Юношеская субкультура в психологии: 2 Юношеская субкультура

2 Юношеская субкультура

2.1 Феномен подростково-юношеской субкультуры или

субкультуры тинейджеров

Исследования различных субкультур приобрели в последнее время большую популярность. Это является отражением объективного процесса все большего усложнения социальной структуры, в результате чего единое поле культуры распадается на множество ценностно-нормативных подсистем. Каждый человек вовлечен в бесконечное число субкультур – профессиональных, возрастных, половых, сексуально-ориентационных, досуговых и т.д. Особенно интересно рассмотрение новых, ранее не существовавших феноменов этого рода, к которым можно отнести активно формирующуюся в настоящее время субкультуру подростково-юношеского возраста или так называемую субкультуру тинэйджеров.

«Тинейджеры» – слово, пришедшее к нам из английского языка сравнительно недавно, которое, исходя из буквального перевода, обозначает молодых людей в возрасте 13 – 19 лет. Оно широко распространено в публицистике и журналистике, однако в отечественной науке это понятие используется редко. Оно более свойственно западной традиции, где, начиная с классической работы Марка Абрамса, применяется в рамках изучения молодежного потребления. Фактически тинейджер рассматривается как подросток потребляющий или подросток, взятый в его досугово-потребительском измерении. В рамках российских исследований данный термин применяется либо как синоним подростковости, либо не выделяется вовсе. Предполагается, что тинейджерство «растворяется» в группе молодежи, являясь ее составной частью. Так существует ли данный феномен?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, сначала необходимо остановиться на анализе категории возраста.

Поколенческий подход является одним из вариантов построения возрастной структуры общества. Традиционно выделяют четыре поколенческие группы: детей, молодежи, среднего возраста и стариков. Однако в конце ХХ века происходит выделение из поколения молодежи новой возрастной группы подростков (тинэйджеров).

С чем связано ее возникновение? Каковы ее возрастные границы и специфические черты? Попытаемся ответить на эти вопросы, для чего сначала остановимся на краткой характеристике группы молодежи.

Молодежь – поколенческая группа, завершающая процесс социализации. В качестве ее нижней возрастной границы рассматривается обретение половой зрелости, а верхней – обретение социальной зрелости, под которой понимается способность самостоятельного существования в обществе. К молодежи причисляют людей как в возрасте 12 – 20 лет, так и возрасте 15 – 35 лет. Такое разнообразие точек зрения связано с объективными трудностями, поскольку грани перехода от детства к зрелости условны.[1]

Смещение нижней возрасной границы,как и верхней, затрудняет рассмотрение молодежи как единой поколенческой группы, так как 13-летние и 25-летние (а тем более 30-летние) люди обладают различным набором и диапазоном социальных ролей. Таким образом, с точки зрения структурного подхода следует признать, что в конце ХХ века можно говорить о выделении из поколения молодежи новой возрастной группы тинэйджеров.

С одной стороны, сама молодежь не рассматривает себя как однородную группу (ни по взглядам, ни по стилям жизни и т.д., ни по возрасту). «Молодежь» — это конструкт взрослых, сами же 17, 15, а тем более 13-тилетние не воспринимают людей 25-30 лет как представителей одной с ними группы. С другой стороны, современные поп-индустрия и масс-медиа давно ориентируются на группу тинэйджеров. Доказательством тому являются, например, журналы, которые принципиально позиционируют себя как «тинейджеровские» – «Тeen’s», «Молоток», «Cool», «Cool girl», «Yes» и т.д. Помимо этого существует достаточное количество интернет-сайтов, обращенных, опять же, к «тинейджерам» — газета Тинейджер.ru, «Магия для тинэйджеров», Teenclub, молодежная газета «Teenager»(Казахстан) и многие другие. Следовательно, читая журналы или бродя по лабиринтам интернета, подросток идентифицирует себя не просто как представителя молодежи, а во многом именно как тинейджера.

Предполагается, что, как и любая социальная группа, тинэйджеры создают свою собственную субкультуру. Однако, возможно ли применять термин «субкультура» при описании тинейджерства, и что следует под ним понимать?

Как отмечает Щепанская Т.Б., «само понятие “субкультура” сформировалось в результате осознания неоднородности культурного пространства, ставшей особенно очевидной в урбанизированном обществе». Термин появился в научной литературе в 30-х годах ХХ века, однако действительно широкое его распространение было связано с изучением молодежных движений в 1960-х – 1970-х годах. Первоначально в значении термина подчеркивалась значимость приставки sub- (под-), которая указывала на подчиненный характер подобных явления.

В дальнейшем оно приобрело иной смысл. С одной стороны, эстетика, этика и идеология молодежных сообществ получила признание со стороны общества как особая “молодежная культура”, с другой, — было открыто существование и других культур (напр., детской). Это придало новое значение понятию “субкультуры”, которое стало применяться для обозначения “подсистемы” культуры, указывая на мультикультурный характер современного общества.

Часть исследователей подчеркивает, что необходимым условием возникновения и существования субкультуры является аутентичность, то есть самостоятельность в процессе создания системы норм, символов, языка, мировоззрении и т.д.

В ряде случаев,например в работах Левиковой С.И.,это требование самостоятельности в творчестве является критерием разграничения таких

явлений как «молодежная культура» и «культура для молодых».

Однако не стоит противопоставлять данные понятия, скорее можно говорить о двуслойности молодежной культуры: с одной стороны, она включает в себя результаты творчества самой молодежи, а, с другой, — культуру, созданную для молодежного потребления. И разделить эти два слоя в реальном функционировании невозможно. Причем подобная двуслойность характерна не только для молодежной, но и для других субкультур.

Таким образом, можно утверждать, что в современном обществе происходят процессы формирования новой возрастной группы – тинейджеров, появление которой сопровождается возникновением особого культурного феномена – субкультуры тинейджеров. [4]

Подростки вырабатывают свои, отличные от других, модели и нормы поведения, установки и символы, служащие механизмами воспроизводства данной субкультуры и основаниями для ее отличия от других, в первую очередь от взрослых. Как молодежная, так и тинэйджеровская субкультуры являются очень ярким и значимым явлением, причем не только для их носителей, но и для общества в целом.

Дело в том, что, согласно концепции М.Мид, современное общество относится к так называемым «префигуративным», где старшие не только обучают детей, но и сами учатся у них. Связывая межпоколенные отношения с темпом общественного развития, она различает в истории человечества, помимо названного, еще два типа общества: постфигуративные, в которых дети учатся главным образом у старших, и конфигуративные, где и дети, и взрослые учатся, прежде всего, у равных, сверстников.

Концепция М. Мид схватывает зависимость межпоколенных отношений от темпов научно-технического и социального развития, подчеркивая, что межпоколенная трансмиссия культуры включает в себя не только информационный поток от родителей к детям, но и встречную

тенденцию: молодежная интерпретация современной социальной ситуации и культурного наследства оказывает влияние на старшее поколение.

Юношеская субкультура не является чем-то независимым, цельным и законченным. Ее содержание всегда производно от культуры взрослых и большей частью вторично по отношению к ней. Она весьма неоднородна, включая в себя множество разных, подчас враждебных друг другу течений. Кроме того, как и все юношеские свойства, она текуча и изменчива. Тем не менее она социально и психологически реальна и имеет целый ряд постоянных компонентов: специфический набор ценностей и норм поведения; определенные вкусы, формы одежды и внешнего вида; чувство групповой общности и солидарности; характерная манера поведения, ритуалы общения.[10]

Ее наиболее общие возрастные свойства лежат на поверхности. Например, юноши и девушки всегда хотят быть современными. Но «современность» нередко понимается как сумма внешних признаков, слепое следование сиюминутной моде. Поэтому многие юношеские увлечения и причуды краткосрочны, рассчитаны на внешний эффект и, подчеркивая собственную «новизну», довольно тривиальны по содержанию. Но эти моды и причуды надо рассматривать не изолированно, а в социально-психологическом контексте юношеского жизненного мира. [6]

В юношеских увлечениях проявляется и реализуется чрезвычайно важное для формирующейся личности чувство принадлежности: чтобы быть вполне «своим», нужно и выглядеть «как все», и разделять общие увлечения. Кроме того, мода — средство самовыражения: юношеский стиль претендует на уникальность и экспериментальность, всячески подчеркивая свое отличие от «взрослого»; стоит только старшим принять его, как этот стиль сразу утрачивает свой динамизм. Далее, мода есть средство коммуникации и идентификации: видимые (одежда, прическа) или слышимые (язык, музыка) знаки служат молодому человеку средством показать, кто он такой, и распознать «своих». Наконец, это средство приобретения статуса в своей среде: поскольку нормы и ценности юношеской субкультуры являются групповыми, овладение ими (например, умение разбираться в хоккее или поп-музыке) становится обязательным и служит способом самоутверждения.

Молодежная мода, будь то одежда или прическа, часто вызывает нарекания и раздражение взрослых. Но, как уже говорилось, конфликты этого рода были всегда. Дело не только в разнице вкусов отцов и детей, а в том, что дети хотят отличаться от старших, и легче всего это сделать именно с помощью внешних аксессуаров. Одежда и весь внешний облик человека есть не что иное, как способ коммуникации, посредством которого личность информирует окружающих людей о своем статусе, уровне притязаний, вкусах и т.д.

Желание выделиться, привлечь к себе внимание свойственно людям любого возраста. Взрослый, сложившийся человек делает это незаметно, используя свое общественное положение, трудовые достижения, образованность, культурный багаж, опыт общения и многое другое. У юноши, который только начинает жить, социальный багаж, как и умение его использовать, гораздо беднее. Вместе с тем, встречаясь с новыми людьми, он гораздо чаще взрослого оказывается именно в ситуации «смотрин».

Отсюда — особая ценность броских внешних аксессуаров, рассчитанных на привлечение внимания.

«Словом, нехитрый маскарад позволяет подростку решить целую кучу личных проблем, в том числе и самую важную: окружающее человечество безоговорочно признает факт его существования на земле…

А почему столь хаотична смена пристрастий, почему после музыки стрижка, а потом танец, а потом гоняют на мотоциклах, а потом нитка на запястье и манера жить? Да просто потому, что все это не имеет значения. Новому поколению нужен новый фирменный знак, новый флажок, новый клич, на который сбегутся сторонники. Главное, чтобы знак был заметный, а флаг яркий, а клич громкий. Робкий вызов просто не заметят, ношеную перчатку не поднимут. «Металл» — годится, брейк — годится, зеленые волосы — в самый раз» (Жуховицкий Л. Что делать с этой молодежью? // Софийские новости.- 1987.- 4 ноября).

То же можно сказать и относительно молодежного арго. Умиляющее взрослых детское словотворчество отличается наивной, яркой образностью. Юношеское словотворчество чаще воспринимается взрослыми как коверкание языка. Вводимые подростками термины грубы, подчеркнуто условны, сплошь и рядом словам придается смысл, противоположный их нормальному значению. Но этот условный молодежный жаргон, существовавший, кстати сказать, во все времена, выполняет весьма важные коммуникативные функции.

Юность всегда торопится, поэтому в ее языке много сокращений, экономящих время и позволяющих (иногда в ущерб ясности) одним словом передать несколько значений. Многие слова изобретаются специально для передачи переживаний, которых взрослые не знают или которым не придают значения; такие слова непереводимы. Юность высокоэмоциональна и в то же время застенчива, сдержанна в выражении чувств. Отсюда — ироничность молодежного арго, нарочитая грубость, заимствование словечек из блатного лексикона, эмоциональная остраненность (родителей называют «предками», сверстника — «стариком»). Эта хитрая словесная игра служит также средством отделения «своих» от «посторонних» и укрепления столь ценимой юношами возрастно-групповой солидарности. Некоторые из арготизмов с течением времени усваиваются взрослыми, проникают на страницы литературных произведений, после чего обычно выходят из моды у молодежи, изобретающей что-то новое.

«Юношеский жаргон — явление многослойное. Его костяк образует совокупность слов и выражений, которые употребляются практически всеми ребятами этого возраста. Второй слой образуют слова и выражения, специфические для отдельных групп юношей. Как показывают исследования, жаргон части старшеклассников, преимущественно в больших городах, в значительной степени состоит из «англицизмов», юноши из малых городов и сельской местности употребляют немало вульгаризмов, их словарь пополняется также за счет блатной лексики. И, наконец, третий слой образуют слова и выражения, специфические для различных социально-демографических слоев юношества» (Мудрик А. В. Современный старшеклассник: проблемы самоопределения.-М.: Знание, 1977.-С. 28). Жаргон разных групп старшеклассников отличается и по своей экспрессивной окраске: в одних случаях она более агрессивна, груба, в других — несколько юмористична.

Анализируя юношескую субкультуру, невозможно обойти вниманием рок и поп-музыку. Здесь представлены два полюса. Одни представители старшего поколения категорически отрицают современную рок и поп-музыку, считают ее антихудожественной, безнравственной, вредной для здоровья, социальноопасной и прямо-таки демонической. Другие относятся к ней либерально-снисходительно, объясняя музыкальные увлечения молодежи исключительно возрастными особенностями. Однако и осуждение, и снисходительное похлопывание по плечу очень редко сочетаются с действительным знанием и пониманием предмета. Между тем он достаточно сложен.

Рок как вид искусства есть некий вариант соборного действа, соединяющего в себе музыку, театр, народное празднество и т.д. Это особая форма непосредственного контакта между исполнителями и залом. Поп-музыка использует достижения рока в средствах музыкальной выразительности (типичные приемы аранжировок, манеру исполнения), но использует для производства массовой, шлягерной продукции, обращенной к усредненному типу потребителя-зрителя.

Люди, требующие запрета или ограничения рока, ссылаются на факты агрессивного поведения подростков во время и после рок-концертов. Но акты вандализма, драки и тому подобное происходят иногда и после футбольных матчей, и никто не винит в этом футбол. Кстати, английские психологи, изучавшие эту проблему, нашли, что наиболее агрессивные футбольные хулиганы на самом деле плохо разбираются в футболе, они приходят на стадион не ради игры, а для того, чтобы устроить дебош. Повышение культуры футбольного «боления» — одно из средств профилактики такого поведения. Может быть, так же обстоит дело и с музыкой?

Психологические функции рока так же разнообразны, как и он сам и его поклонники. Одному он дает разрядку эмоционального напряжения, яркие телесные переживания. Другому — чувство внутреннего, духовного освобождения, отключения от прозы будней. Третьему — ощущение коммуникативной легкости, слияния с группой.

Одна и та же музыка может по-разному воздействовать на разных людей.

Нельзя забывать и о престижной функции рок-музыки. Компетентность в этих вопросах для старшеклассников чрезвычайно важна. Хорошее знание популярных ансамблей, певцов и их репертуара, обладание новыми записями стало одним из средств завоевания престижа у сверстников. Отсутствие таких знаний воспринимается как отсталость. Учитывая известную конформность юношеских групп, эта мода способствует нивелированию художественных вкусов, часто на довольно низком уровне

Не нужно идеализировать молодежную субкультуру. Наряду с потенциалом обновления она имеет свои опасности. Обособление юношеского мира от взрослых порождает культурный и социальный провинциализм, психологию гетто, обитатели которого живут своими сугубо частными, локальными интересами. При отсутствии высоких социально-нравственных символов групповая солидарность может цементироваться только образом общего врага, каковым являются все дальние и ближние.

Юношеская субкультура и уличное общение. Особенности юношеской субкультуры.

Свободное общение не просто способ проведения досуга, но и средство самовыражения личности, установления новых чело­веческих контактов, из которых постепенно выкристаллизовы­вается что-то интимное, исключительно свое. Юношеское обще­ние поначалу неизбежно экстенсивно, оно требует частой смены ситуаций и довольно широкого круга участников. Принадлеж­ность к компании повышает уверенность подростка в себе и да­ет ему дополнительные возможности самоутверждения.

Структура стихийных групп общения и степень их сплочен­ности во многом определяются уровнем развития взаимоотно­шений между юношами и девушками. У подростков первичны­ми ячейками общения являются однополые группы мальчиков и девочек; затем две такие группы, не теряя своей внутренней общности, образуют смешанную компанию; позже внутри этой компании складываются пары из юношей и девушек. На основе взаимной привязанности, еще позже, годам к 19—20, такие пары становятся все более устойчивыми, а прежняя большая компа­ния распадается или отходит на задний план. Разумеется, эта схема не универсальна, она имеет много вариантов.

В жизни мужчин однополая группа значит гораздо больше, чем в жизни женщин, привязанность к ней сохраняется и под­держивается даже после возникновения смешанной компании и появления «своей» девушки. Наряду с ранее сложившимися микрогруппами и парами, компания может включать в себя индивидов, не имеющих таких контактов, — для них особенно важна принадлежность к компании в целом. Расширение сферы взаимодействия мальчиков и девочек в детстве может сильно сократить продолжительность первых фаз развития, тогда раз­нополая компания возникает не из слияния двух относительно автономных однополых групп, а почти сразу же на межинди­видуальной основе.

Хотя разные виды общения могут сосуществовать, выполняя разные функции, их удельный вес и значимость с возрастом меняются. Меняются и привилегированные места встреч. У под­ростков это чаще всего свой двор или своя улица; старшекласс­ники переориентируются на какие-то узловые точки в центре района или города, местный «Бродвей» или «стометровку»; за­тем, по мере роста материальных возможностей и дифференциа­ции самих компаний, встречи переносятся в какие-то излюблен­ные общественные места и, наконец, в домашние условия.

Однако разные формы и места общения не только сменяют друг друга, но и сосуществуют, отвечая разным психологиче­ским потребностям. Например, «стометровка» позволяет «людей посмотреть и себя показать» в максимально неформальной об­становке, без заранее продуманного плана и материальных затрат. Юноша жаждет новых знакомств, приключений, пережи­ваний. Своеобразное, часто неосознанное, внутреннее беспокой­ство гонит его прочь из дома, из привычной, устоявшейся атмо­сферы. Это ожидание чего-то нового, неожиданного — вот прямо сейчас, за ближайшим поворотом должно произойти что-то зна­чительное: интересная встреча, важное знакомство… Большей частью эти ожидания не сбываются — приключение тоже надо уметь организовать — и все-таки на следующий вечер ноги сами несут туда, где люди.

И уличное общение, и спонтанные юношеские группы тесно связаны с особенностями юношеской субкультуры. В социологи­ческой литературе убедительно показана ошибочность и несо­стоятельность буржуазных концепций, противопоставляющих образ жизни и социальные установки молодежи образу жизни взрослого общества, от которого эта молодежь зависит и на которое она так или иначе всегда ориентируется. Но из этой критики вовсе не вытекает, что юношество вообще не отличает­ся от старших и что эти различия не заслуживают внимания. При всей ее расплывчатости юношеская субкультура имеет несколько постоянных компонентов: специфический набор цен­ностей и норм поведения, вкусы, формы одежды и внешнего ви­да; чувство своей групповой общности и солидарности; харак­терную манеру поведения, способы общения, ухаживания и т. д.

Подростки и юноши очень хотят быть современными. Но «современность» нередко понимается как сумма внешних признаков, слепое следование сиюминутной моде. Многие юноше­ские увлечения и причуды обычно краткосрочны, рассчитаны на внешний эффект и, подчеркивая свою «новизну», часто доволь­но тривиальны по содержанию. Взрослым трудно понять, как могут развитые, неглупые старшеклассники придавать такое большое значение покрою штанов, длине волос или писать пись­ма протеста в редакцию газеты, напечатавшей критическую за­метку о манере исполнения полюбившегося им певца. Но эти моды и причуды надо рассматривать не изолированно, по их ре­альной социальной или эстетической ценности, а в социально-психологическом контексте юношеского восприятия.

В юношеских увлечениях проявляется и реализуется чрезвы­чайно важное для формирующейся личности чувство принад­лежности: чтобы быть вполне «своим», нужно и выглядеть, «как все», и разделять общие увлечения. Кроме того, мода—сред­ство самовыраоюения: юношеский стиль претендует на уникаль­ность и экспериментальность, всячески подчеркивая свое отли­чие от «взрослого»; стоит только старшим принять его, как этот стиль сразу утрачивает свой динамизм. Далее, юношеская мода есть средство коммуникации и идентификации: видимые (одежда, прически) или слышимые (язык, музыка) знаки слу­жат молодому человеку средством показать, кто он такой, и рас­познать «своих». Наконец, это средство приобретения статуса в своей среде: поскольку нормы и ценности юношеской субкуль­туры являются групповыми, овладение ими (например, умение разбираться в хоккее или поп-музыке) становится обязательным и служит способом самоутверждения.

стихийные группы – предыдущая | следующая – молодежная мода

Оглавление. Кон. И.С. Психология юношеского возраста.

Консультация психолога в психологическом центре Просвет.

Психология молодежных субкультур

В статье определено понятие молодежная субкультура, контркультура, дана классификация субкультур по источникам возникновения, выявлены психологические предпосылки вступления молодёжи в субкультуру и последствия вступления в субкультуры.

Подростки заинтересованы в поисках нестандартных форм поведения и проведения своего досуга. Этот факт объясняет возникновение подростковых объединений. Эти объединения ставят перед собой задачи социализировать подростка, включать его в жизнь общества, тем самым способствуя его гармоничному творческому и всестроннему личностному развитию. Молодежные субкультуры представляют собой новое явление общественной жизни.Субкультуры определяют культурное пространство и среду общения подростков, которая помогает им находить свое место в жизни общества, приспосабливаться в социальной среде и создавать новые формы культурной жизни.

Молодежная субкультура знаменует категорию отстранения, отдаления от разделяемых большинством ценностей членов общества.

Термин Субкультура произошел от лат.sub — под и cultura — культура, что означает подкультура, или та часть культуры общества, которая наиболее отлична от носителей большинства этой культуры.

Субкультуре свойственны своя система ценностей, язык, манера общения, одежда и другое.

По источникам возникновения можно выделить следующие субкультуры:

  1. Адвентивная субкультура. Адвентивный (от лат. «adventus» — приход, пришествие). Дословно означает «пришлые», «чужие», «извне».
  2. Адаптивная – это субкультура, возникшая в следствии приспособления адвентивной субкультуры к конкретным условиям среды.
  3. Оригинальная – это субкультура, которая самостоятельно возникла в каких-либо местных условиях или появилась параллельно с адвентивной субкультурой на Западе, без ее непосредственного участия.

Для глубокого анализа данной проблемы необходимо рассмотреть понятие контркультуры, обозначаемое особый подвид субкультуры, который не только отличается от преобладающей обществе, но и находится в конфликте с главными ценностями. Например: некоторая часть скинхедов, которая возникла как музыкальная субкультура и длительное время позиционировала себе как приверженцев музыки регги. В последующем часть скинхедов присоединилась к политическим течениям.

Определим предпосылки вступления в молодежные субкультуры:

  • это способ приобретения внешних характеристик, которые позволяют выделить себя из толпы и показать свою уникальность;
  • отсутствие личностной самоидентефикации, самосовершенствования;
  • поиск близких людей по внутренним убеждениям.

Проанализируем положительные и отрицательные стороны вступления в субкультуры.

К положительному можно отнести возросшую значимость индивидуальности человека и его неотъемлемых прав. Отсутствие давление на личность, свобода самовыражения, совести и свобода мысли.

Основным негативным аспектом является высокая степень социальной фрустрации человека. Пример: статистические данные суицидов. Не все субкультуры способствуют развитию индивидуальности, некоторые наоборот губительны для психики. Например, секты «сатанистов», которые разрушают психику подростков.

Таким образом, когда человек делает выбор моральных идеалов, он теряет объект самоидентефикации, как элемент нормальной гармоничной психической деятельности. Культурные и моральные этнические ценности подменяются ценностями других культур, что приводит к невозможности осознанно сделать выбор оптимальных объектов самоидентификации и выработать адекватные личностные установки.

Детская и юношеская субкультуры курсовая по педагогике

Содержание Введение Глава 1.Детская и подростковая субкультура как фактор социального воспитания 1.. Сущность понятия «подростковая субкультура» 2.. Основные подходы к исследованию проблемы молодежной субкультуры 3.. Влияние субкультуры на социальное воспитание личности Глава 2.Исследование влияния субкультуры на социальное воспитание подростков_ 2.1. Диагностический этап исследования 2.2. Педагогические рекомендации Заключение Список литературы Введение. Актуальность темы исследования – заключается в том, что внимание многих современных исследователей привлекает проблема социального развития и социального воспитания нового поколения. Особенный интерес вызывает проблемы влияния общества и окружения на адаптацию и развитие личности. Цель работы – выявление характера влияние субкультуры на социализацию подростков. задачи: 1. Провести анализ проблем социального воспитания подростков; 2. Раскрыть сущность понятий социальное воспитание и субкультура; 3. Раскрыть психологические особенности возрастной субкультуры; 4. Показать влияние субкультуры на социальное воспитание подростков. Объект исследования: особенности процесса социального воспитания подростков. Предмет исследования: характер влияния детской и юношеской субкультур на процесс социального воспитания. Гипотеза исследования : Процесс социального воспитания подростков будет в достаточной мере эффективным, если будет учитываться характер влияния детской и юношеской субкультуры на социализацию подростков: Методы исследования — теоретический анализ источников и документов, наблюдение. Практическая значимость – на основе изученного материала выявить степень влияния социальной группы и общества на развитие подростка как отдельной личности и определить возможность предотвращения и исправления негативных последствий такого влияния. Степень разработанности проблемы. Глава 1.Детская и подростковая субкультура как фактор социального воспитания. 1.1 Сущность понятия «подростковая субкультура» Под культурой понимаются убеждения, ценности и выразительные средства, которые являются общими для определённой группы людей и служат для упорядочения опыта и регулирования поведения членов этой группы. Воспроизводство и передача культуры последующим поколениям лежат в основе процесса социализации-усвоения ценностей, верований, норм, правил и идеалов предшествующих поколений. Система норм и ценностей, отличающих группу от большинства обществ, называется субкультурой. Она формируется под влиянием таких факторов, как возраст, этническое происхождение, религия, социальная группа или местожительство. Ценности субкультуры не означают отказа от национальной культуры, принятой большинством, они обнаруживают лишь некоторые отклонения от нее. Однако большинство, как правило, относится к субкультуре с неодобрением или недоверием. Молодежные субкультуры – феномен городской культуры западного типа. В нем отразились разнообразные процессы, протекающие в религиозной, идеологической, политической сферах, сфере экономики и моды. Основной фактор, привлекающий молодежь в субкультуры – стремление приобрести внешние, формальные характеристики, позволяющие выделяться из общей обезличенной массы населения мегаполиса. Поэтому, несмотря на декларирование представителями субкультуры своей приверженности каким-либо идеологическим, религиозным, политическим концепциям, обычно они не особо вникают в них и в основном объединяются по внешним характеристикам – одежда, прически, музыка, места общения и т.д. Иногда группа активно вырабатывает нормы или ценности, которые явно противоречат господствующей культуре, ее содержанию и формам. На основе таких норм и ценностей формируется контркультура. Известный пример контркультуры — хиппи 60-х годов или «система» в России 80-х годов. Элементы, как субкультуры, так и контркультуры обнаруживаются в культуре современной молодёжи в России. Под молодежной субкультурой понимается культура определенного молодого поколения, обладающего общностью стиля жизни, поведения, групповых норм, ценностей и стереотипов. Ее определяющей характеристикой в России является феномен субъективной «размытости», неопределенности, отчуждения от основных нормативных ценностей (ценностей большинства). Так, у немалого числа молодых людей отсутствует четко выраженная личностная самоидентификация, сильны поведенческие стереотипы, обусловливающие деперсонализацию установок. Позиция отчуждения в его экзистенциональном преломлении просматривается как в отношении к социуму, так и в межгенерационном общении, в контркультурной направленности молодежного досуга. Социальное отчуждение проявляется чаще всего в апатии, безразличии к политической жизни общества, образно говоря, в позиции «стороннего наблюдателя». На уровне самоидентификации проявление каких-либо определенных политических установок минимально. Вместе с тем эмоциональность, легковерность и психологическая неустойчивость молодых людей умело используются политическими элитами в борьбе за власть. «Участие в политической жизни» в шкале ценностных суждений, предложенных в ходе анкетного опроса среди учащихся старших классов петербургских школ, заняло последнее место (это занятие привлекает лишь 6,7% опрошенных). Только каждый четвертый из старшеклассников (25,5%) готов жить для других, даже если придется поступиться своими интересами, в то же время почти половина выборки (47,5%) полагает, что «в любом деле нельзя забывать о собственной выгоде». «Политикой» интересуется лишь 16,7% опрошенных, отсюда закономерно проистекают и среде студенческой молодежи до более агрессивного в среде учащихся средней школы. Крайним направлением этой тенденции молодежной субкультуры являются так называемые «команды» с жесткой регламентацией ролей и статусов их членов. Данные исследований показывают, что досуговая самореализация молодежи осуществляется вне учреждений культуры. Народная культура (традиции, обычаи, фольклор и т. п.) большинством молодых людей воспринимается как анахронизм. Попытки внесения этнокультурного содержания в процесс социализации в большинстве случаев ограничиваются приобщением к православию, между тем как народные традиции, безусловно, не ограничиваются одними лишь религиозными ценностями. Кроме того, этнокультурная самоидентификация состоит прежде всего в формировании положительных чувств в отношении к истории, традициям своего народа, т. е. того, что принято называть “любовью к Отечеству”. Возникновение такой, а не иной, с указанными особенностями молодежной субкультуры обусловлено целым рядом причин, среди которых наиболее значимыми представляются следующие. 1. Молодежь, живет в общем социальном и культурном пространстве, поэтому кризис общества и его основных институтов не мог не отразиться на содержании и направленности молодежной субкультуры. Каково общество — такова и молодежь, следовательно, и молодёжная субкультура. 2. Кризис института семьи и семейного воспитания, подавление индивидуальности и инициативности ребенка, подростка, молодого человека как со стороны родителей, так и педагогов, всех представителей «взрослого» мира. Это приводит, с одной стороны, к социальному и культурному инфантилизму, а с другой — к прагматизму и социальной неадаптированности и к проявлениям противоправного или экстремистского характера. Агрессивный стиль воспитания порождает агрессивную молодежь. 3. Коммерциализация средств массовой информации, в какой-то мере и всей художественной культуры, формирует определенный «образ» субкультуры не в меньшей степени, чем основные агенты социализации — семья и система образования. Ведь именно просмотр телепередач наряду с общением наиболее распространенный вид досуговой самореализации. Во многих своих чертах молодежная субкультура просто повторяет телевизионную субкультуру. Молодежная субкультура есть искаженное зеркало взрослого мира вещей, отношений и ценностей [9]. Рассчитывать на эффективную культурную самореализацию молодого поколения в больном обществе не приходится, тем более что и культурный уровень других возрастных и социально-демографических групп населения России также постоянно снижается. Наблюдается тенденция к дегуманизации и деморализации в содержании искусства, что проявляется, прежде всего, в принижении, деформации и разрушении образа человека. В частности, это фиксируется в нарастании сцен и эпизодов насилия и секса, в усилении их жестокости, натуралистичности (кинематограф, театр, рок-музыка, литература, изобразительное искусство), что противоречит народной нравственности и оказывает негативное воздействие на молодежную аудиторию. Отрицательное влияние на аудиторию эскалации сцен насилия и секса в кино, на телевидении и видео доказывается многочисленными исследованиями. 2. Основные подходы к исследованию проблемы молодежной деструктивными — как по отношению к отдельным людям, так и нормам и совершались из соображений престижа и для подтверждения идентификации с группой. Ведущая идея Коена заключается в том, что молодые люди не становятся антисоциальными после включения в группировку: в группировку приходят именно антисоциально ориентированные подростки для поддержания (институциализации) своих антисоциальных норм и ценностей. А.Коен утверждал, что у групп подростков одного и того же возраста, но по- разному ориентированных, существуют значительные отличия в представлении о статусе и критериях его достижения. Для «послушных учеников из среднего класса» – это «образование, квалификация, уважение, замужество, признание заслуг со стороны значимых взрослых, а в их лице — общества в целом». Для «мальчишек из подворотни» — «моментальное удовольствие, грубость, жестокость, высокий уровень риска и волнения, ценности, которые не сулят каких-либо похвал со стороны взрослых и общественно значимого признания». Уолтер Миллер, применив для объяснения позиции подростков понятие «маргинальность», напротив, попытался доказать, что дело не в стремлении к идентификации с нормами среднего класса, а в желании подростков приспособиться к ценностям «более низкого» класса. Маргинальная позиция складывается, когда подростки начинают чувствовать свою незначительность, поскольку у них отсутствуют возможности для реализации своих потребностей в самоуважении и самоидентификации. Таким образом, подростки не специально выбирают девиантный путь, они просто выбирают некий путь, позволяющий им самореализоваться, добиться хотя бы какого-то признания и этим путем часто оказывается девиантная ассоциация. Работы школы социологического мышления («интеракционизма» или «теории наклеивания ярлыков») опровергали тезис о том, что девиантное поведение есть некая психологическая предрасположенность отдельных индивидов. Молодые люди и их сообщества становятся девиантными, когда им приклеивают ярлык преступника (преступного). Вербализация и артикуляция именно такого обозначения данной группы людей оказывается решающим для завершения процесса их идентификации с этой «девиантной» группой. Исследования показали, что из нескольких столкновений между группировками на юге Англии широко «разрекламированных» СМИ, возник социокультурный феномен огромного масштаба. Весьма интересные результаты дал функциональный подход. В отличие от тех, кто видел в молодежи социальную проблему, его представители — Т. Парсонс и Ш. Айзенштадт считали, что все молодежные субкультуры, несмотря на поведение, стиль или сленг, были, в конечном счете, некоторыми адаптивными формами, их существование помогало обществу в целом достигать стабильности, и с этой точки зрения они были социально значимыми и положительными. Культурно- исторический анализ, проведенный в рамках данного подхода выявил различия в процессах перехода детей во взрослый статус. В доиндустриальных обществах подростковость перемещалась во взрослость через принимаемое всеми и достаточно очевидное окончание детства и начало взрослой жизни. Поскольку большой разницы между ценностями, передающимися от поколения к поколению, не существовало, период взросления был «естественным» и безпроблемным, и самой молодости (в нашем понимании) не было. Но в индустриальных обществах все эти процессы намного усложнились. Молодежь индустриальной эпохи уже не могла, как прежде, воспользоваться прежним молодежным опытом поколения взрослых, поскольку традиционные роли, которые они могли воспринять в семье, уже не могли им помочь в приобретении новых взрослых статусов и ролей. В традиционном обществе окончание детства отмечалось ритуалом или празднованием, что, по сути, означало, что подросток занял аутентичное место во взрослом обществе. В современных индустриальных обществах, наоборот, роли, представленные в пределах семьи, перестали гармонировать с более широкой социальной системой. Таким образом, идентификация с членами семьи не гарантировала и не обеспечивала достижения полной социальной зрелости и статуса взрослого в социальной системе. Т. Парсонс видел основную функцию молодежной культуры в положительной помощи, которую оказывали молодежные субкультуры процессу тяжелого перехода детей во взрослый статус. По мнению Ш. Айзенштадта, молодежные субкультуры — это период подготовки молодых людей к миру вне семьи. Он считал, что они играли столь важную роль в социализации молодых людей, потому что именно молодежные субкультуры создавали набор ценностей, позиций и поведенческих норм, которые возвращали чувство власти, потерянное молодыми людьми в результате их маргинальной социо- экономической и культурной позиции в современном обществе.[3] Молодежная культура создает пространство, в котором молодые люди могут себя чувствовать полномочными представителями, в то время как, в семье или в школе они чувствовали себя чужими и не имеющими никаких реальных полномочий. Молодежная субкультура обеспечивает чувство стабильности для молодых людей, предоставляя ясный набор ценностей и ролей. По представлениям функционалистов, молодежная культура имеет общую социально-психологическую основу, поэтому как бы вовсе не обязательно выделять внутри этой целостности различные субкультуры — выделять какие-то стили, интересы или мировоззрения. Возрастные группы могли способствовать сохранности и поддержанию стабильности социальной системы. Однако, помимо этой интегративной функции они могли иметь и «дезинтегративную функцию», которая демонстрируется в девиантных группах сверстников. Для социологов-функционалистов понятие «субкультура» было не более чем определением некоей группы сверстников, предоставлявшей подросткам способ обретения себя в мире. Далее они утверждали, что по мере перехода молодежи во взрослый мир существование и поддержание функционирования таких групп становятся лишними. С идеями социологов-функционалистов перекликаются идеи американского психолога Э.Эриксона. Для обозначения интервала между подростковостью и взрослостью он ввел понятие «психосоциальный мораторий» — период, когда молодым людям дается отсрочка принятия ролей и норм взрослых и предоставляется возможность экспериментировать со своей идентичностью, пробовать альтернативные роли и способы жизни. Поиск идентичности происходит под сильным влиянием тех социальных групп, с которыми себя Потребительство молодежи концентрировалось в тех сферах, в которых происходило наиболее бурное послевоенное развитие: подростки покупали больше всего одежды, обуви, спиртных напитков и табачных изделий, конфет и шоколада, закусок, тратили много денег на кино, театр, журналы, газеты, пластинки и книги. При этом потребляемые товары с точки зрения молодежи были специфичны по отношению к товарам для «взрослых», что позволяло посредством потребления утверждать молодым людям свою идентичность. Определение молодежной культуры как формы массовой культуры представило молодежь как объект контроля и манипуляции со стороны капиталистического медиа-рынка, а субкультуры — как продукт, конструируемый и создаваемый не молодежью, а для нее (Р.Хоггарт, Т. Адорно).[2],[29]. Данная традиция доминировала вплоть до 80-х гг. Постмодернистские теоретики 80-х и 90-х подвергли ее резкой критике, отвергнув тезис о существовании однонаправленного процесса: с одной стороны которого, — активные производители культурных товаров и ценностей, научившиеся прекрасно манипулировать сознанием и поведением молодежи, с другой стороны, — молодежь как пассивный потребитель, который или недостаточно образован, или сильно подавлены строем, чтобы осознавать то, что их бессознательно «оглупляют». Постмодернисты обращали внимание на культурные явления, создаваемые самой молодежью для себя «фанзины» (журналы, посвященные особым течениям в музыке или отдельным музыкальным группам и издаваемые самими «фанами», молодежные передачи и веб-сайты), и, в известной степени, противопоставляемые «продукции», предлагаемой молодым со стороны взрослых. Подчеркивалось характерное для современной культуры смешение производства, исполнения и потребления (использования). Постмодернистские тенденции в изучении молодежной субкультуры выразились в интерпретации субкультуры как пространства игры, экспериментирования с иерархией взрослого мира. Общество «разрешает» выражать молодежи себя в этой сфере. Молодежь, в свою очередь, не утрачивает своей связи с общей культурой, разделяя ее фундаментальные нормы и ценности. Современные исследования ориентируются на изучение новых форм культурных активностей современной молодежи. Особенное внимание уделяется формам телесного ухода и наслаждения. Эксперименты со своей внешностью осуществляются уже не только через одежду, а через тело: бритье головы, татуировки, нанесение шрамов. Даже употребление наркотиков, рассматривается как своеобразный способом экспериментирования, манипуляции со своей телесностью и чувственностью. Постмодернизм выступил с критикой представления о существовании некоей господствующей (репрезентативной) культуры и противостоящих ей субкультур. Влияние идей постмодернизма привело к тому, что на определенном этапе на Западе практически перестали говорить о субкультурах. 3. Влияние субкультуры на социальное воспитание личности. Социализация – непрерывный и многогранный процесс, который продолжается на протяжении всей жизни человека. Однако наиболее интенсивно он протекает в детстве и юности, когда закладываются все базовые ценностные ориентации, усваиваются основные социальные нормы и отклонения, формируется мотивация социального поведения. Процесс социализации человека, его формирования и развития, становления как личности происходит во взаимодействии с окружающей средой, которая оказывает на этот процесс решающее влияние посредством самых разных социальных факторов. Наиболее важное значение для социализации подростка имеет социум. Эту ближайшую социальную среду подросток осваивает постепенно. Если при рождении ребенок развивается в основном в семье, в дальнейшем он осваивает все новые и новые среды – дошкольные учреждения, компании друзей, дискотеки и т.д. С возрастом освоенная ребенком «территория» социальной среды все больше и больше расширяется. При этом подросток как бы постоянно ищет и находит ту среду, которая для него в наибольшей степени комфортна, где подростка лучше понимают, относятся к нему с уважением и т.д. Для процесса социализации важное значение имеет, какие установки формирует та или иная среда, в которой находится подросток, какой социальный опыт может накапливаться у него в этой среде – положительный или негативный. Подростковый возраст, особенно с 13-15 лет – это возраст формирования нравственных убеждений, принципов, которыми подросток начинает руководствоваться в своём поведении. В этом возрасте появляется интерес к мировоззренческим вопросам, таким, как возникновение жизни на Земле, происхождение человека, смысл жизни. Формированию у подростка правильного отношения к действительности, устойчивых убеждений необходимо придавать первостепенное значение, т.к. Значительное развитие в подростковом возрасте приобретают волевые черты характера. Под влиянием повышенных требований, предъявляемых подростку, у него развивается способность длительно преследовать сознательно поставленные цели, уметь преодолевать препятствия и трудности на этом пути. Анализируя всё выше сказанное можно обобщить и выявить следующие возрастные особенности характерные для подросткового периода: 1. Потребность в энергетической разрядке; 2. Потребность в самовоспитании; активный поиск идеала; 3. Отсутствие эмоциональной адаптации; 4. Подверженность эмоциональному заражению; 5. Критичность; 6. Бескомпромиссность; 7. Потребность в автономии; 8. Отвращение к опеке; 9. Значимость независимости как таковой; 10. Резкие колебания характера и уровня самооценки; 11. Интерес к качествам личности; 12. Потребность быть; 13. Потребность что-то значить; 14. Потребность в популярности; 15. Гипертрофия потребности в информации У подростков появляется желание изучать свое «Я», понять, на что они способны. В этот период они стремятся себя утвердить, особенно в глазах сверстников, уйти от всего детского. Все меньше ориентируются на семью и обращаются к ней. Но зато возрастает роль и значение референтных групп, появляются новые образы для подражания. Подростки, потерявшие ориентир, не имеющие поддержки среди взрослых, стараются найти идеал или образец для подражания.[31] Таким образом они примыкают к той или иной неформальной организации. Особенностью неформальных объединений является добровольность вступления в них и устойчивый интерес к определенной цели, идее. Вторая особенность этих групп – соперничество, в основе которого лежит потребность самоутверждения. Молодой человек стремиться сделать что-то лучше, чем другие, опередить в чем-то даже самых близких ему людей. Это приводит к тому, что внутри молодежные группы неоднородны, состоят из большого числа микрогруппировок, объединяющихся на основе симпатий и антипатий. Именно в пространстве неформального общения возможен первичный, самостоятельный выбор подростком своего социального окружения и партнёра. А привитие культуры этого выбора возможно лишь в условиях терпимости взрослых. Нетерпимость, склонность к разоблачениям и морализаторство примитивизируют молодёжную среду, провоцируют подростков к протестным реакциям, часто с непрогнозируемыми последствиями. Важнейшая функция молодёжного движения – “стимулирование прорастания социальной ткани на окраинах общественного организма”.[7] Молодёжные инициативы становятся проводником общественной энергии между местными, региональными, поколенческими и т.п. зонами общественной жизни и её центром – основными социально- экономическими и политическими структурами. Многие из неформалов – люди весьма неординарные, талантливые. Они проводят на улице дни и ночи напролет, не зная, зачем. Этих молодых людей никто не организовывает, не заставляет приезжать сюда. Они стекаются сами – все очень разные, и в тоже время чем-то неуловимо похожие. Многим из них, молодым и полным сил, часто хочется выть по ночам от тоски и одиночества. Многие из них лишены веры, во что бы то ни было и оттого мучаются собственной ненужностью. И, пытаясь разобраться в себе, отправляются на поиски смысла жизни и приключений в неформальные молодежные объединения. Ради чего они стали неформалами? 73% — т.к. деятельность официальных организаций в сфере досуга неинтересна. 20% – т.к. официальные учреждения не помогают в их интересах. 7% — т.к. их увлечения не одобряются обществом. Принято считать, что главное для подростков в неформальных группировках – возможность отдохнуть, провести свободное время. С социологической точки зрения это неправильно: «балдежь» стоит на одном из последних мест в перечне того, что привлекает молодежь в неформальные объединения, — об этом говорит лишь чуть более 7%. Около 5% находят в неформальной среде возможность общаться с близкими себе по духу людьми. Для 11% самое главное – условия для развития своих способностей, возникающие в неформальных группировках. академическая неуспешность в школе. Данная проблема возникает также в связи с отсутствием у воспитанника опыта самопонимания и самоопределения. Кроме этого, у старшеклассников — представителей неофициальных юношеских субкультур возникают осложнения во взаимоотношениях с взрослыми и сверстниками, вызываемые как провоцирующим имиджем, так и некомпетентностью в общении. Рассогласования в сфере общения, усиливаются после того, как школьник начинает предъявлять себя как представитель субкультуры. Субкультура чаще всего определяется через группу, являющуюся носителем данной локальной культуры, Нахождение в субкультуре способно блокировать самостоятельность человека, вызывать поведение «ведомого» и таким образом выступать для молодого человека или девушки психологической защитой. Наряду с источником влияния юношеской субкультуры можно условно выделить три вероятностных последствия для социализации: — позитивная тенденция (освоение социальных ролей в группе сверстников, социальное и культурное самоопределение на основе социальных проб и экспериментирования), — социально-негативная (наркотизация, принятие идеологии национализма, экстремизма, приобщение к криминальному образу жизни), — индивидуально-негативная (мораторий на социальное и культурное самоопределение, самооправдание инфантилизма и эскапизма — «бегства» от социальной реальности). Актуальность исследования социально-педагогической помощи старшим школьникам — представителям юношеских субкультур обусловлена рядом взаимодополняющих обстоятельств. Во-первых, юношеские субкультуры стали одним из существенных факторов социализации городских школьников. Данные социологических исследований подтверждают, что значительная часть учащихся старших классов идентифицирует себя с той или иной субкультурой, и определенное количество старших школьников испытывает на себе ее ощутимое влияние. В то же время воздействие на учащихся ряда неофициальных юношеских культур таит в себе социальные опасности, так как одни субкультуры транслируют идеи экстремизма, расовой и национальной дискриминации, другие — проповедуют криминальный образ жизни, третьи — пропагандируют употребление психоактивных веществ и т.д. Данные субкультуры создают риск для социализации учащейся молодежи. Представители таких субкультур достаточно часто выходят за рамки установленных правил, совершают эксцентричные поступки. В связи с этим реакция официальных органов власти, общественности, педагогов даже на безобидные проявления юношеской субкультуры зачастую бывает крайне жесткой. Нередко у воспитателей, учителей возникают сильные негативные эмоции, препятствующие самоопределению и построению конструктивного взаимодействия с представителями юношеских субкультур. Кроме того, педагоги, вынужденные ежедневно иметь дело с учащимися, которые ярко демонстрируют субкультурную принадлежность, в большинстве случаев лишены четких ориентиров при конструировании профессиональной деятельности. Из выше приведенных доводов следует, что современная социально- педагогическая практика нуждается в воспитательных технологиях, обеспечивающих свободу выбора школьника в пространстве влияния разнообразных культур, позволяющих осуществлять нравственную поддержку в ситуациях многочисленных культурных интервенций, направленных на личность со стороны как агентов субкультур, так и субъектов социального, семейного и конфессионального воспитания. Во-вторых, необходимость помощи школьникам представителям юношеских субкультур осознается достаточно давно. Достаточно широко распространены в нашей стране различные по масштабу рок-фестивали («Прорыв», «Окна Открой!», «НАШЕствие», «Крылья» и другие), являющиеся для юношей и девушек площадками самовыражения в сфере субкультуры. В деятельности Костромского клуба старшеклассников несколько лет назад появилась такая новая форма работы, как фестиваль молодёжной культуры «Стрит-Вей», где подростки имеют возможность танцевать брейк-данс официально, «на большой сцене», кататься на роликах и рисовать граффити. В частности, работа с представителями неофициальных юношеских субкультур осуществляется в таких формах, как формирование «уличных площадок» для предъявления подростками себя как представителей субкультур в г. Одессе (опыт работы М.Б. Кордонского). В то же время, целостного осмысления отечественной практики социального воспитания старшеклассников в данном контексте не производилось, несмотря на наличие соответствующего опыта. В-третьих, изучение субкультур — относительно новое, но активно развивающееся направление в отечественных гуманитарных науках. За последние два десятка лет по этой тематике было защищено около сорока диссертаций, наиболее многочисленными являются исследования молодежной субкультуры, раскрывающие социально-философские, эстетические, социологические, лингвокультурологические, социально- управленческие, социально-психологические аспекты данного феномена. Изучены также отдельные разновидности молодежных субкультур, взаимодействие молодежных субкультур с социальными институтами и формами общественного сознания, региональные характеристики субкультурной дифференциации молодежи. Одним из отправных моментов теоретического обоснования социально- педагогического взаимодействия субъектов воспитания с представителями юношеских субкультур является концепция педагогики социальной работы (В.Г. Бочарова, Б.П. Битинас), где социальное воспитание трактуется как педагогически ориентированная и целесообразная система общественной 2.2 Педагогические рекомендации. Исходя из социально-педагогической концепции А.В. Мудрика, социально-педагогическую помощь можно трактовать как внешнее действие, которое придает личности ресурс, недостающий в какой-либо конкретной социальной ситуации. Помощь становится движущей силой процесса активизации ресурсов, управления его использованием . Социально-педагогическая помощь старшеклассникам — представителям неофициальных юношеских субкультур возникает на границах стихийной, относительно управляемой и относительно социально- контролируемой социализации, и более или менее сознательного самоизменения человека; имеет характер диалектического компромисса: — при безусловном принятии воспитанника, какие бы идеи он ни разделял, информирование его о возможных социальных санкциях, — при выстраивании диалога между культурой и субкультурой, предъявление общепринятых образцов, — при организации движения мысли в диалоге от субъективных смыслов школьника к социокультурным значениям, оснащение воспитанника недостающими средствами понимания и самовыражения. На основе идей педагогической герменевтики И.Д. Демаковой [10] представляется возможным сформулировать еще одно условие социально- педагогической помощи старшеклассникам — представителям неофициальных юношеских субкультур — адекватность имиджа педагога — субъекта помощи юношеской субкультуре, владение педагогом референтной для старшеклассников деятельностью. Внешний вид педагога должен соответствовать основным тенденциям моды, чтобы привлечь и расположить к себе учащихся, однако, элементы одежды не должны выражать предпочтительного отношения к какой-либо из субкультур. Умение словом и действиями настроить человека на себя — является важными составляющими имиджа. В нашем случае необходимо говорить о так называемой стилизованной коммуникации. Это умение педагога использовать адекватные для молодежной субкультуры способы передачи информации, получения ответов, налаживания взаимоотношений, обмена мнениями. Стиль поведения педагога не должен вступать в противоречия с основной целью оказания социально-педагогической помощи. Его манера действий должна внушать воспитанникам доверие, чувство безопасности, ощущение порядочности педагога, компетентности. Социально-педагогическая помощь будет осуществляться эффективно, если педагог владеет каким-либо видом занятий значимым для представителей юношеской субкультуры (игра на гитаре, какой-либо вид спорта, брейк-дэнс, граффити, ролевые игры и т.д.). Кроме этого, педагог может владеть смежными с субкультурными видами деятельности, например: акробатический рок-н-ролл, художественная гимнастика, спортивная аэробика, дизайн и другое. Необходимым условием успешности социально-педагогической помощи старшим школьникам — представителям неофициальных юношеских субкультур является характер взаимодействия педагога и старшеклассника — конструктивный диалог что предполагает: — наличие договора как культурного механизма, регулирующего отношения между педагогом и старшеклассником, — общение строится исходя из безусловного принятия воспитанника, какие бы идеи он не разделял и не пропагандировал, — консультирование воспитанника о возможностях социальной среды, учреждений в разрешении проблем социализации; — эмоциональная поддержка как самого акта, и так и принципа свободы выбора. — оснащение воспитанниками недостающими средствами самопонимания. Важным условием эффективности социально-педагогической помощи старшеклассникам — представителям юношеских субкультур является создание клубного сообщества на основе юношеских субкультурных практик, что содействует: — раскрепощению, принятию воспитанником себя, — овладению школьником различными вариантами самопредъявления в социально приемлемых формах, — освоению воспитанником способами решения коммуникативных задач (в том числе конструктивного диалога со взрослыми, с представителями других субкультур). Организация экспериментирования и самовыражения в сфере юношеской субкультуры осуществляется посредством конструирования своеобразных «карнавальных» площадок, где в ходе различного рода забав, игр, конкурсов, шествий участники могут экспериментировать со своим внешним видом, примерять атрибуты представителей той или иной субкультуры. На карнавальных площадках важную роль играет социально- психологическая атмосфера раскованности, которая обеспечивается защитой школьников от санкций со стороны субъектов социального воспитания и агентов субкультур. Для полноценного экспериментирования, самовыражения воспитанников в сфере юношеской субкультуры воспитатель должен принимать стилистику субкультуры как модель самореализации учащихся . [24] Как показало данное исследование, в значительной части общеобразовательных учреждений создание площадок для экспериментирования на материале юношеской субкультуры затруднено вследствие особенностей сложившегося быта воспитательной организации, поэтому данная составляющая может быть реализована во внешкольной среде (загородный детский центр, учреждение дополнительного образования, учреждение социального обслуживания молодежи). воспитанника; разработка соответствующего плана действий; реализация плана, текущий анализ и коррекция деятельности; рефлексия произошедших изменений; определение последствий и перспектив развития индивидуальной ситуации ребенка. После реализации договора возможен переход к новому договору и новому этапу работы по обоюдному желанию воспитанника и педагога. Заключение. В целом мое исследование подтверждает обоснованность выдвинутого в гипотезе предположения и позволяет сделать ряд выводов: 1. Специфическими проблемами, возникающими у старшеклассников — представителей юношеских субкультур являются: компенсация негативного отношения к себе крайним преувеличением и мифологизацией своей инаковости; выбор определенного внешнего субкультурного образа, который подменяет ценностное самоопределение при отсутствии у воспитанника соответствующего социального опыта; конфликтность взаимоотношений с взрослыми и сверстниками, вызываемое провоцирующим имиджем и некомпетентностью в общении. 2. Социально-педагогическая помощь обеспечит разрешение проблем социализации школьников — представителей неофициальных юношеских субкультур, если: — педагог владеет референтным для воспитанников видом деятельности, его имидж адекватен юношеской субкультуре, — старшеклассник участвует в клубном сообществе, созданном на основе юношеских субкультурных практик, — взаимодействие педагога и старшеклассника представляет собой конструктивный диалог. 3. Деятельность педагога в процессе оказания социально-педагогической помощи школьникам — представителям неофициальных юношеских субкультур предполагает: создание в группе позитивного эмоционального климата; содействие учащимся в приобретение необходимого социального опыта (конструктивного межличностного взаимодействия, самовыражения в группе, обсуждения, осмысления и понимания идеологии субкультуры и понимания себя), расширение представлений о способах и вариантах самовыражения, помощь воспитаннику в самоопределении, осуществление посредничества в конфликтах со взрослыми и сверстниками. 4. Изложенные в исследовании выводы и рекомендации не претендуют на окончательное и исчерпывающее решение заявленной проблемы. В частности, в более детальном изучении нуждаются вопросы: — дифференциации социально-педагогической помощи школьникам — представителям юношеских субкультур в зависимости от социокультурных особенностей (региона, типа поселения, образовательного учреждения и т.п.), — подготовки и переподготовки кадров для осуществления социально- педагогической помощи школьникам — представителям юношеских субкультур. Молодому человеку нужно определить границы своих реальных возможностей, узнать, на что он способен, утвердиться в обществе. Подтверждением этому может служить следующая цитата Эриксона: «Молодой человек должен, как акробат на трапеции, одним мощным движением опустить перекладину детства, перепрыгнуть и ухватиться за следующую перекладину зрелости. Он должен сделать это за очень короткий промежуток времени, полагаясь на надежность тех, кого он должен отпустить, и тех, кто его примет на противоположной стороне».

КУЛЬТУРА И СУБКУЛЬТУРА КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН (НА ПРИМЕРЕ ГРУППИРОВКИ MARA SALVATRUCHA)

Потапова Е.А.

КУЛЬТУРА И СУБКУЛЬТУРА КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН (НА ПРИМЕРЕ ГРУППИРОВКИ MARASALVATRUCHA)

г. Тамбов
[email protected]

Для того чтобы подойти к пониманию того, что представляет собою субкультура, какие области человеческой жизни она затрагивает, необходимо понять, что такое культура. Так как субкультура вообще и молодежная субкультура в частности суть культурные явления, то, поняв какую роль, играет культура в человеческой жизни, мы сможем понять, какую роль играет и субкультура как вариация базовой культуры общества.

Слово «культура» происходит от латинского «культивировать» или «возделывать», и именно в таком понимании («искусство земледелия») оно употреблялось до начала восемнадцатого века. Позже его стали относить и к людям, отличавшимися изящными манерами, начитанностью, музыкальностью и т. п. В обыденной лексике, на уровне массового сознания, слово культура до сих пор ассоциируется с хорошим воспитанием, посещением театров и музеев, художественной эрудицией.

Современное научное определение культуры значительно шире. Под культурой понимаются убеждения, ценности и выразительные средства, которые являются общими для определенной группы людей и служат для упорядочения опыта и регулирования поведения членов этой группы. Воспроизводство и передача культуры последующим поколениям лежат в основе процесса социализации – усвоения ценностей, верований норм и правил и идеалов предшествующих поколений.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что:

  1. Культура — социально наследуемое явление.
  2. Культура — определенный образ жизни, базирующийся на определенных идеалах и ценностях.
  3. Культура связана с психологическими процессами.
  4. Культура подразумевает определенную структуру, социальную организацию.
  5. Культура — явление как идеального, так и материального порядка.
  6. Культура связана с процессами символизации.

Феномен молодежной субкультуры возник лишь во второй половине этого века. Следовательно, его возникновение каким-то образом связано с теми социокультурными процессами, которые имели место в тот период и, видимо, имеют сейчас.Эти процессы связаны  с глобальными переменами в общественной жизни и общественном сознании обусловленными переходом от эпохи модерна к эпохе постмодерна.

В широком смысле под субкультурой понимается частичная культурная подсистема «официальной» культуры, определяющая стиль жизни, ценностную иерархию и менталитет ее носителей. То есть субкультура — это «подкультура» или культура в культуре.

Субкультура — это, прежде всего, система норм и ценностей, отличающих группу от большинства обществ. Она формируется под влиянием таких факторов, как возраст, этническое происхождение, религия, социальная группа или место жительство. Ценности субкультуры не означают отказа от национальной культуры, принятой большинством, они обнаруживают лишь некоторые отклонения от нее. Однако, большинство, как правило, относится к субкультуре с недоверием или неодобрением.

При изучении молодежных субкультур представляется целесообразным подробнее остановиться на символике молодежной субкультуры.

Одна из функций символики в сообществе — это регуляция поведения, состоящая из двух аспектов:

—    Создание символа — идеального «Я»;

—    Соответствие избранному символу.

Каковы причины именно таких характерных черт и особенностей молодежной субкультуры? В чем кроются причины неформального поведения молодежи? Д. В. Ольшанский выделяет следующие особенности характеризующие суб- и контркультурное  поведение молодежи:

  1. Стремление быть самим собой. Для юношеского возраста характерен поиск собственных возможностей, своего места в мире. Это закономерно приводит к ревизии общезначимых норм и ценностей.
  2. Заражение и подражание. Это вытекает из того, что в юношеском и особенно подростковом возрасте особенное значение приобретает референтная группа с ее характерным стилем общения, поведения и образа жизни.
  3. Стадный инстинкт. Он присущ не только субкультурной молодежи, но и вообще человеку в целом. Особенность данной среды заключается в том, что в период незрелости и несформированности целевых и ценностных установок групповые ценности и цели приобретают доминирующее значение.
  4. Наличие конкурентов, недоброжелателей и врагов. Необходимое условие для сплоченности группы, не имеющей определенной цели. Нонконформистские тенденции в поведении, натыкаясь на препятствия со стороны окружающих, приобретают еще большую силу, по принципу: «запретный сладок плод». Свобода, приобретенная путем борьбы, ценнее доступной. К тому же наличие врага – необходимое условие для вычленения «нас» и «их», бунтовать необходимо против кого-то.
  5. Завышенные притязания. Для данного возраста характерны как обостренное чувство справедливости, так и желание выделиться, которые вкупе с недооценкой реальных жизненных трудностей дают эффект завышенных притязаний.

В современном многообразии субкультур криминальная субкультура представляет собой сложное общественное явление, которое является предметом изучения нескольких научных дисциплин: криминологии, социологии, культурологии и психологии.

Ценности и нормы криминальной субкультуры привлекательны и сравнительно быстро и легко усваиваются, благодаря наличию в них определенной доли романтических моментов, таинственности, необычности. Немаловажную роль играет и то, что криминальной субкультуре свойственен игровой и эмоциональный характер.

Понятие «криминальная субкультура» по своей сути является комплексным, в общем включающим в себя два аспекта — «криминальный», то есть связанный с преступностью, и «культурный», который связан с абстрактной категорией «культура». Поэтому сначала необходимо дать определение понятиям «преступность» и «культура».

Группировка MaraSalvatrucha является классическим примером представителей криминальной субкультуры.

Mara Salvatrucha (Ма?ра Сальватру?ча, что на сленге значит «бригада сальвадорских бродячих муравьёв», или MS-13) —  хорошо организованная международная преступная группировка; одна из самых жестоких, многочисленных и быстрорастущих уличных банд Центральной и Северной Америки, которая активно действует на территории нескольких стран (прежде всего, в США, Мексике, Сальвадоре, Гондурасе и Гватемале). По разным оценкам, численность преступного синдиката колеблется от 50 до 300 тыс. человек, включая ассоциированных членов (в том числе в США —  от 10 до 40 тыс.). Согласно оценкам правоохранителей, в том числе ФБР, численность Mara Salvatrucha составляет около 50- 80 тыс. человек, из которых около 10- 15 тыс. находятся в США. Этнический состав банды является смешанным, в Соединённых Штатах в ней состоят сальвадорцы, гондурасцы, гватемальцы, никарагуанцы, мексиканцы и другие латиноамериканцы (как недавние иммигранты, так и американцы первого поколения). Mara Salvatrucha действует в границах определённой городской территории, периодически предпринимая попытки расширить подконтрольные владения (кроме того, она достаточно активна и влиятельна в тюрьмах Центральной Америки).

МS-13 возникла в Лос-Анджелесе в среде иммигрантов из Сальвадора, которые массово хлынули в США в начале 1980-х годов, спасаясь от гражданской войны в своей родной стране (к началу 1990-х годов только в Лос-Анджелесе проживало около 300 тыс. сальвадорцев). Подвергаясь насилию со стороны других уличных банд (прежде всего латинос из 18th Street gang и афроамериканцев), сальвадорцы в ответ создали свою группировку.

С начала 1990-х годов американская полиция и иммиграционные власти стали активно практиковать массовую высылку членов Mara Salvatrucha на родину, таким образом, положив начало популяризации банды в Сальвадоре. Американская гангстерская субкультура (стиль и цвета одежды, манера поведения, жесты и сленг, музыкальная культура, включая гангста-рэп) нашла в истерзаном войной Сальвадоре благоприятную почву, но, столкнувшись с местными традициями, стала более жестокой и кровавой. Mara Salvatrucha начала подминать под свой контроль целые городские районы и тюрьмы; постепенно к ней стали примыкать бывшие боевики, прошедшие гражданскую войну, и банда распространила своё влияние по всей Центральной Америке (а тюрьмы превратились в настоящие «университеты» для начинающих бандитов).

К концу 2012 года под давлением полиции и других правоохранительных органов власть Mara Salvatrucha над иммигрантскими районами Лос-Анджелеса несколько ослабла, но банда усилила своё влияние на Восточном побережье, особенно вокруг Вашингтона, где присутствует большая сальвадорская община (к 2012 году в районе столичного округа Колумбия действовало около ста «клик» общей численностью более 3 тыс. человек). В США члены Mara Salvatrucha и далее часто применяют насилие по отношению к предпринимателям, обывателям и незаконным иммигрантам, но показательных зверств и расправ становится меньше (в некоторых «кликах», опасаясь идентификации, даже перестали носить цвета банды, а вербовка новичков переместилась в социальные сети). Кроме того, несмотря на предпринимаемые меры, MS-13 продолжает удерживать лидерство в криминальном мире Центральной Америки.

Отличительной чертой членов Mara Salvatrucha являются татуировки по всему телу, в том числе на лице и внутренней части губ. Они не только показывают принадлежность человека к банде, но и своими деталями рассказывают о его криминальной биографии, влиянии и статусе в сообществе. Цифра «13» в названии и соответственно татуировках банды обозначает букву «М» (13-я буква латинского алфавита) и призвана показать преданность Mara Salvatrucha самой мощной калифорнийской тюремной группировке —  Мексиканской мафии.

Таким образом, в социально-психологическом аспекте криминальная субкультура базируется на дефектах правосознания, среди которых можно отметить правовую неосведомленность, дезинформированность, социально-правовой нигилизм и цинизм. При этом дефекты правосознания усугубляются дефектами нравственного сознания, пренебрегающего общечеловеческими принципами морали.

Загидуллина Л.М. Молодежная субкультура как способ социализации молодежи

УДК 316

Загидуллина Лиана Масгутовна
Башкирский Государственный Университет
студентка 4 курса Факультета Философии и Социологии


Аннотация
В каждом обществе имеется набор субкультур, характерный для данного этапа его развития. Одним из ярко выраженных субкультур России является молодежная субкультура.

Ключевые слова: авангардность, антисоциальные, асоциальные, дизсоциальные, молодежная субкультура, неформальные группы, обособленность, просоциальные


Zagidullina Liana Masgutovna
Bashkir State University
4th year student of the Faculty of Philosophy and Sociology


Abstract
In every society there is a set of subcultures that are typical of this stage of its development. One of the distinct subcultures of Russia is the youth subculture.

Рубрика: Социология

Библиографическая ссылка на статью:
Загидуллина Л.М. Молодежная субкультура как способ социализации молодежи // Психология, социология и педагогика. 2017. № 2 [Электронный ресурс]. URL: https://psychology.snauka.ru/2017/02/7735 (дата обращения: 04.10.2021).

Одним из проявлений молодёжной субкультуры являются неформальные объединения молодёжи, своеобразная форма общения и жизни группы сверстников, объединенных интересами, ценностями, симпатиями. Чаще всего неформальные группы возникают вне учебной организации. Такие группы играют особую роль в жизни молодёжи, так как  удовлетворяют информационные, эмоциональные и социальные потребности. В неформальных группах молодые люди осваивают новые роли, чувствуют психологический комфорт.  Еще в подростковом возрасте молодой человек стремится в «свою компанию», что говорит о потребности в развивающих контактах, признании ценности своей личности.

Молодежная субкультура имеет свои особенности. Главной характерной чертой является ее обособленность, отстраненность от культурных ценностей  общества. Еще одной отличительной чертой молодежной субкультуры является свойственная для нее мода, идеалы, язык, искусство.

Третьей характерной особенностью молодежной субкультуры можно назвать ее авангардность, устремленность в будущее, часто экстремальность.

Молодежные субкультуры активно стали развиваться  с достижением обществами развитой стадии индустриализма и началом перехода к постиндустриализму.  У молодежи появилась необходимость в новой ориентации, которая стала удовлетворяться, прежде всего, за счет объединения «подобных» или «равных» себе. Часть социализирующих функций семьи перешла к молодежным субкультурам.

Неформальные объединения выполняет главную функцию, такую как возможность самореализации. Особенной  для молодых людей является эвристическая функция молодежных объединений, которая  выражается в художественно-творческих и нравственных устремлениях молодежи.

Основными причинами вступления молодежи в неформальные объединения являются: желание обрести единомышленников, коммуникативная потребность, чувство одиночества, неорганизованный досуг, излишний контроль со стороны родителей, учителей, противопоставить силе общества коллективную силу объединения или групп.

Молодежные субкультуры имеют разные направления. К ним обычно относят такие разнородные явления, как оппозиционные политические партии, экологические движения, любительские и творческие объединения, контркультурные группы, криминальные формирования. Неформальные объединения по характеру социальной направленности могут быть как просоциальными, так и асоциальными (стоящими в стороне от общественных проблем, часто объединяемые на основе общих любительских интересов, развлекательных предпочтений и пр.) и антисоциальными или дизсоциальными (противостоящими обществу и представляющими для него опасность – банды, криминальные группировки, хулиганские шайки и пр.)

Субкультуры молодежи имеют инновационный характер, так как  они служат своеобразной формой адаптации к нормам, ценностям, образу жизни общества, попыткой внесения изменений в старую, а иногда и создания новой системы ценностей, морали общества. Однако не все инновации «впитываются» базовой культурой, а лишь те, которые продуктивны и соответствуют изменившейся социально-исторической ситуации в современном молодежной субкультуре общества.

Сегодня для неформальной молодёжной субкультуры свойственны отличительные черты.  Экстремизм и агрессивное поведение некоторых молодежных группировок специалисты объясняют продолжающимся экономическим и ценностным кризисом в стране. И сейчас  в неформальные объединения вступают подростки, воспитывающиеся в капиталистическом обществе.

Неформальные объединения молодежи имеют как положительные так и отрицательные проявления. В интересах государства и всего общества  поддерживать молодежные группы просоциального характера.



Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Загидуллина Лиана Масгутовна»

Детская и юношеская субкультуры (Курсовая работа)

Содержание

Введение

Глава 1.Детская и подростковая субкультура как фактор социального воспитания

    1. Сущность понятия «подростковая субкультура»

    2. Основные подходы к исследованию проблемы молодежной субкультуры

    3. Влияние субкультуры на социальное воспитание личности

Глава 2.Исследование влияния субкультуры на социальное воспитание подростков

2.1. Диагностический этап исследования

2.2. Педагогические рекомендации

Заключение

Список литературы

Введение.

Актуальность темы исследования – заключается в том, что внимание многих современных исследователей привлекает проблема социального развития и социального воспитания нового поколения. Особенный интерес вызывает проблемы влияния общества и окружения на адаптацию и развитие личности.

Цель работы – выявление характера влияние субкультуры на социализацию подростков.

задачи:

1. Провести анализ проблем социального воспитания подростков;

2. Раскрыть сущность понятий социальное воспитание и субкультура;

3. Раскрыть психологические особенности возрастной субкультуры;

4. Показать влияние субкультуры на социальное воспитание подростков.

Объект исследования: особенности процесса социального воспитания подростков.

Предмет исследования: характер влияния детской и юношеской субкультур на процесс социального воспитания.

Гипотеза исследования :

Процесс социального воспитания подростков будет в достаточной мере эффективным, если будет учитываться характер влияния детской и юношеской субкультуры на социализацию подростков:

Методы исследования — теоретический анализ источников и документов, наблюдение.

Практическая значимость – на основе изученного материала выявить степень влияния социальной группы и общества на развитие подростка как отдельной личности и определить возможность предотвращения и исправления негативных последствий такого влияния.

Степень разработанности проблемы.

Проблема развития в юношеском возрасте изучается такими науками, как педагогика, психология, социология, досуговедение, правоведение.

В этом плане значительную ценность представляют работы В.А. Крутецкого[14], А.С. Макаренко[16],Д.Б. Эльконина[32], М.Г.Ярошевского[34].

Проблемами социального воспитания детей занималась знаменитый американский антрополог Маргарет Мид. По результатам своей первой экспедиции в 1925 — 1926 гг. На о. Тау (Самоа) М.Мид опубликовала материал, ставший научной сенсацией, — вывод об отсутствии в архаичной культуре специфических конфликтов подросткового возраста, из чего следовало, что проблемы молодёжи на Западе (это в полной мере относится и к современной России) имеют чисто социальные источники.[19]

Перу Д. Б. Эльконина принадлежит несколько монографий и много научных статей, посвященных проблемам социализации, ее периодизации, психического развития детей разных возрастов, психологии игровой и учебной деятельности, психодиагностики, а также вопросам развития речи ребенка и обучения детей чтению. Он посвятил несколько статей научным взглядам Л. С. Выготского и неоднократно выступал с докладами о нем в различных аудиториях, но самым большим вкладом в развитие не только отечественной, но и мировой педагогики было разработка и внедрение новой системы обучения, так называемого «Развивающего обучения»[32]

В трудах Макаренко разработаны важнейшие вопросы семейного воспитания, в том числе структуры семьи, её культуры, методов воспитания в семье. Макаренко утверждал, что воспитать ребёнка правильно легче, чем потом его перевоспитывать. Семья как коллектив, поведение родителей, в конечном счете, определяют успех воспитания детей [16].

В нашей стране изучением процесса социализации личности занимался основатель Ленинградской школы социологии молодёжи В.Т. Лисовский. Немалый вклад в изучение проблем молодёжи внесли учёные Свердловской школы (Л.Я. Рубина [22], М.Н. Руткевич [22], В.И. Чупров [31] и др.) Несомненно, проблемы социализации связаны с другими направлениями в социологии молодёжи: социологией образования, семьи, изучением жизненных ценностей молодёжи. Поэтому проблемы исследуются как в контексте всего общества, его основных характеристик, структурных сдвигов и изменений, так и дифференцировано — как особой социальной группы, с присущими ей признаками и свойствами, которая развивается обособленно.

Методологической базой исследования послужили идеи А.С. Макаренко о роли коллектива в формировании личности подростка, Б.А. Титова о роли культурно-досуговой деятельности в социализации подростков, Г.И. Фроловой о значении клуба в клубной деятельности коллектива в формировании личности, идеи А.С. Беличевой о значении организации полноценного общения с окружающими для коррекции отклоняющегося поведения.

GoodTherapy | Субкультура

Субкультура — это меньшая культура с общим набором верований, ценностей, традиций и ритуалов внутри более крупной культуры.

Что такое субкультура?

Культура — это совокупность верований, идей, артефактов и других черт группы людей. Поскольку культура охватывает практически все, чему можно научиться, она постоянно меняется, и не все следует убеждениям группы. Субкультуры — это небольшие группы внутри более крупной культуры, которые имеют немного другие — или дополнительные — традиции и идеи.Они, как правило, имеют много общего с более широкой культурой и обычно регулярно взаимодействуют с членами большинства. Большинство людей принадлежат как минимум к одной группе, которую можно отнести к субкультуре. Большие группы друзей или членов семьи, как правило, образуют собственные субкультуры.

Субкультуры и психическое здоровье

Субкультура может играть важную роль в охране психического здоровья, потому что субкультуры иногда развивают свои собственные стили общения и социальные нормы. Специалисты в области психического здоровья должны помнить о любых субкультурах, к которым принадлежит человек, при их лечении, особенно в том, что касается личности человека.Определенное поведение или ценности могут быть ошибочно патологизированы людьми или группами вне этой субкультуры. Кроме того, определенные субкультуры могут столкнуться с дискриминацией со стороны группы большинства.

Примеры субкультуры

Субкультуры часто менее устойчивы, чем более крупные культуры. Человек может ненадолго войти в одну, а затем перейти в другую. Группы людей, которые идентифицируют себя с ненормативными сексуальными ориентациями или практиками, иногда считают себя субкультурами.Группы, посвященные художественным, литературным или музыкальным начинаниям, таким как готическая культура и постмодернистская арт-сцена, также могут быть засчитаны. Хотя эти группы могут разделять многие ценности с доминирующей культурой, они также ведут себя или одеваются так, чтобы отличаться от доминирующей культуры. Некоторые могут активно выступать против верований или традиций более широкой культуры.

Артикул:

  1. Человеческая культура: что такое культура? (нет данных). Отделение антропологии Паломарского колледжа.Получено с http://anthro.palomar.edu/culture/culture_1.htm
  2. .

Последнее обновление: 19.01.2018

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Субкультурная теория | Psychology Wiki

В криминологии Теория субкультур возникла в результате работы Чикагской школы, посвященной бандам, и развита через школу символического интеракционизма в набор теорий, утверждающих, что определенные группы или субкультуры в обществе имеют ценности и установки, способствующие преступности. и насилие.Основное внимание уделяется преступности среди несовершеннолетних, потому что теоретики считают, что если эту модель правонарушений можно понять и контролировать, она прервет переход от подросткового правонарушителя к обычному преступнику. Некоторые из теорий являются функционалистскими, предполагая, что преступная деятельность мотивирована экономическими потребностями, в то время как другие постулируют социальное классовое обоснование отклонений.

Определения []

Культура — это все, что передается социально, а не биологически, представляя нормы, обычаи и ценности, поведение которых оценивается большинством.Субкультура — это особая культура внутри культуры, поэтому ее нормы и ценности отличаются от культуры большинства, но не обязательно представляют культуру, которую большинство считает отклоняющейся. Субкультура отличается от контркультуры, которая действует прямо противоположно культуре большинства. Теория культурной передачи и теория социальной дезорганизации постулируют, что в беднейших зонах города определенные формы поведения становятся культурной нормой, передаваемой от одного поколения к другому в рамках нормального процесса социализации.Успешные преступники являются образцом для подражания для молодежи, демонстрируя как возможности успеха через преступление, так и его нормальность. См. Шоу (1930), который описывает социальное давление с целью совершения преступной деятельности. Теория субкультуры предполагает, что люди, живущие в городских условиях, могут найти способы создать чувство общности, несмотря на преобладающее отчуждение и анонимность. В культурной структуре преобладают нормы большинства, что заставляет людей формировать сообщества новыми и разными способами.Совсем недавно Фишер (1995) предположил, что размер, население и неоднородность городов на самом деле укрепляют социальные группы и поощряют формирование субкультур, которые по своей природе гораздо более разнообразны по сравнению с общей культурой. Фишер определяет субкультуру как «… большая группа людей, которые разделяют определяющую черту, связаны друг с другом, являются членами институтов, связанных с их определяющей чертой, придерживаются определенного набора ценностей, разделяют набор культурных инструментов. и вести общий образ жизни »(Фишер: 544).В менее густонаселенной и менее разнообразной среде создание таких субкультур было бы практически невозможно. Но этнические меньшинства, профессионалы, артистический авангард, перемещенные сельскохозяйственные семьи и т. Д. Переселяются в города, и их образ жизни становится типичным для городов.

Фредерик М. Трэшер []

Трэшер (1927: 46) систематически изучал банды, анализируя их деятельность и поведение. Он определил банды по процессу, через который они образуют группу:

«Банда — это интерстициальная группа, изначально сформировавшаяся спонтанно, а затем объединившаяся в результате конфликта.Для него характерны следующие типы поведения: встреча лицом к лицу, фрезерование, движение в пространстве как единое целое, конфликт и планирование. Результатом такого коллективного поведения является развитие традиции, нерефлексивной внутренней структуры, морального духа , солидарности, морального духа, группового сознания и привязанности к местной территории ».

Трэшер утверждал, что банды возникают естественным образом в подростковом возрасте. от спонтанных игровых групп, которые впадают в разного рода шалости.Они становятся бандами, когда вызывают неодобрение и сопротивление, таким образом приобретая более определенное групповое сознание. Подобно Дюркгейму и Мертону, Трэшер описал, как окружающая среда может способствовать преступному поведению, что бандитские субкультуры возникают в трещинах, или «промежутках» городского пренебрежения, в сочетании с внутренними трещинами идентичности, которые возникают в неспокойные годы юности. Шоу (1930) также описал преступность как групповую деятельность, которая передавалась от старших к младшим мальчикам с улицами и тюрьмами Чикаго в качестве их классных комнат.Трэшер подтвердил работу других в Школе, обнаружив большинство банд в переходной зоне с самым высоким уровнем неполных семей, безработицы, многоквартирных домов, социальных дел и низкого уровня образования. Это были трущобы, гетто и баррио, и он обнаружил свидетельства существования по меньшей мере 1313 банд, насчитывающих примерно 25 000 членов, которые нашли другой способ обрести личность и статус. Банды стали эталонной группой молодежи, где были сформированы основные ценности, убеждения и цели, и, в некотором смысле, также стали семьей, предлагающей чувство принадлежности и самоуважения.

Э. Франклин Фрейзер []

На самых ранних этапах Чикагской школы и их исследований экологии человека одним из ключевых тропов была концепция дезорганизации, которая способствовала появлению низшего класса. Аналитики рассматривали гетто как симптом бедности и дезорганизации, измеряя степень его отклонения от ценностей среднего класса, представляя его как место беспорядка, аномии и аморальности. Будучи первым афроамериканским председателем в Чикаго, Фрейзер (1931) подчеркивал разрушение брака, упадок, нищету, преступность и порок, в которые неизбежно погружались «негры» при миграции в городскую среду, используя семейные структуры как определяющую черту дезорганизации. .Возникли две субкультурные проблемы:

  • Фрейзер (1932) интересовался, сохранились ли в США какие-либо западноафриканские обычаи. По мнению креолистов, рабское население США и их потомки не имели общей культуры, а их обычаи, религиозные верования, диалекты и социальные структуры различались. слишком сильно, чтобы влиять на этническую и культурную сплоченность. Фрейзер, придерживавшийся крайне консервативных креолистских убеждений, разъяснил, что все культурные пережитки местной культуры были уничтожены в рукопашной схватке рабства и, по сути, западноафриканское наследие имело мало или не имело ничего общего с нынешним афроамериканским населением в Соединенном Королевстве. .С. Другие, придерживавшиеся ревизионистского толка, подчеркивали преемственность африканской истории и утверждали, что существует многоуровневая структура культур, представляющих диаспоры в Новом Свете.
  • Фрейзер (1957) продолжил обсуждение социальной дистанции и того, что он называет «общим моральным порядком», описывая растущие социальные классовые различия между богатыми афроамериканцами, подражающими белым, и их менее удачливыми собратьями. Фрейзер (1932) в своей истории рабства отмечал, что там, где между хозяевами и рабами устанавливались человеческие отношения, вероятность проявления жестокости по отношению друг к другу была ниже.Также известно, что с рабами-должниками, как правило, обращались более уважительно, чем с иностранными рабами, полученными путем захвата и торговли. Эта система защитного патронажа продолжалась во взаимоотношениях между белой культурой и новой черной буржуазией.

Наконец, Фрейзер обсудил вопрос о том, было ли афроамериканское население «чрезмерно церковным» как особая социальная структура. Он выделил пять атрибутов черных семей с матриархальной точки зрения, включая сильную ориентацию на достижения, сильную ориентацию на работу, гибкие семейные роли, крепкие родственные узы и сильную религиозную ориентацию, которые потенциально внесли гендерный уклон в субкультуру.

Альберт К. Коэн []

Коэн (1955) не рассматривал экономически ориентированных профессиональных преступников, но рассматривал субкультуру правонарушений, сосредоточив внимание на преступности преступных группировок среди молодежи рабочего класса в районах трущоб, которые сформировали особую культуру в ответ на их предполагаемое отсутствие экономических и социальных возможностей. в обществе США. Он был учеником Эдвина Сазерленда (Теория дифференциальной ассоциации и теория социальной передачи) и Мертона (Теория деформации). Особенностями этой субкультуры были:

  • антиутилитарный: во многих случаях кражи или другие преступления не преследовали цели наживы.Основное намерение заключалось в том, чтобы укрепить связи между сверстниками путем обмена опытом нарушения законов.
  • формирование коллективной реакции: банда перевернула ценности культуры большинства, сознательно преследуя зеркальное отражение американской мечты.
  • злого умысла: многие акты вандализма и порчи имущества были мотивированы злобой, презрением и личным намерением причинить вред.
  • краткосрочность: банда жила моментом, ища мгновенного вознаграждения.
  • групповая автономия: все было направлено на укрепление групповой лояльности.

Коэн (1958) объяснил это в терминах, аналогичных теории деформации (то есть как форме восстания), в том смысле, что образование учило молодых стремиться к социальному статусу посредством академических достижений, но, когда большая часть рабочего класса терпела неудачу, это способствовало «статусное разочарование» или формирование реакции, инвертирование ценностей среднего класса, чтобы нанести ответный удар системе, которая их подвела. Ценности среднего класса подчеркивают независимость, успех, академические достижения, отложенное удовлетворение, контроль агрессии и уважение к собственности.Родители из низшего сословия поощряют в своих детях разные ценности (т. Е. Различную социализацию. В семьях из низшего класса амбиции и планирование должны уступать место насущным текущим вопросам. Они больше зависят от других и имеют больше групповой ориентации, «наблюдая друг за другом в спину». ».

Ричард Клоуард и Ллойд Олин []

Клауард и Олин предположили, что путь к преступности включает одну из трех субкультур:

  • Преступник: это представляет собой теорию Аномии Мертона, в которой подростки используют преступление для получения материальной выгоды.Эта субкультура обычно формируется в областях, где существует устоявшаяся организация преступности среди взрослых, которая обеспечивает «незаконную структуру возможностей» для молодежи, чтобы научиться «уловкам торговли».
  • Конфликт: когда незаконная структура возможностей недоступна, правонарушители часто образуют конфликтующие банды из-за разочарования отсутствием каких-либо доступных структур возможностей.
  • Ретреатист: это включает употребление наркотиков и суету, поведение, которое обычно встречается среди «двойных неудач» — тех, которые не могут найти признания ни в законных группах, ни в двух других субкультурах.

Уолтер Миллер []

Миллер (1958, 1959) согласился с Коэном в том, что существует субкультура правонарушений, но утверждал, что она возникла исключительно из образа жизни низшего класса. Между двумя социальными классами существовало четкое различие в ценностях. В то время как средний класс ориентирован на достижения и социальные цели, Миллер считал, что родители из низшего класса больше заботятся о том, чтобы их дети не попадали в неприятности, например сыновья избегают драк, а дочери избегают беременности.Ожидалось, что мальчики будут крутыми и уличными, что дало им стимул вступить в банду. Учитывая, что их обычная жизнь была скучной, возбуждение от преступности было долгожданным облегчением, принося чувство автономии за счет отрицания социального контроля, налагаемого государством. Для среднего класса наиболее важными институтами являются семья, работа и (для ребенка) школа. Для низшего класса решающую роль играет другое учреждение — группа сверстников или банда одного пола важнее семьи, работы или учебы, потому что они предлагают чувство принадлежности и способ добиться статуса, которого им нелегко достичь в основном обществе.Таким образом, преступность была не реакцией на ценности среднего класса, а скорее средством оправдать их собственные культурные ожидания в отношении прочности и сообразительности. Действительно, банда набирала только самых «способных» членов, поэтому членство в банде подтверждало высокий статус. Просто жаль, что государство решило, что деятельность многих банд является преступлением.

Дэвид Маца []

Маца (1964) утверждал, что молодые люди вместо того, чтобы совершать правонарушения, колебались между обычным и нетрадиционным поведением.Первоначальная социализация привнесла понимание социальных ожиданий и чувство вины, если эти ожидания не оправдались, но люди разработали методы нейтрализации, чтобы избежать чувства вины. В некоторой степени общество также помогло нейтрализовать вину, обвиняя родителей в том, что они не смогли должным образом присматривать за своими детьми. Маца также утверждал, что поиск азарта был бесклассовым. Просто у молодежи из рабочего класса было меньше возможностей для законной деятельности.Тем не менее, девиантность может доставлять удовольствие всем. Есть определенный азарт в проявлении свободы воли и нарушении правил, зная, что вероятность быть пойманной мала. Это подразумевает определенную степень рационального выбора в рамках структурных ограничений. Преступники — это люди, которые чувствуют себя бессильными. Они устали от того, что их толкают, и просто хотят бросить вызов системе. Если их поймают и предстанут перед судом, они окажутся жертвами среди своих сверстников и получат статус.

Фил Коэн []

Коэн (1972) изучал молодежь Восточного Лондона в начале 1970-х годов.Он изучил непосредственный и более широкий контекст, чтобы определить, как две разные молодежные субкультуры отреагировали на изменения, происходящие в их сообществе. Он предположил, что реакция Мод была на новую идеологию изобилия. Они хотели показать, что у них есть деньги и они умеют их тратить. Напротив, скинхеды обращались к более традиционному рабочему классу. Каждое поколение пытается найти работу или адаптируется к безработице. Но в 20-е годы экономические обстоятельства сильно отличались от более поздних десятилетий.Коэн утверждал, что молодежь развивает культурный стиль как средство совладания с их особыми обстоятельствами и сопротивления доминирующим ценностям общества. Это делает молодежь рабочего класса знаменосцем классовой борьбы. На самом деле молодежь мало что может сделать для изменения общества, но сопротивление предлагает субъективное удовлетворение, которое может быть выражено через стиль: одежду, прически, музыку и язык различных молодежных культур. Коэн утверждал, что эти стили не бессмысленны, но имеют многоуровневый смысл.Это приложение марксистской субкультурной теории, которая синтезировала структурализм марксизма с теорией маркировки. Подход соответствовал подходу Центра современных культурных исследований при Бирмингемском университете (см. Crow: 1997). Этот подход делает упор на содержании молодежной культуры и на различиях, порождаемых классовым происхождением. Предполагается, что капиталистическое общество пытается достичь гегемонии, используя культурные ценности общества для собственной выгоды. Доминирование взрослых обеспечивается системой ипотечных кредитов, кредитных карт и семейных обязательств, и они соблазняются согласиться с относительной безопасностью капитализма.Но молодежь относительно свободна от долгосрочных обязательств или ответственности за семью, и, когда многие безработные, молодежь является самым слабым звеном в структуре гегемонии.

Список литературы []

  • Коэн, Альберт К. (1955). Мальчики-преступники: культура банды , Гленко. ИЛ: Свободная пресса.
  • Коэн, Альберт и Шорт, Джеймс, (1958), «Исследования преступных субкультур», , Журнал социальных вопросов, , стр. 20–37.
  • Коэн, П. (1972). Субкультурный конфликт и сообщество рабочего класса. Рабочие материалы по культурологии. №2. Бирмингем: Бирмингемский университет.
  • Ворона, Томас. (1997). «Сущность важнее стиля — переосмысление молодежного вопроса художника Фила Коэна». ArtForum XXXVI, 15–16 октября. [1]
  • Фишер, Клод. (1995). «Субкультурная теория урбанизма: оценка двадцатого года». Американский журнал социологии 101 (3), 543-577.
  • Фрейзер, Эдвард Франклин (1931) Семья негров в Чикаго .Пересмотренное и сокращенное издание: 1967 г. Чикаго: Издательство Чикагского университета.
  • Фрейзер, Эдвард Франклин. (1932). Свободная негритянская семья , Arno Press.
  • Фрейзер, Эдвард Франклин. (1949). Негр в США . Нью-Йорк: Макмиллан.
  • Фрейзер, Э. Франклин. (1957). Черная буржуазия . Издание Free Press в мягкой обложке: 1997 г. ISBN 0684832410
  • Фрейзер, Э. Франклин. (1957). Контакты расы и культуры в современном мире .Нью-Йорк: Альфред Кнопф.
  • Маца, Давид. (1964). Просрочка и дрейф . Репринтное издание: 1990. Transaction Press. ISBN 0887388043
  • Миллер, Уолтер. (1958). «Культура низшего класса как порождающая среда преступности банд». Журнал социальных проблем . Vol. 14, 5-20.
  • Миллер, Уолтер. (1959). «Влияние городской низшей культуры на социальную работу». Обзор социальных служб . Vol. 33, 219-236.
  • Шоу, Клиффорд (1030). Джекроллер: собственная история преступника . Перепечатка: 1966. Чикаго: Издательство Чикагского университета.
  • Трэшер, Ф. (1927). Банда . Чикаго: Издательство Чикагского университета.
  • Трэшер, Ф. (1933). «Преступность несовершеннолетних и предупреждение преступности». Журнал педагогической социологии , 6, 500-509.

«Субкультура» как теоретическая проблема культурологии

Содержание

Введение

1 Теории правонарушений

2 Новая теория субкультуры
2.1 Фил Коэн
2.2 «Сопротивление посредством ритуалов»
2.3 Дик Хебдиге «Субкультура: значение стиля»
2.4 Анджела МакРоби
2.5 Критика

3 Современные теории субкультур
3.1 Клубные культуры
3.2 Теория «неоплемен»
3.3 Теория образа жизни

Заключение

Список литературы

Введение

Молодежные субкультуры всегда привлекали большое внимание как со стороны СМИ, так и со стороны ученых.Это неудивительно, потому что представители молодежных субкультур, как правило, очень заметны и часто несут ответственность за моральную панику. Во-вторых, молодежные культуры считаются «продуктом или воплощением социальных изменений или барометром будущих изменений». [1] Вот почему в двадцатом веке, во время социальных, экономических и политических изменений, молодежь стала объектом социологического, культурного и психологического анализа. Концепция субкультуры была привлекательной моделью для объяснения и анализа индивидуального и коллективного поведения молодежи в социологии с учетом разнообразия теоретических позиций.Примечательно, что каждая последующая парадигма пыталась критиковать или показать свое доминирование и авторитет над предыдущими представлениями. Термин «субкультура» впервые использовался в 1950-х годах в работах Чикагской школы в США для обозначения городских банд. В Великобритании теория субкультуры началась с исследований социологов, которые стремились объяснить делинквентное поведение молодых людей и неизменно опирались на психологию и психоанализ. Но наиболее влиятельной работой является «Новая теория субкультуры», созданная в 1970-х годах исследователями из Центра современных культурных исследований (CCCS) при Бирмингемском университете.Он подвергался резкой критике, но по-прежнему считается фундаментальной работой по субкультурам. Однако, по словам Рупа Хука, термин «субкультура» во многих отношениях достиг зрелости. [2] Многие ученые критикуют работы CCCS и разработали постмодернистские теории субкультур. Они предлагают новые определения и объяснения субкультур или даже заявляют, что понятие субкультуры больше нельзя применять для описания культуры современной молодежи.

В этой статье я расскажу о некоторых различных направлениях теории субкультуры о молодежи двадцатого века.Я кратко представлю теорию преступности американских и британских социологов, а затем сделаю обзор подхода культурных исследований Бирмингемского университета 1970-х годов и кратко укажу на его слабые стороны. Затем я представлю подход современной теории субкультуры и объясню концепции клубной культуры, нео-племени и образа жизни, которые считаются альтернативой концепции субкультуры.

1 Теории правонарушений

Влиятельная литература по субкультуре, разработанная Бирмингемским центром современных культурных исследований, стала известна как новые теории субкультуры.Но, как утверждают Виддикомб и Вуффит, для того, чтобы понять, что нового в этой перспективе, полезно рассмотреть самые ранние функционалистские теории, разработанные американскими социологами, интересующимися правонарушением, и британскими социологами в области образования. Эти исследования были сосредоточены на ключевых темах класса, правонарушений, культуры и досуга, которые также были доминирующими в работах Центра современных культурных исследований. [3]

По словам Скелтона, Валентайна и Чемберса, подростки стали рассматриваться как проблема общества после Второй мировой войны, периода, когда молодые люди обретали культурную и экономическую независимость от своих семей.Академические исследования «молодежи» как особой социальной категории получили широкое распространение в 1950-1960-х годах в США и Великобритании. Академический интерес к подросткам зародился в криминологии, усиленной моральной паникой и публичным осуждением подростков из рабочего класса. [4]

Американские теоретики критически относились к утверждению, закрепленному средствами массовой информации, что молодежь является однородной, единой и бесклассовой группой со своей особой культурой. Они подчеркнули важность взросления в обществе, структурированном по классам.Альберт Коэн, например, описал, какую важную роль неравенство и недостатки в системе образования сыграли в формировании самооценки молодых мужчин из рабочего класса. Он и другие исследователи интерпретировали правонарушение как коллективное, немедленное и практическое решение проблем, налагаемых классовой структурой. [5]

Правонарушители были вовлечены в определенные виды деятельности, которые были частью культуры правонарушений, которая включала набор основных ценностей, таких как стойкость, неповиновение властям, гедонизм, азарт и смекалка.Разногласия среди теоретиков касались происхождения ценностей, но они согласились с тем, что молодежные субкультуры следует понимать в отношении, а не отдельно от происхождения и ценностей рабочего и среднего классов. [6]

Британские социологи в области образования развили идеи американских теоретиков. Они подчеркнули важность культурных ценностей и досуга в решении проблемы правонарушения. Исследователи отметили, что молодежь отвергла школьную культуру и сосредоточила свою культуру на развлекательных мероприятиях, связанных с поп-музыкой и модой.По мнению социолога, класс также сыграл важную роль в отказе от школьной культуры и выборе другой культуры. Например, подростки из рабочего класса имели худшие шансы в школе и не имели таких же возможностей и доступа к сфере досуга, как молодежь из других классов; поэтому многие молодые мужчины из рабочего класса выбрали уличную преступную культуру как средство решения своих проблем. Было сказано, что делинквентное поведение является тревожным отражением досужих значений доминирующей культуры. [7]

Как утверждают Скелтон, Валентин и Чемберс, проблема первых теоретиков заключалась в том, что они в основном концентрировались на определении «правонарушений», но прямых исследований реальных групп молодых людей проводилось очень мало; их теории были эмпирически слабыми. Во-вторых, никаких объяснений гендерных отношений и роли девушек в бандах не было. «Молодежь» определяется как состоящая из молодых людей. [8]

2 Новая теория субкультуры

В начале двадцатого века британская теория субкультуры постоянно полагалась на психологию и психоанализ для объяснения социального.С конца 1960-х годов британские исследователи начали критиковать этот подход и разработали более сложные теории, которые интерпретировали молодежные субкультуры с точки зрения социальных классовых отношений и социальных изменений. В 1970-е годы заметный вклад в теорию молодежных субкультур внесли члены Центра современных культурных исследований (CCCS) Университета Бирмингема. Исследователи Бирмингемского центра связали молодежную культуру с социальными производственными отношениями, досугом и классовой структурой, признавая, но также критикуя озабоченность функционалистской социологии юношеской потребительской и подростковой преступностью.

По словам Рупы Хука, исследования молодежи CCCS теоретически в значительной степени основывались на континентальных традициях, в частности, на марксизме, теории гегемонии Грамши и французской структуралистской философии. Концепции культуры, семиотики и идеологии, а также изучение языка, антропология и литературная критика анализируются с акцентом на тот факт, что социальные структуры очень важны в предопределении индивидуального выбора и развития. Исследователи Бирмингемского центра последовали примеру таких теоретиков, как Соссюр, которые связали язык и его значения с культурой, а не с природой; Леви Стросс, предложивший идею бинарной оппозиции; и Барт, который занимался семиологией, наукой о знаках. [9] Как объясняет Макгиган, исследования британских культурных исследований установили две формы эмпирических исследований значений и действий молодежной субкультуры: этнографические и текстуальные. Этнографические исследования основывались на антропологических и социологических методах включенного наблюдения, а текстуальный анализ опирался на методы критического анализа, заимствованные из семиотики, теории литературы и структуралистской антропологии. [10]

Известный вклад в изучение молодежных субкультур в 1970-х годах внесли следующие члены Бирмингемского центра: Фил Коэн, Стюарт Холл, Тони Джефферсон и Брайан Робертс, Дик Хебдидж и Анджела МакРобби.

2,1 Фил Коэн

Статья Фила Коэна «Субкультурный конфликт и сообщество рабочего класса» является основой теории субкультуры CCCS. Его подход требовал трех измерений анализа при изучении молодежных субкультур: исторический анализ позволял исследовать классовые фракции; структурный или семиотический анализ позволил изучить систему стиля, одежды, сленга и ритуалов; и этнографический анализ объяснил повседневные обычаи субкультурной группы.Теория Коэна напоминает экологическую перспективу ранней Чикагской школы в том, что касается особой организации, а также социальной структуры и исторических изменений. Коэн изучал молодежь Восточного Лондона в начале 1970-х годов. Его интересовало, как изменились сообщества рабочего класса в 1950-х и 1960-х годах. [11] Образцы жилья и занятости изменились, что привело к разрушению культурных образцов сообщества. Изменилась традиционная структура, и концепции сообщества и коллективной идентичности стали слабее.Коэн пытался объяснить появление молодежных субкультур как результат взаимодействия между родительской культурой, уходящей корнями в производственные отношения и цепляющейся за ностальгическую классовую лояльность и традиционный пуританство рабочего класса, и гедонистической, потребительской, опосредованной массой культурой, предлагающей довольно разные ресурсы для создания идентичности. [12]

Фил Коэн представил субкультуре идеи «воображаемых отношений» и «волшебного решения». Он утверждал, что молодежь развивает культурный стиль как средство совладания с их особыми обстоятельствами и сопротивления доминирующим ценностям общества.Как утверждает Блэкман, Коэн интерпретировал молодежные субкультуры как язык и считал их стиль воображаемым. Молодежь из рабочего класса рассматривалась как продукт сознательного восприятия своего экономического положения в обществе. Противоречия развитого капитализма переживались рабочим классом на рабочем месте и разрешались в сфере досуга путем принятия противоположного образа жизни в «воображаемой реальности». Стиль молодежных субкультур был «реальным», поскольку он происходил из их противоречивого классового положения, но молодые люди не полностью осознавали это подавление.Молодежи не удалось преодолеть классовые противоречия, потому что попытки решить материальные проблемы происходили в сфере досуга, а проблемы работы остались в стороне. Молодежь из рабочего класса через свой субкультурный стиль выразила и «волшебным образом» разрешила идеологические противоречия, которые оставались скрытыми или неразрешенными в родительской культуре. [13]

2.2 «Сопротивление посредством ритуалов»

«Сопротивление посредством ритуалов» — это том, состоящий из эссе нескольких авторов, вдохновленный теорией Коэна о классе и молодежи, связанных с производством и потреблением.Как утверждает Блэкман, основной вклад, внесенный этой статьей в исследования молодежи, заключался в систематизации этой темы как области академического дискурса. Культурологический подход к теории субкультуры был новаторским; они читают стиль молодежной субкультуры как текст и интерпретируют каждую субкультуру через ее создание смысла как коллективную силу. Основное предположение состоит в том, что молодежные субкультуры принадлежат к рабочему классу, исходя из опыта подчинения. Субкультурная деятельность интерпретируется как форма символической политики по отношению к определенному классу и культурному опыту. [14]

В этой книге представлены концепции культуры, гегемонии, доминирующей культуры, доминирующей идеологии, классовой культуры, субкультуры и родительской культуры. Определение культуры, выработанное в рамках этой традиции, объясняет, что:

Мы понимаем слово культура как обозначение того уровня, на котором социальные группы вырабатывают различные модели жизни, и придают выразительную форму своему социальному и материальному жизненному опыту. Культура — это способ, формы, в которых группы «обращаются» с сырьем своего социального и материального существования. [15]

Как утверждает Макгуиган, акцент на «опыте» основан прежде всего на классовом опыте, потому что класс является основным структурирующим подразделением капиталистического общества. Субкультуры при таком подходе следует рассматривать в контексте класса. Однако следует проводить различие между субкультурами и другими устойчивыми или альтернативными культурами; Культуры рабочего класса являются домом для субкультур, в то время как культуры среднего класса создают контркультуры. Хотя авторы рассматривают субкультуры рабочего класса как противостоящие господствующей культуре и идеологии господствующего класса, эти концепции не объясняются подробно.Они утверждают, что классово-культурные различия еще больше усложняются различиями поколений, с которыми связаны различные субкультуры: [16]

[…]


[1] Widdicombe, Sue / Wooffitt, Robin, 1995, стр.7.

[2] Huq, Rupa, 2006, p. 9.

[3] Виддикомб, Сью / Вуффитт, Робин, 1995, стр.15.

[4] Скелтон, Трейси / Валентайн, Гилл / Чемберс Дебора, 1998, стр.10.

[5] Болдуин, Элейн / Лонгхерст, Брайан / Маккракен, Скотт / Огборн, Майлз / Смит, Грег, 2000, стр. 318-319.

[6] Виддикомб, Сью / Вуффитт, Робин, 1995, стр.15.

[7] Виддикомб, Сью / Вуффитт, Робин, 1995, стр.15.

[8] Скелтон, Трейси / Валентайн, Гилл / Чемберс, Дебора, 1998, стр. 10-11.

[9] Huq, Rupa, 2006, p. 13.

[10] McGuigan, Jim, 1992, p.90-91.

[11] McGuigan, Jim, 1992, p. 93-94.

[12] Стори, Джон, 1996, стр. 21.

[13] Блэкман, Шейн, 2005, стр.5.

[14] Блэкман, Шейн, 2005, стр.6.

[15] Кларк, Джон / Холл, Стюарт / Джефферсон, Тони / Робертс, Брайан, 1976, стр. 10.

[16] Макгиган, Джим, 1992, стр. 95.

освобождая место для новой перспективы

Диттмар, Х. (1992).Социальная психология материальной собственности: иметь

, чтобы быть, Сент-Мартинс Пресс, Нью-Йорк.

Эллиотт Р. (1997). Экзистенциальное потребление и иррациональное желание. Европейский

Маркетинговый журнал, 31 (3/4), 285-296.

Эллиотт Р. и Ваттанасуван К. (1998). Бренды как символические ресурсы для построения идентичности

, Международный журнал рекламы, 17 (2), 22-27.

Эриксон, Э. (1995). Детство и общество, Винтаж, Альма.

Эванс, К. (2002) Взять под контроль свою жизнь? Агентство молодежи

Переходы в Англии и Новой Германии, Журнал молодежных исследований, 5 (3),

245-269,

Фезерстоун, М. (2007). Постмодернизм и эстетизация повседневности

жизни. В теории, культуре и обществе: культура потребления и постмодернизм

(стр.64-80). Шалфей, Лондон.

Фират А.Ф., Шульц И. и Клиффорд Дж. (1997). От сегментации к

фрагментации, Европейский журнал маркетинга, 31 (3-4), 183-207.

Фуко, М. (1980). Сила / знания: избранные интервью. Пантеон, Нью

Йорк.

Гарбер, Дж. И МакРобби, А. (1975). Девочки и субкультуры: исследование

. Холл и Джефферсон, 209–22.

Джентри Дж., Бейкер С. М. и Крафт Ф. Б. (1995). Роль собственности в

создании, поддержании и сохранении индивидуальности: изменение в течение жизни.

курс, Успехи в исследованиях потребителей, 22, 413-418.

Гейер Р., Ингебритсен, К. и Моисей, Дж. = (1999). Глобализация,

европеизация и конец скандинавской социал-демократии ?. Springer.

Гидденс А. (1991). Современность и самоидентификация: Я и общество в конце

годов современности. Издательство Стэнфордского университета.

Гидденс А. (1998). Общество риска: контекст британской политики. Политика общества риска

, 23-34.

Гилмор, Дж. Х. и Пайн, Дж. (2000). Рынки одного: создание клиента —

Уникальная ценность посредством массовой настройки, Кембридж: Harvard Business

Press.

Жиру, Х.А. (2005). Террор неолиберализма: переосмысление значения

культурной политики. Литература колледжа, 32 (1), стр. 1-19.

Гулдинг, К., и Сарен, М. (2007). Готические предприниматели: исследование процесса субкультурной коммодификации

. Потребительские племена, 227-42.

Гулдинг, К., Шанкар, А., и Каннифорд, Р. (2013). Научиться быть племенем:

способствует формированию племен потребителей. Европейский журнал маркетинга,

47 (5/6), 813-832.

Гупта, Н., Ханда, М., и Гупта, Б. (2008). Молодые люди из Индии — онлайн-серферы

или онлайн-покупатели. Журнал Интернет-коммерции, 7 (4), 425-444.

Ха, Дж. С. и Парк, Дж. (2011) Значение изменения корейской молодежной субкультуры

Стили, азиатская культура и история, 3 (1), 23-30.

15

Субкультуры — обзор | Темы ScienceDirect

2.4.3 Фан-фикшн

Феномен, который часто упоминается в связи с трансмедиа, но очень противоречит идее каноничности, является феноменом фан-фантастики.Первоначально этот термин относился к рассказам, созданным фанатами, и другим литературным текстам, но с развитием цифровых технологий он стал включать и выражения в других средствах массовой информации.

Как правило, болельщик — это человек, который сильно и с энтузиазмом интересуется чем-то или кем-то: спортивной командой, отдельной знаменитостью или определенной историей. Различные способы, которыми фанаты демонстрируют свои знания и поддержку данного предмета, составляют общие пространства, известные как фанатские субкультуры или фандомы.Поклонники занимаются своей сферой интересов на самых разных уровнях. На самом пассивном уровне они целенаправленно следят за своим интересующим объектом и ищут информацию о нем в нескольких источниках. На более широком уровне они принимают участие в том, что Beddows (2012, стр. 85) называет «внетекстовыми действиями», обмениваясь информацией в сети, участвуя в обсуждениях в социальных сетях, посещая собрания или организуя мероприятия, такие как ролевые игры вживую. играя, чтобы разыграть или расширить события из своей любимой истории.Жанр научной фантастики характеризовался организованным фэндомом еще в 1920-х годах (Moskowitz, 1974, стр. 4–5).

Наконец, высший уровень вовлеченности фанатов — это присвоение повествования, проявляющееся в попытке повлиять на ход истории. Например, в онлайн-обсуждении фанат серии Game of Thrones предположил, что в случае, если одна из самых долгожданных батальных сцен не будет снята из-за нехватки бюджета, зрители должны собрать средства с помощью краудфандинговых кампаний.Другой подходящей практикой является расширение повествовательного пространства с помощью сиквелов, спин-оффов, пародий и других интертекстуальных / трансфикционных форм, которые обычно заимствуют главных героев или обстановку из оригинальной истории, но развивают их в неканонических направлениях.

Эти практики не новость: все основные формы народной литературы, от классических эпических поэм до средневековых циклов, развивались в процессе присвоения и коллективного авторства. Совместное повествование, возможно, было омрачено появлением современной концепции авторства, но оно почти не исчезло: на самом деле, с появлением Интернета оно стало поощряться в глобальном масштабе.Поэтому неудивительно, что производительность современных фанатов иногда называют фольклором цифровой эпохи (Jenkins, 2006, стр. 136), хотя этот феномен можно четко проследить до времен, предшествовавших цифровым технологиям. Например, в Англии XIX века было значительное количество любительских переписываний, вдохновленных романами Джейн Остин и приключениями Шерлока Холмса (Hellekson & Busse, 2014, стр. 5–6). Научно-фантастические журналы для фанатов — или журналы, написанные фанатами — содержащие новости, отчеты о деятельности фанатов, дебаты, а также рассказы и произведения искусства, появились в 1930-х годах в основном для того, чтобы заполнить период между выпусками профессионально издаваемых журналов (Coppa, 2006, p. стр.42–43). Издаваемые относительно небольшими тиражами и распространяемые в основном по подписке и по почте, журналы для фанатов оставались наиболее распространенной формой общения с фанатами в доинтернетовскую эпоху. С ростом популярности новых медиа, таких как кино и телевидение, в 1960-х и 1970-х годах наблюдался рост так называемых медиа-фандомов или фанатских субкультур, основанных на фильмах и телесериалах, а не на литературных произведениях (Coppa, 2006). Культовая научно-фантастическая телевизионная драма Star Trek (1966) стала одной из вех в истории фан-фантастики, положив начало современной фан-культуре.В течение 1990-х годов общение с фанатами переместилось в Интернет и приобрело новый импульс, смещаясь от одной истории, такой как Star Trek или Doctor Who , к созданию платформ, посвященных фанфикам в целом, как жанру как таковому. (Hellekson & Busse, 2014, стр. 6–7). Более того, недавно мы стали свидетелями феномена превращения фанатских работ в коммерческие блокбастеры из фильма Эль Джеймса «Пятьдесят оттенков серого » (2011), который начал свою жизнь в Интернете как фанфик к популярной романтической саге Стефани Майер « Сумерки ». но в итоге стала бестселлером трилогии с более чем 100 миллионами проданных копий по всему миру, Beautiful Bastard (2013) Кристины Лорен, основанной на той же оригинальной работе, но менее успешной с «только» 1.Продано 3 миллиона копий.

Помимо запуска субкультуры фанатов из ниши в мейнстрим, Интернет также предоставил исследователям возможность более внимательно и активно изучать модели общения фанатов (Beddows, 2012, стр. 84). Фан-исследования возникли в 1980-х годах и со временем превратились в процветающую междисциплинарную область, которая опирается на различные академические дисциплины, такие как теория литературы, семиотика, этнология, психология, право и исследования в области образования (Hellekson & Busse, 2014, стр.8–10). Многие исследования посвящены участию фанатов как одной из форм сопротивления потребительской практике. Поскольку фанфики обычно строятся на мирах историй, которые широко известны благодаря массовому производству, индустрия часто рассматривает фанатов как союзников, чья творческая работа помогает развить историю и укрепить бренд; однако, поскольку фанатское присвоение выражается в пародиях, пародиях и других формах, которые не уважают дискурс оригинального повествования, некоторые создатели и правообладатели решительно выступают против этого, рассматривая это как плагиат или нарушение авторских прав.Как объясняет Дженкинс

[…], медиаиндустрия все больше зависит от активных и заинтересованных потребителей в распространении информации о ценных свойствах на переполненном медиа-рынке, а в некоторых случаях они ищут способы направить творческую продукцию поклонников СМИ на снизить их производственные затраты. В то же время они боятся того, что произойдет, если эта потребительская сила выйдет из-под контроля […].

Jenkins (2006, стр. 134)

Помимо того, что фанфики стали символом властных отношений между потребителями и медиаиндустрией, они также стали рассматриваться через множество других линз.Гендерные исследования, например, рассматривают его как голос женщин и меньшинств, в то время как медиа и образовательные исследования исследуют роль фанфиков в обучении языку и литературе (Jenkins, 2008), а культурологические исследования сосредоточены на устранении различий между высокими ценностями. и популярная культура.

С точки зрения организации библиографической информации фанфики оставались незамеченными из-за того, что на протяжении большей части своей истории не предназначались для профессиональных публикаций и, следовательно, не включались в библиотечные фонды.Тем не менее, Интернет расширил как понятие публикации, так и библиотечное собрание. По мере того, как популярность фанфиков сопровождалась растущим культурным влиянием и, как следствие, академическим интересом, библиотеки все чаще начали собирать их, хотя, как сообщают Прайс и Робинсон (2017), систематический сбор и управление по-прежнему ограничены по причинам. которые варьируются от огромного объема и смешанного качества работ до вопросов авторского права и сохранения. Тем не менее, в своем исследовании фанфиков в библиотеках авторы приводят несколько примеров коллекций библиотечных фанзинов, некоторые из которых созданы в цифровом виде, а другие оцифрованы из печатных материалов.Авторы также сообщают, что студенты, изучающие библиотеку и информатику, в целом признают культурную значимость фан-фантастики, что открывает путь к более систематическому подходу к такого рода ресурсам в будущем.

С точки зрения трансмедийного повествования фанфики не являются необходимым ингредиентом для трансмедийного рассказа. Большая часть любительской продуктивности основана на не-трансмедийной художественной литературе, в то время как, с другой стороны, базовое определение трансмедиа не подразумевает существования фанатского контента, несмотря на то, что некоторые авторы утверждают иное (Scolari, Bertetti, & Freeman, 2014, p.3). Хотя сама природа трансмедии очень поощряет совместные практики, фанфики часто исключаются из определений трансмедийного повествования из-за его тенденции нарушать целостность истории и отходить от канона (Long, 2007, p. 164). Вопрос о том, должно ли определение трансмедийного произведения включать фанфики — широко известный как спор между каноном и фаноном — сводится к проблеме выбора набора критериев для определения канона. Как мы видели в предыдущем разделе, эта задача далеко не проста, особенно если принять во внимание понятие «личный канон».Beddows (2012) показал, что потребители могут выбирать различные элементы, от последовательности повествования до автора, носителя информации или персонажей, в качестве нити, соединяющей части вместе. Однако она также сообщает, что, хотя некоторые потребители открыто осуждают фанатские практики, другие носят менее ограничительный характер, но тем не менее рассматривают эти работы как вспомогательные или второстепенные в общей структуре сюжета (Beddows, 2012, стр. 196, 198). Фанфики также более тщательно исследуются на предмет несоответствий по сравнению с каноническими произведениями, даже если сам канон противоречив (Beddows, 2012, стр.181).

В заключение, хотя понятие канона важно для понимания трансмедиа, его неоднозначность вряд ли делает его надежной мерой при принятии решения, что включить, а что исключить при определении контуров трансмедийного произведения. Если оригинальное произведение дополняется неофициальными, любительскими творениями, организация библиографической информации должна отражать их отношения независимо от типа трансфектации, к которой они принадлежат. Помимо того, что этот подход имеет решающее значение для процесса сборки и интерпретации истории, он также поддерживается растущим признанием фэндома как культурной силы.

Контракультура и субкультура в JSTOR

Абстрактный

Текущая социологическая работа широко использует понятие субкультуры — при анализе преступности, подросткового возраста, региональных и классовых различий, религиозных сект, стилей занятий и других тем. При изучении этих областей наше понимание расширилось за счет того, что нормы, которые отличаются от более общих стандартов, отчасти являются проявлением отличительных подгрупп. К сожалению, термин «субкультура» используется по-разному.В более чем 100 источниках, рассмотренных здесь, обнаруживаются три явно разных значения, что приводит к неточности в его применении. Предлагается новый термин «контраккультура», чтобы различать нормативные системы субобществ и возникающие нормы, возникающие в конфликтных ситуациях. Полезность этого различия исследуется со ссылкой на несколько основных областей исследования.

Информация о журнале

Официальный флагманский журнал Американской социологической ассоциации (ASA), American Sociological Review (ASR), публикует работы, представляющие интерес к дисциплине в целом, новые теоретические разработки, результаты исследований, которые способствуют нашему пониманию фундаментальных социальных процессов, а также важные методологические инновации.Приветствуются все области социологии. Особое внимание уделяется исключительному качеству и общему интересу. Публикуется два раза в месяц в феврале, апреле, июне, августе, октябре и декабре. Информация о подписках, размещении статей и расценках на рекламу: http://www.asanet.org/journals/asr/

Информация об издателе

Заявление о миссии Американской социологической ассоциации: Служить социологам в их работе Развитие социологии как науки и профессии Содействие вкладу социологии в общество и ее использованию Американская социологическая ассоциация (ASA), основанная в 1905 году, является некоммерческой организацией. членство в ассоциации, посвященной развитию социологии как научной дисциплины и профессия, служащая общественному благу.ASA насчитывает более 13 200 членов. социологи, преподаватели колледжей и университетов, исследователи, практикующие и студенты. Около 20 процентов членов работают в правительстве, бизнес или некоммерческие организации. Как национальная организация социологов Американская социологическая ассоциация, через свой исполнительный офис, имеет все возможности для предоставления уникального набора услуги своим членам и способствовать жизнеспособности, заметности и разнообразию дисциплины.Работая на национальном и международном уровнях, Ассоциация стремится сформулировать политику и реализовать программы, которые, вероятно, будут иметь самые широкие возможное влияние на социологию сейчас и в будущем.

Seite wurde nicht gefunden. — SozTheo

Seite wurde nicht gefunden. — СозТео

Wir nutzen Cookies на веб-сайте. Einige von ihnen sind essenziell, während andere uns helfen, diese Website und Ihre Erfahrung zu verbessern.

Alle akzeptieren

Speichern

Individualuelle Datenschutzeinstellungen

Cookie-Подробности Datenschutzerklärung Impressum

Datenschutzeinstellungen

Hier finden Sie eine Übersicht über alle verwendeten Cookies.Sie können Ihre Einwilligung zu ganzen Kategorien geben oder sich weitere Informationen anzeigen lassen und so nur bestimmte Cookies auswählen.

Имя Borlabs Cookie
Анбитер Eigentümer dieser Веб-сайт
Цвек Speichert die Einstellungen der Besucher, die in der Cookie Box von Borlabs Cookie ausgewählt wurden.
Имя файла cookie Borlabs-печенье
Cookie Laufzeit 1 Яр

Datenschutzerklärung Impressum

.
Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *