Кен робинсон школа будущего: Школа будущего (Кен Робинсон, Лу Ароника) — купить в МИФе

Читать онлайн «Школа будущего [Как вырастить талантливого ребенка]» автора Робинсон Кен — RuLit

Кен Робинсон, Лу Ароника

Школа будущего. Как вырастить талантливого ребенка

Ken Robinson and Lou Aronica

CREATIVE SCHOOLS:

The Grassroots Revolution That’s Transforming Education

Издано с разрешения Global Lion Intellectual Property Mgt, Inc.

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс».

© Ken Robinson, 2015

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2016

* * *

Эту книгу хорошо дополняют:

Призвание

Кен Робинсон

Найти свое призвание

Кен Робинсон и Лу Ароника

Образование против таланта

Кен Робинсон

Мастерство учителя

Дуг Лемов

Предисловие партнера издания

ЗАХВАТЫВАЮЩЕ! ТАК ВКРАТЦЕ можно охарактеризовать книгу, которую вы держите в руках. Один из ведущих мировых специалистов в области развития человеческого потенциала Кен Робинсон в соавторстве с Лу Ароникой излагает свое видение дальнейших перспектив развития мировой системы общего образования.

Почему гениальное, любознательное человеческое существо, способное в течение первых двух лет жизни освоить любой язык и приобрести массу эффективных практических навыков, в школе утрачивает интерес к учебе и уныло ждет окончания занятий? Автор предлагает прагматическое объяснение этой проблемы, рассматривая сложившуюся систему образования как наследие промышленной революции XIX века. Изначально школа задумывалась как прогрессивный инструмент, с помощью которого личность получает универсальные представления об устройстве мира. За прошедшие 150 лет во многих сферах человеческой жизни неоднократно происходили качественные перемены: паровой двигатель сменился атомным реактором, воздушный шар – сверхзвуковым самолетом, костяные счеты – компьютером; но общеобразовательная система все еще нацелена на конвейерный выпуск специалистов, годных разве что для обслуживания устаревших фабричных станков. Из инструмента совершенствования школа превратилась в сферу обслуживания, в бизнес и утратила главную цель – обогащать разум и душу, помогать человеку найти свое призвание, учить взаимодействовать с другими людьми.

Профессионал экстра-класса Кен Робинсон занимается проблемами педагогики в течение сорока лет, и в своей книге он блистательно раскрывает перед нами превращение школы в инертный механизм, перемалывающий в своих недрах живую инициативу учителя и ученика. Автор не понаслышке знает о западных и восточных системах образования: он консультировал правительства США, стран Европы и Азии, работал с международными агентствами, компаниями из списка Fortune 500, был одним из четырех международных советников, построивших для правительства Сингапура такую модель школьного обучения, которая позволила этой стране стать креативным центром Юго-Восточной Азии. Неудивительно, что ему удалось провести убедительный, всеохватывающий анализ мировой образовательной среды.

Взгляд Кена Робинсона на педагогику сродни философии: «Творчество – это процесс генерирования ценных и оригинальных идей». Современная наука характеризуется синергией, взаимопроникновением и взаимообогащением разных областей знания. И этот принцип должен утвердиться и в школе. Автор предлагает революционные методы преобразования школы: он хочет уничтожить искусственные барьеры между внешним миром и процессом обучения; допустить к детям не только дипломированных педагогов, но и специалистов из самых разных областей, искренне любящих свое дело; перейти от сухой теории к практике, от стандартизации образования к воспитанию творческого индивидуума, способного справиться с вызовами современного мира.

«Школа будущего» – вполне осуществимый проект глобальных перемен во всеобщем образовании, весьма убедительный, ясно и последовательно изложенный, подкрепленный неоценимым опытом лучших педагогов мира.

Татьяна Бусаргина,

StudyLab – Обучение за рубежом

Посвящается колледжу Бреттон-холл (1949–2001), и всем, кто в нем учился

Введение

За минуту до полуночи

Цивилизация – это гонка между образованием и катастрофой.

Школа будущего. Кен Робинсон

Принципы образования по Кену Робинсону 

«1. Любознательность – способность задавать правильные вопросы и исследовать, как устроен мир 

2. Развитие творческих способностей детей

3. Критичность – способность анализировать информацию и идеи, формулировать обоснованные аргументы и выносить суждения 

Умение четко мыслить, логически анализировать аргументы и беспристрастно взвешивать представленные доказательства – один из отличительных признаков человеческого интеллекта. Из всех уроков, которым нас учит история, этот, судя по всему, самый сложный в плане практического применения.
Критическое мышление не ограничивается формальной логикой. Оно предполагает интерпретацию намерений, понимание контекста, постижение скрытых ценностей и чувств, выявление мотивов, обнаружение предвзятостей и формулировку лаконичных выводов в наиболее подходящих формах. Для развития всех этих навыков требуются постоянная практика и наставничество более опытного человека.
Критическое мышление всегда было чрезвычайно важным для человеческого процветания, и со временем значимость этой компетенции только усиливается. Сегодня каждый из нас подвергается настоящей бомбардировке информацией, мнениями, идеями и попытками привлечь наше внимание. Достаточно вспомнить интернет – самый всеобъемлющий источник данных, когда-либо созданный человеком, масштабы которого растут в геометрической прогрессии, равно как и риск беспорядка и путаницы.
Без сомнения, цифровая революция обеспечила молодое поколение огромными преимуществами в плане образования. В то же время для человека никогда прежде не было так важно умение отделять факты от мнений, смысл от бессмыслицы, истину от обмана. Четкое критическое мышление должно стать центральным элементом каждой школьной дисциплины, а также культивироваться и вне стен учебного заведения.

4. Коммуникативность – способность четко и уверенно выражать мысли и чувства разными средствами и в разных формах 

Обучение чтению, письму и счету всегда считалось главным императивом массового образования и, конечно же, должно оставаться таковым и впредь. Но не менее важно развивать в учениках способность ясно и уверенно выражать свои мысли – этот навык иногда называют «владение устной речью». 

5. Коллективизм – умение конструктивно работать с другими людьми 

Увлеченность школьников совместной работой позволяет резко повысить их самооценку, пробудить любознательность, расширить творческий потенциал, улучшить успеваемость и подтолкнуть к социальному поведению позитивного характера. [См., например, William Damon, Peer Education: The Untapped Potential, Journal of Applied Developmental Psychology, Vol. 5, Issue 4, октябрь – декабрь 1984 г., pp. 331–343.] В процессе групповой деятельности дети учатся договариваться между собой относительно решения проблем и достижения общих целей, использовать сильные стороны и компенсировать недостатки друг друга, обмениваться идеями и развивать их. Они учатся вести переговоры, сглаживать конфликты и вырабатывать согласованные решения.Только совместная работа поможет школьникам постичь и признать фундаментальную истину максимы американской писательницы Хелен Келлер: «В одиночку мы можем так ничтожно мало. Вместе же способны свернуть горы».

6. Сострадательность – способность сопереживать другим людям и поступать соответственно 

Сострадание всегда больше чем эмпатия; это наглядное проявление «золотого правила»: всегда относись к людям так, как хотел бы, чтобы относились к тебе. По сути, можно сказать, что сострадание – это практическое проявление сопереживания.

7. Самообладание – способность наладить контакт со своим внутренним миром и достичь душевного равновесия 

Как я уже не раз говорил, мы все живем в двух мирах: в своем внутреннем и том, который нас окружает. Традиционная учебная программа наполнена миром внешним и практически не помогает школьникам понять мир внутри себя. А между тем то, как мы будем действовать в окружающем мире, чрезвычайно сильно зависит от того, как мы видим и воспринимаем самих себя. Как однажды сказала писательница Анаис Нин: «Я вижу мир не таким, какой он есть, а таким, какова я сама».

8. Гражданственность – умение конструктивно взаимодействовать с обществом и участвовать в процессах, обеспечивающих его существование

Любое демократическое общество нуждается в информированных гражданах, активно участвующих в его процветании и управлении им. Для этого чрезвычайно важно, чтобы молодые люди, оканчивая школу, знали, по каким законам живет общество и, в частности, как работают и влияют на их жизнь юридические, экономические и политические системы.»   

«Школа будущего. Как вырастить талантливого ребенка / Кен Робинсон и Лу Ароника»: Манн, Иванов и Фербер; Москва; 2016

Кен Робинсон — Школа будущего. Как вырастить талантливого ребенка читать онлайн бесплатно

Кен Робинсон, Лу Ароника

Школа будущего. Как вырастить талантливого ребенка

Ken Robinson and Lou Aronica

CREATIVE SCHOOLS:

The Grassroots Revolution That’s Transforming Education

Издано с разрешения Global Lion Intellectual Property Mgt, Inc.

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс».

© Ken Robinson, 2015

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2016

* * *

Эту книгу хорошо дополняют:

Призвание

Кен Робинсон

Найти свое призвание

Кен Робинсон и Лу Ароника

Образование против таланта

Кен Робинсон

Мастерство учителя

Дуг Лемов

Предисловие партнера издания

ЗАХВАТЫВАЮЩЕ! ТАК ВКРАТЦЕ можно охарактеризовать книгу, которую вы держите в руках. Один из ведущих мировых специалистов в области развития человеческого потенциала Кен Робинсон в соавторстве с Лу Ароникой излагает свое видение дальнейших перспектив развития мировой системы общего образования.

Почему гениальное, любознательное человеческое существо, способное в течение первых двух лет жизни освоить любой язык и приобрести массу эффективных практических навыков, в школе утрачивает интерес к учебе и уныло ждет окончания занятий? Автор предлагает прагматическое объяснение этой проблемы, рассматривая сложившуюся систему образования как наследие промышленной революции XIX века. Изначально школа задумывалась как прогрессивный инструмент, с помощью которого личность получает универсальные представления об устройстве мира. За прошедшие 150 лет во многих сферах человеческой жизни неоднократно происходили качественные перемены: паровой двигатель сменился атомным реактором, воздушный шар – сверхзвуковым самолетом, костяные счеты – компьютером; но общеобразовательная система все еще нацелена на конвейерный выпуск специалистов, годных разве что для обслуживания устаревших фабричных станков. Из инструмента совершенствования школа превратилась в сферу обслуживания, в бизнес и утратила главную цель – обогащать разум и душу, помогать человеку найти свое призвание, учить взаимодействовать с другими людьми.

Профессионал экстра-класса Кен Робинсон занимается проблемами педагогики в течение сорока лет, и в своей книге он блистательно раскрывает перед нами превращение школы в инертный механизм, перемалывающий в своих недрах живую инициативу учителя и ученика. Автор не понаслышке знает о западных и восточных системах образования: он консультировал правительства США, стран Европы и Азии, работал с международными агентствами, компаниями из списка Fortune 500, был одним из четырех международных советников, построивших для правительства Сингапура такую модель школьного обучения, которая позволила этой стране стать креативным центром Юго-Восточной Азии. Неудивительно, что ему удалось провести убедительный, всеохватывающий анализ мировой образовательной среды.

Взгляд Кена Робинсона на педагогику сродни философии: «Творчество – это процесс генерирования ценных и оригинальных идей». Современная наука характеризуется синергией, взаимопроникновением и взаимообогащением разных областей знания. И этот принцип должен утвердиться и в школе. Автор предлагает революционные методы преобразования школы: он хочет уничтожить искусственные барьеры между внешним миром и процессом обучения; допустить к детям не только дипломированных педагогов, но и специалистов из самых разных областей, искренне любящих свое дело; перейти от сухой теории к практике, от стандартизации образования к воспитанию творческого индивидуума, способного справиться с вызовами современного мира.

«Школа будущего» – вполне осуществимый проект глобальных перемен во всеобщем образовании, весьма убедительный, ясно и последовательно изложенный, подкрепленный неоценимым опытом лучших педагогов мира.

Татьяна Бусаргина, StudyLab – Обучение за рубежом

Посвящается колледжу Бреттон-холл (1949–2001), и всем, кто в нем учился


Введение

За минуту до полуночи

Цивилизация – это гонка между образованием и катастрофой.

Герберт Уэллс

ВАС БЕСПОКОИТ СИТУАЦИЯ, сложившаяся в сфере образования? Меня да. Больше всего меня тревожит тот факт, что хотя системы образования во всем мире в настоящее время и реформируются, многие из этих преобразований обусловлены политическими и коммерческими интересами, а не пониманием того, как в реальности учатся люди и как работают по-настоящему великие школы. В результате эти реформы только ухудшают жизненные перспективы огромного количества юных жителей планеты. Рано или поздно, позитивно или негативно, они повлияют и на вас или тех, кого вы хорошо знаете. Так что понимать суть этих реформ очень важно. И если вы согласны с тем, что они идут в неправильном направлении, надеюсь, вы станете частью движения за более комплексный подход к образованию, который позволит развивать разнообразные таланты наших детей.

В этой книге я намерен показать, как нынешняя культура, базирующаяся на образовательных стандартах, вредит учащимся и школам, и описать иную философию массового образования. Я хочу также продемонстрировать, что, кем бы вы ни работали и где бы ни жили, в ваших силах и власти изменить эту систему. Определенные подвижки, в сущности, уже есть. Во всем мире множество великих школ, замечательных учителей и вдохновляющих лидеров уже сейчас работают по-новому, творчески, предлагая детям индивидуализированное, гуманное и социально ориентированное образование, в котором они так нуждаются. В мире существуют целые школьные округа и даже общенациональные системы школьного образования, уверенно движущиеся в этом направлении. Люди на всех уровнях образовательной системы требуют сегодня перемен, за которые я ратую в этой книге.

В 2006 году я выступал в Калифорнии на конференции TED{1} с докладом под названием «Убивают ли школы творчество?». Суть его состояла в том, что все мы рождаемся с огромным количеством природных талантов, но, попадая в сети системы образования, очень многие из нас полностью утрачивают с ними связь. Как я тогда выразился, масса очень талантливых, просто гениальных в чем-то людей не считают себя таковыми, потому что то, в чем они преуспевали в школе, никто не считал важным, а порой их даже клеймили позором за подобные интересы и наклонности. И это имело поистине катастрофические последствия как для самих этих людей, так и для здоровья общества в целом.

Читать дальше

Школа будущего. Как вырастить талантливого ребенка

Кен Робинсон – один из наиболее авторитетных специалистов в области образования. Его выступление на TED в 2006 году стало одним из самых популярных за всю историю этого проекта.

Книга состоит из 2 частей. В первой части подводится основа под тезис о том, что традиционная система образования давно не выполняет актуальных задач и ее нужно менять. Во второй части Кен рассказывает, как именно можно менять школу — с позиции директора, учителей, родителей, правительства. Приводится очень много примеров нетрадиционных школ нового типа.

Школы здесь – это не только традиционные структуры, предназначенные для обучения детей и подростков, но и любое сообщество людей, объединившихся для совместной учебы (это и домашнее обучение, и анскулинг, и неформальные встречи).

Одна из глубинных проблем – это промышленный характер государственного образования. В большинстве развитых стран системы массового государственного образования появились только в XIX веке. Они создавались для удовлетворения потребностей промышленной революции в рабочей силе и базируются на принципах массового производства. Загвоздка в том, что эти системы в корне непригодны для резко изменившихся условий жизни в XXI веке.

Мир меняется, а школьная система за 150 лет почти не изменилась. На самом деле о проблеме говорят давно. Мне попадалась еще одна книга, которая хорошо раскрывает проблематику — Сет Годин «Прекратите воровать мечты». Это практически манифест, в котором тоже раскрывается тема несовершенства школьной системы. Если для вас все еще не очевидны проблемы, прочитайте обе книги — и Сета Година и Кена Робинсона.

Истинная цель образования – помочь учащимся максимально понять окружающий мир и выявить внутренние таланты с тем, чтобы реализовать себя как личность и стать активными и сопереживающими гражданами своей страны.

Это ключевое отличие новой школы от традиционной. Индивидуализация образования, развитие базовых компетенций и раскрытие потенциала каждого нового человека. В той или иной форме об этом говорят (и делают) многие — Хан, Монтессори и другие. Система уже начинает меняться, но пока еще сопротивление слишком велико, чтобы изменения были массовыми. Хотя в отдельных странах мира уже удалось сдвинуть дело успешно. Феномен финского образования у всех на слуху. Когда он перестанет быть феноменом, тогда можно считать, что лед тронулся.

Образование правильнее рассматривать не как промышленную систему, а как органическую, точнее как «сложную адаптивную систему». Любая школа — это живое сообщество людей с уникальными взаимоотношениями, биографиями и чувствами. Любая живая система склонна к развитию новых характеристик в ответ на смену обстоятельств.

И конечно мы с вами, родители, учителя, предприниматели в сфере образования — можем влиять на систему изнутри. Тем более вдохновляющие примеры уже есть.

30:03

Кен Робинсон: Школа будущего. Как вырастить талантливого ребенка

Кен Робинсон, Лу Ароника

Школа будущего. Как вырастить талантливого ребенка

Ken Robinson and Lou Aronica

CREATIVE SCHOOLS:

The Grassroots Revolution That’s Transforming Education

Издано с разрешения Global Lion Intellectual Property Mgt, Inc.

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс».

© Ken Robinson, 2015

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2016

* * *

Эту книгу хорошо дополняют:

Призвание

Кен Робинсон

Найти свое призвание

Кен Робинсон и Лу Ароника

Образование против таланта

Кен Робинсон

Мастерство учителя

Дуг Лемов

Предисловие партнера издания

ЗАХВАТЫВАЮЩЕ! ТАК ВКРАТЦЕ можно охарактеризовать книгу, которую вы держите в руках. Один из ведущих мировых специалистов в области развития человеческого потенциала Кен Робинсон в соавторстве с Лу Ароникой излагает свое видение дальнейших перспектив развития мировой системы общего образования.

Почему гениальное, любознательное человеческое существо, способное в течение первых двух лет жизни освоить любой язык и приобрести массу эффективных практических навыков, в школе утрачивает интерес к учебе и уныло ждет окончания занятий? Автор предлагает прагматическое объяснение этой проблемы, рассматривая сложившуюся систему образования как наследие промышленной революции XIX века. Изначально школа задумывалась как прогрессивный инструмент, с помощью которого личность получает универсальные представления об устройстве мира. За прошедшие 150 лет во многих сферах человеческой жизни неоднократно происходили качественные перемены: паровой двигатель сменился атомным реактором, воздушный шар – сверхзвуковым самолетом, костяные счеты – компьютером; но общеобразовательная система все еще нацелена на конвейерный выпуск специалистов, годных разве что для обслуживания устаревших фабричных станков. Из инструмента совершенствования школа превратилась в сферу обслуживания, в бизнес и утратила главную цель – обогащать разум и душу, помогать человеку найти свое призвание, учить взаимодействовать с другими людьми.

Профессионал экстра-класса Кен Робинсон занимается проблемами педагогики в течение сорока лет, и в своей книге он блистательно раскрывает перед нами превращение школы в инертный механизм, перемалывающий в своих недрах живую инициативу учителя и ученика. Автор не понаслышке знает о западных и восточных системах образования: он консультировал правительства США, стран Европы и Азии, работал с международными агентствами, компаниями из списка Fortune 500, был одним из четырех международных советников, построивших для правительства Сингапура такую модель школьного обучения, которая позволила этой стране стать креативным центром Юго-Восточной Азии. Неудивительно, что ему удалось провести убедительный, всеохватывающий анализ мировой образовательной среды.

Взгляд Кена Робинсона на педагогику сродни философии: «Творчество – это процесс генерирования ценных и оригинальных идей». Современная наука характеризуется синергией, взаимопроникновением и взаимообогащением разных областей знания. И этот принцип должен утвердиться и в школе. Автор предлагает революционные методы преобразования школы: он хочет уничтожить искусственные барьеры между внешним миром и процессом обучения; допустить к детям не только дипломированных педагогов, но и специалистов из самых разных областей, искренне любящих свое дело; перейти от сухой теории к практике, от стандартизации образования к воспитанию творческого индивидуума, способного справиться с вызовами современного мира.

«Школа будущего» – вполне осуществимый проект глобальных перемен во всеобщем образовании, весьма убедительный, ясно и последовательно изложенный, подкрепленный неоценимым опытом лучших педагогов мира.

Татьяна Бусаргина, StudyLab – Обучение за рубежом

Посвящается колледжу Бреттон-холл (1949–2001), и всем, кто в нем учился

Читать дальше

Школа будущего. Какая она? | Образование в Комплексе

Каждый год, как только прозвенят последние звонки и наступит время экзаменов, с новой силой возникают дискуссии о том, как оценивать знания в школах и чему учить детей.

На эту тему написана и книга всемирно известного популяризатора образования Кена Робинсона «Школа будущего». В оригинале книжка называется

Creative Schools. The Grassroots Revolution. That’s Transforming Educations

Это название гораздо точнее нашего варианта подзаголовка «Как вырастить талантливого ребенка», которое дало книжке издательство «МИФ».

Робинсон на этот раз кроме своих теоретических воззрений на образование очень много ссылается на опыт передовых школ по всему миру. И это вовсе не такие раскрученные у нас школы, как проект Стива Джобса, а, например, школа Рейфа Эскита в корейском квартале Лос-Анджелеса или начальная школа в бедном городишке Дарвен в графстве Ланкашир в Англии.

Главная мишень Робинсона в этой книжке — стандартизация образования. Он просто напалмом выжигает все эти тесты, стандарты и нормативы, которые общеприняты не только в нашей стране, но и за рубежом

Проблемы у всех одни. Но, по мнению Робинсона, никакого эффекта для жизни детей, для их реализации в будущем, а тем более для движения прогресса вперед, это не приносит. Автор это довольно убедительно доказывает.

Кен Робинсон. Школа будущего

Например, кроме внутренних стандартов в каждой стране есть и международный рейтинг PISA. Это Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся. Ежегодно специалисты этой программы ездят и проверяют, какие дети в какой стране лучше умеют читать, писать и считать.

Образовательные власти любой страны обращают большое внимание на этот рейтинг. Однако сэр Робинсон в цифрах доказывает, что этот рейтинг высок у одних стран, а дух предпринимательства
силён у других.

Есть и более тревожные «звоночки», например, Южная Корея стабильно входит в пятерку лидеров по рейтингу PISA, а между тем в стране один из самых высоких уровней самоубийств.

В противоположность движению за стандартизацию образования Робинсон выдвигает идею школ, где образовательные программы построены, исходя из желаний и увлечений самих школьников. Это, конечно, очень непросто, но зато эффективно

В противном случае, убежден Робинсон, результаты плохи. Учителя уходят из школ, дети учат бесполезные сведения, одни контролируют других. В итоге — дети ходят в школу не за тем, чтобы научиться знаниям для будущей жизни, а лишь затем, чтобы «сдать тесты».

Согласитесь, задача тривиальная и унылая. И если мы с этим согласны, то почему возмущаемся, что многие современные школьники учиться не хотят и не очень жалуют учителей?

Важно вкладываться в учителей и идти за интересами детей, важно создавать сообщества и поддерживать семейно-школьный климат, важно учить детей творчеству и связывать знания, полученные на уроках, с реальными проектами и жизненными ситуациями.

Важно учить предпринимательству, не в смысле создания бизнеса (хотя и это тоже), а в смысле духа решения проблем и жизненных задач.

В финале своей замечательной книжки Робинсон приводит мысль Франклина о том, что существуют три типа людей: несдвигаемые, сдвигаемые и те, которые двигают. С «несдвигаемыми» всё понятно — это валуны в речном потоке. Как бы не бурлила река жизни, они крепко вросли в дно. С ними затевать перемены бесполезно.

Со «сдвигаемыми» наоборот, нужно развивать партнёрство и формулировать мечты. Если им все правильно объяснить, они начнут активно действовать. А эту энергию грех не использовать.

А «те, кто двигает» — настоящие агенты перемен. Они вовсе не собираются спрашивать чьего-то разрешения, чтобы изменить мир

Как говорил Ганди, если вы хотите изменить мир, вы должны сами стать той переменой, которую намерены осуществить.

И если достаточное количество людей начинает шевелиться, возникает движение. Если движение несет в себе достаточно энергии, вспыхивает революция. А это именно то, что сегодня нужно образованию,

— заключает Кен Робинсон. И это, думается, правильный вывод.

Кен Робинсон, Лу Школа будущего. Как вырастить талантливого ребенка — Люди Роста

Согласно традиционной модели образования, умные и талантливые дети поступают в колледж. А остальные вполне могут закончить учебу пораньше и сразу же начать искать работу или пойти в профессионально-техническое училище и обучиться какому-нибудь ремеслу. В любом случае на статусной лестнице образования они займут более низкую ступень. Такая система деления на касты создает одну из самых вредоносных и разрушительных проблем современного образования.

Устройство школы

Больше всего меня тревожит тот факт, что хотя системы образования во всем мире в настоящее время и реформируются, многие из этих преобразований обусловлены политическими и коммерческими интересами, а не пониманием того, как в реальности учатся люди и как работают по-настоящему великие школы.

Ограничения

Если вы разрабатываете систему для выполнения какой-то конкретной задачи, не удивляйтесь, что именно ее она и выполняет. Если ваша система образования изначально базируется на стандартизации и послушании, подавляет индивидуальность, воображение и творчество, то стоит ли сетовать по поводу того, что она все это делает?

Инновации в образовании

Многие школы, которым приходится работать с проблемными детьми в сложных условиях, использовали имеющееся пространство для инноваций, и часто с весьма вдохновляющими результатами. Возможность инноваций в этой сфере обусловлена самой природой систем, к которым относится система образования.

Система оценок

Одна из проблем оценочных систем с использованием букв и цифр состоит в том, что они, как правило, в основном сравнительные, а не описательные. Иногда учащимся ставится оценка, а они даже не знают, что она означает; и учителя порой выставляют оценку, не до конца понимая, почему.

Любознательность

У одних людей любопытство к той или иной теме недолговечно, и они быстро его удовлетворяют. У других оно становится постоянной, неугасающей страстью, утолению которой отдается вся жизнь и карьера. Любознательность, присутствующую в человеке всю жизнь, стоит считать одним из величайших даров, которым школа может наградить своих учеников.

Будущее школ: сэр Кен Робинсон объясняет, что «никогда не было правдой» — SchoolNews

Сэр Кен часто говорил: «Обучение — это форма искусства, а не система доставки», и все больше преподавателей обращаются к «клиническому обучению» (процессу наложения клинической практики на практику преподавания для оценки и обеспечения эффективности преподавательской практики), казалось уместным спросить сэра Кена, есть ли место в творческом обучении науке и искусству.

«Мы слишком сильно различаем науку и искусство», — ответил он.«Часто считается, что для того, чтобы быть учителем, вам просто нужна хорошая степень в том, что вам платят, чтобы преподавать, но это просто неправда, это никогда не было правдой».

Сэр Кен Робинсон

Он говорит, что, хотя «великий учитель, очевидно, знает свой материал», настоящий навык — «вовлекать людей в материал» и «зажигать их воображение».

«Великие учителя подобны великим докторам или юристам. У них есть целый набор навыков; техники и подходов, а также большой опыт, но настоящий навык — это знать, какой навык и где применить и как адаптировать его к людям перед вами.”

Он объяснил, что отличное обучение — это «суждение и знание», и хотя сбор соответствующих данных означает, что «вы можете быть объективными в том, что вы делаете», он утверждал, что образование «стало слишком управляемым данными», отодвигая на второй план суждения учителей. .

«Это похоже на медицинское обследование, когда данные генерируются, когда пациент умирает на столе. Вам необходимо разобраться в данных, чтобы применить их к ситуации, с которой вы столкнулись — здесь и сейчас.”

Сэр Кен говорит, что не считает обучение отдельной наукой. Он сказал: «Есть элементы обучения, которым можно научиться, которые являются умелыми и основанными на опыте и информации, но их не следует сводить к некоему алгоритму».

Сэр Кен не против всех форм стандартизированного тестирования. «Есть области, где это совершенно законно, например, изучение языка».

«В школах происходит много всего, что зависит от человеческого контакта.Контакт с отдельными учителями, ваше взаимодействие со школьным сообществом и ваши связи с более широким сообществом. Ни один из них не важнее другого ».

«Имея богатую учебную программу и опытных учителей с хорошей поддержкой; информированная оценка и наличие связей с большим сообществом — вот что делает школу отличной ».

Сэр Кен часто говорит о том, что «органические системы» играют ключевую роль в ситуациях, связанных с людьми. «Образование больше похоже на садоводство, чем на производство: дело в том, что садовники знают, что существуют условия, при которых растения процветают, и это верно для всех человеческих сообществ — все, что нужно, — это культура места», — рассуждал он.

Творческое образование: широкий взгляд

Сэр Кен утверждает, что его подход к образованию не является ни гипотезой, ни теорией: «Я просто описываю то, что происходит, когда вы идете в школу. Если есть насыщенная учебная программа, если есть интерактивное обучение, если есть тесные связи с сообществом, дети процветают. Если они сидят за столами весь день, проверяя жизнь, они этого не делают ».

ТАК, ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ?

Он предлагает убедить политиков, «которые задают тон сверху», что «стандартизированное тестирование, сужение учебной программы и навязывание большего соответствия на самом деле контрпродуктивно в их собственных терминах» должно быть частью дискурса, чтобы повлиять на политический разговор.

«Многие вещи мешают учащимся и преподавателям реализовать свой потенциал: одна из них — это огромное давление тестирования, и есть все причины для отступления. Одна из причин, по которой я написал свою новую книгу «Ты, твой ребенок и школа», заключается в том, что родители недовольны тестированием и тоже сопротивляются — и я очень хочу их поддержать, потому что это контрпродуктивно и никому не помогает ». — отметил он.

Пока винтики вращаются в обычном темпе институциональной системы, я задавался вопросом, как школьные руководители могут поддержать учителей в своем собственном микросообществе, чтобы они устроили «революцию в образовании».Сэр Кен начал с определения разницы между обучением, образованием и школой.

«Дети любят учиться; они жадно учатся. Не все они получают образование, а некоторые из них плохо учатся. Разница в том, что обучение — это естественный процесс приобретения навыков и понимания; образование — это более организованный подход к обучению, очень часто более формальный подход; а школа — это сообщество учащихся ».

Формирование инновационной культуры:

«проси прощения, а не разрешения»

«Мы привыкли думать о школах как о конкретных местах со своими привычками, ритуалами и распорядком дня, но школы не должны быть такими, какими мы их себе представляем.”

«Вокруг школ собрались всевозможные институциональные привычки и ожидания, которые часто препятствуют обучению и подавляют энтузиазм и любопытство, от которых зависит хорошее образование».

«У директоров есть прекрасная возможность — я знаю, что на школы часто оказывается репрессивное политическое давление, но, помимо противодействия некоторым из этих пагубных давлений, есть возможности для изменений внутри школ — даже внутри систем.Многое из того, что происходит в школе, не является обязательным; это просто привычка. И если мы начнем переосмысливать то, как работают школы, вы, как правило, увидите большее улучшение качества преподавания и обучения, чем в противном случае ».

Он добавил, что маргинализация программ по искусству и гуманитарным наукам, физкультуре и даже игровому времени «в интересах одержимости высокими ставками тестирования» привело к «обеднению культуры в образовании, что снижает энтузиазм людей к обучению».

«Директора могут очень многое сделать, чтобы исправить это, взглянув на баланс образования и убедив учителей сотрудничать по дисциплинам.”

Сэр Кен сказал: «Изменения всегда происходят с нуля; это происходит в реальных условиях с реальными людьми », и он говорит, что руководители могут задавать тон в своих организациях, чтобы« изменить дух времени ». Так как же это выглядит на практике? Он добавил, что культура — это разрешение: это вопрос «что нормально», а «что нет» — и в некоторых школах лидеры способствуют формированию школьной культуры, в которой поощряются инновации, «несмотря на преобладающий политический климат».

«Это происходит потому, что руководство школы позволяет людям пробовать разные вещи.Речь идет о готовности совершать ошибки и пробовать что-то на основе проб и ошибок, вот как работают инновации ».

«Дело не в командном управлении; это о климат-контроле. Если вы можете установить другую серию границ в школах и дать людям разрешение пробовать что-то, они это сделают.

«В школах много творческой энергии, которую мы не задействуем, и если мы начнем с предпосылки« школы как сообщество учащихся », а затем решим, какой тип сообщества это должно быть, мы можем избавиться от вещей, которые может препятствовать тому, чтобы это было так, потому что это в основном условности, к которым мы привыкли, а не законы, которым мы должны подчиняться.”

Кейс для сотрудничества

Как сторонник совместного преподавания, сэр Кен говорит, что отказ от строгого разграничения между дисциплинами в старшей школе и объединение экспертных знаний принесет много пользы. Он признал, что «люди дрожат, когда вы говорите о сотрудничестве, потому что они думают, что это автоматически означает« командное обучение », что может быть, а может и нет», но он утверждал, что «вне школ большая часть совместной работы обычно исходит от людей, пересекающих дисциплины. и обмен опытом ».

«Мой опыт показал мне, что в сфере образования, чем больше люди понимают дисциплины друг друга, тем более плодотворным и продуктивным становится общение. Есть много способов, которыми совместные проекты и междисциплинарная работа могут одинаково возбудить воображение учителей и учеников ».

Если сложно представить себе, как междисциплинарное сотрудничество могло бы сработать, сэр Кен напоминает нам, что когда были достигнуты великие дела, всегда были коллективные усилия людей с разносторонним опытом.Что еще более важно, эти достижения всегда были достигнуты в условиях «ограничений», которые были «приняты» и устранены. Он рассуждал так, когда Кеннеди поручил США отправить человека на Луну к концу десятилетия, «никто не сказал:« Господин президент, не могли бы вы просто переместить Луну немного ближе? »».

«Все инновации происходят в рамках ограничений. Пишете ли вы стихотворение пятистопным ямбом или строите мост через ущелье, существуют ограничения. В образовании есть ограничения, но это не должно приводить нас к мысли, что нет других вариантов, кроме того, как мы делаем что-то сейчас, и сотрудничество — один из способов их преодоления.”

Он говорит, что еще один способ — пересечь возрастные границы: «В школах мы склонны думать, что нам нужно держать детей в сегрегированных возрастных группах, но мы не делаем этого больше нигде. Вне школы возрастные группы смешиваются естественным образом ».

«Третий способ — посмотреть расписание. Он имеет тенденцию создавать несколько железнодорожных линий в течение дня, с которых людям трудно выйти. Это произвольная система, согласно которой мы делим день на 50-минутные периоды, отмеченные колокольчиками. Нам не нужно ничего этого делать; есть способы лучше организовать время людей.Фактически, у нас есть технология, позволяющая составить каждому индивидуальное расписание ».

Роль технологий

в творческой школе

В статье о будущем школ нет упоминания о технологиях, и сэр Кен сказал: «Нет никаких сомнений в том, что Интернет трансформирует образование». Он назвал Википедию фантастическим ресурсом. Вдали от дней и часов, которые он проводил в библиотеке в качестве студента, он говорит, что теперь люди имеют доступ к быстрорастущей глобальной энциклопедии с учетом культурных особенностей; «Совместное предприятие, объединяющее все, что мы понимаем и знаем как вид».

Он признал, что в нем есть ошибки, но сказал: «В большинстве книг и газет есть ошибки, и особенность Википедии заключается в том, что она самоанализируется, самоанализируется и безжалостно самокорректируется».

«Обратной стороной является огромный океан чепухи», — признал он.

«Было время, когда это было просто: некоторые люди писали, были некоторые издатели, и большинство людей читало то, что написали другие люди, это было одностороннее движение».

«Теперь каждый — издатель, писатель и продюсер; все являются потребителями, и это хорошо; у каждого потенциально есть право голоса.Обратной стороной является то, что люди должны быть еще более безжалостными, отделяя правду от бессмыслицы ».

«Это большая роль для школ. Недостаточно бросить людей в Интернет и сказать:« Иди и изучи что-нибудь ». Еще важнее, чтобы мы оставались критичными и руководствовались здравым смыслом ».

«Еще одна большая проблема — миазмы социальных сетей — это неправильное название — это ироничное название, потому что они по большей части не социальные. Они антиобщественны.

«Печать и телевидение — то же самое.У массовых коммуникаций всегда есть обратная сторона, но хитрость заключается в том, чтобы взять их под контроль и быть умеренными в том, как мы их используем. Ответ — не уклоняться от этого, просто игнорировать Интернет и технологии было бы нелепо, но нам действительно нужны стратегии, которые помогут детям получить от них лучшее, а не потеряться в них », — посоветовал он.

Год назад я спросил Сугату Митру, что, по его мнению, нам следует сохранить от старой системы, и он предположил, что «воспоминаний о невероятно примитивном прошлом» будет достаточно.Сэр Кен был более позитивен: «В них работают отличные школы и замечательные учителя, и дети, которые ходят в эти школы, любят их и получают от них удовольствие».

Школьное образование сэра Кена было ошеломляющим, но он часто объяснял это индивидуальным вниманием, которое он получал, и своей способностью к академическому обучению. Он сказал: «Я не возражаю против какой-либо академической работы, она была прекрасна для многих, включая меня; это было освобождение ».

«Система образования была заполнена людьми, которые были замечательно преданы своему делу, часто очень одарены и изменили жизни миллионов людей — но это не значит, что ее нельзя улучшить или что политическое давление на школы оправданы.”

Значит, дело не в том, чтобы вылить ребенка с водой из ванны? «Нет, но речь идет о том, чтобы узнать, что такое ребенок и что мы пытаемся защитить», — посоветовал он.

Студентам, изучающим дизайн на университетском уровне, часто знакомят книгу под названием «Metric Handbook», в которой рассказывается, как размеры тела соотносятся с эргономикой. В книге рассказывается, как колоколообразная кривая используется для определения стандартных размеров таких предметов, как столы и стулья, высота и ширина двери и т. Д.Так как же решить, какого размера будет «стандартный» стул? Или, что более уместно, школьный стул «стандартного» размера? Он основан на кривой нормального распределения, и в результате небольшая группа людей чувствует себя комфортно на своих местах. Группы по обе стороны неудобны, но они справляются с этим, хотя не обязательно получают удовольствие от своего времени в кресле; а для отстающих это катастрофа.

Что на самом деле происходит, когда образование построено с использованием того же статистического подхода? Наша система образования обслуживает только небольшую группу академически мыслящих студентов? То есть те, кто одарен как синтезом больших объемов информации, так и формами результатов, которые обычно проверяются; и у вас есть темперамент, который может выдерживать большие объемы работы за столом? Если да, то что происходит со второй группой? Их можно было бы назвать подстаканниками — они летают под радаром, управляют работой, избегают неприятностей.Они выживают в школе, но преуспевают ли они? Выбросы: это могут быть наши «часто летающие / часто летающие», те, кто бросил учебу, страдающие тревогой и психическим заболеванием, или даже жертвы самоубийства.

Сэр Кен говорит, что отчасти проблема заключается в том, что мы работаем над моделью дефицита. «Одним из последствий столь узкого взгляда на способности в этой мании тестирования является то, что оно порождает очень широкое восприятие неспособности».

«Честно говоря, я никогда в своей жизни не встречал никого, у кого не было бы особых потребностей (некоторые из них социальные, некоторые психологические, а некоторые физические) — и чем раньше мы это осознаем, тем здоровее и гуманнее. наши системы образования, вероятно, будут.”

Как мы должны формировать будущее образования для развития творческих способностей: вопросы и ответы сэром Кеном Робинсоном

Робинсон провел свою карьеру, бросая вызов тому, как дети обучаются в школах, и отстаивая то, как творчество и инновации могут быть лучше интегрированы в учебную программу, бизнес и другие организации.

В 1998 году он руководил исследованием значения творчества в образовательной системе и экономике Великобритании, а в 2003 году был удостоен рыцарского звания за свои достижения.

Его аргумент состоит в том, что людей учат быть хорошими работниками, а не творческими мыслителями, и любопытные, энергичные и нестандартные ученики игнорируются или даже получают выговор.

Хотя его самая известная речь, Убивают ли школы творчество? , произошедшее в 2006 году, послание, которое он распространял на протяжении десятилетий, стало более острым, чем когда-либо в наши дни, из-за нарушения, которое современные технологии создают для перспектив трудоустройства детей.

Люди все больше беспокоятся о том, что дети не обладают необходимыми навыками, чтобы противостоять этому нестабильному миру, но у Робинсона есть несколько предложений.Смотрите наши вопросы и ответы ниже.

В интервью Al Jazeera вы сказали, что необходимы более творческие формы обучения, которые учитывали бы способности наших детей. Можете ли вы пояснить, что вы имеете в виду? Как можно изменить образование, чтобы помочь детям выжить в непредсказуемом мире, в котором мы живем сегодня?

Я думаю, что часть моего аргумента всегда заключалась в том, что системы образования, которые у нас есть сейчас — и я говорю не о критике учителей или школ, я говорю о системе в целом — о том, как система работает сейчас был сформирован архитекторами массового образования во время промышленной революции.Система все еще хранит отпечаток этого. У нас есть школы, основанные на линейных моделях человеческого развития.

Есть идеи полезности и двух типов предметов в школе: полезных и как бы бесполезных. Вы видите это очень практично в том, как он организован: высокие ставки — это языки, математика и естественные науки, низкие — физическое здоровье, искусство и музыка. Почему апартеид встроен в систему образования? Это потому, что считается, что некоторые предметы имеют более непосредственное отношение к экономическому успеху.Вам нужны математика и естественные науки, чтобы получить хорошую работу, вам не нужны искусство или музыка, если вы не музыкант. Есть предположение о полезности, которое я считаю ошибочным. Считается, что наука и математика — это сложные дисциплины, а физическое воспитание и искусство — более мягкие дисциплины, более мягкие навыки.

Все это проистекает из экономических условий промышленной революции. Они создали систему образования, которая больше не соответствует цели, потому что мир меняется так резко и так быстро, что эти системы не могут с этим справиться.

Достаточно взглянуть на абсурдность аргумента о второй поправке в Америке (я живу там сейчас) и на то, как люди цепляются за идею о том, что они должны иметь возможность носить оружие в городских торговых центрах. Существует этот яростный аргумент о праве человека на ношение боевого автоматического оружия, как если бы оно закреплено в основных правах человека. Это концепция, которая была создана в свое время, чтобы защитить себя с помощью оружия того времени, и активно внедряется в эпоху, когда она больше не подходит для этого выдающегося оружия, которое есть у нас сейчас.Нам нужны системы образования, которые ценят разнообразие человеческих талантов и не основаны на гомогенизации способностей, поскольку это создает ощущение неспособности. Мы живем в мире стремительной социальной сложности, поэтому наши системы образования должны быть связаны со всем этим. Мы должны переосмыслить старую систему.

Есть ли в мире страны, которые проделывают большую работу по перестройке своих систем образования? Кто они и какие изменения внесли?

Я думаю, что Финляндии уделяется много внимания серьезными усилиями по применению этих изменений в национальном масштабе, но во всем мире предпринимаются искренние попытки подумать о том, как можно изменить образование.В Китае, например, им нужно подняться на большой холм, чтобы выйти за рамки культурных традиций образования, но есть определенное ощущение, что нынешняя модель не соответствует цели. Я участвую в сети стран, которые работают над меньшими масштабами, таких как Шотландия и Ирландия. Это не значит, что я когда-либо утверждаю, что являюсь голосом одинокого здесь, в пустыне, я не утверждаю, но в политическом плане мало что происходит. Часть моих аргументов состоит в том, что нет смысла ждать, пока политики поймут это.Самое важное социальное изменение происходит с нуля, как движение #Metoo. Это произошло не потому, что члены конгресса в Америке думали, что было бы хорошо защищать права женщин. Но мы можем видеть эти действительно важные социальные сдвиги, и эти изменения происходят, и когда я путешествую, я могу видеть всевозможные волнения, происходящие вокруг студентов, учителей и в бизнес-сообществе.

Вы написали в Твиттере пример встраивания музыки в каждую часть школьного дня в начальной академии Февершем, что некоторые сочтут «экспериментальным» подходом к обучению.Хотели бы вы, чтобы в этом направлении двигалось больше школ?

Для меня это не эксперимент. Конечно, в моей профессиональной жизни, которая началась довольно давно (более 50 лет), я давно участвовал в этих разговорах. Монтессори в 20, и веках говорил об этом задолго до того, как люди стали спорить о более разнообразной системе образования, и о том, что, если вы сосредоточитесь на одном аспекте образования, вы не получите ожидаемого результата. Школы, которые заставляют учащихся просто улучшать результаты по математике, бросать все и просто больше заниматься математикой — доказательство того, что это не работает так, это истощает их энергию для обучения, и это не работает.Если вы выровняете ритм и примените более энергичный, заинтересованный и жизненный подход к обучению, вы получите гораздо лучшее чувство энергии. В марте у меня выходит книга для родителей, в которой показано, что родители могут сделать, чтобы улучшить образование, и почему танцы так же важны, как математика. Если вы говорите это людям, они смотрят на вас, как будто вы потеряли это, но я серьезно. Танец играет огромную социальную роль, познавательную роль и культурную роль в обществе. Наши школы страдают от депрессии, беспокойства и стресса среди молодежи, и отчасти это связано с интенсивным давлением в некоторых частях учебной программы.Социальные сети также сильно усиливают тревогу, которую люди испытывают по поводу собственной личности и своих отношений. Так уж получилось, что танец — это один из способов заставить людей физически контактировать друг с другом.

Как мы можем вооружить этих детей определенными навыками, чтобы подготовить их к этому неопределенному будущему? Считаете ли вы, что творчество является одним из этих навыков, и можно ли этому научить, или это то, к чему дети приходят естественным образом, когда вовлекаются в правильный процесс?

В моей книге Творческие школы: массовая революция, меняющая образование я описываю компетенции, которые необходимы людям в образовании, и есть по крайней мере восемь, на которые я бы указал.Я думаю, что гораздо лучше думать об образовании не с точки зрения отдельных предметов или результатов тестов, а с точки зрения того, что люди должны понимать и уметь делать. Образование помогает детям понять свои таланты и возможности в окружающем их мире, и это способ научиться думать об этом. Креативность, критическое мышление и общение необходимы для любого образования. Творчество всегда важно, но оно будет становиться все более важным, поскольку количество людей в мире увеличивается, а ИИ забирает формы работы и жизни.Мы движемся к бурным изменениям в окружающем нас мире, и образование — один из ключевых способов достижения этой цели.

Сэр Кен Робинсон объясняет, почему «Проблема в школе»

Ведущий самого популярного выступления на TED Talk за все время продолжает выдвигать провокационные обвинения в адрес нынешней системы образования.

Выступая на недавней конференции Engage 2018 по инновациям в образовании, сэр Кен Робинсон призвал свою аудиторию придерживаться «форм образования, которые соответствуют природе человеческого роста и развития.”

Робинсон, уроженец Ливерпуля, работал профессором, советником, автором и докладчиком по теории образования. Его выступление на TED в феврале 2006 г. «Убивают ли школы творчество?» (ответ — да) набрал десятков миллионов просмотров и занимает первое место среди самых популярных выступлений TED за все время.

Его тезис тогда заключался в том, что «творчество сейчас так же важно в образовании, как и грамотность, и мы должны относиться к нему с таким же статусом». Робинсон раскритиковал тенденцию приравнивать доказательство интеллекта к успеху в формальной академической среде.

По его мнению, такое узкое мышление было логическим результатом доминирования университетов , которые «проектировали систему по своему образу и подобию».

Робинсон заметил: «Если задуматься, вся система государственного образования во всем мире — это длительный процесс поступления в университеты. И как следствие, многие талантливые, блестящие, творческие люди думают, что это не так, потому что то, что у них хорошо получалось в школе, не ценилось или фактически подвергалось стигматизации.”

Теперь, почти двенадцать лет спустя, речь Робинсона на конференции Engage показывает, что он развивает те же темы.

Унылая оценка Робинсона обнаруживает в системе образования почти исключительную направленность на подготовку и подготовку студентов для поступления в университеты, которая развивалась веками, чтобы обеспечить стабильный выпуск предсказуемых и согласованных единиц рабочей силы. Эта степень служит высшей точкой сертификации удовлетворительно соответствующего продукта.

При этом ученики погружаются в антикреативную среду, которая заставляет их подчиняться требованиям и соревноваться. Робинсон говорит, что «люди по своей природе интенсивно сотрудничают», но в современном образовании «все дело в конкуренции».

Он выделяет три уровня получения знаний: обучение — естественный, детский, спонтанный процесс, в ходе которого мы приобретаем новые навыки; Образование — более формальный процесс обучения; и Школа — место, где это должно произойти.

Но со временем школа стала слишком сосредоточена на стандартизации, оценках и простом перемещении учащихся по дополнительным уровням.

Робинсон отметил, что бизнес по образовательному тестированию, который «ничего не внес» в улучшение положения учащихся или учителей, представляет собой отрасль с оборотом 16 миллиардов долларов.

«Объединение сложного процесса человеческого развития с серией оценок на вступительном экзамене в колледж кажется мне самым абсурдным сокращением предприятия, которое вы можете себе представить», — сказал он . «Но это наша главная цель».

По словам Робинсона, этот сдвиг должен отдавать приоритет индивидуальным интересам каждого ученика и способствовать творчеству и самоопределению.Он добавил: «По мере того, как ИИ (искусственный интеллект) начинает набирать обороты, мы должны сосредоточиться на тех вещах, которые являются чисто человеческими, — на творческих способностях, любопытстве, сострадании и сотрудничестве».

Как может произойти такой сдвиг перед лицом обширной, укоренившейся системы образования? Ответ Робинсона, по сути, заключается в том, чтобы действовать локально. Каждый преподаватель ежедневно сталкивается с бесчисленными возможностями отказаться от условностей: «Если вы учитель и перед вами целая комната, заполненная учениками, то что вы делаете дальше, — это система образования для этих учеников.”

Вы можете посмотреть презентацию Робинсона Engage здесь.

Преподавание — это искусство: Кен Робинсон о будущем образования | Дэвид Алайон | Будущее сегодня

Я помню, когда впервые увидел знаменитую лекцию Кена Робинсона на TED. Я быстро проглотил его книгу «Элемент» и вспомнил, как она помогала мне подтверждать решения, которые я принял в своей жизни, чтобы разобраться в хаосе страстей и интересов, который был у меня в голове. Я всегда думал, что я один из немногих, кто не только не знал, что я хочу изучать, но и имел очень свободный выбор: инженерное дело, психологию или музыку (в моем случае — фортепиано).Но я ошибался, людей было (и есть) много, и во многом это связано с системой образования. Постепенно все стало проясняться: c овладел вертикальными знаниями и развил множество других компетенций, имея возможность комбинировать их в разных областях и междисциплинарным способом. То, что принято называть Т-образным талантом. Без сомнения, это один из столпов техно-творчества.

Мне нравится, что BBVA и Сантильяна делают с «Aprendemos Juntos» (Учимся вместе) .Содержание и производство впечатляют, и недавно они привезли Кен Робинсон , чтобы поговорить об образовании. Не знаю, знаете ли вы его, но он — один из наиболее признанных во всем мире педагогических деятелей, сосредоточенных на творчестве и инновациях в образовании. Я настоятельно рекомендую вам посмотреть и послушать его размышления о «Преподавание — это искусство» (он на испанском, но английские субтитры, созданные самостоятельно, работают очень хорошо).

(…) Итак, задача не в том, чтобы уничтожить школы, а в том, чтобы заново представить, как они могут выглядеть.Так что аппетит к обучению поощряется, взращивается и адекватно насыщается, а не подавляется, как это часто бывает сегодня, и не только заставляет людей терять интерес, но вместо этого восстает против всего процесса. Как и некоторые, они бросают школу. Они просто не доводят дело до конца, они видят в этом то, что им нужно страдать и с чем нужно закончить как можно скорее. А как ты это делаешь? Если вы остановитесь и подумаете об этом, вам придется сохранить некоторые элементы. Я думаю, школам нужна их учебная программа.Учебная программа — это то, что мы хотим изучать.

И я думаю, что лучше, чем разделение на группы предметов, взять идею компетенций и сказать: что поможет развить эти компетенции? А потом начинайте рассматривать их не как предметы, а как дисциплины. Музыка — это не предмет в прямом смысле этого слова. Это не просто набор контента. Музыка — это набор интеллектуальных, эмоциональных, физических, технических и культурных навыков и чувствительности. Если вы слушаете музыку из чужой культуры, с которой вы не знакомы, вы можете не найти в ней никакого смысла.Я помню, как впервые приехал в Китай, в Гонконг, и пошел в китайскую оперу. Я понятия не имел, что они делали. Для европейского уха это звучало как фальшивое. Это был громкий неприятный звук. И вы не представляете, что они делают. Но потом ты входишь и … Это был стадион, это было похоже на футбольный матч, и людям это нравилось. Но я не понял кода. Часто такое бывает с музыкой.

Точно так же математика не является предметом в том смысле, что она представляет собой набор предложений, которые необходимо выучить.Математика — прекрасная, очень творческая дисциплина, в основе которой лежат очень противоречивые аргументы о природе и структуре математики и о том, как она работает. И он включает в себя множество различных дисциплин и областей обучения. Но я бы хотел, чтобы математика, искусство, гуманитарные науки, физическое воспитание и языки взаимодействовали в учебной программе.

Последняя фраза разрушительна… Как вы думаете? Ты согласен?

# 365daysof #schools #creativity #futurism #education # day271

У Кена Робинсона есть теория: школа убивает творчество (и ее нужно менять)

Это не новость, что у школьной системы есть (более чем) проблемы.Он не обеспечивает адекватной подготовки к миру труда (просто посмотрите на уровни безработицы среди молодежи), уровень отсева очень высок, и в мировых рейтингах студенты демонстрируют серьезные пробелы даже в базовой грамотности, что имеет разрушительные последствия для экономики и экономики. культурные и социальные условия.

Согласно Кен Робинсон , учитель и эксперт по британской педагогике, однако у школьной системы есть одна проблема более серьезная, чем другие, проблема, которая подразумевает все из них: она убивает творчество.Таким образом, это тормозит умственное и социальное развитие учащихся, не позволяя им преуспеть в том, к чему они привыкли. В точности противоположно тому, что должно делать образование , другими словами, «позволить учащимся понять окружающий мир и свои таланты, чтобы стать реализованными, активными и сострадательными людьми».

Чтобы объяснить, как это происходит, и решить «проблему проблем», Робинсон написал книгу под названием Творческие школы: массовая революция, меняющая образование . Просто написанное, но красноречивое эссе, которое преодолевает все ограничения школьного сектора в наши дни и, что наиболее важно, предлагает решения для их преодоления с помощью хороших примеров , которые можно скопировать . Изменения могут, должны происходить на всех уровнях школьной системы и должны исходить снизу: «Неважно, какая школьная программа или насколько развиты тесты: настоящий ключ к преобразованию образования — это качество обучения», — говорит эксперт. Таким образом, школа, начиная с учителей, должна понимать, поддерживать и продвигать то, что интересно ученикам.

Неважно, какая школьная программа или насколько развиты тесты: реальный ключ к преобразованию образования — это качество преподавания.

Кен Робинсон

Но начнем с основ. В мире образования (и не только) распространился ложный миф о том, что дети рождаются с разной степенью интеллекта, и по этой причине некоторые хорошо учатся в школе, а некоторые — нет. Умные пойдут в университет и найдут хорошо оплачиваемую работу, в то время как другие получат плохие оценки и будут выполнять ручную или низкооплачиваемую работу.

Однако, по словам Робинсона, это не совсем так. « Все мы рождаемся с очень большими природными талантами, но в конце обучения многие из нас теряют их, потому что школа не ценила наши таланты и даже не клеймила их », — говорит эксперт.

Все это, каким бы несправедливым и бессмысленным оно ни было, происходит по очень точной причине: школьная система построена по «фордистской» логике, цель которой — выпускать серийных выпускников. : одинаковое содержание и цели для всех, одинаковые стандарты. оценки и одинаковые смены среди испытуемых в течение дня.

Проблема? Люди не одинаковы, не все виды деятельности или школьные предметы поддаются стандартизации, и, прежде всего, школа — это не компания . Таким образом, вместо того, чтобы продвигать взгляды учащихся и помогать им расти, образование, похоже, направлено на то, чтобы ограничить их умы, чтобы наполнить их как можно большим количеством понятий, заставляя учащихся соревноваться за что-то (оценку), просто символическое и нейтрализуя их любопытство и желание. учить.

Поэтому неудивительно, что для большинства детей школа является бременем, и бременем, которое часто вызывает психологические страдания и снижает самооценку.Статистически, что больше всего определяет успех студентов, это мотивация и их собственные ожидания.

По словам Робинсона, все это может измениться. Как? Реализуя логику, прямо противоположную фордистской, то есть персонализируя образование . «Это не значит, что не должно быть какого-то базового контента для передачи», — предупреждает эксперт. Напротив: это означает признание того, что интеллект имеет значение в разных вещах, это означает предоставление учащимся возможности развивать свои собственные интересы и отношения, адаптировать свое расписание в соответствии с их собственным ритмом обучения и оценивать их, чтобы поддерживать свой прогресс.

Творчество — это не противоположность дисциплине. Напротив, творчество в любой области требует глубокого знания фактов и высокого уровня практических навыков

Кен Робинсон

Это слишком хорошо, чтобы быть правдой? Фактически, многие из этих изменений уже выполняются , и Робинсон приводит большое количество примеров в поддержку этих передовых методов. Например, переход, который произошел на системном уровне от приобретения знаний к приобретению навыков, уже является положительным моментом.Но этого все же недостаточно: учителя должны получить возможность работать более близко и более лично со своими учениками, чтобы дать им возможность проявить любопытство и по-настоящему учиться . И стать творческим, сочетая фантазию с умением воплощать в жизнь новые идеи. «Творчество — это не противоположность дисциплине», — говорит Робинсон. «Напротив, творчество в любой области требует досконального знания фактов и высокого уровня практических навыков».

Например, Rafe Esquith, в Лос-Анджелесе, решил «учить так, как будто у меня в волосах горит огонь», потому что во время эксперимента он был так сосредоточен на помощи студенту, что не сделал этого » Я не понимаю, что он поджег свои волосы. Это учителя, которые действительно могут сопровождать и вдохновлять своих учеников в их обучении. Мексиканец Хуарес Корреа заставляет своих учеников работать исключительно в группах, и его уроки всегда начинаются с открытого вопроса. Джо Харрисон из Манчестера фокусируется на «медленном образовании», методе, который использует персонализированное и вертикальное обучение, углубляя, а не расширяя. Список примеров, подтверждающих его теорию, бесконечен. И это то, что под силу любой школе, начиная с простых вещей.Например, методика перевернутого класса может быть очень полезной для стимулирования учащихся и предоставления им активного подхода; или вместо того, чтобы давать студентам обычные тесты с множественным выбором, вы можете сосредоточиться на создании портфолио и проектов. И так далее.

Естественно, это не изменение, которое может произойти изо дня в день. И для того, чтобы это произошло, должны быть задействованы все участники, от семей до директоров, а также учителя. « По разным политическим, культурным и экономическим причинам школьная система является одной из тех, которые с наибольшей вероятностью сохранят статус-кво », — говорит Робинсон.Но это возможно изменить, если у вас есть видение будущего, вера в то, что изменения будут к лучшему, оптимизм в отношении его способности развиваться и вера в достижение желаемых результатов.

«Творческие школы» предназначены не только для учителей, но и для всех, кто интересуется миром образования. Все мы ходили в школу, но скольким из нас действительно нравилось учиться? Обучение должно быть в первую очередь увлекательным: если бы передовой опыт, содержащийся в книге Робинсона, применялся в больших масштабах, социальные выгоды от такой революции были бы неисчислимыми.

5 вдохновляющих выступлений TED, которые прямо сейчас меняют будущее образования

Современное образование подверглось нападкам как ржавая и неэффективная система, созданная еще в 19 веке для удовлетворения потребностей индустриального общества; однако современные образовательные учреждения, похоже, готовят студентов к жизни в мире, которого больше нет. Стоимость поступления в колледж быстро растет, и все же многие работодатели жалуются на профессиональную некомпетентность выпускников, которых они нанимают.С другой стороны, революция в образовании уже началась. МООК (массовые открытые онлайн-курсы) удовлетворяют самые разные образовательные предпочтения, а дальновидные НПО прилагают все усилия, чтобы сделать образование доступным для каждого ребенка на планете. Успех многих передовых образовательных инициатив доказал, что изменения возможны.

Если вы студент, учитель или просто живой человек, вас наверняка интересует, каким будет будущее образования. Образование формирует облик нашей планеты больше, чем какая-либо другая социальная сила.Вот список самых революционных выступлений TED Talks об образовании. Скорее всего, каждый из них вас вдохновит. Но если ваша рабочая нагрузка сейчас слишком велика, помните, что вы всегда можете передать некоторые из ваших работ — от вступительного эссе до исследовательской статьи — в надежную службу написания сочинений в колледже. Тратьте свое время на действительно важные дела.

1. « Как выбраться из долины смерти образования » сэра Кена Робинсона

Было бы невозможно начать этот список с преподавателя, отличного от легендарного сэра Кена Робинсона.Его выступление «Убивают ли школы творчество» стало самым популярным выступлением на TED Talk за всю историю. Наверняка вы его уже хоть раз слушали. Вот почему вам следует посмотреть его последний доклад, в котором гуру образования излагает три основных принципа, на которых должно основываться переосмысление существующей образовательной парадигмы. Этот блестящий и веселый доклад не может не вдохновить вас.

2. « Наши неблагополучные школы. Хватит, хватит ! » Джеффри Канада

Страстное обращение Джеффри Канады к аудитории — один из самых пылких и восторженных разговоров об образовании, которые вы когда-либо слышали.Канада обращается к коллегам-преподавателям по всему миру, прося их не бояться перемен и продолжать вводить новшества, не позволяя неудачам отпугивать их. «Я не знаю о финансовом обрыве, но я знаю, что есть образовательный обрыв, по которому мы идем прямо в эту секунду», — предупреждает Канада. Этот доклад — призыв к действию, который не оставит вас равнодушным.

3. « Обучать одного ребенка за раз » Шукла Бозе

Шукла Бозе — один из тех удивительных людей, чей путь в образовании начался не как карьера, а как спасение мира. миссия подпитывалась чистым энтузиазмом.Проведя 26 лет в мире больших корпораций, она решила, что должна что-то делать, чтобы помочь миллионам детей в трущобах. «Мы не участвуем в игре с числами, — говорит Боз, — мы хотим брать с собой по одному ребенку, проводить его прямо через школу, направлять в колледж, и подготовить их к лучшей жизни, к высокооплачиваемой работе. ” За шесть лет упорной работы Фонду Парикрма удалось открыть четыре школы и один младший колледж, что изменило жизнь детей из 28 трущоб и четырех детских домов.Бозе делится своей историей успеха, говоря, что инфраструктура, туалеты и библиотеки не делают хорошую школу — что действительно важно, так это «среда обучения, исследования, исследования».

4. « Мое желание: найти следующего Эйнштейна в Африке » Нил Турок

Нил Турок — не только выдающийся физик, работавший со Стивеном Хокингом, но и активист в сфере образования, который с нуля основал Африканский институт математических наук.Сегодня AIMS помогает воплотить в жизнь мечты многих молодых африканских ученых. AIMS определенно звучит как идеальный университет. «Никакого гудения у классной доски. Мы уделяем особое внимание решению проблем, работе в группах, когда каждый ученик раскрывает и максимизирует свой собственный потенциал, а не гонится за оценками », — говорит Турок. Послушайте этот доклад, чтобы узнать, как AIMS помогает обнаружить «африканские ворота, Бринны и пажи будущего».

5. « Построй школу в облаке » Сугата Митра

В этом смелом и восторженном выступлении Сугата Митра, революционный исследователь в области образования и лауреат премии TED 2013 года, выступает против устаревшая система образования, которая, похоже, не готовит молодежь к жизни в мире, где «люди будут работать откуда угодно, когда захотят, как захотят.Идея Митры проста и в то же время гениальна: исследователь считает, что дети лучше всего учатся совместно, когда им что-то интересно. Среда самоорганизации обучения предназначена для помощи молодым ученикам в их поисках знаний, не подавляя их энтузиазм. Этот разговор заставит вас почувствовать себя удивленным, обнадеживающим и придаст вам сил.

Будущее пандемии — не пытайтесь повторить школу дома. Сделай что-нибудь другое — Кристофер Роузен

Это статья из серии, посвященной психологическим, социальным и технологическим проблемам будущего пандемии.Частично информировано о проблемах, возникающих с Covid-19, первоначально известном как коронавирус, но также и о прошлой борьбе с болезнью в глобальном масштабе.

За последние несколько недель и месяцев пандемии Covid-19 школы по всему миру закрылись, чтобы разорвать цепочку заражения. Тысячи, если не миллионы детей сейчас дома со своими родителями. Это изменение заставило родителей, учителей, школы и правительства изо всех сил пытаться понять, как справиться с глубоким сдвигом ответственности.

Практически мгновенный переход к обществу временного обучения на дому также привел к возникновению одной из наиболее достойных мемов тенденций — «неудачное обучение на дому», когда родители обращаются к средствам массовой информации и социальным сетям, чтобы поделиться своими личными историями об образовательных катастрофах: отвлечение и немотивированные дети, хаос, незавершенные рабочие листы, экранное время, взятки, наказания, невыполненные расписания и иногда даже крики. Понятно, насколько все это вызывает стресс.

Но дело в том, что так быть не должно.Домашнее обучение, независимо от его названия, не является и не должно быть копией домашней школы. Когда все сделано хорошо, это совершенно другой философский, педагогический и образ жизни. Те, кто посещает мир домашнего обучения впервые, хотя бы ненадолго, могут испытать новые способы обучения, которые являются эмоционально поддерживающими, интересными и творческими. Мы можем узнать, как дети учатся наиболее достоверно, глубоко и эффективно.

В панике слишком многие из нас спешат воссоздать то, что мы знаем из формальной школьной обстановки.Но ирония заключается в том, что попытка чего-то совершенно другого, , скорее всего, уменьшит давление на всех, в первую очередь на родителей и их детей.

Какими бы широко ни были наши современные идеалы обучения, реальность такова, что они удивительно новы и обычно применимы только к моделям массового образования. Ранние школы на Западе были сформированы на основе греческой традиции с небольшими группами учеников, которые учились с помощью разговорных методов у более опытных учителей.Взгляните на два старейших и самых выдающихся университета мира, Кембриджский и Оксфордский, и вы обнаружите, что многие из этих моделей обучения все еще используются. На протяжении всей истории большинство образованных людей извлекали уроки из небольших и индивидуальных подходов к обучению.

Большинство современных идей и идеалов обучения, образования и обучения — недавнее изобретение промышленной революции. Наряду с миграцией людей из сельских районов в городские центры возникла непредвиденная проблема: большое количество детей без сопровождения оставалось бродить по улицам в течение дня, в то время как их родители работали посменно на фабриках или в офисах.Решением стало создание масштабного подхода к образованию, который не только занимал бы детей в рабочее время, но и готовил их к работе в городе.

Как реформист образования, писатель и спикер TED, сэр Кен Робинсон отмечает в своей книге «Out of Our Minds» :

«С самого начала системы образования в Европе и Северной Америке были разработаны для удовлетворения потребностей в рабочей силе. индустриальной экономики, основанной на производстве, машиностроении и смежных отраслях, включая строительство, горнодобывающую промышленность и производство стали.Вообще говоря, индустриализму требовалась рабочая сила, на 80% состоящая из ручного труда, а на 20% из административных и профессиональных. Это требование оказало глубокое влияние на структуру систем государственного образования ». (Кен Робинсон)

Промышленная революция сформировала не только содержание представленных учебных материалов, но и сформировала саму культуру школ. Кен Робинсон отмечает:

«Рост индустриализма повлиял не только на структуру массового образования, но и на его организационную культуру.Как и фабрики, школы — это особые объекты с четкими границами, которые отделяют их от внешнего мира. Они установили часы работы и предписали правила поведения. Они основаны на принципах стандартизации и соответствия. Учащимся в рамках академической системы преподают в основном один и тот же материал, и их оценивают по общепринятым шкалам достижений, с относительно небольшим количеством вариантов выбора или отклонения ». (Кен Робинсон)

Каким бы ни было наше восприятие качества или ценности современного образования, трудно игнорировать его характер.Увидев параллели между школой и фабрикой, невозможно «не заметить» сходство. Существует внутренняя жесткость, связанная с необходимостью управлять движениями сотен или даже тысяч детей одновременно. Эта жесткость проявляется в самой природе управления временем в школе; с их определенным сорокапяти минутным расписанием, школьными звонками и производственной структурой:

«В средних школах день организован в стандартные единицы времени и переходы, отмеченные звонком или звонком.Обучение основано на разделении труда. Как конвейер, ученики переходят из комнаты в комнату, где их обучают разные учителя, специализирующиеся на разных дисциплинах ». (Кен Робинсон)

Задолго до сэра Кена Робинсона другие теоретики образования поднимали вопросы о пригодности современного образования и о массовом производстве современных школ. Самым известным был Джон Холт, который после службы во время Второй мировой войны устроился учителем начальной школы в США.В 1960-х годах он написал первую из двух своих критических работ по современному образованию «Как дети терпят поражение», отметив:

«Мы поощряем детей вести себя глупо, не только пугая и сбивая их с толку, но и утомляя их, заполняя проводят свой день скучными, повторяющимися задачами, которые практически не требуют их внимания или не требуют их интеллекта. Наши сердца бьются от радости при виде целой комнаты детей, которые усердно трудятся над какой-то навязанной задачей, и мы тем более довольны и удовлетворены, если кто-то говорит нам, что детям действительно не нравится то, что они делают.Мы говорим себе, что эта тяжелая работа, эта бесконечная напряженная работа является хорошей подготовкой к жизни, и мы опасаемся, что без нее детей было бы трудно «контролировать» »(Джон Холт)

Холт жил со своей сестрой и ее молодой семьей и был Особенно поразило сравнение его 10-летней ученицы с племянницей-малышкой. Он отмечал, что в раннем детстве, еще до того, как пойти в школу, дети настолько самоуверенны, чтобы узнавать обо всем, задавать вопросы или неустанно экспериментировать, пока не получат что-нибудь.Подумайте о периоде жизни ребенка «миллион вопросов в день». Что происходит в школе, что им (и нам) в конечном итоге нужно расписание, чтобы учиться? Куда уходит их (и наше) самомотивированное любопытство?

В отличие от сэра Кена Робинсона, который всегда выступал за изменения в школьной системе, Джон Холт провел совсем немного времени в качестве консультанта по вопросам образования, прежде чем посвятить остаток своей жизни пропаганде домашнего обучения. И мужчины, и многие другие, им подобные, едины в своих опасениях, что массовое современное образование является одной из ключевых сил, снижающих творческие способности детей.Сэр Кен Робинсон отмечает:

«Одна из главных причин, по которой многие люди думают, что они не обладают творческими способностями, — это образование. Пикассо однажды сказал, что все дети рождаются художниками: проблема в том, чтобы оставаться художниками, когда мы вырастем. Творчество связано не только с искусством или творчеством, но я глубоко верю, что мы не перерастаем в творчество; мы вырастили из … Доминирующие формы обучения активно подавляют условия, необходимые для творческого развития.Маленькие дети приходят в дошкольные учреждения живыми с творческой уверенностью; к тому времени, когда они заканчивают среднюю школу, многие полностью утратили эту уверенность ». (Кен Робинсон)

В свою очередь, Джон Холт имеет свой собственный взгляд на разрушение присущих нам творческих способностей:

«Когда дети очень маленькие, у них есть естественное любопытство к миру, и они исследуют его, стараясь понять что реально. Когда они становятся «производителями», они уходят от исследований и начинают ловить правильные ответы, не задумываясь.Они считают, что всегда должны быть правы, поэтому быстро забывают ошибки и то, как они были сделаны. Они считают, что единственный хороший ответ учителя — «да», а «нет» — поражение ». (Джон Холт)

Во время проблемы Covid-19 многие родители изо всех сил пытаются внедрить школьные системы, школьную среду и школьные результаты дома. Но зачем нам намеренно пытаться воспроизвести ту же культуру и структуру, которые необходимы для класса из тридцати учащихся, если нам это не нужно? Без ограничений, связанных с попытками организовать сотни детей, не следует ли нам сосредоточиться на более глубоком обучении всего с несколькими детьми?

При широком чтении становится ясно, что многие домашние школьники, которые уже занимались домашним обучением до этого, знают, что сама суть успешного домашнего обучения не в том, чтобы копировать домашнюю школу .Обучение не ограничивается классом. Обучение — это состояние ума и образ жизни. Это может происходить где угодно и на протяжении всей нашей жизни. Мы можем читать книги, строить вещи, вести долгие и беспорядочные беседы, пробовать что-то новое, задавать вопросы, исследовать то, что мы видим, начинать проекты, проводить эксперименты.

Но использование этого нового способа обучения требует смены парадигмы в нашем мышлении о том, как должны выглядеть школы и обучение. Как предложил Джон Холт несколько лет назад:

«Альтернатива — я не вижу другой — это иметь школы и классы, в которых каждый ребенок по-своему может удовлетворить свое любопытство, развивать свои способности и таланты, преследовать свои интересы и окружающие его взрослые и дети старшего возраста получают представление о большом разнообразии и богатстве жизни.Короче говоря, школа должна быть отличным шведским столом для интеллектуальной, творческой, творческой и спортивной деятельности, от которой каждый ребенок мог бы получать все, что он хотел, и столько, сколько он хотел, или как можно меньше ». (Джон Холт)

Если говорить более фундаментально, изменение нашего подхода к обучению требует переосмысления того, какой тип интеллекта мы пытаемся развивать. Наши типичные меры интеллекта для массового образования сосредоточены на абстрактных оценках как на показателе продемонстрированных навыков или знаний, сохраненных в определенный момент тестирования.Гораздо более тонкая мера — знать, что наши дети выучили , как выучить . Это кажется особенно актуальным, когда мы сталкиваемся с неизвестным, как и все мы сейчас. Джон Холт отметил истинный жизненно-ориентированный интеллект:

«Когда мы говорим об интеллекте, мы не имеем в виду способность получить хорошие баллы по определенному типу тестов или даже способность хорошо учиться в школе; в лучшем случае это индикаторы чего-то большего, глубокого и гораздо более важного. Под интеллектом мы понимаем стиль жизни, способ поведения в различных ситуациях, особенно в новых, странных и запутанных ситуациях.Настоящая проверка интеллекта заключается не в том, как много мы умеем делать, а в том, как мы себя ведем, когда не знаем, что делать ». (Джон Холт)

Эта идеальная модель имеет свою цену. Чтобы это работало, мы должны ставить на первое место молодых учеников. Более гибкий и заинтересованный подход требует больше времени. Если мы хотим, чтобы это работало, то нам нужно, чтобы наши рабочие места и карьера развивались вокруг дополнительной бесплатной поддержки, которую мы должны предоставить следующему поколению.

Смогут ли проблемы, связанные с Covid-19, произвести революцию в наших представлениях о том, каким должно быть школьное образование? К сожалению, стремление к «образовательно-развлекательному» занятию детей и упор на обучение в виртуальных «школах» вызывают у меня сомнения.Если приоритетом является то, чтобы дети были «подключены» и «в курсе» с помощью нашей модели массового образования, то мы, безусловно, упускаем эту уникальную возможность. На карту поставлено только творческое будущее детей, которые столкнутся с постоянно усложняющимся миром. Никакого давления.

Ссылки

Грир, Уильям Р. (1985) Джон Холт, писатель и педагог, умер на 62-м году жизни. New York Times. 15 сентября 1985 г. Получено в апреле 2020 г., с: https: // www.nytimes.com/1985/09/15/us/john-holt-author-and-educator-dies-at-62.html

Холт, Джон (1964) Как учатся дети. Книги Пингвинов. Великобритания.

Холт, Джон (1967) Как учатся дети.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта