Кулинарная книга дюма: Книга: «Большой кулинарный словарь» — Александр Дюма. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-17-038472-3

Александр Дюма — Большой кулинарный словарь читать онлайн

АЛЕКСАНДР ДЮМА

Большой кулинарный словарь

Перевод Г. Мирошниченко



О наличии в конце книги примечания читателю говорит значок *, помещенный около названия определенного раздела.



НЕСКОЛЬКО СЛОВ К ЧИТАТЕЛЮ

При рождении человек получил от своего желудка приказ есть не меньше трех раз в день для восстановления сил, которые отнимает у него работа, а еще чаще — лень.

Как появился человек? В каком живительном климате, который должен был предоставлять достаточное количество пищи, чтобы человек, не умерев с голоду, мог достичь того возраста, в каком он способен сам находить свою пищу и добывать ее?

Древние мифологи говорят, будто первый человек появился в Индии. Действительно, теплый воздух, поднимающийся между Гималайскими горами и побережьями, которые тянутся от Цейлона до Малакки, неплохое свидетельство в пользу того, что колыбель человечества была именно там.

Кстати, не является ли символом Индии корова? Не означает ли этот символ, что именно она — кормилица рода человеческого? Сколько бедных индийцев, которые никогда и не обращали внимания на эти символы, не поверили бы в свое предназначение, если бы умирая, не держали в руках коровий хвост?

Но где бы ни родился человек, он должен есть. В этом состоит великая забота и дикаря, и цивилизованного человека.

Только дикарь ест по необходимости, а цивилизованный человек — из-за чревоугодия. Для него и написана эта книга.

У дикаря нет необходимости дополнительно возбуждать свой аппетит.

Аппетит бывает трех видов:

1. Аппетит, испытываемый натощак, — безжалостное ощущение, которое не дает возможности придираться к блюдам. При необходимости его можно утолить как куском сырого мяса, так и жареным фазаном или глухарем.

2. Аппетит, испытываемый тогда, когда сев за стол, вы уже отведали какое-нибудь вкусное блюдо. Согласно пословице, аппетит этого рода «приходит во время еды».

3. Аппетит третьего рода возникает тогда, когда после вкусных блюд, подававшихся во время обеда, скромный гость без сожалений собирается встать из-за стола, и вдруг в конце трапезы появляется еще какое-то превосходное блюдо. Это последнее искушение удерживает гостя на месте.

Первые примеры чревоугодия дали нам две женщины:

Ева, съевшая яблоко в раю; Персефона, съевшая гранат в аду.

Персефона принесла вред только самой себе. Когда она собирала цветы на лугу, ее похитил Плутон и унес в ад. На ее требования разрешить ей вернуться на землю богиня судьбы ответила: «Ты вернешься, если ничего не съела с тех пор, как попала в ад».

Но гурманка Персефона съела семь зернышек граната.

Зевс, которого мать Персефоны, богиня Деметра, умоляла помочь своей дочери, пересмотрел решение богини судьбы и решил, что Персефона шесть месяцев будет оставаться на земле, а шесть других месяцев — под землей; так будут удовлетворены и ее мать, и ее муж Плутон.

Что касается Евы, она была наказана более сурово, причем это наказание распространяется и на нас.

Как есть три вида аппетита, так есть и три разновидности чревоугодия.

Существует чревоугодие, которое теологи считают одним из семи смертных грехов. Монтень называет его «наукой глотки».

Это чревоугодие Тримальсиона и Вителлиуса.


У него есть высшая степень — обжорство.

Самый знаменитый обжора, известный нам из античности, — это Сатурн, пожирающий своих детей, боясь, что они съедят его самого. Он же вместо того, чтобы проглотить Зевса, проглатывает пол в храме, даже не замечая этого.

Простим ему все его поступки, поскольку он дал Верньо возможность привести красивое сравнение: «Революция подобна Сатурну: она пожирает своих детей».

Такое чревоугодие присуще крепким желудкам. Наряду с ним, существует и другое, которое мы могли бы назвать чревоугодием утонченных умов: именно его воспевает Гораций и практикует Лукулл. Речь идет об испытываемой некоторыми амфитрионами необходимости собирать у себя нескольких своих друзей, число которых никогда не бывает ниже числа граций или выше числа муз. Хозяева всячески стараются удовлетворить вкусы приглашенных и развлечь своих гостей.

Среди наших современников здесь следует назвать Гримо де ля Реньера и Брийа-Саварена.

Подобно тому, как у чревоугодия есть высшая степень — обжорство, существует и уменьшительная степень чревоугодия — пристрастие к лакомствам. Это определение означает любовь людей к некоторым тонким и изысканным кушаньям, которые и называются лакомствами.

Чревоугодника интересует количество, утонченного гурмана — качество.

Встречая человека, выглядевшего обжорой и лакомкой, наши отцы, еще пользовавшиеся утерянным нами глаголом лакомиться, произносили другие, также утраченные (по крайней мере, в данном значении) слова:

Вот сластена, у него прямо нюх на сладости.[1] А желавшие быть точными добавляли:

— Как у святого Иакова Больничного.

Откуда взялась эта поговорка, которая на первый взгляд кажется совершенно нелепой, мы сейчас вам расскажем.

На двери здания больницы, расположенной на Гусиной улице (которая с той поры, за счет искажения ее названия, превратилась в Медвежью), находилось изображение святого Иакова. А на этой улице в старину жили первые парижские кондитеры.

И поскольку святой был повернут лицом к улице, говорили, что у него «нос повернут к сладостям», иными словами, «у него нюх на сладости».

То же самое в Лондоне говорят о статуе королевы Анны, которая любила полакомиться, особенно посмаковать шампанское:

«Как королева Анна, которая повернулась спиной к церкви, а лицом к виноторговцу».

И в самом деле, то ли статуя поставлена так случайно, то ли это шутка скульптура, но королева Анна действительно ведет себя не совсем прилично (за что ее можно осуждать): она стоит спиной к собору Святого Павла и дарит свою королевскую улыбку крупному виноторговцу, чей магазин расположен на углу улицы.

Брийа-Саварен, которого можно считать Ля Брюйером чревоугодников этой второй категории, сказал:

Животное насыщается, человек ест, но лишь умный и утонченный человек знает толк в еде.

Третий вид чревоугодия, по поводу которого я могу лишь высказать сожаление, присущ несчастным, страдающим булимией — болезнью, поразившей Брута после смерти Цезаря. Эти люди не являются ни гурманами, ни тонкими знатоками пищи — они мученики.

Читать дальше

Александр Дюма «Лучшие рецепты»

Кто из нас в детстве не зачитывался романами Александра Дюма? Кто не страдал вместе с его мушкетерами, не мечтал о свободе с графом Монте-Кристо и не любил с королевой Марго? Сливаясь так плотно и тесно с судьбами главных героев, мало кто спешил узнать хоть что-то об их «родителе» — авторе бессмертных книг, которые, пожалуй, и сейчас, десять, двадцать лет спустя, популярны так же, так были популярны во времена нашего отрочества, с ними до сих пор засыпают в обнимку, читают с упоением и от их страниц не могут оторваться ни на секунду.

Тем не менее история Александра Дюма, хоть, возможно, и не тянет на уровень романов знаменитого писателя, но все же заслуживает внимания. Знали ли вы, например, о том, что писатель путешествовал по России и остался крайне разочарован местной кухней? Впрочем, нет, я не буду сейчас писать о биографии легендарного романтиста — человек не ленивый и интересующийся найдет сам. Я о другом хочу рассказать.

Поднимите руку, кто знает о том, что Александр Дюма был невероятным гурманом? Мало того, что он мог грамотно и в пух и прах раскритиковать любое блюдо, приготовленное в заведениях общественного питания его времени, так он еще и сам… великолепно готовил! И вот на этой странице его истории я предлагаю задержаться подольше.

Хотя, нет, сформулировано неверно — мое любимое издательство «Манн, Иванов и Фербер» уже задержались до нас — и выпустили книгу с рецептами знаменитого писателя. Книгу, которую я не могу взять в руки без трепета, книгу, которую хочется читать как самый увлекательный роман, книгу, которая собрала в себя удивительные жемчужины французской кухни. Итак, Александр Дюма «Лучшие рецепты».


Планируя рассказать вам об этой книжной новинке, я долго думала, о каком недостатке поведать бы — ну, привычка у меня такая: во всем хорошем честно отыскать хоть что-то плохое, чтобы вы верили в мою беспристрастность. Думала на самом деле очень много — и даже мысленно сформулирована предложение о том, что наконец-то в мире появилась идеальная, с моей точки зрения, кулинарная книга, но вот сейчас села писать отзыв и отчетливо поняла, что мне не нравится. Название. Лучшие рецепты? Но ведь это субъективно! А какие- худшие? А есть ли вообще другие дошедшие до нас? А сколько их вообще? Такая книга заслуживает более креативного названия! Требуется что-то яркое, необычное, запоминающееся.

Впрочем, издание запоминается и без названия, это я вам точно говорю. Книга потрясающая — она совместила в себе те две вещи, которые я в жизни люблю, пожалуй, больше всего — литературу и кулинарию. Нет, конечно же, если бы в нее еще как-то можно было поместить велосипеды, вышивку крестиком и творческие занятия с детьми, она была бы идеальной, но идеальный — это слишком даже для книги, тогда бы я, наверное, к ней прикоснуться боялась. А так — читаю, наслаждаюсь, смакую.

Странно, но я пока не приготовила ни одного блюда по рецептам Александра Дюма. Особое состояние влюбленности — когда достаточно восхищения на расстоянии. Я каждый день открываю «Лучшие рецепты», перелистываю страницы, зачитываюсь, представляю, мечтаю, фантазирую и… и ухожу готовить что-то другое. Не могу сказать, что это книга предназначена исключительно для созерцания, нет. Почти все рецепты в ней вполне возможно реализовать и в наше время, но если вам нужно вдохновение, это издание подойдет как нельзя кстати: берите, читайте, наслаждайтесь и вдохновляйтесь.

Кстати, про «почти». Понятное дело, автор рецептов жил в 19 веке, когда не было мультиварок и кухонных комбайнов, зато в продаже были продукты, свойственные тому времени (кто, например, видел в супермаркете рыбьи молоки? понятно, что при огромном желании их можно поискать среди, допустим знакомых рыбаков, однако, согласитесь, реализовать эту задумку не так-то и просто). При всем при этом создатели книги очень тщательно отобрали материал и отредактировали рецепты, адаптировав их под современные реалии — и это, как мне кажется, был огромный кусок работы, за который я бы отдельно благодарила издателей и авторов.

Вы еще не раз увидите в моих записях упоминание «Лучших рецептов» Александа Дюма — я планирую приготовить маседуан из весенних овощей, луковый суп по рецепту польского короля Станислава, говяжий язык под соусом аше, утиные батончики с шампиньонами, фасоль по-бургундски, пышный пирог с сыром бри, тонкое печенье по-турински и обязательно крем по рецепту Людовика XIV из абрикосов. Впрочем, если у вас нет терпения подождать, вы всегда можете приобрести себе собственную жемчужину среди кулинарных книг — и в этот раз я прямо-таки настаиваю на этом!


P.S.

И маленький вопрос к знатокам русского языка. Не могу понять, почему в названии некоторых рецептов, например, «Баба, или польское пирожное» ставится запятая? Отправьте меня к правилу, сделайте меня грамотнее на радость вам. Спасибо!


Другие интересные статьи этой рубрики

Книга: Большой кулинарный словарь — Александр Дюма — КнигаГо

АЛЕКСАНДР ДЮМА Большой кулинарный словарь

Перевод Г. Мирошниченко




Предисловие

О наличии в конце книги примечания читателю говорит значок *, помещенный около названия определенного раздела.



НЕСКОЛЬКО СЛОВ К ЧИТАТЕЛЮ

При рождении человек получил от своего желудка приказ есть не меньше трех раз в день для восстановления сил, которые отнимает у него работа, а еще чаще — лень.

Как появился человек? В каком живительном климате, который должен был предоставлять достаточное количество пищи, чтобы человек, не умерев с голоду, мог достичь того возраста, в каком он способен сам находить свою пищу и добывать ее?

Древние мифологи говорят, будто первый человек появился в Индии. Действительно, теплый воздух, поднимающийся между Гималайскими горами и побережьями, которые тянутся от Цейлона до Малакки, неплохое свидетельство в пользу того, что колыбель человечества была именно там.

Кстати, не является ли символом Индии корова? Не означает ли этот символ, что именно она — кормилица рода человеческого? Сколько бедных индийцев, которые никогда и не обращали внимания на эти символы, не поверили бы в свое предназначение, если бы умирая, не держали в руках коровий хвост?

Но где бы ни родился человек, он должен есть. В этом состоит великая забота и дикаря, и цивилизованного человека.

Только дикарь ест по необходимости, а цивилизованный человек — из-за чревоугодия. Для него и написана эта книга.

У дикаря нет необходимости дополнительно возбуждать свой аппетит.

Аппетит бывает трех видов:

1. Аппетит, испытываемый натощак, — безжалостное ощущение, которое не дает возможности придираться к блюдам. При необходимости его можно утолить как куском сырого мяса, так и жареным фазаном или глухарем.

2. Аппетит, испытываемый тогда, когда сев за стол, вы уже отведали какое-нибудь вкусное блюдо. Согласно пословице, аппетит этого рода «приходит во время еды».

3. Аппетит третьего рода возникает тогда, когда после вкусных блюд, подававшихся во время обеда, скромный гость без сожалений собирается встать из-за стола, и вдруг в конце трапезы появляется еще какое-то превосходное блюдо. Это последнее искушение удерживает гостя на месте.

Первые примеры чревоугодия дали нам две женщины:

Ева, съевшая яблоко в раю; Персефона, съевшая гранат в аду.

Персефона принесла вред только самой себе. Когда она собирала цветы на лугу, ее похитил Плутон и унес в ад. На ее требования разрешить ей вернуться на землю богиня судьбы ответила: «Ты вернешься, если ничего не съела с тех пор, как попала в ад».

Но гурманка Персефона съела семь зернышек граната.

Зевс, которого мать Персефоны, богиня Деметра, умоляла помочь своей дочери, пересмотрел решение богини судьбы и решил, что Персефона шесть месяцев будет оставаться на земле, а шесть других месяцев — под землей; так будут удовлетворены и ее мать, и ее муж Плутон.

Что касается Евы, она была наказана более сурово, причем это наказание распространяется и на нас.

Как есть три вида аппетита, так есть и три разновидности чревоугодия.

Существует чревоугодие, которое теологи считают одним из семи смертных грехов. Монтень называет его «наукой глотки».

Это чревоугодие Тримальсиона и Вителлиуса.


У него есть высшая степень — обжорство.

Самый знаменитый обжора, известный нам из античности, — это Сатурн, пожирающий своих детей, боясь, что они съедят его самого. Он же вместо того, чтобы проглотить Зевса, проглатывает пол в храме, даже не замечая этого.

Простим ему все его поступки, поскольку он дал Верньо возможность привести красивое сравнение: «Революция подобна Сатурну: она пожирает своих детей».

Такое чревоугодие присуще крепким желудкам. Наряду с ним, существует и другое, которое мы могли бы назвать чревоугодием утонченных умов:

Автором «Трех мушкетеров» была создана огромная кулинарная книга

А вы знаете, что великий французский писатель Александр Дюма, подаривший миру «Трех мушкетеров» и «Графа Монте-Кристо», а также еще не меньше сотни приключенческих романов, на склоне лет смог воплотить свою мечту и создать огромнейшую поваренную книгу — свой «Magnum Opus». Великий литератор был уверен, что этот кулинарный сборник на 1150 страниц станет его главным шедевром.

Внук французского аристократа и потомок раба африканского происхождения, родившийся в 1802 году, Александр Дюма быстро приобрел известность благодаря власти своего пера. Исторические романы Дюма, в которых плелись интриги, фигурировали мушкетеры и аристократические скандалы, принесли ему прочную известность. Но, по собственной оценке писателя, его главным шедевром должно было стать его грандиозное начинание по кулинарной истории, которое он назвал «Le Grand Dictionnaire de kitchen». Великий романист надеялся, что этот сборник, его «лебединая песня» о гастрономии, станет жемчужиной его литературного творчества. К сожалению, он никогда не видел его опубликованным. Любимый проект писателя, который он называл «подушкой моей старости», был выпущен посмертно — в 1873 году, лишь через три года после смерти литератора.

То, что литературный деятель XIX-го столетия был опытным поваром и гастрономом, было очевидно еще при его жизни. Будучи журналистом, Дюма опубликовал статью «Causerie Culinaire» в 1858 году. Этот «Разговор о кулинарии», был повествованием о гастрономической жизни писателя, охватывающим всю его жизнь — от детства до рецепта любимых неаполитанских макарон. Дюма также писал статьи для колонок по кулинарии, публикуемых в различных французских ежедневных и еженедельных газетах. В дневниках его современников, таких как Жорж Санд, также описаны ужины, которые давала «la famille Dumas», где самого «Dumas père» (Дюма-отца) иногда можно было найти на кухне.

Александр Дюма-отец готовит устричный омлет

В 1869 году Дюма собрал все свои кулинарные книги и исследования и перебрался на западное побережье Франции, чтобы укрыться на берегу моря в Роскофе на мысе Финистерре. Там он поставил себе задачу написать свой гастрономический «магнум опус». И уже в начале следующего года он отправил готовую рукопись, состоящую из 1150 страниц с иллюстрациями, своему другу и издателю Альфонсу Лемерру. Но в июле 1870 года разразилась франко-прусская война, и в результате выпуск книги Лемерром был отложен. Дюма умер 5 декабря 1870 года. И хотя Лемерр действительно опубликовал «Le Grand Dictionnaire» три года спустя, но он так и не выпустил второе издание. Однако позже он опубликовал сокращенное издание — словарь «Petit Dictionnaire».

Дюма посвятил «Le Grand Dictionnaire» своему дорогому другу Жюлю Жанину, писателю, журналисту и театральному критику. В книге в форме письма Дюма рассказывает своему другу историю французской кухни, описывая подношения за различными королевскими столами, в том числе о кулинарных мелочах. Например, Дюма утверждает, что байонез, позже названный майонезом, был изобретен на кухнях герцога Ришелье (легенда, которая повторяется так же часто, как и оспаривается).

Предисловие к «Dictionnaire» также включает в себя «Письмо к читателям», где Дюма рекомендует «обжорство тонких душ», его веселый эвфемизм для званого обеда. Образцовый хозяин, советует он, приглашает обычно от трех до девяти гостей: «Никогда не меньше, чем Милости, никогда не больше, чем муз». Наряду с советами Дюма предлагает своим читателям описания эпических римских банкетов, рисует сложные эпикурейские фантазии о кулинарных подвигах западного мира.

«Dictionnaire» читается как кулинарная энциклопедия, начиная с «Абсента» и заканчивая «Изюминкой». Там даже представлен рецепт приготовления слона, а статья о сельдерее содержит утверждение, что люди в древние времена носили его в коронах во время еды, чтобы минимизировать влияние вина. Книга содержит множество рецептов — от обычного запекаемого абрикосового сливочного сыра до гурманских изысков, таких как блюдо из шестидесяти кроличьих языков.

Но «Le Grand Dictionnaire de kitchen» — это больше, чем кулинарная книга. Дюма задумал ее как серьезное исследование в сфере гастрономии, которое будут использовать как энтузиасты, так и кулинары. Записи охватывают ингредиенты, специи, инструменты для приготовления пищи и методы приготовления пищи.


ЭЛКОД: Александр Дюма. Лучшие рецепты

«Гениальности в нем больше, чем таланта», — писал Виктор Гюго о своем современнике и друге Александре Дюма-отце. Гений Дюма раскрылся не только в приключенческих произведениях — великий романист был также и журналистом, и драматургом, и публицистом, и путешественником, и, конечно, гурманом и гастрономом.

Писатель Александр Дюма — один из самых читаемых в мире и один из немногих, к чьим романам можно с удовольствием возвращаться всю жизнь. А уж прочитать их в детстве просто необходимо! И, читая, прожить несколько ярких жизней вместе с героями великого драматурга: с ла Молем — спастись от разъяренных преследователей и упасть в объятия королевы Марго; с де Бюсси — сразиться с армией сбиров, нанятых коварным Монсоро; с д’Артаньяном и его верными друзьями — оплакать Констанцию и приговорить к смерти Миледи; с графом Монте-Кристо — сбежать из замка Иф и найти сокровища аббата Фариа. Впечатления от этой прекрасной реальности, где таинственные дамы прячут письма за корсажами платьев, а доблестные рыцари без страха и упрека оттачивают шпаги и рискуют жизнью во имя чести, дают нам, читателям, то, что остается навсегда, — заряд юношеского романтизма, благородства и прекраснодушия.

Дюма стал легендой еще при жизни — человек-праздник, человек-взрыв, человек-карнавал.

Колоссального роста, с буйной шевелюрой, крупный, шумный, смешливый, искрящийся энергией и страстью, он любил жизнь во всех ее проявлениях: бурные эмоции, головокружительные приключения, чувственные переживания. Его окружали красивые женщины, он знал толк в изысканной еде и тонких винах. Легкость была свойственна Дюма во всем, включая творчество: как виртуозно он выдумывал сюжеты, плел из них кружево, искусно смешивая реальные исторические факты с совершеннейшими выдумками — беззастенчиво «мял юбки Клио», по выражению биографа Андре Моруа. Герои Дюма зачастую имеют мало общего со своими прототипами: в реальности кардинал Мазарини не был так жаден, подл и труслив, каким его изображает писатель; бретёр и ловелас де Бюсси, напротив, не принадлежал к образцам благородства, а королева Екатерина Медичи вовсе не была таким чудовищем. Но кого это волнует? Дюма вдохнул в «бестелесных» исторических персонажей жизнь — они обрели плоть, голос, характер и остались навеки запечатлены на страницах его книг и в сердцах читателей именно такими, какими он их создал.

В России любят Дюма — его книги издают и переиздают уже более 180 лет, а в последние десятилетия еще и успешно экранизируют. И кажется, что французские мушкетеры (видимо, с легкой руки режиссера Юнгвальд-Хилькевича) самые что ни на есть русские, и даже ругательство «каналья» звучит как родное.

Но Дюма связывает с Россией не только популярность его пьес и романов. В 1858–1859 годах писатель в течение девяти месяцев путешествовал по нашей необъятной стране. Для великого драматурга это стало незабываемым приключением — этнографическим, культурологическим и, разумеется, гастрономическим: в Переславле Дюма лакомился селедкой, в Астрахани угощался лошадиной ляжкой, в Калмыкии отведал кумыс и верблюжье молоко. Некоторые из экзотических русских блюд Дюма включил в свой «Большой кулинарный словарь» — удивительную книгу, еще один «приключенческий роман», который по иронии судьбы оказался последним произведением писателя.

Кажется, строки, вышедшие из-под пера сочинителя-гурмана, источают ароматы изысканных блюд французской кухни XIX века: густых соусов, душистых приправ, сочного мяса, нашпигованного салом, сытных супов, щедро заправленных сливочным маслом, воздушной выпечки, нежных кремов, патов и мармеладов.

Карикатура на Александра Дюма.
Обложка La Lune 2 декабря 1866 г.

Вообще, французская кухня — уникальное явление в мировой гастрономии, эталон тонкого вкуса и кулинарного изящества. Историки считают, что ее становление началось в эпоху правления короля Франциска I, в 1533 году женившего своего сына Генриха на итальянке Екатерине Медичи. Юная дофина привезла во Францию итальянских поваров, которые на тот момент были искуснейшими в Европе — они хранили и продолжали классические кулинарные традиции древнеримских патрициев. Сорбеты, мороженое, заварные пирожные, блюда из шпината и макароны усилиями королевы Екатерины вошли в моду и вывели французскую кухню на новый уровень. Однако истинный рас цвет гастрономии «а-ля франсез» пришелся на эпоху «короля-солнце» Людовика XIV, любившего пышные празднества и роскошные яства. С тех самых пор и началось триумфальное шествие по миру французской кухни, которое продолжается и по сей день. Страны Европы (включая и Россию) окончательно «сдались» ей в начале XIX века, во времена Наполеоновских войн. В Америку она пришла позже — во второй половине XX века. В Новом Свете французскую кухню популяризировала знаменитая Джулия Чайлд, утверждавшая, что «любой может готовить на французский манер, нужна лишь правильная инструкция».

Сегодня французская кухня — синоним аристократической изысканности и элегантности — снискала славу в самых отдаленных уголках земного шара. Но таковой она была уже и во времена Александра Дюма. Возможно, поэтому в его «Большом кулинарном словаре», несмотря на то что этот «гастрономический роман» довольно интернационален и содержит немало кулинарных «сюжетов» из разных стран мира, первую скрипку играет все же кухня Франции.

Баранья ножка по-гасконски

В основе этой книги — около ста рецептов из «Большого кулинарного словаря» Дюма: наваристые супы, ароматные вторые блюда, пышные десерты и пьянящие настойки. Возможно, кто-то спросит: в чем смысл такого издания, ведь ничто не мешает любому желающему обратиться напрямую к первоисточнику и приготовить блюда по указаниям писателя, сверяясь с его «Большим кулинарным словарем»? Ответ прост: кулинарная книга Дюма — скорее увлекательное чтиво, нежели прикладное пособие по приготовлению блюд. Дозировки, которые приводит писатель, весьма условны («возьмите добрый кусок мяса», «налей те воды столько, сколько нужно», «щедро сдобрите сахаром»), рекомендации довольно абстрактны («варите столько, сколько понадобится», «запекайте до красивого цвета»), а технологии приготовления крайне архаичны (жаркие жаровни, котлы над огнем, печи, подогреваемые сверху и снизу). Кроме того, каждый из 800 рецептов «Большого кулинарного словаря» — это небольшая новелла, изобилующая легендами, цитатами знаменитых гастрономов (например, «повара королей и ко роля поваров» Мари Антуана Карема или автора философско-кулинарных трактатов Жана Антельма Брийя-Саварен) и историческими анекдотами. Читать эти кулинарные эссе, написанные в узнаваемом стиле автора «Трех мушкетеров» (то есть остроумно, живо, цветисто и патетично), — одно удовольствие, но готовить по ним непросто, если не сказать невозможно. Поэтому мы взяли на себя труд отобрать рецепты самых привлекательных — и по вкусу, и по возможности исполнения — блюд из «Большого кулинарного словаря» и адаптировали их, точно расписав количество ингредиентов, осовременив технологии, добавив советы и рекомендации от наших поваров. И, конечно, приготовили каждое из этих великолепных блюд и отведали их сами. Слава папаше Дюма (как величала писателя Жорж Санд) — кушанья получились выше всяких похвал: маседуан из весенних овощей, матлот по-нормандски, бланманже с миндалем, соус велюте, муслиновая бриошь и пряная ратафия — эти на звания возбуждают любопытство и аппетит! Надеемся, вам, как и нам, понравится готовить по рецептам великого кулинара Дюма отца.

Приятного аппетита и легкого чтения!

 

 

УСЛОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ:

Сложность приготовления блюда:

ЛЕГКОЕ

СРЕДНЕЕ

СЛОЖНОЕ

РЕЦЕПТ АЛЕКСАНДРА ДЮМА-ОТЦА

ПОРЦИИ

ВРЕМЯ ПРИГОТОВЛЕНИЯ

РОДИНА РЕЦЕПТА

Александр Дюма и его кулинарная книга | Кулинарный базар Андрей1963

В 1858 году месье Александр предпринял путешествие по России. Его везде принимали с восторгом, почитанием, и, разумеется, стремились накормить «от пуза».

Поездка в Россию оказалась результативной: писатель научился готовить осетрину по-славянски и бараний шашлык, о котором был очень высокого мнения: «За время своих путешествий я ничего вкуснее не едал».

Кроме того, французского гостя научили варить варенье из роз, солить огурцы и квасить капусту. Водку и кумыс Дюма не одобрил. Не разделил он и пристрастий русских к стерляжьей ухе: «Рыба эта пресная и жирная, и по-вара не стараются подчеркнуть ее приятный вкус. К ней необходимо придумать соус, и смею предположить, что это смогут сделать только французы».

Он так описал свое путешествие по России сыну в письме: «Дорогой мой сын!.. Ты ведь знаешь, что я люблю селедку, и потому не удивляйся, что я ездил в Переславль, чтобы полакомиться ею… Прибыв в Астрахань, я немного поохотился на берегах Каспия, где в таком же изобилии водятся дикие утки, гуси, пеликаны, как на Сене лягушки и каменки. Возвратясь, я нашел приглашение от князя Тюмена… отличнейший завтрак — лошадиная ляжка… Поверишь ли, что я ел сырую конину с зеленым луком у калмыков и нашел её необыкновенно вкусной…»

Особенно ему запомнились поездки на дачу в Ораниенбаум к Авдотье Панаевой.

Курник от Авдотьи Панаевой

Сначала готовят сдобное тесто и делят его на две части (одну поменьше, другую побольше), затем делают начинку. Для этого отваривают парную курицу в небольшом количестве воды с кореньями и пряностями. Готовую курицу достают из кастрюли, обсушивают, удаляют все кости и разламывают на небольшие куски. Берут 1,25 стакана гречневой крупы, прокаливают её на сковородке и перетирают с одним яйцом. Доводят до кипения 1,5 стакана воды с 2 столовыми ложками сливочного масла, быстро засыпают крупу, перемешивают, чтобы не было комков, держат на окне 5 минут и слегка подсушивают в горячей духовке. Потом добавляют в кашу 4— 5 сваренных и мелко нарубленных яиц, нарезанную петрушку, укроп и солят. Раскатывают большую часть теста в круглую лепешку по размеру чуть больше сковороды, в которой будет выпекаться пирог. Кладут лепешку на сковороду и слоями располагают начинку: сначала слой из половины каши, затем — слой кусков курицы, потом вторую половину каши, которую сверху посыпают укропом. Вливают в начинку немного крепкого бульона. Затем раскатывают лепешку из меньшего куска теста и накрывают ею пирог, защипывают края, смазывают взбитым яйцом, делают по центру дырочку и ставят в горячую духовку для выпекания.

Русская писательница была настолько поражена чудовищным аппетитом своего французского коллеги, что отметила у себя в дневнике: «Я думаю, что желудок Дюма мог бы переварить мухоморы».

Разменяв седьмой десяток, «папаша» Дюма накопил такие обширные знания по кулинарии, что решил поделиться ими с читателями. Для того, чтобы ничто и никто не отвлекал его от работы, он отправился в Бретань, в уединенное приморское местечко Росков и уже в марте 1870 года передал парижскому издателю Альфонсу Лемерру тысячу страниц рукописи — последний труд в своей жизни — «Большой кулинарный словарь».

В нём описаны рецепты блюд, собранные Дюма в разных странах, которые перекликаются с остроумными анекдотами, письмами знаменитого в те годы повара Мари-Антуана Карена, короткими заметками об истории кулинарии, продуктов, вин, овощей. На страницах книги даны советы по организации кухни, перечислены наиболее известные вина и даже представлен гастрономический календарь, призванный облегчить составление меню для званых обедов в любое время года. Кроме того, обильно пестрит небольшими рекомендациями, вроде такой: «Мясо лягушки легко переваривается, оно показано пожилым людям и дамам всех возрастов, ибо вызывает румянец».
Книга Дюма, выпущенная тиражом всего лишь в несколько сот экземпляров, вышла в свет уже после смерти писателя и была сразу же расхвачена почитателями его таланта, удостоена громких похвал и признаний критиков, один из которых написал:

«Эту книгу просто необходимо читать, перечитывать, а потом экспериментировать и пробовать. Ведь Дюма завещал своим дорогим читателям одну из самых больших радостей своей жизни».

Рецепты от александра дюма — Летидор

Книга — сборник рецептов, всего их 91, каждый из которых сопровождается интересным фактом, исторической справкой или историей от великого кулинара Дюма-отца. По ней можно готовить, ее можно просто читать. Структура книги такова: Салаты и закуски — Первые блюда — Вторые блюда — Соусы — Выпечка (сладкая и несладкая) — Десерты — Настойки и ликеры. Сложность рецептов разная, есть совсем простые, которые может приготовить чуть ли не ребенок, а есть такие, что нужен кулинарный навык. Многие блюда имеют романтичные названия: маседуан, матлот, консомэ, ратафия, бриошь, галантин — очаровательно, правда?

Буквально в это воскресенье я засыпала вишню сахаром — и это первый этап приготовления вишневой наливки по рецепту Дюма-отца (сама вряд ли попробую из-за беременности, но буду угощать гостей). Готовлю некоторые супы и соусы, со сладостями я сейчас особенно осторожничаю, хотя планирую испечь в ближайшее время мадленки-ракушки, они такие романтичные. Мне нравится салат из баклажанов по-провансальски, хотя он трудоемок. Вообще, я бы посоветовала начать свои кулинарные опыты с соусов — визитной карточки французской кухни и особой страсти папаши Дюма. А дальше втягиваться в блюда посложнее.

Удивительный француз

Дюма — человек-фейерверк, человек-ураган, человек-праздник, колоссального роста, с буйной шевелюрой, крупный, шумный, смешливый, искрящийся энергией и страстью, он любил жизнь во всех ее проявлениях: бурные эмоции, головокружительные приключения, чувственные переживания, красивые женщины, изысканная еда и тонкое вино. Он не без бахвальства говорил про себя: «У меня много любовниц, потому что я гуманный человек. Будь у меня одна — ей не прожить бы и недели. Не хочу преувеличивать, но полагаю, что по свету у меня разбросано более пятисот детей». Так что плодовит он был во всем, не только в творчестве.

Кулинария была его хобби, его страстью. Он готовил сам, устраивал звание обеды, кормил гостей (он вообще был щедр до беспечности, помогал деньгами своим друзьям, приятелям, любовницам, бывшим любовницам и их семьям — именно поэтому деньги текли у него сквозь пальцы, не задерживаясь в карманах). Например, известно высказывание Жорж Санд: «Весь обед, от супа до салата, приготовил папаша Дюма! Восемь или десять превосходных блюд. Пальчики оближешь!» Кулинарный словарь он писал много лет, собирал рецепты со всего мира, считал его одной из главных своих литературных удач.
 
Французская кухня во времена Дюма была не совсем такой, как сейчас, а куда жирнее, сочнее, наваристее, сложнее: густые соусы, душистые приправы, мясо, нашпигованное салом, сытные супы, щедро заправленные сливочным маслом, воздушная выпечка, нежные кремы, паты и мармелады. В своей книге Дюма собрал около 800 рецептов, хотя точнее их, пожалуй, назвать не рецептами, а гастрономическими новеллами. Там нет точных дозировок, они весьма условны («добрый ломоть масла», «щедрый кусок мяса»), методы приготовления для нас тоже не очень понятны (жаровни, котлы, открытый огонь), но зато каждый рецепт сопровождает любопытная история — живая, ветвистая, романтичная — в духе Дюма!
 

9780192820402: Дюма о еде: (Выдержки из Le Grand Dictionnaire de Cuisine Александра Дюма пре) — AbeBooks


Репутация Александра Дюма по основана в основном на его исторических романах, особенно на Три мушкетера. Однако изобилие и яркий стиль Дюма нашли такое же выражение во многих других произведениях, и именно его Grand Dictionnaire de Cuisine особенно хотел, чтобы его запомнили Дюма.

Опубликованный посмертно в 1873 году, этот обширный и внушительный труд представляет собой словарь кулинарных терминов, рецептов и анекдотов, от «Абсент» до «Изюминка». Редакторы отобрали и перевели те фрагменты из Dictionnaire , которые представляют Дюма в его лучшем виде, сохраняя весь колорит и красоту оригинала.Эта удобочитаемая и информативная работа дополнена глоссарием, описывающим структуру французской еды в девятнадцатом веке, используемую посуду и оборудование, а также определения терминов французской кулинарии, использованных в тексте.

«синопсис» может принадлежать другой редакции этого названия.

Об авторе :


Алан Дэвидсон является автором нескольких кулинарных книг, включая Mediterranean Seafood и North Atlantic Seafood , и в настоящее время работает над готовящимся к выпуску Oxford Companion to Food . Джейн Дэвидсон — писатель.

Примечания к языку :

Текст: английский, французский (перевод)

«Об этом заглавии» может принадлежать другой редакции этого заглавия.

Парижское обозрение — Готовим с Александром Дюма

В серии статей Валери Стиверс Eat Your Words она готовит рецепты на основе произведений разных писателей.

Если щедрые пиршества и эпические выпивки года «Три мушкетера » Александра Дюма (1802–1870) — это хоть один показатель, Франция семнадцатого века была эпохой гурманов.Мушкетеры — Атос, Портос и Арамис — и их юный друг д’Артаньян, гасконский дворянин, герой книги, — мальчики из братства другой эпохи, люди, для которых обычный домашний вечер — это

Портос лежал в постели и играл в игру lansquenet с Мускетоном [его слугой], чтобы держать свою руку. пока вертел, нагруженный куропатками, вертелся перед огнем, и по обе стороны от большого камина, над двумя жаровнями, кипели две сотейники, из которых исходил двойной запах тушеной рыбы и кролика, радуясь запах.Вдобавок к этому … верх шкафа и мрамор комода были завалены пустыми бутылками.

Мушкетеры не знают умеренности. Они заказывают несколько бутылок вина, чтобы быстро выпить, и в какой-то момент одна из них потребляет весь винный погреб. Когда Арамис планирует съесть омлет со шпинатом, его друзья в конце концов убеждают его сказать официанту: «Вернись, откуда ты пришел; забери обратно эти ужасные овощи… Закажи зайца-зайца, толстого каплуна, баранью ногу с чесноком и четыре бутылки старого бургундского.”

Дюма был любезным и страстным поваром, писавшим во многих жанрах, и его Grand Dictionnaire de Cuisine , обширный том, который путешествовал по алфавиту от абсента до цедры, был великим проектом, который, по его мнению, он должен был завершить до своей смерти. (Опубликован посмертно.) Согласно предисловию к моей сокращенной переведенной версии этого тома, Дюма «писал романы и рассказы, потому что ему нужен был доход, но он создал свой шедевр, Grand Dictionnaire de Cuisine , потому что ему нравилась эта работа.В книгу вошли рецепты, светские сплетни, кусочки кулинарной истории и размышления писателя о гостеприимстве и развлечениях. Во введении сказано, что это не «простая кулинарная книга для необразованной невесты». Мне было интересно прочитать, что рецепт ортоланов, редких певчих птиц, говорит нам, что чтобы убить их, мы должны «задушить их, погрузив их головы в очень крепкий уксус. Это насильственная смерть, улучшающая их плоть ».

Я приготовил три блюда, упомянутых в Три мушкетера — рагу из кролика и рагу из рыбы, приготовленные одновременно в процитированном выше отрывке (смешанные запахи действительно вызвали радость) и салат из шпината, чтобы оправдать пропущенный в книге шпинат.Для всех троих я руководствовался поваренной книгой Дюма, выбирая вариант тушеного кролика, который казался возможным для человека, который никогда не готовил кролика, и, в духе приключений, тушеную рыбу с угрем. Поскольку питье было очень важно для Дюма и мушкетеров, я сочетал эту еду с винами, либо теми, что упомянуты в книге, либо приблизительными.

Эта кулинария требовала головы угря, регидратированных сморчков (они были великолепны) и старомодной техники загущения супа, называемой beurre manié, — все это выходило за рамки моей зоны комфорта.Вдохновением для меня послужили слова мушкетера Атоса, попавшего в опасность: «Итак, пойдем убивать, куда нам велят идти. Стоит ли жизнь задавать столько вопросов? »

Вина мушкетеров

Выпьем, дорогой д’Артаньян, morbleau ! давайте пить, пока вино свежее! Давайте от души выпьем и, пока мы будем пить, расскажем мне немного о том, что происходит в том мире.

Три мушкетера

Д’Артаньян и его друзья в основном пьют вино из Бургундии, хотя упоминается также малоизвестный регион Божанси и есть сюжет о таинственном подарке вина из Анжу.Они выпивают его в таких больших количествах, что современный читатель может представить, что либо вино было слабее, чем мы привыкли, либо бутылки были меньше — хотя, по всей вероятности, тогда люди просто пили больше. С помощью Джереми Блока, владельца Some Good Wine на Восьмой улице в Манхэттене, я попытался приблизить их опыт, выбирая французские вина (за одним исключением) из регионов, которые были бы знакомы мушкетерам, которые также хорошо сочетались бы с моими. меню. В качестве салата с его кислым, рыбным винегретом и корнеплодами я подал розовое вино из хрустящего северного Сансера; здесь присутствие пино нуар придавало ему землистость, подходящую к салату.Что касается блюда из угря, я нашел «натуральное» вино из Юры, одного из самых малоизвестных винодельческих регионов Франции, где они известны тем, что производят вина в самом традиционном стиле, близком к тому, что могли бы выпить мушкетеры. Это шардоне Côtes du Jura от Дидье Граппа (модного винодела, который также делает культовое вино, названное Clash, в честь группы) использует органический виноград и местные дрожжи. Он нефильтрованный и без добавок, как в семнадцатом веке, а легкая дубовая нотка сочетается с маслянистым послевкусием супа.Бургундское сочетание с кроликом оказалось непростой задачей — красные бургундские вина сделаны из 100% винограда пино нуар и считаются некоторыми лучшим выражением пино нуар в мире; таким образом, они дороги и становятся более дорогими в зависимости от того, насколько конкретна бутылка в зависимости от того, где в Бургундии выращивается виноград. «Боргонь» на бутылке означает «из любой точки Бургундии», и эта бутылка от Джозефа Фейвли за 24,99 доллара была очень хороша. Наконец, анжуйское вино, которое получили мушкетеры в этом таинственном подарке («Моя вера! Неважно, откуда оно взято, — сказал Портос, — давайте попробуем его, и если оно хорошее, давайте выпьем.’») Был бы каберне-франком, а Лонг-Айленд, на окраине самого большого города которого я живу, является хорошим регионом для выращивания этого винограда. Винодельня Ред-Хук по соседству со мной продает франк каберне, в котором используется виноград с виноградников Макари, одной из лучших виноделен на Северной вилке. Он стал приятной заменой Анжу.

К сожалению, в отличие от мушкетеров, нам с мужем не удалось съесть все четыре бутылки за обедом.

Салат, который так очаровал бедного Ронкони

Наконец, я приготовил салат, который так понравился моим гостям, что, когда Ронкони, один из моих самых постоянных гостей, не смог прийти, он послал за своей порцией салата, который принесли ему под большим зонтом, когда шел дождь. что никакие посторонние предметы не испортят его…

[Этот салат был] большой фантазии, составной заказ, состоящий из пяти основных ингредиентов: ломтики свеклы, полумесяцы сельдерея, измельченные трюфели, рампин с его листьями и вареный картофель…

Сначала я кладу ингредиенты в салатник, затем переворачиваю их на блюдо.В пустую миску я кладу по одному сваренному вкрутую яичному желтку на каждых двух человек — шесть на дюжину гостей. Я растираю их с маслом, чтобы сформировать пасту, к которой я добавляю кервель, измельченный тунец, мацерированные анчоусы, горчицу Майле, большую ложку сои, нарезанные корнишоны и измельченный белок яиц. Я разбавляю эту смесь, добавляя лучший уксус, который только можно получить. Наконец, я кладу салат обратно в миску, и мой слуга бросает его. На перемешанный салат я посыпаю щепотку паприки, венгерского красного перца.

А вот и салат, который так очаровал бедного Ронкони.

Словарь кулинарии Александра Дюма , отредактированный, сокращенный и переведенный Луи Колманом

Обслуживает 6–8

Для салата:

1 1/2 стакана свеклы, сваренная до состояния вилки и нарезанная ломтиками
1 1/2 стакана картофеля, сваренная до состояния вилки и нарезанная ломтиками
1 1/2 стакана сельдерея, нарезанного ломтиками
большая горсть нарезанного шпината

Для перевязки:

3 сваренных вкрутую яйца, разделенных на желтки и белки
1/2 стакана оливкового масла
4 анчоуса, протертого
2 столовые ложки свежего эстрагона, измельченного
1/4 стакана консервированного тунца хорошего качества
1 столовая ложка горчицы Майле (из Дижона, есть в каждом супермаркете)
1 столовая ложка соевого соуса
1/4 стакана нарезанных корнишонов
1 столовая ложка уксуса или более по вкусу
1 щепотка болгарского перца
соль и перец по вкусу

Приготовьте согласно методу, описанному выше.

Примечание для читателей: Инструкции Дюма по заправке салатов очень точны: их следует одевать «за час до того, как миска вскрыта», и за это время перебрасывать три или четыре раза. Более того, только «хозяин или хозяйка» дома может приправлять салат — и только «если они достойны такой священнической обязанности».

Matelote of Eel Marinière

Возьмите неводского карпа, угря, линя, окуня и разрежьте их на части.Нарежьте 2 большие луковицы. На дно медного горшка положите лук, затем все головы, затем части туловища, так чтобы кусочки ближайшего к хвосту были сверху. Приправить солью, перцем, букетом гарни и несколькими зубчиками чеснока. Залейте все 2 бутылки белого вина. Довести до кипения. Добавьте 1 стакан коньяка и пламя. Добавьте 20-30 маленьких обжаренных на сливочном масле луковиц. Сделайте маленькие шарики из муки и масла и посыпьте им свой мателоте. Встряхните, чтобы хорошо перемешать. Подавать в горячем виде с гренками и раками, приготовленными в рейнском вине.

Словарь кулинарии Александра Дюма , отредактированный, сокращенный и переведенный Луи Колманом

Для букета гарни:

несколько листьев шалфея
несколько веточек тимьяна
1/2 веточки розмарина
1 лавровый лист

Свяжите все ингредиенты и положите их на кусок марли.

Для гренок:

Багет 1/2

Нарезать багет и обжарить на сливочном масле до хрустящей корочки, обильно посолив.

Для супа:

2 1/2 стакана воды
20 или 30 маленьких луковиц чиполлини
8 столовых ложек сливочного масла (2 для жарки рыбы, 6 столовых ложек)
1/4 стакана муки
Соль и перец по вкусу

Сделайте рыбный бульон.Положите в большую кастрюлю рыбьи головы и голову угря, лук, чеснок, вино и воду. Довести до кипения, затем тушить 20 минут и процедить.

Обжарьте лук в масле на среднем или медленном огне, пока он не станет очень мягким, около 30 минут.

Подготовьте рыбу. Я последовал указаниям Дюма и разделал рыбу на стейки, но они были костлявыми, и их было трудно есть. В этом рецепте я предлагаю использовать филе.

Высушите филе и тщательно приправьте. Обжарить кожицу вниз в двух столовых ложках сливочного масла, пока кожица не станет хрустящей.

Приготовьте beurre manié. Размять оставшееся масло с мукой до образования однородной пасты. Сделайте из пасты шарики размером с чайную ложку. Они будут использоваться для загустения супа.

Разогрейте рыбный бульон до кипения, добавьте лук и филе и тушите до готовности рыбы.

Добавьте шарики beurre manié и продолжайте варить, пока шарики не разойдутся, а соус не загустеет.

Соль и перец по вкусу. Подавать с гренками.

Молодой кролик Fricasse e

Разрежьте 2 очень молодых нежных кролика на кусочки, вытрите кровь. Положите в кастрюлю с водой несколько ломтиков лука, лавровый лист, веточку петрушки, несколько луковиц и немного соли. Довести до кипения. Осушать. Вытереть насухо. Отделка.

В другой кастрюле обжарьте кусочки на сливочном масле, слегка посыпьте мукой, добавьте немного воды, в которой они были пропарены, тщательно перемешивая, чтобы не образовались комки.Довести до кипения. Добавить грибы и сморчки, варить. Уменьшить соус. Добавьте 4 яичных желтка, смешанных с маслом или сливками, или немного охлажденного соуса. В завершение добавьте сок лимона, немного верджуса или немного белого уксуса и подавайте.

— Словарь кулинарии Александра Дюма, отредактированный, сокращенный и переведенный Луи Колманом

1 кролик, нарезанный кусочками
1/2 луковицы, нарезанной ломтиками
1 лавровый лист
несколько веточек петрушки
несколько луковиц
2 столовые ложки сливочного масла
муки (для дноуглубления)
большая горсть лесной травы ( майтаке) ) грибы, нарезанные
горсть сморчков
2 яичных желтка
1 столовая ложка сливок
сок 1/2 лимона
соль и перец по вкусу

Разогрейте духовку до 365.

Положите кролика в кастрюлю с водой, дольками лука, лавровым листом, петрушкой и зеленым луком. Довести до кипения. Сразу выключите огонь. (Говорят, что пропарка кролика устраняет привкус гаммы.)

Слить, процедить и зарезервировать кипящую жидкость.

Вытрите кусочки кролика насухо. Тщательно приправьте их солью и перцем. Обвалять в муке.

Добавьте сливочное масло в большую сковороду и нагрейте. Добавьте кусочки кролика и обжарьте их, пока они не подрумянятся со всех сторон.

Заполните сковороду примерно на две трети кипящей жидкостью и поставьте ее под крышкой в ​​духовку, чтобы тушить, пока кролик не станет мягким и не упадет с костей (около двух часов).

Когда мясо будет готово по своему вкусу, верните сковороду на плиту и при необходимости уменьшите количество жидкости для тушения, пока в сковороде не останется три четверти дюйма жидкости.

Добавьте грибы и тушите до готовности.

Пока грибы готовятся, положите сливки и яичные желтки в небольшую миску и перемешайте, чтобы они смешались.Возьмите примерно три четверти стакана жидкости для тушения и медленно смешайте ее с яичной смесью, постоянно помешивая, чтобы яйцо не перемешалось.

Верните жидкость в сковороду и тушите на слабом огне несколько минут, пока соус не загустеет, помешивая и стараясь не перемешать яйцо.

Приправить солью и перцем по вкусу.

Валери Стиверс — писатель из Нью-Йорка.

Прочтите более ранние выпуски Eat Your Words здесь.

Знаете ли вы, что Александр Дюма написал поваренную книгу на 1150 страницах?

В 2002 году, к двухсотлетию со дня рождения Александра Дюма, тогдашний президент Франции Жак Ширак устроил церемонию в честь известного автора, закопав его гроб в Пантеоне в Париже. Четыре республиканских гвардейца, одетые как 4 мушкетера, несли гроб Дюма по улицам Парижа к знаменитому мавзолею, где его останки были похоронены вместе с останками Виктора Гюго и Эмиля Золя. Дюма, писавший в удивительном разнообразии жанров (пьесы, эссе, рассказы, истории, исторические романы, романы, криминальные рассказы и книги о путешествиях) и опубликовавший за свою жизнь более ста тысяч страниц, также написал кулинарную книгу: 1150 страница, Le Grand Dictionaire de Cuisine.Он был не только плодовитым писателем, но и непревзойденным поваром-гурманом. Александр Дюма родился Дюма Дэви де ла Пайетери в 1802 году в Виллар-Коттере, Пикардия, Франция, в семье Мари-Луизы Лабуре и генерала Томаса-Александра Дэви де ла Пайетери. Имя Дюма происходит от его бабушки по отцовской линии Мари-Козетт Дюма, гаитянской рабыни, и его деда, маркиза Александра — Антуана Дэви де ла Пайетери. Отец Дюма, Томас-Александр, дослужился до выдающегося генеральского чина в молодом возрасте 31 года под командованием Наполеона Бонапарта, но умер несколько лет спустя, когда Дюма был еще ребенком.Его мать, Мария-Луиза, изо всех сил пыталась свести концы с концами и дать образование своему сыну, используя те немногие ресурсы, которые у нее были. Не по годам развитый юный Дюма жаждал литературы, и он читал все, что находил, в то время как рассказы матери о храбрости отца во время кампании Бонапарта подпитывали его воображение. И, несмотря на бедность, аристократическое происхождение его деда по отцовской линии и выдающаяся репутация отца в конечном итоге помогли ему получить место в школе, а затем, в 1822 году, в возрасте 20 лет, место в Пале-Рояль в Париже в офисе герцога. d’Orléans.В свободное время, работая на герцога, Дюма использовал накопленные знания, чтобы писать пьесы для театра. Его первые пьесы, написанные в романтическом стиле, похожем на его современника (а позже соперника) Виктора Гюго, были настолько популярны, что он заработал достаточно денег, чтобы бросить работу и писать на полную ставку. В 1830 году Карл X был свергнут, и герцог Орлеанский стал правителем Франции как король Луи-Филипп. Новый монарх значительно улучшил общую экономику своей страны, тем самым увеличив доходы Дюма, что позволило ему позволить серию своих пьес.Впоследствии он основал студию письма с готовыми помощниками и писателями-сотрудниками. К 1850 году Дюма написал среди многих других «Трех мушкетеров» и «Граф Монте-Кристо». Его романы были настолько популярны, что сначала были переведены на английский, а затем на сотню языков, и в конечном итоге по ним было снято более 200 фильмов. За это время он заработал большие суммы денег, которых было более чем достаточно для роскошной жизни: великие любовные романы (хотя в браке у него было более 40 любовниц), красивые дома, богатая еда и дорогие вина.Человек огромной энергии и огромной самооценки, он был описан как гигант, как умом, так и телом. Дюма хвастался: «Если бы я был заперт в комнате с пятью женщинами, ручками, бумагой и пьесой, которую нужно было написать, к концу часа я бы закончил пять действий и получил бы пять женщин». Идея написать кулинарную книгу была в голове Дюма много лет. Он начал это, сказал он, «… когда я увидел первый проблеск смерти на горизонте», и в 1869 году он вместе со своим поваром вернулся в Нормандию. Шесть месяцев спустя был закончен его Большой словарь кулинарии.О своей книге он сказал: «Ее будут читать мирные люди и использовать профессионалы. В кулинарии, как и в письме, возможно все ». Верный своему видению, Дюма скончался от инсульта в декабре 1870 года. Эпикурейское путешествие Дюма по алфавиту, от абсента до цедры, представляет собой сокровищницу сотен рецептов и воспоминаний, и, хотя и написано без измерений, это собрание непревзойденной прозы, созданной мастером рассказчиков, достойное чтения как литература, равно как и «Алфавит для гурманов» М.Ф. Фишера (1949) впервые получил признание почти сто лет спустя.Le Grand Dictionnaire de Cuisine был опубликован посмертно в 1873 году и оставался в печати в своем первоначальном виде до 1950-х годов. В 1882 году был опубликован Le Petit Dictionnaire de Cuisine, состоящий только из рецептов Дюма. В 2005 году «Словарь кулинарии» Александра Дюма был отредактирован, сокращен и переведен на английский язык Луи Колманом. Le Grand Dictionnaire de Cuisine — поистине монументальное произведение. Он не только удивителен своей коллекцией рецептов, историй и исторических фактов из старого мира, но и создает уникальный портрет самого человека.Дюма признался, что не будет есть паштет из фуа-гра, потому что утки и гуси «… подвергаются неслыханным мучениям, более жестоким, чем те, которым подвергались ранние христиане». И его описание идеального количества гостей за ужином в скобках древней истории актуально и сегодня: «… Варрон, ученый библиотекарь, говорит нам, что на римском обеде обычно было три или девять гостей — столько же, сколько и Грации, не более чем Музы. У греков иногда было семь обедающих в честь Паллады.Бесплодное число семь было посвящено богине мудрости как символ ее девственности. Но грекам особенно понравилась цифра шесть, потому что она круглая. Платон отдавал предпочтение числу 28 в честь Фиби, которая…

Александр Дюма в 1855 году. Общественное достояние

В 2002 году, к двухсотлетию со дня рождения Александра Дюма, тогдашний президент Франции Жак Ширак устроил церемонию в честь известного автора, переоснастив его гроб в Пантеоне в Париже. Четыре республиканских гвардейца, одетые как 4 мушкетера, несли гроб Дюма по улицам Парижа к знаменитому мавзолею, где его останки были похоронены вместе с останками Виктора Гюго и Эмиля Золя.Дюма, писавший в удивительном разнообразии жанров (пьесы, эссе, рассказы, истории, исторические романы, романы, криминальные рассказы и книги о путешествиях) и опубликовавший за свою жизнь более ста тысяч страниц, также написал кулинарную книгу: 1150 page, Le Grand Dictionaire de Cuisine . Он был не только плодовитым писателем, но и непревзойденным поваром-гурманом.

Александр Дюма родился Дюма Дэви де ла Пайетери в 1802 году в Виллар-Коттере, Пикардия, Франция, в семье Мари-Луизы Лабуре и генерала Томаса-Александра Дэви де ла Пайетери.Имя Дюма происходит от его бабушки по отцовской линии, Мари-Козетты Дюма , гаитянской рабыни, и его деда, маркиза Александра — Антуана Дэви де ла Пайетери.

Александр Дюма в его библиотеке, автор Морис Лелуар. Всеобщее достояние.

Отец Дюма, Томас-Александр, дослужился до выдающегося генерала в молодом возрасте 31 года под командованием Наполеона Бонапарта, но умер несколько лет спустя, когда Дюма был еще ребенком. Его мать, Мария-Луиза, изо всех сил пыталась свести концы с концами и дать образование своему сыну, используя те немногие ресурсы, которые у нее были.Не по годам развитый юный Дюма жаждал литературы, и он читал все, что находил, в то время как рассказы матери о храбрости отца во время кампании Бонапарта подпитывали его воображение. И, несмотря на бедность, аристократическое происхождение его деда по отцовской линии и выдающаяся репутация отца в конечном итоге помогли ему получить место в школе, а затем, в 1822 году, в возрасте 20 лет, место в Пале-Рояль в Париже в офисе герцога. d’Orléans. В свободное время, работая на герцога, Дюма использовал накопленные знания, чтобы писать пьесы для театра.Его первые пьесы, написанные в романтическом стиле, похожем на его современника (а позже соперника) Виктора Гюго, были настолько популярны, что он заработал достаточно денег, чтобы бросить работу и писать на полную ставку.

Иллюстрация Мориса Лелуара в издании Аплтона «Трех мушкетеров». Public Domain

В 1830 году Карл X был свергнут, и герцог Орлеанский стал правителем Франции как король Луи-Филипп. Новый монарх значительно улучшил общую экономику своей страны, тем самым увеличив доходы Дюма, что позволило ему позволить серию своих пьес.Впоследствии он основал студию письма с готовыми помощниками и писателями-сотрудниками. К 1850 году Дюма написал Три мушкетера и Граф Монте-Кристо , среди многих других. Его романы были настолько популярны, что сначала были переведены на английский, а затем на сотню языков, и в конечном итоге по ним было снято более 200 фильмов. За это время он заработал большие суммы денег, которых было более чем достаточно для роскошной жизни: великие любовные романы (хотя в браке у него было более 40 любовниц), красивые дома, богатая еда и дорогие вина.Человек огромной энергии и огромной самооценки, он был описан как гигант, как умом, так и телом. Дюма хвастался: «Если бы я был заперт в комнате с пятью женщинами, ручками, бумагой и пьесой, которую нужно было написать, к концу часа я бы закончил пять действий и получил бы пять женщин».

Идея написать кулинарную книгу была в голове у Дюма много лет. Он начал это, сказал он, «… когда я увидел первый проблеск смерти на горизонте», и в 1869 году он вместе со своим поваром вернулся в Нормандию.Шесть месяцев спустя его Grand Dictionnaire de Cuisine был закончен. О своей книге он сказал: «Ее будут читать мирные люди и использовать профессионалы. В кулинарии, как и в письме, возможно все ». Верный своему видению, Дюма скончался от инсульта в декабре 1870 г. , это собрание непревзойденной прозы великого рассказчика, достойное чтения как литература, как и М.Книга Ф. К. Фишера «Азбука для гурманов » (1949 г.) впервые стала популярной почти сто лет спустя. Le Grand Dictionnaire de Cuisine был опубликован посмертно в 1873 году и оставался в печати в первоначальном виде до 1950-х годов. В 1882 году было опубликовано Le Petit Dictionnaire de Cuisine , состоящее только из рецептов Дюма. В 2005 году Луи Колман отредактировал, сократил и перевел на английский язык «Словарь кулинарии » Александра Дюма .

Словарь кулинарии Александра Дюма

Le Grand Dictionnaire de Cuisine — поистине монументальное произведение.Он не только удивителен своей коллекцией рецептов, историй и исторических фактов из старого мира, но и создает уникальный портрет самого человека. Дюма признался, что не будет есть pâté de foie gras , потому что утки и гуси «… подвергаются неслыханным мучениям, более жестоким, чем те, которым подвергались ранние христиане». И его описание идеального количества гостей за ужином в скобках древней истории актуально и сегодня: «… Варрон, ученый библиотекарь, говорит нам, что на римском обеде обычно было три или девять гостей — столько же, сколько и Грации, не более чем Музы.У греков иногда было семь обедающих в честь Паллады. Бесплодное число семь было посвящено богине мудрости как символ ее девственности. Но грекам особенно понравилась цифра шесть, потому что она круглая. Платон отдавал предпочтение числу 28 в честь Фиби, которая проходит курс за 28 дней. Император Вер хотел, чтобы за своим столом было 12 гостей в честь Юпитера, которому требуется 12 лет, чтобы вращаться вокруг Солнца. Август, при правлении которого женщины начали занимать свое место в римском обществе, обычно имел 12 мужчин и 12 женщин в честь 12 богов и богинь.Во Франции можно использовать любое число, кроме 13 ».

Замок Монте-Кристо, дом Александра Дюма в Ивелине под Парижем. Фото: Moonik / Wikipedia

Для Дюма идеальный ужин — это еще и «главное повседневное занятие, которое достойно выполнять только умные люди». Недостаточно есть. Чтобы пообедать, необходимо вести разнообразную беседу, которая должна искриться винными рубинами между блюдами, быть восхитительно учтивой со сладостью десерта и приобретать истинную глубину к моменту подачи кофе.

В 1970 году линия 2 парижского метро на границе 11-го и 20-го округов была переименована в его честь, а на стене здания на углу бульвара Александра Дюма и бульвара был установлен бюст в виде медальона. Вольтер. Загородный дом Дюма в Порт-Марли, Ивелин, Франция, недалеко от Парижа, названный в честь одного из его самых популярных романов, «Замок Монте-Кристо», был музеем с 1994 года. В поместье есть два замка и сады, которые были построены в 1846 году. архитектора Ипполита Дюрана.Меньший из двух замков был построен как писательская мастерская, которую Дюма назвал Château d’If в честь события года Граф Монте-Кристо , небольшого острова-крепости в Марсельском заливе.

Вход на станцию ​​метро Alexandre Dumas в Париже. Фото: sirkarm / Flickr

Фотография предоставлена: вход на станцию ​​метро Alexandre Dumas, автор sirkarm / Flickr

Александр Дюма, автор еды

Александр Дюма известен своими знаменитыми пьесами и романами.Он также был писателем о еде.

ПРОЛИФИЧЕСКИЙ АВТОР
Известный французский писатель Александр Дюма родился 24 июля 1802 года в Вилле-Коттере, недалеко от Парижа. Дюма был заядлым читателем с юных лет, и всего в двадцать лет он переехал во французскую столицу, где работал в Пале-Рояль писцом Луи-Филиппа, герцога Орлеанского. Именно там Дюма проявил интерес к театру и полюбил драматургов, таких как Шекспир. Он начал писать романтические комедии и драмы, а в возрасте двадцати семи лет добился своего первого крупного успеха с пьесой Генрих III и его суды (1829).Его пьесы стали настолько популярными, что вскоре он смог полностью посвятить себя писательской карьере. Он писал пьесы, рассказы, очерки, рассказы о путешествиях и был известным писателем. Такие произведения, как Граф Монте-Кристо и Три мушкетера (оба написаны в 1844 году) принесли ему большую известность во всем мире.


ДЮМА, ПИСАТЕЛЬ ПРОДУКТОВ
К 1846 году Дюма приобрел достаточно богатства, чтобы купить себе роскошный загородный дом в Порт-Марли, Ивелин, который он назвал Шато де Монте-Кристо в честь своего знаменитого романа.Там Дюма жил роскошной и экстравагантной жизнью, получая наибольшее удовольствие не только от писательской карьеры, но и от развлечений. Он был отличным поваром, и это, конечно, не осталось незамеченным его друзьями, которые всегда собирались у него дома, чтобы пообедать с ним и послушать, как он говорит обо всем, от искусства до политики. Дюма общался со знаменитыми поварами, и когда друзьям требовался кулинарный совет, они обращались к нему.
Он настолько гордился своими кулинарными навыками, что посвятил последние годы своей жизни написанию своей эпической поваренной книги и личного кулинарного журнала Grand Dictionnaire de Cuisine .В 1869 году он уехал в Роскофф, Бретань, со своей поваркой Мари и начал писать том объемом более 1600 страниц, который он закончил за шесть месяцев и сдал своему издателю незадолго до своей смерти в 1870 году.

«ЕСТЬ НЕДОСТАТОЧНО».
The Grand Dictionnaire de Cuisine был опубликован посмертно в 1873 году. Он включает сотни рецептов, а также рассказы и исторические кулинарные лакомства. Как и другие его работы, « Grand Dictionnaire de Cuisine » оказался выдающимся литературным произведением.
Хотя рецепты Дюма написаны без мерок и не совсем подходят для неопытного повара, они являются отличным источником вдохновения и дают возможность глубже взглянуть на кухню 19 века. Примечательно, что многие рецепты богаты и экстравагантны. Дюма не боялся использовать обильное количество масла, сливок и бекона. Например, его « chapon aux truffes » требует пятьсот граммов бекона — не говоря уже о «примерно килограмме хороших трюфелей»!
Помимо почти любого ингредиента, о котором вы только можете подумать (от спаржи до цедры), есть также упоминание об экзотических продуктах, таких как кенгуру, слон и даже собака, которые, как пишет Дюма, ели греки и подавали в самых престижных римских ресторанах. банкеты.Орел, однако, он советует не есть: «Размер, благородство и гордость царя птиц не делают его нежным и нежным. Все знают, что он жесткий, волокнистый и неприятный на вкус, и что евреям его есть запрещено. Давайте оставим его парить и бросить вызов солнцу, но не есть его ».
Кулинарные советы, личные воспоминания, анекдоты и остроумие книги делают ее чтение настоящим удовольствием. Например, под заголовком «обед» он пишет: «Основная повседневная деятельность, которую достойно выполнить могут только умные люди.Недостаточно есть. Чтобы пообедать, необходима разнообразная, спокойная беседа. Он должен искриться рубинами вина между блюдами, быть восхитительно обходительным со сладостью десерта и приобретать истинную глубину с кофе ».
Дюма в конце концов умер в нищете, но его последняя работа, несомненно, свидетельствует о его ненасытном аппетите, утонченном вкусе и жажде жизни.

Республика в масках выпускает поваренную книгу Лучадора

Официально лицензированная кулинарная книга, вдохновленная лучадорами, была раскрыта Masked Republic.

«Одна часть поваренной книги, одна часть справочника луча либре (заполненная биографиями, профилями и историями) и одна часть фотоальбома», — говорит Рубен Замора, генеральный директор Masked Republic. «То, что он дает, — это рецепт великолепия!»

Легенды кулинарной книги Луча Либре, которая называется Ешьте как А Лучадор включает более 50 мексиканских блюд в современной интерпретации лучадорес и лучадорас, включая Solar, Super Astro, Penta Zero M, Rey Fenix, Tinieblas Jr., Lady Maravilla. и Кейра.Профессиональные рестлеры, чьи корни уходят корнями в луча либре, в том числе участница Зала славы WWE Эми Дюма (Лита) и Тайя Валькирия (новая суперзвезда NXT Фрэнки Моне), возглавляют ряд международных звезд, которые также вносят свои любимые мексиканские блюда.

Журналист Моника «Сентеллита» Очоа взяла интервью у борцов в луча либре, дизайнеров костюмов и владельцев ресторанов со всего мира, чтобы составить сборник рецептов. Также включены истории и факты о деталях чемпионата и семейном наследии, десятки фотографий борцов на ринге и на кухне и иллюстрации вкусной еды.

«По мере того, как мы продолжаем расширять свое присутствие в издательском деле, мы не могли и мечтать о лучших партнерах для выпуска нашей первой полнометражной книги», — говорит Кевин Клейнрок, президент и главный исполнительный директор Masked Republic. «Команды Masked Republic и Running Press действительно создали произведение искусства, выходящее за рамки любой традиционной кулинарной книги. От рассказов и историй до изображений более чем полдюжины ведущих фотографов, освещающих этот вид спорта, до великолепных иллюстраций всемирно известной художницы Бене Ролманн, на планете просто нет другой книги, подобной Eat Like A Luchador .”

Издано Running Press (подразделение Hachette Book Group). Подробности о том, где можно купить книгу по всему миру, можно найти здесь.

Путеводитель по безумному дворцу удовольствий Дюма Chateau de Monte Cristo

«Я не горжусь, но я счастлив; и счастье ослепляет, я думаю, больше, чем гордость».

— Александр Дюма


Замок Монте-Кристо

Вот мой путеводитель по посещению замка Монте-Кристо Александра Дюма в Ле-Порт-Марли, Франция.Замок — это легкая однодневная поездка из Парижа . Я расскажу вам о жизни Дюма и о том, что можно увидеть в его ярком дворце-замке, который является скрытой жемчужиной во Франции .

25 июня 1847 года знаменитый писатель Александр Дюма с присущим ему размахом и задором представил своим кругам шикарное новое поместье. Это было одно из величайших архитектурных безумств его времени — миниатюрный замок в стиле ренессанс и готический дом в Ле-Порт-Марли под Парижем.

Естественно, Дюма окрестил замок «Шато де Монте-Кристо», а готический дом — «Шато д’Иф». Бальзак однажды описал этот дуэт как «одну из самых восхитительных глупостей, когда-либо созданных… самая королевская коробочка для конфет на свете».

Chateau Monte Cristo

Все в жизни и временах Александра Дюма было наполнено романтикой. Он был большим, громким и, вероятно, беспринципным. Его жизнь отражает или превосходит жизнь его вымышленных героев. Дюма был автором бестселлеров, хроническим бабником и, что удивительно, шеф-поваром.

Замок Монте-Кристо был роскошным дворцом для непосильного человека. И это в конечном итоге привело к его гибели. Было ли это безумие своего рода местью за безрассудство его образа жизни? Или Дюма просто покинул мир в высоком стиле, столь же драматично, как и вошел в него?

Оценим.

Краткая биография Александра Дюма

Дюма вырос во Франции в бедности и принадлежал к смешанной расе. Его отец по прозвищу Черный дьявол продвинулся дальше любого чернокожего во французской армии.

Но он оскорбил Наполеона и был заключен в тюрьму. Он умер от рака желудка, когда Дюма было всего 4 года, в результате чего семья оказалась в крайней нищете.

В 20 лет Дюма отправился в Париж. Сначала он был копирайтером. Но вскоре он начал писать пьесу за пьесой в романтическом стиле того времени. Он имел мгновенный успех, начиная с его первой пьесы «Генрих III».

Дюма стал литературной рок-звездой. Он обратил свое внимание на полнометражные романы, которые затем выпускались в серийной форме.Он написал 12 длинных романов до 50 лет. Ему платили словом, так что редактирование не для краткости. Было известно, что он сидел за своим столом по 14 часов в день.

Его удача совпала с расцветом популярной прессы и революцией в печати, которая снизила цены на книги.

А романы Дюма были остросюжетными и увлекательными. Его первым хитом стал The Three Musketeers в 1844 году. В том же году он написал еще один сумасшедший хит, The Count of Monte Cristo. С Виктором Гюго он стал величайшим писателем Франции. Его сочинение было демонстрацией силы чистого повествования.

Уильям Генри Пауэлл, Портрет Александра Дюма, 1855 год

Месть — блюдо, которое лучше всего подавать холодным

Граф Монте-Кристо был первым романом о мести в истории.

Это 1300 страниц с кавалькадой сложных символов. Это безумное романтическое приключение. Дюма играл на чувствах ревности и страсти людей.На самом деле это эскапистская литература. Но не будь снобом. Дюма сделал литературу беспрецедентной по тем временам доступной для всех.

История пошла так. Главный герой, Эдмунд Дантес, настроен на идеальную жизнь. Он только что получил существенное повышение по службе и собирается жениться на женщине своей мечты. Затем трое предателей (Вильфор, Данглерс, Мондего) сговариваются, чтобы лишить его жизни.


Актер Джим Кэвизел играет персонажа Эдмунда Дантеса в фильме 2002 года «Граф Монте-Кристо»

Его ложно обвиняют в том, что он бонапартист, и он попадает в тюрьму на 14 лет в замке Иф. .Тюрьма — это место невозврата, со всех сторон окруженное водой. Находясь там, Дантес встречает сокамерника, который учит его истории, культуре и боям на мечах.

Он узнает о секретном сокровище на секретном острове — острове Монте-Кристо. В конце концов, Дантес сбегает, находит сокровище и использует его, чтобы отомстить. Его месть рассчитана, блюдо подается холодным. Но он отказывается от своей окончательной мести, понимая, что, возможно, он зашел слишком далеко.

Недавно я пересмотрел киноверсию фильма «Граф Монте-Кристо » 2002 года.Это очень отличается от чрезвычайно сложной книги. Но просмотр этого заставил меня задуматься, а месть ли все еще вещь?

В XIX веке это было признано универсальным человеческим чувством. Было определенное внутреннее возбуждение в том, чтобы разыграть месть. Он понравился людям. Это заставило их покупать романы Дюма.


Замок Д’Иф в реальной жизни с выделенной комнатой для вымышленного узника Дантеса

Сегодня месть в основном рассматривается как бессмысленно разрушительная, а прощение превозносится как терапевтическое средство.

Лично я однажды намеренно отомстил нераскаявшемуся хулигану, и это меня очень удовлетворило. Мне не очень нравилось соблюдение надлежащей правовой процедуры, и я предпочел бы более суровое наказание. Но назначенное наказание гарантировало, что этот мерзавец или другие не будут продолжать преследовать или клеветать на меня.

Забей к мести!

Дюма, пылкий любовник

Талант Дюма писать о мести определенно привлекал женщин.Он стал графом многих любовниц.

После прибытия в Париж у него завязался роман с Мари Дюплесси. Он описал ее как «одну из последних из тех редких куртизанок, у которых было сердце». Но он не мог себе ее позволить. Еще нет.

Мари Дюплесси, куртизанка с сердцем

В конце концов Дюма заработал миллионы на мести и щедро потратил большую часть денег на своих любовниц. В какой-то момент он женился, но это его не остановило. Считалось, что когда-то у него было более 500 любовниц.Даже любовные романы стали скучным повторением, хотя он повторял их повсюду, доводя одну любовницу до попытки самоубийства.

У него был внебрачный сын Александр Дюма филс, которого он признал своим. Возможно, были и другие дети.

Платить за жену, множество любовниц и потомство оказалось дорого. Но Дюма не позволил и этому остановить его. Он был готов залезть в долги. У него было пристрастие к тратам. Неизменным символом этого принуждения является замок Монте-Кристо.

Что посмотреть в замке Дюма Безумие, Замок Монте-Кристо

Безумие Дюма, Замок Монте-Кристо, был построен на прибыли от написания реванша. Сейчас это дом-музей, посвященный жизни и романам Дюма. И он полон воспоминаний о писателе. Если вы большой поклонник романов Дюма, вам сюда.

1. Салон Дюма

Замок был спроектирован и построен парижским архитектором Ипполитом Дюраном.Дюран был известен тем, что ранее спроектировал базилику Лурдес. Никаких расходов не пожалели. Предупрежденный, что это будет стоить несколько сотен тысяч франков, Дюма ответил: «Я очень на это надеюсь!»

детали с замысловатой резьбой, в том числе бюст Дюма, в замке Монте-Кристо

Дюма жаждал тишины и покоя в сельской местности, чтобы что-то писать. Его парижская квартира была постоянным шествием художников, светских деятелей и бродяг. Инструкции Дюма для Дюрана были:

«Месье Дюран, вы должны найти на этом самом месте английский сад, посреди которого мне нужен замок эпохи Возрождения, напротив готического дома, окруженного водой … источники, вы будете использовать их, чтобы сделать мне несколько водопадов.»

столовая

2. Внешний фасад


Готовое изделие, теперь отреставрированное, представляет собой романтическую оперную сцену. Замок выполнен из желто-коричневого известняка с тонко вырезанными деталями. , увенчанный двумя металлическими куполами.Он частично вдохновлен Шато д’Ане, особняком в долине Луары, который король Генрих II построил для своей любовницы Дайан де Пуатье

На втором этаже над окном — рельефы писателей, которыми восхищался Дюма.Входная дверь украшена скульптурами женщин, похожих на муз на плакатах Мухи. Над входом витиевато начертан девиз Дюма: «Я люблю тех, кто меня любит». И он, конечно, развлекал там множество любовниц.

3. Письменная студия Chateau d’If

Дюран также построил в Дюма отдельную письменную мастерскую на территории, названной Château d’If, в честь тюрьмы Данте. Мебель замка считалась невероятно роскошной и эклектичной.Дюма заявил: «Здесь мне принадлежит крошечный земной рай».

мавританский салон в замке Монте-Кристо

Многие другие наслаждались земным раем и питались зубами щедрости Дюма. Чтобы продемонстрировать свое безумие, Дюма устроил ужин для 600 человек, многих из которых он даже не знал. Он часто устраивал экстравагантные званые обеды. Он тусовался, как будто завтра не наступит. Как и пьяные мушкетеры, он не знал умеренности.

Музей исследует, комнату за комнатой, различные стороны огромной жизни Дюма.

Одна комната посвящена его многочисленным любовницам и незаконнорожденным детям. Другой зал посвящен пьесам Дюма и журналистике.

4. Мавританская комната

Мавританская комната изначально была построена ремесленниками, привезенными Дюма из поездки в Тунис. Стены украшены витиеватыми лепными скульптурами и арабесками. Мавританский зал был восстановлен в своем первоначальном великолепии на средства короля Марокко Хасана II.

Chateau D’If в замке Монте-Кристо, письменная студия Дюма

5.Столовая

Столовая напоминает нам, что последней работой Дюма был огромный кулинарный словарь. «Я хочу закончить свою пятисоттомную литературную работу кулинарной книгой», — сказал Дюма. Пухлый, постоянно расширяющийся автор любил есть и готовить.

Дюма Grand Dictionnaire de Cuisine , том, который путешествовал по алфавиту от А до Я, был его последним большим проектом. Поваренная книга рекомендовала «прожорливость тонких душ» и предназначена «не для необученной невесты». В книгу включены рецепты, светские сплетни, отрывки из кулинарной истории и размышления писателя о развлечениях.

К сожалению, Дюма никогда не видел его опубликованным. Любимый проект писателя, который он назвал «подушкой моей старости», был выпущен посмертно в 1873 году, через три года после его смерти.

Поваренная книга Дюма и руководство по обжорству, подушка его старости

Развязка Дюма

В 1850 году Дюма был по уши в долгах. Последней каплей стало то, что Театр Дюма, Исторический Театр, разорился. Дюма был вынужден продать с аукциона всю экзотическую мебель замка.Затем он был вынужден продать все поместье, в первую очередь, американскому дантисту.

Дюма покинул страну, чтобы сбежать от кредиторов. Он жил в Бельгии, России и Италии, часто переезжая, чтобы избежать преследований. Его безумие в замке с годами переходило из рук в руки и пришло в упадок в 1960-х годах. Предполагалось, что его снесут бульдозером.

Но фанаты Дюма бы этого не допустили. Общество друзей Александра Дюма было быстро сформировано и сумело предотвратить снос. Поместье выкупили близлежащие города, которые начали восстанавливать замок, пока в 1994 году он не открылся как музей.

В 1870 году Дюма умер в бедности в доме своего сына. Его книги вышли из моды, когда романтический период пошел на спад.

Но вторая половина 20 века возобновила интерес к его творчеству. Стипендия Дюма процветала. Неопубликованные рукописи были обнаружены совсем недавно, в 2002 году.

фасад Шато д’Иф

В двухсотлетие своего рождения тогдашний президент Жак Ширак руководил прахом Дюма, захороненным в Пантеоне , вместе с Вольтером , Руссо, Гюго, Золя и другие гиганты французской культуры.

Теперь Chateau de Monte Cristo — это романтический оазис за пределами Парижа, где поклонники Дюма могут заново пережить истории великого писателя.

И это напоминание о том, как высокомерие, особенно архитектурное излишество, может вернуться в норму. Не будет натяжкой думать, что судьба мстит человеку, который всю свою жизнь прожил бедственно и жадно. Судьба отомстила за гордыню и за расточительство. Месть была жестокой, захватив гордость и радость Дюма, его королевскую коробочку для сладостей.

сад замка Монте-Кристо

Практическая информация о замке Монте-Кристо:

Расположение: Между Сен-Жермен-ан-Ле и Ле-Порт-Марли, к западу от Парижа

Адрес : Château de Monte-Cristo 78560 Le Port-Marly

Как добраться:

На поезде : сесть на поезд от вокзала Сен-Лазар до станции SNCF Марли-ле-Руа или линии регионального экспресс-метро. А Сен-Жермен-ан-Лэ.

На автобусе : сядьте на автобус № 10 от станции, указав в направлении Saint Nom la Bretèche. Выходи на Les lampes. Пройдите по проспекту Кеннеди, затем поверните направо на Chemin des Montferrand.

На машине : 25 минут езды. Возьмите автотрассу A13. Сверните на Saint-Germain-en-Laye на N186. Следуйте указателям на Сен-Жермен-ан-Ле. На 6-м светофоре поверните налево в сторону Marley le rod. Отправляйтесь на Chemic du haut des Ormes в Clinique de l’Europe. Въезд на парковку замка ведет через автоматические ворота.Позвоните в колокол, чтобы получить доступ.

Часы работы : Открыто с 1 апреля по 1 ноября с 10:00 до 12:30 и с 14:00 до 18:00

Взнос: 8 евро

Тел. : 0033 (0) 1 39 16 49 49

Веб-сайт

Собор Парижской Богоматери в Париже

Вы можете воспользоваться другими путеводителями и ресурсами по Парижу:

3-дневный маршрут в Париж

3-дневный арт-уикенд в Париже

5-дневный маршрут в Париж

Скрытые жемчужины в Париже

Лучшие церкви Парижа

Путеводитель по Латинскому кварталу

Путеводитель по Монмартру

Лучшие музеи Парижа

Путеводитель по Парижу

Лувр Советы по выживанию

Наши ловушки пропустить в Париже

Путеводитель по музею Орсе

Если вы хотите посетить замок Дюма Монте-Кристо, прикрепите его!

Кэролайн Дюма и Поваренная книга SoupeSoupGood Food Revolution

Кэролайн Дюма хорошо известна в Квебеке, где успешный монреальский ресторатор часто появляется на телевидении и в прессе.Ее репутация укрепилась в 2010 году, когда она опубликовала на французском языке SoupeSoup, популярную кулинарную книгу, названную ее мини-сетью ресторанов, где подают (очевидно) супы и другие полезные продукты, приготовленные с нуля. Как поясняется на обложке, в нем представлены 65 рецептов супов, 40 салатов и 40 бутербродов, а также несколько десертов. Это домашнее блюдо, простое приготовление, часто с легким привкусом травы и филе анчоуса или лимонным соком. Рецепты, сопровождаемые простыми цветными фотографиями Доминика Лафона, не выглядят неуместными в книге Джейми Оливера или Донны Хэй.Он продавался настолько хорошо, что с тех пор она издала новую поваренную книгу на французском языке, SoupeSoup À La Maison.

Английская версия поваренной книги SoupeSoup вышла в конце прошлого года. Помимо небольшого количества (светящейся) англоязычной прессы в Монреале и Оттаве, SoupeSoup en anglais, похоже, пропустили в большой рождественской суете в остальной части страны, что очень плохо. Суп-суп особенно интересен, потому что он может изменить то, как мы готовим дома, тихим, но тем не менее радикальным способом.

Недавно я разговаривал с Кэролайн Дюма по телефону и подробно рассказал о ее кулинарной карьере. Она выросла в сельскохозяйственном центре Босе, что одновременно дало ей возможность рано оценить свежесть измельченных продуктов, но также означало, что она смогла создать сеть поставщиков из этого региона для своих ресторанов на основе ее семейных связей. До того, как она открыла первый суп-суп на улице Дулут в Плато, Дюма работала в сфере общественного питания. Ей нравилась работа, но когда у нее родился первый ребенок, она решила, что ей лучше изменить свою карьеру.Как она объяснила: «Когда у меня родилась дочь, это было тяжело, потому что [с работой в кино] вы всегда знаете, когда собираетесь начать, но никогда не знаете, когда собираетесь закончить».

Дюма решила специализироваться на супе, потому что она решила, что сможет приготовить его заранее и подать на заказ, что очень похоже на ее работу в сфере общественного питания. Она добавила: «Я не ходила в кулинарную школу — я нервничала, потому что у меня не было шеф-повара — так что это купило, если я приготовлю суп, у меня будет больше времени, чтобы все исправить». Опираясь на своих поставщиков из Beauce, Дюма быстро создала широкий ассортимент различных супов (а также салатов и бутербродов) с учетом сезонности и наличия или отсутствия различных ингредиентов.Это также означало, что суп можно приготовить другим способом.

Дюма не использует инвентарь. Вместо этого она усовершенствовала наслоение вкусов с помощью ароматических веществ, трав и специй в качестве основы для своих рецептов. Она разработала эту технику по двум причинам. Во-первых, время: создание запасов требует дополнительных усилий. Во-вторых, наличие ингредиентов: приготовление бульона означает использование мяса или хотя бы костей животных. Так как Дюма пользовался услугами мелких производителей, например, у нее не всегда были куры в холодильнике.Даже сейчас, имея полдюжины ресторанов, Дюма таким образом поддерживает свое меню и обучает своих поваров готовить супы без запасов, независимо от того, являются они вегетарианскими рецептами или нет. В домашних условиях техника столь же раскрепощает, и книга «Суп-суп» полна рецептов, для которых не требуется ничего, кроме того, что вполне разумно можно было бы найти на хорошо укомплектованной (без каламбура) кухне.

Малькольм Джолли — редактор-основатель Good Food Revolution и исполнительный директор Good Food Media, некоммерческой корпорации, которая издает его.Следуйте за ним на twitter.com/malcolmjolley

Поделитесь этим:

Теги: Кэролайн Дюма, Поваренные книги, Малкольм Джолли, Монреаль, SoupeSoup

.
Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *