Катерина мурашова блог: Катерина Мурашова — Сноб

Катерина Мурашова: Блог психолога: Когда пора молчать — психология, семья, дети, горе, болезнь, помощь, сочувствие

Она не выглядела опечаленной, не ломала пальцы и не комкала в руках носовой платок. Вошла, села, спокойно сложила руки на коленях. В глазах нет готовности заплакать, под глазами — никаких черных кругов. И я, со всем своим опытом, ее состояния не «прочитала» совершенно. Впрочем, женщина по имени Надежда, вошедшая ко мне в кабинет, и вправду не грустила и не расстраивалась. Она была в отчаянии.

— Вы знаете, что такое болезнь Янского-Бильшовского? — ровно спросила женщина.

— Не-а, — довольно легкомысленно отозвалась я. — Ни разу не слышала. У меня, к сожалению, нет базового медицинского образования. Это что-то редкое?

— Да, редкое.

Она замолчала. И молчала долго. И я наконец увидела ее глаза — прогоревшие угли, залитые холодной водой.

— У кого эта болезнь? — разом подобравшись, спросила я.

Видео дня

— У моего сына.

— Сколько ему лет?

— Через месяц исполнится четыре года.

(«»Исполнится», сказано утвердительно, стало быть, он не умирает прямо сейчас», — с некоторым облегчением подумала я).

— Что такое эта болезнь? Ну, по сути?

— Нейрональный цероид-липофусциноз, — четко и равнодушно выговорила женщина.

Я попыталась быстренько что-нибудь извлечь из этой абракадабры, опираясь на свое полузабытое биологическое образование. То, что извлеклось, выглядело неутешительно. Нечто нейродегенеративное и, скорее всего, генетическое.

— Тип наследования?

— Аутосомно-рецессивный.

Ага, это значит, что оба родителя являются носителями дефектного гена и вероятность рождения у них больного ребенка — двадцать пять процентов. Господи, как же мальчику не повезло!

Я откладываю главный вопрос. И она, кажется, это понимает.

— Это лечится?

— Нет. Только симптоматически.

— Диагноз когда поставили?

— Только что. Мы в Москву ездили. До этого все сомневались. Думали, может, синдром Веста.

(А вот синдром Веста я знаю. Детская злокачественная эпилепсия с постепенно развивающейся умственной отсталостью, препоганейшая штука.)

— Каков прогноз?

— Абсолютно неблагоприятный.

— Когда? — теперь уж нужно спросить все, а потом буду думать, что с этим делать. Потому что вопрос «А зачем вы ко мне пришли?» я все равно задать не посмею.

— Вторая декада жизни. От десяти до пятнадцати.

Так. Все даже хуже, чем я подумала. Еще около десяти лет ее ребенок, постепенно теряя человеческий облик, будет в муках умирать у нее на глазах. Сейчас ей на вид лет двадцать семь. Господи.

— У вас есть еще дети?

— Нет.

Когда сын умрет, в каком она будет состоянии?

С трудом вспоминая нечто из курса «медицины катастроф», который нам читали в университете, я продолжала расспрашивать: людям в таком состоянии обычно надо выговориться. Попыталась вспомнить свой (весьма краткий) опыт работы на «телефоне доверия», но он не помогал, ведь там одна из главных задач — отвести от края, донести до человека, где и как ему могут помочь, и убедить его туда обратиться. А кто и где поможет Надежде и ее сыну?

— Муж сказал: нам больше нельзя иметь детей, вдруг еще один такой же? Бомбы падают в одну и ту же воронку только так. То есть ты, конечно, можешь, и я могу, но от кого-нибудь другого. Это безопасно. Он уйдет, конечно, — в голосе Надежды нет почти никаких чувств, кажется, она с этим смирилась. — Он и сейчас уже несколько раз убегал, когда у Никиты один припадок за другим. Потом возвращался, просил прощения… Но мои мама с папой помогут. И муж — он будет работать, давать деньги, тут я уверена, он вообще-то порядочный.

Я кивала головой. Уточняла про маму и папу, еще какие-то бессмысленные подробности: кто где живет, кто кем работает, сколько комнат, сколько ехать, как далеко расположена поликлиника. Надежда сосредотачивалась на моих вопросах, отвечала, выглядела чуть более живой, в ее голове явно строился план, которым она со мной делилась, на ходу уточняя детали. По мне все время бегали мурашки и почему-то чесался нос: теперь я уже знала, что такое этот чертов цероид-липофусциноз — слепота задолго до смерти, судороги, снижение когнитивных функций.

— А сейчас Никита какой? (установка: таким и запомнить!)

— О, он очень веселый, любит играть в шумные игры, стучать на барабане, других детей обожает — маленьких, больших, таких же, легко знакомится, у него все друзья, он все свои игрушки готов отдать, если кому-то нужно, вот однажды мы в песочнице…

Стук в дверь. Время истекает, пришла следующая семья.

Женщина с широким лицом, перманент, нос со слегка вывернутыми наружу ноздрями, вокруг крутятся дети.

— Подождите, пожалуйста, я вас позову.

Нос недовольно скривился: ну ладно, хотя вообще-то уже пять минут…

Надежда только начала по-настоящему разговаривать. «Он любит сказку и мультфильм про Белоснежку, мы играем, как будто бы я Белоснежка, а он — главный гном. Я, когда все узнала, думала: лучше бы он сразу умер, чем так. А потом хотела сама себя… Да, вы правы, конечно: молекулярная медицина сейчас так развивается, кто знает, что может за десять лет произойти. Странно, как от нас все шарахнулись. Все, все — родственники, друзья. Пока было непонятно, сочувствовали, узнавали, а когда стало ясно — как будто мы прокаженные. Но вообще-то я понимаю: кому надо, если нельзя помочь, если все безнадежно. У всех ведь свои проблемы».

В дверь стучат ногой. Я открываю. Стучит мальчик лет шести, поодаль стоит мать с перманентом и смотрит с вызовом.

Я сжимаю кулаки и говорю вежливо:

— Простите, пожалуйста, у меня сложный разговор. Вы не могли бы…

— А мне-то чего? — говорит мать. — Я к вам записывалась на время и специально с работы отпросилась, а его из садика, чтобы… Мы и так тут стоим у вас под дверью почти полчаса, как идиоты, мои уже сбесились совсем! Вечно у вас в поликлинике, пока не пожалуешься главврачу…

— Сейчас! — бросаю я и возвращаюсь к Надежде.

— Я понимаю, — она где-то отыскала бледную улыбку. — Вы не можете дальше. Спасибо. Только я еще тут немного где-нибудь у вас в поликлинике посижу, подумаю. Это можно?

Она будет сидеть на банкетке в коридоре, а вокруг — бегать те самые «сбесившиеся» дети, больные насморком и отитами, и матери будут делиться своими проблемами.

— Да! — сказала я. — Ждите меня здесь! — вышла из кабинета, прошла мимо злобно шипящего перманента, спустилась в регистратуру, взяла ключ от кабинета абилитации (я знала, что по четвергам там никого нет: коллеги на учебе). — Пойдемте! Здесь вы можете сидеть, сколько угодно. Когда будете уходить, запрете дверь и ключ отдадите в регистратуру. Я сегодня работаю до двух.

— Спасибо вам!

Школьная зрелость сына женщины с перманентом оказалась вполне удовлетворительной, а истерики ее младшей дочки были всего лишь манипуляциями, на которые вся семья то и дело велась.

Поставив в карточку мальчика печать и суховатой скороговоркой обсудив происходящее с девочкой, я замолчала. Женщина собрала пузатую сумку, отобрала у сына и поставила на полку машинку, вытолкала детей в предбанник и остановилась на пороге:

— А у той-то… чего у нее? Серьезное что-то?

— Да. У нее умирает ребенок.

— Божечки! — женщина торопливо перекрестилась и тут же деловито предложила: — А если в Германию отправить или к евреям, полечить? Есть же сейчас фонды всякие…

— Нет лечения нигде. Это орфанное заболевание.

— Како-о-ое? — вытаращилась так, как будто я в присутствии детей выругалась матом.

— Редкое, наследственное, смертельное.

— А где ж она теперь? Домой пошла?

— Сидит в соседнем кабинете.

— Одна?

— Ей не привыкать, у нее и так ощущение, что весь мир от нее отвернулся.

* * *

Дальше прием шел своим чередом.

Посередине очередного часа в кабинет робко постучались. Я открыла, на пороге — незнакомая миловидная девушка с маленьким ребенком на руках.

— Простите, простите меня, пожалуйста, я понимаю, вы заняты, но я только хотела спросить: мне сейчас туда идти, а я боюсь, не знаю, что говорить, вы профессионал, вы мне хоть намекните, как будет правильно…

— Куда идти?! — растерялась я.

— Ну там, внизу, женщина… у нее ребенок… мы с ней… по очереди… сейчас я… простите…

Я слушала с нарастающим изумлением. Задала пару вопросов и поняла, что это было именно то, о чем я подумала. Но как?! Однако времени не было:

— Если не знаете, что говорить, не говорите ничего. Если она захочет, будет говорить сама. А не захочет — просто молчите и будьте рядом. Это важно.

— Спасибо! — девушка тепло улыбнулась и сбежала вниз по лестнице.

* * *

После приема я сразу спустилась вниз.

Три женщины сидели на банкетках около кабинета массажа. Два ребенка катали машинки, девочка постарше играла в телефон.

— Вы психолог? — деловито спросила старшая из женщин. — Ну тогда мы пошли.

— ?!

— Та, первая женщина сказала: нельзя ей одной, надо сменяться, пока психолог не придет. Ну и вот. Скажите ей… скажите… ну вы сами знаете что. Пошли, девочки!

* * *

— У нее первый ребенок умер, — сказала мне Надежда. — Она врачей винит. Говорит, он был здоровый, из-за прививок все. Мне кажется, это не так, но теперь не важно. Она говорит: вот так же, как от тебя с сыночком, все отвернулись. Как помочь — не знают, а просто так — тяжко смотреть, лучше мимо пройти. Говорит: люди — они ведь не плохие, замороченные просто, а если понимают, как помочь, они ж завсегда… Боже мой! Ее девочка просто встала рядом на колени и за руку меня держала. У нее ручки такие… как шелк. У моего Никиты всегда шершавые. А еще одна девочка мне стихи читала и песенку спела. Это все вы придумали?

Я отрицательно замотала головой, попутно смахивая выступившие слезы.

— Я даже не знала. Это она, та первая женщина, которая ругалась в коридоре.

— Ей на работу было надо. А потом другая пришла, она сына в коридоре с папой оставила и плакала вместе со мной. И еще. Некоторые просто молчали, но это было так хорошо и… вместе. Я так им всем благодарна. Мне намного-намного легче стало. Как будто петля на горле разжалась немного.

* * *

Мы с Надеждой вместе вышли из поликлиники, сошли с крыльца, попрощались и разошлись в разные стороны. Накрапывал дождь, а у меня в голове крутилась старая песенка Окуджавы: «Когда мне невмочь пересилить беду, когда подступает отчаянье, я в синий троллейбус сажусь на ходу, последний, случайный…» И еще: «Как много, представьте себе, доброты — в молчанье, в молчанье…»

Важно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке…

Катерина Мурашова

Выберите лектораЛев ЛурьеАлександр АгеевАлександр БравоАлександр БуровАлександр БутягинАлександр КибасовАлександр МосягинАлександр СоколовАлександр УткинАлександр ХватовАлександра БогдановичАлексей ЕкайкинАлексей Коваль Алексей Курбановский Алексей ЛарионовАлексей МирошниченкоАлексей МоторовАлексей СахнинАнастасия Мурзина Анастасия ЧернышоваАндрей АствацатуровАндрей ЧапаевАндриан СелинАнжела ПаульсАнна ЛевинаАнна МарковичАнна-Ксения ГалактионоваАнтон БарчукАнтон УспенскийАнтонина РумянцеваАрсений ВеснинБогдан КоролекБорис АверинВалерий ДымшицВиктор АмчиславскийВиктория БелозёроваВиктория ПоликарповаВита ХлоповаВладимир КорольковВладимир ЧекуновВладислав СоболевВсеволод ГрачГалина АнисимоваГалина ОстровскаяГлеб МоревГригорий Залманович Медников Григорий КонниковГюляра Садых-задеДенис АхапкинДенис РомодинДмитрий БыковДмитрий ГанопольскийДмитрий ГрозныйДмитрий ГубинДмитрий ЖуравлёвДмитрий Искра-ГаевскийДмитрий Каминкер Дмитрий МакаровДмитрий ОзерковДмитрий Сергеевич Беляев Евгений АнисимовЕвгений ВышенковЕвгения ШестаковаЕкатерина БыковаЕкатерина УголеваЕкатерина УмняковаЕкатерина ЮхнёваЕлена БорзоваЕлена ОрандаренкоЕлена СтанкевичЕлена ТолмачеваЕлена ТравинаЕлена ЯковлеваЕлизавета ЛихачёваЗоя КупцоваИван Владимирович Черепанов Иван КвасовИгорь Викторович ЗиминИлья ДоронченковИлья ЛазерсонИлья СтоговИнна ВоскобойниковаИрина КарасикКатарина ЛопаткинаКатерина МурашоваКира ДолининаКонстантин ШолмовКсения Дунина Ксения КаландароваКсения РемезоваЛейла ГучмазоваЛидия КотлярЛиза СавинаЛюбовь БезруковаМарина Анатольевна БабуринаМарина Спивак и Александр ПозинМария ПертаяМария СурвиллоМария ЭлькинаМаша ГончароваМэган Александровна ВиртаненНадежда МорозоваНаталия ЦендровскаяНаталья БородинаНаталья Дёмина Наталья ЗазерскаяНаталья Ивановна ТолстаяНаталья ШкуренокНаш спикер в Третьяковской галерееНикита БрусиловскийНикита ЕлисеевНиколай ЗинковскийОксана ИвановаОлег ВалерскийОлег СтребковОлеся ГонсеровскаяОльга Израилевна ПугаеваОльга НабоковаОльга СапанжаОльга Шаповалова Ольга ШикаловаОльга ЮдинаОльга ЯковенкоПавел БабинцевПавел ИгнатьевПавел Котляр Пейчева Анна ЮрьевнаПолина ФоминаРоман ВезенинРоман ГригорьевСветлана Мурашкина Сергей Владимирович ФёдоровСергей СоколовСергей ЧубраевСнежана АтановаСотрудник театраСофья ЛурьеСпикер Дома культуры Льва ЛурьеТамара Иванова-ИсаеваТатьяна МучникТатьяна МэйТатьяна ТолстаяТатьяна Тюлюкина Тупицына Марина ПетровнаФедор ГавриловФёдор ПогореловЭкскурсовод музеяЮлия ВетроваЮлия ГазетдиноваЮлия ДемиденкоЮлия КлейманЮлия ЛукьяноваЮлия МалковаЮрий МолодковецЯрослав ЛеонтьевДмитрий Филатов


Читает лекции Отзывы Семейный и возрастной психолог (практик), писатель и преподаватель.

По первому образованию – эмбриолог. Работала в ЛГУ, ездила в научные экспедиции по всему Союзу. По второму образованию – возрастной психолог (тоже ЛГУ), потом – специализация по медицинской, подростковой, семейной психологии. Член Союза писателей. Пишет приключенческие книжки для детей, научно-популярные – для родителей, историко-приключенческие романы – и для тех, и для других.

«У некоторых родителей есть идея, что существует знание о том, как правильно воспитывать детей, главное — получить его, делать все правильно, и тогда дети тоже будут «правильными». Это неправда».


Катерина Мурашова: «Я – рассказчик историй»

В рамках проекта «Прямая речь. Лондон» две лекции о воспитании детей прочитает психолог Катерина Мурашова, получившая широкую известность благодаря своим колонкам на «Снобе». Она кажется идущей против общего течения: несмотря на известность, работает психологическим консультантом в поликлинике, вместо заумной теории рассказывает своим клиентам истории и притчи, да и вообще не пытается соответствовать нашим стереотипам о «мудром психологе».

Когда я была на одной из ваших лекций в «Прямой речи», мне показалось, что вы с большой иронией относитесь к современной психологии. В частности, вы сравнивали ее с медициной 17-го века…

А это не была ирония! Хотя я иронично отношусь ко многим вещам в жизни, но в данном случае мои слова не были даже метафорой. Состояние современной психологии действительно кажется мне аналогичным состоянию медицины в 17 веке, когда она еще не имела общей теории, которую разделяли бы все практики. Но кое-что медицина могла вылечить и тогда.

Это специфика российской психологии, или мы говорим о мировых тенденциях?

Нет, я вас уверяю, везде схожая ситуация. Везде под своими знаменами маршируют в разных направлениях когнитивные терапевты, бихевиористы, психоаналитики, гуманистические терапевты, юнгианцы, не говоря уже о разных более мелких разновидностях психотерапевтической практики (телесно-ориентированные терапевты, арттерапевты и т.д.). И это не относится исключительно к российской психологии. Я знаю, что все любят ставить нас в какую-то уникальную позицию, говорить об «особом пути» России, но здесь однозначно не тот случай.

Российская психология, может быть, лишь чуть более эклектична и неврастенична, чем западная, потому что в советское время развивалась достаточно замкнуто.

Наших современных психологов можно сравнить с тибетскими врачами, которым в 17-19 веке свалилась бы на голову европейская медицина.

И стала бы говорить, что нет никаких энергетических каналов, а есть только большой круг кровообращения.

Но ведь у современной психологии есть столько вспомогательных инструментов – и научная база, и экспериментальные программы, и развитая доказательная медицина… Почему же она остается на уровне медицины 17 века?

Потому что в психологии пока нет единой теории личности. А ведь именно с личностью работает психолог. Медицина работает с концептом болезни. И если мы сейчас опросим 10 врачей из Москвы, Петербурга, Лондона и Чикаго, то все они назовут один и тот же механизм возникновения инфаркта. Возможно, у них будет отличаться протокол лечения, но ни один врач не скажет вам, что инфаркт вызван гневом Божьим, или северным ветром, или тем, что в человеке живет специальный червяк, который его поедает изнутри.

Что касается психологии, то на сегодня пока не существует единого соглашения о том, что такое личность. Нет теории, которую разделили бы не только все специалисты-психологи в мире, но даже участники любой большой психологической конференции.

Среди психологов вы легко найдете людей, которые считают, что личность состоит из Ид, Эго и Суперэго. Или из Взрослого, Родителя и Ребенка. Или дополнят все это коллективным бессознательным. Там будут психологи, которые убеждены, что в основании личности лежит стремление к самореализации. Другие скажут вам, что личность – это социальный конструкт. А третьи сообщат, что личность формируется, проходя анальную, генитальную и оральную фазы.

Кто из них прав, и что дальше с этим делать? Вы, конечно, можете лечь на кушетку психоаналитика, или закрывать гештальт, или восстанавливать «правильное поведение» – в зависимости от того, какая концепция вам нравится. Но принципиально эта ситуация изменится только тогда, когда единая теория будет выстроена.

По первому образованию вы биолог. Влияет ли этот факт на вашу работу в качестве психолога?

Влияет! Хотя, на самом деле, я не просто биолог, а эмбриолог. А по второму образованию – возрастной психолог, и это смежные темы. Но первое время родители были шокированы, когда я говорила на приеме: «Понимаете, вот у маленьких павианов это происходит вот так…». Теперь все более-менее привыкли и относятся нормально. Но я считаю это своей сильной стороной, потому что имею возможность, кроме психологических проблем видеть и работу биологических программ.

Учитывая все, что вы говорили в начале нашего разговора, как вам «живется» в роли психолога с таким фундаментальным образованием?

Понимаете, я практик. У меня не сложилось с психологией как наукой отчасти именно поэтому. Я не понимаю, как можно серьезно относиться к новости о том, что поставлен эксперимент на 18 студентах Принстонского университета, после чего идет 3 страницы выводов о том, что у женщин все устроено так, а у мужчин – по-другому. Когда-то я работала биологом и ставила опыты, поэтому знаю, сколько объектов нужно и как должен выглядеть дизайн эксперимента, чтобы его результатам можно было доверять.

А что это значит для каждого из нас? Для конкретного человека, который хочет получить психологическую помощь?

Это значит, что человек, который хочется обратиться к психологу, должен знать, что за этой наукой не стоит единой концепции. Но на какую-то помощь он может рассчитывать. Ведь к медикам 17 века обращались пациенты, которым оказывали помощь и которых иногда вполне успешно вылечивали.

На ваш взгляд, не выходит ли в таком случае на первый план личность самого психолога, а не тот научный подход, который он разделяет?

Конечно! Но во многом это зависит от вашего запроса. Например, если ребенок страдает фобией после того, как его заперли в холодильнике (и теперь он боится любых замкнутых пространств), то личность психолога не так уж важна. Потому что здесь действуют приемы когнитивной психотерапии, с помощью которых с таким ребенком будет работать практически любой специалист этого направления.

Вас же не слишком интересуют душевные качества хирурга, который делает вам операцию: добрый ли он, дает ли денег в долг и разбирается ли в искусстве?

Что-то мне подсказывает, что не очень важны личностные качества человека, который сидит рядом с вашей кушеткой во время сеанса психоанализа. Если он соблюдает законы «касты», то почти никакого влияния на ход вашей терапии его персональные особенности не окажут.

А вот если вы, «свой путь земной пройдя наполовину, очутились в сумрачном лесу» и пришли к психотерапевту, чтобы разобраться в себе, то его личностные качества будут играть огромную роль. Гораздо большую, чем то, к какой психотерапевтической школе он себя относит. То же касается и семейной психотерапии.

Давайте поговорим о ваших колонках на «Снобе«, которые, я уверена, любят многие наши читатели. Как бы вы сами хотели, чтобы люди воспринимали эти тексты? Это «чистая» литература или все же реальные истории из практики?

Конкретных случаев из практики там нет и быть не может – это нарушение профессиональной этики. За 7 лет было всего лишь несколько текстов, где я приводила реальную историю, но только по просьбе самих клиентов, которые хотели услышать «помощь зала».

Однако все детали действительно взяты из моей работы, потому что у меня, честно говоря, не очень богатая фантазия. Как бы я хотела, чтобы относились к моим колонкам? Это истории, в которых нет морали и нет героев. И даже условный психотерапевт, который присутствует в каждом рассказе, не претендует на эту роль. Я ни в коем случае не хочу представлять себя в образе «мудрого психолога». Я не морализатор и не владею истиной в последней инстанции. Я просто рассказчик историй. Это очень древнее, востребованное и в общем-то почтенное занятие – почти во всех времена во всех землях. Например, в южноамериканской традиции эту роль выполняли пожилые женщины, которых называли «контадорами», а на африканском континенте сказателями были странствующие юноши — «гриоты».

Однажды я услышала мнение, что вы в этих историях выступаете в роли Шерлока Холмса, который все равно найдет решение в самой запутанной истории…

Да, во многих текстах сюжет действительно разворачивается, как в детективном романе. Но далеко не всегда удается найти ключ! Да и мои истории не о поиске правильного ответа, а о том, какой причудливой, трагичной, счастливой и интересной бывает порой жизнь и судьба семьи, человека.

Все эти годы вы работаете в детской поликлинике. Почему вы сделали такой выбор? Ведь вы давно могли бы, например, открыть частную практику в Петербурге.

Мне это не нужно. И потом, если я сейчас уйду, на моем месте не будет никого. У меня есть подозрение, что в Питере я осталась чуть ли не последним психологом, который работает в государственной детской поликлинике. По крайней мере, я уже давно не встречаю своих коллег из детских поликлиник. В свою очередь, людей, которые желают открыть частную практику, сейчас появилось огромное количество. Они делают красивые сайты, обещают излечить всех, консультируют по скайпу и фотографии. Я так работать не хочу.

Я изначально решила, что буду использовать самый примитивный метод, который существует в нашей профессии, — психологическую консультацию. Хотя все мои однокурсники хотели работать в глубинной психотерапии — засовывать холодные лапки в душу клиента и что-то в ней менять. У меня же никогда не было желания (и умения тоже!) заниматься перестройкой чужой личности.

Почему?

Потому что я не знаю, куда ее перестраивать. Кроме того, лезть в чужую душу я не могу из нравственных соображений. Возможно, такое право было у Виктора Франкла (австрийский психиатр, психолог и невролог – прим. ред.), но не у меня.

Собственно, я и на приеме остаюсь рассказчиком историй. Редкий клиент уйдет от меня, не услышав пару притч. Потому что всю теорию он забудет через 10 минут, а истории передаются через поколения. (Сейчас ко мне мои выросшие клиенты приводят своих подросших детей. И они эти истории помнят все эти годы!)

На ваших лекциях в Лондоне, наверняка, тоже не обойдется без историй. Одна из тем – о «неправильных родителях». В связи с этим я хотела спросить, не кажется ли вам, что огромное количество концепций воспитания детей, которое буквально свалилось на родителей в последние годы, только невротизирует их, а вовсе не помогает?

Вы же понимаете, что ниоткуда эти концепции не свалились. Они всегда были, только размещались по географическому принципу. Если бы вы 150 лет назад посмотрели, как воспитывали детей в Африке и Шотландии, то заметили огромную разницу. А сейчас все смешалось в доме Облонских! И для родителей, которые не являются хранителями шотландских традиций и не живут в африканской хижине, становится сложной задачей найти себя в этом потоке информации. Именно об этом мы и будем говорить на лекции: как найти себя, свой собственный «родительский стиль»?

Ваша вторая лекция будет посвящена установлению границ, не так ли?

Это удивительная история. Для меня эта тема в общем-то не особо интересна, но почему-то она страшно волнует родителей. Ведь установление границ – это одна из самых примитивных биологических программ, которая практически не имеет отношения к психологии человека, так как работает у всех детенышей высших млекопитающих. Например, моя собака осуществляет эту программу в той же мере, что и 2-3-летний ребенок. Но так как буквально на всех моих лекциях (независимо от их объявленной темы) раздаются вопросы о границах, я понимаю, что для многих родителей эта тема актуальна.

Правильно ли я понимаю, что «границы» – это не синоним «ограничений»?

На самом деле установление границ – это не столько про ограничения или запреты, сколько про картирование мира для ребенка. Ему нужно знать, как устроено то совершенно уникальное место, куда он попал. Мы только что с вами говорили, что существует 150 концепций воспитания. Как ребенку узнать, в какой из них он очутился? Только экспериментальным путем, пробуя и нарушая. Если родители последовательно ставят границы, то ребенок получает нужную ему информацию и может двигаться дальше. Так что в Лондоне мы обсудим, как нам быстрее и ловчее эту простую, но важную программу удовлетворить.

Лекция Катерины Мурашовой «Правильных родителей не бывает» (12 марта)

Лекция Катерины Мурашовой «Как установить границы для ребенка?» (13 марта)

Текст: Юлия Варшавская

Екатерина Мурашова: Дети чаще всего сами сигнализируют о своем интересе

У Катерины много замечательных, глубоких текстов, историй из жизни. А этот будет очень полезно мазать родителям).

Тамара не смотрит телевизор, читает чужие книги, смотрит чужие фотографии в Интернете, дружит с подругами младшей сестры, видит необычные сны. Что с ней не так?

Она шьет платья для куколки сестренки! — сказала женщина обвиняющим тоном.Раздражение испортило ее красивое лицо. — А потом часами играет с ней в «домах» и «гостях».

А что в этом плохого? — Я удивлен. — Тебе стоит радоваться, что старший забирает младшего …

Ты что, шутишь ?! — вскипела мать. — Ей скоро 16 лет! Надо подумать о выборе института, о подготовительных курсах, о своем месте в обществе, о мальчиках, наконец …

Ты уверен, что Тамара обо всем этом не думает? Я спросил.

Здесь присутствовала Тамара, она смотрела на меня и мою маму со спокойной милой улыбкой. На щеках у нее были прекрасные ямочки.

Конечно! — огрызнулась мать. «Я вообще не понимаю, о чем она думает. Он редко читает книги и не читает какие-то странные книги, он вообще не смотрит телевизор, а только смотрит чужие фотографии на компьютере. Но он может часами сидеть на подоконнике и смотреть на луну. Она лунатик? Это лечится?

Лунатик вообще не смотрит на луну… — Я улыбнулась.

Ну, тогда я не знаю … Главное, что она ученица хорошо, четверка, а значит, умственная отсталость у нее нет и могла бы, если бы захотела … Но гордости у нее нет. ! Она ходит без бюстгальтера и шьет себе бесформенные сарафаны, — так свободно говорит она за себя. Он занят подругами своей младшей сестры или даже больше … Перед нашим домом три ветхих хрущевских домика. Там бабушки сидят на скамейках у входных дверей, как в деревне.Так что она будет сидеть рядом с ними по дороге из школы и говорить о чем-то три часа … Это нормально? К тому же она толстая! мать вскрикнула почти в отчаянии. — Я ей говорю: перестань есть булочки и пирожные, береги свою фигуру, иди в холл …

Если честно, здесь в этом месте меня откровенно «достала» мама. Тамара действительно была пухленькой, но, на мой взгляд, ей было вполне комфортно в теле, и полнота ее нисколько не баловала. К тому же я достаточно прожил на свете, чтобы знать: «вешалки» не всем по душе.Но мне нужно было прояснить еще пару вещей.

А какую позицию во всем этом занимает отец Тамары?

Нет, — огрызнулась мать. — И отца нет. Отношения с отцом младшей сестры хорошие, но воспитанию он категорически не мешает.

Итак. Ясно.

Тамара, кем ты хочешь стать в будущем?

Не знаю, — пожала плечами девушка. — Может быть, швея-нянька …

Мама говорит, что я стану ею.Совсем не против, на машинке хорошо шью … Или есть еще такая работа, покупать и разносить еду бабушкам. Вроде бы называют соцработником …

Вот видите! — воскликнула мать. — И не только сейчас, это было давно, точнее, всегда было. Вы знаете, что она сказала, когда родилась ее младшая сестра? Она посмотрела на нее с таким странным выражением лица, как будто она узнала ее или что-то в этом роде, и сказала: «Ой, какая чудесная пришла к нам оттуда… И как его тут назовут? »Я тогда даже испугался, честно говоря, и я не мог спать по ночам. Иногда думаю, может быть, нам стоит к психиатру …

Да ладно, ты сидишь в коридоре за сейчас, а я поговорю с Тамарой.

Вы психолог? Я слышал, что психологи могут объяснить сны. Вы можете объяснить мои? Я всегда его вспоминаю, наверное, примерно с полутора лет, потому что тогда тот диван уже выбросили, сказала мне мама

Подскажите.

Просыпаюсь ночью. Мама и папа все еще в комнате, но они спят. Я звоню им, но они не просыпаются. Потом встаю и иду в другую комнату, там моя бабушка, она тогда была еще жива. Я очень маленький, а все вокруг такое большое … Мне страшно, но мне еще нужно идти. И вот я стою на пороге, там диван, бабушки почему-то нет, сквозняк, а за диваном у стены кто-то … что-то … в общем, вроде как зовет… Надо переступить порог. Но можно и сбежать туда, где спят мама с папой, там тепло, душно, безопасно. Хочу и боюсь … А потом еще хожу … И всю жизнь мечтаю о лифтах, которые не падают, а наоборот поднимаются и не могут остановиться, даже когда дом заканчивается. Это так странно…

Тамара, это посвящение во сне. Вы понимаете?

Да. Я читал об этнографии.

Расскажите подробнее о себе.

Помню, как впервые узнал себя в зеркале.Я знаю: большинство животных не узнают себя в зеркале. И я тоже, наверное, сначала был животным. И еще кто-то. А потом вдруг они слились в одно, и я становлюсь на колени перед зеркалом в комнате и понимаю: да, это я! Вот какое у меня лицо сейчас, вот как я выгляжу! Так интересно…

Оставь ее в покое! — я сам услышал в голосе чуть ли не мольбы. — Ей хорошо и интересно жить. Если на нее не давить, она сможет адаптироваться в соответствии со своими характеристиками.Его особенности … Считайте, что вам повезло или, наоборот, нет, но Тамара — это то, что в нашей культуре называют «провидцами». Она видит и чувствует мир иначе, чем мы с вами, и это чувство иногда открывает новые горизонты для тех, кто следует … Но помните, такие люди всегда очень чувствительны и хрупки, неосторожное влияние может разрушить …

Я пришел к врачу в государственном учреждении! — отчитала мать Тамары. — За лечение и коррекцию поведения дочери.А вы несете какую-то чушь, как бабушка из желтой газеты. Вы потворствуете ее недостаткам, и неудивительно, что Тамаре нравилось с вами разговаривать. Но мы к вам больше не пойдем. Я найду настоящего доктора, а не шарлатана …

Они пришли через четыре года. Тамара похудела, у нее короткие волосы, она в джинсах и футболке. Остался сидеть в коридоре.

Затем нас лечил психоневролог. Он нам помог. Она перестала говорить ерунду и часами смотрела на луну.Окончил среднюю школу, поступил в юридический институт. А теперь … — на глазах у женщины выступили слезы. «Она вообще ничего не хочет. Она почти не выходит из дома, почти не ест … Психиатр сказал: надо лечь в больницу и выписать сильнодействующие лекарства … А ты один раз … Я ее с трудом уговорила …

Тамара, Тамара, Тамара! Ее глаза были тусклыми и пустыми. — Поговори со мной. Я помню твой сон о сущности за диваном. Вы тогда ступили туда! Тамара!

Я вернулся в комнату.Но мне здесь нечего делать. Я больше не мечтаю …

Ты снова придешь ко мне? Пожалуйста, — чуть не умоляла я снова.

Нет. Спасибо, но я не приду. Не трать на меня свое время. Я в порядке…

Больше я ее не видел. И эта моя история — воспоминание о лунной девушке … Что, если она прочитает ее и тоже запомнит?

Когда в этот мир приходит ребенок, все, в первую очередь родители, хотят, чтобы он был счастлив и рос хорошим человеком. Что произойдет дальше? В какой-то момент у нас начинаются сбои, приводящие к обратному эффекту! Factrum перечисляет десять основных заблуждений родителей.

1. Буду жить для своих детей

«Мне есть ради чего жить. Я буду жить для своих детей. Их воспитание — моя главная задача. «


Екатерина Мурашова © Snob.ru

Никто не может быть мишенью для кого-либо — это слишком большая ответственность, которая ложится на плечи новорожденного. Если я живу для тебя, ты должен мне что-то ответить, оправдать мои ожидания. Наступает момент, когда ребенок не может этого сделать, из-за чего он начинает чувствовать себя виноватым.Он понимает, какие жертвы принесли ему родители.

Двести лет назад у женщины, вступившей в репродуктивный цикл, было пять или шесть детей, небольшое кладбище мертвых младенцев, и она жила для того, чтобы поставить оставшихся в живых на ноги. Дети отнеслись к этому довольно спокойно, ведь ее самопожертвование разделили все. В наши дни на одного ребенка падает не только мать, которая живет для него, но и бабушки и дедушки с обеих сторон, которые давно его ждали. Для ребенка это сложно психологически, в связи с этим могут возникнуть проблемы.За определенный период человечеству удалось победить детскую смертность и практически все инфекции, косившие целые города. Сохранилось только одно — это психоневрологические заболевания, и они постоянно молодеют: юношеская депрессия, болезнь Альцгеймера, расстройства аутистического спектра и другие. Достаточно одной ошибки, связанной с установкой «мне есть ради чего жить», чтобы обеспечить невротическое развитие ребенка.

2. Игра в демократию

«Ребенок — человек, равный мне.Свобода, равенство и братство ».

Вы видели утку с утятами, как они ходят: мать впереди, а детеныши сзади. Были ли когда-нибудь утята в другом направлении? Конечно, были, только они были устранены естественным отбором. Их съели. В процессе эволюции с помощью естественного отбора отбирались детеныши, способные следовать за самкой или двумя родителями, если воспитание вида осуществляется совместно. И вот ребенок попадает в мир, где ему говорят: «Ты мне равный человек.«В таком мире он вынужден избавляться от взрослых, и это не в его силах. В результате у нас снова невротизация.

Часто «игра в демократию» уходит корнями в детство родителей. У большинства из них были сложные семейные отношения, поэтому теперь они хотят стать «друзьями» со своими детьми. Как правило, это хиппи-мать-одиночка с сыном, которая на все соглашается, главное, чтобы она его не трогала, и старается «быть хорошей матерью» и другом. Это единственный вариант демократического образования.В большой семье такая ситуация невозможна, потому что всегда кто-то будет выбит. Когда ты ведешь себя как «большая утка», строишь для ребенка мир с его опасностями и «красотой» — это уважение и правильное отношение к нему. Потому что он пришел в мир под вашим покровительством, и пройдет некоторое время, прежде чем он скажет, что он уже вырос и ему пора стать «взрослой уткой».

3. Существует только одна правильная модель воспитания.

«Есть много разных вариантов воспитания, и, вероятно, есть подходящий вариант, который можно найти и использовать.«

Населению нужны дети, которые умеют четко выполнять инструкции, но ему нужны и те, кто умеет их нарушать. Единственный критерий, на который вы должны полагаться при рейзе, — это вы сами. Что, если старшее поколение помешает обучению? Например, вы запрещаете дочери играть с макияжем, но она идет к свекрови, а она дает ей свой. Как же тогда установить границы?

Вы должны понимать, что дедушки и бабушки — что бы они ни говорили — абсолютно правы, потому что неправильных моделей просто не бывает.Более того, вы уже воспитывались по одной из этих моделей. Не надо бояться сказать им: «Спасибо, дорогие, за ваше мнение, но это моя семья и мой ребенок, и он будет поступать так же, как и мы. Но спасибо, потому что ты прав. «Будет граница: косметику свекрови взять можно, мою — нельзя. Взлома шаблона в головах детей не будет».

Моя старшая дочь в пять лет была совершенно самостоятельным ребенком.По выходным я водил ее к бабушке и прабабушке. Воспитавшая меня прабабушка после инсульта перестала меня узнавать. Но она прекрасно узнала мою дочь, и, более того, когда я ее привел, она как будто включалась и вела себя совсем по-другому. Выглядело это так: дверь открывается, моя самостоятельная дочка выходит в коридор, ложится на спину, поднимает ноги вверх и говорит: «Ты, Галя (это моя мама), сними сапоги, а ты, буля (сокращенно бабушка) неси булочки с корицей ».Стесняюсь намекнуть, что, может, если не мыть руки, то хотя бы сначала раздеться, а потом булочки. На что бабушка, шаркая тапочками, с подносом булочек в руках, отвечает мне: «Пусть малышка съест первую булочку в коридоре, что не так?» И кидает туда булочку. Что я мог возразить женщине, которая меня вырастила, которая меня больше не узнает? Все, что мне нужно было сделать, это выйти за дверь и исчезнуть.

Через два дня я получила ребенка, и как только она перешагнула порог, одним нажатием кнопки включились те границы, на которых она жила дома.Дети умеют различать границы, главное, чтобы они были четко очерчены. Наша задача — рассказать ребенку, в каком он мире, и сформировать собственную модель воспитания.

4. Ребенок самостоятельно справится с учебой

«Они не делали со мной уроки, но я учился. Я вырос нормальным человеком, а значит, есть какая-то гарантия ».

Эта позиция логически последовательна, за исключением одного: вы не ваши родители, ваш ребенок — это не вы, и мир, в котором вы воспитываете своего ребенка, не тот, в котором вы выросли.Ребенок может отличаться темпераментом, силой нервной системы и другими параметрами, о различиях в окружающей среде говорить не приходится. Поэтому использование чужих моделей и тем более отпускать все само по себе — не лучший способ решить проблему. Есть шанс, что ребенок со всем справится самостоятельно и сможет многого добиться, но чтобы увеличить этот шанс, помогите своему ребенку.

5. Морковь и кнут

Метод кнута и пряника: положительное и отрицательное подкрепление.

Есть два типа людей, которые не воруют. Одни опасаются, что их отправят в тюрьму, другие чувствуют, что испачкаются в этом. Только первый тип можно вырастить с помощью «кнута и пряника». Второй тип — чувства, заложенные значимыми людьми с детства. Нет внутреннего морального закона, есть что-то, что когда-то было заложено в нас, хотя мы этого не помним. Отрицательное подкрепление может только остановить нежелательное поведение. Чтобы развить хорошие привычки, нужно помнить о положительном подкреплении.Когда ваш ребенок делает что-то хорошее — особенно если он делал обратное в подобной ситуации раньше, — скажите ему, насколько это хорошо. Ребенок хочет быть хорошим и будет пытаться повторить их, отмечая похвальные моменты.

В то же время проецируйте эти чувства на себя: нет смысла говорить, что ребенок поступает хорошо или плохо по отношению к другому человеку, единственный человек, чьи эмоции и чувства волнуют его, — это вы. Возьмите на себя ответственность.

6. Дети — не животные

«Методы, применяемые к животным, неприменимы к детям: это аморально.«

Это ошибка. Когда рождаются дети, они на 80% состоят из мелких животных. Гуманизация начинается практически сразу, но происходит постепенно. Пока ребенок маленький, в нем много животного. И то, что касается выращивания котят, щенков и других животных, применимо и к нему. Вспомним условный рефлекс, вызванный приёмом положительного и отрицательного подкрепления.

7. Переговоры с ребенком

«С ребенком всегда можно договориться.«

Психолог Лоренц Кольберг построил этапы развития ребенка на основе его нравственного развития. Ребятам предложили условия задачи: есть один мальчик, которому запретили залезать в буфет за вареньем. Однажды, когда никто не видел, он решил взять варенье и случайно уронил чашку; она упала и разбилась вдребезги. А есть еще один мальчик, которого родители попросили отнести поднос с чашками из кухни в столовую. Когда он нес поднос, он случайно споткнулся и разбил все чашки.Затем был задан вопрос о том, какой мальчик, по их мнению, больше виноват. Дети до пяти лет ответили, что второй, потому что он разбил больше чашек.

Когда вы ведете переговоры с маленьким ребенком, вы должны понимать, что вы пытаетесь вести переговоры со структурой, которая существенно отличается от вас в интеллектуальном, психофизиологическом и морально-этическом плане. Иногда приходится говорить, что так будет, потому что вы старше и опытнее. Как работает электрический ток, объяснять не надо, ведь ребенку все равно, он просто хочет засунуть пальцы в розетку.Приступать к переговорам нужно тогда, когда у ребенка сформировались представления о причинно-следственной связи и он начинает задавать вопрос «почему», на который вы будете обязаны ответить. Это созревание обычно происходит через три года.

8. То, что правильно для меня, правильно и для ребенка.

«Если что-то для меня очевидно, ребенок рано или поздно это поймет. Если я считаю, что образование абсолютно необходимо, он тоже начнет так думать.«

Ошибочно полагать, что если учитель в школе говорит, что ваш ребенок умный и ему просто нужно попробовать еще немного, или вы приводите ему примеры других детей, которые подумали, или ссылаетесь на авторитетных людей, то рано или поздно ребенок поймет, что ему нужно, взяться за учебу. То, что для вас очевидно и правильно, для него не очевидно и неправильно. И сколько бы вы ни объясняли ребенку, мало что можно изменить.

9.Я лучше знаю что ему нужно

«Я старше и умнее своего ребенка, поэтому лучше знаю, что ему нужно».

Логически это закономерно, у ребенка действительно гораздо меньше информации, силы, способности формировать причинно-следственные связи. Но он не ты. То, что нужно, ребенку может совсем не пригодиться, потому что он другой, у него могут быть совсем другие потребности. Вы можете попытаться рассказать ему о своих взглядах, но в то же время показать, что это ваше мнение: «мне кажется», «я так думаю».«Не говорите, что для всех очевидно, что необходимо высшее образование. Это очевидно для всех, кроме тех, кто уже нашел свое место в жизни и счастлив без него.

10. Ребенок решит мои проблемы

«Мой ребенок пришел в этот мир, чтобы я могла решить некоторые свои проблемы».

Это может быть одиночество, восстановление гармонии в семье или надежда на заботу в старости. Есть феномен мамы-аниматора. Выглядит это так: «Утром у нас 15 минут занятий с кинетическим песком, потом карты по Гленну Доману, после чего полчаса учимся по Дюшену, потом прогулка, там мы кормим уток, при этом время выучить латинские имена, потом обед и пятнадцать минут ролевых игр, потом моделирование… »Такая мать не могла реализовать свои собственные потребности и теперь проецирует их на ребенка, фактически взаимодействуя с собой.

Проблема в том, что через какое-то время она вдруг обнаруживает, что за всем этим стоит живой человек, со своим мировоззрением и интересами. И когда он начинает отставать от определенного уровня или отказывается делать то, что ему не нравится, такая мама впадает в депрессию, потому что она уже все распланировала. Положительного выхода из этой ситуации нет.Рано или поздно это коснется и родителей, и ребенка. Ребенок приходит в мир не для того, чтобы вы решали свои проблемы. Он приходит как новое существо, и решать ему, а не вам. Мир творит через вас что-то новое, и это настоящее чудо.

Екатерина Мурашова работает семейным психологом более 25 лет, принимает детей и их родителей в одной из детских поликлиник Санкт-Петербурга. Кроме того, она пишет приключенческие и научно-популярные книги («Класс коррекции», «Дети-матрасы и дети-катастрофы», «Люби или воспитывай», «Все мы родом из детства») и ведет популярный блог на сайте. «Сноб»… В интервью Anews.com психолог рассказала, с какими проблемами приходят к ней современные семьи, почему сегодняшние дети — «тупые существа» и чего обязательно следует избегать при воспитании ребенка.

«У советской семьи было меньше ожиданий, дети не воспринимались как проект».

Вы много работаете с детьми и их родителями в качестве психолога. Наиболее частые проблемы, с которыми к вам обращаются пациенты — какие они, с чем связаны?

Самые распространенные сегодня такие же, как вчера и позавчера.Несоответствие ожиданий и реальности … Скажем так, дети не оправдывают ожиданий родителей: «Я думала, она будет хорошо учиться, но учится плохо», «Я думала, это будет яркая радость, а она доводит меня до опустошения »,« Я так мечтала о ребенке, я думала, что она станет моим другом, и мы станем «страстными друзьями», но она мне ничего не говорит »,« Я думала, он хотел бы, чтобы я играет в хоккей, но вообще отказывается никуда ехать »и т. д.

— Получается, проблемы со временем вообще не меняются?

Преобладающих нет.То есть сказать, что 25 лет назад, когда я начал работать, преобладали какие-то другие проблемы, нет, это не так. Естественно, время идет. Когда я начал работать, никто не приходил ко мне с компьютерной зависимостью из-за отсутствия компьютеров.

— Если рассматривать современную семью и советскую и их проблемы …

У советской семьи ожиданий было гораздо меньше. Дети не рассматривались как проект. Дети рассматривались как естественное продолжение. Если они приносили радость — ну, не приносили — ну ладно.Никто не задумывался над идеей развития детей. Некоторые отдельные семьи, может быть, и думали, но массового явления развития детей не было. Дети ходили в какие-то кружки, если за них нужно было платить, а родители могли, то платили за них. Но большинство из них были бесплатными. Родители даже не всегда знали, в какие клубы ходят их дети.

Сегодня между родителями идет своего рода гонка. «Как? Ваш ребенок еще не принимает интегралы, ему уже четыре года! Куда вы смотрите?» Мама приходит домой, начинает плакать, ищет в Интернете, кто бы научил своих детей принимать интегралы…

«До 10-11 лет у ребенка своих проблем нет».

Детский психолог — кому он сегодня нужен больше: самим детям или родителям, которые часто являются инициаторами обращения к специалисту?

Только родители! Дело в том, что это мое твердое убеждение (со мной согласятся даже не все мои коллеги), тем не менее, я считаю, что у ребенка нет своих проблем до 10-11 лет. У него только семейные проблемы. То есть любая психологическая проблема, которая существует у ребенка до 10-11 лет, касается семьи.Соответственно, не изолирован. И сделать что-то конкретно с ребенком, не касаясь семьи, практически невозможно.

Через 11 лет — да, когда ребенок вступает в подростковый возраст, у него могут быть свои проблемы, свои проблемы как личности. Они могут быть связаны с его социальными контактами, с его отношениями где-то вне семьи. А до этого всегда решается (если решается) проблема через семью.

«Первый экзистенциальный кризис формирует вопрос:« Мама, ты умрешь? «

В своих статьях вы упоминаете возрастные кризисы, с которыми сталкиваются дети.Все ли дети испытывают их? Надо ли объяснять ребенку, что это такое?

Да, конечно, все дети, тем более что все взрослые переживают возрастные кризисы. То есть у нас есть стабильные периоды развития … Это не связано с детством, это связано с онтогенезом. Онтогенез идет от зачатия до смерти. Итак, все переживают кризисы.

Об этом обязательно нужно сказать ребенку! У меня было бы это в старшей школе, в старшей школе я бы просто преподавал.Как это работает? Какие кризисы ждут вас дальше? Понимаете, некоторые люди, например, об экзистенциальном кризисе — сорокалетие, середина жизни — они пишут об этом, они об этом говорят.

А вот что было у вас самих и, соответственно, у вашего ребенка, где-то между 4-6 годами — первый экзистенциальный кризис, который формирует вопрос «мама, ты умрешь?» … И очень велика вероятность, что человек в этот момент отмахнется от своего ребенка, и, собственно, неразрешенный кризис тогда имеет очень серьезные последствия.Так что я бы просто преподавал это на таком отдельном двухмесячном курсе в старшей школе, скажем, «Предсказуемые кризисы человеческой жизни».

«Современные дети — ужасно тупые создания. Мы готовы показать, что они нюхают »

Есть ли что-то, о чем родители стесняются говорить с психологом и пытаются скрыть? Почему детям стыдно?

Большинство обычных детей вообще не хотят разговаривать с психологом, особенно подростки, и это нормально. Современные дети — ужасно тупые создания.Они приходят и по малейшей просьбе начинают преподносить знания, обучение и развитие, которые вложили в них их родители … Это ужасно скучно, тем более что все представляют одни и те же знания.

Я помню, как однажды (все они, очевидно, читали одну и ту же энциклопедию о динозаврах) все пришли и попытались рассказать мне, что такое динозавры. В какой-то момент я очень непедагогически сказал следующему мальчику: «Знаешь, если ты сейчас начнешь мне перечислять динозавров, я буду кричать!» Потому что это уже просто невозможно…

То есть дети готовы показать то, что нюхают. Редкие подростки способны говорить о себе, о чем-то важном. Что касается взрослых, то это зависит, скажем так, от внутреннего локуса контроля и от внешнего. Люди делятся на две равные половины. Некоторые говорят — я плохой, чего-то не вижу. А другие говорят — это учитель или друзья, а сам он хороший, добрый. Все это передается от родителей к детям.

Если родители склонны обвинять политическую систему, учителей, школьную программу, то ребенок их копирует.

«Ни один специалист не понимает ребенка лучше, чем мать».

Как родителям понять, что они не могут справиться с проблемой самостоятельно и пора обратиться за помощью к специалисту?

Во-первых, продолжительность. Если проблема длится и длится. Допустим, вы перевели ребенка во вторую школу или в третий детский сад, и та же ситуация повторяется. Например, он не может найти контакта, или, наоборот, он поверхностно общителен и не строит отношений, или таких же конфликтов с учителями, со взрослыми.Повторение событий означает, что у нас есть проблема, в которой мы должны хотя бы понять, о чем идет речь. Здесь нужно с кем-то посоветоваться.

Продолжительность, то есть надолго. Скажем так, у меня ребенок в истерике, в истерике, ну все истерили в двухлетнем возрасте, а ему уже четыре года, а он все еще падает на пол. Наверное, здесь уже нужно пытаться разобраться в происходящем.

Я считаю, что ни один специалист не знает и не понимает ребенка лучше, чем человек, который находится с ним на протяжении всей его жизни, то есть мать.Если мать тревожится, все как бы говорят — «это обычно, это связано с возрастом» — и мать чувствует, что что-то не так, в этот момент тебе пора уходить. Доверять своим чувствам — это правильно.

«Таких родителей следует немедленно выслать за дверь».

— С кем вам труднее работать: с детским садиком или подростком?

Вы знаете, я не работаю с детскими садами как таковыми. У меня такая идеология — в игрушки играют, я смотрю, что они делают.Самое сложное — с родителями, которые пришли заранее что-то подтвердить. С ними не так уж и сложно, с ними невозможно работать. В принципе, их следует немедленно выслать за дверь. Но я как-то … Этика профессиональная, я этим не занимаюсь, но, в общем, они могут быть прямо на пороге.

«Нет правильного воспитания»

Есть ли в сознании людей четкое различие между «правильным» и «неправильным» воспитанием?

Если кто существует, то он так неправ! Нет правильного воспитания! Мир такой разнообразный… Мы сейчас не в рамках каких-либо традиций. Мы не являемся традиционным обществом, где знали «как». И те самые вариации, которые предлагает нам мир — кормить ребенка по часам, кормить по мере необходимости; уложите ребенка спать с собой, уложите отдельно; все время с ним играть, совсем не играть; возьми его с собой, оставь его…. А я просто занимаюсь пропагандой точки зрения, что нет ничего правильного, есть какие-то разумные вещи, но их вариативность такова, что выйти за их пределы довольно сложно.

Человек, имеющий совершенно четкую систему убеждений, например, он точно знает, что нужно растить детей согласно доктору Споку (известный американский педиатр, автор книги «Ребенок и забота о нем» — ред.) , он ко мне не приходит. Зачем? У него есть книга «Классика», где все написано. Если книга растрепана и ее съела собака, ее можно найти в Интернете. Просто приходят те люди, которые ищут своего, которые понимают, что нужно как-то думать самостоятельно, но не очень понимают, с чего начать.

«Мы время с чувствами, мы время с словами, делами. Это плохо »

Какие самые распространенные методы воспитания наиболее опасны? От чего абсолютно необходимо отказаться родителям, чтобы не потерять доверие ребенка и не потерять с ним контакт?

Принцип один, он абсолютно универсален. Нужно стараться как можно реже лгать ребенку. Более того, лгать словами, чувствами, лгать в действиях мы по-разному, и заметьте, я не говорил — не лгите вообще! Совсем не лгать невозможно — мы настоящие люди.Нужно стараться как можно меньше лгать. Сознательно. То есть, вы понимаете, когда мама кричит ребенку в зоопарке, который куда-то лазит: «Если ты сейчас не перестанешь этим заниматься, я больше никогда не пойду с тобой в зоопарк!». Вы понимаете, что это ложь?

Когда мама говорит ребенку: «Ой, это звонит тетя Света, скажи, что меня нет дома» … Мы время с чувствами, мы время с словами, делами. Это плохо. Это качает отношения. Чем меньше этого, тем лучше будут отношения, тем больше ребенок будет уважать своих родителей.

«Они платили сыну за оценки, а потом обнаружили, что он вынимает горшки у парализованной бабушки за деньги».

Что вы думаете о такой популярной методике, как финансовое стимулирование ребенка: если вы окончили школу на пятерку, держите iPhone?

Этот метод обычно не работает. То есть какое-то время работает, но потом останавливается. Вы должны понимать, что этим вы даете ребенку карт-бланш: вполне возможно что-то купить в семье за ​​деньги.Это ваш сигнал. Ко мне давно приходили люди, которые однажды продавали оценки и забыли об этом, а потом к своему колоссальному ужасу обнаружили, что их подросший сын вынимает за деньги горшки у парализованной бабушки. А мальчика как-то вообще нельзя винить …

В прошлом году в московской школе № 57 разразился большой скандал: одного из учителей обвинили в интимных отношениях с учениками. Как вы оцениваете эту ситуацию? Какой совет вы бы дали родителям, которые внезапно осознали, что это может происходить в школах, и подросткам, которые могут сталкиваться с такими вещами?

Это такая многофакторная, странная вещь, которой я вовсе не являюсь… отнюдь не. Но вот что меня поразило. В какой-то момент мне кто-то прислал ссылки, я прочитал рассказ о том, как эти ребята были полностью пьяны с каким-то учителем в деревне. И тут этот учитель то ли похлопал кого-то по заднице, то ли не похлопал, то ли спал с кем-то, то ли не спал. Я был в полном недоумении и совершенно не понимал, почему обсуждают, спал ли с кем-то учитель, шлепал ли он кого-то по заднице, и совсем не обсуждалось, что дети на даче учителя пьют с ним.

Какой совет родителям? Ну не знаю … Сядь и плачь. А каковы их действия? Если бы они пришли к выводу, что такое может случиться в любой школе, и так не научили бы ребенка отличать добро от зла ​​… Наверное, сядьте и поплачьте.

Вы знаете, я прекрасно помню наш первый порт в переулке, я прекрасно помню некоторые из наших взаимодействий, включая влюбленность в учителей и даже интерес нашего учителя к нашим мальчикам. Но сама система подразумевала, что она будет отдельной.То есть мы, студенты, будем пить портвейн отдельно в переулке, а какие-то любовные, полуплатонические вещи будут отдельно.

«Подростки ранимы, омерзительны, всех раздражают и ходят по краю».

Некоторое время назад в СМИ с удвоенной энергией заговорили о подростковых суицидах. Как вы думаете, эта проблема усугубляется? Есть ли способы борьбы с этим явлением?

Нет, это не так. Он становится более «прожаренным». Готовится.И, кстати, единственное разумное высказывание об этой 57-й школе — не то, как она там была, такая неловкая, а то, как ее готовят, отвратительно!

А проблема была, есть и будет. Потому что подростки очень уязвимы физически, экзистенциально. Они омерзительны, всех раздражают, раздражают в первую очередь себя. Они идут по краю. И, слава богу, большая часть этого региона проходит, и вступает во взрослую жизнь. Но кто-то ломает эту грань — так было всегда.И чем сложнее общество, чем выше его информационная прозрачность, насыщенность, тем выше риски. И мы ничего не можем с этим поделать. Мы не можем сделать его таким деревянным, как раньше. Мы не можем воспроизвести.

И сегодня из какого-то неординарного события — «учитель спал с ученицей, девочки откуда-то прыгнули» — делают жареную сковороду. Это отвратительно.

Была такая история в средние века. В одном городе началась эпидемия самоубийств девочек.Очень молодые девушки, которые еще не вышли замуж, закончили свою жизнь, и до того, как очень молодые люди вышли замуж, они были подростками. Они оказались сами собой по разному, потом все плакали и девочку похоронили в белом платье, и даже гроб пронесли по городу, усыпанный белыми цветами. А потом было несколько зрелищ: расстрелы, похороны, свадьбы … И это превратилось в эпидемию. И мэр города решил эту проблему — запретил так хоронить, носить по городу, носить в белых платьях и объявил об этом официально.И самоубийства прекратились. Подростки — что от них поднять! Это исторический факт. Где-то в летописях это написано.

«Вы можете быть кем угодно, но к четырем годам ваш ребенок приобретет хоть какое-то мировоззрение».

За последние годы было принято множество законов, призванных, по официальной версии, защитить детей от опасного воздействия и «вредной информации». Как вы оцениваете эти шаги? И что может сделать для своих детей родитель, который беспокоится о таких вещах?

Я считаю, что детей нужно оберегать от какого-то негативного влияния.Я, правда, не уверен, что это должно делать государство в нынешней ситуации. Ведь у нас государство вполне светское, мы там не какая-то религиозная республика. Детей нужно защищать — это правда. Но выбор того, что и как это делать, в нынешней ситуации — на современном этапе развития цивилизации — в центре внимания — семья, может, школа … Государство пытается что-то делать, но я не думаю, что это эффективен.

А родителям я обычно говорю: вы можете быть кем угодно, но к четырем годам ваш ребенок приобретет хоть какое-то мировоззрение.

Если, например, я придерживаюсь христианского мировоззрения, то у меня есть ответы на некоторые вопросы. Я понимаю, что хорошо, а что плохо. Как православный христианин, я учу своего ребенка тому, как я вижу мир. К подростковому возрасту у ребенка это есть — он может соглашаться или не соглашаться с этим, но он знает, что такая система существует.

Поэтому совет родителям, которые хотят научить своего ребенка различать добро и зло — сначала научитесь сами! Осознайте, кто вы и как, с вашей точки зрения, устроен мир.

Семейный психолог и обозреватель издания «Сноб» Катерина Мурашова рассказала о самых распространенных ошибках родителей. Конечно, не по глупости, а из рвения и беспокойства, что что-то пойдет не так. Не беспокойтесь, — рекомендует Катерина. Все будет хорошо.

1. Я буду жить для своих детей

«Мне есть ради чего жить. Я буду жить для своих детей. Их воспитание — моя главная задача. «

Никто не может быть мишенью для кого-либо — это слишком большая ответственность, которая ложится на плечи новорожденного.Если я живу для тебя, ты должен мне что-то ответить, оправдать мои ожидания. Наступает момент, когда ребенок не может этого сделать, из-за чего он начинает чувствовать себя виноватым. Он понимает, какие жертвы принесли ему родители.

Двести лет назад у женщины, вступившей в репродуктивный цикл, было пять или шесть детей, небольшое кладбище мертвых младенцев, и она жила для того, чтобы поставить оставшихся в живых на ноги. Дети отнеслись к этому довольно спокойно, ведь ее самопожертвование разделили все.В наши дни на одного ребенка падает не только мать, которая живет для него, но и бабушки и дедушки с обеих сторон, которые давно его ждали. Для ребенка это сложно психологически, в связи с этим могут возникнуть проблемы. За определенный период человечеству удалось победить детскую смертность и практически все инфекции, косившие целые города. Сохранилось только одно — это психоневрологические заболевания, и они постоянно молодеют: юношеская депрессия, болезнь Альцгеймера, расстройства аутистического спектра и другие.Достаточно одной ошибки, связанной с установкой «мне есть ради чего жить», чтобы обеспечить невротическое развитие ребенка.

2. Игра в демократию

«Ребенок — человек, равный мне. Свобода, равенство и братство ».

Вы видели утку с утятами, как они ходят: мать впереди, а детеныши сзади. Были ли когда-нибудь утята в другом направлении? Конечно, были, только они были устранены естественным отбором.Их съели. В процессе эволюции с помощью естественного отбора отбирались детеныши, способные следовать за самкой или двумя родителями, если воспитание вида осуществляется совместно. И вот ребенок попадает в мир, где ему говорят: «Ты мне равный». В таком мире он вынужден избавляться от взрослых, а это ему не по силам. В результате у нас снова невротизация.

Часто «игра в демократию» уходит корнями в детство родителей.У большинства из них были сложные семейные отношения, поэтому теперь они хотят стать «друзьями» со своими детьми. Как правило, это хиппи-мать-одиночка с сыном, которая на все соглашается, главное, чтобы она его не трогала, и старается «быть хорошей матерью» и другом. Это единственный вариант демократического образования. В большой семье такая ситуация невозможна, потому что всегда кто-то будет выбит. Когда ты ведешь себя как «большая утка», строишь для ребенка мир с его опасностями и «красотой» — это уважение и правильное отношение к нему.Потому что он пришел в мир под вашим покровительством, и пройдет некоторое время, прежде чем он скажет, что он уже вырос и ему пора стать «взрослой уткой».

3. Существует только одна правильная модель воспитания.

«Есть много разных вариантов воспитания, и, вероятно, есть подходящий вариант, который можно найти и использовать».

Населению нужны дети, которые умеют четко выполнять инструкции, но ему нужны и те, кто умеет их нарушать.Единственный критерий, на который вы должны полагаться при рейзе, — это вы сами. Что, если старшее поколение помешает обучению? Например, вы запрещаете дочери играть с макияжем, но она идет к свекрови, а она дает ей свой. Как же тогда установить границы?

Вы должны понимать, что дедушки и бабушки — что бы они ни говорили — абсолютно правы, потому что неправильных моделей просто не бывает. Более того, вы уже воспитывались по одной из этих моделей.Не надо бояться сказать им: «Спасибо, дорогие, за ваше мнение, но это моя семья и мой ребенок, и он будет поступать так же, как и мы. Но спасибо, потому что ты прав. «Будет граница: косметику свекрови взять можно, мою — нельзя. Взлома шаблона в головах детей не будет».

Моя старшая дочь в пять лет была совершенно самостоятельным ребенком. По выходным я водил ее к бабушке и прабабушке. Воспитавшая меня прабабушка после инсульта перестала меня узнавать.Но она прекрасно узнала мою дочь, и, более того, когда я ее привел, она как будто включалась и вела себя совсем по-другому. Выглядело это так: дверь открывается, моя самостоятельная дочка выходит в коридор, ложится на спину, поднимает ноги вверх и говорит: «Ты, Галя (это моя мама), сними сапоги, а ты, буля (сокращенно бабушка) неси булочки с корицей ». Мне стыдно намекнуть, что, может быть, если не мыть руки, то хотя бы сначала раздеться, а потом булочки. На что бабушка, шаркая тапочками, с подносом булочек в руках, мне отвечает: «Пусть малыш съест первую булочку в коридоре, что не так?» И кидает туда булочку.Что я мог возразить женщине, которая меня вырастила, которая меня больше не узнает? Все, что мне нужно было сделать, это выйти за дверь и исчезнуть.

Через два дня я получила ребенка, и как только она перешагнула порог, одним нажатием кнопки включились те границы, на которых она жила дома. Дети умеют различать границы, главное, чтобы они были четко очерчены. Наша задача — рассказать ребенку, в каком он мире, и сформировать собственную модель воспитания.

4. Ребенок самостоятельно справится с учебой

«Они не делали со мной уроки, но я учился. Я вырос нормальным человеком, а значит, есть какая-то гарантия ».

Эта позиция логически последовательна, за исключением одного: вы не ваши родители, ваш ребенок — это не вы, и мир, в котором вы воспитываете своего ребенка, не тот, в котором вы выросли. Ребенок может отличаться темпераментом, силой нервной системы и другими параметрами, о различиях в окружающей среде говорить не приходится.Поэтому использование чужих моделей и тем более отпускать все само по себе — не лучший способ решить проблему. Есть шанс, что ребенок со всем справится самостоятельно и сможет многого добиться, но чтобы увеличить этот шанс, помогите своему ребенку.

5. Морковь и кнут

Метод кнута и пряника: положительное и отрицательное подкрепление.

Есть два типа людей, которые не воруют. Одни опасаются, что их отправят в тюрьму, другие чувствуют, что испачкаются в этом.Только первый тип можно вырастить с помощью «кнута и пряника». Второй тип — чувства, заложенные значимыми людьми с детства. Нет внутреннего морального закона, есть что-то, что когда-то было заложено в нас, хотя мы этого не помним. Отрицательное подкрепление может только остановить нежелательное поведение. Чтобы развить хорошие привычки, нужно помнить о положительном подкреплении. Когда ваш ребенок делает что-то хорошее — особенно если он делал обратное в подобной ситуации раньше, — скажите ему, насколько это хорошо.Ребенок хочет быть хорошим и будет пытаться повторить их, отмечая похвальные моменты.

В то же время проецируйте эти чувства на себя: нет смысла говорить, что ребенок поступает хорошо или плохо по отношению к другому человеку, единственный человек, чьи эмоции и чувства волнуют его, — это вы. Возьмите на себя ответственность.

6. Дети — не животные

«Методы, применяемые к животным, неприменимы к детям: это аморально.«

Это ошибка. Когда рождаются дети, они на 80% состоят из мелких животных. Гуманизация начинается практически сразу, но происходит постепенно. Пока ребенок маленький, в нем много животного. И то, что касается выращивания котят, щенков и других животных, применимо и к нему. Вспомним условный рефлекс, вызванный приёмом положительного и отрицательного подкрепления.

7. Переговоры с ребенком

«С ребенком всегда можно договориться.«

Психолог Лоренц Кольберг построил этапы развития ребенка на основе его нравственного развития. Ребятам предложили условия задачи: есть один мальчик, которому запретили залезать в буфет за вареньем. Однажды, когда никто не видел, он решил взять варенье и случайно уронил чашку; она упала и разбилась вдребезги. А есть еще один мальчик, которого родители попросили отнести поднос с чашками из кухни в столовую. Когда он нес поднос, он случайно споткнулся и разбил все чашки.Затем был задан вопрос о том, какой мальчик, по их мнению, больше виноват. Дети до пяти лет ответили, что второй, потому что он разбил больше чашек.

Когда вы ведете переговоры с маленьким ребенком, вы должны понимать, что вы пытаетесь вести переговоры со структурой, которая существенно отличается от вас в интеллектуальном, психофизиологическом и морально-этическом плане. Иногда приходится говорить, что так будет, потому что вы старше и опытнее. Как работает электрический ток, объяснять не надо, ведь ребенку все равно, он просто хочет засунуть пальцы в розетку.Приступать к переговорам нужно тогда, когда у ребенка сформировались представления о причинно-следственной связи и он начинает задавать вопрос «почему», на который вы будете обязаны ответить. Это созревание обычно происходит через три года.

8. То, что правильно для меня, правильно и для ребенка.

«Если что-то для меня очевидно, ребенок рано или поздно это поймет. Если я считаю, что образование абсолютно необходимо, он тоже начнет так думать.«

Ошибочно полагать, что если учитель в школе говорит, что ваш ребенок умный и ему просто нужно попробовать еще немного, или вы приводите ему примеры других детей, которые подумали, или ссылаетесь на авторитетных людей, то рано или поздно ребенок поймет, что ему нужно, взяться за учебу. То, что для вас очевидно и правильно, для него не очевидно и неправильно. И сколько бы вы ни объясняли ребенку, мало что можно изменить.

9.Я лучше знаю что ему нужно

«Я старше и умнее своего ребенка, поэтому лучше знаю, что ему нужно».

Логически это закономерно, у ребенка действительно гораздо меньше информации, силы, способности формировать причинно-следственные связи. Но он не ты. То, что нужно, ребенку может совсем не пригодиться, потому что он другой, у него могут быть совсем другие потребности. Вы можете попытаться рассказать ему о своих взглядах, но в то же время показать, что это ваше мнение: «мне кажется», «я так думаю».«Не говорите, что для всех очевидно, что необходимо высшее образование. Это очевидно для всех, кроме тех, кто уже нашел свое место в жизни и счастлив без него.

10. Ребенок решит мои проблемы

«Мой ребенок пришел в этот мир, чтобы я могла решить некоторые свои проблемы».

Это может быть одиночество, восстановление гармонии в семье или надежда на заботу в старости. Есть феномен мамы-аниматора. Выглядит это так: «Утром у нас 15 минут занятий с кинетическим песком, потом карты по Гленну Доману, после чего полчаса учимся по Дюшену, потом прогулка, там мы кормим уток, при этом время выучить латинские имена, потом обед и пятнадцать минут ролевых игр, потом моделирование… »Такая мать не могла реализовать свои собственные потребности и теперь проецирует их на ребенка, фактически взаимодействуя с собой.

Проблема в том, что через какое-то время она вдруг обнаруживает, что за всем этим стоит живой человек, со своим мировоззрением и интересами. И когда он начинает отставать от определенного уровня или отказывается делать то, что ему не нравится, такая мама впадает в депрессию, потому что она уже все распланировала. Положительного выхода из этой ситуации нет.Рано или поздно это коснется и родителей, и ребенка. Ребенок приходит в мир не для того, чтобы вы решали свои проблемы. Он приходит как новое существо, и решать ему, а не вам. Мир творит через вас что-то новое, и это настоящее чудо.

— У меня двое детей тринадцати и четырнадцати лет, но дело не в этом. Мой онколог направил меня к вам на консультацию …

Женщина выглядела как заявление. Простые люди «положи гроб красивее» полностью описали представленную мне картину.Я определила ее возраст примерно по возрасту детей с поправкой на болезненное состояние — где-то 42-43 года.

«В следующем году мне исполнится пятьдесят», — сказала женщина. — Дети опаздывают, мы с мужем почти десять лет пытаемся зачать ребенка, обследовались, лечились …

Немного взбодрилась. Оказалось, что, несмотря на стресс и болезнь, моя гостья выглядит моложе своего возраста.

Конечно, как и любой практикующий психолог, я слышал апокрифические истории о случаях лечения рака с помощью психотерапии.Дело не в том, что я им не верю … мир полон чудес и загадок, и я это очень хорошо знаю … Но здесь и сейчас?

Интересно, почему онколог отправил ее в детскую поликлинику к семейному психологу? Действительно, в онкологии вроде бы есть какая-то психологическая служба, знакомая с особенностями контингента … Наверное, имел какое-то представление …

— Расскажите о своей семье.

— Чем вы занимаетесь? Ты работаешь? Где? — Может, она сможет ответить на нейтральные вопросы?

— Понимаете, в каком-то смысле я человек искусства, закончил театральный, актерский факультет… Больше года назад муж ушел к другой женщине. Абсолютно гормональный, учебник истории. Она моложе меня ровно на четверть века. Я знаю, что это происходит постоянно, но почему-то просто не могу с этим справиться. Мой муж — режиссер, мы когда-то вместе учились, потом все разделили на две части — успехи, неудачи. Нам многие завидовали, в актерской среде, понимаете, скандалов больше, чем гармонии, и у нас был теплый день открытых дверей. Потом с детьми не получилось, сначала лечилась, потом выяснилось, что у него тоже проблемы.Мы много лет надеялись друг на друга. Собирались даже забрать детей из детского дома — обязательно двоих, подумали, наверное, брата и сестру или двух братьев. Но и здесь нам наконец повезло, одна из десятков приемов принесла успех. Господи, какое это было счастье! И — после всех ожиданий — дважды подряд! Уложили сыновей спать и час постояли над их кроватями — любуясь. А потом на кухне почти до утра разговаривали за чаем — и не могли остановиться.Нам всегда было о чем поговорить друг с другом!

Мы почти не дрались. Никогда. И теперь тоже — он утверждает, что скучает по мне как собеседнику. Он, должно быть, думает, что со своей молодой женой говорить не о чем. Она, знаете ли, для кого-то другого. По его словам, я все преувеличиваю и ничто не мешает нам оставаться друзьями. Ничего, кроме его предательства …

— Мальчики общаются с отцом?

— Старший — да, он более … практичный? Младший эмоциональный, он видит, что со мной происходит, не может простить.

— Со-ак. А вы?

— Половина женщин, которых я знаю, прошли через нечто подобное. Я думал, что справлюсь. Не знаю почему … У меня не получилось. Мне стало больно. Нам сделали операцию — к счастью, на ранней стадии. Онколог сказал: «Либо ты как-нибудь решишь свою проблему, либо … либо пожрет себя …» Вы понимаете, что он имел в виду … Это страшно …

Я молча кивнул в знак согласия.

И она уже знала способ, который, скорее всего, мог бы ей помочь.Одна загвоздка: он не укладывался в этические каноны. И не в каноне врачебной этики, а в целом … Имею ли я право?

Женщина на удивление хорошо молчала — не напряженно и в то же время внимательно. Актриса сделала паузу.

Подумав немного, я принял решение. Ведь я здесь и сейчас работаю в интересах детей. А где-то там есть два мальчика-подростка, которые только что пережили отъезд отца, и если что-то радикальное не будет сделано, они очень скоро могут остаться без матери…

— Послушай меня! Вы прожили со своим мужем более двадцати замечательных лет. Вы прекрасно поняли друг друга и разделили беды и радости пополам. Он подарил вам двух чудесных сыновей. Друзья годами греются у вашего общего очага. Но в мире ничто не длится вечно. А теперь его больше нет … — женщина вздрогнула, но не издала ни звука. Мое внимание привлекли огромные темные глаза. Я смотрел прямо в них, в черные глубины ее болезни.- Ушел, умер, попал в параллельный мир, похищенный инопланетянами — какая разница. Его там нет! Но его любовь будет с тобой и с мальчиками навсегда … Он не предал тебя. И никто не отнимет у вас воспоминания о нем и вашем общем счастье.

Актриса средних лет немного подумала, потом, как будто что-то поняв, щелкнула тонкими пальцами.

— А этот, кто сейчас …?

«Да, кажется, его место занял кто-то другой», — пожал я плечами.- Ну не трать же добро зря. Этот кто-то вроде похож … немного … Иногда его даже можно использовать в домашнем хозяйстве … Но вы сами понимаете, насколько бледный этот экземпляр … Он просто не может вызвать в вас никаких чувств, потому что вы помните единственный …

— Кажется, я вас понимаю … — в глубоких глазах актрисы загорелись огоньки.

Когда через несколько месяцев она снова пришла ко мне, я вздрогнул. На ней был строгий черный костюм, черные ботинки на пуговицах и шляпа с черной вуалью.В руках — букет желтых роз.

— Это для тебя! — сказала она и откинула вуаль.

Если честно, я ее с трудом узнал. Без кругов под глазами, прекрасный цвет лица.

— Угу ..? — я неопределенно потянулся, начиная догадываться.

— Да-да, траур еще не снял, а вам что? Ведь столько лет … Вы знаете, когда я был маленьким, мы жили недалеко от Волковского кладбища. А я была романтичной девушкой, ходила туда гулять и еще ребенком заметила заброшенную могилу… Есть такой полустертый портрет красивого молодого человека, чем-то похожего на моего мужа. Сейчас я с ней работала, поправляла забор, сажала цветы …

Мне было очень неуютно. Интересно, кроме посещения могилы она чем-нибудь занимается?

— А-а ..? Здоровье? — хотя все было видно и так.

— Да Да! — не скрывая торжества, сказала женщина. — Вот почему я пришел. Вчера онколог отпустил меня и сказал, что раньше, чем через полгода или год, он не хочет меня видеть.Я пошел работать — у меня театр-студия для подростков, очень современный, мы ставим Лукьяненко, вы знаете такого писателя? История «Трон» — это фантастика о том, как важны для ребенка родители … Оба моих сына тоже играют. Я снова живу! Память о муже и нашей любви придает мне сил. Все мои друзья и подруги рады, что я снова с ними! И как я рада …

— Ооо … — сказал я. — Отлично …

И она добавила себе: «Больше никогда!» — Говорят, что победителей не судят, но тем не менее это был очень неэтичный поступок с моей стороны.Интересно, знает ли бедняга-режиссер, как его первая жена пережила развод?

О поведении конфузы. Ce este potrivit pentru mine este potrivit pentru copil

Când un copil vine pe această lume, toată lumea, în primul rând părinții, își dorește ca el să fie fericit și să crească ca o persoană bună. Ce se întâmplă în continueare? La un moment dat, începem să Experimentăm eșecuri care duc la efectul opus! Factrum listează zece conceptii greșite comune ale părinților.

1. Voi trăi pentru copiii mei

«Am pentru ce trăi. Voi trăi pentru copiii mei. Educația lor este sarcina mea Principală «.


Екатерина Мурашова © Snob.ru

Nimeni nu poate fi o țintă pentru nimeni — aceasta este o responsabilitate prea mare care cade pe umerii unui nou-născut. Dacă locuiesc pentru tine, trebuie să-mi răspunzi cu ceva, să-mi îndeplinești așteptările. Vine un moment în care copilul nu poate face acest lucru, din cauza căruia începe să se simtă vinovat.Înțelege ce sacrificii au făcut părinții săi pentru el.

n urmă cu două sute de ani, o femeie care a intrat în ciclul reproducător avea cinci sau ase copii, un mic cimitir de bebeluși morți și a trăit pentru a-i pune pe supraviețuitori în. Copiii au luat-o destul de quiet, pentru că jertfa ei de sine a fost împărtășită de toată lumea. În zilele noastre, nu numai mama, care trăiește pentru el, dar și bunicii din ambele părți, care îl așteaptă de mult timp, cad pe un copil. Pentru un copil este dificil psihologic, în această privință, pot apărea проблема.Ntr-o anumită perioadă de timp, umanitatea a reușit să învingă mortalitatea copiilor i aproape toate Infciile care au tăiat orașe întregi. Doar un singur lucru a supraviețuit — acestea sunt boli neuropsihiatrice i sunt tot mai tinere: depresie tinerească, boala Alzheimer, tulburări ale spectrului de autism și altele. O singură greșeală asociată cu atitudinea «Am ceva de trăit» va fi suficientă pentru a asigura dezvoltarea nevrotică a copilului.

2. Jocul Democraiei

«Un copil este o persoană egală cu mine.Освободитесь, возгордитесь, братство. «

Ai văzut o rață cu rațe, cum merg ei: mama este în față, iar puii sunt în spatele ei. Au urcat vreodată rațe într-o direcție diferită? Desigur că au existat, doar au fost устраняет prin selecție naturală. Au fost mâncați. În processul de evoluție, cu ajutorul selecției naturale, au fost selectați puii care au putut urmări femela sau doi părinți, în cazul în care creșterea speciei se implementation în comun. Și acum copilul se găsește în lume, unde i se spune: «Tu ești persoana mea egală».Într-o astfel de lume, este forțat să dispună de vulți, iar acest lucru este dincolo de puterile продажа. Дрепт урмаре, авем дин ноу нейротизаре.

Adesea, «jocul Democrației» își rădăcinile în copilăria părinților. Cei mai mulți dintre ei au avut relații de familie dificile, așa că acum vor să devină «prieteni» cu copiii lor. De Regă, aceasta este o mamă singură hippy cu fiul ei, care este de acord cu totul, atât timp cât nu îl atinge i încearcă „să fie o mamă bună” și o prietenă.Aceasta este singura opțiune pentru Educația демократичный. Într-o familie numeroasă, o astfel de situație este imposibilă, pentru că cineva va da drumulmeeru. Când te poți comporta ca o „rață mare”, construiește o lume pentru copil, cu pericolele și „frumusețea” — acesta estepectul și comportamentul adecvat față de el. Пентру ка а венит пе люмеа де суб арипа та и ва трече чева тимп înainte să spună că a crescut deja și este timpul să devină „rață adultă”.

3. Существующая уникальная модель воспитания.

«Există multe opțiuni diferite pentru părinți și este probabil cea potrivită undeva pentru a le găsi și utiliza».

Populația are nevoie de copii care pot urmări cu atenție Instrucțiunile, dar are nevoie și de cei care sunt capabili să le rupă. Singurul criteriu pe care ar trebui să te bazezi atunci când crești este tu însuți. Ce se întâmplă dacă generația mai veche interferează cu education? De exemplu, i-ai interzis fiicei story să se joace cu machiajul ei, dar ea merge la soacra ei, iar ea îi dă pe a ei.Cum stabiliți granițele atunci?

Trebuie să înțelegeți că bunicii — orice ar spune — au absolut dreptate, pentru că pur și simplu nu există modele greșite. Mai mult, ați fost deja creat соответствуют unuia dintre aceste modele. Nu trebuie să ne temem să le spunem: «Mulțumesc, dragi, pentru părerea ta, dar aceasta este familia mea și copilul meu, iar el va face așa cum facem noi. Dar mulțumesc pentru că ai dreptate «. Va exista o graniță: puteți lua produsele cosmetice ale soacrei, nu puteți să le luați pe ale mele.Nu va exista nicio rupere a ablonului în capul copiilor.

Fiica cea mai mare a fost un copil complete independent la vârsta de cinci ani. На выходных am dus-o la bunica i la străbunicul ei. Bunica bunică care m-a crescut, după un авария сосудистого мозга, a încetat să mă mai recunoască. Dar a recunoscut-o perfect pe fiica mea i, în plus, atunci când am adus-o, părea să se aprindă și să se comporte într-un mod Complete Diferit. Arăta astfel: ușa se deschide, fiica mea independentă intră pe coridor, se întinde pe spate, ridică picioarele în sus și spune: «Tu, Galya (aceasta este mama mea), scoate-mi cizmele, iar tu, bulyptată (прескуника) , poți rulouri de scorțișoară «.Mi este jenă să sugerez că poate, dacă nu se spală pe mâini, atunci măcar dezbrăcați-vă, i apoi se coc. La care bunica mea, clătinându-se cu papuci, cu o tavă de chifle în mâini, îmi răspunde: «Lasă copilul să mănânce prima chiflă pe coridor, ce nu e?» Și aruncă o grămadă acolo. Ce aș putea obiecta la femeia care m-a crescut, care nu mă mai recunoaște? Tot ce trebuia să fac era să ies pe ușă și să dispar.

Două zile mai târziu, mi-am primit copilul și, imediat ce a pășit pragul, la apăsarea unui buton, granițele de-a Lungul cărora locuia erau acționate.Copiii știu să distingă limitele, Principalul lucru este că sunt Clar delimitați. Sarcina noastră este să îi spunem copilului ce fel de lume se află și să-și formeze propriul model de education.

4. Copilul va face față studiilor sale singur

«Nu și-au făcut temele cu mine, dar am aflat. Am crescut o persoană normală, ceea ce înseamnă că există un fel de garanție «.

Această poziție este logic logic, cu excepția unui singur lucru: nu sunteți părinții dvs., copilul dvs. Nu sunteți și lumea în care vă creșteți copilul nu este cea în care ați fost crescut. Copilul poate diferi în funcție de temperament, puterea sistemului nervos și alți parameters, nu este necesar să vorbim despre differențele din mediu. Prin urmare, utilizarea modelelor altor persoane, i cu atât mai mult a lăsa totul să meargă la întâmplare, nu este cea mai bună modalitate de a rezolva проблема. Există șansele ca copilul să facă față tuturor lucrurilor de unul singur și va putea realiza multe, dar pentru a crește această ansă, ajutați-vă copilul.

5. Morcovul și bățul

Metoda morcovului și a bastonului: întărire pozitivă i negativă.

Există două typeuri de oameni care nu fură. Unii se tem că vor fi trimiși în închisoare, alții simt că se vor murdări în acest sens. Doar primul tip poate fi crescut cu „morcovul și bastonul”. Al doilea tip este sentimentele inerente unor persoane semnificative încă din copilărie. Nu există o lege morală internă, există ceva care a fost prevăzut cândva, deși nu ne amintim acest lucru.Întărirea negativă poate opri doar comportamentul nedorit. Pentru a cultiva obiceiuri bune, trebuie să vă amintiți despre întărirea pozitivă. Când copilul tău face ceva bun — mai ales dacă a făcut opusul într-o situație similară înainte — spune-i cât de bine este. Copilul vrea să fie bun i va încerca să le Repete Observând Momentele lăudate.

n același timp, proiectează-ți aceste sentimente asupra ta: nu are rost să spui că copilul face bine sau rău față de o altă persoană, singura persoană ale cărei tumoții i sentimente îl excit.Asumați-vă responsabilitatea pentru dvs.

6. Copiii nu sunt animale

«Методика ухода за животным, применяемая в горшке для повторного использования: естественная среда».

Aceasta este greșeala. Când copiii se nasc, sunt 80% animale mici. Umanizarea începe aproape imediat, dar se întâmplă treptat. N timp ce copilul este mic, în el există o mulțime de animale. Și lucruri care se aplică pentru creșterea pisoi, pui și alte animale se aplică și pentru el. Să reamintim reflexul condiționat evocat prin metoda întăririi pozitive și отрицательный.

7. Negocieri cu copilul

«Poți oricând să negociezi cu un copil».

Psihologul Lorenz Kohlberg a construit etapele dezvoltării unui copil pe baza dezvoltării продажа морального духа. Copiilor li s-a oferit condițiile проблема: există un băiat căruia i s-a interzis să urce în bufet pentru dulceață. Odată, în timp ce nimeni nu se vedea, a decis să obțină dulceața i a lăsat случайный пахарул; ea a căzut și s-a prăbușit. I există un alt băiat, pe care părinții săi l-au rugat să ducă o tavă cu cani de la bucătărie la sufragerie.Când ducea tava, s-a împiedicat din greșeală și a rupt toate cupele. Apoi, a fost pusă o întrebare despre ce băiat, în opinia lor, a fost mai mult de vină. Copiii sub vârsta de cinci ani au răspuns că a doua se datorează faptului că a spart mai multe căni.

Când negociezi cu un copil mic, trebuie să înțelegi că încerci să negociezi cu o structură care este semnificativ diferită de tine în termeni intelectuali, psihofiziologici i морально-этический. Uneori trebuie să spui că va fi așa pentru că ești mai în vârstă și mai Experimentat.Nu este necesar să explicăm cum funcționează curentul electric, pentru că copilului nu îi pasă, vrea doar să-și lipească degetele în priză. Este necesar să începeți să negociați может копилул формат idei despre relația cauzală și el începe să pună întrebarea „de ce”, la care va trebui să răspundeți. Această maturizare apare de obicei după trei ani.

8. Ceea ce este potrivit pentru mine este potrivit pentru copil

«Dacă ceva este visible pentru mine, copilul îl va înțelege prea devreme sau mai târziu.Dacă cred că educationația este un lucru absolut necesar, va începe să gândească și el ».

Este o greșeală să crezi că, dacă un profesor la școală spune că copilul tău este inteligent și trebuie doar să încerce puin, sau îi dai instance de alți copii care s-au apucat de minte oreme sau ma autoră sau mai târziu copilul va înțelege ce este necesar. ia studiile. Ceea ce este очевидный și potrivit pentru tine nu este очевидный și greșit pentru el. Și oricât de mult îi explici copilului, acesta se poate schimba puin.

9. Știu mai bine de ce are nevoie

«Sunt mai în vârstă i mai deștept decât copilul meu, așa că tiu mai bine de ce are nevoie».

Logic, acest lucru este concvent, copilul are într-adevăr mult mai puține informații, forță, capacity de a forma relații cauză-efect. Дар эль-ну этити ту. Ceea ce aveți nevoie este posibil să nu vă fie deloc util, pentru că el este diferit, este posibil să aibă nevoi complete diferite. Puteți încerca să-i spuneți părerile dvs., дар în același timp arătați că aceasta este părerea dvs .: «mi se pare», «cred că da». Nu spuneți că este очевидное pentru toată lumea că este nevoie de o education superioară. Acest lucru este visible pentru toată lumea, cu excepția celor care și-au găsit locul în viață și sunt fericiți fără el.

10. Copilul îmi va rezolva проблема

«Copilul meu a venit pe această lume pentru a putea rezolva unele dintre проблема mele.»

Poate fi singurătate, reîncărcare a armoniei în familie sau speranță de îngrijire la bătrânețe.Există fenomenul mamei animatoare. Arată astfel: «Dimineața avem 15 minutes de cursuri cu nisip cinetic, apoi carduri flash compliance Glenn Doman, după care studiem o jumătate de oră în Duchesne, apoi o plimbare, acolo hrănim rațe, azpoi Minute de jocuri de rol Apoi, avem o modelare … »O astfel de mamă nu și-a dat seama de unele dintre nevoile ei și acum le proiectează asupra copilului, interacționând de fapt cu ea însăși.

Problema este că, după un timp, ea descoperă brusc că în spatele tuturor acestor lucruri există o persoană vie, cu propria viziune asupra lumii și cu interesele sale.Și când începe să se încadreze într-un anumit nivel sau refuză să facă ceea ce nu-i place, o astfel de mamă devine deprimată, pentru că a planificat deja totul. Nu există nicio cale pozitivă de ieșire din această situație. Mai devreme sau mai târziu, acest lucru va afecta atât părinții, cât și copilul. Un Copil Nu Vine Pe lume pentru a vă rezolva проблема. Эль вайн чао дает право ноуэ и ар требуи са децида, ну ту. Lumea creează ceva nou prin tine, iar acesta este un adevărat miracol.

Când un copil vine pe această lume, toată lumea, în primul rând părinții, își dorește ca el să fie fericit și să crească ca o persoană bună.Ce se întâmplă în continueare? La un moment dat, începem să Experimentăm eșecuri care duc la efectul opus! Factrum listează zece conceptii greșite comune ale părinților.

1. Voi trăi pentru copiii mei

«Am pentru ce trăi. Voi trăi pentru copiii mei. Educația lor este sarcina mea Principală «.


Екатерина Мурашова © Snob.ru

Nimeni nu poate fi o țintă pentru nimeni — aceasta este o responsabilitate prea mare care cade pe umerii unui nou-născut.Dacă locuiesc pentru tine, trebuie să-mi răspunzi cu ceva, să-mi îndeplinești așteptările. Vine un moment în care copilul nu poate face acest lucru, din cauza căruia începe să se simtă vinovat. Înțelege ce sacrificii au făcut părinții săi pentru el.

n urmă cu două sute de ani, o femeie care a intrat în ciclul reproducător avea cinci sau ase copii, un mic cimitir de bebeluși morți și a trăit pentru a-i pune pe supraviețuitori în. Copiii au luat-o destul de quiet, pentru că jertfa ei de sine a fost împărtășită de toată lumea.În zilele noastre, nu numai mama, care trăiește pentru el, dar și bunicii din ambele părți, care îl așteaptă de mult timp, cad pe un copil. Pentru un copil este dificil psihologic, în această privință, pot apărea проблема. Ntr-o anumită perioadă de timp, umanitatea a reușit să învingă mortalitatea copiilor i aproape toate Infciile care au tăiat orașe întregi. Doar un singur lucru a supraviețuit — acestea sunt boli neuropsihiatrice i sunt tot mai tinere: depresie tinerească, boala Alzheimer, tulburări ale spectrului de autism și altele.O singură greșeală asociată cu atitudinea «Am ceva de trăit» va fi suficientă pentru a asigura dezvoltarea nevrotică a copilului.

2. Jocul Democraiei

«Un copil este o persoană egală cu mine. Освободитесь, возгордитесь, братство. «

Ai văzut o rață cu rațe, cum merg ei: mama este în față, iar puii sunt în spatele ei. Au urcat vreodată rațe într-o direcție diferită? Desigur că au existat, doar au fost устраняет prin selecție naturală. Au fost mâncați.În processul de evoluție, cu ajutorul selecției naturale, au fost selectați puii care au putut urmări femela sau doi părinți, în cazul în care creșterea speciei se implementation în comun. Și acum copilul se găsește în lume, unde i se spune: «Tu ești persoana mea egală». Într-o astfel de lume, este forțat să dispună de vulți, iar acest lucru este dincolo de puterile продажа. Дрепт урмаре, авем дин ноу нейротизаре.

Adesea, «jocul Democrației» își rădăcinile în copilăria părinților. Cei mai mulți dintre ei au avut relații de familie dificile, așa că acum vor să devină «prieteni» cu copiii lor.De Regă, aceasta este o mamă singură hippy cu fiul ei, care este de acord cu totul, atât timp cât nu îl atinge i încearcă „să fie o mamă bună” și o prietenă. Aceasta este singura opțiune pentru Educația демократичный. Într-o familie numeroasă, o astfel de situație este imposibilă, pentru că cineva va da drumulmeeru. Când te poți comporta ca o „rață mare”, construiește o lume pentru copil, cu pericolele și „frumusețea” — acesta estepectul și comportamentul adecvat față de el. Пентру ка а венит пе люмеа де суб арипа та и ва трече чева тимп înainte să spună că a crescut deja și este timpul să devină „rață adultă”.

3. Существующая уникальная модель воспитания.

«Există multe opțiuni diferite pentru părinți și este probabil cea potrivită undeva pentru a le găsi și utiliza».

Populația are nevoie de copii care pot urmări cu atenție Instrucțiunile, dar are nevoie și de cei care sunt capabili să le rupă. Singurul criteriu pe care ar trebui să te bazezi atunci când crești este tu însuți. Ce se întâmplă dacă generația mai veche interferează cu education? De exemplu, i-ai interzis fiicei story să se joace cu machiajul ei, dar ea merge la soacra ei, iar ea îi dă pe a ei.Cum stabiliți granițele atunci?

Trebuie să înțelegeți că bunicii — orice ar spune — au absolut dreptate, pentru că pur și simplu nu există modele greșite. Mai mult, ați fost deja creat соответствуют unuia dintre aceste modele. Nu trebuie să ne temem să le spunem: «Mulțumesc, dragi, pentru părerea ta, dar aceasta este familia mea și copilul meu, iar el va face așa cum facem noi. Dar mulțumesc pentru că ai dreptate «. Va exista o graniță: puteți lua produsele cosmetice ale soacrei, nu puteți să le luați pe ale mele.Nu va exista nicio rupere a ablonului în capul copiilor.

Fiica cea mai mare a fost un copil complete independent la vârsta de cinci ani. На выходных am dus-o la bunica i la străbunicul ei. Bunica bunică care m-a crescut, după un авария сосудистого мозга, a încetat să mă mai recunoască. Dar a recunoscut-o perfect pe fiica mea i, în plus, atunci când am adus-o, părea să se aprindă și să se comporte într-un mod Complete Diferit. Arăta astfel: ușa se deschide, fiica mea independentă intră pe coridor, se întinde pe spate, ridică picioarele în sus și spune: «Tu, Galya (aceasta este mama mea), scoate-mi cizmele, iar tu, bulyptată (прескуника) , poți rulouri de scorțișoară «.Mi este jenă să sugerez că poate, dacă nu se spală pe mâini, atunci măcar dezbrăcați-vă, i apoi se coc. La care bunica mea, clătinându-se cu papuci, cu o tavă de chifle în mâini, îmi răspunde: «Lasă copilul să mănânce prima chiflă pe coridor, ce nu e?» Și aruncă o grămadă acolo. Ce aș putea obiecta la femeia care m-a crescut, care nu mă mai recunoaște? Tot ce trebuia să fac era să ies pe ușă și să dispar.

Două zile mai târziu, mi-am primit copilul și, imediat ce a pășit pragul, la apăsarea unui buton, granițele de-a Lungul cărora locuia erau acționate.Copiii știu să distingă limitele, Principalul lucru este că sunt Clar delimitați. Sarcina noastră este să îi spunem copilului ce fel de lume se află și să-și formeze propriul model de education.

4. Copilul va face față studiilor sale singur

«Nu și-au făcut temele cu mine, dar am aflat. Am crescut o persoană normală, ceea ce înseamnă că există un fel de garanție «.

Această poziție este logic logic, cu excepția unui singur lucru: nu sunteți părinții dvs., copilul dvs. Nu sunteți și lumea în care vă creșteți copilul nu este cea în care ați fost crescut. Copilul poate diferi în funcție de temperament, puterea sistemului nervos și alți parameters, nu este necesar să vorbim despre differențele din mediu. Prin urmare, utilizarea modelelor altor persoane, i cu atât mai mult a lăsa totul să meargă la întâmplare, nu este cea mai bună modalitate de a rezolva проблема. Există șansele ca copilul să facă față tuturor lucrurilor de unul singur și va putea realiza multe, dar pentru a crește această ansă, ajutați-vă copilul.

5. Morcovul și bățul

Metoda morcovului și a bastonului: întărire pozitivă i negativă.

Există două typeuri de oameni care nu fură. Unii se tem că vor fi trimiși în închisoare, alții simt că se vor murdări în acest sens. Doar primul tip poate fi crescut cu „morcovul și bastonul”. Al doilea tip este sentimentele inerente unor persoane semnificative încă din copilărie. Nu există o lege morală internă, există ceva care a fost prevăzut cândva, deși nu ne amintim acest lucru.Întărirea negativă poate opri doar comportamentul nedorit. Pentru a cultiva obiceiuri bune, trebuie să vă amintiți despre întărirea pozitivă. Când copilul tău face ceva bun — mai ales dacă a făcut opusul într-o situație similară înainte — spune-i cât de bine este. Copilul vrea să fie bun i va încerca să le Repete Observând Momentele lăudate.

n același timp, proiectează-ți aceste sentimente asupra ta: nu are rost să spui că copilul face bine sau rău față de o altă persoană, singura persoană ale cărei tumoții i sentimente îl excit.Asumați-vă responsabilitatea pentru dvs.

6. Copiii nu sunt animale

«Методика ухода за животным, применяемая в горшке для повторного использования: естественная среда».

Aceasta este greșeala. Când copiii se nasc, sunt 80% animale mici. Umanizarea începe aproape imediat, dar se întâmplă treptat. N timp ce copilul este mic, în el există o mulțime de animale. Și lucruri care se aplică pentru creșterea pisoi, pui și alte animale se aplică și pentru el. Să reamintim reflexul condiționat evocat prin metoda întăririi pozitive și отрицательный.

7. Negocieri cu copilul

«Poți oricând să negociezi cu un copil».

Psihologul Lorenz Kohlberg a construit etapele dezvoltării unui copil pe baza dezvoltării продажа морального духа. Copiilor li s-a oferit condițiile проблема: există un băiat căruia i s-a interzis să urce în bufet pentru dulceață. Odată, în timp ce nimeni nu se vedea, a decis să obțină dulceața i a lăsat случайный пахарул; ea a căzut și s-a prăbușit. I există un alt băiat, pe care părinții săi l-au rugat să ducă o tavă cu cani de la bucătărie la sufragerie.Când ducea tava, s-a împiedicat din greșeală și a rupt toate cupele. Apoi, a fost pusă o întrebare despre ce băiat, în opinia lor, a fost mai mult de vină. Copiii sub vârsta de cinci ani au răspuns că a doua se datorează faptului că a spart mai multe căni.

Când negociezi cu un copil mic, trebuie să înțelegi că încerci să negociezi cu o structură care este semnificativ diferită de tine în termeni intelectuali, psihofiziologici i морально-этический. Uneori trebuie să spui că va fi așa pentru că ești mai în vârstă și mai Experimentat.Nu este necesar să explicăm cum funcționează curentul electric, pentru că copilului nu îi pasă, vrea doar să-și lipească degetele în priză. Este necesar să începeți să negociați может копилул формат idei despre relația cauzală și el începe să pună întrebarea „de ce”, la care va trebui să răspundeți. Această maturizare apare de obicei după trei ani.

8. Ceea ce este potrivit pentru mine este potrivit pentru copil

«Dacă ceva este visible pentru mine, copilul îl va înțelege prea devreme sau mai târziu.Dacă cred că educationația este un lucru absolut necesar, va începe să gândească și el ».

Este o greșeală să crezi că, dacă un profesor la școală spune că copilul tău este inteligent și trebuie doar să încerce puin, sau îi dai instance de alți copii care s-au apucat de minte oreme sau ma autoră sau mai târziu copilul va înțelege ce este necesar. ia studiile. Ceea ce este очевидный și potrivit pentru tine nu este очевидный și greșit pentru el. Și oricât de mult îi explici copilului, acesta se poate schimba puin.

9. Știu mai bine de ce are nevoie

«Sunt mai în vârstă i mai deștept decât copilul meu, așa că tiu mai bine de ce are nevoie».

Logic, acest lucru este concvent, copilul are într-adevăr mult mai puține informații, forță, capacity de a forma relații cauză-efect. Дар эль-ну этити ту. Ceea ce aveți nevoie este posibil să nu vă fie deloc util, pentru că el este diferit, este posibil să aibă nevoi complete diferite. Puteți încerca să-i spuneți părerile dvs., дар în același timp arătați că aceasta este părerea dvs .: «mi se pare», «cred că da». Nu spuneți că este очевидное pentru toată lumea că este nevoie de o education superioară. Acest lucru este visible pentru toată lumea, cu excepția celor care și-au găsit locul în viață și sunt fericiți fără el.

10. Copilul îmi va rezolva проблема

«Copilul meu a venit pe această lume pentru a putea rezolva unele dintre проблема mele.»

Poate fi singurătate, reîncărcare a armoniei în familie sau speranță de îngrijire la bătrânețe.Există fenomenul mamei animatoare. Arată astfel: «Dimineața avem 15 minutes de cursuri cu nisip cinetic, apoi carduri flash compliance Glenn Doman, după care studiem o jumătate de oră în Duchesne, apoi o plimbare, acolo hrănim rațe, azpoi Minute de jocuri de rol Apoi, avem o modelare … »O astfel de mamă nu și-a dat seama de unele dintre nevoile ei și acum le proiectează asupra copilului, interacționând de fapt cu ea însăși.

Problema este că, după un timp, ea descoperă brusc că în spatele tuturor acestor lucruri există o persoană vie, cu propria viziune asupra lumii și cu interesele sale.Și când începe să se încadreze într-un anumit nivel sau refuză să facă ceea ce nu-i place, o astfel de mamă devine deprimată, pentru că a planificat deja totul. Nu există nicio cale pozitivă de ieșire din această situație. Mai devreme sau mai târziu, acest lucru va afecta atât părinții, cât și copilul. Un Copil Nu Vine Pe lume pentru a vă rezolva проблема. Эль вайн чао дает право ноуэ и ар требуи са децида, ну ту. Lumea creează ceva nou prin tine, iar acesta este un adevărat miracol.

mi place foarte mult să citesc Катерина Мурашова.Lucrează ca psiholog de familie в Санкт-Петербурге și scrie cărți.
«О повести конфуза» спуне повести унеи фамилий формат дин мама Альбинеи, татэл луй Моисе (Моня) șи дои бэиэши — Александр Жайдаровичи Соломон Моисеевич (Моси). Și o bunică periculoasă …

— Cu o zi înainte, ieri, am vizitat-oefa secției, Нина Петровна, cu rezultatele excinărilor, a observat-o pe Monya de la familia. Am încredere în ea foarte mult ca doctor și i-am spus ceva.Și acum mi-a spus că a fost vina noastră. Organizat pentru copil o astfel de viață, încât aici cine vrea să se îmbolnăvească. Și este ciudat că inut atât de mult timp. В городе, где работает Интернет, существует возможность использования психосоматики. Și mi-a spus să merg la psiholog, adică la tine, a spus că dacă cineva ne va ajuta, vei fi tu. Și așa m-am înscris imediat și am venit, dar nici nu am adus-o pe Monya, pentru că nu are nimic de-a face și are lecții acum, dar ce poți face aici dacă suntem toți așa, iar viața este așa, i ce poate schimba un psiholog, nu înțeleg, dar Nina Petrovna este o autoritate pentru mine…

— Стой! — Ну ам путут резиста. — Monya este fiul tău?

— Да, фиул. Jr.

— Care este numele său complete?

— Соломон.

— Путерник.

— Nu am vrut, Mosya și mama lui au insistat.

— Мося? Am oftat.

— Да, Mosya este soțul meu și tatăl său. Моисей.

— Deci fiul tău este Solomon Moiseevici. Amenda. Care este numele bătrânului?

— Александру. Саша.

— Александру Моисеевич?

— Nu.Александру Жайдарович.

— ОТЧАЙ! Apoi spuneți de la început.

Viața profesională a vizitatorii mele Albina s-a dezvoltat foarte bine, după absolvire s-a apărat ușor și i-a iubit cristalografia. Dar viața lui personală nu s-a dezvoltat în niciun fel. Albina chiar a crezut că poate ceva nu i se potrivește — nu-i plăcea deloc niciunul dintre bărbați-bărbați și nu părea să aibă nevoie de nimic, în afară de cristalografie, cărții. … Dar mama în vârstă a apăsat, iar Albina însăși a înțeles: este timpul.Ea a născut-o pe Саша. Возврат к искреннему că Zhaidar, un stagiar înalt și atractiv din Kazahstan, Care și-a arătat semne timide de atenție, fost folosit în mod conștient și aproape cinic ca producător: ea va Practica çi neavo afle sau să exploice nimic. Și așa s-a întâmplat totul. Sasha este un bărbat chipeș și sănătos, cu ochi asemănătoare cu măslinele, s-a născut din bucuria tuturor. Mama Albinei nu și-a supraîncărcat fiica cu grija copilului, mai degrabă, a îndepărtat-odepotul ei.

Și acum, când nu se mai așteptau — întâlnește iubirea. Альбина s-a întâlnit cu Moise la o conferință și apoi s-a dovedit că locuiau pe aceeași stradă, la doar două stații de troleibuz una de cealaltă. Și totul a început să se învârtă foarte Repede. Moise și micuța Sasha au găsit cu ușurință un limbaj comun și s-au jucat împreună la soldații de jucărie de pe covor. I Albina a descoperit că era însărcinată. Mosya, fără să ezite o clipă, a spus: ne căsătorim imediat și ne mutăm cu toții — avem un apartament mare cu patru camere: o cameră pentru mama mea, una pentru Sasha, două pentru mine și copilul! Albina a fost mișcată și a fost de acord.

Мама луй Моисей Альбина, поглощающая шимбэриль бруте șи букуроаза дин виа эй, ла Ынцепут, кумва, ню а обсерват преа мульте. Dar în zadar. Pentru că mama a avut opinii și influențe semnificative asupra lui Moise.

Dar mai întâi, toată lumea aștepta nașterea lui Monya. Și торжественный cu toții împreună au salutat-o ​​\ u200bpe Albina din spital și două bunici s-au înghesuit peste bebeluș, iar Mosya, математик, topindu-se cu încântare, a numătele constant de la fapt de la fapt de la fapt de numătele lacrimile fericite care îi acopereau ochii.

Apoi a apărut un cititor pentru soțiile fiilor mamei: iar mama nu a sărat niciodată terci de hrișcă în timpul gătitului, poate de aceea se dovedește — cereale la cereale. I Recomandări: Mosya mea adoră tăieturile ma-a-scarlet, i nu astfel de sandale în jumătate de tigaie!

Альбина, Absorbită de Copii (Sasha a adus Infcție după Infcia de la grădiniță, Моня a avut diateză), толерантный относительный ușor toate acestea. La fel ca i faptul că mama lui Moise „nu intenționează să bată la ușa din apartamentul ei ca într-o pensiune”.Mai mult, soacra nu a refuzat niciodată să stea cu Monya, să-l ducă in camera ei și să se joace în timp ce Albina studia cu Sasha.

Dar după ceva timp, Саша в борьбе за Альбину: Mamă, ce este un nenorocit?

— Acesta este un blestem vechi. Dar de unde ai obținut asta? — мама идиотская сюрприз.

— Bunica la telefon spune așa despre mine. Sunt un ticălos cu ochii înguste, iar Monya este prințul nostru.

Альбина с-а воссоединение в май путин де о орэ, deși erau multe lucruri.Din fericire, nu este departe.

Seara după muncă, Mosya a venit pentru o explicație. Я принс. Колени jos: iartă-mă și lasă-ma să stau aici, cu tine și cu fiii tăi. Альбина разрешена. Cinci dintre noi locuiam în două camere — нимик. Категория эпохи Альбины Cu Privire la Copii și soacre: nu vor fi acolo!

ase luni mai târziu, soacra mea a suferit un авария сосудов головного мозга. Мося, desigur, s-a dus acolo. Ea a întrebat: adu-ți nepotul (чел маи tânăr, desigur) — пентру а-și lua rămas bun.Адус. Din nou. Și mai departe. Луи Моне в записи аколо: există foarte mult spațiu și jucării doar pentru el.

Случайный сосудистый мозг, din fericire, nu a fost grav, soacra sa recuperat redede, dar de îndată ce Mose a petrecut noaptea in familie de câteva ori la rând, apelul a urmat: știi, mă simat- cumtva ci. se de ireparabil, Mosya sa repzit acolo și chiar cu pocăință: «Sunt vinovată: mama mi-a pus toată viața asupra mea, dar de fapt am părăsit-o i am lipsit-o de nepotul meu.»

— Ai lipsit? Nu ea însăși? — odată Albina a simțit că este obosită i ia cerut lui Mosya să decidă.

Ai lipsit? Nu ea însăși?» fără îndoială, s-ar fi prăbușit complete, dacă nu pentru mama Albinei. Ea a spus: lasă-l pe Moise să trăiască împreună cu mama ta. Vom fi mai calmi. i aici wine băieții și i tui. Este calea minunată? I lasă-l pe Monya să meargă acolo pentru a vedea acest grymza cel puțin uneori — ce suntem, animale sau ce? — cum să-mi ideaz că cineva mă va priva de Sasha…

Și așa s-a întâmplat. Mosya venea aproape în fiecare zi, nu facea distincție între băieți, îmbrăcați cu amândoi. Дар л-а дус доар пе чел май мик ла буника. Am călcat scutere între case. Mona îi plăcea să meargă acolo, era festivă i interesantă. Mai mult, el o iubea pe bunica însăși, a vizionat filme cu ea, a citit cu ea, ajutat-o ​​\ u200bcu treburile casnice, avea grijă de flori. Dar a fost un băiat amabil și a dat imediat jucăriile și dulciurile pe care le-a adus fratelui său.Cu toate acestea, Albina era îngrijorată. I odată, în dispoziția mea, am găsit chiar Zhaidar prin internet, i-am trimis o fotografie. Жайдар, эра заботы căsătorit de multă vreme și avea două fice și un fiu, era copleșit de încântare: fiul, primul născut, frumosul! A zburat pentru a face cunoștință, invitat pe toată lumea, inclusiv Moise și bunica, в Казахстане. Саша а fost la început oarecum uluită de această întorsătură de evenimente, dar apoi era încă bucuroasă. I-am spus celor mai tineri: acum am doi tați și am adăugat imediat din motive de dreptate: și aveți două bunici!

Este totul în Regă? Вай.Nu există brânză gratuită. Monya a avut eczeme de mai bine de ase luni. Mai mult, există un model clear, deși Mosya încearcă să-l nege: merge la bunica — se înrăutățește.

— Poate o Allergie в квартире?

— Totul este așa cum a fost cu bunicul ei.

— Ai un animal de companie, astfel încât să nu fie plictisitor?

— Există o pisică mai în vârstă decât ambii băieți. Ea a fost dintotdeauna. Dar am trecut probe, nimic pentru pisici. Se pare că există polen de arin.Dar de unde a luat arinul? .. Ну, Нина Петровна dreptate, am aranjat-o cu toții așa cum este convert pentru noi, iar copiii plătesc …

— Ascultă, copiii vin pe această lume fără să tie cum funcționează. Sunt gata să se adapteze la orice.

— Chiar și la tata pe un scuter la două stații de troleibuz?

— Да, am spus ferm. — Și nu numai asta.

Dar se îndoia de ea însăși. O legătură foarte clear: m-am dus la bunica — интенсивная экзема. Poate Continue să-l cheme pe cel mai în vârstă, iar cel mic este tăcut și îngrijorat? Poate bunica își insultă mama? Дар atunci putea pur și simplu să refuze să meargă acolo… antaj?

Апои на орбите у Мони. Nu a văzut nicio problemă psihologică nicăieri și s-a zgâriat aprig între degete. Апои — ку Моисей. S-a învinovățit de tot i era gata, dacă era necesar, să se întindă pe canapea la psihanalist. Атунчи — ну о веи креде! — ворбит ку мама Мосиней. A dat vina pe toți cei din jurul ei, cu excepția, desigur, a nepotului ei adorat și suferinț. Dar toate au manifestrat deplină disponibilitate pentru cooperare. I am ramas fără idei și nu știam ce să le ofer.Nu te duci la bunica lui Monet? Dar acest lucru va supăra cu siguranță tot echilibrul familial fragil: bunica se va plictisi și se va îmbolnăvi, Mosya se va mușca și va distruge relația cu Albina, ambii băieți vor avea un joc rău? Mi-am recunoscut neputința.

n cele din urmă, i-am sugerat să încerce să adapteze un program de cercetare — eram trei dintre noi acolo, unul fost și doi actuali — doar să amestecăm factorii Precum un pachet de cărții i sserva pachet de cărții i sserva pămí.I programul lor funcționat.

Te întrebi ce a fost?

Dieffenbachia este o floare mare și frumoasă, cu frunze variegate, pe care bunica le-a luat în colecția ei după moartea prietenului. Oala lui a ocupat locul de pe pervazul, pe care pisica cea veche îi plăcea să se întindă. Pisica a rupt frunzele, sucul a ieșit în evidență, Monya i-a plăcut întotdeauna să aibă grijă de flori i era deja dificilă pentru bunica mea. Sucul de Dieffenbachia — это неэффективный iritant asupra unora, iar Moni a avut diateză de copil, prin urmare, o predispoziție.

Диффенбахия, устраняющая заболевание, экзема, возникшая после болезни.

Екатерина Мурашова занимается психологией семьи чумы 25 лет назад, принимает и копирует в больницу в центре поликлиники в Санкт-Петербурге. În plus, scrie cărți de aventură și științe populare («Clasa de corecție», «Saltele pentru copii și dezastre pentru copii», «Iubesc sau aduc», «Venim cu toții din copilărie») și menține «Сноб» … ntr-un interviu pentru Anews.com, psihologul a spus cu ce проблема se confruntă familiile moderne cu ea, de ce copiii de astăzi sunt «creaturi plictisitoare» i ce lucruri ar trebui evitate cu siguranță atunci când crești un copil.

«Семейная советская авеа маи пузине аштептэри, копии ну ау фост вэзуци ка унпроект»

Лукрези мультик ку копиии șи ку пэринции лор са психолог. Cele mai frecvente problem cu care pacienții vin la tine — cu ce sunt, cu ce se leagă?

Cele mai frecvente astăzi sunt aceleași ca ieri și cu o zi înainte.Nepotrivirea așteptărilor i a realității … Să spunem doar că copiii nu corespund așteptărilor părinților lor: «Am crezut că va studia bine, dar studiază prost», «Am crezut că va fi o bucaurie stare Sunt așa Am visat un copil, am crezut că va deveni prietena mea și vom fi „prieteni pasionați”, dar ea nu îmi spune nimic ”,„ Am crezut că ar vrea să joc hochei, dar, în general, refguză să mear ” și и др.

— Se dovedește că în timp problemle nu se schimbă deloc?

Cele preominante nu sunt.Adică, în urmă cu 25 de ani, când am început să lucrez, au prevalat alte проблема, nu, nu este cazul. Firește, timpul trece. Când am început să lucrez, nimeni nu a venit la mine cu o dependență de Calculator din cauza lipsei de Calculatoare.

— Dacă avem în vedere familia modernă i sovieticul și problemle lor …

Familia sovietică avea așteptări mult mai puține. Copiii nu au fost considerai un proiect. Copiii au fost văzuți ca o extensie naturală. Dacă au adus bucurie — ню, ню — бин, бин.Nimeni nu s-a gândit la ideea dezvoltării copiilor. Poate că s-au gândit unele familii Individual, dar nu a existat un fenomen în masă al copiilor în curs de dezvoltare. Copiii mergeau în unele cercuri, dacă trebuiau plătiți și părinții puteau, atunci plăteau pentru ei. Dar majoritatea erau gratuite. Părinții nici nu știaumeru în ce cluburi mergeau copiii lor.

Astăzi există un fel de rasă între părinți. «Cum? Copilul tău nu ia încă integrationle, el are deja patru ani! Unde te uiti?» Mama Vine acasă, începe să izbucnească în lacrimi, caută pe Internet cineva care și-ar învăța copiii să ia integle…

«Până la 10-11, copilul nu are problem de-al său»

Psihologul copilului — кинотеатр nevoie de el mai mult astăzi: copiii înșiși sau părinții, уход sunt adesea inițiatorii contactării unui специалист?

Doar părinți! Cert este că este convingerea mea fermă (nici măcar toți colegii mei nu vor fi de acord cu mine), cu toate acestea, cred că un copil nu являются собственными проблемами в nainte de vârsta de 10-11 ani. El are doar проблема cu familia. Adică, orice проблема психологическая забота существует ла un copil de până la 10-11 ani, privește familia.În conscință, nu este izolat. Și să faci ceva în special cu copilul, fără a atinge familia, este aproape imposibil.

După 11 ani — da, când un copil intră în adolescență, poate avea propriile проблема, проблема продажи ca persoană. Ele pot fi asociate cu contactele sale sociale, cu relațiile sale undeva în afara familiei. I înainte de asta, întotdeauna este o problemă Care se rezolvă (dacă se rezolvă) prin Intermediul familiei.

«Prima criză existențială formează întrebarea:» Mamă, vei muri? «Toți copiii îi Experimentează? Trebuie să-i explic copilului ce este?

Da, desigur, toți copiii, în plus, toți adelii trec prin crize de vârstă. Adică avem perioade stabile de dezvoltare … Aceasta nu are nicio legătură cu copilăria, ea are legătură cu онтогенез. Ontogenia este de la Concepie la Moarte. Deci, toată lumea trece prin toate crizele.

Este imperativ să-i spui copilului tău despre asta! Aș fi în liceu, în liceu aș învăța doar. Cum functioneazã? Ce crize vă așteaptă în Continuous? Vedeți, de exemplu, unii oameni vorbesc despre o criză existențială — aniversarea a 40 de ani, mijlocul vieții — scriu despre asta, vorbesc despre asta.

Dar ceea ce ai avut tu i, în conscință, copilul tău a avut undeva între 4-6 ani — prima criză existențială, care formează întrebarea «mamă, vei muri?» … i există o ansă foarte mare ca o persoană să își perieze copilul în acest moment i, de fapt, o criză nerezolvată являются apoi conscințe foarte grate. Așa că aș învăța-l într-un curs separat de două luni în liceu, spunând «Crize previzibile ale vieții umane».

«Copiii moderni sunt creaturi teribil de plictisitoare. Suntem gata să arătăm ce Adalmecă »

Există ceva de care părinții se jenează să vorbească cu un psiholog și să încerce să se ascundă? De ce sunt copiii timizi?

Majoritatea copiilor obișnuiți nu doresc să vorbească deloc cu un psiholog, в особых подростках, iar acest lucru este normal.Copiii moderni sunt creaturi teribil de plictisitoare. Ei vin și încep să prezinte la cea mai mică solicitare cunoștințele, pregătirea, dezvoltarea pe care părinții lor le-au înghesuit … Este teribil de plictisitor, mai ales că toată lumeoa prezintă.

mi amintesc o dată (au citit cu toții aceeași enciclopedie despre dinozauri) au venit toți și au încercat să-mi spună ce sunt dinozaurii. La un moment dat, i-am spus foarte nepedagogic următorului băiat: «tiți, dacă începeți să enumerați dinozaurii pentru mine acum, voi urla!» Pentru că este deja pur i simplu imposibil…

Adică copiii sunt pregătiți să arate la ce vulmecă. Adolescenții rari sunt capabili să vorbească despre ei înșiși, despre ceva important. În ceea ce privește adelii, depinde, vom spune, de un loc de control intern și unul extern. Oamenii sunt împărțiți în două jumătăți egale. Unii spun — sunt rău, nu văd ceva. Și alții spun — acesta este un profesor sau prieteni, i el însuși este bun, amabil. Toate acestea sunt transmise de la părinți la copii.

Dacă părinții sunt înclinați să dea vina pe sistemul politic, profesori, programa școlară, atunci copilul îi copiază.

«Специалист в Ницце, ну înțelege un copil mai bine decât o mamă».

Cum pot înțelege părinții că nu pot face față problemi de unul singur i este timpul să solicite ajutor de la un Specialist?

În primul rând, durata. Dacă проблема durează și durează. Să zicem că ți-ai transferat copilul la a doua școală sau la a treia grădiniță și se repetă aceeași situație. De exemplu, el nu poate găsi contact, sau invers, este superficial sociabil și nu construiește relații sau aceleași Conflictte cu profesorii, cu adoții.Reapariția evenimentelor înseamnă că avem o problemă în care cel puțin trebuie să înțelegem ce este în joc. Aici trebuie să vă consultați cu cineva.

Durata, adică de multă vreme. Să spunem, copilul meu este isteric, isteric, ei bine, toată lumea era isterică la vârsta de doi ani, dar el are deja patru ani și încă mai cade la podea. Probabil, aici ar trebui să încercăm deja să înțelegem ce se întâmplă.

Cred că niciun специалист nu cunoaște sau înțelege un copil mai bine decât o persoană care este cu el de-a Lungul vieții, adică o mamă.Dacă mama se simte neliniștită, toată lumea pare să spună — «de obicei, asta este legat de vârstă» — iar mama simte că ceva nu este în regă, în acest moment trebuie să mergi. Să ai încredere în sentimentele story este corect.

«Astfel de părinți ar trebui să fie trimiși imediat pe ușă».

— Cu cine este mai dificil să lucrezi cu: o grădiniță sau un teen?

Știți, nu lucrez cu grădinițe ca atare. Am o astfel de ideologie — se joacă cu jucării, mă uit la ce fac.Cea mai grea parte este cu părinții, care au venit în avans pentru a confirmma ceva. Nu este atât de dificil cu ei, este imposibil să lucrezi cu ei. În Principiu, aceștia ar trebui să fie trimiși imediat pe ușă. Дар într-un fel … Etica este profesională, nu, dar, în general, pot fi chiar pe ușă.

«Nu există o corecție corectă»

Există o distincție clear între creșterea «corectă» și «greșită» в mintea oamenilor de azi?

Dacă cineva există, atunci greșește atât de mult! Nu există o Educaie corectă! Lumea este atât de diversă… Nu suntem acum în cadrul vreunei tradiii. Nu suntem o societate tradiională în care a fost cunoscut «cum». Și tocmai variaiile pe care ni le oferă lumea — hrănim copilul la oră, hrănim când este necesar; пуна копилул сэ доарма кутине, пуна-л сепарат; jucând cu el tot timpul, deloc jucând; ia-l cu tine, lasă-l … i sunt doar angajat în aggandă din punct de vedere că nimic nu este corect, există unele lucruri rezonabile, dar variabilitatea lor este de așa natură încât este destul de dinicilo .

О личном уходе являются un sistem de credințe complete clear, de exemplu, tie cu siguranță că trebuie să crești copii în Соответствовать доктору Споку (un cunoscut pediatru american, autor al cărții «Un copil și edjă de el» — «Un copil și edjă de el»). ) , ню вайн ла-майн. Pentru ce? Есть o carte «Clasici» и заботиться о них. Dacă cartea este descurajată i un câine a mâncat-o, o poți căuta онлайн. Doar acei oameni vin care își caută ai lor, Care înțeleg că, cumva, trebuie să gândești pentru tine, dar nu înțeleg cu adevărat de la ce să pornească.

„Suntem timp cu sentimente, suntem timp cu cuvinte, fapte. Asta e rău «

Care sunt cele mai frecvente Practici parentale care sunt cele mai periculoase? La ce au absolut nevoie părinții să renunțe pentru a nu pierde încrederea copilului și a contacta cu el?

Există un Singur Principiu, este absolut universal. Trebuie să încerci să minți copilul cât mai puin. Mai mult decât atât, să te minți în cuvinte, sentimente, să te minti în acțiuni, suntem în moduri diferite, și te minte, nu am spus — nu minți deloc! Este imposibil să nu minți deloc — suntem oameni adevărați.Ar trebui să încerci să minți cât mai puin. Conştient. Adică, înțelegi, când o mamă strigă la un copil din grădina zoologică care urcă undeva: «Dacă nu încetezi să faci asta acum, nu voi mai merge niciodată la grădina zoologică cu tine!» Înțelegi că aceasta este o minciună?

Când mama îi spune copilului: «O, mă sună mătușa Sveta, spune-mi că nu sunt acasă» … Suntem timp cu sentimente, suntem timp cu cuvinte, cu fapte. Asta e rău. Strălucește relația. Cu cât acest lucru este mai puin, cu atât relația va fi mai bună, cu atât copilul își va respa părinții.

«i-au plătit fiul pentru note, după care au descoperit că scoate vasele unei bunici paralizate pentru bani».

Ce părere aveți despre o tehnică atât de populară precum stimularea financiară unui copil: dacă absolviți un A, ineți-vă iPhone-ul?

Această metodă nu funcționează de obicei. Adică funcționează o perioadă, dar apoi se oprește. Trebuie să fiți conștienți că, făcând acest lucru, acordați cărții blanche pentru copii: este foarte posibil să cumpărați ceva în cadrul familiei pentru bani.Acesta este semnalul tău. Oamenii mi-au venit de mult timp, care odată au vândut note și au uitat de ea, i apoi, spre groaza lor colosală, au descoperit că fiul lor mare scotea vasele unei bunici paralizate pentru bani. I cumva băiatul nu poate fi învinuit deloc pentru asta …

Anul trecut a izbucnit un mare scandal в coala nr. 57 din Moscova: unul dintre profesori a fost acuzat că are o relație intimă cu studenții. Cum evaluați această situație? Ce sfaturi le-ați oferi părinților care își dau seama brusc că acest lucru se poate întâmpla în coli i adolescenilor care s-ar putea confrunta cu astfel de lucruri?

Acesta este un lucru atât de многофакторный, ciudat, încât nu sunt deloc… departe de ea. Dar iată ce m-a lovit. La un moment dat, cineva mi-a trimis linkuri, am citit o poveste despre cum acești tipi erau complete beți cu un profesor din ară. Și apoi, acest profesor fie a bătut pe cineva pe fund, fie nu a patat, ori a dormit cu cineva, ori nu a dormit. Am rămas într-o deplină derută și nu am înțeles deloc de ce s-a discutat dacă profesorul a dormit cu cineva, dacă a bătut pe cineva pe fund și nu s-a discutat deloc faptul că copiies de la dacha.

Ce sfaturi părinților? Ei bine, nu știu … Stai jos și plânge. I Care sunt acțiunile lor? Дакэ ар фи аджунс ла завершение каацест люкру се поате întâmpla în orice școală, i astfel nu l-au învățat pe copil să distingă binele de rău … Вероятно, стаи жос на пляже.

tiți, îmi amintesc perfect primul nostru port pe alee, îmi amintesc perfect unele dintre interacțiunile noastre, inclusiv să ne îndrăgostim de profesori și chiar de interesul profesorului nostru pentru băieții notri.Însă sistemul însemna că va fi separat. Adică noi, studenții, vom bea port separat pe alee, iar unele lucruri amoroase, полуплатонис vor fi отдельно.

«Adolescenții sunt weakrabili, dezgustători, îi enervează pe toți și merg pe margine»

Cu ceva timp în urmă, средства массовой информации, чтобы обсудить subiectul sinuciderii adolescente cu o vigoare reînnoită. Crezi că această problemă se agravează? Există modalități de combatere a acestui fenomen?

Nu, nu. Devine mai „prăjit”.Se pregătește. I, apropo, singura afirmație sensibilă despre această coală a 57-a — nu cum a fost acolo, atât de penibilă, dar modul în care este pregătită este dezgustător!

Iar problem an fost, este și va fi. Deoarece adolescenții sunt foarte weakrabili fizic, existențial. Sunt dezgustători, îi enervează pe toți, se enervează pe primul loc. Ei merg pe margine. Și, mulțumesc Domnului, cea mai mare parte a acestei regiuni trece și intră la vârsta adultă. Dar cineva se desprinde de această margine — это fost întotdeauna așa.Și cu cât o societate este mai complexă, cu atât este mai mare прозрачная информация, saturația acesteia, cu atât riscurile sunt mai mari. Și nu putem face nimic în acest sens. Nu îl putem face la fel de lemn pe cât era tradiional. Nu putem reda.

Iar astăzi din orice eveniment extraordinar — «profesoara a dormit cu elevul, fetele au sărit de undeva» — fac o tigaie prăjită. Este dezgustator.

Era o astfel de poveste в Evul Mediu. O epidemie de sinucideri ale fetelor a început într-un singur oraș.Fetele foarte tinere, care încă nu se căsătoriseră, i-au încheiat viața i înainte ca tinerii foarte mici să se căsătorească, așa că erau adolescente. Au terminat cu ei înșiși în moduri diferite, apoi au ramas cu toții și fata a fost îngropată într-o rochie albă și chiar sicriul a fost purtat în jurul orașului, împletit cu flori albe. Și atunci au fost puține Spectrum: execuții, înmormântări, nunți … Și s-a transformat într-o epidemie. I primarul orașului a rezolvat această problemă — le-a interzis să le îngroape așa, să le poarte în jurul orașului, să le poarte în rochii albe și a anunțat asta oficial.Și sinuciderile s-au oprit. Adolescenții — ce poți lua de la ei! Acesta este un fapt istoric. Este scris undeva în cronici.

«Poți fi oricine, dar până la vârsta de patru ani copilul tău va dobândi cel puin un fel de viziune asupra lumii».

n ultimii ani, o mulțime de legi au fost accept, concept, соответствовать официальным версиям, pentru a proteja copiii de influențele periculoase și de «informații dăunătoare». Cum evaluați acești pași? Și ce poate face un părinte care este îngrijorat de aceste lucruri pentru copiii lor?

Cred că copiii trebuie protejați de un fel de influență negativă.Adevărat, nu sunt sigur că acest lucru ar trebui făcut de către stat в текущей ситуации. La fel, statul nostru este destul de laic, nu suntem un fel de republică Religioasă. Copiii trebuie protejați — este adevărat. Dar alegerea a ceea ce i cum să o facă este un accent в актуальной ситуации — în etapa actuală a dezvoltării civilizației — o family, poate ocoală … Statul încearcă să facăceva, dar nuficient că este.

i, de obicei, le spun părinților mei: poți fi oricine, dar până la vârsta de patru ani copilul tău va dobândi cel puțin un fel de viziune asupra lumii.

Dacă, de exemplu, ader la o viziune creștină despre lume, atunci am răspunsuri la unele întrebări. Am înțeles ce este bine și ce este rău. Ca creștin ortodox, îmi învăț copilul cum văd lumea. Un copil are acest lucru prin adolescenă — poate fi de acord cu acesta sau nu este de acord, dar tie că există un astfel de sistem.

Prin urmare, sfaturi părinților care doresc să-i învețe copilul să facă distincția între bine și rău — mai întâi învățați-vă pe voi înșivă! Fii conștient de cine ești și cum funcționează, din punctul tău de vedere, lumea.

«BĂBĂTUL ESTE ME»:
Când este furios, poate porni un foc fără chibrituri, cu o singură privire. Și nu-i place deloc … Este înfricoșat de ciudatele sale abilități distructive. După ce a fugit de acasă i ajuns la un institut din Moscova, unde se studiază fenomene anomale, el întâlnește alți „ticăloși”. I deși soarta noilor săi prieteni este tristă, frica dispare …
«NAPOI NU VA VINE»:

Cartea Ekaterina Murashova „Copilul tău neînțeles” создает проблемы, связанные с созданием психологических препаратов для лечения.Unul dintre punctele forte incontestabile ale acestei cărți este combinația uimitoare de o abordare profesională serioasă și un stil de scriere strălucitor.

Lumea se schimbă împreună cu correonatele sale Principale — spațiu material și media. Doar natura umană rămâne neschimbată.
Психолог Екатерины Мурашова проводит программу поликлиники в районной больнице Санкт-Петербурга. În această carte, ea contină să împărtășească povești non-fictive din Practica ei.Problemele cu care oamenii vin la ea par uneori de nerezolvat.

«Garda Anxietății» — это новый взгляд на жизнь Екатерины Мурашовой, автозарезка «clasei de corecție» — она ​​может быть использована в последнее время, чтобы избежать проблем с подростками.


După ce au ajuns la 8 «A» din alte școli, Taya, Dima și Timka se regăsesc «deoparte» de colegii de clasă, ca i cum ar fi unite de un obiectiv comun misterios.

O tânără scriitoare din Petersburg, Sophie Domogatskaya, care colectează material pentru noul ei gen de genuri, salvează случайно un bărbat rănit rău de la tâlhari, care se dovedește a fi proprietarul unei case de jocuri de norochalale.Ele sunt inegale în orice i sentimentul care s-a rupt între ei de la bun început pare sortit.

«Este întuneric. O deschidere între unele clădiri. Este fie depozite, fie barăci. Umbre albăstrui, galbene și albastre se balansează la oarecare distanță. O lumină de căutare rulează. Un bărbat se plimbă încet în umbra adâncă. Nu se ascunde, dar este Sincer alert. Perete, roți, trăsură. Un bărbat trage cu atenție pe ușă. Un fasicul de lanternă se grăbește în jurul… »

Екатерина Мурашова — Орфелинат

n cel de-al treilea roman al trilogiei pline de dragoste« Angelica și Kai », toate povetile sunt trase împreună într-un nod strâns. boli neuropsihiatrice, Condui de Arkady, organizationază un grup numit «Căminul copiilor». Grupul are successces. În același timp, Keshka-Kai, în vârstă, se întoarce în Rusia, la care, după edia -ar fi putut întoarce.

«Лунная девочка».«Таких родителей следует немедленно выслать за дверь».

Екатерина Мурашова работает семейным психологом более 25 лет, принимает детей и их родителей в одной из детских поликлиник Санкт-Петербурга. Кроме того, она пишет приключенческие и научно-популярные книги («Класс коррекции», «Дети-матрасы и дети-катастрофы», «Люби или воспитывай», «Все мы родом из детства») и ведет популярный блог на сайте. «Сноб»… В интервью Anews.com психолог рассказала, с какими проблемами приходят к ней современные семьи, почему сегодняшние дети — «тупые существа» и чего обязательно следует избегать при воспитании ребенка.

«У советской семьи было меньше ожиданий, дети не воспринимались как проект».

Вы много работаете с детьми и их родителями в качестве психолога. Наиболее частые проблемы, с которыми к вам обращаются пациенты — какие они, с чем связаны?

Самые распространенные сегодня такие же, как вчера и позавчера.Несоответствие ожиданий и реальности … Скажем так, дети не оправдывают ожиданий родителей: «Я думала, она будет хорошо учиться, но учится плохо», «Я думала, это будет яркая радость, а она доводит меня до опустошения »,« Я так мечтала о ребенке, я думала, что она станет моим другом, и мы будем «страстными друзьями», но она мне ничего не говорит »,« Я думала, что он, как и я , играет в хоккей, а он вообще никуда ехать отказывается »и т. д.

— Получается, проблемы со временем вообще не меняются?

Преобладающих нет.То есть сказать, что 25 лет назад, когда я начал работать, преобладали какие-то другие проблемы, нет, это не так. Естественно, время идет. Когда я начал работать, никто не приходил ко мне с компьютерной зависимостью из-за отсутствия компьютеров.

— Если рассматривать современную семью и советскую и их проблемы …

У советской семьи ожиданий было гораздо меньше. Дети не рассматривались как проект. Дети рассматривались как естественное продолжение. Если они приносили радость — ну, не приносили — ну ладно.Никто не задумывался над идеей развития детей. Некоторые отдельные семьи, может быть, и думали, но массового явления развития детей не было. Дети ходили в какие-то кружки, если за них нужно было платить, а родители могли, то платили за них. Но большинство из них были бесплатными. Родители даже не всегда знали, в какие клубы ходят их дети.

Сегодня между родителями идет своего рода гонка. «Как? Ваш ребенок еще не берет интегралы, ему уже четыре года! Куда вы смотрите?» Мама приходит домой, начинает плакать, ищет в Интернете, кто бы научил ее детей принимать интегралы…

«До 10-11 лет у ребенка своих проблем нет».

Детский психолог — кому он сегодня нужен больше: самим детям или родителям, которые часто являются инициаторами обращения к специалисту?

Только родители! Дело в том, что это мое твердое убеждение (со мной согласятся даже не все мои коллеги), тем не менее, я считаю, что у ребенка нет своих проблем до 10-11 лет. У него только семейные проблемы. То есть любая психологическая проблема, которая существует у ребенка до 10-11 лет, касается семьи.Соответственно, не изолирован. И сделать что-то конкретно с ребенком, не касаясь семьи, практически невозможно.

Через 11 лет — да, когда ребенок вступает в подростковый возраст, у него могут быть свои проблемы, свои проблемы как личности. Они могут быть связаны с его социальными контактами, с его отношениями где-то вне семьи. А до этого всегда решается (если решается) проблема через семью.

«Первый экзистенциальный кризис формирует вопрос:« Мама, ты умрешь? «

В своих статьях вы упоминаете возрастные кризисы, с которыми сталкиваются дети.Все ли дети испытывают их? Надо ли объяснять ребенку, что это такое?

Да, конечно, все дети, тем более что все взрослые переживают возрастные кризисы. То есть у нас есть стабильные периоды развития … Это не связано с детством, это связано с онтогенезом. Онтогенез идет от зачатия до смерти. Итак, все переживают кризисы.

Об этом обязательно нужно сказать ребенку! У меня было бы это в старшей школе, в старшей школе я бы просто преподавал.Как это работает? Какие кризисы ждут вас дальше? Понимаете, некоторые люди, например, говорят об экзистенциальном кризисе — их сорокалетие, середина жизни — они пишут об этом, они говорят об этом.

А вот что было у вас самих и, соответственно, у вашего ребенка, где-то между 4-6 годами — первый экзистенциальный кризис, который формирует вопрос «мама, ты умрешь?» … И очень велика вероятность, что человек в этот момент отмахнется от своего ребенка, и, собственно, неразрешенный кризис тогда имеет очень серьезные последствия.Так что я бы просто преподавал это на таком отдельном двухмесячном курсе в старшей школе, скажем, «Предсказуемые кризисы человеческой жизни».

«Современные дети — ужасно тупые создания. Мы готовы показать, что они нюхают »

Есть ли что-то, о чем родители стесняются говорить с психологом и пытаются скрыть? Почему детям стыдно?

Большинство обычных детей вообще не хотят разговаривать с психологом, особенно подростки, и это нормально. Современные дети — ужасно тупые создания.Они приходят и по малейшей просьбе начинают преподносить знания, обучение и развитие, которые вложили в них их родители … Это ужасно скучно, тем более что все представляют одни и те же знания.

Я помню, как однажды (все они, очевидно, читали одну и ту же энциклопедию о динозаврах) все пришли и попытались рассказать мне, что такое динозавры. В какой-то момент я очень непедагогически сказал следующему мальчику: «Знаешь, если ты сейчас начнешь мне перечислять динозавров, я буду кричать!» Потому что это уже просто невозможно…

То есть дети готовы показать то, что нюхают. Редкие подростки способны говорить о себе, о чем-то важном. Что касается взрослых, то это зависит, скажем так, от внутреннего локуса контроля и от внешнего. Люди делятся на две равные половины. Некоторые говорят — я плохой, чего-то не вижу. А другие говорят — это учитель или друзья, а сам он хороший, добрый. Все это передается от родителей к детям.

Если родители склонны обвинять политическую систему, учителей, школьную программу, то ребенок их копирует.

«Ни один специалист не понимает ребенка лучше, чем мать».

Как родителям понять, что они не могут справиться с проблемой самостоятельно и пора обратиться за помощью к специалисту?

Во-первых, продолжительность. Если проблема длится и длится. Допустим, вы перевели ребенка во вторую школу или в третий детский сад, и та же ситуация повторяется. Например, он не может найти контакта, или, наоборот, он поверхностно общителен и не строит отношений, или таких же конфликтов с учителями, со взрослыми.Повторение событий означает, что у нас есть проблема, в которой мы должны хотя бы понять, о чем идет речь. Здесь нужно с кем-то посоветоваться.

Продолжительность, то есть надолго. Скажем так, у меня ребенок в истерике, в истерике, ну все истерили в двухлетнем возрасте, а ему уже четыре года, а он все еще падает на пол. Наверное, здесь уже нужно пытаться разобраться в происходящем.

Я считаю, что ни один специалист не знает и не понимает ребенка лучше, чем человек, который находится с ним на протяжении всей его жизни, то есть мать.Если мать тревожится, все как бы говорят — «это обычно, это связано с возрастом» — и мать чувствует, что что-то не так, в этот момент тебе пора уходить. Доверять своим чувствам — это правильно.

«Таких родителей следует немедленно выслать за дверь».

— С кем вам труднее работать: с детским садиком или подростком?

Вы знаете, я не работаю с детскими садами как таковыми. У меня такая идеология — в игрушки играют, я смотрю, что они делают.Самое сложное — с родителями, которые пришли заранее что-то подтвердить. С ними не так уж и сложно, с ними невозможно работать. В принципе, их следует немедленно выслать за дверь. Но я как-то … Этика профессиональная, я этим не занимаюсь, но, в общем, они могут быть прямо на пороге.

«Нет правильного воспитания»

Есть ли в сознании людей четкое различие между «правильным» и «неправильным» воспитанием?

Если кто существует, то он так неправ! Нет правильного воспитания! Мир такой разнообразный… Мы сейчас не в рамках каких-либо традиций. Мы не являемся традиционным обществом, где знали «как». И те самые вариации, которые предлагает нам мир — кормить ребенка по часам, кормить по мере необходимости; уложите ребенка спать с собой, уложите отдельно; играть с ним все время, а не играть вообще; возьми его с собой, оставь его…. А я просто занимаюсь пропагандой точки зрения, что нет ничего правильного, есть какие-то разумные вещи, но их вариативность такова, что выйти за их пределы довольно сложно.

Человек, имеющий совершенно четкую систему убеждений, например, он точно знает, что нужно растить детей согласно доктору Споку (известный американский педиатр, автор книги «Ребенок и забота о нем» — ред.) , он ко мне не приходит. Зачем? У него есть книга «Классика», где все написано. Если книга растрепана и ее съела собака, ее можно найти в Интернете. Просто приходят те люди, которые ищут своего, которые понимают, что нужно как-то думать самостоятельно, но не очень понимают, с чего начать.

«Мы время с чувствами, мы время с словами, делами. Это плохо »

Какие самые опасные методы воспитания распространены? От чего абсолютно необходимо отказаться родителям, чтобы не потерять доверие ребенка и не потерять с ним контакт?

Принцип один, он абсолютно универсален. Нужно стараться как можно реже лгать ребенку. Более того, лгать словами, чувствами, лгать в действиях мы по-разному, и заметьте, я не говорил — не лгите вообще! Совсем не лгать невозможно — мы настоящие люди.Вы должны как можно меньше лгать. Сознательно. То есть, вы понимаете, когда мама кричит ребенку в зоопарке, который куда-то лазит: «Если ты сейчас не перестанешь этим заниматься, я больше никогда не пойду с тобой в зоопарк!». Вы понимаете, что это ложь?

Когда мама говорит ребенку: «Ой, это звонит тетя Света, скажи, что меня нет дома» … Мы время с чувствами, мы время с словами, делами. Это плохо. Это качает отношения. Чем меньше этого, тем лучше будут отношения, тем больше ребенок будет уважать своих родителей.

«Они платили сыну за оценки, а потом обнаружили, что он вынимает горшки у парализованной бабушки за деньги».

Что вы думаете о такой популярной методике, как финансовое стимулирование ребенка: если вы окончили школу на пятерку, держите iPhone?

Этот метод обычно не работает. То есть какое-то время работает, но потом останавливается. Вы должны знать, что, поступая так, вы даете ребенку карт-бланш: вполне возможно купить что-то в семье за ​​деньги.Это ваш сигнал. Ко мне долгое время приходили люди, которые когда-то продавали оценки и забыли об этом, а потом к своему колоссальному ужасу обнаружили, что их подросший сын вынимает за деньги горшки у парализованной бабушки. А мальчика как-то вообще нельзя винить …

В прошлом году в московской школе № 57 разразился большой скандал: одного из учителей обвинили в интимных отношениях с учениками. Как вы оцениваете эту ситуацию? Какой совет вы бы дали родителям, которые внезапно осознали, что это может происходить в школах, и подросткам, которые могут сталкиваться с такими вещами?

Это такая многофакторная, странная вещь, которой я вовсе не являюсь… отнюдь не. Но вот что меня поразило. В какой-то момент мне кто-то прислал ссылки, я прочитал рассказ о том, как эти ребята были полностью пьяны с каким-то учителем в деревне. И тут этот учитель то ли похлопал кого-то по заднице, то ли не похлопал, то ли спал с кем-то, то ли не спал. Я был в полном недоумении и совершенно не понимал, почему обсуждают, спал ли с кем-то учитель, шлепал ли он кого-то по заднице, и совсем не обсуждалось, что дети на даче учителя пьют с ним.

Какой совет родителям? Ну не знаю … Сядь и плачь. А каковы их действия? Если бы они пришли к выводу, что такое может случиться в любой школе, и так не научили бы ребенка отличать добро от зла ​​… Наверное, сядьте и поплачьте.

Вы знаете, я прекрасно помню наш первый порт в переулке, я прекрасно помню некоторые из наших взаимодействий, включая влюбленность в учителей и даже интерес нашего учителя к нашим мальчикам. Но сама система означала, что она будет отдельной.То есть мы, студенты, будем пить портвейн отдельно в переулке, а какие-то любовные, полуплатонические вещи будут отдельно.

«Подростки ранимы, омерзительны, всех раздражают и ходят по краю».

Некоторое время назад в СМИ с удвоенной энергией заговорили о подростковых суицидах. Как вы думаете, эта проблема усугубляется? Есть ли способы борьбы с этим явлением?

Нет, это не так. Он становится более «прожаренным». Готовится.И, кстати, единственное разумное утверждение об этой 57-й школе — это не то, как она там была, такая неловкая, а то, как ее готовят, отвратительно!

А проблема была, есть и будет. Потому что подростки очень уязвимы физически, экзистенциально. Они омерзительны, всех раздражают, раздражают в первую очередь себя. Они идут по краю. И, слава богу, большая часть этого региона проходит, и вступает во взрослую жизнь. Но кто-то ломает эту грань — так было всегда.И чем сложнее общество, чем выше его информационная прозрачность, насыщенность, тем выше риски. И мы ничего не можем с этим поделать. Мы не можем сделать его таким деревянным, как раньше. Мы не можем воспроизвести.

И сегодня из любого неординарного события — «учитель спал с ученицей, девочки откуда-то прыгнули» — делают жареную сковороду. Это отвратительно.

Была такая история в средние века. В одном городе началась эпидемия самоубийств девочек.Очень молодые девушки, которые еще не вышли замуж, закончили свою жизнь, и до того, как очень молодые люди вышли замуж, они были подростками. Они оказались сами собой по разному, потом все плакали и девочку похоронили в белом платье, и даже гроб пронесли по городу, усыпанный белыми цветами. А потом было несколько зрелищ: расстрелы, похороны, свадьбы … И это превратилось в эпидемию. И мэр города решил эту проблему — запретил так хоронить, носить по городу, носить в белых платьях и объявил об этом официально.И самоубийства прекратились. Подростки — что от них поднять! Это исторический факт. Где-то в летописях это написано.

«Вы можете быть кем угодно, но к четырем годам ваш ребенок приобретет хоть какое-то мировоззрение».

За последние годы было принято множество законов, призванных, по официальной версии, защитить детей от опасного воздействия и «вредной информации». Как вы оцениваете эти шаги? И что может сделать для своих детей родитель, который беспокоится о таких вещах?

Я считаю, что детей нужно оберегать от какого-то негативного влияния.Я, правда, не уверен, что это должно делать государство в нынешней ситуации. Ведь у нас государство вполне светское, мы не какая-то религиозная республика. Детей нужно защищать — это правда. Но выбор того, что и как делать, — это фокус в нынешней ситуации — на современном этапе развития цивилизации — семья, может быть, школа … Государство пытается что-то делать, но я не думаю, что это возможно. эффективный.

А родителям я обычно говорю: вы можете быть кем угодно, но к четырем годам ваш ребенок приобретет хоть какое-то мировоззрение.

Если, например, я придерживаюсь христианского мировоззрения, то у меня есть ответы на некоторые вопросы. Я понимаю, что хорошо, а что плохо. Как православный христианин, я учу своего ребенка тому, как я вижу мир. К подростковому возрасту у ребенка это есть — он может соглашаться или не соглашаться с этим, но он знает, что такая система существует.

Поэтому совет родителям, которые хотят научить своего ребенка различать добро и зло — сначала научитесь сами! Осознайте, кто вы и как, с вашей точки зрения, устроен мир.

Когда в этот мир приходит ребенок, все, в первую очередь родители, хотят, чтобы он был счастлив и рос хорошим человеком. Что произойдет дальше? В какой-то момент у нас начинаются сбои, приводящие к обратному эффекту! Factrum перечисляет десять основных заблуждений родителей.

1. Буду жить для своих детей

«Мне есть ради чего жить. Я буду жить для своих детей. Их воспитание — моя главная задача. «


Екатерина Мурашова © Сноб.ru

Никто не может быть мишенью для кого-либо — это слишком большая ответственность, которая ложится на плечи новорожденного. Если я живу для тебя, ты должен мне что-то ответить, оправдать мои ожидания. Наступает момент, когда ребенок не может этого сделать, из-за чего он начинает чувствовать себя виноватым. Он понимает, какие жертвы принесли ему родители.

Двести лет назад у женщины, вступившей в репродуктивный цикл, было пять или шесть детей, небольшое кладбище мертвых младенцев, и она жила для того, чтобы поставить оставшихся в живых на ноги.Дети отнеслись к этому довольно спокойно, ведь ее самопожертвование разделили все. В наши дни на одного ребенка падает не только мать, которая живет для него, но и бабушки и дедушки с обеих сторон, которые давно его ждали. Для ребенка это сложно психологически, в связи с этим могут возникнуть проблемы. За определенный период человечеству удалось победить детскую смертность и практически все инфекции, косившие целые города. Сохранилось только одно — это психоневрологические заболевания, и они постоянно молодеют: юношеская депрессия, болезнь Альцгеймера, расстройства аутистического спектра и другие.Достаточно одной ошибки, связанной с установкой «мне есть ради чего жить», чтобы обеспечить невротическое развитие ребенка.

2. Игра в демократию

«Ребенок — человек, равный мне. Свобода, равенство и братство ».

Вы видели утку с утятами, как они ходят: мать впереди, а детеныши сзади. Были ли когда-нибудь утята в другом направлении? Конечно, были, только они были устранены естественным отбором.Их съели. В процессе эволюции с помощью естественного отбора отбирались детеныши, способные следовать за самкой или двумя родителями, если воспитание вида осуществляется совместно. И вот ребенок попадает в мир, где ему говорят: «Ты мне равный». В таком мире он вынужден избавляться от взрослых, а это ему не по силам. В результате у нас снова невротизация.

Часто «игра в демократию» уходит корнями в детство родителей.У большинства из них были сложные семейные отношения, поэтому теперь они хотят стать «друзьями» со своими детьми. Как правило, это хиппи-мать-одиночка с сыном, которая на все соглашается, главное, чтобы она его не трогала, и старается «быть хорошей матерью» и другом. Это единственный вариант демократического образования. В большой семье такая ситуация невозможна, потому что всегда кто-то будет выбит. Когда ты ведешь себя как «большая утка», строишь для ребенка мир с его опасностями и «красотой» — это уважение и правильное отношение к нему.Потому что он пришел в мир под вашим покровительством, и пройдет некоторое время, прежде чем он скажет, что он уже вырос и ему пора стать «взрослой уткой».

3. Существует только одна правильная модель воспитания.

«Есть много разных вариантов воспитания, и, вероятно, есть подходящий вариант, который можно найти и использовать».

Населению нужны дети, которые умеют четко следовать инструкциям, но ему нужны и те, кто умеет их нарушать.Единственный критерий, на который вы должны полагаться при рейзе, — это вы сами. Что, если старшее поколение помешает обучению? Например, вы запрещаете дочери играть с макияжем, но она идет к свекрови, а она дает ей свой. Как же тогда установить границы?

Вы должны понимать, что дедушки и бабушки — что бы они ни говорили — абсолютно правы, потому что неправильных моделей просто не бывает. Более того, вы уже воспитывались по одной из этих моделей.Мы не должны бояться сказать им: «Спасибо, дорогие, за ваше мнение, но это моя семья и мой ребенок, и он будет поступать так же, как и мы. Но спасибо, потому что ты прав. «Будет граница: косметику свекрови взять можно, мою — нельзя. Взлома шаблона в головах детей не будет».

Моя старшая дочь в пять лет была совершенно самостоятельным ребенком. По выходным я водил ее к бабушке и прабабушке. Воспитавшая меня прабабушка после инсульта перестала меня узнавать.Но она прекрасно узнала мою дочь, и, более того, когда я ее привел, она как будто включалась и вела себя совсем по-другому. Выглядело это так: дверь открывается, моя самостоятельная дочка выходит в коридор, ложится на спину, поднимает ноги вверх и говорит: «Ты, Галя (это моя мама), сними сапоги, а ты, буля (сокращенно бабушка) неси булочки с корицей ». Мне стыдно намекнуть, что, может быть, если не мыть руки, то хотя бы сначала раздеться, а потом булочки. На что бабушка, шаркая тапочками, с подносом булочек в руках, мне отвечает: «Пусть малыш съест первую булочку в коридоре, что не так?» И кидает туда булочку.Что я мог возразить женщине, которая меня вырастила, которая меня больше не узнает? Все, что мне нужно было сделать, это выйти за дверь и исчезнуть.

Через два дня я получил ребенка, и как только она переступила порог, одним нажатием кнопки были включены границы, по которым она жила дома. Дети умеют различать границы, главное, чтобы они были четко очерчены. Наша задача — рассказать ребенку, в каком он мире, и сформировать собственную модель воспитания.

4. Ребенок самостоятельно справится с учебой

«Они не делали со мной уроки, но я учился. Я вырос нормальным человеком, а значит, есть какая-то гарантия ».

Эта позиция логически последовательна, за исключением одного: вы не ваши родители, ваш ребенок — это не вы, и мир, в котором вы воспитываете своего ребенка, не тот, в котором вы выросли. Ребенок может отличаться темпераментом, силой нервной системы и другими параметрами, о различиях в окружающей среде говорить не приходится.Поэтому использование чужих моделей и тем более отпускать все само по себе — не лучший способ решить проблему. Есть шанс, что ребенок со всем справится самостоятельно и сможет многого добиться, но чтобы увеличить этот шанс, помогите своему ребенку.

5. Морковь и кнут

Метод кнута и пряника: положительное и отрицательное подкрепление.

Есть два типа людей, которые не воруют. Одни опасаются, что их отправят в тюрьму, другие чувствуют, что испачкаются в этом.Только первый тип можно вырастить с помощью «кнута и пряника». Второй тип — чувства, заложенные значимыми людьми с детства. Нет внутреннего морального закона, есть что-то, что когда-то было заложено в нас, хотя мы этого не помним. Отрицательное подкрепление может только остановить нежелательное поведение. Чтобы развить хорошие привычки, нужно помнить о положительном подкреплении. Когда ваш ребенок делает что-то хорошее — особенно если он делал обратное в подобной ситуации раньше, — скажите ему, насколько это хорошо.Ребенок хочет быть хорошим и будет пытаться повторить их, отмечая похвальные моменты.

В то же время проецируйте эти чувства на себя: нет смысла говорить, что ребенок поступает хорошо или плохо по отношению к другому человеку, единственный человек, чьи эмоции и чувства волнуют его, — это вы. Возьмите на себя ответственность.

6. Дети — не животные

«Методы, применяемые к животным, неприменимы к детям: это аморально».

Это ошибка.Когда рождаются дети, они на 80% состоят из мелких животных. Гуманизация начинается практически сразу, но происходит постепенно. Пока ребенок маленький, в нем много животного. И то, что касается выращивания котят, щенков и других животных, применимо и к нему. Вспомним условный рефлекс, вызванный приёмом положительного и отрицательного подкрепления.

7. Переговоры с ребенком

«С ребенком всегда можно договориться».

Психолог Лоренц Кольберг построил этапы развития ребенка на основе его нравственного развития.Ребятам предложили условия задачи: есть один мальчик, которому запретили залезать в буфет за вареньем. Однажды, когда никто не видел, он решил взять варенье и случайно уронил чашку; она упала и разбилась вдребезги. А есть еще один мальчик, которого родители попросили отнести поднос с чашками из кухни в столовую. Когда он нес поднос, он случайно споткнулся и разбил все чашки. Затем был задан вопрос, какой мальчик, по их мнению, больше виноват.Дети до пяти лет ответили, что второй, потому что он разбил больше чашек.

Когда вы ведете переговоры с маленьким ребенком, вы должны понимать, что вы пытаетесь вести переговоры со структурой, которая существенно отличается от вас в интеллектуальном, психофизиологическом и морально-этическом плане. Иногда приходится говорить, что так будет, потому что вы старше и опытнее. Как работает электрический ток, объяснять не нужно, ведь ребенку все равно, он просто хочет засунуть пальцы в розетку.Приступать к переговорам нужно тогда, когда у ребенка сформировались представления о причинно-следственной связи и он начинает задавать вопрос «почему», на который вы будете обязаны ответить. Это созревание обычно происходит через три года.

8. То, что правильно для меня, правильно и для ребенка.

«Если что-то для меня очевидно, ребенок рано или поздно это поймет. Если я считаю, что образование абсолютно необходимо, он тоже начнет так думать.«

Ошибочно полагать, что если учитель в школе говорит, что ваш ребенок умный и ему просто нужно попробовать еще немного, или вы приводите ему примеры других детей, которые взяли на себя их ум, или ссылаетесь на авторитетных людей, тогда рано или поздно ребенок поймет, что нужно, взяться за учебу. То, что для вас очевидно и правильно, для него не очевидно и неправильно. И сколько бы вы ни объясняли ребенку, мало что можно изменить.

9.Я лучше знаю что ему нужно

«Я старше и умнее своего ребенка, поэтому лучше знаю, что ему нужно».

Логически это закономерно, у ребенка действительно гораздо меньше информации, силы, способности формировать причинно-следственные связи. Но он не ты. То, что нужно, ребенку может совсем не пригодиться, потому что он другой, у него могут быть совсем другие потребности. Вы можете попытаться рассказать ему о своих взглядах, но в то же время показать, что это ваше мнение: «мне кажется», «я так думаю».«Не говорите, что для всех очевидно, что необходимо высшее образование. Это очевидно для всех, кроме тех, кто уже нашел свое место в жизни и счастлив без него.

10. Ребенок решит мои проблемы

«Мой ребенок пришел в этот мир, чтобы я могла решить некоторые свои проблемы».

Это может быть одиночество, восстановление гармонии в семье или надежда на заботу в старости. Есть феномен мамы-аниматора. Выглядит это так: «Утром у нас 15 минут занятий с кинетическим песком, потом карты по Гленну Доману, после чего полчаса учимся по Дюшену, потом прогулка, там мы кормим уток, при этом время выучить латинские имена, потом обед и пятнадцать минут ролевых игр, потом моделирование… »Такая мать не могла реализовать свои собственные потребности и теперь проецирует их на ребенка, фактически взаимодействуя с собой.

Проблема в том, что через какое-то время она вдруг обнаруживает, что за всем этим стоит живой человек, со своим мировоззрением и интересами. И когда он начинает отставать от определенного уровня или отказывается делать то, что ему не нравится, такая мама впадает в депрессию, потому что она уже все распланировала. Положительного выхода из этой ситуации нет.Рано или поздно это коснется и родителей, и ребенка. Ребенок приходит в мир не для того, чтобы вы решали свои проблемы. Он приходит как новое существо, и решать ему, а не вам. Мир творит через вас что-то новое, и это настоящее чудо.

— У меня двое детей тринадцати и четырнадцати лет, но дело не в этом. Мой онколог направил меня к вам на консультацию …

Женщина выглядела как заявление. Простые люди «положи гроб красивее» полностью описали представленную мне картину.Я определила ее возраст примерно по возрасту детей с поправкой на болезненное состояние — где-то 42-43 года.

«В следующем году мне исполнится пятьдесят», — сказала женщина. — Дети опаздывают, мы с мужем почти десять лет пытаемся зачать ребенка, обследовались, лечились …

Немного взбодрилась. Оказалось, что, несмотря на стресс и болезнь, моя гостья выглядит моложе своего возраста.

Конечно, как и любой практикующий психолог, я слышал апокрифические истории о случаях лечения рака с помощью психотерапии.Дело не в том, что я им не верю … мир полон чудес и загадок, и я это очень хорошо знаю … Но здесь и сейчас?

Интересно, почему онколог отправил ее в детскую поликлинику к семейному психологу? Действительно, в онкологии вроде бы есть какая-то психологическая служба, знакомая с особенностями контингента … Наверное, имел какое-то представление …

— Расскажите о своей семье.

— Чем вы занимаетесь? Ты работаешь? Где? — Может, она сможет ответить на нейтральные вопросы?

— Понимаете, в каком-то смысле я человек искусства, закончил театральный, актерский факультет… Больше года назад муж ушел к другой женщине. Абсолютно гормональный, учебник истории. Она моложе меня ровно на четверть века. Я знаю, что это происходит постоянно, но почему-то просто не могу с этим справиться. Мой муж — режиссер, мы когда-то вместе учились, потом все разделили на две части — успехи, неудачи. Нам многие завидовали, в актерской среде, понимаете, скандалов больше, чем гармонии, и у нас был теплый день открытых дверей. Потом с детьми не получилось, сначала лечилась, потом выяснилось, что у него тоже проблемы.Мы много лет надеялись друг на друга. Собирались даже забрать детей из детского дома — обязательно двоих, подумали, наверное, брата и сестру или двух братьев. Но и здесь нам наконец повезло, одна из десятков приемов принесла успех. Господи, какое это было счастье! И — после всех ожиданий — дважды подряд! Уложили сыновей спать и час постояли над их кроватями — любуясь. А потом на кухне почти до утра разговаривали за чаем — и не могли остановиться.Нам всегда было о чем поговорить друг с другом!

Мы почти не дрались. Никогда. И теперь тоже — он утверждает, что скучает по мне как собеседнику. Он, должно быть, думает, что со своей молодой женой говорить не о чем. Она, знаете ли, для кого-то другого. По его словам, я все преувеличиваю и ничто не мешает нам оставаться друзьями. Ничего, кроме его предательства …

— Мальчики общаются с отцом?

— Старший — да, он более … практичный? Младший эмоциональный, он видит, что со мной происходит, не может простить.

— Со-ак. А вы?

— Половина женщин, которых я знаю, прошли через нечто подобное. Я думал, что справлюсь. Не знаю почему … У меня не получилось. Мне стало больно. Нам сделали операцию — к счастью, на ранней стадии. Онколог сказал: «Либо ты как-нибудь решишь свою проблему, либо … либо пожрет себя …» Вы понимаете, что он имел в виду … Это страшно …

Я молча кивнул в знак согласия.

И она уже знала способ, который, скорее всего, мог бы ей помочь.Одна загвоздка: он не укладывался в этические каноны. И не в каноне врачебной этики, а в целом … Имею ли я право?

Женщина на удивление хорошо молчала — не напряженно и в то же время внимательно. Актриса сделала паузу.

Подумав немного, я принял решение. Ведь я здесь и сейчас работаю в интересах детей. А где-то там есть два мальчика-подростка, которые только что пережили отъезд отца, и если что-то радикальное не будет сделано, они очень скоро могут остаться без матери…

— Послушай меня! Вы прожили со своим мужем более двадцати замечательных лет. Вы прекрасно поняли друг друга и разделили беды и радости пополам. Он подарил вам двух чудесных сыновей. Друзья годами греются у вашего общего очага. Но в мире ничто не длится вечно. А теперь его больше нет … — женщина вздрогнула, но не издала ни звука. Мое внимание привлекли огромные темные глаза. Я смотрел прямо в них, в черные глубины ее болезни.- Ушел, умер, попал в параллельный мир, похищенный инопланетянами — какая разница. Его там нет! Но его любовь будет с тобой и с мальчиками навсегда … Он не предал тебя. И никто не отнимет у вас воспоминания о нем и вашем общем счастье.

Актриса средних лет немного подумала, потом, как будто что-то поняв, щелкнула тонкими пальцами.

— А этот, кто сейчас …?

«Да, кажется, его место занял кто-то другой», — пожал я плечами.- Ну не трать же добро зря. Этот кто-то вроде похож … немного … Иногда можно даже в хозяйстве использовать … Но вы сами понимаете, насколько бледна эта копия … Она просто не может вызвать в вас никаких чувств, потому что вы помните единственный …

— Кажется, я вас понимаю … — в глубоких глазах актрисы загорелись огоньки.

Когда через несколько месяцев она снова пришла ко мне, я вздрогнул. На ней был строгий черный костюм, черные ботинки на пуговицах и шляпа с черной вуалью.В руках — букет желтых роз.

— Это для тебя! — сказала она и откинула вуаль.

Если честно, я ее с трудом узнал. Без кругов под глазами, прекрасный цвет лица.

— А ..? — я неопределенно потянулся, начиная догадываться.

— Да-да, траур еще не снял, а вам что? Ведь столько лет … Вы знаете, когда я был маленьким, мы жили недалеко от Волковского кладбища. А я была романтичной девушкой, ходила туда гулять и еще ребенком заметила заброшенную могилу… Есть такой полустертый портрет красивого молодого человека, чем-то похожего на моего мужа. Сейчас я с ней работала, поправляла забор, сажала цветы …

Мне было очень неуютно. Интересно, кроме посещения могилы она чем-нибудь занимается?

— А-а ..? Здоровье? — хотя все было видно и так.

— Да Да! — не скрывая торжества, сказала женщина. — Вот почему я пришел. Вчера онколог отпустил меня и сказал, что раньше, чем через полгода или год, он не хочет меня видеть.Я пошел работать — у меня театр-студия для подростков, очень современный, мы ставим Лукьяненко, вы знаете такого писателя? Рассказ «Трон» — это фантастика о том, как важны для ребенка родители … Оба моих сына тоже играют. Я снова живу! Память о муже и нашей любви придает мне сил. Все мои друзья и подруги рады, что я снова с ними! И как я рада …

— Ооо … — сказал я. — Хорошо …

И добавила себе: «Больше никогда!» — Говорят, что победителей не судят, но все же это было очень неэтично с моей стороны.Интересно, знает ли бедняга-режиссер, как его первая жена пережила развод?

ВВЕДЕНИЕ

Здоровье или болезнь?

Здравствуйте дорогие родители и воспитатели!

Сначала познакомимся. Я возрастной психолог. Еще 10-15 лет назад девять из десяти опрошенных уверенно путали психолога с психиатром. Сейчас ситуация изменилась к лучшему. Психолог — это не врач. Обычно он не имеет полного медицинского образования, не ставит диагнозы и не назначает лекарства.Психологи в основном работают с психически здоровыми людьми. Психиатры работают с психически больными — врачи по базовому образованию. Основные направления работы психолога — это психологическое тестирование (не имеющее ничего общего с тестами, опубликованными в популярных газетах и ​​журналах), индивидуальное или семейное консультирование, индивидуальная, семейная или групповая психотерапия. Сегодня существует огромное количество тестов, методов и направлений психотерапии, которые психолог может использовать в своей работе. Понятно, что ни один психолог не использует их все.У каждого практикующего психолога или психотерапевта есть любимый набор методик, который он периодически обновляет или расширяет.

Вот уже несколько лет работаю психологом-консультантом в обычной районной детской поликлинике. В основном работаю с семьями. Чаще всего родители приводят старших дошкольников и младших школьников. У них много проблем, и большинство из них будет обсуждаться в этой книге. Часто приходят подростки. Реже — сами по себе, просмотрев сериал или действительно запутавшись в собственной жизни, чаще — по поводу разгневанных или обескураженных поведением ребенка родителей.С некоторыми из них удается установить контакт, с некоторыми, к сожалению, нет. Последние уходят навсегда, а первый обкатывается, а потом, уже пройдя возраст детской поликлиники, проталкивает в дверь повзрослевшие лица, лукаво спрашивая:

— Можно? Это нормально, что я подписался на тебя?

Иногда основная работа происходит с родителями, и они, изменившись, влияют на поведение или даже на здоровье детей.

Часто на прием приглашают всю семью, и тогда это называется семейным консультированием или семейной психотерапией.Часто проблемы ребенка являются отражением проблем семьи в целом, и в этом случае справиться с ними можно только при конструктивном и длительном сотрудничестве психолога и всех членов семьи.

Но независимо от того, кто и с чем приходит ко мне на прием, все всегда начинается с одного и того же вопроса:

— Скажите, а это нормально, если он (она, я, они и т. Д.) …?

Продолжением может быть что угодно, и сам вопрос в этой конкретной форме может не звучать, но он всегда подразумевается.И это, простите за тавтологию, нормально.

Потому что, прежде чем искать причины, вмешиваться во что-то, что-то менять, убирать, добавлять или исправлять, необходимо выяснить, что перед нами: вариант возрастной нормы или это действительно патологическое отклонение?

Ни для кого не секрет, что все дети развиваются по-разному. Есть врожденные различия в темпераменте, наклонностях и способностях. Даже самые маленькие дети приобрели отличия характера, и все это нужно учитывать.Но есть и общие закономерности. Принято считать, что возрастное развитие человека складывается из кризисов и относительно стабильных периодов. Общее количество и точные сроки наступления этих кризисов описываются разными исследователями по-разному и зависят в основном от того, на какой теории личности опирается этот исследователь. Свою периодизацию развития человека выдвинули З. Фрейд (опора на психосексуальное развитие), В. Штерн (опора на биогенетические законы), отечественные исследователи Л.С. Выготский, Д. Б. Эльконин. Существует периодизация социального развития ребенка (А. В. Петровский), нравственного развития (Л. Кольберг), интеллектуального развития (Ж. Пиаже, Ж. Брунер). Одна из самых известных — психоаналитически ориентированная «теория психосоциальных кризисов» американского психолога Эрика Эриксона. Всего Эриксон выделяет восемь кризисов в жизни человека, шесть из которых происходят в период от рождения человека до окончательного созревания. Другие психологи рассматривают кризисы иначе, но все они согласны в одном: наиболее интенсивный рост кризисов приходится на область детства и ранней юности.Тогда вроде бы поспокойнее (хотя многие, конечно, с этим не согласятся).

У каждого кризиса своя цель и задача. Каждый кризис должен быть успешно разрешен. Если этого не происходит, значит, в некоторой степени нарушается развитие. Во время кризисов человек особенно уязвим перед стрессами и негативными влияниями. Именно в периоды кризисов люди чаще всего заболевают различными соматическими и нервно-психическими заболеваниями.

Первый кризис, который переживает человек, несомненно, рождение.Его главная задача — адаптироваться к окружающему миру.

Итак, где-то во второй половине первого года обучения (и, конечно, ближе к его концу) нормально развивающийся ребенок проявляет некоторые признаки страха и недоверия по отношению к незнакомым людям. С друзьями и близкими ведет себя спокойно и доверчиво.

Примерно два года появляется упрямство, иногда в сочетании с откровенным озорством. «Кажется, он меня проверяет!» — говорят о таких детях мамы. Это действительно так, потому что одна из задач этого кризиса — установить границы допустимого поведения.Другая задача — завоевание физической автономии (знаменитое «Я сам!»).

В возрасте четырех-пяти лет большинство детей боятся крупных животных, необычных природных явлений, иногда они серьезно боятся чужих или даже собственных фантазий («Это резкий бяка-нрав, я все придумал. головы … Я ее боюсь! »).

Примерно тогда же — что-то вроде идеологического кризиса. Впервые ребенок задумывается над главными вопросами жизни, часто задает вопросы типа: «Мама, ты не умрешь?», «А я не умру?». и так далее.Этот кризис ни в коем случае нельзя «упустить» родителям, так как в этот период ребенок категорически нуждается в их поддержке.

Когда ребенок ходит в школу, у него может или не может быть кризис начала школы. Если уровень школьной зрелости ребенка (его определение будет рассмотрено ниже) высокий или средне-высокий, то, как правило, кризиса не происходит.

На этом череда кризисов, конечно, не заканчивается, но рассмотрение кризисов взрослой жизни не входит в нашу задачу и поэтому остается за рамками данной книги.

Итак, первая о чем нужно помнить родителю или опекуну — изменчивость индивидуального возрастного психологического развития .

Второй существования кризисных возрастных периодов , каждый из которых имеет свои особенности.

И напоследок третий : есть симптомы, тенденции и особенности поведения ребенка, которые должны насторожить внимательных родителей и привести их на консультацию к психологу .

Приведенный ниже список, конечно, далеко не полный, но он поможет вам сориентироваться в проблеме. Обратиться к специалисту имеет смысл, если:

— у ребенка проблемы с наследственностью;

— у ребенка родовая травма или другой неврологический диагноз;

— ребенка постоянно беспокоят сон, аппетит и распорядок дня;

— ребенок до года отстает от сверстников более чем на два месяца по любому из психомоторных показателей;

— приучение к чистоте вызывает упорное сопротивление; К трем годам ребенок все еще регулярно писает или какает в штаны;

— к двум годам речь ребенка состоит всего из нескольких слов; в три года ребенок не говорит предложениями;

— упрямство ребенка носит особо «злой» характер, причиняет серьезные неудобства и даже приносит прямой вред самому ребенку или окружающим;

— ребенок чрезмерно агрессивен, регулярно бьет детей, животных или родителей.Не реагирует на увещевания;

— у ребенка много страхов, он не спит по ночам, просыпается с криком, не остается один даже в светлой комнате;

— ребенок часто болеет простудными заболеваниями, имеет целый букет функциональных нарушений;

— детская внимательность, на ваш взгляд, оставляет желать лучшего. Он чрезмерно расторможен, постоянно отвлекается, ничего не доводит до конца;

— вам кажется, что другие дети намного умнее (или глупее) вашего ребенка.Может, он умственно отсталый (или вундеркинд)?

— образовательные проблемы младшего школьника не спешат уменьшаться после интенсивных занятий с ним;

— у вашего ребенка нет ни друзей, ни постоянных друзей;

— в старших классах у ребенка абсолютно нет увлечений или они меняются несколько раз в месяц;

— между ребенком и одним из членов семьи постоянно возникают конфликты;

— вы совершенно перестали понимать, что происходит с вашим сыном или дочерью.Его (ее) душа — для вас «черный ящик»;

— все в школе жалуются на вашего ребенка. Вам кажется, что они несправедливы;

— ребенок часто уходит из дома и вы не знаете, где и с кем он проводит время;

— ребенок совершил одно или несколько действий, которые принято называть асоциальными;

— Ваш подросток полностью забыл учебу. Кажется, ему все равно;

— ваш сын или дочь неоднократно заявляли, что жизнь не стоит того, или в пылу ссоры с вами угрожали покончить жизнь самоубийством;

— отношения между членами семьи настолько сложны и запутаны, что понимаешь: это не может не сказаться на психике ребенка.

Иногда (в последнее время все чаще, поскольку психологическая грамотность населения медленно, но неуклонно растет) ко мне приходят родители, которые просто хотят больше узнать о своем ребенке, как правильно выстроить с ним отношения, как развивать его интеллект и эмоциональность … С такими родителями мы говорим о ближайших возрастных кризисах, которые ждут их ребенка, и о его личностных качествах, и о том, к чему это может привести в будущем, а также о том, как использовать сильные стороны личности и интеллекта ребенка наиболее продуктивно.Это «превентивное» направление работы мне кажется особенно перспективным, потому что известно, что любую проблему легче предотвратить, чем потом решать ее.

Эта книга построена по очень простому принципу. В каждой главе обсуждается одна из проблем, характерных для определенного возраста (например, детские страхи или подростковый кризис). Начало и конец главы посвящены реальному делу из авторской практики. В начале — введение, в конце — анализ проблемы конкретного ребенка или семьи, методы терапии, конец рассказа.Середина главы посвящена научно-популярному изложению всего, что связано с этой проблемой. Опять же, основываясь на многочисленных примерах.

С уважением, Екатерина Мурашова

Конец вводного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «Литерс».

Вы можете безопасно оплатить книгу банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Wallet, бонусные карты или другим удобным для вас способом.

Конец вводного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «Литерс».

Вы можете безопасно оплатить книгу банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Wallet, бонус карты или другим удобным для вас способом.

Конец вводного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «Литерс».

Вы можете безопасно оплатить книгу банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Wallet, бонус карты или другим удобным для вас способом.

— Раннее развитие — многие родители вкладывают в это столько энергии, что другие пугаются — разве мы не опаздываем, если ребенку уже девять месяцев, и он не ходит на развивающие занятия, не слушает музыку Шопена и Бах?

— Мы опоздали.In utero, конечно, нужно было водить его на занятия. С опозданием на девять месяцев, тебе даже не нужно пытаться.

В принципе, мы можем строить отношения с ребенком так, как нам нравится. У нас есть на это полное право. Вы должны исходить из этого: если вы любите много играть со своим ребенком, постоянно склеивайте карточки, и вы видите в этом что-то очень важное в своей жизни — держите столько, сколько хотите.

Хочу быть аниматором — будь им. Никто вам не судья.


— А если, наоборот, совсем не хочется играть с ребенком?

— Тогда и не нужно. Вам нужно искать совместное занятие, которое доставляет вам удовольствие.

Возможно, у вас все в порядке с ребенком, но вас тошнит от карт. Но я люблю кормить уток в парке. Возьмите буханку, сходите утром в парк и покормите уток, наблюдая, как сначала росли цветы, потом образовывались ягоды, потом опали листья, а утки сначала выводили, потом выращивали птенцов.В этот момент вы чувствуете себя хорошо, и ребенок с удовольствием кормит уток.

Утверждение, что есть какое-то правильное поведение, абсолютно неверно. Если мы посмотрим на историю в рамках школьного курса, мы увидим множество способов воспитания потомства.

Так как сейчас традиций как таковых нет , нужно исходить из себя, а не из моды, беспокоясь, что все уже нарезали карты Домана своим детям и купили кинетический песок, а вы не любите карты или песок.Ребенок не читает карточки Домана от мамы. Читает с интересом, искренностью. Чем старше ребенок, тем больше он читает.

— Все-таки нельзя не думать о том, что у ребенка нет ни английских, ни карточек Домана.

— А мы уток кормим. Конечно, родитель несет ответственность за образовательный маршрут ребенка. По крайней мере, до определенного этапа. Но во время занятий положительные моменты должны передаваться от родителей к ребенку. Поэтому есть смысл поискать, что вызывает у родителя положительные эмоции.Те, кто с удовольствием кормят уток, не очень беспокоятся о том, что все остальные разрезают карты.

Одна из самых, пожалуй, болезненных проблем сегодня связана с тем, что современные матери очень часто (до этого вообще не существовало) привносят в своих детей собственную неуверенность. Они не знают, что им нравится — кормить уток, вырезать карты, работать с кинетическим песком. Если мама точно знает, что на заре она любит петь с ребенком хором, как два бабуина, то, по сути, она нашла себя.

Есть много людей, которых не нашли. Поэтому они рожают ребенка, помещают себя в его реальность и взаимодействуют с собой: что еще я бы там сделал для себя?

Таким образом, главная задача — найти себя, и ребенок приспособится, как это было во все исторические периоды и везде.


— Мне попадались утверждения, что сегодня дети, которые много получали домашнее образование, потом не учились по школьной программе, потому что они уже все знают, и сначала им это не интересно, а потом они уже не могут интегрироваться в школьную программу. самообразовательный процесс, потому что им не привыкли заниматься.Вы сталкивались с такими ситуациями?

— Да, сделали. Если вы построите образовательный план вашего ребенка так, чтобы он научился читать в трехлетнем возрасте, тогда вам следует подумать о том, что вы будете делать для него в семилетнем возрасте. Ребенку не обязательно уметь читать в трехлетнем возрасте. В трехлетнем возрасте ему нужно решать совершенно другие психологические проблемы. Закон Ломоносова-Лавуазье никто не отменял: если что-то куда-то добавляется, где-то что-то уменьшится. Если научить ребенка читать, то за счет чего-то.У нас нет ниоткуда лишнего.

Хвалить или не хвалить?

— Конечно, хвалить.

— Хвала: «Молодец!» — или: «Вы сейчас очень хорошо вымыли всю эту посуду»?

— Хвалите, если вам что-то нравится. От себя и хвала: «Боже, как мне нравится твой рисунок. Особенно меня это ткнуло. Это швейная машинка или птичка? Птица? У нее такое выражение лица, я такой высокий. «Делайте это искренне. Без положительного подкрепления не будет развития.

— Как вы относитесь к идее такой похвалы, когда мы сознательно хвалим те качества, которые хотим видеть в ребенке? Например, мы хотим, чтобы наш ребенок рисовал или делился своими игрушками. И в тот самый момент, когда он вдруг неожиданно поделился, мы говорим: «Ваня, ты просто такой …» — и отмечаем те качества, которые нам нужны.

— Время в песочнице, когда дети роются в песке, а родители сразу сидят в мобильном телефоне, читают соцсети — не зря? Разве не лучше пойти покормить уток с малышом или поговорить с ним о жизни?

— А что мешает посидеть в песочнице, а потом пойти кормить уток, что-то процитировать ребенку?

— Иногда кажется, что сейчас я ребенка никак не развиваю, он там один в песочнице, а я тут ерундой страдаю…

— Давай. В общем, в этой жизни мы в той или иной степени ждем, когда все закончится. Вы можете подумать, что мы не сидим в песочнице. Сидим, как мило. Я только против того, что в это время мама вместо того, чтобы заниматься самостоятельно, искала в Интернете, как развить ребенка. Чтобы она вкладывала в ребенка самореализацию.

— Почему это плохо?

— Потому что ситуация зацикливается. Нет вектора развития.И есть очень большая опасность, что она скажет: «Я отдал тебе всю свою жизнь. Я играл с тобой в кинетическом песке, который мне не сдавался. И он очень грамотно ответит: «Я тебя спрашивал?» Это произойдет потому, что ребенок — отдельный человек, и этот человек в какой-то момент обязательно перестанет удовлетворять свои желания.

Должен ли я вернуть

— Как отдать и можно ли вернуть? И вообще, что делать с ребенком в школьной атмосфере драк.

— В школе — вообще ничего.

— Раньше?

— Да. В школе действуйте только в одном случае — если ребенка судят козлом отпущения, и им это удается. Хватай и тяни немедленно.

— В другую школу?

— Где угодно. Сначала выйдите оттуда, затем с психологом и с собой, чтобы проанализировать, что произошло.

— Что делать, если ребенок заводится, но ребенок нам об этом не рассказывает?

— Вы ничего не можете сделать, вы об этом не знаете.

— Но есть некоторые признаки, по которым можно это определить.

— Если у вас есть ощущение, что ребенок уязвим: например, он пошел в пятый класс новой школы, где класс уже организован, и ваш ребенок ни в коем случае не лидер, в то же время мальчик , очень внимательно следи. Спроси учителя, устрои вечеринку. Если он говорит, что ему некого пригласить через несколько месяцев после переезда в школу, подойдите к учителю и узнайте, что происходит.

Когда дело доходит до издевательств за пределами средней школы, ребенок отключается до тех пор, пока он надеется, что сможет с этим справиться. В момент, когда ситуация достигает пика, он чаще всего отказывается ходить в школу. В 4-м, 5-м, 6-м классе средней школы закрытие бывает не всегда. В какой-то момент ребенок ломается и рассказывает. Старшие совсем другие. Но в старшей школе родителям почти нечего вмешиваться.

— Драться или не драться в школе?

— Требование, чтобы ребенок дрался, если он не дрался, почти всегда неконструктивен.Имеет смысл рассказать о своей позиции и своем видении ситуации. Но для этого нужно иметь свою позицию и четко ее осознавать.

Есть дети, которые не поднимают руку, чтобы ударить другого. Естественно, такого ребенка нужно стимулировать. И наоборот, есть дети в принципе агрессивные. Тогда мы говорим о сдерживании агрессии, хотя бы в рамках «борьбы с равным или превосходящим».

Не теряйте связь …

— У меня перед глазами совсем разные истории моих одноклассников — чьих-то родителей просто заставили получить желаемое образование.Кто-то пустил все на самотек. Как вы думаете, правильно ли строить отношения с ребенком, когда есть какое-то определение жизни?

— Мы не должны перекладывать ответственность на ребенка, мы должны взять ее на себя и сообщить ему, как вы собираетесь вести себя и что из этого может получиться. Например: «Моя зайка, я принял решение. Я не буду вмешиваться в ваш выбор и дам вам возможность сделать это самостоятельно. Если вы что-то сделаете, я вас поддержу. Я могу профинансировать платное обучение в определенной сумме.Если нет, то иди в армию. Вернувшись из армии, вы ищете себя. Я поддержу вас в любом случае. «

Вариант второй: «Банни, мы все врачи на протяжении пяти поколений. Нравится вам это или нет, но вы станете врачом. Я заплачу только за мед. Если ты решишь стать киноактером, давай, зайка. Если не войдешь — армия тебе не светит, у тебя «белый билет», ты пойдешь на работу. «

— Многие родители боятся упустить момент, когда потеряют внутренний контакт с ребенком.Какие основные из них приводят к этому?

— В тот момент, когда начинается отрочество, не лезть. Напротив, быстро сделай два шага назад со словами: «Знаешь, зайка, я уползаю. Я чувствую, что что-то пошло не так. Я жду, когда ты выйдешь », и уйду. Если это сделать раньше, «кролики» пугаются и сами прибегают. А если надавить, искать откровенности, ребенок закроется.

Когда контакт уже утерян, остается только дождаться окончания подросткового возраста и потом попытаться установить отношения «взрослый — взрослый».


— Ребенок может ошибаться и многое испортить себе в жизни.

— Да, согласен, такая опасность есть. Но этому не помешает то, что вы к нему залезете, стучите там, где вам не позволят.

— А как это предотвратить?

— Осознание ребенком полноты родителя, его невмешательства и в то же время его готовности оказать поддержку. На 100 процентов это не поможет, но на 80 процентов — да.

Некоторые родители ошибаются …

— Если у родителей есть разногласия по поводу одной и той же ситуации — один ругал ребенка за поступок, который другой считает нормальным?

— Выскажите свое мнение. Говорите, как вы себя чувствуете — что, по вашему мнению, в этом нет ничего плохого. Отдельно, не в присутствии ребенка, обсудите это с супругом. Ребенок живет в полярном мире. Если дома вам разрешают ставить ноги на стол, то в школе вы получите то же самое по полной программе.Когда мы гуляем с папой, мы всегда заходим в стеклянную комнату, где папа покупает себе стакан водки, а я — сухариков. Когда мы гуляем с мамой, мы никогда не ходим к рюмке, мы все время кормим уток. Вот так, у мамы такая психотерапия.

— За время работы психологом изменились ли дети?

— Да. Они стали более разными. Если в детстве все двенадцатилетние были примерно одинаковыми, с примерно одинаковым набором знаний и навыков, то сейчас разброс во много раз больше.Вы можете встретить двенадцатилетнего ребенка, с которым разговариваете как взрослый. Он мотивирован, представляет мир как систему, видит свой путь, готов обсуждать. И вы можете встретить двенадцатилетнего ребенка, который хочет предложить соску.

— У вас сложилось впечатление, что дети больше ориентированы на гаджеты?

— Да, конечно. Но так мир развивается. Нельзя сказать, что предыдущее поколение выросло менее ориентированным на гаджеты, потому что гаджетов не было.Ни один родитель не хочет, чтобы их ребенок вписывался в матрицу. Что ж, работайте над этим.

— А как?

— Закон Ломоносова — Лавуазье: где-то что-то прибавится — где-то уменьшится. Я вижу родителей, которые живут в реальном мире, и они классные. И я вижу их друзей, которые тоже живут в реальном мире, и они классные. Есть шанс.

— Как я могу к вам обратиться за консультацией? И возможно ли это вообще?

— Кан.Консультирую в 47-й детской поликлинике в Санкт-Петербурге, больше нигде. Попасть туда очень сложно, потому что я в основном принимаю тех, кто привязан к моей клинике. Мое первенство, конечно, жители северо-запада, у которых нет других психологов. Прошу сначала их записать.

Москвичи в этом плане вполне счастливые люди, у вас есть психологи, как необрезанные собаки, всегда можно найти специалиста, а тащить из Москвы в Питер на одну консультацию с женщиной, книжка которой вам понравилась — ерунда.А как выбрать психолога — это, конечно, очень серьезный вопрос для Москвы.

— Как найти ребенку хорошего психолога?

— Решив обратиться, прежде всего, нужно понять, что примерно до одиннадцати лет все проблемы ребенка рассматриваются только в контексте семьи. Можно смело отказаться от идеи взять куда-нибудь четырехлетнего малыша, чтобы с ним работал психолог.

После одиннадцати могут появиться собственные проблемы, связанные с взаимодействием в обществе, которые уже имеют довольно слабое отношение к семье.Но для большинства психотерапевтические возможности открываются еще через полтора года.

Куда пойти с семьей?

Теперь это то место, где медицина была в 17 веке. Как в медицине того времени не было общего понятия болезни, так и в психологии нет общего понятия личности. Поэтому разные психологи будут называть свои версии проблемы.

Для каждого рода действует отдельное направление психологии.Если, например, ребенка заперли в холодильнике, он там сидел, чуть не умер, теперь он боится всего, что заперто — он не сидит в туалете, не ездит на лифте, эта проблема решается с помощью помощь поведенческой психотерапии. Если проблема в непонимании между людьми, неумении что-то сказать — это гуманистическое направление.

Если человек запутался, он не знает, что делать — когнитивная психотерапия.

Если он чувствует, что с его личностью что-то не так, хочет стать другим — это для аналитиков.

Ищем направление для проблемы. Внутри направления ищем людей, которые так говорят: занимаюсь когнитивной психотерапией, решаю такие-то, такие-то проблемы.

Если на сайте психолога написано: «Я исправляю судьбу, решаю все проблемы детско-родительских отношений, а также помогаю неудачливым детям стать успешными», — это вам не подходит.


— Можно ли заранее понять, хороший ли психолог? Отличить профессионала от непрофессионала?

— Универсальный хороший психолог — из области фантастики.Например, тот, кто помог вашей подруге изменить ее жизнь к лучшему, может не помочь вам. Предсказать невозможно.

— Отвести ребенка к человеку, который может оказаться непрофессионалом, страшно.

— Вы не забираете ребенка. Дело в том, что профессионал, если мы не говорим о подростке, будет работать с семьей. Вы будете знать, что происходит. Это не игровые занятия, в которых вы опередили своего ребенка и через некоторое время обнаружили изменения.Психолог может поговорить с ребенком отдельно, хотя с четырехлетним он не будет.

EdHeroes • Образование 2021: Семья в фокусе

Пандемия показала, что семья стала главной платформой для образования и воспитания ребенка. Выяснилось, что всем, кто связан с образованием — родителям, учителям, детям, специалистам и образовательным организациям — пришлось ответить на беспрецедентные вызовы.

В ответ на глобальную неопределенность образование должно быть согласовано с интересами семьи.Ключевая миссия — поддерживать семьи по всему миру на пути к успеху и благополучию, предоставляя им доступ к качественному образованию.

Мы призываем образовательную экосистему сосредоточиться на потребностях семьи, которые вытекают из миссии семьи — воспитывать компетентного человека, гражданина, который может творить, любить и выбирать.

Подписано:

• Игорь Рыбаков, председатель правления и соучредитель Рыбаковского фонда (Россия)

• Екатерина Рыбакова, основатель фонда «Университет детства», президент, член совета и соучредитель Рыбаковского фонда (Россия)

• Гарри А.Патринос, руководитель практики Всемирного банка по образованию (США)

• Сесилия Вака Джонс, исполнительный директор, Фонд Бернарда ван Лира (Нидерланды)

• Тутта Ларсен, теле- и радиоведущая (Россия)

Венди Копп , генеральный директор и соучредитель Teach For All (США)

• Мине Джиханоглу, доктор философии, психолог по развитию и клинический, независимый исследователь и тренер (Турция)

• Сергей Плахотников, заместитель директора по развитию начальной школы начальной школы «Новая школа» (Россия)

• Тигран Шмис, старший специалист по образованию Всемирного банка (Россия)

• Борис Булаев, генеральный директор и соучредитель компании Educate! (СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ)

• Надя Папудогло, журналист, медиаменеджер, автор книг для родителей, главный редактор онлайн-журнала об образовании и воспитании детей «Мел» (Россия).

• Люсия Брайкович, Ph.D., специалист по образованию, Всемирный банк по образованию (Хорватия)

• Катерина Мурашова, семейный психолог, писатель, автор книг для подростков (Россия)

• Эффи Бакцевана, учитель музыки, автор новаторского метода обучения, глобальный педагог (Греция)

• Денис Баринов, руководитель Kaspersky Academy, «Лаборатория Касперского» (Россия)

• Денис Николаев, специалист по образованию, глобальная практика образования, Всемирный банк по образованию) (Россия)

10 лучших ошибок Падрес де Фамилия Псиколога Катерина Мурашова.Страница 1

Знакомая психология и обозреватель изданий «снобов» Катерины Мурашова hablaron de los errores más comunes que los padres. Por supuesto, los hace no desde la estupidez, pero a partir de celo y la ansiedad, algo va mal. No hay que preocuparse, anima a Katerina. Todo va a estar bien. Cuando un niño entra en el mundo, todos, en primer lugar los padres quieren que sea feliz y se crió un buen hombre. ¿Qué ocurre entonces? En algún momento hemos fallas comienzan a ocurrir, resultando en el efecto contrario!


1.Voy a vivir para sus hijos, «Tengo un motivo para vivir. Voy a vivir para sus hijos. Su educationación — mi tarea Principal» Blog

. Nadie puede ser objetivo para cualquier persona — es una responsabilidad demasiado grande que cae sobre los hombros del recién nacido. Si vivo para usted, usted me debe algo de Responder, cumplió con mis expectativas. Llega un momento en que el niño no puede hacer, porque lo que empieza a sentirse преступный. Él entiende los sacrificios padres han pasado por él.
Hace doscientos años, una mujer que entró en el ciclo reproductivo, tenía cinco o seis niños, un pequeño cementerio de bebés muertos y vivió para criar a los sobrevivientes. Los niños perciben con bastante calma, porque su sacrificio fue dividida en absoluto. Ahora menudo un niño cae no sólo la madre, que vive por él, e incluso los abuelos de ambos lados, que durante mucho tiempo de espera para él. Para el niño, es diffícil psicológicamente, en este sentido, no puede haber issues. En cualquier período dado de tiempo la humanidad ha logrado ganar las muertes infantiles y prácticamente todas las influencciones que diezmaron poblaciones enteras.Se ahorra una sola cosa — enfermedades neuro-psiquiátricos, y son siempre más joven: la depresión juvenil, enfermedad de Alzheimer, trastornos del espectro autista, y otros. Total de un error asociado con la instalación de «Tengo un motivo para vivir» es suficiente para garantizar el desarrollo del niño nerótico.
2. El juego de la democracia «niño — igual a mi personalidad.. Libertad, igualdad y fraternidad» Blog que ven un pato con patitos mientras caminan: en primer lugar la madre y su cría.¿Hubo alguna vez patitos, que iban en la otra dirección? Por supuesto que hubo, pero fueron excluados por la selección natural. Se comieron. En el processso de la evolución por medio de la selección natural fueron elegidos joven, capaz de seguir la hembra, o dos padres, si la formación de tipo se lleva a cabo de forma concunta. Y el niño entra en el mundo, donde se le dice: «Usted es igual a mí como persona». En un mundo así, se ve Obligado a disponer de las personas mayores, y es demasiado para él.Como resultado, tenemos de nuevo la невроз.
Меню «juego democrático» распродажа де лас рас ан ла инфанция лос падрес. La mayoría de ellos tenían una relación Difícil en la familia, por lo que ahora quieren ser «amigos» con sus hijos. Como regla general, se prihippovannaya madre soltera con un hijo, que están de acuerdo en todo, con tal de que no le toca, y ella está tratando de ser «buena madre» y otra. Esta es la única versión de la Educación democrática. En una gran familia, esta situación es imposible, porque siempre hay alguien que se destacan.Cuando está comportando como un «gran pato» construir para el mundo infantil, con sus peligros y «hermoso» — este es el respeto y el comportamiento adecuado para él. Porque él vino al mundo bajo su ala, y que le llevará algún tiempo antes de que pudiera decir que ha crecido y es el momento para meterse
3 «pato adjto». Нет sólo es cierto modelo de Educación «Hay muchas opciones diferentes para la education y, вероятно, en algún lugar hay un derecho que es necesario encontrar y utilizarlos».
Poblaciones necesitan los niños que son capaces de seguir cuidadosamente las Instrucciones, pero la necesidad y las que es capaz de romperlos. El único criterio para la cual se basa en la education — es usted. ¿Qué pasa si en la Educación interviene generación de más edad? Por ejemplo, usted lo quiera a su hija a jugar con su maquillaje, pero ella va a su suegra, y ella le da su propio. ¿Cómo, entonces, de poner límites?
Debemos entender que los abuelos — no importa lo que dicen — toda la razón porque el modelo Equivocado simplemente no sucede.Por otra parte, uno de estos modelos se ha traído. No hay que tener miedo a decir: «Gracias, querida, para su opinión, pero esta es mi familia y mi hijo, y lo hará, como es normal en nuestro país. Pero gracias, porque tienes razón». Se limitará: cosméticos-ley puede tener, mi — но se puede. Ningún hueco plantilla en la mente de los niños no va a pasar.
Mi hija mayor era niño absolutamente independiente es de cinco años. Эль фин де семана, ла льве а су абуэла и бисабуэла. La bisabuela, que me crió, después de sufrir un derrame cerebral dejó de conocerme.Pero mi hija, ella aprendió bien, y, por otra parte, cuando la Conduje, parecía ser Incluidos, y bastante comportado de manera diferente. Se veía así: abrir la puerta, mi propia hija entra en las mentiras del corredor sobre su espalda, levanta sus pies y le dijo: (. Corto abuela) «Usted, Gal (este es mi madre), quitarme las botas, y que , Bull Llevar rollos de canela «. Estoy empezando a insinúa tímidamente que a lo mejor, si no se lava las manos, por lo menos la primera tira, y se desplaza. En mi abuela arrastrando los pies zapatillas, con una bandeja de bollos en sus manos para mí: «Que el primer bebé bollo comer en el pasillo, lo que está mal?» Y lanza al bollo.¿Qué podía argumentar me trajo una mujer que no me conoce ya? Yo sólo tenía que salir por la puerta y desaparecer.
Dos días más tarde me dieron mi bebé, y tan pronto como ella cruzó el umbral haciendo clic en la fronteracluyen aquellos en los que vivía en su casa. Los niños son capaces deferentir entre los límites, siempre y cuando están claramente Definidos. Nuestra tarea — para informar al niño, en qué mundo createda, y forman su modelo de education
4 .. El propio niño para hacer frente a sus estudios, «Conmigo lecciones hizo, pero he aprendido.Crecí una persona normal, Meaninga que hay una cierta garantía »Блог Esta posición es lógicamente consistente, a excepción de uno:. Usted — no sus padres, su hijo — no es cierto, y el mundo en el que se Educa a su hijo, — no es el uno en el que fueron criados. El niño puede ser Diferente en el temperamento, la fortaleza del sistema nervioso y otros parámetros, no es necesario hablar de las diferencias en el medio ambiente. Por lo tanto, el uso de modelos extranjeros, y más aún para dejar que las cosas sigan su curso — no es la mejor solución al проблема.Existe la posibilidad de que un niño pueda hacer frente a todo yo mismo y ser capaz de consguir muchas cosas, sino para aumentar la oportunidad de ayudar a su hijo.
5. Knut y pryanikMetod «palo y la zanahoria»: el refuerzo positivo y negativo
. Hay dos tipos de personas que no roban. Algunos tienen miedo de que serán puestos en la cárcel, otros creen que se ensucian en ella. «Palo y la zanahoria» pueden criar a un niño sólo el primer tipo. El segundo tipo — un sentido de otras inherentes Mongativos desde la infancia.No hay una ley moral interna, es que una vez que hemos establecido en, aunque no lo recuerdo. Con el refuerzo negativo sólo puede detener el comportamiento indeseable. Пара сорт buenos hábitos, es necesario recordar sobre el refuerzo positivo. Cuando su hijo hace algo bueno — especialmente si se usa en una situación como lo hizo, por el contrario, — hablarle de lo bueno que es. El niño quiere ser bueno, y, dándose cuenta de los puntos planteados elogio, tratará de Repetirlos.
En este proyecto los sentimientos de aquellos a sí mismo, no tiene sentido decir que un niño recibe buena o mala en relación con otra persona, la única persona cuyas emociones y sentimientos de su preocupación — es usted.Asumir laponsabilidad.
6. Los niños no son pequeños animales «методики, которые применимы к животным, но не pueden ser aplicadas a los niños: es inmoral» Блог Esto es un error .. Cuando los niños nacen, están en el 80% — los pequeños animalitos. La humanización comienza casi inmediatamente, pero poco a poco. Mientras el niño es pequeño, es mucho el animal. Y las cosas que se aplican a los gatitos de education, los cachorros y otros animales, también, otrajo del seanse le seanse. condicionado, llama a un método de refuerzo positivo y negativo.
7. Las negociaciones con el niño «Con un niño siempre se puede negociar».
Psicólogo Lorenz Kohlberg construyó las etapas del desarrollo del niño sobre la base de su desarrollo mental. la escalada al Buffet si hay un atasco. Un día, nadie ha visto, decidió obtener mermeladas y randomalmente dejó caer la copa; se cayó y se rompió. Y hay otro niño, cuyos padres se les pidió que llevar a cabo de la cocina al Comedor con una bandeja de copas.Cuando llevaba una bandeja, a continación, disparado por accidente y se rompió todas las copas. A continación, se planteó la cuestión como un niño, en su opinión, es más преступный. Los niños menores de cinco años se les dijo que un segundo, porque se ha roto más tazas.
Cuando se llega a un acuerdo con un niño pequeño, es necesario entender lo que está tratando de negociar con una estructura importantamente diferente de usted en los términos intelectuales, psico-fisiológica, morales y éticos.A veces hay que decir, que sería así, porque usted es mayor y más Experimentado. No es necesario explicar cómo la corriente eléctrica, ya que el niño no le importa, lo único que quiere meter los dedos en el enchufe. Para empezar, es necesario negociar cuando el niño va a formar idea sobre la causalidad y que comenzará a hacer la pregunta «por qué», el cual se le Requerirá para Responder. Esta maduración se производит normalmente después de tres años.
8. Lo que es righto para mí, a la derecha y para el niño, Si tengo algo obvio, el niño es demasiado pronto o más tarde entender.Si yo creo que la Educación — una cosa muy necesaria, que también comienza a pensar »Блог и ошибка Creer que si el maestro en la escuela dice que su hijo es inteligente y sólo necesitaba un poco más para tratar, or lo traes. ejemplos de otros niños que vienen a sus sentidos, o se refieren a las personas autorizadas, tarde o temprano, el niño se dará cuenta de que tiene que asumir sus estudios. Lo que para usted es, obviamente, y correctiveamente, no es obvio y es un error para él. Y cómo se podría explicar cualquier niño, no basta con que puede cambiar.
9. Yo prefiero saber lo que quiere, «Soy más viejo y más sabio que su hijo, así que sé mejor lo que necesita».
Lógicamente esto constantemente, el niño es realmente mucho menos información, las fuerzadas form, laar paraar relaciones causales. Pero — no tú. Lo que se necesita, su hijo no puede ser útil, porque es diferente, puede ser muy differentes necesidades. Usted puede tratar de hablarle de sus puntos de vista, sino para mostrar que es su opinión, » yo pienso «,» yo creo «.Никаких decimos que todo está Claire que la education superior es necesario. Es Evidente para todos, excepto los que sin él encontrar su lugar en la vida y ser feliz.
10. El niño a resolver mi проблема «Mi bebé vino a este mundo para que pudiera resolver algunos de sus problemas».
Puede ser solitaria, llenando la armonía en la familia o la esperanza para el cuidado en la vejez. Existe el fenómeno de la madre-animador. Se ve así: «Por la mañana, tenemos 15 minutos de entrenamiento con la arena cinética, entonces por Glenn Doman tarjetas, después de lo cual nos media hora haciendo por Duchenne, luego a pie, donde damos de comer a los patos, al mismo tiempo, aprender los nombres latinos, seguido por el almuerzo y quince minutos de los juegos de rol entonces modelando… «Esta madre no fue capaz de realizar algunas de las necesidades personales y proyectos son ahora en su hijo interactuando de hecho con él.
El проблема es que después de un tiempo, de repente, descubre que detrás de todo esto hay una persona que vive, con su visión del mundo y sus intereses. Y cuando empieza a no llegar a un cierto nivel, o se niega a hacer lo que no le gusta, tal madre cae en una depresión, porque está todo planeado. A partir de esta situación no hay manera positiva a cabo.Tarde o temprano esto afectará a los padres y el niño. Un niño entra en el mundo no es para usted для решения проблем. Se Presenta como una nueva entidad, y debe resolverlo y no usted.
través de snob.ru/selected/entry/107429

Хаски, разведение кошек. Стр. 1

Позвольте представить вам Талли — собаку, которая была выведена кошек и искренне верит, что она кошка.

Талли стал звездой Интернета благодаря блогу своего хозяина Dong_of_justice, рассказавшего о том, как он взял на себя двухлетнюю дрессировку пса, который в прежней «семейной» жизни окружал и обучал только тюленям.

Вообще-то, хаски не совсем совпадают. По словам его владельца, это смесь хаски, маламута, чего-то еще, науке не известного. Внешне он больше похож на маламута, но большинство людей не знают эту породу, поэтому я просто называю ее «Хаски» ».

Однако, будь то какие-то скалы, Талли до сих пор напоминает кошку, случайно принявшую облик собаки. Веб-сайт предлагает узнать, что это влечет за собой.

«Талли всегда лежит под ногами, как кошка».



«Она любит сидеть в коробке».



«И может долго».


«До двух лет другим владельцам привезли свою кошку.»

«На самом деле фотографий кошек у нас нет».

« Как и все кошки, она любит сидеть на подоконнике и молча наблюдать за происходящим ».

«поваляться на солнышке — еще одно любимое занятие Талли».

«День прошел напрасно, если хоть раз не пошалить».

«… И еще раз».

«Кошачий факт: она не любит, когда ее гладят по животу. Она будет смотреть на тебя и тяжело вздыхать, пока ты не остановишься ».

«Меня часто останавливают на улице, чтобы рассказать, какая она красивая.Но я не успеваю ничего сказать, потому что она меня раньше тащит ».

«ленивая, но пластиковая, она не вставала, чтобы осмотреться. Талли просто повернул бы голову ».

«Все это время, надеюсь, вам понравилось!»

через # image5518505

Mit eszik Виктория Боня — Александр хаминский — блог

Úgy tűnik, hogy egy csodálatos dolog — az interneten.Bármelyik pillanatban, bármely részén a világnak akkor beszélni egy barátja, olvassa el egy érdekes könyvet, vagy egy ritka lelet gyorsan szükséges információkat a munkát. Itt van, az ablak a világ minden lakásban. Óriási mennyiségű információ rendelkezésre áll, azt mondják, hogy „nem felkelni a székből.» Архивы a világ könyvtárak, film klasszikus, ingyenes nyelvi programk stb stb — annyi lehetőséget, hogy könnyen találni valamit, ami nem mindig elég idő előtt, a pre-digitális korban. Úgy tűnik.

Mondja el, mit keres, és megmondom, ki vagy. Kérdezd Yandex (vagy «Google», ahogy szeretné), persze, más. Udvariasság böngésző megkérdezi a felhasználót, hogy mely lekérdezések a legnépszerűbb. Ми аз?

«Miért Julia Vysotsky postriglas nalyso», «Miért csatorna Yu megállt megjeleníthető sorozat» Голос Сердца «» miért nem néz a tükörbe, amikor sírsz «» miért nem nézünk a macízünkáe »- e. és kíváncsi elmék korunk.Világ bölcsesség által felhalmozott az emberiség, még kevésbé a kereslet.

Ильен Кесзег Бармильен Эрзельми, выставочный, эльфогулатланский и узбекский, csodálatos és ijesztő.

A mai közönség 35+ — az emberek vzroslevshie komplex kritikus időben a változás korszakok, fokozatosan vált a korszak «az üveg mögött», «ablak» és a «Dom-2telenélevégétélenés» — это változás korszakok. A televízió és internetes közönség a következő generáció — gyermekek, akik olyan gyerekes és zavaros.Felületes. Пилланатный. Primitív mutatják acél szellőző akik egyszer ifjúkorában fosztották valódi «játék az élet», annak minden további részletek is a színek, szerencsétlen utülgyedok egyed. Modern tizenévesek különösen sajnálom, mert VKontakte virtuális élet, mint semmi más elszegényíteni érzelmi állapot, amely lehetetlenné teszi, hogy megszerezzék a szükseks. Nem nekik van, mint az apák és anyák, vagy az élet a vezető, illetve hatás, bár a «motiváció», például, vagy a «személyes növekedés» spekulálni sok.

De mindenki tudja, hogy eszik Виктория Боня.

Ki ez a nő, és mit eredmények érintette a kívánság-lista az Internet-felhasználók nehéz megmondani. De nézzük — это kívánunk neki jó étvágyat. Végtére is, mi, emberek megfelelően képzett.

Valld, már megnyílt ez a fejlécet, abban a reményben, hogy lesz valamilyen utasítást? Útmutató a cselekvés.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *