Почему дети не любят родителей: Почему дети не любят родителей?

Почему дети не любят родителей?

 

Люди, начиная с подросткового возраста, переживают смешанные чувства отторжения родителей. Мы хотим быть свободными и это желание доходит порой прямо таки до ненависти к людям, которые подарили нам жизнь. Конечно, мы благодарны им, обязаны им, мы любим их.

Детство – подростковый возраст – взрослая жизнь

Когда ребенок маленький, он очень зависим от своих родителей. Они дают ему еду, кров, одежду. Они отдают ему свою заботу. Все это ребенок с радостью и беззаботностью принимает. Более того, для любого ребенка его родители – самые замечательные люди на свете. Даже если мама алкоголичка, ребенок любит ее и думает, что она добра к нему, что она самая красивая и самая нежная.

Даже если папа наркоман, он кажется ребенку самым сильным и мужественным на свете. Что уже говорить о нормальных родителях. Маленькие дети очень любят гордиться друг перед другом своими родителями. Это и есть детство. Время, когда мы беззаботно получаем то, что нам дают, и безумно рады этому, мы в восторге от этого.

Но детство не длится вечно, дальше наступает переходный возраст. Это на самом деле самый сложный период в жизни человека. И не только из-за полового созревание, еще и потому, что человек в этот период становится взрослым, то есть полноценным, отдельным членом общества. Он так же как и родители должен уже не получать, а отдавать – делать то, что делают все взрослые люди. Это собственно и есть то, что отличает ребенка и взрослого

Дети – это потребители (они получают), а взрослые – отдают. И от этой отдачи себя ребенку родители получают удовольствие. Связь с родителями в пубертате теряется. Та нитка, которая связывала нас с мамой, то природное ощущение защиты от нее, просто исчезает. Поэтому взрослый человек ощущает свою мать, по природе, как чужого человека. Мы готовы создавать свою семью, начать работать и жить в социуме. Мы готовы отдавать.

У родителей, вернее у матерей, связь с ребенком остается навсегда, и невзирая на то, сколько ему лет, 5 или 40, для матери ребенок остается ребенком. И она так же хочет отдать ему все, что у нее есть, невзирая на то, что ребенок вырос и не нуждается в этом. В подростковом возрасте мы переживаем целую бурю эмоций от того, что вынуждены зависеть от родителей, хотя по природе своей уже не хотим этого. В будущем, во взрослой жизни, это желание быть свободным уже не будет так ярко выражаться, как в подростковом возрасте. Не потому, что мы станем менее агрессивны к родителям, а просто потому что у нас больше прав и свобод – мы взрослые и с этим не поспоришь. 

Чтобы более точно оценить масштаб непонимания между родителями и детьми, добавьте сюда ещё целый список поведенческих особенностей, связанных с тонкостями полового созревания современного ребёнка. Когда на первый план становятся ранее неизведанные вещи.

Взрослый человек не просто не испытывает никакой физической привязанности к родителю, он кроме того не желает быть зависим от него, не желает уже получать от него, как было это в детстве. Но родителю это неведомо – он искренне продолжает отдавать, удивляясь, что случилось с его ребенком.

Конечно, у нас есть социальные и культурные ограничения, которые нам говорят о том, что мы должны почитать родителей, любить их и заботиться о них. И мы это делаем, но не по законам природы. И соответственно, как и совершенно чужих людей, так и родителей мы можем ненавидеть, презирать, и вообще испытывать весь спектр человеческих чувств к ним. У некоторых уход за родителями превращается в настоящую муку, которая отравляет жизнь и не дает спокойно дышать. И в большей степени даже не из-за самой обязанности ухода, а от осознания того, что любви к родителю нет…

Дети совершенно не обязаны заставлять себя любить своих родителей так, как это было в детстве. Более того, у детей это в принципе не получится. Не осуждайте себя, Вы ни в чем не виноваты. Вместо этого постарайтесь выстроить с родителями такие же отношения, как и с чужими, но в тоже время близкими Вам людьми, например, друзьями.

Ваши родители – старшее поколение и не судите их слишком строго. И научитесь принимать у них то, что они отдают Вам: не важно, вещи это или советы. Помните, Вы для них такой же маленький ребенок, как были когда то. И они любят Вас также, как и тогда.

Новое видео:

Новое видео:

Почему дети ненавидят родителей? — Другая жизнь — ЖЖ

Я знаю много ситуаций из жизни, когда взрослые дети ненавидят или не любят своих пожилых родителей.

Обычно в нашем обществе в таких ситуациях принято осуждать детей: «Ай я яй, какие нехорошие дети. Да как они смеют, родители их всю жизнь воспитывали, последнюю крошку хлеба отдавали, а они…….». Но почему-то вместо того чтобы осуждать никто даже не думает поразмышлять, откуда во взрослом ребенке взялись все эти чувства.

Вообще-то в детско-родительских отношениях, как и в любых других, на то какие это отношения, влияют два человека. Правда родитель наделен большей властью и возможно он что-то такое делал в прошлом по отношению к своему ребенку, за что до сих пор не извинился, более того может продолжать считать себя правым. Я знаю ситуации, когда детей в детстве унижали, обзывали, подавляли, избивали и все это в воспитательных целях. Например, для кого-то из родителей бить ребенка ремнем по попе и ставить в угол орущее воющее от боли дитя является нормальным способом воспитания, и ничего в этом такого нет, типа: « Не прибедняйтесь, мы в своем детстве от родителей похлеще получали». Только не понятно как связано то, что получали они с тем, что сейчас получают их дети. Это что такой способ отомстить и сказать своим родителям в прошлое через своих детей «Фи», о том, что те так с ними поступали? Или им было не больно, что они не помнят эту боль и могут, повторят такое с другим живым маленьким беспомощным человеком? На самом деле они встречаются со своим бессилием в том, что не могут подчинить ребенка, заставить его быть таким, каким им хочется и безоговорочно выполнять только те действия, которые удобны им. Некоторые дрессируют своих детей как животных: «Я сказал сидеть рядом, сходи папе пиво принеси».

Бедные взрослые дети они все время находятся во внутреннем конфликте, любят своих родителей и сильно злятся, вынужденно подавляя эту злость, потому что по-прежнему попадают все в тот же детский страх перед большим и властным родителем. И продолжают верить в то, что они действительно ничего не могут изменить и родители могут сделать с ними все что захотят, забывая, что они уже давно взрослые, гораздо моложе и физически выносливее своих родителей. Они даже не допускают для себя возможности, что можно не попадать в этот страх и выстраивать с родителями другие отношения.

Например, можно вспоминать о том, что я взрослый и мы теперь с мамой или папой равны, что я имею право от чего-то отказываться, когда от меня что-то ждут и даже если кто-то решит ругаться или возьмется за ремень, я могу сказать о том, что мне такой формат отношений не подходит, или если меня не хотят слышать и учитывать развернуться и уйти. Я вообще могу прекратить общение, если для меня это будет сильно невыносимо, и я не умру без родителей и без их любви, потому что я давно уже взрослый и могу окружать себя любовью тех людей, которые действительно меня любят.

Никто не имеет права подавлять других людей, тем более, если это ребенок, который слабее и зависит от взрослого. У меня даже кот имеет право выбора не соответствовать моим ожиданиям, если он не хочет, и я уже давно поняла, что все что я могу делать, это только лишь договариваться и у нас с ним это обоюдно получается, хоть мы и говорим на разных языках. Почему же люди так издеваются друг над другом? У некоторых взрослых есть идея, что дети по-другому не понимают. Если разговаривать с любым живым существом, ласково и без подавления, то даже животное начинает понимать, неужели ребенок не поймет?

Я слышу от своих клиентов истории о жутких методах по воспитанию их, когда они были маленькие, о том, что у родителей было какое-то представление, что до определенного возраста ребенка бить можно, он все равно потом не вспомнит. И сейчас, когда дети вспоминают о своей боли, родители говорят «Я такого не помню, такого не было, ты врешь». Как все-таки избирательна память, о своей боли мы помним хорошо, а о боли причиненной другим не очень и не всегда.

Или когда взрослый клиент, только на приеме у терапевта узнает о том, что оказывается не всех детей бьют, что бывают семьи иные, где любят и уважают ребенка, разве это не страшно?

Какой выход их положения?

1. Родители перестаньте причинять боль своим детям.
2. Если это уже когда-то случилось, очень жаль, но в прошлое мы не можем вернуться и все изменить, зато в настоящем можем предпринять попытки прояснить и наладить отношения. Для этого необходимо учиться разговаривать друг с другом. Это не просто, но другого способа, позволяющего и ребенку, и родителю наконец-то попробовать встретиться — нет. Ведь и того и другого в их детстве не слышали, игнорировали и причиняли боль. И никогда не говорили по душам. Сядьте напротив друг друга и решитесь поговорить, неважно, кто предложит это сделать первым. Расскажите, кто как из вас видит прошлое, мы все как оказывается, видим его по-разному. Родитель, однажды хлопнув ребенка по попе, может не считать это значительным и не помнить, а у ребенка окрашено действие родителя чувством боли и он помнит. Чувства это очень информативные каналы. Иногда в терапии можно наблюдать, как человек не помнит никаких историй из детства, но помнит только переживания различных чувств, тогда через чувства по кусочкам восстанавливается и память. Часть воспоминаний из прошлого может быть достоверной, а часть окрашенная болью и фрустрацией искаженно или преувеличиваться. Это то и важно прояснить. Рассказать друг другу о чувствах и попросить прощения.

«Ну это же мама». Психолог о том, почему мы не обязаны любить своих родителей — citydog.by

О том, как правильно общаться с родителями, если отношения не заладились, мы поговорили с психологом-консультантом Жанеттой Волчек.

ЖАНЕТТА ВОЛЧЕК
психолог-консультант

«Родителям ты можешь отдать 10% своих ресурсов, не больше»

– Тема взаимоотношений разных поколений, а тем более родственников, достаточно щепетильна. Все дети безусловно любят своих родителей. И даже ребята, оказавшиеся в детдоме, когда вырастают, зачастую находят своих мам и пап, потому что чувствуют потребность во внимании, любви и заботе. И это нормально, ведь люди – существа социальные, и теплые чувства нам не чужды.

Конечно, не все так гладко в нашем обществе, и часто мы сталкиваемся с обидами на родителей или какими-то негативными чувствами по отношению к ним. В своей практике я часто вижу, что происходит подмена ролей, и дети становятся родителями своим мамам и папам. Чаще всего такие случаи встречаются в неполных семьях. Например, отец ушел, а мать живет с убеждением, что «все мужики козлы». Сын в таком случае нередко старается быть хорошим для мамы, стремится стать для нее защитой и опорой-«мужем».

Позже, когда дети вырастают, им хочется собственной жизни, своей семьи, но родительские «я тебя кормила-растила» и «ты мне должен» им мешают. И часто отказать родителям в таких манипуляциях бывает очень сложно – «ну это же мама». Но проблему этим не решить, поэтому и получаются конфликты. Люди начинают ругаться, кричать, и в итоге счастливым никто не остается. Нужна здоровая сепарация.

В такой ситуации всегда стоит помнить, что в крике никто никого не слышит, поэтому лучше успокоиться и сказать:

«Мама, я тебя люблю, но я уже взрослый человек. И я не заставлял(-а) тебя меня рожать, это было твое решение и твоя ответственность. Я всегда о тебе позабочусь и всегда помогу, но сейчас у меня есть своя семья, и она в приоритете. Не нужно, пожалуйста, лезть в мою жизнь».

Когда человек говорит, что «это же родители, я им должен», я говорю: «Хорошо, вот у тебя двое детей. Сколько они тебе должны за то, что ты их растишь?» И у человека сразу ступор. Никто никому ничего не должен, это не бизнес. Хочешь – рожаешь, не хочешь – живешь без детей. В приоритете всегда должна быть более молодая семья. А родителям ты можешь отдать 10% своих ресурсов, не больше. Каждый несет ответственность сам за себя.  И это здоровые взрослые отношения. От помощи не надо отказываться. Но и садиться на шею не здорово.

«Мы не обязаны любить своих родителей»

Еще одна проблема во взаимоотношениях отцов и детей – это нарушение границ. Наши родители выросли в стране «советов», в коммуналках, когда старшие указывали младшим, что делать, как поступать, куда пойти учиться и так далее. И отсюда идет еще больший конфликт. Взрослый человек, отучившись в вузе, который выбрали мама и папа, понял, что на самом деле хотел быть художником, а не, скажем, бухгалтером, и у него в жизни начинаются проблемы.

Как говорил Антуан де Сент-Экзюпери, все мы родом из детства. А потому и меж- и внутриличностные конфликты берут свое начало в отношениях с родителями. По большому счету,

мы не обязаны любить своих родителей, но и отвергнуть их не можем. Нужно учиться принимать их такими, какие есть. Это важно и для будущих поколений. Иначе позже может так аукнуться, что наши дети от нас отвернутся.

Важно понимать, что мы своих родителей уже не исправим. Они «закоренели» в своих убеждениях. Взрослым людям очень сложно изменить свою психику. Если человек 40 лет проработал в одном и том же месте и даже не думал никогда, что можно как-то по-другому, то, конечно, он будет считать, что и дети должны так жить. Если ты отучился там, где сказали мама и папа, понял, что не твое, и начал искать себя в других сферах, родители будут раздражаться – пора же работать, создавать семью, а не ерундой маяться, как им кажется со стороны. И здесь важно суметь отстоять свои границы и защитить собственные интересы. Нарушение этих границ тоже инцест.

Есть маленькое упражнение: делим лист бумаги на два столбика; с одной стороны пишем «я считаю», с другой – «я человек, который». Как правило, первый столбик – это мнение родителей.

Нам повезло, что сейчас мы живем в век информации и имеем возможность развиваться и заниматься самопознанием. Родители же наших родителей жили в послевоенное время – какую заботу они могли дать своим детям? Для них главным было выжить. Накормить ребенка – это уже любовь и забота. Выросшие в таких условиях люди и со своими детьми зачастую обращаются так же. И не потому, что они плохие, а потому что их так научили.

Научиться отстаивать свои границы можно с помощью упражнения: на протяжении недели говорить всем «нет». Есть люди, которые вообще не могут никому отказать, кроме самого себя. А упражнение хорошо помогает развить этот навык.

Если отказывать родителям первое время очень сложно, говорите «я не знаю, мне надо подумать, я отвечу позже» – пробуйте избегать быстрого ответа. В психике есть такой момент, как заторможенная реакция, когда хорошая мысль приходит позже. Поэтому иногда полезно взять паузу, обдумать ответ, чтобы и родителя не обидеть, и свои интересы отстоять.

«Родители хотят любви. Но нашей любви им будет недостаточно»

В ситуациях, когда мама часто названивает и «выносит мозг» своими наставлениями, некоторые психологи советуют дистанцироваться и не поднимать трубку. Это, конечно, круто, но нужно понимать, что на том конце провода с каждым неотвеченным звонком атмосфера накаляется. Набухшая мозоль все равно когда-нибудь лопнет, и будет еще хуже.

В любых отношениях – с родителями, детьми, супругами – очень важно договариваться: «Я позвоню, когда у меня будет время», «Я сейчас занят(-а), поговорим позже». Родители, как и мы с вами, как и все люди, хотят внимания и любви. Но нашей любви им все равно будет недостаточно, потому что им не хватает внимания их родителей, заменить которых мы не сможем.

Эрик Берн создал систему трансактного анализа, согласно которому у каждого из нас есть внутренний ребенок, внутренний взрослый и внутренний родитель. Ребенок никогда не услышит родителя и наоборот, но они смогут договориться, если оба будут находиться во взрослом состоянии.

По сути, психология ведет к ответственности. В первую очередь за себя. Ведь единственный человек, с которым мы живем всю жизнь, – это мы сами. Поэтому опору нужно искать прежде всего в себе, а не в окружающих. И если наше поколение постепенно приходит к пониманию этого, то старшее поколение не всегда может.

«Я сам(-а) воспитываю своих детей, а ты их просто любишь»

Конечно, никто не идеален, и оставаться все время спокойным очень сложно. Как говорил Лао-цзы, «самый сильный воин тот, который не гневается». Поэтому, когда поднимается агрессия, старайтесь от нее избавиться сразу: досчитайте до десяти, загните пальцы, посмотрите в сторону. Если хорошо работает воображение, посмотрите на ситуацию «сверху» – родитель и я.

Эта пауза будет вашим преимуществом. Пока вы молчите, ваш оппонент пытается понять, о чем вы думаете. И даже если вы ни о чем не думаете, он уже немножечко сдается. Далее выдохните и постарайтесь объяснить: «Я понимаю, что ты заботишься обо мне, я принимаю твою любовь, и мне это приятно, но я уже взрослый и сам способен разобраться со своими отношениями/работой/детьми».

Когда мы наблюдаем отношение наших родителей к нашим же детям, часто видим, из-за каких слов или поведения старших у нас появился тот или иной комплекс. И понимаем, что эти же проблемы могут передаться младшим. Поэтому «я сам(-а) воспитываю своих детей, а ты их просто любишь».

«Не нужно оправдываться»

Чувство вины и долга превалирует в нашей психике. И часто, когда мы не можем дать родителям то, чего они хотят, или не можем ухаживать за стареньким отцом или матерью, мы испытываем именно вину. Но нужно понимать, что любой вопрос идет от принятия. Сама по себе жизнь и все происходящее нейтральны, а конфликт – это то, что у нас внутри. Для одних разбитая мужем или ребенком чашка – ничего страшного, для других – целая трагедия. Поэтому старайтесь ко всему относиться нейтрально. Не получается ухаживать за стареньким родителем – сделайте максимум из того, что можете: найдите лучший дом престарелых, наймите хорошую сиделку, обратитесь к проверенным специалистам – и не вините себя.

А если найдутся осуждающие (а они всегда находятся), не нужно перед ними оправдываться. Просто скажите: «Не наговаривай на человека, пока сам не побыл в такой ситуации. Чтобы все прочувствовать, ты должен сначала прожить мою жизнь. А хочешь ли ты этого?» Вряд ли кто-то ответит утвердительно.

Какие книги почитать по теме

«Рожденные выигрывать», Мюриел Джеймс, Дороти Джонгварт

«Отношения родитель-ребенок», Лиз Бурбо

«Родители и взрослые дети» и «Родители и взрослые дети. Парадоксы отношений», Н. Манухина

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Еще по этой теме:

Дети выросли – и забыли своих родителей: как наладить общение с «неблагодарными»

Некоторые дети, которых родители, по их словам, растили в любви и окружали всевозможной заботой, повзрослев, почему-то не горят желанием поддерживать отношения с мамой и папой. А то и вовсе вычеркивают родителей из своей жизни – обходят их дом стороной, неделями, месяцами, иногда годами не звонят и даже прямо говорят: «Оставьте меня в покое». Почему такое случается? И, главное, как восстановить общение со взрослыми детьми, которые однажды отвернулись от родителей? На вопросы обозревателя портала www.interfax.by ответила психолог, доктор психологии Ирина Панина (г. Москва).

– Ирина Николаевна, из-за чего чаще всего люди сводят к минимуму или вовсе прекращают общение с родителями?

– Как обычно, буду рассуждать, исходя из собственного мнения и опыта работы, нисколько не претендуя на истину в последней инстанции. Попытаюсь логически обоснованно донести свою точку зрения на проблему «отцов и детей».

По какой причине обычно происходит разлад в любых отношениях? Это обида. Именно от обиды дуются губы, наступает молчание, «объявляется» бойкот, поведение становится «вредным» в попытках… отомстить.

Что же такое обида? Есть мнение, что это «официальная» и «социально адаптированная» версия такой эмоции, как злость. Обиженный человек злится на того, кто его обидел.

Кроме того, за каждой обидой стоит требование. Что это значит? Почти каждый ребенок ожидает от родителей любви и похвалы, а почти каждый родитель – уважения и послушания. Вот это и есть предъявляемые друг другу требования.

Из этих требований возникают ожидания: «Я думала, что ты будешь меня хвалить, а ты ругаешь». «Я думала, ты будешь меня слушаться, а ты самовольничаешь». И, как большинство ожиданий, они не оправдываются. Наступает сначала разочарование, затем на смену ему приходит злость, потому что «откуда-то» людям известно, что «должно быть вот так», например, так, как у Ивановых из соседнего подъезда или у Сидоровых из квартиры напротив.

Другими словами, и у ребенка и у взрослого есть суждения о том, как должны строиться взаимоотношения. Пока ребенок маленький, он вынужден починяться воле родителей, хотя может страдать от завышенных ожиданий в свою сторону. Вырастая и обретая самостоятельность, он наконец-то пытается жить так, как хочет. Мама и папа не соответствуют суждениям ставшего на крыло ребенка о «хороших родителях», и он их покидает.

– В каких случаях прекращение общения с родителями оправданно, по Вашему мнению?

– Вы, Ирина, по-видимому, ждете от меня оценки такого поведения, чтобы я, как «старший товарищ», рассказала всем, как можно делать, а как нельзя. Я этого делать не буду. Каждый поступок – это, как правило, компенсация какой-то личной травмы человека. Если человек принял решение не общаться с родителями, для него это точно оправданно, что бы ни говорили окружающие.

Другое дело, что, может быть, такой человек руководствовался «кривой логикой» в своих суждениях о том, как именно к нему относились родители. Для пересмотра своих детских суждений о родителях можно обратиться к психологу или гипнологу и «осудить» или «оправдать» родителей уже с высоты своего взрослого возраста.

– Как действовать родителям, которые осознают, что своими руками в прошлом оттолкнули детей от себя, и хотят исправить ситуацию?

– Любые изменения и проекты начинаются с переговоров. Родителям стоит сказать своим детям о том, что они сожалеют о разрыве отношений. Если они и правда сожалеют, попросить прошения. Думаю, откровенно говоря, каждому родителю есть за что просить прощения у своего ребенка. По незнанию или по глупости, от усталости или от нервов, мы все когда-то обижали своих деток. Также я советую прийти на семейную терапию, чтобы прояснить истинные намерения обеих сторон и, возможно, воссоединить семью.

– Как быть матерям и отцам, которые искренне недоумевают, почему они стали врагами для чада?

– То есть ваш вопрос касается выявления возможных причин «вражеских» отношений? Исходя из того, что я говорила выше, наиболее вероятная причина – это завышенные или слишком конкретные ожидания от ребенка.

Каждый человек – это уникальное созвездие личностных черт. У него есть темперамент, способности, возможности и ограничения. Родители хотят «как лучше» и понукают сына или дочку заниматься музыкой, быстро кушать все, что положено в тарелку, уметь завязывать шнурки в два года, научиться читать раньше всех в детсадовской группе, быть примером опрятности, получать в школе только отличные отметки и послушно исполнять родительские чаяния.

Получается, что ребенок «таков, как он есть» не устраивает родителей. И они решают «переделать» его, потому что только тогда (не раньше) он будет достоин их любви. Что чувствует ребенок? «Меня не любят». «Мои родители жалеют, что я не «Маша Табуреткина» и не «Ваня Стулов».

Главное чувство маленького человека – о том, что таким, какой он есть, его никто не любит. Чтобы получить любовь, надо отказаться от собственной идентичности, фигурально говоря – умереть… Насколько это может быть страшно, вы не задумывались?

С чего ребенку потом любить родителей, которые хотят лишить его идентичности? Это почти смертельная угроза, если задуматься.

Таким образом, с моей точки зрения, категорически нельзя лишать ребенка собственной идентичности, нельзя убивать его психологически раз за разом. Я не упомяну о том, что нельзя «лупить ремнем», «ругать», «истязать», поскольку то, о чем я сказала, включает и физические страдания ребенка. Ведь бьют ребенка за отказ слушаться, за его стойкость в отстаивании своих границ.

– Если усилия по налаживанию отношений с «ощетинившимся» ребенком оказались напрасными, как родителям принять сложившееся положение вещей и не терзать себя надеждой, что в один прекрасный день сын или дочь преисполнятся любовью и уважением к ним?

– Принять положение вещей… Знаете, я думаю, когда родители явят такую мудрость, то и былая надежда обретет реализацию. «Что излучаешь – то и получаешь».

Требуется вернуть своему ребенку его идентичность, позволить ему быть таким, каков он есть, принять его, пусть даже во взрослом возрасте, с его способностями и ограничениями, не «наезжать» на него с требованиями о том, как «должно» себя вести. Выказать (не напоказ, а почувствовать) уважение к своему взрослому ребенку. Тогда, возможно, такие родители получат уважение в ответ, при условии, что психика их выросшего чада еще пластична и не огрубела окончательно.

Процесс принятия существующего положения вещей может быть прожит через понимание боли своего ребенка в его детстве. Что родители давали ребенку, когда он был маленьким? Боль или любовь? Даже если родители думают, что давали любовь, согласен ли с этим ребенок?

Если есть желание сделать первый шаг навстречу взрослым детям – поймите их и дайте им то, что они хотят получить. То, что, по их мнению, является «родительской любовью».

Этот психологический процесс достаточно болезненный и серьезный. Обычно родители, которые давали любовь своему ребенку через жесткое воспитание, сами получали именно такое же от своих родителей. Устранить эту боль души и, как следствие, обнять своих детей, наладить с ними отношения возможно при работе со специалистом, ведь каждый случай уникален.

Беседовала Ирина Барейко

Почему ребенок вас не любит и как это исправить? • Фаза Роста

Мама – это первый человек, которого видит и чувствует малыш. Между ними создается особая связь с первых минут жизни (она называется импринтинг).

Если на родах присутствовал папа, такая же всеобъемлющая любовь будет направлена и на него.

Дети, не любящие родителей – это уже результат неправильного воспитания, непоправимых ошибок мамы и папы.

Почему ребенок не любит родителей?

Требовательность. Речь пойдет не о требовании носить шапку зимой или учиться на пятерки.

Родители стараются воспитать «удобного» ребенка, который будет соответствовать их требованиям и представлениям об идеальном малыше.

«Я не люблю, когда ты закатываешь истерики», «Сказки на ночь читают только послушным детям».

Конечно, проще перекроить ребенка под свои нужды, формировать запреты и границы, чем любить того, кто не слушается, иногда приносит «двойки» из школы и «случайно» разбивает мамину любимую вазу.

Ребенок не заглядывает далеко в будущее. Для него хорошее воспитание и высокие отметки – лишь условности.

Если он не чувствует поддержки и любви со стороны родителей, то начинает понимать, что он – лишь средство удовлетворения амбиций.

Отсутствие чувств. Почему родители не любят своих детей? Потому что те не соответствуют их ожиданиям, родились не вовремя, испортили жизнь…

Недаром в последнее время так много семей чайлдфри, которые считают малышей лишь досадной помехой.

Да, так бывает. Порой инстинкты и чувства просыпаются не сразу, но ребенок не должен ощущать себя нелюбимым и ненужным!

Можно обойтись без «телячьих нежностей», но при этом проявлять интерес и заботу! У малыша нет стандартов и требований к родителям, он любит их такими, какие они есть!

Главное – чтобы они были рядом и стали проводниками в этом незнакомом и большом мире!

Культ вины. «Я работаю как лошадь, чтобы ты в гимназии учился, а ты не ценишь!», «Да я для тебя ничего не жалею, а ты…».

Ребенок быстро складывает «два плюс два»: меня не любят, я испортил маме жизнь, ее разочаровал.

Он будет выслушивать ваши жалобы, иногда стараться соответствовать ожиданиям, но такими высказываниями вы убиваете любовь в его сердце.

Кого-то любят больше. Хорошо, если у взрослых большое сердце, в котором есть уголок для каждого ребенка.

Однако часто бывает, что родители больше любят младшего ребенка, а старший всегда на вторых ролях.

За принесенную из школы грамоту ему небрежно бросают: «Молодец!», зато умилительно хлопают в ладоши при виде первых шагов брата (сестры).

Ревность, обида, неуверенность в себе, порой даже желание «насолить» любимчику – в душе ребенка как в котле просто бурлят эмоции!

Что делать недолюбленному ребенку? Он злится, отстраняется, уходит в себя, порой демонстрирует агрессию и ярость.

Если родители не смогут (или не захотят) переубедить маленького упрямца, окружить его теплотой и заботой, ребенок просто отдалится. Это не семья, а просто соседи, живущие на одной жилплощади.

Излишняя строгость. Угрозы, физические наказания, игнорирование интересов малыша, использование власти и авторитета.

Такие родители либо превращают ребенка в марионетку, либо культивируют в нем ненависть.

Когда чадо повзрослеет и сумеет за себя постоять, он даст отпор нерадивым маме и папе! О любви и уважении в этом случае даже речи не идет.

Подкуп. «Папа не пойдет с тобой в зоопарк, но он купит тебе новую куклу», «Давай на прогулку с тобой пойдет бабушка, она тебе даст конфеты».

Примитивный подкуп срабатывает безотказно. Вот только отношения из теплых семейных превращаются в рыночные.

Для ребенка родители становятся не воплощением любви и заботы, а лишь источником дохода! Какая уж тут любовь? Лишь потребительство!

Любят ли дети родителей? Да, любовь к маме и папе в них заложена самой природой. И как только малыш научится говорить, он обязательно произносит свое первое: «люблю».

По-детски наивно и искренне. А мы, взрослые, так часто забываем о важности этих простых слов!

Каких детей любят родители?

Знаете, безусловная любовь – это вовсе не инстинкт, а тяжелая работа над собой.

Нужно научиться любить ребенка не потому, что у него золотая медаль или он хорошо играет на пианино, а потому что принимаете его таким, какой он есть – не всегда оправдывающим ожидания, не идеальным, но все равно лучшим!

Любовь – это внимание. Так устроена наша психика: мы концентрируемся на главном, и игнорируем второстепенное.

На чем сконцентрировано ваше внимание? Любящие родители любимого ребенка на первое место ставят интересы малыша, создают для него «зону комфорта».

Глаза слипаются, завтра сдавать квартальный отчет, но мама и папа мужественно собирают с ребенком пазл.

Именно это, а не ценник на игрушке является для малыша мерилом родительской любви. Помните поговорку «Не словом, а делом»? Обращайте внимание на действия человека, а не на слова.

Чтобы ваш ребенок чувствовал родительскую любовь, нужно о многом позаботиться.

Создавать семейные традиции, в которых малыш будет активным участником.

Совместный досуг. Да, вы уже десятый раз ходите смотреть на жирафа в зоопарке и вместо любимых ужастиков вынуждены смотреть мультики!

Зато посмотрите, каким счастьем сияют глаза ребенка, когда он идет за руку с мамой или папой.

Мы – семья. Ребенок с детства должен понимать и чувствовать, что значит это слово.

Обязательно учитывайте интересы маленькой личности, иначе у малыша может сложиться впечатление, что семья – это скучно и обременительно, а все вопросы решаются «по праву сильного».

Проявляйте интерес к ребенку. Он должен понимать, что для мамы построенный им замок из кубиков – это достижение, а не просто «малой опять ерундой страдает».

Да, дети пока живут в другом, иллюзорном мире, о котором взрослые совсем позабыли, но они должны чувствовать, что родителям в нем интересно!

Живое общение. Не поленитесь лишний раз спросить, как дела у ребенка? Чем он занят? Что чувствует в той или иной ситуации?

Важен не столько его ответ, а тот факт, что вы демонстрируете свой интерес к его жизни.

Тогда и в подростковом возрасте вы сможете без труда говорить даже на сложные темы (секс, алкоголь, наркотики).

Делайте сюрпризы. Восточные мудрецы говорили: «Балуйте своих детей, ведь неизвестно, что приготовила им жизнь».

Конечно, никто не призывает вас тратить последние деньги или брать кредиты, лишь бы побаловать чадо. Но небольшие подарки без повода преподносить определенно стоит.

К сожалению, многие родители пренебрегают жизнью ребенка. Как же, машинки, пупсы, игрушечная посуда, рисунки на асфальте…

Это все так примитивно и наивно! Мы-то поднялись на более высокую ступень эволюции. А ведь для ребенка все это примитивное – единственный мир, который ему знаком.

Недолюбленные дети часто говорят, что родители не смогли сформировать с ними доверительные отношения, потому что не хотели!

Ну не интересно им собирать листочки и лепить куличики! А когда ребенок стал более «развитым» – уже поздно.

В нем пышным цветом расцветает синдром недолюбленного ребенка, и со своими подростковыми проблемами и переживаниями к родителям он обратится в последнюю очередь.

Заведите полезную привычку: проходя мимо детской, обязательно заходите и интересуйтесь, все ли в порядке? Чем ребенок занимается? Нужна ли помощь? Вам не нужен повод, чтобы лучше узнать свое чадо!

Не устраивайте допросы с пристрастием, ваши вопросы – лишь знаки внимания. Если же ребенок захочет чем-то поделиться или спросить совета – он придет к вам сам.

А ваш ребенок вас любит?

Брать или давать: откуда берутся неблагодарные дети

Написать на эту тему меня заставило полученное мною письмо. «Не понимаю, почему моя дочь так неадекватно относится к подаркам – ей кажется, что все ей должны. Она даже не пытается уговаривать нас, когда ей что-то надо – просто ставит нас перед фактом, и все. Если отказываем – скандалит, обижается. Бросила институт, но работать так и не устроилась. Меня беспокоят здесь две вещи: 1. Она не считает, что у нее тоже есть какие-то обязательства перед нами (учиться, работать, делать что-то по дому) и 2. Такое впечатление, что ей от нас нужны только подарки и деньги, и она умеет их получать манипуляциями и скандалами. Что мы можем сделать, чтобы выбраться из этого круга?».

Я попробую рассмотреть ответ на этот вопрос несколько шире, чем банальное «Что делать?». Ведь если вы не понимаете – что именно происходит с ребенком, с вами и с вашими взаимоотношениями, выполнением каких-то правильных «советов» вы проблему не решите.

Брать и давать

Реклама на Forbes

Вариации на тему «Брать и Давать» меня как психолога интересуют уже много лет. А ведь  здесь речь идет именно об этом.

Брать и Давать в отношениях мы можем очень по-разному. Подарки и деньги – только один из способов взаимообмена. Мы отдаем свое время, внимание, эмоции, выражаем благодарность, любовь, уважение, готовы оказать помощь, поделиться нужными ресурсами. В хороших отношениях обмен, как правило, сбалансирован (в той или иной «валюте»). А в отношениях проблемных почти всегда есть претензии, что один из партнеров отдает больше, чем получает обратно.

И, конечно, способность Брать и способность Давать закладываются именно в детстве, в родительской семье.

Так называемые «избалованные дети» — это те, кто привыкли брать, требовать, а то и просто отнимать. Они понимают, что почти любое их желание будет выполнено. И отдавать в ответ особенно ничего не надо.

Почему им дана такая власть, почему родители соглашаются так много вкладывать, ничего не требуя взамен? Это случается, например, в тех семьях, где ребенок – единственный свет в окошке не только у самих родителей, но и у многочисленных бабушек, дедушек, теть и дядь. Или в неполных семьях (мама так настрадалась, потеряв мужа, что теперь старается изо всех сил не потерять еще и ребенка). Или когда ребенок очень талантлив (или чем-то болен). Или если его родители сами когда-то были недолюбленными детьми.

Недолюбленные дети и недолюбленные родители

В любых отношениях, в том числе, и в семейных, есть такая закономерность. Власти больше у того партнера, кто этими отношениями меньше дорожит. То есть – менее привязан и зависим.

И наоборот – чем больше вы дорожите этим человеком, чем более важным, уникальным, привлекательным и т.д. вы его считаете, тем больше вы готовы «платить» за поддержание этой связи. Угождать, радовать, предсказывать желания, не делать больно, уступать, прислушиваться, отдавать последнее, лишь бы ему было хорошо… Да, в этом есть много «чистого альтруизма», как у Золушки. Но не только.

В таком поведении очень много надежды. Вы ждете, что ваши инвестиции когда-нибудь принесут дивиденды. В виде признания, благодарности, тепла, ответных шагов вам навстречу. Вы хотите стать для этого человека таким же важным, каким он является для вас. Даже если для этого его любовь придется «заслужить».

И вот это выслуживание может длиться годами. Потому что второму так удобнее – или потому что он по-другому строить отношения даже не умеет. А тот, кто недополучил ответного тепла, все пытается сделать что-то волшебное, чтобы его старания наконец заметили и оценили!

В детско-родительских отношениях взаимообмен Брать и Давать устроен чуть иначе.

Родители дают ребенку жизнь. Это тот дар, который дети никогда не в состоянии будут компенсировать.

Баланса здесь быть не может. В обмен за этот дар родители хотят от детей лояльности – хорошего отношения, терпимости, уважения, признания и (до определенного возраста!) послушания. И, кстати, послушание маленького ребенка необходимо родителям не само по себе и не в качестве поддержания субординации. Согласие с родительскими требованиями и их выполнение помогает ребенку эту подаренную жизнь сохранять и поддерживать, не попадать в потенциально опасные ситуации.

Родители непослушных детей чувствуют себя так, будто ребенок отказывается этим даром дорожить – не хочет брать что-то от родителей. Вот тогда и появляется мысль, что, наверное, мы даем ему слишком мало, ему это не ценно или недостаточно. И вот здесь может зародиться этот порочный круг – ребенок требует от родителей все больше и больше, продолжая демонстрировать свою независимость и нелояльность. А родители все больше пытаются угодить, заслужить, одарить и поймать в любимых глазах хоть тень благодарности.

Преданность как недостаток

Реклама на Forbes

Однако, есть еще один синоним лояльности – преданность. Только вот, если быть честным,  в слове «преданность» есть два значения. Одно из них – очень почетное и благородное. Но с другой стороны, быть преданным – значит предать себя…

Если родители в обмен на все свои «жертвы» хотят от детей именно этого вида лояльности, детям очень трудно выполнить такое требование. «Будь таким же, как я! Я не могу принять тебя другим», — транслируют эти родители.

Это необязательно говорится прямо и вслух. Это подчеркивается тысячей маленьких штрихов: неодобрением непохожего мышления, затыканием рта, вариациями на тему «Не позорь меня перед людьми», нежеланием встать на сторону ребенка в трудной ситуации и т.д.

Однажды мне пришлось работать с мамой и ее 15-летней дочкой. Поначалу мне казалось, что мамины претензии вполне обоснованы – пусть убирается в своей комнате, моет за собой посуду, ест нормальную еду (а не чипсы с конфетами), не прогуливает занятия в школе. Но мамино лицо… она говорила о своих недовольствах даже не с болью – а с брезгливостью. Было видно, что она просто не может любить свою дочь несовершенной. Она бесконечно сравнивала ее с чужими (конечно, гораздо лучшими!) детьми, она рассказывала о долгих годах борьбы за «хоть какое-то уважение».

В определенный момент девочка перестала возражать, и просто расплакалась. Мы находились в шумном кафе, лицом к переполненному залу, а она безутешно рыдала и никак не могла остановиться. Я сидела рядом с ней, и поняла, что помочь ей можно только обняв ее – что я и сделала. Она с благодарностью уткнулась в мое плечо и продолжала плакать еще некоторое время, пока не успокоилась. А я все это время смотрела на маму… И, знаете, кажется, у нее не было ни малейшего порыва сесть на мое место и подставить дочери свое плечо и гладить ее по голове также, как я… Может быть потому, что она не понимала причины ее слез. А может быть потому, что она уже не верила, что дочь может взять от мамы такую заботу.

Реклама на Forbes

С подобными ситуациями я очень часто сталкиваюсь в своей работе. И сколько же боли за этим стоит и у детей, и у родителей! К сожалению, отношения во многих семьях складываются так, что родителям проще Давать что-то материальное (деньги, подарки, правильную еду, развлечения, вывозить на курорты). А вот когда нужно дать нечто эмоциональное (заботу, утешение, общий смех, сочувствие, поддержку, понимание), встает большой вопрос – способны ли это дать родители, и хотят ли это брать дети?

Разочарование в ребенке и обманутые родительские ожидания могут уже с самых ранних лет прервать хороший контакт с детьми.

И каждый отчуждается – в растерянности и с обидой. Родители не дают, потому что «не заслужил», а дети – не берут, потому что за это потом снова придется платить непомерную цену подчинением, согласием, подвижкой своих интересов. Проще сказать «Мне от вас ничего не надо!» или, наоборот, соглашаясь брать только деньгами и подарками.

И то, и другое свидетельствует о нарушенном эмоциональном контакте, и том, что за этим стоит большая душевная боль – иногда очень умело закамуфлированная под недовольство, досаду, раздражение, требовательность, жертвенность, агрессию или независимость.

Подарки – это утешительный приз, компенсация за то, что никак не получается найти общий язык и обмениваться радостью и любовью. Как сказала одна моя совсем уже взрослая клиентка, когда ее мама собиралась приехать ее навестить на несколько недель: «С ней надо будет разговаривать – и вот это меня больше всего пугает».

Реклама на Forbes

Разумный выход

Конечно, в каждом отдельном случае стратегия должна быть разной. Порой уже взрослые дети действительно садятся на шею и буквально терроризируют свою семью, пользуются родительской беспомощностью или виной. Такого допускать нельзя. И если ребенок совершеннолетний, и жить вам с ним невыносимо или даже небезопасно, лучше найти способ дать ему пожить самостоятельно – на свои деньги и на полном самообслуживании.

Надо уметь также и настаивать на разумном разделении обязанностей по дому, если вы живете вместе и ребенку уже больше 10 лет. Лично я считаю, что не надо приплачивать ему за вымытую посуду и чистую комнату, не надо делать их этого подвига. Просто дайте ребенку привыкнуть к тому, что помощь по дому теперь становится естественной частью его жизни.

Но самое главное – откройтесь для эмоционального контакта, не стесняйтесь показать свои чувства (и хорошие, и плохие)! Вы ведь тоже не железная, и не надо этого скрывать. Когда вы стараетесь найти для себя «правильную линию поведения» — это тоже своего рода манипуляция. Поэтому просто покажите ей себя-настоящую. Если плачется – плачьте при ребенке, а не в подушку. Так и скажите дочери или сыну прямо, что вам кажется, будто им от вас нужны только деньги и подарки, и вам от этого очень больно. Если больше не готовы выполнять детские прихоти – стойте на своем, даже если это непривычно. Трудно поговорить? Напишите письмо и оставьте ребенка одного с этой информацией на пару дней, чтобы он успел переварить и подумать.

Требовать от него, чтобы он рассказывала вам о своей жизни, если вы сами этого толком не делаете – бесполезно. Личный пример, как известно, – самый лучший воспитатель.

Реклама на Forbes

Откройтесь первой и «выдержите удар» безразличия, отчуждения, сарказма или любых других защитных реакций. Если вы сами изменитесь, ребенок не сможет этого не заметить. Как он захочет на это реагировать – это другой вопрос. Нет гарантии, что он сразу же растает, как по волшебству. Доверие восстанавливается не сразу, защитная броня еще долго будет при нем. Но – попробуйте. И вы почувствуете, насколько легче без этой привычной брони вам самой, вне зависимости от реакции ребенка.

Давайте ровно столько, сколько действительно считаете возможным, нужным и не обременительным. И если вам от нее что-то надо – не ждите, что он сама должна догадаться. Попросите об этом прямо и обоснуйте свою просьбу.

Пока вы по-прежнему находитесь в роли Всесильного, Непогрешимого и Самодостаточного Родителя, вашему сыну или дочери и в голову не приходит, что вы, на самом деле – просто слабая растерянная женщина, которой нужна помощь и сострадание. Покажите себя такой. Без брони. И посмотрите, что будет.

15 причин, почему взрослые дети не любят и не уважают своих родителей. Спойлер: всё родом из детства | Айым рассказывает…

Несмотря на то, что мы знаем, что многие проблемы происходят из нашего детства, мы все еще редко говорим об отношениях между родителями и детьми. Мы говорим что-то вроде: “Ну, она же моя мама”, “Они сделали для меня все — я должен быть благодарен.”

Мы нечасто говорим о негативных чувствах по отношению к нашим родителям. Однако то, что они иногда делают, может заставить некоторых людей чувствовать себя очень тревожно, даже когда они вырастут.

15 ярких примеров того, к чему может привести токсичное поведение в семье.

1. Некоторые родители начинают критиковать своих детей каждый раз, когда они чувствуют гнев, разочарование или просто усталость. Это помогает им выплескивать свои негативные эмоции и скрывать свои собственные уязвимости. В любых словах и действиях своих детей эти матери и отцы всегда найдут что-то оскорбительное или негативное. С годами такое поведение родителей не исчезает и на самом деле может ухудшиться, а дети растут и не хотят делать ничего хорошего для своих родственников.

2. Есть родители, которые думают, что если их дети сыты и одеты, то они уже отличные родители. Недоступные и холодные, они могут присутствовать в жизни своих детей физически, но не эмоционально. Взрослея, дети чувствуют, что у них есть долг перед родителями: помочь им материально, найти врача и т. д. Но эти родители не должны ожидать тепла и внимания от своих детей.

3. Нарциссические родители играют большую роль в жизни ребенка. Они очень внимательно следят за тем, как учатся их дети, какие занятия они посещают и в чем они преуспевают. Эти мамы и папы питают свое собственное эго успехами своих детей. Но в то же время они не видят уникальной и автономной личности. Любая ошибка, любая плохая оценка или любая неудача на спортивном соревновании являются причиной для спора. Дети чувствуют, что на них оказывают давление, и думают, что они недостаточно хороши. Когда эти дети вырастают, они стараются как можно больше дистанцироваться от своих родственников, чтобы снова не попадать под такое давление.

4. Эмоционально холодные матери и отцы не отвергают своих детей полностью, но они не уделяют им много внимания. Когда эти родители становятся старше, они понимают, что по какой-то причине их дети не проявляют к ним достаточной любви, заботы и уважения. Но в этом нет ничего удивительного.

5. Когда родители издеваются над интересами своих детей, детям становится стыдно, и они проносят стыд к своим интересам сквозь всю их жизнь. Чтобы защитить себя от этого, дети могут начать делать то же самое в ответ: издеваться над вкусами своих родственников и недостаточно ценить их чувства и успехи.

6. Пожилые родители часто прибегают к популярной манипуляции: “Мы все сделали для тебя, а ты теперь такой неблагодарный!”. Они знают, что имеют большую власть над своими детьми, и стараются сохранить ее даже после того, как их дети начинают жить отдельно. Мамы и папы могут давить, шантажировать и даже заставлять своих детей выбирать между ними и другими близкими. В таких ситуациях любой выбор воспринимается как предательство. Самым мудрым решением было бы не становиться жертвой этих манипуляций, а научиться бороться за свои собственные права, оставаясь благодарным за все, что ваши родители сделали для вас.

7. Нет ничего плохого в том, что мамы и папы амбициозны в отношении своих детей. Но плохо, когда это становится навязчивой идеей. Все постоянные разговоры о карьере, женитьбе и рождении детей не делают отношения между родственниками ни ближе, ни лучше. Родители, которые делают это, не должны сильно удивляться, когда их дети перестают общаться с ними.

8. Психологическая поддержка родителей так же важна для детей, как грудное молоко для младенцев. Психологическая травма, нанесенная родственником, не пройдет сама по себе. Некоторые люди сдаются, другие становятся застенчивыми и боятся серьезных отношений. Другие хотят что-то доказать своим близким и добиться больших успехов. Но все равно эти люди чувствуют себя брошенными.

9. Доверить секрет взрослому — это большой шаг для ребенка. Это одновременно и проверка авторитета, и способ поддержать дружбу. Но если родитель рассмеется или рассердится вместо того, чтобы сохранить тайну, а затем также выдаст секрет кому-то, доверие к этой семье будет потеряно навсегда. Очень часто это заставляет детей вообще ни о чем не рассказывать родителям.

10. “Почему ты плачешь, как девчонка?…Ты некрасива, когда плачешь, прекрати сейчас же!…“ — некоторые родители убеждены, что пристыдить своих детей за то, что они плачут, — единственный способ остановить их от слез. Но единственное, к чему может привести такая реакция, — это сделать детей замкнутыми и застенчивыми. Плакать, когда тебе больно — это нормально. Дети должны уметь справляться с неприятными эмоциями.

11. Родители, одержимые властью, считают, что они имеют право знать, какую профессию должны выбрать их дети, с кем они должны встречаться и выходить замуж, и какую работу они должны выбрать. И им все равно, что их дети больше не дети, или что они взрослые, которые могут принимать свои собственные решения. Контроль иррационален. И аргумент родителей таков: “Потому что я так сказал”. Детям, которые остаются под контролем своих родителей, потом очень трудно. Они не только носят накопленный гнев в своей душе, но и учатся приспосабливаться к желаниям других людей, полагая, что чьи-то потребности важнее их собственных.

12. Бывают и такие ситуации в семье, где одного из детей любят больше. Например, старший ребенок должен выполнять обязанности фактически ещё одного родителя, и его отчитывают за каждую мелочь, в то время как младшему ребенку все сходит с рук. И от старшего ребенка может потребоваться подавать пример младшему. Если родители не замечают этой проблемы, это создает серьёзный конфликт между братьями и сестрами.

13. Некоторые родители считают, что хвалить своих детей вредно. Поэтому они очень суровы со своими детьми. Родители устанавливают стандарты, которых дети не могут достичь, а затем они удивляются, когда их дети вырастают очень застенчивыми и нерешительными.

14. Манипулятивные родители невероятно хороши в том, чтобы заставить детей чувствовать себя виноватыми за их несбывшиеся мечты. Они часто говорят что-то вроде: “Если бы не ты, моя жизнь была бы совсем другой.” Эти слова очень больно слышать. Чтобы побороть несправедливо навязанное чувство вины, вам нужно провести черту и не позволять манипулировать собой. В конце-концов, это не ребенок решил сам родиться.

15. “Что скажут люди?…В этом городе меня все знают. Как я буду смотреть им в глаза?…” — вот что говорят по-настоящему эгоистичные люди, которые больше заботятся об эфемерном одобрении сторонних людей, чем о том, что чувствуют их дети. Они хотят быть настолько совершенными, что у них нет времени ни на что другое. Как вы думаете, люди хотят поддерживать хорошие отношения с родителями, которые их не принимают? Ответ очевиден.

Были ли у вас когда-нибудь ситуации, которые подрывали ваши отношения с родителями? Что бы вы никогда не сказали своим детям?

Вашему взрослому ребенку не нравится то, как вы его воспитали. Вот как с этим справиться.

По мере того, как мы с мужем углубляемся в обсуждение вопросов планирования семьи, мы решаем ряд вопросов, касающихся бюджета, жилья, ухода за детьми, занятости и так далее. Большинство наших запросов носят довольно практический характер, например: «Как мы можем себе это позволить?» И «Какой отпуск по уходу за ребенком мы можем оформить?»

Но некоторые из наших вопросов, как правило, уходят в дикую, кишащую змеями территорию «а что, если».Один из моих любимых моментов, над которым я размышляю с безнадежной безнадежностью, звучит так: «Что, если мы облажаемся, и наш ребенок вырастет и будет обижаться на нас за это?»

На этот вопрос невозможно ответить прямо сейчас, но лет через 20 я, возможно, буду задавать тот же вопрос, и это вполне оправданно.

«Даже когда они стараются изо всех сил, родители все равно терпят неудачу, и останутся воспоминания и переживания, которые дети сочтут обидными», — говорит Лорен Кук, MMFT, докторант по клинической психологии в Университете Пеппердайн.«Идеальных родителей не бывает».

Итак, что делать родителям, если после того, как они вырастили своего ребенка как можно лучше, их взрослый ребенок завидует им за то, как они были воспитаны или как упомянутый родитель справился с конкретной проблемой?

Посоветовавшись с многочисленными терапевтами, мы составили 8-этапный процесс, в котором подробно рассказывается, как родители могут справиться с этой сложной ситуацией и, в конечном итоге, построить лучшие отношения со своими взрослыми детьми.

Шаг 1. Слушайте, не перебивая.

Пожалуй, самый важный и трудный шаг — это первый шаг: слушать своего ребенка, не перебивая и не умоляя отличиться.

«Самое главное, что ваши дети хотят, чтобы их видели и слышали, поэтому даже если их может быть трудно выслушать, не перебивая или не находя контраргументов, это первый шаг в правильном направлении», — говорит доктор Виола Дранколи, PsyD , клинический психолог. «Клиентам часто требуется много времени, чтобы противостоять родителям с этим негодованием либо потому, что они не ожидают, что их поймут, либо потому, что они не хотят причинять боль своим родителям. В любом случае, чем более открыто и не защищаясь вы сможете слушать, тем лучше.

Деа Дин, LMFT, добавляет, что, хотя может быть сложно признать негативное восприятие вашего ребенка о вас, особенно когда вы никогда не намеревались причинить вред, «слушание без защиты показывает уважение к реальности опыта вашего ребенка и приводит к разрешению. . »

Шаг 2. Не исправляйте рассказ своего ребенка

Когда вы ведете с исправлением, а не связью, вы упускаете возможность, чтобы ваш ребенок почувствовал себя по-настоящему услышанным.

«Когда вы слушаете рассказ своего ребенка, у вас может возникнуть соблазн рассказать ему о том, что на самом деле происходило с вами, или исправить его, если его восприятие или опыт не были на 100% правильными [по вашему мнению ], — говорит Дин.«Когда вы ведете с исправлением вместо связи, вы упускаете возможность дать ребенку почувствовать себя по-настоящему услышанным. Когда вы сначала признаете их чувства, они с большей вероятностью естественным образом захотят выслушать вашу точку зрения и будут открыты для изучения того, каково было быть вами в тот момент, о котором идет речь ».

Шаг 3. Проявите сострадание, если ваш ребенок реагирует — они буквально направляют своего внутреннего ребенка

Возможно, ваш ребенок уже взрослый, но когда они говорят с вами об этих глубоко укоренившихся, возможно, болезненных проблемах, они может снова казаться ребенком.

«Даже если ваш ребенок сейчас взрослый, он все еще ваш ребенок, и когда вы работаете над проблемами прошлого, вы, вероятно, общаетесь с младшей его частью, которая может быть эмоционально реактивной», — говорит Дин. . «Важно сопереживать своему взрослому ребенку, если он изо всех сил пытается понять вашу сторону вещей в прошлом взаимодействии, которое причинило ему боль. Когда мы накапливаем эмоциональные раны, они возникают в правом полушарии мозга, где мы храним опытные воспоминания, и когда эти сохраненные воспоминания проходят через снова, правое полушарие мозга вашего ребенка, вероятно, будет задействовано, возрождая эти старые чувства » сражайся или беги », — что они могли почувствовать в момент из прошлого.Вот почему их эмоциональная реакция может показаться несовместимой с интенсивностью реального взаимодействия. Это не взрослый, сидящий перед вами во время настоящего обсуждения, они испытывают чувства и используют логику ребенка, которым были, когда произошел инцидент. Сострадайте к этой более молодой части и практикуйте безоценочное принятие их опыта ».

Связанные

Шаг 4: Извинитесь так, чтобы это подтверждало

Как только ваш ребенок сказал все, что он хочет сказать, и вы оба потратили столько времени, сколько вам нужно, чтобы прочувствовать свои чувства, вы должны извиниться.Лучше всего сделать это по-настоящему продуманно и направить на подтверждение, а не на устранение проблемы. Опять же, вам нужно сосредоточиться на том, чтобы отпустить любые защитные побуждения.

«У нас появляется желание объяснить, почему мы могли что-то сделать, обычно с добрыми намерениями, потому что мы не хотим, чтобы наши люди причиняли боль, и поэтому мы пытаемся объяснить, почему они не должны этого делать», — говорит Николь Эррера, MFTC. «Это имеет обратный эффект. Взрослый ребенок будет чувствовать, что ему нужно сделать одно из двух: одно — объяснить свои чувства дальше, что обычно вызывает эскалацию, или два — снова начнут отключаться и вызовут еще большее недовольство.Для родителей, если они могут сосредоточиться на чувствах, которые испытывает их ребенок, а не на содержании, которое они поднимают, у них будет больше шансов на признание и извинения ».

Так, например, если вы хронически пропускаете спортивные игры своих детей, вместо того, чтобы сказать: «Ну, вы знаете, мне приходилось работать допоздна, и я изо всех сил старался обеспечить нашу семью», — Эррера предлагает сказать что-то вроде: «Вау -А я и понятия не имел, что к тебе так сильно прилипло. Мне очень жаль, что ты не чувствовал себя достойным. Ты так важен для меня, и я бы никогда не хотел, чтобы ты так себя чувствовал.Мне очень жаль — это звучит так, как будто это все еще довольно серьезная проблема «.

10 причин, по которым дети не слушают своих родителей

10 причин, по которым дети не слушают своих родителей

Родители могут расстраиваться, когда их ребенок не обращает на них внимания и не слушает их. Это разочарование не помогает, а лишь усугубляет проблему. Как родитель, знаете ли вы, как часто ваш ребенок слушает вас?

Дети не слушают родителей по разным причинам.Иногда они будут делать прямо противоположное тому, что говорят их мама или папа, и будут казаться неспособными следовать указаниям. Вот некоторые из причин, по которым дети часто кажутся отвлеченными, а также советы по устранению такого поведения.

СМОТРИ ТАКЖЕ: 25 Советы по воспитанию детей в детском возрасте (Руководство для младенцев)

1. Родители часто разговаривают, не привлекая внимания ваших детей

Когда вы говорите и хотите, чтобы ваш ребенок слушал, убедитесь, что нет других отвлекающих факторов. Они могут быть заняты чем-то другим.Привлекайте внимание своих детей и дайте им понять, что вам нужно с ними поговорить. Попросите их прекратить то, чем они сейчас занимаются, и внимательно вас выслушать. Очень важно смотреть в глаза.

2. Родители часто говорят громким тоном

Возможно, родители часто говорят громким авторитетным голосом. Некоторые дети реагируют только тогда, когда с ними говорят громким голосом, потому что это стало привычкой. Таким образом, они не слушают, если вы не говорите громким голосом.

Попробуйте объяснить свою точку зрения четким и нормальным тоном, чтобы вам не приходилось на них кричать.Сделайте это привычкой с ранних лет, и вы увидите результаты.

3. Родители используют слова, которые не нравятся вашим детям

Некоторые слова «Вы», «Если», «Почему», «Нет», «Не делайте» и «Не могу» могут помешать вам дети слушают вас. Эти слова, особенно «Ты», могут означать нападение на ваших детей из-за ее персонажа. Дети ненавидят это чувство, когда на них указывают пальцем, и они чувствуют угрозу. В результате они автоматически отключатся и просто перестанут слушать.

Предложение «Почему», с другой стороны, требует от ребенка объяснения своего поведения.Это так же негативно, как и другие, потому что правда в том, что они всего лишь дети, и они не понимают и не знают причины. Сократите использование этих слов и посмотрите, какое влияние они могут оказать на ваших детей.

4. Родители постоянно читают лекции детям

Это не сработает с вашими детьми. Они решают, слушать или нет, по тому, как вы говорите, и по тону вашего голоса. Если вы просто продолжите говорить, не слушая их, они не сделают то же самое. Вместо этого примите их взгляды и прислушайтесь к ним. Дайте им возможность поговорить.

Им кажется, что родители вечно разговаривают, разговаривают и разговаривают, не слушая их. Лучше всего не читать лекции, проповедовать или наставлять их вечно, а вместо этого прислушиваться к их взглядам.

Используйте декларативные твердые предложения, чтобы перейти к делу. У детей небольшой объем внимания, поэтому нужно действовать быстро и точно.

5. Родители всегда принуждают своего ребенка или используют язык принуждения.

Некоторым детям удается лучше всего, когда они контролируют ситуацию.Это будет сложно, если вы властный родитель. Таким образом, они не будут слушать вас, если не получат желаемого. Единственный способ, чтобы это сработало, — это уступить. Позвольте вашим детям взять на себя управление, но направляйте их и убедитесь, что вы по-прежнему являетесь авторитетом.

6. Родители часто повторяют напоминания и просьбы

Родители имеют тенденцию повторять то, что они говорят. Дети устают от этого. Изложите правила один раз, и пусть они будут наказаны за то, что вас не слушают. Не становитесь ворчанием и всегда повторяйте инструкцию 1-2 раза.У детей очень восприимчивая память; они легко запоминают, что вы говорите, когда им ясно объясняют.

7. Родители не являются хорошими образцами для подражания

Как родители, важно быть хорошим примером для подражания для своих детей. Стремитесь быть хорошим слушателем, чтобы, если они заметят, что вы слушаете, они поступили бы так же. Если они увидят, что вы не слушаете, когда кто-то говорит или когда они говорят, они будут имитировать то, что вы делаете.

Помните, ваши дети смотрят, что вы делаете. Они больше подражают вашим действиям, чем вашим словам, и все происходит так быстро, что иногда вы даже не замечаете этого.

8. Родители кричат, когда дети не слушают их

Иногда, когда вы теряете терпение, вы просто кричите и просите их слушать вас. Иногда вы просто злитесь и несете разочарование своим детям. Воздержитесь от этого, так как это только заставит ваших детей потерять интерес к тому, что вы скажете.

9. У родителей может быть нерешенная проблема со своими детьми

Иногда, даже после того, как вы испробовали все вышеперечисленное, ваши дети просто не хотят слушать.Они могут требовать вашего внимания или у них могут быть проблемы с вами. В жизни каждого ребенка есть этап, когда он делится со своими друзьями больше, чем вы.

10. У ребенка может быть заболевание.

Проверьте, нет ли у вашего ребенка проблем со слухом или другого состояния, которое может помешать ему слышать то, что вы говорите. Регулярно консультируйтесь с педиатром или врачом.

СМОТРИ ТАКЖЕ: 56 Лучшие статьи для родителей о возвращении в школу

Знаете ли вы какие-либо другие советы, которые помогут вашему ребенку прислушаться к вам? Поделитесь этой статьей с другими мамами, которых вы знаете.

Мама объясняет, почему дети ничего не должны своим родителям

В 2016 году Амита Свадхин, ребенок двух родителей-иммигрантов из Индии, основала Mirror Memoirs, чтобы помочь в борьбе с культурой изнасилования. Национальный проект по повествованию и организации посвящен рассказам о LGBTQIA + Black, коренных народах и цветных людях, переживших сексуальное насилие над детьми.

«Независимо от того, переживаете ли вы, 100% из нас выросли в культуре изнасилования.Это вода, в которой мы плаваем. Но так же, как рыбы не знают, что они в воде, потому что это просто мир вокруг них, в котором они всегда были, люди (и особенно те, кто не выжил) могут на самом деле нужна помощь. Elements: Secret Survivors », в котором рассказывается их история и истории четырех других выживших в Нью-Йорке, а также документальный фильм и образовательный инструментарий, основанный на проекте.

«Актерский состав« Тайных выживших »во многом различается по полу, расе и возрасту, но мы пренебрегли включением трансгендерных женщин», — объясняет Амита. «Наша цель состояла в том, чтобы помочь всем людям, которые хотят совместно создать мир без сексуального насилия над детьми, понять, что системы, которые исторически предназначались для помощи выжившим в поисках« исцеления »и« справедливости », а именно система защиты детей, правоохранительные органы и тюрьмы, являются на самом деле системы, которые способствуют изнасилованию детей в угнетенных сообществах, — продолжает Амита.«Мы все должны изучить инструменты исцеления и ответственности за пределами этих систем, если мы действительно хотим положить конец всем формам сексуального насилия и культуры изнасилования».

Амита также хочет, чтобы «Зеркальные мемуары» стали местом исцеления выживших, которые исторически игнорировались или недостаточно обслуживались организациями по борьбе с насилием из-за трансфобии, гомофобии, расизма, ксенофобии и превосходства белых.

Амита Свадхин

«Слушание историй выживших является абсолютно исцеляющим для других выживших, поскольку сексуальное насилие над детьми — это глобальная пандемия, о которой мало кто знает, как говорить, не говоря уже о том, чтобы лечить и предотвращать.«

» Поскольку сексуальное насилие — изолирующее событие, опоясанное стыдом и стигмой, понимание того, что вы не одиноки, и связь с другими выжившими — это алхимия, превращающая изоляцию в близость и связь ».

Это то, что Амита знает и хорошо понимает, как выжившая.

«В моем детстве было много насилия со стороны отца, включая изнасилования и другие формы домашнего насилия», — говорит Амита. «Обязательная отчетность была наложена на меня, когда мне было 13 лет, и это было в значительной степени бесполезным. поскольку прокуроры угрожали заключить мою мать в тюрьму за «соучастие» в насилии, которому я подвергся, даже несмотря на то, что мой отец также подвергал ее жестокому обращению в течение многих лет.«

То, что им помогло в это время, — это поддержка других.

« Я благодарен за то, что у меня была любящая младшая сестра и несколько очень близких друзей, некоторые из которых также пережили сексуальное насилие над детьми, хотя мы этого не сделали. «Я не знаю, как об этом говорить в то время», — говорит Амита.

«Я также квир, небинарная женщина, живущая со сложным посттравматическим стрессовым расстройством, и эти идентичности сформировали большую часть моей жизни. опыта, — продолжают они. — Мне очень повезло, что у меня есть невероятный партнер и круг друзей и семьи, которые меня любят.«

« Эти осознания поставили меня на путь моей жизненной работы, чтобы положить конец этому насилию довольно рано », — сказали они.

Амита хочет, чтобы« Зеркальные мемуары »помогли осознать, насколько широко распространена культура изнасилования.« Каждый четвертый. девочки и каждый шестой мальчик будут изнасилованы или подвергнуты сексуальному насилию к 18 годам, «объясняет Амита», и эти показатели еще выше для уязвимых групп населения, таких как гендерно-неконформные, инвалиды, глухие, беспризорные и помещенные в специализированные учреждения. «Делясь своими историями, они надеются внести изменения.

«Слушание историй — также мощный способ вызвать сочувствие благодаря зеркальным нейронам в мозгу людей. Отчасти поэтому проект называется« Зеркальные воспоминания ».

На данный момент компания Mirror Memoirs создала аудиоархив, в котором BIPOC LGBTQI + выжившие после сексуального насилия над детьми делятся своими историями о выживании и устойчивости, который включает в себя истории 60 выживших из 50 штатов. В этом году они планируют записать еще 15 историй, в частности о трансгендерных и небинарных людях, переживших сексуальное насилие над детьми в спортивной среде, вместе со своей партнерской организацией Athlete Ally.

«Эти усилия являются ответом на более чем 100 законопроектов, которые были предложены по крайней мере в 36 штатах в 2021 году, стремясь ограничить права трансгендерных и небинарных детей на занятия спортом и на получение подтверждающей гендер медицинской помощи с поддержка их родителей и врачей », — говорит Амита.

В 2017 году компания Mirror Memoirs провела свой первый сбор, на котором присутствовал 31 человек. Сегодня организация является финансируемой финансами национальной некоммерческой организацией с двумя сотрудниками, правлением из 10 человек, руководящим советом из семи человек и 500 членами по всей стране.

Когда в 2020 году разразилась пандемия, они создали фонд взаимопомощи для цветного сообщества LGBTQIA + и смогли собрать четверть миллиона долларов. Они получили 2509 заявлений о помощи и в конце концов решили разделить деньги поровну между каждым заявителем.

Хотя они по-прежнему используют рассказывание историй в качестве строительного блока своей работы, они также участвуют в политической и пропагандистской работе, развитии лидерских качеств и проводят ежемесячные собрания членов в Интернете.

По своей работе Амита является одной из женщин, наделенных властью Тори Берч.Их пожертвование пойдет в «Зеркальные мемуары», чтобы покрыть расходы на производство их нового театрального проекта «Трансмутация: церемония» с участием четырех чернокожих трансгендеров, интерсексуалов и небинарных женщин и женщин, которые живут в Калифорнии.

«Я благодарна каждому ребенку, пережившему сексуальную жизнь, который когда-либо раскрыл мне свою правду», — говорит Амита. «Я знаю, что другой мир возможен, и я знаю, что выжившие построят его вместе со всеми людьми, которые нас любят».

Чтобы узнать больше о программе «Расширение возможностей женщин» Тори Берч и Апуорти, посетите сайт https: // www.toryburch.com/empoweredwomen/. Назначьте сегодня в своем сообществе вдохновляющую женщину!

Ваш ребенок — не ваш друг

Эмоциональная роль родителя основана на любви, привязанности и уважении. Это неотъемлемая часть родительского воспитания, и на это приятно смотреть. Но ваша роль как родителя не только эмоциональна. И ваш ребенок вам не друг.

Действительно, большая часть родительской роли функциональна . Для младенца это означает кормление, смену подгузников, купание и, как правило, обеспечение ребенка.Для восьмилетнего ребенка это означает выполнение домашних заданий. А для пятнадцатилетнего это означает установление и соблюдение ответственного комендантского часа.

Поймите, что если мать любит своего ребенка эмоционально, но пренебрегает его функциональной ролью, этот ребенок рискует не стать ответственным взрослым. Действительно, эмоциональные и функциональные родительские роли идут рука об руку. Нехорошо подчеркивать одно за счет другого. Вам нужно и то, и другое.

Родители также должны понимать, что количество эмоциональных и функциональных требований со временем меняется.По мере того, как ребенок становится старше, родитель должен брать на себя больше функциональной роли, а не эмоциональной, потому что цель старших детей — подготовить их к жизни без вас.

Вашему ребенку может не нравиться ваша функциональная роль

Родитель может захотеть почувствовать эмоциональную привязанность к своему старшему ребенку, но в то же время родитель должен делать функциональные вещи, которые ребенку могут не нравиться. Например, родителям необходимо установить ограничения для своего ребенка, и ваш ребенок может не любить вас и может сопротивляться вам, когда вы устанавливаете ограничения.

Тем не менее, установка пределов — это здоровая функция, и вы должны делать это ради своего ребенка. Пределы — это то, как дети учатся понимать, что безопасно, а что нет. И что уместно, а что нет.

Вы — авторитет вашего ребенка — это ваша роль и ответственность. Есть ли у вас эмоциональные отношения со своим ребенком? да. Но если вы пытаетесь подружиться со своим ребенком, это происходит за счет вашего авторитета и подрывает вашу роль как родителя.

Фактически, ваш ребенок может найти другого друга, но ваш ребенок не может найти другого родителя. Вы и только вы можете быть родителем своего ребенка, и поэтому вам нужно быть родителем, а не другом.

И если это вам нужен друг, я предлагаю вам поискать в другом месте и не ожидать, что ваш ребенок станет вашим другом.

Не делай своего ребенка своим доверенным лицом

Я думаю, что родители часто делают ошибку, делая своего ребенка своим доверенным лицом. Поэтому, когда они говорят: «Я хочу быть его другом, и я хочу, чтобы он был моим другом», они говорят: «Я хочу быть его доверенным лицом.«И это просто не соответствует функциональной роли родителей.

Это очень благонамеренная ловушка, в которую попадают родители. Например, они хотят поделиться с ребенком своим отношением к бабушке. Или как они относятся к своему соседу. Или как они относятся к своему учителю. Но это неэффективно, потому что ребенок морально, эмоционально или интеллектуально не подготовлен к этой роли.

Если вам сорок лет и вам нужен доверенное лицо, найдите другого сорокалетнего.Или пятидесятилетний. Или тридцатилетний. Просто знайте, что ваш пятнадцатилетний или десятилетний ребенок не может быть вашим доверенным лицом.

Не критикуйте школу или учителя вашего ребенка перед ним

Если родители думают, что учителя ошибаются, они должны держать это при себе и своих сверстниках и иметь дело со школой напрямую. Будьте осторожны, когда говорите об этом своему ребенку.

Например, если вы думаете, что учитель — придурок из-за того, что не позволяет ребенку жевать жевательную резинку, не говорите об этом своему ребенку.Вместо этого скажите:

«Мальчик, мне тоже не нравилось это правило, когда я учился в школе. Но я должен был соблюдать правила ».

Если вы называете учителя придурком перед вашим ребенком, ваш ребенок становится вашим доверенным лицом, а это неэффективное воспитание.

Запомните: если вы делаете своего ребенка своим доверенным лицом и неуважительно относитесь к авторитетным фигурам перед ним, не удивляйтесь, когда он не уважает эту авторитетную фигуру. Или когда он вас не уважает. А затем, если вы накажете ему наказание за это неуважение, он будет смотреть на вас как на лицемера.

Когда вы делаете своего ребенка своим доверенным лицом, вы говорите, что вы и ребенок принимаете совместные решения. Но вы и ваш ребенок никоим образом не принимаете совместные решения. Дети могут высказать свое мнение. Они могут сказать вам, что им нравится, а что нет. Но определенные решения — особенно важные — должны приниматься вами, родителями.

В конце концов, дети должны понимать, что семья действует как единое целое, а взрослые несут ответственность за свои решения.

Не делись с ребенком слишком много

Я думаю, что вы можете поделиться некоторыми вещами с ребенком, не превращая его в доверенное лицо.Но нужно быть осторожным.

Одна из вещей, которыми вы можете поделиться с ребенком, — это утверждение: «Мы не можем себе этого позволить». Это фактическое заявление, объясняющее финансовые ограничения, в которых вы должны жить.

Но вы не должны рассказывать ребенку: «Я не знаю, как буду платить за квартиру в этом месяце». Это то, к чему ваш ребенок эмоционально не готов. Это заставляет его беспокоиться о чем-то, над чем он не властен. Для него это нездорово.

У детей достаточно собственных страхов и тревог, чтобы справиться с ними.Не используйте ребенка в качестве доверенного лица, чтобы рассказывать о своих проблемах. Вместо этого используйте своего супруга или взрослого друга. Это более эффективно и уместно.

Итак, я считаю, что вам нужно быть родителем по отношению к своему ребенку и быть любящим, заботливым и ответственным. Но найдите своих доверенных лиц в другом месте.

Взрослые и дети по-разному относятся к жизни

Если вы склонны относиться к своему ребенку как к «другу», вы должны понять следующее о дружбе: друзья — это группа людей, которые имеют схожие представления и представления о жизни.Это не вы и ваш ребенок.

По правде говоря, дети и взрослые совершенно по-разному представляют, что им нужно делать. У них разные представления о добре и зле. И у них разные приоритеты. Это уместно и этого следовало ожидать. Но это не рецепт дружбы. И если вы попытаетесь сделать это дружбой, это вызовет ненужные конфликты и беспокойство.

Не рассказывайте о своей личной истории своим родителям

Родители часто слишком стараются компенсировать проблемы, которые они помнят в собственном детстве.Например, если вы были диким и неконтролируемым, вы можете быть слишком строги со своим ребенком, потому что не хотите, чтобы он пошел на такой же риск и совершил те же ошибки, что и вы.

Аналогичным образом, если вы выросли в чрезмерно строгой семье, вы можете быть излишне снисходительны к своему ребенку.

Психологи называют такую ​​сверхкомпенсацию формированием реакции. В реакции на то, как вы были воспитаны в детстве, вы, , формируете способ воспитания, который вреден для вашего ребенка.

Например, если ваши эмоциональные потребности не были удовлетворены, вы можете чрезмерно компенсировать это, пытаясь быть другом своего ребенка и душив его вниманием и любовью. А это может иметь вредные непредвиденные последствия.

В самом деле, вы можете подумать, что вы понравитесь вашему ребенку больше, если вы его друг. Вы можете подумать, что он будет вам больше доверять. Но вот в чем проблема. В результате он может не уважать ваш авторитет. Он может не слушать слово «нет», потому что вы никогда не использовали его в разговоре с ним и не учили его, как с ним справляться.Возможно, он даже не хочет, чтобы вы были другом. Когда я был подростком, я определенно не хотел тусоваться с родителями, и это нормально.

В конце концов, детство невозможно исправить с помощью ребенка.

Цель подросткового возраста — разлучение детей со своими родителями

Цель подросткового возраста — отделить детей от родителей. В психологии мы называем это индивидуацией. Индивидуация относится к процессу, посредством которого человек достигает чувства индивидуальности, отдельной от идентичности других.

Индивидуация — это здорово. Это означает, что ваш ребенок-подросток захочет жить отдельно от вас. Так она становится личностью. И в результате она может не захотеть делиться с вами своей жизнью так, как она делала в прошлом.

Поймите, что вашему ребенку нужно отделиться от вас, чтобы стать независимым. Возможно, вы не всегда одобряете ее друзей и ценности, но работать над этим — задача вашего ребенка. Люди, которые не могут отделиться от своих родителей, в конечном итоге сталкиваются с эмоциональными и социальными проблемами.И они часто не выходят из дома.

Многие родители видят эту индивидуализацию у своих детей-подростков и чувствуют, что их бросили. Это чувство покинутости особенно актуально, когда они слишком много отдавали родителям в эмоциональной роли и действовали как друг своего ребенка. Они испытывают удивительное чувство утраты и часто компенсируют это, обвиняя ребенка.

Как перестать быть доверенным лицом ребенка

Если вы слишком много рассказали своему ребенку и не установили необходимые ему ограничения, и все ради того, чтобы быть другом своего ребенка, вы можете измениться, чтобы стать более эффективным родителем.Он начинается с объяснения вашему ребенку, о чем вы собираетесь говорить с этого момента. Можно сказать:

«Я решил, что есть некоторые вещи, о которых мне следует поговорить с другими взрослыми. Так что я не собираюсь больше говорить с вами о них, потому что я думаю, что это вредит нашим отношениям ».

Необязательно указывать конкретный предмет. Просто будьте ясны.

Тогда вам нужно научиться по-другому реагировать на вашего ребенка. Например, если вы и ваш ребенок неделями говорили о том, что такое придурок, к которому относится конкретный учитель, и ребенок снова вспоминает об этом, скажите своему ребенку:

«Знаешь, я думал, что это не поможет тебе заклеймить своего учителя придурком.Давайте выясним, как вы можете успешно справиться с этой ситуацией ».

Это нормально, когда друзья сидят без дела и ругают учителей. Это то, чем они занимаются. Но ответственный родитель поможет своему ребенку решить проблему с учителем. И это то, что вам нужно сделать.

Разведенные и не состоящие в браке родители

В разведенных семьях каждый родитель может пытаться быть доверенным лицом ребенка, и ребенок болезненно застревает посередине. Мать рассказывает ему, каков его отец, что он делает, а что не делает.И отец рассказывает ему, какова его мама, какая она сумасшедшая и как она все контролирует.

Я слышал, как дети в разведенных семьях жалуются, что их мама «такая властная, она ужасная. Я не могу жить с ней ». Слишком часто они просто повторяли то, что сказал им их отец.

Проблема в том, что претензии в какой-то степени могут быть обоснованы. И теперь ребенок это видит. Но он не может отреагировать на это должным образом, потому что у него нет для этого зрелости. Неправильно ставить ребенка в такое положение.

Действуйте как ответственный взрослый, в котором нуждается ваш ребенок

Я хочу отметить здесь важный момент. В конце концов, вы можете быть дружелюбными со своим ребенком. Это прекрасно. Но не за счет того, что они их родители.

Главное — иметь ответственные отношения с вашим ребенком. Ответственные взрослые не позволяют детям пропускать домашнее задание. Они не позволяют своим детям оправдываться за неудачи. Они не ругают учителей. Это те отношения, которые вам нужны со своим ребенком.Это называется быть ответственным взрослым — взрослым, который любит своего ребенка и в то же время считает его ответственным. Это называется эффективным воспитанием.

Материалы по теме: Бабушки, дедушки и родители не согласны? 11 советов для вас обоих

Почему родители и дети отчуждаются

Иногда моя работа больше похожа на служение, чем на терапию. Как психолог, специализирующийся на отчуждении семьи, я провожу дни, сидя с родителями, которые борются с глубоким чувством горя и неуверенности.«Если я заболею во время пандемии, сможет ли мой сын нарушить свое четырехлетнее молчание и свяжется со мной? Или я просто умру один? » «Как мне жить с такой болью, если я больше никогда не увижу свою дочь?» «Мы с внуками были так близки, и это отчуждение не имело к ним никакого отношения. Они думают, что я их бросил?

С тех пор, как я написал свою книгу « Когда родителям больно» , моя практика заполнилась матерями и отцами, которые хотят помочь своим взрослым детям преодолеть дистанцию ​​и научиться справляться с болью их потери.Я также лечу взрослых детей, которые отдалились от своих родителей. Некоторые из этих взрослых детей не хотят контактов, потому что их родители вели себя явно оскорбительно или отвергающе. Что еще хуже для их детей и самих себя, некоторые родители не могут исправить или посочувствовать ущербу, который они причинили или продолжают наносить. Однако мое недавнее исследование — и моя клиническая работа за последние четыре десятилетия — показали мне, что вы можете быть сознательным родителем, и ваш ребенок может по-прежнему не желать иметь с вами ничего общего, когда станет старше.

Прочтите: Уважаемый терапевт: Моя дочь не хотела отношений со мной в течение 25 лет.

Однако они приходят к отчуждению, родители и взрослые дети, кажется, смотрят на прошлое и настоящее совершенно разными глазами. Отстраненные родители часто говорят мне, что их взрослый ребенок переписывает историю своего детства, обвиняет их в том, чего они не делали, и / или не признает того, как родитель продемонстрировал свою любовь и приверженность. Взрослые дети часто говорят, что родители издеваются над ними, не признавая вреда, который они причинили или продолжают причинять, не уважают их границы и / или не желают принимать требования взрослого ребенка к здоровым отношениям.

Обе стороны часто не осознают, насколько сильно изменились правила семейной жизни за последние полвека. «Никогда прежде семейные отношения не рассматривались как взаимосвязанные с поиском личностного роста, стремлением к счастью и необходимостью противостоять и преодолевать психологические препятствия», — говорит историк Стефани Кунц, директор по образованию и исследованиям Совета по современности. Семьи, сказали мне в электронном письме. «На протяжении большей части истории семейные отношения основывались на взаимных обязательствах, а не на взаимопонимании.Родители или дети могут упрекать другого в невыполнении / признании своего долга, но идея о том, что родственник может быть обвинен в неуважении / признании чьей-либо «личности», была бы непостижимой ».

Историк Стивен Минц, автор книги Плот Гака: История американского детства , сделал аналогичное наблюдение в электронном письме: «В прошлом семьи боролись за материальные ресурсы — землю, наследство, семейную собственность. Они по-прежнему существуют, но все это усугубляется и усиливается мышлением, которое действительно кажется характерным для нашего времени.Наши конфликты часто носят скорее психологический, чем материальный характер, и поэтому их еще труднее разрешить ».

В книге The Marriage-Go-Round социолог из Университета Джона Хопкинса Эндрю Черлин писал, что, начиная с конца 19 века, традиционные источники идентичности, такие как класс, религия и община, постепенно начали заменяться с упором на личные. рост и счастье. Ко второй половине 20-го века американские семьи претерпели изменения, которые, по словам Черлин, были «непохожи на все, что когда-либо видели предыдущие поколения американцев.

Решение, кого оставить в жизни, а каких — нет, стало важной стратегией для достижения этого счастья. Хотя нет ничего особенно современного в семейных конфликтах или желании чувствовать себя изолированными от них, понимание отчуждения члена семьи как выражения личностного роста, как это обычно делается сегодня, почти наверняка ново.

Конечно, не все люди основывают свои представления о семье на этих более индивидуальных принципах. «Большинство семей иммигрантов, особенно в первом поколении, по-прежнему ценят взаимозависимость и сыновний долг», — отметил Минц . «Однако в последние десятилетия большинство американских семей испытали ослабление [расширенных] родственных связей и высокий уровень мобильности и рассредоточенности. Я бы сказал, что эти факторы увеличили возможности семейного отчуждения, чем в прошлом ».

Отчуждение, кажется, затрагивает небольшую, но значительную часть семей в Соединенных Штатах, и это происходит сегодня на фоне рекордно высоких родительских вложений. В течение последних 50 лет люди из разных классов работали усерднее, чем когда-либо, чтобы быть хорошими родителями.Они отказались от хобби, сна и времяпровождения с друзьями в надежде вывести своих отпрысков на успешную взрослую жизнь.

С положительной стороны, это увеличение затрат времени и любви означает, что родители и взрослые дети находятся в более постоянном и позитивном контакте, чем в предыдущих поколениях. Из-за вероятности развода многие родители за последние полвека имели основания полагать, что отношения с их ребенком могут быть той единственной связью, на которую они могут рассчитывать — той, которая, скорее всего, сохранится в будущем.Тем не менее, точно так же, как нереалистично завышенные ожидания удовлетворения от брака иногда увеличивают риск развода, нереалистично завышенные ожидания от семьи как источника счастья и смысла могут увеличить риск отчуждения.

Исследования отчуждения родителей в последнее десятилетие быстро росли, что, возможно, отражает рост числа пострадавших семей. Согласно опросу, проведенному в 2015 году с участием более 800 человек, большинство отчуждений между родителем и взрослым ребенком инициируется ребенком.Обследование матерей в возрасте от 65 до 75 лет, у которых есть как минимум двое живых взрослых детей, показало, что около 11 процентов проживали отдельно от ребенка, а 62 процента сообщили, что контактировали хотя бы с одним ребенком реже одного раза в месяц.

В этих и других исследованиях общими причинами, названными отчужденными взрослыми детьми, были эмоциональное, физическое или сексуальное насилие в детстве со стороны родителей, «токсичное» поведение, такое как неуважение или обидчивость, чувство отсутствия поддержки и столкновение ценностей. Родители с большей вероятностью будут винить в отчуждении свой развод, супруга своего ребенка или то, что они воспринимают как «право ребенка».

Хотя отчуждение может возникать по многим причинам, развод, похоже, увеличивает риск как для матери, так и для отца, особенно для отцов. Отцы также подвергаются большему риску разлучения со своими детьми, если они никогда не состояли в браке с матерью, и могут иметь более отдаленные отношения со своими детьми, если они снова выйдут замуж в более позднем возрасте. В моем опросе более 1600 отчужденных родителей, обобщенном в моей готовящейся к выпуску книге Правила отчуждения , более 70 процентов респондентов были разведены с другим биологическим родителем отчужденного ребенка.

Почему развод увеличивает риск? В своей клинической работе я увидел, как развод может радикально изменить давние узы лояльности, благодарности и обязательств в семье. Это может соблазнить одного родителя отравить ребенка против другого. Это может заставить детей пересмотреть свою жизнь до развода и изменить свою точку зрения, так что теперь они поддерживают одного родителя и противостоят другому. Он может привлекать новых людей — приемных родителей или сводных братьев и сестер — чтобы соревноваться с ребенком за эмоциональные или материальные ресурсы.Развод, а также разлучение родителей, которые никогда не были в браке, могут изменить траекторию притяжения семьи, так что со временем ее члены все дальше и дальше уходят от досягаемости друг друга. И когда они это сделают, они могут не чувствовать себя обязанными возвращаться.

Но в других случаях отчуждение рождается из любви. Одним из недостатков осторожного, сознательного и тревожного воспитания детей, ставшего обычным явлением в Соединенных Штатах, является то, что наши дети иногда слишком много от нас получают — не только наше время и преданность делу, но и наше беспокойство, наша забота .Иногда устойчивое течение нашего движения к детям создает такую ​​мощную волну, что грозит столкнуть их с их собственных причалов; это оставляет их неспособными встать на ноги, пока они не окажутся вне досягаемости родителей. Иногда им нужно оставить родителей, чтобы найти себя.

Прочтите: «Интенсивное» воспитание стало нормой в Америке

И иногда дети чувствуют слишком большую ответственность за счастье своих родителей. Я часто слышу, как отчужденные взрослые дети просят родителей об установлении границ в качестве условия примирения.Как писал Эндрю Соломон в книге « Вдали от дерева, »: «Нет противоречия между любовью к кому-то и чувством обременения этим человеком. В самом деле, любовь увеличивает бремя ».

Многие отцы и матери говорят мне, что они чувствуют себя преданными из-за отсутствия доступа или отзывчивости своих детей, особенно тех, кто обеспечил своих детей жизнью, которую они считают завидной по сравнению с их собственным детством. Как сказал мне социолог из Университета Вирджинии Джозеф Э. Дэвис, родители ожидают «взаимных родственных связей», в которых их родительские годы будут вознаграждены более поздней близостью.Профессор философии Чикагского университета Агнес Каллард сказала мне в интервью, что это ожидание взаимности чревато, потому что «сегодня границы родительского воспитания неясны. Если получения крова, еды и одежды достаточно, то большинство из нас должны быть благодарны своим родителям, независимо от того, как складывается наша жизнь ». Однако, если предполагается, что родители рождают счастливых взрослых, тогда, справедливо или нет, взрослые дети могут возложить на родителей ответственность за свое несчастье.

По моему опыту, часть того, что смущает сегодняшних родителей взрослых детей, — это то, насколько мало у них сил, когда их ребенок решает прекратить контакт.С точки зрения взрослого ребенка, отчуждение может принести много пользы: освобождение от тех, кого воспринимают как обижающих или угнетающих, утверждение власти в отношениях и чувство контроля над тем, каких людей сохранить в своей жизни. Для матери или отца мало пользы, когда их ребенок прерывает контакт. Вместо этого родители описывают глубокие чувства потери, стыда и сожаления.

Хотя большая часть исследований сосредоточена на родителях и взрослых детях, отчуждение между другими членами семьи может быть не редкостью.Профессор коммуникаций Вашингтонского университета Кристина Шарп обнаружила, что отчуждение между родителями и взрослыми детьми часто приводит к возникновению других типов семейных расколов. В предстоящем исследовании отчуждения братьев и сестер преподаватель Университета Эдж-Хилл Люси Блейк обнаружила, что споры по поводу ухода за стареющими родителями были частой причиной этих разногласий, как и жестокое обращение с братьями и сестрами. Она также обнаружила, что разлученные братья и сестры часто сообщали, что их родители обращались с ними хуже, чем с другими братьями и сестрами.

Разлучившись со своими родителями, журналист и исследователь Бекка Бланд основала в Великобритании благотворительную организацию Stand Alone, которая предоставляет образование и поддержку людям, разлученным со своими семьями. (В этом году я также начинаю программу обучения отчуждению с Бландом.) Она отмечает, что прежде чем рассматривать отчуждение, очень важно дать родителям больше информации о том, что создает конфликт. «Хотя отчуждение может быть очень необходимо, важно, чтобы вы дали своим родителям время и возможность услышать вашу точку зрения и то, что вы хотите, чтобы они изменили», — сказал Блэнд в электронном письме.Тем, кто готов к примирению, я бы также предложил поработать с семейным психотерапевтом или посредником, чтобы обсудить чувствительные или болезненные темы с вашими родителями.

Поскольку взрослый ребенок обычно инициирует отчуждение, родители часто должны сделать первые шаги к примирению. В своей практике и в проведенном мною опросе я убедился, что, когда происходит примирение, родители часто связывают успешное воссоединение с усилиями с их стороны по исправлению положения, например, с принятием ответственности за прошлый вред; проявление сочувствия к точке зрения и чувствам взрослого ребенка; выражение готовности изменить проблемное поведение; и принятие просьбы своего ребенка об установлении более строгих границ в отношении конфиденциальности, количества контактов и времени, проведенного с внуками.Также крайне важно избегать дискуссий о «правильном» и «неправильном», вместо этого предполагая, что в точке зрения ребенка есть хотя бы зерно истины, хотя это и расходится с точкой зрения родителей.

Отцы часто менее охотно соглашаются на эти условия, чем матери. Готовность матерей сочувствовать или работать, чтобы понять точку зрения ребенка, может быть результатом того, что женщины несут более высокий стандарт ответственности за поддержание семейных отношений, чем мужчины.Отцы тоже глубоко ранены отчуждением, но склонность мужчин скрывать депрессию гневом, социальной изоляцией и изолированностью может сделать их менее затронутыми, чем они есть на самом деле. Им также может казаться, что отказ от просьб ребенка больше соответствует их идеалам мужественности и поддержанию авторитета в отношениях.

Есть хорошие и плохие черты современной семейной жизни, в которой отношения часто основаны больше на привязанности, чем на долге или послушании.В наше время люди, которых мы выбираем для близости, представляют не только предпочтения, но и глубокое выражение нашей идентичности. Мы свободны окружать себя теми, кто отражает наши глубочайшие ценности, включая родителей. Мы чувствуем себя вправе призывать близких быть более чуткими к нашим потребностям, эмоциям и чаяниям. Эта свобода позволяет нам стать непривязанными и защищенными от обидных или оскорбительных членов семьи.

Тем не менее, в менее серьезных сценариях наша американская любовь к потребностям и правам человека скрывает, сколько горя мы причиняем тем, кого оставляем позади.Мы можем рассматривать отсечение членов семьи как смелость, а не как избегание или эгоизм. Мы можем убедить себя, что лучше действовать в одиночку, чем выполнять работу, необходимую для разрешения конфликта. Некоторые проблемы могут оказаться неразрешимыми, но есть также отношения, которые не нужно терять навсегда.

Иногда заманчиво видеть в членах семьи еще одно бремя в и без того сложной жизни. Может быть трудно увидеть их неловкие попытки позаботиться о нас, запутанный характер их борьбы и историю, которую они несут, спотыкаясь в настоящем.Иногда бывает трудно извиниться перед теми, кому мы причинили боль, и трудно простить тех, кто причинил нам боль. Но иногда преимущества перевешивают затраты. Тара Вестовер писала в своих мемуарах « Образовано »: «Я знаю только одно: когда моя мать сказала мне, что она не была для меня матерью, которой она хотела бы быть, она впервые стала этой матерью».

Мы все несовершенны. Мы должны помнить об этом, когда решаем, кого оставить в нашей жизни, а кого убрать, и как отвечать тем, кто больше не хочет, чтобы мы были в их жизни.

Некоторые отцовские дети вырастают и становятся компульсивными опекунами

Лоре Кизель было всего 6 лет, когда она стала родительницей своего маленького брата. Дома его колыбель ставили прямо рядом с ее кроватью, так что, когда он плакал по ночам, она поднимала его и пела, чтобы он уснул. Она говорит, что также отвечала за смену его подгузников и за ежедневное кормление. Она вспоминает, что большую часть своего раннего детства она заботилась о его потребностях, в то время как ее собственная мать была на грани героиновой зависимости.

С самого начала, насколько она себя помнит, Кизель говорит, что ей приходилось заботиться о себе готовить себе еду, одеваться и развлекаться. В школе она вспоминает, как стала угрюмым и замкнутым ребенком, волосы которого часто были грязными и растрепанными.

Это было темное время, еще более мрачное из-за вспышек насилия ее матери. «Во время наркомании она обрушила на меня много ярости», — сказала мне Кизель, 38-летний писатель-фрилансер. «Я стал буфером или козлом отпущения ее гнева, чтобы отвлечь его [от] моего младшего (гораздо более беззащитного) брата.(Мамы Кизель больше нет в живых.)

В какой-то момент она сказала, что научилась брать своего маленького брата и котенка в ванную комнату и забаррикадировать дверь, чтобы обезопасить их. «Я чувствовал тяжесть на своих плечах, как будто мой брат мог умереть без меня», — вспоминает Кизель.

У нее начались сильные крапивницы в течение нескольких месяцев, что, по ее мнению, было вызвано «бременем одиночества и ответственности в этом возрасте». Она объяснила, что ответственность за ребенка в таком юном возрасте дается дорого.«Иногда я придирался к своему брату или быстро толкал или хлопал его по руке, потому что был потрясен и не знал, как справиться с воплями двухлетнего ребенка, когда мне было 8 лет».

«Для меня было непросто отделиться с ощущением, будто я для них родитель».

В конце концов, в возрасте 9 лет Кизель и ее 3-летнего брата забрали их бабушка и дедушка, но травма их прежней жизненной ситуации осталась с детьми. К 14 годам Кизель сказала, что страдала от ежедневных панических атак, ОКР и депрессии.По ее словам, только когда она стала старше, она начала понимать связь между ее детским опытом и многочисленными хроническими заболеваниями.

История Кизеля — одна из тех, что психологи называют деструктивной парентификацией. форма эмоционального насилия или пренебрежения, когда ребенок становится опекуном своего родителя или брата или сестры. Исследователи все чаще обнаруживают, что такая смена ролей не только меняет развитие ребенка, но и может оставить глубокие эмоциональные шрамы и во взрослой жизни.Многие, как Кизель, испытывают сильное беспокойство, депрессию и психологический стресс. Другие сообщают о том, что стали жертвами расстройств пищевого поведения и злоупотребления психоактивными веществами.

«Симптомы в некоторой степени выглядят одинаково, от колыбели до могилы», — сказала мне Лиза М. Хупер, профессор Университета Луисвилля и видный исследователь парентификации. По ее словам, некоторые из этих форм поведения начинаются в детстве и обостряются в зрелом возрасте.

«Недоверие детей к своему межличностному миру — одно из самых разрушительных последствий такого процесса», — пишет Грегори Юркович в своей книге «Потерянное детство: бедственное положение родившегося ребенка» .

Несмотря на то, что существует большое количество литературы, посвященной игнорированию детей со стороны их родителей, меньше внимания уделяется тому, как такое пренебрежение ставит детей в роли родителей друг друга. И практически нет эмпирических исследований того, как это влияет на динамику отношений в более позднем возрасте — как с братьями и сестрами, так и с другими людьми. Ученые согласны с тем, что в исследованиях братьев и сестер есть пробелы — в первую очередь, неполное понимание того, как на эти отношения и роли влияет оскорбительная семейная среда.Хупер отметил, что «литературы в этой области очень мало».

В случае Кизель забота о своем брате в детстве привела к неустойчивым и хаотическим отношениям с ним на протяжении многих лет, чреватым приступами отчуждения и взаимозависимости. Хотя они остаются близкими, были периоды, когда она и ее брат не разговаривали по несколько месяцев. «Мой брат постоянно находится на грани какого-то кризиса (проблемы со здоровьем из-за алкоголя, бездомности и т. Д.), Поэтому это беспокойство никогда не проходит полностью», — сказала она мне в электронном письме.

«Хронический непредсказуемый стресс токсичен, когда нет надежного взрослого».

Ее брат, Мэтью Мартин, 32 года, признает роль, которую их воспитание сыграло в этой динамике. «Она была единственным защитником, который у меня был», — вспоминает он. «Моя мать с самого начала была заядлой наркоманкой». Он говорит, что в детстве и в раннем подростковом возрасте полагался на Кизель как на эмоциональную поддержку, которую его мать не могла оказать.

«У нас было немало споров о [моих пристрастиях], и это сложно, потому что она хочет, чтобы я продолжал жить.Она хочет, чтобы я был рядом с ней так, как она была для меня ».

С 8 лет и до тех пор, пока она не ушла из дома в 15 лет, Рене, которая попросила называть ее имя, потому что была обеспокоена тем, что может расстроить свою семью, говорит, что забирала трех своих младших братьев и сестер из детского сада, приводила их домой, кормить и купать их, читать им сказки и укладывать спать. «По сути, я играла роль матери», — говорит 50-летняя жительница Орегона. Она вспоминает, как в детстве стояла на стуле и готовила ужин для всей семьи.Несмотря на огромное бремя ответственности, она вспоминает об этом как о той роли, которой дорожила. «У меня действительно теплые воспоминания, особенно о чтении этих историй в постели по ночам».

Но домашняя жизнь Рене была далеко не мирной. Она говорит, что из-за алкоголизма ее матери она не могла должным образом заботиться о своих пятерых детях, и воспитание детей возложили на плечи Рене и ее старшего брата. (Мать Рене больше не жива.) Но так же, как Рене заботилась о своих младших братьях и сестрах, она и ее старший брат полагались друг на друга в эмоциональной поддержке.

«Я думаю, что важно понимать, что большая часть парентификации созависима», — говорит она. «Возможно, один из братьев и сестер моет посуду и убирает в доме, а также заботится о больной или пьяной маме». Она объясняет, что другой брат или сестра может оказывать более эмоциональную поддержку, выслушивая проблемы или утешая.

Так же, как Венди взяла на себя роль «матери» потерянных мальчиков в Питер Пэн , родственные братья и сестры часто налаживают симбиотические отношения, в которых они удовлетворяют потребности друг друга в опекунах разными способами.

«Если вы являетесь родителем и бросаете своих младших братьев и сестер, это как если бы родитель бросил их».

«Мы знаем, что братья и сестры могут защитить друг друга от стрессовых отношений с родителями», — сказала мне Эми К. Наттолл, доцент кафедры человеческого развития и семейных исследований в Университете штата Мичиган. Возможно, это объясняет, почему некоторые родственные братья и сестры, которые происходят из семей, подвергшихся насилию, в конечном итоге поддерживают тесные, хотя и сложные связи во взрослом возрасте, а некоторые «продолжают попытки удовлетворить родительские потребности за счет своих собственных».

Тем не менее, добавляет Наттолл, другие могут вообще дистанцироваться от своих семей, чтобы избежать роли.

Рене оказалась бездомной после того, как ее выгнали из дома матери, когда ей было 15 лет. Она говорит, что ее братья и сестры все еще обвиняют ее в том, что она бросила их. «Когда вы думаете об этом, если вы являетесь родителем и бросаете своих младших братьев и сестер, это как если бы родитель бросил их», — говорит Рене. В течение многих лет ее мучило чувство вины.

Отношения между братьями и сестрами обычно порождают узы на всю жизнь, однако для Рене свобода от обязанностей по уходу дорого обходилась: потеря семьи. «У меня больше нет отношений со своими братьями и сестрами», — говорит она.

* * *

Непредсказуемая детская травма оказывает долгосрочное воздействие на мозг. Исследования показали, что люди с неблагоприятным жизненным опытом в детстве чаще страдают психическими и физическими расстройствами, что приводит к хроническому состоянию высокой стресс-реактивности.Одно исследование показало, что дети, подвергающиеся постоянному стрессу, выделяют гормон, который фактически уменьшает размер их гиппокампа — области мозга, которая обрабатывает память, эмоции и управление стрессом. Люди, которые пережили эмоциональное или физическое пренебрежение со стороны родителей, также подвергаются большему риску хронических заболеваний во взрослом возрасте.

«Хронический, непредсказуемый стресс токсичен, когда нет надежного взрослого», — сказала мне Донна Джексон Наказава, автор книги «Прерванное детство» и научный журналист, специализирующийся на пересечении нейробиологии и иммунологии.

«Я часто воспитывал ее в этом роде, потому что то, что я пытался сделать, — это стать отцом».

Накадзава провел обширное исследование связи тела и мозга, уделяя особое внимание исследованиям, начатым врачами Винсентом Фелитти и Робертом Анда. Их работа над неблагоприятным детским опытом (НОП) с тех пор превратилась в развивающуюся область с сотнями рецензируемых исследований. Результаты показывают, что у людей, переживших четыре категории невзгод в детстве — пренебрежение и физическое, сексуальное и эмоциональное насилие, — в два раза чаще диагностировали рак и депрессию, чем у взрослых.

Было обнаружено больше связей между стрессовыми факторами в детстве и сердечными заболеваниями, диабетом, мигренью и синдромом раздраженного кишечника у взрослых.

Джордан Розенфельд, 43-летняя писательница из Калифорнии, связывает собственные проблемы с пищеварением с детством. По ее словам, когда ее мать страдала от злоупотребления психоактивными веществами, временами у нее не было еды. К тому времени, когда она вышла из дома в 18 лет, она начала страдать от хронической боли после еды.

В зрелом возрасте Розенфельд заметила, что ей трудно управлять своими эмоциями, связанными с голодом.«Если я гуляю с друзьями, и мы не можем определиться с рестораном, а я голоден , я могу даже немного впасть в кризис», — сказала она мне. «И я могу проследить это до того, что меня буквально не кормили в детстве на разных этапах жизни».

Розенфельд вспоминает, что с раннего возраста ей приходилось напоминать матери, когда им нужно было купить продукты, и вытаскивать ее по утрам, чтобы успеть в школу. «Я часто воспитывал ее таким образом, потому что то, что я пытался сделать, — это меня самого.По ее словам, из-за этого она часто не верит, что другие люди позаботятся обо всем. «Вот почему я стараюсь сделать это сам».

Мать Розенфельда, Флоренс Шилдс, вспоминает, что это было тяжелое время в их жизни. «Некоторое время у меня было благополучие, и я думаю, что моя диета — из-за наркотиков и алкоголя — была не очень хорошей, и она, вероятно, пострадала от этого». Выздоравливающая алкоголичка, Шилдс, которая сейчас на пенсии и живет в Петалуме, штат Калифорния, говорит, что ей не хватало инструментов для воспитания детей из-за ее собственного воспитания и истории трагедии.

«Я всегда считал, что моя работа — предлагать помощь и совет, даже если об этом не просят».

Когда она стала матерью в 24 года, Шилдс все еще горевала о потере своего старшего брата, который неожиданно умер, когда ей было 18 лет. Опиоиды и алкоголь были способом справиться с этой утратой, — говорит она. там с вами, потому что этот человек с вами на всю оставшуюся жизнь, поэтому, когда случаются печальные события, он здесь ».

Хотя Розенфельд и ее мать с тех пор посещали сеансы терапии вместе, став взрослыми, эффект парентификации сохраняется и по сей день.Шилдс признает, что ее ранняя борьба с зависимостью сильно повлияла на поведение ее дочери. «Джордан очень организован и контролирует ситуацию», — сказала она по телефону. Когда отец Розенфельда позже женился во второй раз и у него родились собственные дети, Розенфельд научилась проецировать свою роль смотрителя на своих братьев и сестер. «Я проводила много времени с ними в качестве няни в подростковом возрасте, и я думаю, что для меня было проблемой отделиться от ощущения, что я для них родитель».

Это часто приводило к разрыву между братьями и сестрами во взрослой жизни, сказал Розенфельд.«Я всегда считал, что моя работа — предлагать помощь, заботу и совет, даже если об этом не просят».

* * *

Как кто-то узнает, что стать самостоятельным безопаснее, чем доверять другим? Накадзава считает, что при деструктивной парентификации «у вас нет надежного взрослого, к которому можно было бы обратиться». И если ранний опыт ребенка дома заключался в том, чтобы удовлетворять потребности всех остальных, тогда «ребенок не чувствует себя увиденным».

Это чувство ответственности и компульсивная забота могут следовать за ними и в будущих отношениях.«Вы склонны проецировать это на других людей в своей жизни», — сказал Розенфельд. В этом нет ничего удивительного, говорит Дженни Макфи, заместитель директора клинической подготовки в Университете Теннесси и другой видный исследователь парентификации, поскольку «взрослые, которые сообщают о путанице в ролях в детстве, могут испытывать трудности с развитием своей личности». в свою очередь, может повлиять на романтические отношения человека.

«Мне очень легко заниматься заботой о людях, которые в основном эксплуатируют мою природу.

В течение первой половины своего брака Розенфельд обнаружила, что регулярно ставит потребности партнера выше собственных. , по сути, отражая ее детскую роль.

Другие повторили этот опыт; Кизель сказала, что ей трудно научиться устанавливать твердые границы с партнерами и считает, что это напрямую связано с заботой о своем брате в молодом возрасте. Точно так же Рене говорит, что поиск правильного баланса между ожиданиями и автономией был постоянной проблемой в ее отношениях.Она хотела бы найти партнера, но сомневается. «Мне очень легко заниматься заботой о людях, которые в основном эксплуатируют мою природу».

Но эти эффекты часто выходят за рамки индивидуального. Исследования Наттолла и других обнаружили, что деструктивная парентификация в семье может передаваться и другим поколениям. «Матери, которые в детстве были перегружены заботой о своих родителях, хуже понимают потребности и ограничения своего ребенка в развитии», — пояснил Наттолл.Это, следовательно, «ведет к стилю воспитания, в котором отсутствует тепло и чувствительность».

На сегодняшний день исследований по лечению или профилактике мало. Как можно вылечить родного брата или сестру? Накадзава считает, что понимание того, как все эти кусочки психологической головоломки сочетаются друг с другом, может быть шагом в правильном направлении. «Физически и психологически изменилась архитектура мозга, изменилась иммунная система, и без этого подтверждения вы не сможете начать соответствующее путешествие по исцелению.

Некоторые люди нашли сообщество через Ал-Анон, группу поддержки для близких алкоголиков. «Группа действительно уделяет большое внимание объяснению того, что такое созависимость, и предложению решений для обучения новому поведению», — пояснил Розенфельд. Она посещает встречи более года и сказала, что заметила огромные изменения в своих привычках и понимании того, как устанавливать границы. «Я узнал, что не могу просто обвинять людей в своей жизни в злоупотреблении психоактивными веществами за то, что они причиняют мне страдания; У меня есть выбор позаботиться о себе », — сказала она.

Несмотря на негативные результаты, связанные с парентификацией, исследователи говорят, что этот опыт также дает некоторые преимущества, которые могут помочь людям в дальнейшей жизни. Хупер считает, что люди, рожденные в детстве, обладают большей способностью к сопротивлению и самоэффективности. Накадзава вторит. «Современная [американская] культура считает, что устойчивость — это выпотрошить ее и пройти, поставив одну ногу впереди другой», — сказала она. «Но устойчивость — это обучение и осмысление того, что произошло.

«Люди начинают понимать, что их путь к благополучию должен учитывать то, как травма изменила их историю».

Общая черта, которую можно найти у людей с таким общим детским опытом, — это повышенное чувство сопереживания и способность более тесно общаться с другими. Накадзава говорит, что это не означает, что негативные последствия их детства уменьшились, но многие могут найти смысл в своих страданиях. «Люди начинают понимать, что их путь к благополучию должен учитывать то, как травма изменила их историю, — пояснила она, — и как только они смогут это сделать, они также смогут увидеть, насколько жизнеспособность также важна в их история.

Для Кизель, писательницы-фрилансера, которая заботилась о своем брате с юных лет, консультации и Ал-Анон помогли ей почувствовать меньшую личную ответственность за своего брата, хотя она сожалеет об отсутствии сетей поддержки для братьев и сестер, которые были родителями и имеют свои специфические потребности.

Хотя ее отношения с братом остаются непрочными из-за его пристрастий, она продолжает заботиться о нем, регулярно звоня и проверяя его каждый месяц.

Мартин признает, что по сей день она остается голосом позитива и разума в его жизни.«Я борюсь со своими собственными демонами, но, как говорит моя сестра, у меня есть будущее».

Как объяснил Кизель: «Наши мать и бабушка умерли с разницей в несколько месяцев, а дед — чуть больше года спустя — так что, по сути, мы все, что у нас осталось».

Почему некоторые подростки ненавидят своих родителей

В одну минуту ваш подросток умоляет вас отвести ее в Макдональдс на обед. В следующую минуту она оскорбляет твой интеллект и называет тебя сукой.

Если вы присмотритесь, то заметите, что уже проходили через это раньше: когда ей было 2 года, она нуждалась в вас в одну минуту, а в следующую уже закатывала истерику.Тогда она стремилась к независимости — и продолжает это делать сейчас.

Часть жизни подростка — это разделение и индивидуализация, и многие подростки чувствуют, что им нужно отказаться от своих мам и пап, чтобы найти свою собственную идентичность. Подростки больше обращают внимание на своих сверстников, чем на своих родителей, братьев и сестер, что тоже нормально.

Потому что они находятся на сложной стадии «перехода» (о, кстати, они на самом деле не ненавидят вас, а просто пытаются отделиться от вас и пока не нашли тактичного способа сделать это) .

Вот более пристальный взгляд на то, что на самом деле происходит со строкой «Я ненавижу тебя»:

  • Подросток может наброситься на это в этом возрасте, чтобы проверить «страховочную сетку». Здоровый подросток чувствует себя надежно закутанным в удобную сеть родительской защиты и любви. По иронии судьбы, иногда даже самые здоровые подростки испытывают это чувство дистресса, когда они чувствуют этот «чистый» подъем. Чем больше они рискуют выйти в мир, тем меньше они чувствуют комфорт этой «сети». Таким образом, они могут начать делать какие-то странные вещи, чтобы проверить и убедиться, что это все еще существует.Они могут стать непокорными, подсознательно надеясь, что их мать или отец скажут им: «Нет, вы не можете этого сделать, потому что это небезопасно». Или они могут сказать матери или отцу резкие вещи, чтобы «проверить» и посмотреть, достаточно ли сильна родительская любовь, чтобы выдержать трудности. Подростки могут давать родителям любое количество тестов. Они не делают этого специально или с осознанием того, что они они «проверяют». Все, что они чувствуют, — это подсознательное тягу к этому.
  • Родитель может препятствовать переходу подростка во взрослую жизнь, что побуждает подростка прилагать дополнительные усилия, чтобы «оттолкнуться».«Подростки часто обладают большими способностями к взрослым, а у зрелых подростков даже есть много мыслительных процессов взрослых. Тем не менее, со многими по-прежнему обращаются как с маленькими детьми, с ними разговаривают снисходительно или им не дают достаточно ответственности и доверия. Подростки этого возраста нуждаются в много мест, где можно убедиться, что они могут действовать самостоятельно и что окружающие верят в их возможности.
  • Они переходят в период времени, когда они принимают все большее участие в окружающем мире и учатся все больше и больше действовать в «реальном мире».«Это может быть пугающее время для некоторых подростков, и они могут пережить версию того, что произошло, когда они переживали аналогичный переходный период в раннем детстве.

==> Мой неконтролируемый подросток: помощь родителям

Итак, что могут сделать родители?

1. Родитель может помочь своему подростку в этот переходный период, позволив ему взять на себя больше ответственности.

2. Родитель может помочь своему ребенку в этот переходный период, дав ему понять, что он доверяет ему в принятии правильных решений.

3. То, что ваш подросток устно швыряет в вас что-то обидное, не означает, что вы должны отступить. Вам нужно быть последовательным и твердым, как если бы вы общались с малышом в приступе истерики. Это сложно, но вы являетесь родителем и можете сказать, что подходит вашему подростку, независимо от того, 3 ему или 17 лет.

4. Дайте своему ребенку понять, что вы любите его, несмотря ни на что, и убедитесь, что вы настроили разумно и разумно. мягкие ограничения для нее — и что у нее будут последствия, когда эти ограничения будут превышены.Например, если у нее комендантский час, убедитесь, что у нее есть последствия, если она вернется домой после комендантского часа. Она БУДЕТ расстроена и может называть вас по именам за соблюдение комендантского часа, но внутри она чувствует сильное чувство счастья и безопасности, зная, что ее мать и отец действительно достаточно заботятся, чтобы все же каким-то образом присматривать за ней и заботиться о ней. Конечно, в то время ни один подросток никогда бы в этом не признался. Она пытается доказать, что является молодым человеком и может действовать без мамы или папы.Но ей по-прежнему нужны опекуны.

5. Мамы и папы могут помочь своему подростку в этот переходный период, давая ей понять, что они готовы помочь ей с безусловной любовью, и что даже если она говорит им гадости, они все равно ее любят.

6. Вспомните, как ваш ребенок пережил этот первый переходный период в своей жизни. Были ли у нее трудности с этим? Вероятно, она сейчас испытывает те же трудности. 7 .г., замена покрышки, сборка мебели, починка вещей по дому и т. д.).

8. Иногда мамы и папы чувствуют себя настолько обиженными из-за обращения со своими подростками, что в ответ отвечают отказом. Подростки знают, что им по-прежнему нужны мама и папа, даже если они не могут в этом признаться. Американские горки, на которые они вас ставят, — это то, что они чувствуют внутренне. Родители должны сохранять спокойствие и пытаться выдержать это подростковое восстание, которое обычно проходит к тому времени, когда ему исполняется 16 или 17 лет. Но вашему подростку НЕ следует позволять вести себя по-настоящему противно или ругать вас.Если это произойдет, вы должны обеспечить соблюдение основных стандартов поведения. Давая подростку знать, что вы здесь для него, несмотря ни на что, вы повышаете вероятность того, что он время от времени ослабит бдительность и доверится вам.

9. Родитель может помочь своему подростку пройти этот переходный период, давая ему возможность показать и испытать свои способности.

10. Подросток должен иметь возможность испытать вещи вне дома в виде экскурсий с одноклассниками, ночевок в клубах, походов, соревнований или других мероприятий, в которых он может показать, что он сильный, ответственный «взрослый».

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *