Певчих церковного хора поздравить: Поздравление нашего регента — Приход Покрова Божией Матери

Поздравление нашего регента — Приход Покрова Божией Матери

От лица настоятеля храма митрофорного протоиерея Валерия Швецова, клира, служителей храма и всех прихожан сердечно поздравляем регента нашего хора Нину Безлепскую с Днем рождения!

Можем с уверенностью сказать, что с момента регентства Нины хор получил свое новое рождение.

Службы приобрели особое благолепие.

Нина, являясь тонким знатоком своего дела и проявляя высокую степень компетенции в вопросах православного хорового пения, является также хорошим организатором и хорошим другом для своих певчих.

Молитвенное и гармоничное пение всегда являлось и является ключевым моментом всякого богослужения.

Мы очень благодарны Богу, что у нас есть такой хор, и такой регент!

Регенту нашего хора – Нине – многая и благая лета!

Нина о себе:

Говорят, мы родом из детства. Ребенком я очень переживала за близких, боялась смерти, боялась потерять родных… Но когда узнала, что смерти нет, и услышала о Боге — родители читали нам Библию — то очень обрадовалась, поверила и успокоилась.

Мои родители — деятельные творческие люди. Мама — художник. Папа — врач. У нас дома всегда было много людей, устраивались литературные вечера. Мама помогала возрождать краеведческий музей, так как жили мы в историческом месте, посёлок Суйда под Гатчиной. Ранее здесь была усадьба Абрама Ганнибала, прадеда Александра Пушкина. В суйдинской церкви венчались родители поэта.

Позднее, возникшая в семейном кругу мысль о возрождении Храма, смогла осуществиться. Над Суйдой вновь зазвенели колокола. Мама занималась строительством Воскресенского Храма, делала проект иконостаса, я пела в церковном хоре: к тому времени опыт уже был.

Мои родители дружили с отцом Алексеем Коровиным, священником Храма Иконы Казанской Божьей Матери в поселке Вырица. В этом храме, родном для моего сердца месте, меня крестили. Когда я впервые оказалась в храме, он был дивной красоты, сколько теплоты исходило от ликов икон, старинных, потемневших от времени, обрамленных резным деревянным узорочьем! Здесь, ещё будучи ребёнком, заворожённая великолепием Храма, я пыталась молиться. Здесь встретила своего будущего супруга. Здесь начала петь на клиросе.

Позднее я окончила Санкт Петербургскую консерваторию.

В 2011 году мы с семьёй переехали в Красносельский район. Когда я узнала, что неподалеку строится новый Храм святителя Иоанна Милостивого, я посчитала это за чудо. Великой радостью было найти рядом с домом такой замечательный Приход, встретить здесь прекрасных отзывчивых людей, самоотверженно служащих Богу. Счастье, что Господь сподобил меня петь в Храме.

День рождения: 14 Июня

о церковно-приходском хоре и его певчих

Церковное пение —  красивое и сложное искусство. Cтрогая дисциплина регента, четкая артикуляция, умение читать музыкальные тексты, предельное внимание к партнерской и своей голосовым партиям — это еще не все. Певчие стараются избежать привыкания к службе, ведь рутина обыденности может ослабить благоговение к святыне, что недопустимо для верующего человека.  

Наша жизнь полна проблем и трудностей, православная вера дает необходимые душевные силы, надежду, помогает нам укрепиться внутренне, и церковный хор вносит свой неоценимо важный  вклад в эту миссию. 

Хор храма св. прав. Иоанна Кронштадтского в Гамбурге

Более двенадцати лет хор прихода святого праведного Иоанна Кронштадского в Гамбурге держится на высоте профессионализма и вдохновения.  У истоков этого начинания стояли отец Сергий, отец Константин и Елена Ериш, матушки Наталья и Неонила, Петр-Франсуа-Ниссе, Русудан Майсурадзе, Александр Плеханов, Елена Шталь, Татьяна Кляйн. Мы поговорили с некоторыми из них о том, как начиналась история приходского хора

Меццо-сопрано Татьяна Кляйн

Татьяна Кляйн

Татьяна Кляйн поет в основном составе хора со времени прихода на Stiftstrasse, в последние годы —  вместе с дочерью Ириной. Родом из Волгограда, Татьяна окончила там музыкально-педагогическое училище и педагогический университет, и с ранней юности мечтала петь в Православной Церкви. Она обладает красивым голосом меццо-сопрано, (такой глубокий, низкий тембр музыканты в шутку называют: «женский бас»). Основная работа Татьяны — хормейстер в добровольном обществе «Смайл» в Нойвидентале, но каждую воскресную службу она на своем «боевом посту» — в большом хоре храма на Мессехален.

—  Все достижения и успехи нашего церковного хора, по моему мнению —  заслуга любимого регента Елены Шталь,  —  уверяет Татьяна, —  меня восхищают ее терпение, смирение, выдержка, такт, любовь, внимание к каждому участнику службы.

Православное хоровое пение для певчих далеко не хобби, как принято в Западной Европе, для нас это — образ жизни и веры.

Мне думается, главное, что дает нам силы продолжать непростую певческую деятельность —  это именно глубокая вера, а только потом уже любовь к музыке, хоровому искусству и огромное чувство ответственности.

„Jeder Anfang ist schwer“  — „каждое начало трудно“, говорится в немецкой пословице.

Время становления нашего прихода и приходского хора было нелегким, не хватало певчих, книг, текстов, нот для богослужения. Хору требовался постоянный регент и, к счастью, такой человек нашелся, когда в храм пришла Елена Шталь — обладательница сопрано, высокого, если можно так выразиться, «ангельского» тембра голоса. Каждому, кто посещал воскресные службы, этот голос, ведущий основную мелодическую тему, хорошо знаком.

Регент Елена Шталь

Елена Шталь

 

Елена Шталь родилась в Харькове, окончила Харьковскую государственную консерваторию, и к моменту приезда в Гамбург уже имела солидный опыт хоровой и преподавательской работы на Родине. Более десяти лет она руководила двумя немецкими хорами в пригороде Гамбурга. В 2004 году, для того, чтобы иметь возможность постоянно присутствовать на воскресных богослужениях нового православного прихода, Елене пришлось отказать в руководстве этим  двум хорам, и выбрать третий  —   с приемлемым графиком работы.

Сегодня она  —  штатный хормейстер евангелической Apostolkirche Harburg, где ведет Госпел-хор, чье расписание позволяет ей одновременно вести регентство православного хора. Во многом благодаря ее профессиональному руководству и сложился нынешний  певческий состав.

—  Всенощное Бдение мы поем обычно малым составом, в три-четыре человека,  — рассказала Елена,  —  в годовом круге церковных служб постоянно что-то изменяется, поэтому новому человеку сложно встроиться в слаженный ансамбль. По моему опыту, полный годовой богослужебный цикл певчим нужно осваивать примерно три года. Церковным певчим мало уметь хорошо петь и бегло читать музыкальные тексты с листа, требуется еще определенный певческий навык, внутренний молитвенный настрой.

Мне представляется, что все, поющие в хоре, вольно и невольно постигают богослужение, таинственно действующее на души людей, как бы изнутри, и, таким образом, им благодатно  раскрывается глубинный смысл службы, идущей в храме.

За последние годы состав нашего хора увеличился. Сегодня с нами поют более двадцати человек. Самый старший  —  знаменитость, народный артист России, великолепный бас Анатолий Сафиулин, самые младшие — Ирина и Екатерина, обеим по 23 года. В субботнем или малом хоре регентует Дарья Форрат, студентка гамбургского университета и заочной регентской школы при Московской Духовной Академии, скрипачка, будущий музыковед. Иногда ее заменяет Татьяна Кляйн. Хор православного храма условно делится надвое —  воскресный большой и субботний малый, «правый» и «левый». Оба они — единое целое с общими целями, задачами и руководством. Мы очень дружим между собой, организуем общие мероприятия вроде пикников на даче, мастер-класса по выпечке пирожков, семейных походов на природу с шашлыками и тому подобного.

Бас Анатолий Сафиулин

Анатолий Сафиулин

Анатолий Сафиулин вырос в православной семье. Становление профессионального певца, пришлось на восьмидесятые годы, тогда же он начал петь в хорах двух соборов в центре Москвы. В девяностых, в расцвете своей певческой карьеры, он удостоился высокого признания и похвал от британской принцессы Дианы, впервые услышавшей его  проникновенное исполнение моцартовского «Реквиема» на гастролях в Лондоне.

В начале нулевых певец и преподаватель вокального искусства вместе с семьей переехал в Германию. Выпускник московской музыкальной академии имени Гнесиных, народный артист России, экс-солист столичной филармонии, он сразу задал хору высокую планку, озвучил его в единой исполнительской манере, и поставил голоса многим певчим.

Анатолий Александрович живет в Гамбурге неподалеку от храма, поет в приходском хоре, иногда, по приглашению, принимает участие в сольных и филармонических концертах.

Благодаря его вокальным урокам, хор обладает особой слитностью, или так называемой  компактностью звучания, что отметили солидные музыкальные эксперты из Санкт-Петербурга, приезжавшие в Гамбург.

В 2007 году будущий патриарх Московский и всея Руси Кирилл, тогда еще председатель Синодального отдела внешних церковных связей, митрополит Смоленский и Калининградский совершил Великое Освящение храма и тоже похвалил слитность и красоту звучания хора храма святого праведного Иоанна Кронштадского.

Рассказывает народный артист России Анатолий Сафиулин:

— В момент передачи храма на Мессехален православной общине в декабре 2004 года отец Сергий пригласил меня помочь хору. Я с радостью согласился, да так и остался. Так вышло, что все последующие десять лет, в любую погоду, мы вместе со моей супругой Маргаритой Коноплевой по пять часов в день добирались из Травемюнде в Гамбург и обратно на богослужения и репетиции. Два года назад Маргарита отошла ко Господу. Некоторое время после этого мне казалось, что я не смогу больше ни петь, ни преподавать… Очень медленно, постепенно ко мне возвращалось ощущение полноты жизни. Моя любимая жена была со мной рядом сорок лет, это была поистине необыкновенная женщина, всесторонне одаренная, красивая, добрая, умная, талантливая. Дипломированный хоровой дирижер, после окончания музыкальной академии имени Гнесиных она несколько лет работала в музыкальном отделе министерстве культуры СССР,  лично знала многих знаменитостей от музыки, со многими из них мы дружили… Долгие годы Маргарита вела популярную телепрограмму «Творчество юных» на Центральном телевидении, которую многие помнят до сих пор. Благодаря прекрасному музыкальному образованию и опыту, она имела большое влияние на людей не только как авторитетный специалист в области музыки, но и как замечательная рассказчица, обаятельная, интереснейшая собеседница. Рита всегда была рада помочь людям, находила подход к любому характеру, ей многие благодарны.

Светлая ей память.

Тенор Александр Плеханов

Александр Плеханов

Александр Плеханов родился и учился в Нижнем Новгороде, работал в Хабаровске и Москве.  По профессии инженер-физик, до девяностых годов работал в московском НИИ на советскую космическую промышленность. Тембр его голоса — тенор.

Я был крещен в раннем детстве,  —  вспоминает Александр, — но только

в 1991 году сознательно пришел на первую в своей жизни исповедь. После воцерковления преподавал физику в московской духовной гимназии при Богоявленском соборе в Китай-Городе.

С 2002 года вместе с семьей живу в Гамбурге. По приезде пел в приходском хоре церкви св. Прокопия Устюжского Русской Православной Церкви Заграницей. Случайно узнал о только что созданном новом приходе Иоанна Кронштадского от своих знакомых дипломатических работников в российском консульстве и сразу же пришел туда.

Однажды, еще в самом начале истории нашего прихода, мне пришлось петь Литургию в одиночку, исключительно по слуху и ассоциативной памяти. Служил тогда отец Паисий, помнится, это было на Вознесение, перед Троицей. Тогда «новорожденный», еще малочисленный приход святого праведного Иоанна Кронштадского совершал свои богослужения на Stiftstrasse, в арендованном помещении спортивного зала евангелического детского сада. Все певчие, кто мог петь церковные службы, их было несколько человек, параллельно работали в других местах, и не имели возможности регулярно приходить на службы. Трудное было время, но с Божией помощью, мы с хором выдержали и это испытание.

Время от времени мне приходилось заменять и регента, но на постоянной основе быть им я не счел для себя возможным.  Полагаю, «императорского чина», как еще называют чин церковного чтеца, мне уже достаточно. (Так называемый «императорский» чин позволяет его обладателю, подобно императору, на законном основании находиться в алтаре —  священном месте православного храма).

В 2006 году архиепископ Берлинский и Германский Феофан совершил надо мной церковный чин поставления в храмового чтеца, и это для меня большая честь и радость.

Настоятель храма Иоанна Кронштадского протоиерей Сергий Бабурин

Протоиерей Сергий Бабурин

— Что значит хор для Православной Церкви? В первую очередь, именно это отличает наше богослужение от западного. Сохраняя древнюю христианскую традицию, мы хвалим Бога только живым голосом, тем нерукотворным инструментом, который сотворил и дал нам сам Господь. Литургический возглас «Твоя от Твоих» означает: «Господи, мы Тебе приносим жертву тем, что Ты нам дал». Эта глубокая религиозная мысль находит свое выражение и в богослужебном пении.

Для меня лично церковное пение означает очень многое, я с ним вырос и через него впитал жизнь Церкви. После окончания музыкальной школы с музыкальными инструментами у меня в дальнейшем как-то не сложилось, но мне всегда очень нравилось петь, а потом и изучать певческое искусство.

С трех лет я регулярно бывал на богослужениях, часто просил разрешения постоять рядом с певчими, а с двенадцати лет уже и пел в одном из академических хоров Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Семинаристы уговорили старейшего регента Академии Марка Харитоновича Трофимчука, оставить меня в хоре в качестве «сына полка». Потом из хора меня все же «выгнали» — из-за мутации голосовых связок, сказав, что если я хочу петь и дальше — необходимо взять паузу до завершения ломки голоса.

В семнадцать лет я поступил певчим в хор Ильинской церкви, единственный приходской храм в Загорске, (ныне — город Сергиев Посад Московской области, прим. авт.), где получал свою первую в жизни зарплату. Параллельно учился в Абрамцевском художественном училище, совмещая учебу с пением в хоре. К тому времени церковные службы уже стали важной частью моей жизни, я не находил себе места, если в выходные дни почему-либо не был на богослужении в храме.

Когда меня призвали в армию в Закарпатье, то определили художником в спортивную роту.

В нашей части образовалось вокальное трио с которым мы ездили в увольнения по закарпатским монастырям (кстати, все участники этого трио стали священниками).

Вернувшись домой, готовился к учебе в духовной семинарии и пел в хоре Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

С этого момента началась моя жизнь под крылом великого регента Русской Церкви — oтца Матфея (Мормыля), который дал мне необходимые характеристику и рекомендацию для поступления в семинарию. Отец Матфей строго следил за тем, чтобы мы все пели осмысленно. Например, мог в паузе неожиданно спросить у певчих, что же такое именно они только что спели, требовал абсолютной концентрации на службе. Учил пропускать службу через свою душу, ведь автоматически петь в храме нельзя ни в коем случае. И хотя я имею довольно скромные певческие дарования, тем не менее, вся моя жизнь с раннего детства связана с храмовым хоровым пением.

И по сей день у меня есть четкое ощущение, что хор — это душа православного богослужения, главное в нем.

Когда я оказался здесь, в Гамбурге, в роли настоятеля, то больше всего страдал именно от хоровых нестроений. Были и такие службы, когда я один и служил и пел. Мне нужно было быстро менять книги, петь на разные гласы за священника, за диакона, за хор. Это было тяжело, я помню, тогда голос себе сорвал и понял, что нужно все радикально менять, так дальше невозможно.

Мы пригласили профессионала по договору, выпускника Гнесинки Виктора Кабанова, который пробыл у нас ровно год, на который мы и договорились. Стали приходить певцы. За это время в хоре появилась Елена Шталь, которая смогла всего за три месяца пройти интенсивную подготовку полного курса для регентов. Теперь она — наш замечательный регент, снискавший всеобщую любовь как певчих, так и прихожан.

Обычно музыканты, профессионально поющие люди, очень чутки как к чужой фальши, так и к критике в свой адрес, поэтому певчим на клиросе бывает трудно друг с другом. Есть даже особое духовное явление — клиросные искушения. К счастью, такого наш хор почти лишен, это дружный коллектив, в котором царит семейная атмосфера.

Наши певцы трудятся по велению сердца и принципиально на некоммерческой основе.

Сегодня мне больше не приходится вникать в руководство хором. Это счастье, когда нас, священников, окружают понимающие с полуслова, ответственные и компетентные люди.

Наш хор — живой, он притягивает, обучает, в нем действует преемственность поколений, поэтому при храме есть и детский хор. Одновременно с рождением дома Чайковского у нас возникла талантливая и яркая молодежная рок-группа Fly, которая существует около двух лет. По субботам поет прекрасный народный хор, вмещающий в себя всех желающих. Свой хор формируется в деревянном храме на Альтоне.

Профессионалы-хоровики постоянно работают над новым репертуаром, стремятся к исполнению сложных, интересных произведений, от сложного многоголосья до знаменных распевов. К примеру, Великим Постом мы слышим в нашем храме много прекрасных образцов Знаменного распева.

Бывает, что иные прихожане мне недовольно говорят: «Хор храма слишком хорошо поет, чересчур громко, мешает молиться!». Может быть, для кого-то это и так. Ничего другого, как купить беруши для умной молитвы, в таком случае, я предложить не могу.

Самые знаменательные службы для меня, — пожалуй, те, что прошли первыми в нашем храме. В 2004 году при передаче храма, когда на торжественное богослужение было приглашено очень много людей; с помощью нашего уважаемого Анатолия Александровича Сафиулина, у нас впервые слаженно, мощно зазвучал большой академический хор.

Служба эта наглядно показала, какой именно хор должен быть в новом храме и высокая планка достойно держится нашими вокальными тружениками.

В 2013 году в Гамбурге в очередной раз проходил Международный конкурс органистов имени Микаэла Таривердиева. Торжественное закрытие музыкального праздника прошло в самом большом соборе Гамбурга  —  Michaeliskirche, где в качестве почетных гостей фестиваля выступили русско-немецкий хор Монтеверди и хор прихода Святого праведного Иоанна Кронштадского c программой „Quo vadis?“ («Камо грядеши?»).

 

Вспоминается евангельский образ, подходящий к истории нашего хора. Когда женщина рождает дитя, то терпит скорбь, но потом забывает все и радуется тому, что пришел новый человек в мир. Так и мы не помним уже всех трудностей, радуясь тому, что сегодня у нас есть такой замечательный приходской хор. Низкий поклон певцам, которые на каждой службе дарят нам часть своей чуткой души.

 

Материал подготовила Ольга Вильман

Похожее

 

Пою Богу моему / Монастырский вестник

Монастырский журнал «Дивеевская обитель»

Дивеевская история. Монастырские послушания

Регент говорит с певчими руками. Неподвижная рука предваряет звучание голосов, ее задача сказать хору: «Премудрость, прости!», ‒ то есть: «Стойте прямо, будьте внимательны». И вот из нейтральной, «молчаливой» позиции руки взлетают вверх; одно движение связано с другим и представляет собой неразрывную линию, которая утолщается и утончается, утяжеляется и облегчается, усиливается и ослабляется…

Поющий в церковном хоре человек уподобляется ангелам, славящим Бога. Впервые песнь истинному Богу на земле была воспета израильтянами, перешедшими Чермное море: Бог повелевает Моисею сложить песню (Втор. 31, 32). До получения пророком Моисеем заповедей Божиих богослужебное пение на земле было невозможно. Исполняя Закон Божий, человек уподоблялся ангелам, а в силу того что неотъемлемой частью ангельской природы являлось пение, то и человек получал способность воспевать Творца. Благо петь Богу нашемуПойте Богу нашему, пойте, пойте Цареви нашему, пойте…


Какая радость бывает у человека, взятого в церковный хор, каким трепетом он наполняется, первый раз вступив на клирос! Многие сестры монастырского хора имели этот опыт еще в миру, некоторые начали петь только в обители, но для всех это послушание ‒ превыше всего: воспевать песнь Богу, пока Господь дает силы и голос, а это может совершаться и через немощь нашу. Послушание на клиросе было и остается самым желанным, при этом клиросные сестры трудятся еще и на других послушаниях.

Пою Богу моему дондеже есмь. Каждый певчий относит эти слова псалмопевца царя Давида к себе и по-особому их переживает. Усердные певчие, по свидетельству святых отцов, восходят в великое духовное совершенство, за благоговейное пение удостаиваются особого благоволения Матери Божией и святых угодников Божиих.


Сестры, поющие на клиросе, знают, что от их духовного состояния зависит пение, а от пения ‒ состояние молящихся в храме. Поэтому церковный, а тем более монастырский, хор петь должен благоговейно. Благоговение создает атмосферу мира, спокойствия, уравновешенности. Благоговение порождает то умиротворение души, которое каждый, наверное, переживал во время хорошего церковного пения, ибо только в мире души и возможна молитва.

В монастырском хоре около сорока певчих. За двадцать лет существования монастыря хор имел несколько регентов, каждая из которых усовершенствовала и формировала его. Изначально не было одного общего хора; праздничные, полиелейные и воскресные службы пелись на два клироса. На каждом клиросе был свой регент, она же подбирала в свой хор певчих, проводила спевки. При наборе в хор учитывались природные музыкальные способности, наличие слуха и голоса, способность петь вместе с другими, чувствовать и слышать других. Сестры, не знающие музыкальной грамоты, но умеющие слушать, быстро осваивались в пении. Более опытные сестры пели новичкам буквально в ухо.


Репертуар изначально был простой, трехголосный ‒ из тех нот, что сестры взяли с собой из мира. Певческая дивеевская традиция нам неизвестна. До нас дошли только восторженные отзывы дореволюционных паломников.

«Но что это за пение, что за исполнение! Среди окружающего безмолвия природы, под величественными сводами храма, эти чудные стройные звуки отражали в себе как бы голоса ангелов, славословящих Пречистую. Сильное умиление проникает молящегося до глубины души».


«Это пение было безукоризненным и с музыкальной, и с церковно-богослужебной точки зрения. Просто, строго, нерастянуто, неторопливо… Уж очень располагало к молитве дивеевское богослужение, я вам доложу. Вспоминаю и ныне с волнением, а ведь времени прошло сколько… А посмотрели бы вы на строгие фигуры монахинь, когда они с обоих клиросов сходились, по положению устава, в один общий хор во время канона святой Евхаристии на литургии и на утрене по окончании каждой песни канона. Необыкновенно торжественная была картина. Она еще более осмысливала богослужение».

«Моя матушка, будучи сама церковным композитором, восхищалась этими распевами больше, чем всеми другими: киевским, знаменным и др. Она подходила к самому хору, который на некоторые песнопения выходил к самому амвону, и пыталась услышать отдельные голоса, и не могла, потому что их не было слышно. «Это ангельское пение», ‒ говорила она».

«Хороша литургия в Сарове, но что-то суровое слышится в саровских песнопениях: чудится в них возмездие Бога карающего. В Дивееве чувствуешь милосердие Божие: недаром, по вере сестер обители и по словам отца Серафима, здесь всегда присутствует Святая Игумения – Заступница Усердная рода христианского».


Задача церковного пения заключатся в том, чтобы помочь человеку молиться. Связь же с Богом, как известно, осуществляется только через внимательную, нерассеянную молитву. Это определяет и репертуар, и манеру пения монастырского хора. Современному дивеевскому хору близок репертуар Троице-Сергиевской лавры, а за образец взято академическое пение.

Идея общего клироса у нас появилась перед одним из летних праздников преподобного Серафима. Обычно на эти дни приглашался нижегородский архиерейский хор. Дивеевские сестры, с помощью Божьей, решили попробовать сами спеть такую ответственную службу. Послушница Наталья Киселева, ныне смоленская игумения Елизавета, сумела собрать два клироса в один общий хор. Клирос поставили на хоры Троицкого собора, и после многочисленных спевок и разучиваний спели службу. Матушка игумения, прослушав, одобрила и благословила петь на праздник.


Постепенно традиция пения на два клироса упразднилась, антифоны бывают только в Великий пост, все же остальные службы поются общим хором. В будние дни обходятся малым составом ‒ «тройками». В каждой такой «тройке» свой регент, он сам подбирает репертуар, разучивают своим малым составом песнопения. Перед службой, простой или праздничной, регент обязательно благословляется на репертуар у матушки игумении. Критерий один: песнопения должны выражать радость празднуемого события не криком, не силой звучания, а особым характером пения, передающим внутреннее торжество con gracia, пробуждая солнечную тишину сердца.

Перед началом пения и по окончании богослужения регент и певчие просят прощения друг у друга и благословения. Если хор поет по клиросам, то регенты делают поклоны на солее, затем кланяются настоятельнице, друг другу и своему клиросу.

Сейчас в монастыре послушание старшего регента несет монахиня Елена (Царахова). Она закончила Минскую консерваторию по классу фортепиано. Мать Елена имеет опыт хорового пения еще с музыкальной школы, принимала участие и в консерваторском хоре, пела на клиросе минского храма святой равноапостольной Марии Магдалины и даже один год управляла церковным профессиональным хором.

На регенте лежит огромная моральная ответственность за духовное состояние верующих во время богослужения. Регент должен твердо знать устав, уметь вовремя сориентироваться и ничем не нарушить ход службы. Регент пишет расписание певцов на неделю на службы, на полунощницы, панихиды и молебны.

Два года назад по инициативе старшего регента в монастыре был организован музыкальный класс из сестер, не знающих нот, но имеющих слух и голос и желающих петь на клиросе. Мать Елена сама проводит занятия, на которых изучается нотная грамота, гласы, напевы, происходит воспитание музыкального слуха. Сестры учатся брать заданный регентом тон, чисто интонировать ноты, воспроизводить мелодию ‒ эти навыки должна иметь каждая сестра, поющая в хоре. Некоторые из учащихся уже поют на клиросе.

Обучение пению ‒ это кропотливая, постоянная работа, поэтому с определенной периодичностью и обязательно перед большими праздниками клиросные сестры приглашаются на спевки, которые необходимы для создания единого ансамбля. На спевках отрабатывается характер песнопения, его темп. В это время есть возможность индивидуально подойти к каждому, сформировать голос, в общем составе отработать материал, чтобы затем донести его молящимся в храме в полной красоте и гармонии, передать духовный смысл песнопения.


Именно на спевках закладывается навык хорового пения. Превратить хор в единый ансамбль ведь не так просто, должны быть определенные отношения между регентом и певчими и между самими певчими. Очень важно умение слушать других и способность подчинить себя единому певческому организму. Прежде всего, как положено в монастыре, должно сложиться полное послушание регенту, внимание к его словам и действиям. Это очень важно, потому что собранность хора, его настрой передается всем присутствующим в храме. Хор — это очень яркое выражение соборности Церкви.

Практически ни одно событие монастырской жизни не обходится без певчих, их голоса звучат во время крестных ходов и встречи святынь, перенесения мощей и встречи архиереев, они поют перед трапезой и по окончании ее, утром на полунощнице и благодарственные молитвы в конце дня. Сущность православного богослужебного пения очень хорошо выразил преподобный Иоанн Дамаскин в первом воскресном песнопении 8-го гласа: «Вечернюю песнь и словесную службу Тебе, Христе, приносим». Богослужебная песнь является песнью вечерней по характеру и словесной по содержанию. Вечер ‒ это всегда начало духовной жизни на земле и начало богослужебной жизни Церкви (Быт. 1, 5). Это время дышит Божественной любовью, кротостью, миром и ночной строгостью, побуждающей каждого из нас оглянуться на прожитый день… Именно такой и создали святые отцы-песнотворцы нашу богослужебную мелодию ‒ вечерней по духу и словесной, выразительной по содержанию.


 

«Дивеевская обитель»

 

 

Православные организации — Благотворительный фонд «УРАЛ»

ЛЮДИ ПЕВЧИЕ. При поддержке фонда «УРАЛ» уфимский церковный хор стал лауреатом международного фестиваля духовной музыки

В субботние дни посетители уфимского Воскресенского собора и храма Кирилла и Мефодия нередко застывают на месте, слушая  хор певчих. У многих на глазах слезы – так действовует духовная музыка в исполнении талантливого коллектива, получившего международное признание.

В июле этого года церковный хор при уфимском Кирилло-Мефодиевском храме Уфы стал лауреатом 32-ого Международного хорового фестиваля духовного музыки в Превезе в Греции. В конкурсе также принимали участие коллективы из Румынии, Словакии, Израиля, Украины, Молдовы, Чехии и других стран.

Первая воскресная служба Кирилло-Мефодиевского храма Уфы была в марте 1994 года. Тогда в хоре было всего три человека. Сейчас в коллективе 14 человек – в основном, это студенты и выпускники института искусств. С самого основания хора им руководит доцент кафедры Уфимского института искусств имени З.Исмагилова Татьяна Гончаренко.

Выступая на 32-ом Международном хоровом фестивале духовного музыки вместе с сильнейшими европейскими коллективами, уфимцы, представляющие Россию, взяли наивысшую награду конкурса. Они получили серебряную и бронзовую медали, а золота на конкурсе не получил никто. Местное жюри оценило мощную подготовку конкурсантов, не сумев выделить среди них самого лучшего. 

К поездке мы готовились 2-2,5 месяца, произведения очень сложные, было много репетиций плюс церковные службы, — рассказывает певчая Алена Петрова. — Работа была проделана большая. Поэтому мы ждали от конкурса побед, а не только участия. После нашей поездки хочется вновь посетить Грецию – впечатлила природа. А как радовались за нас родственники, мужья, когда мы привезли награду!

Прибывшие на фестиваль в Превезу коллективы участвовали в двух номинациях: смешанный и камерный хор. В общей сложности уфимцы исполнили десять произведений. Первый день выступления закончили башкирской народной песней «Шаль вязала». Во второй день, где программа была еще сложнее, исполнили в частности «Господи Иисусе Христе» Валерия Калистратова и другие знаменитые церковные напевы.

— У нас в хоре всего 14 человек, а по условиям международного конкурса должно было быть не меньше 22, — рассказывает регент хора Татьяна Генриховна. – Тогда я пригласила тех, кто когда-то пел в нашем хоре, в том числе ребят, которые спустя много лет стали успешными музыкантами, живут и выступают в других российских городах.

Татьяна отмечает, что поездки могло и не состояться: были трудности с деньгами.

— Мы очень удивились, когда в короткие сроки в ответ на нашу просьбу, Благотворительный Фонд «УРАЛ» выделил нам деньги. Благодаря этому, мы смогли хорошо подготовиться к фестивалю, уже точно зная, что поедем. А ведь поездка могла не состоятся: слишком велики траты на перелет, питание и проживание, — говорит руководитель творческого коллектива.

Высокая оценка греческого жюри для церковного хора Кирилло-Мефодиевского храма Уфы не первая. В 2012 году уфимский хор привез «золото» из Флоренции в Италии на участии в подобном фестивале. В 2007 году стал единственным лауреатом конкурса в Чехии. Кроме того, церковный хор постоянно выступает на разных мероприятиях, рождественских вечерах в Москве и других городах России.

Сейчас в планах церковного хора продолжать репетиции и готовиться к следующим международным конкурсам, продолжая достойно представлять на них нашу страну.

Поздравляем матушку Ольгу Попиченко, регента приходского хора, с днем рождения!

«Пойте Богу нашему, пойте, пойте Цареви нашему, пойте» (Псалом 46).

9 ноября отмечает свой день рождения матушка Ольга Попиченко, супруга настоятеля Собора Успения протоиерея Евгения Попиченко, мама пятерых детей, дарящая радость не только своей семье, но и прихожанам Собора в честь Успения Пресвятой Богородицы на ВИЗе. Вот уже три года клиросный хор, объединённый энтузиазмом и вдохновением матушки Ольги, имеет чудесную возможность прославлять Царицу Небесную.


Матушка Ольга Попиченко В хоре под управлением матушки поют люди разного рода деятельности (бухгалтеры, преподаватели, психологи и т.д.), с разными вокально-хоровыми школами, но все стараются достойно нести «равноапостольское служение»: доносить до людей слово Божье. Хор радует прихожан своим пением в дни воскресных служб, церковных и приходских праздников. Евгения Оханова, руководитель детского приходского хора:

— Наша матушка отличается чуткостью и умением проявить заботу и внимание, и еще мне очень нравится ее смешливость. Матушка замечательный рассказчик, на любой случай жизни у нее есть либо поучительная, либо просто смешная история из ее жизни, которую она умело и увлекательно умеет донести. Как регент матушка Ольга заслуживает уважения и доверия: столько знаний, опыта и профессионализма в этом деле мало у кого есть в нашем городе, а достойный результат ее работы с хором все могут услышать и оценить на богослужениях.

Елена Ольховская, гл. бухгалтер и певчая приходского хора:

— Мое знакомство с матушкой произошло необычным образом. В начале моего воцерковления я слушала диск с записями писем отца Никона Воробьева «Как жить сегодня», на котором письма перемежались отрывками духовных песнопений в исполнении различных хоров. Выделялся среди них один — необычно нежным и приятным звучанием, выразительным пением и прекрасным сопрано, это стало для меня первым уроком церковного пения. Когда я пришла на клирос в храме св. Пантелеимона, там пели те самые канты с диска. Матушка Ольга регентовала, я сразу отметила ее отличительную способность — материнскую заботу во время службы: если я не знала, что петь, пугалась и делала большие глаза, она тут же брала дело в свои руки, показывая, поддерживая и успокаивая одними своими руками. Тогда я почувствовала в ней большой регентский профессионализм. В 2013 году отца Евгения Попиченко перевели в Собор Успения на ВИЗе, матушка и часть хора ушли туда же. Очень нескоро дошло до меня, что сопрано в тех записях с диска — это голос матушки Ольги. Оказывается, это был ее хор в бытность обучения ее в Ленинградской семинарии…Вот так, необычным образом, закольцевалось мое знакомство с матушкой: незнакомый человек, которому я пыталась подражать в пении, оказался таким близким и знакомым регентом моего же хора!

Татьяна Лаптева, гл. бухгалтер и певчая приходского хора:

— Я благодарна матушке Ольге за то, какие произведения она нам предлагает – очень красивые, порой редкие и древние, их даже не найти в интернете — ноты из старинных сборников или записанные ею с аудиокассет. Часто после спевок я пару дней напеваю изученное. Во время спевок матушка порой рассказывает истории из своего опыта регентства в Санкт-Петербурге, из встреч с разными музыкантами, духовными лицами – то забавные, то вдохновляющие, иногда о своих ошибках. Я со временем всё больше понимаю, что это человек с очень богатым опытом церковной жизни, и мне хочется приобщаться ко всему этому, это обогащает духовно и развивает вкус к музыке.

Екатерина Согрина, студентка и и певчая приходского хора: -Матушка Ольга — необыкновенный человек! Для меня она большой образец как музыкант: матушка не просто рассказывает, как нужно петь, она в каждом из певчих видит особый потенциал, помогает раскрыться с учётом наших особенностей. На спевках всегда царит дружелюбная и вдохновляющая атмосфера, матушка часто рассказывает увлекательные и духовно поучительные истории из своей жизни и практики. Мы всегда стараемся слушать ее с особым вниманием, ведь она являет нам пример мудрости: всегда настроит, поддержит и воодушевит. Я бесконечно благодарна Господу за такого учителя в моей жизни!

К Рождеству Христову 2016 года певчие хора записали диск с рождественскими колядками разных народов в собственной обработке. Надеемся, что подобный проект – это только начало творческого пути клироса.

Желаем, чтобы песнопения, исполняемые певчими под руководством матушки, и дальше приносили тепло и свет в сердца прихожан, провозглашая торжество Православной веры! Матушке Ольге Попиченко — Божией помощи во всех трудах.

Слава Богу за все!

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на I Международном съезде регентов и певчих Русской Православной Церкви / Патриарх / Патриархия.ru

1 декабря 2016 г. 23:53

1 декабря 2016 года в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с участниками I Международного съезда регентов и певчих Русской Православной Церкви, к которым Святейший Владыка обратился с Первосвятительским словом.

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Дорогие отцы, братья с сестры!

Сердечно всех вас приветствую на этом замечательном мероприятии — первом съезде регентов, певцов, всех тех, кто озабочен развитием русского церковного пения. Необходимость такого съезда назрела уже давно. И отрадно, что эта важная инициатива возникла снизу. Инициативы, которые идут снизу, жизнеспособны, потому что они происходят от реальных потребностей людей. И то, что мы все сегодня здесь собрались, это следствие вашей инициативы, которая выражает ваши потребности. Поэтому есть надежда на то, что съезд пройдет благополучно и поможет решить или, по крайне мере, определить те задачи, которые всем нам предстоит решать в будущем.

Как известно, после трагических событий 1917 года история нашей Церкви, а вместе с тем и история пения пошла по двум путям: в зарубежье происходило одно, в нашем Отечестве — другое. В зарубежье были замечательные, особенно в 1920-е — в начале 1930-х годов, хоровые коллективы, которые выехали из старой России и сохраняли традиции дореволюционного пения. Они поражали своими выступлениями как в храмах, так и на светских площадках западное общество. И русское православное пение за рубежом было действительно важным миссионерским фактором, оно открывало многим людям, живущим на Западе, красоту Православия, красоту Литургии и, конечно, величие нашей национальной певческой традиции.

Другое происходило в Советском Союзе. Нельзя сказать, что пение было уничтожено полностью, но ведь закрыто было абсолютное большинство храмов, монастырей, все было разгромлено и никаких профессиональных хоров в 1920-х и 1930-х годах практически не было. Мои родители познакомились на подворье Киево-Печерской лавры в городе Ленинграде, потому что оба пели в любительском хоре. Вот такие любительские хоры и поддерживали тогда традицию русского церковного пения. Но, конечно, совершенно очевидно, что уровень этого пения не был таким высоким, как хотелось бы.

Однако в послевоенные годы положение изменилось в связи с легализацией Церкви. С открытием приходов стали появляться профессиональные хоры, которые в то время возглавляли замечательные регенты дореволюционной школы. Я помню таких регентов, по крайней мере, в Санкт-Петербурге. И в Москве в кафедральном Елоховском соборе хор возглавлял господин Комаров, замечательный регент, удивительный музыкант, хранитель московской церковной певческой традиции. А в Петербурге можно назвать Левина, регента хора санкт-петербургского Преображенского собора, и многих других, кто сохранил эту дореволюционную санкт-петербургскую традицию. И для того, чтобы познакомиться с этими старыми традициями, тогда нужно было приехать в Москву и послушать хор в Елоховском соборе или приехать в Петербург послушать хор в Преображенском или в Никольском соборе, который возглавлял тогда профессор Санкт-Петербургской академии господин Шишкин. Эти хоры были действительными хранителями замечательных традиций. Традиции были очень чистыми — не смешивались и не засорялись.

Но уже в конце 1970-х годов — я могу судить об этом по тому, что происходило в Петербурге — стали привноситься различные другие распевы в петербургскую традицию. Она потеряла свою чистоту. И неожиданным образом я встретился с этой традицией в 1975 году в Хельсинки. Вы знаете, что Финляндия была частью Российской империи. Она сохраняла, кстати, многие законы еще со времен Российской империи, и сохранялось все, что касалось церковного строя. Богослужение в хельсинкском соборе — это было точь-в-точь богослужение столичного Санкт-Петербурга XIX — начала XX столетия. Я на том богослужении был вместе с профессором протоиереем Александром Шмеманом (нас тогда обоих пригласили в Финляндию, чтобы читать лекции), и обмениваясь мнениями, мы оба пришли к выводу, что такого пения, как в Хельсинки, с точки зрения сохранения петербургской традиции уже не было в Петербурге.

Если говорить о состоянии пения в 1970-е годы в Церкви в целом, за исключением Москвы и Петербурга, можно сказать, что в то время надвигался очень опасный кризис. Он был связан с тем, что иссякло вот это регентское племя: умерли те регенты старшего поколения, которые были хранителями традиций, а новых не было. И я как то особенно остро это почувствовал, став ректором Ленинградской духовной академии и семинарии. Мне стало очевидно, что пройдет еще несколько лет и в масштабах Церкви приходское пение может закончиться, потому что не было тех, кто мог бы возглавить церковные хоры. И тогда возникла такая смелая мысль — создать полноценное регентское отделение в Ленинградских духовных школах. Регентские кружки были и в Московской академии и семинарии, и в Ленинградской. Я в таком кружке немного учился. Но это был необязательный кружок: можно было приходить, не приходить, никакой программы не существовало, так, просто, немного нас чему-то учили. А вот для того, чтобы создать систематическое и, что называется, научное, правильное образование регентов, необходимо было создать регентскую школу. Но в то время создать что-то в Церкви было очень трудно, необходимо было получать согласие светских властей. А светские власти в 1970-е годы придерживались строгой позиции: ничего нового в жизни Церкви появляться не должно, Церковь должна сужаться, скукоживаться, ее пространство должно уменьшаться, потому что с религиозной жизнью Советский Союз не связывал своего будущего. И поэтому всякое предложение что-то открыть, будь то храм, часовню, тем более школу, встречало очень сильное сопротивление.

И тогда мне помог опять-таки опыт моей работы и общения, связанный с Финляндией. В Финляндии в православной семинарии в Куопио учились девочки, в том числе и регентскому делу. И вот, взирая на то, как девочки пели вместе с мальчиками, я подумал о том, чтобы девушки у нас учились, потому что невозможно только на одних молодых людях основывать такое серьезное дело, как регентскую школу. И сразу тогда возникла мысль: а не пригласить ли какую-нибудь девочку из Финляндии для того, чтобы, что называется, — скажу немного грубыми словами, но понятными — мозги запудрить властям. И тогда я договорился с одной девочкой по имени Лена Пеццола, которая изъявила желание приехать в Ленинград. А после этого начались тяжелые переговоры с властями о том, что есть потребность, люди из-за границы хотят у нас учиться, а у нас нет таких возможностей. Долго все это продолжалось. В конце концов, со скрипом мне дали разрешение принять Лену Пеццола. Тогда я стал говорить: «Слушайте, но нельзя же одну принять. Если примем одну, то это будет выглядеть как пропаганда. Нам же нужно кем-то из наших разбавить. Мне разрешили разбавить еще тремя. Одна из этих трех была моя родная сестра, другая была супругой одного из учащихся, третья была дочерью одного из протоиереев. И вот четыре человека в 1978 году были приняты на первый курс этого регентского отделения, которое мы называли регентским классом.

Мы пригласили туда замечательных педагогов, которые преподавали в музыкальном училище, в консерватории, и я поставил перед ними задачу сформировать реальную регентскую школу с программой как минимум музыкального училища. По милости Божией очень скоро этот класс превратился в настоящее регентское отделение с десятками молодых людей и девушек, которые там учились. Этот опыт потом был подхвачен Московской духовной академией и уже в 80-е, в 90-е годы мы имели сотни регентов, подготовленных в этих двух школах.

Думаю, что очень важным, переломным моментом был 1988-й, год празднования 1000-летия Крещения Руси. Тогда церковное пение появилось в общественном пространстве. Я вспоминаю исторический концерт в Большом театре. Сколько стоило трудов, чтобы добиться того, чтобы концерт в честь 1000-летия Крещения Руси проходил в Большом театре! Нам долгое время отказывали, предлагали какие-то другие площадки, но, в конце концов, по милости Божией удалось добиться того, что в центре Москвы, в Большом театре, на прославленной сцене обществу, миру была по-настоящему явлена красота русской церковной певческой традиции. Это было событие огромного духовного и культурного значения для страны, потому что в зал пришли те, кто не мог прийти в церковь. Это были представители власти, интеллигенции, и это был действительно прорыв. Сейчас, может быть, многие не могут понять, о чем идет речь, вроде ничего особенного, ну, концерт церковной музыки в каком-то светском зале. А в то время это было эпохальное, переломное событие, потому что ломался лед, который сковывал церковную жизнь. Я вспоминаю, с каким энтузиазмом, со слезами на глазах люди слушали это замечательное пение под сводами Большого театра в городе Москве.

В 1984 году я был снят с должности ректора и переведен из города Ленинграда на Смоленскую кафедру. И вот тогда, соприкоснувшись с нашей церковной глубинкой, я понял, насколько важным было открытие регентского класса. На всю Смоленскую область, вы вдумайтесь, был один регент и один хор. Из Смоленска я поехал в Вязьму, второй по величине город области с замечательной историей, связанной с Патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем. Вязьма в какой-то момент была столицей русского государства: когда возникла эпидемия чумы в Москве, то царь и Патриарх выехали в Вязьму. А потом Вязьма стала центром формирования наступательной стратегии на Польшу для того чтобы освободить город Смоленск. Поэтому город очень известный, и Троицкий собор прекрасный в центре, и народа в нем много, а на клиросе четыре старушки хриплыми голосами поют. И то же было в каждом районном центре, я уж не говорю о деревнях. Тогда я со всей очевидностью воспринял эту тяжелую реальность нашей Церкви, понял, насколько же важными были создание регентского отделения, регентской школы и вообще постановка вопроса о профессиональной подготовке регентов. И уже в 80-е, а особенно в 90-е годы мы имели в Церкви сотни профессионально подготовленных регентов.

Если сейчас перейти к нашим современным проблемам, то в чем я их вижу. Вообще проблем не так уж много по милости Божией. Наше церковное пение развивается, совершенствуется, появляется очень много замечательных коллективов, которые способны не только в храме петь, но и выступать и представлять русскую церковную певческую традицию и в стране, и за рубежом. Но мне кажется, что все-таки нам нужно подумать о систематизации церковно-певческой практики. Я не говорю об унификации, Боже упаси. Ни в коем случае нельзя говорить, что во всех храмах нужно петь так, как поют в Москве, или так, как поют в Санкт-Петербурге, хотя уже и в Москве, и в Санкт-Петербурге поют не в соответствии с местными традициями — очень много всего привнесенного, иногда положительного, иногда совершенно отрицательного. Здесь, конечно, важен и вопрос вкуса, и вопрос отношения к традиции, к истории. Но, на мой взгляд, нужно обязательно сохранять певческие традиции.

Если говорить о дореволюционных певческих традициях, то что это за традиции? Конечно, синодальный обиход. Если он совершенно исчезнет, если у нас забудут синодальное осмогласие, это будет очень плохо. Я болезненно воспринимаю фантазии на тему восьми гласов. Этого делать нельзя. Фантазируйте в любой другой сфере, но нельзя фантазировать, гармонизируя и перефразируя, выражаясь литературным языком, традицию русского осмогласия как она сложилась, в том числе, в синодальный период. Замечательная дореволюционная традиция церковного пения. Если говорить о гласах, то отличие от синодального в Москве было только в исполнении второго гласа. Второй глас пелся иначе, чем в синодальной традиции, но это была специфика Москвы, которая воспринималась всеми с уважением. И некоторым московский второй глас нравился больше, чем синодальный.

Существовали и другие замечательные традиции. Например, дореволюционная традиция Киево-Печерской лавры. Иногда даже в сборниках видишь: «Распев Киево-Печерской лавры». Но у меня нет уверенности, что это действительно распев Киево-Печерской лавры. Нужно провести большую изыскательскую работу, с тем чтобы выявить эти замечательные распевы, которые поражали тогдашних людей и, несомненно, будут поражать и современного слушателя. Полагаю, что возможно восстановить дореволюционный Валаамский распев, потому что сохранились ноты и какие-то воспоминания об этих распевах.

Это наше сокровище. Если оно уйдет, будет очень плохо. Если оно под влиянием некоторых композиторов, которые пытаются гармонизировать эти распевы, растворится в интерпретациях, это тоже будет очень плохо. Нужно оставить как было, все эти традиции должны жить. Это не значит, что все мы должны петь по-синодальному, по-московски, по-киево-печерски и по-валаамски. Нужно открыть возможности для творчества, для написания новых произведений. Но то, что к нам пришло из истории, ломать не надо, так же, как не нужно, думаю, ломать знаменный распев. Он тоже пришел к нам из истории, это историческое сокровище. То, о чем я говорю, это как если бы мы переписывали в музеях картины или изменяли фасады исторических зданий в угоду нынешним вкусам. Нужно то, что было создано в прошлом, оставить так, как оно есть, но тем не менее ни в коем случае не ограничиваться этой традицией, открывать возможности для современных композиторов творить. Это сегодня происходит, и я думаю, что мы с благодарностью должны отнестись ко всем тем, кто обогащает сегодня репертуар наших церковных хоров своими произведениями.

Хотел бы немного сказать теперь на тему народного пения. В советское время стало ясно, что если вообще пресечется традиция хорового профессионального пения, то нужно возрождать пение народное. И в той же Ленинградской духовной академии мы начали его возрождать. Как мы начали? «Верую» и «Отче наш» народ наш умеет петь, а для того, чтобы возродить пение в объеме всей Литургии, мы ставили в народ наших мальчиков и девочек певчих, и они вместе с народом пели: сначала ектенью, затем Евхаристический канон, и потом практически бóльшая часть Литургии пелась народом. Все те, кто посещал тогда храм Ленинградской духовной школы, были поражены этим пением: настолько это поднимало дух. Думаю, что возрождение народного пения — это один из путей воцерковления нашего народа, потому что человек, участвующий в пении, слышащий эти мощные звуки справа, слева, спереди, сзади, он как бы погружается в особую стихию общей молитвы, он чувствует, что такое приход, что такое община. Он чувствует свое участие в Божественном служении. Поэтому я настоятельно призваю наших лиц, ответственных за церковное пение, возрождать народное пение. Может быть, это не следует делать на сто процентов, потому что нужно оставить пространство и для профессионального пения, которое тоже имеет большое эстетическое и духовное значение и влияние на человека, но нужно начать расширять пространство народного пения в нашей богослужебной практике.

Есть еще одна тема, которая пришла к нам из прошлого, но которая сохраняет свою актуальность и в настоящем. Это то, что происходит у нас на клиросах в профессиональных хорах. Ведь очень часто туда приходят люди просто для того, чтобы заработать деньги… Когда на правом клиросе, который открыт, люди видят совершенно чужих, неверующих людей, которые соответствующим образом выглядят, это вносит огромный диссонанс. Я не могу сказать, что нам нужно с сегодняшнего дня прекратить использовать помощь профессиональных певцов, но я возложил бы огромную ответственность на наших регентов и настоятелей за воцерковление этой публики. Мы занимаемся воцерковлением детей, молодежи, у нас есть какие-то кружки при храмах, но мы забываем о том, что в первую очередь надо воцерковлять тех, которые сослужат нам. Что такое пение? Это сослужение. А если человек далек и по убеждениям, и по чувствам от того, что переживает и чувствует верующий человек во время богослужения, как он может стать органической частью общины? Как он может стать сослужителем? Это просто какое-то инородное тело, которое к тому же не является нейтральным. Оно, несомненно, оказывает негативное влияние. Поэтому духовное воспитание, воцерковление певчих — это такая же задача регента, как и поддержание высокого уровня исполнительского мастерства. Если у регента не хватает разумения и влияния, хотя регент самый влиятельный человек для тех, кто поет в хоре, то к этому должны подключаться духовенство и, конечно, настоятели.

Теперь несколько слов о совершенствовании подготовки регентов. Существуют регентские школы в Санкт-Петербурге и в Москве, но мне кажется, что сейчас надо сделать новый важный шаг. По моему благословению что-то предпринимается в Санкт-Петербургской духовной академии. Нам нужно пройти аккредитацию программы подготовки регентов, аккредитацию наших регентских музыкальных школ. Это предполагает, конечно, значительное повышение уровня программ, повышение уровня преподавания как собственно музыкального, так и богословского. Я думаю, что мы должны ставить перед собой задачу, чтобы регентские отделения выдавали диплом бакалавра. Это очень важно. Тогда это будет признано во всей стране, и не только в стране, но и за границей. Для того чтобы было так, надо провести очень большую работу по подготовке программ, по подготовке преподавателей, по решению всех остальных задач. Это является непременным условием для получения государственной аккредитации. Почему это нужно? Потому что мы ни в коем случае не должны понижать уровень подготовки профессиональных регентов. Мы должны его постоянно повышать и стремиться к тому, чтобы уровень подготовки регентов в наших специальных учебных заведениях был не ниже уровня подготовки музыкантов в соответствующих светских учреждениях.

Я упомянул богословские дисциплины. Когда в 1978 году создавался регентский класс в Ленинградской духовной академии и семинарии, тогда я внес предложение о том, чтобы помимо собственно музыкальных предметов изучались богословские. Хорошо помню дискуссию на Ученом совете. Мне говорят: «Зачем нагружать? У них и без того и сольфеджио, и гармония, и теория музыки, и история музыки. Зачем еще какие-то богословские предметы вводить?» На что я сказал: «Нам нужно готовить не только регентов, —  а дальше сказал то, что вызвало улыбку и полное недоверие к моим словам, — нам нужно готовить будущих преподавателей религии и катехизаторов нашего народа». Это было сказано в 1978-м году, когда такие слова даже вслух нельзя было произносить, но я был абсолютно уверен, что это время настанет. И я знал, что не хватит сил духовенства осуществлять эту огромную работу. Так оно и получилось. И наши регенты, может быть, стали первыми катехизаторами из мирян, которые осуществляли эту важнейшую работу, важнейшее служение в нашей Церкви.

Вот и сегодня церковный регент должен быть катехизатором, должен знать богословские дисциплины. Он должен знать историю Церкви, конечно, догматическое богословие, должен быть богословски просвещенным человеком. Тогда, соприкасаясь с таким регентом, будут меняться и певчие, в том числе и те, которые из мира придут и будут петь в наших хорах. Поэтому я хотел бы поставить эту задачу и перед Московской академией и, может быть, перед другими нашими богословскими школами, чтобы процессы, связанные с подготовкой лицензирования и аккредитации регентских отделений как учебных заведений, могущих выдавать дипломы бакалавра государственного образца, начались или продолжились.

Но, конечно, всякое образование начинается с детства. Думаю, что и музыкальное церковное образование должно начинаться с детства. Иногда у нас не знают, чем занять ребенка в воскресных школах. Но давайте обратим внимание на важность певческой подготовки детей, начиная с воскресных школ. Не все дети могут петь, но многие. Причем одно дело — это пение в начальных классах воскресной школы, а другое — пение среди подростков. У них действительно может развиться реальный интерес к церковному пению, из этих людей могут черпаться кадры наших будущих регентов. Эти молодые люди, почувствовавшие интерес к церковному пению, могут пойти в семинарии на регентские отделения и пополнить корпус регентов Русской Православной Церкви.

В заключение несколько слов о нашем съезде. Я думаю, что все эти мысли можно было бы развить и об этом поговорить. Не думаю, что какие-то конкретные окончательные решения можно принять на этом первом съезде, но, по крайней мере, можно сформулировать какую-то программу действий. Если говорить вообще об организации дальнейшей общецерковной работы, то мне кажется, что нужно создать какую-то систему на общецерковном уровне, которая координировала бы всю эту деятельность, воспринимала бы сигналы, идущие от регентов, и которая могла бы в том числе определять контуры, параметры нашей церковной политики в области развития церковного пения. Глубоко убежден, что в развитии церковного пения в Русской Церкви в первую очередь должны принимать самое непосредственное, решающее участие сами регенты и церковные певчие — на что я и хотел бы всех вас благословить. Храни вас Господь!

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Регенты Салаватской епархии рассказали о тонкостях своего послушания в церкви

Фото: Салаватская епархия РПЦ

Фото: Салаватская епархия РПЦ

В непрестанное ангельское славословие вливается церковная служба, иерархичный образ которой подобен небесному. Церковная служба совершается всей общиной, где у каждого, в зависимости от благословения, своё послушание – священник возглавляет богослужение, регент – управляет организацией хора, певцы служат Богу своим пением. Через богослужение прихожане соединяются со Христом и приобретают благодать в церковных таинствах.

Мы побеседовали с известными регентами Салаватской епархии Башкортостанской митрополии – отличником народного просвещения Российской Федерации, заслуженным работником образования Башкортостана, руководителем народного хора русской песни «Уральские узоры» города Кумертау, преподавателем Воскресной школы «Родничок» при Иоанно-Предтеченском соборном храме города Кумертау Тамарой Столяровой, регентом Свято-Троицкого храма Ишимбая Ольгой Свечниковой, преподавателем Салаватского музыкального колледжа, регентом Успенского кафедрального собора Виталием Швецовым.

— Прежде чем оказаться в храме, должен возникнуть мотив или стимул в виде интереса, душевного порыва, пробуждения веры, зерна которой закладывались верующими родителями, благочестивыми бабушками и дедушками. Когда вера окрепнет, она разовьет таланты, заложенные Богом в человека. С чего начался Ваш путь в регентство?

— «Путь к регентству у меня начался с того, что я стал петь в церковном хоре будучи студентом первого курса Салаватского музыкального училища в 1991 году. Потом продолжал петь в храме святых Кирилла и Мефодия в г. Уфе, т. к. учился в то время в Уфимском Государственном институте искусств. По окончании института вернулся в Салават и получил от Настоятеля благословение набирать хор. В 1999 году я вступил в должность регента», — рассказал Виталий Швецов.

По словам Тамары Столяровой, она «бывая на службах в храме и слушая церковный хор, появилось большое желание самой исполнять молитвенное пение и участвовать в службах».

Путь в регентство Ольги Свечниковой начался с посещения храма и пребывания на богослужениях. Затем у нее появился интерес к пению на клиросе, а потом она стала уже регентом.

— Между желанием стать регентом и быть им, обычно пролегает мост в виде профессионального образования и соответствия требованиям, выдвигаемым к потенциальному регенту.

«Конечно, регенту необходимо музыкальное образование, умение управлять хором, знание церковного Богослужения, устава. Я завершила обучение в Салаватском музыкальном училище по специальности хоровое дирижирование, а также в регентской Школе при Московской духовной академии и семинарии», — говорит Ольга Свечникова.
Виталий Швецов окончил дирижёрско-хоровое отделение УГИИ. Он рассказывает, что при трудоустройстве, требовалось уметь сконцентрировать внимание и не поддаваться панике во время службы.
«Имея высшее музыкальное образование (дирижер хора), мне было легко влиться в общее звучание церковного хора. Сложность была в изучении и запоминании восьми гласов и переложение их на новые тексты стихир, тропарей и т.д., а также овладение церковно-славянским языком. Знание хода (плана) службы — утренней и вечерней, праздничной, уметь читать «часы», говорит Татьяна Столярова.

— Кто становится певчим?

«Певчим может стать человек с музыкальным образованием, который готов пожертвовать личным временем в выходные и праздничные дни. Мы всегда работаем, когда другие отдыхают», — говорит Виталий Швецов. «Я считаю, что певчим может быть человек, обладающий голосом, слухом. В идеале, имеющий профессиональное музыкальное образование», — отмечает Ольга Свечникова.

«На начальном этапе, скорее, столько же требований к певчему, сколько и к регенту. В моем представлении идеальный певчий — это участник церковного хора, который, имея все вышеперечисленные навыки регента, сможет в любой момент заменить регента и, при необходимости, провести службу (прорегентовать). А также спеть сольно всю службу», — считает Тамара Столярова.

— В наше время, когда возрождается церковная жизнь и церковные искусства, порой сложно восстановить даже внешнюю сторону благолепного совершения службы; ещё труднее вернуть богослужению его подлинную внутреннюю красоту и звучание. Как Вы считаете, для чего нужно молитвенное пение?

— «Молитвенное пение — облечение в звуки церковных текстов. Пение должно быть таким, чтобы оно приводило души верующих в молитвенное и благоговейное состояние», — отметила Ольга Свечникова.

«Я считаю, что молитвенное пение на службе в храме позволяет глубже прочувствовать и дополнить слово священника, понять Божественное начало в человеке, укрепить веру. Я как профессиональный музыкант, работающий с хорами разных жанров и возрастов, после практики пения в церковном хоре твердо убедилась в том, что сложнее и красивее церковного пения нет. Оно совершенно!», — уверена Татьяна Столярова.
А по словам Виталия Швецова, пение нужно стройное, спокойное для молитвенного настроя прихожан в храме. - А зачем хору регент? И всякому ли хору он необходим?

— Наши собеседники отмечают, что любому хору нужен регент, Он центральная фигура церковного хора. Регент подбирает репертуар, ведет репетиционную работу, подбор исполнителей-певчих, настраивает на точное интонирование во время исполнения. Хороший, талантливый регент — залог успешности службы.

— Во многих храмах сейчас практикуется «общенародное» пение, «всем миром», когда литургию, например, поет весь приход… Что Вы думаете об этом?

Ольга Свечникова говорит, что «общенародное» пение приемлемо. На некоторых приходах есть такая практика. Но это возможно, только для неизменяемого Богослужения».

«За время пения в церковном хоре, можно сделать вывод, что «пение всем миром» нужно на службе, но эпизодически. Вести службу со священником должен подготовленный хор», — уверена Татьяна Столярова.

«Общенародное» пение мне не нравится. Это мешает внутренней молитве. При таком пении рассеивается ум. Человек уже не молится, а думает, как спеть», отметил Виталий Швецов.

— Расскажите о хоре, которым Вы руководите. Какой он?

«Касательно возрастного критерия хора в среднем певчему около 50 лет. Образование почти у всех высшее музыкальное. Но отношение к вере описать невозможно. У каждого свой особенный диалог с Богом, который невсегда заметен. Кто-то, как в притче, является наёмником, кто-то глубоко верующим и жаждущим послужить во Славу Божию своим талантом», — рассказал Виталий Швецов. «У меня любительский хор, в составе которого 15 человек. Поют как мужчины, так и женщины в возраст от 18 до 50. Музыкальное образование есть не у всех. В основном, неполная музыкальная школа, 2 человека окончили музыкальное училище. Добавлю, что все мои хористы православные верующие, участвуют в таинствах Церкви», — отметила Ольга Свечникова.
«Наш хор по составу разновозрастный (от 35 до 60 лет). Из 6 человек только одна певчая не имеет музыкального образования, но при этом обладает хорошим слухом и голосом. Все певчие — верующие люди, в хоре поют по зову души и Бога», — сказала Татьяна Столярова.
— Традиционное церковное пение – это язык молитвы. В богослужении первичен смысл текста, а его эмоциональная окраска отходит на второй план. Как писал святитель Григорий Нисский: «Безыскусственный напев сплетается с Божественным словом ради того, чтобы само звучание и движение голоса изъяснило скрытый смысл, стоящий за словами, каков бы он ни был». В связи с этим, хочется узнать, как Вы подбираете репертуар? Есть ли любимые произведения или авторы, композиторы?
«Произведение подбираем по степени трудности и выразительности текста в музыке. Больше всего песнопений у нас используется А. Архангельского» «Репертуар у нас разнообразный. Предпочтение отдается песнопениям Троице-Сергиевой Лавры в изложении архимандрита отца Матфея, С. Трубачёва». «Репертуар, который предлагается для изучения певчим должен быть интересным по музыкальному содержанию и соответствовать исполнительскому уровню певчих, чтобы быть понятным и доступным для прихожан, и, конечно, желаемым для исполнения. Если говорить о классике духовной музыки, мне нравятся произведения Рахманинова, Кастальского, Песнокова, которые исполняются во время службы, — рассказали наши собеседники.
— Какие трудности возникают в работе регента?

— «Трудности возникают, когда на службе недостаточное количество певчих. Недостаток времени для репетиций – это главное затруднение. Трудности регента заключаются в наличии хорошего репертуара, сохранении и совершенствовании исполнительского мастерства состава церковного хора», — говорят регенты.

— Есть ли у регента творческие планы? Какие они?

— «В планах организация нового набора детского хора «Голосок» воспитанников Воскресной школы и дальнейшее сосуществование двух певческих коллективов. За одиннадцать лет преподавания в Воскресной школе при соборном храме Иоанна Предтечи, в моей работе накопился определенный опыт. Уроки «Православного пения» понравились детям. Из общего количества воспитанников выделилась группа любителей, объединившихся в хор «Голосок», который принимал участие и в храмовых службах, и в конкурсах «Рождественские овации». Но дети подросли, некоторые закончили школу (Воскресную и общеобразовательную), а расстаться с пением не смогли. Появилась идея организовать молодежный Православный хор, дополнить прихожанами, служителями храма. Начинание было поддержано настоятелем храма отцом Владимиром Быковым. По благословению епископа Салаватского и Кумертауского Николая хор «Аксиос» получил путевку в жизнь и начал свою деятельность в конце марта 2021 года. Первое выступление состоялось в Воскресение Христово 2 мая», — рассказала Татьяна Столярова.
Помимо регентства у наших собеседников конечно есть и своя основная работа. Виталий Швецов трудится в Салаватском музыкальном колледже и поет в казачьем ансамбле. Ольга Свечникова преподает в воскресной школе уроки сольфеджио. А Татьяна Столярова, помимо регентства занимается с народным взрослым хором.

— Деятельность регента – это избранничество на певческое служение. Важно осознавать всю серьезность и трудность данного церковного дела. Конечно неизбежны похвала, критика, знаки внимания.

— «К критике прислушиваюсь, разумная похвала даёт стимул к работе. Похвала — это ответственность. Она вдохновляет на новые творческие замыслы и работу. Критика движет прогресс», — считают регенты.

— Чтобы Вы посоветовали и пожелали тем, кто очень хочет петь в храме?

«Тем, кто хочет петь в храме, но пока не вошёл в число певчих, я бы посоветовал чаще принимать участие в Богослужениях и не спеша усваивать репертуар хора. Не отчаиваться, если что-то сразу не получается», — говорит Виталий Швецов. «Нужно приготовиться к великому труду — духовному и физическому. Чтобы правильно славить Бога, нужно много работать над собой…», — считает Татьяна Столярова. «И трудиться, трудиться, трудиться», — вторит своим коллегам Ольга Свечникова.

Добавьте благодарность | Джеймс Уокер

Дорогой Джеймс,

У меня есть длинный список того, что я хотел вам сказать, за годы собраний с мыслями о вашем музыкальном служении. Я не преувеличиваю, когда говорю, что это всегда была самая важная часть моего поклонения Всех Святых, спусковой крючок для слез «Бог любит меня», слез «Я не одинок», Слез трансформации, слезы пламени. Благодаря своей музыке вы подарили мне покой, благополучие и радость. Это изменило мою жизнь.

Я действительно имел это в виду, когда сказал, что в следующей жизни я хочу быть человеком с прекрасным голосом, чтобы я мог петь в хорах Кентербери или Ковентри.Я даже подумал, что могу купить место в промежутке между этой и следующей жизнями, если оно будет, в колумбарии, чтобы я мог держаться подальше от всего радостного шума.

Я всегда думал, что если я выйду замуж, когда я уйду, какое-нибудь другое важное событие в жизни, я бы хотел, чтобы вы стояли на страже, зная, что какое бы причастие вы не знали, я хочу больше музыки, чем слов, и поставил издают самые глубокие звуки, волнующие всех нас до глубины души.

Так много опыта приходит на ум за ваши и мои многие годы в All Saints: мое смущение от мысли, что я представляю вас этому замечательному новому композитору, которого я обнаружил, Мортону Лауридсену, не осознавая, что вы не только знали музыку, вы также знаете он лично, обладатель Национальной медали искусств и наиболее часто исполняемый композитор хорового искусства в современной истории.Мне понравилось, когда меня знакомили со всеми волшебными и трогательными иностранными гимнами, которые вы включили в наше поклонение.

Во время службы с архиепископом Десмондом Туту после первых демократических выборов в Южной Африке хоры исполнили гимн Южной Африки. Ты даже прислал мне музыку к гимну, что было одним из твоих добрых дел за все эти годы. Я плакал каждый раз, когда мы пели центральноамериканский, я думаю, гимн о том, что я только я в своей маленькой лодке… и предлагаю только свою любовь к Иисусу.Я также плакал каждый год в конце службы Страстной пятницы, когда вы звонили в колокол 33 раза, чтобы обозначить годы жизни Христа. Я смеялся над вашими рассказами о Люси; плакал за тебя, когда она умерла; отпраздновал тебя, когда ты женился.

Участники хоров говорят, что вы прожили с ними жизнь с любовью, юмором и изяществом. Никто в собрании никогда не получал меньше, чем высокую оценку за все, что вы для нас сделали. Я думаю, что, поскольку на самом деле мы являемся церковным сообществом, состоящим из людей со своими мнениями, слабостями и личностями, это чертовски замечательно!

Итак, позвольте мне выразить глубокую благодарность за то, что вы провели там время в All Saints, и глубокую печаль по поводу того, что ваше время там подошло к концу.

С большой любовью и восхищением и всеми добрыми пожеланиями счастья в вашей новой жизни,

Марго Гровс

Практические советы по привлечению новых певцов в хор

Когда дело доходит до набора певцов в хор, от полупрофессиональных ансамблей до общественных групп, необходимо соблюдать две вещи. Во-первых, потенциальные участники должны знать о хоре. Во-вторых, они должны захотеть петь в хоре. Давайте посмотрим, как вы можете поставить отметку в этих двух жизненно важных клетках и привлечь певцов в свой хор.

Повышение профиля вашего хора

Если ваш хор не очень необычный (например, скретч-хор, который собирается раз в год для одного проекта), вы, вероятно, хотите привлечь певцов из ограниченного радиуса вокруг точки, где вы репетируете . Как вы можете убедиться, что певцы или потенциальные певцы в этом радиусе знают о вашем хоре?

Perform

Каждый раз, когда ваш хор выступает, о вас будут слышать новые люди. Даже если они не певцы, они могут упомянуть хор своим друзьям и членам семьи.Выступление повышает ваш авторитет в вашем сообществе, привлекает певцов и увеличивает ваш хор, что, в свою очередь, позволяет вам выступать чаще. Это добродетельный круг. Рассматривайте предполагаемые результаты не только с точки зрения того, сколько они будут стоить или заработать, но и с точки зрения их более широкого влияния на ваш профиль.

Поощряйте сарафанное радио

В любом сообществе сарафанное радио — мощный способ связаться с людьми. Поощряйте участников вашего хора помогать вам привлекать новых певцов. Вовлечение вашего существующего члена в набор персонала дает им чувство сопричастности.Вы также можете рассмотреть возможность получения скидки на подписку или комиссию «представьте друга».

Целевой местный маркетинг

Местные газеты, журналы и веб-сайты обычно требуют копии. Своевременно отправьте им краткий, хорошо написанный материал о том, чем занимается ваш хор, и он, вероятно, будет опубликован. Сосредоточьтесь на общественной работе и личных историях. Вы поддерживали благотворительность или принимали участие в местном мероприятии? Добился ли отдельный член хора чего-то значительного?

Веб-сайт / социальные сети

Не думайте, что каждый, с кем вы общаетесь в Интернете, находится где-то далеко.У большинства людей есть связи в Facebook с друзьями и родственниками, живущими в их районе. Попросите их поставить лайк вашей странице в Facebook или подписаться на вас в Twitter.

Привлечение певцов в ваш хор

После того, как вы предприняли шаги, чтобы сделать свой хор более известным в той области, из которой вы хотите привлекать участников, вам нужно преобразовать знания о существовании хора в желание присоединиться.

Будьте превосходны

Сказать это звучит банально, но превосходство в том, что вы делаете, вероятно, самый важный способ привлечь новых певцов.Под «отлично» я не имею в виду, что вы должны руководить самым продвинутым, музыкально совершенным хором в мире, просто вы и ваш хор должны стремиться делать все, что вы делаете, в меру своих возможностей.

Открытые репетиции

Открытые репетиции — это отличное развлечение для хора и возможность для будущих участников окунуться в воду, не связывая себя никакими обязательствами. Включите несколько развлекательных разминок и упражнений, которые заставят людей смеяться и расслабят их.Вы можете спеть какой-нибудь известный репертуар, который новые певцы, вероятно, уже знают или легко выучат. В качестве альтернативы вы можете воскресить произведения, которые хорошо знает ваш хор, чтобы их уверенное пение могло увлечь ваших гостей. Уделите немного прохладительных напитков, поболтайте и пообщайтесь, и у вас есть отличный рецепт для привлечения новых участников.

Сообщите о преимуществах

Что получают члены вашего хора от участия в хоре? Вы их спрашивали? Сбор отзывов дает вам возможность открыто сообщить потенциальным членам о преимуществах, которые они могут надеяться получить, когда станут частью вашего хора.

Не бойтесь трубить в свою собственную трубу. Если у вас на горизонте интересные планы и проекты, сообщите об этом людям. Тот факт, что вы исполняете определенное произведение в своей следующей программе, может быть единственным стимулом, который может понадобиться певцу, чтобы совершить скачок.

В конце концов, нет волшебной формулы для привлечения новых певцов. Я верю, что если вы руководите хором честно, искренне и с хорошим юмором, и вы стремитесь к совершенству, вы создадите то, частью чего люди захотят стать.

Хор находит способ петь. Просто не обращайте внимания на руль.

Я люблю петь четырехголосную гармонию. Дело не только в точности, звенящем звуке при слиянии голосов. Это также о сообществе, когда мы прислушиваемся друг к другу и дышим вместе, создаем бальзам для настроения и бальзам в этом напряженном мире.

Но, как и театр и рукопожатие, хоровое пение на данный момент отменено — и не зря. Пение — это выражение AK-47 в эпоху коронавируса, которое выбрасывает столько аэрозолей, что церковный хор в Вашингтоне попал в новости в марте, когда почти все присутствующие заразились вирусом после репетиции; 53 певца заболели, двое скончались.

Когда мой мужской хор а капелла на Лонг-Айленде весной превратился в репетиции Zoom, я не продержался долго. Время задержки по сравнению с Zoom не позволяло гармонизировать живое звучание или даже простейшее пение в унисон. «Выступать» означало записывать себя дома в одиночестве, чтобы наш дирижер мог вместе редактировать нас.

Это было похоже на домашнее задание для любителей, без эмоциональной отдачи. Поэтому, когда я впервые услышал о хорах, поющих вживую в машинах, это меня задело.

Все началось с Дэвида Ньюмана, баритона вокального факультета Университета Джеймса Мэдисона в Харрисонбурге, штат Вирджиния.В мае после широко обсуждаемой веб-конференции об опасности пения г-н Ньюман установил звуковую систему с четырьмя беспроводными микрофонами, аналоговым микшером старой школы и усилителем. Несколько певцов собрались в машинах на его улице, и он дирижировал ими со своей подъездной дорожки.

Сработало. Из уважения к соседям мистер Ньюман начал использовать FM-передатчик, поэтому смешанный звук передавался через автомобильные радиоприемники — как это происходит в фильмах о проезде, а не через громкоговоритель. Он почти не обнаружил задержки звука.«Задержка была близка к нулю, что было действительно захватывающе», — сказал он Chorus Connection , , который создает ресурсы для общественных хоровых организаций, и оценивает, что 54 миллиона американцев занимаются групповым пением.

Слухи о припеве г-на Ньюмана постепенно распространились по мере того, как он публиковал инструкции, чтобы помочь другим группам. Брайс и Кэтрин Денни из Мальборо, штат Массачусетс, были вдохновлены. Музыканты, которые встретились в Консерватории Оберлина, они и их музыкально настроенные подростки перешли от пения в отдельных комнатах своего дома к машинам, припаркованным на их подъездной дорожке, а затем на улицу, чтобы включить других.

Пример Денни, в свою очередь, побудил другие группы, в том числе Somerset Hills Harmony в Нью-Джерси, а вскоре приехали Брайс и Кэтрин с автомобилем, полным оборудования для подавленных местных хоров, чтобы облегчить живое пение до 30 участников.

В недавнее воскресенье я был одним из них. Я нервничал при езде по автомагистрали, тренируясь с присланными мне бас-треками. Шпиль Первой приходской церкви Стоу и Актона возвышался над зеленым городом Стоу, штат Массачусетс., к западу от Бостона. На лужайке с оборудованием, разложенным вокруг их гибридного внедорожника — с надписью «Got Music?» декаль — Денни готовы дать хору этой унитарной церкви шанс снова спеть вместе, впервые с марта. И, как всегда, приветствовали всех, кто хотел петь, включая меня, — доброта, которая была политикой хора на протяжении десятилетий.

«Это концерт, который нельзя отменить», — сказал Брайс, тихий инженер-электрик и пианист, распутывая шнуры и вставляя их в два усилителя в задней части автомобиля.

Кэтрин, которая руководит постановками музыкального театра, добавила: «Мы придумали, как собрать людей вместе, чтобы петь, не вызывая у них тошноты», когда она проверила таблицу прибывших участников и в черных латексных перчатках вручила им микрофоны с цветовой кодировкой. каждый своему мужу. На ней было облегающее красное платье, подходящее для коктейльной вечеринки.

«Это единственное событие, на которое я могу приодеться в эти дни», — сказала она со смехом.

Начали прибывать машины. Мужчина с дорожными конусами направил меня в парк напротив церкви и мальчишеского дирижера хора Майка Пфитцера, который стоял под небольшой палаткой.Он смотрел на 30 припаркованных внизу машин, как проповедник, читающий проповедь. Кэтрин подходила к каждому окну и раздавала продезинфицированные микрофоны из мусорного ведра — как гамбургеры и коктейли при въезде в машину.

Я вставил свой в руль и повернул магнитолу на 104,7. Брайс позвонил в список, чтобы проверить нашу стойку регистрации. Мистер Пфитцер, также директор по хоровому искусству в Государственном университете Нью-Йорка в Олбани, начал нашу разминку.

«Я никогда не мог представить себе, как вести вокальные упражнения для певцов в машине», — сказал он.«Но вот и мы».

Он заставил нас петь гаммы и арпеджио. Когда я слышал других не только по радио, но и на улице, мой голос дрожал от эмоций, особенно когда мы пели аккорды, которых мне так долго не хватало: солнечные мажорные, более мрачные минорные, а также более сложный мажорный септакт.

«А вы можете разрешить этот аккорд?» — спросил мистер Пфитцер. «Легче, чем что-либо еще в моей жизни», — подумал я, и мы это сделали. Когда мой дрожащий голос присоединился к окружающим, я почувствовал знакомую поддержку, которую я люблю в хоровом пении, которую несут другие.

Я боролся с «Bonse Aba», веселой замбийской песней с призывом и ответом, которую мы пели, когда я брал, а затем отбрасывал, страница за страницей ноты, набитые за моей коробкой передач.

Дирижер призвал нас произносить каждый ударный слог и не позволять темпу тормозить. «И не бойтесь, — добавил он. «Пришло время петь».

Примерный перевод песни — гимн — предполагает, что это означает, что все дети, которые хотят петь, должны уметь петь. Так я и поступил в тесной, яркой гармонии; мы все сделали, с колокольчиками на шпиле, звеневшими в 5 часов, как раз в то время, когда мы заканчивали петь еще один гимн: «Могу я успокоиться.

После того, как мы закончили, участники хора, многие из которых пели вместе десятилетиями, собрались в масках у своих машин. Они поздравили меня с присоединением, согласившись, что этот опыт был более полезным, чем нервным.

«Это было не просто замечательно, — сказала сопрано Рут Лулл. «Это было похоже на возвращение домой».

Час спустя, после того как последний певец уехал и сверчки достигли пика, Денни собрали свое оборудование. Измученные, но взволнованные, они уже думали о мероприятии, которое они организовали для другого местного церковного хора в следующее воскресенье.

Они не берут денег за свою работу, хотя принимают пожертвования батарейки и тому подобное, и поощряют хоры делать пожертвования благотворительным организациям, поддерживающим безработных музыкантов.

«У меня есть постоянная работа, и я не хочу другую», — сказал Брайс, который разместил в своем блоге подробные технические инструкции, а также жуткие видеоролики о событиях, которые звучат прекрасно и показывают больше машин, чем лиц. «Все, что мы хотим, — это помочь людям научиться петь вместе».

Наблюдая, как они уезжают, нагруженные оборудованием и яблочным пирогом, которые хор подарил им в качестве благодарности, я думал о том, насколько простым было пение раньше и, как многие вещи в наши дни, насколько сложно оно стало.Я тоже думал о хорошем, что вышло из этих плохих времен, и о хороших людях, которые помогли облегчить напряжение.

Потом всю дорогу домой пел про себя.

Шесть вокальных ансамблей, объединенных общей целью

Хор капеллы Хендрикса. Фотографии Стива Сартори.

Ник Годзак ’16 хорошо помнит свою первую репетицию с University Singers.Все его поздравляли, потому что он был принят на первый курс в самый престижный хоровой ансамбль SU. «Я не знал, что сказать, потому что понятия не имел, что это было», — говорит Годзак, специализирующийся на музыкальном образовании. Роуз, Жюль Р. и Музыкальная школа Стэнфорда С. Сетнора . «Но потом мы спели красивый латинский текст, и ничто в моей жизни не подготовило меня к звуку, исходящему от группы певцов, впервые читающих музыкальное произведение. Когда я услышал, как исчезает последний аккорд, я понял, что стал частью чего-то действительно особенного.”

Певцы университета — лишь один из шести выдающихся ансамблей, предлагаемых на зачет в рамках программы хоровой деятельности Сетнора, которые открыты для всех студентов, независимо от их специальности. Участие в этих группах — хоре капеллы Хендрикса, ораториальном обществе, университетских певцах, женском хоре, концертном хоре и вокально-джазовом ансамбле Винджаммер — дает студентам-музыкантам возможность отточить свои навыки до высочайшего художественного уровня, в то время как не относящиеся к музыке специальности радость гармоничного общения.«Наша основная задача — обучать и обучать студентов музыке, но я считаю, что для каждого студента, который хочет петь, должен быть хор», — говорит Джон Ф. Уоррен, профессор музыки и директор хоровая деятельность в Сетноре.

Певцы университета

Под руководством Уоррена Певцы университета — тщательно отобранный ансамбль из 35 человек, исполняющий великий хоровой репертуар последних пяти столетий. Впервые группа выступила за границей весной 2015 года благодаря одноразовому анонимному пожертвованию, которое позволило им поехать во Францию, чтобы принять участие в 44-м. Гран-при Международного хорового конкурса — Florilège Vocal De Tours 2015 .Помимо конкурса, студенты дали несколько концертов на различных площадках по всему региону.

На конкурсе в Туре, Франция, университетские певцы соревновались с хорами из Финляндии, Венгрии, Македонии и Швеции. Соответствуя случаю, они дали три мощных исполнения хоровых произведений a cappella, в том числе пьес Гайдна и Дуруфле, а также афроамериканских спиричуэлов, получивших высшую награду.«Когда были объявлены награды, перевод отстал, поэтому мы не осознавали, что заняли первое место», — говорит Годзак. «Потом мы все потеряли рассудок, плача и крича — мы ничего не могли с собой поделать».

Ораториальное общество

Гейл Ван Дузен проезжала 84 мили туда и обратно из Кортленда в Сиракузы каждый понедельник вечером в течение 16 лет, чтобы принять участие. Ораториальное общество репетиции на верхнем этаже Crouse College. «Я не занимался ничем, кроме пения в церковном хоре с тех пор, как окончил музыкальную школу Итака-колледжа, и мне очень хотелось петь в этой полупрофессиональной группе, которая всегда имела отличную репутацию», — говорит Ван Дузен.«Я проезжал через много« интересной »погоды, но я сделал это потому, что петь с другими людьми, серьезно относившимися к исполнению великих музыкальных произведений, было для меня удовольствием, несмотря на поездки на работу».

Общество оратории — крупнейший хоровой ансамбль Сиракуз, в состав которого входят около 30 студентов и 100 сотрудников, преподавателей и членов общины всех возрастов и профессий. Смешанный ансамбль, предназначенный только для прослушивания, был сформирован в 1975 году, когда Сиракузскому симфоническому оркестру (SSO) понадобился припев для исполнения оперы Бетховена. Девятая симфония .Под управлением всемирно известных дирижеров Ораториальное общество исполнило такой крупный хоровой репертуар, как Моцарт и Верди. реквиемы , Мендельсона оратория Илии , Mahler’s Симфония Воскресения , а Морская симфония Ральфа Воана Уильямса.

Уоррен стал четвертым дирижером группы в 2011 году, вскоре после того, как SSO объявила о банкротстве. «Временами это было непросто, — говорит он.«Наше членство сначала упало, так как группа была создана для исполнения больших хоровых произведений с оркестром, но для нас было хорошо делать другие вещи, особенно пьесы а капелла, которые помогли нам отточить наши навыки слушания и интонации. Но мне хорошо, где мы находимся сегодня, потому что мы продолжаем исполнять основные хоровые произведения на высоком уровне с Симфоническим оркестром Сиракузского университета и Симфорией, новейшим профессиональным оркестром региона ».

Хор капеллы Хендрикса

Джон Мэтьюз 83 года пробовался на Хор капеллы Хендрикса услышав, как группа поет на его первокурснике Convocation.По специальности радиожурналистика, ему удалось найти время в своем плотном графике, чтобы практиковаться два раза в неделю и петь на службе каждое воскресное утро. «Для меня хор был сродни братству», — говорит он. «Это было отличное сочетание наслаждения музыкой и установления настоящих дружеских отношений с моими товарищами по хору. Будь то накидка хора поверх футболки и джинсов в воскресенье утром, поход в университет после репетиций или пение рождественских гимнов в рамках ежегодного праздничного концерта — все это очень особенные воспоминания.”

Хор Hendricks Chapel Choir — самый разнообразный из всех студенческих хоровых коллективов … они участвуют в нем, потому что хотят им быть, и общение с людьми, не относящимися к их специальности, позволяет всем студентам оставаться в контакте с их человечностью.

—Профессор Пеппи Кальвар

Осенью 1930 года, когда часовня Хендрикса открыла свои двери, в The Daily Orange Приглашение студентов попробовать себя в недавно сформированном капелльном хоре.Под руководством Артура Пуистера, прибывшего в университетский городок в 1948 году, хор превратился в музыкальную организацию высокого уровня. Сегодня хор — это прослушанный ансамбль студентов, представляющих широкий спектр академических специальностей. Фактически, из 37 членов хора половина не занимается музыкой. «Хор Hendricks Chapel — самый разнообразный из всех студенческих хоровых коллективов», — говорит профессор Пеппи Кальвар, помощник руководителя хоровой деятельности и дирижер хора последние три года.»Мне нравится, что. Поскольку хор не выполняет никаких требований к музыкальным специальностям, они участвуют в нем, потому что хотят, и общение с людьми, не относящимися к их специальностям, позволяет всем студентам оставаться в контакте с их человечностью ».

Хор Чапел Хендрикса требует наибольших затрат времени по сравнению с любым из студенческих хоровых ансамблей, и участники могут заработать один час возобновляемого кредита за курс через Колледж визуальных и исполнительских искусств .

Те, кто пели в хоре, остаются чрезвычайно преданными выпускниками, потому что многие говорят, что это помогло им сформировать их жизнь.Каждый год бывшие участники возвращаются во время Orange Central, чтобы присоединиться к хору, чтобы спеть последний гимн и последнее благословение на воскресной службе. «Это мой девятый семестр в хоре, поэтому я работала со многими студентами и дирижерами на протяжении многих лет, но единственное, что остается неизменным, — это любовь, которая существует среди этой группы», — говорит Сара Мори ’14, G’16, ассистент выпускника хора. «Хор Hendricks Chapel навсегда останется одним из самых ярких и значимых воспоминаний о моем пребывании в SU.”

Концертный хор

В Концертный хор — смешанный хор без прослушивания, открытый для любого студента или сотрудника, который любит петь. Под руководством профессора Сетнора Элизы Декани хор ежегодно выступает в рамках Family Weekend и готовит как минимум два крупных концерта в течение учебного года. Репертуар состоит из музыки таких исторических периодов, как барокко, классика и романтика, с особым акцентом на музыку мировых культур.

Женский хор

В Женский хор предлагает женщинам Сиракуз, которые любят петь, возможность изучить и исполнить разнообразный хоровой репертуар, а также насладиться активным графиком выступлений, включая ежегодный фестиваль с участием выдающихся приглашенных дирижеров. Под руководством Барбары М. Тагг ’69, G’70, G’97 с 1996 года хор, не требующий прослушивания, стал известен своим новаторским и универсальным программированием, основанным на музыке различных исторических периодов и современности. композиции, представляющие множество разных стилей и культур.

Винджаммер

Винджаммер вокально-джазовый ансамбль Сиракузского университета. Основанная в 1981 году, эта группа, предназначенная только для прослушивания, исполняет несколько стилей джаза, включая свинг, боп, современный, латиноамериканский и блюз, с упором на вокальную импровизацию. Под руководством профессора Сетнора Джеффа Велчера 16 голосов Windjammer исполняют произведения из самых актуальных каталогов вокальных джазовых авторов и аранжировщиков.Ансамбль разделил сцену с впечатляющим списком артистов-исполнителей и преподавателей джаза и выступал на самых разных площадках.

Эта статья была опубликована 14 декабря 2017 г. .

Поздравляем Энн Мэтлак, избранного президента NJACDA! — NJ ACDA

Избирательный комитет NJ-ACDA рад объявить результаты наших выборов на должность избранного президента. Энн Мэтлак — наш новый избранный президент NJ-ACDA.Срок ее полномочий начинается 1 июля 2017 года. Спасибо Энн и Джейсону Бишопам, любезно принявшим кандидатуры. Как нам повезло, что у нас есть два исключительно квалифицированных кандидата. Мы с нетерпением ждем того, что Энн привнесет в NJ-ACDA в этой новой руководящей роли.

С уважением,
Дебора Мелло, Эми Троксель, Джек Хилл и Кристофер Томас

Со времени моих первых вдохновляющих конвенций ACDA в качестве молодого дирижера, когда я слышал выступления великих людей нашей профессии и слышал лучшие хоры всех мастей, эта организация кормила меня, и я готов отдать лучшее из моих способность.Вся моя профессиональная жизнь была посвящена стремлению к совершенству в хоровом исполнении, создавая сообщество, и сообщество важнее, чем когда-либо. Хоровые музыканты носят много головных уборов и обычно работают с более чем одним ансамблем и возрастной группой. В ACDA штата Нью-Джерси я участвовал в качестве председателя R&S для общественных хоров, как дирижер и спонсирующий дирижер Почетного хора начальных и младших классов, как судья фестиваля старших классов, руководитель семинара на Летней конференции и администратор страницу facebook.Я постоянно совмещаю дирижерские обязанности — от дошкольников до профессиональных певцов. Я очень рад поддерживать хорошие связи, примеры и ресурсы на местном уровне в Нью-Джерси, которые NJACDA предоставляет своим членам, и обращаться к еще большему количеству членов, чтобы объединить их и удовлетворить их потребности в эти трудные для искусства времена. -Доктор. Энн Мэтлак

Энн Мэтлак (бакалавр музыки с отличием, Йельский университет; MM, хоровое дирижирование DMA, Музыкальный колледж-консерватория Университета Цинциннати) с 1987 года является художественным руководителем Хорового общества Гармониум.Во время ее пребывания в должности художественного руководителя хоровое общество 100 голосов было признано за свое музыкальное мастерство и новаторское программирование, а также за создание новой музыки. В дополнение к ее работе с Harmonium, доктор Мэтлак отмечает свое 26-летие в качестве органиста / хормейстера в епископальной церкви Грейс в Мэдисоне. Там она руководит полной программой детских и взрослых хоров и серией концертов Grace Community Music. Ее отличный взрослый хор, состоящий исключительно из добровольцев, ежегодно исполняет вечерние песни и большие хоровые произведения, а программа обучения ее детского хора соответствует стандартам Королевской школы церковной музыки и насчитывает 60 детей в возрасте от 7 до 18 лет, поющих каждую неделю на трех разных уровнях.Летом 2015 года Грейс Черч и певцы фисгармонии объединились, чтобы служить резиденцией хора в Винчестерском соборе. Доктор Мэтлак входит в состав Совета Нью-Джерси Американской ассоциации хоровых директоров в качестве председателя по репертуару и ресурсам общественных хоров. В течение 6 лет она занимала должность председателя общественных хоров Восточного дивизиона. Работая в качестве судьи и клинициста, Энн преподавала в университете Кина и колледже Лафайет, а также руководила хором первокурсников Йельского университета. Среди ее учителей дирижирования были Фенно Хит, Элмер Томас и Эрл Риверс, а также семинары с Робертом Шоу и Эриком Эриксоном.Она пела в хоре фестиваля Роберта Шоу в Карнеги-холле и в хоре выпускников Йельского университета в Кремле в Москве. В 2003 году она была лауреатом премии Художественного совета района Моррис «Выдающийся профессионал в области искусства». Она также является членом Американской гильдии органистов, Ассоциации англиканских музыкантов, Chorus America и Хорового консорциума Нью-Джерси. Доктор Мэтлак женат на Джабезе Ван Клифе, писателе, который участвовал с ней в нескольких заказах, и они живут в Мэдисоне со своим котом Питером Чайковским.Дочь Грейс учится на первом курсе Университета Роуэн. Старшей дочери Анны Вирджинии 20 лет, она выпускница Святого Олафа и его знаменитого хора; сейчас музыкальный терапевт и автор песен в Филадельфии.

ОНА НЕ КУКЛА БАРБИ — Chicago Tribune

Отойди, куклы Барби — вот и Веста Уильямс.

Именно так Уильямс, заядлый исполнитель R&B, называет певцов, укрепленных в студии, которые в последнее время стали настолько популярными на рынке танцевальной музыки.Хотя Уильямс не хочет называть имена, он говорит: «У многих из этих певцов, должно быть, есть сахарный папочка или что-то в этом роде. Я даже слышал, что некоторые люди используют других вокалистов, чтобы петь под них в студии, вроде

«певцов-призраков», чтобы усилить свою партию. Эй, если бы мне было так сложно петь песню, я бы бросил ее ».

Не то, чтобы Уильямсу было трудно петь. Как показано на ее текущем сингле «Congratulations», попавшем в топ-5 R&B, ее голос удивительно гибкий и выразительный.Великолепная баллада «Поздравления» рассказывает историю женщины, удивленной женитьбой старого кавалера на другой женщине.

Хотя Уильямс написала стихи сама, история не является автобиографической. «У меня никогда не было никого, кто оставлял меня у алтаря, и если бы они оставили меня, я бы не сказала« поздравляю », я бы взорвала церковь», — говорит она, от души смеясь. Но у вас должен быть сюжет для песни, иначе « фильм` не сработает ».

Уильямс родилась в Кошоктоне, штат Огайо, выросла с евангельским воспитанием, хотя признает, что в церкви шалила: «Мой дед был служителем, и мне казалось, что он всегда кричал, когда проповедовал, поэтому я была маленьким негодяем в церкви, разрушая всю атмосферу», — усмехается она.Но это было место, где можно было быть свободным со своими чувствами. Чем лучше вы поете, тем мгновенно вы получите поддержку от собрания, а если вы не поете так хорошо, они очень быстро сообщат вам об этом ».

Около десяти лет назад — Уильямс не мог сказать точно об этом. дата или ее возраст — она ​​переехала в Лос-Анджелес, где до сих пор живет со своей 11-летней дочерью. Постепенно завоевывая репутацию в индустрии певца демо и джингла, Уильямс также провел три года в дороге с Чакой Каном, исполняющей бэк-вокал.

» Я ходил в школу Чака-хана, знаете ли; Я там учился, но закончил! Я узнала, что делать, а чего не делать, понимаешь, о чем я? »

, — сказала она, имея в виду темпераментное поведение соул-дивы.

Уильямс наконец подписала сольный контракт с A&M Records, который выпустил ее одноименный дебютный альбом в 1986 году.

После того, как эта пластинка была выпущена, Уильямс продолжала работать с такими артистами, как Стинг и Анита Бейкер, и даже пыталась брать уроки голоса.

«Моя звукозаписывающая компания хотела, чтобы я это сделала, не спрашивайте меня, почему», — сказала она. «Это шикарное занятие в Лос-Анджелесе, вроде как пойти на терапию. Если вы спросите меня, это афера. Они просят вас спеть пару гамм, чтобы снизить вашу уверенность, и берут с вас 100 долларов за полчаса. (Мой наставник) хотел, чтобы я пел как оперный певец; все было «опусти челюсть». Но это не я ».

Итак, после одного урока Уильямс решила поступить по-своему. На своем недавно выпущенном втором альбоме «Vesta 4 U» Уильямс совместно написала восемь из девяти треков.

Уильямс находит вдохновение в любом количестве мест: «Я хорошо разбираюсь в фэнтези; иногда мне нравится окунуться в красивую сочную фантазию, которая на самом деле не обо мне. И я влюблен прямо сейчас, поэтому я думал об этом, когда писал «Sweet, Sweet Love» или «How You Feel».

«И я смотрю на отношения вокруг меня; если бы вы рассказали мне о своих делах, я могла бы написать о вас песню, — лукаво добавляет она.

Хотя текущий альбом включает в себя несколько танцевальных техно-треков, в которых используются драм-машины и запрограммированные клавишные, Уильямс признает, что предпочитает петь с музыкантами.

«Я новичок в этом квартале, но я пришел из старой школы — мне нравится петь с настоящим оркестром, так что есть еще одна энергия, которой можно питаться. Кроме того, мне повезло, что я смог закончить свой вокал с первого или второго дубля, и если я пою с музыкантами, каждый чувствует себя более склонным рисковать ».

Для текущего тура, который приводит ее к В пятницу на фестивале Taste of Halsted Уильямс выступает с пятью музыкантами и тремя фоновыми певцами — все мужчины.

«Я считаю, что могу быть единственной женщиной», — решительно говорит Уильямс.«У каждого своя концепция, и это моя. Иногда женщины могут быть кошмарными, и я просто не хотела этой головной боли ».

Приправляя свое шоу подражаниями Паулы Абдул, доктора Рут Вестхаймер и Майкла Макдональда, среди прочих, Уильямс говорит, что стремится развлечь.

» Это как-то грустно, когда люди подходят ко мне после выступления и говорят: « Я никогда раньше не слышал, чтобы кто-то звучал так хорошо, как их запись ». Когда я иду на концерт, если вы можете переместить меня хоть раз Просто дайте мне одну руку, полную озноба, и я пойду домой счастливым, и это то, что я пытаюсь сделать для своей аудитории.»

30 вдохновляющих цитат для церковных музыкантов

* Раскрытие информации: я получаю комиссионные за покупки, сделанные по ссылкам в этом посте.

  • «Основная цель нашей жизни — служить Богу в служении людям в делах своего призвания». — Уильям Перкинс

  • «Будьте трудолюбивы и усердны в своих призваниях … и если вы с радостью служите [Богу] в труде своих с небесным и послушным умом, это будет так же приемлемо для него, как если бы вы все это время проводил в более духовных упражнениях.»- Ричард Бакстер

  • » Искусство — это когда мы делаем работу, которая имеет значение творчески, таким образом, чтобы затрагивать [людей] и изменять их к лучшему. «- Сет Годин, Graceful

  • » Как каждый получил дар, используйте его, чтобы служить друг другу, как добрые управители разнообразной Божьей благодати »- 1 Петра 4:10

  • « Пока есть люди на земле, мир будет иметь проблески Бога. Он выбирает, чтобы мы прошли. Он выбирает вашу личность, вашу дерзость, вашу страсть, ваши сильные и слабые стороны, чтобы работать с ними и работать с ними.»- Эмили П. Фриман, A Million Little Ways

  • » Работая с совершенством, христиане не только служат Богу, но и демонстрируют свое отношение к служению миру. «- Крис Паппалардо

  • » Не делайте этого спросите, что нужно миру. Спросите, что заставляет вас оживать, и делайте это. Потому что миру нужны люди, которые ожили ». — Ховард Турман

  • « Пытаться выполнять работу Господа своими собственными силами — это самая запутанная, утомительная и утомительная из всех работ.Но когда вы исполнены Святым Духом, тогда служение Иисуса просто исходит из вас ». — Корри тен Бум

  • « Что, если ваше искусство является частью более широкой картины, частью ежедневной благодати, которую Бог имеет в ум для кого-то еще? »- Эмили П. Фриман, Миллион маленьких путей

  • « В одиночку мы можем повлиять на некоторых. Но вместе мы можем изменить мир ». — Джен Хэтмейкер, прерванный

  • « Если вы останетесь где-нибудь достаточно долго, там начнут накапливаться тени.И эти тени делают его не менее красивым. Это делает его чем-то вроде дома. Он закрепляет вас там так, что постоянный поток приятности никогда не будет ». — Шона Никвист, Хлеб и вино

  • « Пусть каждый человек пребывает в призвании, в которое он призван, и его работа будет столь же священной, как и работа. министерства. Не то, что делает человек, определяет, является ли его работа священным или светским, а почему он это делает ». — А. В. Тозер,« Погоня за Богом »

  • « Наша работа может быть призванием, только если она переосмысливается как миссия служения чему-то, выходящему за рамки наших собственных интересов.»- Тимоти Дж. Келлер, Every Good Endeavour

  • » То, что заставляет людей идти в служении и чего, по моему опыту, стремятся прихожане, — это захватывающее и вдохновляющее видение Бога, сформулированное в интегрированном богословии. с поклонением, молитвой и социальными действиями ». — Алистер Э. МакГрат (источник)

  • « Давайте практиковать изящное искусство превращения каждой работы в священническое служение. Давайте поверим, что Бог присутствует во всех наших простых делах, и научимся находить Его там.»- А. В. Тозер, Погоня за Богом

  • » Мое призвание к служению не было чем-то чудесным или сверхъестественным. Напротив, это было внутреннее побуждение, призывающее меня служить человечеству ». — Мартин Лютер Кинг, младший

  • « Когда вы обнаруживаете и используете свои дары на благо тех, кого любите и выбрали служить, ваша жизнь занимает по красоте. Это вдохновляет других. Он указывает на Создателя ». — Том Паттерсон (цитируется в« Более или менее »)

  • « Когда мы отказываемся жить в наших пределах.. . мы изнашиваем себя и тех, кто идет с нами. . . мы ставим под угрозу нашу эффективность при выполнении того, что мы были призваны делать. Жить в пределах своих возможностей — значит смиренно жить как творение, а не как Создатель. Только Бог бесконечен; остальным из нас нужно четко понимать, чем мы должны заниматься в данный момент, и говорить «нет» всему остальному ». — Рут Хейли Бартон (цитируется в« Более или менее »)

  • « Служение людям — это не рай. требование, только ответ на милость небес.»- Джен Хэтмейкер, прерванный

  • » Поэтому, поскольку у нас есть это служение, поскольку мы получили милость, мы не унываем. «- 2 Коринфянам 4: 1

  • » Чистосердечие означает сосредоточение на том, чтобы делать все, что в наших силах. все, что мы делаем, не ради похвалы, которую мы можем получить, а из желания делать то, что мы делаем, как со Христом (см. Колоссянам 3:23). Когда мы выполняем свои повседневные задачи с благодарностью, честностью и искренностью, Бог видит и доволен. Другие видят, и Его репутация повышается — Он прославляется.Когда мы стремимся прославлять Бога во всем, что мы делаем, все, что мы делаем, становится служением ». Центр христианского лидерства и культурного взаимодействия Хендрикс (источник)

  • « Что бы вы ни делали, словом или делом, делайте все. во имя Господа Иисуса, благодаря через Него Бога Отца »- Колоссянам 3:17

  • « Мгновениям значение придает не сами моменты, а присутствие Христа с нами среди них. «- Эмили П. Фриман, Simply Monday

  • » Я играю ноты так, как они написаны, но музыку создает Бог.»- И. С. Бах

  • » Делайте все, что в ваших силах. Во что бы то ни стало, вы можете. Любыми возможными способами. Во всех возможных местах. Всегда можно. Всем, кому вы можете. Как можно дольше ». — Джон Уэсли

  • « Музыка выражает то, что невозможно выразить словами, и то, что не может оставаться безмолвным ». — Виктор Гюго

  • « Где есть религиозная музыка, Бог всегда под рукой с Его милостивым присутствием »- JS Bach

  • « Тогда я услышал голос Господа, говорящий: ‘Кого Мне послать, и кто пойдет за Нас?’ Тогда я сказал: «Вот я.

  • Разное

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *