Мистер мак: Бегство мистера Мак-Кинли (Film, Science Fiction): Reviews, Ratings, Cast and Crew

Фильм Бегство мистера Мак-Кинли: смотреть онлайн в хорошем качестве, фото, видео

Двухсерийная фантастическая драма Михаила Швейцера с Донатасом Банионисом и Жанной Болотовой в главных ролях, экранизация одноименной киноповести Леонида Леонова.

Сюжет

Сотрудник рекламного агентства мистер Мак-Кинли (Донатас Банионис) мечтает создать семью и обзавестись наследниками, но страх перед угрозой атомной войны не позволяет ему осуществить заветную мечту.

Однажды Мак-Кинли отправляется с заданием на пресс-конференцию компании, предлагающей своим клиентам с помощью чудо-газа погрузиться в сон на несколько столетий и проснуться уже в далеком будущем.

Узнав о возможности пережить мировой катаклизм без потерь, бедняга загорается идеей купить себе место в сальватории — так называются укрепленные подземные бункеры со специальным оборудованием, где будут находиться до своего пробуждения те, кто пожелает воспользоваться услугами фирмы.

Цена «билета в грядущее» слишком высока для мелкого клерка, но, чтобы войти в число счастливчиков, он не останавливается ни перед чем — и даже преступает закон.

История создания

Книга Леонида Леонова «Бегство мистера Мак-Кинли», положенная в основу фильма, впервые опубликована в 1961 году. Сценарий написал сам Леонов, при этом оригинальный текст был в значительной степени «осовременен» (со времени выхода пьесы до ее экранизации прошло полтора десятка лет) — менее выраженной стала идеологическая направленность, добавлены новые жизненные реалии.

Взявшийся за постановку картины Михаил Швейцер (к тому времени он снял «Кортик», «Чужую родню», «Мичмана Панина», «Воскресение» и «Золотого теленка») задумал ввести персонажа, который, появляясь в кадре в определенные моменты, исполнял бы песни, полнее раскрывающие авторскую мысль и содержащие комментарии сюжетных перипетий.

Второй режиссер «Бегства…» Софья Милькина вспоминала: «Поскольку фильм задумывался на американском материале, то и виделся он нам сделанным в американской манере. А в американском кино очень широко используется прием сквозных баллад, и там есть блестящие их сочинители и исполнители. Мы просмотрели массу материала в фондах и убедились, что сделать такое у нас – вещь почти невозможная. Мы не видели ни автора, ни исполнителя».

В поисках решения рассматривались разные кандидатуры, но найти того, кто мог бы в полной мере реализовать режиссерский замысел, оказалось непростой задачей. Один раз речь зашла даже о мегапопулярном в Советском Союзе и странах соцлагеря Дине Риде (Dean Reed), но пригласить «красного ковбоя» постановщики не отважились, да и на гонорар такой звезде ушел бы почти весь съемочный бюджет.

В конце концов, было решено обратиться к Владимиру Высоцкому, и тот, выслушав предложение и прочитав сценарий, согласился написать песни, исполнить их и сыграть Певца. В рекордно короткий срок он сочинил семь баллад, а немного позднее — еще пару. Конечно же, все они не вошли в картину: ее хронометраж просто не мог вместить полноценный музыкальный альбом продолжительностью около часа, поэтому было решено оставить всего четыре композиции, но и из них в итоге звучат только две, причем одна не полностью. Роль же Высоцкого свелась всего к нескольким появлениям на экране.

Леонид Леонов был категорически против песен и участия Высоцкого. После просмотра рабочих материалов на худсовете писатель высказался об этом довольно резко, но постепенно сменил гнев на милость, и, к счастью, до серьезного конфликта дело не дошло.

Для съемок натуры киногруппа отправилась в Венгрию. В Будапеште были отсняты сцены на улице, а интерьерные эпизоды снимались в павильонах «Мосфильма».

Создатели ленты — автор сценария Леонид Леонов, режиссер Михаил Швейцер, оператор Дильшат Фатхулин, художник Леван Шенгелия, актеры Донатас Банионис, Жанна Болотова, Борис Бабочкин (посмертно), Ангелина Степанова, Алла Демидова — были отмечены Государственной премией СССР в области литературы, искусства и архитектуры за 1977 год.

Интересные факты

— Роль Сэма Боулдера — последняя работа в кино Бориса Бабочкина, широкую известность которому принесла лента братьев Васильевых «Чапаев», где он сыграл легендарного комдива.
— При подсчете денег мистер Мак-Кинли пользуется стоящей на его столе электромеханической счетной машиной «Быстрица-2» советского производства.
— Во время разговора главного героя с проституткой в баре в качестве фоновой музыки использована композиция «Tarkus» группы «Emerson, Lake & Palmer».
— В съемках проб музыкальных номеров принимал участие Петр Тодоровский.

Съемочная группа

Режиссер: Михаил Швейцер
Автор сценария: Леонид Леонов
Актеры: Донатас Банионис, Жанна Болотова, Ангелина Степанова, Борис Бабочкин, Алла Демидова, Владимир Высоцкий, Александр Вокач, Ольга Барнет, Расми Джабраилов, Андрей Файт и другие
Оператор: Дильшат Фатхулин
Композитор: Исаак Шварц

Читать «Бегство мистера Мак-Кинли» — Леонов Леонид Максимович — Страница 1

Леонид Леонов

Бегство мистера Мак-Кинли

ОТ АВТОРА

На примере заурядного человека автор стремился показать переживания многих честных и симпатичных людей на Западе, также накидать предположительный ход вещей, если дело с разоружением затянется и международная жизнь останется без изменений.

Как это сразу видно, страна, люди и прежде всего рассказанные события явно вымышлены автором, хотя последние, по его глубокому убеждению, пока не состоялись единственно по нерасторопности изобретателей и бизнесменов. Поэтому даже комические сцены, если они найдутся здесь, должны читаться и сниматься всерьез, даже в грустном стиле, как возможный вариант действительности.

Хотя и недолговременное, появление дьявола — в разговоре со священником — не должно смущать присяжных мыслителей. Это всего лишь условная философская категория, принятая на Западе в рассуждениях о добре и зле.

Этим памфлетом автор подает свой голос за желанный мир на земле.

ГЛАВНЫЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

М-р МАК-КИНЛИ, клерк, 49 лет.

М-с ШАМУЭЙ, вдова, 50 лет.

Мисс БЕТТЛ, девушка, 32 лет.

Изобретатель.

Шеф конторы.

Мосье КОКИЛЬОН.

Его супруга.

Священник.

Хозяйка, ее муж и дочка.

Сэр САМУЭЛЬ Д.БОУЛДЕР.

Администратор фирмы “BS”.

Председатель в сенате.

Оратор там же.

Продавец.

Ребята из свиты Боулдера.

Соседи во дворе.

Потаскушка.

Дьявол.

Дети.

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ НАДПИСЬ НА ЭКРАНЕ

Сейчас вам будет показана забавная история некоего м-ра Мак-Кинли, из которой всякий сделает выводы по силе разумения. Он задумал сбежать из своей жизнеопасной эпохи, вместо того чтобы сообща с современниками внести в нее кое-какие поправки. Это совсем напрасное приключение могло длиться почти триста лет, если бы герой своевременно не пришел к более разумному решению.

Одновременно — по развернутой, в меркаторской проекции, карте планеты гуляют дымки и вспышки всех происшедших с начала века военных бурь и сражений.

На фоне сатанинского хаоса звуков: отдаленной артиллерийской пальбы, воздушных тревог, грохота обвалов, визга падающих бомб, сигналов горниста к атаке, стонов, крика и довольно некрасивой брани — странно приятная, властно запоминающаяся, как позывные райской радиостанции, куда-то вдаль манящая мелодия. Одно захлестывает другое.

Надписи на экране следуют поверх рваного, загнанного человека, который из глубины набегает на экран, мечется, потом в отчаянии замирает на месте, раскинув руки и с поднятым к небу кровоточащим лицом, посреди абсолютно голой, бескрайней, исковырянной местности.

Голос диктора. За минувшие полвека в небе над нами то в отдалении, то почти рядом непрестанно гремели тучки очередных международных осложнений. И так сложилось, что все наперечет детские воспоминания мистера Мак-Кинли были подсвечены тревожным и как бы праздничным отсветом войны.

Следуют кадры, снятые в виде выцветших неподвижных фотографий. По застылой улице с толпою на тротуарах ликующей походкой движутся войска. Отличный день, выкинутые вперед на марше ноги, сверкающие трубы оркестра. Толстая прозаическая стрелка указывает на тоненького, лет четырех мальчика, который на руках матери с видимым удовлетворением наблюдает шествие пехоты к назначенным ей подвигам и могилам.

Диктор. Познакомьтесь, юный господин на руках у миссис Мак-Кинли и есть симпатичный герой нашей повести. По молодости он еще не понимает, что перед ним происходит отправка экспедиционного корпуса в Европу, и тем более не предвидит, какие приключения ожидают его самого впереди.

Фотография оживает, все начинает двигаться со старинной скоростью в 16 кадров, мигать и галдеть. Слышны две—три музыкальные оркестровые фразы, потом видение замирает.

Диктор. Все это остается у нашего маленького наблюдателя далеко за пределами детской памяти… Более глубокий след в душе мистера Мак-Кинли оставили начальные радости бытия, в особенности подарки, которые время от времени слал своему любимцу его дядя, одинокий фермер из Канзаса.

У стола, на котором только что закончилась баталия оловянных солдатиков, тот же худенький мальчик с ружьем, саблей и барабаном на перевязи. Внезапно видение оживает, слышна короткая, прерываемая стрельбой из пугача барабанная дробь, и снова все застывает.

Диктор. С любимым дядей юный мистер Мак-Кинли познакомился лишь три года спустя, в госпитале, где тот находился на излечении после мировой войны.

Такая же подслеповатая, постепенно яснеющая фотография. Вооруженный игрушечной саблей мальчик в каскетке стоит перед забинтованной культяпкой в хирургическом кресле; в просвет меж повязок выглядывает крупный трагический глаз. Дядя тянет руку к племяннику, который с визгом прячется в коленях у матери. И снова посредством обратного хода кадров все становится на свои места.

Диктор. Благодаря длительным скитаниям дорожного инженера, старшего Мак-Кинли, по Европе и колониальным захолустьям, познания ребенка о войне значительно обогатились как с парадной стороны…

— пленительно для детского воображения сменяется караул у знаменитого дворца,

— подобно событию, перед мальчиком проходит фантастический офицер в перьях на шляпе, в лентах и эполетах, с громадным волочащимся палашом,

— гарцует на смотру опереточного вида кавалерийская часть в одной восточной столице.

Диктор. …так и с изнанки…

— закутанный в дымную мглу, колониальный, с пальмовыми крышами, красиво горит подожженный поселок,

— легкие пушки весело палят по отступающей толпе туземцев,

— но вот и они сами бегут навстречу удирающим поработителям с копьями и другим самодельным оружием наперевес.

Затем следует целая серия родственников — сняты по двое, по трое, поодиночке, большинство мужчин в военной форме. Одновременно возникают два голоса: глуховатый — Мак-Кинли, и другой, скороговорчатый, нетерпеливый временами, — Мисс Беттл. Видимо, на квартире у Мак-Кинли происходит маленькая пирушка, музыкальные отзвуки которой и всплески голосов то и дело врываются в разговор.

Мак-Кинли. Ну, здесь еще раз мой дядя… как он выглядел раньше, до постигшей его неприятности. Это мои родители… я очень похож на отца, не правда ли?

Мисс Беттл. А по-моему, еще больше сходства с вашей матерью!

Мак-Кинли. О, я бы очень хотел, благодарю вас! У него тяжкая судьба. Отец погиб при бомбежке Амстердама… я был уже на военной службе. А вот и я сам в военной форме, еду в Африку бить Роммеля. Вам нравится, мисс Беттл?

Мисс Беттл (с заминкой). Я бы не сказала, что война — ваша стихия, мистер Мак-Кинли!

Лишь теперь видна женская, еще без колечка на безымянном пальце, рука мисс Беттл, листающая, как выясняется, старинный семейный фотоальбом. Большинство снимков относится к военному времени.

Мистер Мак-Кинли смотрит на милую руку девушки. Его воображение надевает ей на палец обручальное кольцо, которое затем исчезает.

Мак-Кинли. Ну, здесь я отравился рыбой, лежу в лазарете. Это почта горит в Таммерзее… необыкновенный дым, похож на летящую утку, правда? Тут мои разные друзья тех лет… как видите, я самый трезвый между ними!

Дальнейший диалог невидимых пока собеседников, временами переходящий как бы в журчание ручейков, ведется при чередовании совершенно неподходящих к теме снимков. Одинокий солдат мокнет в карауле под проливным дождем, опрокинутый грузовик пылает на разбитой дороге, расстреливают у стенки шпиона с завязанными глазами.

Мисс Беттл. У вас тяжелый опыт за плечами, мистер Мак-Кинли.

МИСТЕР МАК-КАРТИ. Господин Ганджубас

Читайте также

Разумеется, мистер Туз!

Разумеется, мистер Туз! Каждое лето я садился в машину, намереваясь пересечь Соединенные Штаты и добраться до Тихого океана, однако по разного рода причинам неизменно где-нибудь застревал и, как правило, в Лас-Вегасе.Хорошо помню, как я попал туда впервые и до чего мне там

Мистер Кумбз

Мистер Кумбз Упоение триумфом с дохлой мышью продолжалось до следующего утра, когда мы все опять собрались, чтобы вместе дойти до школы.— Пошли, глянем, может, она все еще в кувшине, — сказал кто-то, когда мы подходили к кондитерской.— Нельзя, — твердо сказал Твейтс. —

14. Мистер Кейпл

14. Мистер Кейпл Шанель не была злопамятной, но никогда не прощала несправедливых, незаслуженных обид.Они всё-таки поехали в Виши. На том же большом автомобиле, на котором Бальзан впервые привёз Коко в замок Руайо. И Габриель насладилась всем сполна – созерцанием

МИСТЕР НАЙС

МИСТЕР НАЙС В конце семидесятых почти все двадцать восемь тонн марихуаны, которые выкуривали американцы, прибывали из Колумбии. Каждый месяц большие грузовые корабли из колумбийских портов, принявшие на борт несколько сот тонн товара, вставали на якорь за много

МИСТЕР ТЕТЛИ? НЕТ

МИСТЕР ТЕТЛИ? НЕТ Судно Джерри отправилось с Маврикия в северную часть Аравийского моря. Всего в сотне миль от берега один из членов команды залез на вершину мачты, откуда незадолго до этого Флэш выкрутил радиомаяк DEA. Теперь передатчик выкинули в море. Флэш упаковал его,

МИСТЕР РЕВЮ (I)

МИСТЕР РЕВЮ (I) На современную газету «Обозрение» непохоже прежде всего внешне. Это скорее бюллетень или маленький журнал: формат небольшой книжки, от четырех до восьми страниц убористого шрифта. Непохоже на газету и по содержанию – почти нет новостей. Но в то же время

МИСТЕР РЕВЮ (II)

МИСТЕР РЕВЮ (II) «Если бы только стало известно, что он шпионит, его бы разорвали на куски» – так вспоминал современнике пребывании Дефо в Шотландии. Конечно, это взгляд не только персонального недруга Дефо. Так мог судить противник англо-шотландского единения.А в

МИСТЕР «X»

МИСТЕР «X» Слышал я, что в космос посланы сигналы, Дабы обнаружить «братьев по уму», И с тех пор на сердце как-то полегчало. Что вас удивляет? Это как кому. Всматриваюсь зорко ясными ночами То в созвездье Ворон, то в созвездье Рак И в Кассиопею все смотрю часами. Что вас

Мистер Гибсон

Мистер Гибсон Приехав в Ригу, Лаго остановился в «Метрополе» и позвонил по домашнему телефону Богомольца: 30-4-17. Ответила служанка, сказала, что хозяев нет дома и следует позвонить немного позже. Второй звонок Лаго сделал уже в десятом часу. К аппарату подошла супруга

Мистер Бин

Мистер Бин Популярный английский актёр-комик Роуэн Аткинсон не приехал на «MORE SMEHA» по менее трагичной причине.Мы переписывались с Роуэном полгода. Интеллигентный британец обрадовался, что его знают в неведомой Латвии, посетовал, что об Аркадии Райкине ничего

МИСТЕР ХОГАРТ, МИСТЕР КЕНТ, СЭР ДЖЕЙМС ТОРНХИЛЛ И ЮНАЯ МИСС ДЖЕЙН

МИСТЕР ХОГАРТ, МИСТЕР КЕНТ, СЭР ДЖЕЙМС ТОРНХИЛЛ И ЮНАЯ МИСС ДЖЕЙН На этот раз он затеял скандал на целый Лондон. Скандал затянулся надолго. И, как обычно с Хогартом случалось, курьезные подробности этой истории несколько затмили ее вполне серьезную суть.Не следует думать,

МИСТЕР Х

МИСТЕР Х Конечно, я допускает (ы понимаю), что процесс тоже может превратиться в сюжет (Кафка, например), став массовым явлением. Но пока он еще свеж, можно наслаждаться непредсказуемостью результата.Я верю, схема будет!Конечно, без нее не обойтись, но задача ы быть впереди

Мистер Бразилия

Мистер Бразилия Злоупотребление как наказанием, так и поощрением разрушает отношения. Шрила Прабхупада идеально чувствовал меру и в том, и в другом, и потому его наказания и похвалы не отдаляли учеников, а делали их еще ближе к нему и Кришне.Махавира:Прабхупада

Гарри Топор (Garri Topor) – Тот самый Мистер Мак (That Mr. Mak) Lyrics

Тот самый Мистер Мак (That Mr. Mak) Lyrics

[Текст песни «Тот самый Мистер Мак»]

[Часть 1]

[Интро]
Нет шансов!

[Куплет]
Мистер Мак, Стас и Алексей — это алкаши
Всех заебали в аду, и это наша ссылка в жизнь
Наслушавшись тупых МС: Шпионов и Джинс
Вельзевул дал приказ: «Мак, сделай заебись»
Первая мишень — Шпион. Эй, шаг вперёд!
Кляп на рот, стоп, его разорвёт мой народ
Его баба будет мои тексты знать назубок
Мак полубог хочет ей дать на зубок
Вот его дом. Мы готовим штыки и пики
Он на этаже втором, как Булыкин
Снос дома мигом, МИГом 29
Мы придём к тебе на 40 дней отобедать
Я обещал достать тебя из-под земли, шлёма
Хоть ты похоронен, но я сдержу своё слово
Лопата глухо ударяется о крышку гроба
Скажи мне, кто из нас двоих теперь лысый уёбок?
Теперь Gens— классический гад и позер
Нету силачей здесь, только Тони Раут и Pozi
Мы в третий раунд, не открывая главный козырь
Вы — два скарабея, ваш удел — копаться в навозе

[Припев]
Меня сослали сюда!
Макинтош, раунд два. Вам пришла пизда!
Вы так боялись суда!
Я в судейской мантии, только так, да
Меня сослали сюда!
Макинтош, раунд два. Вам пришла пизда!
Вы так боялись суда!
Я в судейской мантии, только так, да

[Часть 2]

[Интро]
Berlin Records

[Припев]
Улыбок тебе, казак! Восемь в степени бесконечность
Улыбок тебе, казак! Восемь в степени бесконечность
Улыбок тебе, казак! Восемь в степени бесконечность
Казак ебёт кобылу

[Куплет]
V1NT’а за дозу винта оприходовал панк в селе
Я спал с невестой Люцифера — она так себе
Мак — маньяк с Дыбенко, плюс пру как танк
Я прослушал твою демку, Витя, тьфу, скукота
Я ненавижу гоу-гоу, это взаимно, Стас прав
Ты кричишь: «Хочу суку», а она: «Гав-гав»
V1NT — это содомит. Ман, это паршиво
Гарри — не бандит, но ходил по Дыбам с шилом
***, ***, DiSe и Paravan
Говорят мне: «Мистер Мак, V1NT — это не пара вам»
Я его срубил, он растянулся как караван
Снял с трупа кожу, натянул её на барабан
Лёмка, салам, твой обидчик упадёт вниз
Мистер Мак в ресторане со *** kiss-kiss
Я — рифмокаратист, тикай, пацан
Как взорванный сапёр, одна нога здесь — другая там

[Припев]
Улыбок тебе, казак! Восемь в степени бесконечность
Улыбок тебе, казак! Восемь в степени бесконечность
Улыбок тебе, казак! Восемь в степени бесконечность
Казак ебёт кобылу

[Аутро]
Это Гарри Топор ака Мистер Макитош
Berlin Records

[Часть 3]

[Куплет]
Макинтош из плоти, крови эксперта вроде что ли
Мою ноги вискарями: Black Horse и Scottish Collie
Кто не любит злой рэп? Лохи, тролли
Мистер Мак — это саундтрек на видео порноролик
Рэп о том, что рядом, но все ссут верить в это
Я копаюсь в туловищах получше судмедэксперта
Пока вы сраный гидропон дули как ветер
От шпионов МВД охуевала Затуливетер
Сожгу студию в пепел, скажу: «Хули ты, рэпер
На меня быкуешь в треке?» О, чудо, ты круто съехал!
(Шлёма) Забудьте, вас нету
Ты давно в деле, но нет респекта (Стас Пьеха)
Люди Мистера Мака цепляют тёлок у сцены
На чистом английском прикинулся Эминемом
После такого обмана дева тихо ревела
Сделав динь-динь, как фея Питера Пэна
Ты не был в Питере, не заходя на пустыри Дыбены
Ветеранов проспекта, Купчино, Просвета
Отвечаю на вопрос: «Что там смотреть будем?»
Тут роспись по ебалу и резьба по людям
Твоя невеста — шулер, брось её, будь умней
У неё глисты, её карта — это туз червей
Её мечта — отдых в Куршевеле
Мистер Мак станет мёртвой легендой — Курт Кобейн
Под этот трек у копов новый вопрос
Официант в кафе на админа перевернёт поднос
Под этот трек студент хочет украсть Air Force
И гопота нашла мишень и села на хвост
Под этот трек мерч отхуярил охрану гипера
Парни с Невского вернулись на окраины Питера
Под этот трек сынок украл ствол у родителей
Чтобы выглядеть в 9 А убедительней
Танцовщица Наташа показала Глебу соски
Уборщица в «Такао» вытирает с паркета мозги
Под этот трек ты в метро на сложных щах
Если ты не уважаешь злой рэп — прощай!
Мы на студии Макинтоша, будь осторожен
Тёлку фоткают в белье, потом голой, потом со снятой кожей
Льётся пот градом, когда она палит ножик
Её лучшая подруга знает о Маке тоже

[Аутро]
Ты когда-нибудь слышал о Гарри Лонсдейле? Известного как Гарри Порублю тебя топором? Ну так вот, это он и есть. Необходимая информация, любитель Джеймса Бонда. Тот, о ком ты спрашивал. Когда пляшешь с Дьяволом, пляши до конца песенки. Понял, о чём я?

Леонид Леонов — Бегство мистера Мак-Кинли читать онлайн

Леонид Леонов

Бегство мистера Мак-Кинли


На примере заурядного человека автор стремился показать переживания многих честных и симпатичных людей на Западе, также накидать предположительный ход вещей, если дело с разоружением затянется и международная жизнь останется без изменений.

Как это сразу видно, страна, люди и прежде всего рассказанные события явно вымышлены автором, хотя последние, по его глубокому убеждению, пока не состоялись единственно по нерасторопности изобретателей и бизнесменов. Поэтому даже комические сцены, если они найдутся здесь, должны читаться и сниматься всерьез, даже в грустном стиле, как возможный вариант действительности.

Хотя и недолговременное, появление дьявола — в разговоре со священником — не должно смущать присяжных мыслителей. Это всего лишь условная философская категория, принятая на Западе в рассуждениях о добре и зле.

Этим памфлетом автор подает свой голос за желанный мир на земле.



ГЛАВНЫЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

М-р МАК-КИНЛИ, клерк, 49 лет.

М-с ШАМУЭЙ, вдова, 50 лет.

Мисс БЕТТЛ, девушка, 32 лет.

Изобретатель.

Шеф конторы.

Мосье КОКИЛЬОН.

Его супруга.

Священник.

Хозяйка, ее муж и дочка.

Сэр САМУЭЛЬ Д.БОУЛДЕР.

Администратор фирмы “BS”.

Председатель в сенате.

Оратор там же.

Продавец.

Ребята из свиты Боулдера.

Соседи во дворе.

Потаскушка.

Дьявол.

Дети.

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ НАДПИСЬ НА ЭКРАНЕ

Сейчас вам будет показана забавная история некоего м-ра Мак-Кинли, из которой всякий сделает выводы по силе разумения. Он задумал сбежать из своей жизнеопасной эпохи, вместо того чтобы сообща с современниками внести в нее кое-какие поправки. Это совсем напрасное приключение могло длиться почти триста лет, если бы герой своевременно не пришел к более разумному решению.

Одновременно — по развернутой, в меркаторской проекции, карте планеты гуляют дымки и вспышки всех происшедших с начала века военных бурь и сражений.

На фоне сатанинского хаоса звуков: отдаленной артиллерийской пальбы, воздушных тревог, грохота обвалов, визга падающих бомб, сигналов горниста к атаке, стонов, крика и довольно некрасивой брани — странно приятная, властно запоминающаяся, как позывные райской радиостанции, куда-то вдаль манящая мелодия. Одно захлестывает другое.

Надписи на экране следуют поверх рваного, загнанного человека, который из глубины набегает на экран, мечется, потом в отчаянии замирает на месте, раскинув руки и с поднятым к небу кровоточащим лицом, посреди абсолютно голой, бескрайней, исковырянной местности.

Голос диктора. За минувшие полвека в небе над нами то в отдалении, то почти рядом непрестанно гремели тучки очередных международных осложнений. И так сложилось, что все наперечет детские воспоминания мистера Мак-Кинли были подсвечены тревожным и как бы праздничным отсветом войны.

Следуют кадры, снятые в виде выцветших неподвижных фотографий. По застылой улице с толпою на тротуарах ликующей походкой движутся войска. Отличный день, выкинутые вперед на марше ноги, сверкающие трубы оркестра. Толстая прозаическая стрелка указывает на тоненького, лет четырех мальчика, который на руках матери с видимым удовлетворением наблюдает шествие пехоты к назначенным ей подвигам и могилам.

Диктор. Познакомьтесь, юный господин на руках у миссис Мак-Кинли и есть симпатичный герой нашей повести. По молодости он еще не понимает, что перед ним происходит отправка экспедиционного корпуса в Европу, и тем более не предвидит, какие приключения ожидают его самого впереди.

Фотография оживает, все начинает двигаться со старинной скоростью в 16 кадров, мигать и галдеть. Слышны две—три музыкальные оркестровые фразы, потом видение замирает.

Диктор. Все это остается у нашего маленького наблюдателя далеко за пределами детской памяти… Более глубокий след в душе мистера Мак-Кинли оставили начальные радости бытия, в особенности подарки, которые время от времени слал своему любимцу его дядя, одинокий фермер из Канзаса.

У стола, на котором только что закончилась баталия оловянных солдатиков, тот же худенький мальчик с ружьем, саблей и барабаном на перевязи. Внезапно видение оживает, слышна короткая, прерываемая стрельбой из пугача барабанная дробь, и снова все застывает.

Диктор. С любимым дядей юный мистер Мак-Кинли познакомился лишь три года спустя, в госпитале, где тот находился на излечении после мировой войны.

Такая же подслеповатая, постепенно яснеющая фотография. Вооруженный игрушечной саблей мальчик в каскетке стоит перед забинтованной культяпкой в хирургическом кресле; в просвет меж повязок выглядывает крупный трагический глаз. Дядя тянет руку к племяннику, который с визгом прячется в коленях у матери. И снова посредством обратного хода кадров все становится на свои места.

Диктор. Благодаря длительным скитаниям дорожного инженера, старшего Мак-Кинли, по Европе и колониальным захолустьям, познания ребенка о войне значительно обогатились как с парадной стороны…

— пленительно для детского воображения сменяется караул у знаменитого дворца,

— подобно событию, перед мальчиком проходит фантастический офицер в перьях на шляпе, в лентах и эполетах, с громадным волочащимся палашом,

— гарцует на смотру опереточного вида кавалерийская часть в одной восточной столице.

Диктор. …так и с изнанки…

— закутанный в дымную мглу, колониальный, с пальмовыми крышами, красиво горит подожженный поселок,

— легкие пушки весело палят по отступающей толпе туземцев,

— но вот и они сами бегут навстречу удирающим поработителям с копьями и другим самодельным оружием наперевес.

Затем следует целая серия родственников — сняты по двое, по трое, поодиночке, большинство мужчин в военной форме. Одновременно возникают два голоса: глуховатый — Мак-Кинли, и другой, скороговорчатый, нетерпеливый временами, — Мисс Беттл. Видимо, на квартире у Мак-Кинли происходит маленькая пирушка, музыкальные отзвуки которой и всплески голосов то и дело врываются в разговор.

Мак-Кинли. Ну, здесь еще раз мой дядя… как он выглядел раньше, до постигшей его неприятности. Это мои родители… я очень похож на отца, не правда ли?

Мисс Беттл. А по-моему, еще больше сходства с вашей матерью!

Мак-Кинли. О, я бы очень хотел, благодарю вас! У него тяжкая судьба. Отец погиб при бомбежке Амстердама… я был уже на военной службе. А вот и я сам в военной форме, еду в Африку бить Роммеля. Вам нравится, мисс Беттл?

Читать дальше

3/25 Бегство мистера Мак-Кинли | Ридли

Он задерживается на скамье поглазеть на прохожих. Идет не очень молодая, несколько полная женщина, и м-р Мак-Кинли тотчас видит в воображении, как он сам шагает под руку с нею, ведя за собою сперва одного, другого, четвертого и пятого — и вот уже целую вереницу детей! Старшая девочка катит колясочку младшего братца впереди; очаровательный мальчуган с беззвучным, как всегда у призраков, барабаном завершает шествие семьи Мак-Кинли. (Кстати, эта привычка м-ра Мак-Кинли к машинальным прикидкам такого рода проявляется в продолжение всей повести о нем.) И куда ни посмотрит по дороге домой, всюду либо это повторяющееся в разных вариантах искусительное видение, либо рекламные объявления фирмы “Боулдер и К°”.

Образцы рекламных объявлений на пути м-ра Мак-Кинли.

“Не скупитесь, не торопитесь умирать. Жизнь продолжается. Обращайтесь в районные отделения фирмы “Боулдер и К°”.

“Комфортабельно, выгодно, безопасно. Сальватории Боулдер и К°”.

“Ваши шансы уцелеть ограничены. Первые две тысячи сто мест в сальватории Боулдера проданы. Завтра станет поздно”.

Мистер Мак-Кинли после ужина присел отдохнуть с газеткой.

Образцы газетных заголовков.

“Крупные бои в Индонезии. Озеро пылающего напалма. Рекордный взрыв артиллерийских складов”.

“Новое военное ассигнование. Еще 30 000 000 чего-то там на баллистическое вооружение”.

“Коронация водородной новинки Королева Смерти. Воронка в полкилометра глубиной”.

“Совещание атлантических штабов. Пробная мобилизация семи офицерских возрастов”.

Мистер Мак-Кинли присаживается к телевизору.

Образцы программ по всем каналам. Спуск на воду авианосца, и за кадром кто-то смеется на столь наивные, старомодные игрушки прошлого. Это старая кинохроника, сопровождаемая хлестким скороговорчатым обзором комментатора: “…Посмотрите на эту беззащитную, глупую игрушку, и вы поймете, какой детской поступью двигался вчерашний прогресс. Боевое вооружение состояло лишь в напрасной трате бессчетных ассигнований… и даже странно, что, вопреки таким промахам, человечество все еще осуществляет свой древний благородный девиз: через страдания и лишения — к звездам! Если вчерашняя война, как правило, представляла собою лишь развлекательную прогулку с веселыми фехтовальными поединками, хоровыми спевками и пирушками у бивачных костров, с веселой круговой чаркой или ночными приключениями на сеновалах в завоеванной стране, то ныне человечество становится перед более серьезной задачей воспитания боевого духа. Надвигается так называемая объемная концентрированная война, при которой всякая жизнь абсолютно выключается в обреченных секторах благодаря значительно повышенному коэффициенту полезного действия у современного оружия. Мы вступаем в эпоху, когда один человек простым нажатием кнопки может поднять на воздух соседний материк, хотя, правда, нет гарантии, что он сам успеет усмехнуться при этом своей удаче. Поэтому, если вчера еще…”

Мистер Мак-Кинли включает следующий канал.

Там художественный фильм. Рыскающие в ночном небе прожектора. Сквозь грязь и сумрак непогоды, поминутно прячась по горло в стылой воде артиллерийской воронки, шестеро ползут взрывать железнодорожный мост. Тянущие за душу визг и стук шарящего вокруг пулеметного обстрела.

Мистер Мак-Кинли мужественно ищет чего-нибудь для вечернего отдохновения.

Почему-то без всякого словесного сопровождения выступление какого-то осатанелого общественного деятеля, видимо сенатора. По выражению лица и жестикуляции нетрудно догадаться о содержании его речи.

Телевизор стоит у самого изголовья кровати Мак-Кинли. Уже с головой на подушке он наугад поворотами рычажка подбирает себе что-нибудь утешительное на сон грядущий. Ему попадается атака, и солдаты в шлемах бегут сквозь убийственно раздражающее мельканье куда-то в дымную тоскливую мглу. М-р Мак-Кинли закрывает глаза, но и во сне видит продолжение начатой телепередачи. Только теперь и он сам бежит с атакующими, пока не взрывается что-то у него на плече, и он падает, но уцелевшей рукой в воинском ожесточении хватает из-под ног свою другую, оторванную вместе с автоматом в ней, и продолжает этот вдохновенный бег к гибели. Очнувшись, м-р Мак-Кинли некоторое время лежит, одолеваемый звуковым хаосом сражения, потом пьет воду и беспомощно бредет к окну. Где-то плачет ребенок. Над городом, вдалеке, несокрушимо стоит огромный, грозный, сверкающий, на длинных металлических фермах, плакат:

“Не падайте духом, Боулдер и К° спешит к вам на помощь!”

Но в голове м-ра Мак-Кинли еще держатся впечатления сна. Бодрый, маршевый, подхлестывающий мотив гремит над спящим городом, огромные ночные призраки с походной выкладкой идут сквозь него в сумрак неба.

Диктор. Задолго до излагаемых событий в продаже стали появляться всякие патентованные средства, способные если не ослабить некоторые великие изобретения по части термоядерной энергии, то хотя бы выключать рассудок на время их действия.

В море шарлатанских выдумок выгодно выделились два разных по стоимости и принципу действия средства, лишь в силу посторонних причин не получившие широкого распространения. Третье вызвало наибольший спрос у современников и сыграло особую роль в судьбе нашего героя.

Надпись. — По должности м-р Мак-Кинли присутствовал на заседаниях Высшего и Научно-Лицензионного Совета, где получали утверждение все три эпохальных контр-изобретения.

В уютном, нарядном зале идет заседание Высшего Научно-Лицензионного Совета. Экспертные пройдохи, штатные работники, гении разных специальностей. За особым столиком м-р Мак-Кинли ведет протокол, рядом пульт для команд в проекционную и другие подсобные помещения.

Председатель (с видом иронического разочарования по поводу современной цивилизации). Следующим пунктом у нас… (справившись с повесткой) о, пытливая научная мысль предлагает вашему вниманию, господа, некие оптимистические пилюли с очаровательно-зловещим названием Дрим. Автор — доктор Френсис Липпинсток. Несколько забегая вперед, я скажу, что перед нами феномен, достаточно показательный для нашего печального времени, господа! Если не ошибаюсь, мистер Кинрей, вам предстоит докладывать об этой радостной новинке?

М-р Кинрей (с поклоном, методично, даже скучно). Представленные Фармацевтическим обществом на наше рассмотрение так называемые оптимистические таблетки созданы для защиты расшатанной психики населения от некоторых… я бы сказал, все более усложняющихся впечатлений атомного века и представляют собою довольно благодетельное, хотя, на мой взгляд, чрезмерно сильное, я бы даже сказал — двойного действия! — средство… с одной стороны, на основе общеизвестных подавляющих растительных алкалоидов круга Scopolia, усиленных добавкой тетраэтил-свинца… а с другой стороны — присоединением редко применяемых пока сверхвозбудителей из кураринов, которые являются четвертичным аммониевым основанием производных дибензилизо-хинолина. Указанное средство пластично и властно действует на спинной мозг, правда, иногда с длительным побочным параличом всех лицевых мышц и впоследствии конечностей… что открывает, впрочем, блистательные возможности для военного применения!.. Несомненный элемент новизны заключается здесь в последовательном включении составляющих элементов… прошу вас, мистер Мак-Кинли!

Пока докладчик чертит на доске химическую формулу пилюли, на экране рядом по мановению Мак-Кинли возникает увеличенное изображение пилюли в виде шарика с помещенным внутри зловеще-колючим ядром.

М-р Кинрей. Я имею в виду остроумнейший механизм воздействия. Как видите, курарин начинает свое контрдействие в условиях столбнячного затишья, образовавшегося после растворения скупуламино-содовой оболочки. В человеческом организме получается как бы бешеное завихрение, почти внутренний взрыв, и это стойкое ошеломление, я бы сказал, надежно охраняет психику от вторжения даже наиболее грозных внешних возбудителей. Таким образом, до сознания пациента вовсе не дойдет никакая бомба: ему просто будет не до нее. Я пока кончил, сэр!


Д.И.КАСТРЕЛЬ. БАЛЛАДЫ ИЗ ПЕРВОИСТОЧНИКА. Цикл к «Бегству мистера Мак-Кинли»

Д.И.КАСТРЕЛЬ

Режиссерский сценарий – вещь расчетливая. Переполненная смыслом и нюансами сцена расписана вся: и кто что через какую паузу говорит, и что висит на стене, и откуда светит фонарь, и сколько на это отведено метров, то есть секунд. Разочаровывает.

Но если отвлечься от виденного фильма и увести технологические подробности в зону бокового зрения, то получится нормальная литература. Потом в фильме даже и потери считаешь против написанного.

Режиссерский сценарий «Бегство мистера Мак-Кинли» написан Михаилом Абрамовичем Швейцером мастерски. Идея «опереть фильм на баллады, как мост на опоры» (по выражению С. А. Милькиной) была не просто предложена некоему возможному поэту, – но и сами баллады были прописаны каждая в отдельности. Причем так, что сначала даже обидно за музу Высоцкого: песни сделаны по практически готовым текстам. Получается даже какая-то мистика: Швейцер уже слышал баллады, еще не написанные Высоцким.

Сходство текстов настолько велико, что сначала возникла мысль о рифмовании подстрочников то есть о Высоцком-переводчике, хотя и на язык оригинала. В принципе, такой подход возможен, но, кажется, взаимоотношения текстов лежат в другой плоскости.

Швейцер уже в работе над сценарием добивается гармонической сведенности всех составляющих будущего фильма. А раз уж балладам назначено стать «опорами» картины, то и выписываются они самым определенным способом – режиссерским показом.

Есть легенда, будто Мейерхольд, не бравший в руки кия, показывая актерам сцену в бильярдной, с треском вогнал в лузу четыре сложнейших шара. Примерно так же сработал и Швейцер: в его текстах-показах заданы ритм, лексика, интонации – короче, и форма, и содержание. Отсюда у читателя создавалось полное впечатление, что баллады уже – вот они. Позже Швейцер говорил и, наверняка, показывал Бонионису, Бабочкину, Демидовой, что он от них ждет, а они выходили на площадку и играли свои блистательные роли. Нормальная закадровая работа…

Попутно хотелось бы обратить внимание вот на что. В своем рассказе о создании фильма С. А. Милькина говорит, что «поскольку фильм задумывался на американском материале, то и виделся он нам сделанным в американской манере. А американское кино очень широко использует прием сквозных баллад, и там есть блестящие их сочинители и исполнители». И там же: «<…> идея <…> авторскую мысль, авторский текст сделать в виде такой песенной прослойки, по-брехтовски, чтобы эта мысль-песня шла как бы снизу, из самой гущи жизни». Мне трудно согласиться или не согласиться с указанием на американские корни «приема сквозных баллад». Примеров не знаю, не видел. В мюзиклах, которые удалось посмотреть, песни сплошь «персонажные», замедляющие действие – типичные «вставные номера». Общее впечатление (повторяю, сугубо личное), что уровень американского кино после Чаплина не достаточно таков, чтобы Швейцер там мог что-нибудь перенять.

Мне кажется, что Швейцер и Высоцкий опознались именно в Брехте. Другое дело, что Брехт – художник безусловно западный, и введение в сюжет «очужденных» баллад – даже просто как прием – выглядело иноземной фигурой.

В этой работе автор предлагает сравнение заданий (показов) Швейцера с исполнением их Высоцким. Есть ли изменения, в каком направлении и почему они сделаны; если изменений нет – тоже почему. Ну и пора, наконец, ввести тексты Швейцера в научный оборот.

Баллада о маленьком человеке

Из режиссерского сценария М. Швейцера:

Вперемежку с движущимися толпами, людскими лицами Нью-Йорка, Парижа, Гамбурга и заглавными титрами фильма начинается «Баллада о маленьком человеке». Вот что примерно поется в «Балладе».

– Сейчас вам будет показана забавная история некоего симпатичного мистера Мак-Кинли, из которой всякий сделает выводы по своему разумению. Он не бог, не герой, не звезда. Он такой же, как я и ты, – «маленький человек».

Людские потоки. Утренний «час пик» Бостона, Сиднея, Мадрида, Алжира, Рима…

Вот он – в толпе, «маленький человек», вот он, мистер, герр… месье… сеньор…

Ему всегда некогда. Он спешит на работу. День начался.

(Сейчас авторы дают изложение словесного материала «Баллад» и ее зрительного, изобразительного материала в почти неразделенном виде, и читающему сценарий предоставляется возможность пока самому, на свое усмотрение мысленно выбирать, что – слово, а что – изображение.)

Добрый день!.. Бонжур… Буэнос диас… Гут морген…

Боне джорно… Хау ду ю ду! Он оборачивается, улыбается, но ему некогда.

Тебе всегда некогда. Ты спешишь… Ты идешь, ты толчешься в автомобильных заторах…

в подземных переходах и наземных, в гремящем метро, в сабвее…

Ты трясешься в автобусе.

Простите, как вас зовут? Да-да – вас. Ты отвечаешь без улыбки.

А, здравствуйте, мистер Мак-Кинли! Хау ду ю ду! Сколько вам…

Тебе некогда? Ты сходишь?

Тебе всегда некогда.

Ты гонишь на мотоцикле… жмешь педали велосипеда…

Ты работаешь. О, боже! Ты делаешь все и работаешь везде, где положено работать человеку…

На заводе, ферме, в парикмахерской, у бензоколонки…

в конторе, в лаборатории, в школьном классе…

В обеденный перерыв ты закусываешь

в кафе,

В баре-забегаловке в стоячку,

в траттории…

Разворачиваешь свой бутерброд в стальных конструкциях небоскреба… Пьешь пиво,

кофе,

молоко…

Ты читаешь газеты,

листаешь журналы –

Какая яркая обложка!

(И непонятно откуда возникает глухой, утробный и зловеще нарастающий подземный гул. Этот гул накрывает и голых девочек на пляже, и глянцевито-голубой «кадиллак», и сборище хиппи, и эти уютные газоны перед новенькими домиками, и парня, улыбающегося новым подтяжкам…)

На цветном развороте журнала – это грандиозно красиво – взрывается водородная бомба…

Ты растерянно улыбаешься – это, говорят, очень далеко.

Ты улыбаешься – это очень красиво.

Ты испуганно закрываешь журнал.

Здравствуйте, мистер Мак-Кинли!

Ты листаешь газеты. Листаешь журналы. Ты не веришь ни хорошему, ни плохому, что в них печатают. Хорошее? Где оно? Что-то его не заметно рядом. А в плохое поверь – жить не захочешь. А тебе надо жить.

Ты едва сводишь концы с концами…

На рынке. В продовольственном магазине.

В универмаге ты и твоя жена серьезны, как на кладбище.

Цены! Ты боязливо переглядываешься с продавцом.

Как торжественно покупаешь ты своим ребятам на улице мороженое!

Тебе всегда не хватает денег до получки, еще одной комнаты, телевизора, нового платья жене к рождеству, нового костюма, еще одной коровы, воскресного торта, автомобиля, верблюда…

Зато у тебя всегда один лишний ребенок. Вы любите своих детей, простите?

Вы оборачиваетесь, вы улыбаетесь.

Очень приятно!

А вы? Вы смеетесь. Шестеро? Двое? Тоже хорошо.

Здравствуйте, мистер Мак-Кинли. Хау ду ю ду! Извините, сколько вам лет? Через год полсотни? Держитесь, мистер Мак-Кинли!

Ты любишь спорт, и ты сам в душе – спортсмен. Ты болеешь на стадионах.

На футболе,

на корриде,

на скачках,

на автогонках.

Ты любишь глазеть на аттракционы, происшествия.

Ты всем нужен, «маленький человек», все от тебя чего-то хотят. Все.

Одни – продать тебе подороже…

Другие – купить у тебя подешевле.

Тебе всучивают залежалые товары и идеи.

Ты всем нужен, «маленький человек».

Не для того, чтобы любить тебя, но чтобы использовать тебя в своей игре.

Ты должен работать, покупать, молиться господу богу, платить налоги, воевать, бастовать, справлять праздники, выбирать президентов…

Тебя запугивают, тебя лобзают, перед тобой заискивают, когда ты нужен.

А больше всего тебя хотят насмерть запугать.

Японский,

испанский,

эфиопский,

французский,

итальянский,

арабский,

немецкий,

англо-саксонский мистер Мак-Кинли!

Хау ду ю ду! Мистер Мак-Кинли!

Указывать на совпадения текстов нет смысла: они очевидны. Авторская «очужденная» позиция – ракурс сверху – воспроизведена буквально. Все реалии сюжета, снизанные Швейцером, пунктуально перечислены Высоцким – правда, Высоцкий перечислительные ряды сокращает: у Швейцера бутерброды, пиво, кофе, молоко, у Высоцкого – бутерброды без напитков. И т. п. Отношение к «маленькому человеку» не изменено: он основа всех ценностей. Ирония та же – дружелюбная. Лексика, в общем и целом, где не повторена, там перекликается. Политический вектор не отклонился ни на градус, разве что у Высоцкого он чуть острее… Задание выполнено.

Но выполнял-то его художник! Просто зарифмовать текст могут и Резник, и Газманов. Значит, ищем различия. Это самое интересное.

Швейцер говорит о «маленьком человеке» вообще, герой его текста – любой из миллионов. Отсюда – «ты делаешь все и работаешь везде», «ты закусываешь в кафе, баре, траттории», «ты болеешь <…> на футболе, на корриде, на скачках, на автогонках»… Отсюда сквозное по всей балладе обращение ты. Герой Высоцкого все-таки в большей степени именно Мак-Кинли, хотя пока и суммарный, неконкретный, «типичный». Обращение Певца к своему герою чуть более адресно. Соответственно ты становится локальнее путем введения расширительного вы. Детальней и последовательней прописан «распорядок дня». С другой стороны, какие-то детали отпали: чтение газет и журналов, покупка мороженого; что-то съежилось до одного определения и ушло в обобщающую часть: «ты болеешь на стадионах» – «толпы стадионные».

И конечно, у Высоцкого резче, выраженней политическая окраска. Там, где Швейцер наводит на мысль чередой констатаций, Высоцкий формулирует прямо, желчно, лозунгово. Еще бы! Ведь это его сквозная на всю жизнь тема: быть человеку «маленьким» или расти вверх. Из тридцати строф семь явно политически заостренных, и как раз они дальше других уходят от текста Швейцера.

Наконец, у Швейцера постоянно ощутимы связь и взаимное комментирование текста баллады и монтажа зрительного ряда. Высоцкий же выстраивает сюжет более самостоятельный, способный существовать отдельно.

Баллада о манекенах

Он у витрины.

За стеклом – домашний очаг, чисто, светло… Манекены играют в семейное счастье.

(Как и «Баллада № 1 О маленьком человеке», и эта поется за кадром на английском, а может быть, на каком-то выдуманном составленном из разноязычных слов диалекте с синхронным переводом /субтитры/. Словесный материал «Баллады» будет в какой-то степени диктоваться снятым и подобранным в зарубежных фильмотеках материалом. «Баллада о манекенах» строится на монтаже снятых и подобранных в соответствии с «сюжетами» и «ситуациями» «Баллады» планов самых разных манекенов.)

Вот изобразительная и сюжетная тематика «Баллады о манекенах»:

Хорошо им, манекенам: неплохая, чистая работа. Спят, обедают, носят модную элегантную одежду, смотрят лучшие телевизоры, играют в гольф…

Я, признаюсь, часто завидую манекенам. Еще бы! Если бы моя девочка каждое утро так ловко смахивала с меня пыль, драила и пылесосила, я был бы счастлив, я стал бы джентльменом. Знаете, почему манекены всегда улыбаются? Они хорошо воспитанные люди. Они улыбаются всем одинаково: и Рокфеллеру, и безработному бродяге.

Вот это правильно!

Я им всегда завидую: они курят лучшие сигареты, они вовремя питаются, они читают книжки в красивых обложках, они никогда не жалуются на здоровье; они всегда спокойны. Они не хозяева. Пусть у хозяев болит голова. А им все равно – купят, не купят товар.

Вот почему они всегда улыбаются.

Они оптимисты. Вот они кто! Им не страшно. Только они во всем этом городе или во всем этом мире не испытывают страха и тревоги за завтрашний день. Вот почему я завидую манекенам!..

Правда, последнее время и их стали беспокоить, им стало доставаться. Помните налет на магазин спорттоваров? Ох, сколько там перестреляли невинных манекенов! Мамочка моя! Они там лежали в обнимку с убитыми полицейскими. Ну и дела!

И все-таки я часто, ох, как часто я завидую манекенам!..

Различия разительны.

У Швейцера – «маленький человек», он же Мак-Кинли, остановился перед витриной. Певец легко читает его незатейливые мысли и честно, безоценочно транслирует их слушателю. Это легкий теоретический блуд, игра фантазии, полушутливый умственный эксперимент. Да, замешанный на усталости от жизни и выживания, да, спровоцированный неуверенностью и страхом. Но все равно: взрослый человек сыграл в куколки в уме и пошел дальше. Герой просто остановил взгляд на чистой витринной жизни манекенов. Слегка позавидовал. Лишь единожды предположил себя там, за стеклом, ненавязчивым «если бы…». Правда, вот и их валят пули…

То есть, задана мягкая, с оттенком самоиронии песенка. Персонажная. Мелодия Кальварского, прозвучавшая в фильме, пожалуй, очень близка к заданию Швейцера.

У Высоцкого все не так.

Он не выполняет задания (!), но, как говорят в спорте, работает вторым темпом. Поймав героя на шаловливой мыслишке (как бы уже после швейцеровской баллады), Певец вцепляется в него, как бульдог. Мыслишка гиперболизируется до фиксированной идеи, до философии, до идеологии. Песня уходит на совершенно другой уровень обобщения. Манекен возводится в символ, но не тихого благополучия, а жизни без сердца и души. У Швейцера манекен падает под пулями – у Высоцкого он несокрушим. У Швейцера манекену завидуют – Высоцкий манекеном грозит и пророчит… Элегической интонации образца нет и в помине. Есть ерничанье, сарказм, вызов. Разумеется, изменяется и Певец. Это уже не добродушный, чуть ироничный рупор мечты «маленького человека». Это аналитик, шут, судия!

Значит ли это, что Высоцкий не понял или не принял показ Швейцера? Думаю, это значит, что Высоцкий понял и принял фильм Швейцера. А именно в «Балладе о манекенах», как и в финальной «Балладе об уходе в рай», мысль автора фильма заявляется голосом Высоцкого с наибольшей прямотой и рельефностью.

Музыка же Кальварского Высоцкому понравилась…

Баллада о Кокильоне

В сценарии дается описание – «фильм в фильме» – документальной ленты об истории жизни и открытия Кокильона. Хронику комментирует вдова Кокильона:

«…в семье аптекаря, родился Жак Кокильон. Кто бы подумал тогда, что этот скромный домик в Канаде станет местом паломничества мировой науки!.. Скромный школьный учитель Жак Поль Кокильон был, как вам известно, в то же время пытливым и страстным химиком-любителем. В этой крохотной любительской лаборатории…

…первого октября 1953 года путем смешения веществ домашнего обихода он совершенно неожиданно получил прозрачное, студенистого строения, воздухообразное вещество…

…противоречившее всем общепринятым представлениям о газе и впоследствии вошедшее в мировую науку под именем коллоидального газа. Впоследствии!

Но тогда!.. Он был уволен из школы!! О! Местная газета вдоволь поглумилась над ним! Он так и остался бы средь сонма безвестных героев и мучеников науки, если бы не случилось… Однажды! Четыре года назад, господа, в непогодный осенний вечер, продрогнув на охотничьей прогулке, мой муж зашел погреться в соседний бар. С равной страстью предавался этот человек науке, музыке и… охоте. Лишь среди ночи попал он домой и был как-то особенно тих и задумчив… Любовь к науке, поиску, к эксперименту буквально сжигала мосье Кокильона даже по ночам…

Можно лишь догадываться, сколь страстно ему хотелось в ту ночь проверить промежуточное состояние вновь открытого им тела: что же это, наконец, коллоид, газ или жидкость?.. Предварительные опыты отвергали эти предположения… Вот почему оказался он среди ночи здесь, в экспериментальном помещении, где, видимо, по рассеянности открыл спусковой газовый кран, что и привело… к величайшему – после Эйнштейна и Вора – открытию века. Четырехлетние попытки пробудить мосье Кокильона не привели ни к чему. Вместе с тем Национальный медицинский совет, во избежание летального исхода, запретил извлекать мосье Кокильона из газовой среды… Спасибо…

Здесь нечего сравнивать. Баллада написана Высоцким «просто так», от избытка сил, на всякий случай. Мягкое предложение режиссеру. Песенный комментарий, по идее, должен был заменить рассказ экскурсовода к фильму в фильме. Интересная деталь: Высоцкий до секунды уложился в отведенный метраж. Впрочем, такая поразительная точность скорее всего говорит о случайности попадания. И хотя баллада была сделана лихо, Швейцер идею не принял. Предположим, с таким мотивом: в фильме это будет просто изящная завитушка, абсолютно нейтральная в содержательном плане, и выпускать Певца по столь малому поводу – из пушки по воробьям.

Мистерия хиппи

(Смысл, поэтический и политический облик песен этого эпизода лишь намечен и будет уточняться.)

О! Мессия! О! Учитель!

Он явился!

О, наконец! Новый Назарей!

Мы ждали!

Он – оттуда! Вас знают все!..

Стойте! Что Вы?! С Земли свалились?!

Там, откуда он к нам явился, – никаких девочек, никакого секса, – о, нет!

Билл Сиггер поет свою песенку о том, как Мак-Кинли решил удрать с этой грешной Земли, как потерпел неудачу потому, что бесплатно ничего не бывает, даже одной остановки в метро зайцем не проедешь. И вот – он с нами, опять на Земле. И не унывает!..

На то он и суперзвезда, Мак-Кинли. О! Он знает много способов, как спастись от этой нашей жизни, от ее страхов, ее проблем. Просто и дешево: самоубийство! Есть много прекрасных способов самоубийств. Есть наркотики. О! Это так хорошо, когда грезишь! Но потом так плохо, что лучше не жить И есть мы – хиппи, мы – беглецы!

…Мы – беглецы из отчих домов! Мы блудные сыновья нашего государства!

Мы уходим…

Ах! Мы тоже были чудными малютками, прелестными бутузами, диснеевскими мульти-пульти у наших мамуль и папуль.

Но мы ушли.

Мы никогда не вернемся на отчий порог под заботливый кров нашего государства. Это – без нас.

Пусть папули и мамули сами по себе делают свой бизнес, жмут деньгу из ближнего, молятся деньге, лицемерят, лгут на службе и дома, убивают, молятся,

но не говорят, что это для нас для их крошек, для бутузов-карапузов. Нам ничего не надо от них.

Мы не наследники!

Лучше откинуть копыта на большой дороге, под открытым небом, работать поденщиком до седьмого пота за кусок хлеба и штаны, чем жить, как живут папули и мамули, деды и бабы…

Общество потребления кончится на нас.

Долой! Мы не верим!

Мы точно знаем, чего мы не хотим: их образа жизни – до крика…

Долой! Мы не верим!

Их религии – до зубной боли.

Долой! Мы не верим!

Их морали – до тошноты!

Долой! Мы не верим!

Их государства – до желания кусаться!

Долой! Мы не верим!

А во что мы верим, чего хотим – знают точно наши дети!

Мы одиноки, как пришельцы из других миров, как марсиане среди людей, как вы, мистер Мак-Кинли!..

Идите к нам – вас станет больше!

Нет?! Тогда мы идем к вам, и тогда станет больше нас.

Мистерия двусоставна: песня Билла Сиггера и собственно мистерия.

Песня Билла Сиггера в сценарии не развернута, а скорее – названа. Беглый абрис содержания и несколько реплик вокруг почти не ограничивают исполнителя. Ясно, что это должен быть небольшой «прикол» и не более. Высоцкий собрал все эти крохи и сделал один из своих поэтических шедевров. Для меня эта песня – тайна, в которую не лезь. Не рискуя входить в текст, могу только предположить, что Высоцкий сел писать этот «прикол», имея какие-то слова, какие-то задачи, какие-то цели… Потом окатило – слава богу, успел записать и поставить точку. Все задачи решены. Все цели настигнуты. Мне кажется, что Высоцкий сам немножко робел перед этой своей песней: шутовски, как задано, не пел ее никогда.

А вот «Мистерия хиппи» показана Швейцером вполне: с ключевыми словами, с рефреном, с указанием, где хор, где солист… И, пожалуй, именно в этой песне вариант Высоцкого наиболее плотно совпадает с предложением Швейцера. Разночтений практически нет. Интонация, накал – те же. Кажется, пора уже удивляться такому сходству. А удивляться-то нечему. Сама по себе идея голого, тотального, отбойного отрицания – идея бедная. Она не знает оттенков и нюансов. Она зажигательна уже своей простотой. Ее можно только повторять; на любом уровне красноречия или косноязычия она не обогащается и не беднеет. Но ей можно придать индивидуальное, характеризующее выражение. Режиссер это сделал, а Высоцкий повторил.

Баллада об оружии

(Музыка органа уступает место четкому и яростному музыкальному вступлению в «Балладу об оружии». Певец начинает петь в сопровождении гитары или поп-ансамбля «Балладу об оружии», которая пойдет далее на всем бессловесном эпизоде, связанном с покупкой оружия и его испытанием. Здесь дается примерное пока изложение «Баллады об оружии».)

Итак, итак, итак… – начинает певец, – маленький человек бывает хороший, а бывает плохой. Плохому маленькому человеку обязательно требуется огнестрельное оружие. Без оружия плохой маленький человек – вообще не человек

Нам, маленьким людям, не нужны ракеты, не нужны подлодки, ядерное оружие. Пусть у генералов и министров насчет этого болит голова. Нам это не подходит… Это нам не по карману. Мы – скромные люди. Уже чего-чего, а скромности у нас хватает… Вот чем мы гордимся – своей скромностью!..

(Этот примерный текст «Баллады» ложится на всю сцену, сопутствует и акцентируется точными совпадениями с ситуациями сцены, с типажом и соответствующей игрой персонажей сцены.)

Зачем нам «Фантомы» и «Б-52»? Пусть о них хлопочут государственные шишки, они жмут налогоплательщиков, – пусть у них болит голова. А мы – скромные – мы никого не жмем… Иногда, если повезет, симпатичную девочку в кино, а на худой конец – свою старуху…

Но что нам положено по закону – отдай! Давай пистолет, винтовку, автомат, сгодится нож и ручной пулемет. Без этого не прожить! Хочешь урвать свой кусок пирога – припаси оружие.

И жди, не спеши, работай над собой. Научись стрелять, тогда попытай счастья. Выходи на охоту. Не брезгуй ничем.

На слонов пусть охотятся мистеры в Африке.

А ты здесь у себя помаленьку: на лис, на зайчиков.

Главное – смелей! Убить человека – не страшно. Я тебе точно говорю. Кто на войне был, тот знает, а кто не был, тоже знает: у нас и без войны – война.

Я тебе точно говорю, ты слушай: жизнь человеческая стала дешевле коробки спичек! Ты не верь никому, кто болтает, что убить человека – страшный грех. Плюнь в глаза. Вот мы с приятелем столько уложили всякого сброда за две войны, даже детей – случалось, под руку попадались, – а вот – в полном порядке! Нет, с оружием ты везде человек! Только с оружием! Благодарение господу, мы живем в свободной стране и можем покупать и носить оружие. Попробуйте запретить! Не выйдет! Государственные заправилы, если пошевелят мозгами как следует (на то у них и голова большая), поймут, как трудно и неудобно станет им расправляться со своими политическими противниками, со всякой красной, черной сволочью, с устаревшими президентами, если они запретят продажу оружия. Ого!

А пока оно свободно продается – и мы спокойны, и вы будьте спокойны!..

В сценарии балладу предваряет «четкое и яростное музыкальное вступление». В этом же ритме вступает Певец: «Итак, итак, итак!..». Далее следуют четыре четкие и последовательные словесные формулы. А вот еще далее Певец возвращается к своему «источнику информации». Собственно, он поет ответ плохого «маленького человека» на вопрос: «Что ты думаешь об оружии?». Почти сливаясь со своим героем, Певец разглагольствует его голосом о полезности оружия, о своей скромной потребности только в стрелковом, о дешевизне жизни, которую отнимаешь, о свободе вооружаться… Идея своей норы, и чтобы было чем оскалиться. Песня человека-крысы. Попросту говоря, мистеру Мак-Кинли показывают, кем он становится. Интонация монолога почти бытовая, почти доверительная.

На первый взгляд, в задании сшибка. Но нет: просто заданы камертон и характер. Нужно соединить. Что Высоцкий и делает.

Ясно, что плохой «маленький человек» на заданной камертоном ноте петь не может – получится обыкновенная истерика. И Высоцкий дает Певцу петь с открытым забралом, от себя. Да, он может быть «даже дружен» с паршивцем и где-то с ним «пройтись», но поет он от себя. Но, с другой стороны, и Певцу особо горячиться по поводу крысиной психологии «ханыги» как-то не с руки – мелковато. И баллада меняет предмет, становится балладой об оружии и насилии в фатальном, всеохватном масштабе, балладой о самой идее оружия и насилья (кстати, у Швейцера слова насилье вообще нет).

(Маленькая деталь: в названии баллады об меняется на про. При всей синонимичности этих предлогов, предлог про несколько субъективирует предмет, придает ему оттенок самостоятельности и, отчасти, протяженности во времени.)

Итак, планка поднята предельно: человечество, а не только какое-то отребье, живет с идеей оружия тысячелетия и почти столько же с этой идеей борется. Проблема для одной баллады явно велика. И Высоцкий делает блестящий, чисто художественный ход – он пишет балладу как импровизацию. Сюжета нет, есть тема. И эта тема, как смерч, наматывает на себя, втягивает в себя виток за витком и поглощает все, становится каким-то мировым ужасом… Меня же в этой балладе поражает то, что при всей своей мощи и значительности она не создает в фильме никаких смысловых перекосов, остается одной из опор картины.

Марш футбольной команды «Медведи»

Ситуация, для которой заказана песня, такова.

Предстоит голосование по финансово чувствительной проблеме. Исход гадателен. В зал входит группа молодых людей и рассредотачивается по рядам кресел… После объединяющего пения голосование проходит почти единогласно. Молодые люди уходят. Нечто похожее позднее снял Боб Фосс в «Кабаре»…

Вот как написано у Швейцера:

«Первыми подымаются в рядах тридцать интеллигентно-очкастых, спортивного типа молодых людей. По залу проходит волна встающих, подымающихся голов. Хлопают откидывающиеся сиденья.

Первым запевает один особенно интеллигентно-очкастый.

За ним – другие спортивно-очкастые молодые люди.

Это нечто среднее между маршем знаменитой бейсбольной команды “Медведи” и песней “Когда зацветут подснежники”…

Весь зал подхватывает хорошо знакомый несложный мотив и слова.

Мощным хором звучит песенка под сводами круглого зала…».

Коротко, но густо. Никакого показа. Просто предложение сделать этюд на ситуацию. Я спрашивал у Михаила Абрамовича: «“Когда зацветут подснежники” – это что за песня?». – «Не знаю». – «Но ведь название…». – «Знаете, боюсь, что я его сам придумал». Интересно, что Высоцкий так и написал: первые полстрофы – марш «Медведей», вторые – «Когда зацветут подснежники». Вышла нормальная персонажная песня. Ребята представили себя – мы представили их. Здоровенные парни, что-то помнящие от воскресной школы. Жеребцы с вплетенными ленточками. Сила есть. Образ создан. В фильм не вписалось.

Вообще, об этой песне (единственной из цикла) как-то никто не переживал и не вспоминал впоследствии. Почему? Мне кажется, что ошибку допустил Швейцер. По смыслу и ситуации сцены, в зал вошла дисциплинированная сила. Иезуитски тихая сила удава. Хор у них запоет, но сами они петь не любят. Думаю, Высоцкий написал бы и таким ребятам их песню, но заданы были «Медведи»… Впрочем, и в таком, исключительно «не нашем», варианте сцена не прошла литовку.

Прерванный полет

Говорить об этой песне в рамках темы – нечего. Она не заказывалась и даже не упоминалась в сценарии. Сравнивать не с чем. Но сказать понуждает одна устоявшаяся несуразность – на мой взгляд. Эту песню напрямую связывают со смертью самого Высоцкого – мол, рано умер, не допел, не до… Да не так же! Песня написана на заурядную смерть одного из миллионов, из нас. Здесь горе ежедневного ухода тысяч и тысяч проживших жизнь и не заметивших, как прожили. Не выполнивших и доли предначертанного, не узнавших, что они могут. Божественный дар жизни поглощается землей – и следа нету! По чьей вине? Да причем здесь Андропов с Сусловым? Идиотизм природы! Ответа нет и не ищи. Но хоть проживи ты эту свою единственную – сполна…

Кстати, сцена, для которой написана эта песня, такая: Мак-Кинли случайно видит похороны случайной жертвы позавчерашней перестрелки.

Баллада об уходе в рай

– Гуд бай, маленький человек! – подхватывает грубый и хриплый голос Певца. – Прощай!

(Четкий ритм иронической «Баллады об уходе в рай» сопутствует четкому неуклонному ритму сменяющих друг друга стоп-кадров, отмечающих все последовательные этапы неуклонного движения м-ра Мак-Кинли к вечному блаженству.)

Теперь уж ты уходишь в рай на законных основаниях: по билету второго класса, как и положено порядочному человеку. Сбывается мечта!

Одному из всех нас – тебе дано узреть царствие божие.

Ты увидишь все небо в алмазах…

Твои документы в порядке. Отпечатки пальцев сняты…

А вдруг ты увидишь самого господа бога?! Тогда привет ему от всех нас. Контрабанды нет… Фотография любимой – разве это порнография? Хотя там, через триста лет… Кто знает, какие там будут чистюли. Может, у них…

Да, друг, пройдут года, и все мы, твои современники, сослуживцы, соседи, состаримся здесь, умрем. Наши дети и внуки и внуки внуков наших состарятся и уйдут…

И прольются дожди и пронесутся ураганы над их могилами. Господи, только бы не было страшной войны… Пересохнут ручьи, упадут леса и вновь поднимутся в птичьем гомоне. И внуки наших правнуков будут болеть, любить, мучиться, сеять хлеб, воевать и бороться с войной, – делать все, что положено делать «маленькому человеку» на земле.

И растить детей. И станут они лучше нас, и пройдут века… О, господи, только бы не было страшной войны!..

А тебе все это будет «до лампы», избранник судьбы! Тебе хоть бы хны. Ты будешь лежать себе, пока не раздастся команда «Выходи!». И ты выйдешь и увидишь, что мир хорош! Такой новенький, чистенький, умытый. Без толкотни. Живи – не хочу! На всем готовом! Ну и счастливчик! Я завидую тебе!

Но слышишь? Звенит последний звонок! Прощай, мистер Мак-Кинли! Гуд бай! Господу богу привет! Слышишь?.. Не забудешь?..

Анализ текстов Швейцера и Высоцкого можно и не начинать. Достаточно положить рядом оба текста: они идентичны. Но, кажется, уже по другой причине, чем подобное же сходство «мистерий хиппи». Фильм близится к концу, и это последняя возможность для режиссера сказать от себя напрямую, дать оценку, подвести черту, поставить точку. Впервые Швейцер дал возможность Певцу снять грим и говорить с героем лицом к лицу, и Певец говорил высоко и прекрасно. Ирония не отменила его слов, но дала им искру. Мечта мистера Мак-Кинли развенчивается мягко и дотла. Мне кажется, Высоцкий не отказался бы спеть и швейцеровский текст. Что он, по сути, и сделал.

М. А. Швейцер своим сценарием сделал – применительно к балладам – главное: влюбил Высоцкого в фильм и дал свободу.

А потом уже другие, специально обученные, люди сделали со сценарием и затем – фильмом – то же, что акулы сделали с меч-рыбой Старика.

Но это был великий фильм, верьте слову.

Каждый раз, когда мистера Поппи нужно было прямо уволить из школы в Рождество

Серьезно, этого парня даже DBS проверяли?

«Рождество

» — это, пожалуй, один из лучших рождественских фильмов, которые может предложить Британия, и я не хотел бы этого по-другому. Будь то хаотичный характер мистера Поппи или взволнованное существо мистера Мэдденса, это идеальная симфония фильма. Но в каждом рождественском фильме есть один вопрос, который находит отклик у всех нас: как, черт возьми, мистеру Поппи было позволено так долго быть ассистентом учителя?

Конечно, он был весёлым учителем, которого вы хотели бы иметь в начальной школе.Тот, который позволил бы тебе уйти ни с чем, и все бы завидовали тому, что он был твоим крутым помощником учителя. Но спросите себя: позволили бы вы нянчиться с вашими детьми? Ответ должен быть отрицательным, потому что он является абсолютной помехой. Этот мужчина мог потерять ребенка в пустой комнате. Он, вероятно, нанесет им какую-то травму, скорее всего, из-за проглатывания краски (не спрашивайте меня, почему я думаю, что я просто делаю это). Он беспорядок. Причина, по которой он учитель, которого вы всегда хотели, но никогда не имели, заключается в том, что этот человек НИКОГДА не продержится и недели в реальной школе.

Вот разбивка всех случаев, когда мистера Поппи следовало уволить из больницы Святой Бернадетт:

1. Желание сделать слайд смерти

Этим детям, должно быть, было от шести до семи лет, и все же он хотел, чтобы они приняли участие в смертельном спуске с вершины собора? В идеальном мире это звучит довольно больно, но для 4-футовых детей это немного натянуто. Даже не заводите меня, когда мальчик, одетый как ангел Гавриил 80-х, качнулся с вершины собора.Мистер Мэдденс постоянно говорил ему «нет», но в качестве повторяющейся темы, которую мы видим в этих фильмах, он игнорировал его. Все, что нужно, это один раз проигнорировать мистера Мэдденса, чтобы ребенок умер в результате действий мистера Поппи, просто этого еще не произошло. Это не было угрозой, просто звучало как угроза.

2. Посещение класса, чтобы посмотреть, как женщина рожает

Что бы он ни пытался им показать, была ли необходимость вот так шрамировать кучку шести-семилетних детей? Точно нет. Если бы меня взяли со школьной экскурсией в родильное отделение и я должна была засвидетельствовать это, я не думаю, что когда-либо была бы прежней.Дети падают в обморок слева, справа и по центру, это опасно для здоровья, если я когда-либо видел такое. Это МНОГО медицинских форм, которые родители должны подписать. Подозрительная сумма.

3. Подделка подписей родителей для поездки двоих детей в Америку

Это был момент, когда фильм достиг своего апогея для меня, если бы не то, что я брал детей смотреть, как рожают женщины, или не подталкивал мистера Мэдденса к тому, чтобы дети отправились на горку смерти, это был кульминационный момент, когда я подумал: «Да, это человек никогда не должен был быть нанят.

Где, по мнению родителей детей, они были? Ночевка в школе? Ему ни в коем случае нельзя было позволять оставаться ассистентом учителя в следующих двух фильмах, поскольку он достаточно близко помог в похищении двух детей.

Не то чтобы это Америка или что-то в этом роде

4. Начало «драки» со студентами Окмура

Вот эта часть действительно забавна, потому что две начальные школы всегда враждовали друг с другом по самым непонятным причинам.И хотя мистер Мэдденс тоже слепо принимал участие, ясно, кто это начал. Если бы я пошел домой после школы и сказал маме, что мой класс подрался с другой школой из-за того, что ассистент учителя начал «драку», я не знаю, надолго ли бы я все еще был там. Кроме того, почувствуйте, что родителю было бы трудно не сомневаться в том, что ассистент учителя использует слово «грохот» в любом контексте.

5. Кража осла

Бедный фермер, у которого мог быть этот осел, теперь остался без осла благодаря мистеру Поппи.После кражи его в Уэльсе по дороге на «Песню на Рождество» (то самое шоу, в котором ему сказали, что школа не будет участвовать), осел снова появляется в третьем фильме под названием «Чувак, где мой осел? !” и я могу себе представить, что именно это, должно быть, думал фермер, когда мистер Поппи думал украсть животное и вернуть его в Ковентри.

6. КРАСТЬ РЕБЕНКА

Это действительно помогло мне во втором фильме. Если взять группу детей на экскурсию в Уэльс на «Песню на Рождество» после задержания и похищения мистера Петерсона вместе с ним недостаточно, чтобы вы поняли, насколько он плохой учитель, тогда я не знаю, что еще сказать тебе.

Тот факт, что мать только что небрежно махнула миссис Биван, как будто это было не пот, для меня так странно, как извините, это ваш РЕБЕНОК. Но, увы, мистер Поппи сошел с ума, потому что думал, что это совершенно нормально.

7. Кража паспортов и посадочных талонов студентов Окмура

В третьем фильме мистер Поппи везет детей, которые слишком стары, чтобы так долго находиться в одной группе, и инспектора мистера Шепарда, потерявшего память (по вине мистера Поппи), в Нью-Йорк. Город.Во-первых, это предложение достаточно безумно. Ты не можешь писать эту чушь. И да, это кажется чрезвычайно захватывающей поездкой, но также и очень НЕЗАКОННОЙ, учитывая, что они устраивают флешмоб и крадут паспорта и билеты всех студентов Окмура, а мистер Поппи изображает из себя строго театрального Гордона Шекспира.

Я думаю, что уже достаточно устала от того, насколько этот человек действительно сумасшедший, но в глубине души мы все хотели бы, чтобы мистер Поппи был нашим классным помощником, но не слишком хотели бы оставлять с ним наших детей.

Истории по теме, рекомендованные этим автором:

• Только третий лобстер смог получить полную оценку в этой нише Викторина «Реальная любовь»

• Какой ты странный и малоизвестный персонаж из «Реальной любви»?

• Пройди этот тест, и мы скажем тебе, какой ты мучительный ребенок CGI Polar Express

Галерея мистера Поппи — Pixilart