Декриминализации что это: ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ — это… Что такое ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ?

поиск оптимального баланса. — Блог руководителя — Университет прокуратуры Российской Федерации

Криминализация и декриминализация деяний: поиск оптимального баланса.

Аннотация. В современном российском уголовном законодательстве прослеживается избыточная криминализация деяний, которая идет вразрез с тенденциями развития преступности в России. Экстенсивный рост количества уголовно-правовых запретов объясняется дефектами управленческой практики в сфере противодействия преступности, переоценкой реальных превентивных возможностей уголовного закона, репрессивностью юридического и обыденного массового сознания, кризисом в отношениях общества и государства. Учитывая широкий спектр деструктивных последствий чрезмерной уголовно-правовой репрессии, многие из которых ощущаются уже сегодня, автор предлагает, во-первых, ограничить процессы криминализации, прибегая к ним только в случае крайней необходимости, а во-вторых, провести «ревизию» Особенной части УК РФ, объективно оценить существующие уголовно-правовые запреты на предмет соответствия критериям криминализации деяний, и на этом основании декриминализовать те деяния, которые не представляют значительной общественной опасности.

Сбалансированное использование уголовно-политических инструментов криминализации и декриминализации деяний способно обеспечить эффективную защиту важнейших социальных ценностей, не допуская избыточного ограничения уровня свободы личности.

Ключевые слова: криминализация деяний, декриминализация деяний, объем уголовно-правовой репрессии, уголовно-правовые запреты, уголовная политика.

 

Современный период развития человечества отмечен стремительным научно-техническим прогрессом, усложнением общественных процессов, резким ускорением социальной динамики. Эти тенденции не обошли стороной и сферу девиантного, противоправного поведения. Появляются качественно новые общественно опасные вызовы и угрозы (например, киберпреступность, деяния, связанные с клонированием человека, изменением генотипа человека), трансформируются традиционные и давно известные проявления преступности, изменяется социальная оценка деяний, запрещенных уголовным законом, что вынуждает законодателя пересматривать круг уголовно-наказуемых деяний, т.

е. осуществлять криминализацию и декриминализацию. 

Под криминализацией деяния традиционно понимается процесс и результат установления уголовно-правового запрета. Соответственно, декриминализацией принято называть устранение уголовной ответственности за деяние, ранее считавшееся преступлением.

В практике конституционного нормоконтроля подчеркивается, что «закрепление в законе уголовно-правовых запретов и санкций за их нарушение не может быть произвольным» (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2003 г. № 3-П). Процесс этот чрезвычайно важный и ответственный; от его результатов в конечном итоге зависит как степень защищенности правоохраняемых интересов, так и уровень свободы общества [Пудовочкин, 2008]. Принимая подобные решения, законодатель должен руководствоваться научно обоснованными правилами и критериями криминализации (декриминализации) деяний, учитывать взаимосвязанные факторы социального, экономического, культурного, морально-этического, социально-психологического, правового характера, просчитывать их социально-криминологические, экономические и уголовно-политические последствия.

В настоящее время основные доктринальные постулаты криминализации деяний получили отражение в правовых позициях Конституционного Суда Российской Федерации (Постановления от 27 июня 2005 г. № 7-П, от 27 мая 2008 г. № 8-П, от 13 июля 2010 г. № 15-П, от 17 июня 2014 г. № 18-П, от 16 июля 2015 г. № 22-П, от 10 февраля 2017 г. № 2-П и др.), благодаря чему приобрели нормативный, юридически обязательный характер. Не углубляясь в их детальный анализ, отметим, что к числу базовых оснований криминализации деяний Конституционный Суд относит

высокую (криминальную) степень их общественной опасности (она определяется масштабом распространенности соответствующих деяний, значимостью охраняемых законом ценностей, на которые они посягают, существенностью причиняемого ими вреда), а также невозможность противодействия соответствующим деяниям с помощью иных правовых средств. Как справедливо отмечает Конституционный Суд Российской Федерации, «уголовное законодательство является по своей правовой природе крайним (исключительным) средством, с помощью которого государство реагирует на факты противоправного поведения в целях охраны общественных отношений, если она не может быть обеспечена должным образом только с помощью правовых норм иной отраслевой принадлежности» (Постановление от 10 февраля 2017 г. № 2-П).

Определяя исходные требования к криминализации деяний, Конституционный Суд Российской Федерации подчеркивает, что «федеральный законодатель … обязан избегать избыточного использования уголовно-правовой репрессии» (Постановление от 27 июня 2005 г. № 7-П). Однако, как показывает практика, законодатель использует уголовную репрессию не очень экономно. За время существования УК РФ в его Особенную часть включено 113 новых статей[i]. В результате столь масштабного реформирования уголовного законодательства были криминализованы свыше 100 деяний[ii]. Для сравнения укажем, что исключено из Особенной части УК РФ только 10 статей[iii]. При этом полностью декриминализовано лишь 2 (!) деяния[iv] – оскорбление (ст. 130 УК РФ) и заведомо ложная реклама (ст. 182 УК РФ). Таким образом, несмотря на официальные лозунги о либерализации уголовного законодательства, в нем явно прослеживается репрессивный уклон, который проявляется в перманентном увеличении числа уголовно-правовых запретов и сужении уголовно-правовых границ дозволенного поведения.

Безусловно, нельзя не признать, что криминализация многих общественно опасных деяний, осуществленная в последние годы, полностью оправданна. Так, например, учитывая высокую общественную опасность деяний, направленных на сексуальную эксплуатацию несовершеннолетних, объективную невозможность противодействия им посредством иных правовых мер, не связанных с уголовной репрессией, законодатель установил уголовную ответственность за изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 242

1 УК РФ), за использование несовершеннолетнего в целях изготовления порнографических материалов или предметов (ст. 2422 УК РФ), за получение сексуальных услуг несовершеннолетнего (ст. 2401 УК РФ). Это позволило создать действенный уголовно-правовой инструментарий для противодействия сексуальной эксплуатации подростков, а также реализовать требования международных стандартов защиты детей.

Новые формы и методы посягательств на жизнь и здоровье подростков, которые проявились в 2016-2017 гг., потребовали установления уголовной ответственности за склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства (ст. 1101 УК РФ), организацию деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства (ст. 1102 УК РФ), вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для его жизни (ст. 1512 УК РФ).

Вместе с тем современная нормотворческая практика демонстрирует немало примеров обратного порядка, когда решение о криминализации деяния было принято в отсутствие необходимых предпосылок. Весьма показательным в этом отношении является установление уголовной ответственности за неисполнение обязанности по подаче уведомления о наличии у гражданина Российской Федерации гражданства (подданства) иностранного государства либо вида на жительство или иного действительного документа, подтверждающего право на его постоянное проживание в иностранном государстве (ст. 330

2 УК РФ, введена Федеральным законом от 4 июня 2014 г. № 142-ФЗ). По общему признанию специалистов в области уголовного права, это деяние по степени общественной опасности не выходит за рамки административного правонарушения и явно «не дотягивает» до уровня преступления. Представители уголовно-правовой науки даже затрудняются точно определить объект этого «преступления», т.е. назвать социальные ценности, которым причиняется вред в результате невыполнения лицом обязанности проинформировать власти о наличии у него иностранного гражданства или вида на жительство.

С точки зрения требований к криминализации деяний, сформулированных в правовых позициях Конституционного Суда Российской Федерации, серьезные сомнения вызывает обоснованность целого ряда иных уголовно-правовых запретов, появившихся в последние годы в УК РФ. В частности, речь идет об уголовно-правовых запретах, предусмотренных ст. 1713, 1714, 2001, 212

1, 3222, 3223 УК РФ. Представляется, что противодействие незаконному производству и обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, незаконной розничной продаже алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции, контрабанде наличных денежных средств и денежных инструментов, неоднократному нарушению установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, фиктивной регистрации по месту пребывания или по месту жительства можно успешно осуществлять посредством административно-правовых мер воздействия, не прибегая к уголовной репрессии.

Учитывая ограниченный объем статьи, не будем более останавливаться на частных примерах необоснованной криминализации. Каждый из них, безусловно, заслуживает серьезного внимания, но сейчас намного важнее отвлечься от деталей и сделать акцент на общей тенденции, которая прослеживается в практике уголовного нормотворчества.

Эта тенденция вполне очевидна – с каждым годом количество деяний, запрещенных под угрозой уголовного наказания, лишь растет; объемы криминализации постоянно увеличиваются. Причем ознакомление с законопроектным «портфелем» Государственной Думы не позволяет надеяться на смену этого тренда, поскольку большинство находящихся на рассмотрении парламента нормотворческих инициатив в сфере уголовного права связано с криминализацией деяний. В частности, российские парламентарии предлагают установить уголовную ответственность за угрозу уничтожения имущества (законопроект № 377933-7), принудительную эвакуацию транспортного средства при нахождении в нем человека (законопроект № 794484-6), самовольную добычу драгоценных металлов, природных драгоценных камней, жемчуга, полудрагоценных камней или янтаря (законопроект № 1186921-6), оскорбление чувств ветеранов Великой Отечественной войны (законопроект № 1166853-6), надругательство над гербом или флагом субъекта Российской Федерации (законопроект № 86076-7), дискредитацию Российской Федерации (законопроект № 1111185-6)[v].

Содержание этих законодательных инициатив, равно как и уже состоявшихся решений о криминализации, показывает, что парламентарии явно переоценивают реальные превентивные возможности уголовного закона, наивно полагая, что посредством установления уголовно-правовых запретов можно решить чуть ли не любую социальную проблему. Однако это не так. Уголовное право – это крайнее, исключительное средство реагирования на факты противоправного поведения, причем средство весьма несовершенное. Даже в тех случаях, когда без применения уголовной репрессии обойтись невозможно, она неизбежно причиняет негативные социальные последствия. Как справедливо отмечает академик В.Н. Кудрявцев, «уголовный закон поражает не только виновного, но и ни в чем не повинных членов его семьи, избавляет общество не только от правонарушителя, но и от участников общественного производства, разрывает у осужденного не только преступные, но и полезные, необходимые социальные связи» [Кудрявцев, 1982]. Поэтому вводить новые уголовно-правовые запреты следует крайне осторожно, соизмеряя ожидаемый позитивный эффект от криминализации деяния с ее неизбежными «издержками», с той «ценой», которую придется платить за уголовную репрессию.

И без того серьезные сомнения в обоснованности и целесообразности масштабной криминализации деяний подкрепляются результатами криминологического анализа состояния и основных тенденций преступности. По данным статистики, количество зарегистрированных в России преступлений демонстрирует последовательное снижение. В 2016 г. зарегистрированная преступность сократилась на 9,6 % (абс. 2 160 063), в 2017 г. – на 4,7 % (абс. 2 058 476). За 10 лет (с 2008 по 2017 гг.) число зарегистрированных преступлений снизилось на 35,9 %. И хотя многие криминологи относятся к этой статистике недоверчиво (причем не без оснований), очевидно, что криминальная ситуация в стране постепенно улучшается. Это подтверждается и динамикой социальных настроений в российском обществе. Как показывают социологические опросы, страх перед преступностью находится далеко на «заднем» плане. В первую очередь россияне опасаются роста цен и международных военных конфликтов, проблем со здоровьем и трудностей с получением медицинской помощи[vi]. На этом фоне объемы уже состоявшейся и планируемой криминализации выглядят явно избыточными.

Чрезмерная криминализация деяний объясняется дефектами управленческой практики в сфере противодействия преступности. Не имея научно обоснованной концепции уголовной политики, четких представлений о целях, задачах, принципах, пределах уголовно-правового противодействия преступности, его ожидаемых результатах, законодатель осуществляет криминализацию деяний по принципу «стимул – реакция», «вызов – ответ». Как показывает практика уголовного нормотворчества, решения о криминализации деяний в большинстве случаев принимаются спонтанно, импульсивно. Новые уголовно-правовые запреты чаще всего являются результатом эмоционального отклика на отдельные резонансные события; их введение продиктовано преимущественно конъюнктурными, сиюминутными соображениями, а иногда и желанием заработать «политические очки». При этом ключевой вопрос о наличии социально-криминологических оснований и предпосылок для установления уголовной ответственности отходит на второй план, о чем наглядно свидетельствует содержание пояснительных записок к соответствующим законопроектам. Их авторы, как правило, не утруждают себя обоснованием наличия критериев криминализации деяния, криминологическим анализом, прогнозными расчетами последствий введения нового уголовно-правового запрета. В современных сложнейших (неоднозначных, многовариантных, нелинейных и т.п.) процессах социального бытия подобное управление сферой борьбы с преступностью является глубоко архаичным, стратегически неверным и даже опасным [Бабаев, Пудовочкин, 2012].

Социально-психологической, ментальной основой избыточной криминализации деяний являются стереотипы репрессивного мышления, явно гипертрофированные представления о роли и возможностях уголовной кары в решении возникающих социальных проблем. «Именно репрессивное мышление с его магией запретов чаще всего дает «творческий импульс» любителям перекраивать Уголовный кодекс, не задумываясь, есть ли к тому достаточные основания, бесконечно ужесточать наказания, криминализовать «некриминализуемое»» [Бабаев, Пудовочкин, 2017]. В рамках этой репрессивной парадигмы происходит возврат к запретительным, карательным, силовым стратегиям управления общественными процессами, о которых с ностальгией вспоминают сторонники «сильного» государства. Уголовная репрессия рассматривается как наиболее эффективный, простой и доступный способ разрешения социальных конфликтов и проблем, что неизбежно приводит к умножению уголовно-правовых запретов.

Помимо прочего, рост объемов уголовной репрессии детерминирован наличием глубокого кризиса в отношениях общества и государства. Общая закономерность здесь такова. Когда общество и государство отчуждены друг от друга, когда их интересы расходятся, интенсивность уголовно-правовой репрессии, как правило, возрастает, так как уголовно-правовые меры используются не только для противодействия деструктивному антиобщественному поведению, борьбы с реальными криминальными угрозами, но и для обеспечения безопасности элит, сохранения власти, для репрессий в отношении протестных групп населения, «инакомыслящих». И наоборот: если векторы общественных и государственных интересов совпадают, если уровень взаимного доверия высок, то объемы и интенсивность уголовно-правовой репрессии снижаются.

Репрессивная управленческая стратегия, сопровождающаяся экстенсивным ростом числа уголовно-правовых запретов, влечет целый спектр негативных последствий, многие из которых ощущаются уже сегодня.

Она снижает и без того довольно невысокую эффективность уголовно-правовых запретов. Срабатывает закономерность, давно известная в психологии: чем больше запретов, тем меньше они соблюдаются. Это обстоятельство признают и специалисты в области правоведения, которые констатируют, что «печатание законодательных запретов так же мало помогает оздоровлению общества, как печатание денег – экономике. Чем больше законов и запретов, тем меньше вероятности их исполнения, даже если государство бросит все деньги налогоплательщиков на повышение бюджетов и зарплат силовиков» [Волков, 2013].

Криминализация деяний с недостаточно высокой или неочевидной общественной опасностью размывает традиционные социальные представления о преступлении как вопиющем нарушении правопорядка, стирает границу между преступлениями и иными правонарушениями. В свою очередь «измельчание» уголовно-правовых запретов снижает «порог входа» в УК РФ, «открывает дверь» для включения в него новых деяний с невысокой общественной опасностью, поскольку при решении вопроса о межотраслевой дифференциации ответственности парламентарии, так или иначе, ориентируются на уже имеющиеся в УК РФ нормы.

Таким образом, «гиперинфляция» Особенной части УК РФ закономерно приводит к обесцениванию уголовного права, снижению его авторитета и эффективности. Тиражирование совершенно необязательных уголовно-правовых запретов фактически демонстрирует неспособность государственной власти предложить позитивные – социальные, экономические и иные способы разрешения социальных конфликтов и проблем. Реагируя на очередное резонансное событие посредством внесения изменений в УК РФ, законодатель лишь «затушевывает» проблему, создает видимость ее решения, не решая ее по сути.

В условиях лимитированных кадровых и финансовых ресурсов правоохранительной системы, ее ограниченной «пропускной способности», поставленная «на поток» криминализация деяний приводит лишь к умножению числа «мертвых» уголовно-правовых норм, невостребованных практикой[vii], к неспособности обеспечить соблюдение уголовно-правовых запретов. На этом фоне в массовом сознании россиян укрепляются представления о девальвации закона, сомнения в эффективности правовой системы и недоверие к правовым институтам, проявляются иные симптомы правового нигилизма. Исследования, проводимые Академией Генеральной прокуратуры Российской Федерации, показывают, что значительная часть населения не считает уголовно-правовые запреты рациональными и справедливыми. Они рассматриваются, главным образом, как авторитарные предписания государства, направленные исключительно на контроль, а не на защиту граждан, и, таким образом, отчуждаются от рядового человека [Ситковская, 2016; Тихомиров, Субанова, 2017].

Говоря о социально-психологических последствиях чрезмерной криминализации деяний, нельзя также не отметить, что нескончаемая череда новых уголовно-правовых запретов шаг за шагом сужает границы дозволенного поведения, ограничивает свободу, создает неблагоприятную, «удушливую» социально-психологическую атмосферу. Опутанное липкой паутиной избыточных уголовно-правовых запретов, общество может постепенно утратить позитивные импульсы развития, способность генерировать и применять альтернативные, не связанные с уголовной репрессией формы и методы социального контроля над отклоняющимся поведением.

Все вышеизложенное наводит на мысль о том, что законодателю стоит, во-первых, ограничить процессы криминализации, прибегая к ним только в случае крайней необходимости, а во-вторых, провести «ревизию» Особенной части УК РФ, объективно оценить существующие уголовно-правовые запреты на предмет соответствия критериям криминализации деяний, и на этом основании декриминализовать те деяния, которые не представляют значительной общественной опасности.

К сожалению, законодатель осуществляет декриминализацию деяний довольно редко (по крайней мере, если сравнивать с интенсивностью процессов криминализации). Причем даже в тех немногих случаях, когда этот уголовно-политический инструмент все же используется, за декриминализацией может последовать повторная криминализация или, говоря иначе, рекриминализация.

Показательным в этом плане является пример с уголовной ответственностью за лжепредпринимательство. Федеральным законом от 7 апреля 2010 г. № 60-ФЗ ст. 173, предусматривающая ответственность за лжепредпринимательство, была исключена из УК РФ. Однако через полтора года Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 419-ФЗ в УК РФ были включены две новые уголовно-правовые нормы (ст. 1731 «Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица», ст. 1732 «Незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица»), которые фактически восполнили ранее исключенную ст. 173 УК РФ.

Чуть более семи месяцев понадобилось для рекриминализации клеветы.  Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ клевета была декриминализована (ст. 129 исключена из УК РФ), а Федеральным законом от 28 июля 2012 г. № 141-ФЗ уголовно-правовой запрет на клевету «реанимирован» (в УК РФ была введена статья 1281 «Клевета»).

Сходная ситуация складывается и с так называемой «экономической» или «товарной» контрабандой. В декабре 2011 г. она была декриминализована (Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ исключил ст. 188 из УК РФ), однако в течение 2013-2014 гг. отдельные проявления экономической контрабанды вновь были объявлены преступными. Федеральным законом от 28 июня 2013 г. № 134-ФЗ была восстановлена уголовная ответственность за контрабанду наличных денежных средств и (или) денежных инструментов (ст. 2001 УК РФ), а Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. № 530-ФЗ – уголовная ответственность за контрабанду алкогольной продукции и (или) табачных изделий (ст. 2002 УК РФ).

Столь непоследовательная смена ориентиров правомерного поведения умножает и без того высокую неопределенность уголовного законодательства, фактически лишая граждан представлений о границах возможного и допустимого.

По всей видимости, одной из причин неохотного использования декриминализации является пресловутая репрессивность профессионального юридического и массового сознания, которая удивительным образом сочетается с правовым нигилизмом. Попытки снизить объемы уголовно-правовой репрессии, полностью или частично исключить те или иные деяния из УК РФ нередко вызывают бурную реакцию и общественное возмущение.

Примером может служить частичная декриминализация побоев. Как известно, Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ в ст. 116 УК РФ были внесены изменения, в результате которых уголовно-наказуемыми остались только побои в отношении близких лиц, а равно побои, совершенные из хулиганских или экстремистских побуждений. Иные побои были переведены в разряд административных правонарушений (ст. 6.1.1 КоАП РФ). Одновременно с этим в уголовный закон была включена норма об ответственности за нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию (ст. 1161 УК РФ). Буквально через 7 месяцев было принято решение о декриминализации побоев в отношении близких лиц (Федеральный закон от 7 февраля 2017 г. № 8-ФЗ), которые стали расцениваться как административные правонарушения.

Декриминализация семейных побоев вызвала шквал критики. Представители правоохранительных органов объясняют свое недовольство тем, что норма об ответственности за побои выполняет двойную превентивную функцию, способствуя предупреждению более тяжких преступлений против личности. А правозащитные организации расценили декриминализацию побоев в отношении близких без признаков повторности чуть ли не как легализацию домашнего насилия, как возврат к «домострою».

Однако если отвлечься от этих эмоциональных и притом не всегда профессиональных оценок, и оценить последствия частичной декриминализации побоев на основании данных статистики, то мы получим совершенно иную картину.

В 2015 г. по ст. 116 УК РФ за побои были осуждены 19 643 человека, в 2016 г. количество осужденных по ст. 116 УК РФ составило 19 770, т.е. практически не изменилось, а в первом полугодии 2017 г. резко снизилось до 2 856 человек. Экстраполируя данные за первое полугодие 2017 г. на весь прошедший год, можно заключить, что после частичной декриминализации побоев число осужденных по ст. 116 УК РФ снизилось более чем в три раза.

Однако одновременно с обвальным снижением количества осужденных по ст. 116 УК РФ резко выросло число лиц, привлеченных к административной ответственности за побои. В первое полугодие 2017 г. по ст. 6.1.1 КоАП РФ назначены административные наказания 51 689 лицам. Данные за весь 2017 г. пока отсутствуют, но даже по «грубым» прикидкам, количество административно наказанных за побои в 2017 г. составляет не менее 100 тыс. человек.

Таким образом, после частичной декриминализации побоев наказывать за них стали намного чаще (как минимум в 5 раз). Интерпретируя вышеизложенные статистические данные, эксперты Института проблем правоприменения справедливо отмечают, что «частичная декриминализация побоев существенно изменила практику работы судебной системы, правоохранительных органов и организаций, отвечающих за профилактику в социальной сфере», привела «к росту социального контроля, а не к его ослаблению» [Ходжаева, Четверикова, 2017]. Таким образом, административная ответственность за побои оказалась более эффективной, чем уголовная, по крайней мере, с точки зрения ее неотвратимости.

Приведенный пример убедительно доказывает, что декриминализация в ряде случаев может оказаться намного более действенным инструментом, чем криминализация. Тем не менее, складывается стойкое впечатление, что субъекты уголовной политики опасаются использовать этот инструмент. В этом контексте нельзя не упомянуть нашумевшую законодательную инициативу Верховного Суда Российской Федерации об уголовных проступках. Основная идея законопроекта, внесенного Верховным Судом в Государственную Думу[viii], заключается в следующем. Во-первых, предполагается обособить внутри категории преступлений небольшой тяжести «подкатегорию» уголовных проступков и отнести к ней те преступления небольшой тяжести, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы. Во-вторых, предлагается регламентировать в УК РФ обязательное и безусловное освобождение от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших уголовные проступки, с применением к ним иных мер уголовно-правового характера (судебного штрафа, обязательных или исправительных работ).

Таким образом, вместо того чтобы декриминализовать наименее опасные деяния, высшая судебная инстанция предлагает очень странную уголовно-правовую конструкцию, на основании которой впервые совершенный уголовный проступок влечет «автоматическое» освобождение от уголовной ответственности, «механическую» замену уголовной ответственности на «иные меры уголовного характера». Иными словами, Верховным Судом предлагается депенализация впервые совершенного уголовного проступка без его декриминализации. Однако преступление без наказания – это юридический нонсенс, даже если назвать его уголовным проступком.

Полностью поддерживая вектор рассматриваемых законодательных инициатив, который направлен на сокращение объемов уголовной репрессии, отмечу, что, на наш взгляд, Верховному Суду Российской Федерации следовало бы проявить большую решительность в этом отношении. Не изобретая новых категорий преступлений, каких-то сложных и не совсем корректных форм освобождения от уголовной ответственности, необходимо поставить перед законодателем вопрос о декриминализации преступлений небольшой тяжести, за которые не предусмотрено лишение свободы.

Разумеется, декриминализация преступлений небольшой тяжести, за которые не предусмотрено лишение свободы, не должна быть механической. Как отмечает Конституционный Суд Российской Федерации, в процессе корректировки уголовного закона, его приведения в соответствие с новыми социальными реалиями, законодатель должен соблюдать конституционные принципы равенства и справедливости, обеспечивать баланс конституционно значимых целей и ценностей (Постановление от 20 апреля 2006 г. № 4-П). Поэтому к декриминализации каждого деяния следует подходить индивидуально, учитывая специфику объекта посягательства, характер причиняемых последствий, его распространенность.

Где-то необходима полная декриминализация, как в случае с уже упоминавшимся уголовно-правовым запретом, предусмотренным ст. 3302 УК РФ. А в некоторых случаях одновременно с исключением уголовно-правового запрета целесообразно сконструировать состав преступления с административной преюдицией. Замена «обычного» состава преступления на состав с административной преюдицией позволит гуманизировать уголовный закон и одновременно активизировать превентивные возможности деликтного (административного и уголовного) законодательства.

Стоит оговорить, что предлагаемые нами изменения не должны коснуться специальных уголовно-правовых норм с так называемыми «привилегированными» составами преступлений, которые не предусматривают лишение свободы (ч. 1 ст. 1591, ч. 1 ст. 1592, ч. 1 ст. 1593, ч. 1 ст. 1595, ч. 1 ст. 1596, ст. 2042 УК РФ). Исключение этих норм из УК РФ привело бы не к декриминализации соответствующих преступлений, а к их «переводу» в сферу общих уголовно-правовых норм с более строгими санкциями, что противоречит самой сути предложенной реформы уголовного законодательства.

В завершение статьи хотелось бы подчеркнуть, что предлагаемая нами «разгрузка» Особенной части УК РФ вовсе не исключает необходимости дальнейшей криминализации общественно опасных деяний. Уголовное право в силу своего предназначения не может игнорировать новые формы деструктивной социальной активности. И если купировать их без использования уголовной репрессии невозможно, то при соблюдении всех требований к криминализации деяний включение в УК РФ новых уголовно-правовых запретов будет, безусловно, оправданным.

Таким образом, динамика общественного развития вынуждает законодателя сочетать процессы криминализации и декриминализации деяний. Лишь сбалансированное использование этих уголовно-политических инструментов способно обеспечить эффективную защиту важнейших социальных ценностей, не допуская при этом избыточного ограничения уровня свободы общества.

 

Библиографический список:

1. Бабаев М.М., Пудовочкин Ю.Е. Изменения российского уголовного закона и их уголовно-политическая оценка // Государство и право. – 2012. – № 8. – С. 36-37.
2. Бабаев М.М., Пудовочкин Ю.Е. Российская уголовная политика и уголовный закон: опыт критического анализа: монография. – М.: Юрлитинформ, 2017. – С. 585-586.
3. Волков В. Extra Jus: Год запретительной политики // Ведомости. – 2013, 26 декабря.
4. Пудовочкин Ю.Е. Учение о преступлении: избранные лекции. – М.: Издательство «Юрлитинформ», 2008. – С. 9.
5. Основания уголовно-правового запрета (криминализация и декриминализация) / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.М. Яковлева. – М.: Наука, 1982. – С. 220.
6. Теоретические основы использования психологических знаний в прокурорской деятельности: монография / под ред. О.Д. Ситковской. – М.: Проспект, 2016. – С. 95-108.
7. Социально-психологические аспекты обеспечения законности // Законность: теория и практика: монография / отв. ред. Ю.А. Тихомиров, Н.В. Субанова. – М.: ООО «ЮРИДИЧЕСКАЯ ФИРМА КОНТРАКТ», 2017. – С. 169-185.
8. Ходжаева Е., Четверикова И. Чем полезна декриминализация побоев // Ведомости. – 2017, 14 декабря.

[i] Статьи 1101, 1102, 1161, 1271, 1272, 1281, 1381, 1411, 1421, 1422, 1451, 1511, 1512, 1581, 1591, 1592, 1593, 1594, 1595, 1596, 1701, 1702, 1711, 1712, 1713, 1714, 1721, 1722, 1731, 1732, 1741, 1851, 1852, 1853, 1854, 1855, 1856, 1911, 1931, 1991, 1992, 1993, 1994, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005, 2011, 2041, 2042, 2051, 2052, 2053, 2054, 2055, 2056, 2121, 2151, 2152, 2153, 2154, 2171, 2172, 2221, 2231, 2261, 2281, 2282, 2283, 2284, 2291, 2301, 2302, 2341, 2351, 2381, 2401, 2421, 2422, 2431, 2432, 2433, 2581, 2631, 2641, 2671, 2711, 2741, 2801, 2821, 2822, 2823, 2831, 2841, 2851, 2852, 2853, 2854, 2861, 2911, 2912,  2922, 2981, 3141, 3221, 3222, 3223, 3251, 3271, 3272, 3301, 3302, 3541, 361 УК РФ.

[ii] Включение в Особенную часть УК РФ новых статей далеко не во всех случаях равнозначно криминализации деяний. В статьях-новеллах законодатель нередко конструирует специальные уголовно-правовые нормы, посредством которых осуществляется дифференциация уголовной ответственности за ранее криминализованные деяния. Примером могут являться нормы об ответственности за специальные виды мошенничества (ст. 1591 – 1596 УК РФ), норма о мелком взяточничестве (ст. 2912 УК РФ).

[iii] Статьи 129, 130, 152, 159.4, 173, 182, 188, 200, 265, 298 УК РФ.

[iv] Стоит оговорить, что решение об исключении статьи из Особенной части уголовного закона нельзя отождествлять с декриминализацией. Так, например, исключение ст. 265 из УК РФ не привело к декриминализации оставления места дорожно-транспортного происшествия, поскольку соответствующие деяния охватываются общей нормой об ответственности за оставление в опасности. А торговля несовершеннолетними, несмотря на исключение ст. 152 из УК РФ, признается преступным деянием на основании общей нормы от ответственности за торговлю людьми (ст. 1271 УК РФ).

[v] См.: Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности. URL: http://asozd2.duma.gov.ru/

[vi] https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116418.

[vii] По данным уголовной статистики за 2015-2017 гг. целый ряд норм-новелл (в частности, ст. 1101, 1102, 1411,1422, 1522, 1702, 1721, 1722, 1851,1852, 1853, 1854, 1856, 1993, 1994, 2121, 2151, 2154, 2301, 2302, 2433, 2631, 2671, 2711, 2823,2841, 2861, 3272, 3301, 361 УК РФ) не применялись ни разу либо применялись в единичных случаях.

[viii] См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 2017 г. № 42 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка»» // СПС «Консультант Плюс».

Декриминализации уголовной ответственности медиков недостаточно для доступности сильнодействующих анальгетиков

Госдума 9 июня окончательно приняла законопроект правительства РФ о смягчении статьи 228.2 Уголовного кодекса РФ «Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ». Она дополняется примечанием, согласно которому медики не будут подвергаться уголовной ответственности, если эти средства или вещества были утрачены ими по неосторожности и это не навредило чьим-либо законным интересам. Законопроект действительно несколько повысит доступность сильнодействующих опиоидных анальгетиков, которые помогают неизлечимо больным людям избавиться от тягостных симптомов. Но нормы Уголовного кодекса – не единственный барьер на этом пути, отметила директор проекта Народного фронта «Регион заботы» Анастасия Жданова.

«Опасения, связанные с возможностью привлечения к уголовной ответственности, даже за формальные нарушения, не повлекшие за собой никаких общественно опасных последствий, когда, например, разбита или потеряна одна ампула морфина, безусловно, приводят к тому, что медики избегают работать с такими препаратами. Но сможет ли этот закон полностью решить проблему доступности сильнодействующих обезболивающих для инкурабельных больных? Положение несколько улучшится. Однако требуются дальнейшие комплексные меры», – сказала Анастасия Жданова.
  

Сегодня команда проекта Народного фронта «Регион заботы» посещает медицинские организации, оказывающие паллиативную помощь взрослым и детям в разных субъектах РФ. И директор проекта видит ряд проблем, которые еще требуют решения. 

«Во-первых, в 2019 году Минздравом России приняты нормативные акты, позволяющие оформлять рецепты на опиоидные анальгетики у постели умирающего больного. С 2018 года постановлением Правительства России разрешено включать такие лекарства в укладку для оказания паллиативной медицинской помощи. По опыту московских хосписов знаю, как эти нормы позволили ускорить получение тяжелобольными людьми обезболивающих лекарств. Врач сразу на вызове обезболивает пациента и выписывает рецепт. Но в регионах, к сожалению, этими возможностями не пользуются. На это нужно обратить внимание региональным органам власти в сфере здравоохранения», – добавила Анастасия Жданова.

Второе препятствие в обеспечении сильнодействующими опиоидными анальгетиками – дефицит знаний у врачей первичного звена по вопросам лечения тягостных симптомов у тяжелобольных пациентов в конце жизни. По словам Анастасии Ждановой, раньше такие вопросы не входили в образовательные программы в медицинских вузах, но основная нагрузка здесь ложится именно на врачей первичного звена, особенно в сельской местности. Поэтому очень важно обучить всех участковых врачей, а на базе Федерального центра паллиативной помощи открыть телемедицинский центр для предоставления медикам необходимых консультаций.

«В-третьих, во многих регионах сохраняется очень высокий дефицит паллиативных коек, который частично компенсируется койками сестринского ухода. При этом повсеместно в отделениях сестринского ухода отсутствуют наркотические и психотропные лекарства. На вопрос врачам, а как же вы обезболиваете, самый частый ответ: обходимся. Обходятся даже в тех случаях, когда боль не уходит на фоне приема сильнодействующих, но не опиоидных анальгетиков. Получается, когда врачи поликлиник в таких регионах не могут подобрать обезболивающую терапию, госпитализировать больных в этих целях тоже некуда», – отметила директор проекта Народного фронта «Регион заботы».  

Поэтому требование иметь запас наркотических анальгетиков нужно установить для всех медорганизаций, которые оказывают паллиативную помощь, в том числе и на койках сестринского ухода, заключила Анастасия Жданова.

Приняты во втором чтении поправки о декриминализации дисциплинарной ответственности пограничников

Государственная Дума приняла во втором чтении поправки в статьи 340 и 341 Уголовного кодекса РФ, совершенствующие порядок привлечения к уголовной ответственности пограничников. Их авторами стала группа депутатов во главе с Председателем Комитета по безопасности и противодействию коррупции Василием Пискаревым Пискарев
Василий Иванович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ»  и Председателем Комитета по государственному строительству и законодательству Павлом Крашенинниковым Крашенинников
Павел Владимирович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» .

Законопроектом предлагается разграничить уголовную и дисциплинарную ответственность пограничников.

В соответствии с действующей статьей 341 УК РФ нарушение правил пограничной службы является преступлением и влечет за собой уголовную ответственность как в случае причинения вреда интересам безопасности государства, так и в тех случаях, когда вред действиями пограничника причинен не был, но такое могло случиться. И в то же время, в соответствии с положениями Федерального закона «О статусе военнослужащих», существует возможность привлечения нарушителя правил несения службы к дисциплинарной ответственности.

Как пояснил суть изменений их соавтор Василий Пискарев, это создает правовую коллизию, которую законопроект и призван устранить. Также действующая норма ведет к произвольному применению закона, «что недопустимо, и об этом уже четко высказал свою правовую позицию Конституционный суд», сказал он.

Потому законопроектом предлагается исключить положения, предусматривающие возможность привлечения к уголовной ответственности, лица, входящего в состав пограничного наряда или исполняющего иные обязанности пограничной службы, за нарушение им правил несения пограничной службы, если это деяние могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства. Таким образом, уголовная ответственность будет наступать, только если это деяние повлекло причинение вреда интересам безопасности государства.

Также предлагается исключить уголовную ответственность за нарушение правил несения боевого дежурства по своевременному обнаружению и отражению внезапного нападения на Российскую Федерацию либо по обеспечению ее безопасности, если это деяние могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства. Уголовная ответственность, как указывают авторы законопроекта, также будет наступать, только если это деяние повлекло причинение вреда интересам безопасности государства.

Кроме того, поскольку в настоящее время призыв на военную службу в пограничные органы не осуществляется, законопроект предусматривает исключение из статьи 341 УК РФ наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части.

«Поддерживая законопроект, мы, безусловно, идем по пути гуманизации уголовного законодательства и в полной мере реализуем один из основных его принципов – принцип справедливости», — отметил Василий Пискарев.

Прокуратура информирует о декриминализации ст. 130 Уголовного кодекса РФ об оскорблениях

Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ была декриминализована ст. 130 Уголовного кодекса РФ (оскорбление) с введением за это правонарушение административной ответственности (ст. 5.61 КоАП РФ). Анализ правоприменительной практики показывает, что данные правонарушения достаточно распространены. КоАП РФ предусматривает исключительное право прокурора на возбуждение дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 5.61 КоАП РФ.

Согласно ст. 5.61 КоАП РФ с объективной стороны оскорбление — это унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Квалифицированные виды оскорбления предусмотрены ч. 2 и ч. 3 ст. 5.61 КоАП РФ.

Унижение чести и достоинства человека, как оскорбительное деяние, может быть совершено только в форме действия. Оскорбление в форме бездействия — .невозможно. Неоказание должного и требуемого уважения и внимания, демонстративное неисполнение общепринятых правил вежливости не образуют состава оскорбления

Унижение чести и достоинства — это отрицательная оценка личности в обобщенном виде, направленная на ее дискредитацию, подрыв авторитета человека, как в глазах окружающих, так и в своих собственных, так как честь и достоинство — это нравственные категории, связанные с оценкой личности окружающими и самооценкой человека в его сознании конкретной личностью.

Однако по смыслу административного закона отрицательная оценка личности должна быть выражена исключительно в неприличной, то есть в открыто циничней, противоречащей общечеловеческим требованиям морали и принятой манере общения между людьми, форме, что является необходимым условием для данного состава административного правонарушения. Наличие унижения чести и достоинства, его степень (глубину) оценивает сам потерпевший, тогда как непристойность формы высказывания оценивается судом. Таким образом, оскорблением является исключительно неприличная отрицательная оценка потерпевшего, тогда как сама по себе отрицательная оценка, хотя глубоко затрагивающая самолюбие потерпевшего, но по своей форме не заключающая в себе характера неприличного обхождения, не может считаться оскорблением. Например, утверждение, что сосед по лестничной клетке лишен таланта и некрасив, не заключает в себе состава анализируемого административного правонарушения.

Понятие «человеческое достоинство», так же как и «честь», определяется на основе этических норм. Данные понятия применимы только к физическому лицу. Оскорбление представляет собой разновидность психического насилия, которая выражается в отрицательной оценке виновным личности гражданина, подрывает репутацию последнего в глазах окружающих и наносит ущерб его самоуважению.

Оскорбление может быть выражено устно, например в виде ругательств, или же письменно в виде адресованных гражданину записок или писем или сообщений неприличного содержания. Также оскорбление может выражаться и в физических действиях (например, плевок, пощечина). Такие действия унижают честь и достоинство человека, которые, соответственно, выступают объектом данного правонарушения. При этом для оскорбления не имеет значения, соответствует ли отрицательная оценка личности гражданина истинному положению дел. Факты, на которых основывается оскорбление, могут иметь место в действительности (например, аморальный образ жизни). В любом случае, если эта оценка выражалась в неприличной форме и при этом была воспринята адресатом, виновный может быть привлечен к административной ответственности.

Субъектами правонарушения по ст. 5.61 КоАП РФ являются граждане, должностные лица, юридические лица. Субъективная сторона оскорбления характеризуется умышленной виной: виновный осознает, что наносит оскорбление другому лицу и желает совершить соответствующее деяние.

Для состава оскорбления не имеет значения то обстоятельство, соответствует ли отрицательная оценка личности потерпевшего действительности или нет, достаточно лишь, чтобы она была неприличной. В тех случаях, когда отрицательная оценка потерпевшего с объективной стороны не может быть признана по форме неприличной, в действиях лица отсутствует состав правонарушения.

При декриминализации деяния суды не смогут прекращать уголовные дела без согласия подсудимых

Адвокаты положительно оценили законопроект. По мнению обоих экспертов, авторы поправок превзошли пояснения КС РФ, в принципе исключив право суда при наличии обстоятельств, влекущих за собой оправдательный приговор, прекращать уголовное дело по реабилитирующим основаниям при наличии возражений подсудимого.

19 апреля Минюст России опубликовал для общественного обсуждения проект поправок в ст. 239 и 254 УПК РФ о прекращении уголовного дела в случаях декриминализации закона, разработанных во исполнение Постановления КС РФ № 36-П от 15 октября 2018 г., о котором ранее писала «АГ».

Напомним, Конституционный Суд проверял конституционность ч. 1 ст. 10 УК РФ, ч. 2 ст. 24, ч. 2 ст. 27, ч. 1 ст. 239 и п. 1 ст. 254 УПК. Поводом для рассмотрения дела стала жалоба Анны Тихомоловой, в отношении которой 7 сентября 2015 г. было возбуждено уголовное дело частного обвинения по ст. 116 «Побои» УК РФ. После вступления в силу Закона от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ, декриминализирующего данную статью, мировой судья прекратил уголовное дело за отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) вопреки просьбам заявительницы рассмотреть уголовное дело по существу и вынести в отношении нее оправдательный приговор. В своем постановлении от 26 августа 2016 г. мировой судья указал, что к этому моменту преступность и наказуемость инкриминируемого деяния устранены новым уголовным законом.

Читайте также

КС вынес постановление, позволяющее увеличить число оправдательных приговоров

Суд указал, что при прекращении уголовного преследования по делу частного обвинения в силу декриминализации суд обязан получить согласие обвиняемого, а в противном случае – рассмотреть дело и вынести оправдательный приговор или прекратить его за отсутствием состава преступления

19 Октября 2018

Рассмотрев материалы дела, Конституционный Суд пришел к выводу о том, что по конституционно-правовому смыслу оспариваемых норм суд при рассмотрении уголовного дела частного обвинения обязан выяснить позицию обвиняемого относительно прекращения дела в связи с декриминализацией и только при наличии согласия вправе прекратить уголовное дело. Если же обвиняемый возражает против этого, то суд должен рассмотреть уголовное дело по существу и вынести оправдательный приговор или прекратить дело по вышеуказанному основанию. В противном случае, как отметил Суд, обвиняемый по делу частного обвинения теряет доступ к правосудию, а суд выносит решение без правовой оценки деяния (события преступления), без исследования обстоятельств произошедшего и имеющихся доказательств.

Как указал Суд, такой подход согласуется с обязанностью государства охранять достоинство личности, которое выступает основой всех прав и свобод человека и необходимым условием их существования и соблюдения. При этом продолжение рассмотрения судом уголовного дела частного обвинения при наличии со стороны обвиняемого возражений против его прекращения в связи с принятием декриминализирующего закона не может рассматриваться как недопустимое по смыслу правовой позиции Суда, сформулированной в Постановлении от 19 ноября 2013 г. № 24-П.

В связи с этим разработанные Минюстом поправки дополняют ст. 239 и 254 УПК РФ нормами, согласно которым, если обвиняемый или подсудимый возражает против прекращения уголовного дела и уголовного преследования в силу декриминализации, такое прекращение недопустимо. В этом случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Адвокат, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин отметил, что законопроект предусматривает распространение правил прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям на все случаи придания обратной силы уголовному закону, устраняющему преступность деяния. «В этом смысле законодатель идет даже дальше Конституционного Суда, правовая позиция которого относится только к делам частного обвинения. Но с авторами законопроекта следует согласиться, поскольку вид уголовного преследования (публичное, частно-публичное, частное) не влияет на принципиальный вопрос – вправе ли подвергнутое уголовному преследованию лицо настаивать на рассмотрении его дела по существу, если законодатель декриминализировал его деяние до вынесения итогового решения по делу», – пояснил эксперт.

Алексей Добрынин полагает, что ответ на этот вопрос должен быть однозначным и в пользу преследуемого лица, так как прекращение уголовного дела в связи с декриминализацией деяния означает, что в момент его совершения это деяние было преступным, и человек нарушил закон. «Поэтому до 2015 г. УПК РФ прямо устанавливал, что при устранении преступности деяния новым уголовным законом лицо, подвергнутое уголовному преследованию, не имеет права на реабилитацию. С 2015 г. в соответствующую статью УПК внесена оговорка (опять же в связи с правовой позицией Конституционного Суда РФ), согласно которой лицо, в отношении которого уголовное дело было прекращено, может обжаловать и оспорить “выдвинутое подозрение”», – отметил адвокат. По его мнению, такое решение было все же полумерой, и нужен был еще один шаг, чтобы окончательно признать: прекращение уголовного дела в связи с изменением закона – это нереабилитирующее основание (хотя и применяется формулировка «в связи с отсутствием состава преступления»).

«В таком случае для принятия процессуального решения необходимо согласие обвиняемого. Если обвиняемый возражает, уголовное дело будет рассматриваться по существу. Дальше возможны два варианта: либо суд установит, что человек не совершил преступление, и будет вынесен оправдательный приговор с правом на реабилитацию. Либо суд придет к выводу о совершении лицом преступления, но в связи с изменением закона прекратит уголовное дело», – пояснил Алексей Добрынин.

Адвокат, старший партнер адвокатского бюро «Нянькин и партнеры» Алексей Нянькин считает, что предложенные поправки полностью соответствуют не только Постановлению Конституционного Суда, но и ожиданиям адвокатского сообщества. «При этом непосредственно предметом рассмотрения в КС был вопрос о невозможности добиться оправдательного приговора при декриминализации деяния в УК РФ, – отметил эксперт. – Авторы законопроекта пошли еще дальше, в принципе исключив право суда при наличии обстоятельств, влекущих за собой оправдательный приговор, прекращать уголовное дело по реабилитирующим основаниям при наличии возражений подсудимого».

По мнению адвоката, большинство постановлений судов первой инстанции на практике – это оправдательные приговоры, не попавшие в официальную статистику по указанной категории форм окончания производства по уголовному делу. «Принятие таких поправок станет прогрессивной новеллой уголовно-процессуального законодательства России», – отметил Алексей Нянькин.

Законопроект ВС о декриминализации 80 преступлений поступил в Госдуму

Верховный суд РФ внес в Госдуму проект поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ, которым предусматривается введение нового правового института – уголовного проступка (об обсуждении этой новеллы Legal.Report писал здесь, здесь и здесь).

Как отмечает ВС, в категории преступлений небольшой тяжести в УК РФ объединены деяния, существенно различающиеся по характеру общественной опасности. Сюда относятся как преступления, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы до трех лет (например, кража, мошенничество, истязание без отягчающих обстоятельств), так и те, за которые вообще не предусмотрено лишение свободы: незаконное предпринимательство, злоупотребления при эмиссии ценных бумаг, совершенные без отягчающих обстоятельств.

Тем самым законодатель в пределах одной категории фактически дифференцировал преступления по виду максимального наказания в санкции и установил, что они существенно различаются по характеру общественной опасности. Однако совершение любого из данных видов преступлений небольшой тяжести влечет в основном одни и те же правовые последствия, что, по мнению ВС, не вполне согласуется с общеправовым принципом справедливости и принципом индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

ВС предлагает из числа преступлений небольшой тяжести выделить деяния, за совершение которых закон не предусматривает наказание в виде лишения свободы, и признать их уголовными проступками. Сейчас таковых насчитывается в УК РФ более 80.

В связи с введением понятия «уголовный проступок» предлагается предусмотреть новое императивное основание освобождения от уголовной ответственности для лиц, совершивших уголовный проступок впервые.

Помимо судебного штрафа предлагается применять по отношению к таким лицам наказания в виде обязательных или исправительных работ. При этом если лицо, освобожденное от уголовной ответственности с назначением ему соответствующей меры уголовно-правового характера, не осознает проявленную к нему гуманность и будет уклоняться от исполнения решения суда, оно может понести уголовную ответственность за это деяние в полном объеме.

Законопроект предусматривает для лиц, осужденных за совершение уголовного проступка, сокращение продолжительности срока, по отбытии которого возможно условно-досрочное освобождение от наказания, срока давности обвинительного приговора суда и срока давности уголовного преследования для лиц.

Также для упрощения применяемых судебных процедур предлагается внести соответствующие изменения в УПК РФ. При этом прекращение уголовного дела или уголовного преследования в отношении лица, совершившего уголовный проступок, не будет исключать право потерпевшего на возмещение вреда, причиненного ему в результате совершения данного деяния, в рамках искового производства.

Вместе с тем правительство РФ дало отрицательный отзыв на данный законопроект и посчитало нецелесообразным внесение его в представленной редакции в Госдуму. По мнению кабмина, предлагаемые изменения в части освобождения от ответственности лица, совершившего уголовный проступок, не согласуются со ст. 52 Конституции РФ, поскольку не учитывают интересы потерпевших, которым в результате совершения уголовного проступка причинен вред. Кроме того, кабмин отмечает, что ВС следовало определить источники и порядок финансирования расходов, поскольку введение проектируемых мер уголовно-правового характера повлечет дополнительную нагрузку на сотрудников уголовно-исполнительной системы и может потребовать дополнительных бюджетных средств.

Путин частично декриминализировал 282-ю статью УК

Закон устанавливает годичный срок давности привлечения к административной ответственности за нарушения ст. 282 УК (сейчас – три месяца). «Это обусловлено необходимостью проведения надлежащего административного расследования и других процессуальных действий, требующих значительных временных затрат, в том числе проведения экспертизы распространяемых материалов на наличие экстремистских признаков», – говорил ранее председатель комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников. Он объяснил: если лицо в течение года после привлечения к административной ответственности совершит такое же деяние повторно, то последует уже уголовная ответственность с максимальным наказанием в виде лишения свободы на пять лет. Также нельзя будет возбуждать уголовное дело в отношении людей, впервые преступивших закон, при условии, что их деяние «не представляло серьезной угрозы для основ конституционного строя и безопасности государства». Как говорится в пояснительной записке к одному из законопроектов, анализ правоприменительной практики показывает, что «не во всех случаях привлечение к уголовной ответственности (по ст. 282) является обоснованным».

В этом сюжете
  • 25 декабря, 14:51

  • 25 июня, 18:20

  • 11 декабря, 16:14

О смягчении этой статьи начали говорить после серии уголовных дел за репосты в социальных сетях. Официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куреннной рассказывал, что в начале этого года отмечался бум судебных разбирательств из-за репостов во «ВКонтакте», но он пошел на спад в последние месяцы. Это произошло благодаря вниманию общественности: после пользователей соцсети, возмущенных «репостными делами», о 282-й статье заговорили в Mail.Ru Group (владелец «ВКонтакте»). Далее план по декриминализации выпустил Совет по правам человека, а 20 сентября Пленум Верховного суда поменял свое постановление, где сформулировал, что при правовой оценке действий, направленных на возбуждение ненависти, вражды, унижение человеческого достоинства, судам нужно исходить из характера и степени общественной опасности содеянного. После этого законопроекты о смягчении ст. 282 УК внес в Госдуму Путин. 

Документ вызвал серьезные дискуссии в Госдуме во время рассмотрения: представитель ЛДПР говорил, что его фракция против 282-й статьи вообще, потому что по ней судят за то, что еще не произошло, а человек может просто не знать о том, что информация, размещенная им в социальной сети, является экстремистской (в списке около 5000 материалов, разжигающих рознь). Коммунисты, наоборот, против декриминализации резонансной статьи. Да, смягчение ответственности облегчит работу судей и прокуроров, но люди должны отвечать за свои слова и поступки, сказал представитель КПРФ. 

«Единая Россия» поддержала президентскую инициативу: «Эти поправки очень взвешенные и своевременные, они принесут здравый смысл, а мы будем бороться с экстремизмом там, где он есть», – сказал депутат Павел Грибов.

«Ст. 282 УК предусматривает ответственность за возбуждение ненависти и вражды, а равно унижение человеческого достоинства. В соответствии с новыми поправками впервые совершенное такое деяние будет квалифицироваться по нормам КоАП, а уголовная ответственность наступит при повторном совершении деяния в течение года. Высказываются предложения и вовсе исключить эту статью из УК. Согласиться с этим нельзя, так как норма направлена на защиту разных социальных групп от действий, возбуждающих вражду в их отношении. Проблема с тем, что правоприменительная практика пошла по пути использования статьи как инструмента давления на оппозиционно настроенных граждан. Конечно, это неприемлемо, но это не проблемы нормы – это проблемы практики. Поэтому статью стоит оставить в УК, но сосредоточиться на том, чтобы критерии ее применения были более четкими и не допускали ее необоснованного использования», – рассказал управляющий партнёр юридической компании BMS Law Firm Алим Бишенов.

Обзор: Декриминализация против легализации — Фонд алкоголя и наркотиков

Проще говоря, если употребление наркотиков или наркотиков декриминализовано, люди не криминализируются за личное употребление.

Обоснование декриминализации заключается в том, чтобы рассматривать употребление наркотиков и наркозависимость как медицинскую и социальную проблему, а не как проблему уголовного правосудия или морали. Целью этой модели является улучшение здоровья и социальных результатов.

Отношение к употреблению наркотиков как к медицинской и социальной проблеме может снизить стигму и повысить вероятность того, что человек обратится за помощью, когда она ему понадобится. 2 Человек может также избежать негативных социальных последствий, таких как потеря работы или жилья, которые могут возникнуть в результате судимости или взаимодействия с системой уголовного правосудия.

Декриминализация может также снизить нагрузку на систему уголовного правосудия за счет снижения нагрузки на судебную систему; время, затрачиваемое полицией и практикующими юристами на судебные дела; и расходы, связанные с тюремным заключением. 3-5

Однако декриминализация — не единственное решение. Сторонники декриминализации подчеркивают, что успех зависит от инвестиций в лечение наркозависимости и службы поддержки.Это означает увеличение количества мест, доступных в лечебных учреждениях, таких как отделения детоксикации, терапевтические сообщества и фармакотерапевтическое лечение (например, метадон), а также сокращение времени ожидания этих услуг. 4

Кроме того, существует ряд рисков для здоровья, связанных с наркотиками, которые не устраняются посредством декриминализации. Подробнее о декриминализации.

Легализация

Легализация наркотиков снимает все штрафы за хранение и личное употребление наркотика.

Нормативные акты обычно устанавливаются для управления тем, где и как разрешенные наркотики могут производиться, продаваться и потребляться. Уголовное или гражданское наказание может применяться, если производство, продажа или потребление происходят вне установленных правил. Примером легализованного наркотика является алкоголь.

Алкоголь — легальный наркотик в Австралии.

Производство, распространение и потребление алкоголя регулируются законодательством Австралии. Например, его продукция подвергается контролю качества, предприятия должны иметь лицензию на ее продажу, часы продажи ограничены, а также существуют законы о минимальном возрасте и вторичные законы о поставках, ограничивающие продажу и поставку алкоголя молодежи.

Несмотря на эти ограничения, алкоголь наносит значительный вред австралийцам. Ежедневно 15 австралийцев умирают из-за болезней или травм, связанных с употреблением алкоголя, и 430 австралийцев госпитализируются из-за употребления алкоголя. 6 Алкоголь является наиболее распространенным наркотиком, от которого обращаются австралийцы 7, и связанные с алкоголем вредные последствия обходятся австралийскому обществу примерно в 15,3 миллиарда долларов в год. 8

Важно осознавать, что легализация не решает всех проблем, связанных с употреблением наркотиков и опытом людей в отношении потенциальных неблагоприятных воздействий этого наркотика.

A Научные перспективы и перспективы общественного здравоохранения

Mo Med. 2012 март-апрель; 109 (2): 90–98.

Драган М. Свракич, доктор медицины

Драган М. Свракич, доктор медицинских наук, практикующий в Медицинской школе Вашингтонского университета и Медицинском центре управления ветеранами в Сент-Луисе

Патрик Дж. Люстман, доктор философии

Патрик Дж. Люстман, доктор философии, Практика в Медицинской школе Вашингтонского университета и Медицинском центре управления ветеранами в Сент-Луисе

Ашок Малля, доктор медицины

Ашок Малля, доктор медицины, практика в Медицинском центре администрации ветеранов

Тейлор Андреа Линн, доктор философии

Тейлор Андреа Линн, доктор философии, практика в Медицинском центре по делам ветеранов

Ронда Финни, RN

Ронда Финни, штат Джорджия, Практика в Медицинском центре по делам ветеранов

Неда М.Свракич

Неда М. Свракич из Университета Иллинойса в Урбана-Шампейн

Автор, отвечающий за переписку. Авторское право 2012 г. Медицинской ассоциации штата Миссури Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Эмпирические и клинические исследования ясно демонстрируют значительные неблагоприятные эффекты курения каннабиса на физическое и психическое здоровье, а также его влияние на социальное и профессиональное функционирование. Эти отрицательные данные намного перевешивают несколько документально подтвержденных преимуществ для ограниченного набора медицинских показаний, для которых легко доступны безопасные и эффективные альтернативные методы лечения.Если каннабиноидные препараты и имеют какое-то медицинское значение, то они связаны с химически определенными соединениями, а не с необработанным растением каннабис. Легализация или медицинское употребление курения каннабиса может создать значительные риски для здоровья населения, включая повышенный риск шизофрении, психоза и других форм расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ.

Введение

В последние годы на законодательные органы штатов США оказывалось сильное давление с целью легализации или декриминализации использования и хранения определенных количеств каннабиса и / или принятия законов, разрешающих курение неочищенного растения каннабис (также известного как марихуана, травка, Мэри Джейн, марихуана, рефрижераторы, ганджа, косяк и трава) для предписанных медицинских целей (так называемая «медицинская марихуана»).Группы по защите интересов утверждают, что курение каннабиса является безопасным и эффективным средством лечения различных психологических и медицинских состояний, от стресса и беспокойства до деменции Альцгеймера и болезни Паркинсона, хотя каннабис не одобрен для такого использования Управлением по контролю за продуктами и лекарствами (FDA).

Легализация каннабиса — это процесс снятия всех юридических запретов на него. Тогда каннабис будет доступен взрослому населению для покупки и употребления по желанию, подобно табаку и алкоголю.Декриминализация — это снятие уголовных санкций с действия, статьи или поведения. Декриминализация каннабиса означает, что он останется незаконным, но правовая система не будет преследовать человека за хранение в пределах определенной суммы. Вместо этого наказания будут варьироваться от полного отсутствия штрафов до гражданских штрафов, наркологического просвещения или лечения от наркозависимости.

До сих пор ни один штат не легализовал каннабис. Он остается веществом, находящимся под федеральным контролем США, что делает хранение и распространение незаконными.Однако на момент написания этой статьи 26 штатов США приняли законы о медицинском каннабисе, законы о декриминализации каннабиса или и то, и другое. Видеть . Основное беспокойство этого комментария заключается в том, что как использование копченого растения каннабис в медицинских целях, так и легализация / декриминализация каннабиса пропагандируются таким образом, чтобы обойти обычные процессы тестирования и регулирования со стороны FDA, которые в противном случае требуются для всех лекарств, продаваемых для использования человеком. в США. Обходя этот процесс, правозащитные группы предоставляют законодательным собраниям штатов и / или избирателям возможность принимать решения по предложениям, оказывающим определенное влияние на общественное здоровье и лечение, не имея необходимой квалификации для понимания соответствующих научных данных.

Таблица 1

Употребление каннабиса в США законодательно закреплено без одобрения FDA

Штат Медицинский каннабис Декриминализация
Аляска Да Да
Аризона Нет
Калифорния Да Да
Колорадо Да Да
Делавэр Да Нет
DC Да Нет
Гавайи Да Нет
Мэн Да Да
Мэриленд Да Нет
Массачусетс Нет Да
Мичиган Да
Миннесота 9 0090 Нет Да
Миссисипи Нет Да
Монтана Да Нет
Небраска Нет Да
Невада Да Да
Нью-Джерси Да Нет
Нью-Мексико Да Нет
Нью-Йорк Нет Да
Северная Каролина Нет Да
Огайо Нет Да
Орегон Да Да
Род-Айленд Да Нет
Вермонт Да Нет
Вашингтон Да Нет

Воспользуйтесь преимуществами ob проверить правовой статус каннабиса (т.(например, запрещенные на федеральном уровне запрещенные наркотики, но одобренные местными органами власти для использования в медицинских и / или рекреационных целях), бизнес, связанный с продажей каннабиса, процветает, и доступны даже инвестиции на фондовом рынке. Например, CannabisInvestments.com предоставляет информацию о способах инвестирования в продукты и компании, связанные с коноплей и медицинской марихуаной. Эти группы деловых интересов усиливают давление на законодательные собрания штатов с целью декриминализации или медикализации каннабиса, рассчитывая на поддержку миллионов наркозависимых потребителей и политиков, которые ищут голоса на переизбрании и не осознают опасности такого законодательного акта.

История и правовой статус каннабиса

Исторически каннабис использовался в различных культурах и популяциях в качестве местной терапии для ряда заболеваний (например, лихорадки, бессонницы, кахексии, головной боли, запора, ревматической боли) и болезней (например, , венерические заболевания, малярия). Из-за предполагаемых медицинских преимуществ каннабис был признан официальным, законным лекарством и внесен в Фармакопею США в 1850 году. Рекреационное употребление каннабиса резко возросло в 1930-х годах в эпоху сухого закона.В 1937 году Закон о налогах на марихуану фактически запретил любое употребление каннабиса, не криминализируя его владение или использование. В 1970 году Закон о контролируемых веществах классифицировал каннабис как запрещенные наркотики Списка I, наиболее ограничительную категорию, и объявил хранение наркотиками федеральным преступлением.

Reefer Madness — это хорошо известный американский пропагандистский фильм 1936 года об эксплуатации, в котором рассказывается о мелодраматических событиях, которые происходят, когда школьники заманиваются толкателями попробовать «марихуану» — от несчастного случая наезда и бегства до непредумышленного убийства, самоубийства, попытки изнасилования и т. Д. и впасть в безумие.

Агентство по борьбе с наркотиками (DEA), которое регулирует Закон о контролируемых веществах, продолжает поддерживать задание по Списку I (и FDA согласилось), отмечая, что каннабис соответствует трем критериям для такого помещения в соответствии с 21 U.S.C. 812 (b):

  1. высокий потенциал для злоупотреблений;

  2. в настоящее время в США не принято в медицинских целях; и

  3. отсутствие признанной безопасности при использовании под медицинским наблюдением.

Прошлая оценка нескольких агентств Министерства здравоохранения и социальных служб (HHS), включая FDA, Управление по борьбе с наркотиками и психическим здоровьем (SAMHSA) и Национальный институт злоупотребления наркотиками (NIDA), пришла к выводу, что нет обоснованных научных исследований. использование марихуаны в медицинских целях, и никакие данные о животных или людях не подтверждают безопасность или эффективность марихуаны для общего медицинского использования. 1

Распространенное мнение об употреблении каннабиса

В общественных дебатах каннабис считался относительно безвредным рекреационным наркотиком по сравнению с опиатами, стимуляторами и даже алкоголем. Благоприятное восприятие каннабиса в народе, по-видимому, отражает отсутствие серьезных физических признаков интоксикации или отмены. Между прочим, прекращение употребления каннабиса действительно вызывает абстинентный синдром, но его тяжесть маскируется постепенным высвобождением дельта-9-тетрагидроканнабинола (ТГК), основного психоактивного ингредиента каннабиса, из жировой ткани (адипоцитов), где он накапливается при постоянном употреблении.Этот процесс мало чем отличается от постепенного снижения дозы лекарств во время детоксикации.

Широкая общественность не была должным образом проинформирована о недавних научных открытиях, демонстрирующих серьезные неблагоприятные эффекты курения каннабиса на физическое и особенно психическое здоровье, последнее варьируется от когнитивного притупления, кратковременных психотических переживаний до долгосрочной зависимости и хронического психоза. 2 , 3

Эпидемиология употребления каннабиса и зависимости

Каннабис (здесь имеется в виду курение растений каннабиса) является наиболее часто используемым запрещенным наркотиком в США.Данные Национального исследования употребления наркотиков и здоровья 4 , 5 показывают, что 44% мужчин и 35% женщин употребляли марихуану хотя бы раз в жизни. Более поздние исследования показывают, что регулярное употребление марихуаны растет. Данные Национального исследования употребления наркотиков и здоровья 6 показывают, что среди лиц старше 12 лет уровень употребления каннабиса в прошлом месяце и количество потребителей в 2009 году (6,6 процента или 16,7 миллиона) были выше по сравнению с 2008 годом (6 .1% или 15,2 млн) и 2007 г. (5,8% или 14,4 млн).

Лекарственное использование каннабиноидов в форме таблеток

С тех пор, как ТГК был впервые выделен и очищен 7 из растения каннабис в 1965 году, было выделено более 400 химических веществ, примерно 60 из которых являются каннабиноидами, соединениями, которые являются активными агентами каннабис. Отражая быстро растущий интерес к терапевтическому потенциалу каннабиса, в настоящее время FDA США изучает около 21 каннабиноида. 8

Совсем недавно были идентифицированы два типа каннабиноидных рецепторов: CB1, обнаруживаемый в основном в центральной нервной системе и отвечающий за психоактивные свойства каннабиса, и CB2, обнаруживаемый в основном в селезенке, иммунных тканях и периферической крови, и ответственный за него. для иммунологического и противовоспалительного действия каннабиса. 9 , 10 Также была идентифицирована группа эндоканнабиноидов, например арахидоноилэтаноламин или анандамид, в качестве эндогенных химических модуляторов, которые имитируют действие фитоканнабиноидов и активируют каннабиноидные рецепторы. 10 Эти открытия привели к разработке многочисленных агонистов и антагонистов рецепторов CB, и многочисленные исследования проверяли терапевтические показания для этих соединений. Лекарства, содержащие натуральные или синтетические каннабиноиды, в настоящее время одобренные или рассматриваемые для утверждения для медицинского использования, перечислены ниже:

Дронабинол (собственное название Marinol), синтетический ТГК, одобрен FDA в качестве противорвотного средства у пациентов, проходящих химиотерапию рака, поскольку стимулятор аппетита для похудания / уменьшения потребления пищи у больных СПИДом и, реже, для усиления обезболивающего лечения.Дронабинол — это препарат из Списка III, что указывает на его потенциальную психологическую и физическую зависимость.

Nabilone (собственное название Cesamet) — синтетический каннабиноид. FDA одобрено для перорального лечения тошноты и рвоты у химиотерапевтических пациентов, которые не ответили на обычные противорвотные средства, а также для лечения анорексии и потери веса у пациентов со СПИДом. Набилон — это лекарство из Списка II с высоким потенциалом побочных эффектов для психического здоровья и зависимости.

Sativex , жидкий экстракт растения каннабис, используется в качестве орального спрея («жидкая марихуана»), содержит THC, каннабидиол (CBD) и другие каннабиноиды. Сативекс был одобрен для лечения нейропатической боли, рвоты, гиперактивного мочевого пузыря и спастичности в нескольких странах, включая Англию, Канаду и Испанию. Исследования фазы III Sativex в настоящее время проводятся в США, поэтому график не назначен.

Эти препараты были одобрены для определенных показаний (тошнота, рвота, кахексия) и в настоящее время изучаются по ряду новых показаний, таких как спастические синдромы, неврологические расстройства, невропатическая боль и другие болевые синдромы.Обратите внимание, что использование лекарств, которые были протестированы и одобрены FDA, не вызывает сомнений. Вызывает возражение то, что текущие усилия по легализации неочищенного растения каннабис используют законодательные процессы штата, чтобы обойти федеральные нормативные процессы, которые были введены специально для защиты здоровья населения.

Рекомендуемые виды использования каннабиноидов и копченого каннабиса, не одобренные Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов.Мы рассмотрели около 70 исследований оральных каннабиноидов и несколько доступных исследований курения каннабиса по ряду медицинских показаний. Как и ожидалось, каннабиноиды, отпускаемые по рецепту, являются эффективными противорвотными средствами и стимуляторами аппетита, а в некоторых исследованиях сообщается об их эффективности в качестве дополнительной терапии при хронических болевых синдромах, спастичности и глаукоме. О подобных результатах сообщают несколько исследований копченого растения каннабис по тем же показаниям. Как отмечалось ранее, доступны безопасные и эффективные альтернативные методы лечения всех этих синдромов.Исследования, оценивающие психологические аспекты курения каннабиса и каннабиноидов, отпускаемых по рецепту, единообразно сообщают о нежелательных эффектах: остром психозе, худшем прогнозе хронического психоза или когнитивном притуплении у медицинских пациентов. Другими словами, помимо ряда неблагоприятных медицинских эффектов (следующий раздел), психологические эффекты каннабиса являются обычными и пагубными. К сожалению, мы не нашли долгосрочных исследований, изучающих, перерастает ли и как часто хроническое употребление небольших количеств каннабиса в медицинских целях в злоупотребление каннабисом и / или зависимость.

Неблагоприятные медицинские эффекты каннабиса и THC

Существующая научная литература в целом отражает вредное воздействие вдыхаемого дыма каннабиса. Ниже мы рассмотрим некоторые из этих отчетов.

Респираторные органы

Многие из тех же мутагенов и канцерогенов, которые содержатся в табачном дыме, также обнаруживаются в дыме марихуаны. 11 Было показано, что курение марихуаны снижает легочную функцию, вызывает хронический кашель, воспаление дыхательных путей и аномальный рост клеток, которые могут предшествовать возникновению рака. 12 Однако Международное агентство по изучению рака обнаружило, что эпидемиологические данные неубедительны в отношении повышенного риска рака от употребления каннабиса по сравнению с курильщиками табака. 13 В отличие от табака, травмы легких при курении марихуаны не восстанавливаются при воздержании. 14

Immunologic

У людей наблюдается рост смертности ВИЧ-инфицированных потребителей каннабиса. 15

Сердечно-сосудистая система

Прямая стимуляция кардиостимулятора марихуаной приводит к увеличению частоты сердечных сокращений, что делает ТГК небезопасным для кардиологических пациентов. 14

Печень

Ежедневное употребление каннабиса является фактором риска прогрессирования фиброза из-за стеатогенных эффектов, поэтому ежедневное употребление каннабиса пациентам с заболеванием печени противопоказано. 16 Потребители каннабиса метаболизируют и активируют или инактивируют наркотики медленнее, чем обычно, 17 усиливая пагубное воздействие наркотиков.

Эндокринная и репродуктивная системы

В доклинических исследованиях каннабиноиды показали ингибирующее действие на лютеинизирующий гормон гипофиза, пролактин, гормон роста и тиреотропный гормон с незначительным влиянием на фолликулостимулирующий гормон. 18 , 19 Марихуана может нарушить репродуктивное здоровье женщин. 20 Женщины, которые курят марихуану во время беременности, более склонны к рождению детей с низкой массой тела, возможно, от более короткой беременности. 21 Влияние употребления марихуаны матерями на развитие младенцев систематически не изучалось. Однако липидорастворимость ТГК позволяет быстро проникать в грудное молоко, где, как было показано, он накапливается и в конечном итоге передается новорожденному. 22

Канцерогенез

Употребление каннабиса увеличивает частоту возникновения опухолей половых клеток яичек — TGCT. 23 Авторы наблюдали увеличение риска ТГКТ на 70%, связанное с текущим употреблением марихуаны, и этот риск был особенно повышен при текущем употреблении, которое было по крайней мере еженедельно или началось в подростковом возрасте. Эти ассоциации не зависели от известных факторов риска TGCT.

Влияние курения каннабиса на психическое здоровье

Курение каннабиса оказывает ряд острых и хронических патогенных эффектов на психическое здоровье человека. 3 , 24 Прямые причинные эффекты хронического употребления трудно установить с научной точки зрения, поскольку состояние не может быть случайным образом назначено или экспериментально изменено по этическим причинам. Тем не менее, проспективные исследования населения показывают, что раннее употребление каннабиса часто служит прелюдией (или «воротами») к употреблению других запрещенных наркотиков. Несмотря на то, что иногда результаты не подтверждаются, «последовательность ворот» является наиболее распространенным паттерном в последовательном прогрессировании употребления наркотиков, 25 , где употребление марихуаны часто является первым шагом, ведущим к более сильным и более вредным наркотикам.

Психические эффекты курения каннабиса включают умственную медлительность, «расслабление», усталость, эйфорию, а некоторые потребители сообщают о тревоге и паранойе. Острые негативные последствия для познания и работоспособности, ограниченные периодами интоксикации, хорошо задокументированы. 26 , 27 Долгосрочные эффекты употребления каннабиса на когнитивные функции включают тонкие и выборочные нарушения конкретных высших когнитивных функций 27 , 28 , включая нарушение способности концентрировать внимание и отфильтровывать не относящуюся к делу информацию , который прогрессирует с совокупной продолжительностью воздействия каннабиса. 29 Эти эффекты хронического употребления только частично восстанавливаются у бывших потребителей каннабиса, но продолжительность употребления каннабиса в прошлом по-прежнему отрицательно сказывалась на способности эффективно отвергать сложную несущественную информацию. 30

Ремоделирование цепей вознаграждения мозга — зависимость от каннабиса

Активные ингредиенты каннабиса, в частности ТГК, влияют на нейрофизиологические и поведенческие системы аналогично наркотикам, вызывающим привыкание. 31 Употребление каннабиса связано с усилением приятных ощущений вознаграждения и эйфории либо за счет прямого воздействия на рецепторы CB1, выраженные в N.Accumbens или через сопутствующие цепи (включая эндогенные опиатные рецепторы) с аналогичными эффектами на пути вознаграждения в головном мозге. 31 В большинстве случаев наркотики, вызывающие привыкание, «сбрасывают» порог стимуляции пути вознаграждения на более высокий уровень, где только супрафизиологическая стимуляция лекарствами может вызвать желаемое чувство вознаграждения. Этот «захват» пути вознаграждения снижает мотивационную силу естественных вознаграждений (например, еды, возможности совокупиться, отношений и т. Д.) И, таким образом, изменяет нормальные мотивационные приоритеты.При повторной стимуляции этого пути употребление каннабиса вызывает нейронную пластичность и изменяет обучение, основанное на вознаграждении, 32 , что приводит к феноменологическим и поведенческим особенностям, типичным для зависимости. Предполагая, что он вызывает сильную зависимость, каннабис является наиболее часто используемым запрещенным наркотиком в США, и уровень его употребления продолжает расти. 4 , 5 , 6

Употребление каннабиса и благополучие

Сторонники употребления каннабиса утверждают, что курение каннабиса обеспечивает расслабление и удовольствие, улучшает самочувствие, способствует снятию стресса , и помогает справиться с суровой реальностью.Конечно, любое улучшение самочувствия психически здорового человека с помощью психоактивного вещества — это в некотором смысле оксюморон. Кроме того, употребление каннабиса снижает уровень коркового дофамина 33 , который играет важную роль в высших когнитивных функциях, рабочей памяти, исполнительной функции и т. Д. Следовательно, ощущение «расслабленности», которое большинство потребителей каннабиса сообщают как желаемый острый эффект, по всей вероятности, отражает когнитивные притупление («амотивационный синдром»), вызванное снижением коркового дофамина.Другими словами, масса доказательств указывает на то, что каннабис вызывает когнитивное притупление, а не уменьшает тревогу, безразличие, а не расслабление, и амотивацию, а не внутренний мир, — все это ближе к психопатологии, чем к благополучию.

Использование каннабиса и эффективность работы

Продолжаются дискуссии о том, влияет ли употребление каннабиса на способность людей работать, общаться с другими и / или жить нормальной жизнью. Недавние исследования ясно показывают, что употребление каннабиса влияет на любую работу, требующую когнитивного участия и принятия решений. 27 , 28 , 29 , 34 В исследовании молодых, психически и физически здоровых потребителей каннабиса, Wadsworth et al. 28 сообщают о связи между употреблением каннабиса и нарушениями когнитивные функции и настроение, но не с ошибками на рабочем месте (хотя была связь с более низкой бдительностью и более медленной организацией реакции). Пользователи испытали проблемы с рабочей памятью в начале, а также замедление психомоторных реакций и ухудшение эпизодической памяти в конце рабочей недели.Это подчеркивает важность выбора времени для тестирования в контексте и повседневной жизни. В отдельном исследовании той же выборки употребление каннабиса оказало значительное негативное влияние на безопасность на работе (например, самооценку несчастных случаев), дорожно-транспортных происшествиях и легких травмах. 34 Те, у кого были более высокие уровни других факторов риска, связанных с несчастными случаями, и кто также употреблял каннабис, с большей вероятностью сообщили о несчастном случае в предыдущем году. Таким образом, возможно, что эффекты, связанные с каннабисом, были связаны с усилением других факторов риска, связанных с несчастными случаями и травмами. 34

Употребление каннабиса и психическое здоровье среди населения в целом

Согласно исследованию 35 из 18 500 курильщиков каннабиса, опубликованному Статистическим управлением Нидерландов в октябре 2010 года, потребители каннабиса страдают проблемами психического здоровья в два раза чаще, чем те, кто не употребляет. Относительный риск психических проблем был удвоен у мужчин и женщин, употребляющих каннабис (20% и 28% соответственно), по сравнению с мужчинами и женщинами, не употребляющими каннабис (10% и 14% соответственно). Наиболее распространенными проблемами психического здоровья, о которых сообщали потребители каннабиса, были беспокойство, меланхолия, грусть и нетерпение.Напротив, физическое здоровье пользователей и не пользователей практически не различается. Хотя это технически незаконно, Нидерланды декриминализовали потребление и хранение менее 5 граммов (0,18 унции) каннабиса в 1976 году в рамках официальной политики «терпимости».

Воспользовавшись неясным юридическим статусом каннабиса, предприятия, связанные с продажей каннабиса, процветают, и даже доступны инвестиции на фондовом рынке.

Например, CannabisInvestments. com предоставляет информацию о способах инвестирования в продукты и компании, связанные с коноплей и медицинской марихуаной.

Влияние хронического употребления каннабиса на ЦНС

Недавно были задокументированы специфические патогенные эффекты каннабиса на ткани головного мозга человека. Используя структурную магнитно-резонансную томографию (МРТ) с высоким разрешением (3-T), Yucel et al 36 определили, что длительное тяжелое употребление каннабиса связано с грубыми анатомическими аномалиями в двух областях мозга, богатых каннабиноидными рецепторами, гиппокампе и миндалевидное тело. Субектами были здоровые мужчины, длительное время (более 10 лет) и интенсивное (более пяти суставов в день) употреблявшие каннабис, не имевшие в анамнезе полинаркомании или неврологических / психических расстройств.У потребителей каннабиса было двустороннее и значительно уменьшились объемы гиппокампа и миндалины, с более значительными изменениями в гиппокампе. Фактически, объем гиппокампа левого полушария был обратно связан с кумулятивным воздействием каннабиса в течение предыдущих 10 лет, а также с подпороговыми положительными психотическими симптомами. Положительная оценка симптомов психоза также была связана с совокупным воздействием каннабиса.

Употребление каннабиса и риск шизофрении, психоза и аффективных расстройств

Употребление каннабиса является одним из факторов окружающей среды, связанных с повышенным риском и ухудшением прогноза шизофрении, и некоторые данные предполагают наличие причинного эффекта. 3 Употребление каннабиса также связано с более частыми проявлениями более широкого фенотипа психоза. Сообщается, что изолированные психотические симптомы распространяются на 5–15% среди хронических потребителей каннабиса. 2 , 3 Хотя причинно-следственные связи по-прежнему трудно вывести из наблюдательных исследований, совокупность доказательств, по-видимому, свидетельствует в пользу причинного вклада употребления каннабиса в развитие шизофрении и психоза. 2

Недавние метаанализы дополнительно подтверждают гипотезу о том, что употребление каннабиса причинно способствует повышению риска развития шизофрении.В комплексном и систематическом метаанализе Мур и др. 37 определили, вносит ли употребление каннабиса причинный вклад в развитие нематериальных психических заболеваний, таких как шизофрения и аффективные расстройства. Исследование было разработано для решения, насколько это возможно, двух наиболее важных методологических проблем в изучении связи между употреблением каннабиса и психозом: 1) потенциал обратной причинной связи (когда психоз вызывает употребление каннабиса, а не наоборот) и 2) преходящий эффекты интоксикации (что неверно интерпретируется как психоз, как ложноположительная ошибка).Результаты показали, что риск психоза увеличивается примерно на 40% (совокупный скорректированный OR: 1,41) у потребителей каннабиса. При аффективных расстройствах результаты оказались не такими впечатляющими. Внутри пользователей наблюдали эффект доза-ответ с риском более чем в два раза (OR = 2,1) у наиболее частых пользователей. В отношении каннабиса и психоза были свидетельства смешанного эффекта, но связь сохранялась почти во всех исследованиях, даже после корректировки на исчерпывающие списки переменных. Авторы пришли к выводу, что «в настоящее время имеется достаточно доказательств, чтобы предупредить молодых людей о том, что употребление каннабиса может увеличить их риск развития психотического заболевания в более позднем возрасте» (стр. 319).

В метаанализе рецензируемых публикаций на английском языке, сообщающих о возрасте начала психотического заболевания в группах, употребляющих и не употребляющих психоактивные вещества, Large et al. 38 обнаружил связь между употреблением каннабиса и более ранним началом психоза (эффект был не видел с алкоголем). Авторы предполагают необходимость возобновления предупреждений о потенциально вредных последствиях каннабиса. Аналогичные результаты сообщают и другие авторы. 39

Генетическое смягчение воздействия каннабиса на психоз

Один из самых загадочных аспектов психоза, связанного с каннабисом, заключается в том, что заболеваемость шизофренией не растет, чтобы отразить распространенное употребление каннабиса.Вероятный ответ заключается в том, что существует различная индивидуальная чувствительность к влиянию каннабиса, вызывающему психоз. Другими словами, люди, которые имеют более высокую биологическую уязвимость к психозам, более склонны к развитию психотических переживаний при воздействии каннабиса. Например, генотип COMT Val / Val является фактором риска шизофрении в общей популяции 40 , предположительно, обеспечивая патологический субстрат, такой как низкий уровень дофамина в лобной коре 40 и высокий уровень мезолимбического дофамина. 41 Считается, что оба состояния способствуют развитию симптомов шизофрении. Носители генотипа COMT Val / Val имеют низкий уровень кортикального дофамина, но автоматически не заболевают шизофренией. Скорее, этот генотип считается вопросом индивидуальной изменчивости уровня кортикального дофамина. Ховевер, носители этого генотипа, которые также были хроническими потребителями каннабиса в подростковом возрасте, имеют значительно (до 10 раз) более высокий риск психоза 42 по сравнению с взрослыми, употребляющими каннабис с тем же генотипом.Сообщается, что употребление каннабиса еще больше снижает кортикальный 33 и увеличивает мезолимбический дофамин 43 , возможно, усиливая существовавший ранее генетически созданный дефицит дофамина. Если такое увеличение происходит в период чувствительного развития в подростковом возрасте, такое усиление может синергетически облегчить начало психоза. Подобный интерактивный синергизм недавно был описан для гена AKT1 и каннабиса. 45

Наконец, недавнее исследование Welch et al. 44 было первым продольным исследованием, продемонстрировавшим связь между потерей объема таламуса и воздействием каннабиса у людей, в настоящее время не затронутых шизофренией, но с повышенным риском заболевания из-за положительной семьи. история.Как заключают Велч и др. 44 , это открытие может иметь важное значение для понимания связи между воздействием каннабиса и последующим развитием шизофрении.

Заключение

Эмпирические и клинические исследования, рассмотренные здесь, ясно демонстрируют патологические эффекты курения каннабиса на физическое и особенно психическое здоровье, а также его влияние на социальное и профессиональное функционирование. Мы не нашли ни одного методологически обоснованного исследования, которое бы показало, что польза от курения каннабиса перевешивает связанные с этим риски.Эти отрицательные данные намного перевешивают документированные преимущества для ограниченного набора медицинских показаний, для которых легко доступны безопасные и эффективные альтернативные методы лечения. Тем не менее, правозащитные группы добиваются легализации или медицинского использования копченого каннабиса, в основном игнорируя таблетки, содержащие экстрагированный ТГК и другие каннабиноиды. Таким образом, представляется, что пропагандируются не преимущества активных ингредиентов каннабиса, а способ введения, более широкий набор показаний и ритуал употребления.Основываясь на рассмотренных здесь эмпирических и клинических данных, можно с уверенностью заключить, что если каннабиноидные препараты и имеют какое-либо медицинское значение, то они связаны с химически модифицированными экстрактами, а не с необработанным растением каннабис.

Биография

Драган М. Свракич, доктор медицинских наук, и Патрик Дж. Люстман, доктор философии, практикуют в Медицинской школе Вашингтонского университета и Медицинском центре администрации ветеранов в Сент-Луисе. Ашок Малля, доктор медицины, Тейлор Андреа Линн, доктор философии, и Ронда Финни, доктор медицины, практикуют в Медицинском центре по делам ветеранов.Неда М. Свракич из Иллинойского университета в Урбана-Шампейн.

Контакт: [email protected]

Ссылки

1. Пресс-служба FDA, 2006 г.

2. Ван Ос Дж., Краббендама Л., Инез Мьин-Гермейса, Делеспаула П. 2005 Среда шизофрении. Текущее мнение в психиатрии. 2005. 18: 141–145. [PubMed] [Google Scholar] 3. ван Ос Дж., Кенис Дж., Руттен БПФ. Окружающая среда и шизофрения. Природа. 2010. 468 (7321): 203–12. [PubMed] [Google Scholar] 4. SAMSHA (Управление служб психического здоровья и злоупотребления психоактивными веществами) Результаты Национального исследования употребления наркотиков и здоровья 2004 года: национальные результаты.Роквилл, Мэриленд: Офис прикладных исследований; 2005 г. (NSDUH Series H-28, публикация DHHS № SMA 05-4062). [Google Scholar] 5. Управление прикладных исследований SAMSHA (Управление служб по борьбе с наркотиками и психическим здоровьем). Национальное исследование употребления наркотиков и здоровья, 2006 г. Парк исследовательского треугольника, Северная Каролина: Институт исследовательского треугольника; Анн-Арбор, Мичиган: Межуниверситетский консорциум политических и социальных исследований; 2008. [Google Scholar] 6. SAMSHA (Управление по вопросам наркозависимости и психического здоровья) Результаты Национального исследования употребления наркотиков и здоровья 2009 г .: Том I.Сводка национальных результатов (Управление прикладных исследований, NSDUH Series H-38A, публикация HHS № SMA 10-45886 Результаты) Роквилл, Мэриленд: [Google Scholar] 7. Mechoulam R, Agony Y. Полный синтез dl-D1-тетрагидроканнабинола, активного компонента гашиша. Журнал Американского химического общества. 1965; 87: 3273–3275. [PubMed] [Google Scholar] 8. Мешулам Р., Петерс М., Мурильо-Родригес Э. и др. Каннабидиол — последние достижения. Химия и биоразнообразие. 2007. 4 (8): 1678–1692. Рассмотрение. [PubMed] [Google Scholar] 9.Cravatt BF, Lichtman AH. Система эндогенных каннабиноидов и ее роль в ноцицептивном поведении. Журнал нейробиологии. 2004. 61 (1): 149–160. [PubMed] [Google Scholar] 10. Ди Марцо В., Де Петроцеллис Л., Бизоньо Т. Биосинтез, судьба и фармакологические свойства эндоканнабиноидов. Справочник по экспериментальной фармакологии. 2005. 168: 147–185. [PubMed] [Google Scholar] 11. Шерман М.П., ​​Аберленд Е.Е., Вонг В.З. и др. Влияние курения марихуаны, табака или кокаина по отдельности или в комбинации на повреждение ДНК альвеолярных макрофагов человека.Науки о жизни. 1997; 56: 2301–2307. [PubMed] [Google Scholar] 12. Ташкин Д.П. Курение марихуаны как причина повреждения легких. Monaldi Archives Заболевания грудной клетки. 2005. 63 (2): 93–100. [PubMed] [Google Scholar] 13. Hashibe M, Straif K, Tashkin DP и др. Эпидемиологический обзор употребления марихуаны и риска рака. Алкоголь. 2005. 35 (3): 265–275. [PubMed] [Google Scholar] 14. Ташкин Д.П., Шапиро Б.Дж., Ли Э.Ю. и др. Подострые последствия тяжелого курения марихуаны на легочную функцию у здоровых молодых товарищей. Медицинский журнал Новой Англии.1976; 294: 125–129. [PubMed] [Google Scholar] 15. Фридман Х., Ньютон С., Кляйн Т.В.. Микробные инфекции, иммуномодуляция и наркотики. Обзоры клинической микробиологии. 2003. 16 (2): 209–219. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Hézode C, Zafrani ES, Roudot-Thoraval F, et al. Ежедневное употребление каннабиса: новый фактор риска серьезности стеатоза у пациентов с хроническим гепатитом С. Гастроэнтерология. 2008. 134 (2): 432–439. [PubMed] [Google Scholar] 17. Paton WD. Каннабис и его проблемы. Труды Королевского медицинского общества.1973; 66 (7): 718–721. [PubMed] [Google Scholar] 18. Венгер Т., Тот БЭ, Мартин Б.Р. Влияние анандамида (эндогенного каннабиноида) на секрецию гормона передней доли гипофиза у взрослых крыс с удаленными яичниками. Науки о жизни. 1995; 56: 2057–2063. [PubMed] [Google Scholar] 19. Браун Т.Т., Добс А.С.. Эндокринные эффекты марихуаны. Журнал клинической фармакологии. 2002; 42 (11 доп.): 90С – 96С. [PubMed] [Google Scholar] 20. Коэн С. Марихуана и репродуктивные функции. Новости злоупотребления наркотиками и алкоголизма. 1985; 13: 1. [Google Scholar] 21.Теннес К. Влияние марихуаны на беременность и развитие плода у человека. В: Braude MC, Ludford JP, редакторы. Воздействие марихуаны на эндокринную и репродуктивную системы (исследовательская монография NIDA 44) Роквилл, Мэриленд: Национальный институт злоупотребления наркотиками; 1984. С. 115–123. [PubMed] [Google Scholar] 22. Fehr KO, Kalant H. Addict Res; Фонд исследований зависимости / Совещание Всемирной организации здравоохранения по неблагоприятным последствиям для здоровья и поведенческих последствий употребления каннабиса; Торонто, Онтарио. 1983. С. 257–354. [Google Scholar] 23.Далинг Дж. Р., Дуди Д. Р., Сан X и др. Связь употребления марихуаны и заболеваемости опухолями половых клеток яичек. Рак. 2009. 115 (6): 1215–23. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Хенке С., Краббендам Л., Спаувен Дж. И др. Проспективное когортное исследование употребления каннабиса, предрасположенности к психозам и психотических симптомов у молодых людей. Британский медицинский журнал. 2005; 330 (7481): 11. Epub 1 декабря 2004 г. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25. Тартер Р.Э., Ванюков М., Кириши Л., Рейнольдс М., Кларк ДБ.Предикторы употребления марихуаны у подростков до и после употребления запрещенных наркотиков: исследование гипотезы о входе. Американский журнал психиатрии. 2006; 163: 2134–2140. [PubMed] [Google Scholar] 26. Heishman SJ, Arasteh K, Stitzer ML. Сравнительное влияние алкоголя и марихуаны на настроение, память и работоспособность. Фармакология, биохимия и поведение. 1997. 58: 93–101. [PubMed] [Google Scholar] 27. Соловий Н. Каннабис и когнитивное функционирование. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1998. [Google Scholar] 28.Уодсворт EJ, Moss SC, Simpson SA, Smith AP. Употребление каннабиса, когнитивные способности и настроение в выборке рабочих. Журнал психофармакологии. 2006a; 20 (1): 14–23. [PubMed] [Google Scholar] 29. Solowij N, Michie PT, Fox AM. Влияние длительного употребления каннабиса на избирательное внимание: потенциальное исследование, связанное с событием. Фармакология, биохимия и поведение. 1991. 40 (3): 683–8. [PubMed] [Google Scholar] 30. Соловий Н. Восстанавливаются ли когнитивные нарушения после прекращения употребления каннабиса? Науки о жизни. 1995; 56: 2119–2126.[PubMed] [Google Scholar] 31. Wenger T, Moldrich G, Furst S. Нейроморфологические предпосылки зависимости от каннабиса. Бюллетень исследований мозга. 2003; (61): 125–128. [PubMed] [Google Scholar] 32. Хайман С, Маленка Р.С., Нестлер Э.Дж. Нейронные механизмы зависимости: роль обучения и памяти, связанных с вознаграждением. Ежегодный обзор нейробиологии. 2006; 29: 565–98. [PubMed] [Google Scholar] 33. Stokes PRA, Egerton A, Watson B и др. Значительное уменьшение фронтального и временного связывания [11C] -раклоприда после провокации THC.NeuroImage. 2010. 52: 1521–1527. [PubMed] [Google Scholar] 34. Уодсворт EJ, Moss SC, Simpson SA, Smith AP. Общественное расследование связи между употреблением каннабиса, травмами и несчастными случаями. Журнал психофармакологии. 2006b; 20 (1): 5–13. [PubMed] [Google Scholar]

35. Нидерланды — Центральное бюро статистики (статья на голландском языке) Cannabisgebruikers mentalisch ongezonder, 4 октября 2010 г.

36. Yucel M, Solowij N, Respondek C, Whittle S, Fornito A, Pantelis C, Любман Д.И. 2008 Региональные аномалии мозга, связанные с длительным употреблением конопли в больших количествах.Arch Gen Psychiatry. 2008. 65 (6): 694–701. [PubMed] [Google Scholar] 37. Moore THM, Zammit S, Lingford-Hughes A, et al. Употребление каннабиса и риск психотических или аффективных последствий для психического здоровья: систематический обзор. Ланцет. 2007. 370: 319–28. [PubMed] [Google Scholar] 38. Большой М., Шарма С., Комптон М. Т. и др. Употребление каннабиса и раннее начало психоза Систематический метаанализ. Архив общей психиатрии. 2011 Epub. [PubMed] [Google Scholar] 39. Шиммельманн Б.Г., Конус П., Коттон С.М. и др. Расстройство, связанное с употреблением каннабиса, и возраст начала психоза — исследование на пациентах с первым эпизодом.Исследование шизофрении. 2011 Apr 16; Epub впереди печати. [PubMed] [Google Scholar] 40. Иган М.Ф., Голдберг Т., Колачана Б.С. и др. Влияние генотипа COMT Val108 / 158 Met на функцию лобной доли и риск шизофрении. PNAS. 2001. 98 (12): 6917–6922. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 41. Акил М., Колачана Б.С., Ротмонд Д.А., Хайд TM, Вайнбергер Д.Р., Кляйнман Дж. Э. Генотип катехол-О-метилтрансферазы и регуляция дофамина в головном мозге человека. Журнал неврологии. 2003; 23: 2008–2013. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 42.Каспи А., Моффит Т.Э., Кэннон М., Макклей Дж. И др. Умеренность воздействия употребления каннабиса в подростковом возрасте на психоз взрослых за счет функционального полиморфизма гена катехол-о-метилтрансферазы: продольные доказательства взаимодействия гена X с окружающей средой. Биологическая психиатрия. 2005; 57: 1117–1127. [PubMed] [Google Scholar] 43. Voruganti LNP, Slomka P, Zabel P, Mattar A, Awad AG. Высвобождение дофамина, индуцированное каннабисом: исследование SPECT in vivo. Психиатрические исследования. 2001; 107: 173–177. [PubMed] [Google Scholar] 44.Уэлч К.А., Стэнфилд А.С., Макинтош А.М., Уолли ХК, Джоб Д.Е., Мурхед Т.В., Оуэнс Д.Г.К., Лори С.М., Джонстон ЕС. Влияние употребления каннабиса на объем таламуса у людей с высоким семейным риском шизофрении. Британский журнал психиатрии. 2011; 199: 386–390. [PubMed] [Google Scholar] 45. ван Винкель R ГРУППА Следователи. Семейный анализ генетической изменчивости, лежащей в основе психоз-индуцирующих эффектов каннабиса. Архив общей психиатрии. 2011. 68 (2): 148–157. [PubMed] [Google Scholar]

Обзор легализации и декриминализации марихуаны

Существует много путаницы и дезинформации о легализации и декриминализации марихуаны.Эти две концепции не совпадают. Понимание законов вашего штата и штатов, в которые вы путешествуете, может помочь вам избежать случайного получения билетов или ареста за хранение марихуаны, поскольку в каждом штате действуют свои уникальные законы о марихуане.

Читайте дальше, чтобы узнать больше о различиях между легализацией марихуаны и декриминализацией и о том, как это может повлиять на вас.

Легализация марихуаны в развлекательных целях

Известно, что избиратели в Колорадо и Вашингтоне легализовали марихуану в ноябре 2012 года.Оба штата разрешают употребление марихуаны в личных целях только взрослыми от 21 года и старше. Колорадо смог открыть легальные розничные магазины марихуаны с 1 января 2014 года. Вашингтон медленнее лицензировал магазины рекреационной марихуаны и начал выдавать лицензии в июле 2014 года. С тех пор их примеру последовали и другие штаты, в том числе Калифорния и Массачусетс (оба в 2016 году).

По сути, легализация марихуаны означает, что вы не можете быть арестованы, выписаны билеты или осуждены за употребление марихуаны, если вы соблюдаете законы штата в отношении возраста, места и количества потребления.Однако вас все равно могут арестовать за продажу или оборот марихуаны, если вы не соблюдаете законы штата о лицензировании и налогообложении. Например, марихуана на черном рынке все еще продается в Колорадо, несмотря на легализацию, и остается незаконной.

В других штатах вскоре могут появиться законы и правила для юридического контроля над рынком марихуаны, чтобы потребители могли покупать марихуану для собственного использования из надежного законного источника.

Легализация медицинской марихуаны

Марихуана веками использовалась в лечебных целях.С 1996 года, когда эта тенденция зародилась в Калифорнии, более половины штатов и округ Колумбия легализовали медицинскую марихуану. Обычно существуют ограничения на количество унций марихуаны и растений марихуаны, которые могут быть в собственности. В некоторых штатах, включая Коннектикут и Массачусетс, есть 30- или 60-дневный лимит поставок, который может варьироваться в зависимости от пациента.

Вашингтон легализовал марихуану в медицинских целях в 1998 году, до того, как легализовали рекреационную марихуану. В статуте четко прописаны сострадательные намерения, стоящие за легализацией медицинской марихуаны, и указана ограниченная медицинская цель закона:

Соответствующие требованиям пациенты с неизлечимыми или изнурительными заболеваниями, которые, по мнению их специалистов в области здравоохранения, могут получить пользу от использования каннабиса в медицинских целях, не должны подвергаться аресту, судебному преследованию или другим уголовным санкциям или гражданским последствиям в соответствии с законодательством штата, основанным исключительно на об их медицинском использовании каннабиса, несмотря на любые другие положения закона.

Часто при легализации медицинской марихуаны некоторые сельскохозяйственные исключения для выращивания в горшках включаются в закон. Это важно, потому что, если бы выращивание марихуаны или снабжение ею магазинов по-прежнему было незаконным, то у больного пациента возникли бы трудности с получением препарата.

Объяснение декриминализации марихуаны

Чтобы было ясно, декриминализация марихуаны — это не то же самое, что легализация марихуаны. Декриминализация означает, что государство отменило или изменило свои законы, чтобы сделать определенные действия преступными, но больше не подлежат судебному преследованию.В контексте марихуаны это означает, что лица, пойманные с небольшим количеством марихуаны для личного потребления, не будут привлечены к уголовной ответственности и впоследствии не получат судимости или тюремного заключения.

Во многих штатах хранение небольшого количества марихуаны рассматривается как незначительное нарушение правил дорожного движения. Растущий список штатов декриминализовал марихуану.

Но даже в штатах, которые декриминализовали эту траву, хранение или продажа марихуаны в больших количествах влечет за собой серьезные потенциальные штрафы.Поэтому вам все равно нужно быть в курсе уголовного законодательства вашего штата.

Федеральное законодательство и законы штата

Когда федеральный закон и закон штата противоречат друг другу, федеральный закон имеет приоритет. Федеральный закон не разрешает продажу и использование марихуаны, поскольку это незаконно в соответствии с Законом о контролируемых веществах. В штатах, где марихуана была легализована в рекреационных целях, закон штата противоречит федеральному закону.

Если Колорадо и Вашингтону удастся полностью сохранить свой бизнес по продаже марихуаны в штате, это может быть законным.Это означает, что марихуану необходимо выращивать, продавать, использовать и облагать налогами в пределах штата без использования каких-либо федеральных земель или средств торговли. Это не позволяет предприятиям розничной торговли марихуаной пользоваться банками, деятельность которых регулируется на федеральном уровне. Это также не позволяет предприятиям, занимающимся марихуаной, вычитать коммерческие расходы из своих федеральных подоходных налогов. Это также мешает фермерам использовать воду из ресурсов, находящихся под федеральным управлением.

Конфликт между законами штата и федеральными законами о марихуане, вероятно, будет продолжаться и в конечном итоге потребует разрешения, возможно, посредством решения Верховного суда.

Получите юридическую помощь в понимании законов о марихуане

Законы, касающиеся марихуаны, сложны и могут сильно различаться в зависимости от штата, в котором вы находитесь, и от того, задействованы ли федеральные законы или фонды. Если вы пытаетесь открыть бизнес, связанный с марихуаной, или просто хотите разобраться в законах, касающихся использования в рекреационных целях, вам следует связаться с опытным адвокатом по преступлениям, связанным с наркотиками, в вашем районе.

Все штаты, в которых марихуана декриминализована, и что это означает

Вот разница между декриминализацией и легализацией.

Например, марихуана разрешена в Колорадо.Тео Строомер / Getty Images

Тот факт, что марихуана была декриминализована в определенном месте, не означает, что лица, уличенные в хранении этого наркотика, не будут подвергнуты судебным санкциям.На самом деле существует значительная разница между декриминализацией травки и полной легализацией.

По сути, «декриминализация» означает, что правовые последствия хранения небольшого количества марихуаны намного менее серьезны, чем они были раньше. Согласно Политике проекта по марихуане, кто-то, уличенный в употреблении небольшого количества марихуаны, не подвергнется судебному преследованию, тюремному заключению или не получит судимости. Однако, по мнению Национальной конференции законодательных собраний штатов, от них могут потребовать уплаты штрафа, и обычно считается, что они совершили гражданское правонарушение или мелкий проступок.

Быть обнаруженным с небольшим количеством марихуаны в штатах, где это вещество декриминализовано, можно сравнить с получением штрафа за превышение скорости — вас не посадят в тюрьму, но вы по-прежнему нарушаете закон. Напротив, легализация рекреационной марихуаны означает, что взрослые могут законно использовать, хранить и даже выращивать собственную марихуану для личного использования.

Когда дело доходит до законов о марихуане, количество имеет значение.

В некоторых штатах декриминализирована марихуана в небольших количествах.Марк Тиссен / APImages

Если вы планируете хранить какое-либо количество марихуаны в США, важно знать, какое количество марихуаны является законным или декриминализованным в вашем штате. Суммы, которые могут считаться гражданскими правонарушениями в одном штате, могут привести к уголовному преследованию только в одном штате.

Хотя хранение небольшого количества марихуаны не является серьезным преступлением в некоторых штатах, превышение лимита декриминализации приведет к судебному преследованию, тюремному заключению и судимости.

Также важно помнить, что марихуана по-прежнему является контролируемым веществом из Списка I и, таким образом, технически незаконна в соответствии с федеральным законодательством даже в тех штатах, которые легализовали или декриминализовали ее.

Аляска легализовала выращивание, продажу и использование марихуаны взрослыми в 2014 году.

Однако незаконно вывозить любое количество каннабиса с Аляски.Джастин Салливан / Персонал

Аляска позволяет людям старше 21 года иметь при себе до 1 унции марихуаны и до шести растений в своем доме, если три или менее созрели и цветут одновременно.

Использование каннабиса в любой форме (включая вейпинг и пищевые продукты) запрещено на государственной или федеральной земле, а частное потребление должно быть вне поля зрения общественности.Использование марихуаны в общественных местах может повлечь за собой штраф до 100 долларов.

Вывоз любого количества каннабиса из штата является незаконным. Каннабис нельзя употреблять до или во время вождения, а пассажирам в автомобиле также запрещено употреблять марихуану.

Калифорния легализовала употребление марихуаны в рекреационных целях в 2016 году.

Если вам больше 21 года, то иметь при себе марихуану — это законно.AP Photo / Эстебан Феликс

Взрослые люди старше 21 года имеют законное право владеть до 28,5 граммов цветов марихуаны и до 8 граммов концентрата марихуаны в соответствии с законодательством Калифорнии. Взрослые также могут вырастить у себя дома до шести растений.

Вы не можете употреблять марихуану в любой форме в общественных местах, в пределах 1000 футов от школы или молодежного центра или в любом месте, где курение табака запрещено.

Взрослые могут перевозить до 28,5 граммов цветов марихуаны и до 8 граммов концентрата марихуаны в автомобиле, хотя контейнер с каннабисом должен быть недоступен для детей и находиться вне досягаемости водителя. Пассажиры также должны воздерживаться от употребления каннабиса.

Экспорт марихуаны из Калифорнии, даже в те штаты, где он легализован, является незаконным.

Колорадо был одним из первых штатов, легализовавших рекреационную марихуану.

В Колорадо потребители в рекреационных целях могут посетить диспансеры, чтобы законно купить наркотик.Рик Уилкинг / Reuters

Взрослые от 21 года и старше могут иметь при себе до 1 унции марихуаны в Колорадо. По состоянию на 2016 год как туристы, так и жители могут покупать до 28 граммов марихуаны за одну транзакцию. Диспансеры — единственные законные места для покупки марихуаны, и давать, делиться или продавать марихуану кому-либо младше 21 года является уголовным преступлением.Вы можете передать до 30 грамм марихуаны другому взрослому, но не можете ее продать.

Запрещается употреблять каннабис в любой форме в общественных местах, включая большинство отелей и все аэропорты. Использование на федеральных землях также запрещено. Вождение под воздействием марихуаны является незаконным, и пассажирам также не разрешается употреблять травку в автомобиле.

Коннектикут декриминализовал марихуану, но не легализовал ее.

Наличие любого количества каннабиса более 1.5 унций считаются уголовным преступлением. Thomson Reuters

В Коннектикуте хранение 0,5 унции или меньше марихуаны приведет к гражданскому штрафу в размере 150-500 долларов за первое и второе нарушения. Хранение более 0,5 унции считается правонарушением и может повлечь за собой штраф в размере до 2000 долларов и один год тюремного заключения.Если вас поймают с атрибутикой с намерением использовать ее для употребления или распространения более 0,5 унции, это может привести к тюремному заключению на срок до трех месяцев и штрафу в размере 500 долларов.

В Делавэре простое владение влечет за собой гражданский штраф в размере 100 долларов.

Вы не получите тюремного заключения за хранение небольшого количества марихуаны в Делавэре.Thomson Reuters

Когда губернатор Джек Маркелл подписал в 2011 году Закон штата Делавэр о медицинской марихуане, штат декриминализовал каннабис для некоторых пациентов и лиц, ухаживающих за ними. Спустя несколько лет Генеральная ассамблея Делавэра приняла закон, предусматривающий декриминализацию по всему штату лиц, перевозящих менее 1 унции марихуаны.

Иллинойс декриминализовал каннабис в 2014 году, но марихуана по-прежнему запрещена для использования в рекреационных целях.

Однако нельзя выращивать или распространять препарат.Блэр Гейбл / Рейтер

В 2016 году Генеральная ассамблея Иллинойса декриминализовала хранение до 10 граммов марихуаны.

Это означает, что наказание за хранение менее 10 граммов каннабиса приведет к штрафу в размере 100-200 долларов США. Медицинская марихуана легальна в Иллинойсе, но выращивание, производство или распространение марихуаны в любых количествах без лицензии запрещено законом.

Мэн легализовал рекреационную марихуану в 2016 году, но аптеки еще не открылись.

Однако нельзя будет употреблять наркотик в общественных местах.REUTERS / Nir Elias

Из-за вето на два законопроекта о реализации рекреационной марихуаны губернатором Полом Лепейджем, аптеки по продаже рекреационной марихуаны еще не открылись в штате Мэн. Однако взрослым в возрасте 21 года и старше по закону разрешено иметь при себе до 2,5 унций марихуаны.Взрослые также могут выращивать до трех зрелых растений марихуаны, 12 незрелых растений и неограниченное количество саженцев у себя дома. На каждом заводе должна быть указана информация о владельце и водительское удостоверение / идентификационный номер.

Использование каннабиса в любой форме запрещено в общественных местах или на федеральных землях. Штраф за употребление марихуаны в общественных местах может достигать 100 долларов. Экспорт марихуаны или вождение в состоянии наркотического опьянения может привести к тюремному заключению, судебному преследованию и уголовному преследованию.

Мэриленд декриминализовал марихуану, но не легализовал ее.

Наказание становится более суровым при повторном правонарушении человека.Роберт Ф. Букатый / AP

Согласно действующему законодательству Мэриленда, хранение менее 10 граммов марихуаны считается гражданским правонарушением и влечет за собой штраф в размере до 100 долларов, согласно FindLaw.

Второе нарушение влечет за собой штраф в размере 250 долларов США, а последующие нарушения наказываются штрафом до 500 долларов США.Любой преступник в возрасте до 21 года, совершивший третье правонарушение, также должен будет пройти обследование на предмет злоупотребления наркотиками и принять участие в программе наркологического просвещения. Медицинская марихуана легальна в Мэриленде с 2013 года.

Массачусетс проголосовала за легализацию рекреационной марихуаны в 2016 году.

Однако нельзя употреблять марихуану в общественных местах.sruilk / Shutterstock

Использование и хранение марихуаны является законным в Массачусетсе для взрослых от 21 года и старше. Вы можете иметь до 1 унции при себе и можете хранить максимум 10 унций в вашем доме.Кроме того, вы можете выращивать до шести растений у себя дома и до 12 растений для двух или более взрослых особей.

Нельзя оставлять открытую тару с марихуаной в машине или общественном месте. Если у вас дома хранится более 30 граммов марихуаны, его необходимо запереть. Если вы не заперете его, любая сумма, превышающая 1 унцию, может быть конфискована, и будет применен гражданский штраф в размере до 100 долларов США.

Запрещается использовать марихуану в любой форме (включая вейпинг и пищу) в общественных местах или на федеральных землях.Вождение автомобиля под кайфом также является нарушением закона.

Миссисипи декриминализовала небольшое количество марихуаны.

Однако продажа препарата приводит к тюремному заключению.Flickr / cagrimmett

В Миссисипи лица, пойманные с менее чем 30 граммами каннабиса, могут столкнуться с штрафом в размере до 250 долларов и не менее 100 долларов за первое нарушение, согласно FindLaw.Второе правонарушение карается штрафом в размере 250 долларов и тюремным заключением на срок от 5 до 60 дней. Третье нарушение может привести к штрафу в размере до 500 долларов и тюремному заключению от пяти дней до шести месяцев.

Однако продажа менее 1 унции марихуаны может привести как минимум к трем годам тюремного заключения и штрафу в размере 3000 долларов. Преступники, впервые продающие более 1 унции, но менее 1 килограмма, могут получить до 20 лет тюрьмы и штраф в размере 30 000 долларов.

В штате Миссури декриминализовано хранение марихуаны в небольших количествах.

За продажу наркотиков в Миссури вы можете приговорить к семи годам тюремного заключения.REUTERS / Джейсон Редмонд

Миссури классифицирует хранение марихуаны как мелкое правонарушение без возможности тюремного заключения за большинство правонарушений. Правонарушителям, впервые уличенным в хранении до 10 граммов марихуаны, грозит штраф в размере до 500 долларов.

Однако продажа менее 5 граммов каннабиса наказывается лишением свободы на срок до семи лет.Отдельным лицам грозит пожизненное заключение за продажу более 30 килограммов. Медицинская марихуана была официально легализована в Миссури в декабре 2019 года.

В штате Небраска отменена уголовная ответственность за хранение до 1 унции каннабиса.

Последующие нарушения повлекут за собой более высокие штрафы и до недели тюремного заключения.Тео Варго / Гетти

Лица в Небраске, у которых будет обнаружено хранение до 1 унции марихуаны, столкнутся с обвинением в размере до 300 долларов и должны будут пройти курс обучения по вопросам наркотиков, согласно FindLaw. Последующие нарушения повлекут за собой более высокие штрафы и до недели тюремного заключения.

Продажа каннабиса в любом количестве по-прежнему считается уголовным преступлением и карается обязательным минимальным тюремным сроком от 1 до 20 лет, а также штрафом до 20 000 долларов. Продажа несовершеннолетнему приведет к обязательному тюремному заключению сроком на 3 года и до 50 лет, если продажа произошла в школьной зоне.

В Неваде разрешены как рекреационная, так и медицинская марихуана.

Невада присоединилась к другим штатам, разрешающим употребление марихуаны в рекреационных целях, и стала первым из четырех штатов, которые проголосовали за легализацию продаж в рекреационных целях на ноябрьских выборах, чтобы разрешить диспансерам продавать каннабис для рекреационного использования лицам старше 21 года.Итан Миллер / Гетти

Взрослым старше 21 года по закону разрешено хранить и употреблять рекреационную марихуану в Неваде. Лицам старше 18 лет разрешается использовать действующую медицинскую карту марихуаны для легальной покупки каннабиса в Неваде.

Взрослые могут купить до 1 унции цветка каннабиса или 0.125 унций концентрата за одну операцию. Многие диспансеры в Неваде предлагают как развлекательную, так и медицинскую марихуану.

Употребление каннабиса в любой форме запрещено во всех общественных или федеральных помещениях. Любому, кто уличен в нарушении этого закона, грозит до шести месяцев тюрьмы и штраф до 1000 долларов. Экспорт или вождение под воздействием марихуаны являются преступлениями, наказуемыми тюремным заключением и штрафами. Любой, кто находится в транспортном средстве с марихуаной, должен хранить это вещество в запечатанном контейнере подальше от водителя.

Выращивание марихуаны запрещено в пределах 25 миль от любой аптеки в Неваде.

Северная Каролина декриминализовала хранение менее 0,5 унции марихуаны.

Наличие любого количества каннабиса более 1.5 унций считаются уголовным преступлением. Thomson Reuters

Согласно FindLaw, Северная Каролина классифицирует хранение менее 0,5 унции марихуаны как мелкое правонарушение без возможности тюремного заключения за большинство правонарушений, хотя нарушение карается штрафом в размере не более 200 долларов.Хранение 0,5–1,5 унции карается тюремным заключением на срок от 1 до 45 дней и штрафом в размере 1000 долларов США. Хранение любого количества каннабиса более 1,5 унций считается уголовным преступлением и приводит к тюремному заключению на срок от 3 до 8 месяцев, а также к штрафу в размере 1000 долларов США.

Огайо декриминализовало хранение менее 20 граммов марихуаны.

За большинство преступлений, совершенных впервые, тюремное заключение не предусмотрено.Тимоти Дж. Гонсалес / AP

Огайо классифицирует хранение менее 20 граммов марихуаны как мелкое правонарушение без возможности тюремного заключения за большинство преступлений, совершенных впервые. Хранение более 200 граммов марихуаны считается уголовным преступлением, а хранение более 5000 граммов обычно влечет за собой тюремный срок.

Продажа марихуаны в любом количестве считается уголовным преступлением и влечет даже строгие штрафы, если каннабис продается в пределах 1000 футов от школы или 100 футов от подростка.

Марихуана легальна в Вашингтоне, округ Колумбия.

Человек все еще может быть арестован за продажу любого количества марихуаны другому человеку в D.С. Люси Николсон / Reuters

В ноябре 2014 года жители столицы подавляющим большинством проголосовали за легализацию марихуаны для употребления взрослыми.

Закон вступил в силу в 2015 году, позволив людям иметь при себе 2 унции или меньше марихуаны и «подарок» до унции, если не обмениваются ни деньги, ни товары, ни услуги.

Использование марихуаны в общественных местах по-прежнему является незаконным.

Посетите домашнюю страницу INSIDER , чтобы узнать больше.

Новаторский эксперимент по декриминализации наркотиков в штате Орегон теперь проходит суровое испытание: NPR

Майк Маршалл — соучредитель и директор Oregon Recovers.Он говорит, что обеспокоен тем, что штат не может стратегически расширить возможности лечения наркозависимости. «Поэтому мы ставим телегу впереди лошади», — говорит он. Эрик Вестервельт / NPR скрыть подпись

переключить подпись Эрик Вестервельт / NPR

Майк Маршалл — соучредитель и директор Oregon Recovers.Он говорит, что обеспокоен тем, что штат не может стратегически расширить возможности лечения наркозависимости. «Поэтому мы ставим телегу впереди лошади», — говорит он.

Эрик Вестервельт / NPR

Прошлой осенью избиратели Орегона декриминализовали хранение небольших количеств почти всех тяжелых наркотиков, сделав новаторский шаг в сторону от модели ареста, обвинения и тюремного заключения за хранение, которая была центральным элементом американской наркополитики с тех пор, как президент Ричард Никсон объявил войну наркотикам 50 лет. назад на этой неделе.

Орегонцы подавляющим большинством приняли Меру 110, согласно которой хранение небольших количеств кокаина, героина, ЛСД и метамфетамина, помимо других наркотиков, карается гражданским иском — подобным штрафу за парковку — и штрафом в 100 долларов. Эта плата может быть отменена, если вы пройдете медицинское обследование по горячей линии восстановления.

Эта мера — крупная победа защитников, выступающих за системные изменения в U.S. наркополитика, расширяет финансирование и доступ к услугам по лечению наркозависимости за счет налоговых поступлений от индустрии марихуаны штата, а также ожидаемой экономии от сокращения арестов и тюремного заключения.

В течение многих лет Орегон занимал первое место среди штатов с самым высоким уровнем наркозависимости и алкоголизма и находился на самом нижнем уровне в национальном масштабе по доступу к услугам по реабилитации. И хотя критики во всем мире уже давно называют войну с наркотиками расистским, бесчеловечным фиаско, которое не может обеспечить справедливость и здоровье, Орегон первым сделал шаг к радикальному изменению этих систем.

«То, что мы делали последние несколько десятилетий, полностью провалилось», — говорит Майк Шмидт, окружной прокурор Малтнома, самого густонаселенного округа Орегона, в который входит Портленд. Шмидт, который публично поддержал Меру 110, говорит, что он твердо верит, что модель здоровья, а не криминализация, является лучшим способом борьбы с расстройством, вызванным употреблением психоактивных веществ.

«Криминализация держит людей в тени. Она не дает людям обращаться за помощью, не рассказывать своим врачам, не рассказывать членам своей семьи о том, что у них есть проблема», — говорит Шмидт.

Поддержка декриминализации связана с опасениями по поводу ее реализации

Акцент на здравоохранение над тюремным заключением, как надеются сторонники, также начнет устранять стигматизирующие препятствия, которые часто возникают, в том числе трудности с поиском работы, жилье и студенческие ссуды, а также получение профессиональной лицензии в самых разных областях.

Тера Херст, исполнительный директор Альянса восстановления здоровья и правосудия в Орегоне, говорит, что декриминализация штата знаменует смелые системные изменения.«Мы не можем отговариваться от этого», — говорит она. Альянс Орегона по восстановлению здоровья и правосудия скрыть подпись

переключить подпись Альянс Орегона по восстановлению здоровья и правосудия

«Война с наркотиками в основном велась против цветных сообществ.Жизни людей были разрушены «, — говорит Тера Херст, исполнительный директор Орегонского альянса по восстановлению правосудия в области здравоохранения, который в прошлом году проводил кампанию за отмену декриминализации, а теперь настаивает на ее полном финансировании и реализации. это. Для меня действительно важно избавиться от стигмы в отношении зависимости и употребления наркотиков. И это помогает нам приблизиться к этому ».

Но через пять месяцев после того, как декриминализация вступила в силу, эксперимент, санкционированный избирателями, наталкивается на тяжелые реалии реализации.Реализация обещания меры резко разделила сообщество выздоравливающих, оттолкнула некоторых в правоохранительных органах и оставила большие вопросы о том, будет ли Законодательный орган полностью профинансировать обещанное расширение помощи с помощью этой меры.

Даже многие лидеры выздоровления здесь, которые поддерживают прекращение криминализации зависимости, глубоко обеспокоены тем, что государство фактически спрыгнуло с пропасти декриминализации в сторону сломанной, дисфункциональной и недостаточно финансируемой системы лечения, которая совсем не готова справиться с наплывом большего количества людей, обращающихся за лечением.

Сторонники декриминализации «не понимают стороны здравоохранения, и они не понимают выздоровления», — говорит Майк Маршалл, соучредитель и директор группы Oregon Recovers.

«Наша большая проблема в том, что наша система здравоохранения не хочет этого, не подготовлена ​​к этому, не имеет для этого ресурсов и, честно говоря, не имеет руководства, чтобы начать внедрять это [расширенное лечение]», — говорит Маршалл, который сам находится в состоянии длительного выздоровления.

«Моим любимым наркотиком от начала и до конца был алкоголь, — говорит он, — но последние 10 лет преобладали кристаллические метамфетамины.

Орегон, сторонники декриминализации, указывают на Португалию как на модель реформы. В 2001 году Португалия резко изменила свой подход и декриминализовала все наркотики. Нация начала рассматривать зависимость как кризис общественного здравоохранения.

Но Маршалл и другие отмечают, что Португалии потребовалось более двух лет, чтобы тщательно перейти к новой системе и заменить судей, тюрьмы и адвокатов врачами, социальными работниками и наркологами.

«Итак, мы поставили телегу впереди лошади», — говорит он.

На самом деле, Маршалл и другие обеспокоены тем, что лошадь для лечения и снижения вреда даже не стоит на ногах в Орегоне, что приводит к тому, что слишком многие застревают в опасной неопределенности перед лечением и подвергаются потенциальному риску передозировки.

«В [Мероприятии] 110 не было ресурсов и механизмов для фактической подготовки системы здравоохранения к приему этих людей», — говорит Маршалл.

«Большинство мест, которые успешно прошли декриминализацию, уже работают над надежной и комплексной системой лечения», — говорит д-р.Реджинальд Ричардсон, директор Государственной комиссии по политике в отношении алкоголя и наркотиков. «К сожалению, здесь, в Орегоне, этого нет. У нас есть декриминализация, что является шагом в правильном направлении».

Также шокирующе мало данных о состоянии, чтобы определить, какие программы работают лучше всего, или для отслеживания результатов лечения и обмена передовым опытом. Также нет согласованного набора показателей или критериев для оценки эффективности лечения как в Орегоне, так и на национальном уровне.

И пандемия ударила и уничтожила систему лечения, которая уже находилась в затруднительном положении, говорят здесь эксперты.Из-за социального дистанцирования и других протоколов пандемии Орегон, как и многие штаты, был вынужден сократить количество лечебных коек и служб. Это привело к тому, что система пошатнулась, когда программы декриминализации попытались улететь.

«У нас серьезные проблемы с рабочей силой, с нужными людьми, квалифицированными людьми и достаточным количеством людей, чтобы оказывать услуги людям, которые борются с зависимостью», — сказал Ричардсон NPR. «И у нас примерно на треть недофинансирование поставщиков медицинских услуг.«

Действительно, даже те, кто активно участвует в реализации новой меры, в частном порядке выражают растущую озабоченность.« Я действительно надеюсь, что мы не проведем следующие 10-12 месяцев на открытых рынках наркотиков и некуда отправлять »тех, кто ищет помощи, — сказал один чиновник, который попросил не называть его имени, потому что он не уполномочен говорить публично.

Осложнение реализации заключается в том, что Орегон не может получить соответствующие федеральные деньги Medicaid, ключевой источник финансирования для штатов, для расширения лечения в соответствии с Мерой 110, потому что он использует налоговые поступления от законной продажи марихуаны, которую федеральное правительство по-прежнему классифицирует как запрещенный наркотик Списка 1.

Вынесение обвинений и штрафы заменяют уголовные обвинения

Сегодня любому человеку в штате Орегон, пойманному полицией с небольшим количеством сильнодействующих наркотиков, выдается гражданское обвинение — как штраф за нарушение правил дорожного движения — а не уголовное обвинение. Так что, если у вас, помимо других наркотиков, обнаружено до 2 граммов метамфетамина или кокаина, 40 доз ЛСД или оксикодона, до грамма героина, вы получите цитату и штраф в размере 100 долларов. Этот штраф снимается, если вы соглашаетесь пройти медицинское обследование по горячей линии для выздоровления от зависимости — обследование, которое может привести к консультированию или лечению.

В рамках меры 110 были выделены миллионы на финансирование нового лечения — деньги, поступившие из государственного налога на марихуану вместе с ожидаемой экономией от сокращения арестов и тюремного заключения.

Но Маршалл и другие встревожены тем, что не потребовалось, чтобы эти средства тратились стратегическим образом для расширения возможностей системы, в которой слишком мало коек для детоксикации, недостаточно стульев для стационарного или амбулаторного лечения и восстановления, недостаточно трезвого жилья и т. Д. несколько программ снижения вреда.

Все эти услуги будут крайне необходимы, говорит Маршалл, поскольку все больше людей будут вытеснены из системы уголовного правосудия в систему здравоохранения.

Майк Шмидт, окружной прокурор округа Малтнома, штат Орегон, решительно поддерживает происходящие сдвиги по декриминализации. «То, что мы делали последние несколько десятилетий, полностью провалилось», — говорит он. Эрик Вестервельт / NPR скрыть подпись

переключить подпись Эрик Вестервельт / NPR

«Часто единственный способ получить доступ к услугам по восстановлению — это быть арестованным или взаимодействовать с системой уголовного правосудия.«Мера 110 закрыла этот путь», — говорит он.

«Я знаю, что многим из нас требуется вмешательство, чтобы спастись» от зависимости, — говорит Джим О’Рурк, юрист из Портленда, выступавший против меры 110 и также принимающий участие в долгосрочное восстановление.

Арест, по его словам, может дать людям толчок, в котором они нуждаются, чтобы наконец получить помощь.

«Угроза судебного процесса дала им внешнюю мотивацию, в которой они нуждались, чтобы сделать то, что их внутреннее мотивация не была достаточно сильной, чтобы сделать это, — говорит О’Рурк.Зависимость — это болезнь, «которая овладевает мозгом, берет на себя вашу исполнительную функцию». Цитата и потенциальный штраф, считает он, «недостаточно сильны».

Противники говорят, что это особенно верно, поскольку в принципе нет никаких последствий, если кто-то, кого обвиняют в владении мячом, просто проигнорирует билет.

«Если ходят слухи, что это всего лишь 100 баксов, и вы не попадете в тюрьму, бум, есть шанс, что они его бросят», — говорит Пэм Пирс, основательница первой средней школы в Орегоне, посвященной выздоровлению молодежи.Она также находится в длительном выздоровлении.

«Если это похоже на штраф за парковку, какова мотивация человека [обратиться за помощью]?» — спрашивает Пирс, который сейчас является исполнительным директором Community Living Above, организации по профилактике злоупотребления психоактивными веществами в штате Орегон. «Мы говорим о героине, метамфетамине, кокаине и кислоте — это не детская игра».

Но сторонники декриминализации возражают, что тюремный путь к потенциальному лечению был настолько ошибочным, предвзятым и неэффективным, что его пришлось отменить.

Процент арестованных, успешно завершивших лечение от наркозависимости, был низким.И в среднем огромный процент осужденных за хранение наркотиков в штате был повторно арестован в течение трех лет.

«Если посмотреть на уровень рецидивов, — говорит Шмидт, окружной прокурор Малтнома, — 70% и 80% подвергались повторному аресту. Это полный и полный провал».

Декриминализация уменьшит расовое неравенство при арестах за наркотики

Ключевым аргументом для избирателей Орегона было то, что декриминализация значительно уменьшит или даже устранит расовые и этнические различия в обвинительных приговорах и арестах.Чернокожие составляют чуть более 2% населения Орегона. Но, как и в остальной части страны, здесь подвергались гораздо более высоким арестам за хранение наркотиков, чем белые. У чернокожих из Орегона в 2,5 раза больше шансов быть осужденным за хранение, чем у белых, которые составляют 76% населения.

Комиссия по уголовному правосудию штата Орегон оценивает, что Мера 110 сократит это неравенство и приведет к тому, что в целом орегонцы будут ежегодно осуждены за тяжкое преступление или проступок за хранение запрещенных наркотиков примерно на 4000 человек в год.

Джулия Майнс — исполнительный директор Клуба чудес, единственного места штата, ориентированного на выздоравливающее афроамериканское сообщество. В большинстве лечебных центров она говорит: «Когда мы приходим, нет никого, кто похож на нас». Юлия Майнс скрыть подпись

переключить подпись Юлия Майнс

Джулия Майнс — исполнительный директор Клуба чудес Мартина Лютера Кинга-младшего.Бульвар на северо-востоке Портленда. Это единственное место в штате, ориентированное на выздоравливающее афроамериканское сообщество.

« В начале я не был за это», — говорит Майнс. «Мне потребовалось сесть в тюрьму, чтобы я, знаете ли, встал на правильный путь».

Шахты сильно сбились с пути из-за пристрастия к кокаину. Она потеряла работу, друзей и двоих детей — одного из приемных семей, а другого — усыновления.

«Потому что я предпочла крэк своим детям», — говорит она.

Майнс в конце концов попал в тюрьму за продажу наркотиков, хотя теперь она посмеивается над прозвищем «крупный торговец», которое ей дали в суде после полицейского укуса, в результате которого она продавала менее чем в 1000 футов от школы.

«Как будто они действительно убили с улицы крупного торговца наркотиками!» говорит она со смехом. «Я не был торговцем наркотиками; я был потребителем, давай же!»

Майнс говорит, что передумала в отношении меры 110, когда поняла, что это может означать шанс положить конец криминализации зависимости, которая продолжает разорять людей в ее сообществе.Сейчас она входит в состав одного из комитетов по реализации этой меры.

«Я произнесла свой голос громко и ясно: я здесь, представляю афроамериканское сообщество, и что, если мы собираемся реализовать это, нам нужны ресурсы для людей, которые только получают эти цитаты», — она говорит.

Mines говорит, что она надеется, что новые ресурсы в конечном итоге помогут ей превратить Miracles, которые теперь в основном являются местом проведения встреч по выздоровлению, в первое полномасштабное лечебное учреждение в Портленде, предназначенное для цветных людей.

«Когда мы идем в лечебные центры, когда мы приходим, нет никого, похожего на нас, — говорит Майнс, — и никто не желает взглянуть на нашу культуру и попытаться понять историческую травму и травму поколений».

В этом месяце ее программа сделала шаг в этом направлении. «Клуб чудес» был среди 48 групп по всему штату, которые разделили 10 миллионов долларов в рамках первой волны финансирования меры 110. Майнс говорит, что теперь она сможет нанять трех новых коллег-наставников, а также дополнительный вспомогательный персонал.

«Но это финансирование только на шесть месяцев. Так что же дальше?» она спрашивает. «Вы знаете, это вопросительный знак прямо сейчас, вообще-то, большой вопросительный знак».

Это медленный старт для телефонной линии выздоровления от наркозависимости.

Майнс говорит, что еще не видела, чтобы кто-нибудь приходил на одно из трехкратных ежедневных собраний по выздоровлению, из-за проверки наличия и состояния здоровья в соответствии с новой политикой декриминализации.

Этот медленный старт отражен во всем штате.Пока что новая круглосуточная линия помощи по избавлению от зависимости от Measure 110 — куда могут позвонить люди, получившие ссылку на одержимость — в основном тихая. По словам Дуайта Холтона, генерального директора Lines for Life, некоммерческой организации штата Орегон, которая занимается тем, что официально называется телефонной поведенческой службой, спустя почти пять месяцев всего 29 человек, которым полиция выдала справку о хранении, позвонили в линию для проверки здоровья наркомании. Сеть ресурсов здравоохранения.

«Я очень рад помочь правоохранительным органам штата Орегон рассматривать этот инструмент как мост к выздоровлению», — говорит Холтон.«Это то, что должно быть».

Предложение, внесенное в Законодательный орган, направлено на решение некоторых проблем, связанных с реализацией Меры 110, и уточнение правил и надзора. Но это тоже вызвало споры. Среди прочего, законопроект предлагает изменить оценку состояния здоровья лиц, страдающих наркозависимостью, от сильных наркотиков на то, что критики называют менее строгим скринингом. Законопроект также снизит штраф за цитирование наркотиков со 100 долларов до минимум 45 долларов. Штрафы будут отменены, если человек завершит скрининг на расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ.

Некоторые руководители полиции встревожены и разочарованы.

Между тем, многие руководители полиции штата Орегон, хотя и не вмешиваются в публичные дебаты по поводу реализации, в частном порядке обеспокоены.

«Они разочарованы, они раздражены, они обеспокоены», — говорит Джим Феррарис, бывший президент Ассоциации начальников полиции штата Орегон. Он провел более четырех десятилетий в полиции Орегона.

Согласно данным Комиссии по уголовному правосудию штата, около 9000 человек ежегодно арестовывались в Орегоне за простое хранение наркотиков до принятия меры 110.Несмотря на снижение количества арестов, Феррарис говорит: «Люди по-прежнему совершают преступления, чтобы получить деньги, купить наркотик, поддержать свою привычку. Так как эта [декриминализация] повлияет на этот цикл?»

Джим Феррарис — бывший президент Ассоциации начальников полиции штата Орегон. «Мы будем видеть все больше и больше людей, нуждающихся в помощи, потому что лекарства станут более доступными, и никто не будет их контролировать», — говорит он. Джим Феррарис скрыть подпись

переключить подпись Джим Феррарис

Попытки остановить крупномасштабную торговлю людьми в Орегоне продолжаются в обычном режиме. Местные, межведомственные и региональные целевые группы по запрещению наркотиков заявляют, что их работа идет быстрыми темпами.

«Мера 110 никак не повлияла на нашу работу», — говорит региональный представитель Управления по борьбе с наркотиками.

Законодательное собрание штата Орегон в 2017 году уже признало хранение небольшого количества сильнодействующих наркотиков здесь проступком, а не уголовным преступлением. Но некоторые говорят, что полная декриминализация деморализует эту работу.

«Мы уже слышим о людях, которые приезжают в Орегон для употребления, потому что они знают, что могут принимать наркотики и спать на улице, и полиция ничего не может с этим поделать», — говорит разочарованный офицер из центрального штата Орегон, который попросил не называть его имени из-за его работа по запрету наркотиков.

Предварительные государственные данные показывают, что передозировки опиоидов резко возросли в 2020 году, хотя официальные лица говорят, что это, вероятно, больше связано с социальными, эмоциональными и финансовыми последствиями смертоносной пандемии, чем с декриминализацией.

Тем не менее, эксперимент здесь начался, а тень пандемии все еще сильно нависает над сообществом выздоровевших. Несколько организаций, с которыми связались NPR, заявили, что количество людей, у которых рецидив, резко возросло.

На самом деле, некоторые группы говорят, что у них проблемы с поиском достаточного количества консультантов из числа сверстников, потому что многие снова их используют.

«Число рецидивов резко возросло», — говорит Элли Стаас из Центра восстановления 4-го измерения в Портленде. «Для многих людей изоляция [пандемии] — это в первую очередь то, что вернуло их» от трезвости.

Теперь, после декриминализации, один сотрудник правоохранительных органов, попросивший не называть его имени, потому что он не был уполномочен публично выступать, предсказывает, что в течение года Орегон «будет наводнен (большим количеством) людей, страдающих расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ».

Может ли сообщество выздоровления объединиться вокруг общего видения?

Ключевым человеком, который поможет Орегону пройти через этот сложный переходный период, является 36-летний Тони Везина, который основал 4th Dimension в Портленде, первую в штате программу восстановления, ориентированную на молодежь.Он также является новым председателем Комиссии Орегона по политике в отношении алкоголя и наркотиков, которой поручено улучшить лечебные услуги.

«Я был в тюрьме и вышел из тюрьмы с тех пор, как мне было, ну знаешь, около 14 лет», — говорит Везина. «Мои корни уходят в трейлерные парки Покателло, штат Айдахо. История преступлений, травм и бедности с обеих сторон моей семьи. Я знаю, и я был продуктом всего этого».

Сейчас, более девяти лет трезвый от того, что он называет парализующей метамфетаминовой и героиновой зависимостью, Везина говорит, что в качестве председателя комиссии он стремится вести жесткие разговоры в лечебном сообществе, которое по-прежнему расходится по поводу наилучшего способа проведения смелого эксперимента штата Орегон, санкционированного избирателями. .

Тони Везина, исполнительный директор Центра восстановления 4-го измерения и председатель Комиссии Орегона по политике в отношении алкоголя и наркотиков, трезв девять лет. «Теперь нам нужно быстро разработать новую систему стратегически», — говорит он. «Но Орегон не работает стратегически вокруг этого вопроса». Эрик Вестервельт / NPR скрыть подпись

переключить подпись Эрик Вестервельт / NPR

« Мы не создали ничего нового, поэтому теперь нам нужно быстро разработать новую систему стратегически.Но Орегон не работает стратегически по этому вопросу. Так что у нас нет новой системы вмешательства. У нас нет системы ухода, ориентированной на выздоровление, — говорит Везина. — Мы только что декриминализовали ».

« Нам всем нужно работать вместе, чтобы гарантировать, что люди получат вмешательство и поддержку, в которой они нуждаются, чтобы изменить свое поведение. живет, потому что людям это действительно тяжело », — говорит он, добавляя:« Это действительно тяжело для меня ».

Некоторые полицейские, однако, предсказывают впереди более мрачные дни.

« Мы увидим все больше и больше людей, нуждающихся в помощи. потому что наркотики станут более доступными, и никто не сможет их контролировать », — говорит Феррарис, недавно вышедший на пенсию с поста начальника полиции в Вудберне, штат Орегон.«Увеличатся передозировки, возрастет преступность, а наркобизнес картелей будет продолжать процветать вверх и вниз по коридору I-5».

Но сторонники декриминализации говорят, что это в значительной степени последний вздох со стороны невостребованных наркоманов, которые не согласятся с тем, что модель запрета, ареста и заключения в тюрьму провалилась.

«Мы все должны принять участие в долгосрочном изменении системы», — говорит Херст из Орегонского альянса по восстановлению системы правосудия в области здравоохранения. Она и другие защитники утверждают, что еще слишком рано делать какие-либо суждения об эксперименте в Орегоне.По ее словам, в ближайшие годы нужно следить за тем, насколько хорошо Measure 110 расширяет доступ к услугам по детоксикации и лечению по всему штату.

«В нашем штате так много центров, которые не просто нуждаются в инвестициях, они голодают», — говорит она.

Тем не менее, те, кто участвовал в помощи этому изменению системы, прекрасно понимают, что нация будет внимательно следить за тем, что, как надеется Херст, станет моделью для других штатов, стремящихся прекратить арестовывать и предъявлять обвинения людям с расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ.

«Это могло бы создать или сломать движение на каком-то уровне, если бы Орегон не смог его объединить. Но я не думаю, что это произойдет», — говорит Херст. «Я надеюсь, что другие государства заметят это, и они будут смотреть. И мы собираемся многому научиться».

«Может быть, это [Мера 110] было бы лучше», — говорит прокурор Шмидт о реализации. Но окружной прокурор округа Малтнома говорит, что нужна была встряска. Простое изменение политики в отношении наркотиков и наркомании не помогло.

«Иногда вам просто нужно прекратить то, как вы это делаете, — говорит Шмидт, — чтобы срочно отремонтировать системы, которые необходимо установить».

год стал знаменательным годом для декриминализации наркотиков: вот почему это имеет значение

Ключевые выводы

  • Декриминализация наркотиков отменяет уголовное наказание за нарушение законодательства о наркотиках.
  • В Соединенных Штатах марихуана разрешена для медицинского использования в 36 штатах и ​​для рекреационного использования в 15 штатах.
  • Орегон недавно декриминализовал все наркотики, включая кокаин и героин при хранении в небольших количествах.
  • В других странах, таких как Португалия и Швейцария, наблюдается снижение уровня передозировок, резкое снижение показателей ВИЧ и других инфекционных заболеваний, а также рост числа людей, добровольно обращающихся за лечением от наркозависимости и услугами по выздоровлению.

Может ли война США с наркотиками закончиться? Не совсем так, но в 2020 году был достигнут больший прогресс в реформе наркополитики, чем в любой другой год.Аризона, Монтана и Нью-Джерси проголосовали за легализацию марихуаны в развлекательных целях. Южная Дакота стала первым штатом, который одновременно легализовал рекреационную и медицинскую марихуану.

В Миссисипи принятие Инициативы 65 установит программу медицинской марихуаны. В Вашингтоне, округ Колумбия, жители проголосовали за то, чтобы использование и хранение энтеогенных растений (то есть психоделиков, таких как волшебные грибы) было самым низким приоритетом для полиции.

Но наиболее значительный шаг был сделан в Орегоне, где две новаторские меры декриминализируют все наркотики (даже тяжелые наркотики, такие как кокаин и героин, если они хранятся в небольших количествах) и легализуют доступ к псилоцибину в медицинских целях.В соответствии с идеей о том, что употребление наркотиков — это скорее кризис общественного здравоохранения, чем проблема уголовного правосудия, штат Орегон увеличил финансирование служб лечения зависимости.

Преимущества декриминализации наркотиков

Сторонники законодательства о реформе наркополитики считают, что декриминализация хранения наркотиков и инвестирование в услуги по лечению и снижению вреда имеет много преимуществ для общественной безопасности и здоровья, в том числе:

  • Меньше арестов и тюремных заключений
  • Увеличение числа обращений в службы лечения и реабилитации
  • Перенаправление ресурсов правоохранительных органов на предотвращение серьезных и насильственных преступлений
  • Снижение затрат на уголовное правосудие

Мэтт Саттон, директор по связям со СМИ в Альянсе по наркополитике, предлагает некоторое представление о причинах повсеместных усилий по декриминализации наркотиков: «Между кризисом передозировки, уносящим почти 70 000 жизней в год, глобальной пандемией, которая выявила огромные диспропорции в отношении здоровья, которые существуют в U.С., особенно среди цветных сообществ и страны, считающейся со своей историей расовой несправедливости глазами Бреонны Тейлор и Джорджа Флойда, наказание людей за употребление наркотиков больше не кажется каким-либо разумным решением ».

Мэтт Саттон

Между кризисом передозировки, который уносит почти 70 000 жизней в год [и] глобальной пандемией, которая выявила огромные диспропорции в отношении здоровья, существующие в США … наказание людей за употребление наркотиков больше не кажется каким-либо разумным решением.

— Мэтт Саттон

Также существует проблема стигмы. «Криминализация служит огромным препятствием для людей, получающих лечение и другие медицинские услуги, в которых они нуждаются, из-за страха наказания и стигмы, связанной с веществом, которое считается« преступным »», — говорит Саттон.

Эффект COVID-19

Пандемия оказала разрушительное воздействие на людей, употребляющих наркотики. «Пока мы боремся с коронавирусом, мы переживаем эпидемию передозировки, которая уносит рекордное количество смертей во многих частях страны, — говорит Касия Малиновска, директор Глобальной программы политики в отношении наркотиков в Фондах открытого общества.

Малиновска объясняет: «Растет осознание того, что тюрьмы и тюрьмы не являются подходящим средством борьбы с употреблением наркотиков и наркозависимостью. Наша страна должна признать, что политика, направленная на снижение стигмы и содействие качественному лечению наркозависимости, например широкая доступность налоксона и повышение гибкости лечения метадоном и бупренорфином, должна быть постоянной ».

Изменение восприятия

В то время как марихуана теперь будет разрешена для использования в медицинских целях в 36 штатах и ​​для рекреационных целей в 15 штатах, другие виды наркотиков имеют более длинный путь к тому же уровню общественного признания.Но отношение меняется, даже когда речь идет о психоделических препаратах, которые десятилетиями считались чрезвычайно опасными.

Растущее количество научных исследований показывает, что классические серотонинергические психоделики (такие как псилоцибин) не только физиологически безопасны, но и могут произвести революцию в психиатрических исследованиях и лечении.

Kasia Malinowska

Широко распространен оптимизм в отношении того, что опыт штата Орегон по реализации Меры 110 по декриминализации личного хранения всех наркотиков послужит источником вдохновения для реформирования наркополитики по всей стране.

— Kasia Malinowska

«Восприятие психоделических препаратов старшими поколениями было изменено почти постоянными сообщениями об их научно доказанной пользе», — говорит Бетт Уильямс, писатель и сопродюсер подкаста «Нет лекарств, только алхимия». «Молодые люди никогда не подвергались стигме в отношении психоделиков, и [они] либо неоднозначны, либо одобряют».

Обучение у других стран

Во многих других странах существует какая-либо форма декриминализации наркотиков.Саттон приводит в качестве примеров Португалию (где личное хранение всех наркотиков было декриминализовано в 2001 году) и Швейцарию (где незначительное хранение марихуаны было декриминализовано до штрафа в 2013 году).

«В этих странах снизились показатели передозировки, резко упали показатели ВИЧ и других инфекционных заболеваний, и в результате произошел огромный рост числа людей, добровольно обращающихся за услугами», — говорит Саттон.

Мера 110 в Орегоне аналогична тому, что было сделано в Португалии и Швейцарии, отмечает Саттон.«Он сочетает декриминализацию с расширенным доступом к медицинским услугам, финансируемым за счет чрезмерных налоговых поступлений от марихуаны и экономии средств правоохранительных органов, гарантируя, что люди получат необходимую помощь».

«Широко распространен оптимизм в отношении того, что опыт штата Орегон по реализации меры 110 по декриминализации личного хранения всех наркотиков послужит источником вдохновения для реформирования наркополитики по всей стране», — добавляет Малиновска.

Что это значит для вас

Во избежание уголовного преследования важно соблюдать законы, касающиеся употребления медицинских или рекреационных наркотиков в вашем штате.Если вы считаете, что вам нужно лечение от наркозависимости, поговорите со своим врачом.

Орегон просто декриминализовал все наркотики — вот почему избиратели приняли эту революционную реформу

Орегон стал первым штатом США, декриминализировавшим хранение всех наркотиков 3 ноября 2020 г.

Мера 110, инициатива голосования, финансируемая Альянсом по наркополитике, некоммерческой организацией, отчасти поддерживаемой Марком Цукербергом из Facebook, получила более 58% голосов.Хранение героина, кокаина, метамфетамина и других наркотиков для личного употребления больше не является уголовным преступлением в Орегоне.

Эти наркотики все еще противозаконны, как и их продажа. Но владение теперь является гражданским, а не уголовным правонарушением, которое может повлечь за собой штраф или судебную терапию, а не тюремное заключение. Марихуана, легализованная в Орегоне в 2014 году, остается полностью законной.

Действия штата Орегон радикальны для Соединенных Штатов, но некоторые европейские страны в некоторой степени декриминализовали наркотики.В пользу этой крупной реформы наркополитики можно привести три основных аргумента.

№1. Запрет на наркотики не прошел

В 1971 году президент Ричард Никсон объявил наркотики «врагом общества номер один» и начал «войну с наркотиками», которая продолжается и сегодня.

Якобы оправдание сурового наказания потребителей наркотиков состоит в том, чтобы воспрепятствовать употреблению наркотиков. Но десятилетия исследований — включая наши собственные исследования марихуаны и наркотиков в целом — показали, что сдерживающий эффект строгого уголовного наказания невелик, если он вообще существует.Особенно это касается молодых людей, которые в большинстве своем употребляют наркотики.

Это отчасти связано с природой зависимости, а также с тем, что есть просто ограничения на то, какое наказание может сдерживать преступление. В результате в США самый высокий в мире уровень тюремного заключения и один из самых высоких показателей употребления запрещенных наркотиков. Примерно каждый пятый заключенный в Соединенных Штатах подвергается правонарушению, связанному с наркотиками.

Криминологи считают, что другие последствия проблемного употребления наркотиков, такие как вред для здоровья, снижение качества жизни и натянутые личные отношения, являются более эффективными сдерживающими факторами, чем уголовные санкции.

Поскольку криминализация наркотиков на самом деле не предотвращает употребление наркотиков, декриминализация не увеличивает ее. В Португалии, которая декриминализовала личное хранение всех наркотиков в 2001 году в связи с высоким уровнем незаконного употребления наркотиков, уровень употребления наркотиков намного ниже, чем в среднем по Европе. Например, употребление кокаина среди молодых людей в возрасте от 15 до 34 лет составляет 0,3% в Португалии по сравнению с 2,1% в странах ЕС. Потребление амфетамина и МДМА также ниже в Португалии.

В передвижном фургоне наркологической службы в Лиссабоне в 2017 году раздают метадон, лекарство для людей с расстройством, вызванным употреблением опиоидов.Орасио Вильялобос — Corbis / Corbis через Getty Images

2. Декриминализация дает больше возможностей использовать деньги

Арест, преследование и заключение в тюрьму людей за преступления, связанные с наркотиками, обходятся дорого.

Гарвардский экономист Джеффри Мирон оценивает, что все государственные расходы, связанные с запретом наркотиков, в 2016 году составили 47,8 миллиарда долларов США. В том году штат Орегон потратил на запрет наркотиков около 375 миллионов долларов.

Орегон теперь направит часть денег, ранее использовавшихся на обеспечение соблюдения законов о наркотиках, на оплату около дюжины новых центров профилактики и лечения наркомании по всему штату, что оказалось значительно более рентабельной стратегией.Часть налоговых поступлений от продаж рекреационной марихуаны, которая в 2019 году превысила 100 миллионов долларов, также будет направлена ​​на нужды наркологических служб и служб реабилитации.

В период с 2017 по 2019 год штат Орегон потратил около 470 миллионов долларов на лечение наркозависимости.

Не все, кто употребляет наркотики, нуждаются в лечении. Декриминализация делает помощь доступной для тех, кто в ней нуждается, и избавляет как этих пользователей, так и рекреационных пользователей от тюрьмы.

3. Война с наркотиками нацелена на цветных людей

Другой целью декриминализации является смягчение значительных расовых и этнических различий, связанных с обеспечением соблюдения законов о наркотиках.

Полиция Нью-Йорка «остановил и обыскала» чаще всего приводила к обвинениям в хранении марихуаны и преследовала молодых чернокожих мужчин. В 2013 году он был признан неконституционным. Корпорация «Третий глаз» / Getty

Незаконное употребление наркотиков в США примерно сопоставимо по расе. Но у цветных людей гораздо больше шансов быть обысканными, арестованными и заключенными в тюрьму за преступления, связанные с наркотиками. Преступления, связанные с наркотиками, могут повлечь за собой длительные тюремные сроки.

Осмотрительность в обеспечении соблюдения законов о наркотиках и вынесении приговоров означает, что запрет является одной из основных причин лишения свободы цветных людей в Соединенных Штатах — несправедливость, которую многие американцы по обе стороны прохода все чаще признают.

Освободившись от надзора за употреблением наркотиков, департаменты могут перенаправить свои ресурсы на предупреждение преступности и раскрытие насильственных преступлений, таких как убийства и грабежи, на расследование которых уходит много времени. Это могло бы помочь восстановить некоторое доверие между правоохранительными органами и цветными сообществами Орегона.

Риски декриминализации

Одной из распространенных опасений среди орегонцев, проголосовавших против декриминализации, было то, что уменьшение уголовных наказаний может поставить под угрозу детей.

«Я думаю, что это действительно плохой сигнал для них и влияет на их восприятие рисков», — сказал Орегон Public Broadcasting в октябре Джеймс О’Рурк, адвокат защиты, который помогал организовать оппозицию в отношении меры 110.

Но США заявляют, что использование легализованной марихуаны не привело к значительному росту употребления подростками. Фактически, потребление марихуаны среди подростков — хотя и не среди американцев студенческого возраста — фактически снизилось в некоторых штатах, где марихуана легальна. Это может быть связано с тем, что несовершеннолетним труднее достать легальную, регулируемую марихуану, чем наркотики на черном рынке.

Покупатели должны быть старше 21 года, чтобы покупать марихуану в таких диспансерах, как Oregon’s Finest в Портленде. Джош Эдельсон / AFP через Getty Images

Исследования также показывают, что для некоторых людей, особенно молодежи, запрет на поведение делает его более привлекательным.Таким образом, определение наркотиков как проблемы со здоровьем, а не преступления, на самом деле может сделать их менее привлекательными для молодых орегонцев.

Еще одно беспокойство по поводу декриминализации заключается в том, что она привлечет людей, желающих употреблять наркотики.

Так называемый «наркотуризм» на самом деле не был проблемой для Португалии, но это произошло в Швейцарии после того, как в 1980-х и 1990-х годах официальные лица начали официально «игнорировать» героин в парке Плацшпитц в Цюрихе. Люди приезжали со всей страны, чтобы публично колоть героин, оставляя выброшенные иглы на земле.

Местные власти закрыли парк Platzspitz. Но вместо того, чтобы преследовать или арестовывать тех, кто его посещал, он начал предлагать метадон и героин по рецепту, чтобы помочь людям с расстройством, связанным с употреблением опиоидов. Публичные инъекции, распространенность ВИЧ и передозировки, которые стали проблемой в Цюрихе, резко упали.

В некоторых частях Орегона уровень потребления наркотиков населением уже выше, а именно в Портленде и Юджине. Однако, поскольку публичное употребление наркотиков в Орегоне все еще незаконно, мы не ожидаем появления открытой наркосцены в стиле Плацшпитц-парка.Эти места должны получить выгоду от расширения программ метадона и другого лечения с помощью лекарств, которое одобрено Американской медицинской ассоциацией.

Если соседний штат Вашингтон декриминализирует наркотики, что он рассматривает, шансы на наркотуризм еще больше упадут.

[ Редакторы журнала The Conversation, занимающиеся вопросами науки, здравоохранения и технологий, выбирают свои любимые истории. Еженедельно по средам.]

Вверх и вниз

Любое серьезное изменение политики сопряжено с риском.Вопрос в том, принесет ли новая политика чистую прибыль.

В Португалии полная декриминализация оказалась более гуманной и эффективной, чем криминализация. Поскольку потребители наркотиков не беспокоятся о привлечении к уголовной ответственности, те, кому нужна помощь, с большей вероятностью обратятся за ней — и получат ее.

Уровень смертности от передозировок в Португалии в пять раз ниже, чем в среднем по ЕС, что само по себе намного ниже, чем в Соединенных Штатах. Уровень инфицирования ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков также резко снизился с 2001 года.

Эти стратегии показывают, что проблемное употребление наркотиков — это проблема общественного здравоохранения, которую нужно решать, а не война, которую можно выиграть.

.
Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта