Маме больно: 15 фраз, которые делают больно маме | Детёнок

15 фраз, которые делают больно маме | Детёнок

Наступит день, когда та, что подарила вам жизнь, уйдёт от вас. Вы будите очень сожалеть, что не успели ей сказать слова прощения, за ту боль, которую вы ей причинили, даже если не подозревали это. 15 фраз, которые не стоит говорить маме.

Источник: https://pixabay.com

Источник: https://pixabay.com

  1. «Мне некогда». Мама вас вынашивала все 9 месяцев, с самого вашего начала она заботилась о вас, и дарила вам свою любовь. Она работала, чтобы вам обеспечить лучшую жизнь, стремилась подарить вам всё, что вы только пожелаете. С самого вашего рождения она не досыпала ночи, готовила вам поесть, заботилась о вас с большой любовью. Приходя с работы, она стояла вечер у плиты, консервировала, чтобы вам было что покушать, хоть и была очень уставшая. Мама всегда вас выслушает и даст совет. Она никогда не скажет вам «мне не когда».
  2. «Я тебя ненавижу». Она вас очень любит не смотря ни на что. Даже если вы постоянно в командировках и у вас нету времени на общение с ней, или если вы лентяй, и постоянно просите деньги у родителей, на свои потребности.
  3. «Это есть не буду». Не нравится еда, ставай и сам готовь. Ты знаешь сколько мама потратила своего времени, для того чтобы приготовить вам поесть.
  4. «Это ты меня таким воспитала». Может в вашем воспитании мама что-то делала не так, но она со всех сил старалась вырастить из вас порядочного человека. Не стоит её винить в этом, если у вас что-то не получается. Постарайтесь сами исправить свои ошибки.
  5. «Ты отца никогда не любила». Если бы ваша мама не любила отца, вас бы на свете не было.
  6. «Отец поступил правильно, тебя бросив». Этого категорически нельзя говорить никакой женщине. Так как, она встретила вашего отца, и его получила до такой степени, что родила вас. И когда он её бросил, она очень страдала, но старалась не подавать виду. Ночами плакала в подушку, и кто знает, возможно, плачет и до сих пор.
  7. «Тебе этого не понять». Даже если это и так. Мама вас понять пытается всегда, и не только понять, но найти ещё оправдание.
  8. «Ты мало читаешь». А знаешь ли ты сколько мама перечитала разных объявлений, чтобы купить квартиру, или рецептов, чтобы тебе было вкусно.
  9. «Не лезь ко мне, у тебя нету никакого образования». Вы даже не представляете, через какую школу испытаний, нужно было пройти маме в своей жизни. А какой это нужно иметь разум, чтобы вам дать то образование, которое вы выбрали для себя.
  10. «Извини, я к тебе не приеду» (на любой праздник). Вы даже не представляете, сколько ваша мама вложила у вас любви, и как она боится того, что вы стали взрослыми. Все годы она у вас вкладывала свою любовь, но теперь, когда вы стали взрослыми, ей нужно учиться заново любить себя. Но она всё равно вас очень ждёт, когда вы приедете её навестить.
  11. «У меня не было времени тебе позвонить». Мама очень болела и была одинока, у неё даже не было за какие деньги купить себе лекарство.
  12. «Ты меня не долюбила». Мама вас любила всем сердцем, может и не так, как вы ожидали, зато искренне.
  13. «У тебя ужасный вид». Не забывайте, что мама — это женщина, а как мы знаем, все женщины стремятся быть красивее. Может она не ходит в салон, так как у неё недостаточно денег.
  14. «Во время отпуска я не приеду, я еду на море». И жаль, знаете, как мама вас ждёт, как ей хочется вернуться туда, где в хате звучал смех, а за столом сидела вся семья.
  15. «Ты мне испортила всю мою жизнь, какая ты мне мать». Такое категорически нельзя говорить маме, комментировать не стоит, нельзя!

Любите свою маму, она у вас одна, найдите для неё хотя бы минутку вашего времени, сделайте её счастливее.

в Самарской области 10-летнего ребенка отправили умирать на глазах пятерых братьев

Матвею 10 лет, большую часть своей жизни он борется с раком. Все это время за него страшно переживают не только папа и мама, но и пятеро братьев. Семья Беляевых живет в селе Нижнее Санчелеево под Тольятти. Недавно Матвей вернулся домой. Чтобы умереть.

Страшный враг

Матвей – четвертый ребенок в семье. Родился здоровым, рос обычным мальчуганом: в меру ласковым, немного хулиганистым, но очень добрым.

В 4 годика он начал жаловаться на животик. Случилось это прямо перед Новым годом, родители решили, что он просто сладостей переел. Но время шло, боль усиливалась, Матвей уже просыпался по ночам в слезах: «Мама, мне больно!». Поэтому как только длинные новогодние каникулы закончились, они отправились в больницу. КТ показало опухоль размером 10 на 17 см.

Матвея направили в Самару, где 25 января 2016 года поставили страшный диагноз: нейробластома 4 стадии с метастазами в кости и костный мозг.

— В Самаре мы прошли два курса химиотерапии, Матвею было от нее очень плохо. Да и результата не было особо. Врачи нам прямо говорили: «Ему жить осталось 2 месяца», — рассказала корреспонденту «КП-Самара» мама мальчика Лилия Беляева.

Временная победа

Опускать руки в семье Беляевых не принято, и вскоре нашли других врачей, которые готовы были за него побороться. Так Матвей поехал в Санкт-Петербург в Национальный медицинский исследовательский центр онкологии имени Петрова. Там ему назначили новый курс химиотерапии, но не отечественными, а зарубежными препаратами.

— Мало того, что не было «побочек», так еще и опухоль уменьшилась до размеров куриного яйца, метастазы пропали, мы просто поверить в это не могли, — вспоминает Лилия Беляева. – Однако там ему делать операцию отказались и признали его резистентным к препаратам – это значило, что опухоль мутировала, на препараты больше не реагировала и снова могла увеличиться в размерах.

Попробовать спасти мальчику жизнь согласились в том же Санкт-Петербурге, но уже в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Горбачевой. Матвею вводили экспериментальные лекарства из Германии, стабилизировали его состояние, добились того, чтобы опухоль перестала расти. Потом мальчику провели пересадку костного мозга, после чего опухоль даже уменьшилась в размерах.

— А 7 марта 2017 года его прооперировали, пять с половиной часов я сидела, как на иголках. Но в результате врачи удалили 98% опухоли, — Лилия Беляева плакала от счастья, когда ей об этом сказали, а через три месяца после курса восстановления ее выписали домой со здоровым ребенком.

Приговор

К сожалению, успех оказался временным. Сначала на УЗИ заметили небольшую точечку на печени. Около года она оставалась неизменной, а в 2019 году начала расти. Матвея снова положили на курс химиотерапии – один, второй. Но опухоль продолжала увеличиваться.

— В этот раз все было по-другому. Это взрослый ребенок, и он боялся того, что с ним происходит, — вспоминает Лилия Беляева. – Спрашивал меня: «Мама, а что такое рак? Мама, я умру?». Я не знала, что ответить на это. Но он и сам понял.

2 августа 2021 года врачи выписали Матвея домой. Они сказали, что больше ничего не могут сделать: химиотерапия и опухоль одновременно «разъедают» организм ребенка изнутри. В выписке написали: «Госпитализация в онкогематологическое отделение не показана. Рекомендовано проведение симптоматической терапии по месту жительства, при ухудшении состояния – госпитализация в дежурный стационар».

— Нам отказали везде, в том числе в паллиативной службе. Мужу прямым текстом сказали больше не звонить, нам нигде нет места, даже хосписы – только для взрослых, — родители Матвея не могут сдержать слез. – Что нам делать, когда боль станет невыносимой? Как объяснить детям, почему их брат так страдает?

Чтобы поддержать силы мальчика, врачи прописали ему лечебное питание, купить которое оказалось просто негде. На помощь пришел благотворительный фонд «ЕВИТА» — необходимую сумму на закупку удалось собрать за ночь.

КОМПЕТЕНТНО

Ольга Шелест, исполнительный директор благотворительного фонда «ЕВИТА»

— Страшно представить, что чувствует сам Матвей, который все понимает, и страшно представить, что чувствуют родители, которым врачи говорят такие слова. Да, это правда жизни — медицина бессильна помочь Матвею, но важно КАК эти слова сказаны.

Еще важно взаимодействие врачей, а не «спихивание» ребенка на местную поликлинику. Хорошо, что семья мальчика живет рядом с Тольятти и там опытные врачи, которые могут и готовы оказывать симптоматическую помощь. Так в детской городской больнице Тольятти ему сделали переливание крови, чтобы поднять гемоглобин, хотя онкология — не совсем их профиль. А если б он жил в глухом Шенталинском районе? Что было бы с ним там?

В нашей работе мы ежедневно сталкиваемся со случаями, когда врачи не знают и не умеют оказать помощь паллиативному ребенку. К сожалению, иногда даже обезболивание корректное подобрать сложно.

Поэтому все мы ждем, когда откроется паллиативное отделение на базе больницы имени Середавина. Оборудовать его помогает наш фонд, и мы надеемся, что туда будут приезжать такие ребята, чтобы не боятся и чтобы врачи смогли грамотно им помогать проживать те дни, которые остались без боли и страха! Министр здравоохранения поставил задачу: отделение должно открыть свои двери первым пациентам уже в ноябре этого года.

И конечно, нам всем очень нужен хоспис! Административная работа по его созданию уже ведется, и мы надеемся, что к концу 2022 года в области появится хоспис.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Думали бронхит, оказалось рак: мальчик из Самары надеется дожить до трансплантации легких

Коле Бердникову 11 лет, из них последние 4 года он дышит благодаря крошечному остатку легкого, остальное съела малоизученная в России болезнь (подробности)

Искусственное прерывание беременности и его последствия

ИСКУСТВЕННОЕ ПРЕРЫВАНИЕ БЕРЕМЕННОСТИ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

 

Мамочка, здравствуй.

Мамочка, здравствуй, чудесное утро!

Я не мешал тебе спать?

Вырасту — буду я сильным и мудрым,

Буду твой сон охранять.

Мама, смотри, вот мой маленький пальчик!

Мама, с тобой хорошо!

Мама, ты знаешь, я, кажется, мальчик!

Буду, как папа, большой…

Мама, ты знаешь, я слышал сегодня

Новое слово — «аборт»…

Мама, зачем чьи-то пальцы так больно

Твой нажимают живот?

Маму не трогайте, дяди и тёти!

Вы не отправитесь в рай,

Если вы маму случайно убьёте!

Мамочка, не умирай!

Мама, скажи им, пускай перестанут!

Мама, откуда здесь свет?

Мама, мне больно, куда меня тянут?!

Мама!.. Меня больше нет…

 

 Мама звонит своей близкой подружке:

«Что ж, всё прошло хорошо…

День отлежусь, и закатим пирушку,

И погуляем ещё…»

 

Сегодня вряд ли найдется хоть один человек, который бы положительно относился к абортам. Тем не менее, во всех странах женщины прибегают к такому методу, чтобы прервать беременность, которая по каким-либо причинам оказалась нежеланной. Каждый год в мире производится около 53 млн. абортов. Однако уровень абортов в различных странах существенно различается. Так, например, в Японии, Нидерландах, Англии, Финляндии, Швеции их число сведено к минимуму.

К сожалению, в России аборты до сих пор остаются основным способом регулирования рождаемости, по их числу мы занимаем второе место в мире после Румынии. Ежегодно в России производится свыше 2 миллионов абортов, причем около 10% из них приходится на молодых женщин в возрасте до 19 лет. Количество абортов среди подростков в России является одним из самых высоких в мире. Абортом заканчивается первая беременность у 94% подростков моложе 14 лет и у половины подростков 15-19 лет. Если учесть, что более 50% абортов влекут за собой ранние или поздние осложнения, то при отсутствии действенных мер имеет место реальная угроза потери здоровья будущего населения страны. Уровень абортов, состояние репродуктивного здоровья женщин и применение современных методов контрацепции тесно связаны.

Хорошо известно, что прерывание беременности оказывает неблагоприятное воздействие на состояние здоровья женщины, особенно в подростковом возрасте, являясь одной из причин гинекологических заболеваний и последующих нарушений репродуктивной функции. Неблагоприятно сказывается аборт и на течении последующей беременности.

 

Принятие решения об аборте — очень серьезный и ответственный шаг.

 Чтобы не совершить этого шага, повторим информацию об опасности аборта.

 

  1. 1.Прерывание беременности угрожает жизни женщины и будущего малыша. 25-30% материнской   и   20-25%   перинатальной   смертности  последствия   сделанных женщинами абортов. Аборт в последующем может привести к невынашиванию беременности — самопроизвольным абортам и преждевременным родам.

2. Аборт сопровождается многочисленными осложнениями: массивное кровотечение, прободение (перфорация) матки, воспалительные заболевания женских половых органов, нарушения менструального цикла, а спустя месяцы и годы после аборта -нарушение репродуктивной функции  с последующим развитием  гормонально-зависимых   заболеваний   —   эндометриоза,   миомы   матки,   дисфункциональных маточных     кровотечений,    мастопатии,     гиперпластических    и    предраковыхпроцессов.

3. Аборт часто провоцирует воспалительный процесс. Начавшись в матке, он словно пожар перекидывается на маточные трубы и яичники. В трубах образуются спайки, в результате которых в последующем могут развиться внематочная беременность или бесплодие.

 

В этой связи следует еще раз напомнить о воздержании от половой жизни до брака, о вопросах предохранения от беременности, о значимости зачатия ребенка в полноценной и здоровой семье.

 

Осложнения после аборта являются одной из основных причин женского бесплодия.

Так же аборт для  женщины — это еще и тяжелая психологическая травма, связанная как с самой операцией, так и с четким осознанием тех обстоятельств, которые вынуждают ее принимать такое непростое решение. Чтобы избежать новых переживаний, связанных с абортом, сберечь свое здоровье и здоровье своих будущих детей, женщина должна знать обо всех методах предупреждения нежелательной беременности. Многочисленные исследования убедительно показали, что риск, связанный с применением контрацептивных средств, значительно ниже, чем риск, связанный с нежелательной беременностью и абортом.

Медицинской аборт — это искусственное прерывание беременности, выполненное обученным медицинским персоналом с соблюдением всех требований. Аборт производится в медицинском учреждении с информированного согласия женщины, с обязательным оформлением соответствующей медицинской документации. Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины до 12 недель беременности, по социальным показаниям (беременность в результате изнасилования, смерть мужа во время беременности и др.) — до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласия женщины — независимо от срока беременности. Таким образом, после 12 недель беременности женщина не может прервать беременность по собственному желанию. В такой ситуации решение о прерывании беременности принимает специальная комиссия, в которую входят врач, юрист и другие специалисты.

Операция искусственного аборта путем выскабливания матки сводится к расширению канала шейки матки с помощью специальных расширителей (металлические палочки различного диаметра), удалению плодного яйца с помощью специальных инструментов с последующим выскабливанием стенок полости матки и освобождением ее от плодного яйца и эндометрия. Эта операция проводится под местной анестезией или под наркозом, что исключает возможность болевых ощущений для женщины. Прерывание беременности в поздние сроки еще более сложная и опасная операция.

Помимо традиционного способа прерывания беременности существуют другие методы искусственного аборта, в том числе мини-аборт и медикаментозный аборт. Мини-аборт производится на ранних сроках беременности: при сроке до 20 дней задержки менструации. Необходимо отметить, что чем раньше производится аборт, тем он безопаснее, меньше вероятность осложнений. Суть этой операции также сводится к удалению из матки плодного яйца с помощью специального вакуумного аппарата. Операция менее болезненная и травматичная.

Метод искусственного прерывания беременности с помощью специальных лекарственных средств называется медикаментозным абортом. Он также производится на ранних сроках беременности и считается менее опасным. Введением лекарственных средств достигается расширение шейки матки, повышение сократительной активности матки с последующим отторжением и выведением плодного яйца из полости матки.

К сожалению, некоторые женщины считают возможным прерывать беременность вне медицинского учреждения, в этом случае говорят о криминальном аборте. Такой аборт нередко приводит к тяжелым последствиям для женщины: кровотечению, травмам половых органов, тяжелым осложнениям воспалительных заболеваний, нередко со смертельным исходом. Очень редко такой аборт не влечет за собой тяжелых расстройств репродуктивной функции, включая бесплодие.

С наступлением беременности в организме женщины происходят физиологические изменения, способствующие нормальному развитию плода, подготовке организма к предстоящим родам и грудному вскармливанию ребенка. Жизненные силы организма женщины направлены в это время на рождение здорового ребенка. Аборт нарушает эти физиологические изменения, вызывая в ряде случаев нарушение функций нервной, иммунной и эндокринной систем. Такое насильственное вмешательство в сложные биологические процессы не может пройти бесследно для организма.

 

 

Милые дамы, любите себя,

берегите себя и заботьтесь о своем здоровье

сами. Здоровье бесценно и очень понадобится

вам, когда Вы решите,

что вам уже пора стать мамой.

ᐈ Болит грудь при ГВ (кормлении грудью) • Уплотнение у кормящей матери

«Посоветуйте маммолога!»

Если вы кормящая мама, то вряд ли у вас есть много времени. Ребенок «висит» на груди, вы устаете как никогда в жизни, нормально поспать удается не часто. Что и говорить о «походах» по врачам.

Куда проще зайти в интернет, набрать в поисковике симптом, спросить совета на форуме мамочек.

Однако, кто гарантирует, что совет будет правильным, а состояние не усугубится? Маммологи нашего центра понимают ваши опасения и готовы решить все вопросы, возникающие с грудью у кормящих мам.

Вы кормите грудью. Что идет не так?
Мало молока

  • Что беспокоит?

Вы думаете, что у вас мало молока.
  • Возможная причина?

Нарушение ритма кормлений, неправильное прикладывание, переутомление.
  • Как проявляется?

Ребенок беспокоен, плохо набирает или теряет вес.
Чаще прикладывать к груди, обратиться за консультацией к маммологу и консультанту по грудному вскармливанию.

Слишком много молока

  • Что беспокоит?
Вы думаете, что молока слишком много.
  • Возможная причина?
Индивидуальные особенности, избыток пролактина.
  • Как проявляется?
Молока образуется слишком много.
Меняйте ритм кормлений, замораживайте излишки молока, обратитесь за консультацией к маммологу и эндокринологу.

Трещина соска

  • Что беспокоит?
Боли во время кормления, дефект кожи, кровь.
  • Возможная причина?
Большая нагрузка, замедленный процесс восстановления.
  • Как проявляется?
На соске видны дефекты кожи, в молоке – примесь крови или гноя, повышение температуры до 37,5оС.

Ограничить кормление этой грудью на время лечения, адекватно сцеживать при наполнении, обратиться к врачу для назначения противовоспалительных средств, антибиотиков и физиотерапии по показаниям.

Застой молока

Что беспокоит?Боли и распирание в груди.
Возможные причины?Выброс молока неравномерен в разных отделах железы, в млечных протоках нет мышечной стенки и движение молока наружу тоже неравномерно. Протоки могут быть сдавлены или перекручены.
Как проявляется?Болезненное, плотно-эластичное уплотнение в груди, не исчезает после кормления, без повышения температуры и покраснения.
Что делать?Менять положение во время кормления, сцеживание, прикладывание льда, обращаться к маммологу, делать УЗИ, посев на микрофлору (бакпосев), цитологию выделений

Железа плотная, повышена температура, болит, отек

Что беспокоит?Зависит от стадии – сначала болезненный очаг уплотнения, уменьшение количества молока, повышение температуры тела до 38 градусов.

Далее очаг увеличивается, появляется отек кожи, подмышечных лимфоузлов, высокая температура, примеси в молоке.

Далее присоединяются покраснение, усиливается отек, слабость, сонливость, сердцебиение, количество примесей увеличивается.

Возможные причиныНеопорожненный застой, створаживание молока и закупорка протока пробкой, проникновение инфекции через трещины приводит к маститу.
Как проявляется?Зависит от стадии — болезненная, каменистой плотности, отекшая железа, покраснение кожи, повышена температура тела, симптомы общей интоксикации, лактация резко уменьшена.
Что делать?Немедленно обращаться к врачу, часто требуется госпитализация и хирургическое лечение.

В груди появилось уплотнение, не болит

Что беспокоитРезко возникшее мягкое и безболезненное образование в молочной железы, лактация не нарушена, состояние не меняется.
Возможные причиныЛактоцеле – острое накопление молока в перерастянутом протоке.
Как проявляетсяОбразование мягко-эластичное, безболезненное, появилось остро, лактация сохранена.
Что делатьОбращаться к маммологу, нужно УЗИ, аспирация содержимого с цитологией.

Уплотнение в груди, кровянистые выделения

Что беспокоит?

Безболезненное плотное образование без четких контуров на фоне нормальной лактации. Увеличение подмышечных лимфоузлов с одной или обеих сторон. Кровянистые выделения из сосков одной или обеих желез.

Возможные причины?Подозрение на онкологический процесс на фоне гормональных изменений во время лактации.
Как проявляется?Образование плотное, безболезненное, подмышечные лимфоузлы увеличены, лактация сохранена, есть кровянистые выделения из соска.
Что делать?Обращаться к маммологу, нужно УЗИ, маммография, биопсия, цитология, гистология, комплексное обследование.

 

Как не тратить драгоценное время кормящей матери впустую? В СМЦ предлагают:

• Консультации компетентного специалиста-маммолога, с опытом работы более 15 лет с кормящими мамами.

• Помощь в организации грудного вскармливания –по рядовым вопросам привлекаем нашего консультанта, в сложных ситуациях – с участием нашего маммолога.

• Полное обследование за 1-2 посещения –мы выполняем УЗИ, маммографию, бакпосевы, цитологическое и гистологическое исследования.

• Лечение кормящих согласно мировым стандартам: мы делаем лечебную тонкоигольную биопсию, лечебный массаж и сцеживание при лактостазах, проводим консервативное и хирургическое лечение.

3 вопроса кормящей мамы маммологу

1. Чем питаться кормящей маме?

Лучше всего, если ваш рацион будет полноценным, сбалансированным по белкам, жирам и углеводам. Выпивать жидкости желательно не менее 2 литров в сутки. Молоко будет у вас прибывать активнее, если перед кормлением выпить чашку теплого чая с молоком.

2. Какое белье носить?

Выбирайте по объему груди и качеству. Лучше всего — на широкой поддерживающей лямке, можно спортивного кроя. Ваш бюстгальтер не должен пережимать в подмышках и быть тесным под грудью. Состав ткани – хлопок.

3. Что делать, чтобы избежать трещин и мастита?

Следите за гигиеной. Наносите на соски крем на натуральной основе с заживляющим и увлажняющим эффектом после каждого кормления, желательно без резких запахов. Кормите по требованию. Чаще меняйте позу во время кормления. Если чувствуете, что грудь распирает — сцеживайте молоко. Обратитесь к консультанту по грудному вскармливанию.

Вы даете ребенку все внимание и заботу. А он, кроме еды, нуждается в здоровой, уверенной, спокойной маме. Не стесняйтесь обращаться за помощью, задавайте вопросы, не теряйте время.

отрывок из книги «Мальчик, которого растили как собаку»

Истории детских травм из психиатрической практики

Недавно мы рассказывали вам историю девочки-маугли, найденной в Московской области. Сейчас с ней работают специалисты, которым предстоит оценить влияние пережитых ею страданий на ее состояние и развитие. Тем временем в издательстве «Бомбора» выходит книга «Мальчик, которого растили как собаку». В ней психиатр Брюс Перри и научная журналистка Майя Салавиц описывают и расследуют случаи глубоких травм, нанесенных детям родными и приемными родителями наказаниями, насилием и даже пытками. С разрешения издательства мы публикуем фрагмент из главы «Моя мама лжет. Она делает мне больно. Пожалуйста, позвоните в полицию», в которой рассказывается история Джеймса, ставшего жертвой истязаний приемной матерью.

Одним из потенциальных рисков содержания клиники для работы с детьми, пережившими насилие и психическую травму, является успех. Если заработать репутацию учреждения, эффективно помогающего этим молодым людям, то неизбежно столкнешься с тем, что спрос на услуги превысит возможности. Очень трудно увеличивать штат сотрудников, расширять спектр услуг и сохранять при этом высококачественный, индивидуализированный и занимающий много времени уход за детьми, которые нуждаются в нем.

Поэтому наша рабочая группа решила сосредоточиться на поисках и подготовке людей, наиболее способных обеспечивать уход за большинством травмированных детей. Наши просветительские усилия касались всех взрослых людей, живших и работавших с детьми, которые подверглись жестокому обращению: от психиатров и родителей до сотрудников полиции и политических деятелей.

Мы продолжали заниматься клинической работой с многочисленными партнерами по всей стране, но в 1998 году большая часть этой работы происходила в нашей большой клинике в Хьюстоне. Шестилетний Джеймс был одним из наших пациентов. Наша помощь в данном случае заключалась не в сеансах терапии. Меня попросили дать экспертный совет в связи с его сложной ситуацией. Джеймс многому научил меня о мужестве и решимости и напомнил мне о том, как важно слушать детей и уделять им пристальное внимание.

Джеймса направили к нам по просьбе судьи, который получил великое множество разных мнений о положении мальчика и надеялся, что мы сможем прояснить происходящее.

Организация по защите прав детей была обеспокоена тем, что Джеймс подвергался насилию со стороны приемных родителей. Однако многочисленные терапевты и службы опеки и попечительства считали мальчика настолько трудновоспитуемым, что приемные родители хотели хотя бы временно избавиться от него. Учителя сообщали о необъяснимых синяках и царапинах. Мальчика усыновили еще до его первого дня рождения. Впоследствии приемные родители взяли на воспитание еще троих детей, и кроме того у них имелся собственный ребенок. Джеймс был вторым по старшинству. Когда мы познакомились, его старшему брату было восемь лет, а самая младшая сестра еще не умела ходить.

Если верить его матери Мерль, Джеймс неисправимый и неконтролируемый ребенок. Он часто убегал из дома, пытался выпрыгнуть из автомобиля на ходу, покончить с собой и регулярно мочился в постель.

К шести годам его несколько раз госпитализировали. Однажды это случилось после того, как мальчик прыгнул с балкона на третьем этаже. Он постоянно лгал, особенно о своих родителях, и как будто получал удовольствие от своей дерзости и непослушания. Ему прописывали антидепрессанты и другие препараты от импульсивности и расстройства внимания.

Джеймс побывал у многочисленных терапевтов, психиатров, консультантов и социальных работников. По словам матери, он был настолько неуправляемым, что ей пришлось позвонить в службу детской опеки с доносом на саму себя: она представилась соседкой, обеспокоенной тем, что мать не может справиться с приемным сыном, который представляет опасность для себя и своих родственников.

Последней каплей стала умышленная передозировка лекарствами, из-за которой Джеймс оказался в палате интенсивной терапии. Он был настолько близок к смерти, что его пришлось доставить в больницу на вертолете для быстрой реанимации. Теперь его забрали в лечебный стационар, чтобы его мать могла получить «временное облегчение». Судья просил разобраться в ситуации и предположить, что может произойти дальше.

Сотрудники CPS и несколько терапевтов считали, что Джеймс страдает реактивным расстройством привязанности (РРП). Этот диагноз часто получают дети, перенесшие жестокую травму и/или пренебрежение родителей в раннем возрасте.

Леон, который в конце концов убил двух девушек, мог иметь это расстройство. Оно характеризуется отсутствием сопереживания и неспособностью сближаться с людьми и часто сопровождается манипулятивным и антиобщественным поведением.

РРП может развиваться у младенцев, которых почти не укачивают и которые получают мало физической ласки и других проявлений заботы и внимания. Участки мозга, помогающие им формировать отношения и расшифровывать социальные сигналы, не получают должного развития, что в дальнейшем приводит к неспособности получать удовольствие от здорового человеческого общения.

Симптомы РРП могут включать «задержку развития» и резкое замедление физического роста, как мы видели в случае Лауры. Это расстройство часто наблюдается у детей вроде Виргинии (мать Лауры), которая каждые полгода переезжала в новый приемный дом и не успела сформировать раннюю привязанность к своим опекунам. Дети, которых воспитывают в специальных учреждениях, таких как сиротские приюты, тоже находятся в группе риска, как и дети вроде Джастина и Коннора.

Помимо неотзывчивости к знакомым людям, дети с симптомами РРП проявляют неуместную привязчивость к незнакомым.

Они предпочитают считать людей взаимозаменяемыми, поскольку не получили возможности с самого начала сформировать долговечную связь с родителями или опекунами. Такая неразборчивость в проявлениях привязанности на самом деле не является попыткой сближения с людьми. Скорее, ее нужно воспринимать как разновидность «покорного» поведения, которое посылает доминирующему и могущественному взрослому человеку сигналы о том, что ребенок будет послушным, безропотным и не представляющим никакой угрозы. Дети с симптомами РРП усвоили, что кроткое поведение может нейтрализовать потенциальную угрозу со стороны взрослых, но они не привязываются к взрослым и не формируют теплых, эмоциональных отношений.

К счастью, РРП встречается редко, но, к сожалению, многие родители и работники сферы психического здоровья цепляются за него для объяснения широкого спектра видов ненормального поведения, особенно у детей из приемных семей.

Методики «удержания», причинившие столько вреда в Гилмере, рекомендуются как средство для «эффективного лечения» РРП, как и другие принудительные и потенциально жестокие способы терапии, в том числе эмоциональные нападки и строжайшая дисциплина. К примеру, предыдущий терапевт Джеймса рекомендовал приемной матери запирать мальчика в уборной и гасить свет, если его поведение окажется слишком буйным.

Судя по описанию поведения Джеймса со слов терапевта и приемной матери, он попадал под диагноз РРП. Но в его медицинских записях было нечто решительно странное. Находясь в больнице или в лечебном стационаре, Джеймс вел себя нормально и казался воспитанным мальчиком. Он не пытался сбежать и не угрожал самоубийством. В школе он вел себя непримечательно, за исключением мелких случаев агрессии по отношению к другим мальчикам.

Однако Джеймс был совершенно не похож на того необузданного демона, на которого регулярно жаловалась мать.

Имелось и кое-что еще: поведение его приемных родителей казалось необычным. Они приходили на встречи ребенка с нами (в то время он жил в лечебном стационаре), хотя им ясно сказали не делать этого. Однажды приемный отец пришел с подарком для Джеймса и прождал несколько часов. Когда один из наших сотрудников беседовал с приемной матерью, она казалась полностью сосредоточенной на себе и своих проблемах и неоднократно выражала расстройство в связи с разлукой, но не проявляла никакого интереса к тому, что сейчас может испытывать ее приемный сын.

Я познакомился с Джеймсом, и он сразу же понравился мне. Он был немного мал ростом для своего возраста, с кудрявыми светлыми волосами. Общительный мальчик вел себя соответственно, поддерживал визуальный контакт и отвечал улыбкой на улыбку. Стефани, его ведущий клиницист в нашей междисциплинарной группе, испытывала такие же чувства по отношению к этому ребенку. После четырех сеансов мы собирались прекратить встречи с ним, поскольку казалось, что теперь у нас было достаточно информации для оценки.

В нашей клинике мы координируем и обсуждаем уход за тем или иным пациентом на совещаниях персонала. Там все, кто принимает участие в лечении конкретного ребенка, собираются для совместного анализа. Мы подробно обсуждаем взаимодействие каждого человека с пациентом и текущие впечатления о нем. На совещании по поводу Джеймса Стефани высказалась эмоционально: мальчик понравился ей, и она грустила, что не сможет дальше работать с ним. Когда я увидел, что она вот-вот заплачет, мое отношение к этому случаю изменилось.

Если у ребенка есть РРП, то отсутствие близости и привязанности работает в обе стороны. Это обоюдная нейробиология человеческих отношений, создаваемая «зеркальными нейронами». В результате с такими детьми трудно работать из-за отсутствия у них интереса к человеческим отношениям, а из-за неспособности к сопереживанию таких детей трудно полюбить. Взаимоотношения с ними кажутся пустыми, а не увлекательными.

Стефани не могла бы так расстроиться из-за расставания с ребенком, страдающим РРП, тогда у нее не было бы ощущения утраты из-за разорванной связи. Терапевты такие же люди, как и все остальные, и отсутствие плодотворного взаимодействия с детьми, страдающими РРП, заставляет их воспринимать работу с ними как тяжкое бремя, а не радость. Гнев и отчаяние, спровоцированное равнодушным и недружелюбным поведением, заставляют многих родителей прибегать к жестким и карательным мерам «терапии», а врачи часто соглашаются на это. Большинство из них испытывают облегчение, когда «терапия» заканчивается.

Но Джеймс внушил мне и Стефани искреннее расположение к себе, поэтому во время нашего обсуждения я осознал, что у него не могло быть настоящего РРП.

Мы приступили к более внимательному изучению записей в медицинской карте Джеймса и пытались представить разные варианты событий. Например, инцидент с передозировкой лекарств. После небольшого дополнительного изучения материалов мы обнаружили, что раньше в тот же день Джеймс убежал из дома. Его вернули матери помощники шерифа. По словам Мерль, через час он принял большую дозу антидепрессантов. Она набрала номер горячей линии токсикологического отделения, и операторы велели ей немедленно доставить ребенка в больницу.

Но, необъяснимым образом, Мерль не поехала в больницу, хотя это заняло бы не более десяти минут. Вместо этого она отправилась в супермаркет, до которого было около получаса езды. Потом она с криками вбежала в магазин, изображая истерику из-за потерявшего сознание ребенка. Позвонили в «Скорую помощь». Поняв неотложность ситуации, врачи незамедлительно вызвали спасательный вертолет, который и доставил мальчика в больницу.

Теперь мы узнали, что медицинские сотрудники с подозрением относились к Мерль почти каждый раз, когда она обращалась к ним.

Пока врачи «Скорой помощи» работали, пытаясь стабилизировать состояние мальчика еще в магазине, она спокойно сидела, потягивая содовую воду. Ее истерика и беспокойство из-за судьбы ребенка вдруг прекратились, хотя то, что мальчик выживет, было еще далеко не гарантировано. После того, как в больнице ей сообщили добрую весть, что мальчик спасен, Мерль шокировала врача, предложив ему отключить Джеймса от системы жизнеобеспечения. Медсестра «Скорой помощи» заподозрила ее в незаконной попытке манипуляции медицинским оборудованием. Как только мальчик пришел в себя, а приемная мать уехала, Джеймс сказал врачам: «Моя мама лжет. Она делает мне больно. Пожалуйста, позвоните в полицию».

Поведение Джеймса вдруг обрело новый смысл для нас. В его истории оказалось много «несуразных» аспектов, не имевших смысла в контексте того, что мне было известно о детском поведении. Со временем понимание того, каким образом определенные дети склонны вести себя в определенных обстоятельствах, становится интуитивным, и если что-то кажется неправильным — это сигнал, которому нужно уделить пристальное внимание. И я понял, что мы со Стефани реагируем не так, как должны были бы, если бы у Джеймса наблюдалось РРП.

Такая «выученная интуиция» в значительной мере отличает специалистов от любителей в большинстве областей. Мы не всегда сознаем, что именно является «неуместным», но мозг каким-то образом распознает отсутствующий фрагмент головоломки и посылает сигнал о том, что здесь что-то не так. (На самом деле, это интуитивное ощущение бывает вызвано слабой активизацией системы реакции на стресс, которая тонко настроена на комбинации входящих сигналов, отличающихся новизной или неуместностью.)

Мне стало ясно, что Джеймс убегал из дома потому, что приемная мать причиняла ему вред, а не из-за своего необузданного поведения.

Побег из дома является необычным поступком для детей его возраста, даже испытывающих жестокое отношение к себе. Даже если ребенка в возрасте начальной школы регулярно избивают или оставляют без внимания, он чаще всего боится перемен и незнакомых вещей еще больше, чем потерять единственных родителей, которых он когда-либо знал.

Такие дети предпочитают определенность своих мучений невзгодам неопределенности. Чем младше ребенок, тем более важное значение имеют для него знакомые люди и ситуации. Многие из таких детей умоляли меня вернуть их домой, к жестоким и опасным родителям. Но Джеймс был другим. Он вел себя как человек, который нуждается в помощи, а не как запуганный ребенок, которому трудно формировать привязанности и взаимоотношения.

Глядя на вещи с этой новой позиции, я понимал, что мальчик не падал с балкона третьего этажа и не пытался выпрыгнуть на ходу из машины.

Его выталкивали наружу. Кстати, после «падения» с балкона его тоже доставляли в больницу на вертолете. Джеймсу предстояло вернуться в приемную семью, и хуже того, пока мы обсуждали его дело, другие приемные дети продолжали находиться в этом опасном доме.

Как правило, я чрезвычайно осторожен в оценках, но когда мы осознали, что происходило на самом деле, стало ясно, что этим детям угрожает прямая опасность. Я связался с властями и предложил судье по делами опеки немедленно направить сотрудников CPS для изъятия остальных детей и подать заявление о постоянном лишении родительских прав.

Дело Джеймса погрузило меня в средоточие одного из главных конфликтов в детской психиатрии: хотя пациентом является ребенок, не он принимает большинство решений о своей опеке и лечении, и чаще всего не он предоставляет первоначальную информацию для врачей. Мерль сказала нам, что Джеймс болен, но она всего лишь хотела выставить его в неприглядном свете. Случай Джеймса был оформлен как дело «трудного ребенка с проблемами поведения». На самом деле он был мужественным, настойчивым и нравственным мальчиком, попавшим в невообразимую ситуацию, где каждая попытка спастись самому и спасти своих братьев и сестер рассматривалась как свидетельство его «необузданного поведения».

Ещё почитать по теме

«В больно тепличных условиях хотят жить». В «Оренбурге» ответили пожаловавшейся маме футболиста — 6 ноября 2019

Президент «Оренбурга» Владимир Кияев ответил на жалобу мамы юного футболиста по поводу плохих условий в академии клуба.

Ирина Аквилонова в интервью каналу «7-17» заявила, что существенную часть финансов на детей выделяют сами родители: «Все турниры у нас проходят за счет родителей. Правду можно сказать, да? Условий у нас никаких нет! Мы занимаемся на арендуемом поле. Поле у нас только на улице. Своих манежей у нас нет. Территория холодная, поэтому почти все время зима. 3 месяца теплые — мы занимаемся на улице. Но сейчас до ноября мы тоже занимались на улице. Потом переходим в зал, который тоже арендуется. И он очень маленького размера, не сравним даже с половиной поля, там 12 на 25 метров. И на деревянном полу парни у нас занимаются. Вот эту игровую форму нам выдал клуб. На 3 или 4 размера больше. Одни шорты и две майки. Меняйте, говорят, чередуйте».

«У нас сколько есть средств, на них помощь мы и оказываем, не более того. На территориях детским спортом занимаются муниципалитеты. Мы эту ответственность взяли на себя, занимаемся развитием детского спорта, где воспитываются порядка 450 футболистов, 350 хоккеистов и 800 теннисистов. При этом мы не имеем ни копейки денег ни с городского, ни с областного бюджета. Это нормально? Еще нам претензии выставляют. Не ценится наш вклад? Так оно и есть, в меру наших сил и возможностей мы делаем все. Сейчас мы рассматриваем вопрос о строительстве манежа и полноценной академии. Но это все в пределах средств, которые у нас выделяются на решение социальных вопросов. Мы могли бы построить базу на Черном море или еще где-то, но мы вкладываем здесь. Я сам родитель, у меня сын занимался хоккеем, мы вкладывались с родителями: брали в аренду автобус и ездили по городам и соревнованиям, что тут такого особенного?

Уж как-то в больно тепличных условиях наши родители хотят жить… Форму для них купили, мячи купили, тренера с неплохой зарплатой поставили, чтобы он занимался. И то, что они иногда оплачивают поездки… Ну, в конце концов, не ездите, тренируйтесь здесь. Сколько есть возможностей, столько мы и выделяем, мы живем строго по бюджету, где все расписано, каждая копейка. Хотели бы выделять больше с удовольствием, но, к сожалению, наши возможности ограничены», — сказал Кияев в беседе с корреспондентом Sport24 Владиславом Флегонтовым.

Подписывайтесь на страницу Sport24 Вконтакте!

Больно от резких слов: мама ребёнка с аутизмом — о том, как они выживают

Во время пандемии общество забыло о многих проблемах, но они никуда не ушли — о них просто не говорят, их отложили до лучших времён. Одна из таких проблем — принятие обществом детей с аутизмом. Они могут нормально ходить в школы, учиться общаться с другими детьми, но для этого им нужна поддержка. Сегодня, 2 апреля, во Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма мама одного из особых мальчиков Александра Попова рассказала, как трудно и обидно бывает, когда общество не принимает её сына.

На самоизоляции, конечно, можно делать много всего, можно читать, смотреть фильмы и сериалы, можно писать, рисовать, шить, сажать цветы, делать мелкий ремонт или просто перемыть все вокруг. 

Почему же нам так тяжело оставаться дома? Потому что дефицит живого общения заметен только тогда, когда у тебя нет возможности, а не желания.

Я знаю несколько семей, где родители никуда не ходят с детьми. Дети играют дома ну и во дворе, в сторонке от других детей.  И этим детям очень одиноко. И родителям очень одиноко. Это дети с аутизмом. 

Есть такое заблуждение что дети с аутизмом не хотят общаться. На самом деле очень сильно хотят, но не умеют. 

Но мало кто из сверстников захочет играть с восьмилетним мальчиком, ведущим себя как четырёхлетний. Еще печальнее, когда дети идут на контакт, а родители одергивают, мол не играй с этим, он какой-то больной. К сожалению, люди не всегда знают, как контактировать с нашими детьми. 

Недавно в поликлинике проходящая мимо пожилая женщина в белом халате, не знаю врач она или медсестра, остановилась возле плачущего Лё и начала его отчитывать. Я попросила не трогать его и сказала, что у ребенка аутизм и больницы его тревожат, на что она потрепала его по голове и пошла. Сказать, что я была обескуражена — ничего не сказать. 

 Казалось бы, взрослый человек, тем более медик должен понимать, что не стоит трогать чужих детей (тем более во время пандемии) и уж точно не стоит прикасаться к ребенку с аутизмом, когда он в перевозбужденном состоянии. 

Поэтому если вы не знаете как-просто спросите. Если вы не уверены-уточните. И будьте здоровы. 

Родители объединяются в АНО и пытаются выстроить среду, где ребёнок сможет учиться вместе с нормально развивающимися детьми, мы стараемся рассказывать, как лучше общаться с нашими детьми, и стараемся, чтобы они учились общаться с вами. Мы правда очень стараемся. Нам грустно, когда вы отводите взгляд на улице, когда морщитесь и говорите какие-то резкие слова. Для нас они застревают в голове надолго, и это правда очень больно. 

Мы не просим от общества любви. Мы просим уважения к нам и нашим детям. Мы просто хотим быть частью общества, потому что человеку нужен человек, и мы не исключение. 

Фото: предоставленно Александрой Поповой

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Помогите своим детям залечить раны свидетелей жестокого обращения: Бэнкрофт, Ланди: 9780425200315: Amazon.com: Книги

«Если у вас есть ребенок, который видел или слышал оскорбления, эта книга для вас.»—Патрисия Эванс, автор книги Подростковые мучения: Преодоление словесного насилия дома и в школе

« Идеальное, долгожданное руководство для матерей, подвергшихся насилию… также важное чтение для каждого социального работника, специалиста по опеке, опекуна ad litem , адвокат по вопросам опеки, работник по защите детей и судья ». — Джоан Зорза, эсквайр, редактор, Отчет о домашнем насилии

« Система защиты лиц, подвергшихся насилию, имеет серьезные недостатки. Бэнкрофт помогает матерям выиграть битву, используя правила суда, одновременно давая им возможность писать новые.»- The Cleveland Plain Dealer

« Подарок матерям, которые находятся в агрессивных отношениях. Обладая исключительным состраданием и глубоким пониманием, Ланди Бэнкрофт помогает пострадавшим матерям понять, как на их детей влияет отношение и поведение насильника, и дает им возможность … помочь своим детям вылечиться … Я настоятельно рекомендую эту книгу матерям, которые в настоящее время подвергаются жестокому обращению или которые подвергались жестокому обращению в прошлом, а также терапевтам, которые работают с пострадавшими женщинами и их детьми.»- Беверли Энгель, MFT, автор книг Женщина, подвергшаяся насилию, и Любить его, не теряя вас

« Замечательно — эта книга в дружелюбном и сострадательном тоне освещает самые важные проблемы, с которыми сталкивается мать, подвергшаяся насилию. женщины избегают самообвинения, давая им возможность способствовать благополучию своих детей ». — Мо Тереза ​​Ханна, доктор философии, психолог, Сиенский колледж

Ланди Бэнкрофт имеет более чем двадцатипятилетний опыт работы в области жестокого обращения, травм и выздоровления.Он опубликовал пять книг, в том числе бестселлер Почему он это делает? , Ежедневная мудрость, почему он это делает? , Когда папа причиняет боль маме , Обидчик как родитель и Стоит ли мне оставаться? Должен ли я уйти? . Ланди работал с более чем 1000 жестокими мужчинами в своих консультационных группах. Он также много работал в качестве специалиста по оценке опеки, следователя по делам о жестоком обращении с детьми и свидетеля-эксперта, а также выступил перед 350 аудиторией в США и за рубежом.

Когда папа причиняет боль маме: Помогите своим детям залечить раны свидетелей жестокого обращения

«Если у вас есть ребенок, который видел или слышал оскорбления, эта книга для вас.»—Патрисия Эванс, автор книги Подростковые мучения: Преодоление словесного насилия дома и в школе

« Идеальное, долгожданное руководство для матерей, подвергшихся насилию… также важное чтение для каждого социального работника, специалиста по опеке, опекуна ad litem , адвокат по вопросам опеки, работник по защите детей и судья. »- Джоан Зорза, эсквайр, редактор, Отчет о домашнем насилии

« Система защиты лиц, подвергшихся насилию, имеет серьезные недостатки. Бэнкрофт помогает матерям выиграть битву, используя правила суда, одновременно давая им возможность писать новые.»- The Cleveland Plain Dealer

« Подарок матерям, которые находятся в жестоких отношениях. Обладая исключительным состраданием и глубоким пониманием, Ланди Бэнкрофт помогает пострадавшим матерям понять, как на их детей влияет отношение и поведение насильника, и дает им возможность … помочь своим детям вылечиться … Я настоятельно рекомендую эту книгу матерям, которые в настоящее время подвергаются жестокому обращению или которые подвергались жестокому обращению в прошлом, а также терапевтам, которые работают с пострадавшими женщинами и их детьми.»- Беверли Энгель, MFT, автор книг Женщина, подвергшаяся насилию, и Любить его, не теряя вас

» Замечательно — эта книга в дружелюбном и сострадательном тоне освещает самые важные проблемы, с которыми сталкивается мать, подвергшаяся насилию. женщины избегают самообвинения, давая им возможность способствовать благополучию своих детей ». — Мо Тереза ​​Ханна, доктор философии, психолог, Сиенский колледж

Ланди Бэнкрофт имеет более чем двадцатипятилетний опыт работы в области жестокого обращения, травм и выздоровления.Он опубликовал пять книг, в том числе бестселлер Почему он это делает? , Ежедневная мудрость, почему он это делает? , Когда папа причиняет боль маме , Обидчик как родитель и Должен ли я остаться? Должен ли я уйти? . Ланди работал с более чем 1000 жестокими мужчинами в своих консультационных группах. Он также много работал в качестве специалиста по оценке опеки, следователя по делам о жестоком обращении с детьми и свидетеля-эксперта, а также выступил перед 350 аудиторией в США и за рубежом.

Еженедельно от издателей

Почти три четверти женщин, которые подвергаются хроническому жестокому обращению со стороны своих партнеров, имеют детей.В этой деликатной, уважительной книге консультант, спикер, тренер и активист Бэнкрофт («Почему он это делает ?: Внутри разума разгневанных и контролирующих мужчин») дает этим женщинам способы помочь своим детям исцелить их от боли, связанной с таким насилием. Используя анекдоты, вопросы и ответы, отмеченные «моменты, которые следует запомнить» и заботливый, но твердый тон, Бэнкрофт точно сообщает пострадавшим матерям, какие действия они должны предпринять, чтобы помочь своим детям. Он говорит, что не вините детей (или себя) и давайте им понять, что хорошо говорить о словесных или физических оскорблениях, которым они подвергались.Бэнкрофт учит мам говорить о том, что жестокое обращение с их детьми является неправильным, но предупреждает их не критиковать обидчика как личность, если он является отцом для детей. В важной книге Бэнкрофта затрагиваются и второстепенные вопросы, такие как последствия раздельного проживания супругов и развода, а также вопросы служб защиты детей и системы семейных судов.
© Reed Business Information, подразделение Reed Elsevier Inc. Все права защищены. —Этот текст относится к альтернативному изданию kindle_edition.

Обзор

«Четко написано.. . Проницательный и прямой, он настоятельно рекомендуется для публичных и специальных библиотек, где он должен помочь матерям, подвергшимся жестокому обращению, и тем, кто им помогает «. — Библиотечный журнал —Этот текст относится к альтернативному изданию kindle_edition.

Из списка книг

Бэнкрофт опирается на 16-летний опыт консультирования мужчин, которые жестоко обращаются с женщинами, а также в качестве специалиста по оценке опеки и следователя по делам о жестоком обращении с детьми, чтобы дать разумный совет женщинам, которые подвергаются жестокому обращению со стороны их партнеров и обеспокоены влиянием на своих детей. Не осуждая женщин, подвергшихся жестокому обращению, Бэнкрофт подчеркивает, что они находятся в лучшем положении, чтобы помочь своим детям выздороветь после того, как они стали свидетелями жестокого обращения.Она начинает с описания того, как дети относятся к жестокому обращению, от словесных унижений их матери до физического насилия, и как их конфликты и замешательство проявляются в ряде симптомов, от расстройств сна и питания до плохой успеваемости в школе. Каждую главу она заканчивает рекомендациями для женщин под названием «Что я могу сделать?». Бэнкрофт анализирует плюсы и минусы принятия решения о том, оставаться с жестоким партнером или уйти от него, и предлагает стратегии выживания, которые включают в себя обучение детей открытости в своих чувствах и разработку «плана безопасности» побега, если это необходимо.Она также предлагает советы по выбору терапевтов и групп поддержки, а также практические навыки для восстановления семьи. Ванесса Буш
© Американская библиотечная ассоциация. Все права защищены —Этот текст относится к альтернативному изданию kindle_edition.

Жесткий взгляд на материнство

У каждой матери есть что рассказать. Я рад разместить эту серию в блоге в этом месяце! Я делю это пространство с замечательными девушками и писателями.У всех есть уникальная история о материнстве.

В последнее время материнство было самым красивым болезненным опытом, который у меня когда-либо был. Бывают моменты, когда я нахожусь на волне эйфории, а в другие моменты гадаю, где я ошибся и почему это больно.

Я слышал, что сказано, что если воспитывать детей не сложно, значит, вы делаете что-то не так. Я думаю, что это утверждение довольно точное. Пару раз быть лучшей матерью, которой я могла быть, было действительно СИЛЬНО. Настолько ЖЕСТКО, что было больно.

Когда у меня случился выкидыш

«Вы уже рассказывали своим детям о беременности?» Когда мой живот начал расти, этот вопрос волновал всех.

Я объявила о своей беременности на 10 неделе, но начала показывать около 7. Мы были в восторге от того, что пополнили наш выводок, и из-за моего размера, объявленного раньше, чем с двумя другими. Мы с мужем решили подождать, пока мы не узнаем пол, чтобы объявить девочкам, частично потому, что они задают миллион вопросов в 3 и 5, а частично потому, что мы еще не были готовы сделать этот решительный шаг с ними.Однако мы начали задавать им несколько вопросов по сценарию:

Что, если бы у мамы был ребенок?

Вы бы хотели брата или сестру?

Ничего страшного?

После выкидыша у меня были тяжелые времена. Давай будем настоящими.

Мне все еще тяжело. И до сих пор больно.

Были дни, когда мне хотелось только сидеть и плакать. Но у меня еще двое детей, и мне нужно продолжать двигаться.Так что я отложил в сторону свои чувств , пока они не заснули, дремлют или чем-то заняты. Я откладываю себя в сторону ради (и здравомыслия своих детей). Я не хочу, чтобы они меня жалели. Несколько раз я не мог сдержаться, но они подходили ко мне, утешали меня и хотели узнать, почему я плачу. Я придумал какое-то оправдание или вытер слезы и сказал им, что я не плачу . Это больно.

Когда я их накажу

Какой хороший родитель любит наказывать своих детей? Я помню, как родители говорили мне, что мне это больнее, чем тебе.Я смотрел на них как на сумасшедших!

Особенно, если они сказали мне замолчать после порки или сказали моему учителю, что можно изолировать меня в классе, потому что я не перестану говорить.

Сейчас я воспитываю волевых детей . Не уверен, что двух у меня нет. Еще вчера вечером мои дочери не переставали вставать с постели и играть в комнатах друг друга. Самый младший не посещает дошкольное учреждение в течение недели, а самый старший возвращается в школу, пропустив неделю из-за болезни.Им нужен отдых!

Поверьте мне, вы знаете, что когда ваши дети не отдыхают, они не сами. И что еще хуже, они будут вести себя по отношению ко всем остальным и сохранят плохое, плаксивое поведение для вас.

Моя старшая — главарь, зовет сестру в свою комнату. Мой муж угрожал забрать одну из ее любимых игрушек, если она снова встанет. Я пошел на кухню за водой, а она стоит в комнате своей младшей сестры. Мне пришлось довести дело до конца и унести игрушку.Было ли весело видеть, как она плачет? ТОЧНО НЕТ. Но нужно ли было подчеркивать, что мама и папа имеют в виду то, что говорят?

ПРОВЕРЬТЕ ДА.

А ты? Когда в последний раз пострадало материнство?

Сохранить

Связанные

«Мама, дышать больно», — говорит дочь перед смертью от COVID-19; мать говорит, что сын теперь борется за свою жизнь

СЕВЕРНЫЙ ЛАС-ВЕГАС (KLAS) — Отчаянный призыв женщины из Лас-Вегаса и призыв к общественности рассмотреть вопрос о вакцинации от COVID после того, как недавно потеряла дочь из-за болезни.

Сейчас ее сын борется за свою жизнь.

Хайме Патрик вспоминает один из последних разговоров, которые у нее были с дочерью Брэнди менее месяца назад.
«Она сказала, мама, если у меня не получится, я хочу, чтобы ты знала, что я люблю тебя, ты лучшая мама, о которой я не мог и мечтать лучше».

Патрик рассказывает 8 News Now, ее дочери не сделали прививку, потому что она боялась побочных эффектов.

Однако после того, как в июле ей поставили диагноз COVID, ее состояние быстро ухудшилось.

«Ей было так плохо, что ее сразу поместили в реанимацию», — добавил Патрик.

В письмах, отправленных ее маме из больницы, говорится: «Я не могу дышать».

Патрик говорит, что врачи сделали все, что могли, но во время интубации Брэнди у нее случилась остановка сердца.

«Когда они делают искусственное дыхание, они ломают кости, и вы можете слышать, как они ломаются в ее груди, и они много работали», — вспоминает Патрик.

В разгар всего этого ее сын Дастин, также не привитый, был госпитализирован с COVID и сейчас находится в отделении интенсивной терапии.

«У меня даже не было возможности огорчить ее, потому что я так переживаю за Дастина, он критикует каждую минуту», — сказала она.

Патрик добавляет, что ей сделали прививку, и она твердо верит, что это спасло ей жизнь. Теперь она говорит, что у ее сына другие мысли.

«Он сказал, что, как только я выйду отсюда, я скажу всем своим друзьям, чтобы они пошли за выстрелом, не валяйте дурака».

Пока Дастин борется за жизнь, Патрик говорит, что она делает все возможное, чтобы быть поблизости.

«С 12:00 до 6:00 я сплю на стоянке, на случай, если мне позвонят, но я не хочу этого звонка, но боюсь, что собираюсь», — сказала она.

Патрик также говорит, что она оставляет своему сыну текстовые сообщения, хотя он их сейчас не видит.

«Он будет читать книгу, когда вернется домой», — сказала она.

Патрик говорит, что не хочет, чтобы какая-либо другая семья пережила такую ​​же душевную боль, поэтому она надеется, что эта история поможет подтолкнуть больше людей к вакцинации.

Врачи говорят Патрику, что если ее сын Дастин выживет, велика вероятность, что ему потребуется пересадка легкого.
Семья создала страницу GoFundMe, чтобы помочь с оплатой медицинских счетов.

Мораторий на выселение сокрушает мелких арендодателей

В середине 1960-х Грета Арсено была молодой матерью двоих детей в разгар развода, с низкооплачиваемой секретарской работой и старым домом в Лос-Анджелесе. Мечтая о лучшей жизни для своей семьи, она взяла ссуду, снесла стареющий дом и использовала землю, чтобы построить арендный комплекс из пяти квартир, который, как она надеялась, будет служить одновременно домом для нее и ее детей и домом для нее. билет в средний класс.

«Я была клерком с очень небольшими средствами, но с огромным количеством смелости», — вспоминает Арсено, которому сейчас 81 год. Ее план сработал. На протяжении многих лет доход от этого скромного арендного комплекса позволил Арсено помочь своим детям и внукам получить образование в колледже, купить себе отдельный дом и откладывать деньги на пенсию.

Затем пандемия коронавируса все перевернула. Когда COVID-19 достиг U.На территории Южной земли, в результате чего погибли десятки тысяч американцев и была подорвана экономика, федеральное правительство, штаты и муниципалитеты приняли целый ряд мер защиты от арендной платы, включая многомесячный мораторий на выселение. Хотя такие полисы были изданы добросовестно — они были разработаны для защиты арендаторов, потерявших свои доходы, от потери крыш над их головами — они нанесли сокрушительный удар по небольшим, независимым арендодателям, таким как Арсено, которые полагаются на горстку арендных единиц для их средств к существованию.

Хотя меры защиты диктуются местными властями и различаются в зависимости от района, многие из них носят долгосрочный характер: в городе Лос-Анджелес, где находится собственность Арсено, арендаторы, пострадавшие от вируса, будут иметь до 12 месяцев с момента окончания объявления о чрезвычайной ситуации в городе, чтобы выплатить задолженность по квартплате без штрафов за просрочку платежа. В штате Нью-Йорк защита от выселения действует до конца августа, а в Пенсильвании съемщики защищены от выселения до середины июля.

По распоряжению города Арсено было получено 15 000 долларов неоплаченной арендной платы и 0 долларов государственной помощи, чтобы помочь ей оплатить расходы на содержание и другие счета, включая ее личную ипотеку.По ее словам, согласно новым строительным нормам Калифорнии, она должна заплатить не менее 60 000 долларов за усиление защиты от землетрясений в одном из ее домов до конца года. «Из-за этого мой выход на пенсию рушится», — говорит она.

Сложность более широкого экономического кризиса и его влияние на арендаторов не упускают из виду Arceneaux. «Мне его жаль», — говорит она, описывая одного из своих арендаторов, который потерял работу и перестал платить за квартиру. «Он попал в такую ​​же ситуацию, как и я.Но почему меня бросают под автобус? Почему я несу за него ответственность? »

Проблемы с политикой моратория на выселение двоякие . Во-первых, не все домовладельцы одинаковы. Крупные, богатые фирмы по недвижимости и девелоперские конгломераты не контролируют весь рынок: на самом деле, согласно американскому исследованию жилищного строительства 2015 года, чуть более половины арендного предложения в США, около 25,8 миллиона единиц жилья, принадлежит коммерческим структурам. Остальные 22,7 миллиона квартир, сдаваемых в аренду, принадлежат физическим лицам, которые с большей вероятностью владеют отдельными квартирами, домами и дуплексами, и их часто называют «семейными» арендодателями.

Вторая проблема заключается в том, что в то время как богатые инвесторы хедж-фондов и фирмы, занимающиеся недвижимостью, которые представлены могущественными вашингтонскими лоббистами, получат более 100 миллиардов долларов налоговых льгот, похороненных в Законе о CARES на 2 триллиона долларов, семейные домовладельцы для большая часть ничего не получает. (Налоговые положения Закона о CARES снимают ограничения на способность физических и юридических лиц списывать значительные чистые операционные убытки, поэтому выгода почти полностью достается миллионерам и миллиардерам, у которых, как правило, самые большие балансы.)

«Я не понимаю, как они могут предоставить всю эту финансовую помощь бездомным, арендаторам, сельскому хозяйству, крупному бизнесу, самолетам», — говорит Арсено, чернокожий член Коалиции Небольшие владельцы арендуемой собственности, калифорнийская правозащитная группа, которая в основном представляет чернокожих и латиноамериканских домовладельцев. «И они забывают о маленьких семейных людях, у которых есть два или четыре подразделения и которые обслуживают такие огромные потребности в сообществе».

Терри Лейси, 55-летняя бывшая дизайнер интерьеров с аутоиммунным дефицитом, говорит, что тоже чувствует себя брошенной.Программы местного и федерального правительства, похоже, предлагают помощь всем остальным группам, в то же время устанавливая правила, которые увеличивают нагрузку на таких, как она.

Когда дети Лейси переехали из недорогих квартир, которые она купила, чтобы помочь им начать взрослую жизнь в Калифорнии и Неваде, она превратила их в арендуемые квартиры. Один арендатор заплатил три пятых арендной платы в апреле, ничего в мае, а затем съехал в середине месяца. Лейси говорит, что арендатор разорвал договор аренды на четыре месяца раньше и оставил ее с неоплаченными счетами за коммунальные услуги и дырами в стене.Теперь ей нужно отремонтировать квартиру и переписать ее, стараясь не заразиться тем самым вирусом, который породил ее проблемы с арендой. «Кто хочет арендовать квартиру в разгар пандемии?» — риторически спрашивает она. «Никто.»

Лейси говорит, что другой из ее арендаторов заплатил частичную арендную плату, так как ее уволили с работы официанткой в ​​Лас-Вегасе, но этого недостаточно, чтобы покрыть налоги на недвижимость или взносы ассоциации домовладельцев. Из-за отсутствия полных чеков за аренду личный сберегательный счет Лейси сильно пострадал.Даже если бы она захотела выселить и изменить список, она не сможет этого сделать до 30 июня, когда истечет мораторий на выселение Невады.

«Здесь ожидается, что я буду поглощать чужие страдания, — говорит она, — и никого нет, чтобы разрешить мою душевную боль».

Семейные домовладельцы, которые могут получить на свои сбережения, чтобы преодолеть мораторий на выселение, введенный их местными органами власти, могут с трудом возместить свои убытки, когда все закончится.Маловероятно, что арендаторы, которые изо всех сил пытались платить за аренду в течение последних нескольких месяцев, будут иметь в наличии единовременные денежные суммы, когда наступит срок их аренды, а рынок труда может оставаться вялым в течение нескольких месяцев или лет. Суды по выселению также могут быть поддержаны в крупных мегаполисах, когда они, наконец, вновь откроются. И даже судебные решения, которые принимаются в пользу арендодателей, не являются абсолютными: выселенным арендаторам иногда сходит с рук неуплата своих долгов, меняя банковские счета, игнорируя агентства по сбору платежей, работая только за наличные, подавая заявление о банкротстве или сбегая из штата.

Те, кто не может сводить концы с концами, не получая чеков об аренде, скорее всего, будут продавать, говорит Дженни Шуэц из программы Brookings Metropolitan Policy Program. И это плохие новости для съемщиков с низким доходом. Частные собственники, скорее всего, будут продавать их семьям, которые будут преобразовывать арендуемое жилье в личное жилье, или крупным инвестиционным группам, которые, в свою очередь, с гораздо большей вероятностью отремонтируют, перестроят и увеличат арендную плату. «Я думаю, мы увидим некоторых более мелких арендодателей, которым придется продать свои здания, потому что они просто не могут покрыть расходы», — говорит Шуэц.«Мы знаем из Великой рецессии, что люди, которые могут позволить себе покупать недвижимость на падающем рынке, являются крупными инвесторами, [которые] не обязательно будут удерживать арендную плату на низком уровне в существующих зданиях».

Оставшиеся крупные фирмы по недвижимости, как правило, строят роскошные мега-комплексы с такими удобствами, как окна от пола до потолка, мраморные столешницы и ультрасовременные фитнес-студии, которые обслуживают в основном представителей высшего среднего класса. и состоятельные люди. По данным аналитической компании RealPage, из 371 000 новых квартир, которые появятся на рынке в этом году, до 80% будет частью элитного строительства.

Но эти предметы роскоши были недоступны для миллионов американцев еще до того, как вирус поразил. По данным Гарвардского объединенного центра жилищных исследований, в 2016 году почти половина всех арендаторов тратила на аренду не менее 30% своих доходов. Теперь, когда более 20 миллионов человек все еще не имеют работы, доля людей, которые пытаются платить каждый месяц, почти наверняка выше, особенно среди лиц с низкими доходами, которые непропорционально сильно пострадали от недавних увольнений.По данным Федеральной резервной системы, в то время как только 13% людей в домохозяйствах с годовым доходом менее 40 000 долларов столкнулись с перебоями в занятости.

Поскольку десятки тысяч протестующих наводняют улицы , требуя положить конец жестокости полиции и системному расизму после убийства Джорджа Флойда полицейским Миннеаполиса в конце мая, важно отметить, что возложение арендной платы на мелких арендодателей во время Эта рецессия также может оказать непропорционально большое влияние на цветных людей, если отдельные домовладельцы массово откажутся от своих инвестиций в недвижимость.Отчасти из-за дискриминационной федеральной жилищной политики, законной в 1960-х годах, которая не позволяла многим цветным людям владеть домом — и, следовательно, от накопления богатства, которое могло быть передано следующему поколению — темнокожие и латиноамериканские домохозяйства примерно в два раза чаще, чем белые домохозяйства по данным Pew Research Center.

Быстрая и систематическая потеря доступного арендного жилья, доступного на рынке, особенно пострадает от людей с низкими доходами.Моратории на выселение не «особенно коснутся людей, живущих в среднем классе». Они платят за аренду, их арендуемое жилье по-прежнему будет там », — объясняет Майкл Таннер, старший научный сотрудник либертарианского института Катона. «Это для людей, находящихся на нижнем конце лестницы, которым будет труднее получить доступное и пригодное для жилья жилье. У них будет дорогое, паршивое жилье ».

Научный сотрудник Гарвардского объединенного центра жилищных исследований Уитни Эйргуд-Обрицки утверждает, что лучшим решением тонкой проблемы было бы распределение финансируемых государством прямых выплат помощи в аренде жилья в пользу пострадавших семей.«Это защитит домохозяйства арендаторов, а также защитит мелких арендодателей от экономических трудностей», — говорит она.

Палата представителей, возглавляемая демократами, уже приняла версию этого предложения в своем сводном законе «ГЕРОИ», в котором содержится призыв выделить 100 миллиардов долларов в виде помощи в аренде семьям с доходами ниже среднего в их регионах. Но в Сенате, возглавляемом республиканцами, эта мера умирает. Версия, спонсируемая сенатором-демократом Шерродом Брауном, имеет всего 37 соавторов, ни один из которых не является республиканцем.

В отсутствие компромисса Конгресса Арсено взвешивает свои варианты. Она хотела бы и дальше предлагать своим сообществам доступные квартиры в аренду, но у нее есть собственные счета, которые нужно оплачивать. Тем временем фирмы по недвижимости уже пытались воспользоваться ее затруднительным положением. Почти ежедневно она находит в своем почтовом ящике уведомления от потенциальных покупателей, которые выражают интерес к собственности, которой она владеет и обслуживает более 50 лет.

«Это похоже на то, как стервятники стоят и ждут, чтобы что-то случилось, — говорит она, — чтобы они могли наброситься».”

Краткое изложение коронавируса. Все, что вам нужно знать о глобальном распространении COVID-19

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Напишите Abby Vesoulis по адресу [email protected]

Потеря мамы снова причиняет боль в такие времена

Я думаю, мы все можем согласиться с тем, что то, что мы сейчас переживаем, — это то, чего никто из нас и представить себе не мог.В большинстве случаев я просыпаюсь и честно чувствую, что живу в кино или, еще лучше, в кошмаре. С одной стороны, для меня это было невероятно сложно во многих отношениях, и я не могу это игнорировать. С другой стороны, я чувствую, что мне не нужно быть таким беспокойным и нервным, потому что все остальные люди чувствуют то же самое. Так кто я такой, чтобы так сильно бороться?

Но потом я вспомнил, через что я прошел. Я помню, на что похожа моя жизнь. Я понимаю, что эти чувства на 100 процентов усилились из-за того, что моей мамы нет здесь.

COVID заставил меня горевать по многим вещам. Это оставило меня горевать о моей жизни до этого и горевать обо всей нормальности, которая пришла с этим. Но это также заставило меня снова и снова горевать о маме.

СВЯЗАННЫЙ: Я так скучаю по маме

С каждым переживанием, которое заставляет меня чувствовать какое-то горе, оно возвращает самое сильное горе, которое я когда-либо испытывал, потерю моей мамы.

Мне было тяжело. Мое беспокойство и депрессия были хуже, чем когда-либо.Изоляция далась мне так тяжело. Все это время в одиночестве дома и отсутствие возможности делать то, что мне нравится больше всего, и без множества возможностей, которые я обычно использую, чтобы практиковать заботу о себе и сохранять заземление, я скучаю по маме больше, чем когда-либо.

Она бы знала, что сказать. Она бы знала, как помочь мне в этом.

Самое главное, чтобы она составляла мне компанию в те дни, когда я чувствую себя таким одиноким.

СВЯЗАННЫЙ: Когда вы теряете свою маму, вы теряете линию жизни

В идеальном мире я бы мог позвонить ей.Я смогу лечь с ней в постель и рассказать ей все об этих стрессовых днях. Я смогу держать ее в курсе моей жизни.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *