Подростковой: Интернет магазин детской и подростковой одежды, обуви и аксессуаров

Управляя гневом. В чём причины подростковой жестокости?

21.02.2020

© pixabay.com

В последнее время в соцсетях нередко появляются ролики, на которых подростки избивают друг друга. Причём делают это публично, на камеру. Школьные драки были во все времена, но, похоже, сейчас дети стремятся не просто выяснить отношения, а продемонстрировать своё превосходство и унизить.

О феномене подростковой агрессии в преддверии Всемирного дня поддержки жертв преступлений сотрудники Центра изучения и сетевого мониторинга молодёжной среды поговорили с Ларисой Лазаревой – руководителем Межрегиональной общественной организации по содействию семьям с детьми в трудной жизненной ситуации «Аистёнок».

– Создаётся впечатление, что дети в последнее время стали более жестокими. Это действительно так?

– В целом агрессии вокруг стало больше. Мы видим, что растёт уровень насилия в фильмах, в СМИ транслируются акты агрессии. Встречается домашнее насилие, которое оказывает огромное влияние на психику ребёнка и дальнейшее взросление.

Если мы говорим о подростках, то здесь нельзя не учитывать физическую составляющую. Это, в первую очередь, пубертатный период, на который никак невозможно повлиять или избежать его. Именно в это время подростки чаще всего ведут себя несдержанно и совершают неконтролируемые действия в отношении окружающих. Если избежать этого невозможно, то можно постараться минимизировать агрессию ребёнка. Родители должны быть более внимательными к нему, больше проявлять любовь и заботу, стараться сохранить с ним доверительные отношения. И что бы ребёнок ни совершал, ни в коем случае не нападать на него, а стараться выслушивать, считаться с его мнением и пытаться разобраться.

Часто дети становятся агрессивными из-за неблагополучия семьи. Если ребёнок дома постоянно наблюдает домашнее насилие, например, со стороны отца по отношению к матери, то в будущем для него агрессия будет единственным способом проявить себя в обществе.

Конечно, многое идёт из семьи, но если говорить про внешние факторы: социальные сети в какой-то степени повышают уровень агрессии у детей?

– Безусловно. Вся негативная информация, которая сейчас размещается в социальных сетях, так или иначе влияет на детей. Даже элементарные «мультики» способны влиять на уровень агрессии ребёнка. Получается так, что дети смотрят различный контент в интернете, в том числе видят убийства, кровь. В связи с этим у них появляются мысли, что, возможно, они не всегда должны следить за тем, что делают, у них стираются границы между жизнью и смертью, между можно и нельзя. И в итоге это приводит к неконтролируемым приступам агрессии, которые, в свою очередь, могут привести к плачевным последствиям.

Я считаю, что родители должны пристально следить за тем, что смотрит их ребёнок, какую информацию он потребляет, на какие сайты или в какие сообщества заходит. Конечно, это не означает, что нужно полностью ограничить доступ к интернету или соцсетям, потому что это может дать обратный эффект. Но быть в курсе интересов своего ребёнка и той информации, которая его окружает, необходимо. Подростки все очень чувствительны и уязвимы, они находятся на стадии формирования личности, и, если они будут поглощать большими порциями негатив, он может стать основной базой в становлении их характера.

– А с чем связано стремление подростков снимать на видео драки и разборки? Почему они это делают?

– На мой взгляд, подобными вещами занимаются подростки определённого типа личности. Но утверждать точно я здесь не могу, так как в подростковом возрасте личность ещё только формируется. Возможно, это попытка транслировать свою жизнь в массы, делиться происходящим с обществом, показывая, «какой я крутой». То есть, возможно, это такая попытка проявить себя, получить признание.

– Когда происходит драка, почему в большинстве случаев дети-свидетели не пытаются её остановить? Более того, некоторые даже начинают подначивать обидчика и подсказывать, как сделать больнее.

– Зачастую дети воспринимают конфликт или драку как кино с живыми участниками. На самом деле все они реагируют по-разному: кто-то будет подначивать и снимать, кто-то отвернётся и молча пожалеет, кто-то пойдёт пожалуется. Реакция ребёнка во многом зависит от его воспитания и нравственных устоев. Но кроме того, всегда есть фактор страха, боязнь того, что, если заступишься, агрессор может переключиться на тебя. Срабатывает элементарный инстинкт самосохранения.

– Вам приходилось работать с жертвами подростковой агрессии?

– Да. И это очень долгий процесс. Ребёнок после такого может приходить в себя не один год, и всё это время ходить на консультации к психологам, чтобы восстановить травмированную психику.

– Как правильно себя вести родителям, чтобы помочь детям-жертвам насилия восстановиться?

– Я считаю, здесь должны быть задействованы не только родители, но и учителя. Потому что они чаще всего являются свидетелями агрессии в школе, всё происходит на их глазах, они видят, какие взаимоотношения у детей в классе и кто как относится друг к другу. Именно учителя могут вовремя заметить, что назревает конфликт, и постараться его предотвратить.

Что касается родителей, то здесь очень важно слушать ребёнка, поддерживать его и принимать его сторону во что бы то ни стало. И, конечно, пытаться разобраться в сложившейся ситуации. Но только не так, как это принято у многих: приходить в школу, ругаться, «качать права» или, чего хуже, обращаться в суды. Необходимо искать корень конфликта, причину, почему дети так себя повели. Нужно разговаривать, но не только с жертвой агрессии, а с обидчиком тоже, чтобы понять, почему он так поступает, что является причиной его агрессии. Ведь чаще всего это тоже травмированные дети с внутренними проблемами, с которыми надо работать.

В целом я думаю, что родители и учителя должны быть союзниками, чтобы вовремя замечать и предотвращать конфликт, чтобы он не привёл к необратимым последствиям.

– Ребёнок – агрессор. По каким признакам родители могут это распознать?

– Есть разные виды агрессии. Например, скрытая и открытая агрессия. Если говорить об открытой, то её показатель, когда ребёнок начинает наносить вред окружающим людям, ломает предметы. Бывает, что такие дети пытаются через агрессию показать в классе свой авторитет. Если подростку не удаётся заполучить всеобщее внимание, то он может прибегнуть к вредным привычкам: начать курить, употреблять алкоголь или наркотики. Он может начать даже воровать деньги у родителей, чтобы произвести впечатление на одноклассников.

Кроме того, у ребёнка с открытой агрессией часто меняется настроение, на это тоже должны обращать внимание родители. Каждый из них должен работать, как хороший барометр, улавливать любые изменения в поведении ребёнка. Это поможет начать бороться с агрессией уже на ранней стадии, чтобы она не привела к тем действиям, которые я перечислила выше.

Что касается скрытой агрессии, то здесь дети держат все эмоции в себе. Они тихие, скромные, ни с кем не делятся переживаниями, со всем соглашаются и не спорят. Это очень опасный вид агрессии, так как эта негативная энергия внутри подростка, она ищет выход наружу. И однажды может просто случиться нервный срыв. И если под руку попадётся кто-то из одноклассников или друзей, они могут стать жертвами этого приступа агрессии.

С другой стороны, если негативная энергия не найдёт выход, этот нервный срыв может перерасти в длительную затяжную депрессию и в итоге вылиться в невроз, с которым возможно будет справиться уже только при помощи специального лечения.

– Если родители вовремя обратили внимание на то, что у ребёнка есть признаки чрезмерной агрессии, куда можно обратиться?

– В первую очередь, к психологу. Если родители понимают, что их ребёнок агрессивен, не нужно запускать этот процесс, нужно сразу же обращаться за помощью к специалистам. Этого не нужно бояться, потому что бывает так, что одного или двух визитов к психологу уже вполне достаточно. Родители совместно со специалистом находят причину, почему ребёнок так себя ведёт, и понимают, какие действия нужно предпринять и как вести себя в дальнейшем.


Детки в клетке. Как бороться с подростковой преступностью | Персона | ОБЩЕСТВО

«АиФ-НН» спросил у бывшего руководителя нижегородского РУБОП, полковника милиции в отставке Евгения Макарова, как девчонки и мальчишки опускаются на «подростковое дно». Почему «крёстные отцы» заменяют им родных? И кто в ответе за будущее нации? 

Юность на дне

– Евгений Иванович, сегодня на разных уровнях государство занимается проблемами детства, но для подростков по-прежнему притягателен мир криминала. Адреналин в юной крови бурлит?

– Во все времена есть «подростковое дно» – беспризорники и ребята из неблагополучных семей. Не надо обольщаться, такие дети бывают и в современной России, и их очень много.

Часто на это дно спускаются ребята из внешне вполне благополучных семей. Их родители тяжело зарабатывают деньги, не уделяя особого внимания воспитанию сыновей и дочерей. При этом подростки видят: кому-то вовсе не надо трудиться, чтобы иметь в жизни всё. Появляется мысль: не надо работать, просто приди и возьми.

Третья категория – ребята из богатых семей. Там с материальной точки зрения есть всё, но дети не приспособлены к жизни. Более того, часто они более циничны и безжалостны, чем мальчишки и девчонки с «подросткового дна», поскольку уверены: деньги и связи решают всё. Эти три категории – лакомая добыча для криминала.

Сейчас отовсюду слышно: вся ответственность за ребёнка лежит на семье. Но раньше было понимание: раз государство заставляет взрослых строить светлое коммунистическое будущее, оно должно заботиться об их детях. Семье активно помогали школа и общественность. В учебных заведениях работало много мужчин-педагогов, которые были настоящими авторитетами для учеников.

К воспитанию трудных подростков подключалась общественность — те же тренеры. Ведь мало ребёнка пригласить в спортивную секцию — надо сделать так, чтобы он там остался. А для этого надо не раз и не два его из уличной компании вытащить, убедить, аргументировать, почему спортивный зал лучше улицы. Считаю, что сейчас работа школы и общественности провалена.

– Но есть же инспекция по делам несовершеннолетних соцзащита, которые работают с трудными подростками.

– Сегодня эта система работает на проверяющих. Даже когда подконтрольный подросток совершает преступление, первым делом смотрят, проведена ли с ним разъяснительная работа. Если по документам  да, значит, своё дело эти структуры сделали хорошо. Конечный результат уже не важен. 

У нас раньше в самом подразделении уголовного розыска была отдельная структура по работе с несовершеннолетними. Всегда же проще, чтобы подросток не совершил преступление. Самой же полиции потом работы меньше.

Я маме скажу

– Тюрьма способна сломить даже взрослого человека, а подростка — тем более. На ваш взгляд, должны ли несовершеннолетние преступники обязательно отбывать наказание в таких учреждениях?

– Принцип работы сотрудника правоохранительных органов должен быть, как у врача: не навреди. Особенно когда дело касается подростков. Ты должен чётко понимать: иногда даже постановка на учёт ломает парню жизнь. Бывает достаточно серьёзного разговора.

Знаю из личного опыта: есть ребята, которых остановят только жёсткие рамки исправительной системы. Но везде нужен индивидуальный подход. Подросток – не болванка, а живой человек.

Раньше в воспитательных трудовых колониях ребятам давали хорошую специальность. Они не тапочки шили, а учились на токарей, слесарей, электриков. Если у парня было желание после освобождения жить нормальной жизнью, в руках была профессия. Человек, один раз оступившийся, всегда должен понимать: работая, ты получишь больше, чем украдёшь. 

– Связываете ли вы рост подростковой преступности с тем, что многие ребята сегодня воспитываются в неполных семьях?

– Очень часто ребята в том же криминальном авторитете ищут отца. Он и выслушает, и совет даст, и защитит. Вопрос, какую цену придётся за такое покровительство заплатить. Я иногда встречаюсь с ребятами в школах на открытых уроках. Потом ко мне подходят мальчишки и задают, с моей точки зрения, элементарные вопросы, на которые им должны отвечать отцы. Получается, не к кому дома подойти с такими темами!

Потом, сегодня мамы окружают детей чрезмерной заботой. Задача — дать всё, чего они не имели сами. Приводят сына в спортивную секцию, и при малейшей сложности он сразу маме звонит: всё, забирай меня отсюда. У детей очень развито чувство справедливости, и пороть за дело иногда всё же надо.

Покажи на своём примере

– Кроме отеческой поддержки, чего ещё ищут подростки, объединяясь в банды?

– Банда – это плохой вариант коллектива по интересам. Чаще всего подростки ищут друг в друге защиты от внешней среды. Не зря же говорят, что один в поле не воин. Ребята из нормальных обеспеченных семей в такие криминальные сообщества вступают, чтобы банда их не терроризировала.

Есть ещё один момент: участники подростковой банды общаются. Не по социальным сетям, а встречаются, чтобы обсудить или совершить преступление. Это и есть роскошь личного общения, недоступная многим подросткам в наш век информационных технологий.

– А как на подростковые банды выходит серьёзный криминал?

– Криминал с такими ребятами всегда рядом. Преступному миру нужна пехота. Люди, которые исполняют мелкие поручения, а потом и на более крупные дела соглашаются. Им внушают: не бойся тюрьмы. Выйдешь и станешь криминальным авторитетом.

Кроме того, подростки видят, что люди из преступного мира способны решить любой вопрос, а та же полиция — нет.  И вот ребята уже готовы машины поджигать. Востребованная, кстати, сегодня «услуга». Криминал таким образом решает свои бизнес-задачи. Запугивает нужных людей руками детей.

– Что же делать, чтобы подростковая преступность не захлестнула нас, как в «лихие 90-е»?

– Хотя бы час в день уделяйте неформальному общению с ребёнком. Не теряйте с ним контакт, а главное – не роняйте в его глазах свой родительский авторитет. Если вы пьёте, а ребёнку внушаете, что это плохо, эффект будет обратным. Он же понимает, что мама с папой врут.

Что касается роли государства, для начала давайте делать героями не тех, кого мы видим по телевизору сейчас. Сделайте престижным человека труда, а не участника позорного реалити-шоу. Снимите сериал «Умный», а не «Дикий» или «Лютый». Если на центральных каналах поют блатные песни, почему их не должны петь во дворе? Вы в погоне за рейтингами губите молодёжь! 

Поменяйте направление бюджетных потоков: то, что направляется в профессиональный спорт, направьте в детский.

Языком цифр

На учёте в подразделениях по делам несовершеннолетних ОВД региона на 1 июля 2019 года состоит 2381 подросток. За 6 месяцев 2019 года в Нижегородской области лица, не достигшие 18-летия, совершили 334 преступления. Больше всего преступлений несовершеннолетних пришлось на г. Дзержинск (32),  Балахнинский район (21), Володарский район (19 преступлений). На территории Нижегородской области к уголовной ответственности в I полугодии 2019 года привлекли 194 несовершеннолетних.

Смотрите также:

Как справиться с подростковой жестокостью

В последнее время в средствах массовой информации всё чаще появляются сообщения о жестокости подростков. Действительно ли это тенденция современности? Почему дети проявляют агрессию по отношению к слабым? Что делать родителям? Об этом – в программе «Классный час» на радио «Городская волна».

Анна Крафт

13:13, 10 ноября 2016

1

Как утверждают психологи, жестокие дети и подростки были всегда. Сегодняшнее «обострение» детской жестокости скорее обусловлено СМИ и интернетом, чем реальным увеличением агрессивности. Причины традиционны – борьба за власть и лидерство, привлечение к себе повышенного внимания.

«У таких детей сострадание и сочувствие ослаблено или отсутствует полностью. Они его могут только имитировать. Обостряется всегда, когда повышается агрессия в обществе», – прокомментировал врач-психотерапевт Европейского реестра, психоаналитик Игорь Лях. 

2

Специалисты уточняют, что взрослеющие дети начинают проверять границы дозволенного – узнают, можно ли им обидеть того, кто слабее. Родителям очень важно это вовремя заметить.

«Необходимо безоговорочно ребенку дать понять, что такое поведение в семье недопустимо и невозможно. Если ребенок однозначно понимает, что эта проба у него не прошла, то в следующий раз экспериментировать с этим у него, возможно, не будет желания», – советует педагог-психолог муниципального психологического центра «Родник» Ирина Антончик.

Специалист напоминает, что есть хорошая формула: «твоя свобода заканчивается там, где начинается несвобода другого человека» или «делаю, что хочу» заканчивается там, где ты нарушаешь психологические или физические границы другого человека, животного или любого беззащитного существа.

Своей агрессией подростки отстаивают и показывают своё «я», свою сущность, силу и превосходство над соперником. В этом случае полезно отдать ребенка в спортивную секцию.

«Нужно отдать в такое место, где ребенок сможет проявлять свое «я», достигать и отстаивать его. И это будет превозноситься: да, ты первый, да, ты смог», – рекомендует Ирина Антончик.

3

Но самое опасное, по мнению психологов, когда подростки проявляют свою агрессивность и жестокость в группе. В этом случае снижается личная ответственность каждого за совершённый поступок.

Психологи советуют знать друзей своего ребенка. Фото Михаила Перикова

Специалисты напоминают, что родители должны стараться быть в курсе приятельских взаимоотношений и внешних контактов своего взрослеющего ребенка. А идеальный вариант, когда мамы и папы знают его друзей, приглашают их в гости, могут общаться с ними и даже положительно влиять.      

4

Причины детской жестокости могут скрываться и в воспитании, если родители не учитывали чувств и жизненно важных потребностей ребенка. Например, в младенчестве не брали его на руки.

«Такой малыш, подрастая, в 3-4 года пробует расширить границы дозволенного. А родители говорят ребенку: «да мало ли чего ты хочешь, мало ли что твое «я», кто ты такой, чтобы говорить «я». Тем самым подавляется потребность ребенка в самопознании, самоиндетификации, в отделении себя от внешнего мира и формировании собственного «я», — поясняет Ирина Антончик.

Психолог напоминает, что если такие ситуации повторялись на разных возрастных этапах ребенка, то к подростковому возрасту у него может сработать механизм: «если мои чувства и потребности всегда игнорировались, то почему я должен учитывать чьи-то другие».

В этом случае родителям стоит обратиться к специалисту и быть готовыми поменяться самим.

5

Как считает президент Ассоциации молодых педагогов Центрального округа, учитель истории и обществознания гимназии № 10 Максим Давыдов, модель поведения подростки копируют у взрослых. Именно поэтому в первую очередь надо обращать внимание на себя. Кроме того, очень часто учитель играет решающую роль в формировании подростка как личности.

«Агрессия не возникнет, если правильно выстраиваются границы поведения – что можно, а чего нельзя делать в присутствии учителя. Внешний вид учителя, его поведение, взгляд и открытость, улыбка, манера общения, речь – все это устанавливает определенные нормы и границы поведения», — поясняет Максим Давыдов.

Специалисты напоминают, что учитель может стать достойным примером для ребенка. Фото Михаила Перикова

По мнению педагога, там, где границы обозначены четко, проблем с подростковой агрессией не возникает. Попадая в такую среду, человек сразу понимает, что здесь приемлемо, как он может себя проявить, а что здесь не является средством самовыражения и самоутверждения.

И напоследок еще один совет от психолога: всегда помните, что ребенку нужно ваше внимание. Спрашивайте его, что он любит слушать, в какие игры играть и чем заниматься. Ребенку необходимо внимание к своей личности, к своим интересам, а не просто контроль. 

Если вас что-то волнует, интересует или хочется поделиться с нами своими предложениями в сфере образования – работает круглосуточный автоответчик 30-40-600.

#Классный час #Школа #Инструкция

Индекс подростковой самооценки бренда Dove

12 марта 2021г. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) совместно с брендом Dove представляет данные исследования отношения девушек-подростков к своей внешности, а также мнения родителей девушек 10-17 лет по этому вопросу.

Среди родителей девушек 10-17 лет 38% заявляют, что хотели бы что-то изменить во внешности дочери. Объектом изменений чаще выбираются вес дочерей (10%), кожа лица (7%), волосы на голове и теле, а также живот (по 5%).

При этом подавляющее большинство опрошенных девушек-подростков 14-17 лет (94%) тоже хотели бы что-то изменить в своей внешности. Наибольшая доля опрошенных девушек отметили в качестве объекта изменений живот, вес или талию (46-50%). Отдельно стоит выделить кожу лица, которую предпочли бы поменять 43% респондентов. Для 39% проблемной зоной являются волосы на теле, а треть (30-34%) не устраивают бедра или ягодицы, а также нос и грудь. Губы, подбородок и скулы изменили бы 17-23% опрошенных. Реже всего среди желаемых изменений отмечаются веснушки, ступни ног, щиколотки (не более 9%). Ничего не стали бы менять только 6% респонденток.

Индекс самооценки внешности среди девушек-подростков находится в положительной плоскости (30 п.). Это свидетельствует о том, что среди подростков доля тех, кого устраивает их внешность, выше числа недовольных своей внешностью. В целом на вопрос о том, устраивает ли своя внешность, 63% опрошенных девушек ответили, что в той или иной мере устраивает, и 33% дали противоположные ответы.

На вопрос о том, есть ли у них идеал красоты, 100% девушек ответили положительно. Чаще девушки-подростки хотят быть похожими на известных личностей (28%) и блогеров (9%) или своих матерей (22%). Стоит отметить, что среди селебрити девушки выбирали представительниц как нового поколения (Кендалл Дженнер, Ариану Гранде, Кайли Дженнер, Селену Гомес), так и более старшего: Анджелину Джоли, Ирину Шейк и Скарлетт Йоханссон. В рейтинг даже попал южнокорейский певец-репер Мин Юнги.

Отделение детской и подростковой медицины

Одной из специализированных педиатрических клиник Германии, предоставляющей высокий уровень мединцинского обслуживания, является Клиника детской и подростковой медицины Университета Тюбингена. Главной задачей клиники является обеспечение здоровья подрастающего поколения и лечение различных заболеваний, расстройств и аномалий развития детей.

Детская медицина имеет основополагающее значение уже хотя бы по тому, что как раз в период развития ребенка многие болезни успешнее поддаются лечению. Несомненно важна правильная постановка диагноза, раннее распознавание симптомов, что бы вовремя и незамедлительно начать лечение. Детская медицина считается одним из ведущих направлений в Германии —  значительные успехи, которых она достигла, объясняются уникальным сочетанием новейших исследований, применением инновационных методов диагностики и лечения, высококлассного оборудования и индивидуального подхода. Это особенно важно учитывать при лечении детей и подростков.

Детская медицина отличается междисциплинарным характером — она охватывает практически все медицинские отрасли. Взаимодействие различных отделений детской и подростковой медицины Университетской клиники Тюбингена в проведении диагностики и терапии, оказании всеобъемлющего и оптимального медицинского обслуживания детей и подростков не имеют аналогов в Германии.

Отделение детской и подростковой медицины Университетской клиники Тюбингена включает в себя следующие направления:

  • ♦  Педиатрия I: общая педиатрия, гематология и онкология
  • ♦  Педиатрия II: детская кардиология, интенсивная медицина и пульмонология
  • ♦  Педиатрия III: нейропедиатрия, невролгия развития и социальнaя педиатрия
  • ♦  Педиатрия IV: неонатология и неопатологическая интенсивная медицина
  • ♦  Oтделение детской хирургии и детской урологии

Специфика детской медицины заключается в том, что она ставит перед собой иные цели — дети отличаются от взрослых и нуждаются в специализированном подходе и медицинском обслуживании, отделение детской и подростковой клиники старается в полной мере соответствовать этим особым требованиям. Центр педиатрических клинических исследований вносит свой вклад в улучшение медицинского обслуживания детей посредством квалифицированного планирования, проведения и анализа клинических исследований во всех областях педиатрии.
В клинике оказывается специализированное, построенное с учётом потребностей детей, психосоциальное сопровождение и психотерапия находящихся в клинике маленьких пациентов, имеется школа, игровая комната, родительские группы и благотворительные союзы, а также возможность размещения родителей и/или родственников на время стационарного лечения

ПРОБЛЕМЫ ПОДРОСТКОВОЙ ПРЕСТУПНОСТИ И БЕЗНАДЗОРНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

ПРОБЛЕМЫ ПОДРОСТКОВОЙ ПРЕСТУПНОСТИ И БЕЗНАДЗОРНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

      На современном этапе развития общества, забота о воспитании молодежи, в особенности несовершеннолетних, рассматривается как конституционная обязанность всех граждан, государственных органов и общественных организаций. Еще древние утверждали, что от правильного воспитания детей зависит благо­состояние всего народа. И если преступность зло, то преступность несовершеннолетних — зло, увеличенное в десятки раз.

      Проблемы подростковой преступности и безнадзорности несовершеннолетних требуют дальнейшего изучения и внесения дополнений и изменений в действующее законодательство, в части, касающейся трудоустройства, социальных гарантий, получения профессионального образования (обучение в системе профессио­нально-технических школ и училищ) и востребованности на рынке труда.

      Основными причинами и условиями, способствующими совершению правонарушений и преступлений несовершеннолетними, являются следующие факторы: преступления подростками совершены без осознания тяжести последствий, в силу переходного возраста, снижения благосостояния части населения, бесконтрольность со стороны родителей, а также недостаточная роль педагогических коллективов учебных заведений и недостаточность принимаемых мер к изучению личностных характеристик учащихся. В связи с чем, подростки оказались вне поля внимания многочисленных субъектов профилактики правонарушений среди несовершеннолетних. Сегодня, назрела необходимость четкого разграничения общих тенденций организации профилактической работы подразделений по делам несовершеннолетних Министерства внутренних дел России и специальных структур по организации индивидуально-профилактической работы с несовершеннолетними, совершающими, так называемые, малозначительные правонарушения, педагогически запущенными, не совершающими противоправных деяний, влекущих применение мер воспитательного и психолого-педагогического воздействия, с учетом специфических возрастных и психо­физиологических особенностей данной катего­рии, определить аспекты и пути совершенствования их деятельности, направленные на оздоровление криминогенной обстановки по линии несовершеннолетних в городском округе.

      С целью реализации комплекса профилактических мер на территории Петровского городского округа в 2020 года был проведен ряд мероприятий, в ходе которых в среде несовершеннолетних и их родителей проводилась профилактическая работа направленная на недопущение вовлечения несовершеннолетних в различные объединения экстремистского толка, недопущения употребления и распространения наркотических и психотропных веществ. В период пандемии, когда несовершеннолетние находились на удаленном обучении и в дальнейшем на каникулах, проводились онлайн мероприятия, в ходе которых с несовершеннолетними проводились беседы о правилах поведения в экстремальных ситуациях, соблюдении санитарных норм в период пандемии, недопущении правонарушений и преступлений на каникулах и в дальнейшем в учебных заведениях.

      Основная цель существующих подразделений по делам несовершеннолетних в системе органов внутренних дел: не допустить подростка к совершению правонарушения, оградить его от отрицательного влияния взрослых подстрекателей и организаторов, в том числе и родителей, и лиц их заменяющих, если таковые не выполняют надлежащим образом функции надзора и воспитания.

      Всего сотрудниками ОДН за 2020 год выявлено 243 административных правонарушений. Привлечено родителей за ненадлежащее выполнение родительских обязанностей по ст. 5.35 КОАП РФ -198.

      Трудные дети вырастают и в тех внешне благополучных семьях, где родители равнодушны к внутреннему миру своих детей. Более двух третей подростков, совершивших правонарушения, воспитывались в формально полной семье, в семье с нормальными материальными и жилищными условиями. Таким образом, решающим является не состав семьи, а те взаимоотношения, которые складываются между ее членами. От родителей зависит то, как видит мир подросток, что его волнует, удивляет, заботит, трогает, пробуждает сочувствие и презрение, любовь и ненависть. Иногда родители следуют такой логике: моя семья, мои дети, я воспитываю их, как хочу и как могу. Но воспитание не может быть делом личным, так как растёт будущий гражданин, член общества. Поэтому правильно воспитывают те родители, которые придерживаются позиции: воспитание не личное, а общественное дело.

      Основным видом профилактической работы с подростками -правонарушителями остается проведение индивидуальных бесед.

      А хотелось закончить следующими словами Виссариона Григорьевича Белинского:

      «На родителях, только на родителях лежит священнейшая обязанность сделать своих детей человеками, обязанность же учебных заведений – сделать их учеными, гражданами, членами государства на всех ступенях. Но кто не сделался прежде всего человеком, тот плохой гражданин. Так давайте же вместе будем делать наших детей человеками…».

 

Заместитель начальника УУП и ПДН
Отдела МВД России по Петровскому городскому округу
Подполковник полиции   Перепелица В.И

 

 

Феномен подростковой тревожности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

_ ПСИХОЛОГИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ

ФЕНОМЕН ПОДРОСТКОВОЙ ТРЕВОЖНОСТИ

ИВ. Старшинина

Развитие личности в подростковом возрасте требует пристального внимания взрослых, так как неудачное вхождение в социум усиливает общую кризисную ситуацию возраста, ведет к дезадаптации личности, нарушает нормальное протекание жизнедеятельности. Выявление причин поведения подростка, входящего в противоречие с интересами общества, и выработка эффективных стратегий его коррекции являются одной из «вечных» тем психологии и педагогики. К тому же именно подростковый возраст считается сенситивным периодом для коррекции нарушений в развитии личности. Трудности подросткового возраста связаны с повышенной возбудимостью, с острой реакцией на обиду, с повышенной критичностью по отношению к старшим. Если эти особенности не учитывать, то у подростков могут сформироваться устойчивые отклонения в нравственном развитии и поведении. И здесь важны отношения между родителями и ребенком. Так как подростковый возраст — это переходный возраст, переходный период от детства к взрослости, возникают многочисленные конфликты, которые отрицательно влияют на формирование эмоциональной и когнитивной сферы. В связи с особенностями развития моторной и речевой сферы в подростковый период следует помнить, что подростки очень переживают собственную «неуклюжесть» и «косноязычие», повышенно чувствительны как к нас-

мешкам по этому поводу, так и к оказанной помощи.

Главные новообразования этого возраста, по Э. Шпрангеру, — открытие «Я», возникновение рефлексии, осознание своей индивидуальности. Он положил начало систематическому исследованию самосознания, ценностных ориентаций, мировоззрения подростков. Согласно научной концепции Ж. Пиаже, в подростковом возрасте окончательно формируется личность, строится программа жизни [1].

Происходящие в этом возрасте изменения сопровождаются различными трудностями, связанными с перестройкой организма и половым созреванием. Стремясь к независимости от мира взрослых, подростки нередко попадают в сложные ситуации и реагируют на них негативными переживаниями, которые вызывают тревожность. Определенный уровень тревожности в этом возрасте — это естественная и обязательная характеристика активной деятельности. Однако повышен- 183 ный уровень тревожности оказывает негативное воздействие на личностное развитие подростка. Для того, чтобы психолого-педагогическая поддержка подростков с повышенным уровнем тревожности была эффективной, возникает необходимость в быстром и точном выявлении специфики психологических проблем подростка.

Проведя анализ психолого-педагогической литературы, мы пришли к выводу об особой значимости подросткового возраста в генезе тревожности как свойства личности. А.М. Прихожан отмечает, что механизм закрепле-

ния и усиления тревожности ведет затем к накоплению и углублению отрицательного эмоционального опыта [2]. Психологический словарь дает следующее определение тревожности: «Тревожность — индивидуальная психологическая особенность, проявляющаяся в склонности человека к частым и интенсивным переживаниям состояния тревоги, а также низком пороге его возникновения» [3]. Под тревожностью мы понимаем субъективное проявление неблагополучия личности. Необходимо отметить, что тревожность в подростковом возрасте может носить и позитивный, мобилизующий характер. Бывают случаи, когда на экзамене успешные и уверенные в себе подростки не могут ответить на достаточно простой вопрос, в то время как их одноклассники с выраженной тревожностью демонстрируют неожиданно высокие результаты. Подростки младшие и старшие имеют свои отличительные особенности, и они велики, но можно говорить о типичных, характерных чертах этого периода.

Подростковый возраст часто называют периодом диспропорции в развитии. В этом возрасте увеличивается внимание к себе, к своим физическим особенностям; обостряется реакция на мнение окружающих, повышается чувство собственного достоинства и обидчивость. Физические недостатки часто преувеличиваются. Прежде всего, по сравнению с детским возрастом, возрастающее внимание к своему телу обусловлено не только физическими изменениями, но и новой социальной ролью подростка. Очень часто подростки с повышенным уровнем тревожности оказываются изолированными по социальному статусу. Осознание соматических изменений и их включение в

схему тела — одно из важнейших проблем периода полового созревания. Подростки отмечают также социальную реакцию на изменение их физического облика (одобрение, восхищение или отвращение, насмешку, презрение) и включают ее в представление о себе. Это формирует у подростка низкую самооценку, неуверенность в себе, скованность в общении и снижение чувства собственной значимости. К тому же сексуальное развитие очень тесно связано с формированием чувства достоинства и гордости, личностной идентичности. Необходимо обратить внимание на значимость семьи и школы в период взросления, так как подростковый возраст — это противоречие между стремлением казаться и неумением «быть взрослым». Это противоречие между стремлением к независимости и необходимостью подчиняться указаниям взрослых. В этот период школьная учебная деятельность отступает на задний план, хотя и остается преобладающей. Центр жизни переносится в деятельность общения.

Возрастает роль референтной группы, что способствует разрыву с родителями, как образцу для подражания. Со стороны родителей возрастают ограничения и запреты; в связи с новыми изменениями в семье возрастает число конфликтов. Неуспеваемость в школе может быть причиной конфликтов. Напряженные отношения между родителями и детьми обусловлены не столько конфликтом между поколениями, сколько изменившимися экономическими условиями и технологическим прогрессом, перед лицом которых родители, как и дети, чувствуют себя неуверенными и беспокойными, что порождает тревожность и нерешительность, а они в свою оче-

Преподаватель_ХК|_

ВЕК

1 / 2007

редь формируют собственный характер. Наряду с родительским домом, школа — важнейшая инстанция социализации. Школьные конфликты связаны в основном с успеваемостью, адаптацией, авторитетом и автономией. В связи с требованиями, предъявляемыми к успеваемости, возникают конфликты как с учителями, так и со сверстниками. По отношению к учителям могут возникнуть протест, отказ заниматься и добиваться успехов. Такое поведение встречается и у способных, и у критически настроенных молодых людей, чье выраженное стремление к успеху сталкивается с неблагоприятными перспективами на будущее. В отношениях с ровесниками могут возникать конфликты на почве соперничества. Это влияет на социальную адаптацию школьников и сохранение класса как единого общества. Конфликты в области автономии и авторитета обусловлены ограничением свободы, школьными правилами. Молодые люди требуют обосновать их, чувствуют над собой нежелательную опеку.

Достигнутый уровень психического развития и возросшие возможности подростка вызывают у него потребность в самостоятельности, самоутверждении, признания со стороны взрослых его прав, его потенциальных возможностей, в том числе участие в общественно значимых делах. Между тем, взрослые подчеркивают, что подросток уже не маленький ребенок и, предъявляя к нему повышенные требования, продолжают порой отказывать ему в праве на самостоятельность, возможностях на самоутверждение. Отсюда и возникает большинство конфликтных ситуаций, обиды и разнообразные формы протеста. Оскорбление взрослыми чувства собственно-

го достоинства подростка воспринимается им очень чувствительно.

Подросток испытывает особую потребность в дружеских отношениях, где только и возможна система реального равенства. Но возможны конфликты на почве соперничества. Часто подростки занимают агрессивную позицию по отношению к тем людям, от которых исходит угроза их престижу, самооценке. На самом деле срабатывает механизм психической защиты, и часто он выражается в агрессии. В действительности у таких подростков часто низкая самооценка, повышенная тревожность, неуверенность, мнительность.

Анализ форм подростковой тревожности свидетельствует, что она сама нередко выполняет защитную функцию. Поведение тревожных подростков позволяет предположить, что они часто испытывают определенную потребность в этом переживании, потому что оно отражает привычное представление о себе, привычную самооценку, привычное эмоциональное самочувствие.

Обобщая все вышесказанное, можно сделать вывод о том, что же является источником тревожности в подростковом возрасте. В качестве центральной проблемы можно выделить семейное воспитание. Очень часто родители тревожных детей предъявляют к ним завышенные требования. Во многих случаях это связано с неудовлетворенностью собственным положением, с желанием воплотить собственные нереализованные мечты в своем ребенке. Нередки случаи, когда родители, добившись высокого положения в обществе или материального благополучия, не желают видеть в своем ребенке «неудачника». Нагружают сверх

всякой меры. Требования взрослых, которые ребенок выполнить не в состоянии, нередко приводят к тому, что он начинает испытывать страх не соответствовать ожиданиям окружающих, чувствовать себя неудачником. Некоторые родители стремятся уберечь своего ребенка от любых реальных и мнимых угроз его жизни и безопасности, формируют тем самым у него ощущение собственной беззащитности перед опасностями. Все это мешает нормальному развитию ребенка, реализации его творческих способностей и осложняет общение со взрослыми и сверстниками. В переживаниях тревожных подростков, связанных с семьей, на первый план выходят чувства собственной вины. Дело не в том, что дети просто «заражаются» тревожностью взрослых — подобная атмосфера препятствует переживанию чувства защищенности, надежности семейного окружения, что необходимо для нормального эмоционального самочувствия, да и в целом нормального развития подростка.

Причиной подростковой тревож-186 ности могут стать экономические условия, так как подросток постоянно чувствует себя зависимым, несамостоятельным, в том числе и в финансовом отношении.

Психическое развитие подростка имеет свои особенности и сложности, во многом обусловленные половым созреванием. В подростковом возрасте становятся наиболее значимыми чувства симпатии и антипатии, испытываемые ими к сверстникам, оценки и самооценки способностей. В общении со сверстниками получают удовлетворение такие потребности подростков, как стремление к самоутверждению среди сверстников, желание

лучше узнать себя и собеседника, отстоять свое мнение и т.д. Причиной возникновения подростковой тревожности становятся неудачи в общении. Тревожность нередко выступает в качестве основного мотива общения, что влечет за собой повышенную зависимость от сверстников.

Говорить публично приходится каждому школьнику, который готовит сообщения к урокам или занятиям кружка, выступает на школьных или классных собраниях, на торжественных мероприятиях, праздниках и т.д., и, наверное, каждому подростку приходилось либо переживать за свои неудачные выступления, либо скучать, слушая своих ораторствующих товарищей. Анализ практики показывает, что подростки не обладают достаточным мастерством публичных выступлений и все чаще сталкиваются с трудностями при подготовке речи, что зачастую является причиной возникновения повышенного уровня тревожности. Редко кто из подростков умеет вести непринужденную беседу, многие не умеют тактично, четко высказать просьбу, ярко, эмоционально, увлекательно передать свое впечатление о картинах на выставке, просмотренном кинофильме, прочитанной книге.

Актуальным становится, как отмечает Х. Ремшмидт в своей работе «Подростковый и юношеский возраст», сравнение себя со сверстниками, поскольку диапазон нормальной изменчивости остается неизвестным. Это может вызвать тревожность и привести к острым конфликтам или депрессивному состоянию и даже к хроническим неврозам [4].

Очень часто причиной повышенной тревожности у подростков может стать обеспокоенность своей внеш-

Преподаватель_ХК|_

ВЕК

1 / 2007

ностью. В результате исследований, проведенных американскими учеными, было установлено, что в подростковом возрасте 30% девочек и 20% мальчиков испытывают беспокойство по поводу своего роста: девочки боятся оказаться слишком высокими, мальчики — слишком маленькими. Сюда входят такие функциологические изменения организма, как преждевременное половое созревание, задержка развития, также к причинам, вызывающим тревожность у подростков, можно отнести юношеские угри, избыточный и недостаточный вес, задержка роста.

На уровень тревожности у подростков большое влияние оказывает школьная успешность. Характерно, что подростки с повышенным уровнем тревожности рассматривают отметку не как мерило знаний, а прежде всего, как выражение отношения педагога, что говорит о преимущественно внешней ориентации тревожных детей, об отсутствии собственных, внутренних критериев.

Одной из основных причин тревожности в подростковом возрасте могут стать неблагоприятные отношения, конфликты, грубость и нетактичное поведение учителей по отношению к ученикам. Бестактность педагога оказывается наиболее губительной для тех, кто уже находится в тревожном состоянии.

Важнейшим источником подростковой тревожности является конфликт, связанный с самооценкой, конфликт между стремлением к личной автономии и боязнью этого. Тревожные подростки не в состоянии объективно оценить свои действия. Зачастую они оказываются неуспешными в ситуациях, в которых отсутствуют заданные

внешние критерии, а сомнения даже в реальных достижениях только увеличивают отрицательный эмоциональный опыт. Причиной возникновения тревожности в этом возрасте может стать существенное расхождение между самооценкой и оценкой, получаемой подростком от значимых для него людей (референтной группы).

Если для дошкольников и младших школьников основным источником тревожности оказывается семья, то для подростков и старшеклассников такая ее роль значительно уменьшается; зато вдвое возрастает роль школы. решили задачи подросткового возраста, то рано или поздно нерешенные задачи встают перед ними, требуют своего решения и осложняют жизнь.

ЛИТЕРАТУРА

1. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. — М., 1969.

2. Прихожан А.М. Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. — М., 2000.

3. Психологический словарь / Под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. — М., 1996.

4. Ремшмидт Х. Подростковый и юношеский возраст. Проблемы становления личности. — М., 1994.

Достигнув совершеннолетия: здоровье подростков

Решающее значение имеет соблюдение гендерных норм, негативно влияющих на здоровье. Исследования гендерных норм показывают, что в подростковом возрасте во многих странах мальчики видят расширение своего кругозора — они получают доступ к новым возможностям, тогда как у девочек может быть меньше возможностей, и их миры сужаются. В то же время мальчики также подвергаются риску из-за усиления негативных гендерных стереотипов, которые поощряют рискованное поведение и могут увековечивать насилие.Вовлечение молодых людей в беседы об их собственном восприятии гендерных норм, продвижение гендерного равенства в воспитании и образовании, а также использование средств массовой информации и технологий — все это может помочь противостоять вредным гендерным нормам, которые начинаются с младенчества.

И девочкам, и мальчикам требуется помощь в преодолении препятствий на пути к медицинскому обслуживанию. В Непале, например, министерство здравоохранения осознало, что в его программе по охране сексуального и репродуктивного здоровья подростков не учитывались такие препятствия, как расстояние и стоимость проезда, невозможность приехать в часы работы, а также отсутствие конфиденциальности и конфиденциальности.В настоящее время планируется принять меры по устранению таких ограничений, включая повышенное внимание к аутрич-услугам в неблагополучных районах и более активное участие населения.

Стремление к улучшению первичной медико-санитарной помощи, возглавляемое Глобальной конференцией по первичной медико-санитарной помощи в Астане в октябре этого года, дает возможность сформировать службы первичной медико-санитарной помощи, отвечающие потребностям подростков, в том числе посредством вовлечения молодежи. Такая система должна гарантировать, что: подростки знают, когда и где получить доступ к услугам, и не платят никаких сборов в месте оказания помощи; что поставщики обучены и имеют стимулы для оказания помощи подросткам, в том числе профилактической; и что никаких обязательных разрешений третьих лиц (например,грамм. разрешение родителей или опекунов), чтобы подростки могли пользоваться услугами по охране сексуального и репродуктивного здоровья.

В то же время, хотя будет важно как укрепить способность существующих служб здравоохранения реагировать на потребности подростков в области здравоохранения, так и охватить молодых людей там, где они есть. Это может включать новые виды использования технологий, а также программы, поддерживающие активную работу с молодежью дома и в школе.

Инициатива ВОЗ и Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) направлена ​​на превращение каждой школы в «школу, способствующую укреплению здоровья».Обе организации работают над разработкой и продвижением набора глобальных стандартов, которые помогут школам и их сообществам стать здоровыми и безопасными местами для обучения.

Совершенно очевидно, что улучшение здоровья подростков на всех этих уровнях — очень необходимое вложение в будущее наших обществ. «Пора, чтобы здоровье подростков достигло совершеннолетия», — говорит Балтаг. «Здоровье подростков — это разумное вложение. Это не только улучшит здоровье и выживаемость подростков в краткосрочной перспективе, но и принесет пользу их будущему здоровью как взрослых, так и следующему поколению.»

Краткая история подросткового возраста и развития молодежи — Совет по массовой культуре

Краткая история подросткового возраста и развития молодежи

Все участники Бостонского проекта оценки молодежного искусства служат молодежи с 1990-х годов. Встречаясь вместе за последние три года, мы участвовали во многих интересных дискуссиях о том, что эффективно работает с подростками и молодыми людьми, а что нет. Наши программы процветают, потому что мы больше, чем просто говорим, слушаем самих экспертов — молодежь.Нашей постоянной целью было выяснить, чего они хотят, как, по их мнению, следует разрабатывать программы и что мы можем улучшить. Однако, когда мы приступили к этому проекту, мы знали, что нам необходимо проконсультироваться с другими экспертами в этой области, чтобы обосновать и улучшить то, что мы знали из нашего опыта. Мы рассмотрели теории развития, стремились лучше понять работу мозга и исследовали способы, с помощью которых поддержка молодежи в искусстве может помочь в процессе их роста. Все это было направлено на достижение следующих целей: 1) разработка структуры, которая могла бы лучше всего объяснить нашу работу, и 2) создание инструментов, которые могли бы оценивать индикаторы и результаты в рамках.

Глубина нашего исследования основывалась на коллективных знаниях, необходимых для разработки структуры BYAEP. В следующем разделе представлен краткий обзор подросткового возраста как стадии жизни и некоторые из последних данных о мозге подростков. Обе темы помогают прояснить необходимость удовлетворения конкретных потребностей молодежи в нашей работе и способы, которыми программы развития молодежного искусства идеально подходят для удовлетворения этих потребностей.

Более подробную информацию по этой теме можно найти в прекрасной публикации (в которую BYAEP внесла свой вклад) Национальной гильдии общинного художественного образования под названием «Вовлечение подростков»

Ранние исследования подросткового возраста

Хотя первое использование слова «подростковый возраст» появилось в 15 веке и произошло от латинского слова «подростковый возраст», что означало «вырасти или вырасти до зрелости» (Lerner & Steinberg, 2009, p.1), только в 1904 году первому президенту Американской психологической ассоциации Дж. Стэнли Холлу приписывали открытие подросткового возраста (Henig, 2010, стр. 4). В своем исследовании под названием «Подростковый возраст» он описал эту новую фазу развития, которая произошла в результате социальных изменений на рубеже 20-го века. Из-за влияния законов о детском труде и всеобщего образования молодые люди в подростковом возрасте вновь обрели время, когда взрослые обязанности не возлагались на них так быстро, как в прошлом.Холл не очень положительно относился к этой фазе и считал, что обществу необходимо «сжечь остатки зла в их природе» (G. Stanley Hall, 2010). Таким образом, юность была временем преодоления своих звериных импульсов, когда человек был охвачен периодом «шторма и стресса» (Lerner & Israeloff, 2005, стр. 4). Он выделил три ключевых аспекта этой фазы: нарушение настроения, конфликт с родителями и рискованное поведение.

Другие работы, появившиеся в конце 1950-х — 1970-х годах в Европе и Америке, помогли подростковому возрасту стать областью исследования (важные ранние работы Фрейда, Пиаже, Маслоу и Кольберга также касались стадий развития).В BYAEP нас интересовало, как работа Эрика Эриксона связана с нашей работой и как она выражает то, что мы знаем. Эриксон (1959, стр. 251-263) описал влияние социального опыта на всю продолжительность жизни. Эриксон рассматривал жизнь в восемь этапов. Мы чувствовали, что наша возрастная группа 13-23 лет фактически боролась с тремя следующими этапами:

Психосоциальная стадия 4 — трудолюбие против неполноценности, возраст 5–11 лет. Главный вопрос: добился я успеха или нет? Благодаря социальному взаимодействию у детей начинает развиваться чувство гордости за свои достижения и способности. BYAEP В центре внимания: Компетентность.

Психосоциальная стадия 5 — идентичность против заблуждения, возраст 12-19 лет. Главный вопрос: кто я и куда иду? В подростковом возрасте дети исследуют свою независимость и развивают чувство собственного достоинства. Формирование идентичности может занять много времени и может привести к «кризису идентичности». BYAEP в центре внимания: идентичность.

Психосоциальный этап 6 — близость против изоляции, возраст 20-35 лет. Основные вопросы: Любят ли я и хочу ли я? Должен ли я разделить свою жизнь с кем-то или жить один? Этот этап охватывает период раннего взросления, когда люди исследуют личные отношения. BYAEP в центре внимания: Подключения.

В главе «Разработка структуры BYAEP» вы увидите, как эти области внимания вносят непосредственный вклад в построение нашей структуры.

В 1962 году Питер Блос опубликовал книгу под названием «Подростковый возраст». Блос, американский детский психоаналитик немецкого происхождения, получил прозвище «Мистер Подростковый возраст» в результате своих исследований проблем подростков. Его теории описывают конфликты, которые возникают у подростков между желанием освободиться от родителей и желанием оставаться зависимым.Он популяризировал представление о двух стадиях индивидуализации в человеческом развитии. Первое случается, когда ребенок только начинает ходить, а второй — когда он подросток и, наконец, способен избавиться от семейных зависимостей. Поскольку зрелость зависит от достижения определенной степени независимости, «я» развивается именно в подростковом возрасте. Цель состоит в том, чтобы быть независимым, а также открывать и отмечать свои уникальные качества по мере развития собственного потенциала.

Культурные и гендерные исследования, расширяющие западный взгляд на подростковый возраст

Важно отметить, что во многих других обществах подростковый возраст не признается этапом жизни.Вместо этого существует различие между детством и взрослой жизнью, со значительными ритуалами вокруг этой трансформации. Продолжительность этих ритуалов может составлять всего несколько дней, тогда как в Соединенных Штатах период отрочества часто длится более десяти лет. Хотя у нас есть бат-мицвы, подтверждения и празднования в связи с получением водительских прав или выпуском средней школы, подросткам в этой стране часто не хватает официальных дорожных знаков на пути к взрослой жизни. Молодежи часто дают разрабатывать свои собственные обряды перехода, насилие со стороны банд, беременность и граффити могут служить такими отрывками.Наблюдение за этими факторами риска среди многих других подпитывало распространенное в западном обществе в 1970-е годы убеждение, что подростки «сломаны» с серьезными недостатками и нуждаются в «исправлении», чтобы стать самодостаточными и независимыми.

1970-е годы также ознаменовали более пристальное внимание и понимание культурного контекста и гендерных различий. Новые подходы сформировали более широкие определения того, что означает развитие личности и самоощущения в подростковом возрасте. Вебстер (1984, стр. 627) определяет «я» как «существенное существо одного человека в отличие от любого другого.Это определение сильно контрастирует с «я», которое встречается в других странах. В большинстве азиатских, африканских, латиноамериканских и южноевропейских стран «я» переживается с более взаимозависимой, чем независимой точки зрения. Например, в Японии слово «я» — это дзибун, что означает «часть общего жизненного пространства» (Китайма и Маркус, 1991, стр. 228). Это совершенно другое «я», уважающее взаимозависимость.

Западный мир начал более внимательно присматриваться к способам определения «я» в 1970-х годах.Укоренившись в мультикультурных и феминистских движениях психологии, родилась область реляционно-культурной терапии (РКИ). В 1976 году Джин Бейкер Миллер опубликовала «К новой психологии женщин», революционную работу в понимании человеческих взаимоотношений. Описанная ею модель отношений, в которой стимулирующие рост отношения рассматриваются как центральные для благополучия, а разобщенность часто рассматривается как источник психологических проблем, предложила сдвиг парадигмы в нашем понимании человеческого развития.Этот взгляд резко помог открыть двери для переоценки важности семейных отношений в подростковом возрасте. Акцент, который делался на разъединении, где «шторм и стресс» считались нормой и неизбежностью, был пересмотрен как культурно построенный. То, что считалось «женской чертой» — заботой об отношениях, — вновь стало восприниматься как характеристика человека, критически необходимая для человеческого развития и нашего общества.

Теоретики также начали углубляться в гендер и культуру.Основываясь на важных теоретических работах, таких как «Кэрол Гиллиган» (1982) «Другим голосом», популярные книги, такие как «Возрождение Офелии: спасение девочек-подростков» Мэри Пайфер (1994), вышли в 1990-х годах. В книге Пайфер рассматривается, как возрастающий уровень сексизма и насилия в нашей культуре заставляет девочек подавлять свой творческий дух и естественные импульсы, что в конечном итоге разрушает их самооценку. Затем последовала важная книга о мальчиках. Воспитание Каина: защита эмоциональной жизни мальчиков детских психологов Дэниела Дж.Киндлон и Майкл Томпсон (1999) исследовали часто скрытую и часто болезненную жизнь подростков мужского пола, которые грустят, страдают, напуганы, молчат и подвержены высокому риску самоубийства, злоупотребления алкоголем и наркотиками, одиночества и насилия. В то время как девочки могут закрыться в подростковом возрасте из-за культуры объективации, мальчиков уводят от своей эмоциональной жизни («большие мальчики не плачут») взрослые и их сверстники, и они часто переживают культуру жестокости. В этой культуре мальчиков редко поощряют развивать такие качества, как сострадание, чувствительность, сердечность и сочувствие.

Движение развития молодежи основывалось на и связывало воедино многие из недавно принятых концепций, описанных выше, с областями позитивного развития молодежи и общинного развития молодежи, появившимися в 1980-х и 1990-х годах. «Развитие молодежи» — это процесс, посредством которого молодые люди приобретают социальные, познавательные и эмоциональные навыки и способности, необходимые для управления жизнью (University of Minnesota Cooperative Extension, 2005). Это движение смотрит на то, как молодежи нужны сверстники, взрослые, школы и сообщество, чтобы развивать свои навыки и интересы во взрослой жизни.Принципы развития молодежи сосредоточены на достоинствах каждого ребенка и подчеркивают, как раннее вмешательство может привести к успеху. Ричард Лернер и его коллеги (2009, стр. 17) писали: «Цель позитивного развития молодежи — способствовать достижению положительных результатов. Эта идея резко контрастирует с точкой зрения, которая фокусируется на наказании и идее о том, что подростки сломлены ». Движение за позитивное развитие молодежи делает упор на том, чтобы помочь молодежи реализовать свой потенциал, а не на рисках, связанных с их развитием.Он также побуждает всю молодежь вносить свой вклад в благополучие общества в целом, развивая эмоциональную грамотность, эмоциональное выражение и принятие — навыки, которые в значительной степени необходимы как мужчинам, так и обществу в целом.

Что происходит в головах молодежи и почему искусство может помочь

Когда-то было широко распространено мнение, что мозг перестает расти вскоре после полового созревания, но теперь мы знаем, что он продолжает созревать до двадцати лет, поскольку лимбическая система (откуда возникают эмоции) и кора головного мозга (которая управляет этими эмоциями) все еще формируются. .Таким образом, у подростков есть лимбическая система, которая очень активна в период полового созревания, с префронтальной корой, которая продолжает созревать еще десять лет! Легко понять, как эмоции могут перевесить рациональность и общую способность подростков управлять ими.

Доктор Линда Мэйс из Медицинской школы Йельского университета изучает развитие мозга, стресс, подростковый возраст и зависимость. Mayes (2008) обнаружил, что подростковый возраст — лучшее время для экспериментов с рискованным поведением. Префронтальная кора головного мозга — передняя часть мозга, которая выполняет функцию исполнительного контроля — является центром управления, где мы спрашиваем: «Это правильно или неправильно?» и принимать решения, взвешивая награды и последствия.Поскольку эта часть мозга растет и развивается во взрослой жизни, подростки сталкиваются с двойной проблемой, потому что подкорковые части их мозга («зона удовольствия») развиваются очень быстро и сверхчувствительны к вознаграждению. Эта область мозга подростка становится сильно активированной и высвобождает чувство огромного удовольствия, когда рискует, быстро едет, принимает наркотики и т. Д. Обещание потенциального вознаграждения часто перевешивает беспокойство о предполагаемых рисках. Доббс (2011) объясняет: «Мы все любим новые и захватывающие вещи, но никогда не ценим их так высоко, как в подростковом возрасте.Здесь мы достигли пика в том, что бихевиористы называют поиском ощущений: охота за нервным возбуждением, толчком к необычному или неожиданному. И хотя поиск ощущений может привести к опасному поведению, он также может порождать и положительное »(стр. 3).

Исследователи также обнаружили, что нормальный мозг подростка, который и так «несбалансирован» в развитии, подвергается дальнейшим нарушениям во время стресса. Многие из молодых людей, которым мы служим, живут в бедности, в сложных семейных обстоятельствах, а иногда и в условиях насилия.Они достигают совершеннолетия и очень рано начинают испытывать потребности взрослых. В наших пяти программах, когда мы спрашивали молодежь, считают ли они, что их шансы дожить до 35 лет составляют 50/50 или меньше, более 30% ответили «Да». В одной программе это число достигло 50%, что более чем в три раза превышало средний показатель по стране (Borowsky, Ireland, & Resnick, 2009, стр. 81). Частично это может быть связано с тем, что в некоторых из наших программ в BYAEP более 60% опрошенных молодых людей пережили смерть одного или нескольких друзей или членов семьи из-за насилия, передозировки наркотиков или других неестественных причин.

В моменты стресса функция еще не полностью развитой префронтальной коры снижается, срабатывают инстинкты выживания и снятия боли, и молодежь стремится к риску и поиску удовольствий. Подростковый возраст предлагает подросткам мозг, который широко открыт для пробования новых вещей, но он также представляет собой огромный риск, когда молодежь испытывает стресс, поскольку призыв к пристрастию к наркотикам, табаку, алкоголю и пищевым продуктам, способствующим ожирению, может быть громким, предлагая обещание облегчения от отрицательное эмоциональное состояние.

«Перед тем, как приехать сюда, я падал. После того, как я здесь оказался, я чувствую, что ты меня поймала ». — Андрей, 16 лет

Mayes провел шестнадцатилетнее продольное исследование пренатального воздействия кокаина, в ходе которого изучался стресс у детей ясельного возраста и возможные стратегии вмешательства для смягчения последствий наркотиков и бедности. Исследователи пытались ответить на вопрос: «Если вы импульсивный малыш с высоким уровнем стресса, станете ли вы подростком, употребляющим наркотики, автоматически? Если нет, то что этому мешает? » (Mayes, 2008)

Mayes проверял, как вмешательство одного человека, сильного положительного и заботливого персонажа в жизни ребенка, может смягчить негативное влияние, с которым он родился.Это человек, которого Мэйс описывает как человека, «который думает о тебе, когда ты возвращаешься из школы» (2008). В отличие от ранее провозглашенной цели отключения от семьи для достижения независимости эта точка зрения утверждает, что подросткам нужны родители, другие взрослые и программы, такие как пять участников BYAEP, чтобы «держать их в памяти», чтобы смягчить убедительную тягу к наркотики, депрессия, расстройства пищевого поведения и т. д.

В 1999 году Комитет по искусству и гуманитарным наукам при президенте выступил спонсором «Защитников перемен: влияние искусства на обучение», в рамках которого были представлены семь исследований, в которых задокументировано влияние обучения искусству на молодых людей и характер этого опыта.Эта коллекция включает в себя результаты десятилетнего исследования, проведенного профессором Стэнфордского университета Ширли Брайс Хит, и определяет качества творческого опыта — исследование индивидуальной идентичности, принятие риска и ответственность за последствия — которые определяют его влияние на молодых людей. В искусстве молодежь более склонна к риску, чем в общественных работах или в спортивных программах. Подростки экспериментируют с новыми материалами и пробуют новые методы и формы взаимодействия и презентации безопасно и при поддержке других.Этот опыт изучения, открытия и представления с другими в искусстве помогает молодежи сформировать более богатую идентичность с повышенными навыками приверженности и ответственности и связей как со сверстниками, так и со взрослыми. Подростковый возраст — это время, когда молодежь наиболее открыта для новых возможностей и новых возможностей для перемен, оптимальное время для вмешательства искусства, потому что позитивное отношение к риску может быть на рекордно высоком уровне. Участие в искусстве предлагает подросткам азарт, риск и множество способов безопасно покинуть свою зону комфорта и прокормить возможности для своего будущего.

Таким образом, юность — это время как значительного риска, так и больших возможностей. Психолог д-р Рид Ларсон хорошо затронул эту тему в своем выступлении 2010 года «Позитивное развитие в беспорядочном мире», когда он заявил, что «проблемы подросткового возраста, связанные с развитием, — выражаясь неорганизованным языком, — огромны. Эти проблемы требуют большего признания и исследования. Несмотря на ограниченность человеческого разума, подростки обладают огромной силой и потенциалом для обучения и развития.Мы, как отрасль, играем важную роль в лучшем понимании этих потенциалов, того, как они развиваются и как поддерживать их развитие »(Ларсон, стр. 23). Ларсон и другие начали открывать очень полезную роль молодежных программ в развитии подростков. Качественные молодежные художественные программы способны учитывать всю сложность жизни подростков, предлагая им возможность работать со сверстниками и взрослыми, чтобы преодолевать трудности, использовать стратегическое мышление, проявлять лидерские качества, развивать устойчивость и учиться лучше понимать и саморегулироваться. их эмоциональные я.

«До приезда сюда я тратил свое время на дела, которые не были важными или продуктивными, и всегда был человеком, наблюдающим, как другие делают то, что я хотел бы сделать. Побывав здесь, я знаю, что могу делать все, что захочу. Я стал лидером и больше не смотрю на людей, которые что-то делают. Я тот, кто меняет ситуацию и участвует. Я стал лучше, сильнее и решительнее ».
— Даниэль, 17 лет

Что такое подростковая психология?

Что такое подростковая психология?

Психология подростков относится к уникальным потребностям подростков в области психического здоровья (определяемых как люди в возрасте от 10 до 19 лет).

Многие люди имеют представление о том, как выглядит традиционная разговорная терапия со взрослыми, и они могут иметь представление о том, как игровая терапия выглядит с маленькими детьми. Подростки представляют собой отдельную группу, это уже не дети, но еще не взрослые, и поэтому у них уникальные потребности.

Работа в области подростковой психологии означает рассмотрение конкретных потребностей человека, чей мозг развился после стадии детства, но не полностью созрел до взрослой жизни.

История подростковой психологии

Концепция подросткового возраста относительно нова, она была признана в Соединенных Штатах только в конце девятнадцатого века.Раньше подростков считали «взрослыми в миниатюре».

В частности, десятилетия исследований показали, что у подростков происходит значительное развитие мозга, что влияет на их поведение и функционирование на этом этапе. В результате некоторые ключевые психологи разработали теории о развитии подростков и особых психологических потребностях этой возрастной группы.

Жан Пиаже

Жан Пиаже был детским психологом, который изучал психологическое развитие детей и подростков и помогал глубже понять психологию подростков.

По мнению Пиаже, подростки переходят от «конкретной операционной стадии» к «формальной операционной стадии». На конкретной операционной стадии дети понимают логическое мышление и понимают, что их точка зрения не обязательно является единственной точкой зрения.

Во время формальной операционной стадии развивается понимание абстрактных мыслей, и человек может улавливать символизм, а также разрабатывать и проверять гипотезы об окружающем мире.

Однако не все могут достичь этой стадии: Пиаже определил, что только около трети взрослых полностью находятся на формальной стадии эксплуатации.

Эрик Эриксон

Эрик Эриксон также изучал развитие продолжительности жизни, хотя в его работе особое внимание уделялось продолжающемуся развитию в подростковом и взрослом возрасте, которое проходит в восемь фаз. Каждый этап направлен на поиск здорового баланса (или «компетентности») в решении конкретных задач на каждом этапе.

Подростковый возраст совпадает с тремя фазами Эриксона:

  • Отрасль по сравнению с неполноценностью: Примерно до 12 лет люди развивают свои способности преодолевать трудности и осваивать новые навыки.
  • Путаница между идентичностью и ролями: Это происходит примерно в возрасте от 12 до 18 лет. Эта фаза включает существенное развитие идентичности и понимание собственного самоощущения, включая гендерную идентичность, сексуальную ориентацию, политические взгляды и религиозные убеждения. На этом этапе многие подростки начинают сомневаться в том, чему их учили родители, что приводит к проблемам в отношениях между родителями и детьми, поскольку у подростка развивается чувство автономии.
  • Близость vs.Изоляция: Начиная примерно с 18 лет и до взрослого возраста, люди на этом этапе развивают интимные отношения, чтобы избежать чувства изоляции.

Многие подростки начинают сомневаться в том, чему их учили родители, что приводит к проблемам в отношениях между родителями и детьми, поскольку у подростка развивается чувство автономии.

Каково типичное поведение подростков?

Часто родители спрашивают: «Как мне узнать, каково типичное поведение подростков?» Хотя ожидается, что подростки будут расспрашивать своих родителей, раздвигать границы и испытывать некоторую «боль роста» по мере развития чувства собственного достоинства, родителям может быть сложно определить, что выходит за рамки этого диапазона типичного развития.

Родителям может быть сложно найти баланс между установлением здоровых границ и налаживанием позитивных отношений со своими подростками.

Не существует минимального порога для получения дополнительной поддержки. «Бунтарское поведение» может быть признаком того, что подросток ищет помощи, но не обязательно имеет коммуникативные навыки, чтобы просить. Лечащий врач — отличный источник информации о том, какое поведение является приемлемым с точки зрения развития, а также для направления к подходящему терапевту.

Если родитель задается вопросом, может ли терапия быть полезной, или если подросток попросил о встрече с терапевтом, может быть полезно, по крайней мере, обратиться за первоначальной консультацией к терапевту, чтобы решить эти проблемы.Не существует минимального порога для поиска дополнительной поддержки.

Терапия с подростками

Поскольку мозг подростков отличается от мозга взрослых, терапия подростков не похожа на терапию взрослых.

Если их подросток проходит терапию, родители могут помнить о следующих вещах:

  • Связь — ключ к успеху. Самая важная часть любых терапевтических отношений — это доверие и взаимопонимание с терапевтом, особенно это касается подростков.Это означает, что у подростка должен быть терапевт, которому они могут доверять и с которым они ладят.
  • Конфиденциальность и конфиденциальность важны. Многие родители хотят знать, что происходит на сеансах терапии их подростков. Любопытство понятно; однако требование, чтобы подросток или терапевт раскрыл информацию во время сеансов, часто принесет больше вреда, чем пользы. Законы различаются в зависимости от штата, но родители могут иметь право на эту информацию. В этом случае, если дать подростку понять, что его родители будут уважать его конфиденциальность, это может позволить им участвовать и получать пользу от своих занятий.
  • Терапевт займется вопросами безопасности. Терапевты являются уполномоченными репортерами, что означает, что они обязаны сообщать о жестоком обращении с детьми. Терапевты также сообщают, если клиент активно склонен к суициду или планирует причинить кому-то вред. Может быть полезно провести совместный сеанс в начале терапии, чтобы рассмотреть ограничения конфиденциальности и точно определить, какая информация будет или не будет передана родителям.
  • Терапия с подростками отличается от терапии со взрослыми. Родители могут быть обеспокоены тем, что их подросток «просто болтает» или «ведет светскую беседу» с терапевтом. Поскольку терапевтические отношения являются ключевыми, любая тема, важная для подростка, важна во время сеанса. Поэтому не бывает такого понятия, как «просто болтать». Предоставление подросткам свободы выбора обсуждаемых тем часто закладывает основу для того, чтобы «углубиться» позже, потому что они чувствуют себя в безопасности со своим терапевтом. Точно так же, в зависимости от уровня развития подростка, он может строить отношения, играя в игры на своих занятиях.Все это уместно и терапевтически.
  • Если вашему подростку нужна терапия, это нормально. Родитель не может контролировать все, что происходит с его ребенком, и ни один родитель не идеален. Признание того, что подросток нуждается в терапии и поддержке со стороны взрослых, помимо родителей, является частью хорошего воспитания и не означает, что родитель каким-то образом «подвел» своего ребенка.

Потребности подростков отличаются как от детей младшего возраста, так и от взрослых. При определении их психологических потребностей и оказании соответствующей помощи важно понимать их уникальную фазу жизни и удовлетворять их там, где они находятся.

Кто именно считается подростком?

Иллюстрация Эрика Найквиста

В те дни, когда Роя Лейвера вызывали на измерение, он знал, что ожидать двух вещей. «Тебе будет холодно», — говорит он. «И вы собирались быть более суровыми — в обнаженном виде — с множеством взрослых людей, которые смотрят на вас».

Каждые несколько месяцев с 1949 по 1971 год десятки молодых людей, включая Лейвера, отправлялись в специально оборудованное (но плохо отапливаемое) крыло отделения Харпендена Национального детского дома недалеко от Лондона, Великобритания.Дом был благотворительным учреждением, которое принимало безнадзорную молодежь. Лейвер, которому сейчас 80 лет, смирился с периодическими тестами там, в рамках новаторского исследования по определению подросткового возраста.

Каждая батарея тестов длилась около 3 часов. Там были штангенциркуль для оценки жировых отложений, фотографии и рентгеновские снимки для регистрации роста, а также физический и стоматологический осмотр. По словам Лейвера, мальчики и девочки были рады пропустить школьный день после обеда, но стали бояться того, что суппорт ударит по их тощему телу. «Если у тебя не так много жира, это чертовски больно», — говорит он.«На поиски потребовалось шесть или семь попыток».

Данные этого исследования до сих пор используются для отслеживания прогресса ребенка через скачки роста и полового созревания к половому созреванию — путешествие, которое ведущий исследователь исследования, педиатр Джеймс Таннер, использовал для определения твердого, физического начала и конца. юность.

Но сегодня мало кто из исследователей чувствует такую ​​уверенность. Подростковый возраст расположен между двумя переходами — концом детства и началом взрослой жизни — с гибкими границами.Эпидемиологические данные указывают на тенденцию к более раннему половому созреванию в некоторых странах, включая США и Китай; на другом конце спектра социальные изменения и растущее осознание графика развития мозга подталкивают принятый порог взрослости к двадцатым годам.

Ученые, клиницисты и политики сейчас борются с этими сдвигающимися границами и снова задаются вопросом: когда заканчивается детство, когда начинается взрослая жизнь и что именно происходит в середине?

Без четкого определения того, что такое подростковый возраст, трудно определить, какие средства защиты и какие обязанности должны иметь подростки.Дебаты приобретают все более актуальный характер, поскольку исследователи осознали, что подростковый возраст помогает определить траекторию взрослой жизни, а судьи и врачи пытаются установить границы того, когда человек компетентен принимать взрослые решения. «Ясность нашего представления о подростковом возрасте — это не просто семантическая придирка», — говорит Джей Гедд, нейробиолог из Калифорнийского университета в Сан-Диего. «Это имеет серьезные последствия для клинической, образовательной и судебной систем».

Отсутствие четкого определения может также препятствовать финансированию исследований по подростковому возрасту, которые, как правило, уступают место исследованиям в раннем детстве.«Одна из причин, по которой подростковый возраст страдает с точки зрения финансовой поддержки и обычно оказывается в конце очереди, заключается в том, что определение довольно сложное, — говорит Энн-Лиз Годдингс, нейробиолог по вопросам развития из Университетского колледжа Лондона. «Трудно дать деньги на что-то, если не можешь сказать, что это такое».

Поворотные моменты

Поколения исследователей рисовали юность как период непрекращающихся опасностей на пути к взрослой жизни. В 1904 году американский психолог Г.Стэнли Холл написал влиятельный двухтомный опус о подростковом возрасте, который, как он пришел к выводу, относится к возрасту от 14 до 24 лет. Холл, который сосредоточил свой анализ в основном на белых мальчиках, продвигал идею о том, что подростковый возраст — это время потрясений. Он обвинил средства массовой информации — в форме дешевых вымышленных брошюр, называемых «ужасными грошами», — а также «аморальные» действия, такие как выпивка и танцы, для того, чтобы сбить с пути молодежь.

Этот рассказ о страхе все еще преобладает, — говорит Нэнси Леско, социолог образования Колумбийского университета в Нью-Йорке.Леско обеспокоен тем, что широко распространенное восприятие подростков как неразумных людей, склонных к риску, может оказать влияние на всех, от политиков до исследователей. «Я предполагаю, что в подростковом возрасте происходит множество изменений, которые мы упускаем, потому что взрослые, в том числе исследователи, все еще цепляются за эти доминирующие нарративы», — говорит она.

Спустя полвека после Холла Таннер приступил к изучению роста Харпендена. Он начался как попытка проследить влияние улучшенного послевоенного питания на развитие ребенка, но стал наиболее влиятельной количественной картиной подросткового возраста.Команда Таннера тщательно детализировала изменения роста, веса, жира, размера груди и яичек, толщины лобковых волос и множества других физиологических характеристик.

Таннер разбил свои данные на последовательность, которая была упрощена до «стадий Таннера». Стадия I описывает тело до наступления половой зрелости. В исследовании Таннера это происходило в среднем примерно в 11 лет у девочек, а у мальчиков — на шесть месяцев позже. Во время стадий II, III и IV грудь и яички увеличиваются.Менархе, первая менструация у женщины, является относительно поздним событием и обычно начинается на стадии IV. Стадия V знаменует собой завершение полового созревания: для подростков в детском доме это произошло примерно в 15 лет. Ценность исследования заключалась в определении развития событий, связанных с подростковым возрастом; Сам Таннер отмечал, что возраст, в котором они возникли, слишком сильно различается, чтобы иметь широкое применение.

Есть вопросы о том, насколько данные Таннера актуальны для сегодняшних детей, говорит Селия Робертс, социолог из Ланкастерского университета, Великобритания.Некоторые из участников приехали в детский дом после долгих лет пренебрежения. В то время как Лейвер находился дома, питательной еды не хватало: большинство блюд основывалось на картофеле, тогда как мясо в форме спама подавалось примерно два раза в неделю. Лейвер стал чистить кастрюли, чтобы добыть несколько лишних укусов, за что получил прозвище «толстяк» — хотя он говорит, что по сегодняшним меркам он считался бы стройным.

Несмотря на свои недостатки, каталог полового созревания Таннера прочно укоренился.Исследователи предложили другие шкалы, некоторые из которых основаны на разных определениях зрелости, другие — на уровне гормонов или изменениях голоса. Ни у кого не было стойкости Таннера, говорит Фрэнк Биро, педиатр, специализирующийся на подростковой медицине из детской больницы Цинциннати в Огайо. По его словам, даже если кривые роста немного отклоняются, стадии являются полезной точкой отсчета. Биро хранит подписанную копию одной из книг Таннера на полке и до сих пор использует шкалу в своих исследованиях.

У современных подростков стадии Таннера могут меняться, потому что начало полового созревания — стадия II — начинается раньше во многих популяциях.Признаки этого Таннер уже видел в своих исследованиях. Несмотря на то, что в детском доме не хватало еды, его обитатели кормились лучше, чем многие дети, жившие сто лет назад. Он думал, что это улучшенное питание могло объяснить снижение среднего возраста наступления менархе с середины девятнадцатого века 1 .

Эта тенденция к более раннему половому созреванию сохраняется и наиболее заметна у девочек. Исследование 2 датских детей показало, что возраст начала развития груди упал на целый год в период с 1991 по 2006 год до чуть менее 10 лет.В Китае с 1985 по 2010 год возраст, в котором у девочки начинаются первые месячные, также снизился на 3 лет. Исследования Биро показали различия между этническими группами: с конца 1990-х годов возраст, в котором начинается развитие груди, уменьшился в большей степени среди белых девочек в Соединенных Штатах, чем среди афроамериканских девочек, у которых грудь уже развивалась в более молодом возрасте.

Данные убедительно свидетельствуют о том, что во многих частях мира это изменение, по крайней мере, частично связано с ростом числа детей с избыточным весом и ожирением, говорит Биро.Несколько механизмов могут связывать ожирение с наступлением половой зрелости. Во-первых, избыток жира в организме увеличивает выработку эстрогена, что, в свою очередь, стимулирует всплеск роста и развитие груди, связанный с половым созреванием. (Для мальчиков тенденции более сложны: одно исследование 4 мальчиков в США показало, что белые и афроамериканские мальчики с избыточным весом вступают в половую зрелость раньше, чем мальчики с недостаточным весом, но у мальчиков с ожирением половая зрелость наступает немного позже.)

Исследователи пытаются понять, какое влияние этот ранний период полового созревания оказывает на нормальное развитие подросткового возраста.«У вас есть некоторые из этих девочек, которые в возрасте семи и восьми лет явно достигают половой зрелости», — говорит Биро. «Но они еще подростки?»

В некотором смысле они могут быть такими. Исследования показали, что девочки раннего созревания демонстрируют рискованное поведение, которое обычно ассоциируется с подростковым возрастом 5 . И в обзоре более 700 сканирований магнитно-резонансной томографии от 275 человек Годдингс и ее коллеги обнаружили некоторые изменения в мозге, которые коррелировали со стадией Таннера у их испытуемых.Например, на рост миндалевидного тела, области мозга, участвующей в обработке эмоций, влиял хронологический возраст и начало полового созревания 6 .

Годдингс призывает к осторожности при интерпретации результатов: она еще не знает, вызывают ли модели роста поведенческие изменения, общие для подросткового возраста, или они являются реакцией на такие изменения. Например, 9-летняя девочка, у которой начала развиваться грудь, может по-другому относиться к окружающим ее людям.Этот сдвиг может побудить ее вести себя не так, как препубертатная девочка того же возраста, с соответствующими изменениями в активации мозга. «Если 9-летний ребенок переживает период полового созревания, это, вероятно, действительно что-то меняет в мозге», — говорит Годдингс. «И все же во многих отношениях им все еще 9 лет».

На пороге

Определение конца подросткового возраста — вступления во взрослую жизнь — еще более расплывчато. Хотя Таннер приравнивал это к окончанию полового созревания, многие сегодня используют другое определение подросткового возраста, выходящее далеко за рамки этого.Это может иметь последствия для всего: от определения того, когда преступник может быть привлечен к суду во взрослом возрасте, до того момента, когда юноша станет достаточно ответственным, чтобы принимать собственные медицинские решения.

По словам исследователей, не существует физического измерения, которое могло бы зафиксировать начало взрослой жизни. Часто они устанавливают конец подросткового возраста на основе социальных ролей. «У нас нет эквивалентного физического определения конца подросткового возраста», — говорит Джон Коулман, психолог из Оксфордского университета, Великобритания.«Ему не хватает четкого определения, потому что он сочетает в себе социальные и физические факторы развития».

Эти социальные роли сильно различаются в зависимости от культуры и эпохи, что открывает возможности для различных интерпретаций. Таннер связывает конец полового созревания с наступлением взрослой жизни, что совпало с социальными силами в послевоенной Британии: например, Лейвер ушел из детского дома в 16 лет, чтобы устроиться клерком в полицейском участке, живя с родственниками.

Но сегодня во многих обществах условные маркеры взрослой жизни смещаются к более позднему возрасту.Молодые люди проводят больше лет в школе, дольше живут со своими родителями и откладывают вступление в брак и отцовство. Брак, в частности, исторически был ключевым показателем зрелости во многих культурах, говорит антрополог Алиса Шлегель из Университета Аризоны в Тусоне. По данным Организации Объединенных Наций, за последние два десятилетия средний возраст женщин, вступающих в первый брак, во всем мире вырос на два года. В некоторых странах этот рост более значительный: в Бразилии средний возраст увеличился на 6 лет до 27, а в некоторых европейских странах этот возраст приближается к 30 (см. «Возраст вступления в брак»).

Источник: Организация Объединенных Наций, Департамент по экономическим и социальным вопросам, Отдел народонаселения World Marriage Data 2012 (2013)

И хотя Таннер мог только предполагать об изменениях в мозге своих молодых людей, исследования современных нейробиологов подтвердили идею о том, что подростковый возраст не заканчивается в подростковом возрасте. Префронтальная кора, считающаяся центром исполнительного функционирования и отвечающая за способность планировать наперед и противостоять импульсам, обычно не включается полностью до начала двадцатых годов — или позже 7 .«Мозг не становится взрослым в 18 лет, — говорит Сара-Джейн Блейкмор, нейробиолог из Университетского колледжа Лондона.

А если нет, то когда? Множество определений в исследовательских статьях, социальной политике и законах по всему миру раскрывает широкий спектр мнений о конце подросткового возраста (см. «Скользящая шкала»). Всемирная организация здравоохранения установила свои границы в возрасте от 10 до 19 лет, но Сьюзан Сойер, заведующая кафедрой здоровья подростков в Мельбурнском университете в Австралии, и ее коллеги утверждали, 8 , что эту верхнюю границу следует поднять до 24 лет.В 2017 году Новая Зеландия пересмотрела свои правила в отношении детей, находящихся под защитной опекой: вместо того, чтобы отправлять их самостоятельно в возрасте 18 лет, правительство продолжает оказывать поддержку тем, кому исполнилось 20 лет. Изменение произошло в ответ на сообщения о том, что подростки плохо справлялись с независимостью в более раннем возрасте.

Как бы ни было полезно иметь фиксированную биологическую конечную точку подросткового возраста, нейробиологи вряд ли получат ее, говорит Блейкмор. В конечном счете, по ее словам, конечной точкой подросткового возраста является социальный конструкт с большими различиями между культурами.И функция и структура мозга варьируются от человека к человеку, что может оказаться невозможным определить подходящую биологическую конечную точку. «Среднестатистического подростка не существует», — говорит Блейкмор.

Это может запутать исследование, затрудняя сравнение и интерпретацию результатов различных исследований. И это усложняет социальную политику, создавая лоскутное одеяло из непоследовательных руководящих принципов. Но Беатрис Луна, изучающая нейрокогнитивное развитие в Университете Питтсбурга в Пенсильвании, видит в разных определениях напоминание о сложных и постепенных изменениях, которые происходят в мозге, поскольку он специализируется на образах действий взрослых — процесс, который продолжается и во взрослой жизни.«Я не верю, что в мозгу произошли резкие изменения, которые определят конец подросткового возраста», — говорит она.

Однако в Национальном детском доме в 1950-х годах не обсуждалось, когда начинается взросление, — говорит Лейвер. В 16 лет Лейвер просто ушел, чтобы устроиться на работу, позже поступил в технический колледж, прежде чем начать карьеру в Королевских ВВС. Во время исследования Таннера, по словам Лейвера, ему сказали, что никто не увидит фотографии, которые были сделаны с ним, резкими и дрожащими, в Национальном детском доме.Но дважды некоторые старшие ученики натыкались на них в журнале для медсестер. Черные полосы закрывали большую часть лиц на фотографиях, но Лейвер легко узнал некоторых из своих одноклассников.

Многие врачи не знают всей истории шкалы Таннера, — говорит Робертс, писавший об исследовании роста. «Когда врачи слышат мою речь, они очень шокированы», — говорит она. «Мы просто больше не будем так поступать с детьми».

Но Лейвер вспоминает свои дни в Харпендене с любовью и с уважением к усилиям благотворительной организации.По его словам, тогда стандарты ухода за детьми были другими. Причем участие в исследовании было добровольным — своего рода. «Нам сказали поднять руку, если вы хотите отдохнуть в школе на полдня, — говорит Лейвер. «И поднялась рука молодого Роя».

Подростковый возраст — время важных перемен

Сохранение здоровья молодых женщин не ограничивается кабинетом врача.

Джинни Райан, MD, MA
Директор клиники детской и подростковой гинекологии

«Подростковый возраст» сложно дать определение.Эксперты сходятся во мнении, что юность — это переходный период от детства к взрослой жизни. Помимо этого, определение и опыт подросткового возраста сильно различаются, особенно между культурами и полами.

С биологической точки зрения подростковый возраст — это период развития, который длится от начала полового созревания до прекращения роста; Центры по контролю за заболеваниями определяют этот период от 10 до 24 лет. Когнитивно конец подросткового возраста определяется способностью рассуждать и мыслить абстрактно.В социальном плане подростковый возраст — это время, когда молодые люди начинают брать на себя взрослые роли.

Независимо от того, как вы это определяете, юность — это время больших перемен и проблем, и у девочек возникают особые потребности и заботы по мере того, как меняется их тело. Средний возраст начала полового созревания продолжает снижаться, так что девочки младше 10 лет чаще демонстрируют признаки полового созревания. Это означает, что физические и эмоциональные проблемы, связанные с половым созреванием, начинаются в более ранних классах и на более ранних этапах когнитивного развития, и родители должны быть подготовлены с инструментами, чтобы понять и объяснить эти изменения своим дочерям.

Подростковый возраст — очень важный период, который определит, как человек будет смотреть на мир и взаимодействовать с ним, став взрослым. Есть вопросы общего благополучия, социального благополучия и сексуального благополучия, и все они взаимосвязаны. Подросткам важно иметь ресурсы, наставничество и знания, чтобы делать правильный выбор. Некоторые ключевые моменты:

  • Девушкам и родителям важно понимать, что время наступления и темпы полового созревания может сильно различаться, даже между сестрами.Однако, если ваша дочь начинает половое созревание до 8 или после 13 лет, поговорите со своим врачом.
  • Подростки жаждут независимости и часто расширяют границы безопасности в своих поисках независимости. Важно предоставить подросткам возможность принимать независимые решения и рисковать здоровьем, например, устраиваться на работу на неполный рабочий день или пробовать себя в новом виде спорта.
  • Один из ключевых факторов успешного подросткового возраста — это наличие взрослого наставника, с которым можно поговорить. Эти отношения могут быть невозможны между родителем и ребенком; убедитесь, что вы выбрали взрослого или взрослых, которым вы доверяете, к которым ваша дочь может обратиться за честной обратной связью и ответами на свои вопросы.

Здоровье подростков и молодежи — Jhpiego

Преобразование будущего, один молодой человек за раз

Сегодня во всем мире насчитывается около 1,8 миллиарда подростков и молодых людей в возрасте от 10 до 24 лет. Инвестиции в их здоровье и образование могут изменить их жизнь и дать положительные экономические и социальные результаты. Jhpiego поддерживает научно обоснованные программы охраны здоровья подростков, которые помогают молодым людям полностью раскрыть свой потенциал и вести здоровый и продуктивный образ жизни.

Основной причиной смерти девочек в возрасте от 15 до 19 лет являются осложнения во время беременности и родов. Они составляют 11% всех рождений во всем мире.

Страны, в которых мы работаем

Удовлетворение потребностей активной молодежи страны

Более половины населения Индии (732 миллиона человек!) Моложе 30 лет.Посмотрите это видео, чтобы узнать, как Jhpiego работает с правительством Индии и Справочным бюро по народонаселению, чтобы обеспечить индийским миллениалам медицинское обслуживание, которое они хотят и в котором они нуждаются, чтобы обеспечить здоровое будущее для себя, своих семей и своих сообществ.

От мрачного к светлому

Неожиданная беременность могла означать конец мечтам 17-летней Шаниллы Блазе о колледже и независимости.Но при поддержке своей семьи и деревенской программы здоровья для подростков Шанилла получила помощь и консультации, необходимые ей, чтобы спланировать будущее для себя и своего сына.

Прочтите историю Шаниля

Как мы оказываем влияние

Мы предоставляем подросткам образование, поддержку, услуги и возможности, необходимые им для планирования своего будущего и помогаем им достичь своих целей. Прочтите о четырехстороннем подходе Jhpiego к здоровью молодежи и подростков.

  • Чтобы обеспечить проектирование, ориентированное на подростков и молодежь, мы работаем рука об руку с подростками и молодежью в качестве партнеров в разработке проектов.
  • Мы работаем с подростками и молодежью, чтобы помочь им ставить цели и планировать свое будущее, подключать их к службам здравоохранения, чтобы они могли достичь своих целей, и знакомить их с экономическими и образовательными возможностями, чтобы изменить их будущее.
  • Мы выявляем и обучаем сверстников-лидеров и наращиваем потенциал организаций подростков и молодежи, потому что мы признаем решающую роль, которую играют молодые люди как ключевые заинтересованные стороны в системе здравоохранения.
  • Наши инициативы в области сексуального и репродуктивного здоровья и планирования семьи: предоставление консультаций и информации подросткам и молодежи, чтобы они могли защитить свое здоровье и предотвратить нежелательную беременность, генерировать знания о противозачаточных средствах и спрос на них, а также расширить доступ к медицинским услугам, ориентированным на подростков.
  • Мы работаем с министерствами здравоохранения и медицинскими учреждениями над преобразованием служб здравоохранения, чтобы они отвечали потребностям подростков и молодежи, наращивая потенциал поставщиков услуг для предоставления качественных медицинских услуг для подростков, которые не носят осуждающего и недискриминационного характера.
  • Инициативы
  • Jhpiego по борьбе с ВИЧ объединяют ключевые и уязвимые группы населения, в том числе девочек-подростков и молодых женщин, с комплексными услугами по профилактике, уходу и лечению ВИЧ на уровне общины. Наш подход предоставляет подросткам и молодежи образовательные материалы, сети поддержки со стороны сверстников, медицинские услуги, ориентированные на молодежь, включая консультирование, тестирование и лечение в связи с ВИЧ, а также товары.Мы также обучаем девочек, которые больше не учатся в школе, обучая их деловым навыкам и помогая им создавать группы, в которых они могут получить доступ к капиталу для бизнеса и социальных сетей.

Для повышения осведомленности, спроса и доступа к услугам по охране здоровья подростков и молодежи Jhpiego привлекает сообщества к созданию благоприятной среды, которая поддерживает подростков и молодежь:

  • Работа с местными и религиозными лидерами, чтобы они понимали проблемы, с которыми сталкиваются подростки, и важность инвестирования в эту группу населения
  • Картирование сообществ для выявления потребностей и расширения доступа к услугам
  • Укрепление навыков родителей общаться с подростками и молодежью и выступать в роли защитников родителей, наставляя других родителей

Jhpiego поддерживает национальные министерства здравоохранения:

  • Координировать услуги по охране сексуального и репродуктивного здоровья подростков и молодежи на национальном уровне с помощью технических рабочих групп.
  • Отстаивать ресурсы для поддержки служб сексуального и репродуктивного здоровья подростков и молодежи.
  • Разработать национальную политику, стандарты и руководящие принципы для улучшения качества здоровья подростков.
  • Сотрудничать с министерствами здравоохранения для эффективного расширения национальных программ вакцинации против ВПЧ (вируса папилломы человека) для защиты девочек и улучшения здоровья подростков.
  • Изучите, как привлечь девочек в школу и за ее пределами для вакцинации против ВПЧ.

Почему так важно инвестировать в здоровье подростков?

Подростки имеют основное право на здоровье.По данным Всемирной организации здравоохранения, инвестиции в здоровье подростков приносят «тройной дивиденд» преимуществ: для подростков сейчас, для их будущего и для следующего поколения. Эти инвестиции могут иметь долгосрочное воздействие и сокращать масштабы нищеты за счет повышения экономических возможностей подростков, что приносит пользу им, их домашним хозяйствам и их сообществу. Для девочек-подростков преимущества предотвращения беременности включают улучшение здоровья, более высокие шансы достичь более высокого уровня образования и развития навыков, более низкую фертильность на протяжении всей жизни, предотвращение небезопасных абортов и снижение социальной изоляции.Цели в области устойчивого развития не будут достигнуты без стратегий, способствующих здоровью и благополучию подростков.

Вы можете изменить будущее!

Помогите нам обеспечить молодых людей образованием, услугами здравоохранения и властью, которые им необходимы для реализации своего потенциала. Обеспечение доступа к этим важным аренам для молодых женщин и мужчин помогает сообществам процветать для будущих поколений.

Пожертвовать сейчас

Browning — Здоровье и развитие подростков в контексте

Здоровье и развитие подростков в контексте
Christopher R.Browning, PI

Исследование «Здоровье и развитие подростков в контексте» (AHDC) собирает данные о крупномасштабной выборке молодежи в возрасте от 11 до 17 лет в округе Франклин, штат Огайо. В исследовании подчеркивается взаимодействие социальных, психологических и биологических процессов в формировании результатов развития молодежи, таких как рискованное поведение и виктимизация, психическое и физическое здоровье и результаты обучения.

Наша коллекция обширных, мульти-контекстных данных о молодежи — в частности, подробных данных с географическим кодированием о пространствах активности современных подростков — значительно продвинет вперед исследования благополучия детей и подростков, предоставив (1) более полные данные о социальные контексты развития молодежи и (2) данные беспрецедентного географического и временного разрешения, с помощью которых можно измерить пространственное и социальное воздействие на молодежь.Эти данные позволят провести более тщательную проверку гипотез о роли социальных контекстов в развитии молодежи и упростят применение новых методологических подходов к измерению контекстов развития (например, молодежные сообщества).

Основные вопросы

Основные вопросы объединены центральной темой: контекстуальной включенностью и взаимозависимостью процессов, связанных с развитием, внутри и между «уровнями». Примеры вопросов включают:

  1. Характеристики молодежных пространств деятельности — i.е. фактическое пространственное и социальное воздействие, которое молодежь испытывает в своей повседневной рутине, — влияют на поведение и здоровье за ​​вычетом других контекстов, таких как непосредственные жилые районы и школы?
  2. В какой степени повседневная изменчивость подверженности потенциально стрессовой среде объясняет внутриличностную изменчивость рискованного поведения и эмоционального благополучия?
  3. Зависит ли влияние сверстников на поведение от характеристик среды, в которой взаимодействуют молодые люди и их сверстники?

Дизайн исследования

Проект AHDC предлагает ряд преимуществ по сравнению с предыдущими сборами данных, ориентированными на развитие молодежи.

Во-первых, AHDC будет собирать данные по всестороннему контексту, включая семью и домашнее хозяйство, жилое помещение, школу, социальную сеть и другие формальные и неформальные контексты «пространства деятельности» (например, церкви, центры отдыха, предприятия и out »местоположения).

Во-вторых, мы будем использовать экологическую мгновенную оценку (EMA) на базе смартфона для сбора данных в реальном времени за семидневный период о поведенческих настройках, включая присутствие партнера в социальной сети, наблюдение взрослых, действия, настроение / эмоции и поведение.Смартфоны также собирают, хранят и упрощают доставку данных GPS, отслеживающих путь молодежи.

Мы разработали инновационное программное приложение для сбора непрерывных пространственно-временных данных за 4 из 7 дней, охваченных неделей EMA. Приложение вводит данные GPS и EMA молодежи для каждого выбранного дня, помогая вспомнить места, действия, партнеров по сети и поведение в течение дня.

В-третьих, мы будем независимо собирать данные Community Survey о социальном климате в районах и местах повседневной активности жителей округа Франклин.В сочетании с множеством дополнительных ресурсов административных данных данные опроса сообщества позволят нам связать подробную информацию о местах, в которых находится молодежь, с другими опросами и данными EMA об их характеристиках и жизненном опыте.

Сбор данных о биомерах

Наконец, мы также собираем данные о биомерах для изучения стресса и иммунной функции. Мы получили награду R21 от NIH (PI: Ford) за сбор образцов кортизола, в том числе ночной слюны в течение одной недели и одного образца волос.Первая цель — оценить осуществимость ночного сбора кортизола с подвыборкой из 500 молодых людей из исследования AHDC во время волны 1. Вторая цель — изучить связи между (а) биомаркерами кортизола, (б) биомаркерами иммунной функции, связанными с хроническими заболеваниями. стресс (ДНК вируса Эпштейна-Барра [ДНК EBV] в 1 образце слюны) и (c) связаны вторичные данные основного исследования рискованного поведения подростков и подверженности стрессу, проведенного AHDC.

Теория и эмпирическая работа по социальному контексту и развитию подростков

Теоретическая

У нас есть недавняя статья (в Cityscape), в которой разрабатывается концепция «экологической сети» (т.д., двухрежимные сети, которые косвенно связывают жителей / домохозяйства через социально-пространственное перекрытие в повседневной деятельности в городском пространстве). Мы утверждаем, что теории влияния соседства на развитие молодежи в значительной степени игнорируют фактическое повседневное воздействие местных условий, то есть конкретных мест, организаций и учреждений. Мы предполагаем, что рассмотрение пересечения индивидуумов и фактических поведенческих установок посредством использования концепции пространства действий может дать больше информации о процессах, посредством которых воздействие контекстов соседства формирует результаты для детей и подростков.Мы также выдвигаем гипотезу о том, что степень пересечения жителей в космосе, отраженная характеристиками экологических сетей в районе, имеет важное значение для рискованного поведения подростков, включая употребление наркотиков. В частности, мы разрабатываем теорию причин и следствий экологических сетей, подчеркивая процесс, посредством которого структурные модели сети взаимосвязей, возникающие в результате повседневной деятельности жителей района, могут влиять на близость и доверие в районе, социальные связи, возникновение общих ожиданий. для благотворных действий (коллективная эффективность) и моделей использования общественных пространств.Затем мы представляем концепцию экологического сообщества как релевантного социопространственного контекста воздействия, который решает проблему пространств активности на индивидуальном уровне, выходящих за пределы (часто произвольно определенных) районов. В заключение мы рассмотрим новые подходы к сбору данных, которые включают в себя идеи из области деятельности и экологической сети с точки зрения соседства и контекстуального влияния на молодежь.

Эмпирический

У нас есть две эмпирические рукописи, исследующие влияние структурных характеристик районных экологических (или «эко») сетей на аспекты функционирования района и развития молодежи.

В первой статье (в настоящее время находится на рассмотрении) мы объединяем выводы из анализа социальных сетей, перспектив пространства деятельности и теорий городских и пространственных процессов, чтобы представить инновационный подход к влиянию соседства на поведение молодежи, связанное с риском для здоровья. Мы предполагаем, что пространственные модели повседневной деятельности жителей района вне дома могут быть концептуализированы как экологические, или «эко» -сети, которые представляют собой двухрежимные сети, которые косвенно связывают жителей / домохозяйства через социально-пространственное перекрытие в повседневной деятельности.Мы также утверждаем, что структурные конфигурации экосетей имеют важное значение для поведенческого здоровья молодежи. В этом исследовании мы сосредотачиваемся на ключевой структурной характеристике экосетей, а именно на степени, в которой домохозяйства разделяют два или более места деятельности или укреплении экосети, и ее связи с совокупным показателем рискованного для здоровья поведения, сочетающего употребление психоактивных веществ, арест , и начало половой жизни. Используя географические данные о местах повседневной активности вне дома респондентов из Обследования семей и соседей в Лос-Анджелесе (LAFANS), мы реконструировали внутриквартальные экосети, соединив выбранные домохозяйства с «кластерами активности», которые представляют собой наборы пространственно близких видов деятельности. локации.Затем мы измерили усиление экосети и проверили его связь с кумулятивным риском для подростков на выборке из 822 молодых людей в возрасте 12–17 лет, разбитых на 65 участков. Мы также исследовали, опосредуют ли социальные процессы на уровне района (коллективная эффективность и межпоколенческая закрытость) связь между усилением экосистемы и рассматриваемыми результатами. Результаты показали, что закрытие экосистемы имеет отрицательную связь с кумулятивным риском, и этот вывод подтверждается анализом результатов независимых рисков.Эффекты усиления экосети не объяснялись потенциальными опосредованными переменными. Помимо представления нового теоретического и эмпирического подхода к влиянию соседства на молодежь, наши результаты подчеркивают важность усиления экосистемы для поведенческого здоровья подростков.

Во втором рассматриваемом документе мы проверяем гипотезу о том, что высокие уровни повседневной деятельности частично совпадают в рамках экосетей — что фиксируется мерой кластеризации внутри сети — порождает знакомство и доверие, в конечном итоге влияя на оценки безопасности соседей.Используя географические данные о местах повседневной активности вне дома среди респондентов из Обследования семей и соседей в Лос-Анджелесе (LAFANS), мы реконструировали внутриквартальные экосети, соединив выбранные домохозяйства с наборами пространственно близких мест деятельности. Затем мы измерили степень кластеризации в сети и проверили ее связь с восприятием безопасности в районе на выборках из 2 578 взрослых и 1358 молодых людей, проживающих в 65 районах. Мы также изучили, были ли многочисленные факторы (например,g., социальные связи по соседству, коллективная эффективность) опосредуют или искажают связь между закрытием и оценками безопасности. Результаты показывают, что закрытие имеет положительные ассоциации с оценками безопасности среди молодежи и взрослых, которые не полностью объясняются потенциальными опосредующими или смешивающими переменными.

Дополнительная статья (в стадии подготовки) демонстрирует связи между многочисленными структурными особенностями экосистемных сетей района и социальными организационными особенностями района, имеющими значение для здоровья подростков и употребления наркотиков (Browning, Calder et al).

Публикации

Браунинг, Кристофер Р. и Брайан Соллер. «Выходя за рамки соседства: пространства деятельности и экологические сети как контекст для развития молодежи». Городской пейзаж 16: 1 165-196 .

Криво, Лорен Дж., Хизер М. Вашингтон, Рут Д. Петерсон, Кристофер Р. Браунинг, Кэтрин А. Колдер, Мей-По Кван. 2013. «Социальная изоляция недостатков и преимуществ: воспроизводство неравенства в городском пространстве». Социальные силы 92: 141–164.

Связанный:

Кван, Мей-По. 2013. «За пределами космоса (как мы это знали): к временно интегрированным географиям сегрегации, здоровья и доступности». Анналы Ассоциации американских географов 103: 1078–1086.

Презентации

Браунинг, Кристофер и Кэтрин Колдер. «Расовая / этническая сегрегация пространств повседневной деятельности среди жителей городских районов: многоуровневый сетевой подход». Ежегодное собрание Американской ассоциации народонаселения, Бостон, Массачусетс, май 2014 г.

Браунинг, Кристофер, Джоди Форд, Бетани Боттнер, Джонатан Раш и Мей-По Кван. «Воздействие космического пространства и здоровье и развитие подростков». Ежегодное собрание Американской ассоциации географов, Тампа, Флорида, апрель 2014 г.

Браунинг, Кристофер и Джоди Форд. «Динамика неформальных социальных сетей и повседневная изменчивость стресса». Sunbelt 2014, Международная конференция по социальным сетям Sunbelt, Санкт-Пит-Бич, Флорида, февраль 2014 г.

Браунинг, Кристофер Р. «Окрестности, пространство деятельности и экологические сети.
Понимание неравенства в структуре криминогенного воздействия.Тематическая сессия. Соседства, преступность и производство неравенства.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.