Читаем первые слова: Книга: «Читаем первые слова. Развивающие задания и игра для детей 6-7 лет» — Снежана Танцюра. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 9785994913284

Читаем первые слоги и слова с детьми в игровой форме.

Выучить буквы проще, чем складывать их в слова. Если вы не знакомы с методикой Зайцева и предпочитаете классические методы обучения чтению,  начинайте учиться читать с коротких слов или слогов. Но просто читать скучно — давайте в слова играть!

  

Существует или нет?

Для маленького ребенка, только начинающего читать, прочитанное слово с трудом обретает свой смысл. По крайней мере времени на эту операцию у него уходит гораздо больше, чем у опытного читателя. Предлагайте ребенку задания с короткими словами, прочитав которые нужно определить, существует ли такое слово в нашем языке. Существующие и несуществующие слова можно помечать разными значками, можно и рисовать такие слова, которые ребенок узнал после прочтения, а те, которые не существуют — зачеркивать.

  

Какой буквы не хватает?

Активно используйте метод «пропавшей буквы». Это упражнение достаточно сложное для детей, начинающих учиться читать слова, потому что им приходится не просто прочитать имеющиеся в слове буквы, но и сопоставить прочитанное с накопленным вербальным опытом, подобрать наиболее похожее по звучанию слово, выделить ту букву, которая в печатном виде пропущена, вспомнить ее начертание и написать.

Вот сколько действий! Через неделю-другую, при условии регулярных занятий, ребенок будет уверенно выполнять такие задания, а на первых порах ему понадобится помощь и время.

  

Спрятавшееся слово

Развивайте читательское внимание лишь после того, как первые два этапа будут освоены. В заданиях типа «Найди слово» перед и после существующего в языке слова пишут бессмысленный набор букв. Задача ребенка — найти и выделить знакомое ему слово. В подобные игры можно и нужно играть не только на бумаге, но и с применением магнитной азбуки, карточек с буквами, букв из пластилина или художественной проволоки и т.д. Высший пилотаж — «читать» и узнавать слова наощупь!

Надеемся, подсказки Айкьюши вдохновят вас на домашние занятия, и вы создадите для своих уроков полноценный набор подобных заданий. Ведь их можно не только распечатывать, но и готовить самим с помощью красок и фломастера. Подумайте и о том, чтобы похожие задания использовать в новогодних квестах или на вечеринке по поводу дня рождения ребенка. Успехов!

20 текстов для чтения детей 5-6-7-8 лет

Ребенку, научившемуся складывать звуки в слоги, слоги в слова, а слова в предложения, необходимо совершенствовать навык чтения путем систематических тренировок. Но чтение — довольно трудоемкое и монотонное занятие, и многие дети теряют интерес к нему. Поэтому мы предлагаем

тексты небольшого размера, слова в них разделены на слоги.

Сначала сами прочитайте ребенку произведение, а если оно длинное, можно прочитать его начало. Это заинтересует ребенка. Затем предложите ему прочитать текст. После каждого произведения даны вопросы, помогающие ребенку глубже понять прочитанное и осмыслить основную информацию, которую он почерпнул из текста. После обсуждения текста предложите прочитать еще раз.

Мо-ло-дец Во-ва

Ма-ма и Во-ва гу-ля-ли.
Во-ва по-бе-жал и у-пал.
Бо-лит но-га, но Во-ва не пла-чет.
Во-ва мо-ло-дец!
Б. Корсунская

Ответь на вопросы.
1. Что случилось с Вовой?
2. Что у него заболело?
3. Почему Вова молодец?


Ум-ный Бо-бик

Со-ня и со-ба-ка Бо-бик гу-ля-ли.
Со-ня иг-ра-ла с кук-лой.
По-том Со-ня по-бе-жа-ла до-мой, а куклу за-бы-ла.
Бо-бик на-шёл кук-лу и при-нёс её Со-не.
Б. Корсунская

Ответь на вопросы.

1. С кем гуляла Соня?
2. Где Соня забыла куклу?
3. Кто принёс куклу домой?


Пти-ца сви-ла гнез-до на кус-те. Де-ти наш-ли гнез-до и сня-ли на зем-лю.
— Гля-ди, Ва-ся, три птич-ки!
На-ут-ро при-шли де-ти, а гнез-до у-же было пус-то. Жал-ко бы-ло.
Л. Толстой

Ответь на вопросы.
1. Что сделали дети с гнездом?
2. Почему наутро гнездо оказалось пустым?
3. Хорошо ли поступили дети? Как поступил бы ты?
4. Как ты думаешь, это произведение — сказка, рассказ или стихотворение?


Был у Пе-ти и Ми-ши конь. Стал у них спор: чей конь. Ста-ли о-ни ко-ня друг у дру-га рвать.

— Дай мне — мой конь.
— Нет, ты мне дай — конь не твой, а мой.
При-шла мать, взя-ла ко-ня, и стал конь ни-чей.
Л. Толстой

Ответь на вопросы.
1. Из-за чего ссорились Петя и Миша?
2. Что сделала мама?
3. Хорошо ли дети играли в коня? Почему ты так
думаешь?


























Детям будет интересно читать подобранные тексты, они затрагивают эмоциональный мир ребенка,

развивают его нравственные чувства и воображение. Дети познакомятся с творчеством Л. Толстого, К. Ушинского, А. Барто, С. Михалкова, Е. Благининой, В. Бианки, Е. Чарушина, А. Усачёва, Э. Успенского, Г. Снегирёва, Г. Остера, Р. Рождественского, а также сказками разных народов.

Целесообразно на примере данных произведений показать детям жанровые особенности стихотворений, рассказов и сказок.

Сказка — жанр устной художественной литературы, содержащий необычные в бытовом смысле события (фантастические, чудесные или житейские) и отличающийся специальным композиционно-стилистическим построением. В сказках присутствуют сказочные персонажи, говорящие животные, происходят небывалые чудеса.

Стихотворение — небольшое поэтическое произведение в стихах. Стихи читаются плавно и музыкально, в них есть ритм, размер и рифма.

Рассказ — малая литературная форма; повествовательное произведение небольшого объема с малым количеством героев и кратковременностью изображаемых событий. В рассказе описывается случай из жизни, какое-то яркое событие, которое действительно было или могло бы произойти.

Чтобы не отбить охоту к чтению, не заставляйте его читать неинтересные и недоступные для его понимания тексты. Бывает, что ребенок берет знакомую ему книгу и читает ее «наизусть». Обязательно каждый день читайте ребенку

стихи, сказки, рассказы.

Ежедневное чтение усиливает эмоциональность, развивает культуру, кругозор и интеллект, помогает познать человеческий опыт. 

Литература:
Колдина Д.Н. Читаю самостоятельно. — М.: ТЦ Сфера, 2011. — 32 с. (Конфетка).

«У меня зазвонил телефон…» — Журнал «Читаем Вместе. Навигатор в мире книг»

Новая эра в истории многих свершений человечества началась с открытия электричества. В 1854 году французский инженер-телеграфист Шарль Бурсель изложил принцип действия телефона в пространном меморандуме, однако до практического осуществления свой идеи он не дошел. Он же был первым, кто употребил слово «телефон»

В 1861 году немецкий физик и изобретатель Иоганн Филипп Рейс, вдохновившись идеями Бурселя, создал свое собственное устройство. Телефон Рейса мог передавать музыкальные тона и человеческую речь по проводам. Аппарат имел микрофон оригинальной конструкции, гальваническую батарею как источник питания и динамик.

В 1860 году в США иммигрант итальянского происхождения Антонио Меуччи продемонстрировал устройство, названное им teletrofono, которое могло передавать звуки по проводам. Его чертежи за скромную плату приобрела компания «Вестерн Юнион», обещая дальнейшее сотрудничество. В 1871 году итальянец подал заявку на патент своего изобретения и стал ждать. А компания «Вестерн Юнион» на все его запросы отвечала, что документация утеряна. Так продолжалось до 1876 года, когда Меуччи с удивлением узнал о великом изобретении телефона Александром Грэмом Беллом, сделанном под патронажем фирмы «Вестерн Юнион». Меуччи затеял судебную тяжбу с могущественной компанией, но ему не хватало средств и знания английского языка. Лишь в 1887 ему удалось заполучить из архивов «Вестерн Юнион» свой патент. Суд Нью-Йорка признал его приоритет, но Меуччи уже не смог воспользоваться своим изобретением, поскольку патентный срок к тому времени закончился.

Обладатель же патента на изобретение телефона Александр Грэм Белл приехал в США из Шотландии. В Бостоне он устроился преподавать физиологию речи для глухонемых и иностранцев. Раздумывая, как сделать артикуляцию более наглядной для своих учеников, он придумал некий «музыкальный телеграф», приводимый в действие силой голоса. Поскольку Белл плохо разбирался в электричестве, он взял себе в напарники механика Томаса Уотсона. В июле 1875 года изобретатели работали в бостонском доме Белла. Сам хозяин сидел на чердаке с наушником, а Уотсон – в 60 футах, в мастерской. Неожиданно там произошло короткое замыкание, и стальная пружина, вибрировавшая над полюсом магнита, дала сильный электрический ток. В тот же момент Белл услышал в своем наушнике звуки, которые Уотсон производил в мастерской. И тогда Белл сообразил, что для передачи сигнала мембрана и магнит должны находиться максимально близко друг к другу.

Затем изобретатели уже настолько усовершенствовали свое устройство, что Уотсон смог в своей мастерской расслышать фразу, произнесенную Беллом у себя на чердаке: «Уотсон, идите сюда, вы мне нужны!». Это и были самые первые слова, произнесенные по телефону!

Первоначально известие об изобретении Белла было встречено скептически. Но ему представился действительно уникальный случай продемонстрировать свою новинку. В 1876 году в Филадельфии проходила Всемирная выставка. Белл отправился туда в предвкушении триумфа. Однако и здесь, к его великому разочарованию, публика не проявила к телефону ни малейшего интереса. И лишь под самый занавес перед стендом с телефоном остановился высокий гость – император Бразилии Педру II. Из вежливости Его Величество согласился поднести к уху наушник – и в изумлении воскликнул: «Господи! Эта штука разговаривает!». Немедленно к трубке Белла выстроилась длинная очередь. Так, собственно, и началась слава телефона.

Одно из самых важных нововведений в телефонном деле принадлежит Томасу Эдисону. В 1877 году он написал письмо президенту телеграфной компании Питтсбурга, в котором доказывал, что лучшим вариантом приветствия при общении по телефону является слово «hello». В английском языке «hello» – это был сигнал, который подавали при разметке каменоломен. А вот изобретатель телефона Александр Белл предлагал свой вариант – слово «ahoy», используемое при встрече кораблей. Однако прижилось «hello», в русском языке превратившееся в «алло».

Первая телефонная станция заработала в январе 1878 года в американском городе Нью-Хейвен. Она обслуживала 21 абонента. А спустя всего четыре года ручные городские телефонные станции начали действовать в Петербурге, Москве, Одессе и Риге. Коммутация на них велась вручную, с помощью штекеров. В Москве, где поначалу было всего 26 абонентов, на коммутаторе работали 16 барышень, прошедших строгий отбор. Они должны были иметь мелодичный и сильный голос, знать иностранный язык и обладать хорошей памятью, чтобы помнить титулы, род занятий и номера своих абонентов.

На первых порах телефоны были неуклюжи и громоздки. На корпусе отдельно размещались микрофон и динамик. А ручку приходилось вращать за сеанс дважды: сперва, чтобы вызвать «барышню», а затем после отбоя, чтобы оповестить ее об окончании разговора. Корпуса телефонов нередко изготавливались из ценных пород дерева и украшались инкрустацией. Со временем дерево сменилось металлом, а индивидуальная отделка – фабричной штамповкой. Затем диск уступил место кнопкам, а начинку аппарата стали составлять микросхемы. Но все это было еще в доисторическую эру, то есть до появления мобильного телефона…

Этап 1 Учимся читать слова. Энциклопедия методов раннего развития

Читайте также

Этап 1 Учимся слышать и произносить звуки

Этап 1 Учимся слышать и произносить звуки Приведенные ниже упражнения развивают фонематический слух, помогают заучивать звуки и вычленять их в слове.Игра «Ловим звук» начинается со сказки о том, как один из звуков («м», «б», «а»…) сбежал из азбуки. Предложите малышу

Этап 2 Учимся складывать звуки в слоги

Этап 2 Учимся складывать звуки в слоги Игра «Дружные звуки». Возьмите в руки большой мяч и скажите малышу, что звуки очень хотят дружить друг с другом. Вот, например, со звуком «м» очень хочет подружиться звук «а». Вы кидаете мяч малышу, а он должен кинуть вам его обратно и

Этап 3 Соединяем слова

Этап 3 Соединяем слова Успешно преодолев первый этап, ваш ребенок уже обладает некоторым запасом слов, которые может прочесть. Пришло время переходить к словосочетаниям. Этот этап является промежуточным между чтением отдельных слов и целых предложений.Начнем мы снова с

Читать научится каждый!

Читать научится каждый! Тянется ребенок к чтению – безусловно, обучайте читать. Ну а если не хочет, кроме проблем с психикой и здоровьем из этой затеи ничего выдающегося не получится. Не читает – пусть, посмотрите лучше, чем он в данный момент интересуется. Раннее развитие

Как научить ребенка читать

Как научить ребенка читать Маленькие дети могут и должны учиться читать слова, предложения точно так же, как они учатся понимать устную речь.Методику Глена Домана по обучению детей можно сравнить с настоящей революцией в области педагогики. Вам не потребуется усаживать

Как читать книгу

Как читать книгу Сядьте вместе с ребенком и начните читать ему книгу. Если он захочет прочитать некоторые слова самостоятельно – прекрасно. Впрочем, это во многом зависит от его возраста и личных особенностей. Чем младше ребенок, тем меньше он хочет читать вслух. В таком

Умение читать

Умение читать Четырех-пятилетний ребенок часто задает вопрос: «Что это значит?» – и при этом указывает пальцем на соответствующее слово. И тогда у родителей возникает вопрос: может ли он уже читать? Специалисты считают, что малыш уже догадывается о том, что за

Что и как читать маленьким мультилингвам?

Что и как читать маленьким мультилингвам? Вопросительный знак в конце заглавия не случаен: всё это, конечно, не «указания» и не «рекомендации». Всего лишь размышления. Кое с чем наверняка не все согласятся. Одни заявления связаны с личными читательскими привычками и

Как читать сказки

Как читать сказки 1. Указывайте на каждое животное и каждый предмет на тщательно прорисованных иллюстрациях.2. Озвучивайте голоса всех изображенных животных.3. Соотносите сказку с опытом ребенка, называя родителей главного героя, его бабушку и дедушку.4. Повторяйте

Как читать ребенку 6–12 месяцев

Как читать ребенку 6–12 месяцев 1. Ребенок может найти на иллюстрации знакомые предметы.2. Ребенок трогает, жует, разглядывает книгу и изучает ее всеми доступными ему способами.3. Ребенок может отыскать спрятанные предметы, открывая окошки в книге.4. Ребенок может сидеть

Как читать годовалому ребенку

Как читать годовалому ребенку 1. Сейчас главный способ обучения – подражание. Поощряйте его.2. Вместе изображайте голоса животных, когда читаете, и не только.3. Предлагайте ребенку окончить простые утверждения, например: «Собака желтая», «Мальчику стало грустно». Лучше

Как читать двухлетнему ребенку

Как читать двухлетнему ребенку 1. Ребенок прикасается к странице книги, указывая предмет на рисунке, если попросить его найти что-то знакомое.2. Ребенок отвечает на вопросы по книге, пользуясь запасом в 50–100 слов.3. Ребенок повторяет за вами слова, которые вы выделяете при

Как читать трехлетнему ребенку

Как читать трехлетнему ребенку 1. Делайте «ошибки» – например, неправильно называйте персонажа или цвет. Давайте ребенку время на то, чтобы вас поправить.2. Предлагайте ребенку «почитать» вам любимую книгу или пересказать ее на прогулке или за домашними

Рожденный читать стихи

Рожденный читать стихи Поэзия – краеугольный камень детской литературы. Самые старые иллюстрированные книжки представляли собой подборки простых детских стихов с привлекательными иллюстрациями. Если вашему ребенку близки иллюстрированные книги и абсурдистский язык

44. Не заставляйте читать карапуза

44. Не заставляйте читать карапуза Да, технически это возможно – научить трехлетнего малыша распознавать написанные слова. Но к чему такая спешка? Ведь это время вы могли бы потратить на обучение ребенка тому, что действительно необходимо уметь в раннем возрасте: скажем,

Буквы и слова: учим читать без принуждения

«Наш-то уже читает!»

Бывает так, что ребёнку ещё не исполнилось четырёх лет, а его уже хотят научить читать. Часто это желание возникает как реакция на слова других родителей: «Нашему Пете 4, а он уже читает». На деле Петя может едва различать буквы, но маме или папе Пети очень хочется похвастаться его успехами.

Что происходит, когда мы решаем ускорить процесс? Сажаем ребёнка и начинаем «учить буквы»: «Давай, садись, запоминай. Это буква «А». Запомнил? Нет? Давай ещё раз». И удивляемся, что ребёнку почему-то не хочется их учить. Он или отказывается, или плачет, или с тоской смотрит в сторону игрушек.

Здесь, как и в любом другом обучающем мероприятии, самый важный момент — желание и интерес малыша. Если интереса нет, а есть только непонятная необходимость что-то запомнить, то ничего хорошего из этой затеи не выйдет. И вообще, можно только хуже сделать — кому понравится делать что-то по принуждению? Если слишком наседать, можно надолго отбить желание иметь дело с буквами и чтением. Понятно, что иногда очень хочется приблизить момент знакомства ребёнка с увлекательным миром чтения.

В этом случае можно начать с того, чтобы буквы периодически попадались ему на глаза и в руки, например в виде объёмных фигурок среди других игрушек. На этом этапе он всё ещё будет очень далёк от того, чтобы начать читать, но буквы уже будет воспринимать как естественную часть окружающего мира. Во время игр можно проговаривать названия букв, но не принуждать к тому, чтобы ребёнок сразу их запомнил.

Кроме объёмных букв, можно использовать в играх кубики с буквами или магнитные буквы, размещая их на доске или на холодильнике. Помимо магнитной азбуки, можно начинать осваивать «Зверобуквы». Чтобы научиться играть в эту игру, ребёнку вовсе не обязательно знать названия букв — они естественным образом будут запоминаться в процессе игры. Спустя некоторое время ребёнок начнёт сам называть некоторые буквы, узнавая их в книжках и на рекламных афишах.

На этом этапе очень важен тактильный контакт. Поэтому, когда ребёнок уже знает некоторые буквы, можно пальцем «рисовать» их у него на спине или на ладошке, чтобы он их распознавал — это позволит образу буквы более прочно закрепиться в сознании. Ещё один способ — складывать буквы из разных предметов, например, из камешков, палочек или деталей конструктора.

При этом знание букв — ещё не гарантия того, что ребёнок начнёт читать. Этот процесс вполне может затянуться на несколько лет, что, в общем-то, вполне нормально.

Чем можно заняться, если ребёнок уже знает буквы, но ещё не читает

1. Читать вместе. Точнее, читать будете вы. Но ребёнок будет понимать, что вы извлекаете из букв какую-то интересную историю. Он вполне может заинтересоваться процессом и захотеть поучаствовать в нём. Или нет. Однако, ничто не мешает попробовать, не так ли?

2. Пробовать играть в каждый из четырёх вариантов игры «Где Ёж», используя магнитную азбуку. Практика показывает, что именно после первых успехов в таких играх дети начинают сами интересоваться буквами и чтением.

3. Читать сначала только простые, короткие слова. Если начинать с «самолётов» и «гиппопотамов», это может вызвать вполне закономерные трудности. Последствия весьма предсказуемы — потеря интереса к происходящему. Поэтому «кот» и «ёж» для начала — в самый раз.

4. Играть в «Беготню». Развешиваем на стенах комнаты листы с разными буквами или короткими словами. После этого называем одно из слов. Задача ребёнка — как можно скорее найти его и добежать до него, дотронувшись ладошкой. Потом называем другое слово, и так далее. Можно устраивать соревнования среди детей с примерно одинаковым уровнем подготовки — так будет ещё веселее.

5. Оставлять простые письма ребёнку. В письмах может содержаться что-нибудь позитивное: приятные слова или подсказка, где лежит лакомство. Такие записки могут послужить серьёзным мотиватором к освоению чтения.

6. Предлагать читать то, что интересно ребёнку. Нравятся динозавры — пусть это будет детская книжка про древних рептилий. Малыш интересуется машинами — предлагаем журнал про машины.

7. Поддерживать интерес и первые успехи. Даже если ребёнок выучил буквы и подписал рисунок своим именем с ошибкой, было бы здорово похвалить его, иначе, пару раз услышав «нет, неправильно», он бросит это занятие.

8. Читая ребёнку вслух, останавливаться на самом интересном месте под предлогом «мне нужно идти на кухню, но мы с тобой продолжим» и оставлять книгу открытой. Любопытство ребёнка вполне может подтолкнуть его к тому, чтобы попытаться разобраться с этой проблемой самостоятельно.

Игры и занятия

Эти игровые задания помогут запомнить буквы и предупредить типичные ошибки в их написании: зеркальное написание или «вверх ногами», путаница схожих по внешнему виду букв. Некоторые из игр помогают пойти дальше и понять, как буквы складываются в простые слова.

1. Пазлы

Подготовьте картонные карточки с буквами и разрежьте их на две части. Предлагайте ребёнку собирать буквы, предоставляя ему сначала части одной буквы, потом добавляя одну часть от другой буквы, а потом части 2–3 букв одновременно.

Для усложнения игры карточку можно разрезать на 3–5 частей и рисовать все буквы одним цветом.

2. Буквоед

Напишите «испорченные» буквы (недописанные, с отсутствующими деталями). Эти буквы испортил вредный Буквоед, и задача ребёнка восстановить их. Обязательно спрашивайте, какая буква получилась.

Можно проводить эту игру и на улице: писать буквы палочкой на песке или мелом на асфальте, а зимой протаптывайте их на снегу.

3. Конструктор

Подготовьте картонные детали конструктора: по 8 полосок длиной 12, 6, 3 см и шириной 1,5 см; 6 полуколец и 4 четверти кольца диаметром 6 см и толщиной стенок 1 см (3 кольца разрежьте пополам и ещё одно кольцо на 4 равных части).

Собирать такой конструктор можно по-разному:

  • Предлагайте ребёнку собрать из деталей букву по заданному образцу или самостоятельно придумать, как её собрать.
  • Составьте неправильную букву, а ребёнок пусть её исправит.
  • Поиграйте в преобразования. Положите одну большую палочку и попросите ребёнка добавить только одну деталь так, чтобы получилась буква. Следующий ход ваш — добавьте детали или поменяйте их местами, чтобы получилась новая буква. Дальше снова ходит малыш и преобразует вашу букву.

4. Игра-путешествие

На листе ватмана или рулоне обоев нарисуйте маршрут путешествия. По маршруту проставьте пункты-остановки, на которых будут «ожидать» буквы.

Бросайте по очереди кубик и «ходите». Оказавшись на остановке с буквой, нужно её назвать и придумать на неё слова. Кто не смог выполнить задание, отходит на шаг назад или пропускает ход (ну, если у вас очень строгие правила).

В игру можно добавить стрелочки-переходы вперёд и назад на несколько ходов, ввести условные обозначения пропуска хода или дополнительного хода.

5. Рыбалка

К линейке привяжите верёвочку, а на конец верёвки прикрепите магнит. На рыбках напишите буквы и прикрепите к ним скрепки. Обруч на полу или тазик — это озеро, «запустите» в него рыбок, и можно приступать к ловле. Рыбка считается пойманной если правильно названо её «имя» (буква).

6. Лабиринты

Дети обожают всё раскрашивать и проходить лабиринты! А с такой раскраской-головоломкой они не только прокачают логику, но и запомнят буквы!

Скачать шаблоны лабиринтов  на все буквы.

7. Пазлы «Собери слово»

Складываем из букв целые слова необычным способом. Картинки нужно разрезать на столбики, хорошенько перемешать, а потом попытаться вновь собрать картинки, а вместе с ними и слова.

8. Задания из сборника «Реши-Пиши»

Буквенные ленты

В ленте из букв нужно найти спрятавшиеся слова. Задание тренирует навык чтения и внимательность.

Найди слова

В задании нужно найти, обвести и выписать спрятанные слова (по горизонтали и вертикали). Это задание на чтение, внимательность и развитие навыка письма.

Как сделать чтение нормальной и интересной частью жизни малыша

Есть ещё несколько важных нюансов, которые помогут ребёнку «подружиться» с чтением:

  1. Освободить время для чтения. Если у ребёнка всегда под рукой заряженный планшет, у него не будет причин самостоятельно читать слова и рисовать образ происходящего у себя в голове — есть ведь мультфильмы и игры, в которых всё уже готово. Если позволить ребёнку заскучать, книжка про индейцев вполне может показаться ему неплохим средством борьбы со скукой.
  2. Обсуждать книги. Причём не обязательно только те, что были прочитаны ребёнком. Мы можем делиться позитивными впечатлениями от книг сами: «Я тут такое прочитал!», и рассказывать историю. Не исключено, что наш рассказ подтолкнёт ребёнка к знакомству с книгой, о которой мы с таким интересом рассказали.
  3. Сочинять истории и записывать их. На первых порах можно писать за ребёнка, а ему предлагать рисовать иллюстрации. Потом, осознав ценность результатов вашего совместного творчества, малыш вполне может захотеть взять на себя часть ваших дел и уже начнёт записывать какие-то слова. Да, с ошибками и понемногу, но главное, что сам. В качестве одного из вариантов этого занятия можно придумывать комиксы.
  4. После первого успешного опыта записи слов, можно организовать игру-переписку с обменом короткими и простыми сообщениями. Здесь появляется ещё одна важная ценность: с помощью букв можно не только считывать информацию, но и передавать её.

Один из самых важных моментов в этом деле — собственный пример. Если мы сами постоянно будем проводить время перед телевизором, а ребёнку предлагать читать, то ничего хорошего не выйдет. В этом случае малыш может вообще начать завидовать тому, что мы заняты интересным делом, а ему приходится заниматься чем-то скучным.

Карточки развивающие «Первые слова» М.А. Жукова

Описание товара «Карточки развивающие «Первые слова» М.А. Жукова»

Развивающие карточки «Первые слова» ТМ «Умные игры» — тренажёр раннего развития:

  • 32 карточки
  • 64 картинки
  • автор карточек Марина Жукова  — логопед с 10-летним стажем работы в дошкольных образовательных учреждениях и опытом преподавания грамоты будущим первоклассникам.

С набором ярких карточек малыш легко выучит новые слова. Компактный набор удобно брать с собой — теперь в дороге можно играть и учиться. Развивающие карточки ТМ «Умные игры» способствует улучшению логического мышления детей, а также расширению их кругозора.

Характеристики товара «Карточки развивающие «Первые слова» М.А. Жукова»

Размер:

2х12х17 см

Цвет

Цвет может быть примерным или определяться по цвету, которого больше всего на деталях товара.

:

разные цвета

Возраст:

с 3-х лет

Если товара нет в наличии

Этот товар возможно приобрести под заказ. Для оформления предзаказа необходимо позвонить по телефону или написать нам на почту — [email protected] и сообщить какое количество и каких костюмов вам необходимо. Мы сделаем под вас заявку на предприятие и когда она будет выполнена — свяжемся с вами!

Заказывайте необходимое вам количество товаров индивидуально!

:

можно оформить предзаказ

Пол:

девочки и мальчики

Тип

Тип игрушки или игры, для каких целей создан данный товар. Типы различаются по характеру занятия детей: обучающие, развлекательные и прочее.

:

обучающее оборудование

Карточки развивающие «Первые слова» М.А. Жукова: отзывы от реальных покупателей

Сообщения не найдены

Вы пользовались продуктом?

Расскажите нам что-нибудь об этом и помогите другим принять правильное решение

Написать отзыв

Как ошибочная идея учит миллионы детей быть плохими читателями | Не хватает слов

Слушайте этот документальный аудиозапись в подкасте «Образование». Подписаться .

Молли Вудворт была ребенком, который, казалось, преуспевал во всем: хорошие оценки, одаренность и талант. Но она не очень хорошо читала.

«Для меня не было рифмы или причины читать», — сказала она. «Когда учитель диктовал слово и говорил:« Скажите мне, как вы думаете, вы можете его написать », я сидел с открытым ртом, пока другие дети произносили слова по буквам, и я думал:« Как они вообще знают, с чего начать? ‘ Я был полностью потерян.«

Вудворт учился в государственной школе в Овоссо, штат Мичиган, в 1990-х годах. Она говорит, что звуки и буквы просто не имеют для нее смысла, и она не помнит, чтобы кто-то учил ее читать. Поэтому она придумала свои собственные стратегии работы с текстом.

Стратегия 1. Запомните как можно больше слов. «Слова были для меня как картинки», — сказала она. «У меня была действительно хорошая память».

Стратегия 2: Угадайте слова в зависимости от контекста. Если она сталкивалась со словом, которого не было в ее банке зрительной памяти, она смотрела на первую букву и находила слово, которое, казалось, имело смысл.Чтение было чем-то вроде игры в 20 вопросов: какое это могло быть слово?

Стратегия 3: Если все остальное не помогло, она пропускала слова, которых не знала.

В большинстве случаев она могла понять суть того, что читала. Но чтение текста длилось вечно. «Я ненавидела читать, потому что это было утомительно», — сказала она. «Я бы прочитал главу, и к ее концу у меня заболел мозг. Я не был взволнован, чтобы учиться».

Никто не знал, как сильно она боролась, даже ее родители. Ее стратегии чтения были ее «маленькими грязными секретами».«

Молли Вудворт (слева) со своей тетей Норой Чабази возле Центра чтения Ounce of Prevention во Флашинге, штат Мичиган. Эмили Хэнфорд | Отчеты APM

Вудворт, которая сейчас работает бухгалтером, говорит, что она все еще не очень хорошо читает, и плачет, когда говорит об этом. Чтение «влияет на все аспекты вашей жизни», — сказала она. Она полна решимости сделать так, чтобы ее собственные дети начали лучше, чем она.

Вот почему она так встревожилась, увидев, как ее старшую дочь Клэр учили читать в школе.

Пока эта опровергнутая теория остается частью американского образования, многим детям, вероятно, будет сложно научиться читать.

Пару лет назад Вудворт был волонтером в классе детского сада Клэр. Класс читал книгу вместе, и учитель говорил детям практиковать стратегии, которые используют хорошие читатели.

Учитель сказал: «Если вы не знаете этого слова, просто посмотрите на эту картинку здесь», — вспоминал Вудворт. «На снимке были лиса и медведь.И слово было «медведь», и она сказала: «Посмотри на первую букву. Это «б». Лиса это или медведь? »

Вудворт был ошеломлен. «Я подумал:« Боже мой, это мои стратегии ». Это то, чему я научилась, чтобы выглядеть хорошим читателем, а не тому, что делают хорошие читатели », — сказала она. «Этих детей учили моим маленьким грязным секретам».

Она пошла к учителю и выразила свое беспокойство. Учитель сказал ей, что она преподает чтение так, как ей велено в учебном плане.

Вудворт наткнулся на маленький секрет американского образования о чтении: начальные школы по всей стране учат детей плохо читать, а педагоги могут даже не знать об этом.

На протяжении десятилетий обучение чтению в американских школах основывалось на ошибочной теории о том, как работает чтение, теории, которая была опровергнута несколько десятилетий назад учеными-когнитивистами, но все же остается глубоко укоренившейся в педагогической практике и материалах учебных программ. В результате стратегии, которые испытывающие трудности читатели используют, чтобы обойтись, — запоминание слов, использование контекста для угадывания слов, пропуск слов, которые они не знают, — являются стратегиями, которым многих начинающих читателей учат в школе.Из-за этого многим детям сложнее научиться читать, а детям, у которых не получается хорошее начало в чтении, трудно когда-либо овладеть этим процессом.

Шокирующее количество детей в Соединенных Штатах не умеют хорошо читать. Треть всех четвероклассников не умеют читать на базовом уровне, и большинство учеников все еще не умеют читать к моменту окончания средней школы.


Процент четвероклассников в США по чтению ниже базового


Когда дети изо всех сил пытаются научиться читать, это может привести к нисходящей спирали, в которой медленное развитие чтения в конечном итоге влияет на поведение, словарный запас, знания и другие когнитивные навыки.Непропорционально большое количество бедных читателей бросают школу и попадают в систему уголовного правосудия.

Тот факт, что опровергнутая теория о том, как работает чтение, по-прежнему влияет на то, как многих детей учат читать, является частью проблемы. Школьные округа тратят сотни миллионов долларов налогоплательщиков на учебные материалы, которые включают эту теорию. Учителей обучают теории в рамках программ подготовки учителей и на рабочем месте. Пока эта опровергнутая теория остается частью американского образования, многим детям, вероятно, будет сложно научиться читать.


Процент учащихся 12-х классов в США, умеющих читать


Истоки

Теория известна как «три подсказки». Название происходит от представления о том, что читатели используют три разных вида информации — или «подсказки» — для идентификации слов при чтении.

Теория была впервые предложена в 1967 году, когда профессор образования по имени Кен Гудман представил доклад на ежегодном собрании Американской ассоциации исследований в области образования в Нью-Йорке.

В этой статье Гудман отверг идею о том, что чтение — это точный процесс, включающий точное или детальное восприятие букв или слов. Вместо этого он утверждал, что, читая, люди делают прогнозы относительно слов на странице, используя эти три подсказки:

  • графических подсказок (что буквы говорят вам о том, что может быть слово?)

  • синтаксических реплик (какое слово может быть, например, существительное или глагол?)

  • семантических реплик (какое слово будет иметь здесь смысл в зависимости от контекста?)

Гудман пришел к выводу, что:

Навык чтения предполагает не большую точность, а более точные первые предположения, основанные на лучших методах выборки, большем контроле над структурой языка, расширенном опыте и повышенном концептуальном развитии.По мере того как ребенок развивает навыки чтения и скорость, он использует все меньше графических подсказок.

Предложение Гудмана стало теоретической основой для нового подхода к обучению чтению, который вскоре прижился в американских школах.

Раньше вопрос о том, как научить читать, касался одной из двух основных идей.

Одна из идей заключается в том, что чтение — это процесс визуальной памяти. Метод обучения, связанный с этой идеей, известен как «целое слово». Пожалуй, лучше всего словесный подход был воплощен в книгах «Дик и Джейн», впервые появившихся в 1930-х годах.В книгах используются повторения слов и рисунки, которые подтверждают смысл текста. Идея состоит в том, что если вы видите достаточно слов, вы в конечном итоге сохраняете их в своей памяти как визуальные образы.

Другая идея состоит в том, что чтение требует знания взаимоотношений между звуками и буквами. Дети учатся читать, произнося слова. Этот подход известен как акустика. Это восходит к далеким временам, популяризировалось в 1800-х годах среди читателей Макгаффи.

Эти две идеи — целостное слово и фонетика — по очереди становились излюбленным способом обучения чтению, пока Гудман не пришел с тем, что стало известно среди педагогов как «система трех подсказок».«

Согласно теории подсказок о том, как работает чтение, когда ребенок приходит к слову, которое он не знает, учитель побуждает его придумать слово, которое имеет смысл, и спрашивает: «Правильно ли оно выглядит?» Звучит правильно? Если слово проверяется на основе этих вопросов, ребенок его понимает. Она на пути к умелому чтению.

Учителя могут не знать термин «три сигнала», но они, вероятно, знакомы с термином «MSV». M означает использование значения для определения того, что такое слово, S для использования структуры предложения и V для использования визуальной информации (т.е., буквы в словах). MSV — это подсказка, которая восходит к покойной Мари Клэй, психологу по развитию из Новой Зеландии, которая впервые изложила свои теории чтения в диссертации в 1960-х годах.

Клэй разработала свою теорию подсказок независимо от Гудмана, но они встречались несколько раз и имели схожие представления о процессе чтения. Их теории были основаны на наблюдательных исследованиях. Они слушали, как дети читают, отмечали типы ошибок, которые они совершали, и использовали эту информацию, чтобы определять трудности с чтением у ребенка.Например, ребенок, который говорит «лошадь», когда слово «дом», вероятно, слишком полагается на визуальные или графические подсказки. В этом случае учитель побуждает ребенка уделять больше внимания тому, какое слово имеет смысл в предложении.

Гудман и Клей полагали, что буквы были наименее надежными из трех подсказок, и что по мере того, как люди стали лучше читать, им больше не нужно было обращать внимание на все буквы в словах. «В эффективном восприятии слов читатель в основном полагается на предложение и его значение, а также на некоторые избранные особенности форм слов», — писал Клэй.Для Гудмана точное распознавание слов не обязательно было целью чтения. Целью было понять текст. Если предложения имеют смысл, читатель, должно быть, понимает слова правильно или достаточно правильно.

Эти идеи вскоре стали основой преподавания чтения во многих школах. Идея Гудмана о трех подсказках легла в теоретическую основу подхода, известного как «целостный язык», который к концу 1980-х годов распространился по всей Америке. Клэй воплотила свои идеи в программу чтения для начинающих первоклассников под названием «Восстановление при чтении».Она была внедрена по всей Новой Зеландии в 1980-х годах и стала одной из наиболее широко используемых в мире программ вмешательства при чтении.

Но пока в школах распространялась реплика, ученые были заняты изучением когнитивных процессов, связанных с чтением слов. И они пришли к разным выводам о том, как люди читают.

Первоклассники из Окленда, штат Калифорния, практикуют чтение. Хасайн Рашид для отчетов APM

Ученые используют три подсказки

Это было в начале 1970-х, и Кейт Станович работал над докторской диссертацией по психологии в Мичиганском университете.Он считал, что поле для чтения готово к вливанию знаний из «когнитивной революции», которая происходила в психологии. Станович имел опыт работы в экспериментальной науке и интересовался обучением и познанием, отчасти благодаря влиянию его жены Паулы, которая была учителем специального образования.

Станович хотел понять, как люди читают слова. Он знал о работе Гудмана и думал, что, вероятно, был прав в том, что, когда люди стали лучше читать, они больше полагались на свои знания словарного запаса и языковой структуры, чтобы читать слова, и им не нужно было уделять столько внимания буквам.

Итак, в 1975 году Станович и его однокурсник решили проверить идею в своей лаборатории. Они набрали читателей разного возраста и способностей и дали им ряд заданий по чтению слов. Их гипотеза заключалась в том, что опытные читатели больше полагаются на контекстные подсказки для распознавания слов, чем плохие читатели, которые, вероятно, не так хорошо использовали контекст.

Они не могли ошибиться больше.

«К нашему удивлению, все результаты наших исследований указывали в противоположном направлении», — написал Станович.«Это были более бедные читатели, а не более опытные читатели, которые больше полагались на контекст, чтобы облегчить распознавание слов».

Опытные читатели могли мгновенно распознавать слова, не полагаясь на контекст. Другие исследователи подтвердили эти результаты аналогичными экспериментами. Оказывается, способность быстро и точно читать отдельные слова — отличительный признак умелого читателя. Сейчас это один из наиболее последовательных и хорошо воспроизводимых результатов всех исследований в области чтения.

Другие исследования выявили дополнительные проблемы с теорией подсказок:

  • Опытные читатели не просматривают слова и выборки из графических сигналов случайно; вместо этого они очень быстро распознают слово как последовательность букв. Вот как хорошие читатели мгновенно узнают разницу между, например, «домом» и «лошадью».

  • Эксперименты, заставляющие людей использовать контекст для предсказания слов, показывают, что даже опытный читатель может правильно угадать только часть слов; это одна из причин, по которой люди, которые полагаются на контекст для определения слов, плохо читают.

  • Слабые навыки распознавания слов — наиболее частый и изнурительный источник проблем с чтением.

Результаты этих исследований не вызывают разногласий или оспаривания среди ученых, изучающих чтение. Результаты были включены во все основные научные модели того, как работает чтение.

Но кии все еще живы и здоровы в школах.

Picture Power!

Примеры системы подсказок найти несложно.Быстрый поиск в Google, Pinterest или Teachers Pay Teachers дает множество планов уроков, учебных пособий и классных плакатов. На одном популярном плакате изображены милые мультяшные персонажи, которые напоминают детям, что у них есть множество стратегий, которые можно использовать, когда они застряли на слове, в том числе смотреть на картинку (Орлиный глаз) и готовить губы к тому, чтобы попробовать первый звук (Губы рыбы) , или просто вообще пропустив слово (Skippy Frog).

В Интернете есть видео, где можно увидеть реплики в действии.В одном видео, размещенном на Teaching Channel, воспитательница детского сада в Окленде, штат Калифорния, инструктирует своих учеников использовать «силу изображения» для определения слов на странице. По словам учителя, цель урока состоит в том, чтобы ученики «использовали картинку и первый звук, чтобы определить неизвестное слово в своей книге».

Класс читает вместе книгу под названием «В саду». На каждой странице есть изображение того, что вы можете найти в саду. Это то, что известно как предсказуемая книга; предложения все те же, за исключением последнего слова.

Детей учили запоминать слова «смотри», «на» и «то». Задача — получить последнее слово в предложении. В плане урока учителю предлагается прикрыть слово стикером.

На видео, извивающиеся детсадовцы, сидящие на полу, скрестив ноги, попадают на страницу с изображением бабочки. Воспитатель говорит детям, что она угадывает слово «бабочка». Она раскрывает слово, чтобы проверить точность своего предположения.

«Посмотрите на это», — говорит она детям, указывая на первую букву слова. «Это начинается с / b / / b / / b /». Класс читает предложение вместе, пока учитель указывает на слова. «Посмотрите на бабочку!» они взволнованно кричат.

Этот урок взят из «Единиц обучения чтению», более известного как «мастерская для читателей». Согласно плану урока, этот урок учит детей «знать и применять акустические навыки и навыки анализа слов на уровне своего класса при расшифровке слов.«

Но на этом уроке детей не учили расшифровывать слова. Их учили угадывать слова с помощью картинок и шаблонов — отличительных черт системы трех подсказок.

Автор книги «Единицы исследования для обучения чтению» Люси Калкинс часто ссылается на реплики в своих опубликованных работах. Она использует термин MSV — значение, структура и визуальная идея, изначально пришедшая из Клея в Новой Зеландии.

Затем есть программы Fountas и Pinnell Literacy, основанные Ирен Фунтас и Гей Су Пиннелл, учителями, которые изучили концепцию MSV у Клея в 1980-х годах.

Фунтас и Пиннелл написали несколько книг о преподавании чтения, в том числе бестселлер о широко используемом методе обучения под названием «Чтение под руководством». Они также создали систему оценки чтения, в которой используются так называемые «выровненные книги». Дети начинают с предсказуемых книг, таких как «В саду», и продвигаются по уровням, поскольку они могут «читать» слова. Но многие слова в этих книгах — бабочка, гусеница — это слова, которые начинающих читателей еще не научили расшифровывать.Одна из целей книг — научить детей, что когда они подбирают незнакомое слово, они могут использовать контекст, чтобы понять его.

При применении на практике в классе эти подходы могут вызвать проблемы у детей, когда они учатся читать.

«Это не чтение»

Маргарет Голдберг, учитель и тренер по обучению грамоте в Объединенном школьном округе Окленда, вспоминает момент, когда она осознала, насколько серьезной является подход с тремя сигналами. Она была с первоклассником по имени Родни, когда он зашел на страницу с фотографией девушки, облизывающей рожок мороженого, и собаки, облизывающей кость.

В тексте сказано: «Моя маленькая собачка любит поесть со мной».

Но Родни сказал: «Моя собака любит лизать свою кость».

Родни пронесся сквозь него, не подозревая, что он не читал предложение на странице.

Голдберг поняла, что многие ее ученики не могут читать слова в своих книгах; вместо этого они запоминали шаблоны предложений и использовали картинки, чтобы угадывать. Один маленький мальчик воскликнул: «Я могу читать эту книгу с закрытыми глазами!»

«О нет, — подумал Голдберг.«Это не чтение».

Голдберг был нанят школами Окленда в 2015 году, чтобы помочь нуждающимся читателям, обучая программе Фунтас и Пиннелл под названием «Уровневое вмешательство в грамотность», в которой используются выровненные книги и метод подсказок.

Примерно в то же время Голдберг прошел обучение по программе, которая использует другую стратегию обучения детей чтению слов. Программа называется «Систематическое обучение фонологической осведомленности, фонетике и зрительным словам» или SIPPS.Это звуковая программа, которая учит детей озвучивать слова и использует так называемые «декодируемые книги». Большинство слов в книгах имеют схемы написания, которым детей учили на уроках фонетики.

Голдберг решила обучать некоторых из своих учеников с помощью акустической программы, а некоторых из своих учеников — с помощью трех сигналов. И она начала замечать различия между двумя группами детей. «Не только в их способностях к чтению, — сказала она, — но и в их подходе к чтению.«

Голдберг и его коллега записали, как первоклассники рассказывают о том, что делает их хорошими читателями.

На одном видео слева показана Миа, которая участвовала в программе по акустике. Миа говорит, что она хороший читатель, потому что она смотрит на слова и озвучивает их. JaBrea, справа, был обучен системе подсказок. JaBrea говорит: «Я смотрю на картинки и читаю их».

Предоставлено Маргарет Голдберг, Объединенный школьный округ Окленда

После нескольких месяцев преподавания обоих подходов Голдбергу стало ясно, что студенты, изучающие фонетику, преуспевают.«Одна из вещей, с которой я все еще борюсь, — это сильное чувство вины», — сказала она.

Она думает, что ученики, выучившие три реплики, действительно пострадали от такого подхода. «Я причинил непоправимый вред этим детям. Было так трудно заставить их перестать смотреть на картинку, чтобы угадать, что будет за слово. Было так трудно заставить их замедлиться и произнести слово, потому что они у меня был опыт осознания того, что вы предсказываете то, что читаете, еще до того, как прочитаете это ».

Голдберг вскоре обнаружил десятилетия научных доказательств против использования подсказок.Она была шокирована. Она никогда не сталкивалась с этой наукой ни при подготовке учителя, ни на работе.

И она начала задаваться вопросом, почему бы и нет.

Сбалансированная грамотность

Люди веками спорят о том, как учить детей читать. Борьба в основном сосредоточена на том, следует ли преподавать фонетику.

Все языковое движение конца 20-го века было, пожалуй, зенитом антифонических аргументов. Обучение акустике считалось утомительным, трудоемким и в конечном итоге ненужным.Почему? Потому что — согласно теории трех сигналов — читатели могут использовать другие, более надежные сигналы, чтобы понять, что говорят слова.

Мэрилин Адамс столкнулась с этой верой в начале 1990-х годов. Она когнитивный психолог и психолог, который только что написал книгу, в которой резюмируются исследования того, как дети учатся читать. Один большой вывод из книги заключается в том, что для того, чтобы стать квалифицированным читателем английского языка, необходимо знание звуко-орфографических соответствий. Еще один важный вывод: многих детей этому не учили в школе.

Вскоре после публикации книги Адамс рассказывала о своих открытиях группе учителей и государственных чиновников системы образования в Сакраменто, Калифорния. Она чувствовала дискомфорт и смятение в комнате. «И я просто остановилась и спросила:« Что мне не хватает? »- вспоминала она. «« О чем нам нужно поговорить? Помогите мне ».

Женщина подняла руку и спросила: «При чем здесь система трех сигналов?» Мэрилин не знала, что это за система с тремя сигналами.«Думаю, я взорвала все их предохранители, потому что не знала, что это было, потому что это было очень важно для того, чтобы стать учителем элементарного чтения», — сказала она. «Как я мог представить себя знатоком чтения и не знать об этом?»

Учителя нарисовали ей диаграмму Венна системы трех сигналов. Выглядело это примерно так:

Адамс считал, что эта диаграмма имеет смысл. Исследование ясно показывает, что читатели используют все эти сигналы, чтобы понять, что они читают.

Но Адамс вскоре выяснил, в чем проблема. Учителя понимали эти подсказки не только как способ, которым читатели конструируют значение из текста, но как то, как читатели на самом деле идентифицируют слова на странице. И они думали, что учить детей расшифровывать или озвучивать слова не нужно.

«Самым важным было для детей понимать текст и получать от него удовольствие», — сказал Адамс. «И от этого понимания и радости чтения слова на странице просто выскакивали из них».

Она объясняла учителям при каждой возможности, что прямое обучение детей взаимосвязи между звуками и буквами необходимо для того, чтобы все дети хорошо начали читать.Но она получила массу возражений со стороны учителей. «Они не хотели учить фонетике!» — с разочарованием вспоминала она.

В 1998 году Адамс написал главу в книге о том, как система трех сигналов противоречит тому, что исследователи выяснили о чтении. Она надеялась, что это поможет положить конец трем репликам.

К этому времени научные исследования чтения набирали обороты. В 2000 году национальная комиссия, созванная Конгрессом для изучения доказательств того, как обучать чтению, выступила с докладом.Он определил несколько основных компонентов обучения чтению, в том числе словарный запас, понимание и фонетику. Доказательства того, что обучение фонетике способствует успеху детей в обучении чтению, были ясными и убедительными. Национальные отчеты о чтении несколько лет спустя в Великобритании и Австралии пришли к такому же выводу.

«Когда я вошел в класс, и кто-то сказал мне использовать эту практику, я не стал сомневаться в этом».

-Стейси Черный

В конце концов, многие сторонники целого языка согласились с весом научных доказательств важности обучения акустике.Они начали добавлять акустику в свои книги и материалы и переименовали свой подход в «сбалансированную грамотность».

Но от системы трех сигналов не избавились.

Сторонники сбалансированной грамотности скажут вам, что их подход представляет собой сочетание обучения акустике с достаточным количеством времени для детей, чтобы читать и получать удовольствие от книг. Но внимательно посмотрите на материалы, и вы увидите, что сбалансированная грамотность смешивает не это. Вместо этого он смешивает кучу разных идей о том, как дети учатся читать.Это небольшая инструкция из целого слова с длинными списками слов, которые дети должны запомнить. Это немного фоники. По сути, это идея о том, что детей нужно учить читать, используя систему трех сигналов.

И оказывается, что подсказки на самом деле могут помешать детям сосредоточиться на словах так, как им нужно, чтобы стать умелыми читателями.

Отображение слов

ПРЕДЫДУЩИЙ

СЕНТ. 11 августа 2017 г.

СЕНТ. 10, 2018

Чтобы понять, почему подсказки могут мешать развитию чтения у детей, важно понять, как наш мозг обрабатывает слова, которые мы видим.

Ученые-читатели десятилетиями знали, что отличительным признаком умелого чтения является способность мгновенно и точно распознавать слова. Если вы опытный читатель, ваш мозг настолько научился читать слова, что вы обрабатываете слово «стул» быстрее, чем изображение стула. Вы знаете десятки тысяч слов мгновенно, с первого взгляда. Как ты научился это делать?

Это происходит с помощью процесса, называемого «орфографическое отображение». Это происходит, когда вы обращаете внимание на детали написанного слова и связываете произношение и значение слова с его последовательностью букв.Ребенок знает значение и произношение слова «пони». Слово отображается в его памяти, когда он связывает звуки / p / / o / / n / / y / с написанным словом «пони».

Это требует знания звуков речи в словах и понимания того, как эти звуки представлены буквами. Другими словами, вам потребуются звуковые навыки.

Вот что происходит, когда читатель, обладающий хорошими звуковыми навыками, встречает в печати слово, которое не узнает. Она останавливается на слове и произносит его вслух.Если значение этого слова ей известно, значит, теперь она связала написание слова с его произношением. Если она не знает значения слова, она может использовать контекст, чтобы попытаться понять его.

Примерно ко второму классу обычно развивающемуся читателю нужно всего несколько раз познакомиться со словом, понимая как произношение, так и правописание, чтобы это слово сохранялось в ее памяти. Она не знает этого слова, потому что запомнила его как визуальный образ. Она знает это слово, потому что в какой-то момент успешно его произнесла.

Чем больше слов она хранит в памяти таким образом, тем больше она может сосредоточиться на значении того, что она читает; в конечном итоге она будет использовать меньше умственных способностей для определения слов и сможет посвятить больше умственных способностей пониманию того, что она читает.

Но когда у детей нет хороших звуковых навыков, процесс другой.

«Они берут образцы букв, потому что не умеют их разобрать», — сказал Дэвид Килпатрик, профессор психологии в SUNY Cortland и автор книги о предотвращении трудностей с чтением.«И они используют контекст».

Другими словами, когда люди не обладают хорошими звуковыми навыками, они используют систему подсказок.

«Система с тремя подсказками — это способ чтения плохих читателей», — сказал Килпатрик.

И если учителя используют систему подсказок для обучения чтению, Килпатрик говорит, что они не просто учат детей привычкам плохого чтения, они фактически препятствуют процессу орфографического картирования.

«В ту минуту, когда вы просите их обратить внимание на первую букву или посмотреть на картинку, посмотреть на контекст, вы отвлекаете их внимание от того самого предмета, с которым им нужно взаимодействовать, чтобы они могли прочитать слово [и] запомните слово «, — сказал Килпатрик.Таким образом, по его словам, три подсказки могут фактически предотвратить критическое обучение, необходимое ребенку, чтобы стать квалифицированным читателем.

Во многих классах сбалансированной грамотности детей обучают акустике и системе подсказок. Некоторые дети, которым преподают оба подхода, довольно быстро понимают, что произнесение слова — самый эффективный и надежный способ узнать, что это такое. Этим детям, как правило, легче понять, как связаны звуки и буквы. Они откажутся от стратегии подсказок и начнут создавать тот большой банк мгновенно известных слов, который так необходим для умелого чтения.

Но некоторые дети пропускают зондирование, если их учат, что у них есть другие возможности. Акустика — сложная задача для многих детей. Поначалу стратегии подсказки кажутся более быстрыми и легкими. А благодаря использованию контекста и запоминанию множества слов многие дети могут выглядеть хорошими читателями — до тех пор, пока они не дойдут до третьего класса, когда в их книгах станет больше слов, длиннее слов и меньше картинок. Тогда они застряли. Они не развили свои навыки звучания. Их банк известных слов ограничен.Чтение медленное и трудоемкое, им это не нравится, поэтому они не делают этого, если им не нужно. В то время как их сверстники, которые рано освоили декодирование, читают и учат себя новым словам каждый день, дети, которые придерживались такого подхода, все больше и больше отстают.

Эти плохие привычки чтения, когда-то укоренившиеся в молодом возрасте, могут следовать за детьми в старшую школу. Некоторые дети, которых учили использовать подсказки, так и не научились хорошо читать. Не потому, что они не умеют хорошо читать, а потому, что их научили стратегиям борьбы с читателями.

Маргарет Голдберг (вторая слева) и Лани Медник (справа) — тренеры по обучению грамоте Объединенного школьного округа Окленда. Дана Силоно (слева) работала в сети чартерных школ Education for Change, а Эрин Кокс — в государственных школах Aspire. Они работают над проектами по избавлению своих школ от системы трех сигналов. Хасайн Рашид для отчетов APM

‘А что, если они используют картинку?’

Как только Маргарет Голдберг обнаружила доказательства противодействия подсказкам в области когнитивных наук, она хотела, чтобы ее коллеги из школьного округа Окленда тоже узнали об этом.

В течение последних двух лет Голдберг и его коллега по обучению грамоте Лани Медник возглавляли пилотный проект, финансируемый за счет грантов, по повышению успеваемости в чтении в школах Окленда.

У них есть своя работа. Почти половина третьеклассников округа по чтению ниже своего класса. Голдберг и Медник хотят поднять вопросы о том, как детей в Окленде учат читать .

Каждые пару недель они встречаются с тренерами по грамотности из 10 начальных школ, участвующих в пилотной программе.Они читают и обсуждают статьи о научных исследованиях чтения. На собрании в марте тренеры посмотрели видео урока «сила картинки».

«Этот учитель имел в виду хорошие намерения», — сказал Медник тренерам после того, как они посмотрели урок. «Похоже, она верила, что этот урок поможет ее ученикам начать чтение».

Медник хотел, чтобы тренеры рассмотрели представления о чтении, которые привели бы к созданию урока, подобного «силе изображения».«Школы Окленда приобрели серию« Учебные курсы для обучения чтению », в которую входит урок« сила изображения », в рамках инициативы по сбалансированной грамотности, которую округ начал около 10 лет назад. Округ также приобрел систему оценивания Fountas and Pinnell.

Тренеры сразу увидели, что «сила изображения» была разработана для обучения детей системе подсказок. Но они сказали, что многие учителя не видят проблем с подсказками. В конце концов, одна из подсказок — смотреть на буквы в слове.Что плохого в том, чтобы научить детей разным стратегиям разгадывать неизвестные слова?

«Я помню, как до того, как мы начали изучать науку и все такое, я подумал про себя:« Детям так трудно читать, так что, если они воспользуются картинкой? », — сказала Сорайя Саджус-Брукс, тренер по ранней грамотности в Prescott Elementary Школа в Западном Окленде. «Типа, используй все, что у тебя есть».

Но она пришла к пониманию, что подсказки посылают детям сигнал о том, что им не нужно произносить слова.Ее ученики получали занятия по фонетике в течение одной части дня. Затем они пойдут на читательский семинар и узнают, что когда они приходят к слову, которое они не знают, у них есть множество стратегий. Они могут это выговорить. Они также могут проверить первую букву, посмотреть на картинку, придумать слово, которое имеет смысл.

Обучение меткам и не работает, сказал Саджус-Брукс. «Одно отрицает другое».

Голдберг и Медник хотят показать округу, что есть лучший способ научить читать.Школы, участвовавшие в пилотном проекте, использовали грантовые деньги для покупки новых материалов, не связанных с идеей трех сигналов. Две сети чартерных школ в Окленде работают над аналогичными проектами, чтобы отвести свои школы от репутации.

Чтобы увидеть, как это выглядит, я посетил класс для первого класса в чартерной школе в Окленде под названием «Академия достижения».

Одна часть дня была посвящена подробному обучению акустике. Студенты были разделены на небольшие группы в зависимости от их уровня подготовки. Они встретились со своим учителем Андреа Руис за столом в форме почки в углу класса.Группа самого низкого уровня работала над определением звуков речи в таких словах, как «кожа» и «пропустить». Группа высшего уровня выучила, как глаголы типа «шпионить» и «плакать» пишутся как «шпионил» и «плакал» в прошедшем времени.

Андреа Руис ведет урок фонетики. Хасайн Рашид для отчетов APM

Были также уроки лексики. Весь класс собрался на ковре перед классом, чтобы поговорить о книге, которую мисс Руис прочитала им вслух. Одно из слов в книге было «добыча».«

«Какие животные являются добычей хамелеона?» — спросила г-жа Руис у детей. «Или мы можем также спросить, на каких животных хамелеоны охотятся ради пропитания?»

Дети повернулись и поговорили друг с другом. «Добычей хамелеона являются жуки, насекомые, другие хамелеоны, мыши и птицы», — объяснил маленький мальчик своему однокласснику. «Вот и все.»

Другие словарные слова, которые выучили первоклассники, были вывешены на карточках по всему классу. В их число входили: блуждающие, упорные, косоглазые и вкусные.Дети еще не ожидали, что прочитают эти слова. Идея состоит в том, чтобы построить свой устный словарный запас так, чтобы, когда они могли читать эти слова, они знали, что они означают.

Это напрямую связано с научным исследованием, которое показывает, что понимание прочитанного является результатом двух вещей. Во-первых, ребенок должен уметь произносить слово. Во-вторых, ребенку необходимо знать значение только что произнесенного слова. Итак, в классе для первоклассников, который следует за исследованием, вы увидите подробные инструкции по фонетике, а также уроки, которые развивают устную лексику и базовые знания.И вы увидите, как дети практикуют то, чему их учили.

После урока лексики дети начали «приятельское чтение». Они удалились в разные места в классе, чтобы читать друг другу книги. Я нашел Белинду сидящей на стуле для взрослых в задней части класса, ее маленькие ножки раскачивались. Напротив нее был ее приятель Стивен, одетый в желто-синюю клетчатую рубашку, аккуратно заправленную в его джинсы. Он взял книгу и указал на слова, пока Белинда читала.

«Эллен / м /, — остановилась Белинда, произнося слово», — встречает.»Она читала расшифровываемую книгу о детях, которые посещают ферму. Почти все слова в книге содержат образцы правописания, которым ее учили на уроках фонетики.

«Я здесь на ферме», — прочитала Белинда.

Стивен обдумал. «Здесь фермер, — мягко сказал он. Работа Стивена как напарника Белинды по чтению заключалась в том, чтобы помочь ей, если она пропустила слово или застряла. Но этого не случилось, потому что Белинду научили читать слова. Она тоже не нуждалась в помощи с фотографиями.Она даже не взглянула на них, пока читала.

Стивен и Белинда занимаются «дружеским чтением». Хасайн Рашид для отчетов APM

Для ясности, с картинками нет ничего плохого. На них приятно смотреть и говорить, и они могут помочь ребенку понять смысл истории. Контекст — в том числе изображение, если оно есть — помогает нам понять, что мы постоянно читаем. Но если ребенка учат использовать контекст для определения слов, его учат читать как плохого читателя.

Многие преподаватели не знают этого, потому что исследования в области когнитивных наук не вошли во многие школы и учебные заведения.

Руис не знал об этом исследовании до пилотного проекта в Окленде. «Когда я начала преподавать, я действительно ничего не знала о том, как дети учатся читать», — сказала она. Было облегчением, когда она приехала в Окленд и в учебной программе было прописано, что дети используют значение, структуру и визуальные подсказки, чтобы разгадывать слова. «Поскольку у меня ничего не было, я подумала:« О, есть способ, которым мы должны этому научить », — сказала она.

Я слышал это от других преподавателей. Подсказка была привлекательной, потому что они не знали, что еще делать.

«Когда я вошел в класс, и кто-то сказал мне использовать эту практику, я не усомнился в этом», — сказала Стейси Черни, бывшая учительница, которая сейчас является директором начальной школы в Пенсильвании. Она говорит, что многих учителей не учат тому, что им нужно знать о структуре английского языка, чтобы хорошо преподавать фонетику. Она говорит, что акустика может пугать; три реплики нет.

Еще одна причина, по которой реплика остается, в том, что она, кажется, работает для некоторых детей. Но исследователи подсчитали, что есть процент детей — возможно, около 40 процентов — которые будут учиться читать независимо от того, как их учат. По словам Килпатрика, дети, которые учатся читать по подсказкам, преуспевают вопреки инструкциям, а не благодаря им.

Голдберг надеется, что пилотный проект в Окленде убедит округ отказаться от всех учебных материалов, включая подсказки.

На вопрос об этом офис суперинтенданта Окленда ответил письменным заявлением о том, что пилотного проекта недостаточно доказательств для внесения изменений в учебный план для всего округа и что школы Окленда по-прежнему привержены принципу сбалансированной грамотности.

Положение Окленда ничем не отличается от ситуации во многих других районах страны, которые вложили миллионы долларов в материалы, в том числе реплики.

«Такое чувство, что каждый доверяет кому-то другому, чтобы он выполнил должную осмотрительность», — сказал Голдберг. «Классные учителя верят, что материалы, которые им передают, будут работать. Люди, которые покупают материалы, верят, что если бы они были на рынке, они будут работать. Мы все доверяем, и эта система сломана.«

«Моя наука другая»

Если киевские реплики были опровергнуты учеными-когнитивистами несколько десятилетий назад, почему эта идея до сих пор фигурирует в материалах, которые продаются школам?

Один из ответов на этот вопрос — школьные округа по-прежнему закупают материалы. Согласно отчетам о доходах, Heinemann, компания, которая издает продукты Fountas, Pinnell и Lucy Calkins, которые используют школы Окленда, в 2018 году заработала около 500 миллионов долларов.

Я хотел знать, что авторы этих материалов думают об исследованиях в области когнитивных наук.И я хотел дать им возможность объяснить идеи, лежащие в основе их работы. Я написал Калкинсу, Фунтасу и Пиннеллу и попросил интервью. Все отказались. Хайнеманн отправил заявление, в котором говорится, что каждый продукт, который продает компания, основан на обширных исследованиях.

Я также попросил Кена Гудмана об интервью. Прошло более 50 лет с тех пор, как он впервые изложил теорию трех сигналов в той статье 1967 года. Я хотел знать, что он думает об исследованиях в области когнитивных наук. Из основных сторонников трех реплик, к которым я обратился, он был единственным, кто согласился на интервью.

Я навестил Гудмана в его доме в Тусоне, штат Аризона. Ему 91 год. Он передвигается на скутере, но все еще работает. Он только что закончил новое издание одной из своих книг.

Кен Гудман с женой и частым соавтором Йеттой Гудман. Эмили Хэнфорд | Отчеты APM

Когда я спросил его, что он думает об исследованиях в области когнитивных наук, он ответил, что думает, что ученые слишком много внимания уделяют распознаванию слов. Он до сих пор не верит, что точное распознавание слов необходимо для понимания прочитанного.

«Распознавание слов — это забота», — сказал он. «Я не обучаю распознаванию слов. Я учу людей понимать язык. И изучение слов является случайным для этого».

Он привел пример ребенка, который доходит до слова «лошадь» и вместо этого говорит «пони». Его аргумент состоит в том, что ребенок все равно поймет значение истории, потому что лошадь и пони — одно и то же.

Я настаивал на этом. Во-первых, пони — это не то же самое, что лошадь.Во-вторых, разве вы не хотите быть уверенными, что когда ребенок учится читать, он понимает, что / p / / o / / n / / y / говорит «пони»? А разными буквами написано «конь»?

Он отклонил мой вопрос.

«Цель не в том, чтобы учить слова», — сказал он. «Цель состоит в том, чтобы иметь смысл».

Ученые-когнитивисты не спорят, что цель чтения — понять текст. Но возникает вопрос: как понять, что вы читаете, если вы не можете точно прочитать слова? И если быстрое и точное распознавание слов является признаком умелого чтения, как маленький ребенок до него добирается?

Гудман отверг идею о том, что можно различать опытных и неквалифицированных читателей; ему не нравится предполагаемое оценочное суждение.Он сказал, что дислексии не существует, несмотря на множество доказательств ее существования. И он сказал, что теория трех сигналов основана на многолетних наблюдательных исследованиях. По его мнению, три подсказки совершенно верны, поскольку они основаны на доказательствах иного рода, нежели те, которые ученые собирают в своих лабораториях.

«Моя наука другая, — сказал Гудман.

Идея о том, что существуют разные виды доказательств, которые приводят к разным выводам о том, как работает чтение, является одной из причин, по которой люди по-прежнему расходятся во мнениях относительно того, как следует учить детей читать.Педагогам важно понимать, что три подсказки основаны на теории и наблюдательных исследованиях и что есть десятилетия научных доказательств из лабораторий по всему миру, которые сходятся в совершенно ином представлении об умелом чтении.

Когнитивная наука не дает всех ответов о том, как научить детей читать, но на вопрос о том, как квалифицированные читатели читают слова, ученые собрали огромное количество доказательств.

Голдберг считает, что педагогам по всей стране пора внимательно изучить все материалы, которые они используют для обучения чтению.

«Мы должны просмотреть материалы и поискать улики», — сказала она. «И если он там, не трогайте его. Не позволяйте ему приближаться к нашим детям, не позволяйте ему приближаться к нашим классам, нашим учителям».

«Не хватает слов» — один из трех аудиодокументальных фильмов этого сезона из подкаста «Образовать» — рассказы об образовании, возможностях и том, как люди учатся.

Делитесь и обсуждайте в Facebook


ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ РЕДАКТОР
Стивен Смит

РЕДАКТОР
Екатерина Винтер

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬ
Алекс Баумхардт

ПОМОЩЬ ПРОИЗВОДСТВУ
Джон Эрнандес

ВЕБ-РЕДАКТОРЫ
Энди Круз
Дэйв Манн

AUDIO MIX
Craig Thorson
Chris Julin

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Крис Уортингтон

КООРДИНАТОР ПРОЕКТА
Шелли Лэнгфорд

ТЕМА МУЗЫКА
Гэри Мейстер

ПРОВЕРКА ФАКТОВ
Бетси Таунер Левин

РЕДАКТОР КОПИРОВАНИЯ
Шерри Хильдебрандт

ОТДЕЛЬНОЕ СПАСИБО
Саша Асланян
Хина Шривастава

Поддержка этой программы осуществляется фондами Spencer Foundation и Lumina Foundation.


Обратная связь

Нам интересно узнать, какое влияние на вас оказывают программы APM Reports. Изменил ли один из наших документальных фильмов или подкастов ваше отношение к проблеме? Это заставило вас что-то сделать, например, начать разговор или попытаться сделать что-то новое в своем сообществе? Поделитесь своей историей воздействия.

Ресурсы


Подпишитесь на уведомления по электронной почте

Введите свой адрес ниже, и мы сообщим вам, когда опубликуем новые истории.

Как дети учатся читать? Что говорит наука

ПРИМЕЧАНИЕ. Текст статьи содержит аннотации. Чтобы просмотреть список аннотаций, прокрутите страницу вниз.

Как дети учатся читать?

На протяжении почти столетия исследователи спорят над этим вопросом. Большинство
разногласий связаны с самыми начальными этапами процесса чтения, когда маленькие дети впервые начинают понимать, как расшифровывать слова на странице.

Согласно одной из теорий, чтение — это естественный процесс, как и умение говорить. Согласно этой теории, если учителя и родители окружат детей хорошими книгами, дети начнут читать самостоятельно. Другая идея предполагает, что чтение — это серия стратегических догадок, основанных на контексте, и что детям следует обучать этим стратегиям угадывания.

Но исследования показали, что чтение — это не естественный процесс (1) и не игра в угадывание. Письменный язык — это код. Определенные комбинации букв предсказуемо представляют определенные звуки.И за последние несколько десятилетий исследования были однозначными: обучение маленьких детей тому, как взламывать код — обучение систематической фонетике — является самым надежным способом убедиться, что они научатся читать слова.

Конечно, чтение — это больше, чем просто увидеть слово на странице и произнести его вслух. Таким образом, обучение чтению — это нечто большее, чем просто обучение фонетике. Чтение требует от детей понимания смысла текста. Им необходимо знать различные звуки разговорной речи и уметь связывать эти звуки с написанными буквами, чтобы расшифровать слова.Им нужны глубокие знания и словарный запас, чтобы они понимали слова, которые читают. В конце концов, они должны уметь автоматически распознавать большинство слов и бегло читать связанный текст, обращая внимание на грамматику, пунктуацию и структуру предложения.


См. Также: Как правильно читать: проект «Образовательная неделя»


Но знание того, как декодировать, является важным шагом на пути к тому, чтобы стать читателем. Если дети не могут расшифровать точные слова на странице, они никогда не научатся бегло читать и не поймут отрывки, которые они читают.

Вот почему мы составили этот обзор исследования раннего чтения в классах K-2. В нем рассказывается о том, что известно о том, как мы должны обучать буквенно-звуковым образцам, и о том, чего мы еще не знаем наверняка. Это касается того, что еще должно быть частью программ раннего чтения. И это объясняет, почему мы знаем, что большинство детей не могут научиться читать через осмос или угадывать.

Вот что показывают доказательства.

Разве дети не учатся читать, как они учатся говорить?

Младенцы учатся говорить (2), слушая и повторяя звуки, издаваемые взрослыми, и связывая их со значениями.Они не различают сознательно отдельные звуковые единицы (так называемые фонемы), когда слышат устную речь. Некоторые исследования предполагают, что младенцы учатся вероятностно — например, слышание звука «мяч» одновременно с видом круглого, упругого предмета с течением времени заставляет ребенка ассоциировать эти два понятия, в то время как другие исследования предполагают, что дети отображают значение слова после того, как испытали его. это всего лишь один или два раза. В течение первых двух лет обычно развивающийся мозг малышей сосредотачивается на наиболее распространенных звуках в их родных языках и связывает эти звуки со смыслом.Ребенок развивает понимание речи благодаря языку и возможности практиковать модели разговора «подать и вернуть» (3), даже без четких инструкций.

Напротив, дети не развивают навыки чтения естественным образом, читая текст. То, как они учатся соединять устную и письменную речь (4), зависит от того, на каком языке (5) они учатся читать.

В алфавитных языках, таких как английский или французский, буквы используются для обозначения звуков, из которых состоят произносимые слова.Чтобы читать алфавитный язык, дети должны научиться тому, как письменные буквы представляют собой произносимые звуки (6), распознавать образцы буквенных звуков как слов и сопоставлять их с произнесенными словами, значение которых они знают. Это, например, отличается от китайского. Он использует тональный разговорный язык, передавая значение с небольшими различиями в ударении или высоте тона. Его система письма частично логографическая, в которой письменные символы напрямую соответствуют слову или концепции, а также включает слова, соединяющие символы значения и символы звука.Кто-то, читающий китайские иероглифы ханьцзы, не мог «озвучивать» незнакомые слова по буквам (7).

Что такое систематические, подробные инструкции по фонетике и почему они так важны?

Соединение печатных букв на странице с написанными звуками не является интуитивно понятным (8). Хотя некоторые маленькие дети могут сами устанавливать эти связи, большинство — нет. Одна серия исследований 1989-90 гг. Хорошо иллюстрирует это явление (9).

В этих исследованиях, проведенных Брайаном Бирном и Рут Филдинг-Барнсли, исследователи учили маленьких детей в возрасте от 3 до 5 лет читать вслух целые слова, такие как «жир» и «летучая мышь».Эти дети еще не знали своих буквенных имен.

Затем исследователи проверили, могут ли дети передать свои знания чтению нового слова. Они дали им слово «веселье» и спросили, было ли это слово «веселье» или «булочка». Очень немногие из студентов смогли это сделать успешно. Они не могли разбить исходное слово на фонемы, а затем передать свои знания об этих фонемах новому слову.

Но дети могли бы преуспеть в этом задании, если бы им сначала дали некоторые четкие инструкции.Когда детей учили распознавать, что определенные буквы представляют определенные звуки, и учили, как сегментировать слова, чтобы идентифицировать эти отдельные буквы и звуки, они добились гораздо большего успеха в первоначальном тесте на перевод. С тех пор исследования в области нейробиологии подтвердили и помогли объяснить эти результаты. Когда участники учились читать новые слова на незнакомом выдуманном языке, участники добивались более долгосрочного успеха, если их сначала учили, какие символы соответствуют каким звукам, чем если бы они пытались запоминать слова как единое целое.Визуализация мозга этих читателей показывает, что две обучающие стратегии задействуют разные нейронные пути в головном мозге. Читатели, которых учили связывать печать со смыслом напрямую, могли вспоминать слова вначале быстрее, но менее точно; Читателей учили связывать печать со звуком, а затем со смыслом, читать вслух быстрее и правильно, лучше запоминать правильные значения слов и переносить свои знания на новые слова.

Десятилетия исследований показали, что подробные инструкции по акустике приносят пользу ранним читателям, но особенно тем, кто изо всех сил пытается читать.

Это потому, что небольшие сильные стороны или недостатки в начале чтения со временем усиливаются. Это то, что эксперт по чтению Кейт Станович в 1986 году назвал (10) «Эффектом Матфея при чтении» (11) после библейского стиха, в котором богатые становятся богаче, а бедные — беднее: «Сочетание недостаточных навыков декодирования и отсутствия практики. , а трудные материалы приводят к неблагодарному опыту чтения в раннем возрасте, что ведет к меньшему вовлечению в занятия, связанные с чтением », — написал Станович. «Недостаток опыта и практики со стороны менее опытного читателя задерживает развитие автоматизма и скорости на уровне распознавания слов.Медленные, истощающие ресурсы процессы распознавания слов требуют когнитивных ресурсов, которые следует направить на понимание. Таким образом затрудняется чтение смысла; множатся неблагодарные опыты чтения; и практики избегают или просто терпят без реального когнитивного участия ».

Моя программа чтения включает буквенно-звуковые инструкции. Достаточно ли я обеспечиваю акустику?

Не все инструкции по фонетике одинаковы.

Самыми эффективными программами по акустике являются систематические.Национальная комиссия по чтению обнаружила это в 2000 году (12), и с тех пор дальнейшие обзоры исследований подтвердили, что этот тип обучения приводит к наибольшему повышению точности чтения у молодых студентов (13).

Программа систематической акустики учит упорядоченной последовательности буквенно-звуковых соответствий. Учителя обращаются не только к связям между буквой и звуком, о которых спотыкаются ученики. Вместо этого они рассматривают все комбинации методично, последовательно, переходя к следующей, как только учащиеся продемонстрируют мастерство.Учителя прямо говорят ученикам, какие звуки соответствуют каким буквенным образцам, вместо того, чтобы просить учеников разобраться в этом самостоятельно или сделать предположения.

В одной серии экспериментов (14) нейробиолог Стэнфордского университета Брюс МакКэндлисс (15) и его коллеги придумали новый письменный язык и научили студентов трехбуквенным словам, попросив их сосредоточиться на звуках букв или на целых словах. Позже студенты прошли тест на чтение как слов, которым их учили, так и новых слов на придуманном языке, в то время как электроэнцефалограф контролировал их мозговую активность.Те, кто сосредоточился на звуках букв, имели больше нейронной активности в левой части мозга, которая включает в себя визуальные и языковые области и связана с более умелым чтением. У тех, кого учили сосредотачиваться на словах целиком, было больше активности в правом полушарии мозга, что характерно для взрослых и детей, которым сложно читать. Более того, те, кто выучил звуки букв, лучше распознавали незнакомые слова.

Ранние читатели извлекут пользу из систематических инструкций по фонетике.По данным Национальной комиссии по чтению, среди учащихся классов K-1 изучение фонетики привело к улучшению способностей к декодированию и пониманию прочитанного. От этого выиграли дети с риском развития в будущем проблем с чтением, дети с ограниченными возможностями и дети из всех социально-экономических слоев общества. Более поздние обзоры исследований подтвердили, что систематическое обучение акустике эффективно для учащихся с ограниченными возможностями, и показали, что оно также работает для изучающих английский язык (17).

В большинстве исследований по обучению звуку проверяется его немедленная эффективность — становятся ли дети лучше читают после вмешательства? Среди учеников старших классов результаты менее очевидны. В недавнем метаанализе долгосрочных эффектов интервенций по чтению (18) рассматривались вопросы обучения звуку и фонематической осведомленности, в основном в исследованиях с детьми в классах K-1. И звуковые вмешательства, и фонематические вмешательства улучшили понимание прочитанного сразу после тестирования. Но в то время как преимущества фонематических вмешательств сохранялись в последующих тестах, преимущества фонетических вмешательств со временем исчезли гораздо больше.Средняя продолжительность всех вмешательств, включенных в исследование, составляла около 40 часов, а последующие оценки проводились в среднем примерно через год после завершения вмешательств.

Некоторым из моих студентов не требовалось обучение чтению по фонетике. Почему вы говорите, что всем детям выгодно?

В зависимости от оценки (19) от 1% до 7% детей выясняют, как декодировать слова самостоятельно, без явных инструкций. Они могут находить шаблоны в книгах, которые им читают, или печатать, которые они видят в своей среде, и затем применять эти шаблоны.К ним относятся дети с нейротипической формой «гиперлексии» (20) — состояние, при котором дети могут начать декодирование уже в 3 года, — но это чаще связано с детьми, страдающими расстройствами аутистического спектра и часто имеющими отдельные проблемы с пониманием прочитанного. .

Может показаться, что эти дети читают слова целиком или используют стратегии угадывания, чтобы выяснить, что будет дальше в рассказе. Но они обращают внимание на отдельные буквы всех слов — они просто делают это очень быстро (21).

Систематическая программа по фонетике может принести пользу этим учащимся, у которых могут быть пробелы в знаниях орфографических схем или слов, с которыми они еще не сталкивались. Конечно, обучение акустике — как и все обучение — может и должно быть дифференцировано, чтобы соответствовать потребностям отдельных учащихся, где бы они ни находились. Если ученик может продемонстрировать мастерство владения звуком, нет необходимости продолжать практиковать этот звук — ему или ей следует перейти к следующему.

Есть еще один ответ на этот вопрос: ученики могут выглядеть так, как будто они декодируют, хотя на самом деле это не так.Например, ребенок может увидеть иллюстрацию падения яблока с дерева и правильно предположить, что предложение под картинкой описывает падение яблока с дерева. Это не чтение и не дает учителю полезной информации о том, как ученик будет разбираться в книге без картинок.

Могут ли стратегии подсказок помочь учащимся читать?

Многие классы для раннего чтения обучают студентов методам определения слова путем угадывания с помощью контекстных подсказок. Кен и Йетта Гудман из Университета Аризоны (22) разработали «систему с тремя подсказками», основанную на анализе распространенных ошибок (или «промахов»), когда студенты читают вслух.Кен Гудман назвал развитие чтения «психолингвистической игрой в угадывание» (23), а системы подсказок учат учащихся угадывать новое слово на основе: научился;

• Структура / синтаксис, или то, как слово вписывается в общие правила грамматики, например, указывает ли положение слова в предложении на существительное, глагол или прилагательное; и

• Visual / Graphophonics, или то, как выглядит слово, например, как используются прописные и строчные буквы (например, предполагая собственное существительное) или распространенные орфографические шаблоны.

Системы подсказок являются общей стратегией в программах на всем языке, а также используются во многих программах «сбалансированной грамотности», которые включают в себя обучение звуку. Системы подсказок были разработаны на основе анализа ошибок (24), а не практики опытных читателей, и не показали преимуществ в контролируемых экспериментах (25).

Более того, когнитивные и нейробиологические исследования показали, что угадывание — гораздо менее эффективный способ идентифицировать новое слово и признак начинающих или испытывающих трудности читателей, а не опытных читателей.Квалифицированные читатели вместо этого произносят новые слова, чтобы их расшифровать.

Сбалансированные программы обучения грамоте часто включают в себя как звуки, так и подсказки, но исследования показывают, что обучение подсказкам может затруднить развитие у детей звуковых навыков, поскольку отвлекает их внимание от звуков букв.

Я знаю, что инструкции по фонетике должны быть четкими и систематическими. Но помимо этого, как мне этому научить? Говорит ли исследование что-нибудь о том, какой контент мне нужно охватить и как его следует упорядочить?

Существует общий путь, которым следует большинство детей, когда они становятся опытными декодерами.Исследования могут сказать нам, как дети обычно продвигаются по этому пути, и какие навыки конкретно определяют лучшую способность к чтению.

Перед тем, как пойти в детский сад, у детей обычно развивается некоторая фонологическая осведомленность — понимание звуков, из которых состоит разговорная речь. Они могут рифмовать, разбивать многосложные слова и распознавать аллитерацию (26).

Следующим шагом в этом процессе является понимание того, что графемы — комбинации одной или нескольких букв — представляют фонемы, наименьшие единицы разговорного языка.Студентам легче усвоить эти буквенно-звуковые соответствия (27), если они уже обладают начальными фонологическими навыками, такими как рифмование и аллитерация, а также знание названий букв алфавита.

И хотя словарный запас важен для понимания прочитанного, исследования также показали, что это компонент способности декодирования. Одно исследование показало, что, когда дети знают значение слова, они могут быстрее научиться распознавать его автоматически (28), потому что визуальные буквы, соответствующие звуки и значение отображаются вместе, когда читатель узнает слово.

Существуют и другие ранние навыки, которые также связаны с более поздними способностями к чтению и письму (29), независимо от IQ или социально-экономического статуса. Среди них — написание букв, запоминание речевой информации на короткое время, быстрое наименование последовательностей случайных букв, цифр или изображений и другие фонологические навыки — например, способность разбивать слова на фонемы.

Чтобы декодировать слова, учеников нужно научить смешивать фонемы, которые графемы представляют на странице. Например, юный читатель должен научиться распознавать, что / r /, / o /, / d / — это три звука, которые вместе образуют слово «стержень», но также что слово «рок» также содержит три звука, / r / , / o /, / k / Это процесс, который быстро развивается.Хотя в английском языке около 15 000 слогов (30), после того, как ребенок выучит 44 наиболее распространенных сочетания звуков и букв (31), они начнут озвучивать слова во время чтения. К ним относятся как основные буквы, так и гласные звуки, а также общие комбинации, такие как «th», «sh» и «-ing». Есть два основных способа показать детям, что слова состоят из соответствий между звуками и буквами. В одном методе учащиеся сначала изучают звуки букв, а затем смешивают эти фонемы вместе, чтобы произносить слова.Это синтетическая фоника — они синтезируют фонемы в большие целые слова. Другой метод, аналитическая фоника, использует перевернутый подход: студенты идентифицируют или анализируют фонемы в словах, а затем используют эти знания для чтения других слов.

Возьмите слово «летучая мышь». В синтетической акустике студенты сначала изучают звук / b /, затем звук / a /, затем звук / t / и смешивают их вместе, чтобы звучать как «летучая мышь». В аналитической фонетике учащиеся выучили бы слово «летучая мышь» вместе с такими словами, как «кошка», «циновка» и «шляпа», и их научили бы, что все эти слова оканчиваются на звуковой паттерн «at».

Итак, есть синтетическая акустика и аналитическая фоника — один способ лучше другого?

Несколько исследований показали, что синтетическая акустика более эффективна, чем аналитическая. В частности, семилетнее лонгитюдное исследование, проведенное в Шотландии, показало, что синтетическая акустика, преподаваемая в 1-м классе, дает учащимся преимущество в чтении и правописании по сравнению с аналитической фонетикой (32). Тем не менее, если рассматривать их в целом, большая часть исследований в области чтения не позволяет выявить окончательного победителя. Два важных обзора исследований (33) не обнаружили существенной разницы в эффективности этих двух методов.Другие более свежие исследования все еще неубедительны (34).

Применяются ли эти стратегии к словам, которые не соответствуют традиционным схемам написания звуков? А как насчет таких слов, как «один» и «друг» — можно ли учить эти слова с помощью фонетики?

Да, но не в одиночку; Правописание и семантические правила идут рука об руку с обучением звукам букв. Такие слова, как «лайм» и «десять центов», имеют похожее написание и произношение. Но некоторые слова с похожим написанием имеют разное произношение, например, «пинта» и «мята».А у других другое написание и похожее произношение, например, «джаз» и «имеет». Исследования изображений мозга (35) показывают, что, когда читатели видят несогласованные пары слов, они проявляют большую активность в областях мозга, связанных с обработкой как визуального правописания, так и произнесенных слов. Это показывает, что юные читатели используют системы понимания как печатных форм, так и звуков, когда видят любое написанное слово. Когда эти две системы конфликтуют, читатель может обратиться к дополнительным правилам, например, к пониманию того, что слова в конце строк рифмующегося стихотворения (например, «имеет» и «джаз»), вероятно, рифмуются, даже если их написание этого не предполагает.

Некоторое исследование показало, что обучение распространенным неправильным словам, таким как «один» и «друг», в качестве визуальных слов может быть эффективным (36). Тем не менее, в этих исследованиях детей учили фонетике наряду со словами со зрением — и это важно. Понимание звуков дает студентам основу для чтения этих неправильных слов. Возьмите «друга». Хотя «иэ» не издает того же звука, что и обычно, другие буквы в этом слове воспроизводятся. Исследования показали (37), что дети используют «fr» и «nd» в качестве основы, когда они запоминают, как читать неправильное слово «друг».”

Когда детям следует начинать учиться произносить слова? Есть ли «рано»?

Даже очень маленькие дети могут извлечь пользу из инструкций, направленных на развитие фонологической осведомленности. Отчет Национальной комиссии по ранней грамотности (2009 г.) (38), метаанализ исследований ранней грамотности, показал, что обучение дошкольников и дошкольников тому, как различать звуки в словах, будь то устно или в связи с печатью, улучшило их навыки чтения и письма. . Дети в этих исследованиях, как правило, были в возрасте от 3 до 5 лет.

Исследования показывают, что успехи в акустике менее тесно связаны с возрастом ребенка, чем с размером и сложностью его устного словарного запаса, а также с его возможностями практиковать и применять новые правила фонетики. Есть некоторые свидетельства (39), что «декодируемые» книги (40), разработанные, чтобы помочь студентам практиковать определенные сочетания букв и звука, могут принести пользу самым ранним читателям. Но он неоднороден, и студенты очень быстро прогрессируют достаточно, чтобы получить больше пользы от текстов, которые содержат более сложные и неправильные слова — и часто тексты, которые студенты находят более интересными.

Сколько времени учителя должны тратить на изучение букв и звуков в классе?

Еще не определено «наилучшее» количество времени, которое можно потратить на обучение акустике. В нескольких метаанализах исследователи не обнаружили прямой связи между длиной программы и ее эффективностью (41).

Отчет Национальной комиссии по чтению обнаружил, что программы, сфокусированные на фонематической осведомленности, способности слышать, идентифицировать и манипулировать мельчайшими единицами звуков речи, которые продолжались менее 20 часов, оказали наибольшее влияние на навыки чтения.В исследованиях, на которые смотрели исследователи, отдельные сеансы длились в среднем 25 минут.

Но авторы NRP сразу же отмечают, что эти модели носят описательный, а не предписывающий характер. Исследования, на которые они смотрели, специально не проверяли эффективность различных временных интервалов, и, возможно, время не было важным фактором в этих более коротких программах, работающих лучше.

В конце концов, опытному читателю не нужно озвучивать каждое слово, которое он читает.Она видит слово и сразу его узнает. Читая слово снова и снова с течением времени, ее мозг связал эту конкретную последовательность с этим словом с помощью процесса, называемого орфографическим отображением (42).

Но исследования в области нейробиологии показали, что даже если кажется, что она узнает слово в целом, она все равно отслеживает последовательность отдельных букв в слове в течение невероятно короткого периода времени. Вот как опытные читатели могут отличить слова «акцент» от «восхождения».”

Что еще — помимо фонетики — является частью программы раннего чтения, основанной на исследованиях?

Phonics необходим для программы чтения, основанной на исследованиях. Если учащиеся не могут расшифровывать слова, они не могут извлечь из них никакого смысла. Но понимание буквенного кода не делает студентов автоматически хорошими читателями. Есть пять основных компонентов чтения (43): фонематическая осведомленность, фонетика, беглость речи, словарный запас и понимание.

Национальная комиссия по чтению рассмотрела все пять этих компонентов.Исследователи обнаружили, что если студенты читают вслух под руководством и обратной связью, они улучшают беглость чтения. Обучение словарному запасу, как явное, так и неявное, привело к лучшему пониманию прочитанного — и оно было наиболее эффективным, когда у учащихся было множество возможностей увидеть и использовать новые слова в контексте. Они также обнаружили, что стратегии обучения пониманию прочитанного также могут привести к повышению успеваемости по чтению, хотя большинство этих исследований проводилось с учащимися старше 2-го класса.

Для младших школьников, устная речь; понимание синтаксиса, грамматики, лексики и идиом; а также общие и тематические базовые знания также необходимы для понимания прочитанного.

Это одна из предпосылок Simple View of Reading (44), структуры для понимания чтения, впервые предложенной исследователями Филипом Б. Гофом и Уильямом Э. Танмером в 1986 году (45). В простом представлении понимание прочитанного является продуктом способности декодирования и понимания языка. Если учащийся не умеет декодировать, не имеет значения, какие базовые знания и словарный запас (46) он понимает — он не сможет понять, что на странице. Но верно и обратное: если ученик может декодировать, но не имеет достаточно глубокого понимания устной речи, он не сможет понять слова, которые может произнести вслух.С тех пор, как Гоф и Танмер впервые предложили эту структуру, многие исследования подтвердили ее базовую структуру — понимание и декодирование — это отдельные процессы (47). Один метаанализ исследований интервенций по чтению показывает, что вмешательства, ориентированные на звук, были наиболее эффективными до 1 класса; в старших классах — когда большинство учащихся овладеет фонетикой — вмешательства, направленные на понимание прочитанного или сочетание навыков чтения, оказали большее влияние (48) на навыки чтения учащихся.

Для молодых учеников раннее устное вмешательство может помочь им добиться успеха еще до того, как они пойдут в формальную школу.

Национальная комиссия по ранней грамотности обнаружила, что как чтение книг маленьким детям, так и участие в мероприятиях, направленных на улучшение их языкового развития, улучшают их устные языковые навыки (49).

Если дети не учатся читать естественным образом из-за чтения, почему родителей и учителей поощряют читать младенцам и дошкольникам?

Количество времени, которое взрослые читают с дошкольниками и маленькими детьми (50), действительно позволяет прогнозировать их навыки чтения в начальной школе.Одним из наиболее важных факторов, влияющих на то, насколько хорошо ребенок научится читать, является размер и качество его разговорной речи и словарного запаса, и дети с большей вероятностью будут знакомиться с новыми словами и их значениями или усвоить грамматические правила, читая вслух. Взрослые.

В серии исследований, проведенных в конце 1990-х годов с участием пятилетних детей, которые еще не научились читать, Виктория Перселл-Гейтс (51) обнаружила, что после контроля уровня доходов и образования родителей детей, дети, у которых были За последние два года он регулярно читал, использовал более «литературный» язык, более длинные фразы и более сложные структуры предложений.Более того, чтение взрослым с ребенком с большей вероятностью объяснит или расширит значения слов и понятий, которые ребенок еще не знает, добавив к их базовым знаниям.

Чтение в компании взрослых, которым доверяют, также помогает детям развить любовь к чтению. «Связь между слушанием письменной речи и чувством любви обеспечивает лучшую основу для этого длительного процесса [зарождающейся грамотности], и ни один учёный-когнитивист или исследователь в области образования не смог бы придумать лучшего», — отмечает когнитивный нейробиолог Марианн Вольф (52).

А как насчет чтения с независимым выбором?

В период чтения по выбору, также известный как непрерывное чтение без звука или «Брось все и прочитай», учащиеся могут выбрать книгу для самостоятельного чтения в классе в течение определенного периода времени. Предпосылка, лежащая в основе этого упражнения, заключается в том, что детям нужно время, чтобы самостоятельно практиковать навыки чтения, чтобы улучшить их.

Существует множество корреляционных исследований, которые показывают, что дети, которые читают больше, лучше читают (53). Но многие из этих исследований не дают количественной оценки того, сколько на самом деле читают студенты.Хотя они могут указать временные рамки — например, 15 минут непрерывного чтения без звука, — исследования не сообщают, тратят ли дети это время на чтение. Это затрудняет понимание того, насколько эффективно чтение с выбором.

Что еще более важно, эти исследования не предоставляют экспериментальных доказательств — неясно, делает ли большее чтение учащихся лучше читателями или лучше читатели будут читать больше. Национальная комиссия по чтению обнаружила, что нет доказательств того, что чтение по выбору улучшает беглость речи учащихся.

Имеет ли значение, учатся дети читать с помощью печатных книг или цифровых?

В последнее десятилетие или около того доступ к текстам в Интернете продолжал расширяться, и школы все чаще использовали книги в цифровом формате (54), особенно для поддержки учащихся, у которых нет легкого доступа к бумажным книгам дома. Тем не менее, некоторые новые данные свидетельствуют о том, что дети по-разному учатся читать на бумаге и в цифровом формате (55), что может помешать их последующему пониманию.

Исследователи, изучающие движения глаз, обнаруживают, что те, кто читает цифровой текст, с большей вероятностью будут бегло просматривать или читать нелинейно, ищут ключевые слова, чтобы передать суть, переходят до конца, чтобы сделать выводы или выводы, и только иногда возвращаются, чтобы найти контекст в остальной текст. В отдельной серии исследований с 2015 года (56) исследователи под руководством Анны Манген обнаружили, что студенты, читавшие короткие рассказы и особенно длинные тексты в печатном формате, лучше запоминали сюжет и последовательность событий, чем те, кто читал тот же текст. на экране.

Пока не ясно, насколько универсальны эти изменения, но учителя могут захотеть следить за тем, насколько хорошо их ученики, читающие с помощью электронных средств, развивают более глубокие навыки чтения и понимания.

Истории о Неделе соответствующего образования

Влиятельная группа по чтению проясняет: студентам нужна систематическая, явная акустика Дислексия Wage Curriculum War
Учителя критикуют свои колледжи Эд.за то, что они не готовят их к обучению чтению
Мнение: у нас национальный кризис чтения

1. Один из первых аргументов см. В разделе «Почему чтение — не естественный процесс».

2. Дополнительные сведения см. В разделе «Часто задаваемые вопросы: овладение языком».

3. «Ключ к словарному разрыву — это качество разговора, а не недостаток слов»

4. В этом видео когнитивный психолог Дэниел Уиллингем обсуждает значение науки о чтении с помощником главного редактора Education Week Лианой Хейтин Левус.Для книги Уиллингема щелкните здесь.

5. «Кросс-культурный эффект на мозг: новый взгляд»

6. Один из способов увидеть связь между распознаванием звука и чтением — это посмотреть на последствия одного из наиболее распространенных детских болезней раннего возраста, инфекций среднего уха. . Исследования показали, что дети, перенесшие повторные инфекции в возрасте до 3 лет, имели более низкую успеваемость в 1 и 2 классах, чем дети без инфекций уха. Инфекции были напрямую связаны с более низким фонологическим восприятием, аллитерацией и рифмой, а также с выразительным языком, чтением слов и определениями.«Влияние ранней истории среднего отита на развитие навыков детской речи и грамотности»

7. Исследователи исторического развития языка предполагают, что одна из самых ранних систем письма, шумерская клинопись, эволюционировала от преимущественно логографической системы к системе, в которой использовались символы для представления звуков на своем разговорном языке. См .: Пруст и кальмар — Марианна Вольф. Вы также можете увидеть, как Вольф обсуждает эволюцию устной и письменной речи в этом интервью Nature.

8.Послушайте мнение учителей об обучении акустике в этом видеоинтервью.

9. Полный текст исследований см. В разделах «Осведомленность о фонемах и буквенное знание в усвоении ребенком алфавитного принципа» и «Приобретение алфавитного принципа: пример обучения распознаванию фонемной идентичности».

10. Кейт Станович обсуждает в этом видеоинтервью, как ранние различия накапливаются с течением времени.

11. Станович адаптировал концепцию социологов Роберта Мертона и Харриет Цукерман.«Эффект Мэтью» был применен к областям от права до геополитики как способ описать, как раннее преимущество строится само на себе.

12. В целом систематические фонетические программы дали умеренный и статистически значимый эффект, d = 0,44. В отчете сделан вывод, что эти результаты свидетельствуют о том, что программы систематической фонетики имеют больший положительный эффект, чем другие программы, которые обеспечивают несистематическую фонетику или ее отсутствие. См. «Национальная группа по чтению, Обучение детей чтению: доказательная оценка научно-исследовательской литературы по чтению и ее значение для обучения чтению, отчеты подгрупп».”

13. Этот обзор 2006 года показал, что систематическое обучение акустике оказывает умеренное и статистически значимое влияние на точность чтения. Обзор не выявил статистически значимого влияния фонетики на понимание прочитанного, но авторы отмечают, что этот вывод был основан на слабых доказательствах — были включены только четыре рандомизированных контролируемых испытания, в которых изучалось понимание прочитанного. «Систематический обзор исследовательской литературы по использованию фоники в обучении чтению и орфографии».
Этот австралийский обзор исследований в области чтения определил, что систематическое обучение фонетике является важным компонентом обучения чтению как части программы, которая явно учит фонематической осведомленности, фонетике, беглости речи, лексике и пониманию.

14. «Специализация полушария для визуальных слов формируется вниманием к сублексическим единицам во время начального обучения». Для более широкого обсуждения экспериментов см .: Исследование мозговых волн показывает, как различные методы обучения влияют на развитие чтения.

15. На лекции в Стэнфордском университете Брюс МакКэндлисс объяснил, как различные виды нейронной активности связаны с чтением.

16. «Национальная комиссия по чтению, Обучение детей чтению: доказательная оценка научно-исследовательской литературы по чтению и ее значения для обучения чтению, отчеты подгрупп»

17. Эффективность подходов к лечению для детей и подростков с нарушениями чтения: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований
Обзор показал, что обучение звуку оказывает небольшое, но статистически значимое влияние на успеваемость по чтению среди детей и подростков.Исследования с участием детей с легкими нарушениями чтения имели больший эффект, чем исследования с участием детей с умеренными и тяжелыми нарушениями чтения.
Развитие грамотности среди учащихся, изучающих второй язык: отчет Национальной комиссии по грамотности среди детей и молодежи из числа языковых меньшинств словарный запас, беглость речи и понимание. Тем не менее, с точки зрения фонематической осведомленности, может быть наиболее эффективным дать учащимся больше работы с фонемами, которые появляются на английском языке, но не на их родном языке.Развитие устной речи на английском также особенно важно для ELL.

18. Метаанализ долгосрочных эффектов фонематической осведомленности, фонетики, беглости речи и вмешательств на понимание прочитанного.

19. «Ранние читатели: прошлое, настоящее и будущее», «Раннее развитие грамотности и обучение: обзор», «Ранние читатели: примеры спонтанного обучения, саморегуляции и социальной поддержки в раннем возрасте»

20 «Гиперлексия: систематический обзор, нейрокогнитивное моделирование и результат.

21. Исследования показали, что когда молодые читатели узнают слова с первого взгляда, это происходит потому, что они распознают в этих словах звуково-буквенные паттерны, а не потому, что они сохранили слова в своей зрительной памяти. См .: «Фонологические и семантические процессы влияют на способность начинающих читателей учиться читать слова»,
Фонологическое перекодирование и орфографическое обучение: прямая проверка гипотезы самообучения.

22. Коллекция Кеннета и Йетты Гудман 1953-2015 Гудман, (Kenneth S., Йетта М.) Сборник.

23. «Чтение: психолингвистическая игра в угадывание».

24. «Что я знаю о чтении, я узнал от детей»

25. Это изложено в нескольких отчетах, включая «Акустика и раннее чтение: обзор для директоров школ, лидеров грамотности и учителей в школах» и Менеджеры и практики в раннем возрасте »,
« Прекращение войн за чтение: приобретение навыков чтения от новичка до эксперта »и
« Решение проблем, связанных с обучением фонетике на начальном этапе обучения грамоте.«

26.« Основы оценки, предотвращения и преодоления трудностей чтения, Дэвид А. Килпатрик »(книга).

27. «Буквенные названия и фонологическая осведомленность помогают детям выучить буквенно-звуковые отношения».
«Приобретение грамотности: продольное исследование детей в первом и втором классе».
«Вклад фонологической осведомленности и знания буквенного имени в усвоение звука и буквы — кросс-классифицированный многоуровневый модельный подход».

28. Роль фонологических и семантических знаний детей в обучении чтению слов

29.«Развитие ранней грамотности: отчет Национальной комиссии по ранней грамотности»

30. По оценке эксперта по психолингвистике Марка Зайденберга, английский язык состоит из 15 000 слогов. См. Его книгу: «Язык со скоростью взгляда: как мы читаем, почему так много не умеют и что с этим можно сделать».

31. Здесь вы можете услышать произношение наиболее распространенных английских фонем.

32. Для исследования в Шотландии см. «Влияние обучения синтетической фонетике на чтение и правописание: семилетнее лонгитюдное исследование».
Британское правительство также заказало обзор исследования по обучению раннему чтению, опубликованного в 2006 году, который показал, что синтетическая акустика более эффективна. Эта рекомендация была сделана на основе наблюдений за практикой в ​​классе, а не экспериментальных исследований. Для этого обзора см. «Независимый обзор обучения раннему чтению».

33. И Национальная комиссия по чтению, и обзор литературы 2006 года не обнаружили существенной разницы между этими двумя методами.
«Систематический обзор исследовательской литературы по использованию фоники в обучении чтению и правописанию»
«Национальная группа по чтению, Обучение детей чтению: доказательная оценка научно-исследовательской литературы по чтению и его значению для чтения» Инструкция, отчеты подгрупп »

34.«Эффективная инструкция по чтению слов: что говорят нам факты?»
Этот обзор недавнего исследования 2017 года, сравнивающего аналитическую и синтетическую акустику, показал, что оба метода были эффективны для обучения молодых и испытывающих трудности читателей.

35. «Взаимодействие между орфографической и фонологической информацией у детей: исследование фМРТ»

36. «Различное влияние двух программ синтетической фоники на развитие навыков чтения в раннем возрасте»
В этом исследовании обучались две группы младших школьников. с разными программами: один обучался множеству буквенно-звуковых соответствий, а другой обучался наиболее последовательным буквенно-звуковым образцам вместе со словами.В целом, две программы были одинаково эффективны, и для обеих групп студентов фонологическая осведомленность была в значительной степени связана со способностью чтения. Но в программе, которая обучала только буквенно-звуковым образцам, существовала более тесная связь между фонологической осведомленностью и способностью читать слова, которые нарушали традиционные фонематические правила. С другой стороны, дети, у которых фонологическая осведомленность к моменту поступления в школу была ниже, улучшились навыки чтения в рамках программы, в которой также учитывались визуальные слова.

37.«Обучение чтению слов: теория, выводы и проблемы» В этой статье 2005 года исследователь чтения Линнеа Эри предположила, что именно так дети запоминают неправильные слова. Исследования, проведенные как до, так и после публикации этой статьи, поддерживают эту основу.
Например, см. «Фонология ограничивает внутреннее орфографическое представление».
В этих экспериментах испытуемые с большей вероятностью сочли неправильно написанные слова правильными, если они неоднократно сталкивались с неправильным написанием.Другое исследование показало, что маленькие дети, которые еще не развили фонематическую осведомленность, могут использовать буквенные названия, чтобы понимать слова.
Например, см. Разделы «Способность детей младшего возраста читать и писать собственные имена и имена одноклассников: роль буквенного знания» и «Буквенные имена помогают детям соединять печать и речь».

38. «Развитие ранней грамотности: отчет Национальной комиссии по ранней грамотности».

39. «Сравнение детей в возрасте 4–5 лет, которые учатся читать учебные тексты, содержащие либо большую, либо низкую долю слов, поддающихся звуковому декодированию.Обсуждение исследований декодируемых книг см .:
«Конец войн за чтение: приобретение навыков чтения от новичка к эксперту».

40. Интересное обсуждение плюсов и минусов декодируемого текста см .:
«Должны ли мы учить с помощью декодируемого текста?»

41. «Почему то, что мы преподаем, зависит от того, когда: оценка и способ вмешательства по чтению — умеренный размер эффекта», «Мета-анализ долгосрочных эффектов фонематической осведомленности, фонематики, беглости речи и вмешательства в понимание прочитанного», «Национальный Группа по чтению, Обучение детей чтению: доказательная оценка научно-исследовательской литературы по чтению и ее значение для обучения чтению, отчеты подгрупп »

42.Благодаря орфографическому картированию мы можем распознавать слова с первого взгляда. В этом процессе читатель привязывает написанную последовательность букв, составляющих слово, к произношению и определению, которое он знает для этого слова. В конце концов, ей больше не нужно активно декодировать слово — она ​​автоматически распознает буквенно-звуковые паттерны и знает, что они представляют слово в ее словарном запасе. Это происходит с течением времени, поскольку читатель неоднократно сталкивается со словами, которые он или она может расшифровать и понять.Для этого читателям необходим хорошо развитый устный словарный запас и сильные фонематические навыки. Эмпирические доказательства этого процесса были впервые обнаружены Линнеей Эри, педагогом-психологом из Центра аспирантуры Городского университета Нью-Йорка. См .: «Движение к чтению: первый этап изучения печатного слова — визуальный или фонетический?» Обзор исследования можно найти в:
«Орфографическое отображение облегчает запоминание зрительных слов и изучение словарного запаса при развитии чтения и трудностях».

43.Позже Национальная группа по ранней грамотности добавила к этому, отметив шесть навыков, которые предсказывали дальнейшие навыки чтения даже после учета IQ ребенка или другой справочной информации:
• знание алфавита или понимание имен и звуков, связанных с определенными письменными буквами;
• фонологическая осведомленность, способность понимать слуховые аспекты речи независимо от ее значения, включая различение отдельных слогов или фонем;
• быстрое автоматическое присвоение имен (RAN) случайной серии цифр или букв;
• РАН серии изображений цветов или предметов;
• Именование, способность писать отдельные устные буквы или писать свое имя; и
• Фонологическая память или способность вспоминать устную информацию через короткий промежуток времени.
«Развитие ранней грамотности: отчет Национальной комиссии по ранней грамотности»

44. «Простой взгляд на чтение»

45. Декодирование, чтение и нарушение чтения — Филип Б. Гоф, Уильям Э. Танмер, 1986 — SAGE Journals

46. Словарь не усложняет простой взгляд на чтение

47. «Языковой дефицит у плохо понимающих: аргумент в пользу простого взгляда на чтение»; «Должен ли простой взгляд на чтение включать компонент беглости?»; «Словарь не усложняет простой взгляд на чтение».Другое исследование предполагает, что существуют дополнительные факторы, которые влияют на способности учащихся понимать прочитанное, например их способность уделять внимание конкретным задачам. См .: Контроль внимания и простой взгляд на чтение

48. Почему то, что мы обучаем, зависит от того, когда: оценка и метод вмешательства по чтению умеренный размер эффекта.

49. «Развитие ранней грамотности: отчет Национальной комиссии по ранней грамотности»,

50. На основе метаанализа мероприятий Национальная комиссия по ранней грамотности обнаружила, что совместное чтение значительно улучшило разговорные языковые навыки маленьких детей и их знание печати.Чтобы поместить эффекты в контекст, группа отметила, что если бы среднестатистические дети, которым не читали, набрали 100 баллов на тесте по устной речи, дети, которым читали, показали бы на 11 баллов выше. «Развитие ранней грамотности: отчет Национальной комиссии по ранней грамотности»

51. «Родители как посредники в обучении грамоте» в «Международном справочнике Рутледж по раннему обучению грамоте»

52. Пруст и кальмар — Мэриэнн Вольф

53. « Развитие навыков чтения и то, как дети проводят время вне школы.
Обучение грамоте — Джон Т. Гатри, 2004
Для обзора см. «Самостоятельное чтение и школьные достижения». Некоторые другие корреляционные исследования показали, что управляемое независимое чтение с некоторым вмешательством или указанием учителя положительно влияет на понимание. См. «Делает ли практика совершенство»? Количество, качество и успеваемость учащихся при самостоятельном чтении ».

54. Эффект от цифровых сборников рассказов зависит от конкретных аспектов. Один анализ 43 исследований показал, что мультимедийные элементы, такие как анимированные картинки или звуковые эффекты, улучшают понимание.Однако интерактивные элементы, такие как встроенные игры или всплывающие окна для словарей или дополнительной информации, отвлекали студентов и мешали пониманию. «Преимущества и недостатки мультимедийных и интерактивных функций в технологических сборниках рассказов: метаанализ»

55. Читатель, возвращайся домой — Марианн Вольф

56. «Эволюция чтения в эпоху оцифровки: интегративная основа для исследование чтения »
« Оцифровка литературного чтения — онлайн-библиотека Wiley »
« Сравнение понимания длинного текста, прочитанного в печатной книге и на Kindle: где в тексте и когда в рассказе? »

Научить детей читать непросто.Как дети учатся читать?

Ученик начальной школы Миссисипи читает книгу в классе. Исследования показывают, что маленькие дети нуждаются в четких систематических инструкциях по фонетике, чтобы научиться бегло читать. Предоставлено: Террелл Кларк для отчета Хечингера.

Научить детей читать непросто; Педагоги часто твердо убеждены в том, что, по их мнению, является «правильным» способом обучения этому важному навыку. Хотя подходы учителей могут отличаться, исследования довольно ясно показывают, как лучше всего помочь детям научиться читать.Вот что родители должны искать в классе своих детей.

Как дети учатся читать?

Исследования показывают, что дети учатся читать, когда они могут определять буквы или комбинации букв и связывать эти буквы со звуками. Конечно, это еще не все, например, придание значения словам и фразам, но фонематическая осведомленность (понимание звуков в произнесенных словах) и понимание фонетики (знание того, что буквы в печатном тексте соответствуют звукам) являются самыми основными первыми шагами к тому, чтобы стать профессионалом. читатель.

Если дети не могут овладеть фонетикой, они с большей вероятностью будут испытывать трудности с чтением. Вот почему исследователи говорят, что четкое и систематическое обучение акустике важно: учителя должны шаг за шагом вести учеников через определенную последовательность букв и звуков. Дети, которые учатся расшифровывать слова, могут затем применить этот навык к более сложным словам и, в конечном итоге, читать бегло. Некоторым детям может не понадобиться особая помощь с фонетикой, особенно по мере взросления, но эксперты говорят, что инструкции по фонетике могут быть важны для маленьких детей и испытывающих трудности читателей. «Мы не знаем, сколько фонетики нужно каждому ребенку», — сказал Андерс Расмуссен, директор Начальная школа Вуд-Роуд в Боллстон-Спа, Нью-Йорк, который недавно привел к преобразованию школьной программы чтения в структурированный подход, основанный на исследованиях.«Но мы знаем, что ни один ребенок не пострадает, если получит слишком много этого».

Как в школе вашего ребенка следует обучать чтению?

Тимоти Шанахан, почетный профессор Университета Иллинойса в Чикаго и эксперт по обучению чтению, сказал, что фонетика важна в детском саду до второго класса, а фонематическое знание должно быть четко изучено в детском саду и в первом классе. Эта точка зрения была подчеркнута экспертами в последние годы, когда споры по поводу обучения чтению усилились.Но обучение детей чтению должно включать в себя нечто большее, чем просто звук, сказал Шанахан. Им также следует научиться устному чтению, пониманию прочитанного и письму.

Войны за то, как учить читать, вернулись. Вот четыре вещи, которые вам нужно знать.

Уайли Блевинс, автор и эксперт по фонетике, сказал, что хороший тест, который родители могут использовать, чтобы определить, получает ли ребенок инструкции по чтению на основе исследований, — это спросить учителя своего ребенка, как учат чтению. «Они должны быть в состоянии рассказать вам нечто большее, чем« читая много книг »и« развивая любовь к чтению ».» — сказал Блевинс. По словам Блевинса, помимо времени, посвященного обучению фонетике, дети должны участвовать в чтении со своим учителем, чтобы пополнить словарный запас и расширить знания. «Это чтение вслух должно включать интерактивные беседы, чтобы вовлечь учащихся в размышления о содержании и использовании словарного запаса», — сказал он. «Слишком часто, когда время ограничено, ежедневное чтение вслух — это первое, что упускается из времени чтения. Мы недооцениваем его влияние на рост чтения и должны это изменить ».

Школа Расмуссена использует структурированный подход: дети получают уроки по фонематическому восприятию, фонетике, предварительному письму и письму, лексике и повторному чтению.Исследования показывают, что этот тип «систематического и интенсивного» подхода к нескольким аспектам грамотности может превратить детей, которым трудно читать, в читателей со средним или выше среднего.

Чего следует избегать школам при обучении чтению?

Педагоги и эксперты говорят, что детей нужно поощрять произносить слова, а не гадать. «Мы действительно хотим убедиться, что ни один ребенок не догадывается», — сказал Расмуссен. «Вы действительно хотите… вашего собственного ребенка, который произносит слова и смешивает слова с самого раннего уровня.Это означает, что детям не предлагается угадывать незнакомое слово, например, глядя на картинку в книге. Поскольку в старших классах дети сталкиваются с более сложными текстами, избегание опоры на визуальные подсказки также способствует свободному чтению. «Когда они переходят в девятый класс и должны читать« О мышах и людях », изображения не появляются», — сказал Расмуссен.

Связано: Голос учителя: нам нужна фоника, а также другие вспомогательные средства для чтения

Блевинс и Шанахан предостерегают от организации книг по разным уровням чтения и удержания учащихся на одном уровне до тех пор, пока они не начнут читать с достаточной беглостью, чтобы перейти на следующий уровень.Хотя многие люди могут подумать, что удержание учеников на одном уровне поможет им не расстраиваться и не разочаровываться из-за сложных текстов, исследования показывают, что ученики на самом деле узнают больше, когда им бросают вызов материалы для чтения.

Блевинс сказал, что доверие к «выровненным книгам» может способствовать «плохой привычке у читателей». Поскольку учащиеся не могут произнести многие слова, они полагаются на запоминание повторяющихся слов и моделей предложений или на использование подсказок по картинкам, чтобы угадывать слова. Расмуссен сказал, что принуждение детей придерживаться одного уровня чтения — и, особенно, постоянное предоставление некоторым детям текстов ниже уровня их класса, вместо того, чтобы оказывать им поддержку, чтобы довести их до уровня класса — также может привести к большим пробелам в навыках чтения.

Как узнать, эффективна ли программа чтения?

Некоторые программы чтения охватывают больше аспектов грамотности, чем другие. По словам Расмуссена, хотя почти все программы имеют некоторые компоненты, основанные на исследованиях, структура программы может иметь большое значение. Наблюдение за тем, как дети читают, — лучший способ определить, получают ли они надлежащие инструкции — подробные систематические инструкции по фонетике для создания основы чтения в сочетании с использованием текстов на уровне своего класса, предлагаемых всем детям.

Родители, которым интересно, что входит в учебную программу в классе их ребенка, могут найти источники в Интернете, например диаграмму, включенную в статью на Readingrockets.org, в которой обобщены различные аспекты грамотности, включая акустику, стратегии письма и понимания, в некоторых из самые популярные программы чтения.

Блевинс также предложил несколько вопросов, которые родители могут задать учителю своего ребенка:

  • Каковы ваши звуковые возможности и последовательность?

«Если учебная программа основана на исследованиях, она должна иметь четко определенный объем и последовательность фонетики, которые служат основой инструкции.- сказал Блевинс.

  • Есть ли у вас декодируемые ридеры (короткие книжки со словами, составленными из букв и звуков, которые изучают учащиеся) для практики фонетики?

«Если не используются декодируемые или звуковые устройства чтения, студенты вряд ли получат столько практики и применения, чтобы достичь мастерства, чтобы затем они могли перенести эти навыки на любой опыт чтения и письма», — сказал Блевинс. «Если учителя говорят, что они используют выровненные книги, спросите, сколько слов ученики могут произнести на основе звуковых навыков, которым их научили (учителя)… Могут ли эти слова быть полностью озвучены на основе звуковых навыков, которым вы учили, или дети используют только фрагменты слово? Они должны полностью озвучивать слова, а не использовать только первую или первую и последнюю буквы и угадывать остальные.”

  • Что вы делаете для пополнения словарного запаса учащихся и их базовых знаний? Насколько часто встречается эта инструкция? Сколько времени тратится на это каждый день?

«Этого должно быть много, — сказал Блевинс, — и многое из этого происходит во время чтения вслух, особенно информационных текстов, а также уроков естественных и социальных наук».

  • Используется ли исследование для поддержки вашей учебной программы по чтению только по фактическим материалам, или оно основано на более широком исследовании того, как дети учатся читать? Как это связано с наукой чтения?

Учителя должны быть в состоянии ответить на эти вопросы, сказал Блевинс.

Что мне делать, если мой ребенок не прогрессирует в чтении?

По словам Блевинса, когда ребенок не прогрессирует, важно выяснить, почему. Это проблема в учебе или ваш ребенок не справляется с учебной программой? Это сложный вопрос.» Блевинс посоветовал родителям детских садов и первоклассников попросить школу своего ребенка проверить фонематическую осведомленность, фонетику и беглость речи.

Родители старших детей должны попросить пройти тест на словарный запас.«Эти тесты позволят выявить некоторые основные проблемы, объясняющие, почему ваш ребенок с трудом читает и понимает то, что он читает», — сказал Блевинс. «Как только основные проблемы будут обнаружены, их можно будет решать систематически».

«Мы не знаем, сколько акустики нужно каждому ребенку. Но мы знаем, что ни один ребенок не пострадает, если получит слишком много этого ».

Андерс Расмуссен, директор начальной школы Вуд-Роуд в Боллстон-Спа, Нью-Йорк

Расмуссен рекомендовал родителям работать со своей школой, если они обеспокоены успеваемостью своих детей.Сидя и читая вместе со своими детьми, родители могут увидеть, какое обучение грамоте получают дети. Если дети пытаются угадать, основываясь на картинках, родители могут поговорить с учителями об усилении обучения акустике.

«Учителя не делают обязательно плохие поступки или намеренно или намеренно ставят детей в невыгодное положение», — сказал Расмуссен. «У вас есть много хороших учителей чтения, использующих одни эффективные стратегии, а некоторые — неэффективные».

Что родители могут сделать дома, чтобы помочь своим детям научиться читать?

Родители хотят помочь своим детям научиться читать, но не хотят доводить их до того состояния, когда они ненавидят чтение.«Родители дома могут попасть в ловушку, думая, что речь идет о тренировке их ребенка», — сказала Синди Джибан, бывший педагог и нынешний главный научный руководитель в NWEA, исследовательской некоммерческой организации, занимающейся оценками и возможностями профессионального обучения. «Это прискорбно, — сказал Джибан. «Он устанавливает взаимодействие между родителями и детьми, из-за чего возникает вопрос:« Ох, вот эта штука неинтересная »». Вместо этого Джибан советует делать расшифровку в игровой форме. Вот несколько идей:

  • Предложите детям найти в доме все, что начинается с определенного звука.
  • Растянуть одно слово в предложении. Попросите ребенка «передать соль», но произнесите отдельные звуки в слове «соль», а не само слово.
  • Попросите ребенка выяснить, как бы звали каждого члена семьи, если бы оно начиналось со звука «b».
  • Спой эту надоедливую песню «Banana fana fo fanna song». Джибан сказал, что такая игра может помочь ребенку подумать о звуках, которые соответствуют буквам, даже если он не смотрит на букву прямо перед собой.
  • Читайте любимую книгу ребенка снова и снова. Для книг, которые дети хорошо знают, Джибан предлагает детям следить за чтением каждого слова пальцем. Родители могут сделать то же самое или придумать другую стратегию, чтобы помочь детям следить за тем, какие слова они читают на странице.

Предоставление ребенку разнообразных впечатлений, которые, кажется, не имеют ничего общего с чтением, также может улучшить его способности к чтению. По словам Расмуссена, имея разнообразный опыт, дети смогут применять свои собственные знания, чтобы лучше понимать тексты на различные темы.

Этот рассказ о обучении детей чтению был подготовлен The Hechinger Report , некоммерческой независимой новостной организацией, занимающейся вопросами неравенства и инноваций в образовании. Подпишитесь на информационный бюллетень Hechinger .

Статьи по теме

Отчет Хечингера предоставляет подробные, основанные на фактах, объективные отчеты об образовании, которые бесплатны для всех читателей.Но это не значит, что производить бесплатно. Наша работа информирует педагогов и общественность о насущных проблемах в школах и кампусах по всей стране. Мы рассказываем всю историю, даже если детали неудобны. Помогите нам продолжать делать это.

Присоединяйтесь к нам сегодня.

7 детских книжек для первых слов | Настольные книги

Первое слово — важная и волнующая веха, которую родители с нетерпением ждут. Пока я пишу это, мой маленький ребенок исследует звуки и шумы, лепет и болтает.Это захватывающее время прямо на пороге нового этапа развития, который откроет совершенно новый мир общения. К счастью, существует множество способов развить у вашего ребенка языковые навыки. Эти увлекательные и забавные книги идеально подходят для того, чтобы помочь вашему малышу найти первые слова.

  • Любимые слова очень голодной гусеницы

    Эрика Карла

    Когда дело доходит до первых слов вашего ребенка, поиск творческих и увлекательных способов познакомить его с новыми словами — полдела.К счастью, любимая Голодная гусеница Эрика Карла здесь, чтобы помочь. Эта настольная книга с десятью простыми словами и яркими иллюстрациями Карла станет отличным дополнением к библиотеке вашего маленького болтливого читателя.

  • Генри находит свое слово

    , Линдси Уорд

    И молодые родители, и малыши будут очарованы поиском Генри своего первого слова.Родители малыша Генри с нетерпением ждут его первого слова — знакомого чувства для любого родителя — как и способы, которыми Генри пытается общаться, пока первое слово не найдет его. Простых, выразительных и пастельных иллюстраций Линдси Уорд должно быть более чем достаточно, чтобы удержать внимание вашего ребенка.

  • Ребенок: Первые слова

    от DK

    Эта настольная книга предлагает тактильное и красочное введение в новые слова.Ряд откидных створок побуждает детей исследовать и открывать слова и предметы повседневного обихода, с которыми они связаны. Это интерактивный и красочный способ помочь вашему ребенку выучить не только слова, но и формы и текстуры.

  • 100 первых слов доктора Сьюза

    доктора Сьюза

    Эта прочная настольная книга покажет вашему ребенку все радости языка благодаря восхитительно изобретательным произведениям доктора Дж.Сьюз. Заполненный изображениями из многих из его любимых классических произведений, 100 First Words объединяет персонажей доктора Сьюза с важными первыми словами для младенцев и малышей. Это делает обучение и развитие увлекательными.

  • My First Out и около

    от DK

    My First Out и About помогут вашему дошкольнику познакомиться и научиться узнавать все места, которые они могут посетить, от продуктового магазина до детской площадки.Это увлекательный способ помочь вашему малышу выучить новые слова и при этом узнать больше об окружающем мире.

  • 100 первых слов

    от DK

    100 первых слов представляет множество слов и понятий, от основных цветов до продуктов питания и животных. Яркие картинки, красочные иллюстрации и четкие надписи побуждают вашего малыша исследовать и идентифицировать, одновременно развивая языковые навыки.

  • Моя самая первая книга слов

    Эрика Карла

    С Моя самая первая книга слов , ваш малыш может открывать новые слова, сопоставляя изображение в нижней половине страницы со словом в верхней половине страницы. Эта интерактивная доска с яркими и умными иллюстрациями Карла поможет вашему ребенку найти новые слова и начать понимать их значения.

Психолингвистические доказательства зашифрованных букв при чтении

*** ПОЖАЛУЙСТА ПРОЧТИ ************************************** ЭТА СТРАНИЦА БЫЛА импортирована со старого сайта. ФОРМАТИРОВАНИЕ ПОДДЕРЖИВАЕТСЯ НА ВНЕШНЕМ СТИЛЕ. КОГДА ВЫ РЕДАКТИРУЕТЕ ЭТУ СТРАНИЦУ, ВЫ МОЖЕТЕ ХОТИТЕ УДАЛИТЬ СМОТРИТЕ НА ДАННЫЙ ТАБЛИК СТИЛЯ И ОБНОВИТЕ ФОРМАТИРОВАНИЕ. ************************************************ ****

Приходите к поиску в Cmabrigde Uinervtisy, это не должно происходить в зависимости от того, что есть в сети, единственное, что нужно сделать, — это то, что нужно, и нужно быть на месте.Набор может быть таким, и вы можете сидеть без него. Tihs is bcuseae huamn mnid deos не raed ervey lteter by istlef, а wrod as a wlohe.

А точнее …

По словам исследователя (sic) из Кембриджского университета, не имеет значения, в каком порядке находятся буквы в слове, важно только, чтобы первая и последняя буквы были в нужном месте. Остальное может быть полным беспорядком, и вы все равно можете прочитать его без проблем. Это потому, что человеческий разум читает не каждую букву отдельно, а слово в целом.

Этот текст был распространен в Интернете в сентябре 2003 года. Впервые я узнал об этом, когда журналист связался с моим коллегой Сиан Миллер 16 сентября, пытаясь найти первоисточник. Это передавалось много раз, и большинство интернет-мемов видоизменилось. Это показалось мне интересным — особенно когда я получил версию, в которой упоминался Кембриджский университет! Я работаю в отделе познания и мозговых наук в Кембридже, Великобритания, в отделе Совета медицинских исследований, в который входит большая группа, изучающая, как мозг обрабатывает язык.Если в Кембридже было проведено новое исследование чтения, я подумал, что должен был услышать об этом раньше …

Я написал эту страницу, чтобы попытаться объяснить науку, стоящую за этим мемом. В этом есть доля правды, но есть и некоторые вещи, которые ученые, изучающие психологию языка (психолингвисты), считают неправильными. Наиболее поразительно то, что недавняя статья показала замедление на 11%, когда люди читают слова с переупорядоченными внутренними буквами:

Raeding Wrods with Jubmled Lettres Есть стоимость
Кейт Рейнер, Сара Дж.Уайт, Ребекка Л. Джонсон и Саймон П. Ливерседж,
Психологическая наука, 17 (3), 192-193

В то же время, однако, люди довольно часто не подозревают об этих орфографических ошибках, а затраты на 11% меньше, чем можно было бы наблюдать за замену букв или изменение порядка внешних букв. Итак, в меме есть некоторые элементы правды, но он полностью ложен.

Я собираюсь разбить мем по одной строчке, чтобы проиллюстрировать эти моменты, указав на то, что я считаю релевантным исследованием роли порядка букв при чтении.Опять же, это только мой взгляд на текущее состояние исследований в области чтения, поскольку оно связано с этим мемом. Если вы думаете, что я пропустил что-то важное, дайте мне знать [[email protected]?subject=subject%3DCmabrigde].

1) aoccdrnig to rscheearch at Cmabrigde Uinervtisy … Согласно исследованию (sic) в Кембриджском университете

В Кембридже, Великобритания, существует ряд групп, занимающихся изучением языка. Есть группа, в которой я работаю (Подразделение познания и мозговых наук), есть также группы в Департаменте экспериментальной психологии, в первую очередь Центр речи и языка (где я раньше работал).Есть также исследователи языка в Фонетике, Исследовательском центре английского языка и прикладной лингвистики и в Университете Англии Раскин.

Насколько мне известно, в Кембридже, Великобритания, в настоящее время нет никого, кто бы проводил исследования по этой теме. В Кембридже, Массачусетс, США, могут быть люди, ответственные за это исследование, но я их не знаю. Если вы знаете другое, сообщите мне [[email protected]?subject=Cmabrigde].

Обновление:

Я нашел www-страницу, на которой была обнаружена оригинальная демонстрация Грэма Роулинсона эффекта рандомизации букв.Грэм написал письмо New Scientist в 1999 году (в ответ на статью Saberi & Perrot (Nature, 1999) о влиянии обращения коротких фрагментов речи вспять). В нем Грэм говорит:

Это напоминает мне мою докторскую диссертацию в Ноттингемском университете (1976), которая показала, что рандомизация букв в середине слов практически не влияет на способность опытных читателей понимать текст. Действительно, один быстрый читатель заметил всего четыре или пять ошибок на странице формата А4 с запутанным текстом.

Возможно, что благодаря рекламе в Интернете Dr.Возможно, в будущем исследование Роулинсона получит более широкое распространение. Для тех, кто хочет процитировать это в своем собственном исследовании, полная ссылка:

Роулинсон, Г. Э. (1976) Значение позиции буквы в распознавании слов. Неопубликованная докторская диссертация, факультет психологии, Ноттингемский университет, Ноттингем, Великобритания.

Обновление 2:

Грэм любезно прислал мне резюме своей дипломной работы.

2) он не должен работать в зависимости от того, какие пользователи в данный момент находятся, единственное, что нужно сделать, это то, что первый и он должен быть в правильном месте… неважно, в каком порядке буквы в слове, важно только, чтобы первая и последняя буква были в нужном месте

Это явно неверно. Например, сравните следующие три предложения:

1) Посадочное место на площади возле Хадукертарес ООН в Багадде в день убийства террориста и полицейского управления Иркаи

2) Big ccunoil tax ineesacrs tihs yaer hvae seezueqd inmcoes of mnay pneosenirs

3) Dootcr нацелился на magltheuansr tageene ceacnr pintaet, который deid aetfr a hatospil durg blendur

Все три предложения были рандомизированы в соответствии с «правилами», описанными в меме.Первая и последняя буквы остались на том же месте, а все остальные буквы были перемещены. Однако я подозреваю, что ваш опыт такой же, как и мой: тексты становятся все труднее читать. Если вы застряли, исходные предложения будут вставлены внизу этой статьи.

Надеюсь, эти демонстрации убедят вас в том, что в некоторых случаях бывает очень сложно разобраться в предложениях, содержащих перемешанные слова. Ясно, что первая и последняя буква — не единственное, что вы используете при чтении текста.Если бы это было действительно так, как бы вы отличили пары слов, таких как «соль» и «планка»?

Я собираюсь перечислить некоторые из способов, которыми, на мой взгляд, автор (ы) этого мема мог манипулировать беспорядочным текстом, чтобы сделать его относительно легко читаемым. Это также послужит для перечисления факторов, которые, по нашему мнению, могут быть важны при определении легкости или сложности чтения беспорядочного текста в целом.

Однако в психологии чтения до сих пор ведутся весьма серьезные споры о том, какую именно информацию мы используем при чтении.Я не знаю, сколько из этой литературы было известно д-ру Роулинсону на момент написания своей диссертации, но я действительно думаю, что беспорядочный текст дает четкую иллюстрацию некоторых источников информации, которые мы сейчас считаем важными. Я собираюсь сделать обзор некоторых исследований, которые были проведены, чтобы продемонстрировать это.

3) rset может быть toatl mses, и вы можете смотреть его без проблем … остальное может быть полным беспорядком, и вы все равно можете читать его без проблем

Это предложение, как и остальная часть демонстрации, поразительно легко читается, несмотря на то, что оно запутано.Как вы видели выше, не все предложения, искаженные одинаково, так легко читать. Что делает эту фразу такой простой? Мы с коллегами предложили следующие объекты недвижимости:

1) Короткие слова просты — слова из 2 или 3 букв не меняются вообще. Единственное изменение, которое возможно в словах из 4 букв, — это поменять местами средние буквы, что не вызывает особых затруднений (см. 4).

2) Функциональные слова (the, be, and, you и т. Д.) Остаются неизменными — в основном потому, что это короткие слова, см. (1).Это действительно помогает читателю, сохраняя грамматическую структуру оригинала, помогая понять, какое слово, вероятно, будет следующим. Это особенно важно при чтении беспорядочного текста — предсказуемые слова будут легче читать в этой ситуации.

3) Из 15 слов в этом предложении 8 все еще находятся в правильном порядке. Однако, как читатель, вы можете этого не заметить, поскольку многие из слов, которые остаются нетронутыми, являются функциональными словами, которые читатели обычно не замечают при чтении.Например, когда людей просят определить отдельные буквы в предложении, они с большей вероятностью пропустят буквы в служебных словах.

Хили, А. Ф. (1976). Ошибки обнаружения слова. Свидетельство о том, что единицы измерения больше, чем буквы. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность, 2, 235-242.

4) Перестановки соседних букв (например, porbelm для задачи) легче читать, чем более отдаленные перестановки (например, pborlem). Из исследований, в ходе которых люди читают слова, очень кратко представленные на экране компьютера, мы знаем, что внешние буквы слов легче обнаружить, чем средние, что подтверждает одну из идей, присутствующих в меме.Мы также знаем, что информацию о положении букв в середине слов обнаружить труднее, и что эти ошибки, как правило, являются перестановками.

Маккаскер, Л. X., Гоф, П. Б., Биас, Р. Г. (1981) Распознавание слов изнутри и снаружи внутри. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность, 7 (3), 538-551.

Одно из объяснений этого свойства системы чтения состоит в том, что оно является следствием того факта, что положение внешней буквы не так легко перепутать с соседними буквами.Есть только направление, в котором может двигаться внешняя буква, и меньше соседних букв, чтобы «замаскировать» внешнюю букву. Оба эти свойства очень естественно возникают из модели нейронной сети, в которой буквы идентифицируются в разных местах искусственной сетчатки.

Шиллкок, Р., Эллисон, Т.М. И Монаган, П. (2000). Поведение при фиксации взгляда, лексическая память и визуальное распознавание слов в модели раздельной обработки. Психологический обзор 107, 824-851.

Отчет, предложенный Ричардом Шиллкоком и его коллегами, также предполагает другой механизм, который может работать в меме.Они предлагают модель распознавания слов, в которой каждое слово делится пополам, поскольку информация на сетчатке разделяется между двумя полушариями мозга, когда мы читаем. В некоторых симуляциях своей модели Ричард Шиллкок имитирует эффект перемешивания букв в каждой половине слова. Кажется, что сохранение букв в соответствующей половине слова снижает трудность чтения беспорядочного текста. Этот подход использовался при создании примера (1) выше, но не для (2) или (3).

5) Ни одно из слов с переупорядоченными буквами не создает другое слово (wouthit vs witohut).Из существующих работ мы знаем, что слова, которые можно спутать, меняя местами внутренние буквы (например, соль и решетку), труднее читать. Поэтому для облегчения чтения смешанного слова следует избегать использования других слов.

Эндрюс, S (1996) Лексический поиск и процессы выбора: эффекты путаницы транспонированных букв. Журнал памяти и языка, 35 (6), 775-800.

6) Использовались транспозиции, которые сохраняют звучание исходного слова (например, toatl vs ttaol в целом).Это поможет при чтении, поскольку мы часто обращаем внимание на звучание слов даже при чтении для определения значения:

Ван-Орден, Г. К. (1987) РЯДА — это РОЗА: Орфография, звук и чтение. Память и познание, 15 (3), 181-198.

7) Текст достаточно предсказуем. Например, учитывая первые несколько слов предложения, вы можете угадать, какие слова будут следующими (даже имея очень мало информации о буквах в слове). Мы знаем, что контекст играет важную роль в понимании речи, которая искажена или представлена ​​в виде шума, то же самое, вероятно, верно и для письменного текста, который был перемешан:

Миллер, Г.A., Heise, G.A., & Lichten, W. (1951). Разборчивость речи в зависимости от контекста тестовых материалов. Журнал экспериментальной психологии, 41, 329-335.


4) Tihs is bcuseae huamn mnid deos не raed ervey lteter by istlef, но wrod as a wlohe … Это потому, что человеческий разум не читает каждую букву отдельно по слову в целом.

В этом предложении предлагаются две идеи. По сути, автор прав, люди обычно не читают каждую букву в слове по отдельности — за исключением относительно редкого состояния после травмы мозга, известного как чтение по буквам, как описано в следующем:

Уоррингтон, Э.К. и Шаллис Т. (1980). Словоформная дислексия. Мозг, 103, 99–112.

Есть также свидетельства того, что информация в форме целого слова играет важную роль при чтении. Например, «CaSe MiXiNg» существенно замедляет чтение:

Mayall, K., Humphreys, G.W., & Olson, A. (1997). Нарушение обработки текста или букв? Истоки эффекта смешения случаев. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 23, 1275–1286.

Однако, поскольку «форма слова» включает в себя информацию о положении внутренних букв (особенно там, где они содержат восходящие и нисходящие элементы), форма слова будет нарушена транспозициями.

После кратких презентаций написанных слов люди часто лучше угадывают, какое слово они видели, чем угадывают отдельные буквы в этом слове («Эффект превосходства слов»):

Райхер, Г. М. (1969) Восприятие распознавания как функция значимости стимульного материала. Журнал экспериментальной психологии. 81 (2), 275-280.

Однако эта демонстрация не означает, что чтение не включает в себя какой-либо процесс, который происходит на уровне отдельных букв.В недавней статье в журнале Nature представлены новые свидетельства существования процессов на уровне букв при чтении слов:

Пелли, Д. Г., Фарелл, Б., Мур, округ Колумбия (2003) Замечательная неэффективность распознавания слов, Nature, 423, 752-756.

В этой статье Пелли и его коллеги показывают, что при чтении слов, которые были искажены из-за представления каждой буквы в визуальном шуме (например, расстроенный телевизор), читатели не работают так же хорошо, как «идеальный наблюдатель», который может распознавать слова на основе только на их форме.Вместо этого их участники работают настолько хорошо, насколько могли бы, если бы они распознавали слова на основе своих индивидуальных букв.

Ясно, что споры о том, читаем ли мы, используя информацию из отдельных букв или из целых слов, далеко не окончены. Демонстрация того, насколько легко или сложно читать беспорядочные тексты, вероятно, сыграет важную роль в нашем понимании этого процесса. Например:

Переа, М., и Лупкер, С. Дж. (2003). Jugde активирует СУД? Эффекты путаницы транспонированных букв в замаскированном ассоциативном прайминге.Память и познание.

Еще одна чрезвычайно важная статья, которая привлекла мое внимание:

Переа, М., и Лупкер, С. Дж. (2003). Эффекты путаницы транспонированных букв в замаскированной форме. В С. Киношита и С. Дж. Лупкер (ред.), Маскированное грунтование: современное состояние (стр. 97–120). Хоув, Великобритания: Psychology Press.

Переа и Лупкер представили слова для лексического решения (это настоящее слово?) И измерили время реакции на нажатие одной из двух кнопок (да / нет).Этим целевым словам предшествуют очень короткие презентации (50 мс) другой цепочки букв, которая замаскирована и поэтому невидима для участников. Однако влияние этого замаскированного слова может быть показано на времени отклика. Например, время отклика будет быстрее, если перед USHER стоит «uhser», чем если перед USHER стоит «ushre». То есть транспонирование средней буквы «затягивает» соседнее слово больше, чем транспонирование внешних букв. Тот же самый феномен, который лежит в основе более ранней демонстрации.

Буду благодарен за любые комментарии и предложения, которые есть у людей на этой странице, независимо от вашего уровня знаний. Я постараюсь обновить эту страницу дополнительной информацией об интернет-меме и о связанных с ним работах по чтению, если людям интересно. Возможно, однажды в Кембриджском университете появится группа исследователей, которые совершат научный прорыв, изучая чтение беспорядочного текста …

Другие комментарии:

1) Тед Уорринг опубликовал ссылку на алгоритм, который намного лучше людей расшифровывает зашифрованный текст.Возможно, это неудивительно — я уверен, что я не единственный человек, который использовал компьютерную программу для решения особенно сложной анаграммы.

2) Брюс Мюррей из Обернского университета, Алабама, США указывает на следующую цитату как на репрезентативную линию исследования, показывающую, что орфографические ошибки (и перестановка букв) действительно нарушают процесс чтения:

«Независимо от семантической, синтаксической или орфографической предсказуемости, кажется, что глаз обрабатывает отдельные буквы … Нарушения в движениях глаз взрослых читателей указывают на то, что зрительная система имеет тенденцию улавливать малейшие орфографические ошибки.«

(от Adams, M. J. (1990) Beginning to Read: Thinking and Learning About Print. Cambridge, MA: MIT Press, p. 101)

Здесь есть интересная проблема, заключающаяся в том, что субъективное впечатление о сложности, которое возникает при чтении беспорядочного текста, может сильно отличаться от более объективного измерения трудности чтения, полученного с помощью айтрекера (устройства, которое измеряет характер движений глаз). когда люди читают печатный текст).

Брюс также указал, что исходный текст и некоторые обсуждения были размещены на «Справочной странице городских легенд».

3) Питер Хебелс создал программу на Visual Basic для создания беспорядочных текстов. Как он говорит:

Я сделал отличную программу с открытым исходным кодом на Visual Basic, эта программа может автоматически выполнять рандомизацию букв за вас. Он рандомизирует только средние буквы слова, он не меняет место первой и последней букв, также не затрагиваются специальные символы, такие как запятые и точки. Вы можете скачать программу и исходники здесь:

http://home.zonnet.nl/hebels13/letterreplacer.почтовый индекс

Вам понадобятся файлы среды выполнения Visual Basic в вашей системе, если вы хотите запустить исполняемый файл, установку для этих файлов можно найти здесь:

http://download.microsoft.com/download/vb60pro/install/6/Win98Me/EN-US/VBRun60.exe

4) Клайв Зуб обнаружил, возможно, наиболее двусмысленное беспорядочное предложение (с использованием таких слов, как «соль», которое при перемещении превращается в «планку»).

«В спрехах были пониты и патли»

Это могло бы получиться …

У шерпов были крючки и тарелки.

Формовщики имели острие и складки.

У серафимов были пегие и лепестки.

У сфэров были пино и пале.

На сферах были потины и пельты.

Клайв перечисляет некоторые из наиболее неясных слов в этом наборе возможных значений:

палитры: paleae (часть травяного цветка)

peltas: щиты

пино: виноград

потины: медные сплавы

сфера, сфера: обе старые формы «сфер»

5) Стивен Сакс написал сценарий CGI для перемешивания текста.Просто введите свой текст на страницу www и нажмите кнопку для нового зашифрованного текста.


Благодарности:

Спасибо Маартену ван Кастерену, Кэти Растл и Тиму Роджерсу за комментарии и предложения на этой странице.

——————-

Примеры предложений:

1) Автомобиль взорвался на контрольно-пропускном пункте полиции недалеко от штаб-квартиры ООН в Багдаде в понедельник, убив террориста и иракского полицейского

2) Большое повышение муниципальных налогов в этом году привело к снижению доходов многих пенсионеров

3) Врач признал непредумышленное убийство подростка, больного раком, который скончался после ошибки в больнице с наркотиками.

Все это пришло из BBC News 22 сентября 2003 года.

Учимся читать наизусть слова: нормально ли это? | Разобрался

Ответ:

Да, это нормально, особенно для первых читателей. На самом деле, чтение путем запоминания слов — это то, чем занимается большинство детей, когда они первое обучение чтению . Это то, что им нужно сделать , чтобы быть хорошими читателями.

Предварительно читающие и ранние читатели часто могут декламировать свои любимые книги. Они «читают» их снова и снова со своими семьями.

Запоминание слов и книг — важная часть чтения. Это помогает детям познакомиться с наиболее употребительными словами. Это также помогает им осознавать ритм и звучание предложений.

По мере того, как дети развивают навыки чтения, они могут запоминать слова прицела (общие слова, которые иногда невозможно выговорить) помогает им бегло читать.

Некоторые дети, кажется, рождаются с такой способностью. Они способны распознавать большое количество слов с первого взгляда в раннем возрасте.Они даже могут распознавать многосложные слова. Но для большинства это происходит со временем, когда они учатся читать.

Итак, дети должны запомнить слова, особенно слова с неправильным написанием, такие как , достаточно или светлый . Это похоже на то, как актеры справляются со своими партиями. Они делают это, повторяя свои строки снова и снова, пока не выучат их наизусть.

Но нужно знать одну вещь. Запоминание важно, особенно для первых читателей. Но если он станет только способом, которым ваш ребенок учится читать, это может стать проблемой, поскольку читать становится труднее.

По мере того, как дети учатся в классах, ожидается, что они будут читать более трудный и сложный материал. Слова могут быть вам незнакомы. И просто невозможно запомнить все слова, с которыми они сталкиваются.

Около 80 процентов английских слов фонетические — их написание совпадает с их произношением. Поэтому детям нужно научиться озвучивать слова , тоже. Если у них возникают проблемы с этим, они могут неправильно произносить и пропускать слова. И это может привести к тому, что я называю «небрежным чтением».”

Умение произносить слова помогает детям читать более точно. Это также позволяет им читать в более быстром темпе. И — вот бонус — он также улучшает орфографию.

Если вас беспокоят навыки чтения вашего ребенка, поговорите с учителем. Вы можете узнать, как дела у вашего ребенка по сравнению с другими детьми того же возраста. Вы также можете спросить, чем вы можете помочь дома.


Обнаружить начало разговора для разговора с учителем о чтении.И научись помогите своему ребенку соединять буквы со звуками .

признаков проблем с чтением + БЕСПЛАТНОЕ краткое руководство для печати

Вы подозреваете, что у вашего ребенка проблемы с чтением? Если да, то вы не одиноки.

Многие родители приходят к нам в поисках ответов на проблемы чтения своих детей. У моего собственного сына в молодости были проблемы с чтением, поэтому я не только могу вам помочь, но и не понаслышке понимаю, через что вы проходите.

Давайте найдем для вас несколько ответов!

Читая эту статью, доверяйте своему инстинкту. Если вы думаете, что вашему ребенку сложно читать, скорее всего, так оно и есть. Этот список может помочь вам в этом.

Каковы признаки проблем с чтением?

Ребенок с проблемами чтения может отображать некоторые из перечисленных ниже проблем.

  • Озвучивает каждое слово на странице, даже если он их уже прочитал.
  • Не знает звуков букв.
  • Устное чтение скорее прерывистое, чем плавное и плавное.
  • Читает слова в неправильном порядке.
  • Может распознать слово на одной странице, но не на следующей.
  • Заменяет слова, похожие на похожие, например, «дом» на «лошадь».
  • Отгадывает слова вместо того, чтобы их разобрать.
  • Не умеет произносить незнакомые слова.
  • Игнорирует знаки препинания при чтении.
  • Теряет место на странице, пропускает строки или перечитывает строки.
  • Вставляет лишние буквы в слово при чтении. Например, хвост может читаться как след. Неправильно прочитанное слово часто имеет одинаковую начальную и конечную буквы.
  • Создает часть истории на основе иллюстраций или подсказок контекста вместо того, чтобы читать фактические слова на странице.
  • Заменяет слова с похожими значениями при чтении рассказов. Например, может читать сказанное вместо крика.
  • Пропускает маленькие слова, такие как a, the, to, of, were и from.
  • Отображает плохое понимание прочитанного.
  • С трудом читает отдельные слова на карточке.
  • Сопротивляется чтению. Для детей естественная тенденция избегать того, в чем они не умеют.

Что вызывает проблемы с чтением?

Если вы узнали своего ребенка по любому из вышеперечисленных признаков, не отчаивайтесь! Проблемы с чтением могут возникать по разным причинам, и большинство из них можно преодолеть.

Дети с нарушением слуховой обработки часто не умеют читать.Хотя ребенок с APD сталкивается со многими проблемами в учебе, вы можете помочь ему научиться читать. Все о чтении использует учебный подход, который именно то, что нужно ребенку с APD!

Дислексия — распространенное нарушение правописания и чтения. Примерно 10% студентов страдают дислексией. Симптомы варьируются от человека к человеку. Если вы подозреваете дислексию, загрузите наш контрольный список «Симптомы дислексии».

Проблемы со зрением могут вызывать проблемы с чтением. Проконсультируйтесь со своим детским офтальмологом, чтобы исключить проблемы со зрением, такие как дальнозоркость или нарушение конвергенции.

Другие причины проблем с чтением включают аутизм и плохую рабочую память. Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) также может вызывать проблемы с чтением, потому что ребенку трудно сосредоточиться на выполняемой задаче.

Возможно ли, что у моего ребенка нет проблем с чтением?

Да, это так! Иногда на ребенка навешивают ярлык проблемы с чтением, но настоящая проблема в том, что его не научили так, как он может учиться. Мы не можем ожидать, что ребенок будет читать, если у него есть пробелы в обучении чтению или ограниченный опыт.В то время как некоторые дети, кажется, естественным образом начинают читать с очень небольшими инструкциями, для многих детей успех чтения требует прямых систематических инструкций, таких как в Все о чтении .

В других случаях от очень маленьких детей ждут слишком многого. Некоторые дети просто еще не готовы читать, и в таких случаях полезно подготовить их к чтению, например, в нашей программе предварительного чтения.

Чтобы научиться читать, нужно время — а во многих случаях повторение и повторение — прежде чем ребенок начнет добиваться успеха.Ребенку может потребоваться увидеть слово 30 раз, прежде чем он сможет автоматически распознать его в глаза. Если ваш ребенок еще столько раз не встречал ни слова, не пугайтесь, если ему нужно его произнести.

Научиться читать детям может быть нелегко. Если у вашего ребенка низкая толерантность к разочарованию, может показаться, что у него могут быть проблемы с чтением, даже если это не так.

Как я могу помочь своему ребенку?

Если у вашего ребенка проблемы с чтением, самое главное помнить, что вы МОЖЕТЕ ему помочь.А мы можем помочь вам ! Приведенные ниже ресурсы предназначены для предоставления родителям средств, необходимых им для обучения своих детей чтению и орфографии, даже детям с особыми потребностями.

Ресурсы для детей с проблемами чтения

Все о чтении — это веселая и увлекательная программа, которая начинается с основных навыков предварительного чтения и продолжается обучением всем пяти ключевым компонентам чтения. Эта программа Ортона-Гиллингема включает в себя все, что нужно вашему ученику, чтобы он мог свободно читать на всю жизнь!

Сила подхода Ортона-Гиллингема: откройте для себя основные элементы этого мощного подхода и то, как он составляет основу программ All About Reading и All About Spelling .

10 советов, как привлечь внимание к трудностям учащегося. Существуют очень специфические методы обучения, которые вы можете использовать, чтобы помочь учащемуся с трудностями добиться успеха. Одна из самых важных вещей, которую вы захотите сделать, — это использовать учебные программы и стратегии обучения, которые могут быть адаптированы к его потребностям.

Как решить проблемы с переворачиванием букв: Ваш ребенок иногда путает определенные буквы, такие как b и d или n и u? Начинающим читателям и детям с дислексией может быть сложно различить буквы схожей формы, а проблемы с переворотом букв могут иметь прямое влияние на чтение, письмо и орфографию.

Learning Ally — это некоммерческая организация, стремящаяся помочь детям с дислексией, слепым и слабовидящим процветать. Аудиокниги помогают детям ощутить многие преимущества чтения текста, но без проблем с чтением.

Свидетельства настоящих мам

Неудача — это не вариант: в этом видео автор Мари Риппель делится с вами очень личной историей о том, как она пришла к разработке программ All About Reading и All About Spelling .

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта