — как пружина, ее можно сжать, но она все же стремится выскользнуть из рук. Поэтому может случиться и так, что в поведении ребенка, которого держали в узде постоянными физическими наказаниями, в подростковом возрасте проявляется явление, в психологии именуемое протестным, иными словами, пружина вырывается из рук, и это выливается в резко выраженное отрицательное поведение. Ребенок при этом вступает в противоречие со всем, что до того момента было неотъемлемыми элементами его жизни, прежде всего, естественно, с родителями. Родители становятся для ребенка, как говорят психологи, отрицательной моделью, и тогда все, что бы они ни сделали, будет для ребенка заведомо «плохим» уже только потому, что это нечто сделано именно родителями. Ранее положительные ценности перерождаются в детском сознании в отрицательные, и, наоборот, отрицательные ценности и черты характера могут стать предметом подражаниям.

Наказание детей боязнью утратить родительскую любовь можно сравнить с атомной энергией. В случае неправильного применения такое наказание может нанести очень большой вред, и, наоборот, разумное его использование бывает очень результативным. Достичь желаемого можно при соблюдении двух важнейших условий. Одно из них заключается в том, что наказывая ребенка, воспитатель всякий раз должен дать почувствовать ему, что любит его даже тогда, когда наказывает на какой-то срок лишением своей любви. Ребенок при этом должен чувствовать нечто вроде того, что хотя в данной ситуации он мог бы и лишиться этой очень важной для него любви, поскольку заслужил подобное наказание, но, к счастью, эту любовь потерять нельзя. Второе условие, подкрепляющее действие первого, состоит в том, что наказание должно относиться не ко всей личности ребенка в целом, а только к тому отдельному случаю поведения, за который он в данном случае наказан.

В связи с вопросом о применении наказания в процессе воспитания ребенка можно отметить множество менее значительных факторов, правильное или неправильное применение которых может сказываться и на результате наказания. Важнейший из этих факторов — вопрос о том, когда можно наказывать ребенка. Издавна известно, что, если ребенка, особенно маленького, наказывают спустя много времени после совершения им проступка, наказание не дает никакого результата.

Представим себе, что в переполненный трамвай входит мать с ребенком. Ребенок плохо переносит толчею, она его раздражает, кроме того, он целый день не видел маму, и в конечном счете ребенок начинает ныть, капризничать и ведет себя очень плохо. В свою очередь, матери стыдно, главным образом потому, что ребенок плохо ведет себя на виду у посторонних людей, и наказать его здесь она стесняется, и тогда мать тихонько говорит ребенку нечто вроде: «Погоди, вот придем домой, я тебе покажу…» Через полчаса они уже дома. Как всякая хорошая мать, она вначале умоет, накормит ребенка, и, когда уже все в порядке, по прошествии 2-3 часов после скандала в трамвае, мать наказывает ребенка. В этом случае наказание не будет отрицательным подкреплением плохого поведения ребенка в трамвае, поскольку эти события настолько разобщены во времени, что он не способен как-то их связать. В конечном счете ребенок будет считать это наказание незаслуженным, неоправданным, оно может вызвать в нем антипатию, проявление агрессивности по отношению к родителям, но не окажет никакого влияния на проявления «плохого поведения», за что, собственно, и был ребенок наказан!

Известно, что в раннем возрасте наказание будет по-настоящему эффективным, если оно применяется не после совершения проступка, а совпадает с ним или на мгновение опережает его. В этом случае, естественно, правильнее будет говорить не о наказании, а о запрете. Очень многие дети до 2-3 лет постоянно находятся рядом с родителями, которые и могут по-настоящему эффективно пресечь нежелательные действия детей, схватив их за руку еще до совершения проступка и объяснив, что делать этого не следует. Подтверждением того, что подобное наказание очень действенно, есть логичное и естественное объяснение.

Предположим, что ребенок тянется за каким-то очень дорогим интересующим его предметом, но кто-либо из родителей хватает его за руку, говорит «нельзя» и решительно снимает детскую ручку с этого предмета. После двух-трехкратного повторения наступит такой момент (очевидно, всем родителям приходилось это наблюдать), когда ребенок тянется за тем же предметом, родители еще не успели остановить его, но рука ребенка уже остановилась в воздухе, а сам он неожиданно, повторяя интонации голоса родителей, произносит «нельзя» и убирает руку. Иными словами, можно сказать, что родительский запрет возникает в сознании ребенка еще до того, как он совершил то или иное деяние, проступок.

Если же родители постоянно наказывают ребенка уже после совершения проступка (речь идет о детях младшего возраста), происходит как раз обратное. В этом случае ребенок совершает проступок, а мысль о наказании в его сознании возникает только после этого, ведь и в реальной жизни наказание следовало только за проступком. Эти ощущения, называемые чувством вины, угрызениями совести, в жизни ребенка зачастую проявляются в очень сложной и болезненной форме. В последнее время психологи получили множество подтверждений того, что наказания, следующие за совершением детьми проступков, играют очень существенную роль в формировании так называемого комплекса неполноценности личности. К этой категории мы относим людей, систематически спотыкающихся на одном и том же месте.

Одним из характерных представителей такого типа людей является ребенок, который после совершения проступка тут же бежит к взрослым и во всем сознается. Обычно педагоги очень положительно оценивают такое поведение, видя в нем одну лишь добродетель, хотя это не всегда так. Характер такого типа детей проявляется в ожидании наказания после совершения проступка и в том, что этим наказанием снимается внутреннее напряжение ребенка. Очень сложно решить, в каком случае такие дети подвергаются большему наказанию: если их наказать или оставить проступок безнаказанным. Независимо от этого ребенок такого типа в ближайшее же время вновь совершит проступок и вновь сам в этом сознается.

Другой тип характера свойствен людям, долго сопротивляющимся искушениям, но, если они не устояли, то чувства вины при этом почти не испытывают. Такую позицию можно охарактеризовать как «вызываю огонь на себя», т. е. я отвечаю за то, что совершил, поскольку не мог более противостоять соблазну. Из этих двух различных характеров второй представляется более привлекательным, положительным, и, по-видимому, на формирование такой личности весьма серьезно влияет и временной аспект применения наказания.

Позднее, начиная с 4-5-летнего возраста, момент наказания постепенно теряет значение, поскольку умственное развитие ребенка позволяет ему мысленно связать разобщенные во времени проступок и наказание. Начиная с этого времени некоторое оттягивание наказания может дать положительный результат. После совершения проступка в душе ребенка накапливается весьма существенное внутреннее напряжение, а поэтому некоторое запаздывание наказания может оказаться очень действенной мерой.

Желательно дополнять мягкое наказание и определенной альтернативой для ребенка. Обычно детям запрещают делать то, к чему их очень тянет. Но если мы наложим на эти действия запрет, или, говоря языком психологии, отрицательно подкрепим их, нам следует заботиться и о том, чтобы, насколько зто возможно, направить действия ребенка по допустимому пути с таким расчетом, чтобы они в какой-то мере были похожими на запрещенные. Например, если ребенок ножницами изрезал мамино платье, пытаясь сшить одежду для куклы, следует не только запретить ребенку делать это впредь и наказать его, но и научить его обращаться с ножницами, дать материал, с которым он мог бы спокойно и прилежно работать. В этом и заключается принцип «мягкое наказание плюс альтернатива».

Если для наказания ребенка родители применяют так называемое временное лишение родительского внимания и любви, за которым стоит ощутимое для ребенка чувство постоянной и непреходящей родительской любви, и, кроме того, строго соблюдают основные условия выбора момента наказания (особенно в раннем детстве) и по мере возможности систематически предоставляют ребенку возможность альтернативных действий, в этом случае можно сказать, что родители избрали правильную систему наказаний.

Теперь обратимся к вопросу о поощрениях. Обычно поощряются две формы поведения. Одна из этих форм — правильные действия в той или иной области. (Ребенок может что-то хорошо сделать, и за это его похвалят. В школьной жизни одобрение родителей обычно связано с хорошим ответом или похвальными отзывами учителя.) Вторая форма поведения -это нравственное поведение, т. е. форма поведения, которую ожидают от ребенка родители, главным образом в критических ситуациях.

Почему же нужно разграничивать эти две формы поведения? Прежде всего потому, что всякой успешной деятельности, действиям присуща одна особенность, о которой часто забывают, — это ощущение успеха, уже само по себе являющееся своего рода наградой. Если ребенку что-либо удается в самом раннем детстве, успех вызывает у него настолько сильное чувство удовлетворения, что этот успех можно рассматривать как врожденное, автоматическое поощрение. Но нравственному поведению такое врожденное поощрение не свойственно, ведь каждое общество и каждая эпоха имеют свою мораль, а нравственное поведение вообще не рождается с ребенком, ему нужно учиться, и поэтому поощрение правильного нравственного поведения — это дело воспитателя.

Если успешным действиям или умному поведению изначально свойственно врожденное поощрение, возникает вопрос: нужно ли при этом какое-то иное, дополнительное поощрение? Дело усложняется еще и тем, что дополнительные поощрения могут быть причиной тяжелых психологических издержек, которые общество замечает не так отчетливо, как тяжелый грипп. Тяжелые психологические издержки вначале едва заметны, вследствие этого запаздывает и быстрая реакция родителей или воспитателей, и в результате эти издержки могут стать даже более опасными, чем тяжелый грипп. Что при этом имеется в виду?

Для пояснения можно привести один эксперимент, поставленный на животных. Содержащемуся в клетке шимпанзе дали очень сложный для обезьяны замок. Обезьяна очень долго и терпеливо пыталась открыть его, и наконец ей это удалось. Обезьяна была очень счастлива, она не получила никаких дополнительных поощрений и ощущала только радость от того, что ей удалось открыть замок, решить эту загадку. Аналогичные опыты с использованием различных конструкций проводили неоднократно, и результат всегда был одним и тем же: обезьяна не бросала своего занятия до тех пор, пока задача не была решена. Однако с того момента, когда обезьяну, открывшую замок, вознаградили бананом, она соглашалась возиться с другим, новым замком только при том условии, что для нее будет приготовлен банан. Это означает, что дополнительное, внешнее вознаграждение подавило значимость чувства внутреннего удовлетворения, связанного с ощущением успеха и являющегося основой поведения человека.

Каждый ребенок с раннего детства стремится к компетентности в своем окружении, старается познать предметы внешнего мира, учится обращению с ними и не может освободиться от тяги к манипуляции предметами. Чтобы убедиться в этом, достаточно будет понаблюдать за действиями ребенка 1,5-2 лет, за его стремлением все ощупать, все узнать и во всем разобраться. И ребенок не может отказаться от занятий с разными предметами до тех пор, пока он не выяснит для себя их сущность, назначение, функции, пока не научится правильно или почти правильно обращаться с ними. Применение внешних поощрений может оказаться именно тем способом, который отучит ребенка от этого очень важного для человека дела.

Задумайтесь над тем, возможно ли такое, чтобы ребенок списывал в школе у своего товарища из-за свойственного ему врожденного стремления к успеху? Списывать ребенок будет лишь в том случае, если его волнуют не собственные знания, а пятерка и те велосипед или рубль, которые ему причитаются за пятерку. И в этой ситуации собственные познания ребенка не беспокоят, ведь иначе пятерка, полученная за списанную работу, обесценится в его глазах. Таким образом, можно видеть, что ребенка, который еще в раннем детстве обладал этим столь важным человеческим качеством, внешними поощрениями мы постепенно приучаем к тому, что все его действия должны вознаграждаться извне. Именно поэтому поощрения должны применяться очень осмотрительно, в особенности в тех случаях, когда они связаны с манипуляционными или интеллектуальными действиями ребенка, а не с подкреплением его нравственного поведения. Лично я считаю, что следует отказаться от всех преподношений за успехи в учебе, за исключением, пожалуй, книги или иной мелочи, которую ребенок получит от родителей в конце года.

Совсем другое дело — подарки. Подарок всегда и при любых обстоятельствах делается ребенку такому, какой он есть на самом деле, — плохому и хорошему, иными словами, человеческой личности со всеми его положительными и отрицательными сторонами. Поощрение же дается только за хорошие стороны поведения. Это следует особо подчеркнуть хотя бы потому, что сегодня уже нередко даже Деда Мороза родители припасают только для хороших детей, говоря при этом, что он знает всех хороших ребят, которым нужно принести подарок. Среди обычных высказываний родителей весьма часто фигурирует и формула: если будешь хорошо вести себя, получишь в день рождения то-то. Подарки не следует использовать в определенных воспитательных целях, ведь подарок должен служить тому, чтобы родители и дети радовались друг другу, именно это и призваны выражать подарки. Естественно, эти отношения взаимны, ребенок также делает подарки родителям независимо от того, «внесены» они в списки Деда Мороза как хорошие папа и мама или нет.

Поощрение и в самом деле служит целям воспитания, но это средство может быть по-настоящему эффективным лишь при условии сознательного его применения, в том случае, если мы будем поддерживать в ребенке стимулирующее влияние ощущения собственного успеха и подкреплять его своей радостью, чувством удовлетворения. Специфика взаимоотношений между родителями и ребенком, его зависимое положение исключает возможность того, чтобы ощущение успеха воспринималось ребенком очень остро, если родители не будут сочувственно относиться к его действиям и не разделят с ним радости успеха.

насколько это эффективно при воспитании детей

Объяснять своим детям, что такое хорошо, и что такое плохо рано или поздно приходится практически всем родителям. Очень часто при этом используется метод кнута и пряника, основанный на наказании и поощрении за соответствующие поступки. Насколько это эффективно, и каким должно быть соотношение «кнутов» и «пряников» при воспитании детей?

Система наказаний и поощрений как одна из основ человеческой цивилизации

Система наказаний и поощрений является одной из основ человеческой цивилизации. Всех нас в течение жизни поощряют за хорошую работу и хорошие поступки, и наказывают, если мы совершаем что-то плохое. Только если в детстве нас награждают похвалами, сладостями и походом в цирк, а наказывают временным лишением любимых игрушек или подзатыльниками, то во взрослой жизни для этого используются денежные премии, различные материальные и нематериальные ценности, полиция, судебная система и исправительно-трудовые учреждения.

Приучать к законам поощрения инаказания, действующим в человеческом обществе, нас начинают с самых ранних лет, объясняя в общих чертах и подробностях, что такое хорошо,и что такое плохо. Потом, когда мы вырастаем и становимся родителями, мы передаем это знание своим детям. Но так ли актуален метод «кнута» и «пряника» в современном мире?

Это больше похоже на дрессировку, чем на воспитание

Метод кнута и пряника вряд ли можно назвать идеальным средством воспитания детей. Скорее, это похоже на некую дрессировку,в результате которой они приучаются делать что-то позитивное, и не делать негативное для того, чтобы получить «премию» или избежать наказания, а не в результате осознанного выбора. Реально ли воспитать гармоничную, независимую личность под страхом наказания, даже если оно чередуется с «сахарными пряниками»? Можно ли насильно сделать человека хорошим, или он должен сам все понять, и сделать свой выбор?

Если использовать только «кнут»

К сожалению, подобное еще встречается в современном мире. Некоторые родители считают, что правильно воспитать детей можно только с помощью «кнута» (вернее, ремня), запугивания и физических наказаний.Естественно, превращение семьи в исправительно-трудовую колонию ничем хорошим не заканчивается. Ребенок, воспитанный под гнетом страха и физической болис большой долей вероятности вырастет озлобленным, как на родителей, так и на весь мир, забитым,агрессивным, замкнутым и жестоким.Это будет потенциальный преступник из числа «недолюбленных» детей.

Вряд ли он будет обладать способностью мыслить свободно и независимо, и отличаться особой креативностью, хотя, конечно, возможны исключения. В любом случае, ни о каком доверии и дружбе с родителями при использовании этого метода говорить не приходиться. Ребенок будет копить злость на родителей и, когда немного повзрослеет, может им и отомстить.

Когда все-таки нужно немного «кнута»

Применять небольшие дозы «кнута» следует только в крайних случаях. Во всех остальных случаях достаточно ограничиться разъяснительными беседами.  Если ребенок действительно совершит что-то плохое (например, обидит девочку в классе и т.д.) то можно подумать о введении против него определенных санкций. Это совсем не обязательно должны быть угрозы и «кнут».Гораздо более действенным методом наказания для современных детей, чем запугивания и подзатыльники, может стать лишение компьютера и Интернета на неделю, месяц и т.д.

Пусть это будет лишь легкая «приправа» к «пряникам»

В любом случае сто раз подумайте, прежде чем взяться за ремень, «кнут» и другое орудие насилия над детьми. Так ли уж провинился ваш ребенок? И являетесь ли вы сами образцово-показательной личностью, чтобы кого-то наказывать? Или вы просто бьете своего ребенка по инерции, потому что вас самого в детстве колотили? Подумайте, можно ли с помощью страха, угроз и физического насилия воспитать полноценную личность.

Эффективность метода «кнута» весьма сомнительна, поскольку ребенок не будет совершать плохие поступки не потому, что будет осознавать их неправильность, а из-за страха получить физическое или моральное наказание. Для того, чтобы ребенок по-настоящему боялся что-то не сделать, в семье придется установить настоящий тоталитарный режим, что вряд ли скажется положительно на взаимоотношениях родителей и детей. Поэтому, если «кнут» и нужен в воспитании детей, то в минимальных дозах. Пусть это будет лишь  легкая «приправа» к «пряникам».

Наказание за ошибки – это самая большая ошибка

Ни в коем случае не нужно внедрять систему наказаний в процессе обучения ребенка чему-либо. Наказание за ошибки – это самая большая ошибка в воспитании детей. Ошибки – это неотъемлемая часть процесса обучения. Если их не совершать, невозможно создать что-то интересное и необычное. Именно из-за того, что сначала родители, а потом и школьная система воспитывают у детей страх перед ошибками, мир страдает от нехватки креативных людей с хорошо развитым творческим воображением.

Если использовать только «пряник»

С помощью одних только «пряников» и «зефиров» тоже вряд ли получится воспитать полноценную, гармоничную личность, так же как и при диете, основанной на одних только сладостях, невозможно дать организму все необходимые для его жизнедеятельности питательные вещества.

При такой дрессировке ребенок приучиться совершать хорошие поступки только в том случае, если за этим последует определенное вознаграждение. Лучше уж дарить детям подарки без особого повода и на праздники, чем приучать их к товарно-денежным отношениям с родителями, при которых они будут «хорошими» только ради денег и различных семейных привилегий. Гораздо важнее материального поощрения за правильное поведение может оказаться поддержка ребенка во всех его позитивных начинаниях, даже если они очень далеки от жизненных интересов родителей.

Можно обойтись и без этого

Естественно, метод «кнута» и «пряника» подходит не для всех детей. Каждый ребенок обладает сугубо индивидуальными особенностями, и кому-то действительно нужны наказания и поощрения, а кому-то — просветительские беседы. Кто-то окажется настолько умным, что при достижении сознательного возраста сам все поймет без какой-либо дрессировки.

Когда ребенок станет достаточно взрослым, чтобы осознавать то, что он делает, ему нужно предоставить свободу выбора, чтобы он совершал хорошие поступки, и старался избегать плохих по собственной воле без какого-либо принуждения со стороны системы «кнута» и «пряника».

Сделать эффективным процесс понимания ребенком того, что такое хорошо, и что такое плохо можно и без «кнута» и «пряника». Для этого нужно постоянно вести с ним большую культурно-просветительскую работу, используя собственный пример и лучшие образцы мировой литературы и кинематографа. Конечно, это гораздо сложнее, чем дать ребенку подзатыльник или вручить денежную премию за хороший поступок. Но кто сказал, что воспитание детей – это просто?

На примере лучших образцов мирового искусства, объясните ребенку, когда он достигнет сознательного возраста, что обижать слабых – это плохо, что помогать им,и защищать их – это хорошо, и т.д.Этот метод гораздо лучше будет способствовать воспитанию свободной, независимой, гармоничной личности, чем «кнуты», «пряники и другие орудия системы наказаний и поощрений.

кнут или пряник?. Как вырастить сына. Книга для здравомыслящих родителей

Глава 4

Воспитание: кнут или пряник?

Длинноносый мальчик из сказки, помнится, крайне отрицательно относился к воспитательным поползновениям одной своей знакомой с голубыми волосами. Воспитательный эксперимент этой юной Мальвины полностью провалился, о чем свидетельствовало заключение Буратино в темный чулан. Так сказать, в целях исправления. Сказка, конечно, но самое удивительное, что сценарий этой сказки повторяют тысячи родителей из года в год.

Сценарий этот довольно незатейлив и включает, в общем, всего три действия.

Действие первое: родители вдруг обнаруживают, что их чадо выглядит несколько запущенным в плане воспитания, и принимают в целом мудрое решение начать воспитательный процесс.

Действие второе: сам воспитательный процесс, стремительный и нежданный – как самум в пустыне Сахара. Начинается обычно внезапно и практически непредсказуемо для ребенка. Не имеет четкого плана и цели. Носит скорее разрушительный, нежели созидательный характер. Как правило, заканчивается полным провалом. То есть, попросту говоря, ребенок либо отказывается выполнять требования родителя, демонстрируя полное неприятие воспитательных мер, либо тихо саботирует процесс. В итоге наступает третья, заключительная фаза стихийного воспитания.

Действие третье: «разборка полетов». Как правило, виновным назначается объект воспитания, то есть сам ребенок. Естественно, не обходится и без заслуженного наказания – символического (впрочем, иногда совершенно реального) чулана. Занавес. Зрители уходят, актеры готовят новый спектакль.

Несмотря на то, что сценарий этот целиком переписан из известной сказки, он реально повторяется во многих семьях, в самом что ни на есть настоящем «реале». Более того: боюсь, что именно этот вариант «воспитания» и остается у многих единственно возможным.

А вообще – какое оно бывает, это самое правильное воспитание?

Насчет «самого правильного» не скажу – не знаю. Но воспитательных методик, тактик и систем превеликое множество. И даже беглое ознакомление с ними может основательно утомить и, что гораздо хуже, дезориентировать. То есть привести родителя к состоянию тихого помешательства, когда он не сможет не то что выбрать нечто свое, но и вообще найти какие-то единые решения в порой весьма противоречивых воспитательных советах.

Как не слишком большой поклонник каких-либо систем и методик, я предпочитаю не ограничиваться какими-либо жесткими направлениями. Живое, в общем-то, тем и отличается от мертвого, что пребывает в движении. И движения эти порой не вписываются ни в какие рамки. Однако некоторые общие правила – даже, скорее, не правила, а находки, облегчающие жизнь и общение с нашим парнем, – могут нам все же пригодиться. Посему, как говорится, «в общих чертах».

Не воспитывать своего ребенка мы не сможем в принципе. Мы можем вовсе не обращать на него внимания – и тем не менее все равно будем заниматься воспитанием. То есть воздействовать на него – своим поведением, к примеру. Глубоко ошибаются те родители, которые считают, что «воспитание» – это нотации и нравоучения. Отнюдь. Воспитание – это любое воздействие на ребенка. Любое. Взгляд. Поступок. Слово. Ситуация. Все что угодно. Глядя на нас, наш мальчик обязательно будет делать свои выводы – может быть, просто бессознательно. И обязательно будет «воспитываться». Другой вопрос, насколько нам впоследствии понравятся плоды такого «воспитания».

Так что иной раз не мешало бы направить процесс в нужное нам русло. И вот тут вырисовываются два основных пути.

Первый – это воспитание жесткое, строгое, практически диктаторское.

Второй – напротив, подразумевает мягкость, большую степень свободы и самостоятельности ребенка, а также позицию родителя как товарища, а не начальника.

Что включает в себя жесткое воспитание?

В первую очередь, это строгая дисциплина. Достигается она порой не слишком популярными методами: наказанием (в том числе и физическим), неусыпным контролем, постоянными нотациями и нравоучениями, «накачиванием» пресловутого родительского «авторитета», который не в последнюю очередь базируется на страхе.

Жесткое воспитание требует от родителя минимум творческих усилий, зато максимум физических. А как иначе, если приходится (по крайней мере, на первых порах) контролировать каждый шаг своего чада. Базируется этот тип воспитания на нескольких китах, или правилах, нарушать которые детям строго не рекомендуется. Формулируются эти правила примерно так.

1. Родитель всегда прав. Если родитель не прав, смотри пункт первый.

2. Папа (или мама) сказал – нужно сделать. Если не согласен с приказом – сначала выполни, потом возмущайся.

3. Обязательно наличествует набор обязанностей (или, если хотите, повинностей), которые обязан выполнять каждый член семьи.

4. Четко прописано, что такое «хорошо», а что такое «плохо». За «хорошо» можно получить конфетку, за «плохо» – вполне вероятно – ремня.

5. Лишнее свободное время – враг порядка. Поэтому без работы (необязательно полезной) никто сидеть не будет.

В принципе, подобная воспитательная практика при умелом подходе очень скоро приносит свои плоды. Со стороны семья, где практикуются диктаторские меры воспитания, выглядит достаточно неплохо: дети послушны, приучены к труду и ведут себя более или менее прилично. В доме, как правило, порядок, вещи лежат по своим местам, все прибрано и производит впечатление системы.

Что, собственно, дает жесткое воспитание?

• Четкость и простые алгоритмы, что и как делать;

• дисциплину и относительный порядок;

• освобождение родителей от необходимости ломать голову над сложными педагогическими проблемами;

• контроль над поведением своих детей;

• и, в качестве приятного бонуса, ощущение себя настоящим боссом.

Мягкое воспитание не подразумевает строгого контроля, дисциплины и обязательного исполнения каких-либо правил. Основные инструменты родителей «мягкого стиля» – уговоры, договоренности, личный пример. Иногда – откровенный подкуп и простой, но подчас весьма эффективный прием, именуемый «дави на жалость».

В отличие от жесткого метода, здесь предполагается большая творческая активность родителя. То есть приходится ежедневно ломать голову над тем, как выйти из той или иной ситуации. Ведь как ни крути, семейная жизнь полна не только улыбок и отдыха, но и каждодневных, рутинных, а порой и откровенно нелюбимых занятий. Домашние задания, уборка своей комнаты, постели, вещей; одевания-раздевания, помощь по дому, вынос мусора – да мало ли есть того, что не хочется, но «надо». Как быть, если слово «заставить» в этой семье стараются даже не произносить? Загадка…

В мягком воспитании тоже есть свои правила, хотя они и существенно отличаются от правил воспитания жесткого. Правила эти могут быть сформулированы следующим образом.

1. Главное – интересы ребенка. Задача родителя – не ущемить, не обидеть, не надавить.

2. Наказанием мы воспитываем раба, потому – только уговоры и сотрудничество.

3. Максимум свободы и минимум ограничений – секрет истинного воспитания.

4. Если что-то пошло не так, ищи причину в себе, а не в ребенке.

5. Тотальный контроль убивает самостоятельность.

Мягкая методика не столь скоро дает результаты, как жесткая. Иногда кажется, что мягкое воспитание – это вовсе никакое не воспитание, а сплошное попустительство и воспитательная беспомощность. Однако это не совсем так. В мягком воспитании, равно как и в жестком, есть свои плюсы, и эти плюсы довольно значительны.

• Мягкое воспитание на самом деле воспитывает самостоятельность;

• как правило, сохраняет теплые и дружественные отношения в семье;

• в потенциале дарит большую свободу детворе;

• позволяет «освободить руки» от тотального контроля;

• практически исключает стрессы наказаний.

Какой тип воспитания лучше? Интеллигентный родитель воскликнет: «Что за вопрос! Конечно – мягкий!» Всем известно, что бить ребенка нельзя, наказывать – вредно, а приказывать – значит убивать инициативу. Конечно-конечно, лучше с добром и улыбкой. Кто спорит? Однако далеко не все так однозначно. Жизнь в целом и воспитание в частности – довольно динамичные понятия. Зачастую они не вкладываются ни в какие рамки. В иных ситуациях самое эффективное и даже гуманное решение может быть одновременно и самым жестким. Иным детям просто необходима твердая рука. И порой мы просто задыхаемся от отсутствия элементарного порядка и дисциплины. Поэтому однозначно что-то отбрасывать, пытаясь соблюсти «чистоту эксперимента», зачастую не просто неумно, но и опасно.

А теперь внимание, вопрос: какой тип воспитания практикуете вы? Даже скорее так: какого типа воспитания у вас больше – жесткого либо мягкого?

Чтобы было легче определиться, попробуйте ответить на вопросы импровизированной анкеты. Вопросы в ней простенькие, и, думаю, классификация ответов не будет для вас большой загадкой.

1. Нужно, чтобы ребенок что-то сделал. Вы:

а) просто прикажете;

б) попробуете убедить его в необходимости работы;

в) выполните поручение сами.

2. Выбирая вашему мальчишке новый костюм, вы:

а) берете то, что считаете нужным;

б) советуетесь с сыном;

в) покупаете только то, что он выберет сам. 3. Деньги на карманные расходы:

а) если и даете, то только на конкретные покупки под строгим контролем;

б) регулярно выделяете определенные суммы;

в) считаете, что ребенок не должен ни в чем себе отказывать, со всеми вытекающими…

В принципе, даже этих трех вопросиков будет достаточно, чтобы составить картину вашего стиля воспитания. Наверное, мои комментарии будут излишними, однако все же для пущей ясности поясню: ответы под буквой «а» есть ярко выраженные представители «жесткого» стиля воспитания.

Те, которые скрываются под буквой «б», представляют собой «мягкий» стиль в его довольно умеренном виде.

А вот буква «в» однозначно указывает не просто на слишком мягкий стиль воспитания, а, скорее, на отсутствие какого-либо стиля вообще.

Определили свой стиль воспитания? Уже хорошо. Но какая нам от этого польза? Что, собственно, дает нам это знание?

Кое-что все же дает.

Зная свою манеру воспитания, можно взглянуть на себя «со стороны», увидеть сильные и слабые стороны и вовремя подкорректировать воспитательную политику.

В самом деле – зачем блуждать в трех соснах, когда многие пути уже пройдены до нас и их результаты давно известны?

Однако ближе к практике. Какие опасности и подводные камни подстерегают приверженцев жесткого воспитания?

Этих опасностей немало.

Говоря обобщенно, ни один, ни другой метод не являются идеалом в своем чистом виде. То есть воспитывать ребенка исключительно «жесткими» или исключительно «мягкими» методами не то чтобы не получится – это будет настоящим преступлением и против ребенка, и против самих приверженцев «чистоты» методики. То есть при применении «жесткого» метода в его, так сказать, чистом виде мы попадаем в порочный круг. Со временем тотальный контроль и система наказаний начинают нивелироваться, терять свой угрожающий потенциал. Для того чтобы как-то сохранить видимость порядка, приходится постоянно ужесточать наказания и усиливать контроль. Повторяю: постоянно.

Конечно, есть и другой вариант. Называется он «откручивание гаек». То есть время от времени мы позволяем своему чаду несколько больше, чем обычно. Как правило, периоды этой «оттепели» заканчиваются достаточно быстро: стоит ребенку расшалиться или выйти за строго ограниченные нами рамки, как тут же начинается новая волна «репрессий». Своеобразные отливы и приливы: шаг вперед – два шага назад. Впрочем, даже при таком варианте мало что меняется: необходимость усиливать контроль и совершенствовать методы наказания будет главной составляющей воспитания.

Естественно, такой подход ведет в тупик. Усиливать репрессии в отношении собственного ребенка – это, согласитесь, рецепт не для любого родителя. К тому же жесткие методы не слишком-то приветствуются окружением, и рано или поздно родитель, который слишком уж «зажал гайки», вынужден будет объясняться перед окружающими – начиная от классного руководителя и заканчивая участковым. Перспектива не из самых приятных.

И главное – ресурс репрессий не безграничен. Рано или поздно «резьба» срывается. И тогда родители сталкиваются с бунтом, безжалостным и беспощадным.

Однако это не единственная опасность жесткого воспитания.

Оно действительно убивает инициативу и самостоятельность. Опять-таки, речь идет о «чистом» жестком воспитании, когда другие варианты, кроме безусловного подчинения ребенка родителю, не рассматриваются. К счастью, такая воспитательная система встречается нечасто.

При жестком диктате родителей нашему мальчишке ничего не остается, как тупо исполнять то, что прикажут, а любые проявления инициативы не то чтобы являются наказуемыми – просто проявлять инициативу не возникнет никакого желания. На выходе мы получаем весьма посредственного исполнителя, но никак не творца.

Впрочем, это сухая теория. На практике же, к счастью, не все зависит от родителей. И зачастую в семье с самыми что ни на есть тоталитарными методами воспитания могут вырасти весьма креативные детишки.

Слишком жесткое воспитание порождает конфликт поколений. Дети и родители в таких семьях по разные стороны баррикад, а это обязательно накладывает свой отпечаток на отношения между ее членами. По крайней мере, поддерживать теплые и доверительные отношения с ребенком, которого регулярно наказываешь, довольно сложно. Хотя, как показывает жизнь, возможно и такое.

Может быть, «мягкое» воспитание будет лучшим выбором? Может быть. В определенных ситуациях – даже наверняка. Но далеко не всегда и не с любым ребенком.

Главная слабость «мягкого» воспитания в том, что оно рассматривает воспитательную работу практически исключительно с позиций ребенка, учитывая только его интересы. Но у любого, даже самого замечательного (а они все замечательные, потому что – наши) ребенка есть не только интересы, потребности и вполне разумные запросы, но и капризы, истерики, вспышки ярости, злости, проявления скупости и цинизма. Как быть с этим? Нет, конечно, можно и эти явления окрестить каким-нибудь умным красивым словцом и объявить «вполне нормальным явлением». Увы, если для ребенка это и «вполне нормально», то нам, взрослым, терпеть подобные выходки изо дня в день может быть не просто неприятно, но и весьма и весьма накладно, причем в различных планах.

Конечно, можно уговорить. Убедить. Показать на собственном примере. Задобрить или подкупить, в конце концов. И может быть, он послушается. Даже, вероятно, выполнит то, что мы попросим. А возможно, даже исправит свое поведение. Подкорректирует, как сказал бы современный школьный психолог. Вопрос в другом: сколько на это понадобится времени? Усилий? Терпения, наконец?

А если этого времени нет? А если силы уже на исходе? А если мы устали, раздражены, спешим, плохо себя чувствуем – а он не унимается? А ему – наплевать? Более того – как специально издевается над своей мамой (или папой?). Вот тут-то «мягкий» метод и дает свою слабину. Ибо в данном случае он вынуждает тянуться за ребенком, а не управлять им.

«Мягкая» метода сложнее жесткой. Родитель должен иметь в своем арсенале немало разнообразных средств, чтобы хоть как-то воздействовать на свое чадо. Впрочем, можно пустить все на самотек – и, как ни странно, воспитательный процесс не прекратится и в этом случае. Он только изменит свое направление. И теперь не родители станут воспитывать детей, а дети будут воспитывать своих родителей. Со всеми вытекающими, разумеется. Хотя и этот вариант иногда позволяет семье хоть как-то существовать.

Еще одним достаточно неожиданным недостатком «мягкой» (или лучше сказать слишком мягкой) методы воспитания является то, что она в известной мере лишает ребенка детства. Это утверждение лишь на первый взгляд кажется парадоксальным. На самом деле ничего необычного здесь нет. Детство – это не только шалости, свобода от большинства взрослых обязанностей и масса свободного времени (хотя с этим у современных ребят туговато). Детство, помимо всего прочего, включает в себя еще и вертикальную иерархию родитель – ребенок, и чувство уверенности в папе и маме, и ощущение мощного родительского тыла, которое дает ту искреннюю беззаботность, присущую только детству. Есть родители, которые решают, работают, карают и милуют. И есть дети. И между ними – четкое разграничение, позволяющее каждому оставаться в той роли, которую он играет в обществе. При слишком уж либеральном воспитании ребенок не ощущает себя ребенком – ибо не видит четких границ, поставленных родителями. Поэтому он зачастую вынужден играть недетские роли, мучительно подыскивая свое место в семье.

Как ни странно, но родительское «нельзя» необходимо ребенку ничуть не меньше, чем «можно».

Отчего так происходит? Попробую проиллюстрировать это простым примером. Представим себе, что мы собираемся переплывать реку. Прикидываем расстояние до противоположного берега. Нащупываем дно под ногами. Оцениваем температуру воды. Наконец, рассчитываем свои силы и принимаем решение – плыть или нет.

А теперь представим, что нам завязали глаза и просто приказали – «плыви». Каково?

Какое отношение имеет эта история к родительским запретам и ограничениям? А самое прямое. Ребенок, которому позволяют все, для которого существует только слово «можно» и слово «хочу», подобен пловцу с завязанными глазами. Он не видит берегов, не видит границ. Не понимает, куда плывет и как далеко придется плыть. Он дезориентирован. Родительские «нельзя» как раз и являются теми ориентирами, которые четко ставят границы: вот это – твоя территория. Вот это – твои «берега». Дальше «заплывать» – пока нельзя.

Капризничая, не слушаясь, нарушая запреты, наш мальчик на самом деле проверяет маму с папой: а сколько можно? Уже «нельзя» или еще чуть-чуть «можно»? А если свернуть в другую сторону, то что будет? Он не просто бунтует – он вопрошает. Не клянчит себе больше льгот и свободы, а именно спрашивает: где они – границы «можно»? И вместо четкого ответа довольно часто попадает в болото глупых родительских уступок. Болото, в котором чрезвычайно трудно нащупать так необходимое ему твердое дно… Пловец с завязанными глазами. Что чувствует он, барахтаясь в полной темноте и неведении?

Впрочем, хватит лирики. Надеюсь, читатель сделал для себя вывод и оценил прелести той или иной формы воспитания. Может быть, даже выбрал для себя один из стилей.

А может быть, и не стал выбирать. Потому что есть вариант третий, некий срединный путь между этими крайностями. В самом деле, если крайние формы порождают весьма негативные последствия, то вполне разумно от этих крайностей отказаться.

Почему бы не комбинировать оба стиля? Они вовсе не исключают друг друга. Более того, каждый из этих стилей взаимно дополняется другим. И конечный результат этой комбинаторики (хотя о конечном результате в воспитательном процессе говорить как-то не совсем верно) может быть довольно привлекательным.

То есть: используйте тот стиль, который ближе вашему мировоззрению. Однако не стоит бросаться в крайности. И всегда помните: диктатуру иной раз очень полезно «разбавлять» либерализмом, и наоборот – в иных ситуациях самым лучшим выходом будет проявить родительскую твердость.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

К истории «кнута» и «пряника» в воспитании детей

К истории «кнута» и «пряника» в воспитании детей

Перемены происходили постепенно – и по мере отмены публичных физических наказаний для взрослых, и в результате изменения взрослого взгляда на природу ребенка. С XVII-XVIII вв. ребенок постепенно перестает восприниматься преимущественно как «недоразвитый, незрелый» взрослый. Новое время ознаменовалось «открытием детства» в культуре: признанием за детством социальной и психологической ценности, уникальности, интересом к ребенку как к личности. Вот тогда-то и стало нарастать неприятие физического наказания как метода воспитания. С этих пор «кнут» мучительно переживается не только ребенком, но и взрослыми.

Вспомним Н. Гарина-Михайловского, давшего литературное отражение этого процесса. Из повести «Детство Темы»:

«Двери кабинета плотно затворяются. Мальчик тоскливо, безнадежно оглядывается…

Он глотает слюну, чтобы смочить пересохшее горло, и хочет говорить прочувствованным, убедительным тоном:

– Милый папа, я придумал… я знаю, что я виноват… Я придумал: отруби мои руки!… Милый мой, дорогой, голубчик… Папа! Папа! Голубчик… Папа, милый папа, постой! Папа?! Ай, ай, ай! Аяяяй!..

Удары сыплются. Тема извивается, визжит, ловит сухую, жилистую руку, страстно целует ее, молит. Но что-то другое рядом с мольбой растет в его душе. Не целовать, а бить, кусать хочется ему эту противную, гадкую руку.

Ненависть, какая-то дикая, жгучая злоба охватывает его. Он бешено рвется, но железные тиски еще крепче сжимают его.

– Противный, гадкий, я тебя не люблю! – кричит он с бессильной злобой.

– Полюбишь!

… С помертвелым лицом ждет мать исхода, сидя одна в гостиной. Каждый вопль рвет ее за самое сердце, каждый удар терзает до самого дна ее душу…

Мучительная боль пронизывает мать. Горьким чувством звучат ее слова, когда она говорит мужу:

– И это воспитание?! Это знание натуры мальчика?! Превратить в жалкого идиота ребенка, вырвать его человеческое достоинство – это воспитание?!»

Сегодня для родителей уже очень важно не просто контролировать поведение детей, но поддерживать с ними эмоциональную близость, включенность в детские переживания, осмысливать взаимоотношения с детьми. Это очень важно и нужно. Но опрометчивое следствие этого – крен в сторону «пряничного» детства, избегания наказания как такового, в любой форме. Наказывая, современные родители склонны испытывать сильное чувство вины.

Между тем, наказание нельзя выкинуть из списка положительных методов воздействия на ребенка. Если использовать его правильно, оно может принести добрые плоды в сердца наших детей. «Кнут» как метод наказания – вовсе не исключительно физическое воздействие. «Кнут» – когда родители доносят до ребенка свое огорчение от его проступка. «Кнут» может быть и в форме лишения ребенка каких-либо удовольствий. «Кнут» – когда ребенка за серьезную провинность ставят в угол, отправляют в другую комнату, не разговаривают с ним.

Отказывая же себе в праве на наказание, рано или поздно взрослые сталкиваются с кошмаром неуправляемого детского поведения. Чтобы этот кошмар предотвратить или укротить, нужны и «кнуты», и «пряники» – наказания и поощрения. Традиционное поле запретительной этики во взаимоотношениях с потомством становится для современных родителей своеобразной terra incognita, которую нужно заново открывать и осваивать. Не случайно читательские бестселлеры нашего времени – книжки с красноречивыми названиями «Когда ваш ребенок сводит вас с ума» (Э. Лешан), «Дети: границы, границы» (Г. Клауд, Дж. Таунсенд), «Хочу или надо?» (А. Рогозянский). Метод «кнута и пряника» помогает взрослым учиться устанавливать перед детьми и держать границы дозволенного, отражать детский натиск и провокации. Переусердствование «кнутом», равно как и «пряником», в родительских руках ведет в итоге к разрушению доверия и любящих отношений. Крайности всегда и везде нехороши.

Но вот что особенно важно в воздействии на наших детей – это слово родителей. Слово – это всегда риск. Потому что оно не обещает быстрых ответных реакций, как «кнут» и как «пряник». Слово – это умение разговаривать с детьми, подкрепляемое последовательными действиями и родительским примером. Слово поддержки, вразумления, одобрения, порицания. Слово, которое донесет до ребенка переживания родителей по поводу его поведения, их огорчения и радости. Слово, помогающее разобраться в том, что происходит в его душе. Слово как реакция на мелкие проступки. Слово как поощрение хорошего поступка, выражения любви и ласки.

И помоги нам, Господи, всем этим разумно распорядиться.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

Мотивация детей без кнута и пряника

Что движет подростком? Ответ довольно прост: забавные вещи. Друзья, фильмы, музыка, друзья, электронные устройства и социальные сети, друзья, спящие и друзья.

Что не мотивирует подростка? Это тоже легко: что-нибудь скучное. Это будет уборка, учеба, практика на музыкальных инструментах, упражнения …

Поскольку мы пытаемся мотивировать подростков делать больше скучных вещей, самый простой подход, который мы можем использовать, — это кнута и пряника.Мотивация быстрого решения проблем, основанная на поощрении и наказании, означает, что вы отменяете привилегии, когда ваши дети не делают то, что им говорят, и вы даете им бонусы, когда они это делают. Если дети не выполняли свои обязанности по дому, они не получают свои электронные устройства. Если они сделали свою работу по дому, они получают карманные деньги (а также устройства и т. Д.). Теоретически это могло работать нормально. Но родители каждый день пытаются воплотить это в жизнь.

Большинству родителей приходится постоянно напоминать, ворчать и уговаривать своих детей о том, что они должны делать.Приходится угрожать лишением привилегий вроде бы каждые пять минут. Они должны убедиться, что порученные задания были выполнены — и все они выполнены правильно! Другими словами, хотя теоретически подход кнута и пряника кажется простым, на практике он вызывает боль в спине и требует ежедневного (или ежечасного) присмотра.

Поощрение и наказание детей на основе их действий может дать понять, что наша любовь условна.

Альфи Кон в своей провокационной книге « Punished by Rewards » выделяет несколько других проблем, связанных с подходом кнута и пряника:

Во-первых, обещание награды — это также обещание наказания. В каждом обещании привилегии подразумевается угроза того, что привилегия или награда могут быть отобраны. Когда мы говорим нашим детям, чтобы они выполняли работу по дому, чтобы получить золотую звезду в таблице, или карманные деньги, или пароль Wi-Fi, мы неявно угрожаем, что, если они решат не выполнять эту работу, они будут наказаны. (Кстати, именно поэтому многие из нас дают обещание.)

Во-вторых, использование поощрений и наказаний вредно для ваших отношений. Дети часто понимают, что награда означает одобрение, а одобрение означает любовь.Таким образом, поощрение и наказание наших детей на основе их действий может дать понять, что наша любовь условна. Так ли это или нет, они воспринимают это именно так. А когда дети понимают, что их не любят, они, как правило, делают неправильный выбор и изо всех сил пытаются процветать.

В-третьих, игнорирует причины! Когда мы используем награды и наказания в качестве наших основных мотивационных modus operandi , мы не можем распознать причины , по которым наш ребенок может не иметь мотивации.Награды и наказания — это уловки, которые можно быстро исправить. Нам нужно работать в корне проблемы, а не замалчивать ее быстрым решением. Опыт учит нас, что быстрые исправления отменяются, а проблемы возникают снова, зачастую даже хуже, чем вначале.

В-четвертых, внутренняя мотивация подрывается. Обещание добра (или угроза) снимает фокус с задачи и ставит ее на результат. У наших детей нет мотивации к этой задаче. Они заинтересованы в вознаграждении или хотят избежать наказания, поэтому приложат минимальные усилия.Они будут делать только то, о чем вы просите, если им обещано вознаграждение (или избежание наказания), и по мере того, как они прилагают меньше усилий и становятся еще менее мотивированными, вознаграждение должно увеличиваться.

Вместо того, чтобы использовать кнут и пряник, постарайтесь вселить в ребенка мотивацию.

Итак, что вы будете делать вместо этого?

Вместо того, чтобы использовать кнут и пряник, постарайтесь вселить в ребенка мотивацию. Это медленный процесс, который вы развиваете, разговаривая с детьми и подавая им отличный пример.

Давайте посмотрим на несколько общих областей, вызывающих озабоченность. Во-первых, скажите, что ваш подросток не хочет учиться. Пусть они посмотрят на картину в целом. Спросите: «Кем вы хотите быть / делать / иметь?» Как только у них появится видение будущего, вы отправитесь в путь. Задание по математике может не иметь прямого отношения к тому, чтобы стать ветеринаром, но оценки по математике повлияют на то, что они могут посещать, поэтому над этим стоит поработать. Экзамен по биологии может оказаться бесполезным для вашей дочери, которая хочет стать пилотом, но это повлияет на ее средний балл, поэтому стоит затраченных усилий.

Если у вашего подростка еще нет конкретных академических или карьерных целей, узнайте, что его интересует. Поощряйте их работать волонтерами на ипподроме, в гараже для механиков, в конной школе или музыкальном магазине. У наших детей есть сильные стороны. Направляйте их к этим возможностям, и они будут мотивированы.

Еще одна распространенная проблема для родителей — это заставить подростков убирать свои комнаты и собирать вещи за собой. Для большинства подростков чистота просто не важна. Это не значит, что им не нужно убирать.Так что поговорите. Подберите его с точки зрения ваших ценностей и их ответственности. Дайте им понять, что вы платите за то, чтобы они жили в вашем доме, и, хотя вы не ожидаете совершенства, вы ожидаете минимального стандарта. Вместе обсудите, что это за минимальный стандарт и как его достичь. Если мы четко и заранее сформулируем ожидания, мы сможем продолжать работать с нашими детьми для достижения согласованных результатов. У подростков может никогда не быть особой внутренней мотивации, но они могут получить чувство вклада, а не права.

Помните также о силе признательности. Когда дети сделают, как их просили, дайте им понять, что вы им благодарны. Укажите на то, что вы видите и что это заставляет вас чувствовать. Это очень мотивирует детей любого возраста: всем нам нравится слышать, что мы сделали кого-то счастливым или благодарным.

Третьим источником конфликтов с детьми могут быть упражнения. Но даже дети, которые не занимаются спортом, могут получать удовольствие от упражнений. Как и в академической работе, вам просто нужно найти их сильные стороны.Некоторые люди занимаются спортом только в социальных сетях, поэтому командные виды спорта могут работать хорошо. Некоторых людей просто нужно измерить, чтобы они могли отслеживать свой прогресс (по расстоянию, времени, частоте пульса, весу и т. Д.). Измеряйте их прогресс, и по мере того, как дела улучшаются, успех будет мотивировать.

Эти подходы могут потребовать больше усилий и постоянной корректировки, чем раздача вознаграждений и наказаний. Но исследование ясно: чем больше мы сможем способствовать автономии и внутренней мотивации наших детей, и чем меньше мы будем полагаться на нашу собственную силу (с помощью кнута и пряника), чтобы заставить их делать то, что мы хотим, тем лучше будут долгосрочные результаты. .

Д-р Джастин Коулсон является автором книги Что нужно вашему ребенку: создание семьи . У него и его жены шестеро детей. Найдите его на Facebook . Версия этой статьи впервые была размещена на kidspot.com.au.

Почему метод воспитания «кнута и пряника» не работает — ООО «Центр отцовства»

Мать решает пойти в торговый центр со своим двухлетним малышом. Прогуливаясь по торговому центру, они замечают магазин игрушек.В магазине игрушек малыш замечает какой-то предмет и начинает приставать к матери, чтобы она его купила. Мать говорит нет. Малыш начинает плакать и кричать. И все же мать говорит нет. К ужасу матери, плач и крики малыша усиливаются. Смущенная мать уступает и покупает товар.

Эта сцена разыгрывается по всему миру бесчисленное количество раз. (Возможно, вы были родителем более одного раза.) Покупка предмета матерью служила положительным подкреплением (давая что-то желаемое) плачу и крику ребенка.Мать научила ребенка, что в будущем ребенку нужно только плакать и кричать, и ребенок получит то, чего хочет. Таким образом, вероятность повторения плача и крика в будущем увеличилась.

В то же время это отрицательное подкрепление, так как оно устраняет что-то раздражающее мать (плач и крик ребенка). Это подкрепление, потому что ребенок научил мать, что в будущем матери нужно давать только то, что ребенок хочет, и ребенок прекратит нежелательные стимулы.Таким образом, увеличивается вероятность смягчения поведения матери в будущем.

И мать, и ребенок только что продемонстрировали закон эффекта Эдварда Торндайка, согласно которому, если действие приводит к желаемому результату, вероятность повторения этого поведения возрастает. Однако, если действие приводит к нежелательному результату, вероятность того, что такое поведение повторится в будущем, уменьшится.

Б.Ф. Скиннер расширил закон эффекта Эдварда Торндайка и вывел его из лабораторных исследований в мейнстрим, доказав его применимость для формирования человеческого поведения.Он утверждал, что поведение, которое поощряется (или вознаграждается), имеет тенденцию повторяться. А процесс, с помощью которого человек узнает, какое поведение он должен и не должен повторять, называется оперантным условием.

Оперантное условие было modus operandi родителей на протяжении поколений. Однако существует проблема: «Дети, ожидающие вознаграждения за свое занятие, с меньшей вероятностью будут заниматься тем же занятием позже, чем те, кто был внутренне мотивирован». (Леппер, Грин, Нисбетт, 1993)

Наказание

В отличие от подкрепления, которое увеличивает вероятность повторения поведения в будущем, наказания служат для уменьшения нежелательного поведения.Подобно подкреплению, существуют положительные и отрицательные виды наказаний. Положительное наказание — значит дать что-то нежелательное, что снижает вероятность повторения такого поведения. Самая распространенная форма положительного наказания — это причинение боли, например, порка. Отрицательное наказание — это когда что-то желаемое отбирается, чтобы уменьшить вероятность повторения поведения, такого как лишение привилегий или чего-то, что нравится ребенку.

Наказание всегда присутствует на другом конце требования.Когда я делаю требование, его основной посыл заключается в том, что единственное, что имеет значение, — это то, что я добиваюсь своего. Если я этого не сделаю, а у меня есть возможность, я накажу тебя. Если я это сделаю, я тебя награжу. Один супруг может наказать другого, если его требование не выполняется, и это может проявляться в форме холодности, грубости или хмурого взгляда. Дети могут чувствовать, когда их родители недовольны ими. Изменение тона голоса. Тонкое отстранение от любви и привязанности. Дети получают это в качестве наказания.

Наказания приводят к эскалации конфликта и прекращению обучения. Они вызывают реакцию борьбы или бегства, а это означает, что сложное мышление в лобной коре головного мозга темнеет и срабатывают основные защитные механизмы. Наказания заставляют нас либо бунтовать, либо стыдиться, либо гневаться, подавлять свои чувства или выяснять, как не попасться.

Наказание ведет к стыду, а «чувство стыда является первичной или конечной причиной любого насилия, будь то по отношению к другим или к себе». (Гиллиган, 1996: 110)

В то время как воспитание детей посредством поощрений и наказаний может заставить ребенка делать то, что вы хотите, ребенок не научится решать проблемы или саморегулироваться.Это также не приведет к построению родительско-дочерних отношений.

Вернемся к отчаявшейся матери и кричащему ребенку в торговом центре. Возможно, эта мать могла бы смягчить эту неприятную ситуацию, применив «тайм-аут». Еще лучше, она могла бы научиться быть эмоциональным тренером для своего ребенка.

Кнут и пряник теперь старые шляпы

Было время, когда награды и наказания были основой усилий большинства родителей по воспитанию своих детей. Формула была довольно простой — поощрять позитивное, просоциальное, уступчивое поведение каким-то «пряником» или подкреплением; и наказывать за неуместное, антиобщественное и несоответствующее поведение с негативными последствиями.

Более просвещенные формы этого базового подхода включали такие предостережения, как «лови их хорошими», чтобы подчеркнуть важность сосредоточения внимания на возможностях поощрения или подкрепления положительного поведения, а не на «родительском» взаимодействии, прежде всего, когда ребенок плохо себя ведет. Фактически, многие авторитеты в области изменения поведения рекомендовали по крайней мере четыре положительных взаимодействий на каждые одного отрицательных взаимодействий между родителями и детьми.

Они сделали это на основе исследования, которое показало, что долгосрочные последствия негативных взаимодействий (особенно злых, неодобрительных взглядов и действий) могут принести больше вреда, чем пользы. Например, некоторые дети могут быть убеждены (сознательно или бессознательно), что единственный способ привлечь внимание родителей — это плохо себя вести! В таких случаях благие намерения улучшить поведенческие паттерны ребенка на самом деле приводят к его ухудшению. Дети ДОЛЖНЫ иметь внимание и так или иначе получат его.Некоторых детей настолько разочаровывают родители, которые сосредотачиваются только на их «плохом» поведении, что они просто отказываются от попыток доставить им удовольствие. Это как если бы они пришли к убеждению: «Если я не смогу быть вашим лучшим ребенком, я буду вашим лучшим худшим ребенком».

Теперь, однако, наша база знаний в отношении управления тревожным поведением далеко вышла за рамки старых «кнута и пряника». Передовой подход к работе с шаблонами ненадлежащего поведения состоит в проведении функционального анализа поведения, который затем приводит к разработке плана поддержки позитивного поведения.

Теперь пусть вас не пугают эти причудливые словечки. На самом деле это так же просто, как ABC. Но мы вернемся к этому через мгновение. Во-первых, важно знать, что «эволюция» наших подходов к управлению проблемным поведением произошла в результате «революции» в наших представлениях о причинах такого поведения.

Образ мышления «старой школы» был «поверхностным». Все, что для этого требовалось, — это систематически обращать внимание на наблюдаемое поведение и затем реагировать либо с положительными, либо с отрицательными последствиями.А затем, если все было сделано правильно, были взяты данные, чтобы определить, изменилась ли модель поведения по сравнению с «базовыми» уровнями. Теперь он заменен более изощренным «глубинным» подходом. Новый и гораздо более эффективный подход по-прежнему основан на наблюдении и сборе данных. Однако за сбором данных стоит более гуманный мотив.

Теперь мы знаем, что любое поведение имеет смысл и выполняет какую-то «функцию» для человека. Фактически, то, что мы считаем плохим поведением, можно рассматривать как средство общения ребенка.То есть ребенок пытается удовлетворить какую-то важную потребность; и поведение представляет его или ее лучшее предположение о том, как это сделать.

Исследования в области управления поведением выявили четыре основные функции поведения. Их легко запомнить по аббревиатуре SEAT. «S» обозначает сенсорные потребности. Эксперты, работающие с детьми, у которых наблюдаются расстройства поведения, обнаружили, что многие из них демонстрируют вызывающее беспокойство поведение либо для получения БОЛЬШЕ сенсорной стимуляции, либо из-за того, что они перегружены СЛИШКОМ БОЛЬШОЙ сенсорной информацией.Сенсорный ввод может быть визуальным, слуховым, тактильным (прикосновение) или кинестетическим (движение).

Большинство родителей отметили, что, хотя некоторые дети любят, когда их обнимают, сжимают, подбрасывают в воздух, раскачивают на качелях, подпевают и восхищаются всевозможными интенсивными слуховыми и визуальными раздражителями; другие очень обеспокоены теми же сенсорными сигналами и протестуют голосом или поведением. Я видел, как многие маленькие дети закрывают уши в шумной обстановке, сопротивляются прикосновениям или крепким объятиям; и бегать, крича, из чрезмерно возбуждающих мест, таких как Чак Э.Сыр или игровая площадка Макдональдс.

Возможно, ваш ребенок либо «сенсорный искатель», который жаждет и ищет очень стимулирующих людей, места и занятия; или «сенсорный избегающий», которому становится неуютно рядом с определенными людьми, в определенных местах или во время определенных занятий. У меня были случаи, когда родители беспокоились о том, почему ребенок не любит бабушку. После анализа выяснилось, что ребенок очень чувствителен к запахам и химическим веществам и не может находиться рядом с духами бабушки без головной боли.

Моя собственная дочь была очень чувствительна к определенным прикосновениям, когда была маленькой. Некоторое время у нас были «баталии» по утрам, когда она одевала ее в школу, потому что она не хотела носить некоторые из милых нарядов, которые мы для нее выбрали. Первоначально мы думали, что это «борьба за власть», и что она намеревалась объявить о своей независимости. Затем мы поумнели и согласились с тем, что она просто пыталась поведенчески «сказать нам» (потому что она еще не была достаточно взрослой, чтобы объяснить это устно), что ей неудобно — особенно с рюшами на шее и какой-либо тугой резинкой на руках или талия (даже ОшКош Б’Гош !!!).Итак, когда мы уделили внимание «функции» ее поведения (т. Е. Избегать определенных сенсорных ощущений) и позволили ей просто носить свободные хлопковые платья, битвы были окончены! Они никогда не имели отношения к провозглашению независимости «власти» или «ты мне не хозяин».

Буква E в SEAT означает «побег». Многие формы поведения — это способ ребенка избегать определенных нежелательных людей, мест или занятий. Однажды я работал со студентом, у которого постоянно возникали проблемы в классе.После сбора некоторых простых данных наблюдений стало очевидно, что основная «закономерность» заключалась в том, что он действовал примерно в 10:30 утра. Когда я брал у него интервью, я обнаружил, что он был очень слаб в математике и «ненавидел» этот предмет. По совпадению, его учитель назначал занятия по математике каждое утро примерно в 10:30.

Как только я определил, что «функция» его недостойного поведения заключалась в том, чтобы «избежать» потенциального затруднения быть идентифицированным сверстниками как «тупой» (его слово), все, что мне нужно было сделать, это дать ему понять, что теперь я понял « коммуникативное намерение »его недостойного поведения.Мы с ним встретились с его учителем и родителями наедине. Мы заверили его, что учитель никогда не вызовет его в классе, если он не поднимет руку и не будет уверен, что знает правильный ответ. Мы устроили «секретный сигнал» между ним и его учителем, чтобы она знала, когда он «потерялся» во время группового обучения. Мы усадили его рядом с «товарищем по учебе» (хорошо разбирающимся в математике) и разрешили им говорить в любое время, когда он не понимает концепцию. Учитель вызвался встретиться с учеником до или после школы, чтобы уточнить концепции, если он этого попросит.Родители решили нанять репетитора по математике. Подрывное поведение полностью исчезло!

Надо сказать, что учительница была в восторге от такого результата. Не только потому, что для нее это было меньше стресса, чем постоянное прерывание обучения, чтобы справиться с его деструктивным поведением; но еще и потому, что она чувствовала себя хорошим учителем — обращалась к реальной, основной причине поведения, а не просто обращалась к симптому с помощью «пряника» или «кнута».

Буква «A» в SEAT означает «внимание». Я не считаю необходимым приводить примеры того, как далеко пойдут некоторые дети, чтобы привлечь больше внимания. Фактически, это одна из самых больших «ловушек», в которую непреднамеренно попадают родители. Они уделяют единицы внимания плохому поведению (то есть крику, лекциям, предупреждению о страшных последствиях и т. Д.), Никогда не подозревая, что в каком-то смысле они непреднамеренно удовлетворяют потребность ребенка во внимании; и непонимание реальной «функции» плохого поведения ребенка.

Но не будем забывать, что может работать и наоборот. Некоторые дети плохо себя ведут, чтобы избежать определенных видов нежелательного внимания (подумайте о «родителях-вертолетах»). Хотя «функцию» такого поведения можно правильно рассматривать как избегание или «побег», это противоположно действию, чтобы привлечь внимание .

Наконец, буква «T» в SEAT означает «материальный». Некоторые дети плохо себя ведут, чтобы получить (или получить доступ) определенные вещи. Опять же, конкретные примеры не нужны, потому что родители имеют дело с потребностями детей в определенных продуктах, игрушках, электронных экранах и т. Д.все время. Единственный трюк, который нужно здесь освоить, — это НЕ регулярно расплачиваться за проступки, уступая и предоставляя (или разрешая доступ) желаемый «материал». Скорее, любой доступ к предпочтительным объектам или действиям должен предоставляться В РЕЗУЛЬТАТЕ (или в зависимости от) позитивного поведения. Я знаю … чтобы овладеть этим, нужно много практики!

Итак, как мы проводим простой «функциональный анализ», пытаясь понять, о чем говорит нам поведение — какие потребности ребенок пытается удовлетворить, участвуя в устойчивом паттерне нежелательного поведения? Как отмечалось выше, это так же просто, как A-B-C.
«А» означает «антецеденты». Это просто причудливый способ обратить пристальное внимание на то, что происходит ТОЛЬКО ДО того, как произойдет нежелательное поведение. Антецеденты (также называемые «установочные события») могут включать время дня, место, количество присутствующих людей, кто именно присутствует, голоден ли ребенок, устал ли ребенок и т. Д. .

«B» обозначает наблюдаемое «поведение». При выполнении функционального анализа важно быть очень конкретным при определении поведения, которое вы хотите понять.Например, легко отследить — на простом листе данных — сколько раз в день (в среднем) маленький Джонни бил свою сестру. Совершенно непросто задокументировать, как часто маленький Джонни злился, чувствовал разочарование или ревновал. Мысли и чувства не наблюдаемы.

Буква «C» означает «последствия». Здесь мы обращаем внимание на то, что произошло НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОСЛЕ того, как произошло нежелательное поведение. В результате (или следствие) поведения у ребенка была удовлетворена определенная потребность? Получил ли ребенок больше (или меньше) сенсорных входов? Удалось ли ребенку избежать некоторых нежелательных занятий, ожиданий или ответственности, таких как домашняя работа, работа по дому и т. Д.? Удалось ли ребенку привлечь много внимания одного или нескольких взрослых, одного или нескольких братьев и сестер, одного или нескольких друзей или одноклассников, кого-то в сети? Получил ли ребенок предпочтительную игрушку или доступ к предпочтительному занятию?

Когда антецеденты и последствия внимательно наблюдаются в течение определенного периода времени, это обычно проясняет, какова функция поведения. Следующим шагом является определение того, следует ли использовать «проактивный» подход, «реактивный» подход или и то, и другое.
Проактивный подход фокусируется на предшествующих событиях. Это просто означает, что мы пытаемся вообще предотвратить поведение, изменяя «установочные события», которые обычно предшествуют поведению. Если, например, мы узнали, что ребенок чрезмерно стимулируется слишком большим количеством сенсорных входов при использовании определенного устройства с экраном (например, iPad, DS, Wii, видеоигры, смартфон, компьютер и т. Д.), То проактивные Подход заключается в разработке рабочего семейного соглашения о том, сколько времени тратится на использование устройства (а), а также когда и где.Соглашение будет включать привлекательные альтернативы экранному времени, из которых ребенок может выбирать.

Видите ли, ребенок ведет себя неправильно, чтобы испортить вам день. Ребенок просто сообщает — поведением — что в этом возрасте он или она не может обрабатывать столько сенсорной информации. Функция поведения — сообщить вам об этом. Такое поведение не должно быть «наказано» (словесно, физически или иным образом), его следует понимать и «управлять».

Реактивный подход фокусируется на последствиях поведения.Это означает, что мы пытаемся ДЕЛАТЬ ЧТО-ТО РАЗНОЕ после того, как поведение происходит, чтобы предотвратить его непреднамеренное вознаграждение или подкрепление. Например, предположим, что вы установили ограничение на количество экранного времени, которое разрешено вашему ребенку. И, допустим, каждый раз, когда вы применяете это ограничение, у ребенка начинается истерика. Раньше вы начинали с того, что, по вашему мнению, было разумным обсуждением того, почему вы ограничиваете доступ к экрану (ам). Но ваша «разумная дискуссия» почти всегда превращалась в отпор, жаркий спор и истерику, которую вы не могли игнорировать.Это привело к тому, что вы повысили ставки и начали кричать, читать лекции и предупреждать о ужасных последствиях. Позже вы чувствовали себя виноватыми и стыдились себя за то, что «потеряли это» вместе со своим ребенком, и проявили какую-то компенсационную любовь, внимание или привязанность.

Теперь вы понимаете, что ваш ребенок получил ОЧЕНЬ много внимания в результате того, что бросил вызов вашим ограничениям. Кроме того, иногда это окупалось, потому что из-за обстоятельств, не полностью зависящих от вас, вы уступали и позволяли больше времени использовать устройство.Итак, в таких случаях ваш ребенок получил материальных наград за то, что устроил истерику.

Лучшей реактивной стратегией было бы просто последовательно СКАЗАТЬ, ЧТО ВЫ ЗНАЧИТЕ, ЗНАЧИТЬ, ЧТО ВЫ СКАЗЫВАЕТЕ, И ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО ВЫ ГОВОРИТЕ, ЧТО ВЫ СОБИРАЕТЕСЬ ДЕЛАТЬ. То есть вы приходите в конце отведенного времени, даете ребенку указание отключиться от экрана, напоминаете ребенку о заранее запланированных альтернативах экранному времени для развлечения и сохраняете твердость без обсуждений, споров или уступок.Вы бы проигнорировали истерику, позволив ей протекать без ожидаемого эффекта, и либо покинули бы присутствие ребенка, предпочтительно забрав устройство с собой. Таким образом, ребенок не получает «исправления» негативного внимания и не получает ощутимого вознаграждения за истерику. Сделав это несколько раз, ребенок «поймет», что вы достаточно сильны, чтобы сказать то, что вы имеете в виду, иметь в виду то, что говорите, и делать то, что вы говорите, что собираетесь сделать. ТАНТРУМЫ БУДУТ ОСТАНОВИТЬСЯ! В конце концов, они не работают, и дети быстро отказываются от поведения, которое не служит функции удовлетворения их потребностей.

Подводя итог, ведение простой диаграммы AB-C может привести к пониманию коммуникативной функции нежелательного поведения. Как только вы поймете, о чем ребенок «говорит»; какая потребность удовлетворяется (несколько незрелым способом), вы можете проявить творческий подход с помощью проактивных и реактивных стратегий, которые расширят ваши возможности как родителя; и избавит вас от раздачи морковок и размахивания палками.

Морковь или кнут?

Пушпа Рани Сундараджу, учитель английского языка и инструктор (дошкольное образование), колледж Сеги, Субанг Джая

«Где трость ?!»

Это слова, которые мои родители произнесли до того, как в детстве я «получил острый конец палки».Четыре десятилетия спустя значительное количество взрослых все еще клянутся розгой, когда дело доходит до выговора ребенку, особенно во многих частях Азии. Однако традиционное убеждение, что телесные наказания формируют детей, устаревает. Многие исследователи утверждают, что положительное подкрепление гораздо эффективнее улучшает поведение детей, и это воздействие распространяется и на взрослую жизнь.

Подход «кнута и пряника» — это метод предложения комбинации вознаграждения и наказания для поощрения хорошего поведения.Представьте себе, что возница вешает морковку перед мулом и держит за ним палку, причем морковь является наградой или положительным подкреплением, а кнут — наказанием. Большинство людей, читающих это, не выберут последнее, если им будет предоставлена ​​возможность выбрать для себя мотивационную стратегию. Если взрослый предпочитает морковь, разве ребенок не почувствует то же самое?

«Все самое лучшее в жизни — бесплатно».

Ощутимые примеры положительного подкрепления с детьми — это подарки, деньги или желаемое путешествие.Тем не менее родителям не нужно тратить деньги каждый раз, когда они хотят вознаградить своих детей. Как говорится, «лучшее в жизни — бесплатно». Награды можно раздавать в виде похвалы, аплодисментов, объятий и высоких пятерок. Положительное подкрепление, если оно выполняется быстро и последовательно, в конечном итоге научит вашего ребенка придерживаться набора распорядков и желаемого поведения.

Положительное подкрепление позволяет детям различать хорошее и плохое поведение, и это не приведет к ожесточенным или пугающим отношениям между ребенком и родителем.

В недавнем обзоре телесных наказаний в школах Малайзии 47 процентов малазийских родителей считают, что телесные наказания должны быть разрешены в школах, и только 20 процентов считают, что этого нельзя. забор. Также было упомянуто, что эти родители подвергались телесным наказаниям в детстве и, следовательно, с большей вероятностью применили такое же наказание к своим собственным детям. (Источник: Хо, К.(2019) «Малазийские родители разделились из-за телесных наказаний в школах» )

Некоторые родители могут возразить: «Мои родители шлепали меня, когда я был ребенком, и это хорошо сработало…» Наказание может быть хорошим способ уменьшить нежелательное поведение у детей, но зачем прибегать к порке? Родители по-прежнему могут применять негативное наказание в соответствии с советом известного бихевиориста Б.Ф. Скиннера: конфисковывать предметы, которые нравятся ребенку, например, любимую игрушку, или отказывать в привилегиях, например, посещать игровую площадку.

«Будьте сердечны в одобрении и щедр на похвалу», — Дейл Карнеги

Самая эффективная награда для ребенка — это словесная признательность. Как только родитель делает выговор за проступки ребенка, он или она также должны быстро признать хорошее поведение ребенка.

Значительная часть прошлогодних бэби-бумеров не использовала положительное подкрепление. Вместо этого они практиковали авторитарный стиль воспитания, поскольку это был более традиционный способ воспитания детей.Итак, порка была. Спустя полвека многие родители в Малайзии все еще считают, что телесные наказания приемлемы.

Что касается всадника на муле, то с одной стороны, у него будет взращенный мул, а с другой стороны, испуганный и покрытый синяками мул, который может обернуться против него, если солома сломается. Поэтому родители и будущие родители должны хорошо подумать и хорошенько подумать о последствиях телесных наказаний. Будьте сердечны в своей похвале. Это вам ничего не стоит, но дает все.

Если вы являетесь производителем контента в сфере образования и вам нравится наш контент, напишите нам по адресу [email protected] Мы ищем партнеров по контенту и рады видеть больше образовательных статей!

Морковь или кнут? — AJB Sports Coaching

Кнут, пряник или альтернатива?

На нашем последнем уроке чтения с гидом мой класс 4 года изучал книгу под названием «Моя жизнь как тюдоровский школьник».В одном из разделов говорилось, что тюдоровских школьников били березовой тростью. Когда класс спросил, что это значит, я взял линейку и ударил ею по столу как можно сильнее, объясняя, что именно так поступили бы с их костяшками пальцев во времена Тюдоров. Их лица говорили об этом на картинке, а один ребенок заявил, что «содержание под стражей теперь не кажется таким уж плохим». Другие сказали, что не пошли бы в школу!

В последние годы дебаты о том, следует ли использовать больше пряника (похвала / награда) или больше кнута (дисциплина / наказание), стали обычным явлением в большинстве профессий, но особенно в обучении детей.Учитывая, что дети имеют разное воспитание, разную домашнюю жизнь, родительский контроль и разную среду проживания, это не такой уж однозначный ответ.

Преимущества моркови

В моей последней школе ученики получали баллы электронной похвалы за то, что делали что-то, что соответствовало духу школы. Пробыв там всего 6 недель, я смогла увидеть удовлетворение на лицах детей, когда они получали эти награды. Сделав еще один шаг, мы получили доступ к доске лидеров для всей школы.Одна девушка из моего класса входила в десятку лучших. В детстве с потенциальным РАС это был огромный шаг к укреплению ее уверенности.

Учителей и тренеров учат признавать хорошее поведение и игнорировать плохое / деструктивное поведение как можно дольше. То же самое и с родителями. Что-то столь же простое, как «спасибо, Джонни» мальчику, стоящему в очереди, или «молодец Лили» девушке, выполняющей свои предтренировочные задания, может творить чудеса, если их произносят на ухо всех остальных. Другие захотят получить такую ​​же похвалу и последовать их примеру.Как родители братьев и сестер, подчеркивая хорошее поведение одного ребенка, вы можете повлиять на другого.

Проблемы моркови

Кажется, все это хорошо, но, как и в любом другом случае, слишком много хорошего может вскоре стать контрпродуктивным. Исследования показали, что морковный подход пагубно влияет на некоторые черты характера у детей и молодых людей. В это нетрудно поверить, если учесть, что метод «кнута и пряника» был назван в честь двух возможных применений для дрессировки осла!

Самая большая проблема с постоянной похвалой или наградой заключается в том, что дети в конечном итоге гоняются за наградой, а не за достижением.Они больше заботятся о том, чтобы произвести впечатление на человека, вместо того, чтобы делать что-то для себя. Награда предлагает всплеск дофамина, точно так же, как наркоман получает от укола. Внутренняя мотивация не проявляется. Все становится внешним.

В прошлом у меня была ситуация, когда я тренировал юношескую футбольную команду, и родители предлагали игрокам деньги в зависимости от того, сколько голов они забили. Понятно, что так поступили бы родители. Родители хотят, чтобы их дети добились успеха, и поэтому поощрение за успех — простой способ их мотивировать.Реализм стал таким, что эти игроки стали меньше беспокоиться об игре и больше беспокоились о выигрыше денег. Пропуска были в цене, и развитие, которое они делали на практике, исчезло. К сожалению, они были худшими игроками. Это были краткосрочные результаты по менталитету долгосрочного развития.

Исследования показали, что награда за успех может привести к снижению творческих способностей. Существует множество примеров того, как вознаграждение может снизить потребность в риске. Например, в футболе молодые игроки выступают по-другому, когда им предлагают медали и трофеи.Сколько раз я слышал, как в футбольном матче до 10 лет игрока ругали за попытку сделать ход 1 на 1 вместо того, чтобы сделать безопасный пас, потребовалось бы как минимум 6 счётов! Сравните это с профессиональными академиями, где результаты и таблицы лиг представлены только в возрасте до 18 лет, а игрокам дается лицензия на то, что может работать, а может и не работать.

Первый iPod, запуск Amazon и голландская футбольная команда 1974 года, возглавляемая Йоханом Кройффом, — все это примеры людей, проявляющих творческий подход и рискованных, чтобы сломать стереотипы и стремиться к успеху… все эти характеристики заложены в годы нашего становления.Это приносит нашим детям долгосрочную пользу, позволяя формировать эту внутреннюю мотивацию, несмотря на быстрые «преимущества», которые может предложить награда.

Преимущества Stick

Традиционалисты будут спорить о преимуществах палки. Многие из тех, кого я встречал, которые были школьниками до 1986 года, часто говорят, что в этом не было ничего плохого. Я помню своего учителя (к тому времени телесные наказания были запрещены), который, очевидно, был продуктом того поколения учителей. Его аура опередила его, и ученики в школе хотели, чтобы их не было в его шестом классе уже в третьем классе! В его голосе был гулкий звук, и всякий раз, когда кто-то выходил из строя, он кричал на них и смотрел им в глаза, пока они не сломались.Войдя в свой класс, он разложил перед классом работу по английскому, математике, естествознанию и истории, сказал нам продолжать ее в любом порядке, и сел за свой стол. Никто не сказал ни слова, и каждый лист заполнялся из-за страха перед тем, что может произойти.

С эволюционной точки зрения люди склонны избегать наказаний. Наши чувства обостряются, когда мы боимся этого. Пещерные люди почувствовали бы это, когда испугались нападения хищника. Водители чувствуют это, когда в их зеркалах заднего вида появляется полицейская машина, а школьники чувствуют это, когда есть шанс попасть в беду.

Во время последнего зачисления в школу они использовали систему под названием «Хорошо быть зеленым». Все дети начали день с зеленого цвета, переходя к другим оттенкам, если они плохо себя вели — желтому (предупреждение), оранжевому (тайм-аут — посидеть самостоятельно в течение 20 минут) и красному (удаление — вне класса с назначенным сотрудником и после школы). Классу, в котором я учился, раньше позволяли избегать чрезмерного шума во время самостоятельной работы. Я использовал систему «добро как зеленый» в своих интересах и заметил разницу в поведении в течение недели.Студенты молчали, заканчивая работу и анализируя ее после завершения.

Проблемы палки

Как и в случае с морковью, наступает момент, когда слишком много одного и того же становится недействительным. Когда люди ожидают, что к ним относятся определенным образом, все последствия теряются. Поскольку дети работали в крайне неблагополучных районах, повышенные голоса и крики были нормой для детей, выросших в этих семьях. Естественно, повышение моего голоса в классе практически не повлияло на то, чтобы дети молчали и слушали.Для них это был просто фоновый шум, который они слышали ежедневно.

Аналогичным образом, некоторые из моих учеников, которые постоянно получали красный цвет в таблице «хорошо быть зеленым», начали рассматривать задержания как обычную часть своей учебной недели. Угроза получить один не повлияла на то, как они управляли своим поведением.

Кнут, как и пряник, также может формировать репутацию. В моей предыдущей школе был мальчик, который был очень вежливым, добрым и услужливым. Он также хотел как можно больше внимания.Если бы он не получил ее от меня, то нашел бы способ получить ее от своих одноклассников. Это, конечно, приводило к постоянным перебоям в занятиях не только со мной, но и с предыдущими учителями. Излишне говорить, что он видел себя в желтом, оранжевом и красном чаще, чем другие.

К чему это также привело, так это к репутации среди других студентов: если они сделают что-то не так, они будут использовать его как козла отпущения. «Маленький Джонни сказал мне сделать это» или «Маленький Джонни заставил меня сделать это». Чаще всего Маленького Джонни (имя изменено!) Не было и близко к рассматриваемому инциденту.

Альтернатива

Личные стандарты — вот что делает нас такими, какие мы есть. Именно они вызывают доверие, уважение, влечение и веру других. Чтобы установить эти стандарты, нужно потратить всю жизнь на образование и опыт. Они не возникают из-за того, что им предлагают безделушку или ругают другого человека.

Показательный пример, мой стандарт после каждой тренировки по футболу, которую я проводил, заключается в том, что игроки должны раскладывать нагрудники на 2/3 отдельных стопки одного цвета — например, стопку красного и стопку синего. .Это независимо от возраста группы. Только что проработав трехдневный лагерь в Питтсбурге, штат Пенсильвания, США, к третьему дню игроков не нужно было просить об этом. Это было только что сделано. За это действие не было вознаграждения, как и не было выговора за его невыполнение.

Как и в школе, ожидается, что ученики выстроятся в очередь на улице, заложив руки за спину и с нетерпением ожидая начала дня. После того, как им разрешили не делать этого раньше, потребовалось немного больше времени, чтобы это стало одним из их стандартов.Тем не менее, к концу школьного семестра мне не нужно было напоминать им об этом.

Установить стандарты и придерживаться их сложно. Предложить награду или представить угрозу намного проще, чем соответствовать вашим ожиданиям. Это намного проще, чем признать ошибки частью жизни и что все не всегда будет идти так, как вы хотите. Используйте кнут и пряник экономно и в соответствии со своими стандартами при обучении детей. Их 25-летние «я» будут вечно благодарны им.

Советы по соблюдению стандартов

  • — Будьте последовательны. Имейте ожидания и соблюдайте их, как в том, что вы хотите от ребенка, так и в своих собственных действиях. В AJB Sports Education наши сотрудники придерживаются менталитета «Делай, как я» в отличие от классического менталитета «Делай, как я говорю». Если наших студентов просят слушать других, наши сотрудники делают то же самое. Точно так же, если наши сотрудники совершают ошибку, они в первую очередь признаются студентам.
  • — задавайте вопросы, а не требуйте.Сделав еще один шаг, постарайтесь избегать закрытых вопросов, которые требуют только ответа «да» или «нет». «Как ты думаешь, как тебе следовало себя вести?» или «Что у тебя хорошо получалось?» поскольку они заставляют детей думать и дают вам более четкое представление о том, как они видели вещи. На основании их ответа можно дать обратную связь. Наши сотрудники ежедневно используют этот метод в процессе обучения, чтобы помочь развитию мыслителей.
  • — Хвалите или критикуйте поведение, а не человека. Хвалящее поведение гарантирует, что дети осознают, что они сделали хорошо.Похвала человека комментариями типа «ты такой умный» кажется хорошим делом, но в конечном итоге имеет отрицательный эффект, развивая установку на данность. Предполагается, что интеллект — это естественное явление и что работа не требуется, чтобы поддерживать «сообразительность». Выделение скорости работы имеет гораздо большее положительное влияние. Сотрудники AJB Sports Education следят за тем, чтобы наши ученики знали, что они сделали для достижения успеха, например, выполняли определенную технику. Похвала за поведение для получения результата подтверждает, что ребенку нужно было что-то сделать, чтобы добиться успеха.В долгосрочной перспективе это намного выгоднее.

Обучение кнута и пряника

Все мы знаем, что воспитание детей отличается от обучения студентов. Тем не менее, будучи отцом четверых детей, которые теперь уже выросли, я многому научился у родителей, что я смог применить в классе колледжа.

В частности, воспитание четырех подростков научило меня многому о том, как привлекать, вовлекать и мотивировать студентов-подростков. Я убежден, что ключ к эффективному воспитанию детей заключается в том, чтобы позволить детям проявлять свободу воли, поощряя их делать правильный выбор с помощью четкой системы поощрений и наказаний с упором на первое.Я верю, что это верно и в отношении преподавания.

Это старый подход кнута и пряника, намекающий на различные способы, которыми фермер может убедить мула сотрудничать. Вы бьете его палкой по заду или держите перед ним морковку? Вы мотивируете его наказанием или предполагаемой наградой? Любое сравнение мулов и подростков в этом абзаце чисто случайно.

Как родитель я узнал, что для подростков метафорическая палка не всегда работает, особенно для детей вроде меня, которые склонны быть немного глупыми, то есть умными, независимыми и склонными сомневаться в авторитете.Если вся ваша система дисциплины зависит от наказаний, вы вряд ли станете успешным (не говоря уже о счастливом) родителем в долгосрочной перспективе. Ваши дети могут делать то, что вы говорите, но только неохотно, чтобы избежать наказания. Или же они могут просто упираться в пятки и вообще отказываться от каких-либо действий. В любом случае, они на самом деле не узнают ничего, что положительно повлияет на их принятие решений во взрослом возрасте.

Морковь работает намного лучше. Это дает подросткам то, к чему нужно стремиться — ясную и доступную награду, а также осознание того, что она может легко выскользнуть из их рук, если они не сделают определенные вещи.Тогда последствия явно привязаны к их собственным решениям.

Например, у нас с женой была политика: как только наши подростки получат водительские права, у них будет машина для вождения. Их часть сделки: держать свои отметки на высоком уровне, избегать неприятностей, участвовать хотя бы в одном внешкольном мероприятии и заниматься домашними делами. Автомобиль, который мы предоставили, может быть не новым и даже не особенно хорошим, но он будет работать. (Два моих младших сына ездили на одном и том же Jeep Cherokee 1995 года выпуска с 2010 по 2016 год.Это имело дополнительное преимущество в том, что они подготовили их однажды стать аспирантами.) Если какой-либо ребенок находил такое положение неудовлетворительным, он мог получить работу и купить себе машину и страховку. Никто не выбрал этот вариант. Все они сохраняли свои оценки, занимались спортом, избегали неприятностей и получали академические стипендии в колледже. Для нас, родителей, стоимость старой машины была сравнительно низкой. Красиво получилась морковка. (Кому-нибудь интересен тщательно подержанный Jeep?)

Конечно, эта концепция существует уже несколько десятилетий, по крайней мере, со времен знаменитого поведенческого психолога Б.Теория «положительного подкрепления» Ф. Скиннера. И множество исследований показывают, что положительное подкрепление действительно является эффективным способом изменить поведение, особенно у маленьких детей (но не ограничиваясь ими).

Однако, когда дело доходит до обучения в колледже, я говорю не только о системе поощрения желаемого поведения, хотя это так. Моя цель — создать в классе культуру выбора и подотчетности, в которой учащиеся, желающие приложить усилия, могут ясно видеть положительный результат в своих оценках и, в идеале, в своем обучении.Между тем, те, кто менее склонен к тяжелой работе, могут так же ясно видеть связь между своим собственным выбором и своей успеваемостью на курсе.

Вы можете возразить, что практически все курсы колледжа подходят под это описание — чем усерднее студенты работают, тем лучше они справляются. Но по моему опыту, эта связь не всегда очевидна для наших студентов.

Часто им оценки кажутся несколько произвольными. Я особенно слышу это, когда преподаю письменные курсы. Какие бы объяснения, рубрики или матрицы мы ни придумывали для объяснения нашей системы оценок, некоторые студенты по-прежнему считают, что все сводится к мнению преподавателя.

Проблема в том, что они не совсем неправы. Мы можем спорить со словом «мнение», предпочитая такие фразы, как «профессиональное суждение, основанное на годах обучения и опыта». Мы можем справедливо утверждать, что есть некоторые объективные стандарты хорошего письма, которые мы применяем к их работе. Но, в конце концов, их оценка за задание действительно зависит от того, что мы о нем думаем.

Студентам часто трудно понять сложные мыслительные процессы, с помощью которых мы пришли к нашим выводам об их работе, и они не всегда могут увидеть связь между нашей оценкой и объемом усилий, которые они вложили в проект.

Еще больше усугубляет проблему тот факт, что способности явно являются одним из факторов. Одно из моих основополагающих убеждений как учителя письма заключается в том, что любой, кто захочет работать над этим, может стать опытным и эффективным писателем. Тем не менее, нельзя отрицать, что одни студенты просто более одаренные от природы писатели, чем другие — и это большое преимущество в классе, ориентированном на письмо. Другие потенциальные преимущества включают наличие хороших школьных учителей и воспитание образованных родителей.

Итак, как мы компенсируем эти преимущества, чтобы ученики не пришли к выводу, что единственный способ получить пятерку или четверку в классе — это уже быть хорошим писателем, когда они войдут в дверь? Как мы можем помочь им увидеть четкую связь между их собственными усилиями и их итоговой оценкой, тем самым побуждая их участвовать в тех самых действиях, которые помогут им улучшить свое письмо, независимо от их происхождения?

Мой ответ: «обучение пряником». Оценки моих учеников основаны в основном на успеваемости, на моей оценке их письменной работы.Это «палка» — баллы, которые я «снимаю» из-за ошибок и других проблем, когда выставляю оценку, тем самым «наказывая» их. Вот пряник: я стараюсь вознаграждать усилия таким образом, чтобы это повлияло на их итоговую оценку, исходя из теории, что, если учащиеся будут регулярно заниматься определенными видами деятельности, их письмо улучшится.

Я экспериментировал с этой теорией в течение многих лет в поисках правильного баланса между кнутом и пряником. Рассказывая о том, что я придумал, я не предлагаю вам использовать точно такие же действия.Некоторые из них могут не подействовать на вашу дисциплину. Также, пожалуйста, поймите, что эта работа еще не завершена. Тем не менее, вот как я использую преподавание пряника на своих первых курсах письма.

Студенты выполняют пять оценочных письменных заданий в течение семестра, что вместе составляет около 70 процентов их оценки. Остается 30% для того, что я называю работой, основанной на усилиях, — деятельности, за которую они могут получать высокие оценки на основе своих усилий (посещаемость и завершение), а не врожденных способностей или предыдущего опыта.Я предлагаю три типа упражнений, основанных на усилиях — ежедневные викторины, чтение размышлений и черновики — каждая категория оценивается примерно в 10 процентов их итоговой оценки. Давайте посмотрим на каждого по очереди.

  • Морковь № 1: Ежедневные тесты по заданным показаниям состоят из коротких простых вопросов, предназначенных для проверки поверхностного понимания, а не глубокого понимания. Если студенты прочитали задание, они почти наверняка смогут ответить на вопросы. Моя цель — заставить их читать, потому что я верю, что это поможет им как писателям, и я готов предложить некоторые серьезные вопросы взамен.(Кстати, викторины также поощряют посещаемость и пунктуальность. Если мы проводим викторину, обычно в начале урока, и я указываю в своей программе, что они не могут ее составить.)
  • Carrot No. 2: Размышления о прочтении — это письменные ответы на прочитанное, основанные на открытых вопросах, которые я задаю. Я оцениваю ответы, но не так или с той же строгостью, что и эссе. В основном, если студенты дадут достаточно содержательный, вдумчивый ответ — от 75 до 100 слов — на каждый вопрос, они получат полную оценку.Моя цель здесь — побудить студентов (снова) к чтению и заставить их думать о том, что они читают, получая при этом немного больше практики, излагая свои мысли на бумаге.
  • Морковь № 3: Я даю баллы за черновики, а точнее за первый и второй черновики каждого из пяти заданных эссе. В совокупности эти 10 черновиков стоят столько же, сколько сочинение, и все, что им нужно сделать, — это принести их в класс. Я проверяю их проекты, и мы работаем над ними в классе. Но студенты зарабатывают баллы просто за то, что явились с черновиком.Моя цель здесь — помочь им развить привычку работать над несколькими черновиками, что, как я считаю, является секретом (если он есть) хорошего письма. Это тоже способствует посещаемости, потому что они не получают баллов за опоздание.

Я видел много преимуществ этого подхода. Для студентов морковь представляет собой надежду закончить семестр с более высокой оценкой, чем они могли бы получить, основываясь только на навыках письма. Учащийся, получивший средний балл по эссе, но набравший 100% очков усилий, может закончить курс с четверкой.

И я не сомневаюсь в этом. Завершить все чтения, написать все размышления и подготовить все эти черновики — это большая работа. Если они все это сделают, то, насколько я понимаю, они заработали свой B. (Статистически, для ученика с четверкой немного сложнее подняться на пятерку, но и такое случается. )

Для меня важнее то, что прилагая эти усилия, студенты развивают навыки, которые я хочу, чтобы они развили. Я видел много авторов C, которые начинали семестр с низких C или даже D, а заканчивали семестр написанием статей с высокой или даже низкой оценкой.Если тот же самый ученик выполнил всю работу, основанную на усилиях, я с радостью вручаю B.

. И наоборот, когда ученики жалуются на свои оценки, эта система означает, что я почти всегда могу указать на то, что они разве это не повлияло на их оценку ? Вот почему мои ученики редко жалуются на свои оценки. Они хорошо знают, что они не делали определенных вещей, и, вероятно, они бы получили лучшую оценку, если бы они это сделали.

В конце концов, я считаю, что эта модель приносит учащимся три преимущества.Во-первых, это дает надежду даже «слабым» студентам, что обычно побуждает их прилагать больше усилий в курсе. Во-вторых, он укрепляет определенные академические навыки, которые пригодятся им не только в моем курсе, но и за его пределами. В-третьих, они узнают, что существует четкая связь между тем выбором, который они делают, и конечным результатом.

Я продолжу совершенствовать свой подход. Но если я внесу какие-либо изменения в будущем, я ожидаю, что они будут в направлении пряника, а не в сторону от кнута.

Роб Дженкинс — адъюнкт-профессор английского языка в Периметрическом колледже государственного университета Джорджии.Он является автором книги «Построение карьеры в американских колледжах». Он ежемесячно пишет для колонки The Chronicle, посвященной общественным колледжам. Мнения, выраженные здесь, являются его собственными, а не обязательно мнениями его работодателя. Вы можете следить за Робом в Твиттере @HigherEdSpeak .

Выдача денежных вознаграждений детям

Должны ли родители давать своим детям денежное вознаграждение?

В этом посте мы придерживаемся сбалансированного взгляда на то, должны ли родители использовать стимулы (деньги или подарки) для мотивации своих детей.

Во-первых, почему родителей используют наличные деньги для вознаграждения своих детей?

Я верю, что каждый родитель глубоко любит своих детей и желает им самого лучшего.

С юных лет часто можно увидеть, как родители из Сингапура обучают детей дополнительным занятиям. Такие действия могут происходить из-за давления со стороны сверстников или из-за неуверенности в том, что вы хороший родитель (в сочетании с типичным сингапурским менталитетом «боязнь проиграть», и вы получили тройной удар!)

Звучит знакомо?

Но сын Джои берет уроки тенниса, плавания и гольфа! А ему всего пять!

Junior может время от времени получать небольшие сладости или простые похвалы в знак признания хорошо выполненной работы e.г. забота о домашних животных. Родители, как правило, предпочитают не разбивать банкноты, поскольку детям уже выплачивается регулярное пособие, которое они могут потратить на предметы первой необходимости.

Однако, когда школьные экзамены проходят и младший предпочитает часами играть в видеоигры, родителей подталкивают к более крупным денежным вознаграждениям, чтобы побудить своих детей сосредоточиться на учебе и делать все возможное в учебе.

Награждение детей деньгами: хорошее, плохое и уродливое

Кратковременно:

Когда сочная морковка болтается в обмен на получение безупречных оценок, у детей часто появляется сильная мотивация прилагать дополнительные усилия, чтобы получить наивысшие баллы по указанию родителей.Однако такие действия сигнализируют ребенку, что папа и мама могут заботиться о минус об их любви к учебе и о более о принципе «конечных результатов и условной любви»: Получите пятерку за свои предметы, и я подумаю. о вас как об успехе и вознаграждаю вас.

Таким образом, было бы разумно объяснить ребенку причину использования денежного вознаграждения для мотивации детей к получению вознаграждения и четкого понимания того, что за этим стоят правильные принципы и намерения.Например:

Мама и папа дадут тебе 100 долларов или (самую желанную игрушку), если ты хорошо учишься в школе, хорошо? Мы хотим, чтобы вы старались изо всех сил, и мы любим вас, даже если вы не получаете хороших оценок. Это всего лишь награда за ваши достижения (например, медаль), и ее не стоит ожидать от всего, что вы делаете.

Среднесрочные:

Хотя денежное вознаграждение может быть эффективным поощрением, родителям следует действовать осторожно после использования этого метода мотивации в течение некоторого времени, поскольку дети могут стать в значительной степени зависимыми от таких регулярных вознаграждений для хорошей успеваемости, вместо того, чтобы стать мотивированными для достижения целей с единственной целью: делать это.

При умелом обращении дети могут развить в себе сильную самоидентификацию, чтобы стать врожденным преуспевающим человеком, или мышление, которое: «Я могу достичь [цели] самостоятельно, независимо от полученного вознаграждения».

Долгосрочные:

Денежное вознаграждение за хорошую работу может быть устойчивым методом обеспечения стабильной работы, если предположить, что кто-то решит заменить плату за обучение и мотивационные курсы прямым денежным вознаграждением своим детям для развития самомотивации.

Однако это не может быть ни лучшим способом , ни способом привить сильную внутреннюю мотивацию, например любовь к обучению или овладению предметом, а также принцип безоговорочного выполнения задач у ребенка, например Я делаю вещи только для того, чтобы получить денежное вознаграждение.

Следовательно, важно соблюдать баланс в поощрении детей за позитивное поведение и в предоставлении им возможности развивать свой собственный набор личной и трудовой этики как развивающихся личностей.

Заключение

Хотя методы воспитания могут быть разными, я считаю, что каждый родитель хочет для своего ребенка самого лучшего.

Вместо того, чтобы полагаться на наличные деньги для поощрения детей за хорошо выполненную работу, эффективное признание можно получить с помощью различных циклов обратной связи. Это включает в себя похвалу, признание образцовых результатов ребенка и выделение правильных принципов, которые он или она отражает, например «Линда, ты действительно хорошо ухаживаешь за кошками дома. Это показывает ваше сострадание к животным — что вы скажете, что мы когда-нибудь вместе пойдем в зоопарк? »

Таким образом, установление баланса между различными методами вознаграждения имеет решающее значение для демонстрации любви и признательности к достижениям и действиям своих детей, сохраняя в них чувство добродетели, позволяющее распознавать плоды своих достижений.Это создает прочную основу для развития характера и этики вашего ребенка с течением времени.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта