Писатели счастливого детства: Русские писатели и поэты :: Михаил Зощенко. Счастливое детство

Русские писатели и поэты :: Михаил Зощенко. Счастливое детство

Русские писатели и поэты :: Михаил Зощенко. Счастливое детство :: На главную :: Библиотека ::

Рассказы Назара Ильича господина Синебрюхова. Счастливое детство

    Вчера, граждане, сижу я в Таврическом саду на скамейке. Кручу папиросочку. По сторонам гляжу. А кругом чудно как хорошо! Весна. Солнышко играет. Детишки-ребятишки на песочке резвятся. Тут же, на скамейке, гляжу, этакий шибздик лет десяти, что ли, сидит. И ногой болтает.
    Посмотрел я на него и вокруг.
    «Эх, — думаю, — до чего все-таки ребятишкам превосходней живется, чем взрослому. Что ж взрослый? Ни ногой не поболтай, ни на песочке не поваляйся. А ногой поболтаешь — эвон, скажут, балда какая ногой трясет. По морде еще ударят. Эх, думаю, несимпатично как-то взрослому человеку… Комиссии всякие, перекомиссии. Доклада и собрания… На три минуты, может, вырвешься подышать свежей атмосферой, а жена, может, ждет уж, уполовником трясет, ругается на чем свет стоит, зачем, мол, опоздал, Эх, думаю, счастливая пора, золотое детство! И как это ты так незаметно прошло и вон вышло…»

    Посмотрел я еще раз на ребятишек и на парнишечку, который ногой болтает, и такая, прямо сказать, к нему нежность наступила, такое чувство — дышать нечем.
    — Мальчишечка, — говорю, — сукин ты сын! Не чувствуешь, говорю, подлец, небось полного своего счастья? Сидишь, говорю, ногой крутишь, тебе и горюшка никакого. Начихать тебе на все с высокого дерева. Эх, ты, говорю, милый ты мой, подлец этакий! Как, говорю, зватьто тебя? Имя, одним словом.
    Молчит. Робеет, что ли.
    — Да ты, — говорю, — не робей, милашечка. Не съест тебя с хлебом старый старикашка. Иди, говорю, садись на колени, верхом.
    А парнишечка обернулся ко мне и отвечает:
    — Некогда, — говорит, — мне на твоих коленках трястись. Дерьма тоже твои коленки. Идиет какой.
    Вот те, думаю, клюква. Отбрил парнишечка. Некогда ему.
    — С чего бы, — говорю, — вам некогда? Какие, извините за сравнение, дела-то у вас?
    А парнишечка, дитя природы, отвечает басом:
    — Стареть начнешь, коли знать будешь много.
    Вот, думаю, какая парнишечка попалась.
    — Да ты, — говорю, — не сердись. Охота, говорю, паршивому старикашке узнать, какие это дела приключаются в вашем мелком возрасте.
    А парнишечка вроде смягчился после этого.
    — Да делов, — говорит, — до черта! Комиссии всякие, перекомиссии. Доклады и собрания. Сейчас насчет Польши докладывать буду. Бежать надо. И школа, конечно. Физкультура все-таки… На три минуты, может, вырвешься подышать свежей струей, а Манька Блохина или Катюшка Семечкина небось ругаются. Эх-ма!
    Парнишечка вынул «Пушку», закурил, сплюнул через зубы что большой, кивнул головой небрежно и пошел себе.
    А я про себя думаю:
    «Счастливая пора, золотая моя старость! И в школу, между прочим, ходить не надо. И с физкультурой все-таки не наседают».
    После закурил «Пушку» и тоже пошел себе.

    1925



Феномен «счастливого детства», или Осень Чебурашки

Феномен «счастливого детства»

Главный критерий, по которому мы оцениваем детскую книгу, – это ее соответствие нашим представлениям о том, каким должно быть детство. И когда мы говорим: «детская книга – это что-то доброе, чистое и светлое», мы тем самым характеризуем свой образ детства.

Этот образ, естественно, откуда-то у нас взялся: как и любое другое наше представление, он имеет свою историю.

Вообще представление о детстве как об отдельном важном периоде жизни возникло по историческим меркам сравнительно недавно. Это только кажется, что раз на протяжении всей истории человечества существовали дети, то существовало и представление о детстве. На самом деле вплоть до ХХ века этому мешали, во-первых, очень высокая детская смертность, и, во-вторых, достаточно короткий период инфантильности, когда член общества существовал в особом статусе – не участвовал в общем труде и не облагался налогами. Сама граница между детским и взрослым мирами была весьма условной, и период обучения ребенка тому или иному «полезному» делу был довольно коротким.

Детство в нашем современном понимании – это категория, сложившаяся в зрелом буржуазном обществе, в так называемую «викторианскую эпоху» (когда возникло производство детских товаров). В своей концепции детства викторианская эпоха опиралась на традиционную христианскую доктрину, в которой ребенок понимается как невинное существо. То есть существо, еще не успевшее самостоятельно нагрешить. Грех же, в первую очередь, связывается с сексуальностью. Ребенок, согласно христианским представлениям, свободен от сексуальных страстей. А отсутствие сексуальности и есть основной признак невинности (чистоты). Невинность и чистота – синонимы. Представление о невинном, безгрешном ребенке воплотилось, в частности, в традиции изображать ангелочков в виде обнаженных младенцев с крылышками.

В викторианскую эпоху возникает и специальная литература, адресованная детям. Для нее характерен сюсюкающий, «сладенький» стиль: имена существительные употребляются с уменьшительно-ласкательными суффиксами; детям постоянно рассказывают, как следует себя вести; послушных детей уподобляют ангелам. Все это органично вписывалось в тогдашнюю концепцию детства: с чистыми существами нельзя разговаривать обычным языком. Такой язык для них слишком груб, слишком материалистичен. Его требуется «смягчать» и использовать только для разговора на «высокие» темы.

Такой взгляд на детей и стилистические особенности викторианской эпохи кажутся нам понятными, но вызывают лишь исторический интерес. Гораздо любопытней то, что взгляд на ребенка как на невинное существо, почти не обремененное переживаниями, позднее присвоила советская атеистическая идеология.

Правда, здесь произошло важное смещение акцентов: речь шла уже не об отдельном ребенке, уподобляемом беспорочному ангелу, а о детях как особой социальной категории в рамках коммунистической утопии, где наивысшей ценностью считался коллектив. В советской мифологии «дети» были символом неразрывного единства прошлого, настоящего и будущего. Все взрослые когда-то были детьми и в дальнейшем неминуемо станут частью прошлого. А чтобы обеспечить построение нового справедливого (коммунистического) общества, взрослые должны правильно воспитать детей, своих воинственных посланцев в будущее, которым предстоит освоить всю Землю и полететь в космос. Отсюда известные лозунги: «Дети – это наше будущее!» и «Будущее принадлежит детям!». При правильном научном воспитании (которое подразумевало определенные формы изоляции и концентрации) советские дети будут расти свободными от недостатков взрослых, обремененных вредным опытом соприкосновения с «буржуазностью». Дети ‒ это абсолютно чистый материал, который предстоит использовать для строительства светлого будущего. Вот откуда на советское детство проливается свет и чистота – из будущего! Только вместо слова «чистота» употреблялось слово «счастье». На языке советской идеологии это синонимы: очевидно, что абсолютно счастливым может быть только тот, кто пребывает в «раю» строящегося коммунизма. Вот почему в СССР, этом обществе строителей будущего мира, как было сказано, нет никакого секса.

Советская мораль утверждала, что секс (и разврат) вытеснены высокими товарищескими отношениями между полами. А активные проводники этих отношений – девушки-физкультурницы с веслами. В результате этих высоких товарищеских отношений у девушек с веслами появлялись счастливые дети (внешне очень похожие на ангелочков, только без крылышек). Но понимание своего счастья – не такое простое дело. Чтобы ему учить, требовались, среди прочего, и правильные книжки. Задача советской детской литературы как раз и заключалась в том, чтобы «в образной форме»транслировать идеологические установки взрослых.

И точно так же, как в викторианскую эпоху возник особый литературный язык для общения с «ангелоподобными» детишками, советская эпоха создала свой язык для идеологической работы со «счастливыми детьми». Конечно же, этот язык должен был быть «добрым» – раз он базировался на представлении о непорочности детского мироощущения (в смысле незамаранности его буржуазными ценностями и предрассудками).

 

Коллектив и индивидуальность: Чебурашка против Барто

Абсолютное воплощение такого языка, поэтический апофеоз парадигмы счастливого советского детства – это стихи Агнии Барто. Веселый, задорный, простой и незатейливый язык. (Сравните его с сомнительными творческими экспериментами каких-нибудь хармсов или введенских. Неслучайно этим безответственным экспериментам положили конец, уничтожив их организаторов.) Дети, вызывающие умиление даже своими проступками – ведь это не какие-то преступления, а всего лишь милые шалости. Художник Виктор Чижиков в своих иллюстрациях к стихам Агнии Барто изобразил детей именно такими, какими их внутренним оком видит поэт: чижиковско-бартовские детки, как правило, улыбаются (безусловный показатель счастья). А если кто-то из них в данный момент плачет, то видно, что это кратковременное состояние. Эти детки все время подпрыгивают и пританцовывают. Или у них закрыты глаза – как знак абсолютного доверия к миру. Если с персонажами Барто что-нибудь и случается, то это не страшно и всегда поправимо (а точнее – исправимо): кто-нибудь отказался делать зарядку (в то время как все ее делают), или собирать огурцы (в то время как все собирают), или разбрасывает свои вещи (в то время как все относятся к ним аккуратно). Самое страшное, что может случиться с героями Барто, – это когда они вдруг попытаются «отколоться» от коллектива. Но такие попытки тут же пресекаются.

Стихи Барто очень точно отражают психологические установки детей того времени. Советская идеология утверждала безусловное верховенство коллектива над индивидуальностью, ценности коллектива – над ценностью отдельного человека, даже если этот человек – ребенок. Коллективное воспитание, коллективные дела, коллективные мысли и чувства – вот то, к чему должен быть устремлен настоящий советский человек и во что он должен быть встроен. И взрослые люди, и дети так себя и ощущали. И именно об этом сейчас ностальгически вспоминают как о причастности к великому и единому «МЫ».

Но Агния Барто была все-таки очень талантлива. И я подозреваю, что любили-то ее за то подспудное, что пробивалось сквозь панцирь тотального счастья. Моя мама обожала Барто. Особенно – в исполнении артистки Рины Зеленой. Мама прекрасно копировала Рину Зеленую. И я из-за этого до сих пор многое помню наизусть: про снегиря; про то, как лепили снежную бабу; про Лидочку, которая учится прыгать через веревочку. В этих стихах Барто очень точно подмечает невозможную, до болезненности, остроту детских желаний: хочу, хочу, хочу снегиря! Хочу, хочу, хочу научиться прыгать через веревочку! Еще в стихах Барто возникают призраки нелепых детских фантазий: вдруг нашей снежной бабе станет скучно в ночи? Но сюжет со снежной бабой даже менее показателен – в силу своей сентиментальности. А вот это «хочу-хочу-хочу, ужас, как хочу» – очевидное отклонение от «курса», пусть и ослабленное юмористической формой.

Это, если хотите, тенденция будущего развития советской детской литературы – от лубка на тему коллективного детского счастья к столкновению на страницах книги с самим собой, со своими тайными желаниями, страхами и уязвленностью. Правда, тенденция пока еще очень слабо просматриваемая.

Но в «советские нелюдоедские» времена эта тенденция усугубляется: появляются Чебурашка, Заяц-Другмедвежонка, Удав, измеренный попугаями. Сейчас нам довольно трудно оценить, чем и кем они были в момент своего «рождения». И мы почти автоматически зачисляем их в «добрые, чистые и светлые». Ну, и действительно: в образе Чебурашки доминируют округлости. Тельце, уши, глаза – все стремится к шарообразности. Такая доведенная до предела «младенческая» форма. Символ детскости, детенышеобразности. И мы забываем, что Чебурашка – прежде всего маргинал. Существо неопределенного происхождения, неопределенных занятий, попросту бомж, проживающий в телефонной будке. И, что самое страшное, он не умеет шагать в ногу – без всяких шансов исправиться. В общем, по всем советским меркам – конченое существо. И мы ему симпатизируем? Полное крушение ценностей.

Да появись этот Чебурашка на пятнадцать лет раньше, его автору было бы предъявлено обвинение во вредительстве – это же настоящая диверсия против коллективизма! Автор замещает коллективное частным – частными отношениями, частными привязанностями. Его герои странные.

Я уж не говорю про ежиков и «медвежонков», которые вместо того, чтобы трудиться на благо общества, протирают тряпочкой звезды. То есть заняты исключительно бессмысленными делами и переживаниями. Все их силы уходят на переживания.

Такие герои во времена напряженной идеологической борьбы с загнивающим Западом, где проповедовались ценности «индивидуализма» (вообще-то речь шла об индивидуальности, но в такие стилистические тонкости не вдавались), были не только не нужны, но очень опасны. И, с точки зрения тогдашних представлений о счастливом детстве, ничего «доброго и чистого» в них не было. Я бы сказала, что в них ощущался растлевающий дух индивидуализма, вытесняющий из сознания маленького читателя установки на строительство светлого будущего и заменяющий их мелкими и недостойными настоящего героя переживаниями.

За это – почти революционное по тем временам – поведение и мироощущение мы и любим этих героев.

Ведь в чем заключается одна из важнейших функций литературы? Помочь нам в понимании самих себя. Назвать словами то, что сами мы назвать словами не умеем или не осмеливаемся. А так как человек меняется – вместе с окружающим его миром, – язык литературы не может быть создан раз и навсегда. Он должен развиваться – иначе литература утратит свою актуальность. И направление задано: все глубже и глубже, расширяя круг тем, преодолевая страх задавать себе вопросы.

 

Борьба за огонь: доктор Фрейд против Чебурашки

Наше общественное сознание в силу разных исторических обстоятельств до сих пор так и не приняло важнейшее психологическое открытие, сделанное более ста лет назад Зигмундом Фрейдом. Это открытие, как все великое, формулировалось несколькими словами: человек устроен очень сложно. Гораздо сложнее, чем представлялось раньше и чем, быть может, нам хочется теперь. Оказывается, человеческая психика не равна человеческому сознанию, которое склонно плодить моральные декларации и упрямо пребывать в заблуждении, будто ему подконтрольны все проявления человеческого бытия. Оказывается, реальная жизнь ребенка не является купанием в океане счастья – даже если вокруг строится какое-нибудь устремленное «к свету» общество, будь то социализм, суверенная демократия или православный абсолютизм. Детская жизнь драматична, полна переживаний – иногда достаточно острых и болезненных. И если наши воспоминания пытаются нас обмануть, то это связано, увы, с хорошо организованным социальным зомбированием и – о ужас! – с неотменимым развитием нашей индивидуальной сексуальности.

Придется признаться: как бы нежно ни любили мы Чебурашку, как бы ни впадали в ностальгические воспоминания о времени, проведенном над историями про Ежика и Медвежонка, языка, которым они говорили (языка их книг), уже не хватает, чтобы ответить на запросы настоящего времени и озвучить проблемы современного ребенка. И свидетельство тому – признание этих произведений классикой. Классика – это то, к чему общественное сознание уже адаптировалось, на что выработало устойчивые способы реагирования. А значит, книга утратила взрывную силу откровения, свойственную всему новому в культуре. Книга теперь работает по-другому, без «революционного накала», и поэтому очень часто перемещается на возрастной этаж ниже: раньше истории про Чебурашку читали дети начальной школы (и взрослые), теперь родители читают их детям дошкольного возраста. То же самое произошло и с «Волшебником Изумрудного города», и со сказочными повестями Туве Янсон.

Нас страшно раздражает поток переводных книг, воспринимаемый почти как диверсия против отечественной литературы. Но пока мы ходили строем за железным занавесом и пестовали свое счастливое детство, в мировой культуре много чего случилось. Там в это время как раз искали и находили новые способы говорить с детьми об их сложности. Там появлялись новые литературные шедевры, на которых мы могли бы расти, но от встречи с которыми нас заботливо уберегли какие-то давно забытые дяди и тети. И сейчас нам приходится наверстывать. Мы слишком многого не успели прочитать. И многому не научились.

Теперь наша важнейшая общая задача – и пишущих, и читающих – осваивать новый язык. А пока мы побаиваемся браться за новые темы и все пытаемся равняться на любимого, ставшего классикой Чебурашку, нам придется смириться с тем, что переводные произведения лидируют в сфере детской книги.

Но это, я думаю, временно.

Да, бывают такие периоды, когда стихи Хармса оказываются под запретом. Это, может, на время лишает кого-то понимания собственной сложности, но не отменяет общей тенденции.

Марина Аромштам

Детство — аргументы ЕГЭ

Тезисы

  1. Роль семьи в жизни ребенка сложно переоценить: именно этот социальный институт формирует характер и мировоззрение личности.
  2. Тяжелое детство — одна из главных социальных проблем современности, ведь оно порождает психологически травмированных людей, выплескивающих свои комплексы на окружающий мир.
  3. Равнодушие родителей ведет к тому, что ребенок усваивает ложные жизненные ценности и сворачивает на кривую дорожку.
  4. Семейные ценности — это важнейшая нравственная опора для общества.
  5. Детство в жизни человека играет главную роль, ведь именно в это время закладывается фундамент личности — нравственные основы.
  6. Воспоминания о детстве преследуют нас всю жизнь и помогают разобраться в себе. В них скрываются ответы на главные вопросы о нашем характере и внутреннем мире.
  7. Исторический характер понятия «детство» обусловлен тем фактом, что эволюция восприятия этого периода в жизни человека отражает переустановку моральных ценностей и ориентиров в обществе.
  8. Каждый из нас понимает, сколь велико значение детства в жизни человека. От первых впечатлений зависит формирование картины мира и восприятие людей.
  9. Военное детство — это одна из самых острых проблем современности. Насилие, агрессия, лишения и страдания лишают ребенка времени и возможности для нормального развития и личностного роста. Психологические травмы, полученные в ходе войны, становятся непосильным бременем для маленького человека.
  10. 10.Счастливое детство создает для ребенка прекрасные условия для личностного роста и саморазвития. Это залог будущего успеха.

Аргументы

М. Горький, «Детство». Многие писатели подчеркивали исторический характер понятия «детство», обозревая эпоху глазами героя-ребенка. Такую картину мы видим в повести Горького. Алеша описывает свои первые сознательные годы и погружает нас в исторический контекст того времени. Маленький Лексей судит царскую Россию и зачитывает свой приговор. Пока дворяне жили благополучно и нанимали детям сотого гувернера, простые ребятишки были изначально лишены шанса проявить себя. Алеша подвергался телесным наказаниям, издевательствам, унижениям, и никто не защитил его от родственников, погрязших в мелочности и жадности бедняков. Развитию детей они не уделяли ни времени, ни внимания, потому что сами были невежественны и занимались только выживанием. Разорившись, дед не смог содержать внука и отправил его «в люди» — на заработки. А ведь ему не исполнилось и 16 лет! Такое зверство по отношению к детям сейчас неприемлемо. Любая жестокость становится делом в органах опеки и попечительства. Однако еще сто двадцать лет назад ребенок мог быть избит до полусмерти безнаказанно, а его семья могла запросто послать его на работу. Именно через призму детства Алеши мы может увидеть изнанку царской России.

Антуан де Сент-Экзюпери, «Маленький принц». Воспоминания о детстве помогают нам лучше понимать мир вокруг и избавиться от налета цинизма. Это доказывает пример из самой известной сказки для взрослых. В своей сказке Антуан де Сент-Экзюпери с первых страниц обращается к маленькому читателю и просит прощения за то, что эту книгу он посвятил взрослому. Для автора детская пора – это время бурной фантазии, неземного воображения, искренности и доброты. «Все взрослые когда-то были детьми, но не все об этом помнят», — фраза, напоминающая читателю о том, что детство никуда не ушло. Оно бережно хранится в нашей памяти и позволяет увидеть мир через призму непосредственности и бескорыстия. Летчику, который был рассказчиком, удалось понять маленького принца лишь потому, что он помнил свои самые счастливые года. Он не позволил тяготам взрослой жизни изменить себя к худшему. В душе он оставался таким же открытым и честным, как в первые годы. Таким образом, Антуан де Сент -Экзюпери призывает читателей не забывать ребенка, который живет на дне души, ведь только так вы сможете сохранить связь с последующим юным поколением и увидеть окружающий мир таким, каков он есть. 

Л.Н. Толстой «Детство». Счастливое детство ребенку дарят хорошие родители, которые могут подарить любовь и заботу. Повесть великого писателя Льва Николаевича Толстого подтверждает это. Автор рассказывает о ранних годах десятилетнего Николеньки Иртеньева. Мальчик рад и беззаботен, потому что получает от семьи только положительные эмоции. Самой ярко выраженной темой произведения является любовь мальчика к родителям. Свою матушку Николенька представляет лучезарной и святой, как будто она ангел во плоти. Её облик является жизненным эталоном, защитой и опорой для ребенка. Память о нем герой пронесет через всю жизнь, и она убережет его от многих ошибок и падений. Действительно, Наталья Николаевна посвятила детям всю себя. В отличие от многих других дворянок, она лично принимала участие в развитии детей и не жалела времени для общения с ними. Что же происходит с мальчиком, когда он узнает о смерти своей маменьки? Наступает конец счастливой поры, детство ушло безвозвратно вместе с самым дорогим человеком. Автор проиллюстрировал тесную связь родителей с детскими годами ребенка и показал, какую важную роль они играют в судьбе детей. От их поддержки и внимания зависит то, каким будет детство человека.

Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание». В своем романе Федор Михайлович Достоевский на примере Родиона Романовича Раскольникова продемонстрировал влияние детских воспоминаний на последующую взрослую жизнь человека. Незадолго до убийства старухи процентщицы молодому человеку явился сон-воспоминание из детства. В нем маленький Родион стоит в слезах и умоляет пьяного Миколку оставить лошадь и не мучить её. Мужчина не слушает ребенка и продолжает избивать ни в чем неповинное животное. В итоге оно погибает от рук пьяной толпы. Это впечатление травмировало психику ребенка, но дало жестокий жизненный урок о том, что любое насилие ужасно и недостойно человека. Так автор сеет сомнения в мыслях Раскольникова, ведь в детстве он сам считал, что никто не в праве распоряжаться чужой жизнью. Таким образом, именно воспоминания из детства положили начало душевного раскола в душе главного героя. 

В.Г. Распутин, «Уроки французского». Проблема неблагополучного детства во все времена была одной из самых острых и злободневных. В советское время она тоже очень волновала мыслителей. Так, в рассказе Валентина Распутина поднимается проблема детства на грани нищеты.  Рассказчик повествует о семье, где материальное положение настолько шаткое, что дети неоднократно сталкивались с голодом. В послевоенной деревне царила разруха. Люди работали в три смены, но вместо денег получали скудный набор продуктов, которого не хватало на большие семьи, лишенные кормильцев. Одна мать не могла вытянуть троих детей, а государство никак не облегчало его задачу. Голод  побудил главного героя начать зарабатывать с помощью азартной игры. Так он мог заработать себе, пусть и не всегда честным путем, на молоко, необходимое при его диагнозе — малокровии. Молодая учительница, Лидия Михайловна, узнав об этом, помогала своему ученику. Просто так брать деньги мальчик отказывался, поэтому женщина пошла на преступление и начала играть с ним в азартные игры, жертвуя своей репутацией. Даже после увольнения молодая учительница поддерживала своего ученика. Эта история иллюстрирует социальную беспомощность ребенка, обреченного на голодное прозябание. Такое детство способно сбить человека с толку и толкнуть его на преступный путь.

И.А. Гончаров, «Обломов». В детстве формируется фундамент человеческой личности. Это доказывает роман Ивана Александровича Гончарова, где поднимается проблема детской избалованности. С юных лет Илья Ильич Обломов наблюдал ленивый, пустой и неторопливый жизненный уклад своих родителей. Хозяйственные дела не являлись их заботой, вся работа доставалась слугам, а вот послеобеденный сон был обязательным пунктом в расписании семейства Обломовых, как и обильные пиры каждый день. Герои жили по инерции и не могли даже надеть чулки без помощи крепостных крестьян. Свое будущее они доверили многочисленным управляющим, а сами деградировали в праздности до последней степени. Илья был единственным ребенком в семье, и поэтому был избалован вниманием и любовью. В дальнейшем именно такая излишняя забота и сделает из него совершенно несамостоятельного, инфантильного и неумелого человека. Обломов так и остался большим ребенком, за которого все делают слуги, а жизненно важные вопросы решают близкие друзья. Тем самым автор произведения показал, что происходит с ребенком, если его чрезмерно опекать и оберегать от самой жизни. 

Л.Н. Толстой «Война и мир». В романе-эпопее «Война и мир» Лев Николаевич Толстой акцентирует внимание на семейной атмосфере семьи Ростовых. Наташа и Петя выросли в дружественной и доверительной среде, где прежде всего ценятся доброта, честность и уважение. Ростовы не наказывали и не затыкали детей, всегда давали им высказаться и проявить свои таланты. Каждому ребенку уделялось достаточно внимания, каждый находил у родителей поддержку и сочувствие. Например, однажды отец заплатил крупный долг сына и простил его, и с тех пор Николай стал более ответственно относиться к деньгам. Ровняясь на родителей, молодые люди выросли отзывчивыми и добрыми. Они всегда готовы помогать окружающим. Им не чужды патриотизм и чувство долга, это доказывают поступки как Петра и Николая, так и Наташи. Этот пример доказывает, что детство играет главную роль в формировании характера и мировоззрения личности.

Л.Н. Толстой, «Война и мир». В детские годы закладываются моральные основы личности. Это доказывает пример из романа-эпопеи «Война и мир». В доме Болконских царила атмосфера суровости и собранности. Отец был строг и часто применял слишком жесткие методы воспитания, особенно по отношению к княжне Марье, однако молодым людям с детства были привиты доброта, честность, стремление к развитию, порядочность и чуткость. Старый генерал не любил проявлять свои эмоции, старался быть сдержанным отцом, но всегда учил сына и дочь милосердию, благородству, трудолюбию. Он стремился сделать из них сильных и волевых людей, способных противостоять подлости и хитрости. Особое внимание Болконский уделял обучению своих детей. Их детство было наполнено полезными занятиями и возможностями проявить себя. Это воспитание не забылось с годами и стало базисом для будущих достижений. Андрей и Марья реализовались в семье и обществе, стали достойными уважения людьми. Автор показал, какую важную роль играет воспитание в раннем детском возрасте, когда формируется внутренний мир личности.

Н. М. Карамзин, «Бедная Лиза». Счастливое детство, наполненное вниманием и заботой родителей, благотворно влияет на развитие личности. Именно первые впечатления формируют наше мировоззрение. Подтверждение мы находим в русской литературе. В повести Николая Михайловича Карамзина описывается детство Лизы, которое прошло в любви. Отец был защитой и опорой семьи, баловал супругу и любимую дочь. Однако после скоропостижной смерти отца детство Лизы кануло в прошлое. Юная девушка столкнулась с жестокой правдой взрослой жизни. Ещё не повзрослев, она стала самостоятельно обеспечивать себя и семью. Лиза была благодарна родителям за все, что они сделали, поэтому опекала мать, так и не оправившуюся после смерти мужа. Ради нее героиня вставала засветло и много работала. Скромность, трудолюбие, доброта, упорство — вот качества, которые Лиза приобрела благодаря счастливому детству. Даже ее принципиальность и чувствительность стали следствием той атмосферы, которая создалась в доме любящих родителей. Узнав о предательстве любимого человека, героиня предпочла смерть и покончила с собой. Однако перед роковым шагом она позаботилась о том, чтобы ее матери были доставлены деньги на жизнь. Таким образом, автор отметил исключительную роль детства в жизни человека: Лиза стала такой доброй и самоотверженной именно потому, что ее первые годы жизни были наполнены любовью и лаской.

М.А. Шолохов, «Тихий Дон». Трудное детство всегда негативно сказывается на развитии личности. Примеры, подтверждающие это, мы можем найти в классической литературе. Михаил Александрович Шолохов в своем романе, описывая героиню Аксинью, окунается в события, произошедшие с ней ранее. Когда Аксинье было всего шестнадцать лет, она подверглась насилию со стороны родного отца. Позднее брат и мать убили его. Это событие перевернуло ее жизнь. Даже выйдя замуж за Степана, Аксинья не смогла забыть это ужасное надругательство, ведь новоявленный муж постоянно попрекал ее прошлым. Психологическая травма, полученная в детские годы, повлечёт за собой трансформацию духовного мира девушки. Так можно объяснить измену Аксиньи Степану, а затем и Григорию. Как бы Аксинья ни мечтала о семейном очаге, у нее ничего не получается. С детства, на подсознательном уровне, у неё нарушены семейные ценности, которые тесно связаны с верностью. Так, автор показал, какую немаловажную роль играют негативные события, произошедшие с нами в детские годы. 

А.С. Пушкин, «Евгений Онегин». Детство сильно влияет на развитие моральных ценностей личности. Именно в первые годы жизни мы подражаем нашим родителям, и их модель семейного очага усваивается нами. Рассмотрим примеры, подтверждающие эту мысль. В романе «Евгений Онегин» Александр Сергеевич Пушкин поднимает вопрос влияния воспитания и личного примера на детей и их дальнейшее взросление. В семействе Лариных читатель наблюдает за атмосферой любви и уважения членов семьи друг к другу. Несмотря на различие в поведении и повадках, родители любят как задумчивую и молчаливую Татьяну, так и резвую и озорную Ольгу. Вечера в семье объединяют всех домочадцев. Отец и мать героинь никогда не разлучались и, несмотря на разногласия, жили благополучно. Хоть мама Татьяны и Ольги в девичестве не хотела выходить замуж за Дмитрия Ларина, она смирилась со своей судьбой и стала достойной супругой. В такой крепкой семье девушкам с детства были привиты честность, чуткость и чувство уважения как к себе, так и к окружающим людям. Татьяна – эталон женского образа того времени. С детства поняв, что нет ничего дороже семейных ценностей и супружеской верности, она, продолжая испытывать чувства к Евгению Онегину, отказывает ему. «Но я другому отдана, я буду век ему верна», — за неё, вопреки эмоциям, говорят её совесть и воспитание. Так, Александр Сергеевич показал, какую роль играет модель семьи, усвоенная в детстве, в последующие годы взрослой жизни. 

Н. В. Гоголь, «Тарас Бульба». Именно в детстве человек усваивает пример или антипример своих родителей, и его отношение к нему определяет мировоззрение и дальнейшую судьбу. Пример, доказывающий это, мы встречаем в повести Николая Васильевича Гоголя, где описывается обстановка, в которой росли и воспитывались казаки Остап и Андрий. С раннего детства отец строго воспитывал сыновей, прививал им верность, мужественность, смелость и патриотизм. Однако чрезмерная суровость, а иногда и жестокость, сделали одного из его сыновей предателем Родины. В порыве гнева Тарас жестоко бил, унижал и оскорблял жену, мать своих детей. На подсознательном уровне Андрий понял, что не хочет оставаться в обществе с устаревшими патриархальными правилами, и перешел на сторону врагов, где нравы были совсем другими. Он хотел любить и носить на руках свою женщину, а не бить и унижать ее, отдавая все свое время боям и пирам. Предательство Андрия — это протест на уровне ментальности. Он восстал против своего безотрадного детства, против отцовской модели семьи. Так, читатель видит, какую роль играет атмосфера детства в дальнейшем процессе роста личности ребенка.  

Писатель Борис Минаев о потерянной планете детства, жажде подвига и новом реализме подростковой литературы

Борис, твои рассказы в книгах «Детство Лёвы» и «Гений дзю-до» — это ностальгическая попытка вернуться в собственное детство?

Борис Минаев: Для меня это не просто ностальгия по детству. Это некий созданный мной мир, в котором я продолжаю жить, по мере того как пишу что-то новое.

Впервые я захотел вернуться в детство, когда мне было лет 12-13. Точнее, не в детство, а туда, где мне было хорошо, и о чём у меня сохранились яркие воспоминания, — в свой двор на Трёхгорном валу. В это время наша семья переехала в другой район, и я затосковал. Такое часто бывает с детьми после переезда — даже если ты остаешься в том же городе, это другое окружение и другая жизнь. Ко всему прочему, наступило моё отрочество со всеми вытекающими отсюда проблемами, чувством одиночества и потерянности. В школе мне было очень трудно. Учёба на новом месте началась с того, что меня жестоко избили, мне пришлось перейти в другую школу. Всё вместе обостряло чувство, что я потерял что-то очень важное — свою планету дворового братства, дружбы, всеобщей любви…

 

Во дворе дома на Трехгорном валу

В 16 лет, болея дома, я описал несколько сюжетов, связанных с моим старым двором, и попытался передать это чувство потерянного рая. С того текста всё и началось. Я всё время возвращался к этим рассказам, и в конце концов получилась книга, которая выходила пять раз в разных издательствах.

Что касается именно моего детства — да, я хотел бы туда вернуться, потому что там остались мои счастливые молодые родители, моя старая Москва. Мой папа умер, когда мне было 20 лет, и мне важно, чтобы он продолжать жить в моих рассказах.

Это реальный мир твоего детства или в нём много вымысла?

Борис Минаев: Изначально я опирался на воспоминания. Когда начинаешь писать, постепенно проступают какие-то подробности, но приходится добавлять массу деталей из головы. Чем дальше я писал, тем этих деталей становилось больше, а потом появились и новые сюжеты. Так что это мир, созданный заново, и в нём трудно отделить память от фантазии. Когда-то память играла первую роль, а сейчас, наверное, фантазия. Но в любом случае это два механизма, которые друг без друга невозможны. Я бы не хотел, чтобы мои рассказы воспринималось как мемуары. Это мой особый мир, в той Москве, которую я как бы заново придумал.

 

Борис Минаев

 

Детство Лёвы выглядит почти идиллическим, гармоничным — у него любящие родители, хорошие друзья, мир вокруг полон открытий и приключений. Но ведь на самом деле у ребёнка совсем не лёгкая жизнь. Об этом говорят многие писатели; например, Януш Корчак написал повесть «Когда я снова стану маленьким», где его герой возвращается в детство, а потом в отчаянии сбегает оттуда. У тебя это не так.

Борис Минаев: Я согласен — жизнь ребёнка трудна. Мне никогда не нравилось «сю-сю-сю» в советской детской литературе — и не только в советской. Детство с самого начала — путь огромных потрясений. Каждый день, каждый контакт с миром. Всё, что приходится делать маленькому человеку, всё, что с ним случается, — необычайно сложно. Об этом даже страшно думать. Я уж не говорю о подростковых проблемах, в которых человек может и не выжить — первая любовь, первое предательство. Это очень тяжёлый период, но… наши эмоции в это время такие захватывающие, что они всё это компенсируют и остаются с нами на всю жизнь. Способность воспринимать дуновение ветра, взгляд человека, цвет неба, полёт жука — всё это даёт ребёнку силы преодолевать все неприятности и идти дальше по минному полю своего детства.

Конечно, мой герой должен был со временем пережить страх, ужас, тревогу — всё, что переживал я и каждый ребёнок. Он просто не дорос до этого времени отрочества — и я не хотел, чтобы он дорос.

В школе, как я уже говорил, меня травили. Это было страшное испытание, тяжелейшее. Я плакал, я чувствовал себя униженным. Я не мог отстоять свое чувство собственного достоинства, призывал на помощь родителей. Я не писал об этом никогда — и не хочу. Я перешагнул через эти воспоминания, и мне не хочется делать их предметом своих рассказов.

 

В кружке Детского дома культуры

Какую роль играли книги в твоём детстве?

Борис Минаев: У меня было не очень много детских книг. Разумеется, я обожал «Незнайку», русские волшебные сказки (про летающий корабль, например), «Чиполлино». Были, конечно, и другие любимые детские книжки. Однажды мне попался в руки «Капитан Сорвиголова» Луи Буссенара — благодаря моей тёте, которой досталась большая часть библиотеки бабушки и деда. Я совершенно сошёл с ума от этой книжки. Я понял, что, как любой мальчик, я хочу читать именно такое — про приключения. В конце 60-х годов этот товар можно было купить только на «чёрном» рынке. Майн Рид и Жюль Верн стоили почти так же, как пластинки Битлз. В библиотеке эти книги были вечно на руках, а сидеть в читальном зале мне не нравилось.

Поэтому с 12 лет я осваивал тот небольшой книжный шкаф, который был у папы и мамы, с небольшими остатками дедовской библиотеки. Я очень благодарен родителям за то, что там было много русской классики. Повесть Чехова «Моя жизнь» я прочёл очень рано, и она произвела на меня глубочайшее впечатление. «Петербургские повести» Гоголя, проза Пушкина, Лермонтова — всё это моё детское чтение. А потом я осилил эпопею Сергеева-Ценского «Севастопольская страда» о Крымской войне — тоже важное чтение моего отрочества. Война, герои — это то, что мне было нужно. Хотелось найти об этом толстую книгу и читать её бесконечно. Но такого чтения в моём детстве почти не было, оно появилось позже. В какой-то степени заменителем детской литературы были экранизации, фильмы, теле- и радиоспектакли. Ну, скажем, «Проданный смех», был такой великий советский телефильм. Очень страшный.

Я даже в какой-то момент задумал написать книгу про детей, которые сами сочиняют длинный приключенческий роман по мотивам того, что они где-то слышали, читали, смотрели — потому что им не хватает этих книжек.

Были книжные герои, с которыми ты себя ассоциировал?

Борис Минаев: Я не просто ассоциировал — я собирался последовать примеру героев Буссенара. Там дети убегают на англо-бурскую войну и воюют против англичан, а в моё время шла война во Вьетнаме. Всё радио, все газеты, все пионерские сборы были заполнены ужасами вьетнамской войны. Это очень походило на описанное у Буссенара, и мне хотелось убежать и сражаться за свободу вьетнамского народа. Я даже пытался сколотить отряд, но не нашёл отклика у моих товарищей, потому что у них эта война была связана не с героическим повествованием, а с политинформацией после уроков. Сам же я был мало способен на реальные подвиги — и слава богу! — хотя начинал копить деньги и припрятывать продукты.

 

Борис Минаев «Мягкая ткань»

У тебя есть собственный список книг, который необходимо прочитать в детстве?

Борис Минаев: Думаю, каждый человек должен найти свою такую книгу. Например, для моего старшего сына такими стали произведения Герберта Уэллса. Егор Гайдар в своих воспоминаниях писал, что его любимая книга — «Три мушкетёра», и он перечитывал её всю жизнь в трудные моменты.

Для меня это оказалась, увы, не слишком высокохудожественная книга Луи Буссенара. Я её перечитывал много раз. Также на меня сильно повлияли тексты Конан Дойля, Жюля Верна, ранние вещи советского фантаста Александра Беляева, «Тайна двух океанов» Григория Адамова. Это особо ценный для меня жанр волшебной прозы — это не сказки, а волшебство, на которое способен человек: он что-то изобретает, летит на Луну, плывёт на удивительном подводном корабле.

Были книги, которые ты открыл для себя, уже когда росли твои дети?

Борис Минаев: Я много и с огромным удовольствием читал своим детям — это были чуть ли не лучшие мгновения моей жизни — и безмерно им благодарен за знакомство со многими прекрасными книгами. В 90-е годы уже появилась детская Библия, «Хроники Нарнии» Клайва Льюиса, книги Толкиена. Хлынул поток новой детской литературы. И только тогда я впервые прочёл им вслух, именно как тексты, Астрид Линдгрен про Карлсона, «Пеппи Длинныйчулок», я прочёл вслух блистательный «Остров сокровищ», «Алису в стране чудес», «Винни Пуха», «Питера Пэна». Я был потрясён, какая всё это великая проза, написанная великими людьми и сравнимая с Гомером, с Шекспиром, с кем угодно. Это не детские книжки, это особый жанр мировой литературы.

В одном своём интервью ты говорил, что взрослые не должны ограничивать детское чтение книгами, которые они читали когда-то. Но ведь это и есть та самая великая мировая литература...

Борис Минаев: Да, существует круг чтения, сформированный родителями или дедушками и бабушками, основанный на книжках нашего детства: Чуковский, Маршак, Кассиль, Аркадий Гайдар (да, это удивительный гений, который смог благодаря огромному таланту преодолеть свою красноармейскую тематику, выйти за эти рамки). Они все прекрасные. Но детская литература так же, как физика, химия, математика, — это область творческого разума, и она развивается. Есть совершенно новый мир современной детской литературы. К счастью, в 90-е годы у нас появились десятки издателей, редакторов, переводчиков, которые самоотверженно начали издавать неизвестные в СССР зарубежные детские книги. И выяснилось, что там другой мейнстрим, совершенно другие авторы, которые честно и безжалостно говорят о тяжёлых подростковых проблемах, о том, как устроен мир.

Ни я, ни даже мои дети не росли на этих книгах, но они произвели переворот в подростковом чтении. И постепенно у нас тоже появились авторы, которые не боятся писать остро и интересно о жизни детей. Я могу здесь назвать Эдуарда Веркина, Марину Аромштам, Марию Ботеву, Асю Петрову, Марианну Гончарову, Елену Усачёву, А. Жвалевского и Е. Пастернак, которые идут в сторону проблемной, откровенной, совершенно иной детской литературы.

Это уже не мир Чуковского и Маршака, с одной стороны, или Питера Пэна и Карлсона — с другой. Это не Успенский, Коваль и Остер с их юмором и иронией, со скрытыми смыслами, которые взрослые понимают, а дети только чувствуют. Это совершенно открытый, бесстрашный взгляд на человека. Вот он, вот его семья, вот его проблемы, вот время, в котором он живёт. Лариса Романовская в повести «Слепая курица» пишет о детстве в 90-е годы: чувство голода, в школе — сбитые с толку учителя, не знающие, как и чему теперь учить, дома — замотанная ожесточённая мать. Могу назвать «Чеченские дневники» Полины Жеребцовой — про девочку, которая оказалась во время войны в Грозном под бомбёжками. Это новый подростковый реализм такой силы, которого, мне кажется, даже взрослая литература не всегда достигает.

Зарубежная литература ещё более открыто рассматривает проблемы насилия над детьми, темы болезни, смерти, одиночества. Некоторые родители считают, что такие книги не стоит читать детям. Можно понять желание защитить своего ребёнка, не дать ему узнать раньше времени о жестокости жизни…

Борис Минаев: Это ровно то, о чём я говорил. Если мы будем формировать круг чтения детей из того, что мы читали в детстве или видели в кино, мы отрубаем от ребёнка отражение современного мира в книгах современных писателей. Это, конечно, испытание для родителей, потому что они сами не привыкли к такой детской литературе. Взрослые сами не хотят слышать об этих вещах и, возможно, даже с ними не сталкивались. Они думают: мы не прочитаем, как дети друг друга унижают, бьют и убивают, мы не прочитаем про наркотики, и мой ребёнок будет от всего этого избавлен. Не хочу, чтобы он это знал! Если понадобится, я сам проведу с ним воспитательную беседу. Этот взгляд мне кажется неправильным. Дети должны читать современные книги. Какие? На эту тему много рекомендаций, есть списки такой литературы, и я надеюсь, что этот труд критиков, обозревателей, библиотекарей будет востребован.

 

Борис Минаев «Детство Лёвы»

Мы увидим новые детские книги писателя Минаева? Узнаем что-то новое о детстве Лёвы?

Борис Минаев: Да, рассказов постепенно становится всё больше. Да и прежние переиздаются. В конце прошлого года книжка «Детство Лёвы» вышла в издательстве «Речь» с иллюстрациями Евгении Двоскиной. Для меня очень важно, что книга наконец вышла с такими прекрасными рисунками и что их делала Женя Двоскина, с которой мы дружим много лет, ещё со времён «Алого паруса». Её рисунки очень точно отражают, дополняют и воссоздают заново тот мир, о котором я рассказываю. Я написал ещё десять рассказов, они потянули за собой несколько старых из «Гения дзюдо» и сборника «Чужие ребята». И теперь в издательстве «Волчок» выходит новая книга под названием «Прекрасный летний день». Там будут совершенно особые иллюстрации — документальные: фотографии улиц и домов, где происходит действие, портреты моих родных, фото, полученные от моих друзей — героев рассказов, рисунки вещей, которых уже нет. Это «волчковая» серия «Памяти детства», и первой в ней изданы воспоминания Лидии Чуковской.

Как ты относишься к тому, что тебя проходят в школе — твоя книга «Гений дзюдо» и другие рассказы входят в список рекомендованного чтения?

Борис Минаев: Я очень этим горжусь. Списки для самостоятельного чтения меняются с годами, поэтому не думаю, что моя внучка, которой сейчас шесть месяцев, увидит мои рассказы в учебнике. Но именно это — самая высокая оценка моей работы, а не премии, не тиражи, не гонорары.

 

С Борисом Минаевым беседовала Ирина Меркина

Фото из личного архива Владимира Осипова

Аргументы ЕГЭ. Проблема восприятия детства как счастливой поры. По тексту Гранина.


Аргументы

  1. В детстве каждый является тем, кем он хочет.
  2. Детство – это свобода.
  3. Взрослые – это просто повзрослевшие дети.
  4. Детство – это начало жизненного пути человека.
  5. Родители – залог счастливого детства.
  6. Детство бывает не только счастливым, а ещё и трудным.
  7. Взрослые все время куда-то спешат и опаздывают.
  8. В детстве все кажется простым и понятным.
  9. Окончание школы – пора прощания с детством.
  10. Детские воспоминания согревают душу.

Эпитеты к слову «детство»

Беззаботное, безмятежное, беспечное, беспечальное, светлое, радостное, благополучное, весёлое, дивное, чудесное, удивительное, неповторимое, лучезарное, золотое, счастливое, неомрачённое, цветущее, нежное, прекрасное, радужное, волшебное, сказочное, счастливое, вечное, давнее, далёкое, невозвратное, забавное, незабываемое, короткое, шаловливое, смешное, раннее, деревенское, послевоенное, невинное, чистое, советское, нормальное, обычное, сознательное, собственное, позднее, солнечное, бурное, замечательное, военное, прекрасное.

Трудное, тяжёлое, бездомное, безотрадное, бедное, голодное, горькое, горемычное, нелёгкое, невесёлое, печальное, несчастливое, обездоленное, одинокое, унылое, хмурое, босое, холодное, ужасающее, полуголодное, нищенское, сиротское, странное.

Примеры из художественной литературы

  1. А. Грин «Алые паруса».

Детство главной героини повести Александра Грина было тяжёлым, она в младенчестве потеряла свою мать, и отцу пришлось бросить карьеру моряка ради воспитания дочери. В маленьком городке, где они жили, не было возможности хорошо зарабатывать, да и старый Лонгрен всю жизнь провел на корабле, кроме морской науки он ничего не знал. Зато у него получилось мастерить отличные деревянные модели лодок, парусников и катеров, правда хозяин магазина, покупал их за слишком низкую цену, и Ассоль с отцом еле хватало на жизнь. Лонгрен не помог спастись человеку, отказавшему в свое время в помощи его жене, и жители Коперны в силу своего узкого мышления и ограниченности не смогли понять поступка старого моряка. Все стали сторониться Лонгрена и его маленькой дочери, родители запрещали детям играть с девочкой, поэтому она росла без друзей. Лонгрен хотел хоть как-нибудь скрасить одиночество Ассоль и часто рассказывал ей дивные истории с захватывающими сюжетами. Девочка очень любила эти рассказы и мечтала о тех приключениях, которые ей описывал отец. Однажды, по дороге в город, Ассоль повстречала сказочника Эгля, который напророчил девочке будущее принцессы, после того, как за ней приплывет ее сужденный на большом корабле с алыми парусами. Любившая фантазировать девочка охотно поверила в предсказанное чудо, и ее вера оказалась сильнее чужих предрассудков. В детстве все верили в чудеса и счастливые истории из сказок, но с возрастом люди становятся прагматичнее и перестают мечтать. Ежедневное однообразие и бытовые заботы делают их существование серым и скучным. Ассоль была исключением из этого правила, поэтому в ее жизни нашлось место для чуда.

  1. А. Гайдар «Чук и Гек».

Рассказ Аркадия Гайдара «Чук и Гек» был адресован детской аудитории, в этом рассказе детство выделяется как особый и неповторимый период жизни. Писатель очень любил маленьких мальчиков и девочек, их жизнерадостность и бескорыстность вдохновляли его на создание произведений о детях и для детей. Главными героями произведения «Чук и Гек» были веселые, озорные, неугомонные мальчишки, приходящиеся друг другу родными братьями. Они были хорошими и добрыми ребятами, но их проказы приносили маме много огорчений. Например, по их вине исчезла телеграмма, о которой они промолчали, чтобы избежать наказания, а Гек спрятался в сундуке, напугав всех до полусмерти. Ребята жили с мамой в Москве, пока их отец находился в тайге на разведывательно-геологической станции. Приключения двух братьев начались с того момента, когда пришла телеграмма от отца, где он приглашал свою семью к себе в гости. Каково же было удивление мамы и мальчишек, когда они прибыли на пустую станцию. Оказывается, сторож отправлял известие о том, что экспедиция, организованная их отцом, задерживается и предупреждал родных своего начальника о том, что не нужно пока ехать. Но эта телеграмма так и не была прочитана, потому что Гек случайно выкинул конверт, даже не открыв его. Жизнь в тайге для непривыкших людей оказалась очень трудной, но у них не было выбора, и братья проявили себя с лучшей стороны, став для своей матери опорой. Накануне Нового года вернулся их отец из экспедиции и по достоинству оценил поведение сыновей.

Рассказ «Чук и Гек» не только знакомит читателя с увлекательной историей двух мальчишек, он учит ответственности, доброте и дружбе.

  1. Антуан де Сент-Экзюпери «Маленький принц».

Основной идеей повести-сказки «Маленький принц» является прославление детства, того жизненного периода, когда чувства ещё искренние, а мысли и поступки бескорыстны и чисты. Антуан де Сент-Экзюпери в своём произведении говорит о том, каким человек должен быть, в чём состоит его истинное предназначение. Он призывает всех взрослых постараться сохранить в себе детство, чтобы между ними и детьми царило понимание.

В сказке взрослых интересует только стоимость вещей и доходы, они не видят настоящего смысла жизни и не замечают красоты окружающего мира. Односторонность их мышления поражает маленького принца, отправившегося на поиски друга. Ему было очень одиноко на его родной планете, она была совсем небольшой и больше там никто не жил. Каждый день он занимался одним и тем же, заботился о своей розе и чистил вулканы. Маленькому принцу не хватало общения, он мечтал отыскать себе товарища. Жители планет, на которые он прилетал, символизируют человеческие пороки: король хочет повелевать, ученого интересуют цифры, взяточника – деньги, пьяницу вообще ничего не заботит. Только фонарщик мог претендовать на роль друга, потому как он беспрестанно трудился, не жалея сил, правда смысла в его деятельности не было. Удалось найти друга маленькому принцу только на Земле, там он встретил мудрого лиса, который смог объяснить ему, что же подразумевает под собой дружба. С этого момента мальчик не чувствовал себя больше одиноким, у него появился друг, а вместе с ним и смысл в жизни.

Только в детстве люди способны видеть вещи в их истинном свете, дети знают, из чего состоит настоящее счастье и ради чего нужно жить.

Роль семьи и окружения для ребенка

  1. В поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души» авторитетные наставления Чичикова-старшего являются мощным стимулом к формированию характера и деятельности главного героя. В списке постулатов оказались: умение угождать вышестоящим лицам, общение с людьми ради выгоды и бережное отношение к деньгам. Сила отцовского завета отразилась во взрослой жизни Чичикова. Он последовал завету отца, искусно освоив умение накапливать. Это следование авторитету сделало из Павла талантливого накопителя, но и несчастного человека, для которого главная цель в жизни связана с миром вещей, а деньги – единственные истинные друзья. Таким образом, Чичиков не только стал безнравственным человеком, который может переступить через любую мораль ради выгоды, но и одиночкой, не познавшим настоящей дружбы и любви.
  2. В аллегорической сказке Антуана де Сента-Экзюпери «Маленький принц» в роли авторитета выступает Лис с планеты Земля, который научил друга основным принципам дружбы и любви. Лис не просто рассказывает принцу, как правильно нужно находить друзей и любить. Он говорит мальчику, чтобы тот «приручил» его. Только через процесс «установления уз» происходит понимание героем истин, которые проповедует Лис. Он ценой своих страданий выучивает Маленького принца, и тот возвращается к своей возлюбленной – розе – потому что когда-то он приручил и ее.

Примеры из жизни

  1. Мне кажется, каждый человек, взрослея, должен оставлять внутри себя частичку детства. Во взрослой жизни слишком много забот и обязанностей, люди забывают о том, что значит радость. Они постоянно думают о насущных проблемах и не находят времени для весёлых глупостей, многие даже разучились мечтать. А ведь в мечтах и заключается смысл жизни, так мы ставим себе цели, к которым стремимся, так мы начинаем верить в лучшее, что ждёт нас впереди. Дети заряжают взрослых светлой энергией, они дают почувствовать то искреннее счастье, ту неподдельную радость и свободу которые бывают только в детстве. Посмотрите в глаза матерей младенцев, они светятся изнутри, в них столько любви и тепла, что становится уютно даже случайному прохожему. Взглянешь на трепетно воркующую над своим чадом женщину, и улыбка умиления невольно промелькнет на лице, а в душе шевельнется что-то очень хорошее, но давно забытое. Другим примером являются учителя, я заметила странную особенность – никто из педагогического коллектива не выглядит на свой возраст. Они ежедневно окружены большим количеством детей, и живое общение с учениками наполняет сердце положительными эмоциями, которые не дают времени взять верх. У детей не так много беззаботного периода в жизни, со временем и к ним придут хлопоты, трудности, печали, поэтому нужно любить их и баловать, а главное помнить: дети ещё не были взрослыми, им трудно их понять, а взрослые детьми уже были.
  1. Личность человека формируется с раннего детства, поэтому изучая чью-либо биографию, основное внимание нужно уделить именно этому периоду жизни. Александр Сергеевич Пушкин с рождения был обеспечен всем необходимым, но ему не хватало главного – родительской любви и ласки. Отец и мать были слишком заняты собственной жизнью и не удаляли должного внимания воспитанию своего сына. Мальчик быстро научился читать и заполнял душевную пустоту книжными историями из отцовской библиотеки. К одиннадцати годам он прочитал все книги, которые были в доме и хорошо знал четыре языка. Детство у поэта ассоциируется с бабушкой и его няней, они давали ему то тепло, которого не хватало мальчику от своей матери. Няня Арина Родионовна познакомила А.С. Пушкина с народным творчеством, больше всего мальчик любил слушать русские сказки. Мудрость народа писатель пронес через все свое творчество, во многих его произведениях присутствуют элементы фольклора, а некоторые сказочные сюжеты и вовсе взяты за основу. Любовь к литературе у А.С. Пушкина появилась благодаря званым вечерам в семейном доме. На эти встречи приходили знаменитые писатели того времени и начинающий маленький творец с благоговением слушал их произведения и критику, которые оказали решающее влияние на формирование его мировоззрения. Жизнь великого русского поэта показывает, что для ребенка не имеет значение достаток семьи и ее положение в обществе, для него главное – любящие родители, которые всегда находятся рядом.

Влияние и роль детства в жизни человека

  1. Молодой монах Мцыри — ключевая фигура одноименного произведения М.Ю. Лермонтова. Он всю свою жизнь тосковал по родной земле горного Кавказа. Личная трагедия героя состоит в его невольничестве, которое не дает ему возможность вернуться к себе домой. Монолог юноши перед смертью содержит детские воспоминания, в которых появляются и отец, и сестры, и вечерний очаг. Но главным для Мцыри является то – что его детские воспоминания отсылают героя к мысли о призрачной и далекой свободе, к которой так стремится юная душа. Таким образом, детские воспоминания, связанные с чувством вольности и счастья, послужили стимулом к роковому побегу героя.
  2. Проблема влияния детских воспоминаний на человека актуализируется в произведении Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Накануне жестокого убийства молодому студенту Родиону Раскольникову снится сон-воспоминание из детства. В нем главный герой предстает маленьким мальчиком, тонко и мучительно чувствующим сострадание по отношению к убиенной пьяным Миколкой лошади. Автор неслучайно включает этот сон в повествование. Данное воспоминание ставит под сомнение теорию Раскольникова, говоря о том, что никто не имеет право распоряжаться чужой жизнью. Но идеологическое начало все же перевешивает в сознании Родиона, и он все-таки убивает старуху. Однако мысли из детства не отпускают его, именно они положили начало противоречию в душе преступника.

Народная мудрость

  1. «Дети – Божья благодать». Во все времена дети считались самой большой радостью в семье, поэтому люди говорили о них как о даре Божьем, ниспосланным за хорошие дела.
  2. «Если есть отец и мать, то ребёнку благодать». Смысл этой пословицы заключается в том, что ребёнку мало, что нужно для настоящего счастья. Лишь бы папа и мама были рядом, остальное не имеет значения.
  3. «Отца с матерью не почитать – никого не уважать». Наши предки чтили своих родителей и прививали с детства уважение к старшим. Если человек не уважал даже собственных родителей, то остальных – тем более.
  4. «Посеешь привычку, вырастет характер». Смысл данной пословицы заключается в том, что человеку всегда нужно работать над собой. Характер вырабатывается со временем, а полезные привычки способны изменить его в лучшую сторону.
  5. «Отец рыбак, и дети в воду смотрят». В этой пословице говорится о том, что дети всегда следуют родительскому примеру. Отец рыбак прививает детям любовь к воде с раннего детства.
  6. «За детьми как за цветами, уход да забота». Что в детей вложишь, то и вырастет. Поэтому наши предки при помощи этой пословицы призывают заботить о детях, для того чтобы нас ожидало достойное будущее.
  7. «Дитя, словно тесто, что замесил, то и получилось». Смысл этой пословицы заключается в том, что характер человека формируется ещё в детстве. Как родители воспитали ребёнка, таким он и вырастет.
  8. «Гни дерево, пока гнётся, воспитывай ребенка, пока слушается». В данной пословице говорится о том, что ребёнка воспитывать надо с раннего детства, чем старше человек, тем сложнее его изменить.
  9. «У матери за пазухой в любой мороз тепло». Ничего нет на свете сильнее материнской любви. Мать всегда будет опорой и поддержкой для своего ребёнка.
  10. «С детьми горе, а без них вдвое». В этой пословице идёт речь о том, что самое большое счастье человека заключается в его детях. С детьми трудно, но без них жизнь теряет смысл.

ЕГЭ по русскому языку . Сочинение по тексту Д.А. Гранина (проблема роли детства в жизни человека).

Сочинение по тексту Д.А. Гранина по проблеме роли детства в жизни человека

(1)Детство редко даёт возможность угадать что-либо о будущем ребёнка. (2)Как ни пытаются папы и мамы высмотреть, что получится из их дитяти, нет, не оправдывается. (3)Все они видят в детстве предисловие к взрослой жизни, подготовку. (4)На самом же деле детство – самостоятельное царство, отдельная страна, независимая от взрослого будущего, от родительских планов, она, если угодно, и есть главная часть жизни, она основной возраст человека. (5)Больше того, человек предназначен для детства, рождён для детства, к старости вспоминается более всего детство, поэтому можно сказать, что детство – это будущее взрослого человека.

(6)Детство было самой счастливой порой моей жизни. (7)Не потому, что дальше было хуже. (8)И за следующие годы благодарю судьбу, и там было много хорошего. (9)Но детство отличалось от всей остальной жизни тем, что тогда мир казался мне устроенным для меня, я был радостью для отца и матери, я был не для кого, не было ещё чувства долга, не было обязанностей, ну сопли подобрать, ну спать лечь. (10)Детство безответственно. (11)Это потом стали появляться обязанности по дому. (12)Сходи. (13)Принеси. (14) Помой… (15) Появилась школа, уроки, появились часы, время.

(16)Я жил среди муравьёв, травы, ягод, гусей. (17)Я мог лежать в поле, лететь среди облаков, бежать неизвестно куда, просто мчаться, быть паровозом, автомобилем, конём. (18)Мог заговорить с любым взрослым. (19)Это было царство свободы. (20)Не только наружной, но и внутренней. (21)Я мог часами смотреть с моста в воду. (22)Что я там видел? (23)Подолгу простаивал в тире. (24)Волшебным зрелищем была кузня.

(25)Любил в детстве часами лежать на тёплых бревнах плота, смотреть в воду, как играют там в рыжеватой глубине, поблескивают уклейки.

(26)Повернешься на спину, в небе плывут облака, а кажется, что плывет мой плот. (27)Под бревнами журчит вода, куда плывет – конечно, в дальние страны, там пальмы, пустыни, верблюды. (28)В детских странах не было небоскребов, автострад, была страна Фенимора Купера, иногда Джека Лондона – у него снежные, метельные, морозные.

(29)Детство – это чёрный хлеб, теплый, пахучий, такого потом не было, он там остался, это зелёный горох, это трава под босыми ногами, это пироги с морковкой, ржаные, с картошкой, это домашний квас. (30)Куда исчезает еда нашего детства? (31)И почему она обязательно исчезает? (32)Маковки, постный сахар, пшённая каша с тыквой…

(33)Столько было разного счастливого, весёлого… (34)Детство остаётся главным и с годами хорошеет. (35)Я ведь там тоже плакал, был несчастен. (36)К счастью, это начисто забылось, осталась только прелесть той жизни. (37)Именно жизни. (38)Не было ни любви, ни славы, ни путешествий, только жизнь, чистое ощущение восторга своим существованием под этим небом. (39)Ещё не осознана была ценность дружбы или счастье иметь родителей, всё это позже, позже, а там, на плоту, только я, небо, река, сладкие туманные грёзы…

По Д.А. Гранину.

Во взрослой жизни люди часто вспоминают счастливые моменты ребячьей поры. Именно они и формируют личность. Д.А. Гранин рассуждает над проблемой роли детства в жизни человека.

В центре внимания писателя находятся воспоминания о собственном детстве. Он показывает, что мальчик наслаждался каждым мгновением, радовался простым вещам, любовался красотой природы. Его пытливый ум был наполнен фантазиями, в которых ребёнок мог быть «конём, автомобилем, паровозом». Для него существовала волшебная страна Фенимора Купера и Джека Лондона. Малыш был тогда доверчив и чист, свободен и беззаботен. Автор подчёркивает это, чтобы доказать, что детство – это «самостоятельное царство», «основной возраст человека».

Однако во взрослой жизни нередко исчезает чувство свободы, беспечности, окрылённости и очарованности миром. И, хотя в ранние годы были и обиды, и разочарования, со временем человек испытывает ностальгию по детству и вспоминает только яркие и добрые его моменты. Д. Гранин отмечает, что, чем старше становится человек, тем больше начинает ценить то, что ушло с годами. Эти два примера, дополняя друг друга, показывают, как западают в душу простые радости юных лет и сколько прелести было в далёком прошлом.

Писатель считает, что детство – это самая счастливая пора, и именно она определяет взрослую жизнь человека, формирует его характер и восприятие мира.

Нельзя не согласиться с позицией автора в том, что ребёнок, получая первые жизненные уроки, остаётся при этом беззаботным и свободным, легко забывает страдания и боль. Он получает наслаждение просто от факта своего существования. Вспоминается Николенька Иртеньев, герой автобиографической повести Л.Н. Толстого «Детство». Уже взрослый писатель спустя годы говорит о ранней поре детства как о счастливом и невозвратимом времени. И хотя Николенька нередко обижался и сердился на строгих, но справедливых наставников – гувернёра Карла Ивановича и няню Наталью Савишну, требовавших от него честности, благодарности, послушания, но зато сколько радости приносили ему весёлые игры со сверстниками, ласки любящей матери, подарки и развлечения.

Прочитав этот текст, понимаешь, какую важную роль играет детство в жизни каждого, ведь оно царство волшебства, бесчисленных чудес, весёлых праздников и насыщенных событиями будней. В эту пору обострено видение мира, восприятие жизни, всё кажется интересным и значительным. Нужно не растратить этот щедрый дар – наполненность бытия — и постараться сохранить в себе ребёнка.

Афоризмы

  1. «Каждый ребенок – художник. Трудность в том, чтобы остаться художником, выйдя из детского возраста». Великий художник Пабло Пикассо говорил о том, что в детстве все обладают талантом, главное обратить на него своевременно внимание и развивать дальше.
  2. «Годы детства – это в первую очередь воспитание сердца». В.А. Сухомлинский был педагогом, поэтому хорошо разбирался в особенностях воспитания детей. Он обращал внимание родителей на то, что воспитание – это, прежде всего, формирование системы жизненных ценностей у ребёнка.
  3. «Учиться любить и быть добрыми нужно именно в детстве». Немецкий философ Фридрих Ницше говорил о том, что родители должны привить своему ребёнку доброту и любовь в детстве, взрослому человеку это уже не под силу.
  4. «Лучший способ сделать детей хорошими – это сделать их счастливыми». Оскар Уайльд призывал взрослых дарить радость детям. Счастливый ребёнок вырастет уверенным в себе человеком.
  5. «Нет на земле песни торжественнее, чем лепет детских уст». Французский писатель Виктор Гюго считал, что дети – это самая большая радость в жизни человека, их лепет – отрада для измученного заботами сердца.
  6. «Ребёнок может научить взрослого трем вещам: радоваться без всякой причины, всегда находить себе занятие и настаивать на своём». П. Коэльо говорил о том, что не только взрослые могут учить ребёнка, дети тоже могут многое дать своим родителям, нужно лишь немного к ним прислушиваться. Дети открытые и искренние, все их поступки идут от чистого сердца.
  7. «Берегите слёзы своих детей, чтобы они смогли их пролить в день вашей смерти». Древнегреческий философ Пифагор говорил о том, что ребёнок, воспитанный в любви и заботе, будет также сильно любить своих родителей.
  8. «Если люди говорят плохо о твоих детях – значит, они говорят плохо о тебе». Смысл высказывания В.А. Сухомлинского заключается в том, что родители в ответе за поведение своих детей. Поэтому, если люди говорят о пороках твоего ребёнка, они подразумевают, что это ты их ему привил.
  9. «Дети начинают с любви к родителям, повзрослев, они начинают их судить и даже иногда прощают». О. Уайльд говорил о беспредельной любви ребёнка к своим родителям. Пока дети маленькие, весь их мир состоит из мамы и папы, взрослея, они начинают формировать свой собственный образ мышления, который отличается от родительского.
  10. «Главная опасность, от которой нужно оберегать детей – это их родители». Джордж Бернард Шоу считал, что порой родители оказывают дурное влияние на своих детей. Это не означает, что они плохие, непоправимый вред может оказать даже чрезмерная опека.

Консультация для родителей «Тайны счастливого детства». консультация (средняя группа) на тему

КОНСУЛЬТАЦИЯ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

Тема « ТАЙНЫ СЧАСТЛИВОГО ДЕТСТВА»

Все взрослые были когда-то детьми. Все мы «родом из детства». Детские годы – наверное самый важный период жизни человека, в котором формируется личность, характер, взгляды на жизнь, отношение к себе и к другим. Многие внутренние проблемы взрослого человека, его трудности во взаимодействии с другими людьми, его уверенность (или неуверенность) в себе, его интересы и способности (или их отсутствие) ведут своё происхождение из детства. Чтобы понять причины тех или иных поступков и проблем взрослого человека, психологи, как правило, пытаются заглянуть в его детство. Именно в нём нужно искать истоки характера и личностных особенностей людей. Серьёзные литературные произведения, как правило, начинаются с описания детских лет героя, поскольку в них закладываются черты его личности и все дальнейшие события его жизни. Да и сам человек обычно с особой теплотой и лёгкой грустью вспоминает то светлое время, когда он был маленьким. Как правило, мы любим рассказывать о том, как росли, рассматривать свои детские фотографии, вспоминать какие-то мелкие, но на самом деле очень важные события своей детской жизни. В этих воспоминаниях человек черпает душевные силы, вдохновение, и защиту от повседневной пошлости и жестокости, которыми иногда полна наша жизнь. Воспоминания о счастливом, безмятежном детстве часто помогают взрослым устоять перед жизненными невзгодами, служат барьером для проникновения в душу зла, черствости, безразличия.

Особую важность детских лет подчёркивают практически все выдающиеся писатели и поэты. Вот как писал о них Ф.М.Достоевский:

« …Ничего нет выше, и сильнее и здоровее, и полезнее впредь для жизни, как хорошее какое-нибудь воспоминание, особенно вынесенное из детства, из родительского дома…. Если много набрать таких воспоминаний, то спасён человек на всю жизнь». А вот известная цитата из Л.Н.Толстого: «Счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства! Как не любить, не лелеять воспоминаний о ней? Воспоминания эти освежают, возвышают мою душу и служат для меня источником наслаждений». Детство у большинства людей вспоминается как самое счастливое время жизни.

Самый счастливый и важный период детства – это период от 3 до 7 лет, т.е. тот возраст, который принято называть дошкольным. Конечно, каждый период жизни хорош по-своему, но ценность и прелесть дошкольного возраста нужно подчеркнуть особо. Это возраст, когда ребёнок уже может отдавать себе отчёт в своих впечатлениях, он может осознать и рассказать, что видел, что его волнует, что он хочет. Воспоминания дошкольного детства (в отличие от самых первых лет жизни) надолго остаются в памяти человека и освещают его зрелые годы. Это возраст, когда каждый день происходят новые встречи – с бабочками и улитками, с машинами и самолётами, со сказками и песенками, с добром и злом. И каждая встреча – это открытие нового мира, это удивление, потрясение, восторг. Дошкольник напряжённо впитывает и усваивает всё, с чем он встречается. Эти встречи с новыми мирами накапливаются не только в его памяти, но и в его душе, оформляя и формируя её. Это возраст игры и сказки, когда воображение начинает работать так ярко, что трудно отличить выдуманное от реального. Дошкольник живёт в мире живых и говорящих игрушек, волшебства и чудесных превращений, добрых фей и злых колдунов. Игра и реальность неразличимы настолько, что нельзя сказать, когда ребёнок играет, а когда нет: он всё делает играя. Это возраст активного действия, когда невозможно о чём-то думать или переживать «про себя», молча – обязательно нужно говорить, двигаться, что-то делать руками или ногами. Дошкольник полностью, целиком включается в то, что он делает и что происходит вокруг. Он не может быть равнодушным наблюдателем или отстранённым зрителем – даже в детском театре. Он активно вмешивается в события и бурно их переживает. Это возраст, когда в жизнь ребёнка шумно и уверенно входят другие дети – сверстники. Он начинает строить свои отношения с другими детьми – вместе играть, отстаивать свои интересы, уступать, помогать другим. Общие игры, ссоры, привязанности, дружбы, согласия и разногласия начинают всё больше волновать и заполнять жизненное пространство дошкольника. Словом, это, наверное, самый прекрасный возраст жизни человека, наполненный радостью, удивлением, любовью, не омрачённый ещё никакими обязанностями и заботами. Но этот возраст быстро проходит. «Вернутся ли когда-нибудь та свежесть, беззаботность, потребность в любви и сила веры, которыми обладаешь в детстве? Какое время может быть лучше того, когда две лучших добродетели – невинная весёлость и беспредельная потребность в любви – были единственными побуждениями в жизни?» — задаёт свои риторические вопросы Л.Н. Толстой и ответы на них, увы, однозначны. И всё же, несмотря на невозвратимость этой прекрасной поры, её могут в том или ином воде вернуть наши дети. Именно с ними и через них родители могут по-новому увидеть дождик и солнышко, червяков и бабочек, машины и самолёты. А какое счастье в первый раз отвести ребёнка в зоопарк, в цирк, в театр! Ведь любящие родители все воспринимают глазами своего ребёнка. Как хочется ему всё показать и вместе с ним пережить яркую, непосредственную реакцию. Словом, дошкольное детство – это счастливый возраст не только для ребёнка, но и для его родителей. Общие игры и занятия помогут уже солидным людям заново пережить эту счастливую пору дошкольного детства и уже по-новому, с высоты своего возраста оценить его важность и прелесть.

Однако, счастливое детство – это не природный дар и не прямое следствие возраста ребёнка. Оно не даётся само собой. Это всегда результат совместной жизни ребёнка и взрослых. Оно невозможно без любви, участия и внимания родителей. Может быть, детство потому и воспринимается как самая счастливая пора жизни, что никогда потом нам не достаётся так много абсолютной и безусловной любви. Родители, бабушки и дедушки любят, а иногда просто обожают ребёнка не за какие-то особые достижения и заслуги, а просто так, за то, что он есть. К сожалению, далеко не всегда и не у всех дошкольное детство бывает счастливым. В последнее время всё чаще встречаются несчастные родители и соответственно несчастные дети. Мир взрослых становится закрытым для детей. Явный дефицит эмоциональных и содержательных отношений с родителями в последние десятилетия наблюдается во многих семьях. Предоставленные сами себе дети дошкольного возраста не могут найти себе интересное занятие, узнать новые сказки, увидеть все краски окружающего мира, а значит пережить полноценное дошкольное детство. Трудности родителей связаны не только с их повышенной занятостью, но и с тем, что быть родителем – дело довольно трудно.

Привет из счастливого детства.: chto_chitat — LiveJournal

Умер Морис Дрюон. Не знаю, как для кого, а для меня это сродни фразам — «умер Александр Дюма» или «умер Вальтер Скотт». Я, конечно, и в детстве знал, что Дрюон — писатель 20го века, что он, возможно, даже мой современник, но — всё равно к нему было отношение как к классику. И вот он умер, один из самых любимых писателей моего детства. Робер Артуа, Железный Король Филипп Красивый, рыцарь Гийом Ногарэ, последний тамплиер Жак Малэ, авиньонское пленение пап, у власти пока ещё Капетинги, Валуа и Бурбоны — только ветви правящей династии, кузены королей, не более, ведь всё ещё впереди, у Дюма — и религиозные войны, и Генрихи третий-четвертый, и последние Людовики, и кардиналы Ришелье и Мазарини, и несчастливая королева Марго, и Шико, и, конечно же, Д’Артаньян со своими друзьями. Всё это — лет через 250-350 «исторических» и — практически одновременно — во времена моего «книжного» юношества и детства. Книги в те времена читались не тогда, когда скачивались из интернета, а — тогда, когда попадались под руку. Но, если Дюма я читал, как придётся, совершенно не задумываясь о хронологии, то «Проклятые короли» Дрюона — строго по очереди, от первой до последней, кажется, с единственным исключением из сего ряда. Ибо самой первой в руки мне попалась «Негоже лилиям прясть», может, именно поэтому мой любимый герой этого цикла — не очень везучий король Филипп Пятый. И до сих пор, класса с седьмого, я помню о саллическом праве древних франков, полноправном герое этого произведения.

Сейчас, в эти дни, можно прочитать много интересно. Например, оказывается, что книги Дрюона можно было купить, исключительно простояв предварительно многочасовые очереди в пунктах приема макулатуры. Так и рисуется вся страна, замершая в очередях сдачи/приема макулатуры. На самом деле это, конечно, вранье. Просто книги в магазинах стоили тогда буквально копейки, и поэтому, несмотря на многосоттысячные и даже миллионные тиражи, не любую книгу можно было купить в Москве, Одессе или Киеве. А вот в каком-нидь Крыжополе — запросто. Ибо там просто спрос был поменьше. Впрочем, практически любую изданную в Союзе книгу всегда можно было приобрести. Как минимум — на черном рынке или в букинистическом магазине (были ещё и такие магазины — «обмен книг», сейчас таких уж точно нет:))). Если кто скажет, что, мол, на черном рынке — дорого, ответ простой — а что, сейчас хорошие книги — дешевы? Раньше хорошие книги можно было по недорогой цене приобрести по подписке, за ту же макулатуру, съездив в деревню, через знакомых, просто при определенной толике везения, наконец. Сейчас же ВСЕ книги дороги. Так что — мне кажется, сравнение тут далеко не в пользу нынешних времен. Да и тиражи говорят сами за себя.

Да и… Много ли нынешней молодёжи не то чтобы читали, а вообще — хотя бы слышали о Дрюоне? Тут вот недавно обсуждали идиотский индийский фильм про телевикторину. Там в финале задали совершенно идиотский как для советского человека вопрос — как звали третьего мушкетера. Для Индии такой вопрос, очевидно, нормален (в смысле — достаточно сложен). Для какой-нить Америки, скорее всего — аналогично. Судя по «репликам из зала» во время обсуждения, я понял, что этот вопрос уже сложен и для многих сегодняшних наших соотечественников. В Союзе же на него ответил бы любой школьник.

Такие вот мысли.

Покойся с миром, любимый писатель детства, герой Французского Сопротивления, россиянин по отцу и просто Гражданин Мира.
(кросспост отсюда)

Да, и, если вдруг кто не понял — очень рекомендую к прочтению серию «Проклятые короли» Мориса Дрюона, все семь книг.

кто изменился, повзрослев, а кто остался прежним

Мы все невольно привыкли представлять Пушкина с бакенбардами, а Лермонтова — с меланхоличным взглядом и неизменными усами. Но порой интересно, как же выглядели классики нашей литературы, когда были детьми? Предлагаем вам посмотреть и удивиться вместе с нами.

Александр Пушкин

Будущему поэту, остроумному в зрелые годы, в детстве тоже было палец в рот не клади. Достаточно необычная внешность мальчика часто была поводом для насмешек. Впрочем, за ответом маленький Саша в карман не лез никогда, даже если критика исходила от взрослых. Например, известно, что однажды гость семьи, писатель Иван Дмитриев, увидев Сашу, без всякого зла воскликнул: «Какой арапчик!». Тот же с ходу, ни минуты не раздумывая, пригвоздил посетителя саркастичным: «Да зато не рябчик!» А у писателя как раз на лице виднелись следы перенесенной оспы. Живой, подвижный мальчуган с быстрой реакцией и незаурядным умом — Пушкин изменился чисто внешне, а внутренне остался таким же и в зрелом возрасте.

«Пушкин-ребёнок», 1800—1802 гг. Ксавье де Местр

Михаил Лермонтов

Еще один знаменитейший русский поэт на своем детском портрете изображен в достаточно странном наряде, напоминающем платье для девочек. Но дело в том, что это было нормальным явлением для детской одежды в XIX веке. Маленький Миша обожал рисовать, и как раз художник запечатлел его с мелком в руках. Бабушка Лермонтова долгое время противилась увлечению внука, но когда он регулярно стал изрисовывать весь пол своей комнаты изображениями животных, капитулировала. И купила Мише его первые акварельные краски, которые тот принял с восторгом, еще больше увлекшись рисованием.

«Лермонтов в детстве», 1817-1818 гг. Работа неизвестного художника

Федор Тютчев

Всеобщий любимец Тютчев с детства рос в семье, где его занятия всячески поощряли. Уже в 12 лет юный Федор легко переводил Горация, отлично разбирался в античной литературе и писал свои первые стихи.

«Тютчев в детстве», 1805–1806 гг. Работа неизвестного художника

Иван Тургенев

Детство писателя даже закоренелый оптимист не смог бы назвать счастливым. Деспотичная мать, гневливая, презирающая все русское, жестокая, по словам Тургенева, не оставила ему ни одного счастливого детского воспоминания. На портрете Тургеневу всего 12 лет, но у него очень мрачный взгляд и само выражение лица угрюмое. И у него были на это объективные причины.

И. С. Тургенев в возрасте 12 лет, работа неизвестного художника

Алексей Толстой

Его детство, в отличие от Тургенева, было светлым и радостным. Мальчик хоть был из знатного рода, рос трудолюбивым и вовсе не капризным. Даже на своем портрете будущий писатель изображен с книгой, и это не просто постановочный кадр, а его любимое занятие. В возрасте восьми лет друг Толстых Жуковский представил юного Алексея своему венценосному воспитаннику — будущему Александру II. Каждое воскресенье Алешу увозили играть во дворец с наследником престола. Их дружба была крепка, оба дорожили ею и пронесли через всю жизнь.

«Портрет поэта графа А. К. Толстого в возрасте 12 лет», 1829 г. А. Г. Варнек

Всегда интересно смотреть на детские фотографии и видеть, как сильно изменился (или же нет) человек. Порой разница невелика, а иногда просто невозможно узнать взрослого спустя столько лет. Напишите нам в комментариях, какой классик, по вашему мнению, максимально изменился, а который вполне узнаваем на своем детском портрете?

Узнайте интересные детали из взрослой жизни классиков Лермонтова и Тургенева.

счастливых детских воспоминаний вечного детского писателя.

Детские книги создают приятные воспоминания и вдохновляют на творчество.

Я взял книгу с книжного шкафа. Энид Блайтон назвала его «Первый семестр в Мэлори-Тауэрс».

Глава 1. В школу-интернат.
«Даррелл Риверс посмотрела на себя в зеркало. Уже почти пора было отправляться на поезд, но была всего минута, чтобы посмотреть, как она выглядит в своей новой школьной форме. — Очень мило, — сказала Даррелл, поворачиваясь.«Коричневое пальто, коричневая шляпа, оранжевая лента и коричневая туника внизу с оранжевым поясом. Мне это нравится».

Когда я впервые прочитал эту книгу ребенком в 1980-х годах, я сразу же зацепился. Я был очарован тем фактом, что она была в школе-интернате, правильностью языка и тем, что в форме была шляпа! Она перенесла меня в место и время, настолько отличающиеся от моего собственного опыта, что позволило мне сбежать и стать частью истории, как и положено любой хорошей книге (детской или взрослой).Я прочитал всю серию Мэлори Тауэрс, а затем перечитал их много раз.

Это ни в коем случае не были книжки с картинками, но несколько нарисованных линиями иллюстраций в этих детских книгах только усилили впечатление от рассказов.

Прочитав их от корки до корки, я не мог попрощаться с персонажами, которых полюбил, но я всегда был в безопасности, зная, что могу просто начать все сначала и что страницы приключений закончились. там меня ждут! Они были очень удобными, а оригинальные иллюстрации 1960-х годов на обложке заставили меня втайне пожелать, чтобы люди по-прежнему одевались элегантно и элегантно.

Энид Блайтон — вечная британская детская писательница, к которой я стремлюсь, и ее книги до сих пор читает моя дочь! Веселые истории, привлекающие внимание детей, — лучший способ привить им любовь к чтению и понимание написанного. Все это начинается с самого раннего возраста, когда вы читаете вместе с ребенком яркие и красочные книжки с рифмованными рассказами — регулярно читайте перед сном, и вы увидите, как развиваются ваши маленькие читатели!

Рожденные из книг: Шесть авторов о чтении в детстве

Книги — наши первые, а иногда и лучшие учителя.Я унаследовал книги своих старших братьев. Пока они были в колледже, я зашел в их комнаты, сложил и расставил названия по цвету и букве. Две мои любимые реликвии из их детства: Punt, Pass and Kick и The How and Why Wonder Book of Stars . Схемы движения по сетке напомнили мне карты созвездий. Я понимал, что атлетические тела и небесные тела находятся в постоянном движении, но их можно уловить одним взглядом.

Я был далеко от письменного обучения семинаров и построчного редактирования или обучения литературному анализу. Те ранние годы чтения были заряжены сырым воображением. После того, как я исчерпал книги своих братьев, родители отвели меня в библиотеку и воспользовались книжной распродажей. Я хотел бегать и играть в баскетбол, но я также хотел читать, пока не засну, упершись подбородком в открытые страницы. Мой отец был футболистом в колледже и изучал теологию; моя мать читала историю и поэзию и рассказывала истории со слоями и слоями деталей.Я был воспитан, чтобы ценить слова и принимать удивление.

Может быть, это потому, что я учу молодых студентов, но я бесконечно очарован маршрутами нашей читательской жизни. Я ищу интервью с писателями, потому что ищу истории их происхождения. Я хочу отметить момент, когда чтение стало жизненно важным занятием. Меня особенно привлекают воспоминания писателей, чье воображение остается сырым и раздражающим; писатели, которые «заряжены», говоря языком Джерарда Мэнли Хопкинса .

Я связался с шестью писателями с таким воображением и рад поделиться их воспоминаниями о книгах, которые оказали наибольшее влияние на их детство.

1. Нина Макконигли , автор книги Ковбои и индейцы :
Трудно расти на американском Западе и не читать Лора Ингаллс Уайлдер . Я прочитал все книги «Маленький домик в прериях» в юном возрасте, и я был в восторге от всего повествования о первопроходцах. Как и Лора, мои родители уехали далеко, чтобы обосноваться на Западе.Я также полюбил простоту ее языка и ее повествования. В ней не было сентиментальности. Она так беззаботно сообщала худшие новости: Мэри ослепла. Урожай не удался. Это был печальный день, когда я понял, что мы с Лорой не были бы друзьями. Ее мама ненавидела индейцев (хотя и других), а книги не были так добры к другим или коричневым людям. Но я восхищался тем, как она из малого извлекала многое — шитье, консервирование, простые удовольствия. Но больше всего меня связывало с тем, как Лора любила землю — прерии и леса, небо и простор — которые были так важны для меня, когда я была маленькой девочкой в ​​Вайоминге.

Поскольку мои родители оба выросли в колонизированных странах — Индии и Ирландии, многое из того, что они читали в детстве, было британским. Итак, будучи маленькой девочкой, я познакомилась с Энид Блайтон , которая казалась самой плодовитой писательницей. Она написала несколько сериалов от «Знаменитой пятерки» и «Секретной семерки» до множества рассказов о школе-интернате, таких как «Близнецы О’Салливаны» или «Самая непослушная девочка». Но больше всего мне нравились ее сказки. Она написала трилогию о волшебном дереве, которая началась с The Enchanted Wood .В книге трое детей нашли волшебное дерево и забрались на него — а наверху была череда постоянно меняющихся земель — Страна Дней Рождений, Страна Сладостей. Я думаю, что когда я был смуглым ребенком, живущим в Вайоминге, эти книги были высшим эскапизмом. Меня перенесло в лес в Англии, где мир постоянно менялся. Я нашел это чрезвычайно утешительным. Я часто ловил себя на том, что взбираюсь на большой тополь на заднем дворе, надеясь, что меня унесет что-то большее, чем я сам.

2.Уильям Джиральди , автор книги Hold the Dark :
В конце 1980-х годов издательство Time-Life Books выпустило популярную 33-томную серию под названием «Тайны неизвестного». В 11 лет я не знал достаточно, чтобы раздражаться из-за избыточного названия — все тайны неизвестны: это определение «тайны» — и поэтому я схватил телефон (реклама Time-Life по телевидению) и вскоре начал получать книги об НЛО и Лохнесском чудовище, полтергейстах и ​​снежном человеке, Атлантиде и Бермудском треугольнике и Великой пирамиде Гизы, оборотнях, вампирах и ведьмах.Римско-католическому колыбели, воспитанному только в одном приемлемом виде сверхъестественного, эти титулы казались великим подвигом нарушения и предательства, купелью экстраординарного и оккультного, сотрясением духовного и интеллектуального, фактического и фантастического. Книги, конечно, были в основном каскадом догадок и глупостей, но они действовали на мое воображение всеми способами, которые мне тогда были нужны. Тайна — это другое слово для обозначения надежды; монстры — это то, как мы понимаем себя. Без них Нью-Джерси казался таким унылым.В последующие годы после серии Time-Life меня находили По и Стокер , Стивенсон и Уэллс , а затем я перешел к более «серьезным» вещам: важные книги, да. , но вряд ли когда-либо столь же чудесным.

3. Сара Элиза Джонсон , автор книги Bone Map :
Я помню, как любила Черная красавица и Маленькая принцесса , которая была любимой книгой моей матери в детстве (и одна из причин моего имени, которое нет «х!»).Я также читала много сериалов, предназначенных для девочек — Нэнси Дрю, Клуб нянь, книги Рамоны Куимби — хотя мой самый любимый сериал — «Мурашки по коже ». Р. Л. Стайн написал оригинальную серию книг в годы, когда я начал читать, с 1992 года (когда мне было восемь лет) до 1997 года (когда мне было 13 лет), и я всегда был так взволнован, когда выходила новая книга. Моя ранняя любовь к «Мурашкам по коже» (а также к серии «Страшные истории для рассказа в темноте») переросла в беззастенчивую привязанность к жанру ужасов, которую я испытываю сегодня, одинокую привязанность, которую я испытываю во взрослой жизни! Но моей любимой книгой в детстве была, наверное, « Даритель », которую, как и многие в моем поколении, я читал на уроках английского языка в начале шестого класса.Это был мой первый опыт антиутопии и, в некотором смысле, первый вызов моему миру и первый литературный герой, с которым я действительно почувствовал родство. Когда Йонас получает от Дарителя громоздкую коллекцию воспоминаний, похороненных его монотонным сообществом, — о боли, войне, голоде, но также об удовольствии и искусстве, — он становится изолированным и одиноким, как я думаю, что я иногда чувствовал себя тогда, когда был застенчивым ребенком. без братьев и сестер. В процессе получения память представляет собой физическое явление, буквально поглощаемое и переживаемое телом, как, например, когда Йонас получает воспоминание о сломанной ноге и чувствует, что его нога сломана, — раннее напоминание о том, что эти сущности мы часто рассматриваем как чисто психологические, такие как как память, язык и сновидение, имеют физическое и даже физиологическое присутствие.Я никогда не читал остальные книги серии, и я рад, что не читал, потому что я думаю, что, возможно, один из моих любимых аспектов книги — один из ее уроков даже для взрослых авторов — это то, как она заканчивается, в то, что оно не совсем заканчивается, оставляет нас в проеме неопределенности: «Позади него, через бескрайние расстояния пространства и времени, из места, которое он покинул, ему казалось, что он тоже слышит музыку. Но, возможно, это было только эхо.

4. Димитри Элиас Леже , автор книги God Loves Haiti :
Книги, которые полностью потрясли мой мир в детстве, прежде чем мой учитель в 10-м классе познакомил меня с The New York Times Book Review и Great Classic Литература — французская серия, относящаяся к началу 20 века.Видите ли, первые романы, которые я прочитал, были на французском языке, потому что я жил на Гаити с восьми до четырнадцати лет. Где-то лет в десять я познакомился с Арсеном Люпеном, джентльменом-вором. Искусный мастер переодевания снялся в 16 романах и 36 рассказах, начиная с 1905 года. Романы были захватывающими. Как и подобает французскому ответу интеллектуальному Шерлоку Холмсу, Люпин был сердцеедом с черным юмором. Если подумать, он вполне может быть хорошим предшественником Джеймса Бонда. Я проглотил рассказа Мориса Леблана о Люпенах, а во время летних каникул в Нью-Йорке книгами, поразившими мое подростковое воображение, были «Люди Икс» Криса Клермонта.Сага о Фениксе вполне может быть величайшей, самой эпической комической историей всех времен, так же как история любви Циклопа с его лучами смерти и Джин Грей, ничего не подозревающей телепатки, пожирающей мир, была самой захватывающей любовной историей. Трагическая история о задумчивой банде мутантов и рассказы о прыгающем воре, любителе парижских крыш и драгоценностях парижской знати, были моими любимыми книгами в детстве. Мягкие награды за высокий и низкий баланс в этих сериях перечитываются и по сей день.

5.Тони Ардиццоне , автор книги Охотник за китами :
Я вырос в северной части Чикаго и был старшим мальчиком в большой рабочей итало-американской семье. Мы жили в цокольном этаже, потом в квартире на втором этаже через дорогу от винного магазина и, наконец, в кирпичной двухквартирке с жильцами наверху. Я вырос в доме без книг. У нас всегда были газеты — когда я был мальчиком, в Чикаго было четыре ежедневных газеты, — потому что мой отец продавал газеты. Я ходил в римско-католические школы и читал книги, которые нам давали: Балтиморский катехизис (многие из которых я до сих пор знаю наизусть) и библейские рассказы.В школе после обеда каждый день сестра христианского милосердия, которая учила нас, читала классу главу или около того из серии книг о мальчике по имени Том Плейфер, неугомонном ребенке, отправленном в католическую школу, который изо всех сил, чтобы соответствовать его имени.

После того, как мы переехали в кирпичную двухквартирку в чикагском районе Эджуотер, я обнаружил передвижной библиотечный фургон, припаркованный примерно в шести кварталах от нас, взял читательский билет и взял столько книг, сколько смог унести. Библиотекарь часто задавал мне вопросы, спрашивая, уверен ли я, что смогу прочитать все книги, которые хочу, за одну неделю.Я сказал ей, что могу, и я сделал. Чтение было для меня своего рода убежищем. Наша квартира была маленькой, в нашей семье было много детей, и чтение было для меня способом побыть наедине с собой какое-то время. Я прочитал все книги о динозаврах, которые были в передвижном фургоне. Я также читал то, что считалось классикой в ​​то время: Приключения Тома Сойера , Робинзон Крузо , отредактированная версия Моби Дик . Я дополнял эти книги, читая все комиксы Classic Illustrated, которые попадались мне в руки. Остров сокровищ , Граф Монте-Кристо и Машина времени были одними из моих любимых. Я часто читаю их, стоя вокруг круглых витрин с комиксами в соседней аптеке. Когда владелец кричал мне, чтобы я прекратил просмотр, я делал все возможное, чтобы помнить свое место, а затем брал комикс, когда в следующий раз был в магазине.

Женщина-кассир средних лет в продуктовом магазине, куда меня часто отправляли за молоком и яйцами, полюбила меня и однажды подарила мне большую, чудесную антологию собачьих историй в твердом переплете.У книги была синяя обложка. Хотел бы я, чтобы он все еще был у меня. Я читал и перечитывал каждый рассказ в книге несколько раз. Лучше всего то, что это была моя книга , а не та, которую мне придется возвращать в передвижной библиотечный фургон в субботу утром.

Поворотный момент наступил много лет спустя, когда я учился в старшей школе. По субботам мы с друзьями отправлялись в Старый город Чикаго, где гуляли по окрестностям. Я всегда заканчивал часами в книжном магазине Барбары на Уэллс-стрит. Это было большое чудесное помещение, полное книг, плакатов, стихов на плакатах и ​​плакатов на стенах.Именно там, в книжном магазине Барбары, я увидел экземпляр сборника стихов Лоуренса Ферлингетти , Кони-Айленд Разума . Это выбило меня из колеи. Никогда раньше не думал, что так можно писать стихи. Книга заставила меня по-настоящему захотеть стать писателем.

6. Christa Parravani , автор книги Her :
Практически каждая улица нашего района Tarawa Terrace в Camp Lejeune была названа в честь битвы: Bougainville drive. улица Инчхон. Бульвар Айова Джима.Битва при Тараве была за небольшой тихоокеанский атолл в 1943 году. Битва взросления с отчимом-морпехом, он считал, что детей должно быть видно, а не слышно.

Морские пехотинцы умеют говорить. Дома есть жилье. Ужин — чау. Кровать представляет собой стеллаж. Зубы — это клыки. Но заблудиться по-прежнему было заблудиться .

Я молча ушел в книги. Я читал все, что мне давали учителя.

Мне было 13 лет, когда уехал мой отчим. Война в Персидском заливе транслировалась в январе того же года.Я прочитал Тима О’Брайена Вещи, которые они несли вскоре после этого. Роман был живым в моих руках, моим первым настоящим прикосновением литературного пламени. История Вьетнама, как он преследовал каждую семью военных, которую я знал, как его приманка была частью меня, как и история моей семьи. Мой отчим, возможно, не любил меня, но я должен был любить его, и те годы в Лежене привили мне любовь к стране, к бойцу. О’Брайен открыл мне сердце историей, которая, возможно, не имеет ничего общего с девочкой-подростком.Но я слишком долго молчал. Война жила во мне.

15 вызывающих улыбку детских книг о счастье и радости

Что заставляет вас улыбаться?

Это вопрос, над которым будут размышлять ваши дети, читая книжки с картинками о человеческих эмоциях счастья.

Вот список книг, которые обязательно вызовут у вас улыбку. Это последнее дополнение к моей серии иллюстрированных книг об эмоциях принесет вам радость. Детские книги о счастье, возможно, не привлекают столько внимания, как книги о более сложных эмоциях, таких как гнев, страх и тревога, но они так же необходимы для хорошей домашней библиотеки.

Я выбрала множество детских книг о радости. Есть настольные книги для младенцев и малышей, книги для дошкольников, рассказы, которые помогут детям старшего возраста поразмыслить о том, что означает внутреннее счастье, причудливые сказки, которые заставят вас смеяться, и несколько, которые побудят всех начать петь. (Примечание: названия книг и обложки являются партнерскими ссылками.)

Приятного чтения!


Счастливые совы Селестино Пиатти. Это может быть моя любимая книга в списке, и когда вы ее прочитаете, вы получите четкое представление о типах книг, которые заставляют меня смеяться вслух.Потому что я громко смеялся над финалом. Книга была впервые опубликована в 1964 году, но впервые я прочитал ее совсем недавно. История начинается со стаи несчастных скотных дворов, которые не знают, чем себя занять, кроме как ссориться друг с другом. Совы, однако, ведут счастливое и довольное существование. Когда другие просят сов раскрыть их тайну, они изумляются! Но это все, что я могу сказать, не раскрывая его. Извиняюсь. Иллюстрации Пьятти совершенно изумительны.Красные глаза совы передают прекрасный юмор и правду!


Вы сегодня наполнили ведро? Кэрол МакКлауд. Скорее всего, вы слышали об этой книге. Недавно мы с другом обсуждали, что книга, хотя и довольно (хорошо, много) дрянная, дети могут легко понять основную метафору. Он учит детей, что счастье не только в них самих, но тесно связано с благополучием других. На самом деле это довольно приличная книга, хотя я бы не включил ее в список «книг с тонким смыслом».»


Три вопроса [По рассказу Льва Толстого]  Джона Дж. Мута. Мне нравится рекомендовать эту книгу как можно чаще, и она является хорошей ступенькой для обсуждения с вашими детьми того, что составляет внутреннее счастье . Они спросят:  В какое время лучше всего что-то делать? Кто самый главный? Что делать правильно? и размышляйте о важности совершения добрых дел и уделения внимания непосредственному моменту.


Мое сердце наполняется счастьем от Моник Грей Смит — это очень милая и замечательная настольная книга, идеально подходящая для вашего малыша.Это также одна из немногих настольных книг, в которой главный герой — коренной американец. Текст прославляет нахождение счастья в повседневных событиях и радостных красочных иллюстрациях.


Кувшин счастья Алисы Берроуз. Мэг наполняет банку всевозможными ингредиентами, которые, по ее мнению, составляют идеальный рецепт счастья. Такие вещи, как шоколад и мороженое. Она носит свою банку с собой повсюду, куда бы она ни пошла, чтобы обеспечить себе хорошее настроение. Она даже использует банку, чтобы подбодрить других.Однажды она теряет банку! Но те, которым она когда-то помогла взбодриться, показывают ей, что ей не нужна баночка, чтобы сделать собственное счастье. Это милая книга с отличным посланием, которое представлено таким образом, что дошкольники и младшие школьники могут понять.


Если ты счастлив и знаешь это Джейн Кабрера. Вы заметите в этом списке несколько детских книг о счастье, вдохновленных популярными песнями. Есть несколько версий «Если ты счастлив и ты это знаешь».» Это та версия, которую я читал. Кабрера расширяет традиционную лирику сыновей, поэтому дети будут издавать звуки различных животных, когда они подпевают.


Песня Анны Гибискус Атинуке — это замечательная книжка с картинками, в которой изображен один из моих любимых главных героев. Анна Гибискус также играет главную роль в своей собственной серии книг, которые мы прочитали и полюбили. Анна Гибискус живет в современной Африке и чувствует такое счастье, что не знает, что со всем этим делать! Она обращается за советом к членам своей семьи, и в конце концов Анна находит свой собственный способ выразить свою радость — через песню.


Perfect Square Майкла Холла. Совершенный квадрат совершенно счастлив. Но что происходит, когда он начинает трансформироваться в другие формы? Будет ли он по-прежнему счастлив и доволен? Эта книга стала классическим текстом о формах, но почему бы не использовать ее, чтобы начать разговор о том, на чем основывается наше ощущение счастья?


Happy от Эммы Додд — это восхитительная книга перед сном для детей от 0 до 3 лет. Нежный рифмованный текст, устанавливающий четкую связь между любовью и счастьем.


100 вещей, которые делают меня счастливым Эми Шварц. Это веселая книга с рифмованным текстом, в котором рассказывается о всевозможных вещах, которые вызывают у детей улыбку. Яркие, красочные иллюстрации, изображающие разных детей, занимающихся веселыми, свободными занятиями. Читая эту книгу со своими детьми, обязательно поговорите обо всем, что делает их счастливыми.


Август и его улыбка Кэтрин Рейнер. Тигр Август идет искать улыбку. Он отправляется в путешествие, которое проведет его по всему миру.По пути он встречает красоту и чудесные виды, и, наконец, когда он смотрит в бассейн с водой, он находит свою улыбку. Размышляя (каламбур!) о своем опыте , он понимает, что для того, чтобы быть счастливым, все, что ему нужно, это помнить все прекрасные вещи в мире.


Принятие ванны и другие вещи, которые делают меня счастливым Скотт Менчин. Когда девушка, кажется, не может найти свое счастье, она начинает поиски, чтобы узнать, что делает других счастливыми.Она спрашивает, получая ответы от своей собаки, кролика, пожилого мужчины и других причудливых персонажей. В книге есть очаровательное, причудливое чувство юмора, а также прекрасное послание о том, как простые вещи могут доставить нам радость.


С Днем! «» Фаррелла Уильямса — это иллюстрированная версия песни, которую, держу пари, вы сейчас поете. Мой сын пропел текст вслух с широкой улыбкой, и это очень хорошая рекомендация.


Каждая мелочь от Боба Марли и Седеллы Марли.Еще одна песенная книга! Динамические иллюстрации оживляют популярную песню в форме книжки с картинками с обнадеживающим припевом: «Все будет хорошо».


Двойное счастье . Это прекрасная, вдумчивая история поэтессы Нэнси Таппер Линг. Стихотворные «главы» рассказывают историю, которая передает важную связь между семейной историей и будущим. Двое детей, Грейси и Джек, готовятся к большому переезду. Им придется оставить любимую семью, но их Най Най ( бабушка ) дает каждому из них особую коробку счастья, чтобы наполнить ее важными предметами.Великолепные, великолепные иллюстрации завершают книгу.

Другие книжки с картинками о чувствах:

А если вы любите посмеяться, почитайте наши любимые забавные книжки с картинками.

Знаете ли вы, что каждый понедельник мы публикуем новый потрясающий список книг? Вы будете плакать от разочарования, если пропустите хотя бы один из них. Не волнуйтесь, вы можете подписаться на нашу рассылку, которая будет доставляться прямо на ваш почтовый ящик.

Хотите, чтобы ваши дети любили быть отключенными от сети?

Подпишитесь на нашу рассылку и в качестве благодарности получите 10 игр-ожиданий, в которые дети могут играть в любое время и в любом месте.

Ваша электронная почта *никогда* не будет передана или продана третьим лицам. Нажмите здесь, чтобы просмотреть нашу политику конфиденциальности.

В поисках счастья: детский писатель/иллюстратор пишет книгу для Хелен ДеВос, детей в новой больнице .

Что делает человека счастливым? Этот вопрос дает множество разных ответов, которые красиво оформлены в новой детской книге, созданной в сотрудничестве с сообществом.

И «Что делает вас счастливым?», новая оптимистичная книжка с картинками автора и иллюстратора Спринг Лейк Эми Янг, несомненно, заставит детей думать о хорошем. Книга была написана специально для Хелен ДеВос и детей в недавно открывшейся детской больнице Хелен Девос.

Когда Янг начала думать об идеях для книги, она подумала о том, как могут себя чувствовать дети в больнице. Она придерживалась концепции счастья, которая позволяла детям сосредоточиться на веселых идеях.

Янг не знал, что новая мозаичная фреска, построенная для вестибюля новой больницы, носила почти такое же название.Фреска под названием «Счастье — это…» художницы из Чикаго и уроженки Гранд-Рапидса Трейси Ван Дуйнен задает вопрос: «Что делает нас счастливыми?» на стволе дерева на фреске. Ван Дуйнен также создал мозаику «Вообрази это!» на внешней стене Детского музея Гранд-Рапидс, занявшую второе место в конкурсе ArtPrize 2009.

КУРТКА

«Что делает вас счастливым?»
Автор: Эми Янг
Издатель: Square One Design
Стоимость: $14.99, можно приобрести в сувенирном магазине Helen DeVos Children’s Hospital и The Bookman в Гранд-Хейвене

Познакомьтесь с автором
Автор/иллюстратор Спринг-Лейк Эми Янг подпишет экземпляры своей книги «Что делает вас счастливым?»

Когда: с 10:00 до полудня пятницы
Где: Главный вестибюль детской больницы Хелен ДеВос, 230 Мичиган Ст. / иллюстратор Лори Келлер и Марк Ньюман, автор книги «Супер Юпер: Защитник окружающей среды.»
Когда: 18:30-20 24 февраля
Где: Allendale High School Ceglarek Performing Arts Centre, 10760 68th Ave., Allendale
Дополнительная информация: Позвоните Карен Мозиер по телефону 842-5570.

3 Connect amyyoungart.com

«Я не видел эту фреску до тех пор, пока не начал писать книгу, — сказал Янг. — Было так удивительно видеть связь и то, как счастье стало идеальной темой для книги».

При написании книги, в которой задается такой важный вопрос о детях, Янг задумалась о том, что делало ее счастливой в детстве.Она также поговорила с детьми об их идеях.

«Я пыталась охватить всю гамму счастья», — сказала она. «Книга начинается с простых, более эгоцентричных аспектов счастья, например, когда вы едите мороженое, и переходит к более внешним идеям, заканчивая тем, что то, что делает вас счастливым, делает счастливым кого-то еще».

Товарищ по изданию Grand Haven, автор Маргарет Уилли, редактировала работу Янга.

«Маргарет — очень талантливый автор книг для детей и молодежи, и она помогла мне значительно улучшить рукопись, — сказал Янг.«Все думают, что написать детскую книгу должно быть легко, ведь в них не так много слов. Правда в том, что написать хорошую детскую книгу так же сложно, как и написать хорошее стихотворение. Я хотел, чтобы эта книга действительно сияла, поэтому мне помогли лучшие».

Читатели будут улыбаться, наслаждаясь иллюстрациями, изображающими игривые детские сцены в богатой палитре. Янг знает о важности цвета в своем искусстве.

«Работать гуашью непросто, — сказала она. «Это очень чистая среда.Оптически он создает яркие цвета. Как художник, я люблю работать с цветом и стараюсь находить тонкие различия».

Янг с нетерпением ждет встречи с детьми в больнице.

«Мне бы очень хотелось, чтобы после прочтения книги дети захотели нарисовать все, что делает их счастливыми», — сказала она.

Все дети будут вдохновлены идеями и искусством книги. Янг создал множество популярных книг для детей, таких как серия «Балерина Белинда» и «Фея грязи.

Доктор Роберт Коннорс, детский хирург и президент детской больницы, вместе со своей командой поручил Янгу создать книгу в знак благодарности Хелен ДеВос за ее работу с новой больницей, которая открыла свои двери во вторник. Книга не только чествует ДеВоса, но и передает положительный посыл детям, находящимся в больнице. Подарок держался в секрете до тех пор, пока 1 декабря не был преподнесен ДеВосу на Ночи благодарности донорам.

Посетители больницы могут увидеть книгу вместе с оригинальной иллюстрацией в рамке и двумя компьютерными мониторами для интерактивного просмотра книги на дисплее в лобби.

Электронная почта автора этой истории: [email protected]

Лучшие книги о счастье для детей

Ваша недавняя книга для детей тесно связана с работой, которую вы проделали в качестве ведущего психолога организации «Действие во имя счастья». Прежде чем мы перейдем к вашему выбору книг, не могли бы вы рассказать мне немного больше об этой благотворительности?

Он был инициирован выдающимся экономистом, профессором Лондонской школы экономики лордом Ричардом Лейардом, давним сторонником необходимости изменить то, как мы измеряем прогресс как общество.В качестве основного показателя традиционно использовался ВВП на душу населения. Аргумент Ричарда, о котором он написал в своей книге 2005 года «Счастье: уроки новой науки – «, состоит в том, что измерение ВВП необходимо, но недостаточно. Если вы посмотрите на тенденции роста ВВП на душу населения с 1950-х или 1970-х годов (в США или Европе, в зависимости от набора данных), вы увидите тенденцию к росту. В среднем мы становимся богаче, в материальном смысле у нас намного больше, но если мы посмотрим на оценки удовлетворенности жизнью за аналогичный период, ключевой показатель счастья, используемый экономистами, то он не увеличился, а психическое нездоровье возрос.Итак, мы стали богаче, но счастливее не стали. Поэтому люди начали спрашивать Ричарда: «Что нам нужно сделать, чтобы сократить этот разрыв?».

В то время как Ричард утверждал это, область психологии переживала своего рода революцию. Не менее выдающаяся фигура, доктор Мартин Селигман, посвятивший большую часть своей карьеры изучению депрессии, понял, что большинство психологических исследований до этого момента в основном были сосредоточены на болезнях и дисфункциях — почему что-то идет не так и как лечить или вылечить. те — что, конечно, важно, но было очень мало исследований того, почему все идет правильно и как это распространять, другими словами, что позволяет людям жить более счастливой и процветающей жизнью.С точки зрения физического здоровья мы понимаем, что быть здоровым — это не то же самое, что быть на пике физической формы, так что же является эквивалентом для психологического здоровья? Таким образом, на рубеже тысячелетий возникла необходимость уделять больше внимания психологии оптимального функционирования, благополучию или «позитивной психологии», как ее называют. За последние 20 лет исследования в этой области выросли в геометрической прогрессии и оказали влияние на нейробиологию и другие исследования в области здравоохранения.

«Мы стали богаче, но счастливее не стало»

Признавая, что эта новая ветвь психологии может помочь восполнить пробел, оставленный особым вниманием к материальному росту, Ричард вместе с ведущим педагогом сэром Энтони Селдоном и социальным новатором Джеффом Малганом основали общественное движение «Действие во имя счастья».Наша миссия — вдохновлять и поддерживать людей, чтобы они предпринимали действия, направленные на активное повышение уровня счастья и благополучия для себя, а также в своих сообществах, на рабочих местах и ​​в школах. Я был вовлечен еще до того, как мы запустили. Моя роль в этом заключается в том, чтобы преобразовать последние психологические исследования в практические идеи для действий, которые люди могут применять в своей жизни и в окружающем мире.

Я полагаю, и я говорю это без всякого цинизма, что более счастливые люди более продуктивны? Считаете ли вы, что включение навыков счастья в то, как мы воспитываем наших детей, окажет положительное влияние на общество в целом? Следовательно, это предмет интереса для экономистов?

Появляется все больше свидетельств того, что счастье является одним из вкладов в широкий спектр положительных результатов в жизни, а не просто результатом того, что все идет хорошо.Например, более счастливые люди, как правило, физически здоровее, у них меньше шансов простудиться или сердечные приступы, и они более эмоционально устойчивы. Есть также доказательства того, что они могут жить дольше. С точки зрения производительности более счастливые люди более продуктивны, чем несчастные. Например, счастливые врачи быстрее и точнее ставят диагнозы; компании, которые обращают внимание на эти идеи, превосходят компании, которые этого не делают, на фондовом рынке. Более счастливые люди также более склонны вносить свой вклад в общество другими способами.Они с большей вероятностью будут помогать другим, они менее склонны к рискованному поведению, например, в дороге, и они с большей вероятностью будут нести финансовую ответственность и голосовать. Список можно продолжить. Таким образом, кажется, что чувство счастья — это не просто вишенка на торте современной жизни, оно имеет реальные личные и социальные преимущества. Эти результаты дают очень убедительные аргументы в пользу повышения удовлетворенности жизнью. Речь также идет о том, в каком обществе мы хотим жить, и, кроме того, с растущим и стареющим населением, подобным нашему, более серьезное отношение к счастью или психологическому благополучию становится все более важным, потому что речь идет о профилактике, а не только о лечении.

Считаете ли вы, что счастье или психическое нездоровье являются большей проблемой для нынешних поколений, чем в прошлом? Или дело в том, что люди более открыты в отношении своего эмоционального здоровья, чем предыдущие поколения?

И то, и другое. Сейчас у нас больше диагностических ярлыков и формулировок для психических заболеваний, чем в прошлом, и мы все чаще можем говорить о переживании тревоги и депрессии. Поскольку мы лучше осведомлены об этих вещах, больше людей будут представлять условия.

«Более счастливые люди, как правило, более физически и эмоционально устойчивы — есть также свидетельства того, что они могут жить дольше»

Однако общество тоже менялось довольно быстро. Наряду с тем, что мы сосредоточились на материальном успехе, многие из нас больше не живут рядом с большими семейными группами и не чувствуют себя связанными с нашими сообществами. Жизнь ускорилась. Нас бомбардирует реклама, предлагающая свой взгляд на то, что делает жизнь более счастливой, заставляя нас думать: «Я буду счастливее, когда у меня будут эти туфли или этот гаджет».Хотя такие вещи могут иметь краткосрочное значение, их недостаточно. Наши замечательные технологические достижения дают нам доступ к информации и идеям, но, с другой стороны, мы также гораздо лучше осведомлены о том, что другие люди, казалось бы, сравнивают с нами (и это часто неточно!), и это оказывает давление: «Я единственный, кто у тебя нет трех вечеринок, чтобы пойти на эти выходные? Эти технологические достижения и инструменты отлично подходят для демократизации знаний, но мы не научились использовать их устойчиво.Наш мозг эволюционировал, чтобы помочь выжить как охотникам-собирателям, и они не научились пользоваться смартфонами или находиться в сети 24 часа в сутки 7 дней в неделю, что у нас было всего около 10 лет, поэтому неудивительно, что это может способствовать несчастью. За последние пять или около того десятилетий многие из нас боролись за одно дело за другим, чтобы добиться материального успеха. Я думаю, что молодое поколение немного сопротивляется этой идее.

Важно отметить, что нас не учат думать о том, что действительно важно, и нас не учат навыкам, которые помогают нам чувствовать себя счастливее.Если вы спросите большинство людей, чего они в конечном счете хотят от жизни или чего они хотят для своих детей, большинство людей скажут, что они хотят быть счастливыми или хотят, чтобы их дети жили счастливо. Но мы не тратим много времени на размышления о том, что это на самом деле означает и как это влияет на наши повседневные действия и поведение.

Что именно есть счастья?

Хороший вопрос! Мы часто широко используем это слово, но, как я уже говорил ранее, редко задумываемся о том, что оно на самом деле означает и что оно означает.Мы часто думаем о счастье как о мимолетном эмоциональном состоянии. Когда я провожу семинары и спрашиваю людей, что они думают о счастье, сначала они говорят что-то вроде «шоколад». Но очень быстро они приходят к другим, возможно, более глубоким вещам, таким как общение с семьей и друзьями, чувство удовлетворения, удовлетворения, чувство, что они меняют мир к лучшему, проявляют творческий подход и учатся.

«Нам нужны моменты удовольствия, чтобы двигаться вперед к нашим целям»

Древние греки говорят о двух разных видах счастья.Гедония, то есть мимолетное удовольствие — отсюда и произошло слово гедонизм. В то время как у вас может быть слишком много хороших вещей, было показано, что иметь некоторое удовольствие важно. Они также говорили об эвдемонии, что примерно переводится как чувство удовлетворения, хорошей жизни. На практике я считаю, что нам нужен баланс обоих. Когда мы усердно работаем, чтобы достичь чего-то, что в конечном итоге будет способствовать хорошей жизни — сдача экзамена, усердная работа на работе, воспитание детей или проект в нашем сообществе — в то время это не обязательно хорошо.Нам нужны моменты удовольствия, которые помогут нам двигаться вперед к нашим целям. Более счастливая жизнь — это динамический баланс между удовольствием, стремлением к чувству эвдемонического удовлетворения и способностью справляться как с взлетами, так и с падениями в жизни.

И это одна из областей, о которых вы говорите в своей собственной книге для детей, написанной с соавторами Вэлом Пейном и Питером Харпером, под названием  50 способов почувствовать себя счастливым: забавные идеи и занятия для развития навыков счастья.

В этой книге мы исследуем, что такое счастье, почему оно важно и что мы можем сделать, чтобы чувствовать себя и оставаться счастливыми.Он полон забавных занятий, которые можно попробовать, и приправлен счастливыми научными фактами. Он предназначен для детей в возрасте 7-11 лет. Книга построена вокруг 10 ключей к более счастливой жизни, которые я разработал для «Действия ради счастья», и они также являются предметом моей первой книги для взрослых. 10 ключей являются важными областями, в которых данные показывают, что мы можем действовать, чтобы чувствовать себя и быть счастливее, и исследования также показывают множество действий, которые имеют значение. Это меню, а не рецепт, поскольку все мы разные и в разное время нуждаемся в разных вещах.Аббревиатура для 10 Ключей — БОЛЬШАЯ МЕЧТА, которая, кажется, нравится многим людям, и я надеюсь, что она захватит воображение детей.

10 ключей — это набор инструментов для «психологической устойчивости» за неимением лучшего выражения. Конечно, они не заменят клиническую помощь, если мы действительно боремся, но наука показывает, что эти небольшие действия могут реально изменить нашу жизнь и помочь в поддержании нашего благополучия.

«Мы, люди, можем очень хорошо себя беспокоить»

С психологической точки зрения очень важно иметь чувство контроля над своей жизнью.Это не означает контроль над всем, но знание того, что мы можем что-то сделать или попробовать, имеет значение. Если у меня есть инструменты, чтобы понять свои чувства, поддерживать свое благополучие и, если я чувствую себя подавленным или сталкиваюсь с трудностями, знать, что могу предпринять шаги, чтобы помочь себе почувствовать себя счастливее, тогда я не только лучше справлюсь, но и буду больше радоваться жизни. Ключи к более счастливой жизни также являются ключами к стойкости. Важный аспект устойчивости известен как «активное преодоление трудностей», поэтому наличие набора идей для того, что вы можете попробовать, действительно помогает.

Мы, люди, можем очень хорошо себя беспокоить. Если мы сможем на раннем этапе распознать, когда мы размышляем, катастрофизируем или бесполезно сравниваем себя с другими, у нас меньше шансов впасть в депрессию или тревогу. Эти инструменты и идеи помогают нам помочь самим себе; есть кое-что, что вы можете сделать. Важно отметить, что счастье — это не просто индивидуальное стремление. Это общая ответственность, и забота о счастье других людей также может повысить наше собственное. Мы много исследуем это в книге.

Вы заинтересованы в том, чтобы увидеть методы построения счастья, встроенные в наши школы и семейную жизнь. Можете ли вы рассказать мне больше о том, как вы себе это представляете?

Я считаю, что нам необходимо применять эти идеи как к тому, чему и как мы учим, так и к общешкольному подходу. Мы можем обучать определенным навыкам счастья и благополучия, как в классах, которые в настоящее время преподают PSHE (личные, социальные, медицинские и экономические). Мы можем внедрить эти идеи в другие учебные программы. Например, на уроках литературы вы можете выделить сильные стороны, ценности или тип эмоциональной реакции персонажей.Это применимо в нашем подходе к обучению, например, работа Кэрол Дуэк о «установках на фиксированное и развивающееся мышление» набирает обороты в школах. Благополучие учителей и родителей также является жизненно важным элементом, которым часто пренебрегают. Наше благополучие заразно, и то, насколько счастливыми себя чувствуют учителя, влияет на их способность хорошо преподавать и влияет на все школьное сообщество. Самочувствие родителей, конечно же, сказывается на их детях.

Эти идеи важны для всех. Зачем ждать, пока кто-то впадет в депрессию и захочет научить его некоторым из этих идей, почему бы не научить их как жизненным навыкам? Где лучше начать, чем в школах с самыми маленькими?

Это очень хорошо подводит к вашему первому выбору книги, Благополучие в начальном классе: практическое руководство по обучению счастью Адриана Бетьюна, которая должна быть выпущена в сентябре 2018 года.

Адриан — учитель начальных классов и активный участник движения «Ради счастья». Он взял «10 ключей к более счастливой жизни» и другие идеи позитивной психологии и с большим успехом применил их в своем классе. Эта книга делится этим опытом в качестве руководства для других учителей.

Не могли бы вы рассказать мне больше о конкретном подходе Адриана и о том, что делает эту книгу особенной для вас?

Адриан был одним из первых последователей идей «Действия ради счастья». Он чувствовал, что это может иметь большое значение для школы, в которой он работал, и применял их на практике в своих классах.Например, Неделя борьбы с издевательствами — это то, в чем участвуют многие школы. Но она выдвигает на первый план негативное поведение, а не конструктивное. Вместо этого Адриан представил Неделю «Здорово быть добрым», выбрав пропаганду положительного, хорошего поведения, основанного на социальных фактах. Дети узнали, почему доброта важна для счастья каждого, и в течение недели изучали выполнение добрых дел. Например, они выпустили газету с радостными заголовками и историями для раздачи на местном вокзале, которая вызывала улыбку у пассажиров.Детям было поручено делать добрые дела для людей в их сообществе, и несколько человек написали в школу благодарственные письма. Это показало детям, что они могут иметь влияние и изменить ситуацию. Благодаря этому подходу удалось добиться всего, чего могла добиться Неделя против издевательств, и даже больше.

«Они предпочли продвигать положительное, хорошее, основанное на социальных фактах поведение вместо отрицательного»

Хорошо структурированная книга Адриана показывает учителям, как преподавать ряд понятий и навыков и интегрировать их в классную и школьную культуру.Это одна из первых книг в своем роде, которая помогает учителям понять, почему это важно и что они могут сделать на практике в своих классах.

Ваш второй выбор, Переключатель силы доктора Леа Уотерс, предназначен для родителей, не так ли?

Это действительно полезная книга для родителей. Большинство родителей хотят помочь своим детям быть счастливыми и вырасти лучшими людьми, какими они могут быть, но не получают четких указаний.Это одна из первых книг, в которой делятся идеями о том, как внедрить «позитивную психологию» в воспитание детей.

Доктор Уотерс говорит о «негативной предвзятости». Не могли бы вы рассказать мне немного больше об этом, откуда это происходит и, возможно, почему мы должны знать об этом?

Желая помочь своим детям сделать все возможное, многие родители, какими бы благими намерениями они ни руководствовались, часто в конечном итоге становятся критическими по отношению к своему ребенку и сосредотачиваются на том, что он делает неправильно, вместо того, чтобы развивать сильные стороны своего ребенка и замечать, что ребенок делает неправильно. делает правильно.Это не уникально для родителей, это эффект естественной человеческой тенденции, называемой «негативной предвзятостью». В воспитании детей это может иметь разрушительный эффект, если мы не осознаем этого и не знаем, как обойти это.

«В результате нашей эволюции наш мозг настроен замечать, что не так. Мы также склонны упускать из виду то, что правильно»

Наш мозг развился, когда мы были охотниками-собирателями, как я упоминал ранее, и поэтому он запрограммирован замечать признаки опасности. Там, в саванне, охотящейся за едой, мы должны были быть точно настроены на потенциальные риски в окружающей среде, поскольку они могли быть опасными для жизни.Несмотря на то, что сегодняшняя жизнь по большей части намного безопаснее, в результате нашей эволюции наш мозг по-прежнему настроен на то, чтобы замечать, что не так. Мы сильнее испытываем плохие эмоции, такие как страх, и дольше цепляемся за неприятные эмоции. Мы также склонны игнорировать то, что правильно. Психологи признают, что когда дело доходит до нашего переживания эмоций, «плохое сильнее хорошего». Но оказывается, что когда мы тренируем свой мозг замечать, что правильно, а что неправильно, это дает психосоциальные преимущества и преимущества для развития, которые влияют на то, сколько мы учимся, какие варианты мы видим, на наши отношения, устойчивость и благополучие.

Эта книга помогает родителям увидеть эту мощную тенденцию и дает инструменты, чтобы замечать и развивать сильные стороны нашего ребенка. Речь идет не об игнорировании более слабых сторон, а о более конструктивном, информированном подходе. Таким образом, эта четкая, структурированная и практичная книга помогает родителям, имеющим благие намерения, добиваться большего успеха. И поскольку мы также можем применять это негативное предубеждение к себе и другим аспектам нашей жизни, эта книга может принести пользу и самим родителям!

Третий вариант — художественная литература для детей от восьми до двенадцати лет, «Боевой конь » Майкла Морпурго.

Я включил это, потому что это эмоциональная история любви, стойкости и смысла. Важно, чтобы, когда мы говорим о счастье, мы не совершали ошибку, ожидая, что жизнь всегда будет идеальной. Все мы будем сталкиваться с трудностями, потерями и испытаниями, а неприятные эмоции, которые они сопровождают, являются частью жизни. Наука о благополучии и развитии наших навыков счастья обязательно помогает развивать нашу способность справляться с трудными временами и приходить в норму.

Получить еженедельный информационный бюллетень Five Books

Это также любимая книга моего старшего племянника Алекса.Мы вместе пошли смотреть спектакль, и однажды на Рождество я купил ему иллюстрированную версию, которую он взял с собой на урок «Покажи и расскажи», когда учился в начальной школе. Учителю это понравилось, поэтому она прочитала его всему классу во время рассказа, и было приятно видеть его гордость, когда он рассказывал мне это! Знакомство моих племянников с новыми идеями, опытом и новыми мирами — это то, что я лично считаю очень важным.

Я нахожу Майкла Морпурго увлекательным писателем для детей. Он никогда не боится затрагивать настоящую глубину эмоций в своих работах.Я заметил, что моя дочь (восьми лет) жаждет его книг — мне было интересно, нужны ли они ей, чтобы позволить или помочь ей исследовать некоторые из ее более сложных или меланхолических эмоций. Кажется, это так же важно для нее, как выражение смеха.

Я не хочу создавать впечатление, что мы должны сосредоточиться на счастье, исключая другие переживания. Однако психология благополучия может помочь нам распознать трудные времена и пережить их.

«Чтение может научить вас думать о ситуации, оно может научить смелости и юмору»

«Боевой конь » — довольно серьезная история, которая знакомит читателей с широтой и глубиной эмоций.В жизни бывают взлеты и падения, и это нормально и уместно чувствовать гнев, печаль и страх в ответ. Это важно понять детям. Исследования показывают, что полезно иметь слова для широкого спектра эмоций. Чем богаче словарный запас эмоций ребенка, тем легче ему понять, что именно он испытывает, эффективно передать это, и, кажется, это также помогает им лучше справляться со своими эмоциями.

Чтение о других людях (и животных), испытывающих трудности, также помогает нам чувствовать и развивать эмпатию и сострадание, которые так жизненно важны с точки зрения общественного и нашего собственного благополучия.Если мы сталкиваемся с трудностями, нас успокаивает знание того, что другие тоже пережили подобные времена, что не только мы можем чувствовать себя изолированными и одинокими.

Ваш четвертый выбор — еще одно художественное произведение для читателей от восьми до десяти лет: Пеппи Длинныйчулок Астрид Линдгрен

В детстве я любил эту и другие книги о Пеппи. Они были фаворитами моих походов в местную библиотеку каждое субботнее утро.Пеппи просто счастлива. Она любопытная и смелая, творческая и добрая. Она не беспокоится о таких мелочах, как одинаковые чулки или аккуратные волосы. Она не следует слепо условностям, но во многом является самой собой. Она совершает ошибки, но находит выход из них. Оглядываясь назад, она, возможно, была для меня ранним образцом для подражания! Она рано научила меня тому, что мне не нужно следовать традиционным путям. В этом сила фантастики.

Считаете ли вы, что художественная литература — это хороший способ получить значимые уроки счастья и стойкости?

Один из способов узнать новые идеи и укрепить уверенность в том, что мы можем сделать, — это подменный опыт, и художественная литература — прекрасный источник этого.Чтение может научить вас, как обдумывать ситуацию, видеть разные подходы, и это может придать нам смелости попробовать их самим. Отличные уроки. На самом деле, из позитивной психологии возникла целая новая академическая область, называемая «позитивными гуманитарными науками», которая изучает роль гуманитарных наук в развитии благополучия.

Ваша последняя книга, которую вы выбрали, — прекрасная книга, чтобы закончить наш разговор, Делайте добро, будьте добры, распространяйте счастье: акты доброты для детей  Бернадетт Рассел.Я нашел это таким забавным, и мне очень понравилось озорное качество в его подходе Робин Гуда к доброте.

Первый ключ к более счастливой жизни в структуре, которую я разработал для «Действия ради счастья», — это отдавать — делать добрые дела для других людей. Это также находится в центре внимания первой главы 50 способов почувствовать себя счастливым . Забота о других людях и чувство связи с ними — важная составляющая счастья.

Я думаю, что доброта превратилась в социальный клей, важный ингредиент в создании более счастливого общества.Мы знаем, что в сообществах, где есть большее чувство доверия и поддержки, также больше благополучия. Доброта не только способствует счастью другого человека, но и активирует центр вознаграждения в нашем собственном мозгу — на самом деле это помогает нам самим чувствовать себя счастливыми. Мы также знаем, что более счастливые люди, как правило, больше помогают другим, так что, если хотите, это своего рода добродетельный круг. Это имеет смысл, поскольку мы социальный вид.

Есть много разных способов, которыми мы можем помочь другим и быть добрыми.Есть большие вещи, такие как благотворительные акции, но маленькие вещи тоже могут иметь огромное значение. Что-то столь же простое, как уделить внимание или улыбнуться другому человеку, или заметить, когда кому-то нужна рука помощи. Мы очень чувствительны друг к другу как люди, особенно к чувству отрезанности или исключенности, поэтому такие простые действия, как эти действия, могут иметь сильное влияние. Знание того, что помощь может улучшить благополучие дающего, также может облегчить обращение за помощью. И всем нам время от времени нужна помощь! Быть добрым и помогать другим — это также отличный способ почувствовать, что мы вносим свой вклад в нечто большее, чем мы сами.Книга Бернадетт отлично подходит для детей, которые хотят изучить еще больше идей по этому поводу.

Five Books стремится постоянно обновлять свои книжные рекомендации и интервью. Если вы даете интервью и хотели бы обновить свой выбор книг (или хотя бы то, что вы о них говорите), напишите нам по адресу [email protected]

.

Производство интервью Five Books обходится дорого.Если вам понравилось это интервью, пожалуйста, поддержите нас, пожертвовав небольшую сумму.

Выпускник Lander ‘Happy’ пишет детские книги

Автор Черри Смит работает с детьми над рисованием натюрморта во время занятий, которые она вела в Центре искусств Гринвуда. Photo by Laura Brown

Когда дети узнают, что Черри Смит опубликовала две книги, они хотят знать, миллионерша ли она. С некоторым трудом она объясняет им, что зарабатывание денег — не единственная и даже не главная причина, по которой она пишет.

Это не значит, что продажи идут медленно. «Можжевеловый Юпитер» — бестселлер издательства «Курьер», продано около 1500 экземпляров. Продажи ее недавней книги «Sleepwalk Jones», доступной в Books-a-Million, Barnes and Noble и Amazon, также были обнадеживающими.

Смит, которая также иллюстрирует свои книги, спросили, что у нее было раньше: интерес к писательству или интерес к искусству.

– Искусство, определенно, – сказала она. «Я полюбил искусство с того момента, как впервые взял в руки карандаш.

В детстве ей нравились библейские истории, которые ей читала ее мать Джуди, и такие книги, как «Маленькие женщины» Луизы Мэй Олкотт и «Полярный экспресс» Криса Ван Олсбурга. К тому времени, когда она училась в средней школе, она сама думала о том, чтобы писать детские книги.

«Сколько себя помню, я хотела именно этого», — сказала она.

Издательство детских книг — конкурентный бизнес, но у Смит есть кое-что для нее. Последние девять лет она работает воспитателем в детском саду «Веселые херувимы».Последние 20 лет, с тех пор как она училась в старшей школе, по средам вечером она держала ясли в Первой баптистской церкви. Она также работала няней для детей младшего и старшего возраста, а с рождением близнецов Чарли, девочки, и Мики, мальчика, она стала тетей.

Возможность опробовать письмо на целевой аудитории — огромное преимущество.

«Дети всегда честны. Они скажут вам, что думают», — сказала она.

Написание детской сказки — упражнение в краткости.«Вы действительно должны сжать это и добраться до сути», — сказала она.

По словам Смита, на иллюстрацию детской книги уходит много мыслей и много подготовки. «Раскадровки» должны быть выровнены, цветовые схемы должны быть согласованы, а изображения должны плавно перетекать.

«Я хочу, чтобы картинки были так же хороши, как рассказ, а рассказ — как картинки. Они полностью зависят друг от друга», — сказала она.

Две книги, написанные Смитом, возникли под влиянием разных импульсов.«Можжевельник Юпитер» — это история молодой девушки, которая «хотела быть лучшей во всем». Она сама учится жонглировать, но есть предел тому, сколько может продолжать даже «величайший в мире жонглер». «Однажды ее руки, которые когда-то были такими быстрыми, потеряли контроль над всеми вращающимися вокруг предметами, и все они рухнули». Смит говорит, что это метафорическое представление идеи о том, что люди должны концентрироваться на чем-то одном за раз.

Вдохновением для Джереми, молодого главного героя в «Лунатике Джонсе», был мальчик, которого Смит встретил подростком во время миссионерской поездки в Новый Орлеан, который каждый день проходил долгий путь, минуя банды и другие опасности, чтобы участвовать в мероприятиях. в Центре Карвера, который служил штаб-квартирой миссии.В рассказе Смита Джереми превращается в мальчика, который каждый день проходит «много миль» в школу. Пробираясь домой через «темные деревья», он начинает рыдать, но звук пробуждает его дедушку Лунатика Джонса, который дремлет поблизости. Наполненный хорошим настроением, старик падает рядом с ним, и день Джереми меняется к лучшему.

Девочкам обычно больше всего нравится «Можжевельник Юпитер», а мальчикам — «Сноходец Джонс». По словам Смита, это задумано.

«Я хотела, чтобы они были совершенно другими, чтобы понравиться другой аудитории», — сказала она.

Вторые книги обычно считаются более легкими, чем первые, но для Смита это было не так. По ее словам, «Лунатик Джонс» был сложнее, потому что Центр Карвера, где она познакомилась с Джереми, был разрушен ураганом Катрина в 2005 году, а ее мать, помогавшая подготовить рукопись для книги, умерла в 2014 году от осложнений, связанных с травмы, полученные в автокатастрофе в 1996 году. Из-за «более эмоциональной привязанности к истории», по ее словам, «Лунатик Джонс» было труднее сниматься.

К счастью для Смит, ее отец, Скотт Смит, директор Коллегиального баптистского служения Университета Ландера, всегда был важной частью ее системы поддержки. По ее словам, она благодарна за то, что у нее были «два замечательных родителя, которые были очень вовлечены, воспитали мою любовь к искусству и поддерживали меня».

Она также отметила, что факультет изобразительных искусств в Lander, который она окончила в 2006 году, помог ей развить навыки, необходимые для иллюстрирования детских книг.В частности, Алан МакТаггарт, почетный профессор искусств и бывший декан Колледжа искусств и гуманитарных наук, «оказал большое влияние. Именно он привлек меня к росписи фресок. Он очень, очень одаренный и талантливый», — сказала она.

Смит работает над рассказом для дошкольников о паре детей, которые проказничают, вдохновленные близнецами. Она также хотела бы более подробно рассказать о персонажах «Сноходца Джонса» и «Перекати-поле», вымышленном городе, в котором происходит действие истории, в сборнике глав для учащихся средних классов.Множество журналов и блокнотов, которые она накопила за эти годы, предлагают другие возможности для развития.

Смит считает себя «очень удачливой». Она не может представить, что может заниматься чем-то другим, кроме того, что она делает.

«Если бы я делала что-то другое, думаю, я бы просто не была счастлива или удовлетворена», — сказала она.

Увидев свою первую книгу в печати, она сказала, что это «сбывшаяся мечта». Теперь она опубликовала две книги и надеется опубликовать еще.

«Так много людей живут долго и никогда не видят этого, так что мне очень, очень повезло», — сказала она.

После стольких лет, потраченных на написание детских книжек, трудно не ностальгировать по детству (и подростковые годы я тоже считаю детством!!!) – Война с одиночеством

После моего поста о том, что я не ностальгирую по колледжу, я чувствую себя обязанным сказать, что я делаю  иногда ностальгирую по своему детству. В течение многих лет это было не так. В течение многих лет я никогда не думал о своем детстве, потому что травма и несчастье колледжа каким-то образом стерли все это.Но процесс написания всех этих молодежных романов в конце концов вернул его.

Это странно. Дело не в том, что вы восстанавливаете память, а затем продолжаете писать книгу. Дело в том, что вы пишете книгу, и процесс написания влечет за собой восстановление памяти.

И это даже не память. Называть это памятью было бы неверно. Что вы восстанавливаете, когда пишете эти книги, так это чувство детства. И я вам скажу, это очень сильное чувство! Вещи такие важные! Эмоции такие мгновенные! Вы можете написать о влюбленности без иронии.Вы можете писать о выпускном балу в старшей школе, как будто это дело смертельной важности. Это было бы невозможно со взрослым героем! Но когда пишешь ребенка, это не только возможно, это необходимо.

Детская литература полна не по годам развитым и мудрым подросткам, которые, вероятно, более умны и остроумны, чем любой другой подросток. Однако даже эти дети не избегают драмы молодости. Во многих случаях они более восприимчивы к этому, чем кто-либо. Это банальный пример, но возьмите главных героев Джона Грина.Они невероятно умны (до такой степени, что это раздражает), но они так глубоко чувствуют вещи.

Точно так же я отношусь к своим книгам. Иногда я пишу эти книги об этих детях, и я действительно обижаюсь на своих главных героев. Это невероятно извращенное чувство, и я не могу его объяснить. Но я их немного ненавижу, потому что они способны так глубоко чувствовать.

Когда люди говорят о ностальгии по детству, они иногда говорят о том, каким беззаботным оно было.Для меня это безумие. Детство не беззаботно. Это правда, что в детстве (для большинства детей в Америке) не хватает взрослых забот: как прокормить себя, как сохранить здоровье, страха смерти и т. д. Но вы посмотрите на детей. Они такие эмоциональные. Они всегда плачут. Они всегда беспокоятся. Они всегда взволнованы. Они не притворяются. Это настоящие эмоции. И их опыт этих эмоций во многих отношениях намного более экстремальный, чем у взрослых.

Я бы даже сказал, что взрослая жизнь более беззаботна, чем детство.Потому что, хотя вещи, о которых мы беспокоимся, могут быть больше, мы беспокоимся о них меньше. Отчасти это результат большего количества знаний (у нас есть лучшее представление о том, что может произойти), отчасти это результат большей свободы (настоящая тревога возникает, когда вы не имеете большого контроля над своей судьбой), а отчасти это просто биология (наш мозг и уровень гормонов более устоялись). Но по какой-то причине я думаю, что взрослые не чувствуют так глубоко, как дети.

Для многих это хорошо. Кажется, каждая прочитанная мной книга содержит какие-то упоминания о несчастном детстве автора.Однако, насколько я помню, мое детство не было несчастным. Я действительно впал в депрессию в конце последнего года обучения в колледже (как однажды напомнила мне мама). И надо мной немного издевались в средней школе.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта