Эпштейн бар: Вирус Эпштейна-Барра — симптомы и диагностика, цены на лечение герпес-вируса 4-го типа в Москве в клинике Хадасса

Вирус Эпштейна-Барр в патогенезе рассеянного склероза (обзор)

Рассеянный склероз (PC) — это тяжелое хроническое аутоиммунное заболевание центральной нервной системы (ЦНС), характеризующееся разрушением миелиновой оболочки, хроническим воспалением с изменениями аксонов и олигодендроцитов и прогрессирующим неврологическим дефицитом. Речь идет о том, что в основе данного заболевания прежде всего лежат процессы демиелинизации и разной степени выраженности нейродегенерации [1, 2]. PC считается мультифакториальным заболеванием. Важную роль в его этиологии играет взаимодействие внешних факторов и особенностей структуры большого количества генов, принимающих участие в регуляции иммунных процессов в организме. За последнее десятилетие представления об этиологии и патогенезе PC претерпели значительные изменения. К настоящему времени ни у кого не вызывает сомнения, что в этиологии PC существенную роль играют внешние факторы. Среди наиболее вероятных, участвующих в запуске иммунопатологического процесса, традиционно перечисляются различные инфекции и интоксикации. Наиболее активно обсуждается персистирующая инфекция в ЦНС или в организме в целом, что может являться мощным пусковым механизмом иммунопатологического ответа как напрямую, так и через активацию каскада аутоиммунных процессов [3].

Несмотря на пристальное внимание к данному вопросу, недостаточно изученным остается вклад в развитие РС одного специфического вируса или совокупности вирусных агентов [4]. В результате ряда ранее проведенных исследований [5-8], одним из потенциальных кандидатов в качестве персистирующей инфекции, которому на протяжении последних лет уделяется повышенное внимание, является вирус Эпштейна-Барр (ЭБВ). В течение последних двух десятилетий серо-эпидемиологические исследования [9-13] убедительно продемонстрировали практически 100% частоту выявления антител к ЭБВ у взрослых пациентов с PC по сравнению с контролем. Интересно, что подобные высокие серо-положительные показатели не наблюдаются в отношении других изучаемых вирусов [11, 13, 14]. Несмотря на то что появляется все больше данных, указывающих на одну из ведущих ролей ЭБВ в патогенезе PC, остается недостаточно ясным, является ли ЭБВ основным пусковым механизмом или действует в сочетании с другими факторами, активирующими иммунопатологические процессы, лежащие в основе PC [8, 15].

Вирусология и биология ЭБВ-инфекции

ЭБВ, открытый в 1964 г. М. Эпштейном и И. Барр, относится к γ-герпес-вирусам. ЭБВ имеет в своем составе 3 антигена: капсидный (VCA), ранний (ЕА) и ядерный (EBNA). Своеобразие патологического процесса при ЭБВ-инфекции определяется способностью этого вируса к пожизненной персистенции в организме человека, индукции вторичного иммунодефицитного состояния, аутоиммунных реакций, злокачественных опухолей и, в отличие от других вирусов герпеса, не вызывать гибель В-клеток, а, наоборот, активировать их пролиферацию и трансформацию. Известно, что первично входными воротами ЭБВ-инфекции является носоглоточная лимфоидная ткань, где и происходит инфицирование В-клеток [16]. Контакт с инфекционным агентом обычно случается в детском возрасте, в результате чего происходит трансформация В-клеток в В-лимфобласты с ограниченным количеством необходимого вирусного генетического продукта (ядерный антиген-1б — EBNA-16, латентный мембранный белок 1, 2а и 2b — LMP1, 2a, 2b, некодируемый малый РНК — EBER и несколько микро-РНК) [17-20]. Инфицирование ЭБВ имеет достаточно широкое распространение у людей, но довольно часто оно приобретает латентную форму, при которой имеет место формирование пула специ­фичных В-клеток памяти [21, 22]. Этот тип ЭБВ-инфицирования (латентная инфекция) также был получен

in vitro в ростке лимфобластов и обычно не вызывает продуцирования вируса [22]. Данное ЭБВ-инфицирование В-лимфобластов стимулирует здоровый Т-клеточный ответ, затрагивающий около 60% всех Т-лимфоцитов, большинство из которых уничтожается впоследствии [23, 24]. Цитокины, продуцируемые в ходе данного процесса, вызывают развитие клинического синдрома инфекционного мононуклеоза. Впоследствии формируется пожизненно персистирующий клон В-клеток памяти к ЭБВ, и процесс сопровождается немым носительством большинства генов вируса, при котором экспрессируется только некодируемый малый РНК [25, 26]. В связи с выключением большинства ЭБВ-кодируемых антигенов, ЭБВ-специфические В-клетки памяти становятся невидимыми для иммунной системы и перманентно циркулируют в кровеносном русле в малом, но стабильном количест­ве для поддержания жизни клона клеток [27]. При пролиферации данные В-клетки памяти могут продуцировать EBNA-1, который играет решающую роль в поддержании вирусного эпитопа [28]. В-клетки памяти преимущественно локализуются в лимфатических узлах и могут экспрессировать латентные мембранные протеины и EBNA-1, подвергаться ограниченной активации и пролиферации в рамках латентного состояния [29, 30]. В настоящее время остается еще недостаточно изученным механизм проникновения ЭБВ в пул В-клеток памяти. Обсуждается 3 равноценных версии: вирус может инфицировать уже сформированные В-клетки памяти как первичная инфекция; может инфицировать наивные В-клетки, которые в дальнейшем дифференцируются в В-клетки памяти посредством естественных физиологических процессов; или ЭБВ при инфицировании наивных В-клеток может запус­кать механизмы формирования пула ЭБВ-специфичных В-клеток памяти [17, 31-34].

В норме ЭБВ-инфекция находится под строгим контролем ЭБВ-специфичных иммунных реакций, особенно под контролем CD8+ Т-лимфоцитов, которые элиминируют пролиферирующие и литически инфицированные В-клетки [24]. В развивающихся странах большинство детей инфицируются в первые 3 года жизни, и антитела к ЭБВ обнаруживаются у 100% детей уже в первую декаду жизни [35]. Подобная ранняя инфекция практически всегда протекает бессимптомно. В противоположность этому в развитых странах около половины детей к концу первой декады жизни остаются серонегативными к ЭБВ, их инфицирование происходит только в подростковом или юношеском возрасте [35]. Примерно в 50% случаев отсроченная первичная инфекция протекает в форме инфекционного мононуклеоза. Незначительное физиологическое воздействие, включающее выработку стрессовых гормонов, может быть триггером для реактивации ЭБВ из латентного состояния, что приводит к увеличению экспрессии вирусных генов и запуску иммунопатологических реакций [36] при генетической предрасположенности, в основе чего лежит несостоятельность контроля Т-клетками пула В-клеток памяти.

Нарушение иммунного ответа к ЭБВ и риск РС

Известно, что повышенный риск развития PC ассоциируется с перенесенным инфекционным мононуклеозом в анамнезе [37-39] и более высоким уровнем сывороточных анти-ЭБВ-антител [5, 40-43]. К примеру, в недавно проведенном метаанализе исследований по методу случай-контроль и когортных исследований (всего 18 работ), перенесенный инфекционный мононуклеоз ассоциировался с двукратным увеличением риска PC (относительный риск 2,17, 95% ДИ 1,97-2,39) [44]. Кроме того, повышение титров анти-ЭБВ-антител, в особенности антител IgG к ядерному антигенному комплексу ЭБВ (EBNA) и EBNA-1, в течение нескольких лет предшествует появлению первых симптомов PC [41, 42, 45]. Эти антитела у пациентов с мононуклеозом появляются только в период выздоровления, а затем сохраняются на стабильном уровне в течение многих лет, что является маркером перенесенной инфекции. Среди тех людей, у которых разовьется PC, по всей вероятности возникнет повторное (т.е. несвязанное с первичной ЭБВ-инфекцией) повышение титра анти-EBNA-l-антител в возрасте 17-29 лет [42]. Интересно, что в одном недавно проведенном анализе уровня ЭБВ-антител с использованием двух независимых методов измерения (ELISA и иммунофлюоресценция) было показано, что относительный риск развития PC при серонегативном статусе равен нулю (95% ДИ 0-0,43) [46]. В другом исследовании ЭБВ-серонегативных участников по первому тесту крови была продемонстрирована 100% сероконверсия всех случаев еще до развития PC по сравнению с 35,7% в группе контроля в течение одинакового периода времени (

p<0,0001) [47].

В работе K. Simon и соавт. [48] было показано, что высокие титры анти-EBNA у здоровых людей достаточно сильно коррелируют с высоким риском развития PC в будущем. Также отмечено, что повышенные титры анти-EBNA-1-антител коррелируют с радиологической активностью заболевания [49], но серологические признаки реактивации ЭБВ-инфекции (антитела к раннему антигену) не ассоциируются с клинической активностью у больных PC [50]. Кроме того, была продемонстрирована связь между повышенными титрами анти-EBNA-антител и риском PC как у HLA-DRB1*15-негативных, так и HLA-DRB1*15-позитивных лиц. По всей вероятности, аллель DR15 и титры анти-EBNA-антител выступают независимыми факторами риска с мультипликативными эффектами [51].

Также накапливаются данные, указывающие, что для пациентов с PC характерен более высокий ЭБВ-специфичный клеточный иммунный ответ на уровне как CD4

+, так и CD8+ Т-клеток [52-56].

В настоящее время известно, что ЭБВ запускает ряд механизмов, нарушающих иммунную систему, включающих молекулярную мимикрию, белки теплового шока и суперантигены, провоспалительные цитокины и формирование клона В-клеток памяти. В отношении молекулярной мимикрии более ранние исследования показали, что основной белок миелина (ОБМ) и специфический клон Т-клеток, полученные от пациента с PC, перекрестно реагируют с ДНК-полимеразным пептидом вируса Эпштейна-Барр [8, 57, 58]. ЭБВ-специфичные Т-клетки, перекрестно реагирующие с ОБМ, также были обнаружены в ЦСЖ больных PC [56, 59].

В 2011 г. группой российских исследователей из ЦСЖ больных PC было выделено 13 клонов клеток, специфичных к ОБМ, которые продуцировали антитела как к фрагментам 65-92 и 130-156 ОБМ, так и к мембранному белку ЭБВ LMP1 [60]. Альтернативно или в дополнение к этому хроническая персистенция ЭБВ-инфицированных В-клеток в ЦНС, возможно ассоциируемая с литической реактивацией, может непосредственно инициировать каскад иммунопатологических реакций, вызывающих повреждение ткани ЦНС у пациента. Подобное предположение подтверждается аккумуляцией ЭБВ-специфичных CD8+ Т-клеток в ЦСЖ больных PC [53].

Кроме того, известно, что в ЦСЖ больных PC присутствует большое количество В-клеток памяти [61-63], а наличие олигоклональных IgG является характерным признаком PC. Так, при изучении специфичности олигоклональных антител IgG у пациентов с PC в отношении ЭБВ были выделены 2 наиболее частых PC-специфичных и высокоаффинных эпитопа вируса — EBNA-1 и другой, менее характерный структурный ЭБВ-протеин BRRF2 [64], а также повышенная частота EBNA-1-специ­фичных антител IgG в ЦСЖ [65]. На основании полученных данных высказывается предположение не только о системном повышении, но и существенной продукции ЭБВ-специфичных антител в ЦСЖ больных PC, что, возможно, влияет на патологические процессы в мозговой ткани [66].

Потенциальные механизмы участия ЭБВ-инфекции в патогенезе РС

Первые доказательства роли ЭБВ-инфекции в развитии PC появились в 1979 г., когда K. Fraser и соавт. [67] отметили факт повышенной тенденции к спонтанной in vitro ЭБВ-индуцированной трансформации периферических В-лимфоцитов крови больных PC с клинически активным заболеванием. Первоначально предпочтение отдавалось гипотезе молекулярной мимикрии между ЭБВ и антигенами ЦНС, ведущей к иммунологической перекрестной реактивности с последующим аутоиммунным повреждением ткани ЦНС [57]. Согласно этой гипотезе, присутствие ЭБВ-инфицированных В-лимфо­цитов в ЦНС не обязательно, поскольку активация иммунологической перекрестной реактивности происходит в периферических лимфоидных органах.

В 2003 г. была предложена новая гипотеза, согласно которой РС вызывается аккумуляцией ЭБВ-инфицированных аутореактивных В-лимфоцитов в ЦНС — благодаря им в ЦСЖ присутствуют олигоклональные группы IgG, происходит синтез патогенных аутоантител и формирование ко-стиму­лирующих сигналов для выживания аутореактивных Т-клеток [68]. Кроме того, считалось, что предрасположенность к развитию хронического аутоиммунного заболевания после ЭБВ-инфекции зависит от генетически детерминированного количественного дефицита цитотоксичных CD8+ Т-клеток, которые в норме осуществляют строгий контроль за ЭБВ-инфекцией. Исходом подобного нарушения является постоянная циркуляция В-клеток иммунологической памяти, а также возможное их проникновение и активация в ЦНС, ведущие к запуску хронического воспалительного процесса с развитием РС [15, 68, 69]. В подтверждение данной гипотезы были опубликованы результаты исследований с использованием иммуногистохимии с антителами, специфичными к ЭБВ-белкам, и реакций гибридизации in situ к ЭБВ-некодируемым малым РНК на образцах ткани, полученных посмертно от 22 пациентов с вторично-прогрессирующим PC. В работе была отмечена высокая частота встречаемости ЭБВ-специфических В-клеток памяти, инфильтрирующих очаги в белом веществе головного мозга, в отличие от других воспалительных заболеваний ЦНС, а ЭБВ был обнаружен в 95% образцов ткани, взятой из очагов демиелинизации [70].

В 2007 г. другой группой авторов было рассмот­рено 4 возможных сценария, объясняющих нарушение гуморальных и клеточно-опосредованных иммунных реакций против ЭБВ при различных аутоиммунных заболеваниях, в том числе и при PC, и его потенциальное участие в патогенезе болезни: 1) ЭБВ-специфичные Т-клетки или антитела могут перекрестно реагировать с аутоантигенами, экспрессированными в ЦНС, и атаковать миелиновую оболочку аксонов. При этом усиленная реактивность ЭБВ-специфичных CD4+ Т-клеток является результатом повышенной реактивации вируса из аутоагрессивных В-клеток как компенсации ослаб­ленных ЭБВ-специфичных реакций со стороны CD8+ Т-лимфоцитов; 2) ЭБВ помогает в поддержании аутореактивности В-клеток; 3) ЭБВ трансактивирует экпрессию элементов эндогенных ретровирусов человека (HERV), которые являются цитотоксичными для олигодендроцитов; 4) нарушенные иммунные реакции против ЭБВ как непатогенный эпифеномен. В подобном сценарии можно предположить, что нарушенные иммунологические реакции в отношении ЭБВ являются результатом действия других факторов, предопределяющих развитие аутоиммунного заболевания, и они могут непосредственно не участвовать в патогенезе PC. К примеру, повышенная стимуляция В-клеток аутоантигенами стимулирует усиленную репликацию вируса, вследствие чего увеличиваются нагрузка вирусными антигенами и противирусные иммунные реакции. Альтернативно аутоиммунитет, развивающийся в результате дисрегуляции регуляторных Т-клеток, может также вести к усиленным ЭБВ-специфичным иммунным реакциям, и без которых ответственен за патогенез PC [66].

Относительно недавно на основании нескольких работ была высказана очередная гипотеза, согласно которой вирус-инфицированных клеток может быть совсем мало, однако эти клетки могут продуцировать достаточное количество провоспалительных цитокинов, что может вести к развитию болезни. Подобное предположение основано, во-первых, на данных, свидетельствующих о первичной ЭБВ-инфекции эндотелиальных клеток микрососудов мозга человека in vitro, во-вторых, на эффективности препаратов β-интерферона в предотвращении развития обострений PC посредством подавления репликации вируса и последующего выброса цитокинов [71].

Присутствие ЭБВ в ткани ЦНС у больных РС

К настоящему времени доказательства присутствия ЭБВ-инфицированных клеток в мозге больных PC остаются противоречивыми. Некоторыми группами авторов [1, 69, 70, 72-77] отмечено, что В-лимфоциты и плазматические клетки являются неотъемлемой частью воспалительных инфильтратов в белом веществе и оболочках головного мозга при РС, особенно у пациентов с прогрессирующим течением заболевания при достаточно тяжелом воспалительном и нейродегенеративном процессах [70, 74, 75, 78, 79]. Другими авторами [80-83] в последующих исследованиях с использованием аналогичных технологий лишь в единичных случаях были описаны подобные изменения и доказательства присутствия ЭБВ в мозговой ткани больных РС.

Для обоснования столь противоречивых результатов в июле 2010 г. в Вене состоялось 2-дневное заседание рабочей группы исследователей, изучающих роль ЭБВ в патогенезе PC. После разностороннего и углубленного изучения всех опубликованных результатов участники рабочей группы не смогли дать независимого подтверждения наличия ЭБВ-ассоциированной инфекции в ЦНС при PC. По мнению членов рабочей группы, для подтверждения присутствия вируса в мозговой ткани больных PC, по всей видимости, следует не только проводить исследования с использованием всех трех существующих технологий (гибридизация in situ, иммуногистохимия и ПЦР), но и отправлять исследуемые образцы в независимые лаборатории [84]. Также не стоит забывать, что при применении одинаковых технологий возможны методологические различия, ведущие к разной чувствительности используемых тестов. Кроме того, существует богатый спектр патологических признаков очагов PC в зависимости от типа и тяжести течения заболевания, равно как и от стадии бляшки [2, 85], влияющих на полученные результаты.

Несмотря на достаточно пристальное внимание к этиологии PC, в настоящее время остается недостаточно изученной связь между персистирующей ЭБВ-инфекцией и типом манифестации и течения РС. Дальнейшее более глубокое изучение тонких механизмов воздействия ЭБВ-инфекции на генетически предрасположенный к несостоятельности иммунного ответа организм с учетом имеющихся современных знаний о патогенезе PC поможет приблизиться к пониманию возможных механизмов различных типов манифестации и прогрессирования РС, что, в свою очередь, будет способствовать разработке адекватной профилактики возникновения и прогрессирования данного заболевания.

Анализ на вирус Эпштейна

Виррус Эпштейна — Барр (ВЭБ), или вирус герпеса человека 4 типа — вид вирусов из семейства герпесвирусов. Вирус Эпштейна-Барр распространён среди населения планеты.  Ему приписывают участие в образовании опухолевых клеток в человеческом организме. Многие люди, зараженные вирусом, переносят болезнь практически без симптомов. На начальной стадии вирус не представляет особой угрозы, потому что не поражает важных органов, системы кровообращения. Но при наступлении осложнений вирус способен разрушать клетки головного мозга.
Передается воздушно-капельным путем, преимущественно со слюной, в некоторых случаях контактно-бытовым, иногда при переливании крови, при трансплантации и является высококонтагиозным (легко заразиться). Максимально большое количество вирусных частиц находится в клетках эпителия около слюнных желез, и со слюной выделяется. Не удивительно, что инфекционный мононуклеоз — самое распространённое заболевание, вызываемое вирусом Эпштейна-Барр. Его называют ещё болезнью поцелуев. У многих людей, заражённых вирусом Эпштейна — Барр, болезнь проходит бессимптомно.
Важно то, что у 25% людей-  переносчиков вируса сами частицы обнаруживаются в слюне постоянно. Это значит, что на протяжении всей жизни даже при отсутствии каких-либо симптомов болезней они являются активными источниками инфекции.
Антитела  к вирусу Эпштейна-Барр обнаруживают у 60% детей первых двух лет жизни и у 80–100% взрослых.
    
Вирус Эпштейна-Барр состоит из двуспиральной ДНК. ДНК содержится внутри и играет роль носителя информации. Он способен размножаться  в В-лимфоцитах; в отличие от других вирусов герпеса он не вызывает гибели клеток, а напротив, активирует их пролиферацию. Вирионы включают специфические антигены: капсидный (VCA), ядерный (EBNA), ранний ЕА .Каждый из них образуется в определённой последовательности и индуцирует синтез соответствующих антител.
Диагностика инфекции, передаваемой вирусом Эпштейн-Барр:
Диагностика и подтверждение диагноза комплексное:

  •     общий анализ крови с выявлением лейкоцитоза, лимфоцитоза, моноцитоза и появлением  мононуклеаров.
  •     Специфическая серологическая диагностика – определение антител к антигенам вируса Эпштейн-Барр
  •     Выявление ДНК качественно и количественно  в соскобе  с задней стенки глотки, в крови и моче.


Антитела IgM к капсидному белку VCA —  способны появляться в теле больного, ещё до начала появления клинических симптомов. Эти антитела считаются показателями острой фазы течения заболевания. Антитела IgM VCA  проявляюся при повторной активации инфекции, свидетельствуя о реактивации процесса. Их нахождение в крови человека длительное время, свидетельствует о наличии хронической формы течения инфекции. Наличие в крови IgM к капсидному белку EBV при отсутствии IgG антител к ядерному антигену указывают на инфицирование впервые.
IgG к раннему АГ (ЕА) — наличие данных антител свидетельствует о первичном проникновении вируса Эпштейна-Барр, которое протекает в острой форме. IgG находятся в крови в острой фазе заболевания и с исчезновением клинических симптомов, исчезают. Циркулируют в крови не более 2 месяцев. Дальнейшее возникновение IgG свидетельствует о реактивации процесса и  клинических проявлений.
Антитела IgG к капсидному антигену  в небольшом количестве сохраняются в организме человека после перенесенного заболевания на протяжении всей жизни. При первичном инфицировании появляются через 1.5-2 месяца после начала проявления симптомов болезни.
EBV-EBNA.  Антитела к нему определяются  только через месяц после заражения вирусом. Характеризуются высокими показателями и  остаются  в крови на протяжении всей жизни человека как показатель перенесенной инфекции.

Антитела к капсидному антигену вируса Эпштейна-Барр lgM, EBV VCA lgM

Антитела к капсидному антигену EBV VCA IgM — маркёр острого периода инфекции.
Вирус Эпштейна-Барр относится к вирусам герпеса организма 4-й группы, который поражает В-лимфоциты человека, вызывая инфекционный мононуклеоз.

Кроме того, он связан с развитием волосистой лейкоплакии, назофарингеальной карциномы, лимфомы Беркитта, болезни Ходжкина, В-клеточной лимфомы. Первичное инфицирование часто протекает с умеренно выраженным тонзиллитом и фарингитом или бессимптомно.
Антитела класса IgM к капсидному антигенному комплексу вируса Эпштейна-Барр — это антитела острого периода при инфекции, вызванной вирусом Эпштейна-Барр.

Клинические проявления инфекционного мононуклеоза определяются у 35–50% инфицированных. Длительность инкубационного периода заболевания составляет 4–6 недель. В начальный период болезни инфекция проявляется болями в мышцах, утомляемостью, общим недомоганием. Затем к ним присоединяется лихорадка, боль в горле, увеличение лимфатических узлов, селезёнки и иногда печени. В некоторых случаях появляется сыпь на руках и туловище. Симптомы сохраняются 2–4 недели.

Для беременных женщин и плода вирус Эпштейна-Барр безопасен. У грудничков, детей младшего возраста — мононуклеоз развивается редко. Anti ebv igm vca — часть бактерии или вируса, по которой клетки иммунной системы распознают этот объект как чужеродный, называется антигеном (эпитоп).

EBV VCA IgM
Антитела класса IgM к капсидному антигенному комплексу вируса Эпштейна-Барр характерны для острой инфекции. Они появляются в ранней фазе заболевания и исчезают в течение 4–6 недель от начала острой первичной инфекции. Этот тип антител выявляется также и при реактивации (возобновлении течения) инфекции. Отрицательные результаты на антитела igm к Эпштейн-Барр при симптомах, которые свойственны для инфекционного мононуклеоза, указывают на другую этиологию заболевания.

Показания:

  • лабораторное подтверждение диагноза при клинических подозрениях на острый инфекционный мононуклеоз;
  • оценка стадии текущей инфекции;
  • диагностика лимфопролиферативных и онкологических заболеваний, связанных с вирусом Эпштейна-Барр.
Подготовка


Кровь рекомендуется сдавать утром, в период с 8 до 12 часов. Взятие крови производится натощак, спустя 4–6 часов голодания. Допускается употребление воды без газа и сахара. Накануне сдачи исследования следует избегать пищевых перегрузок.

Интерпретация результатов


Единицы измерения: УЕ*

Положительный результат будет сопровождаться дополнительным комментарием с указанием коэффициента позитивности пробы (КП*):

  • КП >= 11,0 — положительно; 
  • КП <= 9,0 — отрицательно;
  • КП 9,0–11,0 — сомнительно.
Положительный результат:

  • острая или недавняя (в предшествующие 1–2 месяца) инфекция вирусом Эпштейна-Барр;
  • реактивация инфекции;
  • хроническая активная инфекция вирусом Эпштейна-Барр.
Положительный результат подтверждает то, что пациент когда-то был инфицирован, переболел и теперь является бессимптомным носителем. В сущности, эти антитела выступают клетками памяти, аналогичными тем, какие формируются после перенесенной инфекции или прививки. Если обнаружено повышенное количество антител, то это указывает на реактивацию инфекции.

Отрицательный результат:

  • отсутствие инфицирования;
  • инкубационный период;
  • ранние и поздние сроки постъинфекции;
  • атипичная первичная инфекция или реактивация. 
Отрицательные результаты на антитела IgM к Эпштейн-Барр при симптомах, которые свойственны для инфекционного мононуклеоза, указывают на другую этиологию заболевания.

*Коэффициент позитивности (КП) — это отношение оптической плотности пробы пациента к пороговому значению. КП — коэффициент позитивности, является универсальным показателем, применяемым в иммуноферментных тестах. КП характеризует степень позитивности исследуемой пробы и может быть полезен врачу для правильной интерпретации полученного результата. Поскольку коэффициент позитивности не коррелирует линейно с концентрацией антител в пробе, не рекомендуется использовать КП для динамического наблюдения за пациентами, в том числе контроля эффективности лечения.

Вирус Эпштейна-Барра (EBV) в крови, в слюне

Вирус Эпштейна-Барра (EBV) в крови, в слюне

Вирус Эпштейна-Барра (EBV) в крови, в слюне —  исследование, позволяющее выявить в крови ДНК возбудителя инфекционного мононуклеоза – вируса Эпштейна – Барр методом полимеразной цепной реакции (ПЦР).  Полимеразная цепная реакция отличается высокой чувствительностью и специфичностью. Методом ПЦР можно определить ДНК вируса качественно или количественно. Благодаря качественному методу подтверждается присутствие возбудителя в организме и его активное размножение. Вирус Эпштейна – Барр – это широко распространённый вирус семейства Herpesviridae, который размножается преимущественно в B-лимфоцитах, но также может инфицировать Т-лимфоциты и эпителиальные клетки. Путь передачи – воздушно-капельный. Пик заболеваемости – 15-25 лет. Первый контакт с вирусом Эпштейна – Барр происходит, как правило, в детском возрасте (до 10 лет), что вызывает развитие латентной бессимптомной или малосимптомной инфекции. Инфицирование у взрослых людей приводит к инфекционному мононуклеозу, который у большинства заболевших сопровождается лихорадкой, интоксикацией, а также поражением лимфоузлов (лимфоаденопатией), нёбных и глоточных миндалин. Вирус Эпштейна – Барр инфицирует свыше 90 % здоровой популяции и сохраняется в небольших количествах в В-клетках памяти. Соответственно, около 90 % взрослых людей являются вирусоносителями. Вирус сохраняется в В-лимфоцитах и клетках эпителия на протяжении всей жизни и при снижении иммунитета (например, при ВИЧ-инфекции или иммуносупрессивной терапии) может способствовать развитию лимфопролиферативных заболеваний, назофарингеальной карциномы или – наиболее часто – инфекционного мононуклеоза. С вирусом Эпштейна — Барр связывают также этиологию некоторых онкологических, преимущественно лимфопролиферативных заболеваний. Имеются данные о том, что этот вирус может быть причиной так называемого «синдрома хронической усталости». Подтверждением течения острых стадий инфекции может служить выявление ДНК вируса Эпштейна – Барр в крови и/или слюне методом ПЦР. Определение ДНК вируса особенно полезно для выявления данной инфекции у новорожденных, когда серологические исследования мало информативны вследствие незрелости иммунной системы, а также в сложных и сомнительных случаях.

Подготовка к исследованию

Биоматериал кровь : Специальной подготовки не требуется.

Биоматериал слюна: в день исследования не чистить зубы.

Показания к исследованию

Для диагностики инфекционного мононуклеоза.
Для дифференциальной диагностики герпетических инфекций.
Для дифференциальной диагностики при ангинах и тонзиллитах.
Для выявления реактивации вируса Эпштейна – Барр при трансплантации органов и тканей.
При клинических (гепатоспленомегалия, тонзиллофарингит, припухлость околочелюстных и шейных лимфатических узлов) и лабораторных (атипичные лимфоциты в периферической крови) признаках инфекционного мононуклеоза на ранних этапах заболевания (до нарастания титра антител).
При ВИЧ-инфекции.
При проведении иммуносупрессивной терапии после трансплантации органов или костного мозга.

Интерпретация

Референсные значения: отрицательно.
Причины положительного результата — инфицирование вирусом Эпштейна – Барр или вирусоносительство; реактивация инфекции, вызванной вирусом Эпштейна – Барр.
Причины отрицательного результата — отсутствие инфекции, вызванной вирусом Эпштейна – Барр;
низкое содержание вируса Эпштейна – Барр в крови.

На результаты могут влиять

Предшествующая противовирусная терапия.
Загрязнение пробы посторонними молекулами ДНК может приводить к ложноположительному результату.

Назначается в комплексе c

Epstein Barr Virus капсидный белок (VCA), IgM
Epstein Barr Virus капсидный белок (VCA), IgG
Epstein Barr Virus ядерный антиген (EBNA), IgG
Epstein Barr Virus, ДНК, ПЦР в мононуклеарах

Тихая пандемия

В крови 90 процентов взрослых людей на Земле, считают ученые, есть антитела к вирусу Эпштейна — Барр. При этом большинство из них даже не догадываются о когда-то перенесенной инфекции. Вирус открыли в середине прошлого века, проверяя фантастическую для того времени гипотезу, что онкология у детей в Уганде может быть следствием плохой гигиены или комариных укусов. Хорошего ответа на вопрос о том, почему возможный возбудитель лимфомы побывал практически в каждом из нас, хотя мало кому доставил реальных проблем — нет. Редакция N + 1 разбирается, стоит ли бежать сдавать анализ на антитела к вирусу и бояться развития всех связанных с ним заболеваний.

Пояс «звездного неба»

В 1961 году британский хирург Дэнис Беркитт, живущий и практикующий в Кении, приехал в Лондон, чтобы немного развеяться и заодно прочесть пару лекций студентам и коллегам, которые любили послушать рассказы Беркитта о специфике его работы на африканском континенте. В этот раз его выступление было посвящено тому, почему он собирается в ближайшее время отправиться в трехмесячное путешествие длиной десять тысяч миль через шесть африканских стран. На это предприятие, которое позже войдет в историю медицины как «долгое сафари», врача сподвигло то, что вот уже несколько лет он сталкивался с похожими случаями челюстных и брюшных опухолей у детей в своем госпитале. К 61-му году Беркитт описал уже 38 случаев заболевания детей в возрасте до 7 лет и нескольких взрослых. Все они на гистологии напоминали «звездное небо»: среди мелких лимфоцитоподобных клеток разбросаны крупные, со светлой цитоплазмой макрофаги.

«Звездное небо» на гистологическом срезе лимфатического узла при лимфоме Беркитта: крупные светлые макрофаги разбросаны среди лимфоцитоподобных клеток

Ed Uthman / Flickr

У болезни была еще одна необычная особенность: ее случаи имели географическую локализацию. Беркитт заметил, что детей с типичными опухолями челюсти в его госпиталь чаще привозили с севера и востока Уганды, чем из более населенных южных и западных регионов страны, а списавшись с примерно тысячей (!) других африканских больниц он выяснил, что подобные случаи известны для тропической Африки, но не встречаются на юге и севере континента. Нанеся по итогам этого исследования на карту «опухолевый пояс», врач собирался оставшуюся после Лондона часть своего отпуска провести в дороге по госпиталям, которые в этом поясе находились.

В аудитории, набитой в основном студентами-медиками, сидел вирусолог Майкл Эпштейн, которого заинтриговало название лекции заезжего врача. Уже к десятой минуте он понял, что ему следует отложить все те исследования, которыми он занимался до того, и переключиться на лимфому Беркитта (в скором времени это имя станет официальным названием). Картина, которую описывал докладчик, явно говорила Эпштейну о том, что тот столкнулся с вирусной инфекцией, несмотря на то, что онкологические заболевания подобного происхождения были в те годы никому не известны. После лекции ученых представили друг другу и они быстро договорились о сотрудничестве. Беркитт поехал в Африку и, не откладывая, уже из своего «сафари» начал отправлять Эпштейну в Лондон образцы опухолей.

«Опухолевый пояс», который нанес Беркитт на карту

Dorothy H. Crawford et al. / Cancer Virus: The Story Of Epstein-Barr Virus / Oxford University Pres, 2015

Предание гласит, что Эпштейн увидел искомое на первом же снимке клетки опухоли, который сделал при помощи электронного микроскопа, и сразу же понял, что смотрит на герпес. Так было, по его мнению, совершено сразу два открытия: во-первых, в семействе герпесовирусов прибыло (ВЭБ стал на тот момент четвертым известным типом) — а во-вторых получено свидетельство тому, что вирусы могут вызывать развитие опухолей.

Естественно, когда группа Эпштейна опубликовала свою статью, в реальность их открытий никто не поверил. Идея вирусного происхождения опухолей была для научного сообщества в новинку и потому вызывала подозрения. Кроме того, вирус содержался примерно в одном проценте клеток опухоли — и потому проще было думать, что он там случайный гость, обычная контаминация, а не реальная причина лимфомы Беркитта.

Эпштейну потребовалось еще несколько лет на то, чтобы научиться выделять вирус из клеток и успешно заражать им другие, а затем еще какое-то время, чтобы убедить коллег воспроизвести его результат. Британские вирусологи участвовать в странном, на их взгляд, предприятии Эпштейна отказались. На помощь Эпштейну пришли друзья, американцы Вернер и Гертруда Хенли — ученый отправил образцы полученных им клеточных линий в Филадельфию, и те вскоре подтвердили, что имеют дело с новым типом герпесвируса, потому что тесты на три известных тогда типа дали негативный результат. Тогда же вирус получил имя Эпштейна — Барр: вторая фамилия принадлежит аспирантке Эпштейна, вместе с которой тот изобрел способ культивации клеток опухолей, что присылал в Лондон Беркитт.

Два вириона Эпштейна-Барр — круглые капсиды, окруженные мембраной

Altmann M et al. / PLoS Biology, 2005 / CC BY 4.0

Выглядит вирусная частица, как сфера диаметром от 150 до 200 нанометров с шипами одиннадцати типов на оболочке, которые необходимы вирусу для прикрепления к клетке. Сейчас мы уже знаем, что вирус проникает в Т- и В-лимфоциты, клетки иммунной системы, причем последние он поражает чаще: все клинические проявления инфекции связаны именно со случаями заражения В-лимфоцитов. Забравшись в свою жертву, вирус начинает там размножаться, а кроме того заставляет инфицированные клетки делиться — это его принципиальная особенность, так как большинство вирусов обычно просто подчиняют всю внутреннюю машинерию зараженных клеток делу производства новых вирусов, и делиться им не дают.

Определившись с реальностью вируса, Хенли занялись доказательством того, что в образовании опухолей у жертв центральноафриканской лимфомы виноват именно он. Они сделали тест на антитела к нему (о том, как их делают сейчас, мы недавно рассказывали на примере теста на коронавирус) и стали проверять другие образцы опухолей Беркитта. Все оказались положительными — первый причинно-следственный мостик между вирусом и лимфомой Беркитта был перекинут.

Для фиксации этой связи ученым нужны были контрольные тесты — чтобы показать, что тест реагирует на конкретный вирус и не реагирует на что-то еще. Их они провели, протестировав людей, которые никакого отношения к африканским тропикам никогда не имели — обычных жителей Филадельфии. И гипотеза о связи вируса Эпштейна — Барр и лимфомы Беркитта оказалась под угрозой развенчания.

 

Он повсюду

Когда Хенли протестировали рядовых американцев, 90 процентов из них оказались положительными на ВЭБ, независимо от того, были ли они здоровы или страдали от какой-либо из форм рака. Нашлись антитела к вирусу и примерно у 30 процентов детей.

Дальнейшие тесты показали, что инфекцию вирусом перенесло множество людей во всех уголках мира, включая изолированные племена южноамериканских индейцев. Единственная разница между больными африканскими детьми Беркитта и всеми остальными инфицированными была в том, что концентрация антител у первых была намного выше.

Объяснение пришло несколько лет спустя — все это время ученые занимались доказательством того, что их тесты точны и определяют именно антитела к вирусу Эпштейна — Барр, а не что-то еще. Среди сотрудников лаборатории Хенли был ровно один человек, в организме которого не было антител к ВЭБ, молодая лаборантка. Поэтому сыворотка ее крови использовалась для негативного контроля теста. И в один прекрасный для науки и наверняка ужасный для нее день она почувствовала жар и воспаление в горле и, естественно, на работу не пришла. Через несколько дней ее недоверчивые работодатели приказали ей явиться в лабораторию и перестать, наконец, прогуливать работу. Она подчинилась, и те смогли воочию убедиться в том, что она действительно больна, причем весьма. Ощупав опухшее горло подчиненной и потрогав лоб, Гертруда Хенли на всякий случай взяла у несчастной образец крови и отправила домой. У той наверняка был инфекционный мононуклеоз, известный также как «болезнь поцелуев».

Сама Хенли при этом пошла проверять кровь своей лаборантки на ВЭБ. И выяснила, что ценный «контрольный» сотрудник перестал таковым быть. Титр антител к вирусу в его крови был очень высок.

Инфекционный мононуклеоз описал еще в XIX веке русский врач Нил Филатов, назвав «идиопатическим воспалением лимфатических желез». Возбудителя болезни искали, хотя и без особенного ажиотажа, уже полвека, и не могли найти. И вот в 1967 году, в лаборатории Хенли, уже не первый год искавших подтверждения тому, что открытый ими вирус вызывает лимфому у детей в Центральной Африке, долгий научный квест о природе болезни Филатова закончился — оказалось, что у нее есть много общего с раком.

 

Студенческий подход к гигиене

«Поцелуйная болезнь», которую вызывает вирус Эпштейна — Барр, зовется так неслучайно. В подавляющем большинстве случаев именно от поцелуя с больным ею — или бессимптомным носителем вируса — человек без антител к ВЭБ заболевает через две-три недели инфекционным мононуклеозом.

Возбудитель проникает в эпителиальные клетки и лимфоидную ткань рото- и носоглотки, в которых развивается воспаление. Слизистая оболочка отекает (иногда настолько, что возникают нарушения дыхания). Увеличиваются миндалины, шейные лимфатические узлы.

После первоначальной репликации в носоглотке вирус попадает в кровь и инфицирует В-лимфоциты. Приблизительно в этот момент человека начинает лихорадить, а его лимфоузлы увеличиваются в размерах уже по всему телу. В крови начинает расти число лимфоцитов: количество В-лимфоцитов увеличивается из-за того, что их заставляет размножаться вирус, а Т-лимфоциты размножаются в ответ на вирусную инфекцию. При микроскопии образцов тканей человека можно увидеть атипичные мононуклеары — клетки, ответственные за первичную защиту организма от чужеродных агентов. Это большие клетки, которые поглощают вирус или бактерию и переваривают их. При инфекционном мононуклеозе их становится больше, но меняется их форма, а их функция снижена. Их считают главными клеточными маркерами заболевания, что и отражается в названии болезни. Они попадают в селезенку, как в биологический фильтр крови, и буквально «забивают» ее, из-за чего она увеличивается в размерах. Печень страдает не меньше селезенки: она также увеличивается в размерах и может болеть.

Инфекционный мононуклеоз называют еще «болезнью студентов», поскольку большое количество случаев заболевания в развитых странах приходится на возраст между 15 и 24 годами, а способствуют заболеванию скученность и тесные контакты — поцелуи, общая посуда и полотенца — больных и здоровых. В развивающихся странах, где с санитарно-гигиеническими нормами хуже, основную когорту заболевших составляют дети от 1 года до 12 лет.

Частоту инфекционного мононуклеоза трудно установить из-за малосимтомных форм заболевания — люди либо не идут к врачу и им не ставят диагноз, либо вообще переносят болезнь с минимальными симптомами. Официальные цифры варьируются между 1,6 и 1450 случаев на 100 000 жителей, для развитых стран — около 45 случаев на 100 000 жителей.

У 20 процентов переболевших инфекционным мононуклеозом людей вирус Эпштейна — Барр и после выздоровления выделяется на слизистой ротоглотки, что делает их потенциальными распространителями инфекции. Однако реактивация вируса при сбоях иммунитета обычно протекает бессимптомно: вирус снова оказывается в крови и слизистой ротоглотки, но клинических проявлений какой-либо болезни у человека обычно нет.

Российский ВЭБ
В России нет официальной статистики по инфицированию вирусом Эпштейна-Барр. Однако некоторые исследования говорят о росте заболеваемости инфекционным мононуклеозом в России, особенно среди детей и подростков. В среднем по России заболеваемость составляет 6-8 человек на 100 000 человек по очень приблизительным подсчетам.

Эндемическая форма лимфомы Беркитта, которая наиболее часто ассоциирована с вирусом, в России почти не встречается. Спорадический вариант лимфомы Беркитта составляет 1,2 процента от всех лимфом в странах западной Европы и США и 30-50 процентов от всех лимфом у детей.

График роста заболеваемости инфекционным мононуклеозом у взрослых и детей в России

Mikhneva et al. / Infectious Diseases: News, Opinions, Training., 2017

 

Почему все не болеют всем

Статистики по тому, у какой части людей с антителами к ВЭБ развиваются клинические проявления соответствующих болезней, нет. Точная причина, по которой одни инфицированные вирусом чем-то серьезно заболевают — от мононуклеоза до рака, — а другие нет, все еще не выяснена.

Предполагают, что важную роль играет общая резистентность организма в момент инфицирования и иммунологический статус. Так, у ВИЧ-положительных людей поражено Т-клеточное звено иммунитета, ответственное за противовирусную защиту — и для них заражение вирусом Эпштейна — Барр влечет развитие самых разнообразных ассоциированных с ним заболеваний, в том числе онкологических. Например, при СПИДе вирус нередко вызывает волосатую оральную лейкоплакию.

При этом антитела против вируса, обнаруженные в крови, не являются серьезным критерием какого-либо связанного с ним заболевания. Они лишь подтверждают, что вирус в организме побывал. Чтобы узнать, остался ли он и является ли человек распространителем вируса в данный момент, необходима ПЦР-диагностика мазков со слизистой ротоглотки. Если вируса там нет, то человек не может никого заразить.


Онкогенный вирус

Помимо выраженного инфекционного поражения организма вирус Эпштейна — Барр провоцирует развитие нескольких онкологических заболеваний лимфоидной ткани. К ним в первую очередь относится, собственно, лимфома Беркитта, с которой вообще началась история ВЭБ, а также есть сведения, что ВЭБ может быть причастен к лимфоме Ходжкина и некоторыми другим неходжкинским лимфомам.

Лимфома Беркитта имеет две формы: эндемическую и спорадическую. Первая — это та самая, что характерна для Центральной Африки и других тропических зон, ею болеют главным образом дети, и именно при этой форме лимфомы Беркитта у больных обнаруживается высокий титр антител к вирусу Эпштейна — Барр. Спорадическая форма встречается повсеместно, независимо от географии, и ассоциация с вирусом у нее редка. При иммунодефицитных состояниях (при СПИДе) вирус провоцирует онкологические заболевания у людей вне зависимости от места проживания.

Развитие опухоли происходит тогда, когда Т-лимфоциты, отвечающие за клеточный иммунитет при вирусной инфекции, не справляются с вирусной нагрузкой и зараженные вирусом В-лимфоциты начинают бесконтрольно делиться, превращаясь в опухолевые. При иммунодефицитах, собственно, именно так это и происходит. Также у больных лимфомой Беркитта часто встречается хромосомная транслокация t(8;14), что можно считать предрасполагающим фактором к развитию заболевания. Проявляется болезнь увеличенными и болезненными лимфоузлами на лице и шее, часто они разрастаются и в брюшной полости, вызывая кишечную непроходимость.

Ходжкинская лимфома при инфекции ВЭБ, скорее всего, может возникнуть из-за активации вирусом гена bcl-2. Предполагается, что этот ген подавляет апоптоз опухолевых клеток. Нельзя сказать, что вирус является главной причиной развития лимфомы, но у 40 процентов больных лимфомой Ходжкина вирус Эпштейна — Барр тоже есть, так что шансы на то, чтобы все-таки быть одним из главных виновников, у него остаются.

Есть также данные о том, что ВЭБ может быть связана с носоглоточной карциномой: есть данные, что в ассоциированных с ВЭБ случаях она проявляется сначала симптомами простого ОРВИ, насморком и увеличением шейных узлов. Такие случаи встречаются у детей 10-15 лет в Южном Китае и Юго-восточной Азии, перенесших инфекционный мононуклеоз.

Повод для тревоги

Вакцины от ВЭБ нет — ее разработкой занялся еще Эпштейн, причем в первую очередь для того, чтобы доказать свою правоту: если бы ему удалось найти вакцину, которая снижала заболеваемость лимфомой Беркитта, критикам точно пришлось бы опустить руки.

Медицинская наука сейчас убеждена в том, что связь между вирусом Эпштейна — Барр и инфекционным мононуклеозом есть — о том, как ее искали и обосновывали, мы и рассказали. Но невероятная распространенность вируса по всей популяции людей на планете вместе с его «тихой» активностью позволяет исследователям самых разных болезней и синдромов связывать с ВЭБ и их. Есть сведения, что без него не обходится синдром хронической усталости, синдром Алисы в стране чудес и многие другие. Но для медицинской практики наличие таких исследований, хотя и представляет некоторый интерес, еще недостаточно для того, чтобы с уверенностью обвинять ВЭБ в дополнительных грехах. Мы до сих пор не так уж и хорошо разбираемся в механизмах, отвечающих за иммунитет — и его не такие уж и простые отношения с разнообразными возбудителями.

Изучение одной только статьи в «Википедии» для некоторых впечатлительных людей может обернуться моментальными подозрениями в том, что он на самом деле страдает множеством болезней — ведь вирус Эпштейна — Барр наверняка инфицировал и его. Но наличие в крови антител к вирусу еще не является показателем того, что человек чем-то болеет. Болезни, связанные с ВЭБ, диагностируют строго по совокупности симптомов и данных дополнительных методов обследования. 

Поэтому лучше, пожалуй, просто принять то, что в нас с вами с вероятностью 90 процентов чуть больше неизвестного, чем кажется. Оно может выглядеть, как шипастая сфера диаметром от 150 до 200 нанометров  — или антитела к ней.

Вячеслав Гоменюк

Сдать анализ: Эпштейна-Барр вирус, антитела IgM к капсидному антигену VCA

Описание анализа:

Вирус Эпштейна-Барр, антитела IgM к капсидному антигену (anti-EBVCA IgM) – исследование, предназначенное для определения в организме антител, указывающих на инфекционный мононуклеоз на острой стадии, причиной которого является вирус Эпштейна-Барр. Это вирус из семейства герпесвирусов, называемый также вирусом герпеса человека 4-го типа (ВГЧ-4). Он широко распространен – у большинства обследованных людей в организме присутствуют антитела к этому вирусу.

Основной путь инфицирования – воздушно-капельный. С учетом широкой распространенности, заражение происходит в раннем детстве или в период созревания. При заражении вирус атакует В-лимфоциты – клетки крови, участвующие в синтезе антител.

Первые 4-6 недель после инфицирования вирусом Эпштейна-Барр, длится инкубационный период, после которого болезнь развивается двумя возможными путями: бессимптомным или же с проявлением симптомов.

После инкубационного периода появляются боли в горле, тонзиллит, возможно общее ухудшение самочувствия, ломота в мышцах и повышение температуры. Активное размножение В-лимфоцитов, зараженных вирусом, провоцирует увеличение размеров миндалин, селезенки, лимфоузлов, печени. Иногда появляется сыпь на руках и туловище.

Болезнь длится около двух недель, в течение которых В-лимфоциты с вирусом устраняются из крови, а сам вирус герпеса 4-го типа переходит в скрытую форму. Ослабление защитных сил организма делает возможной реактивацию вируса, только без проявления симптомов. Такое течение болезни создает благоприятные условия для развития рака носоглотки, болезни Ходжкина, лимфомы Беркитта, В-клеточной лимфомы и волосистой лейкоплакии.

Антитела IgM к капсидному белку вируса вырабатываются одними из первых, еще во время инкубационного периода и циркулируют в крови до 1-1,5 месяцев после выздоровления.

Показания к назначению исследования

Анализ может быть назначен педиатром, терапевтом или инфекционистом в следующих случаях:

  • подозрение на инфекционный мононуклеоз;
  • дифференциальная диагностика заболеваний со схожей симптоматикой.

Интерпретация результатов

Данные исследования отображаются в виде числового индекса, от значения которого и зависит результат:

  • менее 0,8 – «отрицательно», не обнаружено антител;
  • 0,8 – 1,0 – неоднозначные данные, необходимы дополнительные или повторные тесты;
  • 1,01 и больше — «положительно», выявлено антитела IgM к капсидному белку герпесвируса 4 типа.

Отрицательный результат возможен, если пациент здоров, заразился недавно (антитела не успели выработаться в достаточной для определения лабораторными методами концентрации) или же инфекция носит скрытый характер. Положительный результат подтверждает факт инфекционного мононуклеоза в острой стадии.

Подготовка к обследованию: не требуется.

Материал исследования: венозная кровь.

Метод исследования: иммуноферментный анализ.

Сроки проведения: 2 рабочих дня.

Запись на анализы

Анализ крови на Антитела к капсидному антигену вируса Эпштейна-Барр (anti-EBV-VCA), IgG

Вирус Эпштейна–Барр (EBV), или вирус герпеса 4 типа – ДНК-содержащий вирус семейства Herpesviridae. Вирус поражает клетки эпителия рото- и носоглотки, канальцев слюнных желез и тимуса, моноциты периферической крови. Источник инфекции — больной или носитель. Пути передачи — воздушно-капельный, половой, парентеральный, трансплацентарный. Чаще всего острая EBV-инфекция наблюдается в детском возрасте, обычно носит бессимптомный характер. У пациентов в возрасте 14-25 лет развивается инфекционный мононуклеоз. У пациентов с иммунодефицитными состояниями, в том числе ВИЧ-инфицированных, EBV может приводить к развитию лимфомы Беркитта и назофарингеальной карциномы. Активизируется при синдроме хронической усталости.

Вирус имеет 4 основных антигена: ранний антиген (early antigen – ЕА), капсидный антиген (viral capcide antigen – VCA), мембранный антиген (membrane antigen – MA), ядерный антиген (Epstain-Barr Nuclea antigen — EBNA). В лабораторной диагностике важное значение имеет определение антитела к каждому из антигенов.

Так, одним из распространенных анализов является определение антитела класса G к капсидному антигену полуколичественным методом. Следует сказать, что инфицирование вирусом Эпштейна — Барра может вызывать различные жалобы и проявления. Очень часто, только выявление тех или иных антител помогает определить наличие вируса, стадию заболевания. Так, первичное инфицирование сопровождается появление в крови антител класса M к капсидному антигену. Эти белки появляются в крови первыми, достигая максимума к 3 недели заболевания. Концентрация их снижается и антитела вовсе пропадают к 4-6 недели. Немного позже, появляются антитела G к капсидному антигену. Их максимум можно наблюдать со 2 по 4 недели. Данные антитела называют антителами памяти, так как концентрация их со временем снижается, но в крови человека, переболевшего инфекцией, они будут обнаруживаться на протяжении всей жизни. Важно отметить, что при активации инфекции, реинфицировании, концентрация антитела класса G будет нарастать, а пропавшие ранее антитела М снова появятся. Такая динамика помогает определить не только наличие или отсутствие инфекции, но и выявить стадию заболевания, что крайне важно для решения вопроса о необходимости проведения терапии. В Комплекс обследования также могут включать и остальные антигены, а именно определение антител к ним. В сложных случаях такая расширенная диагностика является единственно верной.

Показания к проведению:

  • Для диагностики первичного инфицирования, текущей инфекции, совместно с антителами класса М

  • Для определения наличия иммунитета к ВЭБ, что свидетельствует о перенесенной инфекции

  • При необходимости контроля за течением подтвержденного заболевания

  • При подозрении на обострение инфекции при наличии ВЭБ в организме

Так как данный вирус встречается достаточно часто, диагностика ВЭБ-инфекции очень распространена. Особенное внимание уделяют исследованию антител различных классов к отдельным антигенам у детей. Именно у них, а также у пожилых людей, ВЭБ может стать причиной иммунодефицита, частых заболеваний, сопровождаться развитием осложнений со стороны печени и нервной системы.

Мононуклеоз и Эпштейн-Барр: какая связь?

Какая связь между мононуклеозом и вирусом Эпштейна-Барра?

Ответ от Притиша К. Тоша, доктора медицины

Вирус Эпштейна-Барра (EBV), широко распространенный вирус герпеса человека, может вызывать мононуклеоз, но обычно это не так. Фактически, большинство инфекций ВЭБ незаметны, даже когда они наиболее активны в вашем организме. К 35 годам почти у всех появляются антитела к ВЭБ, что указывает на перенесенную инфекцию.

Для передачи ВЭБ требуется нечто большее, чем непокрытый кашель или чихание.Во время первичного заражения люди выделяют вирус со слюной. Чтобы заразиться ВЭБ, вам нужен тесный контакт, например, поцелуй или совместное употребление чашки с инфицированным человеком.

Инфекция обычно не вызывает никаких признаков или симптомов, за исключением подростков и молодых людей. В этой возрастной группе не менее четверти инфекций вызывают мононуклеоз — заболевание, которое проявляется утомляемостью, головной болью, лихорадкой, болью в горле и увеличением лимфатических узлов.

с

Притиш К. Тош, доктор медицины

Получите самую свежую информацию о здоровье от экспертов клиники Мэйо.

Зарегистрируйтесь бесплатно и будьте в курсе достижений исследований, советов по здоровью и актуальных тем, касающихся здоровья, таких как COVID-19, а также опыта в области управления здоровьем.

Узнайте больше об использовании данных Mayo Clinic.

Чтобы предоставить вам наиболее актуальную и полезную информацию и понять, какие информация полезна, мы можем объединить вашу электронную почту и информацию об использовании веб-сайта с другая имеющаяся у нас информация о вас.Если вы пациент клиники Мэйо, это может включать защищенную медицинскую информацию. Если мы объединим эту информацию с вашими защищенными информация о здоровье, мы будем рассматривать всю эту информацию как защищенную информацию и будет использовать или раскрывать эту информацию только в соответствии с нашим уведомлением о политика конфиденциальности. Вы можете отказаться от рассылки по электронной почте в любое время, нажав на ссылку для отказа от подписки в электронном письме.

Подписывайся!

Спасибо за подписку

Наш электронный информационный бюллетень Housecall будет держать вас в курсе самой последней информации о здоровье.

Извините, что-то пошло не так с вашей подпиской

Повторите попытку через пару минут

Повторить

  • Мононуклеоз: может ли он рецидивировать?
нояб.17, 2020 Показать ссылки
  1. Вирус Эпштейна-Барра и инфекционный мононуклеоз. Центры по контролю и профилактике заболеваний. https://www.cdc.gov/epstein-barr/index.html. По состоянию на 26 июля 2017 г.
  2. Sullivan JL. Клинические проявления и лечение инфекции вирусом Эпштейна-Барра. https://www.uptodate.com/contents/search. По состоянию на 26 июля 2017 г.
Посмотреть больше ответов экспертов

Продукты и услуги

  1. Книга: Книга здоровья семьи клиники Мэйо, 5-е издание
  2. Информационный бюллетень: Письмо клиники Мэйо о здоровье — цифровое издание

.

Инфекционный мононуклеоз вируса Эпштейна-Барра (ВЭБ) (мононуклеоз): история вопроса, патофизиология, эпидемиология

Автор

Картика Шетти, доктор медицины, FACP Директор программы резидентуры по внутренним болезням, Sunrise GME; Медицинский директор учреждения, TEAMHealth, больница Маунтин-Вью

Картика Шетти, доктор медицины, FACP является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей, Ассоциации директоров программ по внутренней медицине, Медицинского совета Индии

Раскрытие информации: не раскрывать .

Соавтор (ы)

Элизабет Бендж, MD Врач-резидент, Отделение внутренней медицины, Консорциум Sunrise Health GME

Элизабет Бендж, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей, Американская ассоциация женщин-медиков

Раскрытие информации: не раскрывать .

Ванесса Э. Йозеф, доктор медицины, магистр медицины Научный сотрудник по легочным заболеваниям и реанимации, Медицинский факультет Университета Нью-Мексико

Ванесса Э. Йозеф, доктор медицины, магистр медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж грудных врачей, Американский колледж врачей, Американское торакальное общество

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Реза Вагефи, доктор медицины Врач-инфекционист, Infectious Disease Partners of Nevada (IDPN), Sunrise Health GME Consortium

Раскрытие: Ничего не разглашать.

Специальная редакционная коллегия

Франсиско Талавера, фармацевт, доктор философии Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Получил зарплату от Medscape за работу.для: Medscape.

Джон В. Кинг, доктор медицины Профессор медицины, начальник отдела инфекционных заболеваний, директор клиники вирусной терапии гепатита Медицинской школы государственного университета Луизианы в Шривпорте; Консультант по инфекционным заболеваниям, Медицинский центр по делам ветеранов Овертон-Брукс

Джон У. Кинг, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской ассоциации развития науки, Американского колледжа врачей, Американской федерации медицинских исследований, Американского общества микробиологии. , Ассоциация профессоров узких специальностей, Общество инфекционных болезней Америки, Сигма Си, Общество чести научных исследований

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Главный редактор

Майкл Стюарт Бронз, доктор медицины Дэвид Росс Бойд Профессор и председатель медицинского факультета, кафедра внутренней медицины, кафедра медицины, Научный центр здравоохранения Университета Оклахомы; Магистр Американского колледжа врачей; Член Американского общества инфекционных болезней; Член Королевского колледжа врачей, Лондон

Майкл Стюарт Бронз, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американский колледж врачей, Американская медицинская ассоциация, Ассоциация профессоров медицины, Общество инфекционных болезней Америки, Государственная медицинская ассоциация Оклахомы, Южное общество клинических исследований

Раскрытие информации: Ничего не говорится.

Дополнительные участники

Burke A Cunha, MD Профессор медицины Медицинской школы государственного университета Нью-Йорка в Стоуни-Брук; Заведующий отделением инфекционных заболеваний, Госпиталь Уинтропского университета

Берк А. Кунья, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа грудных врачей, Американского колледжа врачей, Американского общества инфекционных болезней

Раскрытие информации: не подлежит разглашению.

Чарльз С. Леви, доктор медицины Доцент, кафедра медицины, отделение инфекционных заболеваний, Медицинская школа университета Джорджа Вашингтона

Чарльз С. Леви, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей, Общества инфекционных болезней Америки, Медицинское общество округа Колумбия

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Вирус Эпштейна-Барра: 40 лет на

  • 1

    Эпштейн, М.А., Барр, Ю. М. и Ачонг, Б. Г. Частицы вируса в культивируемых лимфобластах лимфомы Беркитта. Ланцет 15 , 702–703 (1964). Открытие EBV — первое описание вируса, основанное на использовании электронного микроскопа.

    Артикул Google ученый

  • 2

    Nemerow, GR, Mold, C., Schwend, VK, Tollefson, V. & Cooper, NR. Идентификация gp350 как вирусного гликопротеина, опосредующего прикрепление вируса Эпштейна-Барра (EBV) к рецептору EBV / C3d B-клетки: гомология последовательности gp350 и фрагмента C3d комплемента C3. J. Virol. 61 , 1416–1420 (1987).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 3

    Борза, К. и Хатт-Флетчер, Л. М. Альтернативная репликация в В-клетках и эпителиальных клетках переключает тропизм вируса Эпштейна-Барра. Nature Med. 8 , 594–599 (2002).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 4

    Киев, Э.И Рикинсон, А. Б. в Fields Virology (редакторы Книп Д. М. и Хоули П. М.) 2511–2574 (Липпинкотт Уильямс и Уилкинс, Филадельфия, 2001).

    Google ученый

  • 5

    Кифф, Э. и Рикинсон, А. Б. в Филдс Вирология (редакторы Книп Д. М. и Хоули П. М.) 2575–2627 (Липпинкотт Уильямс и Уилкинс, Филадельфия, 2001).

    Google ученый

  • 6

    Роу, М.и другие. Различия в фенотипе роста В-клеток отражают новые паттерны экспрессии латентного гена вируса Эпштейна-Барра в клетках лимфомы Беркитта. EMBO J. 6 , 2743–2751 (1987). Первое описание различных форм латентного периода EBV в клетках лимфомы Беркитта по сравнению с линиями B-клеток, трансформированными EBV.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 7

    Wang, F. et al.Латентный мембранный белок вируса Эпштейна-Барра (LMP1) и ядерные белки 2 и 3C являются эффекторами фенотипических изменений в B-лимфоцитах: EBNA-2 и LMP1 совместно индуцируют CD23. J. Virol. 64 , 2309–2318 (1990).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 8

    Левицкая Дж. И др. Ингибирование процессинга антигена областью внутреннего повтора ядерного антигена-1 вируса Эпштейна-Барра. Nature 375 , 685–688 (1995). Демонстрация того, что домен Gly-Ala-повтора EBNA1 защищает белок от деградации, опосредованной протеасомами.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 9

    Voo, K. S. et al. Доказательства присутствия пептидов ядерного антигена 1 вируса Эпштейна-Барра, ограниченного классом I главного комплекса гистосовместимости, Т-лимфоцитам CD8 + . J. Exp. Med. 199 , 459–470 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 10

    Ли, С. П. и др. Распознавание Т-клетками CD8 эндогенно экспрессированного ядерного антигена вируса Эпштейна-Барра 1. J. Exp. Med. 199 , 1409–1420 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 11

    Теллам, Дж.и другие. Эндогенная презентация эпитопов Т-клеток CD8 + из ядерного антигена 1, кодируемого вирусом Эпштейна-Барра. J. Exp. Med. 199 , 1421–1431 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 12

    Humme, S. et al. Ядерный антиген1 EBV (EBNA1) усиливает иммортализацию В-клеток в несколько тысяч раз. Proc. Natl Acad. Sci. США 100 , 10989–10994 (2003).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 13

    Уилсон, Дж. Б., Белл, Дж. Л. и Левин, А. Дж. Экспрессия ядерного антигена-1 вируса Эпштейна-Барра индуцирует В-клеточную неоплазию у трансгенных мышей. EMBO J. 15 , 3117–3126 (1996).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 14

    Кеннеди Г., Комано Дж.И Сагден, Б. Вирус Эпштейна-Барра является фактором выживания лимфомы Беркитта. Proc. Natl Acad. Sci. США 100 , 14269–14274 (2003).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 15

    Хаммершмидт В. и Сагден Б. Генетический анализ иммортализующих функций вируса Эпштейна – Барра в В-лимфоцитах человека. Nature 340 , 393–397 (1989).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 16

    Коэн, Дж.I., Wang, F., Mannick, J. & Kieff, E. Ядерный белок 2 вируса Эпштейна-Барра является ключевым детерминантом трансформации лимфоцитов. Proc. Natl Acad. Sci. USA 86 , 9558–9562 (1989).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 17

    Grossman, S. R., Johannsen, E., Tong, R., Yalamanchili, R. & Kieff, E. Трансактиватор ядерного антигена 2 вируса Эпштейна-Барра направлен на элементы ответа с помощью белка связывания сигнала рекомбинации Jκ. Proc. Natl Acad. Sci. USA 91 , 7568–7572 (1994).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 18

    Hsieh, J. J. & Hayward, S. D. Маскирование домена репрессии транскрипции CBF1 / RBPJκ вирусом Эпштейна-Барра EBNA2. Наука 268 , 560–563 (1995). Эта и предыдущие статьи были первыми, кто показал, что EBNA2 влияет на транскрипцию генов, влияя на путь notch / RBP-Jκ.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 19

    Mannick, J. B., Cohen, J. I., Birkenbach, M., Marchini, A. & Kieff, E. Ядерный белок вируса Эпштейна-Барра, кодируемый лидером РНК EBNA, важен для трансформации B-лимфоцитов. J. Virol. 65 , 6826–6837 (1991).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 20

    Синклер, А.J., Palmero, I., Peters, G. и Farrell, P. J. EBNA-2 и EBNA-LP взаимодействуют, чтобы вызвать переход G0 и G1 во время иммортализации покоящихся B-лимфоцитов человека вирусом Эпштейна-Барра. EMBO J. 13 , 3321–3328 (1994).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 21

    Робертсон, Э., Лин, Дж. И Кифф, Э. Аминоконцевые домены ядерных белков 3A, 3B и 3C вируса Эпштейна-Барра взаимодействуют с RBPJκ. J. Virol. 70 , 3068–3074 (1996).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 22

    Zhao, B., Marshall, D. R. & Sample, C. E. Консервативный домен ядерных антигенов вируса Эпштейна-Барра 3A и 3C связывается с дискретным доменом Jκ. J. Virol. 70 , 4228–4236 (1996).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 23

    Томкинсон, Б., Робертсон, Э. и Кифф, Э. Ядерные белки вируса Эпштейна-Барра EBNA-3A и EBNA-3C необходимы для трансформации роста B-лимфоцитов. J. Virol. 67 , 2014–2025 (1993).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 24

    Parker, G.A. et al. Ядерный антиген вируса Эпштейна-Барра (EBNA) 3C представляет собой бессмертный онкопротеин со свойствами, подобными аденовирусу E1A и вирусу папилломы E7. Онкоген 13 , 2541–2549 (1996).

    CAS PubMed Google ученый

  • 25

    Parker, G. A., Touitou, R. & Allday, M. J. Вирус Эпштейна – Барра EBNA3C может нарушать множественные контрольные точки клеточного цикла и индуцировать ядерное деление, оторванное от цитокинеза. Онкоген 19 , 700–709 (2000).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 26

    Радков С.А. и др. Ядерный антиген 3C вируса Эпштейна-Барра взаимодействует с гистондеацетилазой, подавляя транскрипцию. J. Virol. 73 , 5688–5697 (1999).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 27

    Wang, D., Liebowitz, D. & Kieff, E. Белок мембраны EBV, экспрессируемый в иммортализованных лимфоцитах, трансформирует устоявшиеся клетки грызунов. Cell 43 , 831–840 (1985). Первое исследование, показывающее, что LMP1 функционирует как классический онкоген в анализе трансформации клеток грызунов.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 28

    Кэй, К.M., Izumi, K. M. & Kieff, E. Латентный мембранный белок вируса Эпштейна-Барра 1 необходим для трансформации роста B-лимфоцитов. Proc. Natl Acad. Sci. США 90 , 9150–9154 (1993).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 29

    Henderson, S. et al. Индукция экспрессии bcl-2 латентным мембранным белком вируса Эпштейна-Барра 1 защищает инфицированные В-клетки от запрограммированной гибели клеток. Cell 65 , 1107–1115 (1991).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 30

    Лахерти, К. Д., Ху, Х. М., Опипари, А. В., Ван, Ф. и Диксит, В. М. Продукт гена LMP1 вируса Эпштейна-Барра индуцирует экспрессию белка цинкового пальца А20 путем активации ядерного фактора κB. J. Biol. Chem. 267 , 24157–24160 (1992).

    CAS PubMed Google ученый

  • 31

    Элиопулос, А.Дж., Галлахер, Н. Дж., Блейк, С. М., Доусон, С. В. и Янг, Л. С. Активация пути митоген-активируемой протеинкиназы p38 с помощью кодируемого вирусом Эпштейна-Барра латентного мембранного белка 1 корегулирует продукцию интерлейкина-6 и интерлейкина-8. J. Biol. Chem. 274 , 16085–16096 (1999).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 32

    Eliopoulos, A. G. et al. LMP1 и CD40, кодируемые вирусом Эпштейна-Барра, опосредуют продукцию IL-6 в эпителиальных клетках посредством пути NF-κB с участием факторов, связанных с рецептором TNF. Онкоген 14 , 2899–2916 (1997).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 33

    Mosialos, G. et al. Белок LMP1, трансформирующий вирус Эпштейна-Барра, задействует сигнальные белки для семейства рецепторов фактора некроза опухоли. Cell 80 , 389–399 (1995). Важное исследование, показывающее, что LMP1 функционирует как конститутивно активированный член семейства рецепторов TNF, взаимодействуя с общими вспомогательными белками.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 34

    Gires, O. et al. Латентный мембранный белок 1 вируса Эпштейна-Барра имитирует конститутивно активную молекулу рецептора. EMBO J. 16 , 6131–6140 (1997).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 35

    Килгер, Э., Кизер, А., Бауман, М., Хаммершмидт, В.Опосредованная вирусом Эпштейна-Барра пролиферация В-клеток зависит от латентного мембранного белка 1, который имитирует активированный рецептор CD40. EMBO J. 17 , 1700–1709 (1998).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 36

    Uchida, J. et al. Мимикрия сигналов CD40 вируса Эпштейна-Барра LMP1 в ответах В-лимфоцитов. Science 286 , 300–303 (1999). In vivo демонстрация того, что LMP1 может частично замещать отсутствие рецептора CD40.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 37

    Элиопулос, А. Г. и Янг, Л. С. Структура LMP1 и передача сигнала. Семин. Cancer Biol. 11 , 435–444 (2001).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 38

    Лонгнекер, Р. Эпштейн – Барр. Латентность вируса: LMP2, регулятор или средство для сохранения вируса Эпштейна – Барра? Adv.Cancer Res. 79 , 175–200 (2000).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 39

    Колдуэлл, Р. Г., Уилсон, Дж. Б., Андерсон, С. Дж. И Лонгнекер, Р. Эпштейн-Барр. Вирус LMP2A управляет развитием и выживанием В-клеток в отсутствие сигналов нормальных В-клеточных рецепторов. Иммунитет 9 , 405–411 (1998).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 40

    Scholle, F., Bendt, K. M. & Raab-Traub, N. LMP2A вируса Эпштейна-Барра трансформирует эпителиальные клетки, ингибирует дифференцировку клеток и активирует Akt. J. Virol. 74 , 10681–10689 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 41

    Portis, T., Dyck, P. & Longnecker, R. Вирус Эпштейна-Барра (EBV) LMP2A вызывает изменения в транскрипции генов, аналогичные тем, которые наблюдаются в клетках Рида-Штернберга лимфомы Ходжкина. Кровь 102 , 4166–4178 (2003).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 42

    Portis, T. & Longnecker, R. Вирус Эпштейна-Барра LMP2A вмешивается в глобальную регуляцию фактора транскрипции, когда экспрессируется во время развития B-лимфоцитов. J. Virol. 77 , 105–114 (2003).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 43

    Такада, К.И Нанбо, А. Роль EBER в онкогенезе. Семин. Cancer Biol. 11 , 461–467 (2001).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 44

    Нанбо, А., Иноуэ, К., Адачи-Такасава, К. и Такада, К. РНК вируса Эпштейна-Барра придает устойчивость к индуцированному интерфероном-α апоптозу при лимфоме Беркитта. EMBO J. 21 , 954–965 (2002).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 45

    Руф, И.К., Райн, П. В., Янг, К., Кливленд, Дж. Л. и Сэмпл, Дж. Т. Эпштейна-Барра Малые РНК вируса Эпштейна-Барра потенцируют онкогенность клеток лимфомы Беркитта независимо от воздействия на апоптоз. J. Virol. 74 , 10223–10228 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 46

    Hitt, M. M. et al. Экспрессия гена EBV в опухоли, связанной с NPC. EMBO J. 8 , 2639–2651 (1989).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 47

    Дикон, Э. М. и др. Вирус Эпштейна-Барра и болезнь Ходжкина: транскрипционный анализ латентности вируса в злокачественных клетках. J. Exp. Med. 177 , 339–349 (1993).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 48

    Чен, Х., Смит, П., Амбиндер, Р.Ф. и Хейворд, С. Д. Экспрессия правых транскриптов BamHI-A вируса Эпштейна-Барра в латентно инфицированных В-клетках периферической крови. Кровь 93 , 3026–3032 (1999).

    CAS PubMed Google ученый

  • 49

    Карран Л., Гао Ю., Смит П. Р. и Гриффин Б. Е. Экспрессия семейства транскриптов комплементарной цепи в клетках, инфицированных вирусом Эпштейна-Барра. Proc. Natl Acad. Sci. США 89 , 8058–8062 (1992).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 50

    Smith, P. R. et al. Структура и кодирующий состав РНК семейства CST (BART) вируса Эпштейна – Барра. J. Virol. 74 , 3082–3092 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 51

    Decaussin, G., Sbih-Lammali, F., de Turenne-Tessier, M., Bouguermouh, A.& Ooka, T. Экспрессия гена BARF1 , кодируемого вирусом Эпштейна-Барра, в биоптатах носоглотки. Cancer Res. 60 , 5584–5588 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 52

    zur Hausen, A. et al. Уникальный паттерн транскрипции вируса Эпштейна-Барра (EBV) в аденокарциномах желудка, несущих EBV: экспрессия трансформирующего гена BARF1 . Cancer Res. 60 , 2745–2748 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 53

    Sheng, W., Decaussin, G., Sumner, S. & Ooka, T. N-концевой домен гена BARF1 , кодируемый вирусом Эпштейна-Барра, необходим для злокачественной трансформации фибробластов грызунов и активации BCL-2. Онкоген 20 , 1176–1185 (2001).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 54

    Анагностопулос, И., Hummel, M., Kreschel, C. и Stein, H. Морфология, иммунофенотип и распределение латентно и / или продуктивно инфицированных вирусом Эпштейна – Барра клеток при остром инфекционном мононуклеозе: значение для пути заражения вирусом Эпштейна – Барра между индивидуумами. Кровь 85 , 744–750 (1995).

    CAS PubMed Google ученый

  • 55

    Kurth, J. et al. В-клетки, инфицированные вирусом Эпштейна-Барра, при инфекционном мононуклеозе: вирусные стратегии для распространения в компартменте В-клеток и установления латентного периода. Иммунитет 13 , 485–495 (2000).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 56

    Бэбкок, Г. Дж., Декер, Л. Л., Волк, М. и Торли-Лоусон, Д. А. Персистенция ВЭБ в В-клетках памяти in vivo . Иммунитет 9 , 395–404 (1998). Важная серия статей той же группы, предполагающая, что EBV использует физиологию нормальной дифференцировки B-клеток для сохранения в пуле B-клеток памяти иммунокомпетентного хозяина.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 57

    Hochberg, D. et al. Острая инфекция вирусом Эпштейна-Барра нацелена и переполняет компартмент В-клеток периферической памяти покоящимися, латентно инфицированными клетками. J. Virol. 78 , 5194–5204 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 58

    Бэбкок, Г.J., Hochberg, D. и Thorley-Lawson, D. A. Характер экспрессии латентных генов вируса Эпштейна-Барра in vivo зависит от стадии дифференцировки инфицированной В-клетки. Иммунитет 13 , 497–506 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 59

    Лайчалк, Л. Л., Хохберг, Д., Бэбкок, Г. Дж., Фриман, Р. Б. и Торли-Лоусон, Д. А. Распространение В-клеток памяти слизистой оболочки: свидетельство стойкой инфекции ВЭБ. Иммунитет 16 , 745–754 (2002).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 60

    Хислоп, А. Д., Аннелс, Н. Е., Гаджон, Н. Х., Лиз, А. М. и Рикинсон, А. Б. Эпитоп-специфическая эволюция человеческих CD8 + Т-клеточные ответы от первичной до персистирующей фаз инфекции вируса Эпштейна-Барра. J. Exp. Med. 195 , 893–905 (2002).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 61

    Янг, Л.и другие. Экспрессия генов, связанных с трансформацией вируса Эпштейна – Барра, в тканях пациентов с лимфопролиферативным заболеванием EBV. N. Engl. J. Med. 321 , 1080–1085 (1989). Первая демонстрация латентной экспрессии белка EBV в посттрансплантационных лимфомах.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 62

    Timms, J. M. et al. Клетки-мишени для посттрансплантационного лимфопролиферативного заболевания, положительного по отношению к вирусу Эпштейна – Барра (EBV): сходство с EBV-положительной лимфомой Ходжкина. Ланцет 361 , 217–223 (2003).

    PubMed Статья Google ученый

  • 63

    Capello, D. et al. Молекулярный гистогенез посттрансплантационных лимфопролиферативных заболеваний. Кровь 102 , 3775–3785 (2003).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 64

    Хсу, Дж. Л. и Глейзер, С. Л. Эпштейна – Барра Злокачественные новообразования, связанные с вирусом: эпидемиологические закономерности и этиологические последствия. Крит. Преподобный Онкол. Гематол. 34 , 27–53 (2000).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 65

    Kanzler, H., Kuppers, R., Hansmann, M. L. & Rajewsky, K. Hodgkin и клетки Рида-Штернберга при болезни Ходжкина представляют собой продукт доминантного опухолевого клона, полученного из (поврежденных) В-клеток зародышевого центра. J. Exp. Med. 184 , 1495–1505 (1996). Одно из первых исследований по выделению злокачественных клеток лимфомы Ходжкина и окончательному определению происхождения этих клеток путем секвенирования гена иммуноглобулина.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 66

    Купперс Р. Молекулярная биология лимфомы Ходжкина. Adv. Cancer Res. 84 , 277–312 (2002).

    PubMed Статья Google ученый

  • 67

    Schwering, I. et al. Утрата программы экспрессии гена, специфичной для линии B, в клетках Ходжкина и Рида-Штернберга лимфомы Ходжкина. Кровь 101 , 1505–1512 (2003).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 68

    Polack, A. et al. Активация c-myc делает пролиферацию трансформированных вирусом Эпштейна-Барра (EBV) клеток независимой от ядерного антигена 2 EBV и латентного мембранного белка 1. Proc. Natl Acad. Sci. USA 93 , 10411–10416 (1996).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 69

    Ковальчук, А.L. et al. Лимфома Беркитта у мышей. J. Exp. Med. 192 , 1183–1190 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 70

    Li, Z. et al. Глобальная регуляторная роль транскрипции c-myc в лимфоме Беркитта. Proc. Natl Acad. Sci. США 100 , 8146–8169 (2003).

    Артикул CAS Google ученый

  • 71

    Линдстрем, М.С. и Виман, К. Г. Роль генетических и эпигенетических изменений в лимфоме Беркитта. Семин. Cancer Biol. 12 , 381–387 (2002).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 72

    Чепмен, К. Дж., Мокридж, К. И., Роу, М., Рикинсон, А. Б. и Стивенсон, Ф. К. Анализ генов V-H, используемых неопластическими В-клетками при эндемической лимфоме Беркитса, показывает соматическую гипермутацию и внутриклональную гетерогенность. Кровь 85 , 2176–2181 (1995).

    CAS PubMed Google ученый

  • 73

    Klein, U., Klein, G., Ehlin-Henriksson, B., Rajewsky, K. & Kuppers, R. Лимфома Беркитта представляет собой злокачественное новообразование зрелых B-клеток, экспрессирующих соматически мутированные гены V-области. Мол. Med. 1 , 495–505 (1995).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 74

    Харрис, Р.С., Крум-Картер, Д., Рикинсон, А. Б. и Нойбергер, М. С. Вирус Эпштейна-Барра и соматическая гипермутация генов иммуноглобулинов в клетках лимфомы Беркитта. J. Virol. 75 , 10488–10492 (2001).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 75

    Келли, Г., Белл, А. и Рикинсон, А. Б. Связанный с вирусом Эпштейна-Барр лимфомагенез Беркитта приводит к подавлению регуляции ядерного антигена EBNA1. Nature Med. 8 , 1098–1104 (2002).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 76

    Pajic, A. et al. Антагонистические эффекты латентных генов c-myc и вируса Эпштейна-Барра на фенотип В-клеток человека. Внутр. J. Cancer 93 , 810–816 (2001).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 77

    Канг, М.S., Hung, S. C. & Kieff, E. Ядерный антиген 1 вируса Эпштейна-Барра активирует транскрипцию с эписомальной, но не интегрированной ДНК и не изменяет рост лимфоцитов. Proc. Natl Acad. Sci. США 98 , 15233–15238 (2001).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 78

    Kiss, C. et al. Экспрессия онкогена Т-клеточного лейкоза I зависит от присутствия вируса Эпштейна-Барра в линиях лимфомы Беркитта, несущих вирус. Proc. Natl Acad. Sci. США 100 , 4813–4818 (2003).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 79

    Boshoff, C. & Weiss, R. Злокачественные новообразования, связанные со СПИДом. Nature Rev. Cancer 2 , 373–382 (2002).

    CAS Статья Google ученый

  • 80

    Araujo, I. et al. Частая экспансия инфицированных вирусом Эпштейна-Барра (EBV) клеток в зародышевых центрах миндалин из области с высокой частотой EBV-ассоциированной лимфомы. J. Pathol. 187 , 326–330 (1999).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 81

    Jones, J. F. et al. Т-клеточные лимфомы, содержащие вирусную ДНК Эпштейна-Барра, у пациентов с хроническими вирусными инфекциями Эпштейна-Барра. N. Engl. J. Med. 318 , 733–741 (1988).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 82

    Харабути, Ю.и другие. Вирус Эпштейна – Барра в носовых Т-клеточных лимфомах у пациентов с летальной срединной гранулемой. Ланцет 335 , 128–130 (1990).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 83

    Канеган, Х., Номура, К., Мияваки, Т. и Тосато, Г. Биологические аспекты лимфоцитов, инфицированных вирусом Эпштейна – Барра (ВЭБ), при хронической активной инфекции ВЭБ и связанных злокачественных новообразованиях. Крит. Преподобный Онкол. Haematol. 44 , 239–249 (2002).

    Артикул Google ученый

  • 84

    Кикута, Х. и др. Геном-положительные Т-лимфоциты вируса Эпштейна – Барра у мальчика с хронической активной инфекцией ВЭБ, связанной с болезнью Каваски. Nature 333 , 455–457 (1988).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 85

    Kanavaros, P. et al.Носовая Т-клеточная лимфома: клинико-патологическое заболевание, связанное со специфическим фенотипом и с вирусом Эпштейна-Барра. Кровь 81 , 2688–2695 (1993).

    CAS PubMed Google ученый

  • 86

    Рааб-Трауб, Н. Эпштейн-Барр Вирус в патогенезе NPC. Семин. Cancer Biol. 12 , 431–441 (2002).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 87

    Ю, М.К. и Юань, Дж. М. Эпидемиология рака носоглотки. Семин. Cancer Biol. 12 , 421–429 (2002).

    PubMed Статья Google ученый

  • 88

    Ю, М. К., Хо, Дж. Х., Лай, С. Х. и Хендерсон, Б. Е. Соленая рыба по-кантонски как причина рака носоглотки: отчет об исследовании случай-контроль в Гонконге. Cancer Res. 46 , 956–961 (1986).

    CAS PubMed Google ученый

  • 89

    Рааб-Трауб, Н.И Флинн, К. Структура концов вируса Эпштейна-Барра как маркер клональной клеточной пролиферации. Cell 47 , 883–889 (1986).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 90

    Цзэн Ю. Сероэпидемиологические исследования рака носоглотки в Китае. Adv. Cancer Res. 44 , 121–138 (1985).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 91

    Чан, А.T.C. et al. Плазменная ДНК вируса Эпштейна – Барра и остаточное заболевание после лучевой терапии недифференцированной карциномы носоглотки. J. Natl Cancer Inst. 94 , 1614–1619 (2002).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 92

    Патманатан Р. и др. Недифференцированный, некератинизирующий плоскоклеточный рак носоглотки. Варианты неоплазии, инфицированной вирусом Эпштейна – Барра. Am.J. Pathol. 146 , 1355–1367 (1995).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 93

    Шибата Д. и Вайс Л. М. Аденокарцинома желудка, ассоциированная с вирусом Эпштейна – Барра. Am. J. Pathol. 140 , 769–774 (1992).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 94

    Tokunaga, M. et al. Вирус Эпштейна – Барра при раке желудка. Am. J. Pathol. 143 , 1250–1254 (1993).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 95

    Imai, S. et al. Карцинома желудка: моноклональные эпителиальные злокачественные клетки, экспрессирующие белок латентной инфекции вируса Эпштейна-Барра. Proc. Natl Acad. Sci. США 91 , 9131–9135 (1994).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 96

    Шнайдер, Б.G. et al. Потеря белка-супрессора опухоли p16 / CDKN2A при аденокарциноме желудка связана с вирусом Эпштейна-Барра и антомическим расположением в теле желудка. Hum. Патол. 31 , 45–50 (2000).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 97

    Ли, Х. С., Чанг, М. С., Янг, Х. К., Ли, Б. Л. и Ким, У. Х. Эпштейна-Барр-положительная карцинома желудка имеет отчетливый профиль экспрессии белка по сравнению с вирус-отрицательной карциномой Эпштейна-Барра. Clin. Cancer Res. 10 , 1698–1705 (2004).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 98

    zur Hausen, A. et al. Вирус Эпштейна – Барра при карциноме желудка и карциноме культи желудка: поздний этап канцерогенеза желудка. J. Clin. Патол. 57 , 487–491 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 99

    Капот, М.и другие. Обнаружение вируса Эпштейна – Барра при инвазивном раке груди. J. Natl Cancer Inst. 91 , 1376–1381 (1999).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 100

    Sugawara, Y. et al. Обнаружение вируса Эпштейна-Барра (EBV) в ткани гепатоцеллюлярной карциномы: новый латентный период EBV, характеризующийся отсутствием экспрессии кодируемой EBV малой РНК. Вирусология 256 , 196–202 (1999).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 101

    Мюррей, П. Г. и др. Реактивность с моноклональным антителом к ​​ядерному антигену 1 вируса Эпштейна-Барра (ВЭБ) определяет субпопуляцию агрессивного рака молочной железы в отсутствие генома ВЭБ. Cancer Res. 63 , 2338–2343 (2003).

    CAS PubMed Google ученый

  • 102

    Ли, Дж.-ЧАС. и другие. Таргетная на опухоль генная терапия рака носоглотки. Cancer Res. 62 , 171–178 (2002).

    CAS PubMed Google ученый

  • 103

    Li, J. -H. и другие. Эффективность направленного FasL при раке носоглотки. Мол. Ther. 8 , 964–973 (2003).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 104

    Израиль, Б.Ф. и Кенни, С. С. Вирусная терапия злокачественных новообразований, связанных с ВЭБ. Онкоген 22 , 5122–5130 (2003).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 105

    Feng, W. -H., Hong, G., Delecluse, H.J. & Kenney, S.C. Литическая индукционная терапия для B-клеточных лимфом, положительных по вирусу Эпштейна – Барра. J. Virol. 78 , 1893–1902 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 106

    Амбиндер, Р.Ф., Робертсон К. Д. и Тао К. Метилирование ДНК и вирус Эпштейна-Барра. Семин. Cancer Biol. 9 , 369–375 (1999).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 107

    Chan, A. T. C. et al. Азацитидин вызывает деметилирование генома вируса Эпштейна-Барра в опухолях. J. Clin. Онкол. 22 , 1373–1381 (2004).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 108

    Ходош, Дж.и другие. Уничтожение латентного вируса Эпштейна-Барра гидроксимочевиной изменяет фенотип клеток, трансформированных ростом. J. Infect. Дис. 177 , 1194–1201 (1998).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 109

    Слобод К.С. и др. Направленная на вирус Эпштейна – Барра терапия первичной лимфомы центральной нервной системы, связанной со СПИДом. Ланцет 356 , 1493–1494 (2000).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 110

    Piche, A., Kasono, K., Johanning, F., Curiel, T. J. & Curiel, D. T. Фенотипический нокаут латентного мембранного белка 1 вируса Эпштейна-Барра внутриклеточным одноцепочечным антителом. Gene Ther. 5 , 1171–1179 (1998).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 111

    Kenney, JL, Guinness, ME, Curiel, T. & Lacy, J. Антисмысловая реакция на кодируемый вирусом Эпштейна-Барра (EBV) латентный мембранный белок 1 (LMP-1) подавляет LMP-1 и Bcl- 2 и способствует апоптозу в В-клетках, иммортализованных EBV. Кровь 92 , 1721–1727 (1998).

    CAS PubMed Google ученый

  • 112

    Кэхир-МакФарланд, Э. Д., Дэвидсон, Д. М., Шауэр, С. Л., Дуонг, Дж. И Кифф, Э. Ингибирование NFκB вызывает спонтанный апоптоз в лимфобластоидных клетках, трансформированных вирусом Эпштейна-Барра. Proc. Natl Acad. Sci. США 97 , 6055–6060 (2000).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 113

    Фаррелл, К.J. et al. Ингибирование индуцированной вирусом Эпштейна-Барра пролиферации роста ядерным антигеном пептидом EBNA2-TAT. Proc. Natl Acad. Sci. США 101 , 4625–4630 (2004).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 114

    Кирхмайер, А. Л. и Сагден, Б. Доминантно-отрицательные ингибиторы EBNA-1 вируса Эпштейна-Барра. J. Virol. 71 , 1766–1775 (1997).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 115

    Руни, К.M. et al. Использование генетически модифицированных вирус-специфических Т-лимфоцитов для контроля лимфопролиферации, связанной с вирусом Эпштейна-Барра. Ланцет 345 , 9–13 (1995). Первое исследование по использованию адоптивного переноса ВЭБ-специфических Т-клеток для лечения лимфопролиферативного заболевания.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 116

    Khanna, R. et al. Активация и адаптивный перенос цитотоксических Т-клеток, специфичных к вирусу Эпштейна-Барра, у пациентов с трансплантацией солидных органов с посттрансплантационным лимфопролиферативным заболеванием. Proc. Natl Acad. Sci. США 96 , 10391–10396 (1999).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 117

    Haque, T. et al. Лечение посттрансплантационного лимфопролиферативного заболевания, вызванного вирусом Эпштейна – Барра, аллогенными цитотоксическими Т-клетками, частично соответствующими HLA. Ланцет 360 , 436–442 (2002).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 118

    Роскров, М.A. et al. Цитотоксические Т-лимфоциты, специфичные к вирусу Эпштейна-Барра (ВЭБ), для лечения пациентов с ВЭБ-положительным рецидивом болезни Ходжкина. Кровь 91 , 2925–2934 (1998).

    CAS PubMed Google ученый

  • 119

    Wagner, H. J. et al. Экспансия цитотоксических Т-клеток, специфичных для латентного мембранного белка 2a EBV, для адоптивной иммунотерапии злокачественных новообразований типа 2 с латентностью EBV: влияние рекомбинантных IL12 и IL15. Цитотерапия 5 , 231–240 (2003).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 120

    Paludan, C. et al. Эпштейна-Барра, специфичные для ядерного антигена 1 CD4 + Th2-клетки убивают клетки лимфомы Беркитта. J. Immunol. 169 , 1593–1603 (2002).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 121

    Тейлор, Г.S. et al. Двойная стимуляция Т-клеточных ответов CD4 +/- и CD8 +/- , специфичных к вирусу Эпштейна-Барра (EBV), с помощью конструкции химерного антигена: потенциальная терапевтическая вакцина против EBV-положительной карциномы носоглотки. J. Virol. 78 , 768–778 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 122

    Frisan, T. et al. Местное подавление специфической цитотоксичности вируса Эпштейна – Барра (EBV) в биоптатах EBV-положительной болезни Ходжкина. Кровь 86 , 1493–1501 (1995).

    CAS PubMed Google ученый

  • 123

    Wagner, H. J. et al. Стратегия лечения болезни Ходжкина, положительной на вирус Эпштейна-Барра, путем нацеливания интерлейкина 12 в опухолевую среду с использованием опухолевых антиген-специфических Т-клеток. Cancer Gene Ther. 11 , 81–91 (2004).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 124

    Баер, Р.и другие. Последовательность ДНК и экспрессия генома вируса Эпштейна-Барра B95-8. Nature 310 , 207–211 (1984). Секвенирование прототипа штамма EBV — в то время это была самая большая область ДНК, когда-либо секвенированная, и первый человеческий вирус, который был полностью секвенирован.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 125

    Brauninger, A. et al. Лимфопролиферации, положительные по отношению к вирусу Эпштейна-Барра (EBV), у пациентов после трансплантации демонстрируют паттерны мутаций гена иммуноглобулина V, предполагающие вмешательство EBV в нормальные процессы дифференцировки B-клеток. евро. J. Immunol. 33 , 1593–1602 (2003).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 126

    Brauninger, A. et al. Выживание и клональная экспансия мутирующих «запрещенных» (дефицитных по рецептору иммуноглобулина) В-клеток, инфицированных вирусом Эпштейна – Барра, в ангиоиммунобластной Т-клеточной лимфоме. J. Exp. Med. 194 , 927–940 (2001).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 127

    Патманатан, Р., Прасад, У., Сэдлер, Р., Флинн, К. и Рааб-Трауб, Н. Клональные пролиферации клеток, инфицированных вирусом Эпштейна-Барра, в преинвазивных поражениях, связанных с карциномой носоглотки. N. Engl. J. Med. 333 , 693–698 (1995). Первая демонстрация клональной ВЭБ-инфекции при предраковых поражениях носоглотки.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 128

    Lo, K. -W. И Хуанг, Д.P. Генетические и эпигенетические изменения при раке носоглотки. Семин. Cancer Biol. 12 , 451–462 (2002). Важный обзор, обобщающий генетические и эпигенетические события, которые вносят вклад в патогенез NPC, и указывающий на то, что некоторые из них происходят до инфицирования EBV.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 129

    Нокс, П. Г., Ли, К. X., Рикинсон, А. Б. и Янг, Л.S. Получение in vitro стабильных клонов эпителиальных клеток, положительных по вирусу Эпштейна-Барра, которые напоминают взаимодействие вирус: клетки, наблюдаемое при карциноме носоглотки. Virology 215 , 40–50 (1996).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 130

    Zhou, S., Fujimuro, M., Hsieh, J. J., Chen, L. & Hayward, S. D. Роль SKIP в активации EBNA2 промоторов, репрессированных CBF1. Дж.Virol. 74 , 1939–1947 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 131

    Artavanis-Tsakonas, S., Matsuno, K. & Fortini, M. E. Передача сигналов Notch. Science 268 , 225–232 (1995).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 132

    Sakai, T. et al. Функциональная замена внутриклеточной области рецептора Notch2 ядерным антигеном 2 вируса Эпштейна-Барра. J. Virol. 72 , 6034–6039 (1998).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 133

    Huen, DS, Henderson, SA, Croom-Carter, D. & Rowe, M. Латентный мембранный белок-1 вируса Эпштейна-Барра (LMP1) опосредует активацию NF-κB и фенотип клеточной поверхности через два эффектора. области в его карбоксиконцевом цитоплазматическом домене. Онкоген 10 , 549–560 (1995).

    CAS PubMed Google ученый

  • 134

    Элиопулос, А.G. et al. Латентный инфекционный мембранный белок 1, кодируемый вирусом Эпштейна-Барра, регулирует процессинг p100 NFκB2 в p52 посредством IKKγ / NEMO-независимого сигнального пути. Онкоген 22 , 7557–7569 (2003).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 135

    Дикстра, М. Л., Лонгнекер, Р. и Пирс, С. К. Вирус Эпштейна-Барра коопирует липидные рафты, чтобы блокировать функции передачи сигналов и транспорта антигенов BCR. Иммунитет 14 , 57–67 (2001).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 136

    Икеда, М., Икеда, А., Лонган, Л. К. и Лонгнекер, Р. Мотив PY латентного мембранного белка 2A вируса Эпштейна-Барра привлекает WW-домен-содержащие убиквитин-протеиновые лигазы. Вирусология 268 , 178–191 (2000).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 137

    Чен, С.-Й., Лу, Дж., Ши, Ю. -С. И Цай, C. -H. Латентный мембранный белок 2A вируса Эпштейна-Барра регулирует белок c-Jun посредством киназы, регулируемой внеклеточными сигналами. J. Virol. 76 , 9556–9561 (2002).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 138

    Янг, Л. С. и Мюррей, П. Г. Вирус Эпштейна – Барра и онкогенез: от латентных генов к опухолям. Онкоген 22 , 5108–5121 (2003).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • Вирус Эпштейна-Барра: симптомы | переносимость | профилактика |

    © shutterstock Вирус Эпштейна-Барра

    Что такое вирус Эпштейна-Барра?

    Вирус Эпштейна-Барра (EBV), также известный как вирус герпеса человека 4, представляет собой оболочечный вирус из семейства Herpesviridae. Инфекция EBV считается «болезнью цивилизации», потому что более 90 процентов людей во всем мире переносят вирус в своем организме.Если он становится активным, он атакует иммунную систему и является частой причиной инфекционного мононуклеоза или железистой лихорадки, также называемой болезнью Пфайффера. Кроме того, некоторые исследователи подозревают, что он способствует развитию рака и аутоиммунных заболеваний, таких как рассеянный склероз (РС). После излечения инфекции вирус остается в организме человека в латентном состоянии. Вакцины против вируса Эпштейна-Барра пока не существует. Первые случаи заболевания ВЭБ обычно возникают в детстве и часто остаются невыявленными, поскольку люди связывают симптомы с простудой.

    Как передается вирус Эпштейна-Барра?

    Первое и единственное заражение обычно происходит в детстве, и пациенты обычно не проявляют никаких симптомов. Только от 10 до 20 процентов людей заболевают на втором или третьем этапе жизни. Однако, как правило, позже медицинские последствия не проявляются. Вирус в основном передается через контакт со слюной, поцелуями или использованием того же стакана, столовых приборов или зубной щетки. Но ВЭБ также может передаваться при переливании крови или половом контакте.Существует риск заражения у людей, которые были инфицированы вирусом, но у которых еще не развилась железистая лихорадка или которые находятся в латентном состоянии. Во время первого заражения вирусы Эпштейна-Барра распространяются в клетках слизистой оболочки рта и носа, а также в B-лимфоцитах глотки. После инкубационного периода от четырех до восьми недель вирус распространяется через кровоток. Даже после того, как симптомы утихли, ВЭБ все еще можно обнаружить в слюне в течение нескольких месяцев. Затем вирус остается в организме в неактивном состоянии, но может быть реактивирован и снова стать заразным.

    Какие симптомы?

    В большинстве случаев вирус Эпштейна-Барра вызывает инфекционный мононуклеоз (железистую лихорадку). Хотя это обычно остается незамеченным у маленьких детей, первый инфекционный мононуклеоз у подростков и взрослых проявляется неспецифическими симптомами, такими как усталость, лихорадка, боль в горле, увеличение лимфатических узлов и печени и увеличение селезенки. В этом случае инфекция заживает через несколько недель. Осложненное прогрессирование заболевания с одышкой, разрывом селезенки или дефицитом кровяных телец возникает редко.

    Значение для инфекций в больницах и амбулаторно-поликлиническом секторе

    В случае заражения ВЭБ и вспышки гландулярной лихорадки необходимо соблюдать стандартные меры гигиены в больнице и амбулаторно. Это включает, помимо прочего, постоянную гигиену рук и дезинфекцию окружающей среды пациента, а также поверхностей, которые часто контактируют с руками и кожей. Следует избегать контакта жидкостей организма инфицированного человека с другими пациентами.

    Время выживания болезнетворных микроорганизмов на неодушевленных поверхностях

    Вирус Эпштейна-Барра выживает на поверхностях, пока они остаются влажными.

    Эффективность дезинфицирующего средства для профилактики

    Требуемый спектр активности против EBV: ограниченный вирулицидный

    Вирус Эпштейна-Барра и его связь с заболеванием — обзор, актуальный для общей практики | BMC Family Practice

    Инфекционный мононуклеоз

    Патогенез

    90% случаев IM вызваны EBV, а остальные 10% вызваны цитомегаловирусом (CMV), вирусом герпеса человека 6, вирусом простого герпеса типа 1 и вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) [ 5].ВЭБ обнаруживается в слюне и, следовательно, передается при кашле, совместном приеме пищи, поцелуях (отсюда и термин непрофессионала «болезнь поцелуев») и т. Д. Низкие количества ВЭБ могут обнаруживаться в слюне на протяжении всей жизни у инфицированных людей. Пиковые уровни наблюдаются во время острой фазы инфекции [6], однако исследование показало, что пациенты могут быть очень заразными в течение 180 дней после появления симптомов и, возможно, даже после этого [7]. После успешной передачи EBV заражает эпителиальные клетки и покоящиеся B-клетки в ротоглотке, начинает реплицироваться и таким образом распространяется по всему телу.Этот процесс представляет собой инкубационный период, который длится около шести (четырех-семи) недель [8] и приводит к активации цитотоксических Т-лимфоцитов (CTL) и естественных клеток-киллеров. Активация CTL при первичной инфекции приводит к клеточно-опосредованному иммунному ответу, вызывающему клиническую картину IM. Однако, когда EBV заражает B-клетки, вирус способен ограничивать свою экспрессию генов девятью белками (из примерно 100), тем самым избегая распознавания CTL и, таким образом, приводя к латентной инфекции в пораженных B-клетках.Были описаны различные паттерны этих экспрессируемых так называемых латентных белков, которые, по-видимому, связаны с различными EBV-ассоциированными лимфопролиферативными состояниями, такими как лимфома Ходжкина (HL), лимфома Беркитта (BL) и посттрансплантационное лимфопролиферативное расстройство (PTLD) в зависимости от экспрессии. рисунок, пожалуйста, обратитесь ниже. Реактивация ВЭБ также может происходить в более позднем возрасте у лиц с ослабленным иммунитетом, как это видно после трансплантации, из-за иммунодепрессантов, синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИД) и т. Д.[9].

    Клиническая картина

    Развивается ли у человека ИМ, в первую очередь, зависит от времени контакта с вирусом. У маленьких детей редко появляются клинические признаки ИМ, тогда как до 70% [10] подростков и взрослых будут иметь классическую симптоматическую триаду, состоящую примерно из двух-четырех недель лихорадки, фарингита и шейной лимфаденопатии с лимфоцитозом [1]. Риск серьезных симптомов положительно коррелирует с возрастом пациента на момент первичной инфекции [11].Это важно, поскольку возраст дебютирующих пациентов увеличился за последние 15 лет, что повысило риск тяжелого ИМ у большего числа людей [11]. Белый экссудат миндалин, иногда даже покрывающий язык, можно увидеть и отличить IM от более пятнистых покровов, наблюдаемых при бактериальном тонзиллите [6]. Небные петехии регистрируются до 50% случаев [6]. Часто встречаются гепатоспленомегалия и гепатит некоторой степени. Примерно в 75% случаев наблюдается субклиническое повышение уровня аланинаминотрансферазы (ALAT), а от 5 до 10% может проявляться желтуха из-за диффузного повреждения паренхимы печени [8].Спленомегалия может быть незаметна при физикальном обследовании, но ультразвуковая оценка размера селезенки во время острого ИМ показала, что у всех пациентов развивается спленомегалия в той или иной степени [12]. Поэтому пациентам с ИМ обычно рекомендуют ограничить физическую активность в течение как минимум 1 месяца после появления симптомов, однако метод прогнозирования риска разрыва селезенки еще не разработан [13]. Таким образом, «классический» пациент с неосложненным IM можно резюмировать следующим образом; лихорадка, фарингит, шейная лимфаденопатия, лимфоцитоз, небные петехии и гепатоспленомегалия с повышенным уровнем АЛАТ.

    Диагноз

    Хотя пациенты с ИМ часто проявляют вышеупомянутую триаду симптомов, терапевт всегда должен учитывать множество заболеваний, которые могут вызывать симптомы, подобные ИМ. Тщательный анамнез пациента должен пролить свет на недавние путешествия и сексуальный анамнез, контакт с животными, предыдущие медицинские проблемы и семейный анамнез болезней. В отличном обзоре 2007 года, посвященном диагностическому процессу ИМ-подобного заболевания, обобщены состояния, которые могут имитировать ИМ, и которые следует учитывать в зависимости от медицинского и личного анамнеза пациента [5].На этом этапе рекомендуется алгоритмический подход к пациенту. Беременность, внутривенное употребление наркотиков или мужчины, практикующие секс с мужчинами, должны побуждать терапевта проявлять еще большую бдительность. Во время беременности в дополнение к ВЭБ следует проводить серологические тесты на ЦМВ и токсоплазмоз. Последние две группы также должны пройти тестирование на ВИЧ [6].

    Если пациент не относится к группе высокого риска, как определено выше, следующим шагом является анализ крови (тест на гетерофильные антитела (тест на моноспот)), а также общий анализ крови (CBC).Около 85% пациентов с ИМ, связанным с ВЭБ, будут иметь положительный тест на гетерофильные антитела, но количество гетерофильных антител может не превышать предел обнаружения в течение первой недели появления симптомов. Это явление может привести к 25% ложных отрицательных результатов за этот период. Тем не менее, тест на гетерофильные антитела с чувствительностью 63–84% и специфичностью 84–100% [14] по-прежнему считается лучшим начальным диагностическим тестом для ИМ, связанного с ВЭБ, благодаря его низкой стоимости и быстрому обращению. около времени.Если пациент действительно является отрицательным по гетерофильным антителам, терапевту следует иметь в виду, что около 10% пациентов с ИМ постоянно являются гетерофильными отрицательными. В этих случаях диагностическое значение в острой фазе имеет тест на IgG и антитела IgM к вирусному капсидному антигену (VCA) [5]. Дополнительное тестирование на антитела к ядерному антигену EBV (EBNA) может помочь отличить острую инфекцию от перенесенной [15]. Тесты на антитела к VCA и EBNA обладают более высокой чувствительностью и специфичностью, но стоят дороже и требуют больше времени для анализа.В случае отрицательного результата по гетерофильным антителам и VCA-IgM, общий анализ крови может быть использован для дальнейшей диагностики. Диагностический алгоритм для использования в первичной медико-санитарной помощи обобщен в недавно опубликованном клиническом обзоре (рис. 1) [6].

    Рис. 1

    Алгоритм диагностики ИМ. Адаптировано с разрешения Lennon et al. [6]

    Лечение

    В настоящее время нет специального лечения для IM. Лечение сосредоточено на облегчении симптомов, поэтому пациентов лечат простыми анальгетиками, жаропонижающими средствами, гидратацией и отдыхом.Интересно, что в систематическом обзоре 2002 года не рекомендуется длительный отдых из-за возможного ухудшения условий. Снижение кондиционирования может вызвать продление симптомов, включая усталость, и увеличить время восстановления, поэтому пациентов следует выпускать из постели, как только они почувствуют себя в хорошей форме [16]. Существуют разногласия по поводу возможной связи между острыми вирусными инфекциями, такими как IM, и синдромом хронической усталости (CFS), но в настоящее время маловероятно, что острая EBV-инфекция, приводящая к IM, может сама вызывать CFS [6].Противовирусные препараты для IM были предложены в течение некоторого времени. Однако никаких убедительных доказательств, подтверждающих это мнение, не имеется. В Кокрановском обзоре 2016 г. сделан вывод о том, что эффективность противовирусных препаратов (ацикловир, валомацикловир и валацикловир) при остром ИМ является неопределенной, а качество доказательств было низким [17]. Таким образом, в настоящее время лечение должно быть сосредоточено на поддерживающей терапии, которая в тяжелых случаях может потребовать госпитализации для внутривенного введения жидкости из-за обезвоживания или мониторинга дыхательной недостаточности.

    Ранние осложнения инфекционного мононуклеоза

    Гепатит

    Как уже упоминалось, паренхиматозное повреждение ткани печени является обычным явлением: около 75% пациентов демонстрируют двукратное-трехкратное увеличение ALAT во время острой фазы инфекции [8] с возвращением уровней нормализуется примерно через три недели [18]. Холестатическая болезнь печени и хронический гепатит, вызванный ВЭБ, являются редкими осложнениями, но описаны в литературе [19,20,21]. Поэтому изменения в печени обычно преходящие и самоограничивающиеся, но сообщалось о случаях печеночной недостаточности со смертельным исходом — даже у иммунокомпетентных пациентов [22, 23], поэтому рекомендуется назначать тесты печени при постановке диагноза и во время мониторинга. пациенты с более тяжелым ИМ.

    Разрыв селезенки

    Разрыв селезенки в результате спленомегалии и изменения архитектуры селезенки [24], вероятно, является наиболее опасным и острым осложнением ИМ. Однако это очень редкое осложнение с частотой от 0,1–0,2% [25] до 0,5% [26], и большинство случаев возникает в течение первых 3 недель после постановки диагноза. Это подтверждается исследованием ультразвуковой оценки размера селезенки во время IM у спортсменов, которое показало пиковое увеличение через 12,3 дня после появления симптомов.Исследование также продемонстрировало предсказуемую скорость регресса размера селезенки примерно на 1% в день после пикового размера [12]. Риск разрыва селезенки наиболее высок у пациентов, которые занимаются контактными видами спорта, такими как боевые искусства, футбол, хоккей и т. Д., И занятиями с высоким внутрибрюшным давлением, такими как тяжелая атлетика. Спортсмены не допускаются к тренировкам и соревнованиям во время этой фазы инфекции, что может иметь последствия для их академической и спортивной карьеры, особенно в таких странах, как США, где спортивные стипендии могут определять, поступит ли студент в колледж.Поэтому много литературы посвящено безопасному возвращению в спорт. Похоже, что в настоящее время существует консенсус, что возврат к бесконтактной деятельности может начаться через 3 недели после появления симптомов [25]. С другой стороны, рекомендации относительно возвращения к контактным видам спорта варьируются от трех до 5 недель до 6 месяцев [27]. Было предпринято множество попыток составить клинические рекомендации, но ни одна из них не была принята в качестве общей практики. Одна из наиболее сложных попыток была предпринята McKeag и соавторами, которые сосредоточили внимание на времени от появления симптомов и критериев, таких как лихорадка, лимфаденопатия, уровни билирубина и печеночных ферментов, а также отсутствие спленомегалии, подтвержденной рентгенологически [27].Тем не менее, было зарегистрировано несколько случаев спонтанного разрыва селезенки [28], поэтому разрыв селезенки следует подозревать у всех пациентов с острой болью в животе или груди, а также с подтвержденным или подозреваемым ИМ.

    Нарушение дыхательных путей

    Цервикальная лимфаденопатия является отличительной чертой IM и затрагивает носоглоточные и небные миндалины. По оценкам, отек вызывает нарушение дыхательных путей в 1–3,5% случаев внутримышечного введения [2] и чаще встречается у детей младшего возраста [29]. Симптомы включают стридор, цианоз и тахипноэ, и их следует немедленно госпитализировать и начать лечение.Системные кортикостероиды используются у пациентов с риском нарушения дыхательных путей и показывают значительные результаты в течение 12–36 часов при агрессивном лечении. Следовательно, раннее лечение системными кортикостероидами может ограничить необходимость хирургического вмешательства в тяжелых случаях [29]. Трахеотомия использовалась только в крайне тяжелых (и описанных в исключительных случаях) случаях, когда лечение системными кортикостероидами не помогло [29]. Некоторыми группами было предложено выборочное использование острой тонзиллэктомии у пациентов, которые не ответили удовлетворительно на системные кортикостероиды [30, 31], но это стало предметом дискуссий из-за противоречивых данных о риске кровотечения.В исследовании 2005 года сообщается, что 27 из 205 (13%) пациентов испытали послеоперационное кровотечение, в 36 случаях с эпизодом кровотечения (18%). Эти результаты не были поддержаны теми, кто выступал за выборочное использование острой тонзиллэктомии [30, 31], и кажется, что необходимы дополнительные исследования по этой теме. Важно отметить, что лечение системными кортикостероидами оправдано только в экстренных случаях, в случае острых осложнений, таких как угроза нарушения дыхательных путей. Системные кортикостероиды не следует назначать для облегчения симптомов, поскольку они не влияют на частоту осложнений, частоту госпитализаций или длительность госпитализации [32].

    Поздние осложнения EBV / IM

    Лимфопролиферативный рак

    Лимфопролиферативный рак — наиболее известное осложнение с поздним началом IM и исследовалось в нескольких различных когортах с 1970-х годов. Скандинавское исследование 2003 года обнаружило повышенный риск ВЭБ-положительной ЛГ у молодых людей с отношением шансов (ОШ) 2,7 (95% доверительный интервал (ДИ): от 1,2 до 6,0) и средним инкубационным периодом 4,1 года с пик риска через 2,1 года после первичной инфекции [3].Британское исследование 2009 года показало аналогичные результаты в двух разных когортах. Оба показали повышенный риск HL с коэффициентами частоты 3,2 (95% ДИ: 1,2–7,0) и 6,0 (95% ДИ: 2,4–12,5), соответственно [33]. Итальянское многоцентровое исследование «случай-контроль», проведенное в 2000 году, также выявило повышенный риск, с поправкой на возраст, равным 4,4 (95% доверительный интервал: 1,1–16,6). Это исследование также продемонстрировало повышенный риск неходжкинской лимфомы (НХЛ) с поправкой на возраст 4,0 (95% ДИ: 1,4–11,8) [34]; результаты, которые, однако, не могут быть подтверждены скандинавским исследованием.В целом, опубликованные данные, похоже, согласны с сильной корреляцией между IM и HL, тогда как результаты, касающиеся NHL в целом, более противоречивы. С другой стороны, для некоторых подтипов НХЛ, по-видимому, существует сильная корреляция. Канцерогенные свойства EBV были впервые высказаны в 1964 году, когда EBV наблюдали в культивируемых опухолевых клетках пациентов с BL в тропической Африке. Этот очень агрессивный тип В-клеточной лимфомы с тех пор сильно коррелировал с ВЭБ. Есть три подтипа BL; эндемический, спорадический и связанный с иммунодефицитом, где эндемический подтип показал наиболее сильную корреляцию с ВЭБ [35].Однако статус EBV не влияет на режим лечения, который состоит из высокоинтенсивной химиотерапии и терапии моноклональными антителами против CD20 у подходящих пациентов и приводит к ремиссии в> 85% случаев [36]. EBV также был связан с диффузной крупноклеточной B-клеточной лимфомой (DLBCL) в 10% случаев среди иммунокомпетентных пациентов. EBV-положительный DLBCL, по-видимому, влияет в первую очередь на пациентов пожилого возраста и теперь называется EBV (+) DLBCL, без дополнительных указаний (БДУ). Было показано, что это состояние ухудшает прогноз, поскольку эти пациенты, как правило, плохо реагируют на традиционную терапию [36].

    Как обсуждалось ранее, IM может привести к нарушению дыхательных путей, поскольку упомянутые лимфопролиферативные формы рака сами могут вызывать обструкцию дыхательных путей. Однако это не входит в рамки данного обзора и не имеет отношения к терапевту.

    Рассеянный склероз

    Существуют серьезные разногласия относительно причинной роли ВЭБ в развитии РС. Однако кажется очевидным, что существует ассоциация. Метаанализ 2006 года показал, что риск РС у ВЭБ-отрицательных лиц был близок к нулю, тогда как уровень заболеваемости повышался у ВЭБ-позитивных лиц без клинического ИМ.Кроме того, риск РС был в 2,3 раза выше у лиц с поздней инфекцией ВЭБ и в анамнезе, чем у ВЭБ-положительных лиц без ИМ в анамнезе. Исследование также показало, что уровень заболеваемости достиг пика в возрасте 25–30 лет и снизился почти до нуля примерно в возрасте 60 лет [37]. Большой обзорный обзор, опубликованный в 2015 г., в котором изучались 44 различных предложенных фактора риска РС, были получены аналогичные результаты с убедительными эпидемиологическими доказательствами того, что ИМ как фактор риска РС [38]. Исследование корреляции IM и начальных симптомов РС от 2017 года подтверждает причинную связь между ИМ и РС и утверждает, что скорость развития РС может зависеть от генетической предрасположенности к инфекции ВЭБ, а также от времени инфицирования, причем постпубесцентная инфекция может зависеть от времени инфицирования. критически важен для инициации и быстрого развития рассеянного склероза [39].Несмотря на опубликованные данные, сложно доказать лежащие в основе механизмы. Были изучены гуманизированные мышиные модели, но реакции «трансплантат против хозяина» были главным препятствием в этих исследованиях [40]. Исследование, проведенное в 2013 г. по этому противоречию, резюмировало ключевые вопросы дискуссии: в настоящее время нет единого мнения относительно того, есть ли у пациентов с РС В-лимфоциты в ЦНС, инфицированные ВЭБ [41]. Это еще больше усложняется гипотезой «Hit-and-Run», которая описывает, как EBV способен «ускользать» от вызванных EBV злокачественных клеток после инфицирования без каких-либо следов самого вируса [42].Однако неясно, применима ли эта гипотеза только к злокачественным клеткам, или EBV обладает общей способностью совершать чистый «побег» от всех типов инфицированных клеток, включая B-клетки, которые служат важными участниками РС [43] . Если действительно существует причинная связь между ВЭБ и РС, это будет подтверждать, что вакцинация против ВЭБ может иметь потенциал для устранения РС, как предполагает одно исследование, или что обеспечение контакта с ВЭБ в раннем возрасте может снизить риск развития РС, поскольку люди с в анамнезе симптоматический ИМ показывает 2.Как упоминалось выше, в 3 раза выше риск, чем у ВЭБ-инфицированных лиц без ИМ [37]. Такая вакцина еще не поступила на рынок, хотя плацебо-контролируемое рандомизированное клиническое исследование фазы 2 показало снижение частоты ИМ на 78%, однако вакцина не защитила от инфекции EBV [44].

    Ревматоидный артрит

    Причинная связь между РА и IM была предложена наряду с несколькими другими аутоиммунными заболеваниями. Однако большой систематический обзор и метаанализ 2015 года не выявили значимой связи.Однако авторы пришли к выводу, что некоторые из включенных исследований имели ограничения и что необходимо больше данных по этому вопросу [45]. В настоящее время нет данных, демонстрирующих четкую связь между EBV и RA, но стоит признать растущее количество литературы, предлагающей различные роли EBV в аутоиммунных заболеваниях.

    Хроническая активная инфекция, вызванная вирусом Эпштейна-Барра

    CAEBV встречается редко и в основном ограничивается Японией и Восточной Азией, но привлек внимание международного сообщества в связи с увеличением числа случаев во всем мире.Хотя это бывает редко, терапевт должен знать об этом как о дифференциальном диагнозе у пациентов с IM-симптомами, сохраняющимися более 3 месяцев после исключения IM, аутоиммунного заболевания и иммунодефицитных расстройств (врожденных или приобретенных) [46]. Дальнейшую диагностическую работу должен проводить специалист-гематолог.

    Размножение и восстановление интактного инфекционного вируса Эпштейна – Барра из прокариотических клеток в клетки человека

    Реферат

    При современных методах генетические изменения герпесвирусов трудно осуществить, в основном из-за большого размера их геномов.Чтобы решить эту проблему, мы разработали систему, которая позволяет клонировать любой γ-герпесвирус в Escherichia coli на плазмиду, полученную из фактора F. Иммортализованные линии B-клеток были легко созданы с использованием рекомбинантного вируса Эпштейна-Барра (EBV), демонстрируя, что геном EBV, клонированный фактором F, обладает всеми характеристиками EBV дикого типа. Поскольку в E. coli возможна любая генетическая модификация, этот экспериментальный подход открывает путь к генетическому анализу всех функций EBV.Более того, теперь возможно создать ослабленные штаммы EBV in vitro , так что можно создать вакцинные штаммы. Поскольку мы включили гены устойчивости к гигромицину и зеленый флуоресцентный белок в клонированный геном EBV E. coli , будет решен все еще открытый вопрос о клетках-мишенях EBV, отличных от B-лимфоцитов.

    Онкогенные вирусы представляют собой уникальную модель для понимания неопластической трансформации клеток. Низкая сложность некоторых из этих вирусов, например.g., обезьяний вирус 40, позволил их клонирование и создание мутантов, что является одним из предварительных условий для понимания роли вирусных белков в процессе трансформации клеток.

    Вирус Эпштейна – Барра (EBV) — один из немногих вирусов, которые, как было показано, являются онкогенными для человека, по крайней мере, для пациентов с иммунодефицитом. Наиболее важно то, что EBV инфицирует B-лимфоциты человека in vitro , так что его способность к бессмертию можно исследовать в управляемой системе. Несмотря на обременительность, генетические манипуляции с генами EBV возможны (1–4), но обычные методы клонирования не работают с большими геномами герпесвирусов.Традиционно мутанты вируса герпеса получают путем гомологичной рекомбинации в инфицированных клетках с фрагментами ДНК или плазмидами, несущими мутантный аллель, как это было описано почти 20 лет назад (5-7). Как следствие, рекомбинация между геномом герпесвируса и мутантным аллелем приводит к образованию смешанной популяции, состоящей из вируса дикого типа и мутантного вируса, так что их разделение необходимо. Было доказано, что этот подход довольно утомителен для γ-герпесвирусов, то есть EBV, потому что ни одна клетка-хозяин полностью не поддерживает литическую, продуктивную фазу этих вирусов.Таким образом, в случае EBV, прежде всего необходимо получить иммортализованную клеточную линию, латентно инфицированную мутантным вирусом, что часто происходит в сочетании с вирусом дикого типа. Чтобы отделить эти вирусы на втором этапе, латентно инфицированная клетка должна поддерживать литическую фазу для производства инфекционных вирионов, которые являются инструментами для создания другой латентно инфицированной, иммортализованной линии В-клеток, несущей исключительно вирусный мутант. Поскольку иммортализация B-клеток является предпосылкой для установления мутантного EBV, этот подход исключает генетический анализ генов, которые необходимы для иммортализации B-клеток in vitro (8-10).

    Чтобы преодолеть эти ограничения, мы клонировали полный геном EBV на прокариотический репликон, который также несет гены зеленого флуоресцентного белка (GFP) и устойчивости к гигромицину под контролем эукариотических промоторов. Этот метод позволяет генерировать вирусные мутанты в E. coli , переносить чистую мутантную ДНК EBV в любую клетку и получать инфекционные вирионы, несущие мутантный вирусный геном.

    МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

    Ячейки.

    B95.8 — линия лимфобластоидных клеток, полученная путем инфицирования лейкоцитов периферической крови мартышек EBV (11). 293 — это линия клеток эмбрионального эпителия почки человека, стадия дифференцировки которой не полностью охарактеризована (12). Раджи — это линия клеток Беркитта человека (13). В-лимфоциты из лейкоцитов периферической крови, аденоидов и миндалин очищали на подушке из фиколла после розетки Т-клеток с использованием эритроцитов барана, как описано (14). Клеточные линии выращивали в среде RPMI 1640/10% фетальной телячьей сыворотки (Life Technologies, Eggenstein, Германия).

    Рекомбинантные плазмиды ДНК.

    pMBO131 представляет собой прокариотический репликон на основе фактора F, который несет ориджин репликации фактора F, ген устойчивости к хлорамфениколу и разделяющие белки A и B (15). Фрагмент Bam HI- Hin dIII из плазмиды pTG76, несущей кассету устойчивости к гигромицину (16), вставляли в те же сайты в pMBO131 с получением p1898. Улучшенная версия GFP ( Asc I- Mlu I фрагмент, заполненный по Кленову) (eGFP, CLONTECH) клонировали в сайт Hpa I предыдущей конструкции для получения p1919.Последовательности EBV, которые соответствуют сегментам, расположенным в обоих сайтах делеции в геноме B95.8 (17), были введены в p1919 в несколько последовательных шагов, чтобы обеспечить фланкирующую область для гомологичной рекомбинации с геномом B95.8. Чтобы обеспечить правый фланг, фрагмент Cla I / Asc I, охватывающий нуклеотидные координаты 149 930–159 880 штамма B95.8, был клонирован в уникальный Cla I сайт p1919 с помощью синтетического Cla I линкеры для получения промежуточной плазмиды p1929.Левый фланг представляет собой фрагмент Bsa BI / Bsa BI, охватывающий нуклеотидные координаты 143 458–152 636, который был клонирован в уникальный сайт Pac I p1929 с использованием фосфорилированных линкеров Pac I для получения p1944. Все плазмиды размножались в штамме DH5α E. coli (F , Φ80d lac ZΔM15, D ( lac ZYA- arg F) U169, deo R, 166364 A1, 166364 A1 конец A1, hsd R17 (r k , mk + ), sup E44, λ thi -1, gyr A96, rel A1).

    Трансфекции ДНК.

    Трансфекцию клеточных линий плазмидной ДНК проводили электропорацией или липидными мицеллами. Клетки B95.8 (10 7 клеток) промывали RPMI 1640 без фетальной телячьей сыворотки, ресуспендировали в 250 мкл той же среды и помещали с плазмидной ДНК в кюветы для электропорации с зазором 0,4 см. Клетки трансфицировали с использованием электропоратора (Bio-Rad) при 230 В и 960 мкФ. Клетки 293 помещали в минимальную среду Optimem (Life Technologies) на 2 часа и инкубировали в течение 4 часов с ДНК, встроенной в липидные мицеллы (Lipofectamine, Life Technologies).

    Селекция гигромицина.

    Через день после трансфекции клетки высевали в 96-луночные кластерные планшеты (4000 клеток на лунку) и к культуральной среде (100 мкг / мл) добавляли гигромицин (Calbiochem). Клетки еженедельно кормили свежим RPMI 1640, содержащим 10% эмбриональную телячью сыворотку с такой же концентрацией гигромицина.

    Спасение плазмид в

    E. coli.

    круговых молекул ДНК были экстрагированы из F-фактора B95.8 клонов с использованием метода денатурации-ренатурации, как описано (18). После экстракции ДНК была введена в штамм E.coli Dh20B (F , mcr A, Δ ( mrr hsd RMS- mcr BC), Φ80d lac Δ ZΔM15, lac X74, deo R, rec A1, end A1, ara D139, Δ ( ara , leu ) 7697, галлонов U, галлонов K, λ3 — , об / с L, nup G) электропорацией (1800 В, 25 мкФ, 100 Ом).Клетки высевали на чашки с агаром, содержащим 15 мкг / мл хлорамфеникола.

    Инфекции.

    Первичные В-клетки (2 × 10 7 ) инфицировали фильтрованными (размер пор 0,45 мкм) супернатантами от трансфицированных фактором B95.8 / F клеток 293, в которых литический цикл был индуцирован трансфекцией плазмиды экспрессии, кодирующей BZLF1. (19, 20). Затем В-клетки помещали в 96-луночные кластерные планшеты (2 × 10 7 ) и кормили один раз в неделю RPMI 1640, содержащим 10% фетальной телячьей сыворотки.

    Саузерн-блот-анализ.

    Клетки лизировали в 1% SDS, белки расщепляли в течение ночи протеиназой K (Boehringer Mannheim) (конечная концентрация 50 мкг / мл) и клеточную ДНК экстрагировали с использованием модифицированной процедуры Хирта: среду для экстракции делали 0,3 M NaCl, тщательно перемешивали и вращали со скоростью 7000 об / мин в роторе с качающимся ковшом. Затем супернатанты осаждали 2 объемами этанола. Гранулы промывали в 70% этаноле и ресуспендировали в ТЕ (Трис 10 мМ / ЭДТА 5 мМ).Десять микрограммов ДНК переваривали рестрикционными ферментами, разделяли на агарозном геле и наносили на нейлоновую мембрану Hybond N + (Amersham) после депуринизации в 0,25 М HCl с использованием процедуры щелочного переноса. Блоты гибридизовали в течение ночи с радиоактивно меченным зондом 32 P в буфере «Church» (7% SDS / 1 мМ EDTA / 0,5 Na 2 HPO 4 ). Блоты промывали 1% SDS / 0,2 SSC и экспонировали с помощью усиливающих экранов.

    Анализ геля Gardella.

    Электрофорез в геле

    Gardella проводили, как описано ранее (21, 22), с последующей гибридизацией по Саузерну.

    Иммуноокрашивание.

    Клетки фиксировали 15 минут в чистом ацетоне и инкубировали 30 минут с мышиным mAb (Chemicon) против вирусного капсидного антигена (разведение 1: 1000 в PBS 5% фетальной телячьей сыворотке) во влажной камере при 37 ° C. После трех промывок на клетки наносили овечьи антимышиные антитела, связанные с флуорохромом Cy5, в течение 30 минут при 37 ° C.После дополнительных промывок и погружения в глицерин 10% PBS иммуноокрашивание оценивали с использованием эпифлуоресцентного микроскопа Axiovert-инвертированного (Zeiss).

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Клонирование ДНК B95.8 EBV в

    E. coli.

    Чтобы решить проблему генетических манипуляций с EBV, мы клонировали геном штамма B95.8 на основанный на F-факторе репликон в E. coli . Фактор F представляет собой эндогенную низкокопийную плазмиду (от одной до двух копий на клетку) E.coli размером около 94 кб. Производные репликона фактора F могут включать большие фрагменты чужеродной ДНК, которые служат, например, в качестве искусственных хромосом бактерий. Плазмида фактора F pMBO131 размером 6,5 т.п.н. (15), которая кодирует устойчивость к хлорамфениколу, была использована в качестве основной конструкции фактора F для добавления генов устойчивости к гигромицину для отбора в эукариотических клетках вместе с GFP в качестве фенотипического маркера. Чтобы ввести эту конструкцию фактора F в геном EBV, стратегия, изображенная на рис.1 был занят. Чтобы нацелить модифицированную конструкцию фактора F прямо на сайт делеции в геноме B95.8, были добавлены фланкирующие области длиной приблизительно 9 и 5 т.п.н., как показано на фиг. 1, для стимулирования событий гомологичной рекомбинации. Конечная конструкция фактора p1944 F была линеаризована посредством фланкирующих сайтов Not I, трансфицирована в клеточную линию мартышки B95.8, инфицированную вирусом B95.8, и клетки были отобраны на устойчивость к гигромицину. Через 3-6 недель после трансфекции выросло 120 клонов, и 100 были протестированы на интеграцию фактора F в геномный B95.8 ДНК с помощью анализа геля Гарделлы с использованием плазмиды фактора F в качестве зонда. Всего 40 клонов показали два различных сигнала, соответствующих линейной и кольцевой формам вирусной ДНК, что указывает на то, что плазмида F успешно рекомбинировала с эндогенным геномом B95.8. Сигнал, соответствующий единичной длине ДНК вириона, также указывает на то, что спонтанная литическая репликация ДНК гибридных молекул происходит, как и ожидалось для клеток B95.8 (фиг. 2). Эти 40 положительных клонов также экспрессировали GFP, на что указывает их ярко-зеленый цвет после воздействия УФ-света (данные не показаны).Мы спасли гибридные плазмиды фактора B95.8 / F из этих клеток B95.8 в штамм Dh20B E. coli посредством электропорации. После отбора на устойчивость к хлорамфениколу колонии были увеличены, и их плазмидная ДНК была проанализирована с помощью многочисленных рестрикционных ферментов. клонов E. coli , полученных с ДНК из семи независимых, устойчивых к гигромицину клонов клеток B95.8, показали рестрикционные фрагменты, указывающие на идеальную интеграцию плазмиды фактора F в сайт B95.8 (рис. 3).

    Рисунок 1

    Схематический обзор системы шаттла EBV. Линеаризованный фрагмент ДНК, состоящий из плазмиды фактора F и двух фланкирующих областей. A и B EBV трансфицируются в линию клеток B95.8, которая латентно инфицирована EBV. Гомологичные рекомбинации происходят через области A и B с образованием коинтеграции B95.8, которая включает ген устойчивости к гигромицину (hyg) и зеленый флуоресцентный белок (GFP) вместе с репликоном фактора F.Клетки, содержащие такой коинтегрирующий фактор B95.8 / F, выживают при отборе гигромицина. Получение кольцевой ДНК из этих клеток и ее трансфекция в соответствующий штамм E. coli устанавливает молекулу фактора B95.8 / F в E. coli для дальнейших генетических модификаций. ДНК фактора B95.8 / F может быть амплифицирована и выделена из E. coli в микрограммах для использования для трансфекции в EBV-отрицательные клетки, т.е. 293. После отбора гигромицина линии клеток, несущие B95.Можно установить молекулу фактора 8 / F как внехромосомные копии. Индукция литической фазы жизненного цикла EBV дает вирусы, которые несут молекулу фактора B95.8 / F в качестве генетической информации. Заражение первичных B-клеток приводит к их иммортализации и к B95.8 / F-положительным линиям B-клеток.

    фигура 2

    Гель-анализ Gardella индивидуальных клонов устойчивых к гигромицину клеток B95.8, которые были получены после трансфекции линеаризованной плазмидной ДНК фактора F, показанной на рис.1. После саузерн-блоттинга блот исследовали зондом, специфичным для фактора F. Четыре из семи устойчивых к гигромицину клеточных линий показали четкие сигналы, свидетельствующие об успешной рекомбинации между эндогенными молекулами ДНК B95.8 дикого типа и трансфицированной линеаризованной плазмидной ДНК, несущей репликон фактора F. Две дискретные полосы соответствуют круговой и линейной формам молекул ДНК фактора B95.8 / F. Линейные молекулы EBV указывают на спонтанную литическую репликацию EBV, которая обычна для B95.8 сот.

    Рисунок 3

    Анализ рестрикционных фрагментов ДНК фактора B95.8 / F в сравнении с ДНК вириона B95.8. Циркулярные молекулы ДНК фактора B95.8 / F экстрагировали из устойчивых к гигромицину клеточных линий B95.8 и спасли в штамме Dh20B E. coli . ДНК очищали от устойчивых к хлорамфениколу клонов E. coli и расщепляли Nde I и Bam HI. Паттерн рестрикции ДНК фактора B95.8 / F сравнивали с паттерном, полученным для линейного B95 дикого типа.8 ДНК, выделенная из вирусных капсидов. Оба образца рестрикции были идентичны, за исключением отдельных фрагментов ДНК. Новые фрагменты были получены путем интеграции фактора F в молекулу фактора B95.8 / F (размер 11,2 и 4,8 т.п.н. после расщепления Bam HI; размер 14,3, 12,8, 2,8 и 2,3 т.п.н. после расщепления с помощью Nde I). Фрагменты, которые представляют собой концевые фрагменты генома в ДНК вириона B95.8 дикого типа, сливаются с ДНК фактора B95.8 / F с образованием нового концевого слитого фрагмента.Один из концевых фрагментов в ДНК B95.8, полученный при расщеплении Nde I, слишком мал, чтобы быть видимым на этом геле.

    Создание 293 клеточных клонов, продуцирующих инфекционные вирионы.

    Чтобы создать предполагаемую челночную систему EBV, ДНК фактора B95.8 / F должна быть стабильно введена в EBV-отрицательную клеточную линию, которая будет поддерживать латентную инфекцию, но поддерживает литическую фазу EBV для генерации инфекционных вирионов по желанию.С этой целью клетки 293 трансфицировали тремя независимо изолированными, но в остальном идентичными плазмидными ДНК фактора B95.8 / F, выделенными из клеточных линий B95.8 cl.4, cl.11 и cl.12 (фиг. 2), и выбран по устойчивости к гигромицину. Выросшие клоны анализировали на присутствие молекул гибридной ДНК вирусного фактора B95.8 / F с использованием метода геля Гарделлы и воздействия УФ-света для обнаружения экспрессии GFP. Четырнадцать независимых клеточных линий оказались положительными при анализе геля Gardella (рис.5 и данные не показаны), которые также выражали GFP (фиг. 4). Большинство из 14 клеточных линий содержали кольцевые, но также и линейные формы ДНК фактора B95.8 / F, что указывает на то, что небольшая часть фактора B95.8 / F, несущего клетки 293, спонтанно поддерживает литический цикл EBV (293 B95.8 / FV, 293 B95.8 / F VI, 293 B95.8 / F XI на рис. 5 (рис. 5) и данные не показаны).

    Рисунок 4

    ( Вверху слева ) Экспрессия GFP в 293 клеточных линиях, положительных по фактору B95.8 / F. Живые клетки исследовали с помощью обратного микроскопа в УФ-свете.В обоих случаях ярко-зеленый цвет всех клеток демонстрирует высокий уровень экспрессии гена GFP, который является частью основной цепи фактора F, как схематически показано на рис. 1. ( вверху справа ) Экспрессия вирусного капсида антиген (VCA) в 293, несущий ДНК фактора B95.8 / F после индукции литического цикла. Фиксированные клетки инкубировали с антителом против VCA и вторым антителом против мыши, связанным с флуорохромом Cy5. Окрашенные клетки подвергали воздействию УФ-света. ( Middle ) Экспрессия GFP в клетках, инкубированных с супернатантами от индуцированных линий клеток 293, несущих B95.ДНК фактора 8 / F. Клетки Raji (1 × 10 5 ) инкубировали с 0,5 мл супернатанта от трансфицированных BZLF1 клеток 293, несущих фактор B95.8 / F. Приблизительно 50% клеток были GFP-положительными, что указывает на титр вируса не менее 10 5 инфекционных вирусов на мл. Флуоресценцию GFP исследовали через 48 часов после заражения ( Left ). ( В центре справа ) Фазово-контрастная световая микроскопия. ( Bottom ) Первичные В-клетки человека инфицировали супернатантами от клеток 293, трансфицированных BZLF1, несущих B95.Коэффициент 8 / F. Как следствие, были получены иммортализованные линии В-клеток, которые исследовали на экспрессию GFP примерно через 6 недель после заражения. ( Внизу слева ) Воздействие УФ-излучения. ( Bottom Right ) Фазово-контрастная световая микроскопия.

    Рисунок 5.

    Анализ геля Gardella устойчивых к гигромицину линий клеток 293, трансфицированных плазмидной ДНК фактора B95.8 / F. После саузерн-блоттинга блот исследовали зондом, специфичным для фактора F. Половина протестированных клонов оказалась положительной после гибридизации.Как уже наблюдалось в клонах фактора B95.8 / F, в этих положительных клеточных линиях происходит спонтанная репликация, о чем свидетельствует присутствие линейной геномной ДНК вириона.

    Для индукции литического цикла в большинстве клеток клоны 293 трансфицировали экспрессионной плазмидой, кодирующей вирусный трансактиватор BZLF1 (20). Сильное увеличение количества вирусных линейных молекул можно было идентифицировать после анализа геля Gardella (данные не показаны), а присутствие вирусных капсидных антигенов визуализировали с помощью иммуноокрашивания специфическим антителом, направленным против вирусного капсидного антигена (рис.4). Чтобы проверить, продуцируют ли трансфицированные клетки 293 зрелые и инфекционные вирионы, мы инкубировали клетки Raji с супернатантами индуцированных клеток 293, несущих ДНК фактора B95.8 / F. Как показала прямая визуализация клеток Raji в УФ-свете, почти 100% клеток Raji экспрессировали GFP, подтверждая инфекционную природу продуцируемых вирионов (рис. 4).

    Генерация иммортализованных В-клеточных линий вирусом фактора B95.8 / F.

    Способность иммортализовать В-клетки человека in vitro уникальна для EBV.Чтобы проверить, обладает ли молекула ДНК фактора B95.8 / F этим свойством, мы инфицировали первичные В-клетки запасами вируса. В-клетки получали из четырех различных образцов крови лейкоцитной пленки, трех разных миндалин и двух аденоидов и инфицировали супернатантами от индуцированных клеток 293, несущих рекомбинантный вирус фактора B95.8 / F. Кроме того, мы совместно культивировали четыре препарата В-клеток с облученным, неиндуцированным фактором B95.8 / F, несущим 293 клетки. Через одну ночь после заражения клетки помещали в 96-луночные кластерные планшеты, которые содержали облученный питающий слой, как описано (1).Во всех случаях иммортализованные В-клетки росли во всех лунках 96-луночных кластерных планшетов через 2 (аденоиды) до 6 недель (периферические В-клетки). Многие инфицированные клетки показали экспрессию белка GFP от умеренной до высокой (рис. 4). ДНК экстрагировали из 20 из этих иммортализованных линий В-клеток, расщепляли Bam HI и гибридизовали с зондом, специфичным для фактора F. Было обнаружено, что все протестированные клеточные линии несут ДНК фактора F (фиг. 6 и данные не показаны).

    Рисунок 6

    Саузерн-блот-анализ иммортализованных линий В-клеток, которые были созданы с вирусными запасами, полученными из клеток 293, несущих В95.Молекула фактора 8 / F. Полную клеточную ДНК из иммортализованных линий В-клеток переваривали Bam HI, разделяли электрофорезом, блотировали и гибридизовали с зондом, специфичным для плазмиды pMBO131. ДНК, выделенная из EBV-отрицательной линии клеток HeLa, служила отрицательным контролем. Положительный контроль состоял из 100 мкг плазмиды pMBO, лишенной генов GFP и устойчивости к гигромицину, которую расщепляли вместе с 10 мкг ДНК HeLa. Было обнаружено, что все протестированные клеточные линии несут фактор F, хотя число B95.Как и ожидалось, копии фактора 8 / F варьировали в иммортализованных линиях В-клеток.

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Чтобы понять генетически бессмертные функции EBV, мы имели в виду систему, которая допускала бы любую возможную мутацию геномов вируса герпеса. С этой целью мы клонировали ДНК EBV B95.8 в репликон на основе фактора F и показали, что такие молекулы ДНК могут стабильно размножаться в E. coli и при введении в EBV-отрицательные клетки 293 устанавливать латентный инфекция в эукариотических клетках.Более того, клетки 293, несущие ДНК рекомбинантного фактора B95.8 / F, поддерживают литический цикл и высвобождают инфекционные вирионы, которые полностью сохраняют иммортализирующую способность EBV дикого типа. Таким образом, теперь возможно модифицировать любой ген EBV в E. coli , что было многократно продемонстрировано нами с плазмидами mini-EBV на основе фактора F и цитомегаловирусом мыши, совсем недавно (23–26). Введя такую ​​мутацию в E. coli , можно легко получить чистую и в остальном полностью функциональную молекулу ДНК вириона в отличие от нынешнего подхода, в котором требуется вирус-помощник (1–3).Более того, даже гены и цис-действующие элементы, участвующие в литической или латентной репликации ДНК, инкапсидации геномной вирусной ДНК или вирусной инфекционности, теперь доступны для генетического анализа.

    Специфической проблемой в области вирусов EBV является сложность тестирования мутаций, которые не полностью подавляют бессмертный потенциал EBV, но выполняют вспомогательные функции (1, 10, 23). Это связано с тем, что прямая оценка концентрации мутантного вируса в вирусных запасах была невозможна.Теперь эта проблема легко решается, потому что экспрессия GFP в инфицированных клетках обеспечивает воспроизводимые средства для оценки концентрации инфекционных частиц в чистых вирусных запасах и для количественной оценки эффекта данной мутации. После трансфекции экспрессионной плазмиды для BZLF1 запасы вируса, полученные из клеток 293, несущих фактор B95.8 / F, составляют порядка 10 5 инфекционных частиц на миллилитр (фиг. 4).

    В прошлом генетический анализ герпесвирусов был особенно утомительной задачей, главным образом из-за большого размера их геномов.С другой стороны, герпесвирусы предоставляют уникальную возможность встраивать большие фрагменты чужеродной ДНК в свои геномы. Это контрастирует с большинством вирусных векторов, используемых сегодня в подходах к генной терапии, например, ретровирусов, аденовирусов или других. Очень большие гены или даже полные локусы могут быть введены в векторы, полученные от EBV, которые минимально включают цис- и транс-действующие элементы EBV, необходимые для амплификации ДНК ( oriLyt ), упаковки (TR) и поддержания вектора в клетка-реципиент ( oriP и EBNA1) (1, 10, 27–29).Чтобы использовать векторы, происходящие от EBV, в трансдукции генов, линия вспомогательных клеток должна обеспечивать транс-действующие факторы, которые обычно не присутствуют в векторах, полученных из EBV. Создание такой линии хелперных клеток теперь возможно, потому что делеция сигналов упаковки в молекуле рекомбинантного фактора B95.8 / F будет генерировать геном хелперного вируса, который сам не может быть инкапсидирован, но будет обеспечивать все функции в транс, необходимые для упаковка.

    Считается, что посттрансплантационные лимфопролиферативные расстройства являются прямым следствием способности ВЭБ иммортализовать В-клетки.Роль ВЭБ при других заболеваниях, таких как карцинома носоглотки или болезнь Ходжкина, на сегодняшний день неясна, но весьма вероятно, что ВЭБ способствует приобретению злокачественного фенотипа. Следовательно, вакцинация против EBV должна позволить предотвратить эти заболевания. Например, вакцинация против EBV с использованием иммуногенных пептидов в настоящее время изучается, но мы думаем, что наша челночная система может стать интересной альтернативой этим подходам. Генерация аттенуированных штаммов EBV, в которых, например, отсутствуют LMP1 или EBNA2, будет препятствовать развитию новообразований, но не обязательно изменит клиническую латентность, установленную у большинства инфицированных людей.В качестве альтернативы вполне возможно создание вакцинных штаммов EBV, чувствительных к фармацевтическим препаратам.

    В заключение, мы разработали систему, которая позволяет клонировать и мутировать геномы герпесвирусов в целом. Экспериментальный подход, использованный в этой работе, в равной степени применим к любым большим геномам ДНК-вирусов.

    Благодарности

    Мы благодарим сотрудников лаборатории Хаммершмидта за многие стимулирующие обсуждения и критическое прочтение рукописи.Наше исследование было поддержано грантом CA70723 от Национальных институтов здравоохранения, грантом Ha1354 / 3-1 от Deutsche Forschungsgemeinschaft, грантом 10-1016-Ze от Deutsche Krebshilfe и институциональными грантами.

    СОКРАЩЕНИЯ

    EBV,
    вирус Эпштейна – Барра;
    GFP,
    зеленый флуоресцентный белок
    • Получено 2 февраля 1998 г.
    • Принято 29 апреля 1998 г.
    • Copyright © 1998, Национальная академия наук

    Вирус Эпштейна-Барра: Что Вам нужно знать

    Опубликовано: 2 апреля 2021 г.

    Итак, что же такое вирус Эпштейна-Барра?

    Вирус Эпштейна-Барра (EBV) — один из самых распространенных вирусов в мире.Он был обнаружен и опубликован в научных журналах в 1964 году Майклом Энтони Эпштейном и Ивонн Барр, отсюда и его название. Он также известен как «вирус герпеса человека 4» и является членом семейства вирусов герпеса. CDC заявляет, что большинство людей в мире в какой-то момент своей жизни заразятся ВЭБ.

    Эпштейн-Барр — это вирус, вызывающий мононуклеоз. Вы можете знать этот вирус по прозвищу «моно». Его также точно называют «болезнью поцелуев», потому что вы можете легко передать ее кому-то другому.

    Несмотря на то, что вирус Эпштейна-Барра (ВЭБ) не является общеизвестным, вы, вероятно, заразились, даже не подозревая об этом. Многие люди переносят этот вирус, но никогда не болеют.

    Если вы заразились EBV, симптомы могут проявиться в течение 4-6 недель. Когда они появляются, они часто бывают легкими, особенно у маленьких детей. У детей обычно появляются симптомы простуды или гриппа. У подростков чаще наблюдаются острые симптомы мононуклеоза. Для этой возрастной группы симптомы могут длиться от 2 до 4 недель без признаков улучшения.

    Хотя вы должны почувствовать себя лучше через две-четыре недели, усталость может длиться намного дольше. Пару месяцев спустя вы даже могли чувствовать усталость. Еще один интересный факт: не обязательно быть больным, чтобы передать вирус кому-то другому. ВЭБ остается в вашем теле в спящем состоянии еще долгое время после того, как вы преодолеете моно. Через несколько месяцев или лет вирус может снова стать активным, что снова сделает вас заразным. Итак, каковы классические симптомы ВЭБ?

    Наиболее частые симптомы ВЭБ:

    По данным CDC, симптомы ВЭБ следующие:

    • Усталость
    • Лихорадка
    • Боль в горле
    • Увеличение лимфатических узлов на шее
    • Увеличенная селезенка
    • Опухание печени
    • Сыпь

    Передача и профилактика

    Вирус Эпштейна-Барра передается через биологические жидкости.Это может быть слюна, жидкости от полового акта, трансплантации органов или переливания крови. Поскольку симптомы проявляются через некоторое время, вы можете распространять вирус в течение нескольких недель, даже не подозревая, что вы заразились им. Это делает этот вирус одним из самых распространенных. В настоящее время вакцины против ВЭБ не производятся.

    Анализы крови и антитела к ВЭБ

    ВЭБ-инфекции часто диагностируются без каких-либо анализов. Однако анализы крови могут обнаружить наличие антител, связанных с ВЭБ.

    Один из них известен как «Тест на моноспот». Однако Центры по контролю за заболеваниями не рекомендуют его для общего использования, поскольку результаты не всегда точны.

    Помимо теста на моноспотизм, существуют другие анализы крови на более специфические антитела к ВЭБ, в том числе:

    • Антиген вирусного капсида (VCA): Антитела к VCA появляются на ранней стадии инфекции. Один тип (анти-VCA IgM) исчезает через несколько недель, а другой (анти-VCA IgG) сохраняется на всю жизнь.
    • Ранний антиген (EA): Антитела к EA появляются во время активной инфекции. Обычно они становятся незаметными через несколько месяцев, хотя у некоторых людей они могут сохраняться дольше.
    • Ядерный антиген EBV (EBNA): Антитела к EBNA медленно появляются в течение нескольких месяцев после заражения и могут быть обнаружены на протяжении всей жизни человека.

    Поставщик медицинских услуг примет во внимание эти результаты и другие факторы, включая общее состояние здоровья человека и любые основные состояния здоровья, чтобы поставить диагноз.

    Осложнения от EBV… особенно Mono

    Поскольку мононуклеоз (моно) является основным заболеванием, вызываемым ВЭБ, целесообразно знать о серьезных осложнениях, которые, хотя и редко, могут возникать при мононуклеозе:

    • Чрезмерно опухшие миндалины
    • Увеличенная селезенка
    • Проблемы с печенью
    • Проблемы с кровью
    • Проблемы с сердцем
    • Проблемы нервной системы (судороги, энцефалит, менингит и т. Д.))

    Если у вас действительно развивается Mono, вызванное EBV, к сожалению, не существует специального лечения для его лечения. Вы можете лечить свои симптомы, чтобы уменьшить дискомфорт, связанный с ними. Mono обычно проходит самостоятельно без лечения в течение нескольких недель.

    Чем можно заниматься дома

    Хотя никакое лекарство не может вылечить ВЭБ или моноинфекцию, вы можете предпринять несколько простых шагов дома, чтобы облегчить симптомы:

    • Спите как следует, чтобы как следует отдыхать.
    • Пейте много воды и других жидкостей, чтобы избежать обезвоживания.
    • Рассосите леденцы или фруктовое мороженое или полощите горло теплой соленой водой, чтобы облегчить боль в горле.
    • Принимайте обезболивающие, такие как ацетаминофен или ибупрофен, чтобы снизить температуру и облегчить боль в теле.

    Не торопитесь, возвращаясь на работу или в школу. Делайте этот переход медленно, пока не почувствуете себя лучше. Примерно в течение месяца избегайте занятий спортом, подъема тяжестей или других активных действий, при которых вы можете повредить селезенку.

    Обязательно обратитесь к врачу, если у вас есть какие-либо из вышеперечисленных симптомов ВЭБ. Ваш врач может назначить вам дополнительное лечение, чтобы помочь определенным органам вашего тела восстановиться после мононуклеоза, в зависимости от ваших симптомов. Если у вас аномально высокая температура или внезапная острая боль в левой части живота, немедленно обратитесь за неотложной помощью.

    EBV, Моно и Флорида

    Вирус Эпштейна-Барра распространен как во Флориде, так и по всей стране.Во Флориде не было эпидемии ВЭБ, вероятно, потому, что люди не знают, что они заразились этим вирусом, что затрудняет отслеживание точных цифр. Поскольку примерно 95% здоровых взрослых людей имели это заболевание, у большинства людей во Флориде оно могло быть или есть в настоящее время.

    В 2019 году произошла трагическая история 17-летней девочки-подростка, живущей во Флориде, которая умерла из-за осложнений мононуклеоза. Подобные случаи единичны и очень редки, но важно отметить, что такая возможность существует.Если у вашего подростка наблюдаются необычные симптомы, вы не должны откладывать обращение за медицинской помощью.

    Хроническая активная инфекция вируса Эпштейна-Барра (CAEBV) — чрезвычайно редкое осложнение инфекции, вызванной вирусом Эпштейна-Барра (EBV). Симптомы CAEBV могут включать лихорадку, увеличение лимфатических узлов и увеличение печени и / или селезенки. Могут возникнуть более серьезные осложнения. Симптомы могут быть постоянными или приходить и уходить и со временем ухудшаться. CAEBV возникает, когда вирус остается «активным» и симптомы инфекции EBV не проходят.Диагноз ставится на основании симптомов, клинического обследования и анализов крови, которые показывают, что ДНК ВЭБ остается на высоком уровне в течение как минимум 3 месяцев. Лечение обычно направлено на устранение симптомов.

    Вкратце

    Инфекция ВЭБ широко распространена и распространяется при контакте с инфицированными жидкостями организма.

    Разное

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *