Эозинофилия что это такое у детей: причины появления, при каких заболеваниях возникает, диагностика и способы лечения

причины появления, при каких заболеваниях возникает, диагностика и способы лечения

ВАЖНО!
Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Эозинофилия: причины появления, при каких заболеваниях возникает, диагностика и способы лечения.

Определение

Эозинофилия – это состояние, при котором отмечается повышение уровня эозинофилов в крови. Эозинофилы представляют собой один из видов белых клеток крови – лейкоцитов, образуются в костном мозге, откуда попадают в кровоток. Повышение их количества отмечается при паразитарных и аллергических заболеваниях, туберкулезе, инфекционных процессах и некоторых других состояниях и заболеваниях, требующих полноценного обследования и специфической терапии.

Разновидности эозинофилии

По количеству клеток в единице крови различают следующие эозинофилии:

  • легкая, когда содержание эозинофилов составляет от 500 до 1500 в микролитре крови;
  • умеренная, когда содержание эозинофилов составляет от 1500 до 5000 в микролитре крови;
  • выраженная, когда содержание эозинофилов составляет более 5000 в микролитре крови.
По причине возникновения различают:
  • первичную, или клональную эозинофилию, которая наблюдается при патологиях крови;
  • вторичную, или реактивную эозинофилию, которая развивается как ответная реакция на аллергены, паразитарные инвазии и т.д.
  • идиопатическую, или транзиторную эозинофилию, причины которой выяснить не удается.
Возможные причины эозинофилии

В наибольшей степени эозинофилы задействованы в иммунном ответе с выраженным аллергическим компонентом.

Аллергическая реакция является одной из форм ответа организма на проникновение извне чужеродных агентов (аллергенов).

Аллергеном может стать практически любое вещество, однако чаще в роли аллергена выступают белки. При первом попадании аллергена в организм клетки лимфоциты начинают вырабатывать особый вид антител IgE, играющих ключевую роль в развитии аллергической реакции при повторном контакте организма с данным аллергеном. Антитела активируют эозинофилы, приводя к их повышенному содержанию в крови.

Заболевания, при которых повышаются эозинофилы крови

Эозинофилия является характерным проявлением аллергических заболеваний и состояний, таких как:

  • аллергический ринит и конъюнктивит;
  • атопический дерматит;
  • бронхиальная астма;
  • пищевая аллергия и др.
Другая причина повышения уровня эозинофилов в крови — глистные инвазии, или гельминтозы (аскаридоз, токсокароз, энтеробиоз и др.).

С одной стороны, эозинофилы обладают противопаразитарной активностью, за счет способности выделять эозинофильный катионный белок и активные формы кислорода, которые губительны для гельминтов. С другой стороны, продукты метаболизма гельминтов вызывают реакцию гиперчувствительности, для которой свойственны симптомы аллергии.

Следующая группа заболеваний, протекающих с повышением количества эозинофилов, — ревматологические патологии, или системные воспалительные заболевания соединительной ткани. Данные заболевания в абсолютном большинстве случаев являются аутоиммунными.

В основе аутоиммунных процессов лежит нарушение распознавания клетками иммунной системы собственных тканей, в результате чего они воспринимаются как чужеродные. Против них начинают вырабатываться антитела, и запускается воспалительный процесс.

Одним из аутоиммунных заболеваний, для которого характерна эозинофилия, является разновидность васкулита (воспаления сосудов) – эозинофильный гранулематоз с полиангиитом, или синдром Черджа–Стросса (воспаление мелких и средних кровеносных сосудов).

Эозинофилия может свидетельствовать о наличии в организме злокачественного процесса. Это связано с тем, что клетки злокачественных опухолей вырабатывают, среди прочего, вещества, стимулирующие образование эозинофилов. Так, эозинофилия является частым симптомом хронического миелолейкоза.

К каким врачам обращаться при эозинофилии

Эозинофилия не является самостоятельным заболеванием, но может быть признаком аллергических, аутоиммунных, инфекционных патологий.

Поэтому сначала можно обратиться к терапевту (врачу общей практики) или педиатру, если пациентом является ребенок. Зачастую данных, собранных в процессе опроса и клинического осмотра пациента, может оказаться достаточно для направления на прием к узкопрофильному специалисту. Так, при впервые выявленном аллергическом заболевании требуется консультация аллерголога-иммунолога, при гельминтозе — врача-инфекциониста, а при подозрении на аутоиммунный процесс – ревматолога.

Диагностика и обследование при эозинофилии

После тщательного сбора анамнеза и выявления ключевых фактов развития заболевания назначают лабораторные обследования.

Клинический анализ крови с определением лейкоцитарной формулы необходим для определения количества эозинофилов. В данном исследовании важно провести микроскопию мазка, которая позволяет не только достоверно подсчитать количество эозинофилов, но и выявить наличие в крови специфических клеток, характерных, например, для лейкоза и некоторых аутоиммунных заболеваний.

Эозинофилы: о чем говорит повышение уровня клеток-«чистильщиков» в крови

https://ria.ru/20210209/eozinofily-1596716695.html

Эозинофилы: о чем говорит повышение уровня клеток-«чистильщиков» в крови

Эозинофилы: о чем говорит повышение уровня клеток-«чистильщиков» в крови — РИА Новости, 09.02.2021

Эозинофилы: о чем говорит повышение уровня клеток-«чистильщиков» в крови

Эозинофилы — это разновидность лейкоцитов, рост или снижение количества которых может сигнализировать о различных заболеваниях. Как и когда проверять их число — РИА Новости, 09.02.2021

2021-02-09T18:03

2021-02-09T18:03

2021-02-09T18:03

общество

медицина

кровь

здоровье — общество

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e5/02/09/1596715479_0:192:1024:768_1920x0_80_0_0_cf04966cc8d618b83733978c9945d529.jpg

МОСКВА, 9 фев — РИА Новости. Эозинофилы — это разновидность лейкоцитов, рост или снижение количества которых может сигнализировать о различных заболеваниях. Как и когда проверять их число — в материале РИА Новости.В медицине эозинофилы — это один из видов белых клеток крови — лейкоцитов. Они формируются в костном мозге и попадают откуда в кровоток. Рост их числа наблюдается при паразитарных и аллергических заболеваниях, и ряде других состояний, которые требуют полноценного обследования и лечения. Эозинофилы нередко называют клетками-чистильщиками. Они считаются наиболее чувствительными к паразитарным инфекциям и патологическим бактериям. Эозинофилия не является самостоятельным заболеванием, но может быть признаком ряда патологий. Чтобы ее диагностировать, нужно обратиться к терапевту, а в случае с ребенком — к педиатру, который после опроса и осмотра сможет направить на прием к узкопрофильному специалисту. Тот, в свою очередь, назначит сдачу биоматериалов (крови, слизи из носа, мокроты) на анализ.Только лабораторное исследование может выявить эозинофилию, то есть абсолютное или относительное повышение числа эозинофилов.Анализ крови на эозинофилы: показания, расшифровкаВ аллергологии подсчет эозинофилов не всегда нужен и информативен, так как их количество повышается при различных состояниях. Например, при наличии в организме паразитов (лямблиозе, аскаридозе, описторхозе), опухолях, коллагенозах, туберкулезах.Самый простой способ определения количества эозинофилов — общий анализ крови. Расшифровку анализа крови на эозинофилы должен проводить лечащий врач, и согласно выводам назначать лечение.Нормальный уровень клеток в анализеУ взрослых норма эозинофилов в крови составляет 0,4х109/л. Норма у детей несколько выше — до 0,7х109/л. Впрочем, относительно содержания других иммунных клеток нормальное количество эозинофилов у взрослых и детей колеблется в пределах 1-5%.В норме содержание в мазке из носа — менее 10%. В мокроте здорового человека эозинофилы единичны. При патологиях они могут достигать большого количества — до 50-90% от всех лейкоцитов.Причины повышенного показателяСпециалисты выделяют три степени тяжести эозинофилии:Если у пациента повышены эозинофилы — это говорит о наличии какой-либо патологии, из-за которой организм мобилизовал свои защитные ресурсы для борьбы с чужеродными элементами.Причиной могут стать аутоиммунные, аллергическим или инфекционным заболевания (астма, аскаридоз, различные виды онкологии и другие). Причины пониженного показателяКогда эозинофилы у взрослого человека понижены до 0,02*109/л и менее, это значит, что у него развивается абсолютная эозинопения, то есть состояние, при котором в крови количество клеток эозинофилов ниже нормы.Если же число самих эозинофилов у взрослого не изменилось, но уменьшилась их доля в лейкоцитарной формуле до 0-0,5%, то это признак развития относительной эозинопении.Причины, почему количество эозинофилов понизилось или равно 0, могут быть следующие:Подготовка к анализуДля того, чтобы определить достоверное количества эозинофилов в крови, следует знать, что общий анализ крови требует определенной подготовки.Во-первых, забор биоматериала должен проводиться утром: после пробуждения число эозинофилов у здорового человека находится в норме, тогда как вечером и ночью оно обычно возрастает, а течение дня может меняться.Во-вторых, кровь должна быть забрана натощак, поскольку еда провоцирует у человека физиологический лейкоцитоз, то есть повышение уровня лейкоцитов в крови, что также повлияет на результаты исследования.В-третьих, за пару дней до сдачи анализа следует отказаться от сладкой пищи и алкоголя.Если у пациента подозревается аллергия, то исследование должно производиться сразу после возникновения симптоматики и до того, как человек начнет принимать антигистамины. Также при часто возникающем, вероятно аллергическом, насморке назначают исследование мазка на эозинофилы из носа. Перед процессом забора слизи нельзя тщательно и долго высмаркиваться (но и копить слизь в носу тоже не рекомендуется). Не стоит и закапывать в нос назальные капли. Они сделают взятый мазок неинформативным.Кроме того, часто проводится общий анализ мокроты. К нему тоже нужно подготавливаться.Забор биоматериала проводят с утра, так как за ночь в дыхательных путях накапливается наибольшее количество мокроты. Идти на сдачу анализа нужно сразу после возникновения первых симптомов, натощак, и не принимая какие-либо препараты.

https://ria.ru/20210204/pnevmoniya-1595855006.html

https://ria.ru/20210203/vaktsina-1595782801.html

https://ria.ru/20210204/zerno-1595910268.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e5/02/09/1596715479_0:0:1024:768_1920x0_80_0_0_381ed6bcc734faed18b7c04ac8f7c74d.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, медицина, кровь, здоровье — общество

МОСКВА, 9 фев — РИА Новости. Эозинофилы — это разновидность лейкоцитов, рост или снижение количества которых может сигнализировать о различных заболеваниях. Как и когда проверять их число — в материале РИА Новости.

В медицине эозинофилы — это один из видов белых клеток крови — лейкоцитов. Они формируются в костном мозге и попадают откуда в кровоток. Рост их числа наблюдается при паразитарных и аллергических заболеваниях, и ряде других состояний, которые требуют полноценного обследования и лечения. Эозинофилы нередко называют клетками-чистильщиками. Они считаются наиболее чувствительными к паразитарным инфекциям и патологическим бактериям.

Эозинофилия не является самостоятельным заболеванием, но может быть признаком ряда патологий. Чтобы ее диагностировать, нужно обратиться к терапевту, а в случае с ребенком — к педиатру, который после опроса и осмотра сможет направить на прием к узкопрофильному специалисту. Тот, в свою очередь, назначит сдачу биоматериалов (крови, слизи из носа, мокроты) на анализ.

Только лабораторное исследование может выявить эозинофилию, то есть абсолютное или относительное повышение числа эозинофилов.

Анализ крови на эозинофилы: показания, расшифровка

В аллергологии подсчет эозинофилов не всегда нужен и информативен, так как их количество повышается при различных состояниях. Например, при наличии в организме паразитов (лямблиозе, аскаридозе, описторхозе), опухолях, коллагенозах, туберкулезах.

— В настоящее время исходный уровень эозинофилов в крови чаще всего используется в качестве биомаркера для прогнозирования клинической эффективности биологических препаратов для лечения тяжелой бронхиальной астмы. Подсчет абсолютного числа эозинофилов в периферической крови, может указать на эозинофильный фенотип тяжелой бронхиальной астмы, что помогает нам подобрать правильное лечение этой патологии, — рассказала врач аллерголог-иммунолог, член Европейской академии аллергологов и клинических иммунологов и Российской ассоциации аллергологов и клинических иммунологов Анжела Мирзаева.

Самый простой способ определения количества эозинофилов — общий анализ крови.

— В результатах общего анализа крови важно смотреть не процентное содержание эозинофилов, а абсолютное. Бывает, что из-за сгущения крови в процентах эозинофилы повышены. Но при пересчете на абсолютные единицы мы видим норму. Формула для подсчета абсолютного числа эозинофилов в периферической крови: (количество лейкоцитов * 10 в 9 степени) *количество эозинофилов в % * 10, — отметила эксперт.

Расшифровку анализа крови на эозинофилы должен проводить лечащий врач, и согласно выводам назначать лечение.

4 февраля, 08:00НаукаНазваны пять способов укрепить легкие до и после ковида

Нормальный уровень клеток в анализе

У взрослых норма эозинофилов в крови составляет 0,4х109/л. Норма у детей несколько выше — до 0,7х109/л. Впрочем, относительно содержания других иммунных клеток нормальное количество эозинофилов у взрослых и детей колеблется в пределах 1-5%.

В норме содержание в мазке из носа — менее 10%.

В мокроте здорового человека эозинофилы единичны. При патологиях они могут достигать большого количества — до 50-90% от всех лейкоцитов.

Причины повышенного показателя

Специалисты выделяют три степени тяжести эозинофилии:

  • легкую — концентрация в крови выросла до 10%;
  • умеренную — до 15%;
  • выраженную или тяжелую — более 15%.

Если у пациента повышены эозинофилы — это говорит о наличии какой-либо патологии, из-за которой организм мобилизовал свои защитные ресурсы для борьбы с чужеродными элементами.

Причиной могут стать аутоиммунные, аллергическим или инфекционным заболевания (астма, аскаридоз, различные виды онкологии и другие).

3 февраля, 07:33Распространение коронавирусаИммунолог развеял вредные мифы о вакцинации

Причины пониженного показателя

Когда эозинофилы у взрослого человека понижены до 0,02*109/л и менее, это значит, что у него развивается абсолютная эозинопения, то есть состояние, при котором в крови количество клеток эозинофилов ниже нормы.

Если же число самих эозинофилов у взрослого не изменилось, но уменьшилась их доля в лейкоцитарной формуле до 0-0,5%, то это признак развития относительной эозинопении.

Причины, почему количество эозинофилов понизилось или равно 0, могут быть следующие:

  • тяжелые инфекционные болезни с гнойными процессами;
  • панкреатит;
  • интоксикация организма тяжелыми металлами;
  • желчнокаменная болезнь;
  • начальная стадия развития инфаркта миокарда;
  • болезни со стороны щитовидной железы;
  • лейкоз и другие.

— Аллергологи, в свою очередь, на снижение цифр не обращают внимание. Иногда эозинофилы мигрируют в ткани при аллергической острой реакции, потому в крови их может быть мало. Таким образом, для аллерголога большого клинического значения данный показатель не имеет, — подчеркнула Анжела Мирзаева.

Подготовка к анализу

Для того, чтобы определить достоверное количества эозинофилов в крови, следует знать, что общий анализ крови требует определенной подготовки.

Во-первых, забор биоматериала должен проводиться утром: после пробуждения число эозинофилов у здорового человека находится в норме, тогда как вечером и ночью оно обычно возрастает, а течение дня может меняться.

4 февраля, 02:30НаукаУченые выяснили, какие зерновые продукты повышают риск смертиВо-вторых, кровь должна быть забрана натощак, поскольку еда провоцирует у человека физиологический лейкоцитоз, то есть повышение уровня лейкоцитов в крови, что также повлияет на результаты исследования.

В-третьих, за пару дней до сдачи анализа следует отказаться от сладкой пищи и алкоголя.

Если у пациента подозревается аллергия, то исследование должно производиться сразу после возникновения симптоматики и до того, как человек начнет принимать антигистамины.

Также при часто возникающем, вероятно аллергическом, насморке назначают исследование мазка на эозинофилы из носа. Перед процессом забора слизи нельзя тщательно и долго высмаркиваться (но и копить слизь в носу тоже не рекомендуется). Не стоит и закапывать в нос назальные капли. Они сделают взятый мазок неинформативным.

Кроме того, часто проводится общий анализ мокроты. К нему тоже нужно подготавливаться.

Забор биоматериала проводят с утра, так как за ночь в дыхательных путях накапливается наибольшее количество мокроты. Идти на сдачу анализа нужно сразу после возникновения первых симптомов, натощак, и не принимая какие-либо препараты.

Эозинофилия в периферической крови

 Эозинофилия периферической крови может быть вызвана многочисленными аллергическими, инфекционными и неопластическими нарушениями, которые требуют разных подходов к лечению. Главная цель начальной оценки состоит в том, чтобы определить нарушения, которые требуют определенного лечения (например, паразитарная инфекция, повышенная чувствительность к препарату, лейкемия, негематологический рак).

 Количество эозинофилов периферической крови точно не предсказывает риск повреждения органа у всех пациентов. Хотя осложнения эозинофилии более распространены у пациентов с более высоким количеством эозинофилов (например, более 1500 эоз/микролитр). У пациента с легкой эозинофилией также может быть значительное поражение органа эозинофилами. Таким образом,  важно рассмотреть клиническую картину пациента и определить, есть ли доказательства участия органа-мишени.

Терминология:

— Абсолютное количество эозинофилов — это число эозинофилов, циркулирующих в периферической крови. Высчитывается путем умножения общего количества лейкоцитов на процент эозинофилов.

-Эозинофилия — это абсолютное количество эозинофилов, превышающее 500 эоз/микролитр. Делится на легкую эозинофилию (500-1500 эоз/микролитр), среднюю (1500-5000 эоз/микролитр) и тяжелую (более 5000 эоз/микролитр).

Нормальное процентное соотношение эозинофилов в крови у человека не превышает 5%, но наличие эозинофилии не может быть определено на основании только процента эозинофилов, потому что этот процент — относительное число, которое меняется в зависимости от полного количества лейкоцитов и относительных процентов нейтрофилов, лимфоцитов и др.

— Гиперэозинофилия (ГЭ) — количество эозинофилов выше 1500 эоз/микролитр. Орган-мишень может присутствовать, но не обязателен. Когда причина эозинофилии неизвестна и отсутствует клиническая картина, это состояние называется эозинофилией неизвестной этиологии.

— Гиперэозинофильный синдром (ГЭС) — включает в себя группу разнородных клинических синдромов, но не обязательно подразумевает под собой первичный гематологический или неопластический процесс. Необходимо только наличие  следующего: 1. Гиперэозинофилия, обнаруженная по крайней мере в двух случаях; 2. Признаки дисфункции органа, относящиеся к эозинофилии. С практической точки зрения важно признать, что проявления поражения органа-мишени, вызванные эозинофилией, могут быть идентичными независимо от причины; этиология эозинофилии может не быть очевидной сначала, но может быть определена позже, и некоторые люди с умеренной эозинофилией имеют бессимптомное течение или развивают признаки дисфункции органа спустя многие годы после того, как эозинофилия впервые обнаружена.

Кроме того, с доступностью новых диагностических тестов и методов лечения, способность определить этиологию ГЭС продолжает расти.

 Ввиду клинической разнородности ГЭ и ГЭС, было много попыток разработать систему классификации, чтобы лучше скоординировать лечение. Например, некоторые эксперты подразделяют ГЭС на миелопролиферативный тип (M-ГЭС), в котором клинические симптомы указывают на миелопролиферативные нарушения; и лимфатический ГЭС (L-ГЭС), в котором выработка цитокинов Т-клетками, таких как IL-5, приводит к повышенному образованию эозинофилов. Однако, ни одна из доступных систем классификации не совершенна, поэтому большинство пациентов с ГЭС не соответствуют точно определенной категории.

 С точки зрения лечения пациентов более важным является возможность различить — должно ли лечение быть направлено на эозинофилию или на другое состояние, которое стимулирует производство эозинофилов (например, паразитарная инфекция, повышенная чувствительность к препарату, негематологический рак).

— Первичный (или неопластический) гиперэозинофильный синдром (ГЭС) относится к миелопролиферативному синдрому, при котором образуются преимущественно зрелые эозинофилы.

ПАТОФИЗИОЛОГИЯ.  Эозинофилы — прежде всего живущие в ткани клетки. Степень эозинофилии периферической крови не всегда точно предсказывает риск повреждения органа. Таким образом, участие органа и повреждение органа-мишени не могут быть предсказаны высоким количеством эозинофилов, и при этом не могут быть исключены при низком количестве эозинофилов. Эозинофилы — это лейкоциты гранулоцитарного ряда, который также включает нейтрофилы и базофилы. Их функция остается до конца неизвестной, несмотря на их относительное увеличение при многих заболеваниях и инфекциях. Количество ацидофильных  гранулоцитов крови может быть увеличено клоновым расширением атипичной гемопоэтической клетки, или стимуляцией цитокином выработки эозинофилав и/или выхода из костного мозга. Цитокины, которые стимулируют эозинофилы, вырабатываются в основном лимфоцитами; их образование может быть вызвано некоторыми инфекциями или аллергическими реакциями. Паразитарные инфекции вызывают эозинофилию путем стимуляции Т-хелперами. Обычно этот ответ требует инфильтрации ткани паразитом и контакта с иммунологической эффекторной клеткой. Ответ T-хелпера характеризуется производством интерлейкина 4 (IL-4), который стимулирует образование IgE и увеличение эозинофилов ; и IL-5, который вызывает повышенное производства эозинофилов, выход эозинофилов из костного мозга и активации эозинофилов.

Лихорадка, бактериальные и вирусные инфекции и глюкокортикоидная терапия могут существенно подавить количество эозинофилов крови.

Количество эозинофилов крови может меняться у одного и того же человека в течении дня и в различные дни.

Эозинофилы в основном представлены в покровных тканях, таких как дыхательный, желудочно-кишечный  и нижний мочеполовой тракты.

Органами-мишенями эозинофилов являются кожа, легкие и желудочно-кишечный тракт. Однако, повреждение сердечной и нервной системы может также наблюдаться. 

ГЛАВНЫЕ ПРИЧИНЫ ЭОЗИНОФИЛИИ

Эозинофилия может быть вызвана астмой или аллергическим ринитом. Очень тяжелая эозинофилия [≥100,000 эоз/микролитр], более вероятно, будет вызвана миелопролиферативными нарушениями, неоластическими процессами, такими как ГЭС, острый и хронический эозинофильный лейкоз, другие миелопролиферативные процессы, лимфоидные неопластические процессы (В-клеточная лимфома, Т-клеточная лимфобластная лимфома, острый лимфобластный лейкоз), системный мастоцитоз, солидные опухоли.

Паразиты и другие инфекции. Гельминты часто являются  определяемой инфекционной причиной эозинофилии. Некоторые паразитарные инфекции имеют только определенные географические зоны воздействия. Однако много паразитов распространены повсеместно.

Стронгилоидоз — вызван Strongyloides stercoralis, распространен в зонах с горячим, влажным климатом (северо-восток США и северная Европа), и может непосредственно проникнуть через кожу при контакте с почвой или водой, загрязненной человеческими фекалиями. Паразит может внутренне повторно заразить, вызывая персистенцию инфекции даже спустя десятилетия после заражения. При стронгилоидозе эозинофилия может быть единственным признаком бессимтомной инфекции. Распространенная гиперинфекция может развиться у пациентов, которые получают кортикостероиды. Скрытое заражение этим паразитом должно быть исключено до начала терапии стероидами (например, ELISA серологические тесты).

Токсокароз — вызван Toxocara canis and cati, которые распространены повсеместно и могут проглатываться с почвой или едой, загрязненной экскрементами собаки или кошки. Это, как правило, касается детей, которые могут глотать загрязненную почву.

Трихинеллез — вызывается Trichinella species, которая распространена по всему миру, чаще в Китае, Таиланде, Мексике, Аргентине, Боливии и частях Восточной и Центральной Европы. Заражение происходит при приеме в пищу недоваренного мяса, особенно свинины.

 Нематодоз — возбудитель Ancylostoma duodenale найден в средиземноморских странах, Иране, Индии, Пакистане и Азии; Necator americanus живет в Северной Америке, Южной Америке, Центральной Африке, Индонезии, Южном Тихом океане и частях Индии. Эти черви заражают людей личиночным проникновением в кожу. У зараженных людей могут быть сыпь, кашель и симптомы поражения ЖКТ.  Диагностика – анализ кала.

Все эти паразиты могут вызвать бессимптомную инфекцию и быть идентифицированы как случайное открытие. Стронгилоидоз может быть  выявлен только при подавлении иммунного ответа (например, при приеме глюкокортикоидов при лечении другого заболевания).

Географическое распространение. В отличие от паразитов, распространенных повсеместно, другие паразитарные инфекции, связанные с эозинофилией, более географически ограничены:

Филяриоз (круглый червь) — вызывается Filariasis; может паразитировать в лимфатической, легочной тканях и конъюнктиве. Путь передачи — через членистоногих (например, москиты, мошки). Возбудитель обитает только в тропиках и субтропиках.

Шистосомоз — возбудитель Schistosome species; распространены в некоторых областях тропиков и Африки. У большинства пациентов бессимптомное течение; однако, у некоторых больных отмечаются усталость, лихорадка, зуд.

Негельминтные паразиты и другие инфекции, связанные с эозинофилией:

протозойные паразиты — (напр, Giardia, malaria, Babesia). Часто не сопровождаются эозинофилией

чесоточный клещ может вызвать эозинофилию, особенно если инфекция тяжело протекает или есть иммунная недостаточность или заболевание кожи

некоторые грибы могут также вызвать эозинофилию

ретровирусные инфекции могут иногда сопровождаться эозинофилией. Эозинофилия также может отмечаться при ВИЧ 1 инфекциях.

 Напротив, большинство острых бактериальных или вирусных инфекций сопровождаются уменьшенным количеством ацидофильных гранулоцитов; нет доказательств связи эозинофилии и туберкулеза, токсоплазмы, бартонеллеза, или стрептококковой инфекции. Соответственно, эозинофилия у пациента с лихорадкой вряд ли будет наблюдаться при бактериальной или вирусной инфекции.

Аллергические реакции.  Множество аллергических реакций протекает с эозинофилией; часто они поражают определенные органы-системы. В целом эти нарушения вызывают легкую эозинофилию.

Аллергический ринит — аллергическая реакция, которая проявляется в виде чихания, ринореи и заложенности носа. Эозинофилия периферической крови менее характерна, чем носовая эозинофилия; если присутствует, то чаще легкой степени.

Астма может вызвать эозинофилию, и другие причины эозинофилии (гельминтозы, грибковая инфекция), сопровождающиеся бронхоспазмом, могут протекать под маской астмы. Связанная с астмой эозинофилия обычно легкой степени

Считается, что некоторые заболевания ЖКТ (например, эозинофильный эзофагит, другие эозинофильные желудочно-кишечные расстройства) имеют аллергическую природу. Чаще протекают с эозинофилией в тканях, чем в периферической крови. Хотя эозинофилия в крови также может присутствовать. Симптомы связаны с эозинофильной инфильтрацией тканей.

Лекарственная реакция с эозинофилией и системными симптомами (DRESS). DRESS является потенциально опасной для жизни системной аллергической реакцией. Период между воздействием препарата и развитием признаков может быть относительно длинным (например, две — восемь недель). Лихорадка, усталость, увеличение лимфатических узлов и кожная сыпь — наиболее распространенные начальные признаки, но они не постоянно присутствуют. Дополнительные симптомы могут быть связаны с поражением печени, почек, легких или других органов. Гематологические изменения включают лейкоцитоз с эозинофилией и/или атипичные лимфоциты. Симптомы могут сохраняться в течение многих недель после прекращения приема препарата.

Атопический дерматит  (экзема) является хроническим воспалительным кожным заболеванием из-за поврежденной эпидермальной барьерной функции и/или иммунологической дисфункции. Хотя эозинофилия распространена при атопическом дерматите, количество эозинофилов не превышает 1500эоз/микролитр. Отмеченная эозинофилия, увеличение титра IgE, рецидивирующие инфекции или другие нетипичные признаки должны вызвать оценку других причин эозинофилии.

Надпочечниковая недостаточность была связана с эозинофилией, особенно у остро больных пациентов. Эозинофилия может быть маркером надпочечниковой недостаточности при некоторых заболеваниях (например, туберкулез, оппортунистические инфекции у пациентов с ВИЧ-инфекцией, при приеме кортикостероидов или инфаркте).

Заболевания соединительной ткани.  Эозинофилия может быть найдена при следующих коллагенозах:

эозинофильный гранулематоз с поливаскулитом

дерматомиозит

системный тромбоваскулит

ревматоидный артрит

гранулематоз Вегенера

узелковый периартериит

системная склеродермия

болезнь Бехчета

системная красная волчанка

эозинофильный фасциит

Другие причины:

воспалительное заболевание кишечника

герпетиформный дерматит

реакция отторжения трансплантанта

раздражение слизистых оболочек

саркоидоз

Особенности эозинофилии у детей. Наиболее частые причины эозинофилии у детей – это астма и атопический дерматит. Они сопровождаются эозинофилией легкой и средней степени тяжести. Пищевая аллергия и эозинофильный эзофагит также часто встречаются в детском возрасте. Единственная подсказка для диагностики эозинофильного эзофагита является случайная рвота.

Лабораторная диагностика:

-все пациенты с необъясненной эозинофилией ≥1500 /microL в двух отдельных анализах

-пациенты с персистирующей эозинофилией ≥500/microL и симптомы поражения органов (сыпь, чихание)

-пациенты с эозинофилией 500-1500/microL, а также с туристическим анамнезом

-клинический анализ крови

-биохимический анализ крови (электролиты, мочевина, креатинин)

-печеночные пробы

-уровень тропонина крови

-серологическая диагностика

ВЫВОД:

— Эозинофилы — прежде всего, живущие в ткани клетки. Степень эозинофилии периферической крови не всегда точно предсказывает риск повреждения органа.

— Важно рассмотреть возможность множества причин эозинофилии во время начальной оценки. Главные причины эозинофилии включают опухолевые заболевания, паразитарные и другие инфекции, аллергические реакции, надпочечниковую недостаточность и ревматологические болезни. Некоторые паразитарные инфекции связаны только с определенными географическими ареалами распространения; однако, много паразитов (например, Strongyloides stercoralis) встречаются во всем мире.

— Остро больной пациент с эозинофилией или человек с чрезвычайно высоким количеством эозинофилов (например, ≥100,000 /microL), нуждается в госпитализации и срочной оценке причины эозинофилии.

— Для пациента с признаками поражения органа, который не остро болен или не госпитализирован, темп оценки и потребности в лечении спеиалистами зависит от определенного пораженного органа и степени дисфункции органа.

— Эозинофилия, обнаруженная случайно в полном анализе крови у здоровогог человека, может быть оценена амбулаторно.

— У детей более вероятно имеет место астма и атопический дерматит; синдромы иммунной недостаточности; пищевая аллергия и/или эозинофильный эзофагит и некоторые формы лейкемии.

— У всех пациентов должен быть тщательно собран анамнез. Медицинский осмотр должен сосредоточиться на коже, глазах, носе, лимфатических узлах, желудочно-кишечной, сердечной, дыхательной системах и неврологической симптоматике, а так же присутствии спленомегалии.

-Список необходимых исследований включает в себя дополнительные серологические исследования паразитарных инфекций, уровни иммуноглобулина сыворотки у пациентов с рецидивирующими инфекциями или симптомами аутоиммунной болезни, уровни триптазы крови у пациентов с миелопролиферативными нарушениями, крапивницей или анафилаксией в анамнезе. Направление к клиницисту, который специализируется на эозинофилии  неоходим, если причина непроходящей эозинофилии не найдена.

-У пациентов с потенциально гематологической причиной эозинофилии необходимо провести биопсию костного мозга. Если тестирование костного мозга сделано, в образцах должны быть оценены отклонения эозинофильных предшественников, со специальными окрасками для ретикулоцитов и/или лаброцитов, наряду с цитогенетическим и/или определенными молекулярными исследованиями плазмы. 

www.uptodate.com

Микроскопическое исследование мазка со слизистой оболочки носа

Риноцитограмма – это исследование слизи из полости носа под микроскопом. Оно позволяет определить наличие в носовой слизи клеток, характерных для аллергических или инфекционных заболеваний, вызывающих ринит – воспаление слизистой оболочки носа. При длительном насморке в некоторых случаях определение вызвавшей его причины бывает затруднено. С этой целью и проводится риноцитограмма, которая позволяет выявить увеличенное количество эозинофилов, что служит дополнительным аргументом в пользу аллергической природы насморка. Аллергический и инфекционный ринит лечатся по-разному, именно поэтому важно определить причину насморка.
Референсные значения не приводятся.
Результат представляет собой описание общей цитологической картины с подсчетом количества лейкоцитов, эозинофилов, нейтрофилов, эпителия мерцательного, лимфоцитов, макрофагов, слизи, эритроцитов, дрожжевых грибов, флоры. Врач интерпретирует результат (диф. диагностика ринита), оценивая соотношение количества клеток.

Синонимы русские

Риноцитограмма, цитологическое исследование секрета из полости носа, мазок на эозинофилию, исследование соскоба со слизистой оболочки полости носа, исследование назального секрета.

Синонимы английские

Cytologic study of respiratory tract, Nasal Smear, Nasal smear for eosinophils, Eosinophil smear.

Метод исследования

Микроскопия.

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Мазок из носа.

Как правильно подготовиться к исследованию?

Исключить использование назальных спреев, капель, содержащих кортикостероиды, в течение 24 часов до исследования.

Общая информация об исследовании

Риноцитограмма – исследование выделений из носа под микроскопом. С ее помощью можно выявить изменения, характерные для аллергических реакций организма или для инфекции. Таким образом устанавливают причину воспаления слизистой оболочки носа (ринита).

В норме все стенки полости носа покрыты слизистой оболочкой с секретом, способствующим удалению пыли и микробов. Секрет обладает таким свойством благодаря наличию мерцательного эпителия, имеющего реснички, которые способны колебаться и перемещать слизь вместе с пылью и микробами.

Тем не менее в норме в полости носа обитает большое количество микробов (некоторые виды стафилококков, стрептококков и др), не причиняющих человеку вреда из-за иммунного ответа организма. Если по каким-либо причинам местный иммунитет снижается, микробы могут приводить к воспалению, возникает острый ринит – расстройство функции носа, сопровождающееся воспалительными изменениями слизистой оболочки и насморком. Кроме того, ринит могут вызывать вирусы, передающиеся воздушно-капельным путем, в том числе возбудители ОРЗ.

Снижение местного иммунитета может быть вызвано переохлаждением организма, снижением общего иммунитета человека. Развитию насморка также способствует замедление движения мерцательного эпителия.

В результате ответа иммунной системы в слизистой носа повышается количество лейкоцитов – белых кровяных телец. Существует несколько их разновидностей, при бактериальных инфекциях главную роль в защите организма играют нейтрофилы, при вирусных – лимфоциты. Также могут появляться макрофаги.

При аллергии на организм воздействует определенное вещество (аллерген), например пыльца, шерсть, пыль и т. д., к которому возникает повышенная чувствительность иммунной системы. Такая реакция приводит к выделению в слизистой оболочке носа определенных веществ (гистамина, брадикинина), вызывающих симптомы аллергии. При этом большее значение в данном процессе имеют такие клетки иммунной системы, как эозинофилы (одна из разновидностей лейкоцитов). При аллергии они могут в большом количестве появляться в крови, а также накапливаться в носовой слизи.

Кроме того, существует вазомоторный (нейровегетативный) ринит, при котором воздействие холода, прием некоторых лекарств, воздействие других физических или психоэмоциональных факторов вызывает острое набухание слизистой оболочки носа и изменение тонуса сосудов носовой полости.

При этом во всех случаях ринита происходит образование и выделение большого количества жидкости, что мы и называем насморком.

Аллергическая природа ринита часто остается невыявленной, хотя она достаточно распространена. Риноцитограмма может помочь в диагностике: особенность эозинофилов, появляющихся при аллергическом рините, состоит в том, что при специальной окраске (по Романовскому – Гимзе) они окрашиваются в красный цвет и становятся доступными для подсчета под микроскопом.

Для чего используется исследование?

При длительном насморке в некоторых случаях определение вызвавшей его причины бывает затруднено. С этой целью и проводится риноцитограмма, которая позволяет выявить увеличенное количество эозинофилов, что служит дополнительным аргументом в пользу аллергической природы насморка. Аллергический и инфекционный ринит лечатся по-разному, именно поэтому важно определить причину насморка.

Когда назначается исследование?

При длительном насморке (несколько недель и более), сопровождающемся заложенностью носа, чиханием неустановленного происхождения.

Что означают результаты?

Референсные значения для различных видов микроорганизмов зависят от их локализации (точки взятия биологического материала).

Повышение показателей

  • Эозинофилы. Значительное повышение (более 10 % от общего количества лейкоцитов в мазке и более) количества эозинофилов свидетельствует в пользу аллергического происхождения насморка. В то же время следует иметь в виду, что отсутствие большого количества эозинофилов в мазке не позволяет достоверно исключить аллергическую природу заболевания. Уровень эозинофилов также может быть повышен при неаллергическом эозинофильном рините – заболевании, при котором другие признаки (помимо повышения количества эозинофилов в крови и носовой слизи) аллергии отсутствуют. Заболевание часто сопровождается полипами и отсутствием реакции на противоаллергические (антигистаминные) препараты.
  • Нейтрофилы. Увеличение количества данных клеток в мазке может указывать на то, что причиной насморка являются инфекционные агенты (бактерии или вирусы). Повышение уровня нейтрофилов особенно характерно для острой стадии заболевания.
  • Лимфоциты. Повышенное содержание лимфоцитов может быть связано с хроническим инфекционным воспалением слизистой оболочки носа.
  • Эритроциты. Появление в мазке эритроцитов может свидетельствовать о повышенной проницаемости сосудистой стенки слизистой полости носа, что характерно для некоторых видов ринита, в частности вызванных дифтерией или гриппом.

Следует отметить, что повышение уровня нейтрофилов и лимфоцитов не является специфичным в отношении инфекции.

Снижение показателей

Отсутствие в мазке эозинофилов, нейтрофилов, других видов лейкоцитов может указывать на:

  • вазомоторный ринит – насморк, не связанный с аллергией или инфекцией;
  • ринит, связанный со злоупотреблением сосудосуживающими назальными спреями;
  • ринит, вызванный другими причинами (гормональными нарушениями, нарушениями психоэмоционального состояния, нарушениями анатомии носовых ходов и др.).

Что может влиять на результат?

Использование назальных спреев, особенно кортикостероидов, может приводить к ложноотрицательным результатам в отношении эозинофилии.

Тот же эффект иногда наблюдается при использовании таблеток, содержащих кортикостероиды, и антигистаминных (противоаллергических) препаратов.

 Скачать пример результата

Важные замечания

  • Следует оценивать результаты исследования, сопоставляя данные истории развития заболевания, других исследований и симптомы.
  • Для повышения достоверности результатов рекомендуется повторить обследование через 1-2 недели.

Также рекомендуется

Кто назначает исследование?

Врач-терапевт, врач общей практики, врач-оториноларинголог, аллерголог-иммунолог.

Литература

  • Пальчун В. Т. Оториноларингология. Национальное руководство, 2008, ГЭОТАР-медиа. 919 с.
  • V Paleri, J Hill. ENT Infections: An Atlas of Investigation and Management, 2010, Atlas Medical Publishing Ltd. P. 116.
  • Dan L. Longo, Dennis L. Kasper,J. Larry Jameson, Anthony S. Fauci, Harrison’s principles of internal medicine (18th ed.). New York: McGraw-Hill Medical Publishing Division, 2011.

Подсчет эозинофилов может помочь в раннем выявлении COVID-19 у пациентов

Текущее тестирование, основанное на диагностике COVID-19 с помощью ПЦР мазка из носоглотки, остается проблемным из-за длительного времени обработки и высокого уровня ложноотрицательных результатов.

«Мы обнаружили, что отсутствие эозинофилов при исследовании крови может помочь в ранней диагностике — стойкое их снижение хорошо коррелировало с неблагоприятным прогнозом для пациента. Анализ количества эозинофилов может быть полезным инструментом при принятии решения о том, следует ли незамедлительно изолировать пациента и начинать конкретную терапию в ожидании подтверждающих результатов теста».

Muhammad M. Zaman, доктор медицины, специалист по инфекционным заболеваниям, работающий в больнице Кони-Айленда в Бруклине (Coney Island Hospital).

Исследователи сравнили результаты рутинного общего анализа крови на эозинофилы у первых 50 госпитализированных пациентов с положительным результатом на COVID-19 с результатами на эозинофилы 50 пациентов с подтвержденной инфекцией гриппа во время их обращения в отделение неотложной помощи больницы Кони-Айленд в Бруклине.

В исследовании эозинопения коррелировала с диагнозом COVID-19, а устойчивость этого снижения соотносилось с высокой степенью тяжести заболевания и низкими темпами выздоровления. Низкое количество эозинофилов (эозинопения) определяется как наличие <100 кл./мкл. Референсный диапазон обычно составляет от 100 до 400 кл./мкл.

«Известно, что количество эозинофилов обусловливается вирусными инфекциями, но мы не знали, что эта корреляция настолько значима в случае COVID-19», — говорит Dr. Zaman.

 Практическая клиническая информация

Больница Кони-Айленд, входит в систему здравоохранения и больниц Нью-Йорка, обслуживает население Бруклина, штат Нью-Йорк. Был отмечен резкий рост случаев COVID-19 в марте и апреле 2020 года, тогда и были собраны данные для этого исследования.

У 60% пациентов с COVID-19 при поступлении не были обнаружены эозинофилы в периферической крови, в отличие от 16% пациентов с подтвержденным диагнозом грипп. Еще у 28% пациентов с COVID-19 не было обнаружено эозинофилов в течение 48 часов после госпитализации, у 88% не было выявлено эозинофилов во время всей госпитализации.

 «При COVID-19, заболевании, у которого есть существенное совпадение симптомов с гриппом, выявление эозинопении может помочь определиться с вероятным диагнозом COVID-19», — сказал Dr. Zaman.

В общей сложности 23 из 50 пациентов в группе COVID-19 (46%) скончались. У 86% умерших пациентов (18 из 21) в группе COVID-19, с обнаруженной исходной эозинопенией, так и сохранили ее до конца, в отличии от 50% (13 из 26) выживших, у которых снижение эозинофилов было выявлено только в момент поступления, но потом благополучно нормализовалось.

«Как вы можете видеть из данных, сохраняющийся длительное время низкий уровень эозинофилов отражает тенденцию к смертности», — сказал Dr. Zaman. «Пациенты, у которых количество эозинофилов в дальнейшем повышалось, имели более благоприятные исходы болезни».


Мнение специалиста: Клинический диагноз COVID-19 подтверждается лабораторным тестированием с помощью анализа ПЦР, который остается проблемой из-за ограниченной доступности тестов, различного времени проведения и низкой чувствительности теста. Во многих больницах получение результатов анализов может занять несколько дней.

«Если пациент обращается за помощью медиков в первый день появления симптомов (обычно это пятый день после заражения), количество ложноотрицательных результатов достигает 38%», — говорит Dr. Zaman. «Это означает, что большое количество потенциально заразных пациентов не подозревают о своем истинном диагнозе, а простой анализ крови может значительно снизить число таких пациентов, а значит, и последующее распространение болезни».

 

 


Городская клиническая больница №31 — Пациентам в помощь. Гематологические заболевания. Часть II. Хронические миелопролиферативные заболевания. (страница 6)

Страница 6 из 11

Гиперэозинофильный синдром (синдром Леффлера II)

Гиперэозинофильный синдром (ГЭС) – болезнь, при которой в крови увеличивается количество клеток-эозинофилов, в той или иной степени повреждающих внутренние органы. На медицинском языке небольшое повышение эозинофилов называется «эозинофилия», а значительное – «гиперэозинофилия».

Здоровые эозинофилы (эозинофильные гранулоциты) – одна из иммунных, то есть защитных, сил организма. Они играют особенную роль в борьбе человека с болезнями, с паразитами, а также при аллергии, участвуют в общем управлении и связи  всех звеньев иммунной системы. Свое название они получили, потому что хорошо окрашиваются краской-эозином. При большом увеличении в этих клетках  можно увидеть мелкие гранулы, в которых эозинофилы «хранят» запас очень активных химических веществ.

Эозинофилия, которая возникает как ответ организма на некоторые инфекции, болезни крови, болезни суставов, называется вторичной, или реактивной. При такой реакции организма повышение эозинофилов в крови безопасно в отличии от гиперэозинофильного синдрома. Гиперэозинофильный синдром отличается от реактивных (вторичных) эозинофилий тем, что при этом заболевании в кровь постоянно поступает слишком много химических защитных веществ, и поэтому страдают внутренние органы: кишечник, сердце, легкие и другие. Бывает, что больные ГЭС жалуются на случаи «странной» нехватки воздуха, диарею, отеки, необъяснимую слабость, потливость, сыпь. Пациенты могут ощущать тяжесть в подреберьях, потому что увеличены печень или селезенка, в которых оседают опухолевые клетки. Со временем ГЭС может переходить в лимфому или острый лейкоз.

Диагноз

Диагноз «ГЭС» ставят, если у пациента длительно повышены эозинофилы крови и поражены внутренние органы. Очень важно при постановке диагноза исключить другие причины, которые могут привести к похожим изменениям крови (астму, более частые миелопролиферативные болезни крови и другие), поэтому пациента всесторонне обследуют: делают гистологическое, цитологическое и цитогенетическое исследования костного мозга. Могут потребоваться компьютерная томография и другие специальные анализы. Как правило, при ГЭС типичных изменений в генах не выявляют, хотя при выполнении цитогенетического исследования могут быть найдены некоторые поломки. Обнаружить изменения тех или иных генов очень трудно, но если их находят, то это влияет на выбор лечения.

Лечение

В настоящее время общепринятым методом лечения ГЭС является назначение лекарств, постоянный прием которых останавливает размножение больных клеток, и такие лекарства оказывают минимальное нежелательное побочное действие. Самочувствие пациента улучшается. Если со временем болезнь переходит в лимфому или острый лейкоз, то их лечат по схемам острых лейкозов или лимфом. Молодых пациентов врачи стараются вылечить с помощью пересадки стволовых (материнских) клеток крови.

 

Клинический анализ крови (норма и отклонения) у детей и взрослых

Клинический анализ крови (норма и отклонения) у детей и взрослых

Клинический анализ крови (гематологический анализ крови, общий анализ крови) — врачебный анализ, позволяющий оценить содержание гемоглобина в системе красной крови, количество эритроцитов, цветовой показатель, количество лейкоцитов, тромбоцитов, скорость оседания эритроцитов (СОЭ).

Клинический анализ крови (гематологический анализ крови, общий анализ крови)  —  врачебный анализ, позволяющий оценить содержание гемоглобина в системе красной крови, количество эритроцитов, цветовой показатель, количество лейкоцитов, тромбоцитов, скорость оседания эритроцитов (СОЭ).

С помощью этого анализа можно выявить анемии, воспалительные процессы,  состояние сосудистой стенки, подозрение на глистные инвазии, злокачественные процессы в организме.
Клинический анализ крови широко используют в радиобиологии при диагностике и лечении лучевой болезни.

Начнем с того: «Как и когда сдавать анализ крови?»

Вот некоторые правила сдачи крови:

  • Для данного обследования используют капиллярную кровь, которую берут из пальца. Реже, по указаниям доктора,могут использовать кровь из вены.
  • Анализ осуществляют утром. Пациенту запрещено употреблять пищу, воду за 4 ч. до взятия образца крови.
  • Основные медицинские принадлежности, которые применяют для взятия крови – скарификатор, вата, спирт.

Правила сбора крови в мед. учреждениях:

  • Палец, из которого планируют взятие крови, обрабатывают спиртом. Для лучшего забора крови полезно предварительно растереть палец, чтобы обеспечить к нему лучший приток крови.
  • Скарификатором производят прокалывание кожного покрова на пальце.
  • Сбор крови осуществляется посредством мелкой пипетки. Образец помещают в стерильный сосуд-трубочку.

Расшифровка основных показателей общего (клинического) анализа крови

Каждый в своей жизни проходил через такую безболезненную процедуру, как сдача крови из пальца. Но для большинства полученный результат остается лишь набором цифр, записанном на бумаге. Разъяснения указанного анализа даст возможность каждому пациенту сориентироваться в отклонениях, что выявлены в крови, причинах что их обусловили.

Гемоглобин

Данный компонент крови представляет собою белок, при помощи которого кислород поступает во все внутренние органы/системы. Количество указаного компонента исчисляется в граммах, что в 1 литре крови.

Норма гемоглобина в крови у детей и взрослых.

Этот показатель будет зависеть от возраста пациента, его пола:

  • В 1-й день после рождения: от 180 до 240.
  • На первом месяце жизни: 115-175.
  • В первые полгода: не выше 140, не ниже 110.
  • До 1 года: от 110 до135.
  • От 1 до 6 лет: не выше 140, не ниже 110.
  • В возрастном промежутке 7-12 лет: не выше 145.
  • В интервале 13-15 лет: 115-150.
  • С 16 лет (мужчины): от 130 до 160.
  • После 16 лет (женщины): от 120 до 140.

Повышение гемоглобина:

  1. Диагностировании порока сердца.
  2.  Болезнях почек.
  3. Сердечной/легочной недостаточности.
  4. Наличии у пациента патологий, связанных с кроветворением.

Понижение гемоглобина:

  1. Дефицита витаминов/железа.
  2. Значительной потери крови.
  3. Рака крови.
  4. Анемии.
  5. Жесткой диеты, что привела к истощению.
Эритроциты

Внутри рассматриваемых компонентов содержится гемоглобин. Основное назначение эритроцитов — перенос кислорода к внутренним органам. Зачастую в таблице вместо единицы измерения эритроцитов можно видеть аббревиатуру RBC.

Норма содержания эритроцитов в крови у детей и взрослых.

Приведенный показатель необходимо множить на 1012. Полученный результат будет равен числу эритроцитов, что присутствуют в 1 л. крови:

  • У новорожденных в 1-й день жизни: не менее 4,3, не более 7,6.
  • У грудничков до месяца этот показатель снижается: 3,8-5,6.
  • 1-6 месяцев: от 3,5 до 4,8.
  • До 1 года: не выше 4,9, не ниже 3,6.
  • От 1 до 6 лет: от 3,5 до 4,5.
  • В возрастном интервале 7-12 лет нижняя граница допустимой нормы увеличивается до 4,7.
  • В подростковом периоде (до 15-летнего рубежа): 3,6-5,1.
  • С16-летнего возраста (мужчины): не выше 5,1, не ниже 4.
  • С 16 лет (женщины): от 3,7 до 4,7.

Причины повышенного и пониженного уровня эритроцитов у детей и взрослых.

Факторы, что провоцируют повышение/понижение численности эритроцитов в крови аналогичны тем, что вызывают повышение/понижение гемоглобина.

Ширина распределения эритроцитов в общем анализе крови.

Указанный параметр напрямую зависит от размеров эритроцитов: при выявлении большого количества различных по размеру эритроцитов во взятом образце крови можно говорить о высокой ширине распределения эритроцитов.

Норма ширины распределения эритроцитов в крови у детей и взрослых.

Данный показатель является идентичным для детей, взрослых, и может варьироваться от 11,5 до 14,5%.

Причины повышенного и пониженного уровня ширины распределения эритроцитов у детей и взрослых.

Отклонение от нормы рассматриваемого показателя может возникнуть на фоне неправильного питания, анемии, обезвоживания организма.

Средний объем эритроцитов в общем анализе крови.

Этот параметр крови способствует получению информации о размерах эритроцитов. Измеряется в фемтолитрах/микрометрах в кубе. Рассчитывают данный объем по несложной формуле, для которой нужно знать процент гематокрита, количество эритроцитов.

Ширина распределения эритроцитов – норма у детей и взрослых.

Независимо от возраста, пола пациента,в норме рассматриваемый параметр крови (MCV) должен быть не выше 95 фл, не ниже 80 фл.

Причины повышенных и пониженных показателей ширины распределения эритроцитов.

Понижение зачастуют возникает вследствие недостатка железа.

Увеличение показателя MCV свидетельствует о дефиците некоторых микроэлементов.

Среднее содержание гемоглобина в эритроците

Полученный показатель (MCH) отображает количество гемоглобина, что содержится внутри 1-го эритроцита. Рассчитывается по определенной формуле, для которой нужно знать количество гемоглобина+эритроцитов. Измеряют указаный параметр в пикограммах. Норма MCH одинакова для мужчин, женщин, детей: 24-33 пг.

Понижение зачастую возникает вследствие железодефицитной анемии.

Увеличение показателя MCH является результатом дефицита фолиевой кислоты/витамина В12.

Средняя концентрация гемоглобина в эритроците

Рассматриваемый параметр (MCHC) получают путем математических исчислений, в которых используют гемоглобин+гематокрит. Единицей измерения являются %. Норма содержания гемоглобина в эритроците варьируется в пределах 30-38%.

Снижение, причины:

  1. Болезни крови.
  2. Дефицит железа.

Вероятность повышения рассматриваемого показателя небольшая.

Скорость оседания эритроцитов в общем анализе крови (СОЭ)

Этот показатель (СОЭ) получают путем отстаивания взятого образца крови. Определяется количеством, формой эритроцитов, измеряется в мм/ч. На рассматриваемый процесс также оказывает влияние количество белков в плазме.

Норма скорости оседания эритроцитов в крови у детей и взрослых.

Этот параметр не претерпевает особых изменений с возрастом, однако различия присутствуют:

  • 1-й день жизни: 2-4.
  • У малышей до месяца: от 4 до 8.
  • В период до 6 мес. норма СОЭ составляет 4-10.
  • От 1 до 12 лет: не выше 12, не ниже 4.
  • От 13 до 15 лет нижняя граница нормы увеличивается до 15.
  • С 16 лет (мужчины): 1-10.
  • С 16 лет (женщины): 2-15.

Причины повышенной и пониженной скорости оседания эритроцитов (CОЭ) у детей и взрослых.

Повышение, причины:

  • Инфицирование организма.
  • Беременность.
  • Рак.
  • Анемия.

Снижение СОЭ  — результат заболеваний крови.

Лейкоциты

Это живые клетки организма, что продуцируются в лимфоузлах, костном мозге, выполняют контролирующую функцию. Разновидностей рассматриваемых компонентов крови несколько: нейтрофилы, моноциты, эозинофилы, лимфоциты, базофилы.

Норма лейкоцитов дети (взрослые):

Полученный результат будет соответствовать процентному соотношению лейкоцитов, что в норме присутствуют в 1 л крови:

  • В 1-й день жизни: от 8,5 до 24,5.
  • У малышей до 1 мес.: от 6,6 до 13,8.
  • В первые полгода норма не должна превышать 12,5, не может быть меньшей 5,5.
  • В возрастном интервале от 1 мес. до 1 года: от 6 до 12% на литр крови.
  • От 1 до 6 лет: не выше 12, не ниже 5.
  • В возрасте 7-12 лет: от 4,4 до 10.
  • В подростковом периоде (после 15-летнего рубежа): не выше 9,5, не ниже 4,4.
  • С 16 лет (мужчины/женщины): от 4 до 9.

Повышение от нормы:

  • Воспалительные явления в организме. Сюда относят послеоперационный период, ЛОР-заболевания, болезни нижних дыхательных путей, повреждение кожных покровов врезультате травмирования/ожога. При онкозаболеваниях общее тестирование крови также будет показывать завышенный уровень лейкоцитов.
  • Беременность.
  • Менструация.
  • Вакцинация.

Снижение лейкоцитов:

  • Дефицит витамина В12.
  • Болезни крови.
  • Определенная группа инфекционных болезней: малярия, вирусный гепатит, брюшной тиф.
  • Влияние радиации.
  • Системная красная волчанка.
  • Прием некоторых препаратов.
  • Состояния, при которых возникает иммунодефицит.
Тромбоциты в общем анализе крови

Это мелкие безъядерные клетки, внутри которых содержатся микроэлементы, что обеспечивают свертываемость крови.

Норма тромбоцитов в крови дети (взрослые):

Приведенный показатель необходимо множить на 109.. Полученный результат будет соответствовать количеству клеток, что в норме присутствуют в 1 л крови:

  • 1-й день после рождения: 180-490.
  • У детишек от 1 мес. до 1 года: не выше 400, не ниже 180.
  • От 1 до 6 лет: 160-390.
  • В возрастном интервале 7-12 лет: не выше 380, не ниже 160.
  • В подростковом периоде (до 15 лет включительно): от 160 до 360.
  • С 16 лет (мужчины/женщины): от 180 до 320.
  • Причины повышенного и пониженного уровня тромбоцитов у детей и взрослых.

Повышение тромбоцитов, причины:

  • Воспалительные реакции (в т.ч. послеоперационный период).
  • Онкозаболевания.
  • Значительные кровопотери.
  • Болезни крови.

Снижение тромбоцитов, причины:

  • Дефекты в работе костного мозга.
  • Цирроз печени.
  • Переливание крови.
  • Нарушения, связанные с функционированием иммунной системы.
  • Болезни крови.
Гематокрит

Посредством данного параметра сопоставляют объем эритроцитов с объемом крови. Единицей измерения гематокрита являются проценты.

Гематокрит, норма, дети (взрослые)

С возрастом указанный параметр претерпевает определенных изменений:

  • В 1-й день после рождения:40-66 %.
  • У детишек до месяца: от 34 до 55%.
  • У грудничков в возрастном интервале 1-6 мес: 32-43%.
  • От1 до 9 лет: 34-41%.
  • С 9 до 15 лет: 34-45 %.
  • С 16 лет (женщины): не выше 45%, не ниже 35%.
  • С 16 лет (мужчины): 39-49%.

Гематокрит, повышение:

  • Сердечной/легочной недостаточности.
  • Обезвоживании.
  • Некоторых болезнях крови.

Гематокрит, снижение:

  • III-IV тримеестр беременности.
  • Анемия.
  • Почечная недостаточность.
Гранулоциты

Указанный параметр крови представлен несколькими группами клеток: базофилами, нейтрофилами, эозинофилами. Эти тельца-гранулы – незаменимые учасники в борьбе с инфекциями, микробами.

Норма гранулоцитов:

Абсолютный показатель. В таблицах результатов анализов крови будет обозначаться как GRA#. В этом контексте норма гранулоцитов может варьироваться от 1,2 до 6,8 *109 клеток на 1 литр.

Процентное соотношение гранулоцитов к лейкоцитам. Имеет обозначение GRA %. Норма не должна быть больше 72%, меньше 47%.

Причины повышения гранулоцитов:

При воспалительных явлениях в организме происходит повышение гранулоцитов в крови.

Причины снижения гранулоцитов:

  1. Сбои в работе костного мозга, что связаны с продуцированием клеток крови.
  2. У пациента диагностируется системная красная волчанка.
  3. Прием некоторых медицинских препаратов.
Моноциты

Важные составляющие иммуной системы. В их обязанности входит распознание опасных для организма микроорганизмов, борьба с воспалительными очагами. Их количество ограничено.

Норма моноцитов в крови у детей и взрослых.

Приведенный показатель (MON%) отображает процент содержания моноцитов в общем количестве лейкоцитов:

  • Малыши до 1 года включительно:2-12%.
  • От 1 до 15 лет: не выше 10%, не ниже 2%.
  • С 16 лет (женщины/мужчины): от 2 до 9%.
  • Причины повышения и понижения моноцитов в крови у детей и взрослых.

Повышение: 

  1. Заболевания крови.
  2. Недуги системного характера.
  3. Инфицирование организма вследствие воздействия грибков, вирусов, паразитов.
  4. Отравление химикатами.

Понижение:

  • Роды.
  • Послеоперационная реабилитация.
  • Прием противоопухолевых препаратов.
  • Воспалительно-гнойные явления.
Нейтрофилы

Указанные клетки помогают организму справиться с инфекциями, ликвидировать собственные вымершие микрочастицы. По своему строению подразделяют на две группы: зрелые, незрелые.

Норма нейтрофилов в крови у детей и взрослых.

Рассматриваемый показатель отображает процент содержания палочкоядерных, сегментноядерных нейтровилов в общем количестве лейкоцитов. Рассмотрим норму палочкоядерных в крови у детей, взрослых:

  • В 1-й день после рождения:1-17 %.
  • У детишек от1 мес. до 1 года: от 0,5 до 4%.
  • Возрастная группа 1-12 лет: 0,5-5%.
  • С 13 до 15 лет: не выше 6%, не ниже 0,5.
  • С 16 лет (женщины/мужчины): 1-6%.

Показатели нормы сегментоядерных в крови:

  • У новорожденных в 1-3 день жизни: не выше 75-80%, не ниже 45%.
  • Умалышей от1 мес. до 1 года: от 15 до 45%.
  • Возрастная группа 1-6 лет: 25-60%.
  • С 7 до 12 лет: не выше 66%, не ниже 34%.
  • В подростковом периоде (до 15 лет включительно.): 40-65%.
  • 16 лет (женщины/мужчины): 47-72%.

Увеличение численности нейтрофилов:

  • Инфицирование организма.
  • Онкозаболевания.
  • Вакцинация.
  • Воспалительные явления.

Снижение нейтрофилов:

  1. Лечения, направленого на ликвидацию онкозаболеваний: химиотерапия, прием медикаментов. Прием иных препаратов, что угнетают защитные возможности организма.
  2. Погрешностей в работе костного мозга.
  3. Облучения.
  4. «Детских» инфекционных заболеваний (краснуха, корь и т.д.).
  5. Переизбытка гормонов, что продуцируются щитовидной железой.
Эозинофилы

Очередные представители лейкоцитов. Именно эти клетки активно борются с раковыми клетками, благоприятствуют очищению организма от токсинов, паразитов.

Норма эозинофилов в крови у детей и взрослых.

Приведенный показатель отображает процент содержания эозинофилов в общем количестве лейкоцитов:

  • В 1-й день жизни малыша: 0,5-6%.
  • В возрастном промежутке 1 мес.-12 лет: не выше 7%, не ниже 0,5%.
  • Возрастная группа13-15 лет: не выше 6%, не ниже 0,5%.
  • С 16 лет (женщины/мужчины): от 0 до 5%.
  • Причины повышения и понижения эозинофилов у детей и взрослых.

Увеличение эозинофилов:

  1. Патологий кроветворной системы.
  2. Онкозаболеваний.
  3. Аллергических состояний.
  4. Паразитарных инвазий.

Снижение эозинофилов:

  • Родами.
  • Инфицированием организма (в т.ч. послеоперационный период).
  • Отравлением химикатами.
Базофилы

При тестировании кровиуказанные клетки могут быть не выявлены: самые немногочисленные элементы имунной системы. Состоят из микрочастиц, что провоцируют возникновение воспалительных явлений в тканях.

Норма базофилов в крови у детей и взрослых.

Отображает процент содержания эозинофилов в общем количестве лейкоцитов. Для детей любого возраста, пациентов мужского/женского пола количество эозинофилов должно составлять 0-1%.

Повышение базофилов:

  • Аллергических состояниях.
  • Недостатке гормонов: погрешности в работе щитовидной железы, прием гормональных средств.
  • Ветрянной оспе.
  • Патологиях лимфосистемы.

Снижение базофилов:

  • Беременностью/овуляцией.
  • Увеличением численности гормонов.
  • Стрессом.
Все нормы общего анализа крови детей и взрослых в таблицах

Таблица 1: Нормы клинического анализа крови детей разных возрастов

Таблица 2: Нормы общего анализа крови взрослых (мужчин и женщин)


Таблица 3: Нормальные показатели крови в сравнении у небеременных и беременных женщин в 1 триместре


Таблица 4: Нормы общего анализа крови беременных женщин в 3 триместре беременности

 

Эозинофилия: что это значит?

Перейти к: Выберите раздел статьи … Другой член дифференциала Слишком много хорошего?
Джеффри Дж. Аулетта, доктор медицины, и Сьюзан Б. Шурин, доктор медицины

Эозинофил может либо усиливать, либо подавлять иммунную функцию, и это связано с широким спектром заболеваний. Неудивительно, что открытие эозинофилии часто заставляет педиатров ломать голову.

Попробуйте свои силы в разгадывании тайны эозинофилов, которая заключается в их уникальной структуре и ассоциации с различными клиническими заболеваниями. У каждого пациента в следующих клинических сценариях есть дифференциал лейкоцитов с 20% эозинофилов. Как вы думаете, является ли основной процесс опухолевым, инфекционным или иммунологическим?

Случай 1: У шестимесячного мальчика тяжелая экзема, кровотечение из носа и влажный кашель. Медицинский осмотр показывает рост и вес ниже пятого процентиля, чистые выделения из носа и разбросанные петехии на голове и груди.Его общее количество лейкоцитов составляет 4500 клеток / мкл с 75% нейтрофилов, 5% лимфоцитов и 20% эозинофилов. Его гемоглобин составляет 9,8 г / дл, а количество тромбоцитов — 47 000 / мкл.

Случай 2: Девушка-подросток жалуется на спазмы в животе и диарею. Недавно она вернулась из поездки в Северную Каролину со своей молодежной группой, чтобы помочь пострадавшим от наводнения во время недавнего урагана. Она утверждает, что пила только воду в бутылках и ела тщательно приготовленную пищу. Однако несколько раз ей приходилось преодолевать паводки.Ее физический осмотр показал, что у женщины с умеренным дискомфортом есть кожные кожные зуды на педалях и перианальной области.

Случай 3: У 8-летнего мальчика перемежающаяся лихорадка, которая началась месяц назад. В последнее время у него был достаточно сильный ночной пот, чтобы полностью пропитать его постельное белье. После медицинского осмотра перед лагерем шесть месяцев назад он похудел на семь фунтов. Его текущее медицинское обследование выявило переполнение левой надключичной области и твердый левый подмышечный лимфатический узел размером 3 х 3 см.Его общее количество лейкоцитов составляет 5 500 клеток / мкл с 42% нейтрофилов, 35% лимфоцитов, 3% моноцитов и 20% эозинофилов. Его гемоглобин составляет 11,2 г / дл, а его тромбоциты — 585 000 / мкл.

Правильные категории и вероятные диагнозы указаны в рамке в конце статьи.

Другой член дифференциала

Хотя его присутствие само по себе редко является диагностическим, эозинофилия может служить предвестником болезни. Определение физиологической роли эозинофила открыло дверь для понимания его присутствия при определенных заболеваниях.

Эозинофил имеет двулопастное ядро ​​с цитоплазмой, содержащей специфические гранулы, которые сильно окрашиваются кислотными красителями (см. Рисунок 1). В отличие от нейтрофилов, которые имеют как первичные, так и вторичные (специфические) гранулы, эозинофилы имеют единую гранулу. Его кристаллоидное ядро ​​окружено матрицей, содержащей ферменты и цитокины, ответственные за действия клетки. Ядро состоит из основного основного белка, цитотоксического белка. Окружающий матрикс содержит пероксидазу эозинофилов, фермент, сходный по функциям с миелопероксидазой в первичных гранулах нейтрофилов.Другое содержимое гранул включает катионные белки эозинофилов, активаторы фактора Хагемана и плазмин, а также нейротоксин, происходящий из эозинофилов, воспалительный медиатор повреждения центральной и периферической нервной ткани. В совокупности эти ферменты ответственны за тканевые эффекты эозинофилов.

Как и другие гранулоциты, эозинофил происходит из недифференцированной стволовой клетки, на которую влияют специфические гемопоэтические факторы роста в костном мозге, особенно интерлейкин-5 (IL-5).После выхода из костного мозга эозинофилы быстро локализуются в определенных периферических тканях, включая легкие, кожу и желудочно-кишечный тракт. Интересно, что уровень циркулирующих эозинофилов обратно пропорционален суточным колебаниям кортизола; он ниже утром и выше вечером. Таким образом, пациенты с болезнью Аддисона могут иметь вторичную эозинофилию по отношению к дефициту кортизона.

Широкий спектр стимулов способен активировать эозинофилы. К ним относятся продукты тромбоцитов, такие как лейкотриены и фактор активации тромбоцитов (PAF), цитокины или хемокины, такие как фактор некроза опухоли (TNF) и интерлейкины, и гуморальные опсонины, такие как C5a и IgE.Повторяющееся или продолжительное воздействие антигена, которое вызывает немедленные (опосредованные IgE) и замедленные (опосредованные Т-клетками) реакции гиперчувствительности, наиболее эффективно стимулирует продукцию и функцию эозинофилов.

В зависимости от факторов хозяина и активации хемокинов эозинофил претерпевает фенотипические и функциональные изменения, которые позволяют ему действовать как иммуноусиливающая или иммунодепрессивная клетка. «Активированные» эозинофилы менее плотны, имеют более высокие скорости поглощения и метаболизма глюкозы и генерируют больше активных форм кислорода, чем «покоящиеся» эозинофилы.Таким образом, основная функция цитотоксичности эозинофилов, особенно против гельминтозов, требует тесного соприкосновения клеточной поверхности с клеткой-мишенью, что приводит к внеклеточному высвобождению активных форм кислорода. Дополнительная, но менее эффективная функция эозинофилов — фагоцитоз бактерий, дрожжей и простейших.

Слишком много хорошего?

Двойная природа эозинофила является ключом к его роли в заболеваниях человека. Цитокины, высвобождаемые эозинофилами, не только защищают хозяина от вторжения патогенов, но также могут способствовать воспалению, вызывая повреждение тканей из-за фиброза и окислительных метаболитов.Нарушение этого хрупкого баланса может быть причиной того, что эозинофилия является проявлением основного иммунодефицитного состояния; эта возможность находится в центре внимания текущих исследований.

Эозинофилию можно определить как по процентному, так и по абсолютному количеству циркулирующих клеток. Обычно менее 5% циркулирующих гранулоцитов составляют эозинофилы. Эозинофилия от легкой до умеренной, а также выраженная или тяжелая эозинофилия определяется как от 5% до 15% (от 0,7 до 5 x 10 9 клеток / л) и более 20% (5 x 10 9 клеток / л) циркулирующих гранулоцитов, соответственно. .

Хотя спектр заболеваний, связанных с эозинофилией периферической крови, обширен (Таблица 1), наиболее распространены аллергические / иммунологические, инфекционные и злокачественные процессы.

ТАБЛИЦА 1

Причины детской эозинофилии

Аллергия / иммунология
Аллергический риноконъюнктивит
Синдром повышенного IgE
Дефицит IgA
Ревматологические расстройства (например, ревматоидный аллергический артрит / сезонный артрит

* Переносный синдром
)

Дерматология и соединительная ткань
Поражения соединительной ткани (e.g., узелковый полиартериит)
Экзема, атопический дерматит *
Эозинофильный дерматит
Эозинофильный фасциит
Эксфолиативный дерматит
Крапивница

Гастроинтестинальный
Аллергический колит
Эозинофильный аллергический гастроэнтерит

9780003 Воспалительный гастроэнтерит


Панцирно-кишечная инфекция
Ятрогенный
Диализ
Идиосинкразические лекарственные реакции *
Пострадиация

Инфекционный
Паразитарный *
Аскаридоз
Кожный / висцеральный мигрант личинок
Филяриат
Шистосомоз
Стронгилоидоз
Эпарапситоз
Эпаразитоз
Эпарапситоз
Эпарапситоз
g., Aspergillus )
Вирус иммунодефицита человека
Туберкулез

Злокачественная опухоль
Хроническая реакция «трансплантат против хозяина»
Эозинофильная лейкемия
Ходжкинская и неходжкинская лимфома *

02000300030003000300030003 бронхолегочный аспергиллез


Астма *
Эозинофильная пневмония
Гиперчувствительный пневмонит
Синдром Леффлера

Аллергические и иммунологические расстройства

Эозинофилия связана с рядом аллергических или иммунологических состояний и нарушений.

Аллергия. Атопические заболевания являются наиболее частой причиной эозинофилии у детей Северной Америки. Аллергия и сенная лихорадка приводят к умеренному или умеренному увеличению периферических эозинофилов. Сосредоточение внимания на подстрекательстве и подстрекательстве к воздействию окружающей среды обычно выявляет диагноз; тем не менее, обнаружение большого количества эозинофилов в выделениях из носа может подтвердить это.

Дерматология и соединительная ткань. Крапивница, экзема и атопический дерматит — наиболее распространенные дерматологические состояния, связанные с эозинофилией.Для постановки этого клинического диагноза обычно достаточно типичных исторических и физических особенностей. Более серьезные дерматологические заболевания, такие как буллезный пемфигоид, у детей встречаются редко.

Заболевания соединительной ткани, хотя и нечастые, также следует учитывать. Например, узелковый полиартериит с лихорадкой, потерей веса, абдоминальной и скелетно-мышечной болью и периферической эозинофилией от легкой до умеренной обычно ошибочно диагностируется клинически как трихинеллез. Необходима тканевая диагностика, демонстрирующая периваскулярную эозинофильную инфильтрацию.

Заболевания желудочно-кишечного тракта. Аллергические заболевания желудочно-кишечного тракта обычно проявляются болью в животе, диареей, периферической эозинофилией или эозинофильной инфильтрацией биоптатов ткани. Возраст больных варьируется от младенческого (аллергия на молочный белок) до подросткового возраста (эозинофильный гастроэнтерит). Определенные проблемы с питанием обычно вызывают очевидные симптомы.

Ятрогенный. Наиболее частой ятрогенной причиной эозинофилии является воздействие идиосинкразии.Любой препарат может вызвать эозинофилию; не было показано, что какое-либо конкретное свойство лекарств вызывает ответ. Кроме того, атопический анамнез не обязательно предрасполагает человека к эозинофильной лекарственной реакции. Конечно, лекарственная аллергия имеет широкий спектр клинических проявлений, и эозинофилия — лишь одна из возможных причин.

Терапия интерлейкином-2 (IL-2) и гранулоцитарно-макрофагальным колониестимулирующим фактором (GM-CSF) может вызвать выраженную эозинофилию за счет высвобождения цитокинов и последующей активации эозинофилов.Другие ятрогенные ассоциации с эозинофилией включают облучение и диализ.

Иммунодефицит. Эозинофилия также может быть связана с синдромами иммунодефицита. Обычно эти нарушения связаны с нарушением регуляции Т-клеток, что вызывает аутоиммунные явления. Диагностическими являются наличие в анамнезе редких или повторяющихся инфекций и лабораторное обследование, которое показывает отклоняющиеся уровни циркулирующих гуморальных или клеточных компонентов. Также полезны физические данные о патологических лицах, как при синдроме повышенного уровня IgE, кожных проявлениях, как при синдроме Вискотта-Олдрича, или врожденных аномалиях, как при синдроме Фанкони.

Хроническая реакция «трансплантат против хозяина» после аллогенной трансплантации гемопоэтических стволовых клеток является основным приобретенным иммунодефицитным состоянием, связанным с эозинофилией. Посттрансплантационная эозинофилия может указывать на хроническое заболевание «трансплантат против хозяина» и должна вызывать поиск повреждений органов, таких как холестатическая болезнь печени, синдром сухого глаза и облитерирующий легочный бронхиолит.

Респираторный. Астма — наиболее распространенное респираторное заболевание, связанное с эозинофилией.Более высокое количество эозинофилов наблюдается при внутренней и внешней астме, хотя нет корреляции между клиническими легочными симптомами или функцией и уровнем эозинофилии.

Легочный эозинофильный синдром (синдром Леффлера) — широкий термин, охватывающий клинические состояния, характеризующиеся респираторными симптомами, легочными инфильтратами и эозинофилией. Общие респираторные триггеры — это профессиональные и экологические раздражители и аллергены. Аллергический бронхолегочный аспергиллез, иммунологическое заболевание, связанное с хроническим заболеванием легких, проявляется лихорадкой и продуктивным кашлем.Лабораторные данные включают эозинофилию, повышенный уровень IgE и положительную мокроту на Aspergillus fumigatus или его антитела.

Инфекция

Инфекционными организмами, которые, скорее всего, вызывают эозинофилию, являются гельминты, простейшие, грибы и некоторые вирусы и бактерии (Таблица 2). Паразитарные инфекции, особенно гельминты, являются наиболее частой причиной эозинофилии во всем мире.

ТАБЛИЦА 2

Инфекции, связанные с эозинофилией

Гельминты

Ascaris lumbricoides

Brugia, Wuchereria разновидности

3 Sterling

3

Necator3

3

3

3

Necator3 americanus

Toxocara вида

Trichinella spiralis

Аскаридоз *

Филяриоз *

Анкилостомоз *

Шистосомоз

Ларголоидоз

*

0002

0002 Ларгилоидоз

0002

0002

0002

0002

00030002 Ларгилоидоз

000

0002 Плазмодий
вида

Pneumocystis carinii

Sarcoptes scabiei

Toxoplasma gondii

Малярия

Пневмония 9000 3

Чесотка

Токсоплазмоз

Грибки

Aspergillus fumigatus

Coccidioides immitis

Вирус аллергического бронхолегочного типа

9000 9000 9000 Вирус иммунодефицита человека

000 9000 9000 Вирус иммунодефицита

000 9000 9000 Вирус иммунодефицита

000 9000 Вирус 921 aspergilough

Мононуклеоз

СПИД

Бактерии

Mycobacterium tuberculosis

Туберкулез

* Часто ассоциируется с эозинофилией

Эозинофилия не является признаком константных инфекций.Его присутствие связано с жизненным циклом паразита. Паразиты с циклами миграции тканей вызывают наибольший эозинофильный ответ, в то время как внутрипросветные или инцистированные паразиты не вызывают. Интересно, что у путешественников более высокая эозинофильная реакция на паразитарную инфекцию, чем у жителей той или иной местности.

Грибковые инфекции, особенно аспергиллез и кокцидиоидомикоз, не являются паразитарными инфекциями, связанными с эозинофилией. Как правило, бактериальные и вирусные инфекции вызывают эозинопению.Стрептококковые инфекции, опосредованные токсинами, такие как скарлатина и вирус Эпштейна-Барра, являются исключением, иногда вызывая легкую эозинофилию.

Злокачественные заболевания

Многие злокачественные новообразования, включая лимфому Ходжкина и неходжкинскую лимфому, а также острый лимфобластный лейкоз, связаны с эозинофилией. И Т-лимфобласты, и клетки Рида-Штернберга могут продуцировать IL-3, IL-5 и GM-CSF. Местная продукция IL-5 при болезни Ходжкина ответственна за выраженную эозинофилию лимфатических узлов, особенно при болезни смешанной клеточности.Повышенный уровень периферических эозинофилов может предвещать метастазирование и рецидив, а также указывать на плохой прогноз при некоторых злокачественных заболеваниях.

Эозинофильный лейкоз — редкое заболевание, характеризующееся прогрессирующей анемией, лимфаденопатией, гепатоспленомегалией и повышенным содержанием эозинофилов, которые показывают аномальные грануляции в периферической крови и костном мозге. С проявлением и терапевтическим ответом на химиотерапию, аналогичным острому миелогенному лейкозу, эозинофильный лейкоз был включен как специфическая подгруппа острого миеломоноцитарного лейкоза, называемая M4Eo.Считается, что за создание этого злокачественного фенотипа отвечает уникальная хромосомная транслокация с участием хромосомы 16.

Миелодиспластические синдромы и злокачественный гистиоцитоз — это другие лимфопролиферативные заболевания, связанные с эозинофилией. Наиболее распространенным детским новообразованием, при котором увеличивается эозинофилия тканей, является эозинофильная гранулема или гистиоцитоз из клеток Лангерганса. Пациенты с системными формами гистиоцитоза клеток Лангерганса (такими как болезнь Леттерера-Сиве) могут иметь эозинофилию периферической крови, хотя эозинофилия тканей и костного мозга обычно более выражена.

Идиопатические расстройства

Часто причина эозинофилии неизвестна. Наиболее ярким примером является гиперэозинофильный синдром. Редко у детей этот синдром диагностируется по трем клиническим критериям: эозинофилия> 1,5 x 10 9 клеток / л в течение не менее шести месяцев; эозинофильное воспаление и инфильтрация органов, особенно печени, селезенки, кожи и сердца; и отсутствие какой-либо известной причины эозинофилии. Пациенты, как правило, мужчины, умирают от сердечно-легочной дисфункции, вызванной фиброзом и тромбозом.Этот синдром отличается от эозинофильного лейкоза тем, что у пациентов с лейкозом наблюдаются аномальные эозинофильные грануляции, миелобласты в костном мозге и клиническое течение, включая анемию, тромбоцитопению или другие признаки, свидетельствующие о недостаточности костного мозга.

Идиопатическая эозинофилия может быть вызвана выработкой IL-5 аномальными клонами Т-клеток. Чтобы охарактеризовать этот процесс, необходимо исследовать кровь с помощью проточной цитометрии. Этот метод может идентифицировать увеличенный клон Т-клеток, а также перестройку рецепторного гена внутри Т-клеток.Эритродермия была наиболее последовательным клиническим обнаружением. Ни IgE, ни количество лимфоцитов не повышаются при этом синдроме.

Недоношенные дети обычно имеют повышенное количество эозинофилов, возможно, потому, что чужеродный белок абсорбируется из желудочно-кишечного тракта. Кроме того, эти пациенты часто принимают лекарства и страдают грибковыми инфекциями, которые, как известно, связаны с эозинофилией.

Тщательная оценка

Поскольку эозинофилия связана с таким длинным и разнообразным списком заболеваний, необходим практический подход к оценке.Подробный анамнез поможет педиатру адаптировать лабораторное обследование. Очень важно узнать о заболеваниях, связанных с атопией, диете, воздействии лекарств и недавних поездках. При физикальном обследовании следует проводить тщательный анализ систем, уделяя особое внимание дыхательной системе, коже, лимфатическим узлам и брюшной полости.

Целенаправленное лабораторное обследование обычно предполагает анамнез и физикальное обследование. Если эозинофилия присутствует без очевидной причины, необходимо провести следующие тесты:

  • исследование кала на яйцеклетки и паразиты
  • серологическое обследование на паразитов, не обнаруживаемых при исследовании кала, например, Toxocara canis
  • атопия и туберкулиновое тестирование

Требуются повторные лабораторные анализы, включая серийный анализ крови и исследования кала.Раз в два месяца дифференциация гранулоцитов позволяет контролировать эозинофилию в сыворотке крови, в то время как требуется не менее трех образцов стула для обеспечения изоляции паразитов. Могут быть полезны дальнейшие оценки функции печени и почек, количественные иммуноглобулины и скорость оседания эритроцитов. Если значительная эозинофилия сохраняется через два месяца, требуется более обширное обследование, включая направление к детскому гематологу.

Подводя итоги

Эозинофилия связана с широким спектром детских болезней.Наиболее распространены в Северной Америке атопические заболевания — аллергия и астма. Наиболее распространенным во всем мире является заражение паразитами. Три причины выраженной эозинофилии — паразиты, злокачественные новообразования и гиперэозинофильный синдром.

Тщательный сбор анамнеза и физикальное обследование являются основой для успешной оценки детской эозинофилии. Лечение заболеваний, связанных с эозинофилией, улучшится, когда будущие исследования смогут точно определить роль эозинофилов в этих процессах.

Ответы на клинические сценарии:

(1) Immunologic. Мужской пол, молодой возраст, экзема, тромбоцитопения и лимфопения предполагают синдром Вискотта-Олдрича. (2) Инфекционный. Подозрительно на стронгилоидоз. При исследовании кала или аспирата двенадцатиперстной кишки могут быть обнаружены характерные личинки. (3) Неопластический. Вероятная лимфома, особенно болезнь Ходжкина из-за ночной потливости и эозинофилии.

ПРЕДЛАГАЕМЫЕ ЧТЕНИЯ

Коста Дж. Дж., Веллер П. Ф., Галли С. Дж.: Клетки аллергического ответа: тучные клетки, базофилы и эозинофилы. J Am Med Assoc 1997; 278 (22): 1815

Dinauer MC: Система фагоцитов и нарушения гранулопоэза и функции гранулоцитов, в Натан Д.Г., Оркин С.Х. (ред.): Гематология младенчества и детства Натана и Оски. . Филадельфия, WB Saunders Company, 1998, стр. 889-967

Мур Т.А., Nutman TB: Эозинофилия у возвращающегося путешественника. Infect Dis Clin North Am 1998; 12 (2): 503

Rothenberg ME: Eosinophilia. N Engl J Med 1998; 338 (22): 1592

Sanderson CJ: Интерлейкин-5, эозинофилы и болезнь. Кровь 1992; 79 (12): 3101

Саймон Х.У., Плотц С.Г., Даммер Р. и др.: Аномальные клоны Т-клеток, продуцирующих интерлейкин-5, при идиопатической эозинофилии. N Engl J Med 1999; 341: 1112

Venge P: Гранулоциты эозинофилов при аллергическом воспалении. Pediatr Allergy Immunol 1993; 4 (приложение 4): 19

Веллер П.Ф., Бублей Г.Дж .: Идиопатический гиперэозинофильный синдром. Кровь 1994; 83 (10): 2759

DR. АУЛЕТТА — научный сотрудник отделения детской гематологии / онкологии и инфекционных заболеваний, Rainbow Babies and Children’s Hospital, Кливленд, Огайо.
ДР. ШУРИН — профессор кафедры педиатрии Университета Кейс Вестерн Резерв и заведующий отделением детской гематологии / онкологии в детской и детской больнице «Радуга».

Сьюзан Шурин, Джеффри Аулетта. Эозинофилия: что это значит ?.

Современная педиатрия

2000; 6: 61.

Подход к оценке стойкой гиперэозинофилии у детей

Front Immunol. 2018; 9: 1944.

Отделение аллергии и иммунологии, Отделение педиатрии, Медицинский центр детской больницы Цинциннати, Медицинский колледж Университета Цинциннати, Цинциннати, Огайо, США

Отредактировал: Жозиан Саббадини Невес, Федеральный университет Рио-де-Жанейро , Бразилия

Рецензент: Оскар А.Haas, St. Anna Kinderkrebsforschung, Детский онкологический научно-исследовательский институт, Австрия; Меган Энн Купер, Вашингтонский университет в Сент-Луисе, США

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Молекулярный врожденный иммунитет» журнала «Границы в иммунологии»

Поступила 28 июня 2018 г .; Принято 7 августа 2018 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой.Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Гипереозинофилия (HE) в настоящее время определяется по абсолютному количеству эозинофилов (AEC) периферической крови ≥1 500 клеток / мкл. Хотя легкая эозинофилия крови (AEC 500–1 500 клеток / мкл) наблюдается относительно часто в педиатрической популяции, стойкая HE встречается редко и требует дополнительной клинической оценки.В то время как клинические проявления и лежащая в их основе этиология HE у взрослых хорошо изучены, данных о HE у детей очень мало. Ограниченные данные свидетельствуют о том, что между HE взрослых и детей, вероятно, существует много общего, но между этими популяциями остаются некоторые важные различия. Оценка HE у детей может быть сложной задачей, учитывая широкий дифференциальный диагноз, который включает первичные гематологические нарушения и вторичную эозинофилию, при которых повышенные уровни эозинофилов усиливаются болезненными состояниями, которые способствуют выработке эозинофилов и их выживанию.В зависимости от основной этиологии клинические проявления могут варьироваться от доброкачественных, саморазрешающихся повышений AEC до опасных для жизни расстройств с потенциалом значительного повреждения органов-мишеней. Учитывая широкий дифференциальный диагноз ПЭ, по-прежнему важно систематически подходить к оценке необъяснимой ПЭ у детей. В этом обзоре будет обсуждаться дифференциальный диагноз педиатрической ПЭ с выделением этиологии, которая более распространена в педиатрической популяции. Кроме того, будет представлено краткое изложение эпидемиологии педиатрической HE с акцентом на некоторые различия, существующие между педиатрической и взрослой HE.Наконец, будет обсужден направленный подход к диагностической оценке детей с ПЭ.

Ключевые слова: дети, эозинофилы, гиперэозинофилия, дифференциальный диагноз, эпидемиология, диагностическое тестирование

Введение

Эозинофилы — это окончательно дифференцированные гранулоциты, играющие важную роль в врожденной иммунной функции, ремоделировании и восстановлении тканей, а также в патогенезе заболеваний (1). Уровень эозинофилов в периферическом кровообращении строго регулируется, при этом эозинофилы составляют лишь небольшую часть (обычно <5–6%) популяции циркулирующих лейкоцитов.Хотя обычно эозинофилы оцениваются в периферической крови, это в первую очередь клетки, обитающие в тканях (2). В нормальных гомеостатических условиях подавляющее большинство эозинофилов покидает кровообращение и мигрирует в определенные ткани, где они могут находиться в течение нескольких недель. Желудочно-кишечный тракт служит крупнейшим тканевым резервуаром для эозинофилов, где эти клетки обычно присутствуют в ткани слизистой оболочки от желудка до толстой кишки (3, 4). Эозинофилия, обозначаемая повышенным абсолютным количеством эозинофилов (AEC) в крови, может быть вызвана рядом важных болезненных состояний у детей и отражает баланс между производством эозинофилов в костном мозге, перемещением из костного мозга в ткани и эозинофилом. апоптоз.Преходящая эозинофилия относительно часто наблюдается в педиатрической популяции и, как правило, клинически незначительна. Однако пациенты с хронической (стойкой) эозинофилией могут иметь спектр клинических последствий, начиная от относительно доброкачественных заболеваний и заканчивая болезненными состояниями, связанными со значительной дисфункцией органов-мишеней и потенциально опасными для жизни последствиями. Определение основной патологии, распространяющей эозинофилию, является важным первым шагом в ведении педиатрической гиперэозинофилии (HE) с целью разработки соответствующей стратегии лечения.В этом обзоре мы обсудим дифференциальный диагноз HE у детей, сосредоточив внимание на этиологии, которая более распространена в педиатрической популяции, и на эпидемиологических различиях между детьми и взрослыми. Кроме того, мы представим направленный подход к диагностической оценке педиатрической ПЭ, выделив некоторые важные красные флажки, которые должны побудить медицинских работников проводить более интенсивное обследование.

Терминология

AEC представляет частоту циркулирующих эозинофилов в периферической крови (в клетках на микролитр [клетки / мкл]).Уровни эозинофилов в периферической крови варьируются в зависимости от возраста, при этом верхние пороговые значения выше у младенцев и детей ясельного возраста по сравнению с подростками и взрослыми (5–7). Однако для большинства детей старше 2 лет значение AEC> 700 клеток / мкл считается ненормально повышенным. Тяжесть эозинофилии условно классифицируется на легкую (AEC от верхнего предела нормы до 1500 клеток / мкл), среднюю (AEC 1500–5000 клеток / мкл) и тяжелую (AEC> 5000 клеток / мкл) (4, 8) . Эозинофилия может быть преходящей, эпизодической или стойкой (хронической).Термин HE был зарезервирован для пациентов с устойчивой эозинофилией крови от умеренной до тяжелой, определяемой как AEC крови ≥1 500 клеток / мкл, полученная как минимум в двух отдельных случаях (интервал ≥1 месяц), или выраженная эозинофилия ткани (4). Тканевый HE можно определить как процент эозинофилов, который превышает 20% от всех ядерных клеток в костном мозге или тканевую инфильтрацию, которую патолог считает обширной (4). В ситуациях, когда эозинофилы непосредственно не наблюдаются в ткани, гистологические доказательства внеклеточного отложения гранулярных белков, происходящих из эозинофилов (например,основной основной белок, пероксидаза эозинофилов или нейротоксин, происходящий из эозинофилов) в ткани также можно использовать в качестве суррогатных маркеров тканевой эозинофилии (9). Наконец, термин гиперэозинофильный синдром (ГЭК) является обобщающим термином, описывающим гетерогенную группу расстройств, которые характеризуются HE и свидетельствуют о повреждении или дисфункции органов-мишеней, непосредственно связанных с тканевой эозинофилией (10). С практической точки зрения по-прежнему важно признать клинически, что проявления эозинофилии со стороны органов-мишеней могут не проявляться при первом обнаружении HE, а у некоторых людей признаки органной дисфункции появляются спустя годы после первоначального проявления HE (11).

Причины гиперэозинофилии у детей

Основной дифференциальный диагноз ПЭ у детей аналогичен таковому у взрослых, за некоторыми заметными исключениями. Детская HE может быть связана с множеством основных этиологий, которые можно прагматично разделить на две основные категории (первичная и вторичная HE) на основе основных механизмов, управляющих экспансией эозинофилов (рисунок)

Дифференциальный диагноз гиперэозинофилии (HE) у детей . Педиатрическая ПЭ может быть разделена на две основные категории (первичная и вторичная) на основе механизмов, лежащих в основе экспансии эозинофилов.Первичная HE возникает в результате аномалий миелоидных и стволовых клеток, которые способствуют размножению клона эозинофилов. Вторичный HE возникает в результате разнообразной группы болезненных состояний, которые стимулируют рост популяции эозинофилов за счет увеличения продукции эозинофилопоэтических цитокинов (IL-3, IL-5 и GM-CSF). АБЛА, аллергический бронхолегочный аспергиллез; ВИЧ, вирус иммунодефицита человека; НПВП, нестероидные противовоспалительные препараты; ПЛАТЬЕ, лекарственная реакция с эозинофилией и системными симптомами; EoE, эозинофильный эзофагит; ЭГИД, эозинофильное заболевание желудочно-кишечного тракта; ВЗК, воспалительное заболевание кишечника; STAT3, преобразователь сигнала и активатор транскрипции 3, DOCK8, выделитель цитокинеза 8; LRBA, липополисахарид-чувствительный-бежевый-подобный якорь; WAS — синдром Вискотта-Олдрича; IPEX, иммунная дисрегуляция, полиэндокринопатия, энтеропатия, Х-сцепленный синдром; АЛПС, аутоиммунный лимфопролиферативный синдром; ЭГПА, эозинофильный гранулематоз с полиангиитом; СКВ, системная красная волчанка, РТПХ, трансплантат против.болезнь хозяина.

Первичный (клональный) HE

Первичный HE возникает в результате аномалий в компартменте костного мозга, которые способствуют размножению клона эозинофилов. При этих расстройствах эозинофилы представляют собой преобладающий тип клеток или одну из нескольких линий пролиферирующих клеток. Основные причины HE включают миелоидные новообразования и новообразования стволовых клеток, которые вместе сгруппированы в категорию миелопролиферативных HE / HES (M-HE или M-HES) (10). Эта группа расстройств включает как окончательные, так и предполагаемые эозинофильные миелопролиферативные новообразования, включая гематопоэтические новообразования с эозинофилией, возникающие в результате слияния генов или мутаций, приводящих к конститутивной активации онкогенных рецепторов тирозинкиназ, таких как PDGFRA, PDGFRB, лейстукеемия, лейстукемия, лейкоземия FGFR1. клеточный лейкоз, миелодиспластические синдромы и системный мастоцитоз.Первичные причины ПЭ составляют меньшинство случаев ПЭ у детей (12, 13).

Вторичный (реактивный) HE

Вторичный (или реактивный) HE возникает в результате болезненных состояний, которые стимулируют поликлональную экспансию эозинофилов, обычно за счет увеличения производства цитокинов, таких как IL-3, IL-5 и GM-CSF, которые способствуют увеличение продукции и выживаемости эозинофилов (14). Большинство случаев ПЭ у детей имеет вторичную этиологию.

Инфекция

Нормальные иммунологические реакции на определенные инфекционные патогены остаются одной из наиболее частых причин вторичной ПЭ у детей во всем мире.В частности, инвазивные гельминтозные инфекции (стронгилоидоз, шистосомоз, анкилостомоз, филяриатоз, аскаридоз, токсокароз и трихинеллез) могут вызывать выраженную эозинофилию на ранних этапах инфицирования, когда личинки мигрируют через ткани (15). Некоторые паразиты являются эндемичными во всем мире, и их следует учитывать у всех детей с эозинофилией, независимо от их путешествий или истории заражения. Например, Strongyloides stercoralis эндемичен в районах с жарким влажным климатом (включая юго-восток США) и может напрямую проникать через кожу при контакте с почвой или водой, загрязненной фекалиями человека (15).У этого паразита может быть долгий латентный период в несколько лет между первоначальным воздействием и развитием симптомов, поэтому инфекцию можно легко пропустить, если врач не будет регулярно проверять эту инфекцию (16). Toxocara canis и cati (этиологические причины висцеральной мигрирующей личинки) также являются эндемичными во всем мире и могут попадать в организм с почвой или продуктами питания, загрязненными фекалиями собак или кошек (15). Токсокароз непропорционально поражает педиатрическое население, особенно детей раннего возраста, учитывая их антисанитарные привычки при приеме пищи (15, 17, 18).Этого паразита следует рассматривать у любого маленького ребенка с HE, особенно если у ребенка в анамнезе есть pica, поскольку эти дети подвергаются повышенному риску проглатывания зараженной почвы (17, 18). Негельминтные инфекции также могут вызывать ПЭ у детей. Заражение чесоточным клещом следует рассматривать у детей с сопутствующей кожной зудящей сыпью (19). Грибковая этиология, включая аллергический бронхолегочный аспергиллез (АБЛА), который наблюдается у детей с хроническими заболеваниями легких (астма, муковисцидоз), и диссеминированные инфекции кокцидиоидомикоза и гистоплазмоза, могут вызывать ПЭ (20–23).Наконец, ВИЧ — редкая причина HE в педиатрической популяции, и его следует рассматривать у пациентов с необъяснимой HE и факторами риска (24–26). Примечательно, что протозойные паразиты, которые часто поражают педиатрическую популяцию ( Giardia, Cryptosporidium, Entamoeba ), как правило, не продуцируют периферическую HE (3, 15).

Иммунные расстройства

Атопическая болезнь (экзема, аллергический ринит, астма) является частой причиной легкой или умеренной эозинофилии в педиатрической популяции, и меньшая часть этих пациентов может соответствовать критериям HE.Однако наличие тяжелой стойкой эозинофилии (т.е. эозинофилов> 5000 / мкл) маловероятно вторично по отношению к атопии и требует дополнительной оценки по поводу другой этиологии. Важно отметить, что несколько синдромов иммунодефицита (дефицит преобразователя сигнала и активатора транскрипции 3 [STAT3], дефицит выделителя цитокинеза 8 [DOCK8], дефицит липополисахарид-зависимого бежевого якоря [LRBA], синдром Вискотта-Олдрича [WAS] и нарушение иммунной регуляции, полиэндокринопатия, энтеропатия, Х-сцепленный [IPEX] синдром) в детском возрасте с атопией, повышенным уровнем IgE и эозинофилией периферической крови (27).Следовательно, у любого педиатрического пациента с HE и атопией должен быть получен тщательный инфекционный анамнез (с акцентом на частоту и этиологию инфекций). Другие иммунодефициты, которые могут проявляться при HE в педиатрической популяции, включают аутоиммунный лимфопролиферативный синдром (ALPS) и синдром Оменна, связанный с тяжелым комбинированным иммунодефицитом (27).

Гиперчувствительность к лекарствам

Реакции гиперчувствительности к лекарствам также являются частой причиной ПЭ у детей. Антибиотики (особенно пенициллины, цефалоспорины и ванкомицин), НПВП и противоэпилептические препараты обычно считаются причинами эозинофилии, но почти любое лекарство, отпускаемое по рецепту или без рецепта, лечебное средство на травах или пищевая добавка может быть триггером (16, 28, 29).Временная взаимосвязь между началом приема препарата и развитием эозинофилии помогает идентифицировать лекарственную реакцию, хотя латентный период между воздействием препарата и эозинофилией может варьироваться от дней до месяцев. Примечательно, что лекарственная реакция с эозинофилией и системными симптомами (DRESS) является потенциально опасной для жизни реакцией системной гиперчувствительности, связанной с периферической ПЭ, которая обычно проявляется после латентного периода в 2-8 недель между воздействием препарата и клиническими проявлениями (лихорадка, недомогание, лимфаденопатия, повышенные ферменты печени и болезненная кожная сыпь, которая может прогрессировать до эксфолиативного дерматита) (30).

Желудочно-кишечные расстройства

Эозинофильный эзофагит (EoE) также является частой причиной HE в детской возрастной группе. Этот диагноз часто можно пропустить, если не собрать соответствующий анамнез. Первичные симптомы EoE меняются с возрастом: у более молодых пациентов возникают трудности с кормлением, частая рвота, отказ от пищи / выборочное питание и нарушение нормального развития (31). По мере того, как эти дети становятся старше, жалобы на боли в животе и дисфагию усиливаются, и у подростков могут развиваться пищевые непроходимости.Другие первичные эозинофильные расстройства желудочно-кишечного тракта (эозинофильные желудочно-кишечные заболевания) также могут вызывать HE у детей, хотя эти расстройства встречаются реже, чем EoE. Кроме того, воспалительное заболевание кишечника может быть связано с периферической эозинофилией.

Новообразования

Лимфоцитарный вариант HE / HES (L-HE или L-HES) — это категория заболеваний, характеризующихся наличием клональной или аберрантной популяции лимфоцитов, продуцирующих цитокины, которые способствуют выработке эозинофилов и их выживанию (10).В эту категорию входят лимфоидные новообразования, некоторые из которых чаще встречаются у детей (например, пре-В-клеточный острый лимфобластный лейкоз [ОЛЛ]). ОЛЛ может проявляться ПЭ у детей, в некоторых случаях за несколько месяцев до выявления основного злокачественного новообразования (32, 33). В этих ситуациях эозинофилы не являются частью неопластического клона и представляют собой вторичный ответ на злокачественное новообразование.

Аутоиммунные расстройства

Менее распространенная этиология вторичной ПЭ у детей включает ревматологические заболевания.Примечательно, что эозинофильный гранулематоз с полиангиитом (EGPA, ранее называвшийся синдромом Чурга-Стросса) представляет собой потенциально опасный для жизни васкулит, редко встречающийся в педиатрической популяции, и обычно ассоциируется с умеренной или тяжелой эозинофилией периферической крови, аллергическим ринитом и астмой. Наиболее часто поражаются легкие и кожа, хотя это заболевание может поражать практически любую систему органов, включая сердечно-сосудистую, желудочно-кишечную, почечную и центральную нервную систему (34).К другим аутоиммунным заболеваниям, связанным с HE у детей, относятся системная красная волчанка, дерматомиозит и воспалительный артрит.

Другое

Надпочечниковая недостаточность связана с эозинофилией, возможно, из-за потери эндогенных глюкокортикоидов. Другие вторичные причины HE, которые следует учитывать в определенных клинических ситуациях, включают болезнь «трансплантат против хозяина» после трансплантации гемопоэтических стволовых клеток, отторжение трансплантата твердых органов и серповидно-клеточную анемию.

Эпидемиология

Общая распространенность HE в педиатрической популяции остается неизвестной, поскольку популяционных исследований не проводилось. Несколько ретроспективных когортных исследований были сосредоточены на характеристике HE среди взрослого населения (12, 35). Однако в педиатрической литературе мало данных по этому вопросу, которые в основном состоят из сообщений об отдельных случаях и небольшого числа серий случаев (36–38). Следовательно, существует очень мало данных относительно клинической картины, лежащей в основе этиологии и прогноза HE в педиатрической популяции, а также того, как она может отличаться от взрослой популяции.Недавно Willams et al . опубликовали крупнейший ретроспективный когортный анализ, в котором сравнивали детей и взрослых с ПЭ. В исследовании участвовал 291 пациент (37 детей, 254 взрослых), которые обратились в Национальные институты здравоохранения для оценки необъяснимой HE в период с 1994 по 2012 год (12). Наиболее частым диагнозом в обеих группах пациентов был идиопатический ГЭК (46% детей и 47% взрослых). Вторичная причина HE была выявлена ​​только у 14% детей по сравнению с 10% взрослых, при этом наиболее распространенной этиологией в обеих популяциях была гельминтная инфекция.Примечательно, что все гельминтозы в детской когорте были видов Toxocara по сравнению с отсутствием во взрослой когорте, что свидетельствует о повышенном подозрении на инфекцию Toxocara у детей с HE. Первичный иммунодефицит чаще отмечался в педиатрической когорте по сравнению с взрослой, хотя количество случаев все еще было ограниченным (2/37 случаев в детской когорте против 1/254 случаев во взрослой когорте). У пациентов, которые соответствовали критериям ГЭК, заметные различия в исходных характеристиках в педиатрической популяции включали преобладание мужчин, более высокие медианные пиковые уровни AEC и более высокие медианные уровни витамина B12 в сыворотке.Нарушения перестройки клональных Т-клеточных рецепторов были чрезмерно представлены во взрослой популяции. Клинические проявления были относительно схожими между двумя когортами, за исключением повышенного вовлечения желудочно-кишечного тракта у детей и повышенного вовлечения легких во взрослой когорте. Хотя средний пик AEC был почти вдвое выше в педиатрической когорте, смертность была низкой и аналогичной таковой во взрослой когорте. Учитывая, что это исследование было составлено из одноцентрового специализированного специализированного центра (NIH), в исследуемой популяции, вероятно, будет существовать систематическая ошибка направления, что, таким образом, может не полностью отражать истинную эпидемиологию педиатрической HE в общей популяции.Xiaohong и др. . завершили ретроспективный анализ этиологии HE у 88 детей, госпитализированных в Детскую больницу медицинского факультета Чжэцзянского университета в Китае в период с 2009 по 2015 гг. (13). Наиболее частая выявленная этиология была инфекционной (наиболее часто встречались паразитарные инфекции), затем следовали аллергия и EGID. В исследуемой группе также отмечены иммунодефицит, гематологические новообразования и EGPA. Ограниченное количество опубликованных данных об эпидемиологии и прогнозе ПЭ у детей не позволяет сделать окончательные выводы; следовательно, остается очевидная необходимость завершения дополнительных исследований в этой области.

Клиническая оценка

Определение основного механизма распространения эозинофилии у ребенка является важным первым шагом в лечении педиатрической ПЭ, поскольку эффективная терапия зависит от знания того, нацелено ли нацеливание на сами эозинофилы или на вторичное состояние, которое стимулирует выработку эозинофилов. Учитывая широкую дифференциацию для педиатрической ПЭ, необходим систематический диагностический подход.

В общем, степень эозинофилии редко бывает полезной для определения основной причины эозинофилии, за исключением крайних значений спектра AEC (например,стойкая легкая эозинофилия [500–1 500 Eos / мкл] более вероятна при атопическом заболевании; тяжелая эозинофилия [≥100 000 Eos / мкл] с большей вероятностью вызвана миелоидным новообразованием) (16, 39). Хотя большое внимание уделяется классификации пациентов на основе уровней AEC в крови, дисфункция органов в конечном итоге вызвана инфильтрацией активированных эозинофилов в ткань, что не всегда отражается сопутствующим увеличением AEC (16, 21). И наоборот, пациенты с заметно повышенным уровнем эозинофилов в периферической крови могут иметь незначительные клинические симптомы или их отсутствие (40).Следовательно, наиболее важным шагом в первоначальной оценке ребенка с ПЭ является оценка наличия и степени симптомов заболевания, включая признаки поражения тканей / органов. Срочность оценки зависит от остроты симптомов заболевания, типа пораженной ткани / органа и степени дисфункции органа.

Анамнез

Все дети с ПЭ должны пройти тщательный анамнез для устранения симптомов, указывающих на возможное поражение органов, предшествующий медицинский анамнез, воздействия (диета, путешествия, лекарства) и предшествующий подсчет эозинофилов.Симптомы, которые могут указывать на поражение конкретной системы органов, включают лихорадку, потерю веса, усталость, кожную сыпь, заложенность носа, свистящее дыхание, кашель, одышку, боль в груди, дисфагию, рвоту, потерю аппетита, боль в животе, диарею и артралгии / миалгии. Анамнез болезни, такой как рецидивирующие инфекции, атопия, воспалительное заболевание кишечника, предшествующие злокачественные новообразования или неспособность к развитию, также может быть важным при рассмотрении дифференциального диагноза. Диетический анамнез должен включать в себя риск употребления сырого или недоваренного мяса, особенно мяса дичи, которое может увеличить риск трихинеллеза.Проглатывание фруктов, овощей или почвы (например, ребенка с pica), возможно, загрязненной фекалиями собак или кошек, может быть фактором риска развития токсокароза. Путешествие в эндемичные по паразитам районы также может указывать на риск другой паразитарной этиологии. Однако, как отмечалось выше, отсутствие поездок или определенные факторы риска не обязательно устраняют паразитарную инфекцию, поскольку некоторые гельминты являются эндемичными во всем мире и могут иметь длительные латентные периоды (например, Strongyloides ). Воздействие лекарств также важно оценивать, особенно у тех детей, которые регулярно принимают лекарства и, следовательно, имеют постоянное воздействие.Наконец, часто бывает полезно просмотреть предыдущие данные AEC, если таковые имеются. Хроническая ПЭ при отсутствии симптомов обнадеживает и предполагает, что обследование может быть выполнено менее срочно, если в остальном ребенок здоров. При анализе тенденций AEC важно помнить, что несколько факторов могут временно снижать количество эозинофилов (например, стероиды, бактериальные или вирусные инфекции), вызывая появление нарастающей и ослабевающей эозинофилии.

Диагностическое обследование

Все дети, соответствующие диагностическим критериям ПЭ (т.например, AEC в крови ≥1,500 клеток / мкл по крайней мере в 2 отдельных случаях [интервал ≥1 месяц] или выраженная тканевая эозинофилия) или эозинофилия от умеренной до тяжелой с симптомами болезни должны пройти первоначальную диагностическую оценку, чтобы попытаться определить основную этиологию (Фигура ). При каждом посещении следует проводить тщательный медицинский осмотр, отмечая любую лихорадку, заложенность носа, аномальные или пониженные звуки легких, кожную сыпь, болезненность живота, гепатоспленомегалию, лимфаденопатию или покраснение / отек суставов.Лабораторная оценка должна включать полный анализ крови с дифференцировкой для оценки отклонений в других линиях клеток крови. Мазок периферической крови должен быть рассмотрен для оценки бластов лейкоцитов или других дискразий крови, которые могут указывать на первичное гематологическое заболевание. При обнаружении бластов показана ЛДГ, мочевая кислота и консультация гематолога / онколога. Обследование костного мозга (аспирация и биопсия) следует рассматривать у любого ребенка, первоначальная оценка которого не демонстрирует четкой вторичной этиологии, и остается возможной первичная гематологическая причина эозинофилии.Кроме того, исследование костного мозга подходит для любого остро больного ребенка с определенным поражением органов и без четкого основного диагноза, детям с количеством эозинофилов> 100000 эозинофилов / мкл или детям с аномальными признаками в мазке периферической крови (незрелая или диспластическая белая кровь. клетки, тромбоцитопения или необъяснимая анемия). Химический анализ сыворотки, креатинин и анализ мочи должны быть завершены для оценки доказательств поражения почек или мочевого пузыря. Аномальный химический состав сыворотки также может указывать на лежащую в основе надпочечниковую недостаточность.Также должны быть получены функциональные пробы печени (для определения поражения печени) и уровни сердечного тропонина (для доказательства субклинического заболевания миокарда). Пациентов с повышенным уровнем тропонина следует дополнительно обследовать с помощью электрокардиографии и эхокардиографии. Уровень B12 в сыворотке должен быть получен в качестве скринингового маркера миелопролиферативных новообразований и аутоиммунного лимфопролиферативного синдрома (АЛПС). Триптазу сыворотки можно получить для скрининга на системный мастоцитоз. Тестирование стула на яйцеклетки и паразиты, а также серологическое тестирование на эндемичных паразитов также должно проводиться в плановом порядке ( Strongyloides, Toxocara, Trichenella ).Показания к дополнительному тестированию на паразитов обычно определяются воздействием (диета, путешествия). Для оценки поражения легких необходимо выполнить рентгенографию грудной клетки. Наконец, у пациентов с рецидивирующими инфекциями, лимфаденопатией и / или гепатоспленомегалией в анамнезе проточная цитометрия для оценки субпопуляций лимфоцитов и уровней иммуноглобулинов может быть направлена ​​на скрининг на клональность лимфоцитов и селективную недостаточность лимфоцитов и иммуноглобулинов. Кроме того, исследования реаранжировки Т-клеточного рецептора могут быть полезны для получения доказательств олигоклональности в компартменте лимфоцитов.Наконец, в зависимости от факторов риска может быть показано тестирование на ВИЧ.

Диагностический подход к ребенку с необъяснимой гиперэозинофилией (HE) и / или эозинофилией от умеренной до тяжелой с клиническими проявлениями. Что касается симптомов / результатов лабораторных исследований, которые должны побудить медицинских работников проводить более тщательную оценку, они отмечены красным флажком. СОЭ, скорость оседания эритроцитов; CRP, C-реактивный белок; ЛДГ, лактатдегидрогеназа.

Для тех, у кого вышеупомянутая оценка ничем не примечательна и не имеет признаков поражения органов, повторный скрининг с общим анализом крови с дифференциалом каждые 2–6 месяцев для мониторинга уровней AEC является разумным подходом.Если AEC остается стабильным, а ребенок остается здоровым, целесообразно повторять вышеуказанное тестирование с 12-месячными интервалами. Развитие новых симптомов или учащение AEC должно потребовать более немедленной переоценки.

Исключения для остро больного ребенка с эозинофилией

Любой ребенок с симптомами острого заболевания (лихорадка, признаки дисфункции органов-мишеней) и необъяснимой эозинофилией или ребенок с чрезвычайно высоким количеством эозинофилов в крови (≥20 000 Eos / мкл) требует госпитализации для немедленной оценки, чтобы определить первопричину.Примечательно, что бактериальные и вирусные инфекции обычно вызывают снижение количества эозинофилов в крови, поэтому сочетание лихорадки и эозинофилии является важным сигналом тревоги, который должен побудить к рассмотрению других этиологий (15). Независимо от основной этиологии потенциальные осложнения, связанные с инфильтрацией эозинофилов в ткани, аналогичны (16). Наиболее серьезными осложнениями, связанными с HE, являются повреждение миокарда (например, миокардит), поражение легких и неврологическое поражение.Осколочные кровоизлияния и повышенные уровни тропонина в сыворотке указывают на поражение сердца. Дыхательная недостаточность с легочными инфильтратами указывает на поражение легких. Неврологические проявления HE включают энцефалопатию, сенсорную полинейропатию и инфаркт головного мозга. Если существуют доказательства, позволяющие подозревать, что острое заболевание или органная дисфункция являются вторичными по отношению к инфильтрации тканевых эозинофилов, показана срочная терапия, направленная на снижение эозинофилии (т. Е. Высокие дозы глюкокортикоидов) (10).Пациенты с потенциальным воздействием Strongyloides должны получать сопутствующую эмпирическую терапию ивермектином для предотвращения синдрома гиперинфекции, ассоциированного с кортикостероидами. В большинстве ситуаций диагностические лабораторные исследования для определения основной этиологии эозинофилии должны проводиться до начала срочной эмпирической терапии, но не следует откладывать лечение в ожидании результатов этих исследований.

Выводы

Данных, посвященных ПЭ у детей, мало, и нам по-прежнему предстоит многое узнать о различиях между ПЭ у взрослых и детей.Оценка HE у детей может быть сложной задачей, учитывая широкий дифференциальный диагноз и широкий спектр клинических последствий, которые включают саморазрешающиеся подъемы AEC и опасные для жизни расстройства. Учитывая широкий дифференциальный диагноз ПЭ, по-прежнему важно систематически подходить к диагностической оценке необъяснимой ПЭ у детей.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

PF получила гранты от Национальных институтов здравоохранения, работала консультантом Genentech, Inc. и получала финансирование исследований от Knopp Biosciences, LLC. Оставшийся автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Финансирование. Эта работа была поддержана грантами NIH R01AI130033 (PF) и T32 AI060515-14 (JS).

Ссылки

1. Хоган С.П., Розенберг Х.Ф., Мокбель Р., Фиппс С., Фостер П.С., Лейси П. и др. . Эозинофилы: биологические свойства и роль в здоровье и болезнях. Clin Exp Allergy (2008) 38: 709–50. 10.1111 / j.1365-2222.2008.02958.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Веллер П.Ф. Иммунобиология эозинофилов. N Engl J Med. (1991) 324: 1110–8. 10.1056 / NEJM19

83241607 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Валент П., Клион А.Д., Хорни Х.П., Руфосс Ф., Готлиб Дж., Веллер П.Ф. и др. . Современное консенсусное предложение по критериям и классификации эозинофильных расстройств и родственных синдромов.J Allergy Clin Immunol. (2012) 130: 607–12.e609. 10.1016 / j.jaci.2012.02.019 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Кранендонк Э., Ван Геннип А.Х., Абелинг Н.Г., Берендт Х., Харт А.А. Контрольные значения для автоматического цитохимического дифференциального подсчета лейкоцитов у детей 0-16 лет: сравнение с вручную полученными подсчетами из мазков, окрашенных по Райту. J Clin Chem Clin Biochem. (1985) 23: 663–7. 10.1515 / cclm.1985.23.10.663 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6. Тейлор М.Р., Голландское резюме, Спенсер Р., Джексон Дж. Ф., О’Коннор Г. И., О’Доннелл-младший.Гематологические рекомендуемые диапазоны для школьников. Clin Lab Haematol. (1997) 19: 1–15. 10.1046 / j.1365-2257.1997.00204.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Bellamy GJ, Hinchliffe RF, Crawshaw KC, Finn A, Bell F. Общее и дифференциальное количество лейкоцитов у младенцев в возрасте 2, 5 и 13 месяцев. Clin Lab Haematol. (2000) 22: 81–7. 10.1046 / j.1365-2257.2000.00288.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8. Готлиб Дж. Эозинофильные расстройства, определенные Всемирной организацией здравоохранения: обновленная информация о диагностике, стратификации риска и лечении за 2017 год.Am J Hematol. (2017) 92: 1243–59. 10.1002 / ajh.24880 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Валент П., Глейх Г.Дж., Райтер А., Руфосс Ф., Веллер П.Ф., Хеллманн А. и др. . Патогенез и классификация нарушений эозинофилов: обзор последних достижений в этой области. Эксперт Рев Гематол. (2012) 5: 157–76. 10.1586 / ehm.11.81 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Helbig G, Hus M, Francuz T., Dziaczkowska-Suszek J, Soja A, Kyrcz-Krzemien S. Характеристики и клинические исходы пациентов с гиперэозинофилией неопределенного значения.Med Oncol. (2014) 31: 815. 10.1007 / s12032-013-0815-1 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Уильямс К.В., Вэр Дж., Абиодун А., Холланд-Томас, Северная Каролина, Хури П., Клион А.Д. Гиперэозинофилия у детей и взрослых: ретроспективное сравнение. J Allergy Clin Immunol Pract. (2016) 4: 941–7.e941. 10.1016 / j.jaip.2016.03.020 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Сяохун Ц., Ипин Сюй, Мэйпин Лу. Клиническая характеристика и этиология детей с гиперэозинофилией. Чжэцзян Да Сюэ Сюэ Бао И Сюэ Бань (2016) 45: 292–6.[PubMed] [Google Scholar] 14. Dispenza MC, Bochner BS. Диагностика и новые подходы к лечению гиперэозинофильных синдромов. Curr Hematol Malig Rep. (2018) 13: 191–201. 10.1007 / s11899-018-0448-8 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Фигейредо С.Д., Таддеи Дж. А., Менезес Дж. Дж., Ново Н. Ф., Силва Е. О., Кристова Х. Л. и др. . Клинико-эпидемиологическое исследование токсокароза в педиатрической популяции. J Pediatr. (2005) 81: 126–32. 10.2223 / 1317 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Эджевит С, Сумка О, Верджин С, Озтюрк А.Висцеральная мигрирующая личинка с гиперэозинофилией. Turkiye Parazitol Derg. (2013) 37: 58–60. 10.5152 / tpd.2013.15 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Хаим А., Грюнвальд М.Х., Капелушник Дж., Мозер А.М., Бейгельман А., Реувени Х. Гиперэозинофилия у детей с красной чешуей и чесоткой. J Pediatr. (2005) 146: 712. 10.1016 / j.jpeds.2004.08.023 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Harley WB, Blaser MJ. Диссеминированный кокцидиоидомикоз, связанный с крайней эозинофилией. Clin Infect Dis. (1994) 18: 627–9.10.1093 / Clinids / 18.4.627 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Konikoff MR, Blanchard C, Kirby C, Buckmeier BK, Cohen MB, Heubi JE и др. . Потенциал эозинофилов крови, нейротоксина эозинофильного происхождения и эотаксина-3 как биомаркеров эозинофильного эзофагита. Clin Gastroenterol Hepatol. (2006) 4: 1328–36. 10.1016 / j.cgh.2006.08.013 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Саймонс С.М., Страттон С.В., Ким А.С. Эозинофилия периферической крови как ключ к диагностике скрытой инфекции Coccidioides.Hum Pathol. (2011) 42: 449–53. 10.1016 / j.humpath.2010.09.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Кумар Р., Шарма П., Дей П., Тапа Б.Р. Необычная причина лихорадки, генерализованной лимфаденопатии и эозинофилии у 6-летнего мальчика, инфицированного вирусом гепатита С. Индийский J Переливание гематоловой крови. (2017) 33: 130–2. 10.1007 / s12288-016-0710-y [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Сандхаус Л.М., Скаддер Р. Гематологические аномалии и аномалии костного мозга у педиатрических пациентов с инфекцией вируса иммунодефицита человека (ВИЧ).Pediatr Pathol. (1989) 9: 277–88. 10.3109 / 155138189032 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Бховмик А., Банерджи П. Гематологические проявления у ВИЧ-инфицированных детей. J Coll Врачи Surg Pak. (2015) 25: 119–23. [PubMed] [Google Scholar] 26. Акар М., Сутчу М., Умур О, Актюрк Х., Торун С.Х., Тамай З. и др. . Синдром приобретенного иммунодефицита в дифференциальной диагностике гипер-иммуноглобулинемии: история болезни у детей. J Trop Pediatr. (2017) 63: 82–4. 10.1093 / tropej / fmw053 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28.Блюменталь К.Г., Молодой человек I, Рабидо Д.Д., Паркер Р.А., Мэннинг К.С., Валенски Р.П. и др. . Эозинофилия периферической крови и реакции гиперчувствительности у пациентов, получающих парентеральные антибиотики в амбулаторных условиях. J Allergy Clin Immunol. (2015) 136: 1288–94.e1281. 10.1016 / j.jaci.2015.04.005 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Curtis C, Ogbogu PU. Оценка и дифференциальная диагностика стойкой выраженной эозинофилии. Immunol Allergy Clin North Am. (2015) 35: 387–402. 10.1016 / j.iac.2015.04.001 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Питер Дж. Г., Лехлоенья Р., Дламини С., Ризма К., Уайт К. Д., Конвинсе К. С. и др. . Тяжелые отсроченные кожные и системные реакции на лекарства: глобальный взгляд на науку и искусство современной практики. J Allergy Clin Immunol Pract. (2017) 5: 547–63. 10.1016 / j.jaip.2017.01.025 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. D’angelo G, Hotz AM, Todeschin P. Острый лимфобластный лейкоз с гиперэозинофилией и делецией 9p21: отчет о болезни и обзор литературы.Lab Hematol. (2008) 14: 7–9. 10.1532 / LH96.07018 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34. Греко А., Риццо М.И., Де Вирджилио А., Галло А., Фускони М., Руопполо Г. и др. . Синдром Черджа-Стросса. Autoimmun Rev. (2015) 14: 341–8. 10.1016 / j.autrev.2014.12.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Ogbogu PU, Bochner BS, Butterfield JH, Gleich GJ, Huss-Marp J, Kahn JE, et al. . Гиперэозинофильный синдром: многоцентровый ретроспективный анализ клинических характеристик и ответа на терапию. J Allergy Clin Immunol.(2009) 124: 1319–25.e1313. 10.1016 / j.jaci.2009.09.022 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36. Кац Х.Т., Хак С.Дж., Шей Ф.Х. Детский гиперэозинофильный синдром (ГЭК) отличается от ГЭК у взрослых. J Pediatr. (2005) 146: 134–6. 10.1016 / j.jpeds.2004.09.014 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Ван Гротель М., Де Хуг М., Де Крайгер Р. Р., Беверлоо Х. Б., Ван Ден Хеувель-Эйбринк М. М.. Гиперэозинофильный синдром у детей. Leuk Res. (2012) 36: 1249–54. 10.1016 / j.leukres.2012.05.025 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38.Амшалом А., Лев А., Трахтенброт Л., Голан Н., Вайс Б., Амариглио Н. и др. . Тяжелая эозинофилия у детей: диагностическая дилемма. J Pediatr Hematol Oncol. (2013) 35: 303–6. 10.1097 / MPH.0b013e318290bf0b [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. Клион А.Д. Эозинофилия: прагматический подход к диагностике и лечению. Hematol Am Soc Hematol Educ Program (2015) 2015: 92–7. 10.1182 / asheducation-2015.1.92 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Чен Ю.Ю., Хури П., Уэр Дж. М., Холланд-Томас, Северная Каролина, Стоддард Дж. Л., Гурпрасад С. и др.. Выраженная и стойкая эозинофилия при отсутствии клинических проявлений. J Allergy Clin Immunol. (2014) 133: 1195–202. 10.1016 / j.jaci.2013.06.037 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Подход к оценке стойкой гиперэозинофилии у педиатрических пациентов

Front Immunol. 2018; 9: 1944.

Отделение аллергии и иммунологии, Отделение педиатрии, Медицинский центр детской больницы Цинциннати, Медицинский колледж Университета Цинциннати, Цинциннати, Огайо, США

Отредактировал: Жозиан Саббадини Невес, Федеральный университет Рио-де-Жанейро , Бразилия

Рецензент: Оскар А.Haas, St. Anna Kinderkrebsforschung, Детский онкологический научно-исследовательский институт, Австрия; Меган Энн Купер, Вашингтонский университет в Сент-Луисе, США

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Молекулярный врожденный иммунитет» журнала «Границы в иммунологии»

Поступила 28 июня 2018 г .; Принято 7 августа 2018 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой.Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Гипереозинофилия (HE) в настоящее время определяется по абсолютному количеству эозинофилов (AEC) периферической крови ≥1 500 клеток / мкл. Хотя легкая эозинофилия крови (AEC 500–1 500 клеток / мкл) наблюдается относительно часто в педиатрической популяции, стойкая HE встречается редко и требует дополнительной клинической оценки.В то время как клинические проявления и лежащая в их основе этиология HE у взрослых хорошо изучены, данных о HE у детей очень мало. Ограниченные данные свидетельствуют о том, что между HE взрослых и детей, вероятно, существует много общего, но между этими популяциями остаются некоторые важные различия. Оценка HE у детей может быть сложной задачей, учитывая широкий дифференциальный диагноз, который включает первичные гематологические нарушения и вторичную эозинофилию, при которых повышенные уровни эозинофилов усиливаются болезненными состояниями, которые способствуют выработке эозинофилов и их выживанию.В зависимости от основной этиологии клинические проявления могут варьироваться от доброкачественных, саморазрешающихся повышений AEC до опасных для жизни расстройств с потенциалом значительного повреждения органов-мишеней. Учитывая широкий дифференциальный диагноз ПЭ, по-прежнему важно систематически подходить к оценке необъяснимой ПЭ у детей. В этом обзоре будет обсуждаться дифференциальный диагноз педиатрической ПЭ с выделением этиологии, которая более распространена в педиатрической популяции. Кроме того, будет представлено краткое изложение эпидемиологии педиатрической HE с акцентом на некоторые различия, существующие между педиатрической и взрослой HE.Наконец, будет обсужден направленный подход к диагностической оценке детей с ПЭ.

Ключевые слова: дети, эозинофилы, гиперэозинофилия, дифференциальный диагноз, эпидемиология, диагностическое тестирование

Введение

Эозинофилы — это окончательно дифференцированные гранулоциты, играющие важную роль в врожденной иммунной функции, ремоделировании и восстановлении тканей, а также в патогенезе заболеваний (1). Уровень эозинофилов в периферическом кровообращении строго регулируется, при этом эозинофилы составляют лишь небольшую часть (обычно <5–6%) популяции циркулирующих лейкоцитов.Хотя обычно эозинофилы оцениваются в периферической крови, это в первую очередь клетки, обитающие в тканях (2). В нормальных гомеостатических условиях подавляющее большинство эозинофилов покидает кровообращение и мигрирует в определенные ткани, где они могут находиться в течение нескольких недель. Желудочно-кишечный тракт служит крупнейшим тканевым резервуаром для эозинофилов, где эти клетки обычно присутствуют в ткани слизистой оболочки от желудка до толстой кишки (3, 4). Эозинофилия, обозначаемая повышенным абсолютным количеством эозинофилов (AEC) в крови, может быть вызвана рядом важных болезненных состояний у детей и отражает баланс между производством эозинофилов в костном мозге, перемещением из костного мозга в ткани и эозинофилом. апоптоз.Преходящая эозинофилия относительно часто наблюдается в педиатрической популяции и, как правило, клинически незначительна. Однако пациенты с хронической (стойкой) эозинофилией могут иметь спектр клинических последствий, начиная от относительно доброкачественных заболеваний и заканчивая болезненными состояниями, связанными со значительной дисфункцией органов-мишеней и потенциально опасными для жизни последствиями. Определение основной патологии, распространяющей эозинофилию, является важным первым шагом в ведении педиатрической гиперэозинофилии (HE) с целью разработки соответствующей стратегии лечения.В этом обзоре мы обсудим дифференциальный диагноз HE у детей, сосредоточив внимание на этиологии, которая более распространена в педиатрической популяции, и на эпидемиологических различиях между детьми и взрослыми. Кроме того, мы представим направленный подход к диагностической оценке педиатрической ПЭ, выделив некоторые важные красные флажки, которые должны побудить медицинских работников проводить более интенсивное обследование.

Терминология

AEC представляет частоту циркулирующих эозинофилов в периферической крови (в клетках на микролитр [клетки / мкл]).Уровни эозинофилов в периферической крови варьируются в зависимости от возраста, при этом верхние пороговые значения выше у младенцев и детей ясельного возраста по сравнению с подростками и взрослыми (5–7). Однако для большинства детей старше 2 лет значение AEC> 700 клеток / мкл считается ненормально повышенным. Тяжесть эозинофилии условно классифицируется на легкую (AEC от верхнего предела нормы до 1500 клеток / мкл), среднюю (AEC 1500–5000 клеток / мкл) и тяжелую (AEC> 5000 клеток / мкл) (4, 8) . Эозинофилия может быть преходящей, эпизодической или стойкой (хронической).Термин HE был зарезервирован для пациентов с устойчивой эозинофилией крови от умеренной до тяжелой, определяемой как AEC крови ≥1 500 клеток / мкл, полученная как минимум в двух отдельных случаях (интервал ≥1 месяц), или выраженная эозинофилия ткани (4). Тканевый HE можно определить как процент эозинофилов, который превышает 20% от всех ядерных клеток в костном мозге или тканевую инфильтрацию, которую патолог считает обширной (4). В ситуациях, когда эозинофилы непосредственно не наблюдаются в ткани, гистологические доказательства внеклеточного отложения гранулярных белков, происходящих из эозинофилов (например,основной основной белок, пероксидаза эозинофилов или нейротоксин, происходящий из эозинофилов) в ткани также можно использовать в качестве суррогатных маркеров тканевой эозинофилии (9). Наконец, термин гиперэозинофильный синдром (ГЭК) является обобщающим термином, описывающим гетерогенную группу расстройств, которые характеризуются HE и свидетельствуют о повреждении или дисфункции органов-мишеней, непосредственно связанных с тканевой эозинофилией (10). С практической точки зрения по-прежнему важно признать клинически, что проявления эозинофилии со стороны органов-мишеней могут не проявляться при первом обнаружении HE, а у некоторых людей признаки органной дисфункции появляются спустя годы после первоначального проявления HE (11).

Причины гиперэозинофилии у детей

Основной дифференциальный диагноз ПЭ у детей аналогичен таковому у взрослых, за некоторыми заметными исключениями. Детская HE может быть связана с множеством основных этиологий, которые можно прагматично разделить на две основные категории (первичная и вторичная HE) на основе основных механизмов, управляющих экспансией эозинофилов (рисунок)

Дифференциальный диагноз гиперэозинофилии (HE) у детей . Педиатрическая ПЭ может быть разделена на две основные категории (первичная и вторичная) на основе механизмов, лежащих в основе экспансии эозинофилов.Первичная HE возникает в результате аномалий миелоидных и стволовых клеток, которые способствуют размножению клона эозинофилов. Вторичный HE возникает в результате разнообразной группы болезненных состояний, которые стимулируют рост популяции эозинофилов за счет увеличения продукции эозинофилопоэтических цитокинов (IL-3, IL-5 и GM-CSF). АБЛА, аллергический бронхолегочный аспергиллез; ВИЧ, вирус иммунодефицита человека; НПВП, нестероидные противовоспалительные препараты; ПЛАТЬЕ, лекарственная реакция с эозинофилией и системными симптомами; EoE, эозинофильный эзофагит; ЭГИД, эозинофильное заболевание желудочно-кишечного тракта; ВЗК, воспалительное заболевание кишечника; STAT3, преобразователь сигнала и активатор транскрипции 3, DOCK8, выделитель цитокинеза 8; LRBA, липополисахарид-чувствительный-бежевый-подобный якорь; WAS — синдром Вискотта-Олдрича; IPEX, иммунная дисрегуляция, полиэндокринопатия, энтеропатия, Х-сцепленный синдром; АЛПС, аутоиммунный лимфопролиферативный синдром; ЭГПА, эозинофильный гранулематоз с полиангиитом; СКВ, системная красная волчанка, РТПХ, трансплантат против.болезнь хозяина.

Первичный (клональный) HE

Первичный HE возникает в результате аномалий в компартменте костного мозга, которые способствуют размножению клона эозинофилов. При этих расстройствах эозинофилы представляют собой преобладающий тип клеток или одну из нескольких линий пролиферирующих клеток. Основные причины HE включают миелоидные новообразования и новообразования стволовых клеток, которые вместе сгруппированы в категорию миелопролиферативных HE / HES (M-HE или M-HES) (10). Эта группа расстройств включает как окончательные, так и предполагаемые эозинофильные миелопролиферативные новообразования, включая гематопоэтические новообразования с эозинофилией, возникающие в результате слияния генов или мутаций, приводящих к конститутивной активации онкогенных рецепторов тирозинкиназ, таких как PDGFRA, PDGFRB, лейстукеемия, лейстукемия, лейкоземия FGFR1. клеточный лейкоз, миелодиспластические синдромы и системный мастоцитоз.Первичные причины ПЭ составляют меньшинство случаев ПЭ у детей (12, 13).

Вторичный (реактивный) HE

Вторичный (или реактивный) HE возникает в результате болезненных состояний, которые стимулируют поликлональную экспансию эозинофилов, обычно за счет увеличения производства цитокинов, таких как IL-3, IL-5 и GM-CSF, которые способствуют увеличение продукции и выживаемости эозинофилов (14). Большинство случаев ПЭ у детей имеет вторичную этиологию.

Инфекция

Нормальные иммунологические реакции на определенные инфекционные патогены остаются одной из наиболее частых причин вторичной ПЭ у детей во всем мире.В частности, инвазивные гельминтозные инфекции (стронгилоидоз, шистосомоз, анкилостомоз, филяриатоз, аскаридоз, токсокароз и трихинеллез) могут вызывать выраженную эозинофилию на ранних этапах инфицирования, когда личинки мигрируют через ткани (15). Некоторые паразиты являются эндемичными во всем мире, и их следует учитывать у всех детей с эозинофилией, независимо от их путешествий или истории заражения. Например, Strongyloides stercoralis эндемичен в районах с жарким влажным климатом (включая юго-восток США) и может напрямую проникать через кожу при контакте с почвой или водой, загрязненной фекалиями человека (15).У этого паразита может быть долгий латентный период в несколько лет между первоначальным воздействием и развитием симптомов, поэтому инфекцию можно легко пропустить, если врач не будет регулярно проверять эту инфекцию (16). Toxocara canis и cati (этиологические причины висцеральной мигрирующей личинки) также являются эндемичными во всем мире и могут попадать в организм с почвой или продуктами питания, загрязненными фекалиями собак или кошек (15). Токсокароз непропорционально поражает педиатрическое население, особенно детей раннего возраста, учитывая их антисанитарные привычки при приеме пищи (15, 17, 18).Этого паразита следует рассматривать у любого маленького ребенка с HE, особенно если у ребенка в анамнезе есть pica, поскольку эти дети подвергаются повышенному риску проглатывания зараженной почвы (17, 18). Негельминтные инфекции также могут вызывать ПЭ у детей. Заражение чесоточным клещом следует рассматривать у детей с сопутствующей кожной зудящей сыпью (19). Грибковая этиология, включая аллергический бронхолегочный аспергиллез (АБЛА), который наблюдается у детей с хроническими заболеваниями легких (астма, муковисцидоз), и диссеминированные инфекции кокцидиоидомикоза и гистоплазмоза, могут вызывать ПЭ (20–23).Наконец, ВИЧ — редкая причина HE в педиатрической популяции, и его следует рассматривать у пациентов с необъяснимой HE и факторами риска (24–26). Примечательно, что протозойные паразиты, которые часто поражают педиатрическую популяцию ( Giardia, Cryptosporidium, Entamoeba ), как правило, не продуцируют периферическую HE (3, 15).

Иммунные расстройства

Атопическая болезнь (экзема, аллергический ринит, астма) является частой причиной легкой или умеренной эозинофилии в педиатрической популяции, и меньшая часть этих пациентов может соответствовать критериям HE.Однако наличие тяжелой стойкой эозинофилии (т.е. эозинофилов> 5000 / мкл) маловероятно вторично по отношению к атопии и требует дополнительной оценки по поводу другой этиологии. Важно отметить, что несколько синдромов иммунодефицита (дефицит преобразователя сигнала и активатора транскрипции 3 [STAT3], дефицит выделителя цитокинеза 8 [DOCK8], дефицит липополисахарид-зависимого бежевого якоря [LRBA], синдром Вискотта-Олдрича [WAS] и нарушение иммунной регуляции, полиэндокринопатия, энтеропатия, Х-сцепленный [IPEX] синдром) в детском возрасте с атопией, повышенным уровнем IgE и эозинофилией периферической крови (27).Следовательно, у любого педиатрического пациента с HE и атопией должен быть получен тщательный инфекционный анамнез (с акцентом на частоту и этиологию инфекций). Другие иммунодефициты, которые могут проявляться при HE в педиатрической популяции, включают аутоиммунный лимфопролиферативный синдром (ALPS) и синдром Оменна, связанный с тяжелым комбинированным иммунодефицитом (27).

Гиперчувствительность к лекарствам

Реакции гиперчувствительности к лекарствам также являются частой причиной ПЭ у детей. Антибиотики (особенно пенициллины, цефалоспорины и ванкомицин), НПВП и противоэпилептические препараты обычно считаются причинами эозинофилии, но почти любое лекарство, отпускаемое по рецепту или без рецепта, лечебное средство на травах или пищевая добавка может быть триггером (16, 28, 29).Временная взаимосвязь между началом приема препарата и развитием эозинофилии помогает идентифицировать лекарственную реакцию, хотя латентный период между воздействием препарата и эозинофилией может варьироваться от дней до месяцев. Примечательно, что лекарственная реакция с эозинофилией и системными симптомами (DRESS) является потенциально опасной для жизни реакцией системной гиперчувствительности, связанной с периферической ПЭ, которая обычно проявляется после латентного периода в 2-8 недель между воздействием препарата и клиническими проявлениями (лихорадка, недомогание, лимфаденопатия, повышенные ферменты печени и болезненная кожная сыпь, которая может прогрессировать до эксфолиативного дерматита) (30).

Желудочно-кишечные расстройства

Эозинофильный эзофагит (EoE) также является частой причиной HE в детской возрастной группе. Этот диагноз часто можно пропустить, если не собрать соответствующий анамнез. Первичные симптомы EoE меняются с возрастом: у более молодых пациентов возникают трудности с кормлением, частая рвота, отказ от пищи / выборочное питание и нарушение нормального развития (31). По мере того, как эти дети становятся старше, жалобы на боли в животе и дисфагию усиливаются, и у подростков могут развиваться пищевые непроходимости.Другие первичные эозинофильные расстройства желудочно-кишечного тракта (эозинофильные желудочно-кишечные заболевания) также могут вызывать HE у детей, хотя эти расстройства встречаются реже, чем EoE. Кроме того, воспалительное заболевание кишечника может быть связано с периферической эозинофилией.

Новообразования

Лимфоцитарный вариант HE / HES (L-HE или L-HES) — это категория заболеваний, характеризующихся наличием клональной или аберрантной популяции лимфоцитов, продуцирующих цитокины, которые способствуют выработке эозинофилов и их выживанию (10).В эту категорию входят лимфоидные новообразования, некоторые из которых чаще встречаются у детей (например, пре-В-клеточный острый лимфобластный лейкоз [ОЛЛ]). ОЛЛ может проявляться ПЭ у детей, в некоторых случаях за несколько месяцев до выявления основного злокачественного новообразования (32, 33). В этих ситуациях эозинофилы не являются частью неопластического клона и представляют собой вторичный ответ на злокачественное новообразование.

Аутоиммунные расстройства

Менее распространенная этиология вторичной ПЭ у детей включает ревматологические заболевания.Примечательно, что эозинофильный гранулематоз с полиангиитом (EGPA, ранее называвшийся синдромом Чурга-Стросса) представляет собой потенциально опасный для жизни васкулит, редко встречающийся в педиатрической популяции, и обычно ассоциируется с умеренной или тяжелой эозинофилией периферической крови, аллергическим ринитом и астмой. Наиболее часто поражаются легкие и кожа, хотя это заболевание может поражать практически любую систему органов, включая сердечно-сосудистую, желудочно-кишечную, почечную и центральную нервную систему (34).К другим аутоиммунным заболеваниям, связанным с HE у детей, относятся системная красная волчанка, дерматомиозит и воспалительный артрит.

Другое

Надпочечниковая недостаточность связана с эозинофилией, возможно, из-за потери эндогенных глюкокортикоидов. Другие вторичные причины HE, которые следует учитывать в определенных клинических ситуациях, включают болезнь «трансплантат против хозяина» после трансплантации гемопоэтических стволовых клеток, отторжение трансплантата твердых органов и серповидно-клеточную анемию.

Эпидемиология

Общая распространенность HE в педиатрической популяции остается неизвестной, поскольку популяционных исследований не проводилось. Несколько ретроспективных когортных исследований были сосредоточены на характеристике HE среди взрослого населения (12, 35). Однако в педиатрической литературе мало данных по этому вопросу, которые в основном состоят из сообщений об отдельных случаях и небольшого числа серий случаев (36–38). Следовательно, существует очень мало данных относительно клинической картины, лежащей в основе этиологии и прогноза HE в педиатрической популяции, а также того, как она может отличаться от взрослой популяции.Недавно Willams et al . опубликовали крупнейший ретроспективный когортный анализ, в котором сравнивали детей и взрослых с ПЭ. В исследовании участвовал 291 пациент (37 детей, 254 взрослых), которые обратились в Национальные институты здравоохранения для оценки необъяснимой HE в период с 1994 по 2012 год (12). Наиболее частым диагнозом в обеих группах пациентов был идиопатический ГЭК (46% детей и 47% взрослых). Вторичная причина HE была выявлена ​​только у 14% детей по сравнению с 10% взрослых, при этом наиболее распространенной этиологией в обеих популяциях была гельминтная инфекция.Примечательно, что все гельминтозы в детской когорте были видов Toxocara по сравнению с отсутствием во взрослой когорте, что свидетельствует о повышенном подозрении на инфекцию Toxocara у детей с HE. Первичный иммунодефицит чаще отмечался в педиатрической когорте по сравнению с взрослой, хотя количество случаев все еще было ограниченным (2/37 случаев в детской когорте против 1/254 случаев во взрослой когорте). У пациентов, которые соответствовали критериям ГЭК, заметные различия в исходных характеристиках в педиатрической популяции включали преобладание мужчин, более высокие медианные пиковые уровни AEC и более высокие медианные уровни витамина B12 в сыворотке.Нарушения перестройки клональных Т-клеточных рецепторов были чрезмерно представлены во взрослой популяции. Клинические проявления были относительно схожими между двумя когортами, за исключением повышенного вовлечения желудочно-кишечного тракта у детей и повышенного вовлечения легких во взрослой когорте. Хотя средний пик AEC был почти вдвое выше в педиатрической когорте, смертность была низкой и аналогичной таковой во взрослой когорте. Учитывая, что это исследование было составлено из одноцентрового специализированного специализированного центра (NIH), в исследуемой популяции, вероятно, будет существовать систематическая ошибка направления, что, таким образом, может не полностью отражать истинную эпидемиологию педиатрической HE в общей популяции.Xiaohong и др. . завершили ретроспективный анализ этиологии HE у 88 детей, госпитализированных в Детскую больницу медицинского факультета Чжэцзянского университета в Китае в период с 2009 по 2015 гг. (13). Наиболее частая выявленная этиология была инфекционной (наиболее часто встречались паразитарные инфекции), затем следовали аллергия и EGID. В исследуемой группе также отмечены иммунодефицит, гематологические новообразования и EGPA. Ограниченное количество опубликованных данных об эпидемиологии и прогнозе ПЭ у детей не позволяет сделать окончательные выводы; следовательно, остается очевидная необходимость завершения дополнительных исследований в этой области.

Клиническая оценка

Определение основного механизма распространения эозинофилии у ребенка является важным первым шагом в лечении педиатрической ПЭ, поскольку эффективная терапия зависит от знания того, нацелено ли нацеливание на сами эозинофилы или на вторичное состояние, которое стимулирует выработку эозинофилов. Учитывая широкую дифференциацию для педиатрической ПЭ, необходим систематический диагностический подход.

В общем, степень эозинофилии редко бывает полезной для определения основной причины эозинофилии, за исключением крайних значений спектра AEC (например,стойкая легкая эозинофилия [500–1 500 Eos / мкл] более вероятна при атопическом заболевании; тяжелая эозинофилия [≥100 000 Eos / мкл] с большей вероятностью вызвана миелоидным новообразованием) (16, 39). Хотя большое внимание уделяется классификации пациентов на основе уровней AEC в крови, дисфункция органов в конечном итоге вызвана инфильтрацией активированных эозинофилов в ткань, что не всегда отражается сопутствующим увеличением AEC (16, 21). И наоборот, пациенты с заметно повышенным уровнем эозинофилов в периферической крови могут иметь незначительные клинические симптомы или их отсутствие (40).Следовательно, наиболее важным шагом в первоначальной оценке ребенка с ПЭ является оценка наличия и степени симптомов заболевания, включая признаки поражения тканей / органов. Срочность оценки зависит от остроты симптомов заболевания, типа пораженной ткани / органа и степени дисфункции органа.

Анамнез

Все дети с ПЭ должны пройти тщательный анамнез для устранения симптомов, указывающих на возможное поражение органов, предшествующий медицинский анамнез, воздействия (диета, путешествия, лекарства) и предшествующий подсчет эозинофилов.Симптомы, которые могут указывать на поражение конкретной системы органов, включают лихорадку, потерю веса, усталость, кожную сыпь, заложенность носа, свистящее дыхание, кашель, одышку, боль в груди, дисфагию, рвоту, потерю аппетита, боль в животе, диарею и артралгии / миалгии. Анамнез болезни, такой как рецидивирующие инфекции, атопия, воспалительное заболевание кишечника, предшествующие злокачественные новообразования или неспособность к развитию, также может быть важным при рассмотрении дифференциального диагноза. Диетический анамнез должен включать в себя риск употребления сырого или недоваренного мяса, особенно мяса дичи, которое может увеличить риск трихинеллеза.Проглатывание фруктов, овощей или почвы (например, ребенка с pica), возможно, загрязненной фекалиями собак или кошек, может быть фактором риска развития токсокароза. Путешествие в эндемичные по паразитам районы также может указывать на риск другой паразитарной этиологии. Однако, как отмечалось выше, отсутствие поездок или определенные факторы риска не обязательно устраняют паразитарную инфекцию, поскольку некоторые гельминты являются эндемичными во всем мире и могут иметь длительные латентные периоды (например, Strongyloides ). Воздействие лекарств также важно оценивать, особенно у тех детей, которые регулярно принимают лекарства и, следовательно, имеют постоянное воздействие.Наконец, часто бывает полезно просмотреть предыдущие данные AEC, если таковые имеются. Хроническая ПЭ при отсутствии симптомов обнадеживает и предполагает, что обследование может быть выполнено менее срочно, если в остальном ребенок здоров. При анализе тенденций AEC важно помнить, что несколько факторов могут временно снижать количество эозинофилов (например, стероиды, бактериальные или вирусные инфекции), вызывая появление нарастающей и ослабевающей эозинофилии.

Диагностическое обследование

Все дети, соответствующие диагностическим критериям ПЭ (т.например, AEC в крови ≥1,500 клеток / мкл по крайней мере в 2 отдельных случаях [интервал ≥1 месяц] или выраженная тканевая эозинофилия) или эозинофилия от умеренной до тяжелой с симптомами болезни должны пройти первоначальную диагностическую оценку, чтобы попытаться определить основную этиологию (Фигура ). При каждом посещении следует проводить тщательный медицинский осмотр, отмечая любую лихорадку, заложенность носа, аномальные или пониженные звуки легких, кожную сыпь, болезненность живота, гепатоспленомегалию, лимфаденопатию или покраснение / отек суставов.Лабораторная оценка должна включать полный анализ крови с дифференцировкой для оценки отклонений в других линиях клеток крови. Мазок периферической крови должен быть рассмотрен для оценки бластов лейкоцитов или других дискразий крови, которые могут указывать на первичное гематологическое заболевание. При обнаружении бластов показана ЛДГ, мочевая кислота и консультация гематолога / онколога. Обследование костного мозга (аспирация и биопсия) следует рассматривать у любого ребенка, первоначальная оценка которого не демонстрирует четкой вторичной этиологии, и остается возможной первичная гематологическая причина эозинофилии.Кроме того, исследование костного мозга подходит для любого остро больного ребенка с определенным поражением органов и без четкого основного диагноза, детям с количеством эозинофилов> 100000 эозинофилов / мкл или детям с аномальными признаками в мазке периферической крови (незрелая или диспластическая белая кровь. клетки, тромбоцитопения или необъяснимая анемия). Химический анализ сыворотки, креатинин и анализ мочи должны быть завершены для оценки доказательств поражения почек или мочевого пузыря. Аномальный химический состав сыворотки также может указывать на лежащую в основе надпочечниковую недостаточность.Также должны быть получены функциональные пробы печени (для определения поражения печени) и уровни сердечного тропонина (для доказательства субклинического заболевания миокарда). Пациентов с повышенным уровнем тропонина следует дополнительно обследовать с помощью электрокардиографии и эхокардиографии. Уровень B12 в сыворотке должен быть получен в качестве скринингового маркера миелопролиферативных новообразований и аутоиммунного лимфопролиферативного синдрома (АЛПС). Триптазу сыворотки можно получить для скрининга на системный мастоцитоз. Тестирование стула на яйцеклетки и паразиты, а также серологическое тестирование на эндемичных паразитов также должно проводиться в плановом порядке ( Strongyloides, Toxocara, Trichenella ).Показания к дополнительному тестированию на паразитов обычно определяются воздействием (диета, путешествия). Для оценки поражения легких необходимо выполнить рентгенографию грудной клетки. Наконец, у пациентов с рецидивирующими инфекциями, лимфаденопатией и / или гепатоспленомегалией в анамнезе проточная цитометрия для оценки субпопуляций лимфоцитов и уровней иммуноглобулинов может быть направлена ​​на скрининг на клональность лимфоцитов и селективную недостаточность лимфоцитов и иммуноглобулинов. Кроме того, исследования реаранжировки Т-клеточного рецептора могут быть полезны для получения доказательств олигоклональности в компартменте лимфоцитов.Наконец, в зависимости от факторов риска может быть показано тестирование на ВИЧ.

Диагностический подход к ребенку с необъяснимой гиперэозинофилией (HE) и / или эозинофилией от умеренной до тяжелой с клиническими проявлениями. Что касается симптомов / результатов лабораторных исследований, которые должны побудить медицинских работников проводить более тщательную оценку, они отмечены красным флажком. СОЭ, скорость оседания эритроцитов; CRP, C-реактивный белок; ЛДГ, лактатдегидрогеназа.

Для тех, у кого вышеупомянутая оценка ничем не примечательна и не имеет признаков поражения органов, повторный скрининг с общим анализом крови с дифференциалом каждые 2–6 месяцев для мониторинга уровней AEC является разумным подходом.Если AEC остается стабильным, а ребенок остается здоровым, целесообразно повторять вышеуказанное тестирование с 12-месячными интервалами. Развитие новых симптомов или учащение AEC должно потребовать более немедленной переоценки.

Исключения для остро больного ребенка с эозинофилией

Любой ребенок с симптомами острого заболевания (лихорадка, признаки дисфункции органов-мишеней) и необъяснимой эозинофилией или ребенок с чрезвычайно высоким количеством эозинофилов в крови (≥20 000 Eos / мкл) требует госпитализации для немедленной оценки, чтобы определить первопричину.Примечательно, что бактериальные и вирусные инфекции обычно вызывают снижение количества эозинофилов в крови, поэтому сочетание лихорадки и эозинофилии является важным сигналом тревоги, который должен побудить к рассмотрению других этиологий (15). Независимо от основной этиологии потенциальные осложнения, связанные с инфильтрацией эозинофилов в ткани, аналогичны (16). Наиболее серьезными осложнениями, связанными с HE, являются повреждение миокарда (например, миокардит), поражение легких и неврологическое поражение.Осколочные кровоизлияния и повышенные уровни тропонина в сыворотке указывают на поражение сердца. Дыхательная недостаточность с легочными инфильтратами указывает на поражение легких. Неврологические проявления HE включают энцефалопатию, сенсорную полинейропатию и инфаркт головного мозга. Если существуют доказательства, позволяющие подозревать, что острое заболевание или органная дисфункция являются вторичными по отношению к инфильтрации тканевых эозинофилов, показана срочная терапия, направленная на снижение эозинофилии (т. Е. Высокие дозы глюкокортикоидов) (10).Пациенты с потенциальным воздействием Strongyloides должны получать сопутствующую эмпирическую терапию ивермектином для предотвращения синдрома гиперинфекции, ассоциированного с кортикостероидами. В большинстве ситуаций диагностические лабораторные исследования для определения основной этиологии эозинофилии должны проводиться до начала срочной эмпирической терапии, но не следует откладывать лечение в ожидании результатов этих исследований.

Выводы

Данных, посвященных ПЭ у детей, мало, и нам по-прежнему предстоит многое узнать о различиях между ПЭ у взрослых и детей.Оценка HE у детей может быть сложной задачей, учитывая широкий дифференциальный диагноз и широкий спектр клинических последствий, которые включают саморазрешающиеся подъемы AEC и опасные для жизни расстройства. Учитывая широкий дифференциальный диагноз ПЭ, по-прежнему важно систематически подходить к диагностической оценке необъяснимой ПЭ у детей.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

PF получила гранты от Национальных институтов здравоохранения, работала консультантом Genentech, Inc. и получала финансирование исследований от Knopp Biosciences, LLC. Оставшийся автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Финансирование. Эта работа была поддержана грантами NIH R01AI130033 (PF) и T32 AI060515-14 (JS).

Ссылки

1. Хоган С.П., Розенберг Х.Ф., Мокбель Р., Фиппс С., Фостер П.С., Лейси П. и др. . Эозинофилы: биологические свойства и роль в здоровье и болезнях. Clin Exp Allergy (2008) 38: 709–50. 10.1111 / j.1365-2222.2008.02958.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Веллер П.Ф. Иммунобиология эозинофилов. N Engl J Med. (1991) 324: 1110–8. 10.1056 / NEJM19

83241607 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Валент П., Клион А.Д., Хорни Х.П., Руфосс Ф., Готлиб Дж., Веллер П.Ф. и др. . Современное консенсусное предложение по критериям и классификации эозинофильных расстройств и родственных синдромов.J Allergy Clin Immunol. (2012) 130: 607–12.e609. 10.1016 / j.jaci.2012.02.019 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Кранендонк Э., Ван Геннип А.Х., Абелинг Н.Г., Берендт Х., Харт А.А. Контрольные значения для автоматического цитохимического дифференциального подсчета лейкоцитов у детей 0-16 лет: сравнение с вручную полученными подсчетами из мазков, окрашенных по Райту. J Clin Chem Clin Biochem. (1985) 23: 663–7. 10.1515 / cclm.1985.23.10.663 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6. Тейлор М.Р., Голландское резюме, Спенсер Р., Джексон Дж. Ф., О’Коннор Г. И., О’Доннелл-младший.Гематологические рекомендуемые диапазоны для школьников. Clin Lab Haematol. (1997) 19: 1–15. 10.1046 / j.1365-2257.1997.00204.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Bellamy GJ, Hinchliffe RF, Crawshaw KC, Finn A, Bell F. Общее и дифференциальное количество лейкоцитов у младенцев в возрасте 2, 5 и 13 месяцев. Clin Lab Haematol. (2000) 22: 81–7. 10.1046 / j.1365-2257.2000.00288.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8. Готлиб Дж. Эозинофильные расстройства, определенные Всемирной организацией здравоохранения: обновленная информация о диагностике, стратификации риска и лечении за 2017 год.Am J Hematol. (2017) 92: 1243–59. 10.1002 / ajh.24880 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Валент П., Глейх Г.Дж., Райтер А., Руфосс Ф., Веллер П.Ф., Хеллманн А. и др. . Патогенез и классификация нарушений эозинофилов: обзор последних достижений в этой области. Эксперт Рев Гематол. (2012) 5: 157–76. 10.1586 / ehm.11.81 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Helbig G, Hus M, Francuz T., Dziaczkowska-Suszek J, Soja A, Kyrcz-Krzemien S. Характеристики и клинические исходы пациентов с гиперэозинофилией неопределенного значения.Med Oncol. (2014) 31: 815. 10.1007 / s12032-013-0815-1 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Уильямс К.В., Вэр Дж., Абиодун А., Холланд-Томас, Северная Каролина, Хури П., Клион А.Д. Гиперэозинофилия у детей и взрослых: ретроспективное сравнение. J Allergy Clin Immunol Pract. (2016) 4: 941–7.e941. 10.1016 / j.jaip.2016.03.020 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Сяохун Ц., Ипин Сюй, Мэйпин Лу. Клиническая характеристика и этиология детей с гиперэозинофилией. Чжэцзян Да Сюэ Сюэ Бао И Сюэ Бань (2016) 45: 292–6.[PubMed] [Google Scholar] 14. Dispenza MC, Bochner BS. Диагностика и новые подходы к лечению гиперэозинофильных синдромов. Curr Hematol Malig Rep. (2018) 13: 191–201. 10.1007 / s11899-018-0448-8 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Фигейредо С.Д., Таддеи Дж. А., Менезес Дж. Дж., Ново Н. Ф., Силва Е. О., Кристова Х. Л. и др. . Клинико-эпидемиологическое исследование токсокароза в педиатрической популяции. J Pediatr. (2005) 81: 126–32. 10.2223 / 1317 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Эджевит С, Сумка О, Верджин С, Озтюрк А.Висцеральная мигрирующая личинка с гиперэозинофилией. Turkiye Parazitol Derg. (2013) 37: 58–60. 10.5152 / tpd.2013.15 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Хаим А., Грюнвальд М.Х., Капелушник Дж., Мозер А.М., Бейгельман А., Реувени Х. Гиперэозинофилия у детей с красной чешуей и чесоткой. J Pediatr. (2005) 146: 712. 10.1016 / j.jpeds.2004.08.023 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Harley WB, Blaser MJ. Диссеминированный кокцидиоидомикоз, связанный с крайней эозинофилией. Clin Infect Dis. (1994) 18: 627–9.10.1093 / Clinids / 18.4.627 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Konikoff MR, Blanchard C, Kirby C, Buckmeier BK, Cohen MB, Heubi JE и др. . Потенциал эозинофилов крови, нейротоксина эозинофильного происхождения и эотаксина-3 как биомаркеров эозинофильного эзофагита. Clin Gastroenterol Hepatol. (2006) 4: 1328–36. 10.1016 / j.cgh.2006.08.013 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Саймонс С.М., Страттон С.В., Ким А.С. Эозинофилия периферической крови как ключ к диагностике скрытой инфекции Coccidioides.Hum Pathol. (2011) 42: 449–53. 10.1016 / j.humpath.2010.09.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Кумар Р., Шарма П., Дей П., Тапа Б.Р. Необычная причина лихорадки, генерализованной лимфаденопатии и эозинофилии у 6-летнего мальчика, инфицированного вирусом гепатита С. Индийский J Переливание гематоловой крови. (2017) 33: 130–2. 10.1007 / s12288-016-0710-y [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Сандхаус Л.М., Скаддер Р. Гематологические аномалии и аномалии костного мозга у педиатрических пациентов с инфекцией вируса иммунодефицита человека (ВИЧ).Pediatr Pathol. (1989) 9: 277–88. 10.3109 / 155138189032 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Бховмик А., Банерджи П. Гематологические проявления у ВИЧ-инфицированных детей. J Coll Врачи Surg Pak. (2015) 25: 119–23. [PubMed] [Google Scholar] 26. Акар М., Сутчу М., Умур О, Актюрк Х., Торун С.Х., Тамай З. и др. . Синдром приобретенного иммунодефицита в дифференциальной диагностике гипер-иммуноглобулинемии: история болезни у детей. J Trop Pediatr. (2017) 63: 82–4. 10.1093 / tropej / fmw053 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28.Блюменталь К.Г., Молодой человек I, Рабидо Д.Д., Паркер Р.А., Мэннинг К.С., Валенски Р.П. и др. . Эозинофилия периферической крови и реакции гиперчувствительности у пациентов, получающих парентеральные антибиотики в амбулаторных условиях. J Allergy Clin Immunol. (2015) 136: 1288–94.e1281. 10.1016 / j.jaci.2015.04.005 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Curtis C, Ogbogu PU. Оценка и дифференциальная диагностика стойкой выраженной эозинофилии. Immunol Allergy Clin North Am. (2015) 35: 387–402. 10.1016 / j.iac.2015.04.001 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Питер Дж. Г., Лехлоенья Р., Дламини С., Ризма К., Уайт К. Д., Конвинсе К. С. и др. . Тяжелые отсроченные кожные и системные реакции на лекарства: глобальный взгляд на науку и искусство современной практики. J Allergy Clin Immunol Pract. (2017) 5: 547–63. 10.1016 / j.jaip.2017.01.025 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. D’angelo G, Hotz AM, Todeschin P. Острый лимфобластный лейкоз с гиперэозинофилией и делецией 9p21: отчет о болезни и обзор литературы.Lab Hematol. (2008) 14: 7–9. 10.1532 / LH96.07018 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34. Греко А., Риццо М.И., Де Вирджилио А., Галло А., Фускони М., Руопполо Г. и др. . Синдром Черджа-Стросса. Autoimmun Rev. (2015) 14: 341–8. 10.1016 / j.autrev.2014.12.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Ogbogu PU, Bochner BS, Butterfield JH, Gleich GJ, Huss-Marp J, Kahn JE, et al. . Гиперэозинофильный синдром: многоцентровый ретроспективный анализ клинических характеристик и ответа на терапию. J Allergy Clin Immunol.(2009) 124: 1319–25.e1313. 10.1016 / j.jaci.2009.09.022 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36. Кац Х.Т., Хак С.Дж., Шей Ф.Х. Детский гиперэозинофильный синдром (ГЭК) отличается от ГЭК у взрослых. J Pediatr. (2005) 146: 134–6. 10.1016 / j.jpeds.2004.09.014 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Ван Гротель М., Де Хуг М., Де Крайгер Р. Р., Беверлоо Х. Б., Ван Ден Хеувель-Эйбринк М. М.. Гиперэозинофильный синдром у детей. Leuk Res. (2012) 36: 1249–54. 10.1016 / j.leukres.2012.05.025 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38.Амшалом А., Лев А., Трахтенброт Л., Голан Н., Вайс Б., Амариглио Н. и др. . Тяжелая эозинофилия у детей: диагностическая дилемма. J Pediatr Hematol Oncol. (2013) 35: 303–6. 10.1097 / MPH.0b013e318290bf0b [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. Клион А.Д. Эозинофилия: прагматический подход к диагностике и лечению. Hematol Am Soc Hematol Educ Program (2015) 2015: 92–7. 10.1182 / asheducation-2015.1.92 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Чен Ю.Ю., Хури П., Уэр Дж. М., Холланд-Томас, Северная Каролина, Стоддард Дж. Л., Гурпрасад С. и др.. Выраженная и стойкая эозинофилия при отсутствии клинических проявлений. J Allergy Clin Immunol. (2014) 133: 1195–202. 10.1016 / j.jaci.2013.06.037 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Подход к оценке стойкой гиперэозинофилии у педиатрических пациентов

Front Immunol. 2018; 9: 1944.

Отделение аллергии и иммунологии, Отделение педиатрии, Медицинский центр детской больницы Цинциннати, Медицинский колледж Университета Цинциннати, Цинциннати, Огайо, США

Отредактировал: Жозиан Саббадини Невес, Федеральный университет Рио-де-Жанейро , Бразилия

Рецензент: Оскар А.Haas, St. Anna Kinderkrebsforschung, Детский онкологический научно-исследовательский институт, Австрия; Меган Энн Купер, Вашингтонский университет в Сент-Луисе, США

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Молекулярный врожденный иммунитет» журнала «Границы в иммунологии»

Поступила 28 июня 2018 г .; Принято 7 августа 2018 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой.Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Гипереозинофилия (HE) в настоящее время определяется по абсолютному количеству эозинофилов (AEC) периферической крови ≥1 500 клеток / мкл. Хотя легкая эозинофилия крови (AEC 500–1 500 клеток / мкл) наблюдается относительно часто в педиатрической популяции, стойкая HE встречается редко и требует дополнительной клинической оценки.В то время как клинические проявления и лежащая в их основе этиология HE у взрослых хорошо изучены, данных о HE у детей очень мало. Ограниченные данные свидетельствуют о том, что между HE взрослых и детей, вероятно, существует много общего, но между этими популяциями остаются некоторые важные различия. Оценка HE у детей может быть сложной задачей, учитывая широкий дифференциальный диагноз, который включает первичные гематологические нарушения и вторичную эозинофилию, при которых повышенные уровни эозинофилов усиливаются болезненными состояниями, которые способствуют выработке эозинофилов и их выживанию.В зависимости от основной этиологии клинические проявления могут варьироваться от доброкачественных, саморазрешающихся повышений AEC до опасных для жизни расстройств с потенциалом значительного повреждения органов-мишеней. Учитывая широкий дифференциальный диагноз ПЭ, по-прежнему важно систематически подходить к оценке необъяснимой ПЭ у детей. В этом обзоре будет обсуждаться дифференциальный диагноз педиатрической ПЭ с выделением этиологии, которая более распространена в педиатрической популяции. Кроме того, будет представлено краткое изложение эпидемиологии педиатрической HE с акцентом на некоторые различия, существующие между педиатрической и взрослой HE.Наконец, будет обсужден направленный подход к диагностической оценке детей с ПЭ.

Ключевые слова: дети, эозинофилы, гиперэозинофилия, дифференциальный диагноз, эпидемиология, диагностическое тестирование

Введение

Эозинофилы — это окончательно дифференцированные гранулоциты, играющие важную роль в врожденной иммунной функции, ремоделировании и восстановлении тканей, а также в патогенезе заболеваний (1). Уровень эозинофилов в периферическом кровообращении строго регулируется, при этом эозинофилы составляют лишь небольшую часть (обычно <5–6%) популяции циркулирующих лейкоцитов.Хотя обычно эозинофилы оцениваются в периферической крови, это в первую очередь клетки, обитающие в тканях (2). В нормальных гомеостатических условиях подавляющее большинство эозинофилов покидает кровообращение и мигрирует в определенные ткани, где они могут находиться в течение нескольких недель. Желудочно-кишечный тракт служит крупнейшим тканевым резервуаром для эозинофилов, где эти клетки обычно присутствуют в ткани слизистой оболочки от желудка до толстой кишки (3, 4). Эозинофилия, обозначаемая повышенным абсолютным количеством эозинофилов (AEC) в крови, может быть вызвана рядом важных болезненных состояний у детей и отражает баланс между производством эозинофилов в костном мозге, перемещением из костного мозга в ткани и эозинофилом. апоптоз.Преходящая эозинофилия относительно часто наблюдается в педиатрической популяции и, как правило, клинически незначительна. Однако пациенты с хронической (стойкой) эозинофилией могут иметь спектр клинических последствий, начиная от относительно доброкачественных заболеваний и заканчивая болезненными состояниями, связанными со значительной дисфункцией органов-мишеней и потенциально опасными для жизни последствиями. Определение основной патологии, распространяющей эозинофилию, является важным первым шагом в ведении педиатрической гиперэозинофилии (HE) с целью разработки соответствующей стратегии лечения.В этом обзоре мы обсудим дифференциальный диагноз HE у детей, сосредоточив внимание на этиологии, которая более распространена в педиатрической популяции, и на эпидемиологических различиях между детьми и взрослыми. Кроме того, мы представим направленный подход к диагностической оценке педиатрической ПЭ, выделив некоторые важные красные флажки, которые должны побудить медицинских работников проводить более интенсивное обследование.

Терминология

AEC представляет частоту циркулирующих эозинофилов в периферической крови (в клетках на микролитр [клетки / мкл]).Уровни эозинофилов в периферической крови варьируются в зависимости от возраста, при этом верхние пороговые значения выше у младенцев и детей ясельного возраста по сравнению с подростками и взрослыми (5–7). Однако для большинства детей старше 2 лет значение AEC> 700 клеток / мкл считается ненормально повышенным. Тяжесть эозинофилии условно классифицируется на легкую (AEC от верхнего предела нормы до 1500 клеток / мкл), среднюю (AEC 1500–5000 клеток / мкл) и тяжелую (AEC> 5000 клеток / мкл) (4, 8) . Эозинофилия может быть преходящей, эпизодической или стойкой (хронической).Термин HE был зарезервирован для пациентов с устойчивой эозинофилией крови от умеренной до тяжелой, определяемой как AEC крови ≥1 500 клеток / мкл, полученная как минимум в двух отдельных случаях (интервал ≥1 месяц), или выраженная эозинофилия ткани (4). Тканевый HE можно определить как процент эозинофилов, который превышает 20% от всех ядерных клеток в костном мозге или тканевую инфильтрацию, которую патолог считает обширной (4). В ситуациях, когда эозинофилы непосредственно не наблюдаются в ткани, гистологические доказательства внеклеточного отложения гранулярных белков, происходящих из эозинофилов (например,основной основной белок, пероксидаза эозинофилов или нейротоксин, происходящий из эозинофилов) в ткани также можно использовать в качестве суррогатных маркеров тканевой эозинофилии (9). Наконец, термин гиперэозинофильный синдром (ГЭК) является обобщающим термином, описывающим гетерогенную группу расстройств, которые характеризуются HE и свидетельствуют о повреждении или дисфункции органов-мишеней, непосредственно связанных с тканевой эозинофилией (10). С практической точки зрения по-прежнему важно признать клинически, что проявления эозинофилии со стороны органов-мишеней могут не проявляться при первом обнаружении HE, а у некоторых людей признаки органной дисфункции появляются спустя годы после первоначального проявления HE (11).

Причины гиперэозинофилии у детей

Основной дифференциальный диагноз ПЭ у детей аналогичен таковому у взрослых, за некоторыми заметными исключениями. Детская HE может быть связана с множеством основных этиологий, которые можно прагматично разделить на две основные категории (первичная и вторичная HE) на основе основных механизмов, управляющих экспансией эозинофилов (рисунок)

Дифференциальный диагноз гиперэозинофилии (HE) у детей . Педиатрическая ПЭ может быть разделена на две основные категории (первичная и вторичная) на основе механизмов, лежащих в основе экспансии эозинофилов.Первичная HE возникает в результате аномалий миелоидных и стволовых клеток, которые способствуют размножению клона эозинофилов. Вторичный HE возникает в результате разнообразной группы болезненных состояний, которые стимулируют рост популяции эозинофилов за счет увеличения продукции эозинофилопоэтических цитокинов (IL-3, IL-5 и GM-CSF). АБЛА, аллергический бронхолегочный аспергиллез; ВИЧ, вирус иммунодефицита человека; НПВП, нестероидные противовоспалительные препараты; ПЛАТЬЕ, лекарственная реакция с эозинофилией и системными симптомами; EoE, эозинофильный эзофагит; ЭГИД, эозинофильное заболевание желудочно-кишечного тракта; ВЗК, воспалительное заболевание кишечника; STAT3, преобразователь сигнала и активатор транскрипции 3, DOCK8, выделитель цитокинеза 8; LRBA, липополисахарид-чувствительный-бежевый-подобный якорь; WAS — синдром Вискотта-Олдрича; IPEX, иммунная дисрегуляция, полиэндокринопатия, энтеропатия, Х-сцепленный синдром; АЛПС, аутоиммунный лимфопролиферативный синдром; ЭГПА, эозинофильный гранулематоз с полиангиитом; СКВ, системная красная волчанка, РТПХ, трансплантат против.болезнь хозяина.

Первичный (клональный) HE

Первичный HE возникает в результате аномалий в компартменте костного мозга, которые способствуют размножению клона эозинофилов. При этих расстройствах эозинофилы представляют собой преобладающий тип клеток или одну из нескольких линий пролиферирующих клеток. Основные причины HE включают миелоидные новообразования и новообразования стволовых клеток, которые вместе сгруппированы в категорию миелопролиферативных HE / HES (M-HE или M-HES) (10). Эта группа расстройств включает как окончательные, так и предполагаемые эозинофильные миелопролиферативные новообразования, включая гематопоэтические новообразования с эозинофилией, возникающие в результате слияния генов или мутаций, приводящих к конститутивной активации онкогенных рецепторов тирозинкиназ, таких как PDGFRA, PDGFRB, лейстукеемия, лейстукемия, лейкоземия FGFR1. клеточный лейкоз, миелодиспластические синдромы и системный мастоцитоз.Первичные причины ПЭ составляют меньшинство случаев ПЭ у детей (12, 13).

Вторичный (реактивный) HE

Вторичный (или реактивный) HE возникает в результате болезненных состояний, которые стимулируют поликлональную экспансию эозинофилов, обычно за счет увеличения производства цитокинов, таких как IL-3, IL-5 и GM-CSF, которые способствуют увеличение продукции и выживаемости эозинофилов (14). Большинство случаев ПЭ у детей имеет вторичную этиологию.

Инфекция

Нормальные иммунологические реакции на определенные инфекционные патогены остаются одной из наиболее частых причин вторичной ПЭ у детей во всем мире.В частности, инвазивные гельминтозные инфекции (стронгилоидоз, шистосомоз, анкилостомоз, филяриатоз, аскаридоз, токсокароз и трихинеллез) могут вызывать выраженную эозинофилию на ранних этапах инфицирования, когда личинки мигрируют через ткани (15). Некоторые паразиты являются эндемичными во всем мире, и их следует учитывать у всех детей с эозинофилией, независимо от их путешествий или истории заражения. Например, Strongyloides stercoralis эндемичен в районах с жарким влажным климатом (включая юго-восток США) и может напрямую проникать через кожу при контакте с почвой или водой, загрязненной фекалиями человека (15).У этого паразита может быть долгий латентный период в несколько лет между первоначальным воздействием и развитием симптомов, поэтому инфекцию можно легко пропустить, если врач не будет регулярно проверять эту инфекцию (16). Toxocara canis и cati (этиологические причины висцеральной мигрирующей личинки) также являются эндемичными во всем мире и могут попадать в организм с почвой или продуктами питания, загрязненными фекалиями собак или кошек (15). Токсокароз непропорционально поражает педиатрическое население, особенно детей раннего возраста, учитывая их антисанитарные привычки при приеме пищи (15, 17, 18).Этого паразита следует рассматривать у любого маленького ребенка с HE, особенно если у ребенка в анамнезе есть pica, поскольку эти дети подвергаются повышенному риску проглатывания зараженной почвы (17, 18). Негельминтные инфекции также могут вызывать ПЭ у детей. Заражение чесоточным клещом следует рассматривать у детей с сопутствующей кожной зудящей сыпью (19). Грибковая этиология, включая аллергический бронхолегочный аспергиллез (АБЛА), который наблюдается у детей с хроническими заболеваниями легких (астма, муковисцидоз), и диссеминированные инфекции кокцидиоидомикоза и гистоплазмоза, могут вызывать ПЭ (20–23).Наконец, ВИЧ — редкая причина HE в педиатрической популяции, и его следует рассматривать у пациентов с необъяснимой HE и факторами риска (24–26). Примечательно, что протозойные паразиты, которые часто поражают педиатрическую популяцию ( Giardia, Cryptosporidium, Entamoeba ), как правило, не продуцируют периферическую HE (3, 15).

Иммунные расстройства

Атопическая болезнь (экзема, аллергический ринит, астма) является частой причиной легкой или умеренной эозинофилии в педиатрической популяции, и меньшая часть этих пациентов может соответствовать критериям HE.Однако наличие тяжелой стойкой эозинофилии (т.е. эозинофилов> 5000 / мкл) маловероятно вторично по отношению к атопии и требует дополнительной оценки по поводу другой этиологии. Важно отметить, что несколько синдромов иммунодефицита (дефицит преобразователя сигнала и активатора транскрипции 3 [STAT3], дефицит выделителя цитокинеза 8 [DOCK8], дефицит липополисахарид-зависимого бежевого якоря [LRBA], синдром Вискотта-Олдрича [WAS] и нарушение иммунной регуляции, полиэндокринопатия, энтеропатия, Х-сцепленный [IPEX] синдром) в детском возрасте с атопией, повышенным уровнем IgE и эозинофилией периферической крови (27).Следовательно, у любого педиатрического пациента с HE и атопией должен быть получен тщательный инфекционный анамнез (с акцентом на частоту и этиологию инфекций). Другие иммунодефициты, которые могут проявляться при HE в педиатрической популяции, включают аутоиммунный лимфопролиферативный синдром (ALPS) и синдром Оменна, связанный с тяжелым комбинированным иммунодефицитом (27).

Гиперчувствительность к лекарствам

Реакции гиперчувствительности к лекарствам также являются частой причиной ПЭ у детей. Антибиотики (особенно пенициллины, цефалоспорины и ванкомицин), НПВП и противоэпилептические препараты обычно считаются причинами эозинофилии, но почти любое лекарство, отпускаемое по рецепту или без рецепта, лечебное средство на травах или пищевая добавка может быть триггером (16, 28, 29).Временная взаимосвязь между началом приема препарата и развитием эозинофилии помогает идентифицировать лекарственную реакцию, хотя латентный период между воздействием препарата и эозинофилией может варьироваться от дней до месяцев. Примечательно, что лекарственная реакция с эозинофилией и системными симптомами (DRESS) является потенциально опасной для жизни реакцией системной гиперчувствительности, связанной с периферической ПЭ, которая обычно проявляется после латентного периода в 2-8 недель между воздействием препарата и клиническими проявлениями (лихорадка, недомогание, лимфаденопатия, повышенные ферменты печени и болезненная кожная сыпь, которая может прогрессировать до эксфолиативного дерматита) (30).

Желудочно-кишечные расстройства

Эозинофильный эзофагит (EoE) также является частой причиной HE в детской возрастной группе. Этот диагноз часто можно пропустить, если не собрать соответствующий анамнез. Первичные симптомы EoE меняются с возрастом: у более молодых пациентов возникают трудности с кормлением, частая рвота, отказ от пищи / выборочное питание и нарушение нормального развития (31). По мере того, как эти дети становятся старше, жалобы на боли в животе и дисфагию усиливаются, и у подростков могут развиваться пищевые непроходимости.Другие первичные эозинофильные расстройства желудочно-кишечного тракта (эозинофильные желудочно-кишечные заболевания) также могут вызывать HE у детей, хотя эти расстройства встречаются реже, чем EoE. Кроме того, воспалительное заболевание кишечника может быть связано с периферической эозинофилией.

Новообразования

Лимфоцитарный вариант HE / HES (L-HE или L-HES) — это категория заболеваний, характеризующихся наличием клональной или аберрантной популяции лимфоцитов, продуцирующих цитокины, которые способствуют выработке эозинофилов и их выживанию (10).В эту категорию входят лимфоидные новообразования, некоторые из которых чаще встречаются у детей (например, пре-В-клеточный острый лимфобластный лейкоз [ОЛЛ]). ОЛЛ может проявляться ПЭ у детей, в некоторых случаях за несколько месяцев до выявления основного злокачественного новообразования (32, 33). В этих ситуациях эозинофилы не являются частью неопластического клона и представляют собой вторичный ответ на злокачественное новообразование.

Аутоиммунные расстройства

Менее распространенная этиология вторичной ПЭ у детей включает ревматологические заболевания.Примечательно, что эозинофильный гранулематоз с полиангиитом (EGPA, ранее называвшийся синдромом Чурга-Стросса) представляет собой потенциально опасный для жизни васкулит, редко встречающийся в педиатрической популяции, и обычно ассоциируется с умеренной или тяжелой эозинофилией периферической крови, аллергическим ринитом и астмой. Наиболее часто поражаются легкие и кожа, хотя это заболевание может поражать практически любую систему органов, включая сердечно-сосудистую, желудочно-кишечную, почечную и центральную нервную систему (34).К другим аутоиммунным заболеваниям, связанным с HE у детей, относятся системная красная волчанка, дерматомиозит и воспалительный артрит.

Другое

Надпочечниковая недостаточность связана с эозинофилией, возможно, из-за потери эндогенных глюкокортикоидов. Другие вторичные причины HE, которые следует учитывать в определенных клинических ситуациях, включают болезнь «трансплантат против хозяина» после трансплантации гемопоэтических стволовых клеток, отторжение трансплантата твердых органов и серповидно-клеточную анемию.

Эпидемиология

Общая распространенность HE в педиатрической популяции остается неизвестной, поскольку популяционных исследований не проводилось. Несколько ретроспективных когортных исследований были сосредоточены на характеристике HE среди взрослого населения (12, 35). Однако в педиатрической литературе мало данных по этому вопросу, которые в основном состоят из сообщений об отдельных случаях и небольшого числа серий случаев (36–38). Следовательно, существует очень мало данных относительно клинической картины, лежащей в основе этиологии и прогноза HE в педиатрической популяции, а также того, как она может отличаться от взрослой популяции.Недавно Willams et al . опубликовали крупнейший ретроспективный когортный анализ, в котором сравнивали детей и взрослых с ПЭ. В исследовании участвовал 291 пациент (37 детей, 254 взрослых), которые обратились в Национальные институты здравоохранения для оценки необъяснимой HE в период с 1994 по 2012 год (12). Наиболее частым диагнозом в обеих группах пациентов был идиопатический ГЭК (46% детей и 47% взрослых). Вторичная причина HE была выявлена ​​только у 14% детей по сравнению с 10% взрослых, при этом наиболее распространенной этиологией в обеих популяциях была гельминтная инфекция.Примечательно, что все гельминтозы в детской когорте были видов Toxocara по сравнению с отсутствием во взрослой когорте, что свидетельствует о повышенном подозрении на инфекцию Toxocara у детей с HE. Первичный иммунодефицит чаще отмечался в педиатрической когорте по сравнению с взрослой, хотя количество случаев все еще было ограниченным (2/37 случаев в детской когорте против 1/254 случаев во взрослой когорте). У пациентов, которые соответствовали критериям ГЭК, заметные различия в исходных характеристиках в педиатрической популяции включали преобладание мужчин, более высокие медианные пиковые уровни AEC и более высокие медианные уровни витамина B12 в сыворотке.Нарушения перестройки клональных Т-клеточных рецепторов были чрезмерно представлены во взрослой популяции. Клинические проявления были относительно схожими между двумя когортами, за исключением повышенного вовлечения желудочно-кишечного тракта у детей и повышенного вовлечения легких во взрослой когорте. Хотя средний пик AEC был почти вдвое выше в педиатрической когорте, смертность была низкой и аналогичной таковой во взрослой когорте. Учитывая, что это исследование было составлено из одноцентрового специализированного специализированного центра (NIH), в исследуемой популяции, вероятно, будет существовать систематическая ошибка направления, что, таким образом, может не полностью отражать истинную эпидемиологию педиатрической HE в общей популяции.Xiaohong и др. . завершили ретроспективный анализ этиологии HE у 88 детей, госпитализированных в Детскую больницу медицинского факультета Чжэцзянского университета в Китае в период с 2009 по 2015 гг. (13). Наиболее частая выявленная этиология была инфекционной (наиболее часто встречались паразитарные инфекции), затем следовали аллергия и EGID. В исследуемой группе также отмечены иммунодефицит, гематологические новообразования и EGPA. Ограниченное количество опубликованных данных об эпидемиологии и прогнозе ПЭ у детей не позволяет сделать окончательные выводы; следовательно, остается очевидная необходимость завершения дополнительных исследований в этой области.

Клиническая оценка

Определение основного механизма распространения эозинофилии у ребенка является важным первым шагом в лечении педиатрической ПЭ, поскольку эффективная терапия зависит от знания того, нацелено ли нацеливание на сами эозинофилы или на вторичное состояние, которое стимулирует выработку эозинофилов. Учитывая широкую дифференциацию для педиатрической ПЭ, необходим систематический диагностический подход.

В общем, степень эозинофилии редко бывает полезной для определения основной причины эозинофилии, за исключением крайних значений спектра AEC (например,стойкая легкая эозинофилия [500–1 500 Eos / мкл] более вероятна при атопическом заболевании; тяжелая эозинофилия [≥100 000 Eos / мкл] с большей вероятностью вызвана миелоидным новообразованием) (16, 39). Хотя большое внимание уделяется классификации пациентов на основе уровней AEC в крови, дисфункция органов в конечном итоге вызвана инфильтрацией активированных эозинофилов в ткань, что не всегда отражается сопутствующим увеличением AEC (16, 21). И наоборот, пациенты с заметно повышенным уровнем эозинофилов в периферической крови могут иметь незначительные клинические симптомы или их отсутствие (40).Следовательно, наиболее важным шагом в первоначальной оценке ребенка с ПЭ является оценка наличия и степени симптомов заболевания, включая признаки поражения тканей / органов. Срочность оценки зависит от остроты симптомов заболевания, типа пораженной ткани / органа и степени дисфункции органа.

Анамнез

Все дети с ПЭ должны пройти тщательный анамнез для устранения симптомов, указывающих на возможное поражение органов, предшествующий медицинский анамнез, воздействия (диета, путешествия, лекарства) и предшествующий подсчет эозинофилов.Симптомы, которые могут указывать на поражение конкретной системы органов, включают лихорадку, потерю веса, усталость, кожную сыпь, заложенность носа, свистящее дыхание, кашель, одышку, боль в груди, дисфагию, рвоту, потерю аппетита, боль в животе, диарею и артралгии / миалгии. Анамнез болезни, такой как рецидивирующие инфекции, атопия, воспалительное заболевание кишечника, предшествующие злокачественные новообразования или неспособность к развитию, также может быть важным при рассмотрении дифференциального диагноза. Диетический анамнез должен включать в себя риск употребления сырого или недоваренного мяса, особенно мяса дичи, которое может увеличить риск трихинеллеза.Проглатывание фруктов, овощей или почвы (например, ребенка с pica), возможно, загрязненной фекалиями собак или кошек, может быть фактором риска развития токсокароза. Путешествие в эндемичные по паразитам районы также может указывать на риск другой паразитарной этиологии. Однако, как отмечалось выше, отсутствие поездок или определенные факторы риска не обязательно устраняют паразитарную инфекцию, поскольку некоторые гельминты являются эндемичными во всем мире и могут иметь длительные латентные периоды (например, Strongyloides ). Воздействие лекарств также важно оценивать, особенно у тех детей, которые регулярно принимают лекарства и, следовательно, имеют постоянное воздействие.Наконец, часто бывает полезно просмотреть предыдущие данные AEC, если таковые имеются. Хроническая ПЭ при отсутствии симптомов обнадеживает и предполагает, что обследование может быть выполнено менее срочно, если в остальном ребенок здоров. При анализе тенденций AEC важно помнить, что несколько факторов могут временно снижать количество эозинофилов (например, стероиды, бактериальные или вирусные инфекции), вызывая появление нарастающей и ослабевающей эозинофилии.

Диагностическое обследование

Все дети, соответствующие диагностическим критериям ПЭ (т.например, AEC в крови ≥1,500 клеток / мкл по крайней мере в 2 отдельных случаях [интервал ≥1 месяц] или выраженная тканевая эозинофилия) или эозинофилия от умеренной до тяжелой с симптомами болезни должны пройти первоначальную диагностическую оценку, чтобы попытаться определить основную этиологию (Фигура ). При каждом посещении следует проводить тщательный медицинский осмотр, отмечая любую лихорадку, заложенность носа, аномальные или пониженные звуки легких, кожную сыпь, болезненность живота, гепатоспленомегалию, лимфаденопатию или покраснение / отек суставов.Лабораторная оценка должна включать полный анализ крови с дифференцировкой для оценки отклонений в других линиях клеток крови. Мазок периферической крови должен быть рассмотрен для оценки бластов лейкоцитов или других дискразий крови, которые могут указывать на первичное гематологическое заболевание. При обнаружении бластов показана ЛДГ, мочевая кислота и консультация гематолога / онколога. Обследование костного мозга (аспирация и биопсия) следует рассматривать у любого ребенка, первоначальная оценка которого не демонстрирует четкой вторичной этиологии, и остается возможной первичная гематологическая причина эозинофилии.Кроме того, исследование костного мозга подходит для любого остро больного ребенка с определенным поражением органов и без четкого основного диагноза, детям с количеством эозинофилов> 100000 эозинофилов / мкл или детям с аномальными признаками в мазке периферической крови (незрелая или диспластическая белая кровь. клетки, тромбоцитопения или необъяснимая анемия). Химический анализ сыворотки, креатинин и анализ мочи должны быть завершены для оценки доказательств поражения почек или мочевого пузыря. Аномальный химический состав сыворотки также может указывать на лежащую в основе надпочечниковую недостаточность.Также должны быть получены функциональные пробы печени (для определения поражения печени) и уровни сердечного тропонина (для доказательства субклинического заболевания миокарда). Пациентов с повышенным уровнем тропонина следует дополнительно обследовать с помощью электрокардиографии и эхокардиографии. Уровень B12 в сыворотке должен быть получен в качестве скринингового маркера миелопролиферативных новообразований и аутоиммунного лимфопролиферативного синдрома (АЛПС). Триптазу сыворотки можно получить для скрининга на системный мастоцитоз. Тестирование стула на яйцеклетки и паразиты, а также серологическое тестирование на эндемичных паразитов также должно проводиться в плановом порядке ( Strongyloides, Toxocara, Trichenella ).Показания к дополнительному тестированию на паразитов обычно определяются воздействием (диета, путешествия). Для оценки поражения легких необходимо выполнить рентгенографию грудной клетки. Наконец, у пациентов с рецидивирующими инфекциями, лимфаденопатией и / или гепатоспленомегалией в анамнезе проточная цитометрия для оценки субпопуляций лимфоцитов и уровней иммуноглобулинов может быть направлена ​​на скрининг на клональность лимфоцитов и селективную недостаточность лимфоцитов и иммуноглобулинов. Кроме того, исследования реаранжировки Т-клеточного рецептора могут быть полезны для получения доказательств олигоклональности в компартменте лимфоцитов.Наконец, в зависимости от факторов риска может быть показано тестирование на ВИЧ.

Диагностический подход к ребенку с необъяснимой гиперэозинофилией (HE) и / или эозинофилией от умеренной до тяжелой с клиническими проявлениями. Что касается симптомов / результатов лабораторных исследований, которые должны побудить медицинских работников проводить более тщательную оценку, они отмечены красным флажком. СОЭ, скорость оседания эритроцитов; CRP, C-реактивный белок; ЛДГ, лактатдегидрогеназа.

Для тех, у кого вышеупомянутая оценка ничем не примечательна и не имеет признаков поражения органов, повторный скрининг с общим анализом крови с дифференциалом каждые 2–6 месяцев для мониторинга уровней AEC является разумным подходом.Если AEC остается стабильным, а ребенок остается здоровым, целесообразно повторять вышеуказанное тестирование с 12-месячными интервалами. Развитие новых симптомов или учащение AEC должно потребовать более немедленной переоценки.

Исключения для остро больного ребенка с эозинофилией

Любой ребенок с симптомами острого заболевания (лихорадка, признаки дисфункции органов-мишеней) и необъяснимой эозинофилией или ребенок с чрезвычайно высоким количеством эозинофилов в крови (≥20 000 Eos / мкл) требует госпитализации для немедленной оценки, чтобы определить первопричину.Примечательно, что бактериальные и вирусные инфекции обычно вызывают снижение количества эозинофилов в крови, поэтому сочетание лихорадки и эозинофилии является важным сигналом тревоги, который должен побудить к рассмотрению других этиологий (15). Независимо от основной этиологии потенциальные осложнения, связанные с инфильтрацией эозинофилов в ткани, аналогичны (16). Наиболее серьезными осложнениями, связанными с HE, являются повреждение миокарда (например, миокардит), поражение легких и неврологическое поражение.Осколочные кровоизлияния и повышенные уровни тропонина в сыворотке указывают на поражение сердца. Дыхательная недостаточность с легочными инфильтратами указывает на поражение легких. Неврологические проявления HE включают энцефалопатию, сенсорную полинейропатию и инфаркт головного мозга. Если существуют доказательства, позволяющие подозревать, что острое заболевание или органная дисфункция являются вторичными по отношению к инфильтрации тканевых эозинофилов, показана срочная терапия, направленная на снижение эозинофилии (т. Е. Высокие дозы глюкокортикоидов) (10).Пациенты с потенциальным воздействием Strongyloides должны получать сопутствующую эмпирическую терапию ивермектином для предотвращения синдрома гиперинфекции, ассоциированного с кортикостероидами. В большинстве ситуаций диагностические лабораторные исследования для определения основной этиологии эозинофилии должны проводиться до начала срочной эмпирической терапии, но не следует откладывать лечение в ожидании результатов этих исследований.

Выводы

Данных, посвященных ПЭ у детей, мало, и нам по-прежнему предстоит многое узнать о различиях между ПЭ у взрослых и детей.Оценка HE у детей может быть сложной задачей, учитывая широкий дифференциальный диагноз и широкий спектр клинических последствий, которые включают саморазрешающиеся подъемы AEC и опасные для жизни расстройства. Учитывая широкий дифференциальный диагноз ПЭ, по-прежнему важно систематически подходить к диагностической оценке необъяснимой ПЭ у детей.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

PF получила гранты от Национальных институтов здравоохранения, работала консультантом Genentech, Inc. и получала финансирование исследований от Knopp Biosciences, LLC. Оставшийся автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Финансирование. Эта работа была поддержана грантами NIH R01AI130033 (PF) и T32 AI060515-14 (JS).

Ссылки

1. Хоган С.П., Розенберг Х.Ф., Мокбель Р., Фиппс С., Фостер П.С., Лейси П. и др. . Эозинофилы: биологические свойства и роль в здоровье и болезнях. Clin Exp Allergy (2008) 38: 709–50. 10.1111 / j.1365-2222.2008.02958.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Веллер П.Ф. Иммунобиология эозинофилов. N Engl J Med. (1991) 324: 1110–8. 10.1056 / NEJM19

83241607 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Валент П., Клион А.Д., Хорни Х.П., Руфосс Ф., Готлиб Дж., Веллер П.Ф. и др. . Современное консенсусное предложение по критериям и классификации эозинофильных расстройств и родственных синдромов.J Allergy Clin Immunol. (2012) 130: 607–12.e609. 10.1016 / j.jaci.2012.02.019 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Кранендонк Э., Ван Геннип А.Х., Абелинг Н.Г., Берендт Х., Харт А.А. Контрольные значения для автоматического цитохимического дифференциального подсчета лейкоцитов у детей 0-16 лет: сравнение с вручную полученными подсчетами из мазков, окрашенных по Райту. J Clin Chem Clin Biochem. (1985) 23: 663–7. 10.1515 / cclm.1985.23.10.663 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6. Тейлор М.Р., Голландское резюме, Спенсер Р., Джексон Дж. Ф., О’Коннор Г. И., О’Доннелл-младший.Гематологические рекомендуемые диапазоны для школьников. Clin Lab Haematol. (1997) 19: 1–15. 10.1046 / j.1365-2257.1997.00204.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Bellamy GJ, Hinchliffe RF, Crawshaw KC, Finn A, Bell F. Общее и дифференциальное количество лейкоцитов у младенцев в возрасте 2, 5 и 13 месяцев. Clin Lab Haematol. (2000) 22: 81–7. 10.1046 / j.1365-2257.2000.00288.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8. Готлиб Дж. Эозинофильные расстройства, определенные Всемирной организацией здравоохранения: обновленная информация о диагностике, стратификации риска и лечении за 2017 год.Am J Hematol. (2017) 92: 1243–59. 10.1002 / ajh.24880 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Валент П., Глейх Г.Дж., Райтер А., Руфосс Ф., Веллер П.Ф., Хеллманн А. и др. . Патогенез и классификация нарушений эозинофилов: обзор последних достижений в этой области. Эксперт Рев Гематол. (2012) 5: 157–76. 10.1586 / ehm.11.81 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Helbig G, Hus M, Francuz T., Dziaczkowska-Suszek J, Soja A, Kyrcz-Krzemien S. Характеристики и клинические исходы пациентов с гиперэозинофилией неопределенного значения.Med Oncol. (2014) 31: 815. 10.1007 / s12032-013-0815-1 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Уильямс К.В., Вэр Дж., Абиодун А., Холланд-Томас, Северная Каролина, Хури П., Клион А.Д. Гиперэозинофилия у детей и взрослых: ретроспективное сравнение. J Allergy Clin Immunol Pract. (2016) 4: 941–7.e941. 10.1016 / j.jaip.2016.03.020 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Сяохун Ц., Ипин Сюй, Мэйпин Лу. Клиническая характеристика и этиология детей с гиперэозинофилией. Чжэцзян Да Сюэ Сюэ Бао И Сюэ Бань (2016) 45: 292–6.[PubMed] [Google Scholar] 14. Dispenza MC, Bochner BS. Диагностика и новые подходы к лечению гиперэозинофильных синдромов. Curr Hematol Malig Rep. (2018) 13: 191–201. 10.1007 / s11899-018-0448-8 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Фигейредо С.Д., Таддеи Дж. А., Менезес Дж. Дж., Ново Н. Ф., Силва Е. О., Кристова Х. Л. и др. . Клинико-эпидемиологическое исследование токсокароза в педиатрической популяции. J Pediatr. (2005) 81: 126–32. 10.2223 / 1317 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Эджевит С, Сумка О, Верджин С, Озтюрк А.Висцеральная мигрирующая личинка с гиперэозинофилией. Turkiye Parazitol Derg. (2013) 37: 58–60. 10.5152 / tpd.2013.15 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Хаим А., Грюнвальд М.Х., Капелушник Дж., Мозер А.М., Бейгельман А., Реувени Х. Гиперэозинофилия у детей с красной чешуей и чесоткой. J Pediatr. (2005) 146: 712. 10.1016 / j.jpeds.2004.08.023 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Harley WB, Blaser MJ. Диссеминированный кокцидиоидомикоз, связанный с крайней эозинофилией. Clin Infect Dis. (1994) 18: 627–9.10.1093 / Clinids / 18.4.627 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Konikoff MR, Blanchard C, Kirby C, Buckmeier BK, Cohen MB, Heubi JE и др. . Потенциал эозинофилов крови, нейротоксина эозинофильного происхождения и эотаксина-3 как биомаркеров эозинофильного эзофагита. Clin Gastroenterol Hepatol. (2006) 4: 1328–36. 10.1016 / j.cgh.2006.08.013 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Саймонс С.М., Страттон С.В., Ким А.С. Эозинофилия периферической крови как ключ к диагностике скрытой инфекции Coccidioides.Hum Pathol. (2011) 42: 449–53. 10.1016 / j.humpath.2010.09.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Кумар Р., Шарма П., Дей П., Тапа Б.Р. Необычная причина лихорадки, генерализованной лимфаденопатии и эозинофилии у 6-летнего мальчика, инфицированного вирусом гепатита С. Индийский J Переливание гематоловой крови. (2017) 33: 130–2. 10.1007 / s12288-016-0710-y [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Сандхаус Л.М., Скаддер Р. Гематологические аномалии и аномалии костного мозга у педиатрических пациентов с инфекцией вируса иммунодефицита человека (ВИЧ).Pediatr Pathol. (1989) 9: 277–88. 10.3109 / 155138189032 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Бховмик А., Банерджи П. Гематологические проявления у ВИЧ-инфицированных детей. J Coll Врачи Surg Pak. (2015) 25: 119–23. [PubMed] [Google Scholar] 26. Акар М., Сутчу М., Умур О, Актюрк Х., Торун С.Х., Тамай З. и др. . Синдром приобретенного иммунодефицита в дифференциальной диагностике гипер-иммуноглобулинемии: история болезни у детей. J Trop Pediatr. (2017) 63: 82–4. 10.1093 / tropej / fmw053 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28.Блюменталь К.Г., Молодой человек I, Рабидо Д.Д., Паркер Р.А., Мэннинг К.С., Валенски Р.П. и др. . Эозинофилия периферической крови и реакции гиперчувствительности у пациентов, получающих парентеральные антибиотики в амбулаторных условиях. J Allergy Clin Immunol. (2015) 136: 1288–94.e1281. 10.1016 / j.jaci.2015.04.005 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Curtis C, Ogbogu PU. Оценка и дифференциальная диагностика стойкой выраженной эозинофилии. Immunol Allergy Clin North Am. (2015) 35: 387–402. 10.1016 / j.iac.2015.04.001 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Питер Дж. Г., Лехлоенья Р., Дламини С., Ризма К., Уайт К. Д., Конвинсе К. С. и др. . Тяжелые отсроченные кожные и системные реакции на лекарства: глобальный взгляд на науку и искусство современной практики. J Allergy Clin Immunol Pract. (2017) 5: 547–63. 10.1016 / j.jaip.2017.01.025 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. D’angelo G, Hotz AM, Todeschin P. Острый лимфобластный лейкоз с гиперэозинофилией и делецией 9p21: отчет о болезни и обзор литературы.Lab Hematol. (2008) 14: 7–9. 10.1532 / LH96.07018 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34. Греко А., Риццо М.И., Де Вирджилио А., Галло А., Фускони М., Руопполо Г. и др. . Синдром Черджа-Стросса. Autoimmun Rev. (2015) 14: 341–8. 10.1016 / j.autrev.2014.12.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Ogbogu PU, Bochner BS, Butterfield JH, Gleich GJ, Huss-Marp J, Kahn JE, et al. . Гиперэозинофильный синдром: многоцентровый ретроспективный анализ клинических характеристик и ответа на терапию. J Allergy Clin Immunol.(2009) 124: 1319–25.e1313. 10.1016 / j.jaci.2009.09.022 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36. Кац Х.Т., Хак С.Дж., Шей Ф.Х. Детский гиперэозинофильный синдром (ГЭК) отличается от ГЭК у взрослых. J Pediatr. (2005) 146: 134–6. 10.1016 / j.jpeds.2004.09.014 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Ван Гротель М., Де Хуг М., Де Крайгер Р. Р., Беверлоо Х. Б., Ван Ден Хеувель-Эйбринк М. М.. Гиперэозинофильный синдром у детей. Leuk Res. (2012) 36: 1249–54. 10.1016 / j.leukres.2012.05.025 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38.Амшалом А., Лев А., Трахтенброт Л., Голан Н., Вайс Б., Амариглио Н. и др. . Тяжелая эозинофилия у детей: диагностическая дилемма. J Pediatr Hematol Oncol. (2013) 35: 303–6. 10.1097 / MPH.0b013e318290bf0b [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. Клион А.Д. Эозинофилия: прагматический подход к диагностике и лечению. Hematol Am Soc Hematol Educ Program (2015) 2015: 92–7. 10.1182 / asheducation-2015.1.92 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Чен Ю.Ю., Хури П., Уэр Дж. М., Холланд-Томас, Северная Каролина, Стоддард Дж. Л., Гурпрасад С. и др.. Выраженная и стойкая эозинофилия при отсутствии клинических проявлений. J Allergy Clin Immunol. (2014) 133: 1195–202. 10.1016 / j.jaci.2013.06.037 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Подход к оценке стойкой гиперэозинофилии у педиатрических пациентов

Front Immunol. 2018; 9: 1944.

Отделение аллергии и иммунологии, Отделение педиатрии, Медицинский центр детской больницы Цинциннати, Медицинский колледж Университета Цинциннати, Цинциннати, Огайо, США

Отредактировал: Жозиан Саббадини Невес, Федеральный университет Рио-де-Жанейро , Бразилия

Рецензент: Оскар А.Haas, St. Anna Kinderkrebsforschung, Детский онкологический научно-исследовательский институт, Австрия; Меган Энн Купер, Вашингтонский университет в Сент-Луисе, США

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Молекулярный врожденный иммунитет» журнала «Границы в иммунологии»

Поступила 28 июня 2018 г .; Принято 7 августа 2018 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой.Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Гипереозинофилия (HE) в настоящее время определяется по абсолютному количеству эозинофилов (AEC) периферической крови ≥1 500 клеток / мкл. Хотя легкая эозинофилия крови (AEC 500–1 500 клеток / мкл) наблюдается относительно часто в педиатрической популяции, стойкая HE встречается редко и требует дополнительной клинической оценки.В то время как клинические проявления и лежащая в их основе этиология HE у взрослых хорошо изучены, данных о HE у детей очень мало. Ограниченные данные свидетельствуют о том, что между HE взрослых и детей, вероятно, существует много общего, но между этими популяциями остаются некоторые важные различия. Оценка HE у детей может быть сложной задачей, учитывая широкий дифференциальный диагноз, который включает первичные гематологические нарушения и вторичную эозинофилию, при которых повышенные уровни эозинофилов усиливаются болезненными состояниями, которые способствуют выработке эозинофилов и их выживанию.В зависимости от основной этиологии клинические проявления могут варьироваться от доброкачественных, саморазрешающихся повышений AEC до опасных для жизни расстройств с потенциалом значительного повреждения органов-мишеней. Учитывая широкий дифференциальный диагноз ПЭ, по-прежнему важно систематически подходить к оценке необъяснимой ПЭ у детей. В этом обзоре будет обсуждаться дифференциальный диагноз педиатрической ПЭ с выделением этиологии, которая более распространена в педиатрической популяции. Кроме того, будет представлено краткое изложение эпидемиологии педиатрической HE с акцентом на некоторые различия, существующие между педиатрической и взрослой HE.Наконец, будет обсужден направленный подход к диагностической оценке детей с ПЭ.

Ключевые слова: дети, эозинофилы, гиперэозинофилия, дифференциальный диагноз, эпидемиология, диагностическое тестирование

Введение

Эозинофилы — это окончательно дифференцированные гранулоциты, играющие важную роль в врожденной иммунной функции, ремоделировании и восстановлении тканей, а также в патогенезе заболеваний (1). Уровень эозинофилов в периферическом кровообращении строго регулируется, при этом эозинофилы составляют лишь небольшую часть (обычно <5–6%) популяции циркулирующих лейкоцитов.Хотя обычно эозинофилы оцениваются в периферической крови, это в первую очередь клетки, обитающие в тканях (2). В нормальных гомеостатических условиях подавляющее большинство эозинофилов покидает кровообращение и мигрирует в определенные ткани, где они могут находиться в течение нескольких недель. Желудочно-кишечный тракт служит крупнейшим тканевым резервуаром для эозинофилов, где эти клетки обычно присутствуют в ткани слизистой оболочки от желудка до толстой кишки (3, 4). Эозинофилия, обозначаемая повышенным абсолютным количеством эозинофилов (AEC) в крови, может быть вызвана рядом важных болезненных состояний у детей и отражает баланс между производством эозинофилов в костном мозге, перемещением из костного мозга в ткани и эозинофилом. апоптоз.Преходящая эозинофилия относительно часто наблюдается в педиатрической популяции и, как правило, клинически незначительна. Однако пациенты с хронической (стойкой) эозинофилией могут иметь спектр клинических последствий, начиная от относительно доброкачественных заболеваний и заканчивая болезненными состояниями, связанными со значительной дисфункцией органов-мишеней и потенциально опасными для жизни последствиями. Определение основной патологии, распространяющей эозинофилию, является важным первым шагом в ведении педиатрической гиперэозинофилии (HE) с целью разработки соответствующей стратегии лечения.В этом обзоре мы обсудим дифференциальный диагноз HE у детей, сосредоточив внимание на этиологии, которая более распространена в педиатрической популяции, и на эпидемиологических различиях между детьми и взрослыми. Кроме того, мы представим направленный подход к диагностической оценке педиатрической ПЭ, выделив некоторые важные красные флажки, которые должны побудить медицинских работников проводить более интенсивное обследование.

Терминология

AEC представляет частоту циркулирующих эозинофилов в периферической крови (в клетках на микролитр [клетки / мкл]).Уровни эозинофилов в периферической крови варьируются в зависимости от возраста, при этом верхние пороговые значения выше у младенцев и детей ясельного возраста по сравнению с подростками и взрослыми (5–7). Однако для большинства детей старше 2 лет значение AEC> 700 клеток / мкл считается ненормально повышенным. Тяжесть эозинофилии условно классифицируется на легкую (AEC от верхнего предела нормы до 1500 клеток / мкл), среднюю (AEC 1500–5000 клеток / мкл) и тяжелую (AEC> 5000 клеток / мкл) (4, 8) . Эозинофилия может быть преходящей, эпизодической или стойкой (хронической).Термин HE был зарезервирован для пациентов с устойчивой эозинофилией крови от умеренной до тяжелой, определяемой как AEC крови ≥1 500 клеток / мкл, полученная как минимум в двух отдельных случаях (интервал ≥1 месяц), или выраженная эозинофилия ткани (4). Тканевый HE можно определить как процент эозинофилов, который превышает 20% от всех ядерных клеток в костном мозге или тканевую инфильтрацию, которую патолог считает обширной (4). В ситуациях, когда эозинофилы непосредственно не наблюдаются в ткани, гистологические доказательства внеклеточного отложения гранулярных белков, происходящих из эозинофилов (например,основной основной белок, пероксидаза эозинофилов или нейротоксин, происходящий из эозинофилов) в ткани также можно использовать в качестве суррогатных маркеров тканевой эозинофилии (9). Наконец, термин гиперэозинофильный синдром (ГЭК) является обобщающим термином, описывающим гетерогенную группу расстройств, которые характеризуются HE и свидетельствуют о повреждении или дисфункции органов-мишеней, непосредственно связанных с тканевой эозинофилией (10). С практической точки зрения по-прежнему важно признать клинически, что проявления эозинофилии со стороны органов-мишеней могут не проявляться при первом обнаружении HE, а у некоторых людей признаки органной дисфункции появляются спустя годы после первоначального проявления HE (11).

Причины гиперэозинофилии у детей

Основной дифференциальный диагноз ПЭ у детей аналогичен таковому у взрослых, за некоторыми заметными исключениями. Детская HE может быть связана с множеством основных этиологий, которые можно прагматично разделить на две основные категории (первичная и вторичная HE) на основе основных механизмов, управляющих экспансией эозинофилов (рисунок)

Дифференциальный диагноз гиперэозинофилии (HE) у детей . Педиатрическая ПЭ может быть разделена на две основные категории (первичная и вторичная) на основе механизмов, лежащих в основе экспансии эозинофилов.Первичная HE возникает в результате аномалий миелоидных и стволовых клеток, которые способствуют размножению клона эозинофилов. Вторичный HE возникает в результате разнообразной группы болезненных состояний, которые стимулируют рост популяции эозинофилов за счет увеличения продукции эозинофилопоэтических цитокинов (IL-3, IL-5 и GM-CSF). АБЛА, аллергический бронхолегочный аспергиллез; ВИЧ, вирус иммунодефицита человека; НПВП, нестероидные противовоспалительные препараты; ПЛАТЬЕ, лекарственная реакция с эозинофилией и системными симптомами; EoE, эозинофильный эзофагит; ЭГИД, эозинофильное заболевание желудочно-кишечного тракта; ВЗК, воспалительное заболевание кишечника; STAT3, преобразователь сигнала и активатор транскрипции 3, DOCK8, выделитель цитокинеза 8; LRBA, липополисахарид-чувствительный-бежевый-подобный якорь; WAS — синдром Вискотта-Олдрича; IPEX, иммунная дисрегуляция, полиэндокринопатия, энтеропатия, Х-сцепленный синдром; АЛПС, аутоиммунный лимфопролиферативный синдром; ЭГПА, эозинофильный гранулематоз с полиангиитом; СКВ, системная красная волчанка, РТПХ, трансплантат против.болезнь хозяина.

Первичный (клональный) HE

Первичный HE возникает в результате аномалий в компартменте костного мозга, которые способствуют размножению клона эозинофилов. При этих расстройствах эозинофилы представляют собой преобладающий тип клеток или одну из нескольких линий пролиферирующих клеток. Основные причины HE включают миелоидные новообразования и новообразования стволовых клеток, которые вместе сгруппированы в категорию миелопролиферативных HE / HES (M-HE или M-HES) (10). Эта группа расстройств включает как окончательные, так и предполагаемые эозинофильные миелопролиферативные новообразования, включая гематопоэтические новообразования с эозинофилией, возникающие в результате слияния генов или мутаций, приводящих к конститутивной активации онкогенных рецепторов тирозинкиназ, таких как PDGFRA, PDGFRB, лейстукеемия, лейстукемия, лейкоземия FGFR1. клеточный лейкоз, миелодиспластические синдромы и системный мастоцитоз.Первичные причины ПЭ составляют меньшинство случаев ПЭ у детей (12, 13).

Вторичный (реактивный) HE

Вторичный (или реактивный) HE возникает в результате болезненных состояний, которые стимулируют поликлональную экспансию эозинофилов, обычно за счет увеличения производства цитокинов, таких как IL-3, IL-5 и GM-CSF, которые способствуют увеличение продукции и выживаемости эозинофилов (14). Большинство случаев ПЭ у детей имеет вторичную этиологию.

Инфекция

Нормальные иммунологические реакции на определенные инфекционные патогены остаются одной из наиболее частых причин вторичной ПЭ у детей во всем мире.В частности, инвазивные гельминтозные инфекции (стронгилоидоз, шистосомоз, анкилостомоз, филяриатоз, аскаридоз, токсокароз и трихинеллез) могут вызывать выраженную эозинофилию на ранних этапах инфицирования, когда личинки мигрируют через ткани (15). Некоторые паразиты являются эндемичными во всем мире, и их следует учитывать у всех детей с эозинофилией, независимо от их путешествий или истории заражения. Например, Strongyloides stercoralis эндемичен в районах с жарким влажным климатом (включая юго-восток США) и может напрямую проникать через кожу при контакте с почвой или водой, загрязненной фекалиями человека (15).У этого паразита может быть долгий латентный период в несколько лет между первоначальным воздействием и развитием симптомов, поэтому инфекцию можно легко пропустить, если врач не будет регулярно проверять эту инфекцию (16). Toxocara canis и cati (этиологические причины висцеральной мигрирующей личинки) также являются эндемичными во всем мире и могут попадать в организм с почвой или продуктами питания, загрязненными фекалиями собак или кошек (15). Токсокароз непропорционально поражает педиатрическое население, особенно детей раннего возраста, учитывая их антисанитарные привычки при приеме пищи (15, 17, 18).Этого паразита следует рассматривать у любого маленького ребенка с HE, особенно если у ребенка в анамнезе есть pica, поскольку эти дети подвергаются повышенному риску проглатывания зараженной почвы (17, 18). Негельминтные инфекции также могут вызывать ПЭ у детей. Заражение чесоточным клещом следует рассматривать у детей с сопутствующей кожной зудящей сыпью (19). Грибковая этиология, включая аллергический бронхолегочный аспергиллез (АБЛА), который наблюдается у детей с хроническими заболеваниями легких (астма, муковисцидоз), и диссеминированные инфекции кокцидиоидомикоза и гистоплазмоза, могут вызывать ПЭ (20–23).Наконец, ВИЧ — редкая причина HE в педиатрической популяции, и его следует рассматривать у пациентов с необъяснимой HE и факторами риска (24–26). Примечательно, что протозойные паразиты, которые часто поражают педиатрическую популяцию ( Giardia, Cryptosporidium, Entamoeba ), как правило, не продуцируют периферическую HE (3, 15).

Иммунные расстройства

Атопическая болезнь (экзема, аллергический ринит, астма) является частой причиной легкой или умеренной эозинофилии в педиатрической популяции, и меньшая часть этих пациентов может соответствовать критериям HE.Однако наличие тяжелой стойкой эозинофилии (т.е. эозинофилов> 5000 / мкл) маловероятно вторично по отношению к атопии и требует дополнительной оценки по поводу другой этиологии. Важно отметить, что несколько синдромов иммунодефицита (дефицит преобразователя сигнала и активатора транскрипции 3 [STAT3], дефицит выделителя цитокинеза 8 [DOCK8], дефицит липополисахарид-зависимого бежевого якоря [LRBA], синдром Вискотта-Олдрича [WAS] и нарушение иммунной регуляции, полиэндокринопатия, энтеропатия, Х-сцепленный [IPEX] синдром) в детском возрасте с атопией, повышенным уровнем IgE и эозинофилией периферической крови (27).Следовательно, у любого педиатрического пациента с HE и атопией должен быть получен тщательный инфекционный анамнез (с акцентом на частоту и этиологию инфекций). Другие иммунодефициты, которые могут проявляться при HE в педиатрической популяции, включают аутоиммунный лимфопролиферативный синдром (ALPS) и синдром Оменна, связанный с тяжелым комбинированным иммунодефицитом (27).

Гиперчувствительность к лекарствам

Реакции гиперчувствительности к лекарствам также являются частой причиной ПЭ у детей. Антибиотики (особенно пенициллины, цефалоспорины и ванкомицин), НПВП и противоэпилептические препараты обычно считаются причинами эозинофилии, но почти любое лекарство, отпускаемое по рецепту или без рецепта, лечебное средство на травах или пищевая добавка может быть триггером (16, 28, 29).Временная взаимосвязь между началом приема препарата и развитием эозинофилии помогает идентифицировать лекарственную реакцию, хотя латентный период между воздействием препарата и эозинофилией может варьироваться от дней до месяцев. Примечательно, что лекарственная реакция с эозинофилией и системными симптомами (DRESS) является потенциально опасной для жизни реакцией системной гиперчувствительности, связанной с периферической ПЭ, которая обычно проявляется после латентного периода в 2-8 недель между воздействием препарата и клиническими проявлениями (лихорадка, недомогание, лимфаденопатия, повышенные ферменты печени и болезненная кожная сыпь, которая может прогрессировать до эксфолиативного дерматита) (30).

Желудочно-кишечные расстройства

Эозинофильный эзофагит (EoE) также является частой причиной HE в детской возрастной группе. Этот диагноз часто можно пропустить, если не собрать соответствующий анамнез. Первичные симптомы EoE меняются с возрастом: у более молодых пациентов возникают трудности с кормлением, частая рвота, отказ от пищи / выборочное питание и нарушение нормального развития (31). По мере того, как эти дети становятся старше, жалобы на боли в животе и дисфагию усиливаются, и у подростков могут развиваться пищевые непроходимости.Другие первичные эозинофильные расстройства желудочно-кишечного тракта (эозинофильные желудочно-кишечные заболевания) также могут вызывать HE у детей, хотя эти расстройства встречаются реже, чем EoE. Кроме того, воспалительное заболевание кишечника может быть связано с периферической эозинофилией.

Новообразования

Лимфоцитарный вариант HE / HES (L-HE или L-HES) — это категория заболеваний, характеризующихся наличием клональной или аберрантной популяции лимфоцитов, продуцирующих цитокины, которые способствуют выработке эозинофилов и их выживанию (10).В эту категорию входят лимфоидные новообразования, некоторые из которых чаще встречаются у детей (например, пре-В-клеточный острый лимфобластный лейкоз [ОЛЛ]). ОЛЛ может проявляться ПЭ у детей, в некоторых случаях за несколько месяцев до выявления основного злокачественного новообразования (32, 33). В этих ситуациях эозинофилы не являются частью неопластического клона и представляют собой вторичный ответ на злокачественное новообразование.

Аутоиммунные расстройства

Менее распространенная этиология вторичной ПЭ у детей включает ревматологические заболевания.Примечательно, что эозинофильный гранулематоз с полиангиитом (EGPA, ранее называвшийся синдромом Чурга-Стросса) представляет собой потенциально опасный для жизни васкулит, редко встречающийся в педиатрической популяции, и обычно ассоциируется с умеренной или тяжелой эозинофилией периферической крови, аллергическим ринитом и астмой. Наиболее часто поражаются легкие и кожа, хотя это заболевание может поражать практически любую систему органов, включая сердечно-сосудистую, желудочно-кишечную, почечную и центральную нервную систему (34).К другим аутоиммунным заболеваниям, связанным с HE у детей, относятся системная красная волчанка, дерматомиозит и воспалительный артрит.

Другое

Надпочечниковая недостаточность связана с эозинофилией, возможно, из-за потери эндогенных глюкокортикоидов. Другие вторичные причины HE, которые следует учитывать в определенных клинических ситуациях, включают болезнь «трансплантат против хозяина» после трансплантации гемопоэтических стволовых клеток, отторжение трансплантата твердых органов и серповидно-клеточную анемию.

Эпидемиология

Общая распространенность HE в педиатрической популяции остается неизвестной, поскольку популяционных исследований не проводилось. Несколько ретроспективных когортных исследований были сосредоточены на характеристике HE среди взрослого населения (12, 35). Однако в педиатрической литературе мало данных по этому вопросу, которые в основном состоят из сообщений об отдельных случаях и небольшого числа серий случаев (36–38). Следовательно, существует очень мало данных относительно клинической картины, лежащей в основе этиологии и прогноза HE в педиатрической популяции, а также того, как она может отличаться от взрослой популяции.Недавно Willams et al . опубликовали крупнейший ретроспективный когортный анализ, в котором сравнивали детей и взрослых с ПЭ. В исследовании участвовал 291 пациент (37 детей, 254 взрослых), которые обратились в Национальные институты здравоохранения для оценки необъяснимой HE в период с 1994 по 2012 год (12). Наиболее частым диагнозом в обеих группах пациентов был идиопатический ГЭК (46% детей и 47% взрослых). Вторичная причина HE была выявлена ​​только у 14% детей по сравнению с 10% взрослых, при этом наиболее распространенной этиологией в обеих популяциях была гельминтная инфекция.Примечательно, что все гельминтозы в детской когорте были видов Toxocara по сравнению с отсутствием во взрослой когорте, что свидетельствует о повышенном подозрении на инфекцию Toxocara у детей с HE. Первичный иммунодефицит чаще отмечался в педиатрической когорте по сравнению с взрослой, хотя количество случаев все еще было ограниченным (2/37 случаев в детской когорте против 1/254 случаев во взрослой когорте). У пациентов, которые соответствовали критериям ГЭК, заметные различия в исходных характеристиках в педиатрической популяции включали преобладание мужчин, более высокие медианные пиковые уровни AEC и более высокие медианные уровни витамина B12 в сыворотке.Нарушения перестройки клональных Т-клеточных рецепторов были чрезмерно представлены во взрослой популяции. Клинические проявления были относительно схожими между двумя когортами, за исключением повышенного вовлечения желудочно-кишечного тракта у детей и повышенного вовлечения легких во взрослой когорте. Хотя средний пик AEC был почти вдвое выше в педиатрической когорте, смертность была низкой и аналогичной таковой во взрослой когорте. Учитывая, что это исследование было составлено из одноцентрового специализированного специализированного центра (NIH), в исследуемой популяции, вероятно, будет существовать систематическая ошибка направления, что, таким образом, может не полностью отражать истинную эпидемиологию педиатрической HE в общей популяции.Xiaohong и др. . завершили ретроспективный анализ этиологии HE у 88 детей, госпитализированных в Детскую больницу медицинского факультета Чжэцзянского университета в Китае в период с 2009 по 2015 гг. (13). Наиболее частая выявленная этиология была инфекционной (наиболее часто встречались паразитарные инфекции), затем следовали аллергия и EGID. В исследуемой группе также отмечены иммунодефицит, гематологические новообразования и EGPA. Ограниченное количество опубликованных данных об эпидемиологии и прогнозе ПЭ у детей не позволяет сделать окончательные выводы; следовательно, остается очевидная необходимость завершения дополнительных исследований в этой области.

Клиническая оценка

Определение основного механизма распространения эозинофилии у ребенка является важным первым шагом в лечении педиатрической ПЭ, поскольку эффективная терапия зависит от знания того, нацелено ли нацеливание на сами эозинофилы или на вторичное состояние, которое стимулирует выработку эозинофилов. Учитывая широкую дифференциацию для педиатрической ПЭ, необходим систематический диагностический подход.

В общем, степень эозинофилии редко бывает полезной для определения основной причины эозинофилии, за исключением крайних значений спектра AEC (например,стойкая легкая эозинофилия [500–1 500 Eos / мкл] более вероятна при атопическом заболевании; тяжелая эозинофилия [≥100 000 Eos / мкл] с большей вероятностью вызвана миелоидным новообразованием) (16, 39). Хотя большое внимание уделяется классификации пациентов на основе уровней AEC в крови, дисфункция органов в конечном итоге вызвана инфильтрацией активированных эозинофилов в ткань, что не всегда отражается сопутствующим увеличением AEC (16, 21). И наоборот, пациенты с заметно повышенным уровнем эозинофилов в периферической крови могут иметь незначительные клинические симптомы или их отсутствие (40).Следовательно, наиболее важным шагом в первоначальной оценке ребенка с ПЭ является оценка наличия и степени симптомов заболевания, включая признаки поражения тканей / органов. Срочность оценки зависит от остроты симптомов заболевания, типа пораженной ткани / органа и степени дисфункции органа.

Анамнез

Все дети с ПЭ должны пройти тщательный анамнез для устранения симптомов, указывающих на возможное поражение органов, предшествующий медицинский анамнез, воздействия (диета, путешествия, лекарства) и предшествующий подсчет эозинофилов.Симптомы, которые могут указывать на поражение конкретной системы органов, включают лихорадку, потерю веса, усталость, кожную сыпь, заложенность носа, свистящее дыхание, кашель, одышку, боль в груди, дисфагию, рвоту, потерю аппетита, боль в животе, диарею и артралгии / миалгии. Анамнез болезни, такой как рецидивирующие инфекции, атопия, воспалительное заболевание кишечника, предшествующие злокачественные новообразования или неспособность к развитию, также может быть важным при рассмотрении дифференциального диагноза. Диетический анамнез должен включать в себя риск употребления сырого или недоваренного мяса, особенно мяса дичи, которое может увеличить риск трихинеллеза.Проглатывание фруктов, овощей или почвы (например, ребенка с pica), возможно, загрязненной фекалиями собак или кошек, может быть фактором риска развития токсокароза. Путешествие в эндемичные по паразитам районы также может указывать на риск другой паразитарной этиологии. Однако, как отмечалось выше, отсутствие поездок или определенные факторы риска не обязательно устраняют паразитарную инфекцию, поскольку некоторые гельминты являются эндемичными во всем мире и могут иметь длительные латентные периоды (например, Strongyloides ). Воздействие лекарств также важно оценивать, особенно у тех детей, которые регулярно принимают лекарства и, следовательно, имеют постоянное воздействие.Наконец, часто бывает полезно просмотреть предыдущие данные AEC, если таковые имеются. Хроническая ПЭ при отсутствии симптомов обнадеживает и предполагает, что обследование может быть выполнено менее срочно, если в остальном ребенок здоров. При анализе тенденций AEC важно помнить, что несколько факторов могут временно снижать количество эозинофилов (например, стероиды, бактериальные или вирусные инфекции), вызывая появление нарастающей и ослабевающей эозинофилии.

Диагностическое обследование

Все дети, соответствующие диагностическим критериям ПЭ (т.например, AEC в крови ≥1,500 клеток / мкл по крайней мере в 2 отдельных случаях [интервал ≥1 месяц] или выраженная тканевая эозинофилия) или эозинофилия от умеренной до тяжелой с симптомами болезни должны пройти первоначальную диагностическую оценку, чтобы попытаться определить основную этиологию (Фигура ). При каждом посещении следует проводить тщательный медицинский осмотр, отмечая любую лихорадку, заложенность носа, аномальные или пониженные звуки легких, кожную сыпь, болезненность живота, гепатоспленомегалию, лимфаденопатию или покраснение / отек суставов.Лабораторная оценка должна включать полный анализ крови с дифференцировкой для оценки отклонений в других линиях клеток крови. Мазок периферической крови должен быть рассмотрен для оценки бластов лейкоцитов или других дискразий крови, которые могут указывать на первичное гематологическое заболевание. При обнаружении бластов показана ЛДГ, мочевая кислота и консультация гематолога / онколога. Обследование костного мозга (аспирация и биопсия) следует рассматривать у любого ребенка, первоначальная оценка которого не демонстрирует четкой вторичной этиологии, и остается возможной первичная гематологическая причина эозинофилии.Кроме того, исследование костного мозга подходит для любого остро больного ребенка с определенным поражением органов и без четкого основного диагноза, детям с количеством эозинофилов> 100000 эозинофилов / мкл или детям с аномальными признаками в мазке периферической крови (незрелая или диспластическая белая кровь. клетки, тромбоцитопения или необъяснимая анемия). Химический анализ сыворотки, креатинин и анализ мочи должны быть завершены для оценки доказательств поражения почек или мочевого пузыря. Аномальный химический состав сыворотки также может указывать на лежащую в основе надпочечниковую недостаточность.Также должны быть получены функциональные пробы печени (для определения поражения печени) и уровни сердечного тропонина (для доказательства субклинического заболевания миокарда). Пациентов с повышенным уровнем тропонина следует дополнительно обследовать с помощью электрокардиографии и эхокардиографии. Уровень B12 в сыворотке должен быть получен в качестве скринингового маркера миелопролиферативных новообразований и аутоиммунного лимфопролиферативного синдрома (АЛПС). Триптазу сыворотки можно получить для скрининга на системный мастоцитоз. Тестирование стула на яйцеклетки и паразиты, а также серологическое тестирование на эндемичных паразитов также должно проводиться в плановом порядке ( Strongyloides, Toxocara, Trichenella ).Показания к дополнительному тестированию на паразитов обычно определяются воздействием (диета, путешествия). Для оценки поражения легких необходимо выполнить рентгенографию грудной клетки. Наконец, у пациентов с рецидивирующими инфекциями, лимфаденопатией и / или гепатоспленомегалией в анамнезе проточная цитометрия для оценки субпопуляций лимфоцитов и уровней иммуноглобулинов может быть направлена ​​на скрининг на клональность лимфоцитов и селективную недостаточность лимфоцитов и иммуноглобулинов. Кроме того, исследования реаранжировки Т-клеточного рецептора могут быть полезны для получения доказательств олигоклональности в компартменте лимфоцитов.Наконец, в зависимости от факторов риска может быть показано тестирование на ВИЧ.

Диагностический подход к ребенку с необъяснимой гиперэозинофилией (HE) и / или эозинофилией от умеренной до тяжелой с клиническими проявлениями. Что касается симптомов / результатов лабораторных исследований, которые должны побудить медицинских работников проводить более тщательную оценку, они отмечены красным флажком. СОЭ, скорость оседания эритроцитов; CRP, C-реактивный белок; ЛДГ, лактатдегидрогеназа.

Для тех, у кого вышеупомянутая оценка ничем не примечательна и не имеет признаков поражения органов, повторный скрининг с общим анализом крови с дифференциалом каждые 2–6 месяцев для мониторинга уровней AEC является разумным подходом.Если AEC остается стабильным, а ребенок остается здоровым, целесообразно повторять вышеуказанное тестирование с 12-месячными интервалами. Развитие новых симптомов или учащение AEC должно потребовать более немедленной переоценки.

Исключения для остро больного ребенка с эозинофилией

Любой ребенок с симптомами острого заболевания (лихорадка, признаки дисфункции органов-мишеней) и необъяснимой эозинофилией или ребенок с чрезвычайно высоким количеством эозинофилов в крови (≥20 000 Eos / мкл) требует госпитализации для немедленной оценки, чтобы определить первопричину.Примечательно, что бактериальные и вирусные инфекции обычно вызывают снижение количества эозинофилов в крови, поэтому сочетание лихорадки и эозинофилии является важным сигналом тревоги, который должен побудить к рассмотрению других этиологий (15). Независимо от основной этиологии потенциальные осложнения, связанные с инфильтрацией эозинофилов в ткани, аналогичны (16). Наиболее серьезными осложнениями, связанными с HE, являются повреждение миокарда (например, миокардит), поражение легких и неврологическое поражение.Осколочные кровоизлияния и повышенные уровни тропонина в сыворотке указывают на поражение сердца. Дыхательная недостаточность с легочными инфильтратами указывает на поражение легких. Неврологические проявления HE включают энцефалопатию, сенсорную полинейропатию и инфаркт головного мозга. Если существуют доказательства, позволяющие подозревать, что острое заболевание или органная дисфункция являются вторичными по отношению к инфильтрации тканевых эозинофилов, показана срочная терапия, направленная на снижение эозинофилии (т. Е. Высокие дозы глюкокортикоидов) (10).Пациенты с потенциальным воздействием Strongyloides должны получать сопутствующую эмпирическую терапию ивермектином для предотвращения синдрома гиперинфекции, ассоциированного с кортикостероидами. В большинстве ситуаций диагностические лабораторные исследования для определения основной этиологии эозинофилии должны проводиться до начала срочной эмпирической терапии, но не следует откладывать лечение в ожидании результатов этих исследований.

Выводы

Данных, посвященных ПЭ у детей, мало, и нам по-прежнему предстоит многое узнать о различиях между ПЭ у взрослых и детей.Оценка HE у детей может быть сложной задачей, учитывая широкий дифференциальный диагноз и широкий спектр клинических последствий, которые включают саморазрешающиеся подъемы AEC и опасные для жизни расстройства. Учитывая широкий дифференциальный диагноз ПЭ, по-прежнему важно систематически подходить к диагностической оценке необъяснимой ПЭ у детей.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

PF получила гранты от Национальных институтов здравоохранения, работала консультантом Genentech, Inc. и получала финансирование исследований от Knopp Biosciences, LLC. Оставшийся автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Финансирование. Эта работа была поддержана грантами NIH R01AI130033 (PF) и T32 AI060515-14 (JS).

Ссылки

1. Хоган С.П., Розенберг Х.Ф., Мокбель Р., Фиппс С., Фостер П.С., Лейси П. и др. . Эозинофилы: биологические свойства и роль в здоровье и болезнях. Clin Exp Allergy (2008) 38: 709–50. 10.1111 / j.1365-2222.2008.02958.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Веллер П.Ф. Иммунобиология эозинофилов. N Engl J Med. (1991) 324: 1110–8. 10.1056 / NEJM19

83241607 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Валент П., Клион А.Д., Хорни Х.П., Руфосс Ф., Готлиб Дж., Веллер П.Ф. и др. . Современное консенсусное предложение по критериям и классификации эозинофильных расстройств и родственных синдромов.J Allergy Clin Immunol. (2012) 130: 607–12.e609. 10.1016 / j.jaci.2012.02.019 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Кранендонк Э., Ван Геннип А.Х., Абелинг Н.Г., Берендт Х., Харт А.А. Контрольные значения для автоматического цитохимического дифференциального подсчета лейкоцитов у детей 0-16 лет: сравнение с вручную полученными подсчетами из мазков, окрашенных по Райту. J Clin Chem Clin Biochem. (1985) 23: 663–7. 10.1515 / cclm.1985.23.10.663 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6. Тейлор М.Р., Голландское резюме, Спенсер Р., Джексон Дж. Ф., О’Коннор Г. И., О’Доннелл-младший.Гематологические рекомендуемые диапазоны для школьников. Clin Lab Haematol. (1997) 19: 1–15. 10.1046 / j.1365-2257.1997.00204.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Bellamy GJ, Hinchliffe RF, Crawshaw KC, Finn A, Bell F. Общее и дифференциальное количество лейкоцитов у младенцев в возрасте 2, 5 и 13 месяцев. Clin Lab Haematol. (2000) 22: 81–7. 10.1046 / j.1365-2257.2000.00288.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8. Готлиб Дж. Эозинофильные расстройства, определенные Всемирной организацией здравоохранения: обновленная информация о диагностике, стратификации риска и лечении за 2017 год.Am J Hematol. (2017) 92: 1243–59. 10.1002 / ajh.24880 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Валент П., Глейх Г.Дж., Райтер А., Руфосс Ф., Веллер П.Ф., Хеллманн А. и др. . Патогенез и классификация нарушений эозинофилов: обзор последних достижений в этой области. Эксперт Рев Гематол. (2012) 5: 157–76. 10.1586 / ehm.11.81 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Helbig G, Hus M, Francuz T., Dziaczkowska-Suszek J, Soja A, Kyrcz-Krzemien S. Характеристики и клинические исходы пациентов с гиперэозинофилией неопределенного значения.Med Oncol. (2014) 31: 815. 10.1007 / s12032-013-0815-1 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Уильямс К.В., Вэр Дж., Абиодун А., Холланд-Томас, Северная Каролина, Хури П., Клион А.Д. Гиперэозинофилия у детей и взрослых: ретроспективное сравнение. J Allergy Clin Immunol Pract. (2016) 4: 941–7.e941. 10.1016 / j.jaip.2016.03.020 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Сяохун Ц., Ипин Сюй, Мэйпин Лу. Клиническая характеристика и этиология детей с гиперэозинофилией. Чжэцзян Да Сюэ Сюэ Бао И Сюэ Бань (2016) 45: 292–6.[PubMed] [Google Scholar] 14. Dispenza MC, Bochner BS. Диагностика и новые подходы к лечению гиперэозинофильных синдромов. Curr Hematol Malig Rep. (2018) 13: 191–201. 10.1007 / s11899-018-0448-8 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Фигейредо С.Д., Таддеи Дж. А., Менезес Дж. Дж., Ново Н. Ф., Силва Е. О., Кристова Х. Л. и др. . Клинико-эпидемиологическое исследование токсокароза в педиатрической популяции. J Pediatr. (2005) 81: 126–32. 10.2223 / 1317 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Эджевит С, Сумка О, Верджин С, Озтюрк А.Висцеральная мигрирующая личинка с гиперэозинофилией. Turkiye Parazitol Derg. (2013) 37: 58–60. 10.5152 / tpd.2013.15 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Хаим А., Грюнвальд М.Х., Капелушник Дж., Мозер А.М., Бейгельман А., Реувени Х. Гиперэозинофилия у детей с красной чешуей и чесоткой. J Pediatr. (2005) 146: 712. 10.1016 / j.jpeds.2004.08.023 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Harley WB, Blaser MJ. Диссеминированный кокцидиоидомикоз, связанный с крайней эозинофилией. Clin Infect Dis. (1994) 18: 627–9.10.1093 / Clinids / 18.4.627 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Konikoff MR, Blanchard C, Kirby C, Buckmeier BK, Cohen MB, Heubi JE и др. . Потенциал эозинофилов крови, нейротоксина эозинофильного происхождения и эотаксина-3 как биомаркеров эозинофильного эзофагита. Clin Gastroenterol Hepatol. (2006) 4: 1328–36. 10.1016 / j.cgh.2006.08.013 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Саймонс С.М., Страттон С.В., Ким А.С. Эозинофилия периферической крови как ключ к диагностике скрытой инфекции Coccidioides.Hum Pathol. (2011) 42: 449–53. 10.1016 / j.humpath.2010.09.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Кумар Р., Шарма П., Дей П., Тапа Б.Р. Необычная причина лихорадки, генерализованной лимфаденопатии и эозинофилии у 6-летнего мальчика, инфицированного вирусом гепатита С. Индийский J Переливание гематоловой крови. (2017) 33: 130–2. 10.1007 / s12288-016-0710-y [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Сандхаус Л.М., Скаддер Р. Гематологические аномалии и аномалии костного мозга у педиатрических пациентов с инфекцией вируса иммунодефицита человека (ВИЧ).Pediatr Pathol. (1989) 9: 277–88. 10.3109 / 155138189032 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Бховмик А., Банерджи П. Гематологические проявления у ВИЧ-инфицированных детей. J Coll Врачи Surg Pak. (2015) 25: 119–23. [PubMed] [Google Scholar] 26. Акар М., Сутчу М., Умур О, Актюрк Х., Торун С.Х., Тамай З. и др. . Синдром приобретенного иммунодефицита в дифференциальной диагностике гипер-иммуноглобулинемии: история болезни у детей. J Trop Pediatr. (2017) 63: 82–4. 10.1093 / tropej / fmw053 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28.Блюменталь К.Г., Молодой человек I, Рабидо Д.Д., Паркер Р.А., Мэннинг К.С., Валенски Р.П. и др. . Эозинофилия периферической крови и реакции гиперчувствительности у пациентов, получающих парентеральные антибиотики в амбулаторных условиях. J Allergy Clin Immunol. (2015) 136: 1288–94.e1281. 10.1016 / j.jaci.2015.04.005 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Curtis C, Ogbogu PU. Оценка и дифференциальная диагностика стойкой выраженной эозинофилии. Immunol Allergy Clin North Am. (2015) 35: 387–402. 10.1016 / j.iac.2015.04.001 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Питер Дж. Г., Лехлоенья Р., Дламини С., Ризма К., Уайт К. Д., Конвинсе К. С. и др. . Тяжелые отсроченные кожные и системные реакции на лекарства: глобальный взгляд на науку и искусство современной практики. J Allergy Clin Immunol Pract. (2017) 5: 547–63. 10.1016 / j.jaip.2017.01.025 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. D’angelo G, Hotz AM, Todeschin P. Острый лимфобластный лейкоз с гиперэозинофилией и делецией 9p21: отчет о болезни и обзор литературы.Lab Hematol. (2008) 14: 7–9. 10.1532 / LH96.07018 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34. Греко А., Риццо М.И., Де Вирджилио А., Галло А., Фускони М., Руопполо Г. и др. . Синдром Черджа-Стросса. Autoimmun Rev. (2015) 14: 341–8. 10.1016 / j.autrev.2014.12.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Ogbogu PU, Bochner BS, Butterfield JH, Gleich GJ, Huss-Marp J, Kahn JE, et al. . Гиперэозинофильный синдром: многоцентровый ретроспективный анализ клинических характеристик и ответа на терапию. J Allergy Clin Immunol.(2009) 124: 1319–25.e1313. 10.1016 / j.jaci.2009.09.022 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36. Кац Х.Т., Хак С.Дж., Шей Ф.Х. Детский гиперэозинофильный синдром (ГЭК) отличается от ГЭК у взрослых. J Pediatr. (2005) 146: 134–6. 10.1016 / j.jpeds.2004.09.014 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Ван Гротель М., Де Хуг М., Де Крайгер Р. Р., Беверлоо Х. Б., Ван Ден Хеувель-Эйбринк М. М.. Гиперэозинофильный синдром у детей. Leuk Res. (2012) 36: 1249–54. 10.1016 / j.leukres.2012.05.025 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38.Амшалом А., Лев А., Трахтенброт Л., Голан Н., Вайс Б., Амариглио Н. и др. . Тяжелая эозинофилия у детей: диагностическая дилемма. J Pediatr Hematol Oncol. (2013) 35: 303–6. 10.1097 / MPH.0b013e318290bf0b [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. Клион А.Д. Эозинофилия: прагматический подход к диагностике и лечению. Hematol Am Soc Hematol Educ Program (2015) 2015: 92–7. 10.1182 / asheducation-2015.1.92 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Чен Ю.Ю., Хури П., Уэр Дж. М., Холланд-Томас, Северная Каролина, Стоддард Дж. Л., Гурпрасад С. и др.. Выраженная и стойкая эозинофилия при отсутствии клинических проявлений. J Allergy Clin Immunol. (2014) 133: 1195–202. 10.1016 / j.jaci.2013.06.037 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Количество эозинофилов — абсолютное

Определение

Абсолютное количество эозинофилов — это анализ крови, который измеряет количество одного типа белые кровяные тельца, называемые эозинофилами. Эозинофилы становятся активными при определенных аллергических заболеваниях, инфекциях и других заболеваниях.

Альтернативные названия

Эозинофилы; Абсолютное количество эозинофилов

Как проводится анализ

В большинстве случаев кровь берется из вены на внутренней стороне локтя или тыльной стороне руки. Участок обработан антисептиком. Медицинский работник наматывает эластичную ленту вокруг вашего плеча, чтобы вена набухла от крови.

Затем врач осторожно вводит иглу в вену. Кровь собирается в герметичную трубку, прикрепленную к игле.Резинка снимается с руки. Затем иглу удаляют и место закрывают, чтобы остановить кровотечение.

У младенцев и маленьких детей можно использовать острый инструмент, называемый ланцетом, для прокалывания кожи. Кровь собирается в небольшую стеклянную пробирку, на предметное стекло или тест-полоску. На место накладывается повязка, чтобы остановить кровотечение.

В лаборатории кровь помещается на предметное стекло микроскопа. К образцу добавляется краситель. Это вызывает появление эозинофилов в виде оранжево-красных гранул. Затем техник подсчитывает, сколько эозинофилов присутствует на 100 клеток.Процент эозинофилов умножается на количество лейкоцитов, чтобы получить абсолютное количество эозинофилов.

Как подготовиться к тесту

В большинстве случаев взрослым не нужно предпринимать особых действий перед этим тестом. Сообщите своему врачу, какие лекарства вы принимаете, в том числе без рецепта. Некоторые препараты могут изменить результаты теста.

Лекарства, которые могут вызвать повышение уровня эозинофилов, включают:

  • Амфетамины (подавители аппетита)
  • Некоторые слабительные, содержащие псиллиум
  • Определенные антибиотики
  • Интерферон
  • Транквилизаторы

  • Как вы проверите при введении иглы может ощущаться легкая боль или покалывание.Вы также можете почувствовать некоторую пульсацию в этом месте после взятия крови.

    Почему проводится тест

    Вам нужно пройти этот тест, чтобы проверить, нет ли у вас отклонений от нормы при дифференциальном анализе крови. Этот тест также может быть проведен, если врач считает, что у вас может быть определенное заболевание.

    Этот тест может помочь диагностировать:

    • Острый гиперэозинофильный синдром (редкое, но иногда смертельное состояние, подобное лейкемии)
    • Аллергическая реакция (также может определить степень тяжести реакции)
    • Ранние стадии болезни Аддисона
    • Заражение паразитом

    Нормальные результаты

    Нормальное количество эозинофилов составляет менее 500 клеток на микролитр (клеток / мкл).

    Нормальные диапазоны значений могут незначительно отличаться в разных лабораториях. Поговорите со своим врачом о значении ваших конкретных результатов теста.

    В приведенном выше примере показаны общие измерения результатов этих тестов. Некоторые лаборатории используют разные измерения или могут тестировать разные образцы.

    Что означают аномальные результаты

    Большое количество эозинофилов (эозинофилия) часто связано с различными заболеваниями. Высокое количество эозинофилов может быть связано с:

    • Дефицитом надпочечников
    • Аллергическими заболеваниями, включая сенную лихорадку
    • Астмой
    • Аутоиммунными заболеваниями
    • Экзема
    • Грибковыми инфекциями
    • Гипереозинофильным синдромом
    • Гипереозинофильный синдром
    • Лимфома
    • Паразитарная инфекция, например глисты

    Более низкое, чем обычно, количество эозинофилов может быть связано с:

    • Алкогольной интоксикацией
    • Избыточное производство некоторых стероидов в организме (например, кортизола)
    Риски

    Риск взятия крови невелик, но может включать:

    • Обильное кровотечение
    • Обморок или головокружение
    • Гематома (кровь скапливается под кожей)
    • Инфекция (небольшой риск при любом повреждении кожи)

    Соображения

    Подсчет эозинофилов используется для подтверждения диагноза.Тест не может определить, вызвано ли большее количество клеток аллергией или паразитарной инфекцией.

    Ссылки

    Клион А.Д., Веллер П.Ф. Эозинофилия и расстройства, связанные с эозинофилами. В: Адкинсон Н.Ф., Бохнер Б.С., Беркс А.В. и др., Ред. Аллергия Миддлтона: принципы и практика . 8-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевьер Сондерс; 2014: глава 75.

    Робертс DJ. Гематологические аспекты паразитарных заболеваний. В: Hoffman R, Benz EJ, Silberstein LE, et al, eds. Гематология: основные принципы и практика .7-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевьер; 2018: глава 158.

    Rothenberg ME. Эозинофильные синдромы. В: Goldman L, Schafer AI, ред. Гольдман-Сесил Медицина . 25-е ​​изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевьер Сондерс; 2016: глава 170.

    Эозинофильные расстройства | Райли Детское Здоровье

    Существует три типа эозинофильных расстройств:

    • Эозинофильный эзофагит. Эозинофильный эзофагит (ЭоЕ) поражает пищевод.
    • Эозинофильный гастроэнтерит. Эозинофильный гастроэнтерит (ЭГЭ) относится к желудку и тонкому кишечнику.
    • Эозинофильный колит. Эозинофильный колит (ЭК) относится к толстой кишке (ободочной кишке).

    Эозинофильный эзофагит (EoE) — наиболее распространенное эозинофильное заболевание. EoE характеризуется повышенным содержанием эозинофилов в пищеводе. EoE считается аллергической реакцией, наиболее вероятной на пищу. Есть некоторые свидетельства того, что аллергическое вещество может присутствовать в окружающей среде.Многие пациенты с EoE также страдают другими аллергическими заболеваниями, включая астму, экзему и заболевание носовых пазух.

    Симптомы эозинофильного эзофагита различаются и включают:

    • Боль в животе
    • Эпизоды удушья
    • Дисфагия (ощущение застревания пищи в пищеводе)
    • Отказ в развитии
    • Изжога
    • Отказ от еды
    • Рвота
    может быть неправильным ).

    Эозинофильный гастроэнтерит (ЭГЭ) — редкое заболевание, при котором поражается желудок. Эозинофилы накапливаются в желудке и вызывают воспаление.

    Симптомы эозинофильного гастроэнтерита (ЭГЭ) включают:

    • Боль в животе
    • Анемия
    • Усталость
    • Недоедание
    • Тошнота
    • Плохой рост
    • Рвота
    • Потеря веса

    Эозинофильный колит (ЭК) возникает при эозинофильном колите (ЭК).Они могут вызывать повреждение и воспаление различных слоев тканей толстой кишки.

    Симптомы эозинофильного колита (ЭК) включают:

    • Боль в животе
    • Анемия
    • Диарея, которая может быть кровянистой
    • Трудности с кормлением
    • Усталость
    • Недоедание
    • Плохой рост
    • Рвота
    • Снижение веса
    • Диагноз
    Einophilos

    Детский гастроэнтеролог может провести следующие обследования и тесты, чтобы помочь поставить диагноз:

    • Верхняя эндоскопия.
Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *