К виду ложного родительского авторитета относится: 9 типов ложных родительских авторитетов от педагога макаренко

9 типов ложных родительских авторитетов от педагога макаренко

В противовес ложным родительским авторитетам Макаренко описал модель настоящего авторитета, которая включает:

Знание о том, чем живет, интересуется, что любит и не любит, чего хочет и не хочет ребенок: «Вы должны знать, с кем он дружит, с кем и во что играет, как он относится к школе и учителям, какие у него затруднения, как он ведет себя в классе».

Внимание к детям и к их жизни: «С самого начала вы должны так поставить дело, чтобы дети сами вам рассказывали о своих делах, чтобы им хотелось вам рассказать, чтобы они были заинтересованы в вашем знании. Дети уважают родителей за это».

Готовность помочь: «В жизни каждого ребенка бывает много случаев, когда он не знает, как нужно поступить, когда он нуждается в совете и помощи. Может быть, он не попросит вас о помощи, потому что не умеет этого сделать, вы сами должны прийти с ней. Она может быть оказана в прямом совете, иногда в шутке, иногда в распоряжении, иногда даже в приказе. Если вы знаете жизнь вашего ребенка, вы сами увидите, как поступить наилучшим образом».

Отсутствие навязчивости: «В некоторых случаях необходимо предоставить ребенку самому выбраться из затруднения, нужно, чтобы он привыкал преодолевать препятствия и разрешать более сложные вопросы. Но нужно всегда видеть, как ребенок совершает эту операцию, нельзя допускать, чтобы он запутался и пришёл в отчаяние. Иногда даже нужно, чтобы ребенок видел вашу настороженность, внимание и доверие к его силам».

Внимательное руководство: «Ребенок будет чувствовать ваше присутствие рядом с ним, вашу разумную заботу о нём, вашу страховку. Но в то же время он будет знать, что вы от него кое-что требуете, что вы и не собираетесь все делать за него и сняли с него ответственность».

Фото: МИА «Россиия сегодня»

Консультация для родителей «Ложные родительские авторитеты (по А.С. Макаренко)» | Консультация на тему:

А.С. Макаренко обосновал систему ложных родительских авторитетов, влияющих на успешность воспитания ребенка в семье и во многом определяющих его социальный портрет. Система ложных родительских авторитетов включает следующие виды:

Авторитет подавления. Это самый страшный авторитет, хотя и не самый вредный, говорил о нем А.С. Макаренко. Суть данного авторитета заключается в том, что в семье царствует отец, и его террор держит в страхе всю семью. Такой отец часто и по пустякам раздражается, сразу хватается за палку или ремень. Авторитет подавления учит детей маневрировать, вызывает «детскую ложь и человеческую трусость». Подобные отцы встречались не только в 30-е годы, когда учительствовал А.С. Макаренко. Силовое решение семейных проблем нередко встречается и в нашем обществе, наполняя его или «слякотными», никчемными людьми, или тиранами, готовыми мучить в отместку за свое нерадостное детство.

Авторитет расстояния. Есть такие родители, которые убеждены: чтобы дети их слушались, надо меньше с ними разговаривать, подальше держаться и выступать «как начальство». Особенно такой вид ложного авторитета, по мнению А.С. Макаренко, свойствен некоторым интеллигентским семьям. Здесь отцы неприступны. У них отдельный кабинет, в который никому не дозволено входить. Он и обедает отдельно, и развлекается отдельно. Детьми, как правило, занимается бабушка или домработница. Не правда ли, звучит актуально! С той лишь разницей, что авторитет расстояния присущ в основном в нашем обществе семьям новой «элиты». Ребенок в подобных семьях растет в материальном достатке, чего не скажешь о достаточно эмоциональных взаимоотношениях с родителями. Как правило, он окружен целым сонмом чужих людей, выполняющих педагогические функции. Такому ребенку одиноко, и он ищет доступные способы удовлетворения своих потребностей в общении с близкими людьми. Но суррогатные отношения не восполняют той пустоты, которая рождается в его сердце. Результатом такого авторитета могут стать и алкоголизм, и наркомания повзрослевшего сына или дочери.

Авторитет чванства. Это особый авторитет расстояния, но более вредный, поскольку такие родители пытаются возвыситься над обществом в целом, и над своей семьей в частности. В семье постоянно обсуждаются заслуги такого родителя, его достоинства. К остальным людям родители относятся с высокомерием. Это рождает и в ребенке элементы высокомерного отношения к сверстникам. Или, наоборот, ребенок вырастает с твердым убеждением, что его отец (или мать) возвышаются над всеми людьми, причем этому возвышению способствуют не столько их личные заслуги, сколько та поза, в которой ребенок привык видеть своих родителей.

Авторитет педантизма. Это своеобразная бюрократическая родительская педагогика. Родители обращают внимание на своих детей гораздо больше, чем в предыдущих случаях, но делают это с большой долей бюрократизма. Они уверены, что каждое сказанное ими слово должно восприниматься детьми как высшая истина. Свои распоряжения они стараются отдавать холодным тоном, и они тут же превращаются в непреложные законы. Такой родитель в каждом движении ребенка видит нарушения. Он пристально следит за поведением, словом своего чада и постоянно готов к его притеснению. Если родителю что-то не нравится — кинокартина, друзья ребенка и пр., то это явление или действие или человек объявляется несостоятельным, а подчас и вредным и ребенку запрещается общаться или смотреть кинокартину, читать книгу и т. п.

Авторитет резонерства. Это самый «нудный» вид ложного авторитета. Родители буквально «заедают» ребенка своими нотациями, брюзжанием, поучениями, назиданиями. Им кажется, что именно в поучениях и назиданиях основная педагогическая мудрость. Именно постоянные нотации могут принести хорошие воспитательные плоды. Это, как правило, угрюмые семьи, в них мало радости, улыбок, хорошего настроения. Родители, стремясь к совершенству, непогрешимости, стараются быть добродетельными в глазах своих детей.

Авторитет любви. Самый распространенный вид ложного родительского авторитета. В основе этого вида авторитета лежит убеждение родителей в том, что послушными дети могут быть лишь тогда, когда они любят своих родителей. Кажется, в чем же здесь «ложность»? Любовь детей к родителям — естественное чувство, на котором базируются ценности семьи. Но здесь происходит перенасыщение любовью. Родители на каждом шагу демонстрируют свои чувства. Это выражается и в постоянном сюсюканье, признаниях в любви. Ребенку некогда передохнуть. Если он не слушает родителей, те немедленно начинают сомневаться в любви ребенка к ним. Они ревниво следят за выражением лица ребенка, постоянно требуют ответных ласк и признаний. Это очень опасный вид ложного родительского авторитета, поскольку он учит детей лавировать, выбирая выгодное для себя «сотрудничество» с родителями. Дети видят, что от домочадцев можно добиться всего, если постоянно признаваться им в любви, демонстрировать свои нежные чувства. Это влияет на формирование ребенка в семье, который с малых лет понимает, что если подыгрывать людям, то можно получить максимум выгоды для себя.

Авторитет доброты. По мнению А.С. Макаренко, это самый неумный вид родительского авторитета, поскольку детское послушание здесь тоже организуется через любовь, но выражается она в мягкости, уступчивости и доброте родителей. Они все разрешают ребенку, им ничего для него не жалко. В таких семьях очень боятся конфликтов, и, предупреждая их, родители жертвуют ценными, радостными и искренними взаимоотношениями со своими детьми. Семейный мир имеет высокую цену, выраженную в воспитании ребенка эгоистом, считающим, что весь мир существует для него. Педагогический вред этого вида заключается в том, что ребенок, усваивая подобный тип родительского поведения, приобретает отрицательный опыт, и впоследствии он непременно скажется на взаимоотношениях родителей и детей.

Авторитет дружбы. По мнению А.С. Макаренко, такой вид авторитета присущ в основном интеллигентным семьям. Дружба в подобных семьях достигает крайнего предела, поскольку родители не умеют правильно построить взаимоотношения с детьми, забывая, что они являются воспитателями, а дети — воспитанниками. В таких семьях нередки панибратские отношения, где дети называют родителей небрежно Петьками и Машками, потешаются над ними, грубо их обрывают, поучают на каждом шагу. Здесь царит педагогика «бессилия», которая приносит отрицательные плоды, поскольку дружба предполагает прежде всего наличие уважения друг к другу.

Авторитет подкупа. Это самый безнравственный вид родительского ложного авторитета, поскольку безоговорочное послушание покупается подарками и обещаниями. Действует прямой договор между родителями и детьми. Если будешь хорошо учиться, куплю то-то. Если будешь слушаться бабушку, сделаю то-то. Весьма распространенный вид авторитета в современный семьях с повышенным достатком. Родители чрезмерно занятые собой и своим проблемами, просто откупаются от ребенка. В качестве подкупа может выступать зарубежная поездка, деньги, дорогие безделушки и игрушки. Взрослея, ребенок повышает «ставки». Теперь уже родители откупаются с помощью дорогих мобильных телефонов, музыкальных центров, машин. Нетрудно догадаться, что подобная педагогика приучает ребенка использовать родительский кошелек, формируя бездушного потребителя.

Родителям на заметку

Здравствуйте мы сегодня поговорим о воспитании наших детей в семье, в обществе. Ведь общество и семья неразрывно связаны, их жизнедеятельность во многом взаимообусловлена. Семья всегда была и остаётся одной из наивысших человеческих ценностей. Это неоспоримо. Ведь семья является той ближайшей социальной средой, с которой человек находится в постоянном взаимодействии. Семья выступает как первичный воспитательный коллектив, единственный по своей сути воспитательный институт, влияние которого на своё нравственное и эмоциональное развитие человек ощущает с рождения. Наш отец и наша мать уполномочены обществом воспитать будущего гражданина нашего Отечества, они отвечают перед обществом. На этом и основывается их родительская власть и их авторитет в глазах своих детей.
Однако, будет просто неудобно в самой семье перед детьми доказывать родительскую власть постоянной ссылкой на такое общественное полномочие.
Наконец, самый смысл авторитета в том и заключается, что он не требует никаких доказательств, что он принимается как несомненное достоинство старшего, как его сила и ценность, видимая так сказать, простым детским глазом. Отец и мать в глазах ребёнка должны иметь этот авторитет.

Откуда берётся родительский авторитет? Как он организуется?
На эти и многие другие вопросы, касающиеся воспитания ответил великий педагог А. С. Макаренко в 1937 году в своей статье о родительском авторитете.
Те родители, у которых дети «не слушаются», склонны иногда думать, что авторитет даётся от природы, что это особый талант. Эти родители ошибаются. Авторитет может быть организован в каждой семье и это даже не очень трудное дело.
К сожалению, встречаются родители, которые организуют такой авторитет на ложных основаниях. Они стремятся к тому, чтобы дети их слушались. Это составляет их цель. Авторитет и послушание не могут быть целью. Цель может быть только одна: правильное воспитание. Только к этой одной цели и нужно стремиться. Детское послушание может быть только одним из путей к этой цели.
Авторитет, построенный на ложных основаниях, только на очень короткое время помогает. Скоро все разрушается, не остаётся ни авторитета, ни послушания. Бывает и так, что родители добиваются послушания, но зато все остальные цели воспитания в загоне: вырастают, правда, послушные, но слабые люди.
Есть много сортов такого ложного авторитета.

АВТОРИТЕТ ПОДАВЛЕНИЯ. Это самый страшный сорт авторитета, хотя и не самый вредный. Больше всего таким авторитетом страдают отцы. Если отец дома всегда рычит, всегда сердитый, за каждый пустяк разражается громом, при всяком удобном и неудобном случае хватается за палку или за ремень, на каждый вопрос отвечает грубостью, каждую вину ребёнка отмечает наказанием, то это и есть авторитет подавления. Такой отцовский террор держит в страхе всю семью, не только детей, но и мать. Он приносит вред не только потому, что запугивает детей, но и потому, что делает мать нулевым существом, которое способно быть только прислугой. Не нужно доказывать, как вреден такой авторитет. Он ничего не воспитывает. Он только приучает детей подальше держаться от страшного папаши. Он (авторитет) вызывает детскую ложь и человеческую трусость и в тоже время он воспитывает в ребёнке жестокость. Из забитых и безвольных детей выходят потом либо слякотные, никчёмные люди, либо самодуры, в течение всей своей жизни мстящие за подавленное детство. Этот самый дикий сорт авторитета бывает только у очень некультурных родителей и в последнее время, к счастью, вымирает.

АВТОРИТЕТ РАССТОЯНИЯ. Есть такие отцы, да и матери, которые серьёзно убеждены в следующем: чтобы дети слушались, нужно поменьше с ними разговаривать, подальше держаться, изредка только выступать в виде начальства. Особенно любят этот сорт авторитета в интеллигентских семьях. Здесь сплошь и рядом у отца какой-нибудь отдельный кабинет, из которого он показывается изредка, как первосвященник.

Бывают такие и матери. У них своя жизнь, свои интересы, свои мысли. Дети находятся в ведении бабушки или даже домработницы. Такой авторитет не приносит никакой пользы и такая семья не может быть названа разумно организованной семьёй.

АВТОРИТЕТ ЧВАНСТВА. Это особый вид авторитета расстояния, но более вредный. У каждого гражданина есть свои заслуги. Но некоторые люди считают, что они самые заслуженные, самые важные деятели, и показывают эту важность на каждом шагу, показывают и своим детям. Дома они даже больше пыжатся и надуваются, чем на работе. Они только и делают, что толкуют о своих достоинствах. Они высокомерно относятся к остальным людям. Бывает, что поражённые таким видом отца, начинают чваниться и дети. Встречается такой авторитет и у матерей.

ЧВАНСТВО — Спесь, важничанье, тщеславие, пустая, неосновательная горделивость.

АВТОРИТЕТ ПЕДАНТИЗМА. В этом случае родители больше обращают внимания на детей, больше работают, но работают как бюрократы. Они уверены в том, что дети должны каждое родительское слово выслушивать с трепетом, что их слово-святыня. Свои распоряжения они отдают холодным тоном, и раз оно отдано, то немедленно становится законом. Такие родители больше всего боятся, как бы дети не подумали, что папа ошибся, что папа-человек не твёрдый.
ПЕДАНТИЗМ — (от итал. pedare, воспитывать) — явление, встречающееся в различных областях жизни, но чаще всего сопровождающее ученость и педагогическую деятельность. Педант — человек, из-за формы упускающий из виду содержание, ревниво соблюдающий привычный порядок в мелочах и совершенно замкнувшийся от умственного развития и движение вперед.

АВТОРИТЕТ РЕЗОНЁРСТВА. В этом случае родители буквально заедают детскую жизнь бесконечными поучениями и назидательными разговорами. Вместо того, чтобы сказать ребёнку несколько слов, может быть даже в шутливом тоне, родитель усаживает его против себя и начинает скучную и надоедливую речь. Такие родители уверены, что в поучениях заключается главная педагогическая мудрость. В такой семье всегда мало радости и улыбки. Родители изо всех сил стараются быть добродетельными, они хотят в глазах детей быть непогрешимыми. Но они забывают, что у детей своя жизнь и что нужно эту жизнь уважать. В резонёрстве родителей дети не могут увидеть никакого авторитета.

РЕЗОНЁРСТВО — «склонность к бесплодному мудрствованию», «словесная опухоль» (И. П. Павлов). Речь изобилует сложными логическими построениями, вычурными абстрактными понятиями, терминами, нередко употребляемыми без понимания их истинного значения.

АВТОРИТЕТ ЛЮБВИ. Это у нас самый распространённый сорт ложного авторитета. Многие родители убеждены: чтобы дети слушались, нужно, чтобы они любили родителей, а чтобы заслужить эту любовь, необходимо на каждом шагу показывать детям свою родительскую любовь. Нежные слова, бесконечные лобзания, ласки, признания сыплются на детей в совершенно избыточном количестве. Родители ревниво следят за выражением детских глаз и требуют нежности и любви. Такая семья настолько погружается в море сентиментальности и нежных чувств, что уже ничего другого не замечает. Мимо внимания родителей проходят многие важные мелочи семейного воспитания. Ребёнок всё должен делать из любви к родителям. Здесь вырастает семейный эгоизм. Очень часто дети замечают, что маму и папу можно обмануть, только это нужно делать с нежным выражением. Их можно даже запугать, стоит только надуться и показать, что любовь начинает проходить. Ребёнок начинает понимать, что к людям можно подыгрываться. Иногда любовь к родителям сохраняется надолго, но все остальные люди рассматриваются как посторонние и чуждые, к ним нет симпатии и чувства товарищества. Это очень опасный вид авторитета. Он выращивает неискренних и лживых эгоистов. Часто первыми жертвами такого эгоизма становятся родители.

АВТОРИТЕТ ДОБРОТЫ. Это самый неумный сорт авторитета. В этом случае детское послушание также организуется через детскую любовь, но она вызывается уступчивостью, мягкостью, добротой родителей. Папа или мама выступают перед ребёнком в образе доброго ангела. Они боятся всяких конфликтов, предпочитают семейный мир, готовы чем угодно пожертвовать, только бы всё было благополучно. Очень скоро в такой семье дети начинают командовать родителями.

АВТОРИТЕТ ДРУЖБЫ. Довольно часто ещё и дети не родились, а между родителями есть уже договор: наши дети будут нашими друзьями. Это, конечно, хорошо. Но если дружба достигнет крайних пределов, воспитывание прекращается или начинается противоположный процесс – дети начинают воспитывать родителей. Такие семьи наблюдаются среди интеллигенции. Здесь нет и дружбы, так как она невозможна без взаимного уважения.

АВТОРИТЕТ ПОДКУПА. Самый безнравственный вид авторитета, когда послушание просто покупается подарками и обещаниями. Разумеется, в семье тоже возможно некоторое поощрение, но ни в каком случае нельзя детей премировать за послушание, за хорошее отношение к родителям.
Мы рассмотрели несколько сортов ложного авторитета. Кроме них есть ещё авторитеты: весёлости, учёности, «рубахи – парня», красоты. Но бывает часто так, что родители вообще не думают ни о каком авторитете, живут как – нибудь и как попало и как – нибудь тянут волынку воспитания детей. Такие родители всегда мечутся, как угорелые кошки, в полном бессилии, в полном непонимании того, что они делают. Бывает и так, что отец придерживается одного вида авторитета, а мать другого. Детям приходится быть дипломатами и научиться лавировать между папой и мамой. Наконец, бывает так, что родители не обращают внимания на детей и думают только о своём спокойствии.

В чём же должен состоять настоящий родительский авторитет в семье?

Главным основанием родительского авторитета только и может быть жизнь и работа родителей, их гражданское лицо, их поведение. Семья есть большое и ответственное дело. Родители руководят этим делом и отвечают за него перед обществом, перед своим счастьем и перед жизнью детей. Если родители делают это дело честно, разумно. Если перед ними поставлены значительные и прекрасные цели. Если они сами себе всегда дают полный отчёт в своих действиях и поступках. Это значит, что у них есть и родительский авторитет.

Дело отца или матери должно выступать перед ребёнком как серьёзное, заслуживающее уважение дело. Ни в коем случае родители не должны представляться детям как рекордсмены в своей области, как ни с чем не сравнимые гении. Дети должны видеть и заслуги других людей. Только такие родители, живущие полной жизнью, граждане нашей страны будут иметь у детей настоящий авторитет. Вы должны искренне, на самом деле жить такой жизнью, вы не должны стараться особо демонстрировать её перед детьми…
Прежде всего вы должны знать, чем живёт, интересуется, что любит, чего не любит, чего хочет и чего не хочет ваш ребёнок. Вы должны знать, с кем он дружит, с кем играет и во что играет, что читает, как воспринимает прочитанное. Как он относится к школе и к учителям, какие у него затруднения, как он ведёт себя в классе. Вы не должны неожиданно узнавать о разных неприятностях и конфликтах. Вы должны их предугадывать и предупреждать. С самого начала вы должны так поставить дело, чтобы дети сами вам рассказывали о своих делах, чтобы им хотелось вам рассказать, чтобы они были заинтересованы в вашем знании.

АВТОРИТЕТ ЗНАНИЯ. По мысли А. С. Макаренко, родительский авторитет опирается прежде всего на знание того, чем живёт ребёнок: его привязанностей, интересов, проблем. Это значение получено не напрямую, а исподволь, в результате постоянного, неназойливого наблюдения. А. С. Макаренко считал, что авторитет знания непременно приведёт к авторитету помощи, когда ребёнок просит помочь потому, что уверен — они знают лучший путь. Родительская помощь не должна быть навязчива, надоедлива, утомительна. В некоторых случаях необходимо предоставить ребёнку самому выбраться из затруднения, нужно, чтобы он привыкал преодолевать препятствия и разрешать более сложные вопросы. Но нужно всегда видеть, как ребёнок совершает эту операцию.
Авторитет помощи, осторожного и внимательного руководства счастливо дополнится авторитетом знания. Вот именно линия ответственности является следующей важной линией родительского авторитета. Ребёнок должен знать, что вы отвечаете не только за себя, но и за него перед обществом.

(Проводится анкета «Занимаюсь ли я воспитанием своего ребёнка).
Сейчас я прочитаю отрывок из стихотворения средневекового поэта Себастьяна Брандта:
Ребёнок учится тому,
Что видит у себя в дому,
Родители пример ему.
Кто при жене и детях груб,
Кому язык распутства люб,
Пусть помнит, что с лихвой получит
От них всё то, чему их учит.

Там, где аббат не враг вина,
Вся братия пьяным-пьяна.
Не волк воспитывал овец,
Походку раку дал отец.

Коль видят нас и слышат дети,
Мы за дела свои в ответе.
И за слова: легко толкнуть
Детей на нехороший путь.
Держи в приличии свой дом,
Чтобы не каяться потом.

Родительский труд – очень тяжёлый труд. Это, пожалуй, самая трудная на свете душевная работа. Она требует сверхтерпения, самообуздания, пересиливания усталости, одоления неумений. Она требует постоянного самосовершенствования.
Никогда не бейте своих детей! Ибо жестокость порождает зло, трусость, лицемерие, страх. Воспитать душу ребёнка способно только домашнее тепло, лад между близкими людьми.
В психологии воспитания принято считать, что самым большим наказанием для ребёнка должно быть огорчение родителей.
Народная мудрость гласит: сильна семья – крепка держава. Самое лучшее наследство – воспитанность. Дружная семья гору сдвинет. На что и клад, коли в семье лад.

А вот несколько советов от психологов — как прожить хотя бы один день без нервотрёпки, поучений, взаимных обид:

1.Будите ребёнка спокойно: проснувшись, он должен увидеть вашу улыбку и услышать ласковый голос. Не подгоняйте его сутра, не дёргайте по пустякам, не укоряйте за ошибки и оплошности, даже если «вчера предупреждали».
2. Не торопите, умение рассчитать время – ваша задача, и если это вам плохо удаётся, то вины ребёнка в этом нет.
3.Не отправляйте ребёнка в школу без завтрака: до школьного завтрака ему придётся много поработать.
4. Не прощайтесь, предупреждая и направляя: «смотри не балуйся», «веди себя хорошо», «чтобы сегодня не было плохих отметок» и т. п. Пожелайте ему удачи, подбодрите, найдите несколько ласковых слов. У него впереди трудный день.
5. Забудьте фразу «Что ты сегодня получил?». Встречайте ребёнка после школы спокойно, не обрушивайте на него тысячу вопросов, дайте расслабиться (вспомните, как вы сами чувствуете себя после тяжёлого рабочего дня, многочасового общения с людьми). Если же ребёнок чересчур возбуждён, если жаждет поделиться чем-то, не отмахивайтесь, не откладывайте на потом, выслушайте, это не займёт много времени.
6. Если видите, что ребёнок огорчён, но молчит, не допытывайтесь, пусть успокоится, тогда и расскажет всё сам.
7.Выслушав замечания учителя, не торопитесь устраивать взбучку и постарайтесь, чтобы ваш разговор с учителем происходил без ребёнка.
8. После школы не торопите садиться за уроки, необходимо два-три часа отдыха для восстановления сил. Лучшее время для приготовления уроков с 15 до 17 часов. Занятия вечерами бесполезны, завтра придётся всё начинать сначала.
9. Не заставляйте делать все уроки в один присест, после 15-20 минут занятий необходимы 10-15-минутные «переменки»
10. Во время приготовления уроков не сидите «над душой», дайте возможность ребёнку работать самому, но уж если нужна ваша помощь, наберитесь терпения. Спокойный тон, поддержка, похвала необходимы.
11. В общении с ребёнком старайтесь избегать условий: «Если ты сделаешь, то…». Порой условия становятся невыполнимыми вне зависимости от ребёнка, и вы можете оказаться в очень сложной ситуации.
12. Найдите (постарайтесь найти) в течение дня хотя бы полчаса, когда вы будете принадлежать только ребёнку, не отвлекайтесь на домашние заботы, телевизор, общение с другими членами семьи. В этот момент важнее всего его дела, заботы, радости и неудачи.
13. Выбирайте единую тактику общения всех взрослых в семье с ребёнком, свои разногласия по поводу педагогической тактики решайте без него. Если что-то не получается, посоветуйтесь с учителем, врачом, психологом, не считайте лишней литературу для родителей, там вы найдёте много полезного.
14. Будьте внимательны к жалобам ребёнка на головную боль, усталость, плохое состояние. Чаще всего это объективные показатели утомления, трудности учёбы.
15. Старайтесь не вспоминать перед сном неприятностей, не выяснять отношений, не обсуждать завтрашнюю контрольную и т. п.

 

Виды ложного авторитета и средства нравственного воспитания | zyaba

Наиболее остро для каждого родителя стоит вопрос о выборе средств, методов, а также условиях воспитания. Многие родители даже не подозревают об истинном значении авторитета в воспитании детей и нередко руководствуются ложными представлениями о родительском авторитете. Известный педагог А.С. Макаренко выделил несколько основных видов ложного авторитета.

Авторитет подавления

Родители считают, что они смогут достичь наилучших результатов воспитания, если будут строго контролировать действия ребёнка, критиковать его и нередко прибегать к методу наказания. В результате такого воспитания ребёнок вырастает (в зависимости от индивидуальных особенностей) забитым и безвольным либо жестоким и агрессивным человеком.

Авторитет чванства

Родители гордятся своим положением в обществе и считают, что дети должны прислушиваться к их мнению и рекомендациям, чтобы добиться успехов в жизни. С этой целью они постоянно рассказывают о своих достижениях, сравнивают их с достижениями окружающих, постоянно подчеркивая свое превосходство. Однако это более походит на хвастовство. Со временем ребёнок либо начинает хвастаться своими родителями, либо стесняется их поведения.

Авторитет педантизма

Обладатели этого вида авторитета очень ревностно относятся к родительским обязанностям. Они стремятся подробно распланировать всю жизнь своих чад, не считаясь при этом с мнением детей. Постоянный контроль над детьми приводит к воспитанию безынициативных, безответственных или чрезмерно упрямых и агрессивных личностей.

Авторитет резонерства

Родители постоянно критикуют своих детей, считая, что это лучший метод воспитания. Дети постепенно привыкают к постоянным нотациям и замечаниям в свой адрес и перестают обращать на них внимание.

Авторитет любви

Этот вид авторитета является одним из самых распространенных. Родители считают, что если дети их любят, то они будут следовать всем их советам. Однако дети очень скоро начинают понимать, что маму и папу можно легко обмануть, выпросить у них что угодно, высказав им свою любовь. Как правило, из таких детей вырастают лицемеры, равнодушные и расчетливые люди.

Авторитет доброты

Родители думают, что доброе отношение к детям в любой ситуации приведёт к положительным результатам. Однако дети постепенно начинают командовать родителями, становятся капризными, требовательными и эгоистичными.

Авторитет подкупа

Из всех видов ложного авторитета этот является самым безнравственным. Родители подкупают ребёнка подарками и обещаниями. Будет ли такой малыш делать что-либо бескорыстно в будущем? Конечно, нет. Из этого ребёнка вырастет лицемер, подхалим и эгоист.

Конечно, эти виды ложного родительского авторитета в чистом виде встречаются не часто, однако основные признаки их проявления можно заметить практически в каждой семье.

Известный педагог-исследователь Ю.Л. Азаров говорил: «Авторитет есть любовь воспитателя к питомцу и ответная любовь питомца к воспитателю. Сила любви есть сила характера, сила нравственного устоя, сила духа». Он выделил несколько основных признаков, которые должны быть присущи истинной и позитивно воздействующей родительской любви:

  • родительская любовь основана на доверии к личности ребёнка, его стремлениях и желаниях. Однако недопустимы попустительство и потакание. Наибольшую важность имеет вера в большие возможности маленького человека;
  • родительская любовь обязана быть терпеливой и уметь ждать;
  • родительская любовь должна уметь прощать, быть милосердной;
  • любовь не претендует на признание каких-либо заслуг. Она скромна и умеет признавать свои ошибки;
  • родительская любовь должна предоставлять детям свободу;
  • любовь несёт ответственность за все, что делается в отношении детей;
  • родительская любовь не терпит раздражения. Раздражительность — один из самых главных врагов семейного счастья и воспитания;
  • родительская любовь бескорыстна;
  • любовь верит в своих детей;
  • родительская любовь не должна помнить зла, но и не должна терпеть зла;
  • родительская любовь делает детей сильными.

Одним из прекрасных средств нравственного воспитания ребёнка является семейное чтение. Оно предполагает совместное чтение вслух детьми и родителями литературных произведений и последующее обсуждение прочитанного. Семейное чтение обладает огромными развивающими, обучающими и воспитывающими возможностями. Доказано, что при использовании этого средства дети опережают в интеллектуальном и культурном развитии нечитающих сверстников. Кроме того, семейное чтение способствует развитию чувств, речи, воспитывает интерес к книге и желание читать и, что немаловажно, объединяет членов семьи на основе совместных переживаний.  Однако наиболее действенным данное средство становится при соблюдении определённых правил, таких как:

  • правильный подбор литературных произведений;
  • выразительное их прочтение;
  • совместное рассматривание иллюстраций;
  • прослеживание реакции ребёнка во время чтения;
  • побуждение детей к запоминанию авторов и названий произведений;
  • включение детей в процесс чтения;
  • побуждение ребёнка к пересказу прочитанного литературного произведения.

Родители должны обращать внимание детей на нравственные проблемы, затронутые в тех или иных художественных произведениях, на проявление позитивных и негативных качеств героев прочитанных книг.

Но лучшим методом обучения, как известно, является личный пример. В дошкольном и младшем школьном возрасте основным путём накопления социального опыта является подражание окружающим. Наверно, нельзя сказать о личном примере лучше, чем это сделал педагог А.С. Макаренко: «Ваше собственное поведение — самая решающая вещь. Не думайте, что Вы воспитываете детей только тогда, когда с ним разговариваете, или поучаете, или приказываете. Вы воспитываете его в каждый момент Вашей жизни, даже тогда, когда Вас нет дома. Как Вы одеваетесь, разговариваете с другими людьми или о других людях, как Вы радуетесь или печалитесь, как Вы смеётесь, читаете газету — всё это имеет определяющее значение для него». То есть, чем больше ребёнок видит положительных нравственных качеств в поведении окружающих его людей, тем успешнее идёт процесс его нравственного формирования. Следует всегда помнить, что ребёнок — будущий родитель и своих детей он будет воспитывать так же, как воспитывали его.

Как формировать родительский авторитет

05.09.2018 09:48  Просмотров: 3688

Слово «авторитет» в переводе с латинского означает «власть», «влияние». Но понятие родительского авторитета гораздо шире. Безусловно, это власть, причем не столько насаждаемая, сколько принимаемая ребенком как должное. Власть, сложившаяся в результате морально-нравственного, психологического, поведенческого влияния личности родителя на ребенка. По сути, наличие авторитета доказывает уважение детей к своим родителям.

Родительский авторитет – это важность для детей слов, замечаний и просьб взрослых.

Родители не учат детей уважению к взрослым

В нашу редакцию все чаще приходят письма такого рода: «Ничего не интересует! Кроме игр и общения в гаджетах, ничего не делает», «Ему только 6 лет, а я уже для него пустое место», «Мы стараемся для него, а он родителей ни во что не ставит», «Сын часто заявляет: «Как это – нельзя? Я хочу!!!» и т. п. Причины таких историй в отсутствии у взрослых умения устанавливать личные границы, поддерживать родительский авторитет, а также в нарушении формата общения с ребенком.

В ходе опроса, проводившегося в июле этого года в нескольких регионах России развлекательной соцсетью «Фотострана», выяснилось, что родители не учат своих детей уважать старших. Из 15 тысяч человек, принимавших участие в опросе, лишь 8% считают, что ребенок должен знать о субординации и уважать старших.

Родители и не пользуются большим авторитетом. Согласно анкетированию третьеклассников одной из школ Балтийска, на вопрос «С кого ты бы хотел брать пример», 9% ответили – мама, 3% – папа, 40% – литературный герой, 48% – разное.

Возможно, такое положение вещей можно объяснить нехваткой времени родителей на общение с детьми.

Ученые РЭУ им. Г.В.Плеханова на основе всероссийского опроса, проведенного в прошлом году, выяснили: 41% родителей считают, что мало времени проводят с детьми, и только 15% подростков едины с ними во мнении, большинство же (54%) считают, что общения с родителями достаточно. 14% опрошенных хотели бы проводить со своими детьми поменьше времени, и с ними согласны 19% подростков.

Родительская любовь и забота имеют значение для 66% и 56% детей соответственно. Понимание очень важно для 43% подростков, для 35% – поддержка в тяжелый период, для 31% – обсуждение интересных и насущных проблем.

Авторитет, границы и требования

Принимая главенство взрослых, любой ребенок проверяет установленные родителями границы. Авторитет – как раз признание этих границ.

Стоит обратить внимание на несколько характерных признаков «нарушенных границ» в детско-родительских отношениях:

· ребенок спит с родителем (чаще всего с мамой) в одной постели;

· ребенок входит в родительскую комнату без стука;

· ребенок бесцеремонно влезает во взрослые разговоры, требуя к себе внимания;

· ребенок игнорирует замечания матери или отца;

· ребенок озлобляется или устраивает истерику, если не получает желаемого.

Общение с ребенком ответственного родителя предполагает одновременно заботу, требовательность и уважение.

На повышение авторитета родителей работают следующие требования:

· дети должны знать правила общения со старшими и придерживаться их;

· детей необходимо приучать выполнять требования матери и отца;

· при попытке нарушения установленных правил родителям необходимо проявлять твердость.

Авторитет бывает разным. Следует знать о существовании некоторых видов ложного авторитета.

Виды «ложного авторитета» по Макаренко

Макаренко выделил несколько видов так называемого ложного авторитета, то есть тех приемов, с помощью которых родитель пытается добиться послушания.

Среди них авторитет подавления. Авторитет слабаков, как правило, применяется людьми далекими от культуры, когда родитель настолько в себе не уверен, что полагает, что он должен ругать, наказывать, гнуть в бараний рог, брать в ежовые рукавицы, держать в страхе и повиновении. Это не авторитет, а авторитаризм.

Схож с ним авторитет педантизма, когда родители считают, что все, сказанное ими, должно восприниматься детьми как уже принятый закон – без обсуждений и возражений.

Авторитет резонерства – бессмысленный и беспощадный – заключается в ханжеской добродетельности, бесконечных нотациях и нудных назиданиях. Выдувается из детских ушей, не успев осесть, свежим ветром живого жизненного опыта, страстных порывов, игр и шалостей.

Некоторые родители практикуют авторитет расстояния: они считают, что дети должны их слушаться только на том основании, что они отец и мать, при этом не принимают участия в их воспитании и держат дистанцию, чаще всего перепоручая детей бабушке. В этом случае родители не стремятся разговаривать с детьми, не помогают решать детские проблемы, а живут своей жизнью.

При авторитете чванства родители считают себя самыми умными, важными и нужными и демонстрируют свою исключительность на каждом шагу: толкуют о своей важности и высокомерно относятся к людям.

Авторитет любви – это бесконечное сюсюканье и потакание, когда надутые губки воспринимаются как катастрофа, и, в свою очередь, ребенок должен подчиняться, потому что «ведь он любит мамочку». Так он учится быть расчётливым манипулятором, эгоистом и лжецом.

Схож с ним авторитет доброты, когда родители все разрешают и бесконечно гладят по головке, несмотря на «закидоны» всё больше и больше наглеющего дитяти.

Недалеко ушел и авторитет подкупа, когда послушание достигается подарками и обещаниями.

Ну и авторитет дружбы, который применяют родители, не готовые взять на себя ответственность быть главными. Ни о какой дружбе здесь речи не идет, ведь панибратство разрушает авторитет.

Не стоит посыпать голову пеплом тем родителям, которые порой путаются в понятиях и допускают запрещенные приемы ложного авторитета: работая над ошибками, стоит стремиться к развитию здорового родительского авторитета.


Формирование родительского авторитета

В основании родительского авторитета лежат три основных момента.

Родители осознают, что они – ответственные взрослые люди

Это значит, что взрослые с детьми не спорят. Обязателен диалог, но не спор.

Родители на детей не обижаются: обижаясь, взрослые возвращаются в детское состояние и не могут поступать соответственно положению и возрасту.

Родители учитывают и понимают потребности ребенка

Родители осознают, что ребенку необходимо. Это не потакание всем «я хочу/я не хочу», а «нам надо сделать вот так, потому что…», «это необходимо для того, чтобы…».

Для понимания детей существуют две возможные стратегии: или вспомнить себя в этом возрасте и прочувствовать ситуацию, или представить себя взрослого в похожей ситуации.

Родители стараются принять своего ребенка таким, какой он есть

Не все в детях устраивает родителей. Дети же любят нас такими, какие мы есть – со всеми недостатками и достоинствами. Поэтому надо говорить сыну или дочке, что нас не устраивает их поведение, запретить что-то, но не разочаровываться и всегда верить в них.

И снова: начать с себя!

Авторитетный родитель – это взрослый, который умеет требовать. Но требовать не только с ребенка, но и с себя.

Для ребенка родители – самые сильные, смелые, знающие, мудрые люди. Его нравственный идеал. Да что там! Они просто идеал. Поэтому придется как минимум соответствовать этому. То есть воспитывать себя, а дети подтянутся. Трудно убедить мальчишку-подростка, что сигареты – это «фу-фу-фу», когда сам смолишь одну за другой. Любые двойные стандарты считываются детьми на раз.

Авторитетные взрослые – это люди, которых нельзя не слушать и не уважать: это люди с огромным духовным, нравственным и практическим потенциалом. Стараться стать такими для своих детей – родительская задача.

Родитель может допускать ошибки, но должен уметь признать их. Может решить проблему, в том числе проблему ребенка. Может защитить ребенка, если это необходимо, и остановить его, если тот неправ. Не отказывает в поддержке и любви, не потакает капризам и остается принципиальным. Устанавливает жесткие границы, пространство внутри которых свободно.

Родительский авторитет может исходить лишь от взрослого человека, который берет на себя ответственность за себя, свою жизнь, свою семью и своих детей. Взрослого, к которому хочется обратиться, если не знаешь, как поступить, а если знаешь – поделиться результатом, будучи уверенным в искреннем участии, сочувствии, честности, справедливости и взаимоуважении.

Майя Ишметова

Источник: http://www.ya-roditel.ru/parents/base/experts/kak-formirovat-roditelskiy-avtoritet/


Официальный сайт ГБОУ НКК ПФО имени Маргелова В. Ф.

Как сохранить родительский авторитет?

Авторитет родителей одно из важнейших условий воспитания детей, и все родители стремятся привить детям уважение к себе. Пока ребёнок маленький, это нетрудно, но когда ребёнок начинает взрослеть, сохранить авторитет бывает нелегко. В стремлении любыми силами сохранить свой авторитет родители часто допускают серьёзные педагогические просчёты, которые больше вредят, чем помогают в такой ситуации. Хочу заметить, что взрослые не замечают главной ошибки – подмены истинного уважения ребёнка ложным авторитетом.

Предлагаем вам рассмотреть некоторые из видов ложных авторитетов.

Авторитет подавления.Метод воспитания, основанный на запугивании, часто используется нашими родителями, в тех случаях если «ребёнок отбился от рук». Таких родителей не интересуют проблемы, которые возникают у ребенка: при любом неповиновении они позволяют себе раздражаться, повышать голос, сердиться и даже могут отшлёпать непослушное чадо. Мы, учителя, часто наблюдаем  картину: родители разговаривают с детьми тоном, не терпящим возражений, в беседе с ребёнком слушают и слышат только себя и радуются, если их « воспитание» вызывает у детей волнение и страх. В результате такого домашнего террора часто вырастают безвольные, забитые, лживые и жестокие дети, которые могут всю жизнь пытаться отомстить окружающим за своё подавленное детство.

Авторитет педантизма.Некоторые родители, стараясь проявлять строгость в воспитании, отдают ребёнку приказы и требуют их беспрекословного выполнения,  не считаясь мнениями или интересами самих детей. Такое поведение родителей может быть продиктовано самыми добрыми намерениями: опасениями, что их чадо примет неверное решение, стремлением решить за ребёнка все его проблемы. Хочется предостеречь таких родителей, что такой подход формирует у ребёнка навыки безвольного и бездумного подчинения. Такие дети растут несамостоятельными и инфантильными, но со временем всё равно начинают сопротивляться требованиям взрослых просто из чувства противоречия. А если они встречают того, кто кажется и более авторитетным, то вопреки желаниям родителей начинают подчиняться тому человеку, независимо от моральных качеств.

Авторитет расстояния.Многие наши папы и мамы предпочитают заниматься своими делами, оставляя детей на попечение бабушек, нянь, домработниц. Такая ситуация может сложиться в неполных семьях, где, чаще всего, родитель работает с утра до ночи. В этом случае ребёнку приходится слышать от бабушки: «Мама велела, мама сказала», но маме завоевать родительский авторитет таким способом бывает практически невозможно. Также трудно бывает добиться подлинного отцовского авторитета и в том случае, если отца почти никогда не бывает дома, а ребёнка воспитывает главным образом неработающая мать.

Авторитет родительского положения.Чаще всего такой авторитет встречается в семьях, где кто – то из родителей занимает высокий пост, владеет серьёзным бизнесом. Если родители дома постоянно подчёркивают своё высокое положение, хвастаются своим достижениями и высокомерно относятся к окружающим, то дети поначалу хвастаются перед своими родителями, но со временем запросы растут, их перестаёт удовлетворять положение родителей, каким бы высоким оно не было, и в долгосрочной перспективе сохранить такой родительский « авторитет» тоже бывает невозможно.

Авторитет назидания.Такой ложный авторитет создаётся, если родители мучают ребёнка бесконечными поучениями и назиданиями. Вместо того, чтобы сделать понятное замечание в несколько слов, родители при каждом удобном случае читают ребёнку длинные нравоучения, подчас повторив одно и то же по несколько раз, и в качестве поучительных примеров приводят свой собственный опыт, который может совершенно не соответствовать ситуации или даже быть негативным. В глазах детей родители стараются казаться добросовестными добродетельными и непогрешимыми, а достигают совершенно иного результата: дети очень быстро перестают реагировать на подобные нравоучения, озлобляются на родителей, перестают их уважать и считаться с их мнением.

Авторитет любви.Некоторые родители непрерывно лобзают и ласкают своё чадо, требуя проявлений ответной нежности. Избыточные ласки, похвалы, поцелуи и признания в любви сыплются из родителей, как из рога изобилия, и от ребёнка требуют, чтобы он всё делал из любви к родителям. Молодые папы и мамы часто спрашивают: «Ты почему это не сделал?», «Ты что маму не любишь?».Таким отношением добиться от ребёнка уважения нельзя: он очень быстро начинает чувствовать фальш и спекулировать на отношениях, «ты – мне», « а я – тебе».В результате дети растут расчётливыми, циничными, а иногда даже жестокими и агрессивными, и ни в грош не ставят родителей.

Авторитет доброты.Когда послушное поведение достигается мягкостью, беспринципностью и уступчивостью родителей, создаётся самый неподходящий вид родительского авторитета – авторитет доброты. Мама или папа разрешают ребёнку всё, бояться конфликтов и готовы пожертвовать чем угодно, чтобы доказать ему, какие они замечательные и добрые. Такое поведение представляет самую большую опасность для родительского авторитета: дети растут капризными, неуправляемыми и ни капли не уважают взрослых.

Авторитет подкупа. Когда хорошее поведение ребёнка «покупается» подарками или обещаниями каких – нибудь благ, то такой ложный авторитет называют авторитетом подкупа:»Будешь вести себя хорошо – куплю новый мобильник».

Дети начинают приспосабливаться и хитрить, выторговывая наиболее выгодные для себя условия. Если такое «воспитание» продолжается долго, дети осваивают приёмы шантажа, и однажды можно услышать от ребёнка: «Не купите скутер – уйду из дома!»

 

Завоевание авторитета у собственных детей это сложная задача, решать которую приходится ежедневно. Но если удаётся решить, то в выигрыше оказываются и родители, и дети.

Есть несколько важных правил, которые следует соблюдать родителям в воспитании детей.

Родительский авторитет определяют многие факторы: отношение в семье, мнение родителей о других людях, отношение родителей к друзьям детей, поступки родителей в разных житейских ситуациях. Если вы ждёте от ребёнка уважения, то проявите искреннее внимание к тому, что его волнует, к его проблемам, тревогам, увлечениям. Учитесь понимать детский сленг. Если вам что – то не нравится в увлечениях вашего ребёнка, не спешите их критиковать – возможно, вы их просто не понимаете, пусть ребёнок вам объяснит.

Не следует в присутствии ребёнка критиковать его учителей, друзей, одноклассников, даже если они вам совершенно не нравятся. Будьте честны с детьми, не давайте обещаний,  которые не можете выполнить. Не опекайте ребёнка слишком сильно – дайте ему возможность быть самостоятельным. Ребёнку нельзя угрожать, его нельзя унижать. Не налагайте на детей слишком строгие ограничения: запретный плод сладок!

Не требуйте от детей идеальности, дайте им право на ошибку. Не спешите наказывать за проступок, помогите осознать, в чём он неправ.Не стесняйтесь попросить прощения у ребёнка, если вы неправы – это не унизит ваш авторитет, а наоборот, поднимет его.

Привлекайте детей к обсуждению семейных вопросов: покупки крупных вещей, планов на выходные, меню праздничного стола. Тогда дети будут знать, что с их мнением считаются.

Формируйте у ребёнка уважение к труду как к таковому, а не к размеру заработной платы. Тогда ребёнок будет знать, что уважение измеряется не в рублях, его определяют другие – нравственные ценности.

 

Макаренко А.С. «Ложный авторитет»

Антон Семёнович Макаренко — педагог, гуманист, общественный деятель, руководитель трудовой колонии для несовершеннолетних правонарушителей. Он много рассуждал о роли родителей в жизни ребёнка. За годы педагогической практики педагог выделил свыше десяти типов ложного родительского авторитета внутри семьи. Мы расскажем лишь о некоторых из них.

Авторитет подавления

В семье, где отец использует авторитет подавления, мать становится нулевым существом, которое способно быть только прислугой.

Авторитет слабаков, как правило, применяется людьми далекими от культуры, когда родитель настолько в себе не уверен, что полагает, что он должен ругать, наказывать, гнуть в бараний рог, брать в ежовые рукавицы, держать в страхе и повиновении. Это не авторитет, а авторитаризм.

«Такой авторитет приучает детей подальше держаться от страшного папаши, он вызывает детскую ложь и человеческую трусость, и в то же время воспитывает в ребёнке жестокость».

Макаренко писал, что из забитых и безвольных детей получаются: «…либо слякотные, никчёмные люди, либо самодуры, в течение всей своей жизни мстящие за подавленное детство».

Авторитет чванства

При авторитете чванства родители считают, что они самые заслуженные, самые важные деятели, и показывают эту важность на каждом шагу. Также родители считают себя самыми умными, важными и нужными и демонстрируют свою исключительность на каждом шагу: толкуют о своей важности и высокомерно относятся к людям.

«Дома они даже больше пыжатся и надуваются, чем на работе, они только и делают, что толкуют о своих достоинствах, они высокомерно относятся к остальным людям».

Авторитет педантизма

При авторитете педантизма считается, что дети должны каждое родительское слово выслушивать с трепетом, что слово их — это святыня. Свои распоряжения они отдают холодным тоном, и раз оно отдано, то немедленно становится законом. «Жизнь ребёнка, его интересы, его рост проходят мимо такого папы незаметно; он ничего не видит кроме своего бюрократического начальствования дома». Когда родители считают, что все, сказанное ими, должно восприниматься детьми как уже принятый закон – без обсуждений и возражений.

Осознают это родители, к сожалению, когда дети вырастают и проявляют ответную холодность.

Авторитет резонёрства

При авторитете резонёрства родители буквально заедают детскую жизнь бесконечными поучениями и назидательными разговорами. Они уверены, что в поучениях заключается главная педагогическая мудрость. И очень зря.

Бессмысленный и беспощадный – заключается в ханжеской добродетельности, бесконечных нотациях и нудных назиданиях. Выдувается из детских ушей, не успев осесть, свежим ветром живого жизненного опыта, страстных порывов, игр и шалостей.

Авторитет любви

При авторитете любви родители ревниво следят за выражением детских глаз и требуют нежности и любви. Если ребёнок не слушается, у него немедленно спрашивают: «Значит, ты папу не любишь?».

«Такой вид авторитета выращивает неискренних и лживых эгоистов. И очень часто первыми жертвами становятся сами родители».

Бесконечное сюсюканье и потакание, когда надутые губки воспринимаются как катастрофа, и, в свою очередь, ребенок должен подчиняться, потому что «ведь он любит мамочку». Так он учится быть расчётливым манипулятором, эгоистом и лжецом.

Авторитет доброты

При авторитете доброты папа или мама выступают перед ребёнком в образе доброго ангела: они всё разрешают, им ничего не жаль, они не скупые, замечательные родители. Они боятся всяких конфликтов, предпочитая семейный мир, готовы чем угодно пожертвовать, только бы всё было благополучно.

Авторитет дружбы

В семье с авторитетом дружбы «дети называют родителей Петькой или Маруськой, потешаются над ними, грубо обрывают, поучают на каждом шагу, ни о каком послушании не может быть и речи». Это авторитет который применяют родители, не готовые взять на себя ответственность быть главными. Ни о какой дружбе здесь речи не идет, ведь панибратство разрушает авторитет.

«Но здесь нет и дружбы, так как никакая дружба невозможна без взаимного уважения».

Авторитет подкупа

При авторитете подкупа родители, не стесняясь, так и говорят: будешь слушаться — куплю тебе лошадку, будешь слушаться — пойдём в цирк.

Макаренко говорил, что «в семье возможно некоторое поощрение, но ни в коем случае нельзя детей премировать за послушание, за хорошее отношение к родителям».

Не стоит посыпать голову пеплом тем родителям, которые порой путаются в понятиях и допускают запрещенные приемы ложного авторитета: работая над ошибками, стоит стремиться к развитию здорового родительского авторитета.

В противовес ложным родительским авторитетам Макаренко описал модель настоящего авторитета, которая включает:

  • Знание о том, чем живет, интересуется, что любит и не любит, чего хочет и не хочет ребенок: «Вы должны знать, с кем он дружит, с кем и во что играет, как он относится к школе и учителям, какие у него затруднения, как он ведет себя в классе».
  • Внимание к детям и к их жизни: «С самого начала вы должны так поставить дело, чтобы дети сами вам рассказывали о своих делах, чтобы им хотелось вам рассказать, чтобы они были заинтересованы в вашем знании. Дети уважают родителей за это».
  • Готовность помочь: «В жизни каждого ребенка бывает много случаев, когда он не знает, как нужно поступить, когда он нуждается в совете и помощи. Может быть, он не попросит вас о помощи, потому что не умеет этого сделать, вы сами должны прийти с ней. Она может быть оказана в прямом совете, иногда в шутке, иногда в распоряжении, иногда даже в приказе. Если вы знаете жизнь вашего ребенка, вы сами увидите, как поступить наилучшим образом».
  • Отсутствие навязчивости: «В некоторых случаях необходимо предоставить ребенку самому выбраться из затруднения, нужно, чтобы он привыкал преодолевать препятствия и разрешать более сложные вопросы. Но нужно всегда видеть, как ребенок совершает эту операцию, нельзя допускать, чтобы он запутался и пришёл в отчаяние. Иногда даже нужно, чтобы ребенок видел вашу настороженность, внимание и доверие к его силам».
  • Внимательное руководство: «Ребенок будет чувствовать ваше присутствие рядом с ним, вашу разумную заботу о нём, вашу страховку. Но в то же время он будет знать, что вы от него кое-что требуете, что вы и не собираетесь все делать за него и сняли с него ответственность».

Что такое родительское отчуждение? | Вот удивительная правда для родителей

Что такое отчуждение родителей? Что вы можете сделать по этому поводу?

Если вы спросите психолога, терапевта и юриста по семейным делам, что такое отчуждение родителей, вы можете получить разные определения. Наши юристы по опеке над детьми в Калифорнии видели нашу долю злонамеренных родителей, пытающихся отчуждать ребенка или детей от другого родителя.

Нам нравится побеждать их в суде.

Наши юристы успешно представляли интересы родителей, которые боролись против отчуждения своих детей, и в крайних случаях добились судебных постановлений о полном лишении опеки над отчуждающим родителем.Что этот опыт научил нас отчуждению родителей? Совсем немного.

Определение отчуждения родителей

Отчуждение, по определению, означает изолировать одно от другого. В случае родительского отчуждения это означает шаги (часто запланированные и злонамеренные), предпринимаемые родителем для изоляции ребенка или детей от другого родителя посредством слов и поведения и для создания разделения, отчуждения и даже вражды между пострадавшим родителем и ребенком. .

Наши юристы научились замечать предупреждающие признаки родительского отчуждения и разработали надежную стратегию борьбы с ним, не только направляя наших клиентов посредством коммуникации и документирования отчуждения, но и убеждая суд в том, что родительское отчуждение имеет место, и суд должен делать соответствующие распоряжения в соответствии с законами штата Калифорния об опеке над детьми и соблюдением интересов детей.

Отчуждение родителей — жестокое обращение с детьми

За прошедшие годы наша юридическая фирма разработала стратегию, состоящую из пяти частей, как бороться с отчуждением родителей. Однако в этой статье (первая часть статьи, состоящей из двух частей) мы собираемся поделиться с вами обнаруженными нами предупреждающими знаками, которые должны предупредить обеспокоенного родителя о возможном родительском отчуждении. В конце статьи мы обсудим, что вы можете с этим поделать.

Если вы чувствуете, что ваши дети отчуждаются от вас, остановитесь и на мгновение подумайте, поступили бы вы, если бы знали, что ваши дети подвергаются жестокому обращению.Вы бы, не так ли? На наш взгляд, отчуждение родителей — это насилие. Тот факт, что он не оставляет физических ран или шрамов, не делает его менее серьезным. Родительское отчуждение может нанести ребенку психологический вред на всю жизнь и не только отчуждать ребенка от родителя, но и заставлять страдать будущие отношения того же ребенка, когда он или она вырастет и станет взрослым.

Не соглашайтесь ни на что меньшее, чем опытное представительство в Калифорнии в области семейного права. Хорошие мужчины и женщины заслуживают большого представительства в сфере семейного права.Готовы поговорить? Позвоните нам. Мы готовы помочь.

Отчуждение и унижение со стороны родителей

Из пяти перечисленных нами пренебрежительное отношение обычно является отправной точкой родительского отчуждения и первым предупреждающим знаком того, что отчуждение имеет место.

Оскорбление — это отрицательные комментарии в адрес другого родителя. Направление родительских комментариев к дочерним не ограничивается. Оскорбление может иметь следующие формы:

  • Комментарии родителей к ребенку, которые оскорбляют, презирают или иным образом отзываются о другом родителе отрицательно.Темы могут включать причины разлуки или развода (обвинение в этом другого родителя), заявление о том, что другой родитель не любит ребенка или семью, просто открытую и неуместную критику действий другого родителя.
  • Позволить другим (обычно запланированным) делать пренебрежительные комментарии о другом родителе в присутствии ребенка. Бабушки, дедушки, братья и сестры чаще всего являются средством такого унижения.
  • Вовлечение ребенка в дело о разводе или опеке.Это происходит из-за того, что отчуждающий родитель делится подробностями (часто искаженными или ложными) в деле об опеке над ребенком, соответствующими позициями и заявлениями родителей при разводе. Цель этого укрепления — повлиять на ребенка против другого родителя, изображая одного родителя (отчуждающего) как «хорошего» родителя, а другого как «плохого».

Отчуждение родителей и подрыв полномочий

Отчуждение родителей происходит, когда один из родителей подрывает авторитет другого.В идеальном варианте опеки родители (хотя и живут отдельно и порознь) выступают единым фронтом, когда речь идет об образовании, безопасности, благополучии и деятельности детей.

К сожалению, это не всегда так, и в случаях отчуждения один из родителей заставляет ребенка поверить в то, что авторитет другого родителя не важен и может или должен игнорироваться.

Подрыв авторитета — это форма отчуждения, потому что со временем виновный родитель заставляет ребенка поверить в то, что существует правильный способ воспитания и неправильный путь, а «неправильный путь» отчуждения родителя делает этого родителя менее способным к воспитанию детей. , предмет насмешек и гораздо менее важный в жизни ребенка.Конечная цель проста: если детей заставят поверить, что один из родителей действует не в их интересах, они часто будут восставать против этого родителя. Связь и уважение теряются, и результат может быть плачевным, если позволить ему гноиться.

Отчуждение родителей и отцовство

Парентификация — это не то слово, которое вы часто слышите. Я не уверен, что это мы изобрели, но концепция проста. Отчуждающий родитель ставит ребенка в положение (и в результате влияет на него) принимать решения, для принятия которых ребенок не имеет возраста или зрелости.Это не просто повседневные решения, а те, которые направлены на то, чтобы подорвать или оттолкнуть другого родителя.

Двумя наиболее распространенными примерами этого в контексте отчуждения другого родителя являются:

  • Принятие решения о том, хочет ли ребенок навещать другого родителя: это часть процесса родительского отчуждения, потому что после того, как имело место пренебрежение и / или подрыв авторитета, отчуждающий родитель затем использует результаты своего или ее проступок с целью создать иллюзию, что ребенок может решить, стоит ли ему видеться с другим родителем.Иллюзия возникает из-за того, что ребенок не принимает это решение, но на него оказывают чрезмерное влияние.
  • Позволить ребенку решить, что ему или ей больше всего интересно: домашнее задание, время отхода ко сну, снова создать иллюзию того, что у ребенка больше «свободы» в доме одного из родителей, чем у другого, и использовать это возбуждение как средство воздействия на ребенка полагать, что в его или ее интересах проводить больше времени с отчуждающим родителем.

Отчуждение родителей и замена родителей

Подмена родителей — это именно то, на что это похоже.Замена родителя другим, создание у ребенка впечатления (и, в конечном счете, если позволить продолжаться достаточно долго, заключения), что кто-то другой, кроме родителя ребенка, действительно является фигурой родителей.

Прежде чем мы продолжим рассмотрение вопроса о замене родителей, давайте проясним, о чем мы не говорим. К сожалению, есть родители, которые бросили своих детей, и в таких ситуациях другой родитель в конечном итоге приводит в жизнь этого ребенка значимого друга.

В этом нет ничего плохого.Это не отчуждение.

Это просто движение вперед, когда у ребенка нет двух родителей в его или ее жизни, а вовлеченный родитель имеет счастье снова обрести любовь и фигуру отца или матери, которая поможет вырастить ребенка. Иногда причиной этого являются не романтические отношения. Совершенно приемлемо (и часто), когда дедушка или бабушка исполняют эту второстепенную роль. Дедушки и бабушки могут быть прекрасными образцами для подражания, если в глубине души они заботятся о наилучших интересах ребенка и один из родителей умышленно или по неосторожности не участвует в жизни ребенка.В определенных ситуациях бабушки и дедушки даже имеют права опеки в Калифорнии.

Вернемся к неправильной родительской подмене, позвольте мне привести вам пример. Допустим, мать с помощью своего парня убедила ребенка (сына или дочь) поверить в то, что у него есть два отца — ее парень и биологический отец мальчика. Давайте также предположим, что в нашем гипотетическом случае эта родительская замена продолжалась много лет до того, как биологический отец привлек нашу юридическую фирму, даже несмотря на то, что он активно (хотя и не в равной степени) участвовал в жизни ребенка, и хотя он устал от увиденного. .

Это неправомерное отчуждение родителей? да. Биологический отец слишком долго ждал? Нет, но чтобы исправить ситуацию, потребуется немало усилий.

Я поднимаю эту гипотезу, потому что в ней нет ничего необычного, и когда какой-либо родитель, отец или мать видит, что его или себя заменяют в глазах ребенка, этот родитель должен принять меры и привлечь опытного юриста по опеке над детьми.

Замещение родителей, как и другие формы отчуждения, происходит по-разному.Наиболее распространены:

  • Сказать ребенку называть вторую половинку отчуждающего родителя «папой» или «мамой», в зависимости от того, какой из родителей отчуждает.
  • Позволить вере в то, что у ребенка есть два отца или две мамы, укорениться в этом ребенке. Это достигается за счет использования других людей (включая предполагаемого второго отца или мать) для увековечения этого влияния на ребенка.
  • Позволяет тем, кто не является родителем, брать на себя родительские роли и функции в различных аспектах жизни ребенка.Это включает в себя социализацию, деятельность, образование, дисциплину и т. Д.
  • Убеждать ребенка в том, что замещающий родитель любит ребенка больше, чем биологический родитель.

Если позволить родительской замене продолжаться, она может стать похожей на вирус, и даже если вы сможете доказать в суде, что имеет место эта форма родительского отчуждения, может быть слишком поздно убеждать ребенка (тем более, что он или она попадает в подростковые годы) иначе.

Отчуждение родителей и ложные обвинения

Это может вас удивить, но ложные обвинения в домашнем насилии и / или жестоком обращении с детьми часто мотивируются отчуждением родителей. Как?

Ложные обвинения призваны увеличить время содержания под стражей. Например, установление факта домашнего насилия создает в законе опровержимую презумпцию, согласно которой родитель, совершивший домашнее насилие, не должен иметь совместной юридической и физической опеки. В качестве другого примера (я надеюсь, что он очевиден) ложные обвинения в жестоком обращении с детьми предназначены для получения приказа, который не позволяет предполагаемому жестокому родителю проводить время с ребенком.

Ложные утверждения о злоупотреблениях в делах о содержании под стражей являются серьезными, и если вы не отнесетесь к ним серьезно, разумно и агрессивно, бросьте им вызов. Это включает в себя обращение в суд с просьбой обязать родителя, выдвигающего ложные обвинения, пройти консультацию и пройти занятия по воспитанию детей. Это также включает получение приказа отлучить его или ее родительское время с ребенком.

Не думаете, что с вами такое случится?

Каждый месяц я получаю как минимум 1-2 звонка от родителей, которые говорят мне, что их ложно обвинили и суд вынес против них постановления, признав их виновными в насилии.К тому времени, как суд вынес свое постановление и время для подачи апелляции истекло, очень трудно отменить то, что было сделано.

Что вы можете сделать с отчуждением родителей?

  1. Во-первых, отнеситесь к этому серьезно.
  2. Во-вторых, наймите опытного адвоката по вопросам опеки над детьми, который успешно вёл бы такие дела. Наши юристы по опеке соответствуют этой модели.
  3. В-третьих, установите конкретную стратегию борьбы с отчуждением родителей. Вы делаете это со своим адвокатом.

Родители, которые слишком часто переживают отчуждение, верят, что могут уйти от этого.С помощью наших юристов по вопросам опеки над детьми мы можем упорно трудиться, чтобы этого не произошло.

Позвоните нам сегодня, чтобы обсудить доступную стратегию.

Чтобы получить дополнительную информацию о , ознакомьтесь с нашими статьями о правах отца в Калифорнии и о том, как получить опеку в качестве отца.

Упадок и падение родительской власти

Американские родители сегодня сталкиваются с идеальным штормом культурных и социальных обстоятельств, которые подрывают сами основы родительского авторитета.В ответ матери и отцы начинают считать терапевтов неуместными и бросают вызов всему социальному, образовательному и экономическому контексту воспитания детей.

За день до того, как движение «Захвати Уолл-стрит» началось, я встретился с большой группой специалистов по работе с детьми 21-го века, которые оплакивали многочисленные недостатки сегодняшних отцов и матерей. Искры возмущения по поводу неспособности или отказа родителей взять на себя ответственность за своих детей — создать какую-либо соответствующую иерархию в семье — осветили зал.«Они боятся собственных детей!» один провозгласил, что все вокруг кивнули в знак согласия. «Если бы я когда-либо сказал своим родителям только одну вещь так, как они позволяют своим детям разговаривать с ними каждый божий день, я точно знаю, что случилось бы со мной!» сказал другой. «Они отреклись от престола, передав нам детей на воспитание!» крикнул третий. По общему мнению, сегодняшние родители стали «поколением тряпок» для своих детей и что они сопротивляются всем усилиям профессионалов из лучших побуждений помочь им вырастить родительский хребет.Этого было достаточно, чтобы голова закружилась.

Ну, пока позже. В тот вечер я встретился с сотнями родителей из той же общины. Странно антифонным ответом на то, что я слышал ранее, они потрясли школьную аудиторию своими жалобами на то, как трудно — нет, невозможно — сегодня быть родителем. Школа была бюрократической, неустанно требовательной социальной и академической крысиной гонкой, которая даже не готовила своих детей к будущему. Огромная и пугающая Интернет-культура угоняла их детей, и они были бессильны что-либо сделать с этим.Эти родители сказали, что они так старались сводить концы с концами, что у них оставалось мало времени только на то, чтобы побыть со своими детьми, не говоря уже о том, чтобы поддерживать постоянную власть над своей жизнью.

Помимо более привычных жалоб, эти родители выступали против обвинений в том, что они не пытались взять на себя ответственность за своих детей и подростков, даже несмотря на то, что они признали, насколько тяжело это стало. Как будто прослушали предыдущую встречу со школьной администрацией и учителями. Фактически, родители ясно дали понять, что хотят быть более эффективными и вовлеченными, но им мешали не только социальные силы, но и сама система воспитания детей, которая должна была подготовить их детей к взрослой жизни.Все более и более коллективный вердикт становился однозначным: конвейерная лента воспитания детей в 21-м веке перебивалась, а академические и терапевтические специалисты, работающие с детьми, «просто не понимали этого».

Не так давно я, возможно, слышал, как родители говорят, будто проблемы их детей — наркотики, школьная неуспеваемость или непослушание — должны решать отдельные семьи, иногда с помощью терапевта. Теперь я вижу, как матери и отцы бросают вызов всему социальному, образовательному, профессиональному и экономическому контексту воспитания детей — системе, которая, как они все чаще верят, делает эффективное воспитание почти недостижимым.

Неслучайно после экономического кризиса 2008 года, последовавшего за десятилетиями стагнации или снижения доходов во всем социально-экономическом спектре (кроме самого верхнего), тон моих разговоров с родителями резко изменился. Взрослые уже находились в осаде, пытаясь справиться с непостижимой новизной того, что, казалось, возникало каждую неделю в детской вселенной. За этим последовал финансовый стресс, хроническая безработица, подводные ипотечные кредиты, а сбережения колледжей были украдены, чтобы покрыть расходы на жизнь семьи.Неудивительно, что я начал регистрировать нетерпение и негодование родителей по отношению к детским «экспертам».

Похоже, есть еще одна, неэкономическая причина неудовлетворенности родителей нынешней ситуацией с воспитанием детей: тенденция со стороны детских экспертов, в том числе слишком часто меня, обвинять родителей в том, что происходит. Фактически, когда я разговариваю с детьми-клиницистами и педагогами по всей стране, обвинение родителей сбивает меня с толку. Я не могу не думать: Как мы можем помочь тем самым родителям, к которым мы, кажется, относимся с таким пренебрежением? Кажется особенно ироничным, что, как терапевты, мы, кажется, не сочувствуем родителям, которые пытаются преодолеть идеальный шторм взаимосвязанных культурных и социальных обстоятельств, которые подрывают основы родительской уверенности в себе и целостности, даже семьи. сама жизнь.В конце концов, родители «пост-бумеров», большинство из которых родились после 1964 года, наблюдают, как неявный социальный договор, с которым они выросли: «Если вы достаточно постараетесь, вы добьетесь успеха», — исчезает прямо у них на глазах. Родители всего экономического спектра, остальные 99 процентов, являются первым поколением после Второй мировой войны, которому сказали, что их дети будут менее обеспеченными, чем они, возможно, намного менее обеспеченными.

Наш терапевтический взгляд часто, кажется, пропускает более широкие социальные и экономические силы, подрывающие родителей, которые формируют нашу терапевтическую работу, чтобы сосредоточиться почти исключительно на том, что отдельные родители делают неправильно.Конечно, терапия носит индивидуальный характер. Мы не можем изменить экономику или отменить пагубные последствия кибер-технологий или в одностороннем порядке очеловечить школьную культуру. Однако мы можем пристально взглянуть на взгляд отцов и матерей на мир, более эффективно взаимодействовать с ними и — кто знает? — даже начать помогать им преодолевать серьезные проблемы, с которыми они сталкиваются в контексте воспитания детей. дикий.

Неуверенность родителей

«Как я могу заставить своего ребенка не ходить на концерты в середине недели, когда почти все в школе идут?» «Одно дело — сказать моим детям, чтобы они не водили машину, но как я могу заставить их перестать писать текстовые сообщения, пока они едут?» «Вы говорите нам, что мы должны ограничить экранное время, но как мы можем это сделать, когда половина домашних заданий в начальной школе выполняется онлайн?» «Когда мой малолетний сын звонит мне из любого места по своему телефону, как я могу быть уверен, что он действительно там, где он говорит?»

Это лишь некоторые из вопросов, которые я все чаще слышу от родителей и групп по всей стране.Помимо потери веры в безопасное будущее, матери и отцы сталкиваются с повседневными дилеммами, которые шутят над традиционными правилами и практиками воспитания детей. К сожалению, многие терапевты все еще верят, что надежные решения проблем, с которыми сталкиваются семьи, можно легко найти с помощью наших психодинамических, семейных или стандартных протоколов, основанных на доказательствах. Безудержная «медикализация детства» — наша попытка помочь детям получить помощь, необходимую им для роста в сегодняшнем неспокойном мире, путем выставления все большего числа диагнозов по шкале DSM — также не вселяет уверенности родителей.«Скольким из вас знакомы следующие диагнозы?» Спрашиваю родителей. Еще пять лет назад большинство из них лишь смутно представляло себе аббревиатуры, которые используются каждый день в нашей работе. Теперь ADD (синдром дефицита внимания), AD / HD (синдром дефицита внимания / гиперактивности), PDD (всепроникающее расстройство развития), ODD (оппозиционно-вызывающее расстройство), расстройства спектра, синдром Аспергера, биполярное расстройство I и II так легко срываются с губ родителей. Я бы подумал, что вы попали на грандиозную атаку в учебном госпитале.

К 18 годам не менее половины из них уже получили психологический диагноз.В то время как многие матери и отцы стали психологами-сыщиками, исследуя поведение своего ребенка на предмет каких-либо признаков расстройства, другие продолжают считать, что единственное, что не так с детьми, — это отсутствие дисциплины. При этом становится все труднее отличить психологические отклонения от специфического контекста 21-го века, в котором растут дети.

Пятнадцатилетняя Серена не может остепениться ночью. Ее разум мечется между тревогой, возбуждением и необузданным энтузиазмом — можно сказать, она быстро ходит по велосипеду.Наряду с неспособностью оторваться от своего онлайн-мира, она сильно отстает в школе. В отличие от обычного режима сна и бодрствования, она бодрствует всю ночь, спит до полудня и пропускает целые дни. У нее было так много диагнозов, что кажется неизбежным, что она в конечном итоге получит ярлык на биполярное расстройство II типа и несколько испытаний лекарств. Но все сложнее — она ​​также гипертекстовая, как и многие дети с уязвимыми вниманием и настроением, и была объектом пристального внимания сверстников, заставляя ее участвовать в текстовых взаимодействиях, которые никогда не прекращаются.Она не может перестать реагировать физически или эмоционально на свой телефон, который, по ее словам, «с таким же успехом может быть приклеен к моей голове, он так важен для меня». Является ли это истинным биполярным расстройством, приобретенной трудностью в регуляции аффекта, вызванной высокоскоростным электронным миром, в котором она обитает, или и тем, и другим?

Родители Серены скептически относились к диагнозу биполярного расстройства; это была просто последняя метка от длинной череды экспертов, которые не имели ни малейшего представления о том, что беспокоило их дочь.

Им надоело осуждающее отношение клиницистов, намекавших, что проблемы Серены были вызваны «плохой иерархией» в семье, а также их ожиданием, что ей могут просто приказать отказаться от технических средств жизни, холодная индейка.Как и другие люди, которым довелось столкнуться с такой распространенной сегодня диагностической каруселью с обвинениями родителей, отец и мать Серены решили взять дело в свои руки. Насытившись стандартными вмешательствами в области психического здоровья, они решили изучить альтернативные подходы к диагностике и лечению — анализ кожи и волос, медитацию, биологическую обратную связь, гомеопатию, йогу, черепно-сакральную терапию, режимы физических упражнений и диеты, органическую фармакологию. Эта комбинация немного успокоила Серену и укрепила уверенность ее родителей в том, что они могут терпеть мое руководство.Их дочь, с которой я никогда не встречался, начала переходить на альтернативную школьную программу, которая выдвигала все более медленно растущие требования. Вскоре я научился уважать скептицизм ее мамы и папы по поводу того, что могли предложить школьная система и обычная терапия.

Эскалация страхов

Сегодня почти ничто не вызывает у родителей большего страха и ужаса, чем вездесущий призрак социальной жестокости и запугивания. Издевательства на школьном дворе в сочетании с, казалось бы, неизбежной вселенной обиды в Интернете, стали частью сегодняшней жизни детей и их родителей.По крайней мере, треть детей сообщают о том, что в последнее время подвергались издевательствам — ежегодно регистрируется 2,7 миллиона инцидентов. Буллинг не знает возрастных, половых, экономических или этнических границ, хотя жертвы ЛГБТК в четыре раза чаще других становятся жертвами. Как все чаще сообщают СМИ, кибер-издевательства приводят к громким самоубийствам детей на всех уровнях от начальной до средней школы. Были инциденты, когда семьи переезжали в другие города, чтобы сбежать, но снова подвергались остракизму и даже угрозам убийства.О социальной жестокости сообщают на каждом собрании профессионалов, которых я обучаю. К 4 годам дети из детских садов образуют исключительные группы — «классные детские сады», как я это называю. Группа старшеклассников недавно вышла в Интернет, чтобы побудить унылого сверстника «уже покончить с этим» и, наконец, спрыгнуть с крыши, как он угрожал сделать в течение нескольких недель.

Социальная жестокость и издевательства всегда вызывали бурную реакцию в моей аудитории, но раньше издевательства вызывали ожесточенные баталии между родителями предполагаемых преступников и их предполагаемыми жертвами.Однако в последнее время я заметил, что большинство родителей отождествляют себя друг с другом, признавая, что с циклом сплетен 24/7 никто из них не имеет никакого реального контроля над тем, что делают их дети или что с ними делают. Из-за этой общей уязвимости родители реже обращаются с резкими словами друг к другу, а больше к школьному персоналу и специалистам по работе с детьми из-за их кажущейся неспособности справиться с проблемой издевательств. Поскольку большинство исследований показывают, что дети обращаются к нам, взрослым, за помощью и в конечном итоге чувствуют, что мы тоже не знаем, что делать, поразительно, как мало формального обучения мы получаем в этой области.Понятно, что родители ищут помощи в другом месте.

Недавно я консультировался о Яне, обычном семикласснике пригородной государственной школы на Тихоокеанском северо-западе. Из детских рюкзаков пропали вещи, и, поскольку кражи продолжались, Ян опасался, что он может стать следующей целью. Обсудив это со своей мачехой, которая хотела, чтобы он «поступал правильно», он сказал консультанту. Тогда консультант совершил классическую ошибку: каким-то образом он сказал, что Ян был тем человеком, который «сдал».«Почти год все мальчики в его классе издевались над ним. Что было поразительным и пост-бумерским, так это то, что девочки были столь же безжалостны, уверяя Йена, если у него были какие-то мысли по другому, что никому в школе он не нравился. «Почему бы тебе просто не умереть?» один за другим заметил.

Когда я проконсультировался со школьными властями, ни у кого не было никаких ответов, кроме как ненадолго отстранить преступников, осуществить заранее подготовленные социально-эмоциональные вмешательства, выступить посредником и надеяться на лучшее. Фактически, директор школы и консультанты сказали, что будут признательны за любую помощь, которую могут получить.Напротив, родители Яна, разъяренные этой неуместностью, рассказали мне о многочисленных «хулиганских сайтах», которые помогают отцам и матерям помогать друг другу. Я был ошеломлен, когда узнал, в каком объеме практические предложения и конкретные шаги предлагали родители (и все большее число профессионалов), которыми я затем поделился с руководителями школы. В конце концов, поиск одного ключевого «популярного» мальчика, который дружелюбно подошел к Яну, изменил ситуацию и позволил ему медленно выбраться из ада остракизма в средней школе.

В той мере, в какой дети чувствуют себя оскорбленными в социальном и академическом плане, их родители чувствуют себя обиженными и взятыми в заложники из-за страха перед тем, что может случиться с их детьми.Честность почти каждого родителя, с которым я работаю, подрывается катастрофическими сценариями того, как его или ее ребенок будет утащен. Один папа боится, что, если он не похвалит плохие усилия на курсовой работе, его сын перестанет учиться и не успеет в школе. Мама опасается, что рассказ консультанту о чрезмерном употреблении алкоголя лучшим другом ее дочери навсегда разрушит социальное положение ее ребенка. Отец считает, что, если он попытается научить ценности «умеренности», его подросток станет еще более оппозиционным и откажется возвращаться домой ночью.Мама боится, что, если она откажется от участия в вечеринке по случаю дня рождения своего 11-летнего ребенка, девочка может быть исключена из игры на выходных.

Хотя все это может показаться абсурдным, хроническое ощущение того, что дети и культура в целом держат в заложниках, помогает объяснить, почему родители так часто появляются в наших офисах, выглядя и выглядя как бесхребетные слабаки. Имея так мало времени для связи со своими детьми, родители боятся сделать хотя бы один шаг, который мог бы их оттолкнуть, подорвать их и без того шаткую успеваемость в школе и лишить их шансов на успех в обществе, когда кажется, что мало что еще имеет значение.Неудивительно, что многомиллиардное государственное и частное предприятие монетизирует эту ненадежность, продавая множество социальных модулей и услуг по исправлению положения, в том числе репетиторов и помощников по выполнению домашних заданий для обеспеченных и дополнительных учебных материалов, предназначенных для поднятия оценок по чтению и математике. Проблема не только в отречении от родителей, но в том, что я называю «мерчендайзингом детства», основанным на глубоко укоренившемся страхе перед неудачей.

Циники и отказники

В условиях ужесточения экономики, переполненных детских садов и неопределенного будущего легко понять, почему дети не в восторге от школы.Колледж настолько непомерно дорогой, что студенты часто бросают учебу, не имея возможности платить по счетам. И даже если им удастся получить высшее образование, молодые люди по-прежнему столкнутся с высоким уровнем безработицы и стремительно растущими расходами на жизнь, которые часто заставляют их возвращаться домой, по-прежнему имея тысячи долларов в виде студенческих ссуд. Неудивительно, что многие дети, которых я встречаю, мысленно подсчитывают все деньги и усилия и решают не убивать себя, пытаясь. «Это действительно того стоит?» они спрашивают. Кроме того, вместо этой потенциально неблагодарной работы многие из них питают новую техно-фэнтези 21-го века.Когда я спрашиваю их надежды на будущее, я часто слышу, как они искренне озвучивают ожидания того, что один-единственный YouTube, ставший вирусным, или приложение для мобильного телефона, или часть реалити-шоу, мгновенно «взорвет» их и превратит их в буйную жизнь.

Дети замечают, что многие школы были вынуждены отказаться от программ и помещений (музыка, искусство, физкультура, библиотеки) из-за массовых увольнений и недофинансирования, в то время как более расположенные, более «конкурентоспособные» школы в более богатых районах превратились в смертельно опасные школы. , четырехлетние курсы повышения квалификации, ориентированные на стандартные тесты.В любом случае, как показывают многочисленные исследования, игры, воображение и простои были вытеснены, а вместе с ними пришло время для молодого мозга синтезировать и фактически изучить то, чему учили. Будь то «Ни одного отстающего ребенка» или «Гонка к вершине», родители чувствуют, что они и их дети являются жертвами своего рода образовательного и социального мошенничества, и глубоко цинично относятся к системе, которая обращается с детьми как с товаром. . Они видят, что от 5 до 10 процентов лучших, в основном из самых богатых семей, поступают в элитные колледжи благодаря частному обучению и «наследственному» поступлению, а также многомиллиардной инфраструктуре репетиторов, специальных курсов и возможностей обучения за границей. и пункты «общественных работ», финансируемые родителями.Между тем, родители из низшего и среднего класса не имеют или имеют ограниченный доступ к таким «рукам помощи», так легко доступным для привилегированных.

Этот цинизм подпитывается признанием широко распространенного обмана. Фактически, с учетом капризов и источников, которые трудно отследить через Интернет-исследования, многие группы преподавателей, с которыми я разговаривал, описывают, как трудно провести четкую грань между правдой и плагиатом. Для многих детей — при неявном сговоре родителей — измена больше не считается моральной проблемой, а скорее необходимостью.Некоторые семьи занимаются обманом с полным оправданием; в конце концов, по их собственному опыту, система уже отработана до неузнаваемости. Недавние обвинения в том, что детей нанимают для сдачи чужих экзаменов, наряду с широко распространенным систематическим вмешательством со стороны взрослых педагогов в повышение успеваемости на тестах, только усиливают неуважительное отношение родителей к школьной системе.

Кэсси появилась в офисе моего куратора, так как она не ходила в школу в течение года. Конечно, ее мать была глубоко недовольна ее непримиримостью к посещению школы, но после нескольких безуспешных курсов психотерапии, посвященных этому вопросу, она почти согласилась с решением дочери остаться дома.Кэсси была злобной, как многие подростки, но в основном уважала ограничения, установленные ее матерью. За исключением той досадной мелочи, что она не ходила в школу, ее жизнь казалась нормальной. С помощью текстовых сообщений, электронной почты, Facebook и личных контактов она не отставала от своих друзей и продолжала оставаться уважающим себя гражданином мира поп-культуры своей группы сверстников, проводя большую часть дня в Интернете или смотря телевизор.

Когда я услышал отчеты ее терапевта, я понял, что выбор Кэсси был сделан не в первую очередь из-за какой-то патологии, а из желания вырваться из тисков своей средней школы в пригороде.Было слишком много сплетен, и все, «запертые на гриле», замечали мельчайшие детали, большинство из которых в любом случае в конечном итоге окажется в сети. Кроме того, она столкнулась с процессом подготовки к колледжу, настолько безжалостным, подрывая самооценку, что она решила не участвовать в нем. Терапевт наконец понял, что Кэсси приняла решение идти своим путем, и что ее мать, преодолев глубокое разочарование, в конечном итоге поддерживает этот выбор. Проведя много времени в борьбе с самообвинением, мама Кэсси научилась поддерживать альтернативный путь: ее дочь будет работать над получением онлайн-диплома в коммерческой школе.

Xavier — еще один хороший пример. В 9-м классе он начал тусоваться со своими единомышленниками, курил и пил каждый день, терялся в видеоиграх «World of Warcraft» или «Call of Duty» и постепенно пропускал одно за другим. Его родители из рабочего класса, погруженные в надежду, что он пойдет дальше в жизни, чем они, часто взрывали и пытались установить границы. Но как бы они ни злились на него, они злились еще больше в школе. Ксавье накопил более 40 отсутствий и опозданий, прежде чем кто-либо удосужился их уведомить.На конференциях родителей с учителями декан выражал некоторую тревогу, но никогда не предлагал план действий и не принимал никаких мер. Действительно, у матери и отца Ксавьера сложилось впечатление, что школа думала, что проблема была каким-то образом их ошибкой , и что они должны что-то с этим делать.

А кто может целиком винить школьный персонал? Перегруженные общегосударственными и национальными требованиями, наряду с перенаселенностью, сколько времени они реально могли уделить еще одному мальчику, который предпочел курить травку и играть в видеоигры? После нескольких курсов стимуляторов, обследований и терапевтов, которые предупредили их о том, что они недостаточно сильны, родители Ксавьера закончили терапию и отправили его в недавно основанную государственную чартерную школу, которую он в конце концов окончил.

Не только семьи Кэсси и Ксавьера не доверяют школьной системе. Всего за пять лет количество детей, обучающихся на дому, выросло почти в три раза. Также становятся все более популярными более экстремальные альтернативы — например, программы по изучению дикой природы. Несколько лет назад было 30 возможностей для дикой природы; сегодня их более 300. Каждый терапевт, которого я знаю, отправлял несколько пациентов на такую ​​программу. Мысль об отсылке детей раньше шла мне вразрез, но теперь я вижу это по-другому.В некоторых случаях, удаляя детей из безвыходных ситуаций, программы по работе с дикой природой могут быть успешными там, где другие меры терпят неудачу.

Пол, плохо учившийся в школе, немотивированный, обиженный и получивший список диагнозов от полдюжины терапевтов и психиатров, включая AD / HD, депрессию, ODD и социальное тревожное расстройство, начал курить свои печали. . Фактически, травка успокаивала его, структурировала его мышление и маскировала его серьезные социальные переживания. Чем больше он курил, тем круче становился, что привлекало других стоунеров в школе.В конце концов, сытая по горло бесконечными диагнозами, многочисленными испытаниями лекарств и безуспешными попытками индивидуальной и семейной терапии, мама Пола решила, что она возьмет дело в свои руки и попробует применить подход жесткой любви.

С помощью брата она посадила сына на три месяца по выходным, прекратила тратить деньги и насильно отлучила его от большей части его техники. Однако, будучи находчивым подростком 21-го века, Пол сопротивлялся, используя широкий спектр современных тактик: он общался с помощью текстовых сообщений в 3 часа ночи.м., заплатил за свой наркотик, выполняя домашнее задание других детей, и улизнул ночью, вернувшись до рассвета. Взрослые согласовывали каждое движение с более строгими правилами, но, наконец, стало ясно, что необходимы более решительные действия. После некоторого пожатия со стороны всех, однажды ночью к дому прилетели двое здоровенных сопровождающих, чтобы сопроводить Пола на ранчо в горах Юты, чтобы побыть с мальчиками, находящимися в аналогичных обстоятельствах, и группой суррогатных родителей. Через некоторое время он вернулся домой, окончил среднюю школу и поступил в общественный колледж — не то, на что изначально надеялись, но, учитывая альтернативы, тем не менее, предпочтительный результат.

Хореография изменений сообщества

Я провел свои ранние годы в качестве терапевта в местных клиниках, где весь мой рабочий день проходил в пределах офиса. Ортодоксы того времени требовали, чтобы только те терапевтические методы, которые мы предпочитали, могли быть полезны людям, которые обращались к нам за помощью. Все остальное было бы просто «пластырем», а не «настоящим» лечением — недостаточно глубоким или достаточно строгим. Затем, однажды вечером, мать и отец молодого подростка, которого я видел на терапии, пригласили меня в группу для обсуждения родителей для всего класса.Пока я слушал, как разворачивается разговор — разрешить ли 14-летнему подростку пойти на насыщенный наркотиками ночной рейв, как справиться с воздействием секса на экране у детей младшего возраста и, конечно же, как (и нужно ли) установить ограничения для детей, которые не знают границ — скоординированное нападение детей на авторитет взрослых было трудно игнорировать. На следующем сеансе кто-то сказал: «Теперь вы знаете, с чем мы имеем дело».

С тех пор я хорошо провел более тысячи бесед и консультаций за пределами процедурной комнаты. Этот опыт изменил мое представление о трудностях, с которыми родители сталкиваются каждый день, и о том, чего я, как терапевт, могу реально ожидать от них.Он убедил меня в том, что больше всего ошеломленным родителям неконтролируемых детей нужно — так же, как и психотерапия, — это сильное, динамичное сообщество, в которое входят других родителей . Родители нуждаются в помощи и поддержке в укреплении авторитета, и у нас есть навыки, чтобы помочь им, но, к сожалению, для нашей профессии это профессиональный риск — сидеть в офисе, агентстве или больнице, ожидая, что люди придут к нам, потому что это нас уводит. откуда настоящее действие. Как терапевты, я считаю, что мы уникально приспособлены к тому, чтобы расширить наши терапевтические рамки на более широкий мир и помочь родителям построить между собой жизнеспособные, поддерживающие сообщества 21-го века.В конце концов, мы знаем и работаем с ключевыми фигурами и основными заинтересованными сторонами — детьми, родителями и школьным персоналом — и у нас есть навыки, чтобы наводить прочные мосты между этими частями системы, которые слишком часто изолированы и враждебны друг другу. Вопрос в том, с чего начать?

Сообщество учащихся

Я обнаружил, что первым шагом в хореографии перемен является признание важности того, что профессор Гарвардской медицинской школы Элвин Пуссен называет естественной болтовней.По словам Пуссена, работники психиатрической службы недооценивают важность того, чтобы люди обсуждали обычные проблемы на их собственной территории — в церквях, синагогах и общественных центрах. Однако чем более непринужденно родители начинают разговаривать с другими родителями, а также со школьным персоналом, тем более уверенными в себе они становятся и тем более личным авторитетом они смогут пользоваться со своими детьми. Нет ничего лучше, чем осознать, что вы не одиноки, чтобы поднять настроение и укрепить позвоночник.

Я консультировалась с Дейрдрой, матерью-одиночкой двух девочек-подростков, чье соперничество братьев и сестер резко ухудшилось, взорвавшись от зверской мерзости. Она боялась, что физически потеряет его во время их безжалостных унижений и сражений. Мы были в тупике, пока Дейдра не пригласила меня поучаствовать в обеденном собрании в ее начальной школе с родителями из нескольких классов. Мы оба были ошеломлены, когда матери и отцы в классе ее старшей дочери жаловались на внезапный всплеск такого же агрессивного поведения.Никто не мог понять, почему это происходит, до тех пор, пока дальнейшее обсуждение не выявило жестокого социального соперничества, которое имело место, поощряемое несколькими новичками в школе, и грубой популярной видеоигрой, которая усилила гадость в иерархии школы. Услышав эту информацию, Дейдра сразу же уменьшила резкую самооценку, которую я безуспешно пытался ослабить. Услышав «нормализующие» истории от других родителей, Дейдра начала возвращать себе более спокойный и авторитетный голос, вместо того, чтобы дико мучиться при каждом проступке.Лечение закончилось в течение нескольких недель, но она оставалась связанной с группой сверстников своих родителей, которая продолжала проводить ежемесячные встречи до конца года.

Родительские группы сверстников могут служить сообществами «скамейки в парке», которые являются противоядием от фрагментации современной жизни в районе. В одной крупной городской школе на северо-востоке, где я консультировал, консультант организовал родительскую группу, которая стала настолько популярной, что почти мгновенно она выделила пять других групп — по одной почти на каждый класс.Слушая их рассказы, консультант не только слышал доморощенные стратегии родителей — пусть она выключит будильник, когда она вернется домой ночью, потому что, если она этого не сделает, вы поймете, что она опоздала; провести две минуты в тишине с ребенком, который не может уйти утром; выгнать 3-летнего ребенка ночью из постели и позволить ему плакать — но он также смог выявить скрытые расстройства пищевого поведения и невыявленные проблемы с обучением.

Простой и легкий разговор важен, но это только начало борьбы с неуверенностью, страхом и цинизмом 21 века.В какой-то момент диалога на скамейке в парке оказывается недостаточно: взрослые по соседству должны сотрудничать, чтобы построить новую городскую площадь, если дети будут чувствовать, что они их держат. Таким образом, родители все чаще обращаются к школьной администрации с просьбой о налаживании партнерских отношений между родителями и школой. Ключевым моментом трансформации в таких партнерских отношениях часто бывает, когда вместо того, чтобы сосредотачиваться на детях, взрослые начинают сосредотачиваться на изменении самих себя. В этот момент эти группы становятся тем, что я называю «сообществом учащихся», поскольку участники решают исследовать темы, которые затрагивают всю их жизнь — осознание разнообразия, программы запугивания или ослабление визуального давления жизни 21-го века — и извлекать уроки из друг с другом.

Эдди, 14-летний клиент, подвергался насмешкам со стороны одноклассников за то, что он выглядел «геем». Его родители отнеслись к этому легко, критикуя его за то, что он усугублял ситуацию, уверенно расстраиваясь каждый раз, когда кто-то дразнил его. «Просто не обращай на это внимания», — мягко сказала его мать. У Эдди действительно была довольно тонкая кожа, поэтому насмешки становились все хуже; Одно время некоторые мальчики даже отказывались переодеваться рядом с ним в раздевалке. По мере того, как настроение Эдди ухудшалось, его оценки начали падать. Однако в это время партнерство родителей и школы, которое я помог организовать, положило начало инициативе разнообразия.Плакаты студенческого альянса гомосексуалистов и гетеросексуалов появлялись по всей школе, объявляя о собраниях, листовки по этой теме рассылались домой, и учителям было легче поднимать темы, относящиеся к преследованиям, как личные, так и исторические.

На протяжении всей борьбы Эдди в школе его отец всю жизнь цеплялся за свою мантру «Что не убивает, делает тебя сильнее», которая скрывала его собственную детскую боль от того, что ему так часто говорили «тонуть или плавать». Но с изменением отношения к терпимости, порожденным партнерством, отец Эдди сначала попросил, а затем потребовал, чтобы школа приняла меры, чтобы остановить насмешки над его сыном.Спустя несколько недель (еще столько времени потребовалось, чтобы школа сменила мышление «мальчики будут мальчиками») администрация наконец пригрозила мучителям Эдди отстранением. Прежде чем это могло произойти, произошла замечательная вещь: Эдди, который сам впитал эти новые голоса и так яростно увидел своего некогда критически настроенного отца, внезапно столкнулся с одним из мальчиков, крича в столовой: «Вы говорите, что я гей. Так что, если я? Эта школа должна быть для всех. Если ты не можешь с этим справиться, тебе, , здесь не место, не мне! »

Воцарилась тишина.Когда все замерли, ошеломленные силой вспышки Эдди, что-то изменилось. Мальчики так и не полюбили Эдди, но ему было все равно; они оставили его одного, и он пошел своей дорогой. Связь между Эдди и его отцом росла, как и участие его родителей в школьном партнерстве. Эта семья теперь была вовлечена в сообщество учеников, которые чувствовали себя более осведомленными и более реалистичными в отношении того, чего они ожидали от своего сына. Их новая смекалка принесла дополнительные дивиденды, когда его социальная жизнь резко пошла вверх после того, как он присоединился к команде по плаванию и стал полноправным участником мира вечеринок на выходных 21-го века.

Как терапевты, мы можем внести важный вклад в партнерство с учителями и родителями. В одном городе несколько терапевтов рано поняли, как Facebook побуждает студентов сплетничать и угрожать друг другу каждую ночь. Некоторые просили, чтобы партнерство привлекло экспертов по безопасному проживанию в мире Интернета, переключив внимание родителей с их единственного внимания на взрослых хищников на большее внимание к множеству способов, которыми детей преследуют друг друга. Это привело к одному из самых масштабных школьных семинаров, о которых я когда-либо слышал, с участием выдающихся документалистов с беспрецедентным опытом в цифровой сфере.Поскольку терапевты хранят тайны города, мы можем своевременно обсуждать важные темы для сообщества, не нарушая конфиденциальности. Поскольку терапевты так хорошо знают, что на самом деле происходит в детском мире 21-го века, мы являемся естественным активом для формирующихся сообществ учащихся, будь то члены руководящего комитета партнерства, платные и неоплачиваемые консультанты или эксперты, приглашенные в школу. встречи с нашими клиентами.

События, созданные на основе взаимной информации, могут значительно способствовать обучению сообщества конкретным вопросам.Например, Мона, глава партнерства на Среднем Западе, рассказала, как ученики собрались вместе со школьной администрацией, учителями и родителями, чтобы обсудить, что их больше всего беспокоит. Академический стресс был, несомненно, самой острой проблемой. Уровень тревожности среди учеников был настолько высок, что сын Моны, Гарри, решил провести опрос среди детей. Он обнаружил, что их больше всего беспокоило: количество домашних заданий и несовпадение заданий, выполняемых в один и тот же день, наряду с властными и напуганными родителями, которые редко переставали напоминать им, чтобы они взламывали, или сравнивая их со своими предположительно более рьяными братьями и сестрами.Группа подростков, ставших экспертами, затем организовала групповые дискуссии для родителей, подготовила доски для плакатов, которые позволили им с уважением высказывать свое мнение о деликатных вопросах, и собрала конкретные советы, предназначенные в основном для взрослых.

В их число входили такие советы, как: «Мама, пожалуйста, найди что-нибудь еще, на чем можно сосредоточиться, кроме меня — займись хобби». «Вернувшись с работы, не задавайте нам сразу миллион вопросов о том, как прошел наш день — нам нужно время простоя». «Попытайтесь понять, что я другой человек, чем мой брат.«Я ничего тебе не говорю не потому, что ненавижу тебя, а потому, что ты спрашиваешь о моих друзьях». Эти общественные собрания, организованные учащимися, были настолько успешными, что родители и школьный персонал организовали регулярно запланированные дискуссионные группы, приглашая экспертов сосредоточиться на темах, которые вызывали у многих родителей и их детей терапию.

Сообщество учащихся состоит из всех, кто имеет дело с повседневной жизнью детей — учителей, родителей и специалистов, — и теперь дети тоже участвуют в этом процессе.Примечательно, что руководитель одного из партнерств сказал мне: «Когда родители и учителя могут сидеть рядом и учиться вместе, они начинают говорить на одном языке. Наконец они начинают понимать друг друга ».

Укрепление родительского мужества

Очевидно, что терапевты, желающие выйти за пределы своего кабинета, могут внести большой вклад в эти партнерские отношения. Гордон посоветовался со мной по поводу своего разыгрывающегося подростка: мальчик заперся в своей комнате, ежедневно курил травку и, по сути, перестал быть частью семьи.Гордон чувствовал себя одиноким и загнанным в тупик. Поскольку он видел мою презентацию о создании сообщества, он пригласил меня, чтобы помочь наладить партнерство в школе его сына. Моя работа заключалась в том, чтобы помочь разработать мероприятие, которое привлекло бы достаточно родителей, чтобы начать заполнять городскую площадь учениками.

Вместе с учителями мы разработали вечернюю программу, в которой детей просили написать сценарии ситуаций, в которых родителям будет сложно решить. Дети с радостью соглашались, создавая ситуации, которые бросили бы в глаза самому уверенному в себе родителю: «Что бы вы сделали, если бы зашли в комнату своего ребенка и застали его или ее обнаженным в постели с парнем или девушкой?» «Как бы вы справились с этим, если бы ваш ребенок вернулся однажды вечером совершенно потерянный после ночи« перед игрой »[курение и выпивка перед концертом] после того, как он или она пообещали не баловать во время концерта?» «Что, если бы ваш ребенок брал материалы из Интернета для отчета, но честно объяснил, что у него не было бы времени закончить его, если бы он этого не сделал?»

После этого 200 родителей разбились на 10 дискуссионных групп, которыми руководили врачи и родители.Имея письменные инструкции по уважительному общению, фасилитаторы, которые посещали тренинги под руководством групповых терапевтов, помогали родителям разобраться в этих пугающих сценариях. Видя, как многие другие родители борются с теми же проблемами, Гордон наконец набрался смелости и потребовал , чтобы его сын обратился к врачу для тщательного обследования на наркотики, что он должен был сделать гораздо раньше. Как выяснилось, мальчик употреблял марихуану как средство самолечения от недиагностированного гипертиреоза; горшок сделал его менее взволнованным.Хотя он не бросил курить совсем, медицинская помощь достаточно его успокоила, чтобы сделать небольшую домашнюю работу и воссоединиться с семьей, по крайней мере, иногда. Гордон почувствовал огромное облегчение; однако после вечера со страшным сценарием другие родители в школе почувствовали меньшее облегчение, что только усилило их желание начать партнерство в непрерывном образовании.

Недавно я выступал в пригородной школе, чтобы подчеркнуть важность диалога с общественностью. Это было частью многолетней инициативы по социальной жестокости с участием администраторов, учителей, консультантов, детей, родителей и врачей.Более дюжины терапевтов руководили четырьмя группами матерей и отцов с детьми на всех уровнях обучения, которым предлагалось выразить свои опасения. Ряд родителей с детьми начальной школы были особенно возмущены тем, что школьный персонал не мешал группе хулиганов безжалостно издеваться и оскорблять младших детей в автобусе. Одна мама сообщила, что ее старший сын сидел рядом со своим братом или сестрой, но был еще слишком молод и боялся знать, как защитить свою сестру от насмешек.Что не так со школой, резко спросила она, что они оставили защиту ее 5-летней дочери 7-летнему сыну? Другие говорили, что это длилось так долго, что школа уже должна была вмешаться.

Услышав новую, небезопасную информацию от присутствующих профессионалов, был предложен мини-курс для школьных и местных консультантов, который предложит ролевые ответы на вопросы — именно то, что родители могут сказать своим детям о том, как ответить на издевательства.Взаимное нетерпение сменилось уважением типа «посмотрим». Позже организатор партнерства сказал мне: «Эти родители не могут чувствовать себя храбрыми в одиночестве и буквально не знают, что сказать своим детям, чтобы помочь им, когда они столкнутся с этой ситуацией. Им нужны слова ».

В другой группе школ несколько форумов «дети – родители – учителя» выявили способы, которыми домашние задания удерживают семьи в заложниках. В том году в городских школах было совершено несколько самоубийств среди подростков и подростков, поэтому опасения были очень серьезными. После консультаций с родителями и терапевтами, лично пострадавшими от трагедии, директор школы сделала беспрецедентный шаг: она решила выполнить домашнее задание, которое просили сделать ученики.Я предложил включить время онлайн, поскольку ни один уважающий себя ребенок 21-го века не может работать, не участвуя сразу в нескольких беседах. К ее удивлению, то, что было рассчитано на три часа домашней работы, на самом деле превратилось в пять часов. Это приводит к «переоценке оценок», как называется оценка академических требований по всей стране. Учителей просят согласовать работы и тесты, чтобы не проводить более одного экзамена в один день и ни одного сразу после каникул — это благо для семей.

Я работаю много часов, чтобы снизить родительский страх 21 века, но партнерские отношения могут создать безопасную основу, на которой родители могут выйти вперед и предпринять действия. Четырнадцатилетний ди-джей только что рассказал матери секрет: ее лучшая подруга порезала себя. Но Диджей как обычно угрожал детям: если одна из двух ее матерей когда-нибудь кому-нибудь скажет об этом, она никогда больше им ничего не расскажет, что ставит мам в классическое положение. Они хорошо знали других родителей, чувствовали себя ответственными за сохранение этой тайны, и их мучила мысль, что девочка может оказаться в реальной опасности.Я пытался избавить их от страха подвергнуться остракизму со стороны других семей после того, как они так усердно работали, чтобы их приняли как лесбийскую пару, и, что еще хуже, их дочь-подросток никогда больше не будет говорить с ними честно о своей жизни. Но ничего не изменилось.

Тем временем, школьный и родительский «альянс», как называлось это партнерство, учредил программу, определяющую «новичков» как отважных граждан, которых школа поддерживает и которые могут выбрать конфиденциальность их информации. .Это неоднократно выражалось на родительских собраниях, в листовках и в обсуждениях в классе. Обрадовавшись тому, что школа переосмыслила шаг вперед как нечто смелое, а не как «хриплый», мамы решили сообщить Диджею, что они звонят школьному психологу. DJ сразу же сказал другу, что подростковая стена молчания была нарушена, и дома разгорелась ожесточенная битва. Но так как школа так явно отстала от родителей ди-джея, они не извинились и не отступили; они спокойно слушали, не проповедуя, и тупиковая ситуация, подпитываемая страхом, разрешилась.В бесчисленных переписках и сообщениях той ночью DJ и ее друзья выражали свое облегчение от того, что им больше не нужно быть опекунами, а позже подтолкнули своего друга-самореза к школьному консультанту, что произошло в течение двух дней.

——

Как мы знаем, не только родители пытаются справиться с трудными социальными и экономическими реалиями нашего времени. В то время как некоторые читатели-терапевты могут сразу же вдохновиться на участие в создании партнерских отношений между родителями и школой, многие другие могут задаться вопросом, могут ли они теперь найти время, чтобы стать добровольными организаторами сообщества, несмотря на все трудности своей практики и напряженной жизни.Тем не менее, некоторых может вдохновить задуматься о том, как творчески адаптировать выдвигаемую здесь перспективу как еще одно измерение их существующих практик. (См. Статью Дэвида Флора «Родительский круг».) Но какие бы конкретные действия ни следовали из понимания обстоятельств воспитания детей в 21 веке, первым, наиболее важным шагом, несомненно, является начало видения проблемы в целом.

Приведет ли нынешнее брожение в школах и общинах по всей стране к новому типу родительского движения, подобному «Захвати Уолл-стрит», урок для терапевтов очевиден.Чтобы помочь родителям вырастить здоровых детей в нашем недружелюбном к семье мире, нам нужно убедиться, что мы действительно получаем полную картину проблем, с которыми сталкиваются сегодняшние родители. Для этого нам необходимо выйти за рамки наших знаний о клинических теориях и навыках, которые долгое время были сферой нашего особого профессионального авторитета, и расширить наши возможности в качестве наблюдателей за тем, что происходит в наших сообществах и в современной молодежной культуре. Давно прошли те времена, когда мы могли полагаться исключительно на традиционные клинические модели, если хотим выявить лучшее в родителях и их детях.Первый шаг к тому, чтобы сделать то, что мы предлагаем, более подходящим для нужд семей, — это осознать, что проблема номер один, с которой сталкиваются родители — гораздо более серьезная, чем любая категория или клинический синдром по DSM , — это отчуждение и изоляция, которые доминируют в их опыте. воспитания детей в современном мире.

Помочь мамам и отцам справиться с почти невыполнимой задачей — воспитывать детей 21 века — задача не из легких. Но в конце концов, изменение жизни людей по-настоящему — а не попадание в круг очарованных одного процента — это то, что в первую очередь привлекло большинство из нас в эту сферу деятельности.

***

Рон Таффел, доктор философии, является председателем правления Института современной психотерапии в Нью-Йорке. Его книги включают «Постижение трудных детей и родителей: необычное чутье для детей-профессионалов» и его последний «Детство без ограничений: авторитетное воспитание в 21 веке» . Сайт: rontaffel.com.

Иллюстрация © Art Valero

Отчуждение родителей и ложные и злонамеренные заявления о насилии в семье

Синдром родительского отчуждения (PAS) — это общепризнанная платформа, которая может привести к жестокому обращению с детьми.Это происходит, когда родитель-опекун ребенка из разлученной семьи использует обман, чтобы умышленно отчуждать детей от родителя, не являющегося опекуном.

Неуместные запретительные и защитные приказы в отношении насилия в семье — отличный инструмент для продвижения злых умыслов отчуждающего родителя! Неправильные защитные приказы суда, основанные на таких ложных представлениях, могут удалить Обвиняемого Родителя-обидчика из дома, запретить Обвиняемому обидчику видеться со своими детьми и предоставить Отчужденному Родителю полную физическую опеку над детьми.Родитель обвиняемого в насилии теперь фактически «виновен до тех пор, пока не будет доказана невиновность».

После того, как Истец получит запретительный судебный приказ на основании ложных обвинений в домашнем насилии, Родителю-Обвиняемому обидчику может быть сложно защитить себя от ложных обвинений. Это посылает детям подразумеваемый сигнал о том, что «папа / мама» плохой или опасный, что подтверждается печатью суда.

Родитель, обвиняемый в насилии, может видеться со своими детьми только в холодных и непривлекательных условиях контролируемых посещений.Центры посещений под присмотром — это учреждения, куда ребенка доставляют на встречу с обвиняемым родителем-обидчиком в контролируемое третьей стороной место. Третья сторона наблюдает за родителем обвиняемого в насилии во время их посещения со своими детьми, чтобы ребенок всегда был «защищен».

Часто контролируемое посещение унизительно для приходящего родителя в глазах его / ее ребенка. У ребенка создается впечатление, что «папа или мама» опасен, потому что большинство детей видят только запертые ситуации по телевизору, а этих людей серьезно считают плохими.

Многие отчуждающие родители используют эту пугающую ситуацию, чтобы побудить своего ребенка вообще не видеть обвиняемого родителя-обидчика. Чем дольше ребенок находится вне контакта с отчужденным родителем, тем глубже его пугает и переживает период восстановления.

Д-р Ричард А. Гарднер ввел термин «синдром родительского отчуждения» (PAS) в 1985 году. Д-р Гарднер обнаружил, что ребенок, подвергающийся постоянному негативу и манипуляциям со стороны опекуна в течение длительного периода времени по отношению к другому родителю, в конечном итоге адаптировать представленный искаженный вид.В конце концов, отчуждающий родитель не может понять, что его / ее эгоизм делает его / ее ребенка «жертвой», которая платит огромную цену потерей самооценки.

К сожалению, ложные заявления о насилии в семье стали более распространенными в судебных процессах о разводе / опеке над детьми. Большинство судей обычно выносят запретительный или защитный судебный приказ для безопасности ребенка, и в слишком многих случаях обвиняемый родитель является виновным, пока его невиновность не будет доказана!

10 признаков родительского отчуждения

Развод — сложная ситуация для всех участников, особенно если у вас есть дети от вашего бывшего супруга.Некоторые разведенные родители могут участвовать в практике, называемой родительским отчуждением, когда один из родителей пытается настроить детей против другого родителя. Отчуждение родителей может не только привести к натянутым отношениям между вами и вашими детьми, но и является оскорбительной практикой. Вот несколько признаков того, что ваш бывший супруг может быть отчужден от родителей.

1. Ваш бывший супруг сообщает вашим детям подробности вашего развода

Хотя ваш бывший супруг может утверждать, что он или она хочет быть честным и открытым с вашими детьми, есть некоторые «взрослые» детали, которыми не следует делиться с ними.Если ваш супруг расскажет вашим детям, почему вы двое развелись, включая подробности вашего конфликта и действий, которые вы предприняли для прекращения брака, ваши дети могут нарисовать о вас очень негативную картину. Ваши дети могли видеть в вас ответственность за развод и злиться на вас.

2. Ваш супруг (а) делает ложные заявления о насилии в семье

Рассказывая детям подробности вашего развода, ваш бывший супруг может подробно рассказать о ваших действиях, которые причинили ему боль и сделали развод необходимым.Некоторые родители могут выдвигать ложные обвинения в жестоком обращении, чтобы еще больше навредить репутации своих бывших супругов. Если ваши дети ссылаются на прошлое оскорбительное поведение, которого вы не совершали, возможно, присутствует отчуждение родителей.

3. Ваш бывший супруг плохо отзывается о вас в присутствии ваших детей

Ваш бывший супруг может делать определенные комментарии, которые вызывают гнев по отношению к вам в присутствии ваших детей. Он или она может сказать что-то вроде: «У нас не может быть семейного Рождества, потому что ваша мать / отец проводит время со своим новым другом» или подобные заявления, чтобы ваши дети бросили гнев и осуждение в вашу сторону.

4. Ваш бывший супруг использует отрицательный язык тела

Если вы и ваш бывший супруг (а) находитесь в одной комнате, ваш супруг может использовать язык тела, чтобы выразить свою неприязнь к вам в присутствии ваших детей. Скрещенные руки, закатанные глаза, покачивание головой и сердитые лица — все это формы негативного языка тела, которые могут отправить негативное сообщение о вас вашим детям.

5. Ваши дети злятся на вас

Если ваш бывший супруг плохо отзывается о вас дома, это негативное отношение проявится, когда вы будете проводить время со своими детьми.Если ваши дети говорят, что они вас ненавидят, что вы им не нравитесь, или говорят о причинах, по которым вы им не нравитесь, родительское отчуждение может иметь значение в доме вашего супруга.

6. Ваши дети чувствуют себя виноватыми, проведя с вами время

Родитель, отчужденный от родителей, не хочет, чтобы его или ее детям нравилось проводить время с другим родителем. Если ваши дети воздерживаются от слов, что им весело с вами или им нравится быть с вами, ваш супруг может заставить их чувствовать себя виноватыми из-за привязанности к вам наедине.

7. Ваш бывший супруг (а) жалуется на вашу личную жизнь

После свиданий ваш бывший супруг может задавать вашим детям неудобные и неуместные вопросы о вашей личной жизни. Дети могут чувствовать себя неловко и противоречиво, поскольку они хотят быть верными вам обоим. Если ваш (а) супруг (а) внезапно узнает подробности вашей жизни, которыми вы не поделились с ним или с ней, он или она могут использовать детей, чтобы получить эту информацию.

8. Ваш бывший супруг не дает вашим детям от вас встречаться

В вашем соглашении об опеке может быть указано, что вы можете видеться со своими детьми только в определенные дни, но ваш супруг (а) может подписать их на определенные мероприятия, которые проводятся в эти дни, или ваши дети могут не захотеть видеть вас.Чем меньше времени ваши дети проводят с вами, тем меньше у вас может развиться эмоциональная связь.

9. Ваш бывший супруг дает вашим детям право выбора относительно посещений

В зависимости от вашего соглашения об опеке вы можете запланировать свидания с детьми по решению суда. Ваш бывший супруг может спросить ваших детей, хотят ли они навестить вас, даже если у них нет выбора. Вы можете не видеть своих детей, или когда вашим детям назначены посещения, они могут обвинить вас в том, что вы заставили их уйти.

10. Ваш бывший супруг просит ваших детей выбрать одного из родителей

Ваши дети не могут выбирать между двумя родителями, но ваш супруг может попросить их принять это решение. В результате ваши дети могут испытывать серьезные страдания и негодование по отношению к вам, если ваш супруг убеждает их выбрать его или ее.

Отчуждение родителей — досадная реальность для многих разведенных родителей, но это не обязательно. Если вы считаете, что ваш бывший супруг отчуждает вас от ваших детей, как можно скорее поговорите со своим адвокатом по вопросам отчуждения родителей в Индианаполисе.

Синдром родительского отчуждения — разрыв связи между родителями и детьми

Ноябрь / декабрь 2008 г. Выпуск

Синдром родительского отчуждения — разрыв отношений между родителем и ребенком
Эми Дж. Л. Бейкер, доктор философии
Социальная работа сегодня
Vol. 8 № 6 стр. 26

Развод и разлука могут породить плохие отношения между родителями и детьми, когда один партнер использует детей для нападения на другого партнера.

Среди множества областей, вызывающих беспокойство у социальных работников, работающих с разведенными или разлученными парами с детьми, есть две связанные проблемы: отчуждение родителей или попытки одного из родителей настроить ребенка против другого родителя и синдром родительского отчуждения, или необоснованный отказ ребенка от одного из родителей в ответ на отношение и действия другого родителя. Социальные работники могут столкнуться с этими проблемами в различных условиях, таких как агентства по оказанию семейных услуг, школы и суд по семейным делам, а также в частной практике, работая с высококонфликтными разводящимися парами, родители, которые считают, что другой родитель имеет или обратится дети против них, отчужденные дети, отказывающиеся видеться с родителем, взрослые, которые все еще отчуждены от родителей, или старшие, которые «потеряли» своих детей из-за отчуждения родителей.

Хотя некоторые социальные работники могут не знать названия этого конкретного явления, они, вероятно, сталкивались с ним на протяжении своей карьеры. Например, клиенты могут начать индивидуальную терапию с тревогой, депрессией или проблемами во взаимоотношениях, а позже обнаружить, что они были отрезаны от одного родителя другим родителем. Эти клиенты могут не осознавать значение утраченных отношений и даже минимизировать их влияние на их рост, развитие и текущие проблемы с психическим здоровьем.

Дети, которых направили к школьному социальному работнику за отыгрыванием или возникновением академических проблем, могут случайно показать, что у них нет контактов с «ненавистным» родителем. Когда их спрашивают об отсутствующем родителе, эти дети могут резко осудить родителя как «избавление от плохого мусора». Семья такого ребенка может закулисно маневрировать, чтобы исключить другого родителя из школьной жизни ребенка, искажая намерения этого родителя школьному персоналу, утаивая информацию от этого родителя, чтобы создать видимость отсутствия интереса, и удаляя контактную информацию. из школьных записей.

Третий сценарий представлен клиентами, которые вступают в терапию из-за страха, что другой родитель настраивает детей против них. Такие родители будут отчаянно нуждаться в совете и руководстве о том, как справиться с хронической провокацией другого родителя. Эти родители живут в тревоге, депрессии и беспомощности, а также в чувстве виктимизации со стороны другого родителя, ребенка и бесчисленного множества систем (юридических, психиатрических, школьных), которые не всегда отвечают потребностям целевых родителей.

Во всех этих случаях социальные работники могут сформулировать гипотезу о том, что один из родителей спровоцировал отказ ребенка от другого родителя. Однако, если социальный работник не знаком с родительским отчуждением и синдромом родительского отчуждения, ему или ей не хватает полезной концептуальной основы для понимания того, как один родитель может отравить отношения ребенка с другим родителем при отсутствии уважительной причины.

Родительское отчуждение — это набор стратегий, которые родитель использует, чтобы способствовать отторжению ребенка от другого родителя.Синдром родительского отчуждения развивается у детей, которые начинают ненавидеть, бояться и отвергать целевого родителя как человека, недостойного отношений с ним. Ричард Гарднер, доктор философии, придумавший синдром родительского отчуждения, описал в Синдром родительского отчуждения: Руководство для специалистов по психическому здоровью и юристам , что существует восемь поведенческих компонентов, которые были подтверждены в ходе опроса 68 целевых родителей сильно отчужденных родителей. дети (Baker & Darnall, 2007).

Восемь проявлений синдрома родительского отчуждения

1. Кампания очернения
Отчужденные дети охвачены ненавистью к родителям, на которых они направлены. Они отрицают любой положительный прошлый опыт и отвергают любые контакты и общение. Родители, которых когда-то любили и ценили, казалось, в одночасье становятся ненавистными и опасными.

2. Слабая, легкомысленная и абсурдная рационализация
Когда отчужденных детей спрашивают о причинах их сильной враждебности по отношению к родителю, на которого они направлены, предлагаемые объяснения не имеют той силы, которая обычно приводит к тому, что ребенок отвергает родителя. .Эти дети могут жаловаться на пищевые привычки родителей, их приготовление или внешний вид. Они также могут выдвигать дикие обвинения, которые не могут быть правдой.

3. Отсутствие амбивалентности в отношении отчуждающего родителя
Отчужденные дети демонстрируют отсутствие амбивалентности в отношении отчуждающего родителя, демонстрируя автоматическую, рефлексивную, идеализированную поддержку. Этот родитель воспринимается как идеальный, в то время как другой воспринимается как полностью несовершенный.Если отчужденного ребенка попросят идентифицировать только один отрицательный аспект отчуждающего родителя, он или она, вероятно, вытянут полный пробел. Такое представление контрастирует с тем фактом, что большинство детей испытывают смешанные чувства даже к лучшим из родителей и обычно могут говорить о каждом из родителей как о хороших и плохих качествах.

4. Феномен «независимого мыслителя»
Даже несмотря на то, что отчужденные дети оказываются под чрезмерным влиянием отчуждающего родителя, они будут непреклонно настаивать на том, что решение отвергнуть целевого родителя принадлежит только им.Они отрицают, что на их чувства по отношению к родителю-мишени каким-либо образом влияет отчуждающий родитель, и часто используют концепцию свободы воли для описания своего решения.

5. Отсутствие вины по поводу обращения с целевым родителем
Отчужденные дети обычно выглядят грубыми, неблагодарными, злобными и холодными по отношению к целевому родителю, и они кажутся невосприимчивыми к чувству вины за их жестокое обращение. Благодарности за подарки, услуги или алименты, предоставленные целевым родителем, не существует.Дети с синдромом родительского отчуждения будут пытаться получить от этого родителя все, что могут, заявляя, что это им в долгу.

6. Рефлексивная поддержка отчуждающего родителя в родительском конфликте
Неповрежденные семьи, а также недавно разлученные и давно разведенные пары будут иметь повод для разногласий и конфликтов. Во всех случаях отчужденный ребенок встанет на сторону отчуждающего родителя, независимо от того, насколько абсурдной или необоснованной может быть позиция этого родителя.Нет желания или попыток быть беспристрастным при столкновении с конфликтами между родителями. Детям с синдромом отчуждения родителей неинтересно слышать точку зрения целевого родителя. Ничто из того, что целевой родитель может сделать или сказать, не имеет никакого значения для этих детей.

7. Наличие заимствованных сценариев
Отчужденные дети часто обвиняют целевого родителя, используя фразы и идеи, заимствованные у отчуждающего родителя.Признаки того, что сценарий заимствован, включают использование слов или идей, которые ребенок, кажется, не понимает, говорение по сценарию или роботизированной манере, а также выдвижение обвинений, которые не могут быть подтверждены деталями.

8. Отказ от расширенной семьи
Наконец, ненависть к целевому родителю распространяется и на его или ее расширенную семью. Не только родителя, являющегося объектом преследования, очерняют, презирают и избегают, но и его или ее расширенную семью.Бывшие любимые бабушки и дедушки, тети, дяди и двоюродные братья внезапно и полностью избегаются и отвергаются.

В недавнем исследовании (Baker & Darnall, 2007) целевые родители оценили своих детей как испытывающих эти восемь поведенческих проявлений, что в целом соответствовало теории Гарднера. Родители сообщили, что их дети проявляли восемь типов поведения с высокой степенью частоты. Одним исключением были отчужденные дети, которые могли поддерживать отношения с некоторыми членами расширенной семьи целевого родителя, что происходило в тех случаях, когда этот родственник фактически был связан с отчуждающим родителем.Это предполагает, что контекст контакта с расширенной семьей целевого родителя (роль этого родственника в отчуждении) необходимо понять, прежде чем делать вывод о том, присутствует ли этот компонент в ребенке.

Исследование взрослых детей с синдромом родительского отчуждения
Гарднер идентифицировал синдром родительского отчуждения всего 20 лет назад. Однако исследователи и клиницисты гораздо дольше беспокоились об этих альянсах между поколениями.Например, исследователи разводов, такие как Валлерстайн и его коллеги (2001), отметили, что у некоторых детей возникают нездоровые союзы с одним родителем, отвергая другого. Семейные терапевты заметили, что, когда ребенок «выше» родителей (то есть может смотреть на него сверху вниз), это обычно происходит потому, что он или она стоит на плечах другого родителя (то есть, когда его поддерживает).

Хотя эта проблема давно волнует практикующих психиатров, мало исследований было проведено по конкретной проблеме детей, отвергающих одного родителя из-за явного или скрытого влияния другого.В отличие от недостатка исследований, спрос на знания о родительском отчуждении и синдроме родительского отчуждения огромен. Этой проблеме посвящено несколько веб-сайтов, многие из которых ежегодно посещают десятки тысяч человек. Несколько книг о разводе, в которых обсуждается эта проблема, являются бестселлерами, и есть несколько интернет-чат-групп, состоящих из обеспокоенных родителей, которые опасаются, что другой родитель их ребенка настроит их ребенка против них. Печальнее всего те родители, которые уже потеряли своего ребенка из-за синдрома родительского отчуждения и хотят знать, вернут ли они его когда-нибудь.

Это вопрос, которым руководствуется текущее исследование синдрома родительского отчуждения взрослых, которые в детстве были настроены против одного из родителей другим родителем (Baker, 2007). Чтобы участвовать в исследовании, люди должны были быть отчуждены от одного родителя в детстве и должны были верить, что отчуждение было, по крайней мере, частично из-за действий и отношения другого родителя. Сорок взрослых приняли участие в подробных, полуструктурированных телефонных интервью.Был проведен контент-анализ. Некоторые из основных тем и результатов исследований, имеющих отношение к работе социальных работников, следующие:

Выводы

Различные семейные контексты
Синдром родительского отчуждения может возникать в полных семьях, а также в разведенных семьях, и его могут воспитывать отцы, матери, а также родители, не являющиеся опекунами и опекунами. Типичный случай — ожесточенная бывшая жена, настраивающая детей против отца в ответ на судебный процесс об опеке после развода.Это одна, но не единственная закономерность. Специалисты в области психического здоровья должны знать, что существуют другие семейные контексты, в которых может возникнуть синдром родительского отчуждения, чтобы избежать исключения синдрома родительского отчуждения в качестве объяснения, поскольку семейный контекст не соответствует прототипу.

Эмоциональное, физическое и сексуальное насилие
Многие из опрошенных показали, что отчуждающий родитель подвергал их эмоциональному, физическому или сексуальному насилию.Эти данные должны помочь развеять преобладающее представление о том, что все дети (в своей наивной мудрости) объединятся с родителем, который лучше сможет удовлетворить их потребности. Опрошенные люди оказались на стороне родителя, от которого они стали зависеть и одобрения которого они больше всего боялись потерять, а не на стороне наиболее чувствительного или способного родителя.

Очевидная психопатология
Связанный вывод состоит в том, что многие отчуждающие родители, по-видимому, имели черты нарциссизма и / или пограничного или антисоциального расстройства личности, а также были активными алкоголиками.Таким образом, социальные работники, проводящие индивидуальную терапию с клиентом, который, возможно, был отчужден от одного родителя другим, должны осознавать важность изучения этих других факторов жестокого обращения и травм в ранней истории клиента.

Параллели с культами
Культы предлагают полезную эвристику для понимания синдрома родительского отчуждения. Похоже, что отчуждающие родители используют множество стратегий эмоционального манипулирования и реформирования мышления, которые используют лидеры сект.Осведомленность об этой аналогии может помочь людям, пережившим синдром родительского отчуждения (и их терапевтам), понять, как они пришли к союзничеству с родителем, который в конечном итоге был жестоким и разрушительным. Аналогия также полезна для понимания процесса выздоровления и заживления.

Исследования и клиническая литература по выздоровлению от культов предлагают полезные идеи для терапевтов, работающих со взрослыми детьми с синдромом родительского отчуждения. Например, то, как человек покидает культ, имеет разветвления для процесса выздоровления.Члены культа могут уйти от культа, быть изгнанными из культа или получить совет из культа. Те, кто уходит (самостоятельно приходят к осознанию того, что культ вреден для них) и те, кому дают советы (те, кто подвергается преднамеренному опыту, призванному спровоцировать желание уйти), как правило, живут лучше, чем те, кто кто изгнан (те, кто отвергнут из культа за несоблюдение его правил и ограничений) (Langone, 1994).

Независимо от того, как был оставлен культ, уход представляет собой только начало процесса выздоровления.Требуются много времени и усилий (обычно в терапии), чтобы обработать переживания и избавиться от негативных посланий культа, которые стали неотъемлемой частью личности. То же самое можно сказать и о взрослых детях с синдромом отчуждения родителей.

Различные пути к реализации
Кажется, существует много разных путей к осознанию того, что один из родителей подвергся манипуляциям, чтобы без необходимости отвергнуть другого. Участники интервью описали одиннадцать катализаторов.Это как хорошие, так и плохие новости. Хорошая новость в том, что есть много разных способов эволюции от отчуждения к реализации. Плохая новость заключается в том, что не существует серебряной пули или волшебной палочки, чтобы разжечь этот процесс. Для некоторых участников это был вопрос времени и жизненного опыта. Для других это был отчуждающий родитель, который обращался против них, а для других он становился родителем и становился целью родительского отчуждения от своих собственных детей. Для большинства процесс был всего лишь процессом.

Было несколько прозрений, но большинство из них испытали что-то вроде медленного откола от давно существовавшей системы убеждений, медленного пробуждения к другой истине и к более подлинному «я». Большинство из них обрели чувство собственного достоинства и связь с реальностью, и были благодарны за то, что узнали «правду». В то же время они признали, что эта правда была тяжело завоевана и довольно болезненна. Как только они осознали родительское отчуждение, им пришлось смириться с некоторыми болезненными истинами, в том числе с тем, что отчуждающий родитель не имел в глубине души своих интересов, что в детстве они, вероятно, вели себя очень плохо по отношению к кому-то, кто не заслуживал такого лечения, и что они упустили отношения, которые могли иметь для них реальную ценность и выгоду.

Долгосрочные негативные эффекты
Неудивительно, что взрослые дети с синдромом родительского отчуждения считали, что этот опыт имел для них негативные долгосрочные последствия. Многие говорили о депрессии, обращении к наркотикам и алкоголю, чтобы заглушить боль, о неудавшихся отношениях и множественных разводах, и, что самое печальное, о том, что в дальнейшей жизни они отчуждены от собственных детей. Таким образом, сохранялся цикл родительского отчуждения, передаваемый из поколения в поколение.

Широкий спектр тактик отчуждения
Взрослые дети с синдромом отчуждения родителей описали ряд стратегий отчуждения, включая постоянную ругань в адрес родителя-мишени, хроническое вмешательство в посещения и общение, а также эмоциональные манипуляции с целью выбора одного родителя над другим. . Эти же стратегии были подтверждены в последующем исследовании с участием около 100 целевых родителей (Baker & Darnall, 2006). Более 1300 описанных конкретных действий были независимо разделены на 66 типов, 11 из которых были упомянуты не менее чем 20% выборки.Было значительное, но не полное совпадение стратегий, определенных целевыми родителями, со стратегиями, описанными взрослыми детьми.

Работа с целевыми родителями
Социальные работники, консультирующие родителей, которые сталкиваются с родительским отчуждением, должны предложить поддержку, образование и руководство. Основная роль социального работника состоит в том, чтобы помочь клиенту узнать о родительском отчуждении (каковы основные виды поведения, которые настраивают ребенка против другого родителя) и синдроме родительского отчуждения (каковы поведенческие проявления отчужденного ребенка), чтобы родитель мог определить, есть ли это собственно проблема.Этих клиентов следует побуждать взглянуть на себя и свои отношения со своими детьми, прежде чем обвинять другого родителя в своих трудностях.

Если вывод заключается в том, что родительское отчуждение имеет место, целевого родителя следует обучить ряду реакций на родительское отчуждение, которые могут позволить целевому родителю оставаться на верном пути, не становясь излишне пассивным или реактивным. Такие родители нуждаются в постоянной проверке и поддержке, чтобы справиться с болью и страданием, связанными с отчуждением родителей.

Работа с отчужденными детьми
Социальные работники, которые вступают в контакт с детьми, которые в настоящее время отчуждены, должны быть саморефлексивными и осведомленными, чтобы они не вступали в союз с ребенком против целевого родителя. Вторая проблема — избежать запугивания или манипуляций со стороны отчуждающего родителя. Ребенку нужно помочь развить навыки критического мышления, чтобы повысить его или ее способность противостоять давлению, заставляющему выбирать сторону. Целевой родитель и отношения ребенка с этим родителем должны быть подтверждены для ребенка.Социальный работник может быть образцом для подражания, который ценит и уважает целевого родителя, чтобы противостоять продолжающемуся сообщению о том, что этот родитель неадекватен и от кого-то нужно отказаться.

В частной практике, в агентствах по оказанию семейных услуг и в школах социальные работники могут работать с клиентами, пострадавшими от отчуждения родителей. Некоторые из этих людей могут даже не осознавать источник своей боли и страданий и / или не знать названия и природы этого явления.Знакомство со стороны социального работника — это первый шаг в предоставлении клиенту информации, рекомендаций и надежд при решении этой сложной и болезненной проблемы.

— Эми Дж. Л. Бейкер, доктор философии, директор по исследованиям Центра защиты детей Винсента Дж. Фонтана в Нью-Йорке и автор книги Взрослые дети с синдромом родительского отчуждения: разорвать узы, связывающие .

Ресурсы для целевых родителей
Эми Дж.Л. Бейкер, доктор философии : Информация о книге и электронной бумаге Бейкера, а также ссылки на Интернет и личные группы поддержки для целевых родителей и бесплатное 45-минутное видео, www.amyjlbaker.com

Расчет опеки : Веб-сайт с информацией о программе, призванной помочь родителям внести свой вклад в создание распоряжений об опеке, www.custodycalculations.com

Поддержка развода : Веб-сайт с информацией о разводе www.divorcesupport.com

Организация по информированию об отчуждении родителей : Веб-сайт с информацией об отчуждении родителей, www.parental-alienation-awareness.com

The Rachel Foundation for Family Reintegration : Организация, предлагающая программы и услуги реинтеграции для целевых родителей и отчужденных детей, www.rachelfoundation.org

Ссылки
Бейкер, А. Дж. Л. (2007). Взрослые дети с синдромом отчуждения родителей: разрыв связывающих уз .Нью-Йорк: У. В. Нортон.

Бейкер, А. Дж. Л. и Дарналл, Д. (2006). Поведение и стратегии, используемые в родительском отчуждении: обзор родительского опыта. Журнал разводов и повторных браков , 45 (1/2), 97-124.

Бейкер, А. Дж. Л. и Дарналл, Д. (2007). Конструктивное исследование восьми симптомов тяжелого синдрома отчуждения родителей: обзор родительского опыта. Журнал разводов и повторных браков , 47 (1/2), 55-75.

Гарднер Р. (1998). Синдром родительского отчуждения: руководство для специалистов в области психического здоровья и юристов . Кресскилл, штат Нью-Джерси: Creative Therapeutics, Inc.

Langone, M. (ed) (1994). Восстановление после культов: Помощь жертвам психологического и духовного насилия . Нью-Йорк: У. В. Нортон.

Валлерстайн, Дж., Льюис, Дж., И Блейксли, С. (2001). Неожиданное наследие развода: историческое исследование за 25 лет .Нью-Йорк: Гиперион.

Отчуждение родителей — Cafcass — Служба консультирования и поддержки суда по делам детей и семей

Случаи, когда дети сопротивляются или отказываются проводить время с одним из родителей

Когда ребенок сопротивляется или отказывается проводить время с родителем / опекуном после разлучения, этому может быть несколько причин.

В нашем структурированном руководстве описывается диапазон потенциальных причин сопротивления и / или отказа от контакта и поддерживается исследование влияния на ребенка поведения взрослых, в том числе:

  • соответствующий обоснованный отказ, например, когда ребенок пострадал от родителей или боится их из-за домашнего насилия или другого вредного воспитания, такого как пренебрежение или злоупотребление психоактивными веществами
  • сходство / мировоззрение
  • приложение
  • отчуждение родителей (см. Информацию ниже)
  • вредоносный конфликт.

Он также дает рекомендации относительно желаний и чувств детей и дает рекомендации суду в таких обстоятельствах.

Анализ всех случаев начинается с того, что происходит с каждым ребенком, и следует за ним, с учетом любого риска для них, а также влияния родительского поведения и их более широкого опыта.

Если соответствующий обоснованный отказ не является фактором при оценке причины сопротивления или отказа ребенка, наши советники суда по семейным делам приступят к оценке других возможных причин этого.

Отчуждение от родителей

В течение долгого времени лица, отвечающие за благополучие детей, знали об отчуждении родителей в рамках судебных разбирательств по семейному праву. Однако растущий интерес и обеспокоенность общественности, судов, сектора социальной работы и других ключевых заинтересованных сторон в последние годы выдвинули эту проблему на первый план.

Мы понимаем, что дела, в которых особенности родительского отчуждения являются сложными, требующими тщательно сбалансированной оценки и принятия решений, и что влияние любого окончательного решения, вынесенного судом, может изменить жизнь родителя и ребенка, подверженного отчужденному поведению.

Наша роль состоит в том, чтобы установить влияние отчуждающего поведения на соответствующего ребенка, если оно присутствует, и рекомендовать судам, какие направления, меры вмешательства или поддержки необходимы для прекращения или уменьшения любого вредного воздействия.

Что такое отчуждение родителей?

Само определение родительского отчуждения как концепции в судебных делах по семейным делам, сопутствующая терминология и его масштабы остаются предметом споров, а это означает, что нет четких данных о его масштабах.

Хотя единого определения нет, мы признаем отчуждение родителей как , когда сопротивление или враждебность ребенка по отношению к одному из родителей неоправданы и являются результатом психологической манипуляции со стороны другого родителя . Это одна из многих причин, по которым ребенок может отказываться или сопротивляться тому, чтобы проводить время с одним из родителей после разлучения. Все потенциальные факторы риска, такие как домашнее насилие, должны быть адекватно и безопасно рассмотрены, уменьшены или устранены, прежде чем оценивать другие факторы или причины случая.

Отталкивающее поведение проявляется в широком спектре с различным воздействием на отдельных детей, что требует всесторонней и целостной оценки. Наша роль состоит в том, чтобы понять уникальный опыт детей и то, как на них влияет такое поведение, которое может различаться в зависимости от таких факторов, как устойчивость и уязвимость ребенка.

И мужчины, и женщины могут демонстрировать отчуждающее поведение. Хотя отчуждение может демонстрировать только один родитель, часто это сочетание поведения и отношения ребенка и взрослого, когда оба родителя играют определенную роль, что приводит к тому, что ребенок отказывается или сопротивляется тому, чтобы проводить время с одним из родителей.

Не ограничиваясь отчуждением, поведение и индикаторы могут включать: постоянное ругательство или унижение родителей другим; ограничение контакта; запрещение обсуждения их; и создание впечатления, что другой родитель не любит или не любит ребенка.

Они также могут включать пренебрежение, терроризм, изоляцию, развращение или эксплуатацию, а также отрицание эмоциональной отзывчивости. Эта тактика может способствовать ложному убеждению, что отчужденный родитель опасен или недостойен.Дети могут адаптировать свое поведение и чувства к отчуждающему родителю, чтобы обеспечить удовлетворение их потребностей в привязанности (Baker, 2010).

Стоит отметить, что даже самый отчужденный ребенок будет придерживаться собственных сильных взглядов в дополнение к тем, которых их, возможно, научили придерживаться. В случае отчуждения ребенка в их интересах может быть использование авторитета суда для восстановления отношений, хотя мы понимаем, насколько это может быть сложно.Суд должен тщательно сбалансировать свои решения, чтобы обеспечить безопасность и детей, и взрослых, и гарантировать, что дети могут поддерживать отношения с обоими родителями, если это безопасно и в наилучших интересах ребенка.

Как мы справляемся с отчуждением родителей?

Основываясь на существующем руководстве, Cafcass разработала систему оценки воздействия на детей, чтобы помочь нашим консультантам по семейным делам (FCA) определить, как дети переживают разлучение с родителями, и оценить влияние на них различных факторов дела, включая отчуждение родителей.

Все наши оценки сосредоточены на том, что происходит с каждым ребенком. В своей работе мы пытаемся помочь родителям и суду понять влияние разлучения и поведения взрослых на отдельных детей и то, что им нужно для восстановления. Это требует поддержки обоих родителей, которых поощряют выполнять свои родительские обязанности там, где это безопасно и выгодно для ребенка.

Отправной точкой оценки всегда является определение риска, который включает в себя риск эмоционального вреда, который может составлять проблему защиты ребенка.Мы осознаем, что отчуждающее поведение может быть эмоционально вредным для детей.

Если в деле, в котором мы участвуем, проявляется отчуждающее поведение, наши специалисты будут использовать свое профессиональное суждение для оценки того, безопасно ли и в наилучших интересах ребенка иметь контакт с одним или обоими родителями, принимая во внимание факторы риска и доказательства. оценки, вопросы разнообразия, а также устойчивость и уязвимость ребенка. Затем мы сообщаем свои рекомендации суду, чтобы судья рассмотрел его, прежде чем он вынесет окончательное решение о контактах ребенка с любым из родителей.

Вопросы

  • Меня беспокоит, что с моим ребенком происходит отчуждение родителей, с кем мне говорить об этом?

    Если Cafcass участвует в вашем деле, пожалуйста, обсудите ваши опасения с уполномоченным FCA, чтобы их можно было рассматривать как часть оценки их дела. Также важно, чтобы вы сообщали суду о любых проблемах, чтобы судья мог принять их во внимание при вынесении окончательного решения о будущей заботе о ребенке.

    Если Cafcass не участвует в вашем деле, мы не сможем проконсультировать вас или предпринять какую-либо работу по вашему делу без указания суда. Возможно, вам будет полезно посетить нашу страницу ресурсов для родителей и опекунов, которая включает список организаций, поддерживающих детей и семьи.

    Если у вас есть серьезные опасения по поводу благополучия вашего ребенка вне рамок семейного разбирательства или после того, как наше участие закончилось, важно, чтобы вы обратились напрямую с местными властями или в полицию, если существует непосредственный риск.

  • Меня беспокоит, как в моем случае было решено отчуждение родителей; с кем мне поговорить?

    Несмотря на то, что мы очень стараемся предоставлять высококачественные услуги детям и их семьям, мы знаем, что иногда пользователи услуг могут быть недовольны тем, как мы работаем. Если вы недовольны нашим поведением или рассмотрением вашего дела, сообщите об этом уполномоченному FCA или их менеджеру как можно скорее, чтобы они могли быстро понять ваши опасения и попытаться исправить ситуацию.

    Если вы хотите подать жалобу, вы можете найти более подробную информацию о нашей процедуре рассмотрения жалоб на нашем веб-сайте. В соответствии с нашей процедурой рассмотрения жалоб, жалобы должны подаваться во время нашего участия или в течение шести месяцев после этого.

    Обратите внимание, что если суд приказал нам написать отчет, а вы не согласны с нашими рекомендациями или профессиональным мнением, вы должны сообщить о своих опасениях в суде, где они могут быть рассмотрены. Подобные проблемы могут рассматриваться только судом, а не в рамках процедуры рассмотрения жалоб Cafcass.

  • Я стал жертвой отчуждения родителей; Cafcass снова откроет мое дело?

    Cafcass не может повторно открывать дела и может продолжить работу с семьей только по решению суда. Если у вас есть сомнения по поводу текущего порядка, вы можете обратиться за юридической консультацией о доступных вам шагах. Вам также может быть полезно посетить нашу страницу ресурсов для родителей и опекунов, которая включает список организаций, поддерживающих детей и семьи.

Топ-5 ошибок, отклоненных / целенаправленных родителей в родительском отчуждении

( Эта статья расширяет информацию, содержащуюся в разделе «Как реагировать на родительское отчуждение», и предназначена для родителей и специалистов. )

Отчуждение родителей может быть трудно распознать для тех, кто не сталкивался с этим из первых рук. Это как риптид: скрытый и сильный. Отвергнутые родители могут столкнуться с мощной силой, которая уводит их все дальше и дальше от отношений, которые у них когда-то были со своими детьми.Они чувствуют сопротивление и борются с ним. Но чем больше они дерутся, тем больше истощаются. Кажется, что некому оценить, насколько трудно оставаться на плаву в этих обманчиво спокойных водах. Они ищут кого-нибудь — кого угодно — чтобы бросить им спасательный круг.

Расстраивает то, что вас преследует другой родитель. Но быть отвергнутым и ненавидимым собственным ребенком, чувствовать и наблюдать, как они ускользают, и бояться, что вы больше никогда их не увидите, — все равно что видеть, как этот ребенок умирает медленной смертью.Пока они остаются физически живыми, они становятся все более эмоционально мертвыми для вас. Сияющая любовь в их глазах становится темной и пустой, а радостный звук их голоса становится синим и ненавистным.

В своей работе с отвергнутыми родителями я часто был свидетелем того, как их трагически соблазняли совершать ошибки, когда они находились в муках болезненной, непреодолимой и коварной драмы родительского отчуждения. Это не потому, что они безнадежно несовершенные люди, а потому, что они находятся в неизвестных и бурных водах.Отвергнутые родители барахтаются, и их ошибки могут стать фатальными и снизить их шансы на примирение со своими детьми.

Выделив пять наиболее частых или распространенных ошибок отвергнутых / целевых родителей, я намерен, чтобы они, члены их «деревни» и профессионалы, с которыми они сталкиваются, лучше понимали и впоследствии преодолевали разрушительную силу родительское отчуждение.

1: Отверженные / целевые родители неправильно понимают своих детей и персонализируют отказ

Отчужденные дети часто оказываются в потоке множественных семейных движений после разлуки.Хотя большинство детей могут стойко пережить конфликтный развод, очень немногие могут избежать мощной силы родительского отчуждения, когда один из родителей активно — или иногда невольно — стремится отделить другого родителя от своих детей. По сути, мощный процесс отчуждения разрывает отношения с целевым родителем и служит для выравнивания лояльности детей к отчуждающему родителю.

Позвольте этому осознать: когда дети проявляют какую-либо любовь, интерес или привязанность к целевому родителю, они в основном чувствуют себя так, как будто они нелояльны и нелюбимы по отношению к отчуждающему родителю.Точно так же, когда дети проявляют ненависть и неуважение, сопротивляясь и отказываясь от контакта с целевым родителем, они чувствуют лояльность и любовь к отчуждающему родителю. Большинство детей просто не могут противостоять этой глубокой и мощной динамике привязанности или избавиться от нее без вмешательства.

Чтобы понять, что происходит с такими детьми, можно подумать об отчуждении родителей как о типе психологической опухоли, которая влияет на когнитивные функции в их мозгу и эмоциональную связь с их сердцами.Это инвазивное заболевание, и существует риск роста и метастазирования, если его игнорировать и не лечить. В то время как множественная динамика после разлуки может способствовать его возникновению, токсичный процесс привязанности, требующий от детей сохранения контракта на лояльность по отношению к отчуждающему родителю, подпитывает его. И по мере роста эта опухоль начинает негативно влиять на функции в детской голове и сердце.

Контракт лояльности

Отчужденные дети отчаянно пытаются сохранить свой контракт лояльности с отчуждающим родителем.Они разрабатывают повествование, соответствующее контракту, который требует поляризованного взгляда на отчуждающего родителя как на все хорошее, а на целевого родителя как на все плохое. Поскольку большинство отношений не соответствуют этим поляризованным черно-белым характеристикам, дети должны искажать и искажать реальность, чтобы приспособить каждого родителя к жестким когнитивным конструкциям. Хотя у детей может быть близость к одному родителю по сравнению с другим, совершенно нетипично — за исключением родительского отчуждения — для детей идеализировать одного родителя как идеального и принижать другого как одноразового.

Эта поляризация со временем только растет. Растущая психологическая опухоль потенцирует рост инкапсулированной бредовой мыслительной системы: вера в крайнюю опасность целевого родителя, прискорбную неспособность и непоправимую неспособность любить, несмотря на любые доказательства хороших базовых отношений до наступления родительского отчуждения или отчуждения. обоснованные претензии о злоупотреблениях и пренебрежении. Развивающееся повествование не основано на объективной реальности, а представляет собой интерсубъективное повествование между отчуждающим родителем и детьми, которое укрепляет договор лояльности между ними.

Большинство неподготовленных профессионалов — терапевты, поверенные, медиаторы и судьи — не понимают этой динамики и либо игнорируют ее присутствие, либо прописывают противопоказания для лечения и время для родителей. Например, они наблюдают, как дети испытывают симптомы дисфункции — непослушание, словесные оскорбления, эмоциональную отстраненность, беспокойство, раздражительность — в присутствии отвергнутого родителя, наблюдая при этом, как те же самые дети функционируют оптимальным, а иногда и исключительным образом в других местах.Они не могут понять, что поведение отыгрывания инкапсулировано и бездействует, когда дети находятся в присутствии отчуждающего родителя, но становится оживленным и активным, когда они подвергаются воздействию отвергнутого родителя.

Когда ложь детей неправильно интерпретируется

Отвергнутые родители ошибочно полагают и сообщают, что их дети лгут о событиях и ситуациях. Из-за этого они плохо выглядят как родители и считаются непригодными и опасными. По своему опыту работы с отчужденными детьми я очень хорошо знаю, что они рискуют поделиться историями, полными искажений, преувеличений и сфабрикованных инцидентов.На первый взгляд, эти истории искажают факты и реальность, а в других ситуациях могут восприниматься и рассматриваться как откровенная ложь. Но я не верю, что отчужденные дети намеренно лгут. Я считаю, что процесс родительского отчуждения заставляет их постепенно терять ориентацию на реальность.

Вместо того, чтобы называть искажения и преувеличения ложью, правильнее называть их «конфабуляциями» — ошибкой памяти, часто обнаруживаемой у пациентов, страдающих когнитивными нарушениями из-за таких заболеваний головного мозга, как деменция или болезнь Альцгеймера.Считается, что у таких пациентов человек конфабулирует, чтобы заполнить пробелы в памяти или сохранить свою самоидентификацию. Подобные когнитивные нарушения присутствуют при отчуждении родителей, но имеют психологическую подоплеку, а не являются следствием процесса неврологического заболевания. В то время как ложь — это эгоистичные манипуляции, направленные на расширение прав и возможностей лжеца, конфабуляции служат для уменьшения страданий и, в случае отчуждения родителей, позволяют детям справиться с ними.

Отчужденные дети придумывают истории, искажают и преувеличивают факты, чтобы справиться с «потерянными» воспоминаниями о любовной связи с отвергнутым родителем.Оно потеряно, потому что удержаться за него или найти его снова будет, по сути, активным нарушением договора лояльности с отчуждающим родителем. Конфабуляции — это слабые, но отчаянные попытки связать воедино связное повествование, чтобы оправдать ненависть и отторжение отвергнутого родителя, одновременно питая и укрепляя контракт лояльности с отчуждающим родителем.

Этот процесс не расширяет возможности и не улучшает психическое здоровье ребенка; это средство выживания. Хотя они могут эффективно сочинять истории, чтобы соблюдать договор лояльности с отчуждающим родителем и поддерживать свой поляризованный черно-белый мир, это дорого обходится их психическому, эмоциональному и социальному благополучию.Психологическая опухоль ускоряет ухудшение любых любовных и заботливых воспоминаний о прошлом и препятствует развитию любого нынешнего любящего и заботливого опыта. Их потребность рассказывать истории следует за ними в другие отношения, которые должны аккуратно вписываться в их поляризованный племенной мир, в том числе с большой семьей, друзьями и профессионалами, связанными либо с папой, либо с мамой.

Желание соединиться взрывается

Больно наблюдать, как память ваших детей исчезает, стирая все заветные воспоминания или превращая их в трагические разочарования, одновременно скрепляя воспоминания обо всех ваших ошибках.Отверженному родителю запрещается совершать какое-либо сентиментальное путешествие со своими детьми, рискуя быть обвиненным в том, что он «не понимает этого», не слушает их и просто хочет свести к минимуму все плохое. Родителя в основном считают манипулятивным и «невежественным». Их страдания усугубляются, когда им мешают создавать какие-либо новые любовные переживания, поскольку все эти усилия маркируются как фальшивые, несвоевременные, недостаточные, чрезмерные, эгоистичные или просто не совсем правильные.

Дети живут в изнуряющей тревоге и должны быть очень бдительны в отношении своего контракта на лояльность с отчуждающим родителем.Даже вежливое приветствие, оказываемое незнакомцам или далеким знакомым, игнорируется и заменяется вопиющей грубостью. Нормальные, успешные или любовные переживания недопустимы, потому что они могут эффективно уменьшить психологическую опухоль, а это запрещено.

К сожалению, путь наименьшего сопротивления, тот, который причинит минимальные страдания детям, — это путь разрыва отношений с отвергнутым родителем. В конечном итоге дети предоставят отвергнутым родителям только один способ выразить свою любовь: прекратить за них бороться и отпустить их.

Больше, чем боязнь отвергнутого родителя, дети на самом деле боятся отвержения и неодобрения со стороны отчуждающего родителя. Им больно. Есть надежда, что отвергнутый родитель поймет, а не персонализирует это и, тем не менее, полюбит их. Хотя они видят, как отвергнутый родитель борется за них, дети интуитивно понимают, что шансы не в пользу этого родителя. Они знают силу отчуждающего родителя, потому что видят, как племя этого родителя растет, и все больше профессионалов готовы поддержать ложный рассказ и невольно внести свой вклад в рост психологической опухоли.

Я был свидетелем того, как дети отчаянно умоляли родителей просто отпустить их и перестать бороться за время для родителей. Эти дети не могут описать или назвать то, что происходит, потому что слова невыразимы и нарушают договор лояльности с отчуждающим родителем. Вместо этого они апеллируют к безусловной любви отвергнутого родителя, заявляя: «Наша жизнь без вас просто проще, меньше стрессов. Пожалуйста, поймите, для нас это так тяжело. Пожалуйста, перестань драться и оставь нас в покое.«Я видел, как измученные родители, столкнувшись с этими словами, перестали драться, отпускали своих детей и прощались с ними в знак любви.

Как такое поведение могло быть чем-то, кроме личного? Ужасно слышать такие мольбы от своих детей и слышать словами и / или поведением: «Уходи из нашей жизни!» Это больно и пугает отвергнутого родителя больше, чем что-либо еще. Но, как бы ни было больно, они должны признать, что дело не в них. Чем больше они думают об этом и чем больше они думают, что их дети отвергают их от самоотверженности, тем больше боли и гнева это вызовет. И это может привести ко второй ошибке .

2: Отвергнутые / целевые родители верят, что усиление наказания и дисциплины положит конец непонятному отношению и поведению

В то время как отчужденные дети, как известно, ведут себя довольно корригируемыми и уважительно почти ко всем другим взрослым в своей жизни — учителям, тренерам, отчуждающим родственники родителей — они в высшей степени неуважительно и вызывающе относятся к родителю-мишени и часто к любому взрослому, связанному с ними.Я видел, как дети игнорировали своих родителей, даже не предлагая вежливого признания их присутствия — ни взглядом, ни прикосновением, ни кивком, ни словом. Я слышал, как дети отрицают все положительные воспоминания и не дают надежды на восстановление отношений с отвергнутым родителем. Я работал с отчужденными детьми, которые разрушили родительскую собственность, жестоко обращались с сводными братьями и сестрами, игнорировали и бросали вызов сводным родителям. Они прячутся в своей комнате на все выходные, отказываются есть или общаться, даже подвергают опасности себя, убегая от предписанного судом времени для воспитания детей.И я видел отчаянные попытки родителей использовать дисциплину, чтобы обуздать это тревожное развитие отношения и поведения.

Искушение думать, что это сработает, понятно, поскольку наказание непослушных и непокорных детей считается нормативным и разумным. Однако обратиться к источнику проблемы просто, поскольку умышленное неповиновение и сопротивление укрепляют ребенка, что родитель не «понимает их» и, скорее всего, усилит его гнев. Хотя они могут выглядеть, звучать и вести себя как непослушные и непослушные дети, нуждающиеся в лекциях и дисциплине, на самом деле это не так.Напротив, отчужденные дети очень обеспокоены и нуждаются в должном понимании, сострадании, вмешательстве и лечении. Если отвергнутый родитель подходит к ним только с возрастающим уровнем дисциплины, этот родитель в конечном итоге играет на ложном рассказе детей о том, что они плохие, подлые и неразумные.

Я консультировал и оценивал многих преследуемых / отвергнутых родителей, которые были соблазнены таким образом мышления и невольно впали в авторитарный стиль воспитания:

  • Родитель, который в конечном итоге заставил свою 13-летнюю дочь принять душ после того, как она шестой день подряд отказывается от ежедневных тренировок по футболу в жаркую летнюю неделю;
  • Родитель, который открыл дверь комнаты 15-летнего подростка после нескольких выходных, когда он был изолирован и отказывался выходить на все время с семьей, включая еду;
  • Раздраженный родитель записал в тираде, что приемная семья — это то место, где принадлежат его детям, пока они не научатся выполнять постановления суда;
  • Родитель, который бросил своего хронически агрессивного 14-летнего ребенка в пожарную часть, чтобы дождаться, пока отчужденный родитель заберет ее, потому что, опять же, она не переставала кричать перед младшими братьями и сестрами в машине;
  • Родитель, который запретил своему звездному спортсмену-подростку посещать футбольные тренировки во время воспитания детей, из-за чего его сын не имел права участвовать в важной игре.

В надлежащем контексте можно было бы оспорить уместность этих родительских действий. Но все это деконтекстуализируется и вставляется в интерсубъективное повествование между отчуждающим родителем и детьми — часто детский терапевт тоже в конечном итоге кооптирован — и загружается как «данные», чтобы доказать, что целевой родитель плохой, плохой , и непригодный. В некоторых случаях связываются со службами защиты детей (CPS), и целевые родители подвергаются расследованию, а иногда даже доказываются факты пренебрежения или жестокого обращения.У агентства есть приказы доказывать злоупотребления и пренебрежение, а не контекстуализировать их.

Дисциплина и негативная кампания

Хотя структуру и дисциплину нельзя отбросить, они не могут в одностороннем порядке решить проблему неисправимости. Это играет на ложном повествовании и отрицательном обмене в процессе привязанности между родителем и ребенком. В интерсубъективном нарративе между отчуждающим родителем и детьми выстраивается не только договор лояльности, но и ведется агрессивная кампания, чтобы доказать, что целевой родитель несовершенен.Если политики могут эффективно использовать негативную пропаганду и сообщения для победы на выборах, то и родители могут добиться опеки.

Отчуждающий родитель скрытно действует за кулисами, надеясь, что целевой родитель будет действовать в центре внимания, чтобы они могли пролить свет на них как на вопиющую проблему в семейной психодраме. Эта кампания усиливается, когда целевой родитель предоставляет любые данные, которые можно использовать, без контекста, намерений и истории. Да, целевой родитель может чувствовать, что подвергается нападкам, несправедливо проверяется и придерживается необоснованных стандартов, но такова природа негативных кампаний и их соблазнительное влияние на других.Хотя целевой родитель не может контролировать кампанию, если они понимают, что происходит, они могут работать, чтобы не давать никаких кормов.

Другая причина, по которой не следует думать, что строгая или жесткая дисциплина исправит неисправность, — это важность уменьшения негативного взаимодействия между целевым родителем и их детьми. Это может сыграть на гневе родителей по отношению к детям и вызвать у них усиление чувства вины и стыда. Родительский мозг говорит, что гнев праведен и что неприязнь к отношению и поведению детей — это нормально.Родительский мозг думает, что дети должны чувствовать себя виноватыми за плохое поведение, — чувствовать себя плохо из-за того, что испортили вечеринку по случаю дня рождения — и немного здорового стыда — «позор тебе за то, что ты назвал свою мачеху стервой». Однако этот негативный обмен мнениями только разжигает гнев родителей и усиливает у детей ощущение себя плохими.

Узы любви и заботы ослабевают, раздражение родителей и защита детей усиливаются. Это становится порочным и нарастающим кругом, часто приводит к третьей ошибке : заручиться помощью расширенных членов семьи.

3: Отвергнутый / целевой родитель вербует или позволяет расширенной семье и друзьям читать лекции и давать советы детям

Динамика родительского отчуждения может функционировать у детей как злокачественная психологическая опухоль. Но в «деревне», которая занимается воспитанием ваших детей — бабушек и дедушек, дядей, тети, двоюродных братьев и сестер, сводных братьев и сестер, сводных родителей, тренеров, учителей и друзей семьи — это распространяется как заразный вирус.

Это часто происходит в то же самое время, когда отчуждающие родители находят в своей деревне отрицательных союзников — семью, друзей и профессионалов — чтобы поддержать желания детей и засвидетельствовать любовь отчуждающего родителя и его пригодность в качестве родителя.Целевые родители чувствуют эту тенденцию и либо обращаются за помощью в своей деревне, либо просто поддерживают усилия, которые люди прилагают, чтобы посоветовать и исправить нарастающее поведение и отношения отчужденных детей.

Отчужденные дети сверхчувствительны и сверхбдительны по отношению к племенным общинам, развивающимся в климате, где распространяется вирус отчуждения. Они рассматривают поддерживающих людей в деревне родителя-мишени как угрозу, стремящуюся к «социальной дистанции», в то время как видят поддерживающих людей в деревне отчуждающих родителей как безопасных для «карантина».Деревня родителей, подвергшихся нападению, становится настороженной и разочарованной из-за опыта социального дистанцирования и может начать злобно противостоять детям.

Дети — точно так же, как они чувствуют и реагируют на конфронтацию отвергнутых родителей — в конечном итоге чувствуют, что эти социальные встречи нападают и стыдятся. Они начинают подозревать, что отвергнутый родитель их навязывает, или они просто чувствуют, что в них вторгаются, вторгаются или заражаются. Дети начинают рассматривать деревню отвергнутых родителей как все более опасную и хотят усилить свое социальное дистанцирование, карантин и искать убежища в социальном пузыре отчуждающих родителей.Это, конечно, увеличивает напряжение между ними и отвергнутым родителем — например, «как вы смеете так обращаться со своими бабушкой и дедушкой».

Дети сопротивляются и отказываются от ответа

Хотя грубым детям, отвергающим целую деревню любящих и заботливых людей, нужно бросить вызов, это может иметь неприятные последствия, если вирус отчуждения не искоренен с помощью эффективного вмешательства и лечения.

Дети не воспринимают конфронтацию как любовь и заботу; только как позорный и критический.Отталкивающий родитель использует эти конфликтные встречи, чтобы усилить рассказ о том, что «эти» люди плохие, подлые и зараженные влиянием целевого родителя. Это подчеркивает необходимость социального дистанцирования, чтобы дети были «в безопасности» и не подвергались стрессу. Союзники отчуждающего родителя используют эти негативные встречи, чтобы показать, насколько они расстраивают и разрушают эмоциональное состояние детей. Поступая таким образом, они совершают фундаментальную ошибку атрибуции: поскольку дети расстроены и стыдятся социальных контактов в деревне родителей, на которую они направлены, эта деревня для них небезопасна и вредна для здоровья.Они ошибочно приходят к выводу, что усиление социального дистанцирования необходимо для обеспечения безопасности детей и их наилучших интересов.

Иногда из-за судебных постановлений и страха предстать в неуважении к суду отчуждающий родитель отказывает детям в просьбе избежать родительского времени — по сути, на карантин в кругу общения отчуждающего родителя. Иногда они насильно отправляют детей на воспитание детей. Эта демонстрация силы часто используется как доказательство того, что отчуждающий родитель не виноват в динамике сопротивления и отказа.Это «самостоятельный» выбор детей. Ложный рассказ состоит в том, что дети принимают решение изолироваться или уйти после размышлений о том, что для них лучше, здоровее и безопаснее. Дети действуют так, как будто избегают заражения от отвергнутого родителя и его деревни. Для этого нужно оставаться физически отстраненным, эмоционально и словесно отстраненным.

Эти дети будут изолироваться в спальнях, зарыться в домашнюю работу, читать книги или играть в видеоигры; все, что угодно, чтобы не общаться с деревней отвергнутых родителей.Они будут сопротивляться и отказываться от пикников с семьей или вечеринок по случаю дня рождения с друзьями и семьей, а если их вынудят уйти, они будут социально дистанцироваться. Если их попытки избежать и уйти от конфликта будут встречены, существует риск эскалации конфликта. К сожалению, то, что дети возвращают отчуждающему родителю или негативным союзникам, — это истории о реактивном вторжении, критике и неуважении со стороны отвергнутой родительской деревни, в то время как они не учитывают свои собственные действия по социальному дистанцированию или общую невежливость. Поведение детей может доходить до физического насилия, разрушения собственности или побега из деревни отвергнутых родителей.

Ущерб, нанесенный необученными и несведущими

Порочный круг включения и выхода из того, что сейчас является племенными общинами, создает убедительное повествование для неосведомленных. Они интуитивно понимают: деревня целевого родителя должна быть оскорбительной, пренебрежительной и опасной, иначе дети не стали бы так себя вести. Они не ведут себя так в деревне отчужденных родителей, в школе или в спортивной команде. Опять же, неподготовленные уши и глаза совершают фундаментальные ошибки атрибуции.

Следовательно, терапевты-союзники будут писать неэтичные письма и ошибочно свидетельствовать в суде о сокращении времени, затрачиваемого на воспитание детей с целевым родителем, ссылаясь на враждебное окружение и дестабилизацию детей. Судьи будут обмануты и заставят подписать приказ ex parte после попытки сбежать отчужденным ребенком после решающего, воинственного социального столкновения. Отчужденные дети в конечном итоге получают то, что, по их мнению, сделает их снова безопасными и здоровыми: карантин с отчуждающим родителем.

На самом деле они получают от наивных и вступающих в сговор профессионалов большее воздействие вируса — отчуждающего родителя и его / ее деревни. Следовательно, психологическая опухоль внутри ребенка дает метастазы, и гнев отвергнутого родителя нарастает. Искушение отомстить отчужденному родителю может привести к другой ошибке .

4: Отклоненные / целевые ответные меры родителя в отношении отчуждающего родителя

Я уверен, что становится все более очевидным, что правонарушение (вмешательство, судебный надзор, привлечение обученных профессионалов и т. Д.) Становится все более очевидным.) — одна из лучших защит против динамики отчуждения. Это преступление ослабляется ошибкой, вызванной искушением отомстить отчуждающему родителю. Почему? Потому что акты возмездия могут быть использованы лукавыми отчуждающими, чтобы подкрепить свое повествование о том, что родитель-объект жестокого обращения и непригоден. Кроме того, отчужденные дети будут использовать любые ответные действия, чтобы оправдать свой союз с отчуждающими родителями, указывая на то, насколько подлым и опасным является отвергнутый родитель.

Отвергнутые родители разочаровываются.Они не могут понять, почему поведение отчуждающих родителей остается незамеченным и что их часто не привлекают к ответственности. Это растущее разочарование и нетерпение порождает идею взять дело в свои руки, а не ждать, пока руки правосудия или специалистов в области психического здоровья сделают что-нибудь, чтобы помочь. Похоже, у профессионалов и суда было достаточно времени, и им все это надоело.

Отговорка — препятствие на пути к воссоединению

Чувство разочарования и игнорирования, отвергнутые родители начинают составлять язвительные ответы по электронной почте, делать саркастические комментарии во время родительского обмена или взрываются на сеансе консультирования по воссоединению о том, как отчуждает родитель. травить детей против них.Они будут делать пустые угрозы отчуждающему родителю или высказывать свое мнение в социальных сетях, пытаясь раскрыть истинную мотивацию отчуждающего родителя. Они могут искать собственного консультанта, который будет защищать их вне этических ролей и стандартов: кто-то, кто напишет критическую оценку поведения отчуждающего родителя, несмотря на то, что он не встречался и не оценивал ситуацию профессионально. Целевой родитель может даже лишить отчуждающего родителя установленного судом родительского времени, чтобы «наверстать» потерянное время, или продлить отпуск, на который, по их мнению, он имеет право.

Все эти действия можно понять, учитывая разочарование целевого родителя, но чаще всего они будут использоваться против них как дополнительное доказательство их непригодности в качестве со-родителя. Хотя ответные действия могут быть приятными, они не приносят пользы. Чувства гнева и разочарования необходимо выражать и управлять ими. В противном случае их можно легко разыграть таким образом, чтобы в конечном итоге лишить целевого родителя и препятствовать его миссии по получению большего доступа к своим детям и прекращению отчуждения.Если не справиться, это может привести к следующей ошибке .

5: Отвергнутые / целевые родители, представленные профессионалам как сердитые, аргументированные и упрямые

Растущее разочарование и страхи могут привести к тому, что целевой родитель будет обращаться к специалистам в области психического здоровья и юристам в сердитой, аргументированной и упрямой форме. Это может помешать им получить надлежащую помощь, поскольку большинство профессионалов считают динамику отчуждения родителей противоречащей интуиции. Другими словами, они интуитивно понимают, что дети будут отвергать и бояться плохих родителей, но не понимают, как дети будут отвергать и бояться хороших родителей.

Соответственно, эти профессионалы часто внимательно изучают отношение и поведение отвергнутых родителей, чтобы подтвердить их предвзятость, полагая, что динамика сопротивления и отказа вызвана жестоким обращением, пренебрежением или непригодностью родителей. И угадай что? Гнев, аргументированное и упрямое отношение и поведение отвергнутого родителя прямо сказываются на предубеждениях профессионалов, и родителя неправильно понимают и рассматривают как проблему.

Неосведомленные профессионалы не видят в таком отношении и поведении прямого результата безудержного, неослабевающего отчуждения.Они ошибочно заключают, что отношение и поведение целевого родителя являются причиной динамики сопротивления и отказа, а не печальным результатом. И как только конструкция отчуждения / злоупотребления / пренебрежения получает поддержку; Родителям-мишеням становится очень трудно выбраться из ящика, в который их поставили. Понятно, что это может еще больше усугубить их гнев, страх и оппозицию.

Профессионалы, в свою очередь, становятся сторонниками теории отчуждения и будут ссылаться на конкретные формы поведения, которые демонстрирует целевой родитель, в поддержку своих выводов.Они расшифруют злобные голосовые сообщения, электронные письма и тирады на консультационных сессиях или сообщат о любом упорстве или прямом противодействии, которое целевой родитель проявляет по отношению к участию в различных сессиях. ( Примечание: хотя для целевых родителей важно не участвовать в неправильных планах лечения, которые не учитывают динамику отчуждения или ухудшают их, этот отказ должен осуществляться разумно и стратегически .) Независимо от того, какие механизмы защиты выбирают целевые родители, им нужно понять, что потребуется больше мозгов, чем мускулов, чтобы выбраться из ящика отчуждения.

Выход для целевых родителей — управлять своими чувствами и поведением так, чтобы появилась лучшая версия самих себя, а не раненая, отчаявшаяся и сердитая. Они должны быть обоснованы литературой об отчуждении родителей, в том числе о том, какой тип консультационного вмешательства помогает или мешает. Им нужен адвокат, который понимает отчуждение и знает, как работать со специалистами в области психического здоровья; адвокат, цель которого — обучать профессионалов и выступать за удержание профессионалов, которые понимают динамику отчуждения, при этом представляя профессионалам или суду законные признаки того, что их клиент годен, рационален и разумен.Что они безумно любят своих детей, а не злятся. Что они хотят завоевать сердца и умы своих детей, а не выиграть дело или превзойти других родителей.

Когда профессионалы сталкиваются с целенаправленными родителями, которые обоснованы и имеют такие замечательные намерения, есть больше шансов, что профессионалы будут выступать за справедливость, подотчетность и исцеление, а не станут еще одним управляемым агентом в динамике отчуждения.

Слово к отвергнутым / целевым родителям

Совокупность этих пяти распространенных ошибок может быть видимой и ощутимой, в то время как скрытые и коварные действия отчуждающего родителя часто остаются скрытыми и скрытыми.Самый большой шанс отодвинуть занавес перед динамикой отчуждения — это не занять центральное место в драме, вызванной этими ошибками, а вместо этого поработать над тем, чтобы отдернуть занавес и привлечь внимание к происходящему отчуждению.

Вы должны быть методичными и стратегическими. Не бойтесь просить о помощи и искать совета. Время — ваш враг, и эксперты могут помочь вам оценить серьезность отчуждения и соответствующих мер вмешательства, вплоть до судебного вмешательства.Не помешает иметь в команде тренера / советника, консультанта и хорошего юриста.

Отчуждение родителей — это не только психологическая опухоль, которая растет у вашего ребенка, она заразна. Его токсины могут распространиться на вас и вашу обширную деревню. Важно понимать, что, как и при лечении опухоли, которая подвержена риску роста и метастазирования, домашние средства не помогут справиться с отчуждением.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.