Писатель из школьной программы 7 букв: ПИСАТЕЛЬ ИЗ ШКОЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ — 7 Букв

Самые популярные классики из школьной программы

Мы собрали для вас самые известные произведения, которые проходят в школе: книги Александра Пушкина, Николая Гоголя, Федора Достоевского и других классиков. Читайте их онлайн, смотрите экранизации и театральные постановки, узнавайте новое из лекций и статей портала «Культура.РФ».

Петр Кончаловский. Книги (фрагмент). 1916. Тульский музей изобразительных искусств, Тула

Александр Пушкин. Лирика, «Дубровский» и «Евгений Онегин»

Александр Пушкин написал около 800 стихотворений. В это число входили патриотические произведения, лирические стихи о любви, воспоминания о юности и едкие эпиграммы в адрес знакомых. С 1820-х годов Пушкина называли «первым российским поэтом», а филологи по сей день считают его создателем современного русского литературного языка.

Писал Пушкин и прозу. В основу повести о благородном разбойнике «Дубровский» легла реальная история, которую автор услышал от своего друга — коллекционера Павла Нащокина. Тот рассказывал, что был знаком с белорусским дворянином, который лишился имения из-за тяжбы с соседом и стал грабителем. Фамилия дворянина была Островский, но Пушкин изменил ее и назвал своего героя Дубровским.

Работая над романом в стихах «Евгений Онегин», поэт тоже вдохновлялся окружающей действительностью. Он описывал светские салоны и модные рестораны Петербурга, деревенскую жизнь своих современников. Критик Виссарион Белинский назвал это произведение «энциклопедией русской жизни».

Александр Грибоедов. «Горе от ума»

Александр Грибоедов работал над комедией «Горе от ума» несколько лет. Первые фрагменты произведения он создал еще в 1820 году. В основу сюжета легли истории, которые рассказывала подруга писателя Евгения Грехова, а также его собственные впечатления от московского светского общества. Образ «злого умника» Чацкого Грибоедов перенял из комедии Жан-Батиста Мольера «Мизантроп». Герой французского драматурга, как и Чацкий, беспощадно обличал пороки и недостатки общества.

Отрывки из пьесы были напечатаны в 1825 году, но ее постановку запретили. Полностью «Горе от ума» опубликовали уже через много лет после смерти Грибоедова, в 1862 году.

Иван Крылов. Басни

Иван Крылов не только писал собственные басни, но и перерабатывал сюжеты Жана де Лафонтена. Всего при жизни автора вышло девять сборников его произведений — очень много для того времени: некоторые писатели не успевали издать ни одного. Выражения из басен Крылова стали крылатыми фразами: «а воз и ныне там», «у сильного всегда бессильный виноват», «а Васька слушает да ест».

Лев Толстой. «Война и мир»

Фильм «Война и мир»
Спектакль «Война и мир»

Лев Толстой задумывал «Войну и мир» как повесть или небольшой роман о декабристе, который вернулся домой после ссылки. Но в ходе работы писатель понял, что нужно описать не только декабристское восстание 1825 года и жизнь после него, но и события, которые предшествовали этому — наполеоновские войны 1805 и 1812 года, битвы под Аустерлицем и Шёнграбеном. Так небольшое по замыслу произведение превратилось в роман-эпопею, сюжет которого охватывал около 20 лет российской и мировой истории.

Денис Фонвизин. «Недоросль»

Денис Фонвизин служил секретарем у дипломата, главы российской внешней политики Никиты Панина. Он владел несколькими иностранными языками, в свободное от службы время переводил произведения французских и немецких авторов. В 1760-х годах он начал создавать и собственные сатирические пьесы. К этому времени относится неопубликованное произведение, которое литературоведы называют «ранний «Недоросль». Вариант пьесы, широко известный и сейчас, Фонвизин создал только в 1781 году. Недорослями в то время называли молодых дворян, которые еще не получили образования. Их не принимали на службу и им не разрешали жениться.

Александр Островский. «Гроза»

Спектакль «Гроза»
Александр Островский. «Гроза»

Александр Островский написал пьесу «Гроза» в 1859 году. В октябре он закончил работу над произведением, а уже в ноябре его поставили на сцене Малого театра. Роль главной героини — тихой и богобоязненной Катерины, которая живет с нелюбимым мужем и жестокой свекровью, — сыграла актриса Любовь Косицкая. Она же и служила Островскому прототипом.

Иван Тургенев. «Отцы и дети»

Иван Тургенев писал драматургу Константину Случевскому о замысле романа «Отцы и дети»: «Вся моя повесть направлена против дворянства как передового класса. Вглядитесь в лица Николая Петровича, Павла Петровича, Аркадия. Слабость и вялость или ограниченность. Эстетическое чувство заставило меня взять именно хороших представителей дворянства, чтобы тем вернее доказать мою тему: если сливки плохи, что же молоко?»

Роман вышел в 1862 году, в разгар реформ Александра II, и сразу же приобрел огромную популярность. Главный герой произведения — революционер и нигилист Евгений Базаров — стал образцом для подражания у молодежи.

Федор Достоевский. «Преступление и наказание»

Сначала роман «Преступление и наказание» представлял собой исповедь преступника, написанную от первого лица. Постепенно Федор Достоевский расширил задумку. Кроме основной линии со студентом-убийцей он ввел в сюжет историю семейства Мармеладовых, которые сначала были героями другого произведения — неоконченного романа «Пьяненькие». У Родиона Раскольникова в первой версии не было фамилии, а звали его Василием. Привычное теперь имя герой приобрел только в третьей, финальной редакции.

Михаил Лермонтов. «Герой нашего времени»

Роман Михаила Лермонтова «Герой нашего времени» стал первым лирико-психологическим произведением в русской прозе. Автор показал офицера Григория Печорина с разных сторон: сначала глазами штабс-капитана Максима Максимыча, а затем — через дневниковые записи самого героя. В Печорине соединились черты байронического типа, пресыщенного жизнью, и «лишнего человека», который не смог найти себе применение в обществе.

Николай Гоголь. «Мертвые души»

Спектакль «Мертвые души»
Николай Гоголь. «Мертвые души»

Сюжет поэмы «Мертвые души» Николаю Гоголю подарил Александр Пушкин. Он рассказал историю о том, что в городе Бендеры несколько лет по документам не умирал никто, кроме военных. Оказалось, что местные жители брали имена умерших. Гоголь переработал этот рассказ и создал произведение о бывшем чиновнике, который выдает себя за богатого помещика и скупает «мертвые души». Гоголь задумывал произведение как трехтомник, но вторую часть он впоследствии уничтожил, а третью не успел начать.

Александр Куприн. «Гранатовый браслет»

Историю, которая легла в основу повести «Гранатовый браслет», Александр Куприн услышал в семье знакомых. Ему рассказали о мелком чиновнике, безответно влюбленном в жену губернатора. В знак своих чувств он подарил даме недорогую цепочку. Куприн в своем произведении превратил подарок в более ценное украшение и описал курьезный случай как трагическую любовную историю.


Автор: Ирина Кирилина

Кратчайшая энциклопедия псевдонимов • Arzamas

Русский XX век в литературных псевдонимах — от Бедного и Белого до Гармодия и Горпожакса

Подготовила Юлия Штутина

Сирин и Алконост. Птица радости и Птица печали. Картина Виктора Васнецова. 1896 год © Wikimedia Commons

I. Псевдонимы «со значением»

***
Едва ли не важнейший псевдоним для России XX века — Максим Горький. Принадлежал он Алексею Максимовичу Пешкову (1868–1936), писателю и драматургу, выходцу из самых низов общества. Советская власть любила Горького не столько за дарование, сколько за происхождение и жизненный опыт: одаренный самоучка из Нижнего Новгорода провел молодость в странствиях по России и участвовал в нескольких подпольных марксистских кружках. В 1892 году 24-летний Пешков опубликовал свой первый рассказ «Макар Чудра» в тифлисской газете «Кавказ» и подписал его «М. Горький». Впоследствии литера «М.» стала именем «Максим», вероятно, в честь отца писателя.

Значение вымышленной фамилии «Горький» понятно любому читателю первого сборника рассказов и очерков молодого автора (1898): он писал о ворах и пьяницах, матросах и рабочих, о том, что позже сам называл «дикой музыкой труда» и «свинцовыми мерзостями дикой русской жизни». Успех рассказов Горького был ошеломительным: по данным биографического словаря «Русские писатели», только за восемь лет — с 1896 по 1904 год — о писателе было напечатано более 1860 материалов. А впереди у него была долгая жизнь и колоссальная слава. В частности, его родной Нижний Новгород был переименован в Горький в 1932 году, то есть при жизни автора. И огромный город носил имя писателя, точнее, его псевдоним до 1990 года.

Надо заметить, что Алексей Максимович в молодости недолго пользовался псевдонимом

Иегудиил Хламида. Под этим именем он написал несколько сатирических фельетонов на местные темы в «Самарской газете» в 1895 году.

***
Первые романы Владимира Набокова (1899–1977) были опубликованы под псевдонимом В. Сирин. В 1920 году будущий писатель приехал вместе с родителями в Берлин. Владимир Дмитриевич Набоков (1869–1922) был крупным политическим деятелем, одним из учредителей Конституционно-демократической партии, и в послереволюционной эмиграции продолжал заниматься политикой, в частности выпускал в Берлине газету «Руль». Неудивительно, что Набоков-младший начал публиковаться под вымышленным именем, иначе читающая публика пришла бы в полнейшее недоумение от обилия В. Набокова в периодике. Под псевдонимом Сирин были напечатаны «Машенька», «Защита Лужина», «Король, дама, валет», журнальная версия «Дара» и несколько других произведений. Значение слова «Сирин» у читателей сомнений не вызывало: печальная прекрасноголосая райская птица.

***
От собственных имени и фамилии отказался Борис Николаевич Бугаев (1880–1934), войдя в анналы русских поэзии, прозы (и стиховедения) как Андрей Белый. Символистский псевдоним для молодого Бугаева придумал Михаил Сергеевич Соловьев, брат знаменитого философа Владимира Соловьева. Считается, что имя Андрей должно было напоминать о первом из призванных апостолов Христа, а Белый — о белом цвете, в котором растворены все цвета спектра.

***
В 1910-х годах выходец из Херсонской губернии Ефим Придворов (1883–1945) стал публиковать стихи под именем Демьян Бедный. Успех его сочинений был так велик, что в честь этого «большевика поэтического рода оружия» (так о нем отзывался Лев Троцкий) старый город Спасск в Пензенской губернии в 1925 году переименовали в Беднодемьяновск, и под этим названием, надолго пережившим славу пролетарского поэта, город просуществовал до 2005 года.

***
Писатель Николай Кочкуров (1899–1938) выбрал себе говорящий псевдоним с саркастическим оттенком: под именем

Артем Веселый в конце 1920-х — начале 1930-х годов он опубликовал несколько популярных в те десятилетия книг о революции и Гражданской войне (роман «Россия, кровью умытая», повесть «Реки огненные», пьесу «Мы»).

***
Ученик Максима Горького Алексей Силыч Новиков (1877–1944), побывавший на русско-японской войне в качестве матроса, прибавил к собственной фамилии одно тематическое слово и стал известен как писатель-маринист Новиков-Прибой. Его перу принадлежат роман «Цусима» (1932), один из самых популярных военно-исторических романов в СССР, и ряд рассказов и повестей. Примечательно, что дебютировал Новиков-Прибой как автор двух очерков о Цусимском сражении, напечатанных под псевдонимом

А. Затертый.

II. Псевдонимы экзотические и мистификации

Елизавета Ивановна Дмитриева. 1912 год © Wikimedia Commons

Одной из самых известных литературных мистификаций начала XX века была Черубина де Габриак. Под этим именем в 1909 году в символистском журнале «Аполлон» печатала свои стихи Елизавета Ивановна (Лиля) Дмитриева (в замужестве Васильева, 1887–1928). Ей покровительствовал Максимилиан Волошин (чья, к слову, настоящая фамилия — Киреенко-Волошин). Вместе им удалось создать обаятельную и таинственную литературную маску, и «Аполлон» во главе с Сергеем Маковским опубликовал два цикла стихотворений юной и знатной испанки-затворницы Черубины. Вскоре мистификация раскрылась, одним из неожиданных последствий этого разоблачения стала дуэль Николая Гумилева, ранее ухаживавшего за Васильевой, и Максимилиана Волошина на Черной речке (из всех мест Петербурга!). К счастью для русской поэзии, этот поединок завершился бескровно. Интересно, что Вячеслав Иванов, в «Башне» у которого бывала и сама Дмитриева, согласно воспоминаниям Волошина, сказал: «Я очень ценю стихи Черубины. Они талантливы. Но если это — мистификация, то это гениально».

***
В середине 1910-х годов в московских изданиях регулярно печатали стихи, фельетоны и пародии язвительного Дон-Аминадо.

Это экзотическое имя выбрал себе Аминад Петрович Шполянский (1888–1957), юрист и литератор, мемуарист. Его пародии на известных поэтов начала века, включая Бальмонта и Ахматову, пользовались большим успехом. После революции Шполянский эмигрировал. Его афоризмы, популярные у читателей эмигрантской русскоязычной периодики, вошли в сборник «Нескучный сад» как единый цикл, озаглавленный «Новый Козьма Прутков».

***
По разряду экзотических должен проходить псевдоним Александра Степановича Гриневского (1880–1932): автор неустаревающих романтических повестей «Алые паруса» и «Бегущая по волнам», создатель звучных вымышленных городов Зурбаган и Лисс подписывал свои книги короткой иностранной фамилией

Грин.

***
Имя Надежды Александровны Бучинской, урожденной Лохвицкой (1872–1952) мало что говорит современному читателю, но ее псевдоним — Тэффи — известен гораздо лучше. Тэффи — один из самых колких авторов в русской литературе, автор неподражаемой «Демонической женщины» и многолетний сотрудник «Сатирикона», главного юмористического журнала дореволюционной России. В рассказе «Псевдоним» Тэффи объясняла происхождение этого имени от «одного дурака», потому что «дураки всегда счастливы». Кроме того, выбрав странное, ничего не значащее, но звучное и запоминающееся слово, писательница обошла традиционную ситуацию, когда женщины-литераторы скрываются за мужскими псевдонимами.

***
Даниил Иванович Ювачёв (1905–1942) пользовался десятками псевдонимов, но самый известный из них — Хармс. Сохранилась анкета, которую заполнил в 1925 году поэт. Своей фамилией он назвал Ювачёв-Хармс, а на вопрос, есть ли у него псевдоним, ответил: «Нет, пишу Хармс». Исследователи связывали это короткое, запоминающееся слово с английским harm («вред»), французским charme («очарование»), санскритским dharma («религиозный долг, космический закон и порядок») и даже с Шерлоком Холмсом.

***
В раздел экзотических псевдонимов просто обязан попасть Гривадий Горпожакс.

Перу этого автора принадлежит, увы, всего одно произведение — пародия на шпионский роман под названием «Джин Грин — неприкасаемый» (1972). За невозможным Гривадием скрывались сразу три автора: поэт и сценарист Григорий Поженян (1922–2005), военный разведчик и писатель Овидий Горчаков (1924–2000) и не кто иной, как сам Василий Аксенов (1932–2009). Пожалуй, после Козьмы Пруткова это самый яркий коллективный литературный псевдоним.

III. Перелицованные фамилии, или анаграммы

И. Репин и К. Чуковский. Шарж Маяковского из альбома «Чукоккала». 1915 год © feb-web.ru

Почти наверняка самый-самый массовый автор XX века из писавших на русском языке — это Корней Чуковский:

в России трудно вырасти без «Айболита» и «Телефона», «Мухи-Цокотухи» и «Мойдодыра». Автора этих бессмертных детских сказок при рождении звали Николай Васильевич Корнейчуков (1882–1969). Он еще в молодости из своей фамилии создал вымышленные имя и фамилию, а через несколько лет добавил к ним отчество Иванович. Дети этого замечательного поэта, переводчика, критика и мемуариста получили отчества Корнеевичи и фамилии Чуковские: нечасто встречается такое «глубокое» использование псевдонима.

***
Составлять псевдонимы, переставляя буквы собственного имени, — давняя литературная игра. Например, прославленный баснописец Иван Андреевич Крылов (1769–1844) несколько раз пользовался дикой, но симпатичной подписью Нави Волырк. В XX веке псевдоним-анаграмму выбрал себе Марк Александрович Ландау (1886–1957), более известный как

Марк Алданов, автор тетралогии «Мыслитель» о французской революции, трилогии о русской революции («Ключ», «Бегство», «Пещера») и нескольких других больших и малых произведений.

***
Значение псевдонима Гайдар, взятого Аркадием Петровичем Голиковым (1904–1941), классиком советской детской литературы, до сих пор вызывает вопросы. По мнению Тимура Аркадьевича, сына писателя, разгадка такова: «„Г“ — первая буква фамилии Голиков; „ай“ — первая и последняя буквы имени; „д“ — по-французски „из“; „ар“ — первые буквы названия родного города. Г-АЙ-Д-АР: Голиков Аркадий из Арзамаса».

IV. Псевдонимы для публицистики

Иллюстрация из книги «Key to the upper Devonian of southern New York: designed for teachers and students in secondary schools». 1899 годЗубило — инструмент для обработки металла или камня. © Internet Archive Digital Library

Печататься под псевдонимом в качестве литературного критика — давняя журнальная традиция даже по скромным (в хронологическом отношении, не в качественном) российским меркам. И солнце русской поэзии не брезговал подписываться вымышленным именем (Феофилакт Косичкин). Так что к началу XX века псевдонимы публицистов стали только что не обязательным явлением. Скажем, Николай Степанович Гумилев (1886–1921), публикуясь в собственном журнале «Сириус», пользовался псевдонимом Анатолий Грант. А Юрий Карлович Олеша (1899–1960), сотрудничая в прославленном сатирическом отделе газеты «Гудок», подписывался как Зубило.

***
Публицистический псевдоним должен был быть броским, иначе на него могли бы не обратить внимания читатели. Так, поэтесса и писательница Зинаида Гиппиус (1869–1945) подписывала критические статьи в журналах «Весы» и «Русская мысль» как Антон Крайний. Среди личин Валерия Брюсова (1873–1924) были и Аврелий, и Гармодий, и Пентаур. А автор популярных в начале XX века повестей для юношества, историк книги и мемуарист Сигизмунд Феликсович Либрович (1855–1918) печатался в «Вестнике литературы», подписываясь Лукианом Сильным.

V. Псевдонимы «по обстоятельствам»

Иван III разрывает ханскую грамоту. Картина Алексея Кившенко. 1879 год © Wikimedia Commons

Семнадцатилетняя Анна Андреевна Горенко (1889–1966) не рискнула публиковать первые стихотворения под своим именем и взяла в качестве псевдонима фамилию прабабушки — Ахматова. Под татарским именем она и осталась в литературе. В автобиографическом очерке «Будка», написанном в 1964 году, она остановилась на важности этого имени для истории: «Моего предка хана Ахмата убил ночью в его шатре подкупленный русский убийца, и этим, как повествует Карамзин, кончилось на Руси монгольское иго».

***
Оба автора «Двенадцати стульев» и «Золотого теленка» писали под псевдонимами. Евгения Петрова (1902–1942) в действительности звали Евгением Петровичем Катаевым, он был младшим братом Валентина Катаева (1897–1986) и предпочел стать знаменитым под вымышленным (полувымышленным в его случае) именем. Илья Ильф (1897–1937) при рождении получил имя Илья Арнольдович Файнзильберг, но сократил его почти до инициалов — Иль-ф.

***
Отдельную главу в рассказе о псевдонимах должны составить писатели, изменившие свои немецкие, польские, еврейские фамилии на русские. Так, автор «Голого года» и «Повести непогашенной луны» Борис Пильняк (1894–1938) при рождении носил фамилию Вогау, но изменил ее для публикации первых юношеских сочинений и в дальнейшем печатался только под вымышленной фамилией, означающей жителя деревни, где пилят лес.

***
Викентий Викентьевич Вересаев (1867–1945), автор неустаревающих «Записок врача», происходил из старой шляхетской семьи Смидовичей; крупный деятель большевистского движения и партийный начальник в советское время Петр Смидович — троюродный брат писателя.

***
Путешественник Василий Янчевецкий (1874–1954), занявшись исторической беллетристикой и преуспев на этой ниве, сократил свою фамилию до Ян. Под этим именем его и знают читатели «Огней на курганах», «Чингисхана» и «Батыя».

***
Автор «Двух капитанов» Вениамин Александрович Каверин (1902–1989) родился в семье Зильберов, но, вступив на литературное поприще, позаимствовал фамилию у друга А. С. Пушкина, удалого гусара и повесы Петра Каверина. Замечательно, что диссертацию в Ленинградском университете Зильбер защитил по Осипу Сенковскому, популярнейшему в середине XIX века литератору, прославившемуся под псевдонимом Барон Брамбеус. А уж Осип Иванович был мастер псевдонима: он подписывался, среди прочего, «Иваном Ивановым сыном Хохотенко-Хлопотуновым-Пустяковским, отставным подпоручиком, помещиком разных губерний и кавалером беспорочности» и «доктором Карлом фон Биттервассером».  

100 русских писателей

Видит теперь все ясно текущее поколение, дивится заблужденьям, смеется над неразумием своих предков, не зря, что небесным огнем исчерчена сия летопись, что кричит в ней каждая буква, что отовсюду устремлен пронзительный перст на него же, на него, на текущее поколение; но смеется текущее поколение и самонадеянно, гордо начинает ряд новых заблуждений, над которыми также потом посмеются потомки.

Литература — язык, выражающий всё, что страна думает, чего желает, что она знает и чего хочет и должна знать.


Алексей Константинович Толстой (1817 -1875)
И всюду звук, и всюду свет,
И всем мирам одно начало,
И ничего в природе нет,
Что бы любовью не дышало.

 Иван Сергеевич Тургенев (1818 — 1883)
Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!
Стихотворения в прозе, «Русский язык»


Афанасий Афанасьевич Фет (1820 — 1892)
Так, заверша беспутный свой побег,
С нагих полей летит колючий снег,
Гонимый ранней, буйною метелью,
И, на лесной остановясь глуши,
Сбирается в серебряной тиши
Глубокой и холодною постелью. Николай Алексеевич Некрасов (1821 — 1878)
Послушай: стыдно!
Пора вставать! Ты знаешь сам,
Какое время наступило;
В ком чувство долга не остыло,
Кто сердцем неподкупно прям,
В ком дарованье, сила, меткость,
Тому теперь не должно спать…
«Поэт и гражданин»


Федор Михайлович Достоевский (1821 — 1881)
Неужели и тут не дадут и не позволят русскому организму развиться национально, своей органической силой, а непременно безлично, лакейски подражая Европе? Да куда же девать тогда русский-то организм? Понимают ли эти господа, что такое организм? Отрыв, «отщепенство» от своей страны приводит к ненависти, эти люди ненавидят Россию, так сказать, натурально, физически: за климат, за поля, за леса, за порядки, за освобождение мужика, за русскую историю, одним словом, за всё, за всё ненавидят.   Апполон Николаевич Майков (1821 — 1897)
Весна! выставляется первая рама —
И в комнату шум ворвался,
И благовест ближнего храма,
И говор народа, и стук колеса…
Александр Николаевич Островский (1823 — 1886)
Ну, чего вы боитесь, скажите на милость! Каждая теперь травка, каждый цветок радуется, а мы прячемся, боимся, точно напасти какой! Гроза убьет! Не гроза это, а благодать! Да, благодать! У вас все гроза! Северное сияние загорится, любоваться бы надобно да дивиться премудрости: «с полночных стран встает заря»! А вы ужасаетесь да придумываете: к войне это или к мору. Комета ли идет, — не отвел бы глаз! Красота! Звезды-то уж пригляделись, все одни и те же, а это обновка; ну, смотрел бы да любовался! А вы боитесь и взглянуть-то на небо, дрожь вас берет! Изо всего-то вы себе пугал наделали. Эх, народ! «Гроза» Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826 — 1889)
Нет более просветляющего, очищающего душу чувства, как то, которое ощущает человек при знакомстве с великим художественным произведением.
Лев Николаевич Толстой (1828 — 1910)
Мы знаем, что с заряженными ружьями надо обращаться осторожно. А не хотим знать того, что так же надо обращаться и со словом. Слово может и убить, и сделать зло хуже смерти.
Григорий Петрович Данилевский (1829 — 1890)
Известна проделка американского журналиста, который, для поднятия подписки на свой журнал, стал печатать в других изданиях самые резкие, наглые на себя нападки от вымышленных лиц: одни печатно выставляли его мошенником и клятвопреступником, другие вором и убийцей, третьи развратником в колоссальных размерах. Он не скупился платить за такие дружеские рекламы, пока все не задумались — да видно же любопытный это и недюжинный человек, когда о нем все так кричат! — и стали раскупать его собственную газету.
«Жизнь через сто лет»
Николай Семенович Лесков (1831 — 1895)
Я… думаю, что я знаю русского человека в самую его глубь, и не ставлю себе этого ни в какую заслугу. Я не изучал народа по разговорам с петербургскими извозчиками, а я вырос в народе, на гостомельском выгоне, с казанком в руке, я спал с ним на росистой траве ночного, под тёплым овчинным тулупом, да на замашной панинской толчее за кругами пыльных замашек…
Елена Петровна Блаватская (1834 — 1891)
Между этими двумя столкнувшимися титанами – наукой и теологией – находится обалдевшая публика, быстро теряющая веру в бессмертие человека и в какое-либо божество, быстро спускающаяся до уровня чисто животного существования. Такова картина часа, освещенного сияющим полуденным солнцем христианской и научной эры!
«Разоблаченная Изида» Алексей Николаевич Апухтин (1840 — 1893)
Садитесь, я вам рад. Откиньте всякий страх
И можете держать себя свободно,
Я разрешаю вам. Вы знаете, на днях
Я королем был избран всенародно,
Но это всё равно. Смущают мысль мою
Все эти почести, приветствия, поклоны…
«Сумасшедший»


Глеб Иванович Успенский (1843 — 1902)
— Да что же тебе за границей-то надо? — спросил я его в то время, когда в его номере, при помощи прислуги, шла укладка и упаковка его вещей для отправки на Варшавский вокзал.
— Да просто… очувствоваться! — сказал он растерянно и с каким-то тупым выражением лица.
«Письма с дороги» Николай Гергиевич Гарин-Михайловский (1852 — 1906)
Разве в том дело, чтобы пройти в жизни так, чтобы никого не задеть? Не в этом счастье. Задеть, сломать, ломать, чтоб жизнь кипела. Я не боюсь никаких обвинений, но во сто раз больше смерти боюсь бесцветности. Владимир Галактионович Короленко (1853 — 1921)
Стих — это та же музыка, только соединенная со словом, и для него нужен тоже природный слух, чутье гармонии и ритма. Всеволод Михайлович Гаршин (1855 — 1888)
Странное чувство испытываешь, когда лёгким нажатием руки заставляешь такую массу подниматься и опускаться по своему желанию. Когда такая масса повинуется тебе, чувствуешь могущество человека…
«Встреча»
Василий Васильевич Розанов (1856 — 1919)
Чувство Родины – должно быть строго, сдержанно в словах, не речисто, не болтливо, не «размахивая руками» и не выбегая вперед (чтобы показаться). Чувство Родины должно быть великим горячим молчанием.
«Уединенное»
Иннокентий Федорович Анненский (1856 — 1909)
И в чем тайна красоты, в чем тайна и обаяние искусства: в сознательной ли, вдохновенной победе над мукой или в бессознательной тоске человеческого духа, который не видит выхода из круга пошлости, убожества или недомыслия и трагически осужден казаться самодовольным или безнадежно фальшивым.
«Сентиментальное воспоминание» Антон Павлович Чехов (1860 — 1904)
С самого рождения я живу в Москве, но ей-богу не знаю, откуда пошла Москва, зачем она, к чему, почему, что ей нужно. В думе, на заседаниях, я вместе с другими толкую о городском хозяйстве, но я не знаю, сколько вёрст в Москве, сколько в ней народу, сколько родится и умирает, сколько мы получаем и тратим, на сколько и с кем торгуем… Какой город богаче: Москва или Лондон? Если Лондон богаче, то почему? А шут его знает! И когда в думе поднимают какой-нибудь вопрос, я вздрагиваю и первый начинаю кричать: «Передать в комиссию! В комиссию!» Фёдор Кузьмич Сологуб (1863 — 1927)
Всё новое на старый лад:
У современного поэта
В метафорический наряд
Речь стихотворная одета.

Но мне другие — не пример,
И мой устав — простой и строгий.
Мой стих — мальчишка-пионер,
Легко одетый, голоногий.
1926

Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865 — 1941)
Под влиянием Достоевского, а также иностранной литературы, Бодлера и Эдгара По, началось моё увлечение не декадентством, а символизмом (я и тогда уже понимал их различие). Сборник стихотворений, изданный в самом начале 90-х годов, я озаглавил «Символы». Кажется, я раньше всех в русской литературе употребил это слово. Вячеслав Иванович Иванов (1866 — 1949)
Бег изменчивых явлений,
Мимо реющих, ускорь:
Слей в одно закат свершений
С первым блеском нежных зорь.
От низовий жизнь к истокам
В миг единый обозри:
В лик единый умным оком
Двойников своих сбери.
Неизменен и чудесен
Благодатной Музы дар:
В духе форма стройных песен,
В сердце песен жизнь и жар.
«Мысли о поэзии» Константин Дмитриевич Бальмонт (1867 — 1942)
У меня много новостей. И все хорошие. Мне «везёт». Мне пишется. Мне жить, жить, вечно жить хочется. Если бы Вы знали, сколько я написал стихов новых! Больше ста. Это было сумасшествие, сказка, новое. Издаю новую книгу, совсем не похожую на прежние. Она удивит многих. Я изменил своё понимание мира. Как ни смешно прозвучит моя фраза, я скажу: я понял мир. На многие годы, быть может, навсегда.
К. Бальмонт — Л. Вилькиной


Максим Горький (Алексей Максимович Пешков) (1868 — 1936)
Человек — вот правда! Всё — в человеке, всё для человека! Существует только человек, всё же остальное — дело его рук и его мозга! Чело-век! Это — великолепно! Это звучит… гордо!

«На дне»

Зинаида Николаевна Гиппиус (1869 — 1945)
Мне жаль создавать нечто бесполезное и никому не нужное сейчас. Собрание, книга стихов в данное время — самая бесполезная, ненужная вещь… Я не хочу этим сказать, что стихи не нужны. Напротив, я утверждаю, что стихи, нужны, даже необходимы, естественны и вечны. Было время, когда всем казались нужными целые книги стихов, когда они читались сплошь, всеми понимались и принимались. Время это – прошлое, не наше. Современному читателю не нужен сборник стихов! Александр Иванович Куприн (1870 — 1938)
Язык — это история народа. Язык — это путь цивилизации и культуры. Поэтому-то изучение и сбережение русского языка является не праздным занятием от нечего делать, но насущной необходимостью.
Иван Алекеевич Бунин (1870 — 1953)
Какими националистами, патриотами становятся эти интернационалисты, когда это им надобно! И с каким высокомерием глумятся они над «испуганными интеллигентами»,- точно решительно нет никаких причин пугаться,- или над «испуганными обывателями», точно у них есть какие-то великие преимущества перед «обывателями». Да и кто, собственно, эти обыватели, «благополучные мещане»? И о ком и о чем заботятся, вообще, революционеры, если они так презирают среднего человека и его благополучие?
«Окаянные дни»
Леонид Николаевич Андреев (1871 — 1919)
В борьбе за свой идеал, который состоит в „свободе, равенстве и братстве“, граждане должны пользоваться такими средствами, которые не противоречат этому идеалу.
«Губернатор»


Кузмин Михаил Алексеевич (1872 — 1936)
«Пусть ваша душа будет цельна или расколота, пусть миропостижение будет мистическим, реалистическим, скептическим, или даже идеалистическим (если вы до того несчастны), пусть приемы творчества будут импрессионистическими, реалистическими, натуралистическими, содержание – лирическим или фабулистическим, пусть будет настроение, впечатление – что хотите, но, умоляю, будьте логичны – да простится мне этот крик сердца! – логичны в замысле, в постройке произведения, в синтаксисе».
Искусство рождается в бездомье. Я писал письма и повести, адресованные к далекому неведомому другу, но когда друг пришел — искусство уступило жизни. Я говорю, конечно, не о домашнем уюте, а о жизни, которая значит больше искусства.
«Мы с тобой. Дневник любви»
Валерий Яковлевич Брюсов (1873 — 1924)
Художник не может большего, как открыть другим свою душу. Нельзя предъявлять ему заранее составленные правила. Он — ещё неведомый мир, где всё ново. Надо забыть, что пленяло у других, здесь иное. Иначе будешь слушать и не услышишь, будешь смотреть, не понимая.
Из трактата Валерия Брюсова «О искусстве»


Алексей Михайлович Ремизов (1877 — 1957)
Ну и пусть отдохнет, измаялась — измучили ее, истревожили. А чуть свет подымется лавочница, возьмется добро свое складывать, хватится одеялишка, пойдет, вытащит из-под старухи подстилку эту мягкую: разбудит старуху, подымет на ноги: ни свет ни заря, изволь вставать. Ничего не поделаешь. А пока — бабушка, костромская наша, мать наша, Россия!»

«Взвихренная Русь»

Максимилиан Александрович Волошин (1877 — 1932)
Искусство никогда не обращается к толпе, к массе, оно говорит отдельному человеку, в глубоких и скрытых тайниках его души. Михаил Андреевич Осоргин (Ильин) (1878 — 1942)
Как странно /…/ Сколько есть веселых и бодрых книг, сколько блестящих и остроумных философских истин,- но нет ничего утешительнее Экклезиаста.
Саша Черный (Александр Михайлович Гликберг) (1880 — 1932)
Бабкин смел, — прочёл Сенеку
И, насвистывая туш,
Снес его в библиотеку,
На полях отметив: «Чушь!»
Бабкин, друг, — суровый критик,
Ты подумал ли хоть раз,
Что безногий паралитик
Легкой серне не указ?..
«Читатель»
Андрей Белый (Борис Николаевич Бугаев) (1880- 1934)
Слово критика о поэте должно быть объективно-конкретным и творческим; критик, оставаясь ученым, – поэт.

«Поэзия слова»



Александр Александрович Блок (1880 — 1921)
Только о великом стоит думать, только большие задачи должен ставить себе писатель; ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Борис Константинович Зайцев (1881 — 1972)
«Верно, тут есть и лешие, и водяные, – думал я, глядя перед собой, – а может быть, здесь живет и еще какой дух… Могучий, северный дух, который наслаждается этой дикостью; может, и настоящие северные фавны и здоровые, белокурые женщины бродят в этих лесах, жрут морошку и бруснику, хохочут и гоняются друг за дружкой».
«Север»
Александр Грин (Александр Степанович Гриневский) (1881 — 1932)
Нужно уметь закрывать скучную книгу…уходить с плохого фильма…и расставаться с людьми, которые не дорожат тобой!
Аркадий Тимофеевич Аверченко (1881 — 1925)
Из скромности я остерегусь указать на тот факт, что в день моего рождения звонили в колокола и было всеобщее народное ликование. Злые языки связывали это ликование с каким-то большим праздником, совпавшим с днём моего появления на свет, но я до сих пор не понимаю, при чём здесь ещё какой-то праздник? Алексей Николаевич Толстой (1882 — 1945)
То было время, когда любовь, чувства добрые и здоровые считались пошлостью и пережитком; никто не любил, но все жаждали и, как отравленные, припадали ко всему острому, раздирающему внутренности.
«Хождение по мукам»


Корней Иванович Чуковский (Николай Васильевич Корнейчуков) (1882 — 1969)
— Ну что плохого, — говорю я себе, — хотя бы в коротеньком слове пока? Ведь точно такая же форма прощания с друзьями есть и в других языках, и там она никого не шокирует. Великий поэт Уолт Уитмен незадолго до смерти простился с читателями трогательным стихотворением “So long!”, что и значит по-английски — “Пока!”. Французское a bientot имеет то же самое значение. Грубости здесь нет никакой. Напротив, эта форма исполнена самой любезной учтивости, потому что здесь спрессовался такой (приблизительно) смысл: будь благополучен и счастлив, пока мы не увидимся вновь.
«Живой как жизнь»
Александр Романович Беляев (1884 — 1942)
Швейцария? Это горное пастбище туристов. Я сама объездила весь свет, но ненавижу этих жвачных двуногих с Бэдэкером вместо хвоста. Они изжевали глазами все красоты природы.
«Остров погибших кораблей»
Николай Алексеевич Клюев (1884 — 1937)
Всё, что писал и напишу, я считаю только лишь мысленным сором и ни во что почитаю мои писательские заслуги. И удивляюсь, и недоумеваю, почему по виду умные люди находят в моих стихах какое-то значение и ценность. Тысячи стихов, моих ли или тех поэтов, которых я знаю в России, не стоят одного распевца моей светлой матери. Евгений Иванович Замятин (1884 — 1937)
Я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: её прошлое.
Статья «Я боюсь»
Велимир Хлебников (Виктор Владимирович Хлебников) (1885 — 1922)
Мы долго искали такую, подобную чечевице, задачу, чтобы направленные ею к общей точке соединенные лучи труда художников и труда мыслителей встретились бы в общей работе и смогли бы зажечь обратить в костер даже холодное вещество льда. Теперь такая задача — чечевица, направляющая вместе вашу бурную отвагу и холодный разум мыслителей, — найдена. Эта цель — создать общий письменный язык…
«Художники мира»
Николай Степанович Гумилев (1886 — 1921)
Поэзию он обожал, в суждениях старался быть беспристрастным. Он был удивительно молод душой, а может быть и умом. Он всегда мне казался ребёнком. Было что-то ребяческое в его под машинку стриженой голове, в его выправке, скорее гимназической, чем военной. Изображать взрослого ему нравилось, как всем детям. Он любил играть в «мэтра», в литературное начальство своих «гумилят», то есть маленьких поэтов и поэтесс, его окружавших. Поэтическая детвора его очень любила.
Ходасевич, «Некрополь»


Владислав Фелицианович Ходасевич (1886 — 1939)
Я, я, я. Что за дикое слово!
Неужели вон тот — это я?
Разве мама любила такого,
Желто-серого, полуседого
И всезнающего, как змея?
Ты потерял свою Россию.
Противоставил ли стихию
Добра стихии мрачной зла?
Нет? Так умолкни: увела
Тебя судьба не без причины
В края неласковой чужбины.
Что толку охать и тужить —
Россию нужно заслужить!
«Что нужно знать»
Анна Андреевна Ахматова (Горенко) (1889 — 1966)
Я не переставала писать стихи. Для меня в них — связь моя с временем, с новой жизнью моего народа. Когда я писала их, я жила теми ритмами, которые звучали в героической истории моей страны. Я счастлива, что жила в эти годы и видела события, которым не было равных.
Борис Леонидович Пастернак (1890 — 1960)
Все люди, посланные нам -это наше отражение. И посланы они для того, чтобы мы, смотря на этих людей, исправляли свои ошибки, и когда мы их исправляем, эти люди либо тоже меняются, либо уходят из нашей жизни.
Михаил Афанасьевич Булгаков (1891 — 1940)
На широком поле словесности российской в СССР я был один-единственный литературный волк. Мне советовали выкрасить шкуру. Нелепый совет. Крашеный ли волк, стриженый ли волк, он всё равно не похож на пуделя. Со мной и поступили как с волком. И несколько лет гнали меня по правилам литературной садки в огороженном дворе. Злобы я не имею, но я очень устал…
Из письма М. А. Булгакова И. В. Сталину, 30 мая 1931 года.
Осип Эмильевич Мандельштам (1891 — 1938)
Когда я умру потомки спросят моих современников: «Понимали ли вы стихи Мандельштама?» — «Нет, мы не понимали его стихов». «Кормили ли вы Мандельштама, давали ли ему кров?» — «Да, мы кормили Мандельштама, мы давали ему кров». — «Тогда вы прощены». Илья Григорьевич Эренбург (Элиягу Гершевич) (1891 — 1967)
Может быть, пойти в Дом печати – там по одному бутерброду с кетовой икрой и диспут – «о пролетарском хоровом чтенье», или в Политехнический музей – там бутербродов нет, зато двадцать шесть молодых поэтов читают свои стихи о «паровозной обедне». Нет, буду сидеть на лестнице, дрожать от холода и мечтать о том, что все это не тщетно, что, сидя здесь на ступеньке, я готовлю далекий восход солнца Возрождения. Мечтал я и просто и в стихах, причем получались скучноватые ямбы.
«Необычайные похождения Хулио Хуренито и его учеников»
Марина Ивановна Цветаева (1892 — 1941)
«Единственный справочник: собственный слух и, если уж очень нужно — теория словесности Саводника: драма, трагедия, поэма, сатира».
«Единственный учитель: собственный труд».
«И единственный судья: будущее».
Константин Георгиевич Паустовский (1892 — 1962)
В детстве и юности мир существует для нас в ином качестве, чем в зрелые годы. В детстве горячее солнце, гуще трава, обильнее дожди, темнее небо и смертельно интересен каждый человек… Поэтическое восприятие жизни, всего окружающего нас – величайший дар, доставшийся нам от детства. Ощущение жизни как непрерывной новизны – вот та плодородная почва, на которой расцветает и созревает искусство.
«Золотая роза»
Владимир Владимирович Маяковский (1893 — 1930)
Я хочу быть понят родной страной,
а не буду понят —
        что ж?!
По родной стране
        пройду стороной,
как проходит
        косой дождь. Георгий Владимирович Иванов (1894 — 1958)
Русский читатель никогда не был и, даст Бог, никогда не будет холодным эстетом, равнодушным «ценителем прекрасного», которому мало дела до личности поэта.
«Петербургские зимы»
Юрий Николаевич Тынянов (1894 — 1943)
Тогда начали мерить числом и мерой, судить порхающих отцов; отцы были осуждены на казнь и бесславную жизнь.
Случайный путешественник-француз, пораженный устройством русского механизма, писал о нем: «империя каталогов», и добавлял: «блестящих».
Отцы пригнулись, дети зашевелились, отцы стали бояться детей, уважать их, стали заискивать. У них были по ночам угрызения, тяжелые всхлипы. Они называли это «совестью» и «воспоминанием».
И были пустоты.
«Смерть Вазир-Мухтара»
Исаак Эммануилович Бабель (1894 — 1940)
— У писателя на полке должно стоять немного книг. Всего десять-пятнадцать.
— Какие? — заорали молодые писатели.
— О! Для этого надо прочесть тысячи книг.
Михаил Михайлович Зощенко (1895 — 1958)

Здесь кроется обычная ошибка философов, литераторов, поэтов. Свои чувства и домыслы они нередко отождествляют с чувствами «всего человечества». Л. Н. Толстой считал, что «непротивление злу» спасает людей от множества бед. Быть может, это спасало Толстого. Но эта идея была абсолютно чуждой людям. В русском народе Гончаров увидел Обломовых. Быть может, обломовщина была характерна для писателя, но она отнюдь не характеризовала русский народ.
«Деньги. Любовь. Неудачи»

Сергей Александрович Есенин (1895 — 1925)
У собратьев моих нет чувства родины во всем широком смысле этого слова, поэтому у них так и несогласованно все. Поэтому они так и любят тот диссонанс, который впитали в себя с удушливыми парами шутовского кривляния ради самого кривляния.
Статья «Быт и искусство»
Анатолий Борисович Мариенгоф (1897 — 1962)
Гога — милый и красивый мальчик.  Ему девятнадцать лет.  У него всегда обиженные  розовые губы, голова  в золоте топленых сливок от степных коров и большие зеленые несчастливые глаза.
— Пойми, Ольга, я люблю свою родину.
Ольга  перестает  дрыгать  ногами, поворачивает к  нему лицо  и говорит серьезно:
— Это все оттого, Гога, что ты не кончил гимназию.
«Циники»


Валентин Петрович Катаев (1897 — 1986)
Писатели восемнадцатого века — да и семнадцатого — были в основном повествователи. Девятнадцатый век украсил голые ветки повествования цветными изображениями. Наш век — победа изображения над повествованием. Изображение присвоили себе таланты и гении, оставив повествование остальным. Метафора стала богом, которому мы поклоняемся. В этом есть что-то языческое. Мы стали язычниками. Наш бог — материя… Вещество… Но не пора ли вернуться к повествованию, сделав его носителем великих идей?
«Алмазный мой венец»
Владимир Владимирович Набоков (1899 — 1977)
Говорили, единственное, что он в мирe любит, это – Россия. Многие не понимали, почему он там не остался. На вопросы такого рода Мун неизменно отвечал: «Справьтесь у Робертсона» (это был востоковeд) «почему он не остался в Вавилонe». Возражали вполнe резонно, что Вавилона уже нет. Мун кивал, тихо и хитро улыбаясь.

«Подвиг»

Андрей Платонович Платонов (Климентов) (1899 — 1951)
Искусство должно умереть — в том смысле, что его должно заменить нечто обыкновенное, человеческое; человек может хорошо петь и без голоса, если в нём есть особый, сущий энтузиазм жизни.
Николай Алексеевич Заболоцкий (1903 — 1958)
Я закрываю глаза и вижу стеклянное здание леса.
Стройные волки, одетые в лёгкие платья,
преданы долгой научной беседе.
Вот отделился один,
подымает прозрачные лапы,
плавно взлетает на воздух,
ложится на спину.
Ветер его на восток над долинами гонит.
Волки внизу говорят:
«Удалился философ,
чтоб лопухам преподать геометрию неба.»
Даниил Иванович Хармс (Ювачёв) (1905 — 1942)
Всё крайнее сделать очень трудно. Средние части даются легче. Самый центр не требует никаких усилий. Центр — это равновесие. Там нет никакой борьбы.
«Пейте уксус, господа!»
Михаил Александрович Шолохов (1905 — 1984)
Жизнь заставит разобраться, и не только заставит, но и силком толкнет на какую-нибудь сторону.
«Тихий Дон»
Варлам Тихонович Шаламов (1907 — 1982)
Сейчас было так наглядно, так ощутимо ясно, что вдохновение и было жизнью; перед смертью ему дано было узнать, что жизнь была вдохновением, именно вдохновением.
«Колымские рассказы»
Арсений Александрович Тарковский (1907 — 1989)
Порой по улице бредешь —
Нахлынет вдруг невесть откуда
И по спине пройдет, как дрожь,
Бессмысленная жажда чуда.
1946

НАВЕРХ

Книгам Марка Твена пытаются придать «политкорректность»

  • Олег Антоненко
  • bbcrussian.com

Подпись к фото,

Во многих школах США используются неотредактированные версии классических произведений

Марк Твен писал, что «разница между точным и почти точным словом огромна». Издатели, готовящие к выпуску в свет новые редакции «Приключений Гекльберри Финна» и «Приключений Тома Сойера», об этих словах великого писателя, похоже, забыли.

Из новой версии «Гекльберри Финна» исчезло слово «негр». Использованное автором английское слово nigger в XX веке стало табуированным. На смену ему пришло слово «раб».

Как говорит литературовед Алан Гриббен, сотрудничающий с издательством NewSouth Books в Алабаме, которое готовит к выпуску собрание сочинений Твена, слово «негр», названное «оскорблением расистского характера» встречается в «Приключениях Гекльберри Финна» 219 раз и четыре раза в «Приключениях Тома Сойера».

По мнению Гриббена, употребление этого слова может привести к тому, что классика, как выразился сам Марк Твен, может перейти в разряд произведений, «которые люди хвалят и которые не читают». «Досадно, когда одно-единственное слово становится барьером между удивительным читательским опытом и многими читателями», — сказал профессор Алан Гриббен в интервью агентству Ассошиэйтед пресс.

«Слово из шести букв»

Примечательно, что само американское информационное агентство, которое написало об этой истории, ни разу не назвало употребленное классиком слово. В одном случае оно упомянуло об употреблении Твеном «слова из шести букв, начинающегося на букву н«. Из второй редакции новости исчезло и это указание, вместо него появилось «оскорбление расистского характера».

Многие американские писатели, включая Скотта Фицджеральда и Джона Стейнбека, в своих произведениях использовали слово «негр» (nigger). Во многих американских школах до сих пор используются неотредактированные версии классических произведений.

Сторонники подобной практики говорят о том, что обсуждение той уродливой роли, которую сыграл расизм в истории США, помогает ученикам лучше понять свою страну. Стыдливые же попытки редактировать историю и литературу ни к чему хорошему не приведут.

По словам Алана Гриббена, новая редакция со скромным тиражом в 7,5 тысячи экземпляров готовится к выходу в свет в феврале, но он уже получил множество гневных электронных писем. Их авторы требуют отказаться от редактирования романов, хотя сами они не используют слово, вокруг которого разгорелись дебаты.

По мнению литературоведа, использование этого слова заставляет людей испытывать чувство дискомфорта. «Никто из них не употребляет этого слова. Они танцуют вокруг него», — говорит Алан Гриббен.

«Ужасная идея»

С Аланом Гриббеном не согласен другой исследователь творчества Твена, профессор из Вирджинского университета Стивен Рейлтон, который назвал редактирование романов «ужасной идеей».

По его словам, язык Твена рисует Америку такой, какой она была в прошлом, а исправленные романы не будут соответствовать тому периоду, о которых идет речь.

Борьба с «Гекльберри Финном» в США идет уже не первый десяток лет. Некоторые школьники и их родители требовали убрать это произведение из школьной программы более 50 лет назад.

В 1957 году департамент образования Нью-Йорка исключил книгу из списка литературы для младших классов, но «Приключения Гекльберри Финна» можно было найти в программах для старшеклассников или в библиотеках.

В 1998 году родители одной из школ в Темпе, штата Аризона, подали судебный иск против средней школы, которая включила «Гекльберри Финна» в список литературы, обязательной для чтения.

Опубликованный в 1885 году роман является четвертым в списке самых запрещаемых произведений, говорится в книге «Запрещенные в США» Герберта Ферстала, известного исследователя проблем соблюдения свободы слова в США.

«Мы должны позволить читателям самим решить (какую редакцию читать)», — говорит профессор Гриббен, которого доводы оппонентов не убеждают.

В одном из своих писем в 1888 году Твен написал, что разница между точным и почти точным словом такая же, «как между светлячком и молнией» (по-английски lightning-bug и lightning).

Он знал значение слова «раб», но там, где считал необходимым, писал «негр».

Как «Дети подземелья» спасли писателя Владимира Короленко – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Ровно век назад, в 1920 году, Владимир Короленко (1853-1921) написал наркому просвещения РСФСР Анатолию Луначарскому отчаянные и опасные письма с критикой большевизма. Из-за них классик оказался на обочине русской литературы. Его статус понизился до детского писателя, но он не был вычеркнут из истории русской литературы. Спасли Короленко «Дети подземелья» — сокращённый вариант повести «В дурном обществе». Рассказ вошёл в школьную программу и советский литературный канон, а главный герой — мальчик Вася — встал в один ряд с Тимуром и его командой, Мишей Поляковым из «Кортика» и другими иконами советской детской литературы.

Эпистолярный поединок

В своих бескомпромиссных письмах к Анатолию Луначарскому Короленко фактически апеллировал к высшему руководству страны. Жанр «писем к вождю» — не просто неформальный диалог с властью. Это дело чести, поединок. В нем трудно, практически невозможно победить, но цель не в этом. Главное — четко озвучить свою позицию и повлиять на ход событий в стране.

Короленко верил в силу своего слова. Он имел колоссальный авторитет в обществе — не только как писатель — властитель дум, но и как народный заступник, правозащитник. И в царской, и затем в Советской России Короленко ходатайствовал за арестованных. Его называли «поэтом русской интеллигентской совести» — за справедливость и прямоту.

Максим Горький говорил о своем «непоколебимом доверии» к Короленко. Обычно язвительный Иван Бунин сравнивал коллегу с «титаном, которого не могут коснуться отрицательные явления». А Антон Чехов сказал о Короленко кратко и ёмко: «Очень хороший человек».

Короленко, как и Лев Толстой, «не мог молчать». Ему, одному из «праотцов» революции, прошедшему аресты и ссылки, важно было объяснить большевикам, в чем их ошибки и преступления. Наивная вера в свой авторитет.

Также читайте

В шести эпистолах писатель раскритиковал большевиков за нетерпимость к инакомыслию, репрессии ЧК и экономические просчеты: «Вы победили капитал. Вы не заметили только <…>, что убили также производство». Директивно «внедрить коммунизм» нельзя. Еще одна ошибка — идея диктатуры пролетариата: готов ли сам народ к руководящей роли в своем государстве?

Все происходящее сам Короленко называл «экспериментом». «Вы допустите, вероятно, что я не менее любого большевика люблю наш народ, — обращается он к Луначарскому. — Допустите и то, что я доказал это всей приходящей к концу жизнью. Но я люблю его не слепо, как среду, удобную для тех или иных экспериментов, а таким, каков он есть в действительности». 

И, наконец, Короленко осуждал максимализм и схематизм большевистских программ: «Вы не представляете себе ясно сложность действительности». Вывод был безапелляционный: «В преследовании этой своей схемы вы довели страну до ужасного положения».

Обращение классиков

Десятилетием позже Короленко с его «несвоевременными мыслями» точно причислили бы к врагам народа. И его революционные корни не помогли бы. Но это была заря 1920-х, когда еще существовала политическая полемика, и можно было спорить.

Также читайте

Выбор Луначарского в качестве собеседника был не случаен. С одной стороны, он терпеливо выслушивал несогласных, а это предмет отдельного уважения. С другой стороны, и сам нарком с пиететом относился к Короленко. Отсюда — и надежда писателя на диалог.

Но Луначарский старался обращать интеллигенцию в правильную «веру». По-видимому, Ленин поставил перед наркомом эту задачу и применительно к Короленко. Новой власти были нужны авторитетные союзники: писатели, философы, ученые, художники. Кого только не советизировали в 1920-е — 1930-е годы! Так, в 1939 году, например, это произошло даже с Шекспиром!

Также читайте

Впрочем, ставить классиков мировой литературы под правильные знамена было принято и в дореволюционной России. Такие метаморфозы происходили, например, с Артуром Конан Дойлом. В конце XIX — начале XX века он сначала значился в русской прессе «британским колонизатором», а затем — другом и союзником России. Советизировалась и русская литература: в школах писали сочинения на тему «Богатыри старорусские и богатыри СССР». А тему «Поэзия Некрасова» проходили с привлечением советского фольклора и даже сталинской конституции. «Правильным» классиком должен был стать и Короленко.

Трагический постскриптум

Находясь в Полтаве, где жил тогда Короленко, Луначарский предложил ему письменно изложить свои взгляды на происходящее и обещал опубликовать переписку. Но в итоге на послания писателя нарком так и не ответил.

Короленко передал копии писем за границу, и в 1922 году их опубликовали в Париже. Это издание вскоре появилось у Ленина. Так, окольным путём, письма дошли до высочайшего адресата. Но Короленко к тому моменту уже не было в живых. Он умер в Полтаве в 1921 году от воспаления легких.

Дерзкие письма к советской власти, порочащие молодое государство за рубежом и нашедшие живой отклик в эмигрантской среде, могли навсегда вычеркнуть Короленко из истории русской литературы ХХ века. Но неожиданно писателя спасли «Дети подземелья» — сокращенная версия повести «В дурном обществе» (1885), которую сам Короленко при жизни не любил.

В 1916 году в письме С.Я. Елпатьевскому Короленко писал: «Есть у меня некоторое предубеждение против специальных изданий для юношества: ведь это нужно заручаться специальными одобрениями «для школьных библиотек». «В дурном обществе», например, так и идет в десятках тысяч экземпляров дешевых изданий в сокращенном и обкромсанном виде. А я совершенно не понимаю, почему юношество должно сначала знакомиться с писателем в этом обкромсанном виде, а уже потом получать его в полном».

И хотя оба варианта произведения в течение всего ХХ века издавались параллельно, для многих читателей Владимир Короленко так и остался прежде всего автором детских рассказов, таких как «Дети подземелья» — щемящей, загадочной и незабываемой истории о малышах, живших в склепе. Как это произошло, и каким образом «Дети подземелья» «реабилитировали» Владимира Короленко перед советской властью исследовал филолог Михаил Иткин.

Урезанные ужасы

Развалины замка и часовни. Призраки пленных турок. Крики филина. Кладбище со вспыхивающими на могилах огнями. Люди, живущие в кладбищенских подземельях. Антураж настоящего готического романа! Его не всегда легко переносят не только дети, но и взрослые. Слишком тяжелые впечатления. Жуткий мир и образы, иллюстрирующие его. Много некросимволики: с трупами сравниваются разрушенный замок и часовня, упоминаются гробы, черепа и белые «истлевшие кости». Иногда кажется, что классик перестарался в сгущении красок. Да и готика в русской литературе в конце XIX века уже считалась архаикой.

Готический роман «ужасов» появился во второй половине XVIII века в Европе, прежде всего — в Англии. Мистико-фантастический сюжет с привидениями, страшными тайнами, преступлениями и родовыми проклятиями разворачивался в готическом замке. Отсюда — и название. С другой стороны, готика отсылала к «ужасам» Средневековья.

В русской литературе готические произведения встречались, в основном, в первой половине XIX века. Из самых известных — «Страшная месть» Николая Гоголя, «Остров Борнгольм» Николая Карамзина, «Кровь за кровь» Александра Бестужева-Марлинского, «Семья вурдалака» Алексея Толстого и другие.

Также читайте

Но для писателя с социальным пафосом, каким был Короленко, готики в повести оказалось многовато, хотя она и была во многом художественно оправдана. «Жизнь в заброшенном склепе, погруженном во мрак, является отображением крайней степени нищеты и, по сути, становится причиной кончины Маруси», — поясняет Михаил Иткин.

Издатели краткой версии повести решили не слишком травмировать хрупкую юную психику. В «Детях подземелья», вышедших в 1886 году в детском журнале «Родник», готика и мистика были сильно сокращены, но одновременно из повести убрали и значительную часть «дурного общества».

Утраченные натуры

В оригинальном варианте повести Короленко немало рассказывает о потерянных, опустившихся, оказавшихся вне закона людях. Похожие персонажи появятся и в пьесе Горького «На дне». Собственно, это и есть «дурное общество». Его представителям сочувствует главный герой — мальчик Вася. Однако издатели решили пожертвовать сомнительными персонажами — они не подадут детям хороший пример. Взрослую повесть максимально упростили, сделали историю для детского чтения, где большое количество персонажей излишне. 

Объёмная, многослойная история стала плоской, картонной. В остальном фабула осталась прежней. Повествователь рассказывает о своем детстве, в котором он, сын судьи, подружился с нищими бездомными ребятишками, Валеком и Марусей. Их опекун, пан Тыбурций, не в ладах с законом. Но Вася не осуждает его, видя, как тяжело приходится его семье. Мальчик остро переживает их бедствия, пытается помочь безнадежно больной Марусе.

У издателей была своя логика. Гимназисты реагировали прежде всего на взаимоотношения маленьких героев. Многие плакали, особенно из-за смерти Маруси. Описательные же пассажи, часто готические, вызывали меньше интереса. В итоге в последующих дореволюционных хрестоматиях историю упрощали все больше, сосредотачиваясь на эпизоде смерти девочки.

Любовь писателя к людям, его сентиментальность в духе Чарльза Диккенса в сокращённой версии, конечно, остались. Однако вместе с готической «водой» редакторы выплеснули весьма колоритных персонажей. Короленко называл их «проблематическими натурами».

Приглаженное «дно»

В повести целая галерея таких натур: полубезумный «профессор», отставной чиновник Лавровский, «генерал» Туркевич, штык-юнкер Заусайлов. Большинство из них — типичные маленькие люди, дошедшие «до дна». Исключение — пан Тыбурций, явно отличающийся от остальных интеллектом, образованностью и харизмой.

У каждого персонажа — своя легенда. Так, «профессор» получил свое прозвище, потому что когда-то был гувернером. История Лавровского тоже малопонятна, но сам он рассказывает о собственных злодействах (что убил свою семью, хотя местные жители это отрицают). Пану Тыбурцию приписывают колдовские способности. Он сродни некоторым персонажам Гоголя из «Вечеров на хуторе близ Диканьки» (как колдунам, так и бурсакам; например, он прекрасно знает латынь). В нем проглядывают и «достоевские» черты (от Свидригайлова, Мармеладова, Смердякова). Он часто актерствует, юродствует.

Также читайте

Этот персонаж явно гипнотизирует читателя, особенно тогда, когда приходит в дом судьи и спасает Васю от отцовского гнева. Он играет роль чудесного помощника — благодаря его объяснениям сближаются отец с сыном. Он открывает глаза сыну на — порядочность и благородство отца, а отцу — на сердечность и доброту сына. Однако в детском варианте истории этот важнейший персонаж уходит из центра внимания.

В оригинале повести мир подземелий дан в двух плоскостях. Есть детское сочувственное восприятие, а есть взрослое: «Теперь, умудренный прозаическим опытом жизни, я знаю, конечно, что там был мелкий разврат, грошовые пороки и гниль». Но это переключение повествования, взгляд с дистанции в короткой версии исчезает. Остается только детское восприятие.

Даже само пространство в «Детях подземелья» становится беднее. Вместо города — один только замок, да и тот уже не устрашающе-готический, а полусказочный.

Репутационные издержки

«Дети подземелья» неоднократно переиздавались, но не включались в школьную программу по литературе вплоть до 1937 года. Тем не менее, всё литературное наследие Короленко трудно было игнорировать, и в первые советские программы все же был включен ряд его произведений: «Сон Макара», «Река играет», «Без языка». 

В 1930-е годы статус обеих версий сюжета Короленко изменился. В 1933-1935 годах повесть «В дурном обществе» была в разделе внеклассного чтения для 9-го, а затем для 7-го класса. В 1937 году для внеклассного чтения пятиклассникам были рекомендованы уже «Дети подземелья». И, наконец, в 1939 году этот рассказ закрепился в списке обязательной литературы.

Каноничность произведения в 1930-е годы напрямую зависела от статуса, приписываемого автору. Одно дело — «бесспорные» Некрасов или Горький. Другое дело — «сомнительный» Короленко, известный критикой большевизма. 

Его положительная репутация была связана с «красотой слога», «душевной ясностью» и «подлинностью любви» (все это — определения Анатолия Луначарского). Его отрицательное восприятие — чисто политическое — «мелкобуржуазный идеалист». Не отклонялись от линии партии и критики: «не дорос до понимания современности», но «как художник он представляет крупную величину».

Двойственная репутация мешала признанию. Публично изменить её попыталась дочь писателя Наталья Короленко-Ляхович. В 1948 году она подготовила новую редакцию произведения отца.

Промежуточный вариант

Новый вариант стал компромиссом между изначальной повестью и вариантом «Родника». Содержательно и стилистически редакция Короленко-Ляхович больше опиралась на оригинал. В ней максимально восстанавливается социальный план. Спустя время эта версия становится основной.

Короленко-Ляхович вернула в текст «Детей подземелья» часть готики. Но теперь у нее была социальная окраска. Она акцентировала «ужасные условия жизни в развалинах».

Восстановлены были и сатирические моменты, которые смущали издателей в дореволюционную эпоху. Например, в главе «Осенью» возвращён портрет ксендза: «У него брюхо, как настоящая сороковая бочка, и, стало быть, объедение ему очень вредно». А в главе «Знакомство продолжается» вновь появляется рассказ о графе-взяточнике, которого «засудил» Васин отец.

Советский идеологический контекст благоприятствовал «реабилитации» этих эпизодов. Обличения «богатого попа» и «аристократа» оказались уместны. А отец Васи, честный судья, выглядел как борец за социальную справедливость.

В команде с Тимуром 

Новая версия подправила репутацию Короленко. Тем не менее, он так и остался «понижен» до детского писателя. Половинчатое признание повлияло на закрепление в школьном каноне его произведений о детях («Слепой музыкант», «Дети подземелья», «Парадокс»). Эти рассказы, не слишком нагруженные идеологически, должны были служить примером для пионеров, поскольку содержали такие ценности, как сочувствие к бедным, героизм, самопожертвование.

Сын судьи Вася по возрасту, происхождению и убеждениям, конечно, не дотягивал до безупречного героя Павки Корчагина из канонического романа Островского «Как закалялась сталь», но он в какой-то мере был его «попутчиком». Как и в советских книжках для юношества, благородный герой в ходе сюжета взрослел, выносил из жизни серьезные уроки, а значит мог быть примером для юных читателей.

Необходимость воспитать нового советского человека была провозглашена главной задачей школы. Ну а литература должна дать образцы «правильного» мышления и поведения. Книжные герои воспринимались как живые люди: «хороших» любили, словно друзей, «плохих» ненавидели, будто реальных врагов.

В послевоенные годы советские критики акцентировали «правильность» Васи. Важно было, что он нашел «черты человечности в людях “дна”», получил «первые уроки гражданского самосознания». А то, что мальчик общался с «деклассированными элементами», свидетельствовало о гуманизме произведения. Тем самым, Вася встраивался в ряд канонических персонажей: «Тимура и его команды» Аркадия Гайдара, Миши Полякова из «Кортика» и «Бронзовой птицы» Анатолия Рыбакова, а позднее — героев книг Владислава Крапивина.

Но важнее то, что сегодняшние подростки читают в школе изначальный вариант «В дурном обществе». А он производит гораздо более сильное впечатление и намного больше рассказывает о людях, чем трогательные, щемящие, но всё же упрощенные «Дети подземелья».
IQ
 

Автор исследования:

Михаил Иткин, стажер-исследователь Международной лаборатории исследований социальной интеграции НИУ ВШЭ
Подпишись на IQ.HSE

60 современных российских писателей — Межпоселенческая Библиотека

1 Живые классики

2 Мэтры

3 Премиальные авторы

4 Беллетристы

5 Культовые

6 Модные

7 Недооценённые

8 Заслуживающие внимания

ЖИВЫЕ КЛАССИКИ

Фазиль Искандер (р. 06.03.1929)

Когда весь мир открыл для себя Габриэля Гарсиа Маркеса, у советских читателей уже был, как ни странно, вполне полноценный его аналог «отечественного производства» – Фазиль Искандер, под чьим мудрым и лукавым пером его родная Абхазия представала какой-то зачарованной Колумбией, а родной Сухум (слегка замаскированный под анаграммой Мухус) и горное село Чегем – настоящим Макондо, населённым, как и подобает эпосу, легендарными силачами, мудрецами и злодеями. То, что отец девятилетнего Фазиля, иранец по происхождению, был депортирован из СССР, в эпос, естественно, попасть не могло.

Главная книга: «Сандро из Чегема»

Прим. ред.: Фазиль Абдуллович Искандер скончался 31.07.2016 г.

Даниил Гранин (р. 01.01.1919)

Если бы Гранину вручали Нобелевку, то формулировка была бы такая: «За поэтическое изображение научно-технического прогресса». В обязательную программу гуманитарных факультетов включен роман «Иду на грозу» о том, как молодые ученые с риском для жизни исследуют грозовые облака.

Главная книга: «Иду на грозу»

Прим. ред.: Даниил Александрович Гранин скончался 4.07.2017 г.

Андрей Битов (р. 27.05.1937)

Вошёл в историю русской литературы (и соответствующего курса лекций гуманитарных вузов) «Пушкинским домом» (1978, опубликовано в России в 1987) – изощрённым и изысканным описанием замкнутого в стенах этого самого «дома» интеллигентского мира Ленинграда 1960-1970-х, с «вымирающими старцами и их деканствующими детьми и аспирантствующими внуками». Впоследствии увлёкся воспеванием малых божков пушкинского культа («Вычитание зайца»), мелодекламациями пушкинских черновиков в сопровождении новоджазовой музыки и прочими эзотерическими ритуалами. Удостоился премии «Большая книга» 2007 года – но не за конкретное произведение, а за «честь и достоинство», вместе с Валентином Распутиным.

Главная книга: «Пушкинский дом»

Валентин Распутин (р. 15.03.1937)

Сверстник Битова и полная его противоположность. Родился в Сибири, работал журналистом на комсомольских стройках, широко известным и по-советски успешным стал в тридцатилетнем возрасте, а впоследствии сделался Героем Социалистического труда, дважды кавалером ордена Ленина. Несмотря на это, наотрез отказывается переезжать в столицы, продолжая жить в Иркутске. В 90-е стал яростным публицистом-консерватором и упёртым «почвенником». Последнее художественное произведение – «Деньги для Марии» – опубликовал в 2004 году. Уже несколько поколений школьников изучают на уроках его «Уроки французского» и «Пожар», зубря при этом: «Валентин Распутин – деревенская проза».

Главная книга: «Уроки французского»

Прим. ред.: Валентин Григорьевич Распутин скончался 14.03.2015 г.

Виктория Токарева (р. 20.11.1937)

На Западе её называют первой русской феминисткой, а в России, напротив, причисляют к традиционным «женским» писательницам. Потому что большинство её героев – обычные женщины. Сама же Виктория Самойловна про себя обычно говорит, что она всегда мечтала быть куклой Барби, но всю жизнь прожила как феминистка. Она мечтала стать врачом, но на вступительных экзаменах завалила сочинение. Стала учителем музыки, но не могла не писать. Так что всё равно пришлось идти учиться во ВГИК на сценарный факультет. Свой первый рассказ она отнесла Владимиру Войновичу, который прочёл две чахлые странички и сказал: «Твоя сила в подробностях. Пиши подробно». Тогда она села и превратила две страницы в 42 и по совету Войновича назвала рассказ «День без вранья». Он и сделал её известной. А сценарии к фильмам «Джентльмены удачи» и «Мимино» – знаменитой и всенародно любимой.

Главная книга: «О том, чего не было»

Борис Васильев (р. 21.05.1924)

Один из редких оставшихся в живых «писателей-фронтовиков». Начинал как драматург и сценарист (например, писал сценарии для КВН). Но слава пришла к нему после публикации в «Юности» повести «А зори здесь тихие…», которую с тех пор не устают переиздавать. Военная тема стала главной для писателя не только потому, что он сам воевал и был тяжело ранен (контузия), но и потому что у него про это получалось лучше всего. За «Зорями…» последовали другие повести – «В списках не значился», «Завтра была война», «Вы чьё, старичьё?». В 1990-х начал писать исторические романы, но затмить военные произведения они точно не смогут.

Главная книга: «А зори здесь тихие…»  

Прим. ред.: Борис Львович Васильев скончался 11.03.2013 г.

Юз Алешковский (р. 21.09.1929)

«Товарищ Сталин! Вы большой учёный, // В языкознании познали толк. // А я простой советский заключённый // И мой товарищ – серый брянский волк», – слова этой песни знают даже те, кто не имеет представления ни о детском писателе Юзе Алешковском, ни о взрослом. Юный Алешковский служил во флоте, но как-то отличился перед начальством и за нарушение дисциплины был приговорен к четырём годам заключения. После освобождения, отработав два года шофёром на целине и на стройке, вернулся в Москву и стал заниматься литературой. Официально он считался автором детских книг и сценариев для кино и телевидения, а неофициально выступал как исполнитель собственных песен. Именно эти неофициальные занятия и вынудили его эмигрировать в 1979 году в Австрию, а затем в США, где живёт и сейчас. Недлинное тюремное прошлое наложило серьёзный отпечаток на всё его творчество: Алешковский – один из немногих, у кого мат и блатной жаргон звучат как музыка.

Главная книга: «Предпоследняя жизнь. Записки везунчика».

Борис Стругацкий (р. 15.04.1933)

О нём как о писателе нельзя говорить отдельно от его покойного брата Аркадия Стругацкого. Аркадий – старший, Борис – младший. Аркадий – переводчик-японист, Борис – инженер, выпускник мехмата ЛГУ. Оба они стали двумя половинками одного писателя-фантаста по имени «А. и Б. Стругацкие», популярность которого в советское время была огромной. Пока дети и подростки хохотали в голос над «Понедельник начинается в субботу», их родители искали скрытые и не слишком антисоветские смыслы в «Гадких лебедях» и «Обитаемом острове». После смерти Аркадия в 1991 году Борис под псевдонимом «С.Витицкий» выпустил две книги «Поиск предназначения» и «Бессильные мира сего», но они прошли почти незамеченными.

Главные книги: «Понедельник начинается в субботу»

«Обитаемый остров»

Прим. ред.: Борис Натанович Стругацкий скончался 19.11.2012 г.

Владимир Войнович (р. 26.09.1932)

Создатель современного фольклорного персонажа – солдата Ивана Чонкина, сумевшего встать в тесный ряд между солдатом Швейком, Василием Тёркиным и просто Солдатом из русских сказок. Никто из них не догадался бы ответить на вопрос: «Как вы свою фамилию пишете? Через “о” или через “ё”?» – ответит: «Через “чи…». А Чонкин – догадался. После «Чонкина», в 1986 году, Войнович выпустил едкую антиутопию «Москва 2042», которая, по уверениям некоторых поклонников его творчества, приближается с каждым годом. Не только в хронологическом смысле. После третьего продолжения «Чонкина» 2007 года, не столь громко прозвучавшего, как две первые книги «чонкинииады», Войнович практически полностью переключился с литературы на живопись – и сумел стать профессиональным живописцем, продавая картины с собственного сайта.

Главная книга:»Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина»

 К оглавлению

 МЭТРЫ

Владимир Сорокин (р. 1955)

Зубр московского концептуализма, чьи ранние тексты до сих пор невозможно читать без священного трепета, а возвышенную «ледяную трилогию» («Лёд», «Путь Бро», «23000») – без изумления. Переломной точкой стала повесть «День опричника» (2006), в которой отразился не только личный опыт беспрецедентного давления со стороны полугосударственных структур вроде «Идущих вместе», но и философская, другого слова не подберёшь, экстраполяция этого опыта. Сорокин – единственный из современных писателей автор либретто оперы, идущей в Большой театре, – «Дети Розенталя», посвящённой клонам и проблемам клонирования. В пристальном внимании к этой теме, очевидно, отразился другой личный опыт Сорокина – опыт отца дочек-близняшек.

Главные книги: «Норма», «День опричника»

Людмила Улицкая (р. 1943)

Писать прозу стала, когда ей было уже за сорок, публиковаться – за пятьдесят. За шестьдесят – на неё просыпался благотворный дождь всевозможных наград и первых мест в рейтингах продаж. «Сначала вырастила детей, потом стала писателем», по её собственным словам. С этим, видимо, и связан гипнотический эффект её романов и рассказов. Злые языки сравнивают их с известной житейской ситуацией, когда женщина, варя борщ, заходит к соседке на минутку за лаврушкой… и спохватывается через два часа непрерывного трёпа обо всём и ни о чём. Впрочем, лучшее её произведение – например, получивший «Большую книгу≫, «Даниэль Штайн, переводчик», конечно, к одному только «эффекту лаврушки» не сведёшь.

«Главные книги: «Медея и её дети», «Даниэль Штайн, переводчик»

Александр Кабаков (р. 1943)

Младший товарищ и ученик Василия Аксёнова. Из поколения тех, кто пришёл на смену шестидесятникам, но полностью с ними не порвал. Его проза печальна и как-то подчёркнуто старорежимна, даже если речь идёт о молодёжной тусовке, как в романе «Всё поправимо». Отличительная деталь прозы Кабакова – внимание к одежде героев. «В любой стране я на вид отличу университетского профессора, среднего предпринимателя, наёмного клерка и т.д., потому что там существует язык вещей. Так было в дореволюционной России. Если бы встречу моего героя с юным представителем большевиков на бульваре описывал Бунин, он бы тоже не преминул описать свежую коломянковую пару, колониальную шляпу и трость с адамовой головой», – объяснял мне писатель про роман «Беглецъ». К своей одежде он также внимателен, как к одежде своих героев. Зоилы даже прозвали его «певцом пуговиц».

Главная книга: «Всё поправимо»

Сергей Гандлевский (р. 1952)

Про москвича Гандлевского принято говорить, что он писатель петербургской традиции, продолжающий в прозе линию Битова и Довлатова, а в поэзии – Мандельштама и Бродского. В 1970-е годы он был одним из основателей и участников поэтической группы «Московское время» (вместе с Алексеем Цветковым, Александром Сопровским, Бахытом Кенжеевым) и группы «Задушевная беседа» (с Дмитрием Приговым, Львом Рубинштейном, Тимуром Кибировым). Стихов он пишет мало, а прозы ещё меньше. Он из тех, кто считает, что нечего зря марать бумагу: писать нужно только тогда, когда не писать не можешь. И отчасти сам пал жертвой этой «выверенности». Его роман о семидесятниках «Нрзб» критики хоть и назвали «стихотворением о любви, облитым горечью и злостью», но всё же неоднократно упрекнули в излишней филологичности.

Главная книга: «<нрзб>»

Лев Рубинштейн (р. 1947)

Он пишет стихи, которые и не стихи вовсе, а диалоги, и эссе, которые звучат как поэзия. Наряду с Всеволодом Некрасовым и Дмитрием Александровичем Приговым Рубинштейна называют одним из основоположников московского концептуализма. Его «творческая манера» оказалась обусловлена его ежедневной занятостью – он долгое время трудился библиографом. Так в середине 1970-х возник особый жанр, про который принято говорить, что он существует «на границе вербальных, изобразительных и перформативных искусств». Это жанр коротких записей на карточках. Так построена его книга «Домашнее музицирование». А недавно вышли целых четыре коробки карточек под общим названием «Четыре текста из Большой картотеки».

Главная книга: «Домашнее музицирование»

Владимир Маканин (р. 1937)

Сюжетосложение – не его сильная сторона. Иногда даже сложно разобраться, кто из героев что сделал и сказал. Писатель Маканин силён другим – психологической мотивированностью своих персонажей. В их «внутренностях» он может копаться бесконечно и читателю всё равно будет интересно за этим следить. Как и Гандлевский, Маканин не чужд филологичности. Особенно его привлекает толстовско-лермонтовская тема. По его рассказу «Кавказский пленный» Алексей Учитель снял фильм «Пленный». Недавний роман Маканина «Асан», вызвавший волну негодования в адрес писателя, снова про Кавказ. Его действие разворачивается в Чечне.

Главная книга: «Асан»

К оглавлению

ПРЕМИАЛЬНЫЕ АВТОРЫ

Двусмысленность эпитета здесь допущена сознательно: с одной стороны – это авторы, известные преимущественно по вовлечённости в «премиальный процесс», то есть регулярно фигурирующие в шорт- и лонг-листах разнообразных премий, а с другой – безусловно, имеющие отношение к тому, что в обычном, не книжном маркетинге называется «премиум-классом».

Эдуард Кочергин (р. 1937)

Литературный дебют главного художника БДТ случился уже в постпенсионном возрасте, когда автору было в районе семидесяти. Эдуард Степанович никогда не мыслил себя писателем. Он всю жизнь был художником и всю жизнь рассказывал байки о своём необычном детстве. Дело в том, что его родители, поляки, были репрессированы в Ленинграде. Во время войны он был эвакуирован с детдомом в Сибирь. И на протяжении нескольких лет он беспризорником добирался из Омска снова в Ленинград, зимуя в детприёмниках, а летом снова убегая. Общался во время своих побегов в основном с ворами, уголовниками и проститутками. Из этих устных, годами отшлифованных на слушателях рассказов, и сложились две его книги «Крещённые крестами» и «Ангелова кукла», которые тут же стали лауреатами литературных премий.

Главные книги: «Крещённые крестами», «Ангелова кукла»

Михаил Шишкин (р. 1961)

Лауреат всех главных отечественных литературных премий, автор романов «Взятие Измаила», «Венерин волос», «Письмовник» (все три – инсценированы в разных театрах), проведший детство в коммуналке на Арбате, по языку, мышлению и даже и по образу жизни оказался самым утончённым русским европейцем-космополитом, любимцем западных издателей и прямым наследником Ивана Тургенева и Владимира Набокова. С последним его объединяет не только жительство в Швейцарии, но и попытки сочинительства на другом языке, кроме русского. Правда, не на английском, а на немецком, и не романов, а беллетризованных путеводителей и травелогов.

Главные книги: «Венерин волос», «Письмовник»

Андрей Геласимов (р. 1966)

«Белый офицер» отечественной прозы дебютировал в печати как переводчик английской литературы. Что, впрочем, не так уж странно, учитывая его образование и десятилетнюю деятельность в качестве доцента кафедры английской филологии Якутского университета. Как оригинальный автор дебютировал в 2001 году повестью с ласкающим слух названием «Фокс Малдер похож на свинью». С того времени и названия его книг, и их содержание стали гораздо классичнее. После полученного им в 2008 году за «Степных богов» «Национального бестселлера» издательство «Эксмо» сочло, что Геласимов дозрел до того, чтобы выпустить его «сайд-проект» – детскую повесть, которую он писал поглавно, проходя стажировку в Великобритании, и посылал домой детям.

Главная книга: «Степные боги»

Михаил Елизаров (р. 1973)

Молодой человек (к Елизарову это определение ещё вполне применимо), одевающийся в готическом стиле, убирающий волосы в длинный кудрявый хвост и сочиняющий насквозь постмодернистские рассказы и романы, в которых выворачиваются распространённые мифологемы (например,о Борисе Пастернаке – в романе, который так и называется «Pasternak») и создаются новые – как в «Библиотекаре». В 2008 году, к изумлению многих, этот роман получил «Русского Букера» – причём на недоумения коллег председатель оргкомитета премии отвечал так: «Что-то всё-таки в этом есть…»

Главная книга: «Библиотекарь»

Александр Иличевский (р. 1970)

Московский «физико-математический мальчик» родом из азербайджанского Сумгаита, как множество других подобных мальчиков его поколения, в начале девяностых уехал в Америку заниматься тем, что расплывчато называется «научной работой». То есть усердно ковать американскую мечту. Но в 1998 году всё-таки вернулся в Россию – для того, чтобы стать русским писателем. И вполне успешно: за тринадцать лет – шесть больших вдумчивых романов, среди которых – «Перс», «Матисс», «Математик», высоко оценённые критикой. И это не считая сборников стихов и рассказов. В последние годы склоняется к ещё одной эмиграции, внутренней: предпочитает жить в купленном в Тарусе доме.

Главная книга: «Перс»

Ольга Славникова (р. 1957)

«Под» Ольгу Славникову литературные критики специально придумали новый термин: «уральский магический реализм». Первый её роман, «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки», и впрямь поражал размахом и завораживал, хотя пробраться через него было не просто даже опытным читателям. Последующие романы, не теряя яркой образности, становились раз от раза всё сдержаннее и прозрачнее. Последний – «Лёгкая голова» – воспринимается уже чуть ли не как сатира на злобу дня. Возможно, сказывается десятилетняя работа писательницы в качестве руководительницы молодёжной премией «Дебют».

Главная книга: «2017»

Елена Чижова (р. 1957)

У питерского прозаика Елены Чижовой были многолетние непростые отношения с премией «Русский Букер». Она дважды становилась её номинантом, дважды выходила в финал, и не побеждала. В 2003-м она боролась за премию с романом «Лавра» о поиске Бога, в 2005-м с романом «Полукровка», который упрекали в сионизме и антисемитизме одновременно. И наконец в 2009-м её роман «Время женщин» о роли женщин в современной России и исторической памяти победил. И как по мановению волшебной палочки Елена Чижова из питерских писателей второго ряда переместилась в российские писатели первого. А ещё говорят, что литературные премии в России ничего не значат.

Главная книга: «Время женщин»

К оглавлению

БЕЛЛЕТРИСТЫ

Предпочитающие обретаться не в горних высях высокой литературы, а на тучных пажитях читательского спроса. Впрочем, не забывая и о качестве. По возможности, конечно.

Борис Акунин (р. 1956)

Ещё один, после Улицкой, пример «позднего старта». Беллетристом Б.Акуниным японист Григорий Чхартишвили стал, когда ему было уже за сорок. Псевдоним, хоть и игровой («акунин» по-японски – «злодей») был выбран по соображениям довольно серьёзным: Григорий просто стеснялся объявить своим высокоинтеллектуальным друзьям и коллегам по журналу «Иностранная литература», что пописывает какие-то детективчики про красавца-мужчину с усиками. Сейчас это странно вспоминать. Не менее интересно другое. В литературных кругах бытуют устойчивые «мнения», что ещё два загадочных автора с инициалами АБ – Анатолий Брусникин и Анна Борисова – это на самом деле «псевдонимы псевдонима», то есть сайд-проекты всё того же Чхартишвили. Если это так, то он превосходит продуктивностью Дмитрия Быкова. Тоже на Б, между прочим.

Главные книги: «Статский советник», «Алмазная колесница»

Алексей Иванов (р. 1969)

Слова одного критика о том, что «проза Алексея Иванова – золотовалютные запасы русской литературы» так часто воспроизводятся на обложках его книг, что стали заслонять остальное. Да, герои Иванова – будь то мифические вогулы XV века («Сердце Пармы»), полумифические сплавщики XVIII века («Золото бунта») или мифологизированные современные пермяки («Географ глобус пропил»), говорят особым языком и думают особым образом. Но всё-таки в первую очередь Алексей Иванов примечателен другим. Подчёркивая свою «провинциальность», он тем не менее в любом романе тщательно следит за тем, чтобы сюжет мчался по всем законам голливудского боевика. После относительной неудачи «Блуды и МУДО» и явно разочаровавшего сотрудничества с Павлом Лунгиным в фильме «Царь», Иванов решительно обратился к телевизионно-краеведческим проектам. Будем надеяться – не навсегда.

Главные книги: «Географ глобус пропил», «Сердце Пармы»

Дина Рубина (р. 1953)

Будучи на десять лет моложе Улицкой, начала выпускать авторские книги на добрые десять лет раньше её. Как негативное последствие – успела получить клейкий ярлычок «женской писательницы», хотя её «На солнечной стороне улицы» выиграл третью премию «Большой книги» в том же году, когда первая досталась «Штайну» Улицкой. Роман 2004 года «Синдикат», где с сатирической интонацией описывается московское отделение израильского агентства «Сохнут», в котором Рубина проработала два года, поссорил её со многими в Израиле. Но в накладе Рубина на осталась: она, пожалуй, единственный из русских писателей, кого постоянное проживание в Израиле ничуть не разлучило и не поссорило с русскими читателями.

Главная книга: «Синдикат»

Андрей Рубанов (р. 1969)

Self-made writer. В 1996 Рубанов был заключён под стражу по обвинению в мошенничестве. В 1999 году полностью оправдан. Этот в достаточной мере экстремальный опыт лёг в основу его дебютного романа «Сажайте, и вырастет» (2005) о жизни нелегального банкира в девяностые. Принято считать, что книги, изданные за счёт автора, – никому не нужная графомания. Роман Рубанова оказался счастливым исключением – книгу заметили и читатели, и критики. А Рубанов в свою очередь оправдал ожидания и тех, и других. С тех пор он написал достаточное количество романов, всё больше похожих на фантастическую антиутопию, но от этого не перестающих быть замечательно острозлободневными.

Главные книги: «Сажайте, и вырастет», «Хлорофилия»

Владимир Нестеренко (Адольфыч) (р. 1964)

«Имя, которым подписаны его книги – псевдоним, за плечами – тёмное криминальное прошлое, впереди – светлое литературное будущее», – зазывно представляет своего автора издательство Ad marginem, которое начало издавать его книги. Внешность его – загадка для большинства читателей, потому что кроме как в маске для СМИ он не фотографируется. Блогер, сценарист и прозаик, пишущий под псевдонимом «Адольфыч» живёт в Киеве, пишет по-русски книги в странном жанре «сценария для чтения» или «романа в диалогах». Так написана его «Чужая» –о бандитском Киеве 1990-х. Так написана вторая книга Адольфыча «Огненное погребение», в которую кроме заглавного сценария вошло несколько рассказов.

Главная книга: «Чужая»

Евгений Гришковец (р. 1967)

Филолог-теоретик, который начинал как драматург и исполнитель своих пьес, но потом драматической сцены ему показалось мало. Он прибавил к этому занятия музыкой, объединившись с группой «Бигуди», а в 2004 году ещё и подался в прозаики, выпустив роман «Рубашка». Следом стали выходить повести и сборники рассказов. Несмотря на то, что автор очень серьёзно трудится над каждым своим произведением и потом с гордостью отмечает, что «позиция автора» у него в этой книге совсем не похожа на «позицию автора» в предыдущей, создаётся впечатление, что Гришковец своими пьесами, спектаклями, прозой и песнями всю жизнь пишет один и тот же текст имени себя. И при этом каждый из его зрителей/читателей может сказать: «Это он прямо про меня написал». И не слукавит, ведь.

Главная книга: «Рубашка»

Александр Терехов (р. 1966)

В прошлом журналист, в настоящем преуспевающий бизнесмен и состоятельный человек. Журналистика научила Терехова находить интересное и писать об этом доступно. Его самая толстая, известная и успешная книга «Каменный мост» получила вторую премию «Большой книги», но была неоднозначно встречена критикой. Ругали за рыхлость и невыстроенность композиции и свободное обращение к истории. Но вот за идею следовало бы только похвалить. Сюжет книги основан на расследовании загадочного происшествия: на Каменном мосту в Москве в 1943 году произошло убийство и самоубийство двух парней и девушки из семей, которых принято называть партийной элитой.

Главная книга: «Каменный мост»

К оглавлению

КУЛЬТОВЫЕ

Или, поскольку это слово сейчас практически потеряло своё изначальное значение – «пользующиеся колоссальным уважение небольшого количества знатоков», или просто «скрытые имамы». И не надо говорить, что Пелевина читают все. Читают, и правда, все, а понимают, о чём он, сколько?

Виктор Пелевин (р. 1962)

Самый молодой и при этом самый бесспорный из упоминаемых здесь культовых авторов. Нигде так ярко и беспощадно не описан путь думающей российской молодёжи 80–90-х (которая сейчас, повзрослев, добралась и до высоких постов) из трепетных творцов в циничные «криейторы», как в романах и рассказах Пелевина – несмотря на что, что по его собственному уверению, действие их разворачивается «в абсолютной пустоте». Пелевин последовательно избегает публичных жестов, и в его случае это приносит плоды. Достаточно сказать, что главная интрига на майском вручении премии «НацБест десятилетия» заключалась не в том, «кто получит премию?» (и причитающиеся к ней 100 000 долларов, которые устроители поклялись отдать только лично в руки победителю, а иначе они просто «сгорят»), а – «явится ли Пелевин?». Пелевин, как водится, не явился.

Главные книги: «Чапаев и пустота»,  «Ампир В»

Юрий Мамлеев (р. 11.12.1931)

Трудно себе представить: в раннеоттпельные годы, пока диссиденты и либералы мучительно решали, извратил ли Сталин учение Ленина, группа московских интеллектуалов, работающих днём на неприметных работах, собиралась по вечерам, чтобы изучать и обсуждать тексты индийской философии, труды Генона, литературу по оккультизму и алхимии. Неформальным лидером этого кружка был Юрий Мамлеев – учитель математики в вечерней школе и писатель-метафизик. С его именем связано появление в СССР «эзотерического самиздата» – и неудивительно, что годы с 1974-го по 1994-й он провёл в Америке и Франции. В настоящее время живёт преимущественно на казённой даче Союза писателей в Переделкине – и продолжает писать книги, в которых невероятная простота формы оттеняет невероятную философскую насыщенность содержания.

Главная книга: «Шатуны»

Прим. ред.: Юрий Витальевич Мамлеев скончался 25 октября 2015 г.

Эдуард Лимонов (р. 1943)

Можно сказать, что отнесение этого плодовитого, темпераментного и оказавшего немалое воздействие на последующих русских сочинителей (на пример, на Прилепина) автора к «культовым», а не к «классикам» продиктовано в первую очередь уважением к личности самого писателя. Уж кем-кем, а забронзовевшим классиком неугомонный седовласый плейбой и трибун точно быть не собирается и всячески от этого неудобного для себя лично состояния бежит всеми возможными способами. В том числе тем, что, достигнув, по его собственным словам, «известного возраста, когда мужчина опять становится похотлив как подросток», снова начал публиковать «отчасти эротические, отчасти порнографические» стихи. Уж его-то сочинениям войти в школьную программу когда-либо едва ли грозит.

Главная книга: «Это я, Эдичка»

Людмила Петрушевская (р. 1938)

Профессиональный драматург и писатель, всю жизнь проживающая в образе эдакой Джельсомины – нелепого и трогательного персонажа Джульетты Мазины из «Дороги» Феллини. И пьесы, и проза её, и даже сказки являются прямым продолжением и углублением этого жизнестроительного амплуа. Герои её, и особенно героини, нелепы, трагичны в своей обыденности – и вызывают глубокое сострадание. В том возрасте, когда даже дамам становится снова прилично о нём напоминать, то есть на восьмом десятке, Людмила Стефановна дебютировала в качестве певицы кабаре. И её шоу в интеллектуальных московских клубах стали пользоваться огромным успехом.

Главные книги: «Бессмертная любовь», «Пуськи бятые»

Саша Соколов (р. 1943 в Оттаве)

Уточнение ≪родился в Оттаве≫ многое определяет. Как и многие представители второго поколения советской элиты, с младых ногтей был убеждённым антисоветчиком. А как уроженец Оттавы – с рождения имел право на канадское гражданство. Сочетание этих двух факторов привело к тому, что в 1965 году Саша был задержан пограничниками при попытке перейти советско-иранскую (!) границу. Дело удалось замять, а сам Саша всё-таки удрал за границу десятью годами позже менее экзотическим способом: женившись на австриячке. Это всё не имело бы значения, если бы не три романа, сочетающие модернистский поток сознания с постмодернистской цитатностью и чисто русской интонацией: «Школа для дураков» (1976), «Между собакой и волком» (1980) и «Палисандрия» (1985). Со второй половины 2000-х Саша снова начал потихоньку публиковать изысканную стихопрозу – «проэзию», как называет её он сам.

Главная книга «Школа для дураков»

Виктор Ерофеев (р. 1947)

Он младший товарищ таких литераторов, как Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Евгений Рейн и старший – Владимира Сорокина. С первыми он участвовал в неподцензурном альманахе «Метрополь», со вторым его объединяют некоторые художественные методы. Его книги не только пользуются популярностью у читателей и культурной общественности (роман «Русская красавица» переведён более чем на двадцать языков и стал международным бестселлером, по рассказу «Жизнь с идиотом» Альфред Шнитке написал оперу, а Александр Рогожкин снял одноимённый фильм), но и регулярно оказываются в центре разнообразных скандалов, собирая упрёки в русофобии и порнографии.

Главная книга: «Русская красавица»

Павел Пепперштейн (р. 1966)

«Я пишу как художник, сохраняя связь письма и рисования. Через древнюю культуру манускриптов проявляется физиологическая сторона дела», –говорит о себе писатель и художник, основатель «психоделического реализма» Пепперштейн. Его бывший издатель Александр Иванов считает его продолжателем традиции, идущей от Константина Вагинова, обэриутов, но в русской критике Пепперштейна принято называть «битником» и ставить в один ряд с Берроузом и Керуаком из-за его манеры при помощи различных химических веществ экспериментировать с сознанием, а потом фиксировать свой опыт при помощи произведений искусства.

Главная книга: «Пражская ночь»

К оглавлению

МОДНЫЕ

Дмитрий Быков (р. 1967)

Знакомство с личностью и деятельностью Дмитрия Быкова – лучший способ уверовать в возможность переселения душ. Потому что чем дальше, тем больше Быков становится похожим на легендарного Дюма-отца – только воплощённого в современных русских реалиях. Обоих писателей отличает не только невероятная плодовитость, но и обращение ко всем мыслимым литературным и публицистическим жанрам одновременно. Оба они – признанные своими современниками жизнелюбцы и хлебосолы. Ну и наконец просто сравните фотографии Быкова и Дюма. У Быкова подрастают двое детей. Неужели лет через пятнадцать появится «Быков-сын»?

Главные книги: «Борис Пастернак», «ЖД»

Сергей Шаргунов (р. 1980)

Кажется, единственный в этом списке писатель, получивший это занятие вместе с цветом глаз – от родителей. Мало того: его отец, Александр Шаргунов – известный в своём кругу интеллектуал от православия, протоиерей «из филологов». Немудрено, что Сергей с отрочества жаждал резко обособиться, и вполне этого добился, причём в разных сферах. С двадцати лет он публикуется в «Новом мире», в двадцать один год получил премию «Дебют» за крупную прозу (денежную часть премии отдал в поддержку находящегося тогда в заключении Лимонова), в двадцать три – госпремию правительства Москвы. В двадцать пять – возглавил молодёжное крыло партии «Родина». В двадцать семь – был назначен в первую предвыборную тройку «Справедливой России» (впрочем, назначение быстро было отозвано). Зная это всё, меньше удивляешься, что к тридцати одному году он «дозрел» до мемуаров, названных им «Книга без фотографий».

Главная книга: «Книга без фотографий»

Герман Садулаев (р. 1973)

Внешне – крупный, круглоголовый мужчина, выглядящий старше своих лет и предпочитающий строгие классические костюмы с галстуками (что не так уж часто встречается среди современных сочинителей). Внутренне – настоящий кентавр: наполовину чеченец, наполовину терской казак, писатель и юрист, автор брутальных «почвеннических» текстов (книги «Я – чеченец!», «Шалинский рейд») и европейский интеллектуал левого толка, рассуждающий, в духе Пелевина, об одурманивающем воздействии на мир глобальных корпораций (роман «Таблетка») и с лёгкостью проводящий параллели между Рамзаном Кадыровым и волком Фенриром из скандинавской мифологии. Ну и напоследок – в прошлом году вступил в КПРФ.

Главные книги: «Я – чеченец», «Шалинский рейд»

Роман Сенчин (р. 1971)

Если Дмитрий Быков – прямая реинкарнация Дюма, то в Сенчина явно переселилась толика Достоевского. Конечно, так можно сказать практически про любого русского писателя, но достаточно поглядеть на высокий лоб, хорошо вылепленное неулыбающееся лицо и глубоко запавшие немигающие глаза Сенчина – и мысль о Фёдоре Михайловиче как-то сразу приходит в голову. Особенно когда он отпускает бороду. А уж тем более если почитать его прозу, в частности – последний роман, «Eлтышевы». Беспощадный и отчаянный рассказ о вырождении простой русской семьи назывался в числе фаворитов всех литпремий прошлого сезона, но так ничего не получил. Видимо, концентрация безнадёги оказалась чрезмерна даже для неробких членов жюри.

Главная книга: «Елтышевы»

Михаил Идов (р. 1976)

Ещё один автор одной книги, которая никак не должна была стать модной, а вот нате же – стала. Идов родился в Риге, а в шестнадцать лет переехал в США. Живёт в Нью-Йорке, трудится журналистом. Роман изначально назвался Ground up. «Он написан на английском языке, потому что не мог быть написан ни на каком другом. Основная его коллизия совершенно чужда русскому складу ума», – говорит про него автор. Несмотря на свою неподходящесть для русской аудитории – ну кому из русских интересно, как американский интеллигент решил реализовать свою мечту и в нижнем Ист-Сайде открыть венскую кофейню – Идов с помощью жены довольно удачно перевёл его на русский язык и книга стала событием прошлого года.

Главная книга: «Кофемолка»

Захар Прилепин (р. 1975)

То, что именно он получил тот самый «НацБест десятилетия», на который так и не явился Пелевин – совершенно закономерно. Потому что Захар Прилепин – единственный, кто за «отчётный период» вырос из начинающего сочинителя, смутьяна-маргинала, нацбола и омоновца, в профессионального писателя, чьи книги – «Патологии», «Санькя», «Ботинки, полные горячей водки» и недавняя «Чёрная обезьяна» – занимают первые места в рейтингах продаж. Правда, последний роман получился не очень – рыхлый, невычитанный, с дурацкими речевыми ошибками, которые никак не списать на оригинальный авторский стиль. Вот уж кому хочется пожелать поменьше времени уделять разнообразным эфирам и побольше сидеть за письменным столом. Было бы жаль потерять среди спикеров и колумнистов едва ли не единственного серьёзного писателя последнего десятилетия.

Главные книги: «Санькя», «Грех»

Мариам Петросян (р. 1969)

Она живёт в Ереване, работает художником-мультипликатором и растит двоих детей. Роман «Дом, в котором» об интернате для детей инвалидов – первая, единственная и не исключено, что последняя книга Петросян, которую она писала более десяти лет «для себя», потом спешно приделала к ней финал и издала, номинировалась с ней на «Большую книгу», вышла в финал, выиграла «Русскую премию». Но дело не в премиях, а в том, что книга не на самую лёгкую тему без всякой рекламы стала настоящим «успешным проектом» и выбилась в долгоиграющие бестселлеры. И даже если Мариам больше ничего не напишет, «Дом, в котором» она уже построила.

Главная книга: «Дом, в котором»

К оглавлению

НЕДООЦЕНЁННЫЕ

Когда-то модные писатели, на года выпавшие из поля читательского внимания. Отрадно, что некоторые из них вроде Анатолия Гаврилова и Юрия Буйды снова в это поле возвращаются на белых конях.

Анатолий Гаврилов (р. 1946)

Классические «дворники и сторожа» давно вышли из своего андеграунда, а годящийся им в старшие братья и в дядья Анатолий Гаврилов как работал во Владимире почтальоном, так и работает. Его проза сверхкомпактна и сверхсжата (сравнение с телеграммой неизбежно – и неслучайно), журнальные публикации и уж тем более авторские книги появляются крайне редко, зато презентация каждой из них – например, последней его книги «Берлинская флейта» – событие, на которое сходится множество неслучайных людей. И все друг друга поздравляют с новой книгой Анатолия Гаврилова.

Главная книга: «Берлинская флейта»

Дмитрий Галковский (р. 1960)

Автор гигантского (размером с «Анну Каренину») и монструозного философского романа «Бесконечный тупик», законченного к 1988 году и ставшего культовым среди интеллектуалов-постмодернистов, увидевших в нём зримое воплощение всех принципов этого самого постмодернизма: цитатность, многократное выворачивание авторского «я» и, наконец, сквозная гипертекстуальность (текст книги – это бесконечные «примечания к примечаниям») – задолго до появления Интернета! Неудивительно, что «придя к власти», то есть, став главными редакторами и редакторами отделов литературных и глянцевых журналов, эти интеллектуалы начали «проталкивать» Галковского и быстро оказывались вынужденными отказываться от его текстов и от его услуг – настолько вздорным и зацикленным на одной-двух своих маниакальных идеях оказался корифей русского постмодернизма при ближайшем рассмотрении. Так что сейчас активность Галковского практически полностью ограничена его ЖЖ – где, впрочем, за ним следят почти шесть тысяч подписчиков.

Главная книга: «Бесконечный тупик»

Николай Байтов (р. 1951)

Поэт, прозаик и бук-артист. Настоящая фамилия – Гоманьков. «Байтов» же – псевдоним, произведенный от термина «байт». Так появилась шутка, что «Байтов нарочно взял себе такой псевдоним, чтобы намекать, что он равен восьми Битовым». Байтов выступает организатором многочисленных литературных акций (ежегодный «Праздник рифмы», «Литературный карнавал», ряд выставок бук-арта и авторской книги) и литературных перформансов. Из-за сложности его прозы, отсылающей к проблемам философии, он получил прозвище «русского Борхеса». Один из немногих отечественных авторов, работающих в технике ready-made – это когда писатель представляет в качестве своего произведения текст, созданный не им самим (в искусстве так, например, поступил Дюшан в 1914 году, назвавший писсуар «Фонтаном»).

Главная книга: «Думай, что говоришь: 41-й рассказ»

Юрий Милославский (р. 1948)

Это не персонаж сочинения господина Загоскина, это живущий в эмиграции русский прозаик, поэт, историк литературы (пушкинист) и религиовед. Критик Виктор Топоров, которого сложно назвать щедрым на похвалы, назвал его «одним из двух лучших в диаспоре прозаиков – наряду и, главное, наравне с Сашей Соколовым, хотя и совершенно в ином духе». Хотя с 1970-х Милославский живёт в Америке, сам себя называет «традиционным русским сочинителем», потому что в 1980-е, когда все стали вдруг писать автобиографические тексты, он в своей художественной манере полностью отказался от внедрения в текст собственной биографии. В России его проза публиковалась в начале 90-х и с тех пор ни разу не переиздавалась. В этом году вышла книга избранных рассказов и повестей «Возлюбленная тень» – первая за последние двадцать лет.

Главная книга: «Укреплённые города»

Юрий Буйда (р. 1954)

Буйда активно печатался, читался и обсуждался все 1990-е. «Нравоучительность и велеречивость в сочетании с натурализмом и ненормативной лексикой», – писали о нём тогда критики. А потом вдруг пропал на долгие десять лет. Его триумфальное возвращение началось едва ли не год назад с переиздания книги рассказов «Прусская невеста». Следом появилась новая книжка и снова рассказов «Жунгли», яркая и жутковатая. Теперь же роман Буйды «Синяя кровь» вошёл в шорт-лист премии «Большая книга». Даже если он не войдёт в тройку лауреатов, он снова стал писателем сегодняшнего дня и первого ряда.

Главная книга: «Прусская невеста»

Сергей Солоух (р. 1959)

Сергея Солоуха в жизни зовут Владимиром Советовым. «Само по себе сочинительство – игра, шалость, смесь клоунады и балета… Я думаю, псевдоним обязательная часть художественной параферналии писателя», – объясняет он разделение частной и литературной биографии. Тонкий стилист («стиль – всё, сюжет – ничто»), почти поэт в прозе. Его называют наследником Андрея Белого, а он говорит, что Белого не читал. Его прозу можно было бы счесть литературоцентричной, если бы он не упорствовал, что «поважнее слов – жизнь сама по себе». Его последний роман «Игра в ящик» вышел в финал «Большой книги».

Главная книга: «Клуб одиноких сердец унтера Пришибеева»

Алан Черчесов (р. 1962)

Ещё один тонкий, стилистически выверенный, филолог по образованию и филолог в прозе – писатель. Родившийся в Северной Осетии, он пишет по-русски так безупречно, как не пишут и москвичи. Его удел – толстожурнальная аудитория и лонг- и шорт-листы литературных премий. Чтобы стать лауреатом его проза, видимо, слишком акварельна.

Главная книга: «Вилла Бель-Летра»

Дмитрий Бакин (р. 1964)

Человек-невидимка отечественной литературы, каждое слово которого – на вес золота. Про него известно только, что на самом деле его зовут Дмитрий Бочаров и считается, что он родился в Луганской области и работает водителем грузового автотранспорта. Это всё – в редакциях он не появляется, на литературные тусовки не ходит, интервью даёт по почте (простой, а не электронной). Свой первый рассказ он опубликовал в 1987 году, последний – в 1998-м. В1995 получил премию «Антибукер», но за ней пришла жена. Изданы две книги прозы, которые переведены на французский, английский и немецкий. За экзистенциальные вопросы, которые он ставит в своих текстах, во Франции его называют «русским Камю».

Главная книга: «Страна происхождения»

К оглавлению

ЗАСЛУЖИВАЮЩИЕ ВНИМАНИЯ

Они не то что бы на вершине рейтингов, но их новые книги всегда приятно ждать, а по прочтении про них хочется думать и говорить. Эти авторы просто талантливые и умные люди, чьи мысли делают этот безумный мир чуточку понятней.

Всеволод Бенингсен (р. 1973)

Бенигсен любит ставить эксперимент в художественном пространстве. На этом основаны все его тексты. Берётся некий замкнутый мир, придумывается для него идеологическая ситуация, а дальше автор смотрит, что из этого получится. В «ГенАциде» – чисто литературная история: что будет, если жителей одной деревни заставить выучить наизусть тексты и отрывки из произведений русских писателей и поэтов, внушив им, что в этом и состоит государственная национальная идея. В недавно вышедшем «ВИТЧе» – что произойдёт, если диссидентов лишить социальной активности, но оставить им свободу творчества. Вокруг этой идеологической составляющей романа Бенигсена разгорелась нешуточная полемика.

Главная книга: «ВИТЧ»

Анна Старобинец (р. 1978)

Хрупкая молчаливая девушка, ≪культурная журналистка≫, в возрасте 28 лет ставшая в одночасье «русским Стивеном Кингом» после выхода сборника жутких – в смысле, хорроровских – новелл «Переходный возраст». Имелось в виду не тинейджерство, а переход людей в иные, пугающие и отталкивающие состояния. Романы «Убежище 3/9» (то есть «тридевятое царство») и «Резкое похолодание» упрочили эту репутацию. Но самый пока что интересный писательский опыт Анны –книга «Первый отряд»: не беллетризация одноимённого полнометражного мультфильма, а попытка рефлексии по его поводу: главная героиня смотрит «Первый отряд» в кино и начинает замечать, что в её жизни начинаются мистические сближения с историей про пионеров-призраков.

Главная книга: «Переходный возраст»

Антон Уткин (р. 1967)

Он засиделся в «подающих надежды». Ещё в 1990-е выпустил романы «Хоровод» и «Самоучки», но критики так на его счёт и не определились – реалист он или постмодернист? И он как-то застрял на этом перепутье. А потом сам признался, что ≪меняющаяся действительность оказалась куда быстрее моих способностей постигать её. В известном смысле на какое-то время я отстал от жизни. Я об этом шесть последних лет писал роман, наперегонки с жизнью. Написал. Он так и называется – “Крепость сомнения”.

Главная книга: «Крепость сомнения»

Вячеслав Курицын (р. 1965)

Журналист и литературный критик Курицын пишет очень хорошие романы под псевдонимом Андрей Тургенев. Имя было позаимствовано у поэта Андрея Тургенева, умершего в 1803 году в возрасте 23 лет. Пробой пера воскресшего литератора стал детектив в европейских декорациях «Месяц Аркашон», вышедший в шорт-лист «Национального бестселлера». Вторым появился роман про блокаду Ленинграда «Спать и верить», следом – венецианский арт-роман «Чтобы бог тебя разорвал изнутри на куски».

Главная книга: «Месяц Аркашон»

Игорь Ефимов (р. 1937)

Писатель и философ-эмигрант, с 1978 года живущий в Америке. Несколько раз оказывался в центре если не литературных скандалов, то волнений. В 2001 году вокруг публикации его переписки с Сергеем Довлатовым разгорелся скандал – наследники последнего были категорически против обнародования писем. В 2007 году его роман «Неверная» про девушку, которая не находит в себе сил оставаться верной одному мужчине и изменяет ему с… русскими писателями – Тургеневым, Герценым, Буниным, Маяковским, – был неоднозначно встречен критикой. Ефимов же назвал её поведение «страстной филологией».

Главные книги: «Неверная», «Нобелевский тунеядец»

Игорь Сахновский (р. 1958)

Нельзя сказать, что первые два романа Сахновского «Насущные нужды умерших» и «Человек, который знал всё» уж очень вдохновляли. Второй и вообще больше похож на сценарий. Он кстати и был в 2009 году экранизирован Владимиром Мирзоевым. А вот третий роман «Заговор ангелов» – уже совсем другая проза, чуть рваная, искренняя и эмоциональная, о том, какое трудное дело любовь. После него, и правда, всерьёз ждёшь следующей книги автора.

Главная книга: «Заговор ангелов»

Денис Осокин (р. 1977)

Новый Алексей Иванов, только более строгий и аскетичный. Он живёт в Казани, занимается пермским фольклором и пишет прозу без заглавных букв и с облегчённой пунктуацией – такую странную, что она больше похожа на медиумическое письмо, чем на работу мысли. Его персонажи принадлежат к исчезнувшему ныне народу меря. Это финно-угорское племя, которое жило в той части России, которая сейчас относится к Золотому кольцу, до прихода славян. Потом они ассимилировались со славянами и превратились в современных русских, утратив свой язык и свою мифологию. А Осокин, по сути, возвращает им язык и обряды.

Главная книга: «Овсянки»

Лев Данилкин (р. 1974)

Один из влиятельнейших (если не самый) литературный критик современности с очень ярким собственным стилем. При том, что он всячески подчёркивает, что «вопиющим образом» не участвует «в лоббировании “своих” авторов и третировании “чуждых” – в том, что называется “функционирование литературной среды”, всё-таки именно он сделал Александра Проханова модным писателем. Сначала в рецензиях, а потом и в книге «Человек с яйцом» – его художественной биографии. И таким образом сам тоже вышел в писатели («Человек с яйцом» – финалист «Большой книги»). Следующая книга «Юрий Гагарин» – не менее примечательная, потому что серию «Жизнь замечательных людей» Данилкин превратил в «жизнь замечательных идей» о том, кем же на самом деле был Юрий Гагарин для своего народа и государства.

Главная книга: «Юрий Гагарин»

Александр Гаррос (р. 1975) и Алексей Евдокимов (р. 1975)

Они подружились в школе, когда им было по четырнадцать лет. Потом начали вместе писать книги. В 2002 году вышел их первый совместный роман «(Голово)ломка» про банковского служащего, который вообразил себя персонажем компьютерной стрелялки и перебил всё своё начальство. Роман получил премию «Национальный бестселлер». Потом вышли ещё три книги. А потом они расстались и начали писать по отдельности. Так вместо одного любопытного писателя в отечественной литературе появились два.

Главная книга: «(Голово)ломка»

К оглавлению

ИСТОЧНИК:

http://kurganlib.ru/60 современных писателей

Опубликовала заведующая ИБО Зульфия Елистратова

Антон Павлович Чехов. Биографическая справка

В 1900 году его выбирают в почетные академики Петербургской Академии наук, но в 1902 году он вышел из ее рядов в знак несогласия с решением Академии об исключении Горького по причине его политической неблагонадежности.

Зимой 1900/1901 годов Чехов находился в Ницце на лечении, потом уехал в Италию, а в феврале вернулся в Ялту.

25 мая 1901 года Антон Павлович Чехов и ведущая актриса МХТ, первая исполнительница ролей в чеховских пьесах Ольга Леонардовна Книппер обвенчались.

Сразу после свадьбы Ольга Леонардовна повезла мужа в Уфимскую губернию на кумыс (считалось, что он помогает при чахотке). Чехов уже очень слаб, но несмотря на мучительную болезнь, он продолжает писать, встречаться с людьми, помогать всем.

Супруги не виделись по несколько месяцев, так как Ольга Леонардовна была занята в театре, а Чехов вынужден был находиться в Ялте по предписанию врачей. Разлуки эти были мучительны для обоих.
В 1904 году была поставлена еще одна пьеса Чехова «Вишневый сад», в которой Книппер играла Раневскую. Это было последнее произведение Антона Павловича Чехова. Туберкулезный процесс усилился настолько, что в мае 1904 года Чехов покинул Ялту и вместе с женой уехал в Баденвейлер, знаменитый курорт на юге Германии.

15 июля (2 по ст. стилю) во втором часу ночи Чехов почувствовал себя особенно плохо. Приехавшему на вызов доктору он сказал твердо: «Я умираю». Затем попросил принести шампанского, не торопясь осушил бокал, лег, повернувшись на левый бок, и вскоре скончался. Похоронили Чехова в Москве на Новодевичьем кладбище.

Художественные открытия Чехова оказали огромное влияние на литературу и театр XX века. Его драматические произведения, переведенные на множество языков, стали неотъемлемой частью мирового театрального репертуара. Его пьесы не сходят со сцены театров всего мира, а рассказы и повести переиздаются большими тиражами и включены в школьные программы.
Музеи Антона Павловича Чехова имеются в Таганроге, Москве (в доме, где семья Чеховых жила в 1886–1890 годах), Мелихове, селе Лука (Сумской область), Ялте.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Рукописный ввод

Большинство взрослых в течение рабочего дня взаимодействуют с компьютером или другим цифровым устройством для обработки текстов, для работы с программами, разработанными для выполнения конкретных задач, или для общения с другими людьми. Компьютеры и другие цифровые устройства также являются обычным явлением в учебных заведениях от дошкольных учреждений до высших учебных заведений.

Однако, несмотря на быстрое технологическое развитие цифровых форм коммуникации, по-прежнему требуется тщательный баланс между этими достижениями и письменным языком (Mackenzie & Spokes, 2018).

Грамотность в двадцать первом веке требует, чтобы ее участники создавали или заполняли как рукописные, так и цифровые тексты, такие как правительственные и другие ведомственные формы, проводили стандартизированные тесты, делали значимые заметки, вели личный дневник, предоставляли подпись, выбирали полный досуг такие действия, как словесные головоломки и общение с помощью текстовых сообщений.

Разработка автоматизированного личного рукописного шрифта — один из факторов, способствующих успеху письма (Medwell and Wray, 2014; Schlagal, 2014).Физический акт почерка сложен; для этого требуется интеграция перцептивно-моторных навыков и когнитивных навыков более высокого уровня (Case-Smith, Holland & Bishop, 2011), а кинестетический процесс письма связан с письменными достижениями (Daffern, Mackenzie & Hemmings, 2017; Graham, Harris & Финк, 2000).

Кроме того, развитие навыков автоматизированного ввода с клавиатуры является важным элементом успеха в письме, особенно когда от учеников ожидается, что они будут писать в цифровом формате.Чтобы высвободить когнитивные требования, необходимые для записи, навыки письма от руки или клавиатуры должны быть автоматизированы (Cahill, 2009; Poole and Preciado, 2016). Поэтому преподавателям необходимо учитывать не только то, что пишут их ученики, но и то, как они это записывают.

На этой странице

Рукописный ввод или клавиатура в начальной школе?

На международном уровне Соединенное Королевство и Франция сохранили или пересмотрели важность явного обучения почерку в начальных условиях, в то время как в Финляндии и США реализовано явное обучение письму наряду с развитием навыков клавиатуры (Mackenzie & Spokes, 2018) .

Викторианская программа английского языка специально направлена ​​на развитие обоих навыков. Навыки рукописного ввода изложены в результатах, установленных для всех уровней от Базового до Уровня 7. Учащиеся начинают изучать «шаблоны формирования букв» в первый год обучения и работают над развитием «личного почерка, который будет разборчивым, плавным и автоматическим и поддерживает письмо. на продолжительные периоды времени »Уровня 7 (VCAA, 2017).

В сочетании с обучением письму от руки ожидается, что все студенты научатся создавать тексты с помощью программного обеспечения.Например, от студентов Foundation требуется «создавать тексты с использованием программного обеспечения, включая программы обработки текстов», в то время как результат уровня 10 гласит, что студенты должны «уверенно, гибко и творчески использовать ряд программного обеспечения, включая программы обработки текстов, для создания, редактирования и публикации текстов. ”(VCAA, 2017).

Доказательства исследования

Основные результаты исследований по обучению навыкам письма и клавиатуры включают:

  • Почерк имеет значение и более тесно связан с академической успеваемостью, чем думают большинство преподавателей (Cahill, 2009; Daffern, Mackenzie & Hemmings, 2017; Longcamp, Zerbato-Poudou & Velay, 2005; Medwell & Wray, 2007).И наоборот, отсутствуют исследования долгосрочных последствий отказа от обучения письму (Mackenzie and Spokes, 2018).
  • Почерк должен быть доминирующим навыком записи, которому обучают в первые три года обучения, за которым следует добавление навыков игры на клавиатуре в классах с 3 по 6 (Mackenzie & Spokes, 2018). действие способствует лучшему распознаванию и запоминанию букв.Практика рукописного ввода позволила учащимся лучше распознавать буквы, чем те, кто пользовался только набором текста и цифровыми устройствами (Longcamp, Zerbato-Poudou & Velay, 2005).
  • Возможность написать собственное имя от руки — важный элемент в прогнозировании успешной письменной речи молодых учеников в раннем возрасте (Daffern, Mackenzie & Hemmings, 2017).
  • Формирование букв вручную способствует более глубокому познанию слов и помогает при написании. Когда слова пишутся непрерывным потоком, а не набираются отдельными буквами, орфографическая память улучшается (Cahill, 2009; Schlagal, 2014).
  • Учащиеся, у которых проблемы с почерком, тратят большую часть своей энергии на двигательный процесс, а не на творческое мышление или развитие своих идей. Плохой почерк приводит к меньшей длине и качеству содержания (Cahill, 2009; Graham, 2010; Medwell & Wray, 2007).
  • Учащиеся начальных классов пишут быстрее, и их текст становится длиннее, когда они используют ручку. Это исследование противоречит другим выводам, согласно которым дети пишут быстрее, если их обучают пользоваться клавиатурой (Schlagal, 2014).
  • Навыки клавиатуры следует рассматривать как альтернативу, если учащийся не может соответствовать физическим требованиям, предъявляемым к задаче по письму (Handley-More, Deitz, Billingsley & Coggins, 2003). Школьные психологи, эрготерапевты и специалисты в области образования лучше всего подходят для того, чтобы посоветовать учителям индивидуальные настройки, необходимые для обучения учащихся (Cahill, 2009).
  • Навыки рукописного ввода необходимо автоматизировать, чтобы освободить рабочую память. Способность использовать беглость орфографии (то есть умение эффективно и автоматически формировать буквы, группы букв и слов) необходима для того, чтобы когнитивные навыки более высокого порядка могли быть использованы для мышления и составления текста (Case-Smith, Holland & Bishop , 2011; Jones & Christensen, 1999; Medwell & Wray, 2007; 2014).
  • Девочки, как правило, лучше владеют орфографией, чем мальчики. Почерк иногда может быть более проблематичным для мальчиков (Daffern, Mackenzie & Hemmings, 2016; Medwell & Wray, 2007). Однако это также может быть связано с другими факторами, такими как мотивация, самоэффективность и отношения между учителем и учеником (Daffern, Mackenzie and Hemmings, 2017).
  • Свободное владение почерком напрямую способствует свободному письму (Graham, Berninger, Abbott, Abbott & Whitaker, 1997).

Преподавание рукописного ввода

Несмотря на то, что некоторые ученики пишут от руки без особых усилий, большинству учеников требуется подробное обучение. Недавние исследования показывают, что последовательная практика, которая дает учащимся возможности для развития новых навыков, наиболее полезна для развития беглости почерка (Cahill, 2009; Schlagal, 2014).

Инструкция по письму должна включать:

  1. Педагог моделирует правильное формирование, размер и расположение букв.Для детей раннего возраста полезно писать буквы в воздухе или копировать письмо с правильного образца (Graham, 2010).
  2. Пояснения учителя о том, как формировать буквы и слова, должны сопровождать моделирование.
  3. Короткие ежедневные практические занятия, которые оказываются более эффективными (и, возможно, более интересными), чем более длинные еженедельные занятия.
  4. Включение букв алфавита в группы формирования, а не в порядке ABC. Этот метод исключает возможность визуального смешения букв, расположенных близко друг к другу в алфавите (b / d и p / q).Для современного рукописного письма викторианской эпохи это означает, что буквы можно учить в следующих группах:
  • букв против часовой стрелки (a, c, d, g, q, e, o, f, s)
  • букв по часовой стрелке (m , n, r, x, z, h, k, p)
  • семейные буквы i (i. t, l, j)
  • семейные буквы u (u, y, v, w, b)

Независимо от того, какой порядок букв выбран для обучения, важно, чтобы учащиеся знали названия отдельных букв и звуки, которые могут представлять каждую из них.Названия букв и их звуки служат подсказкой для запоминания и помогают найти моторную программу, необходимую для успешного написания данной буквы (Graham, 2010).

Другие соображения при обучении письму включают:

  • Использование мнемоники для побуждения учеников к формированию букв (например, начинаются сверху, хвостовые буквы идут под чертой, «t» — подросток, не достигший полного совершеннолетия, либо «w» похож на извивающегося червя).
  • Учителя, извлекающие выгоду из возможностей обучения рукописному письму с помощью письменных приемов моделирования, совместного использования, интерактивного, управляемого и независимого письма.
  • Связывание почерка с другими областями учебной программы, чтобы он имел смысл, а не просто навыки и упражнения.
  • Убедитесь, что почерк не заменяет письмо. Студенты также должны иметь возможность регулярно писать для смысла и цели.

Курсив в викторианском стиле в современном стиле на цифровое устройство

Алфавитные модели викторианской современной скорописи (соединенные и несоединенные для правшей и левшей)

Руководства по почерку

Эти руководства содержат несколько изображений рукописного текста, написанного на третях с точками.Если вам нужна помощь в доступе к концепциям, представленным на этих изображениях, свяжитесь с нами. [email protected]

Handwriting Intervention

Если учащийся борется с автоматизацией почерка, его почерк будет медленным, и для его завершения потребуется больше усилий. Поскольку их усилия направлены на формирование букв, а не на мышление более высокого порядка, необходимое для выполнения задачи, менее компетентные писатели сокращают возможности для достижения прогресса в письме (Cahill, 2009; Medwell & Wray, 2007; 2014).

Кроме того, учащиеся, которые борются с почерком, часто разочаровываются и, как правило, не продолжают сочинять (Case-Smith, Holland & Bishop, 2011).

Было проведено множество исследований, посвященных преимуществам коррекции почерка для учащихся, которым не хватает автоматизма в работе с почерком. Явное обучение письму в течение интенсивного периода может улучшить автоматизацию почерка учащихся как в начальной, так и в средней школе (Christensen, 2005; Jones & Christensen, 1999; Graham, 2010; Graham, Harris & Fink, 2000).Улучшение скорости и точности почерка влияет на способность учащихся создавать письменный текст.

Типичное вмешательство в почерк может включать следующее:

  • Пройдите предварительное тестирование по времени. По результатам анализа предварительного тестирования, для учащихся нацелено конкретное индивидуальное обучение, включая письма, с которыми у каждого учащегося возникают трудности.
  • Вмешательство проводится в течение 10-15 минут в день в течение определенного периода (Graham, Harris & Fink, 2000).Исследования Jones & Christensen (1999) рекомендовали восьминедельный период для заметных результатов.
  • Обратитесь за помощью к помощникам учителей и родителям-волонтерам, чтобы облегчить вмешательство. Однако общее руководство и постановка целей должны осуществляться классным руководителем.
  • Явное моделирование формирования букв происходит во время каждого урока вмешательства, за которым следует управляемая и независимая практика (Graham, Harris & Fink, 2000).
  • Студенты практикуют каждую букву, пока не овладеют различными методами (например,грамм. точки, чтобы показать отправные точки и направление, начертание букв, написание букв разными цветами, развитие мнемоники, чтобы вспомнить правильное формирование букв) (Jones & Christensen, 1999).
  • Учащиеся заполняют недостающую букву в алфавитном порядке. По мере того, как студенты становятся более опытными, требуется заполнить больше букв (Jones & Christensen, 1999).
  • Студенты узнают, как написать целевую букву забавным или необычным способом (например, написать письмо очень маленьким, высоким, шатким, пузырьковым письмом, превратить букву в объект, который будет напоминать им буквы, превратившиеся в змею. ) (Graham, Harris & Fink, 2000)
  • Студенты пишут на время в течение 1 минуты.Отмечается количество успешно сформированных букв, и учащиеся пытаются побить свой собственный результат (Jones & Christensen, 1999).
  • Практика вмешательства может также принимать форму входа в класс и выхода из него, написания заказа на обед, включения заголовков в начале работы, таких как день / число / месяц / тема, адрес студента, имя и фамилия (Кэхилл, 2009 г.).
  • Последовательное тестирование по времени, проведенное после вмешательства, чтобы показать улучшение автоматизма и продолжительности. Цель состоит в том, чтобы формирование букв было «быстрым, плавным и легким», а не в соответствии со стандартом «тетрадки» (Jones and Christensen, 1999, p.48).

Ссылки

Cahill, S.M. (2009). Где подходит почерк? Стратегии поддержки академической успеваемости. Вмешательство в школе и клинике, 44 (4), 223-228.

Кейс-Смит, Дж., Холланд, Т., и Бишоп, Б. (2011). Эффективность интегрированной программы почерка для первоклассников: экспериментальное исследование. Американский журнал трудотерапии, 65 (6), ноябрь / декабрь 2011 г., 670-678.

Кристенсен, К. А. (2005). Роль орфографо-моторной интеграции в создании творческого и хорошо структурированного письменного текста для учащихся средней школы.Педагогическая психология, 25 (5), 441-453.

Дафферн, Т., Маккензи, Н.М., и Хеммингс, Б. (2017). Предсказатели успеха письма: насколько важны орфография, грамматика и пунктуация? Австралийский журнал образования, 61 (1), 75-87.

Департамент образования и профессиональной подготовки (2002 г.). Учение почерка (пересмотренное ред.). Штат Виктория: Отдел коммуникаций Управления школьного образования, Департамент образования и профессиональной подготовки.

Грэм, С., Бернингер, В., Abbott, R., Abbott, S., & Whitaker, D. (1997). Роль механики в составлении учащихся начальной школы: новый методологический подход. Журнал педагогической психологии, 89, 170-182

Грэм С., Харрис К.Р. и Финк Б. (2000). Связан ли почерк с обучением письму? Лечение проблем почерка у начинающих писателей. Журнал педагогической психологии, 92 (4), 620-633.

Грэм, С. (2010). Хотите улучшить письмо детей? Не пренебрегайте их почерком.Образовательный дайджест, 76 (1), 49-55.

Джонс, Д. и Кристенсен, К. (1999). Взаимосвязь между автоматизмом почерка и способностью учащихся создавать письменный текст. Журнал педагогической психологии, 91 (1), 44-49.

Longcamp, M., Zerbato-Poudou, M.T., & Velay, J.L. (2004). Влияние письменной практики на распознавание букв у дошкольников: сравнение почерка и набора текста. Acta Psychologica, 119 (1), май 2005 г., стр. 67-79.

Маккензи, Н.М. и Споукс Р. (2018). Рукописный ввод, клавиатура или и то, и другое? В Н. М. Маккензи и Дж. Скалл (ред.), Понимание и поддержка молодых писателей от рождения до 8 лет (стр. 137-164). Абингдон, Оксон: Рутледж.

Медвелл, Дж. И Рэй, Д. (2007). Почерк: что мы знаем и что нам нужно знать? Грамотность, 41 (1), 10-15.

Медвелл, Дж. И Рэй, Д. (2014). Автоматичность рукописного ввода: поиск пороговых значений производительности. Язык и образование, 28 (1), 34-51.

Пул, Д.М. и Пресиадо М.К. (2016). Инструкция слепого набора текста: убеждения и методы учителей начальных классов. Компьютеры и образование, 102, 1-14.

Шлагал Б. (2014), Лучшие практики орфографии и почерка. В книге Стива Грэма, Чарльза А. МакАртура и Джилл Фицджеральд (редакторы), Лучшие методы написания инструкций (2-е изд.), (Стр. 257-283). Нью-Йорк: Guilford Press.

Victorian Curriculum and Assessment Authority (VCAA), (2017). Victorian Curriculum Foundation-10: английский. Правительство штата Виктория.

Единиц изучения аргументов, информации и повествовательного письма

Home / Наша серия — Письмо для средней школы

Учебная программа для учащихся средних классов

Высокие ожидания, достижимые цели

Учебные блоки по письму помогают учителям предоставлять своим ученикам инструкции, возможности для практики и конкретные достижимые цели, которые помогают им соответствовать любым высоким стандартам и превосходить их.

Проверенные инструменты и методы

Было бы преуменьшением сказать, что эти агрегаты много раз проходили испытания.Преподавание в этих книгах планировалось, преподавалось, пересматривалось и переучивалось в рамках цикла улучшений, охватывающих буквально тысячи классных комнат в школах, разбросанных по всему земному шару.

Ясная арка с инструкциями

Каждая письменная единица представляет собой примерно пять-шесть недель обучения, разбитых на три или четыре «поворота дороги». Вместо того, чтобы заниматься всем путешествием сразу, легче предпринять серию более коротких целенаправленных поворотов, делая паузы между каждым, чтобы перегруппироваться и подготовиться к следующему.

7 основ написания инструкций

«Когда ученик поступает в вашу школу, какое обещание вы даете в отношении письменного образования, которое он или она получит?» — Люси Калкинс

1. Письму необходимо обучать, как и любому другому базовому навыку , с четкими инструкциями и широкими возможностями для практики. Практически каждый день каждому ученику требуется от пятидесяти до шестидесяти минут для написания инструкций.

2. Студенты заслуживают того, чтобы писать по-настоящему , писать те тексты, которые они видят в мире — книги с разделами научно-популярной литературы, убедительные письма, рассказы, лабораторные отчеты, обзоры, стихи — и писать для аудитории читателей. не только за красную ручку учителя.

3. Писатели пишут, чтобы придать странице смысл. Молодые люди будут особенно вкладывать себя в писательство, если они будут писать на важные для них темы.Самый простой способ поддержать вложения в письмо — научить детей большую часть времени выбирать темы самостоятельно.

4. Дети заслуживают четкого обучения письму. Инструкция имеет значение — и это включает в себя обучение орфографии и условным обозначениям, а также качествам и стратегиям хорошего письма.

5. Студенты заслуживают возможности и необходимых инструкций для циклического прохождения процесса письма по мере того, как они пишут: репетиции, составление, редактирование, редактирование и публикация своих сочинений.

6. Писатели читают. Чтобы дети хорошо писали, им нужны возможности читать и слышать прочитанные тексты, а также читать как инсайдеры, изучая то, что сделали другие авторы, и они тоже могут попробовать.

7. Студенты заслуживают четких целей и частой обратной связи. Им нужно знать, как их письмо становится лучше, и знать, какими могут быть их следующие шаги.

Подробнее. . .

Чтобы узнать больше о том, как вы можете работать с коллегами, чтобы сформулировать видение, направляя инструкции по письму в вашей школе, загрузите образец главы для вашего уровня обучения, взятый из A Guide to the Writing Workshop (начальные, средние и средние классы) . Обратите внимание, что руководства для каждого класса являются компонентами серии «Изучение мнения / аргументации, информации и повествовательного написания» , K – 8.


Единицы обучения

Три единицы обучения для каждого класса включают в себя все учебные точки, мини-уроки, конференции и работу в малых группах для комплексной учебной программы семинара.


Руководство по мастерской письма

Описывает основные принципы, методы и структуры эффективного обучения письму на семинаре. (Доступно для отдельной покупки — идеально подходит для администраторов и тренеров, поддерживающих внедрение единиц обучения.)


Если … То … Учебный план:
Аттестационная инструкция

Сокращенные версии дополнительных модулей помогают учителям удовлетворять конкретные учебные потребности.


Пути письма: оценка успеваемости и прогресс в обучении

Мощная система оценивания, предлагающая прогресс в обучении, оценку успеваемости, контрольные списки учащихся, рубрики и образцы письма с уровнями. (Доступен в версии K – 8 — идеально подходит для администраторов и тренеров)


Интернет-ресурсы

Предлагает загружаемые и распечатываемые файлы для якорных диаграмм, образцы учеников, домашние задания, контрольные списки на каждой сессии, цифровые файлы для ресурсов, представленных в Writing Pathways, и испанские переводы различных ресурсов.


Видеоориентации для учащихся

В этих видеокурсах Люси Калкинс и ее коллеги предоставляют обзор модулей, а также советы и рекомендации, которые помогут учителям хорошо начать.

Часто задаваемые вопросы (FAQ)

Обзор
Начало работы
Оценка
Удовлетворение потребностей изучающих английский язык
Средняя школа

Варианты покупки

Набор для серии

и набор для каждого уровня

Обратите внимание, что письменные блоки средней школы не имеют торговых наборов.

Руководства по мастерской письма

Копия соответствующего Руководства включена в коробку «Единицы измерения». Эти руководства предлагаются в качестве дополнительной покупки для администраторов и тренеров.

Буквы 7–12 классов (Великие книги) — Classical Academic Press

Если вы уже приобрели подписку ClassicalU , вы можете просмотреть любой из этих файлов бесплатно! Для загрузки и редактирования файлов требуется покупка. Эта страница предназначена для приобретения только раздела Письма для 7–12 классов (Великие книги) Руководства Амвросия по учебной программе. Чтобы купить направляющую K – 12 полностью , щелкните здесь. Чтобы купить отдельных классов или дисциплин , нажмите здесь.

Купите раздел «Письма для 7–12 классов (Великие книги)» Руководства по учебной программе Амвросия отдельно! Эти 132 документа служат руководством к Великим Книгам / гуманным письмам и основным идеям, которые лежат в основе Великой беседы, стремясь научить мировоззрению, которое объединяет веру и разум и дает студентам доступ к словарю и мыслям великих мыслителей и писателей наше прошлое.Эти буквы часто преподаются в старших классах школы по литературе, истории, философии или теологии. Эти исходные листы (цели) включают для каждой книги: цели студента, конкретные отрывки, вопросы для обсуждения в контексте курса в целом, а также отдельные темы (пороки / добродетели, религия, мировоззрение, правительство и т. Д.) И списки связей с искусством, музыкой, историей, Священными Писаниями, историей, философией и другими литературными произведениями.

Каждый загружаемый раздел также будет содержать:

  • Read Me Documents (PDF): приветственное письмо, обзор учебного плана Ambrose, а также права и разрешения
  • Образец ежедневного плана урока (PDF)
  • Рубрики, шаблоны и другие материалы (Zip File): содержит гимн месяца, двухлетнюю ротацию, убедительное написание и презентацию тезисов, а также рубрики защиты, рубрика диссертации: письменное эссе, дорожная карта учебного плана, система дома, шаблон плана обязательного единичного урока, сократическая оценка и методика, а также исходные тексты Шаблон руководства для учителя
  • ZIP-файлы Microsoft Word, содержащие приобретенный сегмент (-ы)
Каковы другие варианты приобретения руководства по учебной программе Амвросия?

Учебное пособие Амвросия также можно приобрести в следующих разбивках:

Примечание: После покупки цифровая версия Microsoft Word приобретенного сегмента будет добавлена ​​в вашу учетную запись пользователя My Library для загрузки.Эти файлы Microsoft Word могут быть перезаписаны, изменены или иным образом изменены в соответствии с конкретными потребностями и обстоятельствами вашей школы, совместной или домашней школы. * Вы даже можете поместить свой школьный или кооперативный герб в верхнем левом углу. угол!

* Внизу каждого документа содержится следующий текст об авторских правах, который необходимо сохранить: «Авторское право © 2017 Classical Academic Press и Школа Амвросия. Этот документ может использоваться и изменяться только закупочной организацией; любое другое использование строго запрещено.»Чтобы узнать больше об авторских правах и разрешениях на этот продукт, нажмите здесь.

С 1995 года цель школы Амвросия была последовательной: восстановить христианское интеллектуальное лидерство в нашей культуре как на местном, так и на национальном уровне. Школа постоянно росла с тех пор, как в ней училось всего три ученика, и сейчас ее размер составляет около 500 учеников.

Школа Амвросия — одна из ветеранских школ, ведущих обновление классического образования в Соединенных Штатах.Миссия школы Амвросия — «созревать учеников во Христе по мере того, как мы объединяем веру и разум посредством классического христианского образования». Они посвящены идее о том, что для истинного образования требуется нечто большее, чем просто передача знаний или тренировочных навыков, или даже обучение студентов мыслить (хотя все это задействовано). Они воспитывают в учениках то, что древние греки и христиане называли пайдейей . Пайдейю можно понимать как набор допущений (мировоззрения) ученика и правильно упорядоченных привязанностей (добродетелей), которые определяют то, чем он или она увлечен.Пайдейя мотивирует решения, которые принимает человек, и превращает веру в мощную культурную силу, а не личный опыт. Пайдейя человека — это ключевой компонент в построении сообщества, которое любит и чтит Бога, а образование до 12 лет — это основополагающий ингредиент в формировании пайдейи у учащегося. В 6-й главе Послания к Ефесянам Бог призывает отцов воспитывать своих детей в «пайдее Господней». Исторически христианская пайдейя культивировалась с помощью уникальной формы образования, которая была разработана для этой цели: классического христианского образования.

Артикул: AMBROSE-LETTERS
Носитель: Документы MS Word и PDF-файлы в формате Zip
Включает:

  • 132 Документы Great Books / Humane Letter для 7–12 классов
  • Документы Read Me (PDF): Приветственное письмо, обзор учебного плана Эмброуза, а также права и разрешения
  • Пример ежедневного плана урока (PDF)
  • Рубрики, шаблоны и другие материалы (Zip-файл): содержит двухлетний ротационный гимн месяца, убедительное написание и презентацию тезисов & Рубрики защиты, Рубрика диссертации: Письменное эссе, Дорожная карта учебной программы, Система факультета, Шаблон обязательного блочного плана урока, Сократическая оценка и таблица методов и Шаблон руководства для учителя Source Works
  • ZIP-файлы Microsoft Word, содержащие приобретенные сегменты

Что значит писать, чтобы учиться?

Когда мы рассматриваем, как Написание в рамках учебной программы (WAC) было реализовано в ряде университетов, мы видим, что письменные задания обычно попадают в одну из двух категорий: написание для обучения (WTL) и письмо по дисциплинам (WID).Третья категория, письмо для вовлечения (WTE), попадает между двумя наиболее часто используемыми типами письменных заданий.

Обратите внимание, что учителя могут комбинировать эти категории и назначать письменные задания, соответствующие целям каждой. Однако чаще учителя предпочитают сосредоточиться на одном из этих типов письма.

Как правило, письменные задания для заучивания — короткие, импровизированные или иным образом неформальные и не требующие особого внимания письменные задания, которые помогают учащимся продумать ключевые концепции или идеи, представленные в курсе.Часто эти письменные задания ограничиваются менее чем пятью минутами учебного времени или назначаются как короткие внеклассные задания.

Поскольку упражнения по написанию для обучения имеют решающее значение для многих программ WAC (поскольку они лучше всего соответствуют целям обучения посредством письма), в этом руководстве представлен большой объем информации о письме для обучения (WTL), включая подробное обоснование, примеры и логистику. чаевые.

Более полное определение письма, чтобы учиться

Теоретики и практики сходятся во мнении, что письмо способствует как критическому мышлению, так и обучению (см. Adams, 1973; Applebee, 1985; Britton et al., 1975; Брунер, 1975; Эмиг, 1977; Херрингтон, 1981; Оделл, 1980; и Parker, 1985 в цитатах ниже.) Как Тоби Фулвилер и Арт Янг (1982) объясняют в своем «Введении» в «Языковые связи: письмо и чтение в рамках учебной программы»:

Писать для общения — или то, что Джеймс Бриттон называет «транзакционным письмом» — означает писать для выполнения чего-либо, информирования, обучения или убеждения … Писать, чтобы учиться, — другое дело. Мы пишем себе, а также разговариваем с другими, чтобы объективировать наше восприятие реальности; Основная функция этого «выразительного» языка — не общаться, а упорядочивать и представлять опыт в нашем собственном понимании.В этом смысле язык предоставляет нам уникальный способ познания и становится инструментом для открытий, формирования смысла и достижения понимания. (стр. x)

В «Письмо для обучения означает обучение мышлению» Сирена Форсман (1985) подчеркивает то же самое, но она обращает свое внимание не на теоретическое обоснование, а на практическое обоснование того, чтобы писать для обучения:

Как учителя, мы можем выбирать между (а) приговором учеников к бездумным механическим операциям и (б) облегчением их мыслительной способности.Если обойтись без готовности учащихся к более активным мыслительным процессам в пользу вбивания большего количества фактов и цифр в их головы, они будут стагнировать на более низких уровнях мышления. Но если учащихся поощрять пробовать различные мыслительные процессы в классах, они могут, независимо от их возраста, развить значительную умственную силу. Письмо — один из самых эффективных способов развития мышления. (стр.162)

Последствия письма Роберт П. Паркер и Вера Гудкин (1987) — особенно хороший ранний ресурс по написанию для обучения.После подробного обсуждения теоретических связей между языком (особенно письмом) и обучением эти авторы очерчивают проекты, посвященные письму в области энтомологии, клинического ухода, психологии и математики, и все они дают аналогичные результаты: студенты усваивают ключевые концепции и понимают материал более полно. а также практикует некоторые особенности дискурса для указанного дискурсивного сообщества. Таким образом, написание для обучения может иметь дополнительные положительные эффекты, помогая учащимся стать эффективными коммуникаторами, даже если первоначальная цель — помочь учащимся лучше учиться.

Примеры практических занятий

Практические занятия по письму могут происходить в вашем классе часто или нечасто; некоторые могут длиться весь семестр; некоторые из них могут быть расширены, чтобы включать в себя широкий спектр письменных заданий в разных форматах и ​​для разных аудиторий. Используйте приведенный ниже список, чтобы узнать больше о практических занятиях.

Использование технологий в деятельности WTL

Если вы преподаете в компьютерном классе, если учащиеся могут приносить в класс ноутбуки или планшеты или если у учащихся есть свободный доступ к компьютерам вне класса, все виды занятий WTL можно адаптировать для написания в классе.

Какие виды задач WTL можно выполнять в компьютерном классе?

  • Обобщить и ответить на показания
  • Обобщите ключевые моменты из предыдущего класса
  • Задачи на основе материала класса
  • Разъяснить непонятные моменты в чтении или занятии
  • Составить план письменных или устных проектов
  • Откройте для себя потенциальную аудиторию
  • Формат практики для заданий и проектов
  • Запись наблюдений с течением времени
  • Определите ключевые термины
  • Запись циклических комментариев для индуктивного обучения
  • Составьте листы групповых ответов
  • Захватить экспертную оценку незавершенных черновиков

Чтобы узнать о дополнительных способах использования технологий для поддержки WTL, см. Как компьютерные технологии могут поддерживать письмо учащихся на моих занятиях?

Альтернативы для оценки присвоений WTL

Поскольку они носят неформальный характер и часто носят импровизированный характер, практические занятия не отмечаются за правильность.Скорее, учителя или одноклассники быстро читают письмо, чтобы получить общее представление о том, что ученики понимают и не понимают.

Поскольку большинство учителей не могут прочитать и прокомментировать каждое задание WTL, выполненное учащимися, мы предлагаем следующие альтернативы:

  • Используйте время от времени разминку WTL в начале урока в качестве «викторины». Возьмите один лист бумаги или взгляните на экран компьютера и кратко прокомментируйте, как учащиеся понимают задание по чтению или ключевые концепции.
  • Получите материалы WTL от пяти-десяти студентов каждый день или через день. Не читайте каждое слово, но быстро просматривайте, чтобы определить задачи, с которыми ученикам может понадобиться помощь: чтение, увязшее в обсуждении в классе, страница, на которой написано очень мало, страница, на которой написано много.
  • Используйте ручки или маркеры разного цвета, чтобы отметить точки в выбранных записях. Один цвет означает «хорошая идея», другой означает «рассмотреть возможность реализации этой идеи в качестве темы статьи», другой означает «вернуться к этой идее еще раз и изучить ее более подробно» и так далее.
  • Пока ученики пишут в начале и в конце урока, ходите по комнате и читайте через плечо. Этот метод особенно прост, если у вас есть ученики, пишущие на компьютерах. Остановитесь, чтобы поговорить, или сделайте заметку о письме 3-4 студентов. Если ученикам не нравится, когда вы читаете через плечо, попросите их выбрать несколько недавних заданий WTL и отложить их в сторону, чтобы вы могли быстро собрать и прочитать.
  • Попросите учащихся выбрать для вас их лучший или самый провокационный текст WTL.
  • Попросите учащихся поделиться заданиями WTL с одним или двумя одноклассниками.
  • Попросите студентов отправить вам письмо WTL, содержащее вопросы о материалах курса, по электронной почте.
  • Попросите учащихся разместить провокационные вопросы или резюме / анализ прочитанного на электронной доске объявлений или веб-форуме для комментариев класса.

Совет по логистике: Всегда предлагайте учащимся использовать листы с вкладными листами, а не записные книжки в спиральном переплете.Учащиеся могут потерять часть написанного, но учителям гораздо легче брать отдельные страницы для просмотра.

Помимо основ

Литература, доступная в настоящее время по практикам «писать для обучения» или «писать для вовлечения», обширна и обширна, охватывая гораздо больше, чем может точно описать краткое библиографическое эссе. Вместо этого позвольте мне предложить два совета: обратитесь к указанным здесь более общим ресурсам, посвященным невысоким ставкам или заданиям для обучения, и посмотрите журналы по вашей дисциплине, в которых рассматриваются вопросы преподавания.Эти журналы, скорее всего, будут включать статьи, посвященные занятиям по написанию для обучения и написанию для привлечения внимания к курсам, которые вы, возможно, преподаете. Сами статьи будут почерпнуты из надежных ресурсов, чтобы указать вам на те заголовки, которые лучше всего заполнят фон, который вы можете найти полезными.

Мы собираем ниже названия из разных дисциплин, чтобы предложить некоторые потенциальные отправные точки, большинство из которых относятся к 2005-2012 гг. Мы сгруппировали ресурсы в две таблицы, чтобы сгруппировать статьи по дисциплинам, а затем по письменным заданиям.Обратите внимание, однако, что дисциплинарные заголовки здесь указывают на то, чтобы писать для обучения, а не писать в заголовках дисциплин (или писать для общения), которые включены в раздел WID этого ресурса. Все названия относятся к списку цитируемых работ, который следует за таблицами.

Титулы, отсортированные по дисциплинарной направленности

Общий

Андерсон, 2010 г.

Бэдли, 2009 г.

Черный, 2008

Блевинс-Кнабе, 1987

Боуи, 2012

Цизеро, 2006

Эллис, Тейлор и Друри, 2007 г.

Гамп, 2010

Хьюз, 2008

Джексон, 2010 г.

Джонс, 2010 г.

Краузе-Йенсен, 2010

Лю, 2006

Мельцер, 2009

Миядзое и Андерсон, 2011 г.

Понте, 2006

Шафер, 2012

Симмонс, Л., 2008

Стед, 2005

Вентис, 1990

Вери, Бартон, Берджи, Дэвис, Итон, Фрейзер, Грей, Холзи и Турман, 2006 г.

Уэйд, 1995

Уоттс и Бернетт, 2012 г.

Вулф, C.R., 2010

Вулф, Дж., 2011 г.

Ян, Йе и Вонг, 2010 г.

Искусство / гуманитарные науки

Браунинг, 2011

Коу, 2011 г.

Festa, 2009

Gillette, 2006

Гамильтон и Гилберт, 2005

Hynd, Holschuh & Hubbard, 2004 г.

Mulnix & Mulnix, 2010

Реки, 2006 г.

Роза, 2012

Уайт, Райт-Сойка и Рассел, 2007 г.

Бизнес

Карнес, Дженнингс, Vice & Wiedmaier, 2001

Хартер и Куинлан, 2008 г.

O’Halloran & Deale, 2004 г.

Стивенс, 2005

Образование

Элвин, 2001

Кукла, Кереакоглов, Рахка Сарма и Заяц, 2008

Галер-Унти, 2002

Галлаван, Bowles & Young, 2007 г.

Хеллман и Роуленд, 2008

Холлиуэй, 2009

Хуриган и Мюррей, 2010 г.

Саймон, 2007

Street & Stang, 2009

Тыняла, 1998

Уокер, 2006

Уиллер и Уиллер, 2009

STEM

Аблин, 2008

Allain, Abbot, & Deardorff, 2006

Армстронг, Уоллес и Чанг, 2008 г.

бала, 2012 г.

Балгопал и Уоллес, 2009 г.

Балгопал, Уоллес и Дальберг, 2012 г.

Блевинс-Кнабе, 1987

Бобич, 2008

Карнеги, 2012

Чамели-Вийк, Хаки и Гален, 2012

Ченг, Паре, Коллимор и Джорденс, 2011

Кларк, 2010 г.

Коулз, 1991

Купер, 2012

Каннингем, 2007

Дэниэлсон, 2010 г.

Defazio, Jones, Tennant & Hook, 2010

Доты, 2012

Drabick, Weisberg, Paul & Bubier, 2007

Франц, 2012

Гладдинг и Кокс, 2008

Гудман, 2005

Гилл, 2006

Хабре, 2012

Halsor & Faul-Halsor, 1991

Hauk & Isom, 2009

Хостен, Таланова и Липковиц, 2011

Джолли, 1990

Калман и Рохар

Киллингбек, 2006

Киркланд, 1997

Lakin & Wichman, 2005

Libarkin & Ording, 2012

Ли, Шапиро, Кон и Найм, 2010 г.

McDermott & Hand, 2010

McDonnell, Ennis & Shoemaker, 2011

Макмиллан и Рейнс, 2010 г.

Мони, Мони и Поронник, 2007

Polizzotto & Ortiz, 2008

Quitadamo & Kurtz, 2007

Радмахер, 1995

Рейли и Стрикленд, 2010 г.

Рейнольдс, Таисс, Каткин и Томпсон, 2012 г.

Rich, Miller & DeTora, 2011

Шварц, Ледерман и Кроуфорд, 2004 г.

Seto & Meel, 2006

Шарп, Олдс, Миллер и Дайруд, 1999 г.

Симмонс, С.Р., 2008

Staats & Batteen, 2009 г.

Станеско, 1991

Стюарт, Майерс и Калли, 2010 г.

Стаут, 2010

Теорет и Луна, 2009

Тернер и Бреммель, 2006 г.

Вентис, 1990

Вандерзее, Клэри и Гусман, 2006 г.

Белый, 2007

Общественные науки

Brewer & Jozefowicz, 2006

Cavdar & Doe, 2012

Центеллы, 2010

Фуберг, 2000

Франк, 2006

Горди и Перри, 2005

Хольцман, 2005

Хуи и Бейли, 2005

Хортон и Диаз, 2011 г.

Hudd & Bronson, 2007

Кебеде, 2009

Малькольм, 2006

Massengill, 2011

Мессинджер, 2004

Мотт, 2008

Несофф, 2004

Пресс-секретарь, 2008

Рейнольдс, 2010 г.

Руше и Джейсон, 2011

Уолмсли и Биркбек, 2006 г.

Заголовки отсортированы по типу письменной деятельности или выделенному результату

Журналы

Brewer & Jozefowicz, 2006

Цизеро, 2006

Коулз, 1991

Кукла, Кереакоглов, Рахка Сарма и Заяц, 2008

Фуберг, 2000

Хуи и Бейли, 2005

Джолли, 1990

Несофф, 2004

Шварц, Ледерман и Кроуфорд, 2004 г.

Seto & Meel, 2006

Шарп, Олдс, Миллер и Дайруд, 1999 г.

Станеско, 1991

Теорет и Луна, 2009

Уокер, 2006

Протоколы

Drabick, Weisberg, Paul & Bubier, 2007

Seto & Meel, 2006

Стед, 2005

Стюарт, Майерс и Калли, 2010 г.

Биография / Автобиография

Элвин, 2001

Кебеде, 2009

Seto & Meel, 2006

Стаут, 2010

Уолмсли и Биркбек, 2006 г.

Личный ответ

Андерсон, 2010 г.

Балгопал, Уоллес и Дальберг, 2012 г.

Черный, 2008

Brewer & Jozefowicz, 2006

Кларк, 2010 г.

Франк, 2006

Гладдинг и Кокс, 2008

Горди и Пири, 2005

Хьюз, 2008

Калман и Рохар, 2010 г.

Мессинджер, 2004

Мони, Мони и Поронник, 2007

Руше и Джейсон, 2011

Шафер, 2012

Симмонс, С.Р., 2008

Вандерзее, Клэри и Гусман, 2006

Критический ответ

Аблин, 2008

Балгопал и Уоллес, 2009 г.

Браунинг, 2011

Кларк, 2010 г.

Festa, 2009

Gillette, 2006

Гилл, 2006

Гамп, 2010

Hauk & Isom, 2009

Хольцман, 2005

Калман и Рохар, 2010 г.

Lakin & Wichman, 2005

Лю, 2006

Малькольм, 2006

Massengill, 2011

Мессинджер, 2004

Мотт, 2008

Пресс-секретарь, 2008

Рейли и Стрикленд, 2010 г.

Роза, 2012

Руше и Джейсон, 2011

Тыняла, 1998

Блоги

Купер, 2012

Хуриган и Мюррей, 2010 г.

Миядзое и Андерсон, 2011 г.

Дискуссионные форумы

Ченг, Паре, Коллимор и Джорденс, 2011

Купер, 2012

Миядзое и Андерсон, 2011 г.

Теорет и Луна, 2009

Подкасты

Боуи, 2012

Джонс, 2010 г.

Письма

Уайт, Райт-Сойка и Рассел, 2007 г.

Этнография

Гамильтон и Гилберт, 2005

Список литературы

Аблин, Л.(2008). Восприятие учащимися преимуществ письменного задания по органической химии для учащихся. Журнал химического образования, 85 (2), 237-239.

Адамс, П. (Ред.) (1973). Язык в мышлении . Хармондсворт: Penguin Press.

Аллен Р., Эбботт Д. и Дирдорф Д. (2006). Использование рейтинга сверстников для улучшения письма студентов. Физическое образование, 41 (3), 255-258.

Алвин, Л. (2001). Формирование обучающего себя через автобиографическое повествование. High School Journal, 84 (3), 5-12.

Андерсон, К. (2010). Учащийся в целом: роль воображения в развитии дисциплинарного обучения. Искусство и гуманитарные науки в высшем образовании: Международный журнал теории, исследований и практики, 9 (2), 205-221.

Эпплби, А. (1985). Написание и рассуждение. Обзор исследований в области образования, 54 (4), 577-596.

Армстронг, Н.А., Уоллес, С.С., и Чейндж, С. (2008). Учимся писать в колледже по биологии. Research in Science Education, 38 (4), 483-499.

Бэдли, Г. (2009). Модель рефлексивного эссе для высшего образования. Образование и обучение, 51 (4), 248-258.

Бахлс, П. (2012). Студенческое письмо по количественным дисциплинам: Пособие для профессорско-преподавательского состава колледжа . Индианаполис, IN: Джосси Басс.

Балгопал, М.М., и Уоллес, А.М. (2009). Решения и дилеммы: Использование письма для обучения деятельности по повышению экологической грамотности. Журнал экологического образования, 40 (3), 13-26.

Балгопал, М.М., Уоллес, А.М., и Дальберг, С. (2012). Письмо, чтобы изучить экологию: исследование трех групп студентов колледжа. Исследования экологического образования, 18 (1), 67-90.

Блэк, К.А. (2008). Понимание влияния пола путем представления себя как другого пола: письменное задание для ролевой игры. Journal of College Teaching & Learning, 5 (2), 9-14.

Blevins-Knabe, B. (1987). Писать, чтобы учиться писать. Преподавание психологии, 14 (4), 239-241.

Бобич, Я. (2008). Активное изучение биохимии стало проще (для учителя). Журнал химического образования, 85 (2), 234-236.

Боуи, Дж. (2012). Подкастинг на уроках письма? Рассматривая возможности. Кайрос: журнал риторики, технологии и педагогики, 16 (2). http: //kairos.technorhetoric.нетто /

Брюэр, С.М., и Йозефович, Дж. Дж. (2006). Сделать экономические принципы личными: студенческие дневники и аналитические статьи. Журнал экономического образования, 37 (2), 202-216.

Бриттон Дж., Берджесс Т., Мартин Н., МакЛеод А. и Розен Х. (1975). Развитие навыков письма (11-18). Лондон: Macmillan Education.

Browning, B.W. (2011). Гладуэлл и групповое общение: Использование «Переломного момента» в качестве дополнительного текста. Учитель коммуникации 25 (2), 90-93.

Брунер Дж. (1975). «Язык как инструмент мысли». В А. Дэвис (ред.), Проблемы в языке и обучении . Лондон: Хайнеманн.

Карнеги, Дж. А. (2012). Использование лимериков для привлечения интереса студентов и содействия активному обучению на бакалавриате по функциональной анатомии. Образование в области анатомических наук, 5 (2), 90-97.

Карнес, L.W., Дженнингс, M.S., Vice, J.P., & Wiedmaier, C.(2001). Роль бизнес-преподавателя в программе, охватывающей весь учебный план. Journal of Education for Business, 76 (4), 216-219.

Дж. Кавдар и С. Доу (2012). Обучение через письмо: обучение навыкам критического мышления при написании заданий. PS: Политология и политика, 45 (2), 1-9.

Сентеллас, М. (2010). Поп-культура в классе: «Американский идол», Карл Маркс и Алексис де Токвиль. PS: Политология и политика, 43 (3), 561-565.

Чамели, Вийк, Д.М., Каки, Дж. Э., и Галин, Дж. (2012). От Бхопала до холодного синтеза: тематический подход к написанию заданий по общей химии с отличием. Журнал химического образования, 89 (4), 502-508.

Ченг, К.К., Паре, Д.Э., Коллимор, Л., и Джорденс, С. (2011). Оценка эффективности добровольного онлайн-дискуссионного форума по улучшению успеваемости студентов. Компьютеры и образование, 56 (1), 253-261.

Цизеро, К.А. (2006). Улучшает ли рефлексивное ведение дневника успеваемость по курсу? College Teaching, 54 (2), 231-236.

Кларк, К. (2010). Прикладное и преобразованное понимание во вводной психологии: анализ последнего задания эссе. Журнал стипендий преподавания и обучения, 10 (3), 41-57.

Coe, C.D. (2011). Шаблоны письма как инструмент критического мышления: обучение начинающих студентов тому, как писать аргументы. Преподавание философии, 34 (1), 33-50.

Коулз, К. (1991). Журнальные задания вводного курса геологии помогают студенту и преподавателю. Журнал геологического образования, 39 : 167-169.

Купер А. (2012). Современные технологии улучшают письмо по математике. Информационный центр, 85 (2), 80.

Каннингем, К. (2007). Приложения скорости реакции. Журнал химического образования, 84 (3), 430-433.

Дэниэлсон, К. (2010). Написание работ в классе математики: инструмент для поощрения математических исследований учителями начальных классов. Школа естественных наук и математики, 110 (8), 374-381.

Дефазио, Дж., Джонс, Дж., Теннант, Ф. и Хук, С.А. (2010). Академическая грамотность: важность и влияние письма в учебной программе — тематическое исследование. Журнал стипендий преподавания и обучения, 10 (2), 33-47.

Долл, К.К., Кереакоглоу, С.С., Радхика Сарма, А.А., и Хейр, Дж. Дж. (2008). Использование студенческих журналов о переживаниях смерти в качестве педагогического инструмента. Геронтология и гериатрическое образование, 29 (2), 124-138.

Доти, Л.Л. (2012). Математик изучает основы письменной инструкции: опыт погружения с долгосрочными преимуществами. Primus, 22 (1), 14-29.

Драбик, Д.А.Г., Вайсберг, Р., Пол, Л., и Бубье, Дж. Л. (2007). Делайте это кратко и мило: короткие письменные задания без оценки облегчают обучение. Преподавание психологии, 34 (3), 172-176.

Эллис Р.А., Тейлор К.Э. и Друри Х. (2007) Изучение науки посредством письма: ассоциации с предшествующими концепциями письма и восприятием программы письма. Исследования и разработки в сфере высшего образования, 26 ( 3), 297-311.

Emig, J. (1977). Письмо как способ обучения. College Composition and Communication, 28, 122-28.

Феста, А. (2009). Обучение критическому мышлению писателей-новичков путем привлечения работ современных художников. Архитектура человека: журнал социологии самопознания, 7 (1), 115-136.

Форсман С. (1985). «Писать, чтобы учиться, — значит учиться думать». В.Р. Гир (ред.), Корни в опилках: Письмо, чтобы учиться по дисциплинам (стр. 162-174). Урбана, Иллинойс: Национальный совет преподавателей английского языка.

Fouberg, E.H. (2000). Концептуальное обучение через письмо для обучения: использование журналов во вводном курсе географии. Географический журнал, 99 (5), 196-206.

Франк, Р. Х. (2006). Письменное задание экономического натуралиста. Журнал экономического образования, 37 (1), 58-67.

Франц, А.К. (2012). Письменное задание по органической химии для больших лекций на YouTube. Журнал химического образования, 89 (4), 497-501.

Fulwiler, T. & Young, A. (1982). «Вступление.» В T. Fulwiler и A. Young (Eds.), Языковые связи: письмо и чтение в рамках учебной программы (стр. Ix-xiii). Урбана, Иллинойс: Национальный совет преподавателей английского языка.

Галер-Унти, Р.А. (2002). Восприятие студентами интенсивного письма по санитарному просвещению. Преподаватель здравоохранения: Journal of Eta Sigma Gamma, 34 (2), 35-40.

Галлаван, Н.П., Боулз, Ф.С., & Янг, К.Т. (2007). Учимся писать и писать, чтобы учиться: идеи кандидатов в учителя. Действия в педагогическом образовании, 29 (2), 61-69.

Gillette, A. (2006). Почему они вели Великую войну? Многоуровневый классовый анализ причин Первой мировой войны. Учитель истории, 40 , (1), 45-58.

Гладдинг, С.Т., и Кокс, Э.(2008). Семейные снимки: описательное упражнение в классе на память и понимание. Семейный журнал: Консультирование и терапия для пар и семей, 16 (4), 381-383.

Goodman, R.E. (2005). Использование письма для улучшения курса математического анализа. ПРИМУС, 15 (4), 298-302.

Горди, Л.Л., и Пири, А. (2005). Творчество в классе: использование социологии для написания художественной литературы от первого лица. Преподавание социологии, 33 (4), 396-402.

Гилл, Дж.М. (2006). Письменный проект обзора СМИ, который усиливает вводные темы биологии и способствует критическому мышлению. Американский учитель биологии, 68 (6), 365-367.

Gump, S.E. (2010). Демистифицирующие ответные документы. Педагогический колледж, 58 (1), 38.

Хабре, С. (2012). Улучшение понимания обыкновенных дифференциальных уравнений посредством записи в динамической среде. Преподавание математики и ее приложений: Международный журнал IMA, 31 (3), 153-166.

Halsor, S.P., & Faul-Halsor, C.L. (1991). Улучшение обучения студентов посредством письма на уроках физической геологии. Журнал геологического образования, 39 : 181-184.

Гамильтон, W.T., & Gilbert, K. (2005). Использование студенческой этнографии для преподавания социологии религии. Преподавание теологии и религии, 8 (4), 239-244.

Хартер, Л.М., и Куинлан, М.М. (2008). Рассказывать о себе в обычных и творческих резюме. Учитель коммуникации, 22 (3), 76-79.

Хаук, С., и Исом, М.А. (2009). Содействие автономии студентов в письменном математическом обосновании. Исследования по математике, 2 (1), 49-78.

Хеллман, К., и Роуленд, А. (2008). Mens sana in corpora sano (здоровый дух в здоровом теле): внедрение и оценка письма в стратегиях учебной программы по физическому воспитанию. Физический педагог, 65 (4), 170-179.

Херрингтон, А. (1981). Писать, чтобы учиться: писать по дисциплинам. College English, 43, 379-87.

Холлиуэй, Д. (2009). На пути к познавательной педагогике: письменные задания в рамках курса теорий для студентов бакалавриата. Международный журнал преподавания и обучения в высшем образовании, 20 (3), 447-461.

Хольцман, М. (2005). Преподавание социологической теории посредством активного обучения: Упражнения по ирригации. Преподавание социологии, 33 (2), 206-212.

Hooey, C.A., & Bailey, T.J. (2005). Написание журналов и развитие навыков пространственного мышления. Журнал географии, 104 (6), 257-261.

Хортон, Э.Г., и Диаз, Н. (2011). Обучение письму и письму для изучения концепций социальной работы: применение письменной речи в стратегиях и методах учебной программы в курсе для студентов, изучающих социальную работу. Journal of Teaching in Social Work, 31 (1), 53-64.

Хостен, К.М., Таланова, Г., и Липковиц, К. (2011). Знакомство студентов с ролью науки в государственной политике и на службе общества. Химическое образование, исследования и практика, 12 (3), 388-394.

Хуриган, Т., и Мюррей, Л. (2010). Изучение появляющихся общих черт задачи написания блога в трех дискретных группах учащихся в высшем учебном заведении. Educational Media International, 47 (2), 83-101.

Худд, С.С., и Бронсон, Э.Ф. (2007). Двигаясь вперед, оглядываясь назад: упражнение в рекурсивном мышлении и письме. Преподавание социологии, 35 (3), 264-273.

Хьюз, Дж. Л. (2008). Поощрять студентов применять материалы о человеческой сексуальности к себе с помощью интеграционных документов. Американский журнал сексуального образования, 3 (3), 247-253.

Hynd, C., Holschuh, J.P., & Hubbard, B.P. (2004). Мыслить как историк: студенты колледжа читают множество исторических документов. Journal of Literacy Research, 36 (2), 141-176.

Джексон, Б. (2010). Обучение аналитической жизни. Исследования композиции, 38 (2), 9-27.

Джолли, Дж. М. (1990). Опыт работы двух психологов с журналами. Преподавание психологии, 17 (1), 40-41.

Джонс, Л.А. (2010). Подкастинг и перформативность: мультимодальное изобретение в продвинутом классе письма. Исследования композиции, 38 (2), 75-91.

Калман, С.С., и Рохар, С. (2010). Набор инструментов для поддержки студентов в курсе физики. Physical Review Special Topics — Physics Education Research, 6 (2), 2011-2015.

Кебеде, А. (2009). Практика социологического воображения посредством написания социологической автобиографии. Преподавание социологии, 37 (4), 353-368.

Киллингбек, К. (2006). Полевая ботаника и творческое письмо: там, где наука о письме встречается с научным письмом. Journal of College Science Teaching, 35 (7), 26-28.

Киркланд, W.L. (1997). Преподавание биологии посредством творческого письма. Журнал преподавания естественных наук в колледже . 277-279.

Краузе-Йенсен Дж. (2010). Семь птиц с одной волшебной пулей: разработка заданий, поощряющих участие учащихся. Обучение и преподавание: Международный журнал высшего образования в области социальных наук, 3 (1), 51-68.

Лакин, Дж. Л., и Вичман, А. Л. (2005). Применение социально-психологических концепций вне класса. Преподавание психологии, 32 (2), 110-113.

Либаркин Дж. И Ординг Г. (2012). Полезность написания заданий в бакалавриате биологических наук. CBE — Образование в области естественных наук, 11 (1), 39-46.

Ли, Д., Шапиро, Дж., Кон, Ф., и Найм, В. (2010). Рефлексивная практика обогащает межкультурный опыт студентов-клерков. Журнал общей внутренней медицины, 25 (2), S119-S125.

Лю К. (2006). Аннотация как указатель к критическому письму. Городское образование, 41 (2), 192-207.

Малькольм, Н. (2006). Анализ новостей: Обучение навыкам критического мышления при написании интенсивного курса по социальным проблемам. Преподавание социологии, 34 (2), 143-149.

Массенгилл Р. П. (2011). Социологическое письмо как мышление более высокого уровня: задания, развивающие социологическое воображение. Преподавание социологии, 39 (4), 371-381.

Макдермотт, М.А., и Хэнд, Б. (2010). Вторичный повторный анализ восприятия студентами нетрадиционных письменных заданий за десятилетний период. Journal of Research in Science Teaching, 47 (5), 518-539.

Макдоннелл, К., Эннис, П., и Шумейкер, Л. (2011). Теперь немного о науке: внедрение обучения химии на базе сообщества. Образование и обучение, 53 (2), 19.

McLeod, S.H. (1989). Написание по учебной программе: второй этап и далее. College Composition and Communication, 40 (3), 337-343.

Макмиллан, Л. Р., и Рейнс, К. (2010). Возглавлял направление «писать»: публикации для студентов-медсестер и пропаганда здоровья в обществе. Журнал сестринского образования, 49 (7), 418-421.

Мельцер Д. (2009). Письменные задания по учебной программе: национальное исследование письма в колледже. College Composition and Communication, 61 (2), W240-W261.

Мессинджер, Л. (2004). Хорошее, плохое и уродливое: нововведение в обучении, помогающее учащимся развивать культурную компетентность. Журнал бакалавриата по социальной работе, 10 (1), 61-74.

Мейер, штат Нью-Джерси, и Мансон, Б. (2005). Персонализация и расширение возможностей экологического образования с помощью выразительного письма. Журнал экологического образования, 36 (3), 6-15.

Миядзое, Т., и Андерсон, Т. (2011). Анонимность в смешанном обучении: кем бы вы хотели быть? Образовательные технологии и общество, 14 (2), 175-187.

Мони, Р.В., Мони, К.Б., и Поронник, П. (2007). Личный ответ: новое письменное задание для учащихся первого года обучения в больших классах биологии человека. Образование в области биохимии и молекулярной биологии, 35 (2), 89-96.

Мотт, Дж.(2008). Прохождение нашей жизни через огонь мысли: личное эссе в классе политической теории. PS: Политология и политика, 41 (1), 207-211.

Mulnix, J.W., & Mulnix, M.J. (2010). Использование проекта письменного портфолио для обучения навыкам критического мышления. Преподавание философии, 33 (1), 27-54.

Несофф И. (2004). Студенческие журналы: инструмент для поощрения самоанализа и критического мышления. Журнал бакалавриата по социальной работе, 10 (1), 46-60.

О’Халлоран, Р.М., Дил, К.С. (2004). Важность написания учебной программы по гостеприимству и туризму. Journal of Teaching in Travel & Tourism, 4 (2), 61-78.

Оделл, Л. (1980). Процесс письма и процесс обучения. College Composition and Communication, 36, 42-50.

Палмквист М., Родригес Д., Кифер К. и Циммерман Д. (1995). Расширение аудитории для письма в рамках учебной программы: размещение WAC в центре письма, поддерживаемом сетью. Компьютеры и композиция, 12 , 335-353.

Паркер Р. П. (1985). Язык в движении учебной программы: краткий обзор и библиография. Состав колледжа и коммуникация, 36 , 173-177.

Паркер Р. П. и Гудкин В. (1987). Последствия письма: улучшение обучения по дисциплинам . Верхний Монклер, Нью-Джерси: Бойнтон / Кук.

Polizzotto, K., & Ortiz, M.T. (2008). Дизайн-проекты по анатомии и физиологии человека. Американский учитель биологии, 70 (4), 230-234.

Понте, Л. М. (2006). Случай с несчастным спортивным фанатом: использование обучения, ориентированного на учащихся, и развитие когнитивных навыков высшего уровня с помощью моделирования онлайн-разрешения споров. Journal of Legal Studies Education, 23 (2), 169-194.

Прессман Дж. (2008). Арабо-израильский конфликт и случай с лимонным деревом. Перспектива международных исследований, 9 (4), 430-441.

Quitadamo, I.Дж. И Курц М.Дж. (2007). Учимся совершенствоваться: использование письма для повышения эффективности критического мышления в общеобразовательной биологии. CBE — Образование в области естественных наук, 6 (2), 140-154.

Радмахер, С.А. (1995). Написание резюме: инструмент для улучшения понимания учащимися и письма по психологии. Преподавание психологии, 22 (2), 113-115.

Рейли, Дж. Т., и Стрикленд, М. (2010). Компонент письма и этики для курса квантовой механики и физической химии. Journal of College Science Teaching, 39 (4), 35-41.

Рейнольдс Дж. (2010). Письмо по дисциплине антропология — теоретические, тематические и географические пространства. Исследования в области высшего образования, 35 (1), 11-24.

Рейнольдс, Дж. А., Таисс, К., Каткин, В., и Томпсон, Р. Дж., Младший (2012). Письмо для обучения в бакалавриате естественнонаучного образования: концептуально ориентированный подход, основанный на сообществе. CBE Life Sciences Education, 11 : 17-25.

Рич, Дж., Миллер Д. и ДеТора Л. (2011). От концепции к применению: рассказы учащихся о решении проблем как основа для написания заданий на уроках естествознания. По всем дисциплинам, 8 . https://wac.colostate.edu/atd/articles/richetal2011

Риверс, М. (2006). Лица искажения. Учитель общения, 20 (2), 57-60.

Роуз, М. (2012). «Наглядный урок»: использование семейных реликвий для вовлечения учащихся в историю искусств. Художественное образование, 65 (4), 47-52.

Руше, С.Н., и Джейсон, К. (2011). «Вы должны погрузиться в это»: использование вопросов и размышлений для содействия обучению и самопознанию учащихся. Преподавание социологии, 39 (4), 338-353.

Рассел Д. (1990). Написание в рамках учебной программы в исторической перспективе: к социальной интерпретации. College English, 52 , 52-73.

Шварц, Р.С., Ледерман, Н.Г., и Кроуфорд, Б.А. (2004). Развивающийся взгляд на природу науки в аутентичном контексте: явный подход к преодолению разрыва между природой науки и научным исследованием. Естественное образование, 88 (4), 610-645.

Seto, B., & Meel, D.E. (2006). Письмо по математике: заставить это работать. ПРИМУС, 16 (3), 204-232.

Шафер, Г. (2012). О жутких историях, войне и «В это я верю». Преподавание английского языка в двухгодичном колледже, 39 (4), 398-406.

Шарп, Дж. Э., Олдс, Б. М., Миллер, Р. Л., и Дайруд, М. А. (1999). Четыре эффективных стратегии письма для инженерных классов. Журнал инженерного образования , 53-57.

Симмонс, Л. (2008). Что Фрейд сказал бы Вольтеру? Использование диалогов в обзорных курсах. Справочная, 13 (1), 56-64.

Simmons, S.R. (2008). «Зная свое место и время»: Воспоминания как педагогика. Журнал природных ресурсов и образования в области наук о жизни. 37 : 1-7.

Саймон, Л. (2007). Расширение грамотности: исследования учителей и мультижанровые тексты. English Education, 39 (2), 146-176.

Staats, S., & Batteen, C.(2009). Контекст в междисциплинарном письменном задании по алгебре. Journal of College Reading and Learning, 40 (1), 35-50.

Stanesco, J.D. (1991). Личный журнал как инструмент обучения и оценки на выездных курсах геологии. Журнал геологического образования, 39 : 204-205.

Stead, D.R. (2005). Обзор минутной статьи. Активное обучение в высшем образовании: журнал Института обучения и преподавания, 6 (2), 118-131.

Стивенс Б. (2005). Автомобильная авария: упражнение в убедительном письме. Учитель коммуникации, 19 (2), 62-67.

Стюарт Т.Л., Майерс А.К. и Калли М.Р. (2010). Улучшение обучения и удержания за счет «письма, чтобы учиться» в классе психологии. Преподавание психологии, 37 (1), 46-49.

Стаут, Р. П. (2010). «Hello, I’m Carbon»: Пишу об элементах и ​​соединениях. Журнал химического образования, 87 (11), 1163-1165.

Street, C. & Stang, K.K. (2009). Как курсы подготовки учителей меняют уверенность учителей в себе как писателей? Teacher Education Quarterly, 36 (3), 75-94.

Теорет, Дж. М., & Луна, А. (2009). Статистическое мышление в письменной форме: вводные курсы статистики в журналах и форумах. Международный журнал преподавания и обучения в высшем образовании, 21 (1), 57-65.

Тернер Т. и Бреммель А. (2006).Четырнадцать письменных стратегий. Science Scope, 30 (4), 27-31.

Тыняла П. (1998). Письмо как инструмент конструктивного обучения: опыт обучения студентов во время эксперимента. Высшее образование, 36 (2), 209-230.

Ventis, D.G. (1990). Написание для обсуждения: Использование метода кластеризации. Преподавание психологии, 17 (1), 42-44.

Veri, M.J., Barton, K., Burgee, D., Davis, J.A., Jr., Eaton, P., Frazier, C., Gray, S., Halsey, C., & Турман Р. (2006). Запечатленные впечатления: Студент пишет как занимается педагогикой в ​​аспирантуре по спортивному менеджменту. Quest, 58 (4), 443-464.

Уэйд, К. (1995). Использование письма для развития и оценки критического мышления. Преподавание психологии, 22 (1), 24-28.

Уокер, S.E. (2006). Написание журналов как метод обучения, способствующий размышлениям. Журнал спортивной подготовки, 41 (2), 216-221.

Уолмсли, К., и Биркбек, Дж.(2006). Написание личного повествования: метод отражения ценностей для студентов BSW. Journal of Teaching Social Work, 26 (1-2), 111-126.

Walvoord, B.E. (1992). «Начиная.» В McLeod, S.H., and Soven, M. (Eds.), Написание в рамках учебной программы: руководство по разработке программ . Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж.

Wandersee, J.H., Clary, R.M., & Guzman, S.M. (2006). Шаблон письма для изучения ботанического чувства места у студентов. Американский учитель биологии, 68 (7), 419-422.

Уоттс, Дж. И Бернетт Р.Э. (2012). Объединение курсов по дисциплинам: влияние на письменную успеваемость. Письменное сообщение, 29 (2), 208-235.

Уиллер, С., и Уиллер, Д. (2009). Использование вики для повышения качества обучения при подготовке учителей. Обучение, СМИ и технологии, 34 (1), 1-10.

Уайт, А.М., Райт-Сойка, М., и Рассел, М.С. (2007). Эпистолярные связи: письма как педагогические инструменты вводного курса женских исследований. Учитель феминисток: журнал практик, теорий и научных исследований феминистского учения, 17 (3), 204-224.

Белый, H.B. (2007). У глаз есть это: проблемное упражнение по обучению молекулярной эволюции. Образование в области биохимии и молекулярной биологии, 35 (3), 213-218.

Вулф, C.R. (2011). Аргументация по учебной программе. Письменное сообщение, 28 (2), 193-219.

Вулф, Дж. (2010). Риторические числа: случай для количественного письма в классе композиции. College Composition and Communication, 61 (3), 452-475.

Янг, Ю., Йе, Х., и Вонг, В. (2010). Влияние социального взаимодействия на смысловое строительство в виртуальном сообществе. Британский журнал образовательных технологий, 41 (2), 287-306.

Янг, А., Фулвайлер, Т. (1986). Письмо по дисциплинам: Исследования на практике . Верхний Монклер, Нью-Джерси: Бойнтон / Кук.

Дополнительные ресурсы

Для более полной библиографии перейдите по адресу http: // www.iub.edu/~cwp/lib/wacgen.shtml и в Библиографию WAC по Информационному центру.

Специалист по грамотности | Учебный план и преподавание

Когда я поступил на программу специалиста по грамотности, школа, в которой я работал, ожидала, что я возьму на себя большую роль лидера в связи с ее высокими потребностями в грамотности. Прежде чем я смог это сделать, я знал, что мне нужно сделать шаг назад от моей повседневной работы, чтобы переосмыслить свою педагогическую практику и убеждения. Это оказалось самым разумным профессиональным решением в моей карьере.

Каждый вечер я размышлял о чтениях, обсуждениях, дебатах и ​​наставлениях. Что мне больше всего нравилось, так это то, что эти разговоры не проходили в стенах классных комнат, а вместо этого шли по улице, в вагоны метро, ​​кафе, электронные письма. Каждое утро я пробовал свои последние идеи с детьми в классах государственных школ, и каждый вечер я возвращал новые наблюдения к своим курсам. Этот баланс теории и практики, а также обучение, которое произошло в результате их пересечения, — одна из причин, по которой меня привлекла программа, и фактор, делающий ее уникальной.

Также уникальной особенностью этой программы является ее тесное сотрудничество с Проектом чтения и письма педагогического колледжа. Возможность пройти стажировку в TCRWP во второй половине года не только позволила мне изучить обучение грамоте, проводимое одним из лучших специалистов в этой области, но и дала мне представление о методах развития персонала. Затем я смог сам опробовать некоторые из этих работ, обучая учителей работе с новыми читателями, поддерживая разработку инструментов оценки и участвуя в написании учебной программы.Опыт был бесценным.

Через некоторое время работа в такой интеллектуальной среде начинает казаться нормальной, то есть до тех пор, пока вы не найдете время, чтобы остановиться и поразмышлять. Это случилось однажды днем, когда я завязал разговор с приглашенным профессором, который спросил о моей программе. Поспешно возобновив свою работу, я кратко описал ее и в заключение сказал, что в целом она была довольно хороша. «Довольно здорово?» она ответила, а затем покачала головой. «Вы ведь понимаете, что выиграли в лотерею грамотности… не так ли?»

Пришлось смеяться.Несколькими минутами ранее я закончил редактировать текст для курса с Люси Калкинс. В тот момент я готовился к обсуждению мультимодальности в классе, который вел Марджори Сигел. На следующее утро я собирался следить за штатным разработчиком Амандой Хартман, когда она работала с учителями в одной из наиболее востребованных школ Нью-Йорка. В течение года я участвовал в семинарах под руководством настоящих знатоков грамотности, таких как Питер Джонстон, Стефани Харви, Шарлотта Дэниэлсон, Килен Бирс, Эллен Кин, Тимоти Разински, Смоки Дэниэлс.Я также встречался и учился у авторов любимых детских книг Кейт Дикилло, Пэм Муньос Райан и Сары Уикс. Она была права. Я действительно выиграл в лотерею грамотности.

Я вошел в эту программу как учитель, приверженный важности грамотности в жизни детей. Я ушел с подтверждением этой убежденности, навыков, чтобы что-то с этим поделать, сети людей, которые меня поддержали, и видения того, что возможно в школах. Но я также ушел с кое-чем еще — чувством возможности для будущего, которое приходит, когда я вижу себя так, как я никогда раньше не думал.Да, я учитель, осознающий важность грамотности, и теперь я также исследователь, лидер, писатель. Я должен поблагодарить педагогический колледж за это.

Школа английского языка Миддлбери Хлебная буханка

Динамик 1:

Я не могу сказать вам, сколько раз я встречал проход в

классная комната с моими учениками, которую я только что прочитал летом в

Буханка хлеба. И в такие моменты вам не кажется, что вы знаете

ответ, это то, что вы готовы спросить, потому что вы много времени на Bread

Буханка, вопросы получше.

Динамик 2:

Это действительно особенная программа, потому что я приеду за пятью

лета. Я также могу выбирать разные кампусы, и я могу взять

a Мастера, пройдя действительно творческие курсы, от мексиканских

American Lit.

Динамик 3:

Поэзия Роберта Фроста.

Динамик 4:

Военная литература.

Динамик 5:

Теория бессознательного Фрейда.

Динамик 6:

Описание воображения.

Динамик 7:

Хип-хоп как текст социальной справедливости.

Динамик 8:

Драматургия и художественная литература.

Динамик 7:

Здесь обучение происходит на разных уровнях. В первую очередь это происходит в

.

аудитория.

Динамик 6:

Мы сидим кругами, сотрудничаем, размышляем и приходим к

позиции.

Динамик 9:

Это происходит более незаметно, когда вы продолжаете движение по

разговор, который у вас был в классе, пока вы шли на обед.

Динамик 10:

Может, смотрю репетицию в театре.

Динамик 6:

В сообществах, например, в сети учителей «Хлебная буханка».

Динамик 1:

За едой, на подъездах, везде на горе.

Динамик 3:

Даже поверх бочче в фокусе литературное подшучивание.

Динамик 3:

Каждый член этого сообщества — персонаж, в некотором смысле играющий на

роль в тексте лета.

Динамик 5:

Это группа людей, которые все любят литературу, и все они глубоко

вложено в вопросы, которые возникают из этого

литературы.

Динамик 2:

Большинство людей здесь — учителя, поэтому

страсть к образованию, учебе и к будущему.

Динамик 9:

Это невероятно вдумчивый, чуткий, умный и инклюзивный

Сообщество

.

Динамик 7:

Если мы поговорим друг с другом и подружимся, мы начнем видеть, ну,

вот что возможно.

Спикер 11:

Я хотел бы получить собственное представление о том, чувствовали ли вы, читая

последние две книги, есть ли отваливание?

Динамик 2:

Природа здесь, в кампусе, — это ее собственный характер.

Динамик 3:

Вы видите литературу, когда читаете ее.

Динамик 4:

Мало того, что он потрясающе красив, это самый интеллектуальный

место, в котором я когда-либо существовал.

Динамик 3:

В мире не так много мест, где можно найти себя

стоит в очереди за обладателем Пулитцеровской премии, а там

определенно не так уж много мест, где бы вы жили вместе с

сообщества как эти люди, и вы участвуете в одном и том же

как им.

Динамик 2:

И они каждый день бросают нам вызов смотреть тексты с новыми линзами

и мыслить критически и выходить за рамки того, что мы считали глубоким.

Динамик 9:

В некотором смысле, который, как мне кажется, приводит к действительно продуктивному дискомфорту, что

подтолкнет вас к лучшему уровню понимания.

Динамик 7:

Он действительно просит нас всех здесь сделать шаг вперед и примерить одежду

.

академика.Так что я думаю, что на самом деле в Bread Loaf вы изучаете своего рода педагогику

.

уверенности.

Динамик 12:

Гибкие лапки гепардов летают по трассе, 400 метров. Я очень хотел

, чтобы играть с ритмом и звуком этого.

Спикер 13:

Я думаю, что он хочет полностью вернуть ее, и он говорит это в сцене,

«Покайся, исповедуйся, спасись».

Динамик 14:

И помните, какой мир может быть в голоде.Это все еще красивый

мир. Быть веселым. Стремитесь быть счастливыми.

Динамик 9:

Связь, которую позволяет Bread Loaf, как бы безгранична.

Динамик 3:

Эти разговоры как о текстах, так и об учении

сообщения продолжаются, и это уже официально. Это вещь, о которой заботятся и поощряются такие вещи, как

учителей Хлебной буханки.

сеть…

Динамик 9:

… который представляет собой оцифрованную вселенную, предназначенную, прежде всего, для учителей, чтобы соединить обе

локально, глобально…

Динамик 2:

И мы поощряем обмен, чтобы работать вместе, чтобы соединить

наших ученика.

Динамик 6:

И они вдохновляют друг друга круглый год.

Динамик 2:

В отличие от других мест, то, что происходит в Хлебной буханке, не остается в

.

Буханка хлеба.

Динамик 1:

Когда я думаю о том, кому будет полезно время, проведенное в Хлебной буханке, я думаю о

.

моих студентов в Гонконге, чей первый опыт в Америке —

по литературе, которую я здесь изучал.

Динамик 7:

Мои коллеги, с которыми я разрабатываю учебную программу под названием «Еда»

грамотности.

Динамик 10:

Тот ученик, который боится в классе, потому что не знает, как его

Будет принято

слова.

Динамик 6:

Учащиеся и учителя средней школы в Кении.

Динамик 2:

Недавние иммигранты начинают гонку за американцами

мечта.

Динамик 15:

Теперь я с удовольствием созерцаю, однако, только его крайнюю юбку славы.

Динамик 7:

Обучение происходит в классе. Это перетекает в обед

разговоров или разговоров за ужином. Затем он следует за нами домой. Ср

слышу эхо этого в наших классах и в том, что мы делаем, и я думаю, что это

поднимает планку для нас как учителей и людей, и кажется, что это

то, от чего стоит отказаться, чтобы быть здесь.

Ассистент по математике (составитель учебных программ)

Описание работы

Кто мы

RePublic Schools — это сеть высокоэффективных государственных чартерных школ, расположенных в Нэшвилле, штат Теннесси, и Джексоне, штат Массачусетс, с миссией переосмыслить государственное образование на юге и подготовить всех наших учеников к окончанию колледжа. Помимо предоставления традиционной академической учебной программы мирового уровня, мы даем нашим ученикам возможность вносить изменения, обучая их программированию — начиная с 5 -го -го класса.

Несмотря на то, что наши ученые являются выходцами из традиционно недостаточно обслуживаемых сообществ (примерно 85% идентифицируют себя как малообеспеченные и почти 95% как цветные студенты), мы видели, как они бросают вызов шансам достичь выдающихся результатов. Школы RePublic вошли в топ-5% всех государственных школ с открытым обучением в штате Теннесси по показателям как прироста учеников на , так и абсолютных достижений, что делает нашу первую (и единственную) чартерную школу в истории штата, которая удостоилась этой двойной награды.

В RePublic мы развиваем сплоченное сообщество из семей, сотрудников и ученых, готовых сделать все возможное для обеспечения успеха наших ученых. Нам нужен динамичный, целеустремленный помощник по математике , который объединит усилия с нашими школьными командами в Нашвилле, штат Теннесси, в течение 2016-2017 учебного года . Кандидаты должны разделять нашу непоколебимую веру в то, что все дети могут достичь высоких результатов и изменить мир. Похоже на тебя?

Что вы будете делать

Обзор

Подотчетен директору математики, Партнер по математике RePublic будет реализовывать видение и стратегию RePublic для преподавания математики в растущей сети RePublic Schools путем разработки высококачественной учебной программы по математике для младших классов (5 -6 класс ) или старшие (7 -8 класс) учащиеся средней школы.

Обязанности

Партнер по математике будет:

  • Помогите создать культуру решения проблем в республиканских школах:
    • заинтересовать взрослых и детей решением проблем,
    • сотрудничает с учителями и руководителями, чтобы воплотить в жизнь учебные программы по решению проблем в школах,
    • является лидером внедрения когнитивно-управляемого обучения в качестве нашего подхода к решению проблем в 5 и 6 классах, а
    • неустанно пропагандирует способность математики решать стоящие задачи!
  • Разработайте дальновидную, увлекательную и строгую учебную программу по математике, которая пробуждает интеллектуальное любопытство и любовь к математике.Учебная программа основана на глубоком понимании математических концепций, научной работы и наиболее эффективных методов преподавания. Для достижения этой цели сотрудник по математике выполнит редизайн или учебной программы по математике 5 -го класса и 6 -го класса, чтобы акцентировать внимание на математике и решении задач или для 7 -го года и 8 -го -го класса по математике. учебный план, чтобы подчеркнуть готовность к средней школе и курсам математики Advanced Placement.
  • Создавайте планы занятий и уроков, создавайте математические оценки, составляйте антологию высококачественных задач-рассказов для использования во время блока решения задач, руководите профессиональным развитием учителей средней школы и анализируйте данные математических оценок.
  • Соблюдайте инструкции по математике в нашей сети школ и помогите школьным руководителям определить приоритеты для учителей, чтобы гарантировать, что обучение математике осуществляется на стабильно высоком уровне во всей сети.
  • Создание систем, гарантирующих, что руководители и учителя используют данные для математических вычислений

Кто вы

Наш идеальный помощник по математике непоколебимо верит в то, что все ученики могут достичь исключительно высокого уровня. Кроме того, у успешного кандидата будет:

  • Неизменная страсть к математике и глубокие познания в ней;
  • Желательно иметь как минимум 2-летний опыт преподавания с продемонстрированными высокими достижениями учащихся;
  • Продемонстрированная способность говорить и писать ясно, лаконично и убедительно, так что ожидания ясны, временные рамки очерчены, а мастерство определено;
  • Способность управлять множеством приоритетов из множества источников, эффективно организовывая и расставляя приоритеты, чтобы воздействовать на области, в которых больше всего нуждаются;
  • Опыт организации и проведения эффективных встреч в организации;
  • Способность разбирать сложные проблемы и разрабатывать последовательные, действенные стратегии;
  • Степень бакалавра с предпочтением ученой степени в смежной области.
Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта