Ювенальную юстицию: Что такое ювенальная юстиция и почему с ней борются родители — Российская газета

Есть ли в России ювенальная юстиция?

Есть ли в России ювенальная юстиция?

В практической работе Уполномоченного по правам ребёнка в ЕАО, в общении с разными группами людей часто возникает вопрос о том, что такое ювенальная юстиция и есть ли она в Российской Федерации?
Очевидно, что причиной для появления подобных вопросов являются многочисленные факты, известные из средств массовой информации, об изъятии детей из семьи по малейшим причинам и передаче их на государственное содержание и воспитание.
Следует отметить принципиальное отличие российской ювенальной юстиции от зарубежных аналогов, прежде всего, по цели её существования.
Ювенальная юстиция в России – это судебно-правовая система, основной задачей которой является защита прав несовершеннолетних граждан. Основу этой системы составляют органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, это разделы о несовершеннолетних в уголовном и уголовно-исполнительном праве, это система судебных, правоохранительных, попечительских, медико-социальных учреждений для несовершеннолетних детей.


В Российской Федерации в 2004 году впервые был создан ювенальный суд, но эта практика не получила широкого развития, по данным 2016 года в ДФО судов для несовершеннолетних нет, дела рассматриваются судами общей юрисдикции. Нет в Российской Федерации как такового и закона о ювенальной юстиции. Законодательную базу о несовершеннолетних гражданах составляют Семейный Кодекс РФ, Федеральные законы «О судебной системе в РФ», «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», ряд областных законов ЕАО.
Главная цель реализации данных законов – семейное воспитание, защита прав и интересов ребёнка, развитие семейных форм устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, государственное сопровождение семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Отобрание ребёнка и передача его на государственное воспитание и содержание используется как крайняя мера в условиях, когда семья становится местом нарушения прав ребёнка и создает опасные условия для безопасности и жизни ребёнка.

Ювенальная юстиция: понятие, принципы и проблема в России

О ювенальной юстиции в последнее десятилетие говорится всё больше. Резонансное дело сестёр Хачатурян всколыхнуло общественность. Трое сестёр убили своего отца, зарезали ножом. Как позже выяснилось, он многие годы насиловал их, унижал и всячески издевался. Возможно, если бы ювенальная юстиция в России работала, этого бы не произошло.

А вот на Западе ювенальная юстиция функционирует как отлаженный механизм. Служба защиты детей в США (Child Protective Services) обязана реагировать в течение 5 дней на любой сигнал. Воспитатель в садике увидел подозрительный синяк на ноге ребёнка? Соседи заметили, что мама оставила ребёнка одного в доме и вышла на 20 минут в магазин? Родители вернулись домой поздно и навеселе? Всё это может стать причиной изъятия ребёнка из семьи и глубокой проверки родителей. Меры контроля просто шокируют – родителей могут обыскать в любое время суток без предупреждения, потребовать сдать мочу на наркотики, направить к психиатру, проверить финансовые документы семьи.

В России же ювенальную юстицию считают угрозой многовековому институту семьи. Серьёзные споры между её поклонниками и противниками не стихают.

Режиссёр Никита Михалков не скрывает своей позиции и признаётся в интервью: «Ювенальная юстиция отняла бы у меня детей, если бы знала, как я их наказываю».

Известный политик Валентина Матвиенко заявляет: «Я против внедрения института ювенальной юстиции в нашей стране. Считаю, что опыт других государств, на который ссылаются поборники этого института, не отвечает национальным особенностям, культуре России, её народов».

Содержание:

Ювенальная юстиция простыми словами – что это такое?

Ювенальная юстиция (от латинских слов «juvenalis» – юношеский; «justitia» – правосудие) – осуществление правосудия по делам, совершенных детьми и подростками.

Российское сообщество трактует понятие ювенальной юстиции (ЮЮ) в разных смыслах:

  • в узком – ЮЮ представляет собой отдельное направление судебной системы;
  • в широком – ЮЮ является совокупностью правовых инструментов и механизмов, существующих для обеспечения защиты интересов, свобод и прав несовершеннолетних лиц, которые реализуются с помощью государственных и специализированных структур.

Впервые об особенном статусе детей в судебной системе заговорили еще в 1870-х годах в Америке. Речь велась о том, что применять обычные наказания к детям нецелесообразно и следует предусмотреть альтернативные меры. Выходит, что изначально ювенальная система должна была защитить несовершеннолетних нарушителей перед лицом правосудия, а также поспособствовать формированию специальной политики рассмотрения дел о правонарушениях с участием детей.

Официальное понятие о ЮЮ звучит так: это отдельное направление деятельности государственных органов (суды, исправительные учреждения, службы правопорядка и другие), осуществляющих профилактику и правосудие по преступлениям несовершеннолетних или против несовершеннолетних, включая:

  • профилактику преступности среди и против детей;
  • социально-психологическую реабилитацию жертв правонарушений, детей и подростков, совершивших преступление;
  • социальную защиту прав ребёнка.

Необходимость в ювенальной системе объясняется тем, что в современном обществе наблюдается ужасающий рост насилия по отношению к ребёнку с самого раннего детства. Сторонники юстиции считают, что дети имеют те же права, что и взрослые.

Боитесь за своего ребёнка? Установите приложение «Где Мои Дети», чтобы вовремя прийти ему на помощь! С ним вы всегда будете знать, где находится ваш ребёнок, сможете слушать окружение и молниеносно связываться в случае необходимости.

Принципы ювенальной юстиции

Краткий перечень ключевых принципов ЮЮ:

  1. У ребёнка и взрослого равные права. Унижать достоинство детей, бить или принуждать к противоправным действиям недопустимо.
  2. Ребёнок имеет право лично отстаивать свои интересы в суде, жаловаться на родителей. Органы правосудия, в свою очередь, должны безотлагательно проверять, как родители относятся к детям.
  3. При школах, больницах, судах и других участвующих в ювенальной системе органах и учреждениях должны быть специальные социальные работники, а также детские психологи.

В действующих системах в других странах исключено вмешательство государства. Из-за этого разбирательства затягиваются на долгое время.

Ювенальная юстиция в России

На территории РФ ювенальная юстиция в некотором виде существует со времен обретения независимости. Так, большинство прав и гарантий несовершеннолетних установлены в Семейном кодексе. Также к нормативным документам о ювенальной системе относят закон от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ, который определяет основы системы профилактики безнадзорности и преступлений среди несовершеннолетних, и Постановление пленума Верховного суда РФ от 01.02.2011 года № 1.

В 2009 году официально была введена должность Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребёнка. По информации на 2016 год на территории России действует 11 составов судей, специализирующихся по делам несовершеннолетних.

Отдельного закона о ювенальной юстиции в РФ пока нет.

Аргументы за и против

Споры о ювенальной юстиции не стихают. У неё есть как ярые сторонники, так и уверенные противники. Смысл противостояния кроется в невозможности чёткой интерпретации целей и задач системы. Принятие законопроекта о ЮЮ повлечёт за собой множество последствий, которые обществом интерпретируются как аргументы «за» и «против».

Сторонники ЮЮ делают большую ставку на то, что в России следует ввести ювенальные суды и специальные программы по реабилитации несовершеннолетних преступников. Основная причина этому – высокий уровень преступлений (каждое 25-е от общего числа), которые совершены детьми или подростками, или при их участии. Такие сведения представлены в отчёте МВД РФ «Состояние преступности в России» за 2019 год.

Аргументы «за»
Аргументы «против»
 

Информирование детей об их правах, а также о верной трактовке понятия «нарушение детских прав».

Семья из Новокузнецка прошла несколько судебных заседаний, а все из-за того, что ребёнок сказал, что папа его «шлепает». В результате отец семейства раскаялся, но не избежал наказания. Сейчас он в тюрьме.

 

Предоставление юридического права детям подавать в суд на взрослых, включая родителей.

В Филадельфии ребёнок подал в суд на свою мать за то, что она его родила в этот мир, полный войн и опасностей.

 

Формирование специального ведомства, которое будет заниматься детьми и подростками из группы риска.

Обязательное доносительство для всех, кто связан с детьми (врачи, педагоги, воспитатели).
 

Введение должности омбудсменов в школах.

 

Поощрение доносительства от соседей, прохожих и других неравнодушных.

 

Создание отдельной системы мер наказания по делам несовершеннолетних со смягчением последствий.

 

Отмена преимущественного права родителей на воспитание собственных детей.

 

Введение уголовного наказания для родителей за определенные типы наказания своих детей, в том числе, лишение родительских прав.

 

Увеличение полномочий социальных служб, имеющих отношение к детям.

 

 

Коррекция социальных связей, которые были нарушены в результате совершения преступления несовершеннолетними или против несовершеннолетних.

 

Свободный доступ представителей ювенальных органов в семью при подозрении неправомерных действий в отношении детей.

Привлечение к правосудию над несовершеннолетними специальных судей, социальных работников и детских психологов.  

Упрощённая схема изъятия детей из семей.

Противники ЮЮ приводят примеры из европейских стран, в которых изъятие детей якобы целый бизнес с целью наживы на продаже живых людей.

Тенденция в вопросе детской преступности положительная (-7,1% по сравнению с предыдущим годом), но наличие такого количества правонарушителей свидетельствует о несовершенстве воспитательных, профилактических и реабилитационных мер, применяемых в стране. По мнению сторонников ювенальной юстиции её введение позволит серьёзно улучшить ситуацию.

Противники ювенальной юстиции настаивают на том, что контролирующие органы получат неограниченные полномочия и будут отбирать детей при любом подозрении на нарушение их прав (например, повышение голоса). Также система крайне не одобряется представителями православной духовности, так как в религиозных текстах часто делается акцент на власти родителей над детьми, на обязанности детей беспрекословно подчиняться их воле.

В качестве примеров неадекватности ювенальной системы противники юстиции приводят резонансные случаи. Среди них дело сибирской семьи, в которой мужчине грозит от 3 до 7 лет за то, что он «отшлёпал» своего несовершеннолетнего сына. Хронология истории:

  1. Один из родственников семьи написал донос в полицию о том, что отец избивает своего сына.
  2. По месту жительства прибыли представители органов опеки и сотрудники полиции, забрали ребёнка и поместили его в СРС (социально-реабилитационный центр).
  3. Провелись экспертизы, опрос несовершеннолетнего без присутствия представителя со стороны закона.
  4. Ребёнка вернули в семью, а на отца завели уголовное дело.
  5. Ребёнок в ходе суда отказался от своих показаний.
  6. Разбирательства ведутся до сих пор.

В ходе следствия выяснилось, что избиения не было. Отец в качестве меры воспитания отшлёпал сына без нанесения вреда его здоровью, свои слова он подтвердил в суде. Также мужчина настаивает на том, что всегда любил и будет любить своего ребёнка, в качестве аргументов приводятся цитаты из Библии.

Противники ЮЮ уверены, что пример этой семьи показателен: отец не маргинал, люди живут благополучно, а из-за неограниченной власти органов опеки кормилец может отправиться в места лишения свободы на 3-7 лет. Они считают, что в нынешней обстановке в стране искать действительно «правых» и «неправых» никто не будет.

Закон о семейно-бытовом насилии

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия впервые попал на обсуждение в Госдуму в 2016 году. Инициатива объясняется следующим: в России плохо развит механизм защиты для жертв семейного насилия. Одно из основных требований заключалось в том, что насилие внутри семьи становится предметом публичного/частно-публичного обвинения. То есть, заявить о правонарушениях может сама жертва, её представитель или свидетели.

Изначальная версия проекта была принята критически. Сразу нашлись противники концепции, уверенные, что закон предполагает введение репрессивных мер в отношении лиц, которых подозревают в домашнем насилии. В том же году законопроект был отправлен на доработку.

По мнению депутатов, продвигающих законопроект, этот закон защитит женщин, стариков и мужчин, страдающих от бытового насилия. Он также позволит обеспечить максимальную помощь пострадавшим (экономическую, социальную, психологическую).

В отношении детей, которые стали объектами или свидетелями семейно-бытового насилия, никаких отдельных норм в законопроекте не предусмотрено. Закон планируется ввести для защиты других граждан страны, поэтому он никакого отношения к ювенальной юстиции не имеет.

Вновь вернуться к рассмотрению законопроекта было решено в связи с двумя громкими делами, связанными с семейным насилием:

  • Дело Маргариты Грачёвой. В 2017 году супруг отрубил ей обе руки топором. До этого женщина неоднократно обращалась в полицию, сообщая о регулярных избиениях со стороны мужа. Реакции от правоохранительных органов не было вплоть до инцидента.
  • Дело сестёр Хачатурян. Девушки в 2018 году убили отца за то, что тот неоднократно их бил, унижал и насиловал.

После этих событий в Госдуме заново стали проводить слушания по вопросам доработки законопроекта.

Текущий вариант текста закона опубликован на сайте Совета Федерации в конце ноября 2019 года. По самым актуальным данным переработанный проект планируется внести на рассмотрение до конца января 2020.

Заключение

Ювенальная юстиция – система государственных законов, мер и специальных органов, которые защищают права детей и подростков. Называть ЮЮ судами для несовершеннолетних – неправильно.

Ювенальные системы успешно применены во многих странах Европы и США, в России на сегодня существуют и применяются только некоторые механизмы юстиции.

Ювенальная юстиция никак не соотносится с законом о семейно-бытовом насилии, который сейчас находится на этапе доработки. Путаница между концепциями возникает из-за недостаточной информированности населения об их сути и целях.

Найти компромисс в спорах вокруг проблемы ЮЮ сложно. Яростная пропаганда активистов в СМИ не позволяет осознать важность и потенциал концепции. Но идея повышения на государственном уровне приоритетности задач, касающихся профилактики, правосудия и реабилитации несовершеннолетних, явно заслуживает внимания.

Ювенальная юстиция: шашечки или ехать

О ювенальной юстиции в последнее время говорят много. У всех на слуху недавние истории, когда органы опеки отняли детей у родителей.

«Дело Лапиных», «дело Пчелинцевых», «дело Камкиной» — причем таких дел гораздо больше, просто они меньше раскручены прессой. Обсуждения идут на интернетовских форумах и в телевизионных дебатах, в храмах и на кухнях. Эмоции накаляются, страсти зашкаливают.

Ювенальная юстиция

Я много читал материалов по этой теме, участвовал в дискуссиях, слышал разные мнения. Захотелось высказаться и мне, хотя я и не имею никакого отношения к органам опеки, я не член различных общественных объединений против ювенальной юстиции. Но, возможно, позиция «над схваткой» тоже кому-то покажется небезынтересной.

Итак, первое, что заметно невооруженным глазом — это крайняя непримиримость сторон. И противники ювенальной юстиции, и ее фанаты готовы биться до последней капли крови, не желают отдать ни пяди врагу (а оппонент в споре чаще всего именно врагом и мыслится). Очень немногие готовы искать компромисс, готовы смотреть на вещи реалистически. Большинство на вопрос «Вам шашечки, или ехать?» отвечают «Шашечки!».

Второе — это крайняя небрежность в обращении с понятиями, увы, свойственная противникам ювенальной юстиции. Что это такое, они представляют смутно. Как правило, для них ювенальная юстиция — это когда «придут в любую семью и отберут детей». Сторонники же ювенальной юстиции, похоже, никогда не слышали поговорки «гладко было на бумаге, да забыли про овраги» — они мыслят чисто формальными юридическими категориями, не слишком задумываясь, как всё это могло бы претвориться в реальной жизни.

Замечу, что быть противником ювенальной юстиции — нередко считается обязательным для православных христиан. В храмах раздают листовки, собирают подписи — и бывает так, что отказ оставить свою подпись воспринимается как измена Православию. Сторонники ювенальной юстиции в церковной среде воспринимаются как агенты Запада, как «демшиза» и «либерасты», им приписывается стремление разрушить институт семьи, лишить Россию суверенитета и растлить молодёжь. Что же касается сторонников ювенальной юстиции, то это чаще всего люди, далекие от какой-либо религиозной веры, мотивацию своих верующих оппонентов они не понимают и думают, будто мы, православные, потому так возбудились, что наша религия требует от нас избивать детей, а у нас это священное право хотят отнять. То есть миф «Домостроя» против мифа «План Даллеса».

Война мифов выливается в беспощадный и, главное, бессмысленный спор. Чего реально-то хотят добиться непримиримые борцы с ЮЮ? Неужели они всерьез верят, будто письма трудящихся Президенту заставят его отменить ювенальную юстицию (мне встречались борцы, которые даже не знали, что никакой ювенальной юстиции пока в России нет, за исключением эксперимента в нескольких регионах)? По сути, чтобы реализовать их требования, надо сменить в стране власть — причем поменять не только персоналии, но и всю политическую систему. Но среди сторонников ЮЮ встречаются не менее упертые личности, искренне верящие, будто с ними несогласны только какие-то маргиналы, с которыми можно не считаться, а темный народ следует пинками гнать в светлое либеральное будущее. Слова: «Ну какая же мать согласится отдать своего дорогого ребенка», — из сказки Чуковского «Тараканище» они явно забыли, если вообще когда-либо знали. Им и невдомек, что воплотись их мечтания в масштабах страны — и начнутся такие социальные катаклизмы, по сравнению с которыми экономический кризис покажется, как сказал бы Остап Бендер, «детской игрой в крысу».

Что получается в результате? С обеих сторон — сотрясение воздуха, выброс эмоций. Может, и пусть развлекаются?

Нет, не пусть. Проблема-то действительно есть, и проблема серьезнейшая. Только называется эта проблема не «ювенальная юстиция», а «примат государства над семьей». Ситуация не только российская, но общемировая. В самых разных странах политические элиты все больше и больше проникаются убеждением, что государство может и даже обязано контролировать любые аспекты воспитания детей в семье, что родители — это не более чем лица, которым государство доверило воспитание детей, некий «обслуживающий персонал», который в любой момент может быть заменен. Любовь между детьми и родителями уже не мыслится как непреложная ценность, государство делегирует само себе право решать, что для ребенка благо, а что нет. В разных странах это может реализоваться по-разному — где-то через механизм свирепой ювенальной юстиции (скажем, ее французская или норвежская модели), где-то — через правовой беспредел и безнаказанность органов опеки (как у нас в России).

Если вернуться к нашим отечественным реалиям, то нельзя не заметить, что коррумпированность всего и вся не минула и систему органов опеки. Действительно, возбуждать дела о лишении родительских прав (а уж тем более неофициально грозить таковым возбуждением) подчас оказывается очень выгодным. В 99% случаев люди предпочтут откупиться от неприятностей. А неприятности можно организовать любой семье — этому способствует и нынешнее законодательство, вернее, огромные дыры в нем.

Прежде всего — пресловутая 156-я статья Уголовного кодекса, грозящая тремя годами тюрьмы за «ненадлежащее выполнение родителями своих обязанностей по воспитанию детей». Где расшифровано, что является «ненадлежащим исполнением обязанностей по воспитанию детей»? Ребенка ежедневно избивают до крови и морят голодом, он питается объедками — трудно не согласиться, что это ненадлежащее исполнение. А ребенок, получивший двойку по алгебре? А ребенок, которому не купили новый ноутбук, нанеся ему тем самым тяжкие моральные страдания? Где граница между первым, вторым и третьим? То есть в каждом конкретном случае решать будут сотрудники органов опеки и судьи. Мы действительно уверены, что все они, до последнего человека — люди абсолютно честные, неподкупные, высоконравственные и мудрые?

Кроме того, кому сейчас подчиняются наши органы опеки? — Местной власти. Способна ли (и вообще желает ли) местная власть их контролировать? Где вы найдете управу на тетеньку-инспектора, которая захочет отобрать ваших детей, потому что у вас бананов в холодильнике не обнаружено? Судиться? Это в лучшем случае займет годы, а детей отберут немедленно.

Причем под угрозой — вовсе не только неблагополучные семьи. С них, неблагополучных, что возьмешь? Только морока с оформлением бумажек. Но вот семья нормальная, более или менее обеспеченная может оказаться лакомым куском. Я уж не говорю про возможность шантажировать родителей угрозой изъять детей. Такая возможность сейчас у кого угодно. У соседки, у воспитательницы в детсаду, у врача из районной поликлиники, у школьной учительницы. И вовсе не обязательно чтобы стрясти деньги — может быть, просто по злобе или дурости.

Ну и не будем забывать о том, как легко  таким способом можно давить на всяческих «несогласных». Не надо думать, что это касается только коммунистов (как в случае Лапиных и Пчелинцевых). Где гарантия, что завтра «политически неблагонадежными» не сочтут, к примеру, монархистов или борцов с точечной застройкой? Вам не нравится, что сносят сквер возле вашего дома и строят там торговый центр? Тогда мы отнимем ваших детей! Это что, фантастика?

Словом, угроза действительно существует. Общемировая тенденция к контролю над семьей, помноженная на отечественный правовой беспредел. С этой угрозой действительно нужно бороться всякому честному, мыслящему человеку, которому не все равно, что творится вокруг. И уж тем более — христианам, желающим воспитывать своих детей в вере. Да, мы, христиане, в группе риска. Мы, несомненно, должны молиться и просить у Господа заступничества. Но кроме этого, мы должны и действовать.

Вопрос: как? Скандалить на форумах, подписывать пропитанные паранойей воззвания? Мечтать о справедливой власти, которая когда-нибудь появится и наведет порядок в стране? Бороться со словосочетанием «ювенальная юстиция»?

На мой взгляд, все вышеназванное неконструктивно. А что конструктивно? Что делать, если власть с нами не считается?

Стоп! А с чем она, собственно говоря, не считается? В чем конкретно состоят наши требования к ней? Чтобы она самоликвидировалась? Чтобы не вводила «ювенальную юстицию»? Ну, допустим, не введут. И что, наступит счастье? Опека сразу станет белой и пушистой?

Я уверен, что начинать надо с другого. Надо в ходе общественного обсуждения выработать механизм защиты семейных ценностей. Реально работающий механизм, а не утопическую фантазию. Надо придумать, как поправить нынешние дырявые законы. Надо придумать, как контролировать деятельность и органов опеки, и ювенальных судов, если те у нас и впрямь появятся. Надо понять, какие барьеры можно уже здесь и сейчас поставить коррумпированным чиновникам. Надо использовать всякую возможность, чтобы обсуждать проблему с неравнодушными людьми во власти (а таковые есть!). Нужно понять, какую роль могла бы тут сыграть Церковь. Нужно создавать общественные организации, которые, вместо того, чтобы кричать «волки, волки!», занялись бы разработкой охранных систем. Мало привлечь к проблеме внимание общества — нужно еще повернуть его в конструктивное русло.

Пора кончать с конспирологическими истериками, пора прекращать швыряться камнями (виртуальными причем, виртуальными!). Время собирать камни. Время спокойной и, быть может, скучноватой интеллектуальной работы. Не надо делиться на сторонников ЮЮ и противников. Деление все равно ведь происходит по другому принципу: кто готов сообща думать и искать — и кому важнее покричать. Давайте думать.


 

Вы прочитали статью Ювенальная юстиция: шашечки или ехать. Читайте также:

Что делать, если органы опеки «отбирают» ребенка?

Теоретически представители опеки могут прийти с проверкой в любую семью, в отношении которой поступил «сигнал» от врача, из образовательного учреждения или от соседей, ‑ с тем, чтобы убедиться, что с ребенком всё в порядке. Чтобы избежать большей части сигналов, следует просто-напросто не пренебрегать соблюдением установленных законом процедур

26 Дек 2009 | Мария Артёмова (Китайчик) | Продолжение

Протоиерей Всеволод Чаплин: Дети не должны быть несчастными

Чиновнику не место в мировоззренческой сфере жизни семьи. Семейный уклад – дело родителей. Более того, с какого-то возраста ребёнок или подросток имеет право своё мировоззрение определять сам. Это я говорю как человек, который в 13 лет, будучи ребёнком неверующих родителей, стал против их воли ходить в храм.

18 Ноя 2009 | Протоиерей Всеволод Чаплин | Продолжение

Милосердие выше правосудия: о ювенальной юстиции

Главная опасность введения ювенальной юстиции в том, что она изначально строится на провокации преступления. Что происходит? Ребенок знает, что его конфликт с собственными родителями найдет поддержку со стороны закона, поощрение со стороны государства, и стоит ему обратиться в соответствующие органы, как он мгновенно найдет ответ.

13 Ноя 2009 | Протоиерей Александр Ильяшенко | Продолжение

Если мы не предложим альтернативы, то мы проиграли

В результате того, что мы НИЧЕГО не предлагаем – или предлагаем нечто слабое и невнятное, вместо мониторинга социальных проблемы мы получаем тексты-фобии. Они хорошо рекламируют своих авторов, которые собирают большие аудитории на лекции, они хорошо продают книги, мамочки в священном трепете слушают лозунги «У нас будут отбирать наших детей!» и готовы верить каждому слову.

28 Янв 2010 | Анна Данилова | Продолжение

Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов: Детей ставить в угол нельзя

Известный юрист, телеведущий и общественный деятель Павел Астахов 30 декабря 2009 года был назначен Уполномоченным по правам ребенка при президенте России. В интервью обозревателю «Известий» он подробно рассказал о своем отношении к ювенальной юстиции, к произволу органов опеки и о том, чем обернется для родителей шлепок по попе.

28 Янв 2010 | Павел Астахов | Продолжение

Кому нужна ювенальная юстиция в России? – Миронов Сергей Михайлович

18 ноября 2020

В Санкт-Петербурге суд восстановил в правах мать 8 детей. Почти год семья жила отдельно из-за того, что органы опеки посчитали многодетность женщины препятствием к тому, чтобы она могла и дальше растить детей. Кому и зачем нужно разделять семьи и поддерживать ювенальную юстицию в России?

Эта тема для СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ – одна из наболевших, так же, как и педофилия, за которую, по моему мнению, необходимо вернуть смертную казнь. О ювенальной юстиции я говорю с 2010 года – категорически не поддерживаю отъём детей у матери. В начале ноября 2020 года принял участие в видеоконференции на эту же тему. Считаю, что в наше время изъятие детей из семьи в течение суток по решению органов опеки может стать опасной тенденцией. Такой законопроект вновь хотят вынести на рассмотрение в Государственную Думу. Однако ныне действующий Семейный кодекс в полной мере защищает права несовершеннолетних.

Граждане нашей страны также против ювенальной юстиции – ко мне через Интернет-приёмную поступают многочисленные обращения с протестами против этого законопроекта. Мы знаем, как бедно живут многие люди, как трудно растить детей с теми запросами, которые диктует потребительская мода, как все по-разному воспитывают подрастающее поколение и прививают им культуру семьи, труда и отдыха. Должны мы и учитывать, что в нашем мире немало несправедливых, недовольных соседей, чиновников, учителей, которые могут оклеветать семью из-за личной неприязни к родителям или детям. Поэтому нельзя допустить принятия такого закона.

По этой же причине год назад СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ не поддержала законопроект о профилактике домашнего насилия. Именно потому, чтобы в стране не была введена ювенальная юстиция, главная цель которой – изымать детей из семей, а потом куда-то отдавать: не исключено, что в однополые семьи за рубежом. Такая перспектива не устроит ни детей, ни родителей. Мы – за сохранение здоровой нации и генетики.

Полезные ссылки

Ювенальная юстиция — это… Что такое Ювенальная юстиция?

Ювена́льная юсти́ция (лат. juvenālis — юношеский; лат. jūstitia — правосудие) — правовая основа[1][2]западной[3][4] модели[5][6] системы учреждений и организаций, осуществляющих правосудие по делам о правонарушениях, совершаемых несовершеннолетними[7][8].

История

С 70-х годов XIX века граждане американского города Бостона Кук и Аугустус начали предлагать судьям не применять к несовершеннолетним, способным встать на путь исправления, наказания, а передавать их под присмотр органов попечительского надзора.

В июле 1899 года в США в Чикаго на основании закона штата Иллинойс «О детях покинутых, беспризорных и преступных и о присмотре за ними» был учреждён первый детский суд. Принятие Закона и создание ювенального суда было инициировано Люси Флауэр из Чикагского женского клуба, Джулией Латроп из общественной организации «Халл Хауз», обществом патроната «Visitation and Aid society». Для рассмотрения дел о несовершеннолетних было введено новое понятие «виновный», «правонарушитель» (англ. delinquent), отличающееся от понятия «преступник» (англ. criminal), нашёл закрепление статус несовершеннолетнего правонарушителя, который стал субъектом ювенальной юстиции.

Позднее идея ювенальной юстиции получила развитие в Великобритании, где в 1908 году была принята серия законов о детях и молодёжи. Во Франции первый ювенальный суд был учреждён в 1914 году на основе опыта США.

К настоящему времени в мире сложилось несколько моделей ювенальной юстиции: англо-американская, континентальная и скандинавская. В отдельных государствах ювенальная юстиция является частью ювенальной системы органов и общественных организаций, занимающихся вопросами семьи и правами детей[источник не указан 475 дней].

Ювенальная система

Система ювенальной юстиции (англ. juvenile justice system) — сеть учреждений и организаций[9][10], совместно работающих с несовершеннолетними правонарушителями[10], деятельность которых осуществляется на основе законоположений и процессуальных норм, регламентирующих обращение с несовершеннолетними[11]. Эти учреждения и организации включают в себя полицию, суды, прокуроров, обвинителей, пенитенциарные учреждения, службу пробации и управление исправительных учреждений для несовершеннолетних[9].

В отдельных государствах учреждения ювенального профиля представлены лишь судебными органами, в иных государствах помимо судов — различными организациями, занимающимися вопросами детства и социальной защитой несовершеннолетних[источник не указан 589 дней].

Известен следующий пример такой системы: Американская система ювенальной юстиции (англ.).

Ювенальный суд

Центральным элементом системы ювенальной юстиции является ювенальный суд, в пределах своей компетенции рассматривающий уголовные, гражданские и административные дела, по которым одной из сторон является несовершеннолетний[12]. К основным задачам ювенальных судов относятся защита детей и их реабилитация[13].

Ювенальная юстиция в России

До 2010 года включительно в России велась работа по созданию новой специализированной судебно-правовой системы защиты прав несовершеннолетних, которая, как предполагалось, должна была представлена как государственными органами, осуществляющими правосудие по делам о преступлениях и правонарушениях, совершённых несовершеннолетними, так и государственными и негосударственными структурами, проводящими контроль за исправлением и реабилитацией несовершеннолетних преступников и профилактику детской преступности, социальную защиту семьи и прав несовершеннолетних.

В России различают[14][15][16] ювенальную юстицию в широком и узком смысле слова:

  • в узком смысле — это специализированная ветвь судебной системы;
  • в широком смысле — это совокупность правовых механизмов (медико-социальных, психолого-педагогических и реабилитационных и др. процедур и программ), предназначенных для обеспечения защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, реализуемых системой государственных и негосударственных органов, учреждений и организаций.

Под системой ювенальной юстиции (ювенальной системой[17]) в России понимается теоретико-правовая конструкция, включающая комплекс механизмов, нацеленных на реализацию и обеспечение на основе установленных законом процедур прав, свобод и законных интересов несовершеннолетнего и реализующихся в рамках деятельности специализированных служб и учреждений ювенального профиля[17][18]. В системе защиты прав несовершеннолетних ювенальной юстиции отведено центральное место[17].

Целенаправленная работа по реформированию существующей системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, а также сопутствующие изменения в законодательстве встретили существенное сопротивление со стороны российской общественности, выразившееся, в частности, в массовых общественных протестах[19]. Вместе с тем священноначалие Русской Православной Церкви высказало озабоченность попытками введения ювенальной юстиции[20].

См.также

Примечания

  1. Воронова Е.Л. Ювенальная юстивание системы пробации в Ростовской области // Сайт Ростовского областного суда, 01.06.2007.
  2. Алиса Агранат Готова ли Россия к ювенальной юстиции? // ИА REGNUM, 22.12.2010.
  3. Елена Михайловна Тимошина Ювенальные технологии как угроза этнической идентичности народа России (Доклад на Круглом столе в Московской городской Думе на тему: «Ювенальные технологии — угроза семье, обществу, государству») // Русская народная линия, 08.04.2011.
  4. А.И. Овчинников Традиционные ценности России и вызовы ювенальной юстиции // Философия права. Ростовский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации, 2010. № 2. С. 11—13.
  5. Марковичева Е.В. К вопросу о выборе Россией модели ювенального правосудия // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион, № 1, 2007. С. 98—103.
  6. Марковичева Е.В. Модели ювенального уголовного судопроизводства: проблемы типологизации // Вестник Оренбургского государственного университета, № 3, 2010. С. 97—103.
  7. Чернобровкин В.С. Место комиссий по делам несовершеннолетних в системе ювенальной юстиции // Вопросы ювенальной юстиции, № 1(4), 2005.
  8. Воронова Е.Л. Семь вопросов о ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ // Ювенальная юстиция в России, 11.2009.
  9. 1 2 What Parents Should Know About the Juvenile Justice System // Third Judicial District Court.
  10. 1 2 Shahid M. Shahidullah Crime policy in America: laws, institutions, and programs. University Press of America, 2008. 311 p.
  11. Introduction to Juvenile Justice in Virginia // Virginia Rules.
  12. Бойко С.С. Специальный состав судов общей юрисдикции в обеспечении защиты прав и законных интересов несовершеннолетних (административно-правовой аспект) // Юристъ — Правоведъ, № 1, 2010, С. 79—83.
  13. Lisa Guerin, Patricia Gima. Nolo’s Guide to California Law, 2008: «Juvenile court is a special branch of the court system designated to deal with problems affecting children. The goal of juvenile courts is to protect and rehabilitate children. Matters handled in juvenale court include: child neglect, status offenses, criminal offenses»
  14. А. В. Комарницкий Научно-правовое обоснование системы «Ювенальная юстиция» и учебной дисциплины «Основы ювенальной юстиции» // Ленинградский юридический журнал, № 2, 2009. С. 141—157.
  15. Ионин Л.Г. О принципах современной политики в области семьи и демографии (pdf-файл). Высшая школа экономики, Москва, 2010.
  16. Полтавцева Л.И. Ювенальная уголовная политика и ювенальная юстиция: проблема соотношения // Юристъ — Правоведъ, № 4, 2010, С. 23-27.
  17. 1 2 3 Предеина И.В. Правовые и теоретические основы развития ювенальной юстиции в России. Дис. … канд. юрид. наук, Саратов, 2005. 259 с.
    «Ювенальная система защиты прав несовершеннолетних представляет собой теоретико-правовую конструкцию, включающую комплекс механизмов юридического, социально-корректирующего, медицинского, психолого-реабилитационного, воспитательно-превентивного характера, направленных на обеспечение благополучия несовершеннолетнего в обществе и реализующихся в рамках деятельности специализированных служб и учреждений ювенального профиля.»
  18. Черчага С.В. Становление ювенальной юстиции: вопросы гражданско-процессуального законодательства РФ (опыт Ростовской области) // Ювенальная юстиция в России, 20.03.06.
    «Система ювенальной юстиции — это совокупность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, должностных лиц, неправительственных некоммерческих организаций, осуществляющих на основе установленных законом процедур действия, нацеленные на реализацию и обеспечение прав, свобод и законных интересов ребенка (несовершеннолетнего). В рамках системы ювенальной юстиции осуществляются программы, проекты и мероприятия социального, педагогического, юридического, психологического и медицинского характера, направленные на профилактику противоправного поведения и реабилитацию ребенка».
  19. Митинг общественного движения «Суть времени» и родительских комитетов по факту сбора 135000 подписей граждан против продвижения двусмысленных ювенальных законов в России. 22 сентября, 2012
  20. Позиция Русской Православной Церкви по ювенальной юстиции // Патриархия.ру

Литература

Ссылки

Проверить информацию. Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.
На странице обсуждения идёт дискуссия на тему: Статья требует серьёзной доработки.

Россияне выступают против ювенальной юстиции в западном формате

Более 170 тысяч подписей рос­сиян, протестующих против «антисемейного» ФЗ-323, внес­шего поправки в ст.116 «Побои» УК РФ, ужесточившие ответственность родителей (т.н. закон о шлепках), ак­тивисты общественной организации «Родительское Всероссийское Сопро­тивление» (РВС) передали в приемную Президента РФ. Они же провели оди­ночные пикеты у здания Госдумы с начала работы ее нового состава.

«ДВУШЕЧКА» ЗА РОДИТЕЛЬСКИЙ ШЛЕПОК СМУЩАЕТ РОССИЯН

Общественники считают, что закон не разграничивает реальное на­силие и шлепок в воспитательных целях, за который родитель рискует получить «двушечку», то есть уго­ловное наказание сроком до двух лет. Таким образом, по их мнению, идет продвижение ювенальных норм в законодательство РФ. Под­ливает масло в огонь и свежий слу­чай в Туле, когда у матери отобрали дочку, ученицу школы №68, за си­няк на лбу. Причем девочка уверяет, что его поставил деревянным куби­ком ее младший брат. РВС требует исправить несправедливость в от­ношении российских семей и про­вести обсуждение ситуации с роди­тельской общественностью.

Член Комиссии Общественной палаты РФ по поддержке семьи, де­тей и материнства Юлия Зимова по­ясняет: «Тема ювенальной юстиции в обществе немного не так трак­туется. Есть путаница. Одна исто­рия — специально обученные судьи, которые работают по делам детей. Но есть и вторая история. Некото­рые правозащитники и родитель­ские сообщества утверждают, что ювенальная юстиция — это когда ребенка забирают из семьи, если там имеют место побои или какое-то другое насилие к нему. У нас были разные пилотные проекты в стране, когда готовились профиль­ные судьи по рассмотрению дел о насилии и преступности в отноше­нии детей. Их надо дорабатывать. Мы эти темы постоянно обсуждаем с экспертами. Сейчас речь идет о том, что в принципе надо пересма­тривать достаточно большой пласт законодательства».

Россиян, выступающих против внедрения ювенальной юстиции в ее западном формате, успокоила детский омбудсмен Анна Кузнецова. «Россия не обязана следовать всем принципам ювенальной юстиции, которые закреплены в междуна­родных соглашениях, подписанных нашей страной как членом Совета Европы, так как эти нормы носят рекомендательный характер», — зая­вила она на телеканале «Царьград». Смысл ее высказывания: наше по­ведение должно соответствовать национальным интересам.

ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ — ДЕЛО ТОНКОЕ

КСТАТИ Первоначально идея «Ювенальной юстиции» сводилась к созданию специализированных детских судов и была реализована в США, где в 1899 г. в Чикаго был создан первый детский суд. Затем идея расширялась и через несколько лет оформилась как «ювенальная система», куда входили различные учреждения, занимающиеся вопросами детства. В Великобритании серия законов о детях и молодежи принята в 1908 году. Во Франции ювенальный суд был инициирован в 1914 году инженером Эдуардом Жюлье, который после возвращения из США в 1906 году сделал в парижском социальном музее доклад на означенную тему. Первый ювенальный суд в России проработал с января 1910 до 1918 года. После событий революции и государственного переворота ювенальные идеи были несколько забыты. на сегодняшний день существует несколько различных моделей ювенальной юстиции — англо-американская, континентальная и скандинавская.

В Совете Федерации тема совер­шенствования семейного законо­дательства в целях ограничения внедрения ювенальной юстиции на территории РФ закреплена за Ко­митетом по конституционному за­конодательству и государственному строительству. Что имеется в виду?

«В настоящее время в российской правовой среде активно обсуждает­ся вопрос о перспективе введения в Российской Федерации института ювенальной юстиции как обязатель­ного элемента судебной системы, — поясняет глава комитета Андрей Клишас. — Проблемы ювенальной юстиции отечественные ученые раз­рабатывают на протяжении несколь­ких последних десятилетий, однако до сих пор не сформировано единое мнение относительно того, что же это такое и насколько она необхо­дима для Российского государства. Ювенальная юстиция — это правосу­дие по рассмотрению дел с участием несовершеннолетних. Понятие «юве­нальная юстиция» включает в себя особый порядок судопроизводства, отдельную систему судов для под­ростков (ювенальных судов), а также совокупность идей, концепций соци­альной защиты и реабилитации не­совершеннолетних правонарушите­лей. Однако существуют и иные тол­кования этого понятия. Так, в юри­дической науке некоторые авторы определяют ювенальную юстицию не только как совокупность госу­дарственных институтов и правовых механизмов, но и как социально­психологические, социализирующие инструменты и программы, приме­няемые как соответствующими го­сударственными учреждениями, так и различными негосударственными, общественными институтами (благо­творительные и другие некоммерче­ские негосударственные объедине­ния и организации)».

В итоге подобные программы зачастую направлены на изъятие ребенка из семьи под любыми предлогами и помещение его в приемные семьи, жестокость в отношении детей.

Андрей Клишас убежден, что роль России заключается в том, что она должна стать стимулятором реформ как российского законодательства о защите прав детей, так и международных соглашений, призываю­щих лишь на словах за­щищать права детей.

Презумпция добросовестности: как Мизулина хочет смягчить ювенальную юстицию

Член Совета Федерации Елена Мизулина вместе с другими сенаторами подготовила поправки к Семейному кодексу. В частности, предлагается передать полномочия по изъятию детей из неблагополучных семей от органов опеки полиции. При этом опека сможет лишь сигнализировать МВД об угрозе жизни и здоровью ребёнка. Кроме этого, нововведения предлагают другие виды защиты детей — временное изъятие и профилактическую опеку. Это уже не первая попытка корректировки семейного законодательства, прежние парламентарии откладывали из-за «конфронтации и раскола общественного мнения». NEWS.ru узнал, насколько необходимы эти нововведения и в чём их суть.


Временные меры защиты

Концепция совершенствования семейного законодательства состоит из 77 предложений, разделённых на тематические блоки: общие правовые вопросы; меры защиты ребёнка при угрозе жизни и здоровью; семейно-правовая ответственность; защита детей, оставшихся без попечения родителей.

Проект декларирует «презумпцию добросовестности родителей», а изъятие ребёнка у родителей его авторы называют «крайней мерой». Документ предлагает передачу МВД права органов опеки «заходить в семьи», а опека сможет только «сигнализировать» силовикам об угрозе жизни и здоровью малолетнего. Как считает Елена Мизулина, «у полиции более аккуратный механизм вмешательства в частную жизнь по сравнению с органами опеки и попечительства».

pixabay.com

Предполагается, что сначала органы МВД проверяют наличие угроз, и если «сигнал» подтвердится, полицейские обязаны забрать ребёнка из дома. А когда малолетний окажется в безопасном месте, будет устанавливаться степень угрозы его жизни и здоровью и вина родителей.

Проектом концепции предложено три вида защиты ребёнка. Помимо изъятия из семьи на основании решения суда о лишении или ограничении родительских прав либо отмене усыновления, предлагаются «временные меры защиты». Они предусматривают передачу детей родственникам или направление в организацию социального обеспечения. Как подчёркивает Мизулина, здесь речь идёт не о детском доме, а случаи применения временных мер защиты должны быть установлены постановлением кабмина. Также предлагается ввести профилактические меры защиты, которые может принять сама семья, назначив опекуна-попечителя (Мизулина говорит, что им может стать родственник или крёстный), либо согласиться на передачу ребёнка в организацию соцобеспечения.

Адвокат и телеведущий Павел Астахов, в 2009–2016 годах занимавший пост детского омбудсмена при президенте РФ, считает, что в профилактике семейного неблагополучия полиция более компетентна, чем органы опеки. У внутренних органов больше не только опыта, специалистов и возможностей, но и контролирующих органов в лице прокуратуры, судов и вышестоящих подразделений МВД. При этом собеседник NEWS.ru советует авторам нововведений «очень жёстко прописывать регламенты» изъятия детей в подзаконных актах.

Предлагаемые Еленой Борисовной [Мизулиной] меры — более разумные, чем то, что сегодня прописывает Семейный кодекс, в котором нормы размыты настолько, что орган опеки часто принимает необоснованные решения об изъятии ребёнка. Делается это в зависимости от субъективного решения принимающего решения человека, на основе его опыта, часто негативного, а также знаний или, наоборот, незнания. Мы с этим боролись. Но есть и проблема, которая заключается в том, чтобы не допустить перекоса и всё не превращалось в ювенальную юстицию. А перекос существует. И расширяя полномочия одного органа, мы открываем дверку для возможностей злоупотреблений.

Павел Астахов

адвокат, телеведущий, экс-уполномоченный при президенте РФ по правам ребёнка
Павел АстаховАлексей Майшев/РИА Новости

Экс-омбудсмен полагает, что семья, у которой забирают ребёнка, не имеет права на адвоката, а сами такие истории носят внесудебный характер, хотя, как считает юрист, «должны быть судебными». Астахов признаёт, что существуют «экстренные случаи», когда ребёнку угрожает опасность и в отношении него совершено преступление, но такие ситуации должны быть оговорены отдельно.

Криминал и семейное насилие

Журналистка и член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ (СПЧ) Екатерина Винокурова подчёркивает, что в России нет механизмов, которые бы позволяли запускать «немедленную реакцию», если ребёнку угрожает опасность. К тому же в стране не отрегулирован вопрос с проблемой агрессии в семье, и пока противники ювенальной юстиции хотят убрать государство из воспитания детей, существует много семей, где дети систематически подвергаются насилию. В такой ситуации, продолжает она, «совершенно непонятно, куда обращаться».

Винокурова также подчёркивает, что в России «в принципе не существует системы реабилитации детей, пострадавших от насилия». Данной проблемой занимается не государство, а несколько частных фондов. При этом домашние агрессоры и педофилы долгое время остаются безнаказанными. Так, например, было с жителем Ленинградской области Александром Бовтом — многодетным отцом, монархистом и религиозным фанатиком. Как выяснилось в конце 2019 года, он несколько лет подряд насиловал свою дочь, но при этом не вызывал подозрений у общественности.

Я пока не вижу, чтобы эти поправки как-то сложившуюся систему изменяли. Тут главный вопрос — не кому будут переданы полномочия, а в том, как будут осуществляться контроль, профилактика и реабилитация. С одной стороны, мы видим повсеместно, что органы опеки могут изъять детей из семьи, которая вполне приличная, но, допустим, бедная. С другой стороны, постоянно возникают ситуации, когда ребёнка надо изымать как можно скорее, но этого не делается. Вот вам пример. Я работаю волонтёром в фонде «Доктор Лиза», и когда мы кормим бездомных, к нам приходят в том числе дети криминальных родителей. У нас на глазах задержали за воровство на вокзале женщину, втягивавшую в это дело своего девятилетнего сына, который не умел ни писать, ни читать. Очевидно, что с такой матерью он остаётся в опасности и никаких перспектив у него нет. Пока с женщиной проводили следственные действия, мы забрали мальчика в больницу, а также пытались связаться с органами опеки, но не успели технически оформить изъятие. В итоге история закончилась очень плохо. Мать выпустили под подписку о невыезде, она забрала ребёнка, и они где-то растворились на просторах нашей страны. В этом плане было бы логично, чтобы сотрудники МВД имели право как минимум быстро обратиться для немедленного изъятия ребёнка в такой ситуации.

Екатерина Винокурова

журналистка, член СПЧ
pixabay.com

Также её смутила предлагаемая Еленой Мизулиной норма, при которой семья сама сможет выбрать опекуна для ребёнка или сдать его в социальное учреждение. Винокурова напомнила в этой связи историю москвички Аллы Гранальской, внуков которой передали под опеку приёмной семье из Ростова-на-Дону. Трое детей оказались в сиротской системе, после того как в августе 2018 года умерла их мать Светлана Дёмина, а отец — Игорь Гранальский — не смог их забрать, поскольку не был вписан в их свидетельства о рождении и не состоял в официальном браке с умершей.

Когда Дёмина умерла, дети достались её родственникам, которые сдали их в детдом, а родственники со стороны отца не успели быстро сделать анализы ДНК. В итоге детей передали на усыновление в другую семью, и два года родственники со стороны отца бились за право забрать детей. Я считаю, что решение о сдаче ребёнка в социальное учреждение должно приниматься не самой семьёй, а необходима проверка наличия других родственников, — подчеркнула Винокурова.

Во избежание раскола

По словам Елены Мизулиной, нынешние поправки парламентарии намерены оформлять «не единым законопроектом, а подготавливать законопроекты по мере согласования пунктов концепции». Она не исключила, что инициативы будут «вносить и вносить» всю нынешнюю осень.

Ещё в 2020 году группа сенаторов во главе с Мизулиной предлагала аналогичные законодательные нововведения. Как и сегодня, они планировали ввести принцип презумпции добросовестности родителей, при этом резко сузив перечень поводов для изъятия детей. Также документ содержал традиционалистскую компоненту, закрепляя запрет на усыновление детей однополыми парами и трансгендерами. В правительстве инициативу не одобрили, сочтя, что в случае её принятия «баланс прав и интересов в семье может быть смещён в сторону прав родителей».

Член Совета Федерации Елена Мизулинаcouncil.gov.ru

По мнению наблюдателей, законопроект Мизулиной конкурировал с поправками, разработанными депутатом Госдумы Павлом Крашенинниковым и сенатором Андреем Клишасом. Вскоре после принятия поправок в Конституцию они предложили изымать детей из семьи при угрозе жизни и здоровью по решению суда, который должен рассмотреть вопрос в течение суток, за что инициативу назвали «проектом об экспресс-судах». По действующей норме Семейного кодекса соцработники могут забрать ребёнка по решению исполнительной власти субъекта РФ, что, как считали авторы законопроекта, приводит к «произвольному вмешательству органов власти в дела семьи».

В кабмине поддержали проект Клишаса и Крашенинникова, как и в комитете Госдумы по законодательству, предложив принять его в первом чтении. Однако в ноябре 2020 года парламентарии отозвали из нижней палаты и проект Клишаса — Крашенинникова, и проект Мизулиной из-за «конфронтации и раскола общественного мнения». Против «экспресс-судов», в частности, выступал глава РПЦ, а также детский омбудсмен Анна Кузнецова.

Процесс отправления правосудия в отношении несовершеннолетних | Департамент ювенальной юстиции Флориды

Службы содержания под стражей

DJJ управляет 21 центром содержания под стражей для несовершеннолетних в штате Флорида.Центры содержания под стражей предоставляют несовершеннолетним по всему штату содержание под стражей, надзор, образование, психическое здоровье / злоупотребление психоактивными веществами и медицинские услуги.

Медицинские услуги

Миссия службы здравоохранения — обеспечить нашим детям профессиональные, высококачественные, комплексные и своевременные медицинские услуги, услуги по охране психического здоровья, злоупотребления психоактивными веществами и инвалидностью вследствие порока развития.

Управление образования

Найдите образовательную информацию и ресурсы для молодежи в дневных программах DJJ по лечению, профилактике, содержанию под стражей и обязательству по месту жительства.

Профилактические услуги

Департамент ювенальной юстиции Флориды предоставляет услуги по профилактике правонарушений через Управление профилактических служб.

Испытательный срок и вмешательство в общину

Probation and Community Intervention работает с молодыми людьми с момента их ареста до момента их возвращения в сообщество.Сотрудники службы пробации несовершеннолетних играют важную роль на протяжении всего процесса отправления правосудия в отношении несовершеннолетних.

Жилые Услуги

Служба жилищных услуг обеспечивает постоянный уход за несовершеннолетними, которые были переданы на попечение Департамента.

Служба поддержки отдела

За пределами основных программных областей, административные бюро, генеральный инспектор, общие службы, развитие персонала, законодательные вопросы и исследования помогают поддерживать бесперебойную работу DJJ.

Центр ювенальной юстиции Филадельфии

ПРЕДСТОЯЩИЕ СОБЫТИЯ:

Май — месяц осведомленности о психическом здоровье! 24 мая 2021 года JJC проводит день виртуального скрининга. Если у вас или кого-то из ваших близких есть вопросы об их психическом здоровье и благополучии, нажмите эту ссылку, чтобы пройти обследование, которое может помочь вам или близкому вам человеку.

Щелкните здесь, чтобы получить доступ к бесплатному обследованию психического здоровья

Вторник, 25 мая 2021 г., 18–20: 00

Вторник, 8 июня 2021 г., 10: 00–12: 00

Вторник, 29 июня 2021 г., 18–20 часов

Вторник, 13 июля 2021 г., 10: 00–12: 00

Вторник, 27 июля 2021 г., 18-20

Вторник, 10 августа 2021 г., 10: 00–12: 00

, вторник, 31 августа 2021 г., 18: 00–20: 00

Вторник, 14 сентября 2021 г., 10: 00–12: 00

Вторник, 28 сентября 2021 г., 18: 00–20: 00

Новости сообщества


Прошедшие события

JJC предоставляет ряд услуг молодежи и семьям, которые входят в нашу систему, через Систему суда по семейным делам Филадельфии, Департамент социальных служб и общественные зонтичные агентства.Мы также предлагаем общественные программы, открытые для общественности.

Эта страница посвящена тому, чтобы помочь общественности узнать о программах JJC, предстоящих мероприятиях и других ресурсах по защите детей, доступных любому, кто может нуждаться в услугах, будь то дети в тяжелых обстоятельствах, родители, нуждающиеся в поддержке, или все, кто желает изменить жизнь ребенка.

Если вы подозреваете жестокое обращение с детьми или сообщите об этом, позвоните по телефону: 1-800-932-0313

Интернет-система сообщений о жестоком обращении с детьми: уполномоченные репортеры могут сообщить о подозрениях в жестоком обращении с детьми по этой ссылке:

https: // www.compass.state.pa.us/CWIS/Public/Home

Чтобы сообщить о жестоком обращении с детьми или подозрении в жестоком обращении с ними в Филадельфии, позвоните в Службу защиты детей Департамента социальных служб Филадельфии: 215-683-6100

Читать далее «Ресурсы»

Длительная история скандалов в сфере ювенальной юстиции Флориды

Фотографии с инспекции показали условия в изоляторе для несовершеннолетних Майами-Дейд четыре года назад.Когда через несколько месяцев к моменту визита законодателей к моменту визита законодателей условия существенно не улучшились, суперинтендант получил выговор. Департамент ювенальной юстиции Флориды

ПОДРОБНЕЕ


Беспорядки без последствий

Восстание в центре содержания под стражей во Флориде из-за предполагаемых повсеместных злоупотреблений со стороны персонала привело к незначительным последствиям — для бунтующих молодых людей или частной управляющей компании.


На протяжении десятилетий Департамент ювенальной юстиции Флориды подвергался периодическим скандалам. Вот список некоторых из них:

2000

Столкновение между Майклом Уилтси в лагере дикой природы Центральной Флориды было несоответствующим: 12-летний Майкл был юношей ивой весом 66 фунтов. Рабочий, удерживавший его, весил 300.

Майкл находился в заключении в лагере Э-Кел-Эту в графстве Марион.Он был невысокого роста и страдал психическим заболеванием. Его мать, Линда Ибарра, заявила в судебном иске, что сотрудники лагеря отказались от психиатрических препаратов Майкла и не предложили мальчику никаких услуг по лечению диагностированного биполярного расстройства и связанных с ним поведенческих проблем.

Майкл Уилтси

5 февраля 2000 года более крупный консультант приложил к Майклу весь свой вес во время того, что было описано как «ограничение всего тела».«Майкл« продолжал кричать, что не может дышать », — говорится в обзоре смерти, хотя сотрудник отказался слезть с мальчика. Консультант сказал властям, что «он полагал, что ребенок играл опоссума».

Смерть Майкла подтолкнула несколько расследований, хотя в конечном итоге никто не был привлечен к ответственности; Департамент по делам детей и семьи пришел к выводу, что не может найти никаких доказательств того, что консультант действовал «с полным пренебрежением к безопасности Майкла». Через шесть лет после смерти сына Ибарра покончила с собой, оставив после себя семилетнего сына.

«Она была так сломлена», — сказал адвокат Ибарры изданию Miami Herald.

Позже, в 2000 году, 15-летний Энтони Дюма повесился на черном тканом поясе в молодежном приюте Липпман в Окленд-Парке. Трое молодежных работников, дежурившие в ту ночь, оставили его повешенным.

В служебной записке прокурор написал, что со стороны [одного из рабочих] было крайне небрежно не действовать каким-либо образом, чтобы уменьшить давление на его шею, независимо от того, действительно ли она верила в то, что он, возможно, уже умер.

Энтони поместили в приют в ответ на то, что его родители назвали эскалацией вызывающего поведения. Он предупредил, что склонен к самоубийству, но работники приюта проигнорировали их.

Ночью 14 октября 2000 года Энтони был найден повешенным на своей двухъярусной кровати, привязанным к ремню. Рабочие оставили его там и мгновенно сделали снимки места происшествия с помощью камеры Polaroid — как они позже заявили, в целях ответственности. Департамент ювенальной юстиции приказал уволить троих молодежных работников.Сотрудник, который позже фотографировал, был признан виновным в безнадзорности детей и отбыл год под домашним арестом.

2003

Омар Пейсли ожидал приговора в Центре заключения для несовершеннолетних Майами-Дейд по обвинению в том, что во время драки он размахивал битой банкой из-под газировки. Его пребывание в многострадальном учреждении стало смертным приговором.

В течение трех дней Омар жаловался медсестрам и работникам изолятора, что он находится в агонии. Но и медицинские работники, и охранники отклонили его жалобы как симуляцию.9 июня 2003 года Омар умер от разрыва аппендикса, который наполнял его живот ядами, в тот момент, когда охранники сковали его наручниками перед поездкой в ​​больницу.

Омар Пейсли Miami Herald фотография

Подробная информация в серии отчетов Miami Herald, смерть Омара возмутила законодателей Флориды — в частности, двух депутатов Майами-Дейд, один республиканец, другой демократ.Затем — представитель. Густаво «Гус» Баррейро, республиканец из Майами-Бич, провел серию слушаний по делу о смерти мальчика, а нынешний мэр Майами-Бич Дэн Гелбер, в то время демократ Палаты представителей, также призвал к далеко идущим реформам.

Мучительная смерть Омара стала символом того, что законодатели назвали «культурой пренебрежения» в государственном агентстве ювенальной юстиции. В течение года секретарь DJJ Уильям «Билл» Бэнкхед, двое его заместителей, начальник изолятора и около 20 других сотрудников DJJ были уволены или ушли в отставку.Две медсестры были обвинены в убийстве третьей степени; один признал себя виновным в виновной халатности и был приговорен к испытательному сроку. Прокуратура сняла обвинения с другого.

«С животными обращаются лучше», — сказала бригадир большого жюри, выпустившего ужасающий отчет о смерти Омара.

2006

Мартин Ли Андерсон был отправлен в учебный лагерь округа Бэй за преступление, связанное с поездкой на джипе своей бабушки.

В день его прибытия 14-летнему Мартину приказали пробежать круг по треку — своего рода ритуал инициации в лагере в стиле милитари.Он сказал инструкторам по строевой подготовке, что не сможет пройти курс. Охранники обвинили его в инсценировке состояния здоровья и наказали его жестоким избиением, которое длилось почти полчаса — с ударами кулаков в руки, коленями и дозой аммиачных таблеток в нос, что, как позже утверждали власти, привело к его неспособности дышать. .

Мартин Ли Андерсон, ОФИС ШЕРИФА ОКРАСА БЭЙ, AP

Эпизод был снят на видео.Miami Herald вместе с CNN подали в суд за выпуск записи, и кадры шокировали зрителей, когда они снова и снова появлялись на телевидении.

Смерть мальчика в сочетании с эмоциональной реакцией общественности на видео, на котором восемь мужчин обращаются с мальчиком, принесла быстрые и существенные изменения. Тогдашний шериф округа Бей Фрэнк МакКейтен, который руководил учебным лагерем, закрыл свою программу, заявив, что тщательная проверка его лагеря сделала его невозможным.

Позже, комиссар Управления по поддержанию правопорядка Флориды Гай Таннелл подал в отставку, через несколько дней после того, как The Miami Herald сообщила, что он написал Маккейтену несколько дружеских писем, даже когда его агентство проводило расследование в учебном лагере Маккейтена.

В законопроекте, названном в честь Мартина, законодательный орган запретил подростковые учебные лагеря в стиле милитари, в которых применялось физическое насилие и так называемые методы «обезболивания» для принуждения к дисциплине. Семь охранников, а также медсестра, которая пассивно стояла рядом, пока Мартин подвергался жестокому обращению, были обвинены в округе Бэй в непредумышленном убийстве. Все были оправданы.

2008

Возмущение по поводу школы для мальчиков Артура Дж. Дозье назревало с момента открытия школы в январе 1900 года.Но реформаторская школа Panhandle не смогла пережить шока, который последовал, когда группа бывших сокамерников рассказала о том, что случилось с ними, когда они находились там в заключении в 1950-х и 1960-х годах.

Они назвали себя «мальчиками из Белого дома» в знак признания того, что случилось с ними в приземистом, побеленном шлакоблочном коттедже на территории лесного кампуса тюрьмы Марианна. В октябре 2008 года «Геральд» сообщила, что сотни, если не тысячи, детей были избиты кровью, а иногда и десятки раз, с помощью длинного кожаного ремня в стиле парикмахера, частично сделанного из листового металла.Другие бывшие сокамерники, многим сейчас от 60 до 70 лет, рассказали, что их отвели в то, что они называли «комнатой для изнасилований», где надзиратели подвергли жестокому обращению.

Тайное кладбище было обнаружено в кампусе округа Джексон.

В 2011 году Министерство юстиции США выпустило резкий 28-страничный отчет о Дозье и близлежащем учреждении, в котором утверждалось, что дети подвергались нападению со стороны офицеров, им отказывали в необходимой медицинской помощи и сурово наказывали за незначительные нарушения. Следователи Министерства юстиции обнаружили, что многие нарушения в Дозье и системе ювенальной юстиции Флориды в целом были вызваны «систематическим отсутствием обучения, надзора и надзора.

Хотя администрация DJJ и суперинтенданты Dozier приходили и уходили, как писали прокуроры, условия в тюрьме оставались настолько суровыми, что нарушали конституционный запрет на жестокие и необычные наказания.

DJJ закрыл реформаторскую школу в июне того же года.

2011

В очередной раз работники ювенальной юстиции столкнулись с тяжелобольным юношей и обвинили его в симуляции травм.

Эрик Перес был арестован после того, как полиция заметила сломанный задний фонарь на его велосипеде и остановила его, обнаружив небольшое количество марихуаны.Ему исполнилось 18 лет в Центре заключения для несовершеннолетних округа Палм-Бич. Это был его последний день рождения.

Хотя такая «игра» со стороны охранников запрещена, офицер следственного изолятора уронил Переса ему на голову, когда он баловался с подростком. В последующие часы Переса вырвало, у него начались галлюцинации, и он пожаловался на сильную головную боль. Медсестра, которой неоднократно звонили за советом, так и не ответила.

Эрик Перес

И снова на видеозаписи были запечатлены последние часы юноши.На нем были изображены охранники, которые тащили обмякшее тело Переса на циновке из его камеры в общую зону, где за ним можно было постоянно наблюдать, и обратно. Власти заявили, что это продемонстрировало, что рабочие подозревали, что с молодежью что-то не так. Тем не менее надзиратели изолятора не обращались за медицинской помощью, пока не стало слишком поздно.

В марте следующего года большое жюри Уэст-Палм-Бич объявило «в корне и прискорбно неадекватным» медицинское обслуживание, полученное Пересом, когда сотрудники изолятора часами игнорировали его ухудшающееся состояние.

«Единственной попыткой получить внешнее медицинское заключение в течение всего эпизода было два телефонных звонка старшей медсестре, которые остались без ответа в течение ночи», — говорится в отчете большого жюри.

В презентации добавлено: «На мытье пола вокруг юноши было потрачено больше усилий, чем на его благополучие».

Шесть сотрудников изолятора были уволены вследствие смерти Переса.

2015

Они назвали эту практику «медовой ловлей» в честь липких кондитерских изделий, которые часто продают в торговых автоматах в тюрьмах и центрах содержания под стражей.Но не было ничего приятного в том, как охранники центра заключения для несовершеннолетних Майами-Дейд использовали угощения.

Прокуратура Майами позже утверждала, что практика использования задержанных подростков в качестве головорезов и силовиков существует уже давно, и отчеты Miami Herald показали, что она не ограничивалась Майами.

Elord Revolte

В течение многих лет молодежные работники использовали гамбургеры, конфеты, десерты в торговых автоматах и ​​даже кроссовки в качестве награды молодым людям, готовым отмерить наказание против других молодых охранников, считающихся дерзкими или непослушными.Говоря языком ювенальной юстиции Флориды, жертвы таких нападений были «замучены медом».

В августе 2015 года охота за медом в затяжной тюрьме Майами закончилась смертельным исходом.

Семнадцатилетний Элор Револьт, который ненадолго находился под опекой после того, как его оставили одного в аэропорту Майами, вызвал гнев сотрудника тюрьмы, когда он покинул свое место в кафетерии без разрешения на пакет молока, а затем проговорил выключается при выговоре. Записи и свидетельские показания в суде показали, что офицер приказал другим молодым людям напасть на Элорда, который затем подвергся нападению более чем дюжины задержанных, которые пинали его ногами и кулаками, прежде чем офицеры успели отреагировать.

Элорд умер в больнице Jackson Memorial Hospital 31 августа 2015 года после того, как из вены под его левой ключицей медленно сочилась кровь, пока он не перестал дышать.

Пять сотрудников изолятора, в том числе трое надзирателей, были уволены за нарушения, в том числе отказ от наблюдения за детьми и фальсификация официальных отчетов.

Весной 2018 года федеральное большое жюри в Майами предъявило обвинение офицеру, обвиняемому в организации нападения на Элорда, заявив, что он и другие офицеры «использовали систему вознаграждений, чтобы обеспечить повиновение и уважение офицеров.

«Посредством этой системы вознаграждений, — утверждалось в обвинительном заключении, — охранник« вызывал, поощрял и побуждал несовершеннолетних заключенных в обмен на вознаграждение и привилегии к насильственному нападению »на Элорда.

Позже после суда виновным был признан невиновным.

Кэрол Марбин Миллер — заместитель редактора отдела расследований Herald. Кэрол выросла в Северном Майами-Бич и имеет ученые степени Университета штата Флорида и Высшей школы журналистики Колумбийского университета.Она писала о детях, стариках и людях с ограниченными возможностями уже 25 лет. Истории, написанные Кэрол, повлияли на государственную политику и стимулировали законодательные действия, в том числе принятие законов, реформировавших систему принудительных действий государства, защиты детей и ювенальной юстиции.

Партнерство

в Канзасе стремится закрыть Центр ювенальной юстиции, направить детей на исправление, а не на реабилитацию.

ТОПЕКА, Канзас (WIBW) — Одно партнерство в Канзасе стремится закрыть Канзасский исправительный центр для несовершеннолетних в Топике и указать на реабилитацию и исправление детей преступления вместо наказания.

Progeny, партнерство молодежи и взрослых, направленное на переосмысление системы ювенальной юстиции в Канзасе, сообщило, что в сотрудничестве с Kansas Appleseed выпустило новый отчет From Harm to Healing: The Blueprint to Healthier Outcomes for Kansas Youth , в котором подчеркивается неотложная необходимость. необходимо закрыть последнюю оставшуюся в штате централизованную тюрьму для несовершеннолетних. В нем говорится, что в отчете подробно описаны шаги, которые необходимо предпринять для продвижения к эффективному правосудию в отношении несовершеннолетних с закрытием Канзасского исправительного центра для несовершеннолетних.

Progeny сообщила, что этот отчет последовал за недавним выпуском отчета «Пять лет SB 367: Ориентирная реформа ювенальной юстиции в Канзасе и ее реализация» , в котором описывается состояние реформы ювенальной юстиции в штате Подсолнечник.

Организация заявила, что в отчете Blueprint изучаются финансовые и социальные издержки содержания несовершеннолетних за решеткой в ​​KJCC и предлагается система, основанная на профилактике и реабилитации, а не на наказании.

В Канзасе Progeny сообщила, что заключение ребенка в тюрьму на один год может стоить 134 224 доллара, но менее 10 000 долларов — на обеспечение государственного образования.Более того, в нем говорится, что Канзас тратит в среднем 368 долларов в день на одного ребенка, находящегося в заключении, в KJCC, в то время как уход за одним ребенком на испытательном сроке обходится всего 21 доллар в день.

«Заключение молодежи в тюрьму обходится дорого, неэффективно и бесчеловечно, и мы знаем, что это не работает», — сказала Николь Ли, менеджер кампании Progeny. «Наш проект показывает, почему мы должны инвестировать в будущее наших молодых людей, а не вкладывать средства, чтобы сажать их за решетку. Теперь у нас есть возможность переосмыслить систему правосудия по делам несовершеннолетних и сделать Канзас национальным лидером реформ.”

Среди других рекомендаций Progeny сообщила, что в отчете Blueprint излагается, как деньги, потраченные на содержание молодежи в тюрьмах в Канзасе, могут быть использованы для более эффективного обеспечения несовершеннолетних ресурсами и программами, необходимыми для процветания. Он сказал, что эти программы включают общественные услуги, альтернативное образование, возможности для отдыха, наставничество и многое другое.

«Мы гордимся тем, что поддерживаем наших партнеров из Progeny в выпуске их Blueprint», — сказала Трейси С. Мейсон-старший из CHD Boxing Gym. «Общественные организации, подобные нам, предоставляют молодым людям творческие и эмоциональные возможности, которые, как мы знаем, оказывают на них такое важное влияние.Пора отменить исправительную систему, основанную на наказаниях, в Канзасе и начать уделять приоритетное внимание инвестициям в реальный непрерывный уход за нашими молодыми людьми ».

Тюремное заключение для несовершеннолетних в Канзасе не только дорогое и непродуктивное, но Progeny утверждает, что оно также непропорционально сказывается на черных и коричневых детях. По оценкам Бюро переписи населения, около 6,1% канзанцев — чернокожие, однако чернокожая молодежь составляет около 30% населения KJCC.

«Я воочию видела, что тюремное заключение делает с молодыми людьми, особенно чернокожей и смуглой молодежью, и знаю, как важно, чтобы мы прекратили эту вредную практику», — сказала Кристен Пауэлл из Коалиции за ювенальную юстицию.«Нам нужен сдвиг от статус-кво для молодежи и наших сообществ. Пришло время переосмыслить все, что мы знаем о правосудии по делам несовершеннолетних здесь, в Канзасе ».

Чтобы просмотреть полный отчет и его рекомендации, щелкните ЗДЕСЬ.

Авторские права 2021 WIBW. Все права защищены.

Судья суда по делам несовершеннолетних округа Резерфорд больше не работает адъюнкт-инструктором в MTSU | WPLN News

Судья округа Резерфорд Донна Скотт Давенпорт выступает на открытии MTSU в 2015 году.Давенпорт — выпускник университета. Скриншот через YouTube

Судья Донна Скотт Давенпорт, курирующая систему судов по делам несовершеннолетних округа Резерфорд, больше не будет преподавать в Государственном университете Мидл-Теннесси, согласно электронному письму, отправленному преподавателям и сотрудникам во вторник вечером.

Давенпорт попала под национальное наблюдение за надзор за системой, которая в течение многих лет незаконно арестовывала и задерживала детей. Проблемы были отмечены в недавнем расследовании WPLN News-ProPublica.

Подробнее: Вот вирусная ветка, исследующая систему ювенальной юстиции округа Резерфорд, подготовленная WPLN News и ProPublica

Давенпорт был судьей суда по делам несовершеннолетних в течение двух десятилетий и много лет преподавал уголовное правосудие в МТСУ в качестве адъюнкт-инструктора. Она также является выпускницей университета и выступила с приветственной речью для выпускников в 2015 году.

Электронное письмо преподавателям, подписанное президентом университета Сидни Макфи, состояло из одной фразы. В нем говорилось, что Давенпорт, «чьи действия по надзору за судом по делам несовершеннолетних округа Резерфорд недавно привлекли внимание национальных СМИ, больше не связан с университетом.”

В отдельном электронном письме для WPLN News и ProPublica представитель университета сказал, что МТСУ не комментирует кадровые вопросы и что записка президента «вероятно, будет нашим единственным заявлением по этому поводу».

Давенпорт через представителя округа отказалась давать интервью для нашей предыдущей истории и еще не ответила на новый запрос о комментариях, отправленный ей во вторник вечером.

Но официальный представитель округа поделился заявлением мэра округа Резерфорд Билла Кетрона: «Я разделяю обеспокоенность нашего сообщества по поводу недавно выпущенной новости, касающейся системы ювенальной юстиции округа Резерфорд.Это предмет текущего судебного процесса в федеральном суде, и поэтому округ очень ограничен в том, что можно обсуждать. С учетом сказанного, в 2017 году в систему были внесены изменения, чтобы гарантировать, что округ строго соблюдает требуемые федеральные законы и законы штата в отношении ареста и задержания несовершеннолетних ».

Через несколько дней после расследования ProPublica системы ювенальной юстиции в округе Резерфорд, штат Теннесси, один из законодателей штата написал, что она была «в ужасе». Другой назвал это «кошмаром».Третий назвал это «необузданным варварством». Бывший конгрессмен из Теннесси опубликовал историю о незаконном заключении детей в тюрьму и написал в Твиттере: «Самая отвратительная и неамериканская вещь, о которой я когда-либо читал». Фонд правовой защиты и образования NAACP призвал к федеральному расследованию гражданских прав. Пастор в своей воскресной проповеди в Нэшвилле сказал: «Мы не можем позволить этому безумию продолжаться. Это наши дети ».

Эта история последний раз обновлялась в 16:45. в среду. Кен Армстронг внес свой вклад в эту историю.

Министерство юстиции расследует злоупотребления в изоляторах для несовершеннолетних в Техасе

Подпишитесь на наш ежедневный информационный бюллетень The Brief, который держит читателей в курсе самых важных новостей Техаса.

Федеральное правительство начало расследование в среду по делу о давних тюрьмах для несовершеннолетних в Техасе, в которых в настоящее время содержится около 700 подростков, которые часто нуждаются в усиленном надзоре или совершили насильственные преступления.

The U.Министерство юстиции США объявило, что рассмотрит вопрос о том, достаточно ли защищены дети, содержащиеся в пяти изоляторах Департамента ювенальной юстиции Техаса, «от физического и сексуального насилия со стороны персонала и других жителей, чрезмерного использования химических средств ограничения и чрезмерного использования изоляции».

Объявление поступило через несколько дней после того, как агентство сообщило о последнем аресте бывшего сотрудника, обвиненного в ненадлежащих половых отношениях с заключенным. Девин Кинг, 29 лет, был арестован в пятницу по обвинению в прикосновении к груди 18-летнего заключенного, когда он работал офицером содержания под стражей.Как сообщает агентство, об инциденте впервые стало известно в июле.

Более десяти лет TJJD подвергается критике за сообщения о неоднократных сексуальных и физических злоупотреблениях, а также за отсутствие контроля. В прошлом году правозащитные группы призвали федеральное правительство вмешаться, заявив в жалобе, что департамент допускает «грубые нарушения конституционных прав детей».

«Слишком часто дети, содержащиеся в изоляторах для несовершеннолетних, подвергаются жестокому обращению и жестокому обращению и лишаются своих конституционных прав», — сказал У.Об этом сообщила заместитель генерального прокурора Кристен Кларк в сообщении Министерства юстиции. «Государственные чиновники несут конституционную обязанность обеспечивать разумную безопасность детей в этих учреждениях».

В заявлении исполнительного директора TJJD говорится, что агентство будет полностью сотрудничать с расследованием.

«Мы все разделяем одни и те же цели в отношении молодежи, о которой мы заботимся: обеспечение их безопасности, их эффективная реабилитация и лучший шанс для них вести продуктивную и полноценную жизнь», — сказала Камилла Кейн.«Это было миссией агентства с тех пор, как я присоединился к TJJD, и остается нашим постоянным фокусом».

Правление агентства поставило Каина у руля в 2018 году, когда департамент подвергся критике из-за последнего скандала. В 2017 году газета The Dallas Morning News сообщила о сообщениях агентства, согласно которым охранники государственной школы Гейнсвилля в Северном Техасе якобы совершали сексуальные надругательства над преданной молодежью. Защитники молодежи призвали штат закрыть пять изоляторов для несовершеннолетних, сенаторы штата кричали, что агентству необходимо «полное вытеснение», и губернатор.Грег Эбботт послал техасских рейнджеров, что вызвало многочисленные аресты.

Каин сказал в прошлом году, что TJJD выстраивает «систему, которая позволяет нам работать с молодежью в регионах с низким уровнем населения и с устойчивым уровнем укомплектования персоналом, с заработной платой для персонала прямого ухода, соответствующей навыкам, необходимым для работы». Она отметила, что реформа «не происходит быстро».

Продолжают поступать сообщения о сексуальном и физическом насилии, а также об арестах. Жалоба правозащитных групп в Министерство юстиции в прошлом году о нехватке кадров привела к неконтролируемой деятельности банд на протяжении всего изолятора.Независимый следователь сообщил, что отсутствие присмотра за молодежью привело к увеличению количества татуировок.

Этим летом Эббот снова послал Техасских рейнджеров для расследования. В заявлении, сделанном в среду, представитель Abbott подтвердил обещание Каина о сотрудничестве и сказал, что губернатор «всегда уделял приоритетное внимание безопасности и благополучию всех техасских детей, в том числе детей, находящихся на попечении штата».

В среду директор юстиции по делам несовершеннолетних Texas Appleseed, одной из правозащитных групп, подавших жалобу, заявила, что ее воодушевило расследование Министерства юстиции и ей не терпится узнать, что будет дальше.Директор Бретт Мерфиш сказал, что расследование может привести к согласованным изменениям или судебному процессу.

«Нам действительно нужно внести реальные изменения, и нам нужно отказаться от этих пяти государственных учреждений и… переместить их в учреждения, которые предназначены для удовлетворения их потребностей и действительно сосредоточены на реабилитации», — сказал Мерфиш.

Согласно отчету о государственном бюджете, в августе в пяти охраняемых учреждениях TJJD содержалось менее 700 несовершеннолетних. Это число значительно снизилось за последнее десятилетие.

В 2007 году скандал со злоупотреблениями, подобный скандалу в 2017 году, побудил Законодательное собрание провести несколько реформ, и все больше окружных судей начали отказываться от помещения молодежи в государственные учреждения. В то время в штате было 12 изоляторов для несовершеннолетних и около 5000 молодых людей находились под стражей, сообщается в государственных отчетах.

Мерфиш и другие защитники молодежи призвали Техас полностью отменить изоляцию в штате, вместо этого оставив детей в своих домашних общинах.Они процитировали отчет, в котором выяснилось, что дети, освобожденные из учреждений штата, с большей вероятностью совершат новые преступления, чем дети, содержащиеся рядом с их домами.

«Мы им не помогаем», — сказал Мерфиш. «Мы причиняем им больше вреда, помещая их в эти учреждения».

Раскрытие информации: Texas Appleseed оказывает финансовую поддержку The Texas Tribune, некоммерческой, беспартийной новостной организации, которая частично финансируется за счет пожертвований членов, фондов и корпоративных спонсоров.Финансовые спонсоры не играют никакой роли в журналистике Tribune. Полный их список можно найти здесь.

Отдел ювенальной юстиции (DJJ)

DJJ обеспечивает академическое и профессиональное образование, медицинское обслуживание и программы лечения, направленные на борьбу с насильственным, криминогенным и сексуальным поведением, а также с потребностями в злоупотреблении психоактивными веществами и психическом здоровье, сохраняя при этом безопасную и безопасную среду, способствующую обучению.

Молодежи распределяются жилые единицы в зависимости от их возраста, пола и их особых потребностей в лечении.Население в каждой жилой единице ограничено, а уровень укомплектования персоналом гарантирует, что каждая молодежь получит эффективное внимание и реабилитационные программы.

Интегрированная модель лечения поведения составляет основу программ DJJ. Он разработан для уменьшения институционального насилия и преступного поведения в будущем путем обучения антикриминальным взглядам и обучения молодежи личным навыкам, позволяющим лучше управлять своим окружением. Сотрудники DJJ, представляющие все профессиональные дисциплины, работают как одна команда, чтобы оценить уникальные потребности каждой молодежи и разработать индивидуальную программу лечения для их удовлетворения.В сотрудничестве с молодежью команда составляет план случая, в котором используются личные сильные стороны каждого подростка, чтобы обеспечить максимальное лечение в других сферах их жизни и снизить риск повторного совершения преступления.

Реорганизация постепенно передает ответственность за управление всей преданной молодежью, находящейся в Отделе ювенальной юстиции (DJJ), от штата к местным округам. Перераспределение услуг DJJ в графствах в конечном итоге приведет к прекращению деятельности штата в области ювенальной юстиции.DJJ больше не будет принимать новые обязательства после 30 июня 2021 г., за некоторыми исключениями, определенными в SB 823.

SB 92 устанавливает дату закрытия 30 июня 2023 года для всех объектов DJJ. Это основывается на приверженности администрации делу предоставления большего количества лечебных и реабилитационных услуг для молодежи, проживающей ближе к дому.

В знак признания последствий, которые окажет закрытие, был создан портал реорганизации DJJ для предоставления полезной информации сотрудникам, семьям и партнерам по сообществу.

.
Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *