Гимназистки: Читать онлайн «Гимназистки», Лидия Чарская – ЛитРес

В Череповце у ЗАГСа поставили скульптуру гимназистки

02.11.2020 15:40 3569 687

На площади Милютина напротив Дворца бракосочетания установили скульптуру гимназистки. Арт-объект выполнен из стеклопластика, девушка в шляпке-канотье, с книгой и котом сидит на полукруглой скамейке под деревом. Скульптуру подарили предприниматели Череповца.

«Череповецкие предприниматели Сергей Секретарёв и Фарид Хайруллов приняли участие в создании арт-объекта. Он создан в рамках проекта „Сердце города“ в память о женской Мариинской гимназии, которая располагалась в здании нынешнего Дворца бракосочетания. Скамья изготовлена в череповецкой мастерской „Ажур“. Скульптура создана мастерами города Королёва», — отметила начальник управления по делам культуры Светлана Волохова.

Образ гимназистки — собирательный, скульптуру создавали по фотографиям учащихся Мариинской женской гимназии.

«В нашем городе женское образование связано с именем Ивана Милютина. Он очень многое для этого сделал. Поэтому логично, что скульптура находится на площади Милютина, рядом со зданием бывшей Мариинской гимназии. В гимназии барышень учили быть хорошей хозяйкой и доброй мамой. Поэтому и предметы выбирались соответствующие: Закон Божий, литература, история, география, музыка. В гимназии также был один из самых современных по тем временам классов по физике, естествознанию, отдельный рисовальный класс. В 1891 году открыли дополнительный восьмой класс — педагогический. За всю историю Мариинской женской гимназии семиклассных выпусков было 37, а педагогических — 24», — рассказала ученый секретарь череповецкого музейного объединения Юлия Крутцова.

Скульптура гимназистки находится под видеонаблюдением.

В этом году на площади Милютина компания «Северсталь» установила ажурные скамейки, муниципальные предприятия «Электросвет» и «Спецавтотранс» поставили светильники с более мощными лампами.


Валентина Бушманова

Российские гимназистки не имели формы, но одеваться должны были опрятно

28 марта 1857 года был подписан указ о создании в Петербурге первой в России женской гимназии.

До середины XIX века девушки из семей, которые не принадлежали к высшим слоям общества, практически не имели возможности получить хорошее образование. Существовали закрытые учебные заведения, подобные Смольному институту благородных девиц, куда принимали только дворянок. Немногочисленные частные женские пансионы давали более серьёзное образование, но обучение в них стоило очень дорого.

Идею об учебном заведении, где могли бы учиться девочки всех сословий, имея при этом возможность жить в семье, осуществил известный русский педагог Николай Алексеевич Вышнеградский, писавший впоследствии, что он начал «дело совершенно новое в России, не имея перед собой ни предшественников, ни образцов, ни опытов». С этим предложением в конце 1857 года Николай Алексеевич обратился к двоюродному брату императора принцу Ольденбургскому. Идея известному петербургскому благотворителю и меценату Петру Ольденбургскому понравилась, и 28 марта 1858 года в Санкт-Петербурге вышел подписанный императором высочайший указ об учреждении первого в России женского училища для приходящих девиц. Новое учебное заведение получило название «Мариинское» в честь императрицы Марии Федоровны, покровительницы женского образования.

Портрет принца П.Г. Ольденбургского работы Ж. Кура, Эрмитаж

Менее чем через месяц, 19 апреля 1858 года, училище было открыто. Первоначально оно располагалось на углу Невского проспекта и улицы Рубинштейна. Сейчас это здание нельзя увидеть в первозданном виде, так как с момента открытия в нём гимназии оно дважды перестраивалось (Невский пр., 45).

В 1862 году Мариинское училище было переименовано в Мариинскую женскую гимназию, которая к концу XIX века стала одной из самых больших столичных гимназий (более 600 учащихся и около 60 преподавателей).

Учебная программа гимназии была рассчитана на семилетний курс. В неё принимались девочки в возрасте от 9 до 13 лет. Учебное учреждение содержалось за счёт небольшой платы, которую вносили родители девочек, и средств Ведомства учреждений императрицы Марии. Все предметы делились на обязательные и необязательные. К обязательным относились Закон Божий, русский язык, литература, история, география, естественные науки, основы математики, рисование, рукоделие. Ученицы не имели специальной формы, их просили лишь опрятно одеваться. Не было в гимназии и наказаний. В первый год существования в ней учились 162 девочки — дочери чиновников, мещан, священнослужителей, офицеров.

После многочисленных переездов, в 1800 году училище обрело свой постоянный адрес на Фонтанке, 36 (залы Публичной библиотеки).

Вслед за Мариинской и по её образцу было создано ещё несколько женских гимназий в Петербурге, а затем и в других городах России. Все новые гимназии были подчинены Ведомству учреждений императрицы Марии. Впервые при организации других учебных заведений педагоги из Европы приезжали в Петербург для ознакомления с новым типом женской школы.

Студентки мариинской гимназии, 1910 г.

С течением времени в гимназии был расширен курс математики, введены новые предметы — гимнастика, гигиена, а изучение иностранных языков стало обязательным.

После революции Мариинская гимназия перешла в ведение Народного комиссариата государственного призрения, возглавляемого А.М. Коллонтай. Несмотря на жуткие условия зимы 1917-1918 года, занятия продолжались. Весной 1918 года состоялся последний выпуск «мариинок». После этого гимназия как тип учебного заведения была ликвидирована, да и разделение на мужское и женское образовательное учреждение было упразднено.

Впоследствии именно в здании женской Мариинской гимназии разместилась первая в Советском Союзе школа №213 с углубленным изучением английского языка.

Книга «Сибирочка. Записки маленькой гимназистки (эл. книга)»

(6+) В книгу Л. Чарской, самой популярной детской писательницы начала XX века, вошли две повести: «Сибирочка» и «Записки маленькой гимназистки». В первой рассказывается о приключениях маленькой девочки, оставшейся без родителей в сибирской тайге. Во второй речь идет о судьбе сироты, оказавшейся в семье богатых родственников и сумевшей своей добротой и чистосердечностью завоевать расположение окружающих. Для среднего школьного возраста.

Вид книги:

Печатная книга

Год издания:

2020

Форматы файлов:

EPUB и FB2

Художник:

Е. Никитина, М. Федоровская

Жанр для сайта:

Школьная библиотека

Серия:

Школьная библиотека

Иллюстрации:

ч/б

Автор:

Чарская Л.А.

Количество страниц:

330

Рекомендуемый возраст:

6+

Переплет:

твердая обложка

Издательство:

Детская литература

Серия «Школьная библиотека» существует уже более 20 лет, ее любят учителя, библиотекари и родители. В начале каждой книги есть эксклюзивная вступительная статья, которая помогает читателю узнать о жизни и творчестве писателя, лучше понять быт и уклад той или иной эпохи и без труда написать даже самое заковыристое сочинение. Иллюстрации помогают лучше представить  атмосферу произведения. Благодаря этому многие школьники смогли подготовиться на «отлично» к урокам русского языка и литературы. 

В серии выходят книги как отдельными произведениями, так и в сборниках, куда попадают только самые лучшие и популярные произведения. 
И, конечно же, любой книгоман в тайне мечтает о красивой книжной полке. А так как 90% произведений школьной программы выходят в серии «Школьная библиотека», то с самого первого класса ребенок сможет начать собирать свою собственную библиотеку.

Краткое содержание Записки маленькой гимназистки Чарская

Лена Иконина осталась без родителей, ее мама заболела и умерла. Девочке купили билет на поезд и отправили к маминому брату. Он оказался богатым и высокомерным человеком.

Такими же являются и его дети два сына и дочь, которые недружелюбно встретили Лену. И постоянно ей напоминали, что она из бедной семьи еще и сирота, за которой они смотрят из жалости.

Девочка случайно толкнула вазу, она разбилась, об этом ее кузены сообщили гувернантке. Вскоре приехал дядя с тетей они тоже возмутились ее поступком, тетя предложила отдать Лену в гимназию, чтобы там научили ее нужным манерам.

Лена познакомилась со Жюли, она была самой старшей в семье, но эта девочка была инвалидом, с обезображенным внешним видом, из-за горба. Лена хотела с ней подружиться, но Жюли не полюбила свою родственницу.

Лене выделили бывшую комнату Жюли, это была маленькая комната с окном, кроватью и умывальником. Нина и Жюли разбросали по комнате все вещи девочки, ещё и сломали стол в этой комнате. Обо всем этом они доложили взрослым.

Гувернантка рассердилась на Лену и закрыла ее в темной комнате, а там жил филин. Лена увидев в темноте светящиеся глаза, упала в обморок, вскоре выпустили из заточения.

На следующий день Лену отвели в гимназию и рассказали о проделках. Но директор гимназии оказалась добрая женщина и не поверила этим наговорам. Лену определили в класс с ее старшей сестрой Жюли.

Но Жюли рассказала о Лене всю неправду и выставила ее в худшем свете, в итоге весь класс Лену невзлюбил. Далее был урок русского языка. Диктант Лена написала на пятерку, Жюли на двойку. На уроке литературы все ученицы объявили бойкот учителю.

Но он, вызвав к доске Лену, получил содержательный ответ, в итоге одноклассницы возненавидели ее еще больше и закрыли в чулане. О несчастиях лены узнала лучшая ученица гимназии. И всеми любимая графиня Анна, она поняла, что девочку зря обижают, и предложила ей дружить.

Вскоре в доме дяди должен был состояться бал, все пригласили своих друзей. Лена пригласила Нюру свою одноклассницу, все на балу, как всегда, издевались над ними. Но тут пришла дочь министра, приглашенная дядей, это оказалась графиня Анна.

Она весь вечер общалась с Леной и Нюрой, красиво танцевала Нюра с Леной и не ударили в грязь лицом, они оказались талантливыми танцовщицами. Вскоре Жюли умудрилась сотворить новый проступок, она украла у учительницы немецкого языка, книгу и сожгла ее.

Так как сестра очень боялась, Лена всем в гимназии сказала, что это она сделала. Ее еще больше стали наказывать повесели на нее надпись воровка, рассказали ее дяде и тете. Но произошло чудо, ночью Жюли пришла и извинилась перед Леной и сказала ей спасибо.

В газете напечатали о крушении поезда. И Лена после уроков, в сильную метель, пошла, проведать отца Анны. Но чуть не замерзла в сугробах, ее спас Никифор Матвеевич. Привёл ее к себе домой и отогревать ее чаем стал вместе с Анной.

Анна попросила оставить Лену жить у них, отец согласился. Все пошли в дом ее дяди сообщить об этом. Но все родственники стали просить Лену остаться. Сказали, что она им очень нужна, даже тетя Нелли попросила девочку остаться. Лена осталась жить в доме у дяди.

Произведение учит тому, что нужно добром отвечать на зло. И со временем добро победит зло и мир станет лучше и добрее.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Чарская. Все произведения

Записки маленькой гимназистки. Картинка к рассказу

Сейчас читают

  • Краткое содержание Белоснежка и семь гномов Гримм

    В прекрасном замке жила королева. Она часто сидела у дворцового окна и любовалась белым пушистым снегом. Ей так хотелось иметь ребёнка с беленьким личиком и тёмными кудрями.

  • Краткое содержание Солоухин Мститель

    Произведение начинается с того момента, когда ребятишки отправились выкапывать картофель. Для всех это было радостным занятием, ведь им не надо было просиживать на уроке арифметики

  • Краткое содержание Улицкая Медея и ее дети

    В произведении «Медея и ее дети», написанном Улицкой Людмилой Евгеньевной, описывается жизнь и взаимоотношения нескольких поколений семьи на протяжении почти восьмидесяти лет.

  • Вампилов

    Александр Валентинович Вампилов появился на свет 19 августа в 1937 году. Это великий российский драматург и прозаик, имеющий огромное творческое наследие.

  • Краткое содержание Лягушонок Пришвина

    Под горячими лучами солнца снег начал таять. Пройдёт несколько дней и весна вступит в свои права. В полдень уже настолько тепло, что на снегу можно заметить разных жучков, паучков и блошек.

Из гимназистки в генсеки

Студентка Факультета политологии Анастасия Юшина выступила в роли Генерального секретаря Модели ООН, прошедшей в Московской международной гимназии. В своем интервью Анастасия рассказала о том, как сбылась ее мечта.

— Начнем наш сегодняшний разговор с немного обыденного вопроса, но, тем не менее, довольно значимого: сколько лет ты уже участвуешь в Модели ООН?

— С 9 класса, следовательно, уже почти 5 лет!

— Насколько мне известно, ты уже начала участвовать в Модели ООН именно в Московской международной гимназии. Каково это — вернуться в родные стены, но уже в новом качестве Генерального секретаря?

— Если честно, то я давно уже об этом мечтала: не просто участвовать в Модели гимназии, но и организовывать её. Моя мечта сбылась, чему я несказанно рада.

— Расскажи, как выстраивается организация Модели ООН ММГ?

— Вся тяжесть организации почти целиком ложится на гимназию: Оргкомитет и старшеклассники отбирают делегатов, формируют Технический и Пресс-центры, школьный Секретариат, готовят раздаточные материалы. Моя задача заключалась в том, чтобы выбрать моделируемые органы и повестку дня, а также найти председателей и экспертов в органы. В этом году в ММГ моделировались Генеральная Ассамблея, Совет безопасности и Исполнительный комитет Всемирной организации здравоохранения. Последние два органа работали на английском языке.

— Что нового тебе удалось привнести в Модель? Как ты оцениваешь нововведения сейчас, после завершения работы?

— Самое главное нововведение, которое я внесла и которым я очень горжусь, — это выбор лучшей делегации путем тайного голосования. Раньше в ММГ лучшую делегацию выбирали председатели органов, что являлось в корне неправильным. Иногда на председателей даже оказывали давление. Теперь эта проблема решена.

— Что ты могла бы сказать о результатах Модели? В чём, на твой взгляд, плюсы и минусы работы в этом году?

— Об успехе Модели следует судить по реакции делегатов. Я смело могу сказать, что Модель была блестящей. В основном, благодаря слаженной работе председателей и экспертов, ведь именно от них зависит, понравится ли Модель делегатам. Одно то, что Генеральная ассамблея не хотела расходиться, уже о многом говорит.

Что касается минусов… Безусловно, идеальным ничего не бывает, и везде есть какие-то недостатки. Но стоит ли о них говорить, раз их никто не заметил? 🙂

— Спасибо за интервью!

— И тебе спасибо!

Константин ВЕДЕНИН,
«Вестник Московской Международной модели ООН»

Лидия Чарская. «Записки маленькой гимназистки»

Начнем с того, что эта книга написана для детей. Ее автор — Лидия Алексеевна Чарская, была актрисой одного из петербургских театров и известной писательницей, написавшей более 80 книг. Правда, печатали ее только до революции. После оной из-за дворянского происхождения Чарской печатать ее произведения перестали. Мало того, Чарская стала жить на свою актёрскую пенсию, которой едва хватало даже на продукты. Но дети, как и раньше, очень любили её книги, несмотря на то, что достать их было совсем не просто: очевидцы вспоминали, что соседские ребята приносили Лидии Алексеевне продукты и деньги, а та взамен давала им почитать свои рукописи.
Впрочем, я отвлеклась. Повесть «Записки маленькой гимназистки» — это рассказ девятилетней девочки о своей судьбе. После того, как в Рыбинске умирает ее мама, маленькой Леночке приходится уезжать из отчего дома в Петербург к своему богатому дяде. Семья дяди — жена и четверо детей, принимают Лену, мягко говоря, не очень. Тут-то и начинаются ее приключения. Она поступает в гимназию, учится, наживает друзей, наживает врагов, как среди детей, так и среди взрослых. Будут здесь и любовь, и ненависть, и зависть, и доброта, и человечность, и сострадание, и самая настоящая правда жизни, включая те же проблемы, которые остались в нашем обществе и по сей день: богатые и бедные, пренебрежение к тем, кто классом ниже, стремление обогатиться, восприятие этих проблем через призму детских лет.
Книга считается детской, и на обложке «Записок маленькой гимназистки» одного из последних изданий даже значится, что она предназначена для детей младшего школьного возраста. Честно говоря, не знаю, как ее воспримут первоклассники — все-таки многим в такие годы ближе по духу какие-нибудь «Незнайка в солнечном городе», «Приключение Буратино» или что-то в этом роде. А эта книга более серьезная. Но лет в 9-11, на мой взгляд, она должна быть понята отлично. «Записки» настолько пронизаны добротой и учат хорошему (причем, не навязывая, а позволяя ребенку самому делать выводы), что, будь у меня сын или дочка подходящего возраста, я бы ему их обязательно прочитала. Впрочем, и некоторым взрослым я бы тоже советовала ознакомиться с книгой. 😉

Отрывки из повести «Записки маленькой гимназистки». Лидия Чарская

Повесть о судьбе девочки- сироты, оказавшейся в семье богатых родственников и сумевшей своей добротой и чистосердечностью завоевать расположение окружающих.

В чужой город, к чужим людям

Тук-тук! Тук-тук! Тук-тук! — стучат колёса, и поезд быстро мчится всё вперёд и вперёд.

Мне слышатся в этом однообразном шуме одни и те же слова, повторяемые десятки, сотни, тысячи раз. Я чутко прислушиваюсь, и мне кажется, что колёса выстукивают одно и то же, без счёта, без конца: вот так-так! вот так-так! вот так-так!

Колёса стучат, а поезд мчится и мчится без оглядки, как вихрь, как стрела…

В окне навстречу нам бегут кусты, деревья, станционные домики и телеграфные столбы, наставленные по откосу полотна железной дороги…

Или это поезд наш бежит, а они спокойно стоят на одном месте? Не знаю, не понимаю.

Впрочем, я многого не понимаю, что случилось со мною за эти последние дни.

Господи, как всё странно делается на свете! Могла ли я думать несколько недель тому назад, что мне придётся покинуть наш маленький уютный домик на берегу Волги и ехать одной-одинёшеньке за тысячи вёрст к каким-то дальним, совершенно неизвестным родственникам?.. Да, мне всё ещё кажется, что это только сон, но — увы! — это не сон!..

— Петербург! — раздался за моей спиной голос кондуктора, и я увидела перед собою его доброе широкое лицо и густую рыжеватую бороду.

Этого кондуктора звали Никифором Матвеевичем. Он всю дорогу заботился обо мне, поил меня чаем, постлал мне постель на лавке и, как только у него было время, всячески развлекал меня. У него, оказывается, была моих лет дочурка, которую звали Нюрой и которая с матерью и братом Серёжей жила в Петербурге. Он мне и адрес даже свой в карман сунул — «на всякий случай», если бы я захотела навестить его и познакомиться с Нюрочкой.

— Очень уж я вас жалею, барышня, — говорил мне не раз во время моего недолгого пути Никифор Матвеевич, — потому сиротка вы, а Бог сироток велит любить. И опять, одна вы, как есть одна на свете; петербургского дяденьки своего не знаете, семьи его также… Нелегко ведь… А только если уж очень невмоготу станет, вы к нам приходите. Меня дома редко застанете, потому в разъездах я всё больше, а жена с Нюркой вам рады будут. Они у меня добрые…

Я поблагодарила ласкового кондуктора и обещала ему побывать у него…

— Петербург! — ещё раз выкрикнул за моей спиной знакомый голос и, обращаясь ко мне, добавил: — Вот и приехали, барышня. Дозвольте я вещички ваши соберу, а то после поздно будет. Ишь суетня какая!

И правда, в вагоне поднялась страшная суматоха. Пассажиры и пассажирки суетились и толкались, укладывая и увязывая вещи. Какая-то старушка, ехавшая напротив меня всю дорогу, потеряла кошелёк с деньгами и кричала, что её обокрали. Чей-то ребёнок плакал в углу. У двери стоял шарманщик и наигрывал тоскливую песенку на своём разбитом инструменте.

Я выглянула в окно. Господи! Сколько труб я увидела! Трубы, трубы и трубы! Целый лес труб! Из каждой трубы вился серый дымок и, поднимаясь вверх, расплывался в небе. Моросил мелкий осенний дождик, и вся природа, казалось, хмурилась, плакала и жаловалась на что-то.

Поезд пошёл медленнее. Колёса уже не выкрикивали своё неугомонное «вот так-так!». Они стучали теперь значительно протяжнее и тоже точно жаловались на то, что машина насильно задерживает их бойкий, весёлый ход. И вот поезд остановился.

— Пожалуйте, приехали, — произнёс Никифор Матвеевич.

И, взяв в одну руку мой тёплый платок, подушку и чемоданчик, а другою крепко сжав мою руку, повёл меня из вагона, с трудом протискиваясь через толпу.

Семейство Икониных. Первые невзгоды

— Матильда Францевна привезла девочку!

— Твою кузину, а не просто девочку.

— И твою тоже!

— Врёшь! Я не хочу никакой кузины! Она нищая.

— И я не хочу!

— И я! И я!

— Звонят! Ты оглох, Фёдор?

— Привезла! Привезла! Ура!

Всё это я слышала, стоя перед обитой тёмно-зелёной клеёнкой дверью. На прибитой к двери медной дощечке было выведено крупными красивыми буквами:

ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЙ СТАТСКИЙ СОВЕТНИК
МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ ИКОНИН

За дверью послышались торопливые шаги, и лакей в чёрном фраке и белом галстуке, такой, какого я видела только на картинках, широко распахнул дверь.

Едва только я перешагнула порог её, как кто-то быстро схватил меня за руку, кто-то тронул за плечи, кто-то закрыл мне рукою глаза, в то время как уши мои наполнились шумом, звоном и хохотом, от которого у меня разом закружилась голова.
Когда я очнулась немного и глаза мои снова могли смотреть, я увидела, что стою посреди роскошно убранной гостиной с пушистыми коврами на полу, с нарядной позолоченной мебелью, с огромными зеркалами, от потолка до пола. Такой роскоши мне никогда ещё не доводилось видеть, и потому немудрено, если всё это показалось мне сном.

Вокруг меня толпились трое детей: одна девочка и два мальчика. Девочка была ровесница мне. Белокурая, нежная, с длинными вьющимися локонами, перевязанными розовыми бантиками у висков, с капризно вздёрнутой верхней губой, она казалась хорошенькой фарфоровой куколкой. На ней было надето очень нарядное белое платьице с кружевным воланом и розовым же кушаком. Один из мальчиков, тот, который был значительно старше, одетый в форменный гимназический мундирчик, очень походил на сестру; другой, маленький, кудрявый, казался не старше шести лет. Худенькое, живое, но бледное его личико казалось болезненным на вид, но пара карих и быстрых глазёнок так и впилась в меня с самым живым любопытством.

Это были дети моего дяди — Жоржик, Нина и Толя, о которых мне не раз рассказывала покойная мамочка.

Дети молча смотрели на меня. Я — на детей.

Минут пять длилось молчание.

И вдруг младший мальчуган, которому наскучило, должно быть, стоять так, неожиданно поднял руку и, ткнув в меня указательным пальцем, произнёс:

— Вот так фигура!

— Фигура! Фигура! — вторила ему белокурая девочка. — И правда: фи-гу-ра! Толька верно сказал!

И она запрыгала на одном месте, хлопая в ладоши.

— Очень остроумно, — произнёс в нос гимназист, — есть чему смеяться. Просто она мокрица какая-то!

— Как мокрица? Отчего мокрица? — так и всколыхнулись младшие дети.

— Да вон, разве не видите, как она пол намочила. В калошах ввалилась в гостиную. Остроумно, нечего сказать! Вон наследила как! Лужа. Мокрица и есть.

— А что это такое — мокрица? — полюбопытствовал Толя, с явным почтением глядя на старшего брата.

— Мм… мм… мм… — смешался гимназист, — мм… Это цветок такой: когда к нему прикоснёшься пальцем, он сейчас и закроется… Вот…

— Нет, вы ошибаетесь, — вырвалось у меня против воли. (Мне покойная мама читала и про растения, и про животных, и я очень много знала для своих лет.) — Цветок, который закрывает свои лепестки при прикосновении, — это мимоза, а мокрица — это водяное животное, вроде улитки.

— Ммм… — мычал гимназист. — Не всё ли равно, цветок или животное? У нас ещё этого не проходили в классе. А вы чего с носом суётесь, когда вас не спрашивают? Ишь какая умница выискалась! — внезапно накинулся он на меня.

— Ужасная выскочка! — вторила ему девочка и прищурила свои голубые глазки. — Вы лучше бы за собой следили, чем Жоржа поправлять, — капризно протянула она. — Жорж умнее вас, а вы вот в калошах в гостиную влезли. Очень красиво!

— Остроумно! — снова процедил гимназист.
— А ты всё-таки мокрица! — пропищал его братишка и захихикал. — Мокрица и нищая!

Я вспыхнула. Никто ещё не называл меня так. Прозвище нищей обидело меня больше всего остального. Я видела нищих у паперти церквей и не раз сама подавала им деньги по приказанию мамочки. Они просили «ради Христа» и протягивали за милостыней руку. Я руки за милостыней не протягивала и ничего ни у кого не просила. Значит, он не смеет называть меня так. Гнев, горечь, озлобление — всё это разом закипело во мне, и не помня себя я схватила моего обидчика за плечи и стала трясти его изо всей силы, задыхаясь от волнения и гнева.

— Не смей говорить так! Я не нищая! Не смей называть меня нищей! Не смей! Не смей!

— Нет, нищая! Нет, нищая! Ты у нас из милости жить будешь. Твоя мама умерла и денег тебе не оставила. И обе вы нищие, да! — как заученный урок повторял мальчик. И, не зная, ещё чем досадить мне, он высунул язык и стал делать перед моим лицом самые невозможные гримасы. Его брат и сестра хохотали от души, потешаясь этой сценой.

Никогда не была я злючкой, но когда Толя обидел мою мамочку, я вынести этого не могла. Страшный порыв злобы охватил меня, и с громким криком, не задумываясь и сама не помня, что делаю, я изо всей силы толкнула моего двоюродного братца.

Он сильно пошатнулся сначала в одну сторону, потом в другую и, чтобы удержать равновесие, схватился за стол, на котором стояла ваза. Она была очень красивая, вся расписанная цветами, аистами и какими-то смешными черноволосыми девочками в цветных длинных халатах, в высоких причёсках и с раскрытыми веерами у груди.

Стол закачался не меньше Толи. С ним закачалась и ваза с цветами и чёрненькими девочками. Потом ваза скользнула на пол… Раздался оглушительный треск.

Трах!

И чёрненькие девочки, и цветы, и аисты — всё смешалось и исчезло в одной общей груде черепков и осколков.

Филька пропал. Меня хотят наказать

Опять зажгли громадную висячую люстру в столовой и поставили свечи на обоих концах длинного стола. Опять неслышно появился Фёдор с салфеткой в руках и объявил, что кушать подано. Это было на пятый день моего пребывания в доме дяди. Тётя Нелли, очень нарядная и очень красивая, вошла в столовую и заняла своё место. Дяди не было дома: он должен был сегодня приехать очень поздно. Все мы собрались в столовой, только Жоржа не было.

— Где Жорж? — спросила тётя, обращаясь к Матильде Францевне. Та ничего не знала.

И вдруг, в эту самую минуту, Жорж как ураган ворвался в комнату и с громкими криками бросился на грудь матери.

Он ревел на весь дом, всхлипывая и причитая. Всё его тело вздрагивало от рыданий. Жорж умел только дразнить сестёр и брата и «остроумить», как говорила Ниночка, и потому было ужасно странно видеть его самого в слезах.
— Что? Что такое? Что случилось с Жоржем? — спрашивали все в один голос.

Но он долго не мог успокоиться.

Тётя Нелли, которая никогда не ласкала ни его, ни Толю, говоря, что мальчикам ласка не приносит пользы, а что их следует держать строго, в этот раз нежно обняла его за плечи и притянула к себе.

— Что с тобою? Да говори же, Жоржик! — самым ласковым голосом просила она сына.

Несколько минут ещё продолжалось всхлипывание. Наконец Жорж выговорил с большим трудом прерывающимся от рыданий голосом:

— Филька пропал… мама… Филька…

— Как? Что? Что такое?

Все разом заахали и засуетились. Филька — это был не кто иной, как сова, напугавшая меня в первую ночь моего пребывания в доме дяди.

— Филька пропал? Как? Каким образом?

Но Жорж ничего не знал. И мы знали не больше его. Филька жил всегда, со дня своего появления (то есть с того дня, как дядя привёз его однажды, возвратившись с пригородной охоты), в большой кладовой, куда входили очень редко, в определённые часы, и куда сам Жорж являлся аккуратно два раза в день, чтобы кормить Фильку сырым мясом и подрессировать его на свободе. Он просиживал долгие часы в гостях у Фильки, которого любил, кажется, гораздо больше родных сестёр и брата. По крайней мере, Ниночка уверяла всех в этом.

И вдруг — Филька пропал!

Тотчас после обеда все принялись за поиски Фильки. Только Жюли и меня отправили в детскую учить уроки.

Лишь только мы остались одни, Жюли сказала:

— А я знаю, где Филька!

Я подняла на неё глаза, недоумевая.

— Я знаю, где Филька! — повторила горбунья. — Это хорошо… — неожиданно заговорила она, задыхаясь, что с нею было постоянно, когда она волновалась, — это очень даже хорошо. Жорж мне сделал гадость, а у него пропал Филька… Очень, очень даже хорошо!

И она торжествующе хихикнула, потирая руки.

Тут мне разом припомнилась одна сцена — и я поняла всё.

В тот день, когда Жюли получила единицу за Закон Божий, дядя был в очень дурном настроении. Он получил какое-то неприятное письмо и ходил бледный и недовольный весь вечер. Жюли, боясь, что ей достанется больше, нежели в другом случае, попросила Матильду Францевну не говорить в этот день об её единице, и та обещала. Но Жорж не выдержал и нечаянно или нарочно объявил во всеуслышание за вечерним чаем:

— А Жюли получила кол из Закона Божия!
Жюли наказали. И в тот же вечер, ложась спать, Жюли погрозила кому-то кулаками, лёжа уже в постели (я зашла в эту минуту случайно в их комнату), и сказала:

— Ну уж я ему припомню за это. Он у меня попляшет!..

И она припомнила — на Фильке. Филька исчез. Но как? Как и куда могла маленькая, двенадцатилетняя девочка спрятать птицу — этого я угадать не могла.

— Жюли! Зачем ты сделала это? — спросила я, когда мы вернулись в классную после обеда.

— Что сделала? — так и встрепенулась горбунья.

— Куда ты дела Фильку?

— Фильку? Я? Я дела? — вскричала она, вся бледная и взволнованная. — Да ты с ума сошла! Я не видела Фильки. Убирайся, пожалуйста.

— А зачем же ты… — начала я и не докончила. Дверь широко распахнулась, и Матильда Францевна, красная, как пион, влетела в комнату.

— Очень хорошо! Великолепно! Воровка! Укрывательница! Преступница! — грозно потрясая руками в воздухе, кричала она.

И прежде чем я успела произнести хоть слово, она схватила меня за плечи и потащила куда-то.

Передо мною замелькали знакомые коридоры, шкапы, сундуки и корзины, стоявшие там по стенам. Вот и кладовая. Дверь широко распахнута в коридор. Там стоят тётя Нелли, Ниночка, Жорж, Толя.

— Вот! Я привела виновную! — торжествующе вскричала Матильда Францевна и толкнула меня в угол.

Тут я увидела небольшой сундучок и в нем распростёртого на дне мёртвого Фильку. Сова лежала, широко распластав крылья и уткнувшись клювом в доску сундука. Должно быть, она задохнулась в нём от недостатка воздуха, потому что клюв её был широко раскрыт, а круглые глаза почти вылезли из орбит.

Я с удивлением посмотрела на тётю Нелли.

— Что это такое? — спросила я.

— И она ещё спрашивает! — вскричала, или, вернее, взвизгнула, Бавария. — И она ещё осмеливается спрашивать — она, неисправимая притворщица! — кричала она на весь дом, размахивая руками, как ветряная мельница своими крыльями.

— Я ни в чём не виновата! Уверяю вас! — произнесла я тихо.

— Не виновата! — произнесла тётя Нелли и прищурила на меня свои холодные глаза. — Жорж, кто, по-твоему, спрятал сову в ящик? — обратилась она к старшему сыну.

— Конечно Мокрица, — произнёс он уверенным голосом. — Филька напугал её тогда ночью. И вот она в отместку за это… Очень остроумно… — И он снова захныкал.

— Конечно Мокрица! — подтвердила его слова Ниночка.
Меня точно варом обдало. Я стояла, ровно ничего не понимая. Меня обвинили — и в чём же? В чём я совсем, совсем не была виновата.

Один Толя молчал. Глаза его были широко раскрыты, а лицо побелело, как мел. Он держался за платье своей матери и не отрываясь смотрел на меня.

Я снова взглянула на тётю Нелли и не узнала её лица. Всегда спокойное и красивое, оно как-то подёргивалось в то время, когда она говорила:

— Вы правы, Матильда Францевна. Девочка неисправима. Надо попробовать наказать её чувствительно. Распорядитесь, пожалуйста. Пойдёмте, дети, — произнесла она, обращаясь к Нине, Жоржу и Толе.

И, взяв младших за руки, вывела их из кладовой.

На минуту в кладовую заглянула Жюли. У неё было совсем уже бледное, взволнованное лицо, и губы её дрожали точь-в-точь как у Толи.

Я взглянула на неё умоляющими глазами.

— Жюли! — вырвалось из моей груди. — Ведь ты знаешь, что я не виновата. Скажи же это.

Но Жюли ничего не сказала, повернулась на одной ножке и исчезла за дверью.

В ту же минуту Матильда Францевна высунулась за порог и крикнула:

— Дуняша! Розог!

Я похолодела. Липкий пот выступил у меня на лбу. Что-то клубком подкатило к груди и сжало горло.

Меня? Высечь? Меня — мамочкину Леночку, которая была всегда такой умницей в Рыбинске, на которую все не нахвалились?.. И за что? За что?

Не помня себя я кинулась на колени перед Матильдой Францевной и, рыдая, покрывала поцелуями её руки с костлявыми крючковатыми пальцами.

— Не наказывайте меня! Не бейте! — кричала я исступлённо. — Ради Бога, не бейте! Мамочка никогда не наказывала меня. Пожалуйста. Умоляю вас! Ради Бога!

Но Матильда Францевна и слышать ничего не хотела. В ту же минуту просунулась в дверь рука Дуняши с каким-то отвратительным пучком. Лицо у Дуняши было всё залито слезами. Очевидно, доброй девушке было жаль меня.

— А-а, отлично! — прошипела Матильда Францевна и почти вырвала розги из рук горничной. Потом подскочила ко мне, схватила меня за плечи и изо всей силы бросила на один из сундуков, стоявших в кладовой.

Голова у меня закружилась сильнее. Во рту стало горько, и как-то холодно зараз. И вдруг…

— Не смейте трогать Лену! Не смейте! — прозвенел над моей головой чей-то дрожащий голос.

Я быстро вскочила на ноги. Точно что-то подняло меня. Передо мной стоял Толя. По его детскому личику катились крупные слёзы. Воротник курточки съехал в сторону. Он задыхался. Видно, что мальчик спешил сюда сломя голову.

— Мадемуазель, не смейте сечь Лену! — кричал он вне себя. — Лена сиротка, у неё мама умерла… Грех обижать сироток! Лучше меня высеките. Лена не трогала Фильку! Правда же, не трогала! Ну что хотите сделайте со мною, а Лену оставьте!

Он весь трясся, весь дрожал, всё его тоненькое тельце ходуном ходило под бархатным костюмом, а из голубых глазёнок текли всё новые и новые потоки слёз.

— Толя! Сейчас же замолчи! Слышишь, сию же минуту перестань реветь! — прикрикнула на него гувернантка.

— А вы не будете Лену трогать? — всхлипывая, прошептал мальчик.

— Не твоё дело! Ступай в детскую! — снова закричала Бавария и взмахнула надо мною отвратительным пучком прутьев.

Но тут случилось то, чего не ожидали ни я, ни она, ни сам Толя: глаза у мальчика закатились, слёзы разом остановились, и Толя, сильно пошатнувшись, изо всех сил грохнулся в обмороке на пол.

Поднялся крик, шум, беготня, топот.

Гувернантка бросилась к мальчику, подхватила его на руки и понесла куда-то. Я осталась одна, ничего не понимая, ни о чём не соображая в первую минуту. Я была очень благодарна милому мальчику за то, что он спас меня от позорного наказания, и в то же время я готова была быть высеченной противной Баварией, лишь бы Толя остался здоров.

Размышляя таким образом, я присела на край сундука, стоявшего в кладовой, и сама не знаю как, но сразу заснула, измученная перенесёнными волнениями.

Маленький друг и ливерная колбаса

— Тс! Ты не спишь, Леночка?

Что такое? Я в недоумении открываю глаза. Где я? Что со мною?

Лунный свет льётся в кладовую через маленькое окошко, и в этом свете я вижу маленькую фигурку, которая тихо прокрадывается ко мне.

На маленькой фигурке длинная белая сорочка, в каких рисуют ангелов, и лицо у фигурки — настоящее лицо ангелочка, беленькое-беленькое, как сахар. Но то, что фигурка принесла с собою и протягивала мне своей крошечной лапкой, никогда не принесёт ни один ангел. Это что-то — не что иное, как огромный кусок толстой ливерной колбасы.

— Ешь, Леночка! — слышится мне тихий шёпот, в котором я узнаю голосок моего недавнего защитника Толи. — Ешь, пожалуйста. Ты ничего ещё не кушала с обеда. Я подождал, когда они все улягутся, и Бавария также, пошёл в столовую и принёс колбасу из буфета.

— Но ведь ты был в обмороке, Толечка! — удивилась я. — Как же тебя пустили сюда?

— Никто и не думал меня пускать. Вот смешная девочка! Я сам пошёл. Бавария уснула, сидя у моей постели, а я к тебе… Ты не думай… Ведь со мной часто это случается. Вдруг голова закружится, и — бух! Я люблю, когда со мною это бывает. Тогда Бавария пугается, бегает и плачет. Я люблю, когда она пугается и плачет, потому что тогда ей больно и страшно. Я её ненавижу, Баварию, да! А тебя… тебя… — Тут шёпот оборвался разом, и вмиг две маленькие захолодевшие ручонки обвили мою шею, и Толя, тихо всхлипывая и прижимаясь ко мне, зашептал мне на ухо: — Леночка! Милая! Добрая! Хорошая! Прости ты меня, ради Бога…

Я был злой, нехороший мальчишка. Я тебя дразнил. Помнишь? Ах, Леночка! А теперь, когда тебя мамзелька выдрать хотела, я разом понял, что ты хорошая и ни в чём не виновата. И так мне жалко тебя стало, бедную сиротку! — Тут Толя ещё крепче обнял меня и разрыдался навзрыд.

Я нежно обвила рукою его белокурую головку, посадила его к себе на колени, прижала к груди. Что-то хорошее, светлое, радостное наполнило мою душу. Вдруг всё стало так легко и отрадно в ней. Мне казалось, что сама мамочка посылает мне моего нового маленького друга. Я так хотела сблизиться с кем-нибудь из детей Икониных, но в ответ от них получала одни только насмешки и брань. Я охотно бы всё простила Жюли и подружилась с нею, но она оттолкнула меня, а этот маленький болезненный мальчик сам пожелал приласкать меня. Милый, дорогой Толя! Спасибо тебе за твою ласку! Как я буду любить тебя, мой дорогой, милый!

А белокурый мальчик говорил между тем:

— Ты прости мне, Леночка… всё, всё… Я хоть больной и припадочный, а всё же добрее их всех, да, да! Кушай колбасу, Леночка, ты голодна. Непременно кушай, а то я буду думать, что ты всё ещё сердишься на меня!

— Да, да, я буду кушать, милый, милый Толя!

И тут же, чтобы сделать ему удовольствие, я разделила пополам жирную, сочную ливерную колбасу, одну половину отдала Толе, а за другую принялась сама.

В жизни моей никогда не ела я ничего вкуснее!

Когда колбаса была съедена, мой маленький друг протянул мне ручонку и сказал, робко поглядывая на меня своими ясными глазками:

— Так помни же, Леночка: Толя теперь твой друг!

Я крепко пожала эту запачканную ливером ручонку и тотчас же посоветовала ему идти спать.

— Ступай, Толя, — уговаривала я мальчика, — а то явится Бавария…

— И не посмеет ничего сделать. Вот! — прервал он меня. — Ведь папа раз навсегда запретил ей волновать меня, а то у меня от волнения случаются обмороки… Вот она и не посмела. А только я всё-таки пойду спать, и ты иди тоже.

Поцеловав меня, Толя зашлёпал босыми ножонками по направлению к двери. Но у порога он остановился. По лицу его промелькнула плутоватая улыбка.

— Спокойной ночи! — сказал он. — Иди и ты спать. Бавария давно уже заснула. Впрочем, и совсем она не Бавария, — прибавил он лукаво.

— Я узнал. Она говорит, что она из Баварии родом. А это неправда. Из Ревеля она. Ревельская килька. Вот она кто, мамзелька наша! Килька, а важничает… ха-ха-ха!

И, совсем позабыв о том, что Матильда Францевна может проснуться, а с нею и все в доме, Толя с громким хохотом выбежал из кладовой.

Я тоже следом за ним отправилась в свою комнату.

От ливерной колбасы, съеденной в неурочный час и без хлеба, у меня во рту оставался неприятный вкус жира, но на душе у меня было светло и радостно. В первый раз со смерти мамочки у меня стало весело на душе: я нашла друга в холодной дядиной семье.

1908 г.

Лидия Чарская
5 января 2016 Просмотров: 6069
http://3rm.info/publications/35569-otryvki-iz-povesti-zapiski-malenkoy-gimnazistki-lidiya-charskaya.html

Обзор «Школьниц» — The Hollywood Reporter

В поразительном предзаголовке « Школьницы, » хор молодых людей молча шевелит губами, как будто у них украли голоса. Обманчиво жесткий дебют Пилар Паломеро убедительно описывает борьбу одной из титулованных юношей за то, чтобы найти свой голос в Испании 1992 года, все еще неудобно застрявшей на границе между традицией и современностью, и это ясный анализ того, как время влияет на жизнь. из тех, кто обречен пережить их, что возвышает фильм над любым количеством подобных драм взросления.

После положительного приема в Берлине, дальнейшая фестивальная игра кажется обеспеченной для последней демонстрации от продюсеров Карлы Саймон Лето 1993  в фильме, который является частью качественного испанского кино, ориентированного на школьников, которое уходит своими корнями в прошлое. Дух улья .

Суть Половое созревание и предрассудки.

Послушная, но беспокойная 11-летняя Селия живет в провинциальном городке Сарагоса со своей матерью (Наталия де Молина) и учится в строгой религиозной школе, которой руководят монахини.Любые вопросы, которые могут возникнуть у нее о ее покойном отце, а их у нее предостаточно, мать закрывает каменной стеной, и в школе ее естественные порывы так же подавляются — до прибытия из Барселоны крутой городской Бризы, которая открывает Селии совершенно новую мир бунтарской поп-музыки с резкими текстами. Селия просит у матери джинсовую куртку с заплатками — это лишь прелюдия к одной из тех опасных, поучительных дружеских отношений, которые так важны в такого рода фильмах.

Вскоре Селия и ее банда, включая энергичную лучшую подругу Селии Кристину (Джулия Сьерра), красятся, курят на улице и пьют виски.Самое опасное то, что Селия отправляется в ночную прогулку на заднем сиденье мотоцикла мальчика, а это означает, что и школа, и мать обрушатся на нее, как тонна кирпичей.

Тот факт, что Бриза сирота, роднит ее с Селией, но их общая история сделает их объектом жестоких комментариев со стороны их предполагаемых друзей и оттолкнет их обоих от группы. («Они всего лишь школьницы, — незабываемо говорит Бриза Селии. — Не сердись на них».) Существует большая разница между девочкой и школьницей, и именно эту разницу исследует фильм.

Школьницы во многом похож на Лето 1993 , за исключением того, что действие происходит всего на год раньше. Как и в предыдущем фильме, сцены, напоминающие тщательно воссозданные воспоминания сценариста, разыгрываются с квазидокументальной спонтанностью и свежестью; сцены с участием только детей (они, по-видимому, не получили сценария) легко запоминаются, причем одна из них, в частности, достоверно переходит от радости к катастрофе всего за пару совершенно убедительных минут. Игра этих молодых актеров потрясающая по отдельности, но лучше всего работает динамика между ними, а некоторые взгляды, которыми обмениваются эти темноглазые девушки, настолько богаты, что сами по себе являются маленьким фильмом.

Как и в случае с 1993 , социальное происхождение также имеет ключевое значение. Сценарий остроумно подмечает тот факт, что, например, на детской площадке эти девушки поют бесшабашные матросские песни, которые не отражают ничего из их собственного опыта, но укрепляют сексистские ценности. «Откуда мы знаем, что Бог существует?» — спрашивает Селия, и ее мать отвечает: «Просто потому что», в то время как репрессивный подход к сексу в школе контрастирует с либеральным отношением в журналах для подростков, которые начинают читать девочки. В 1992 году Испания была еще далека от того, чтобы избавиться от франкистского наследия, и борьба страны за души этих молодых людей временами кажется равносильной жестокому обращению с детьми.

При всем при этом политический трактат о Школьницах, , сильно основан на убедительных подробностях того, что, несомненно, должно быть собственными воспоминаниями Паломеро. Между тем, на заднем плане разворачивается история поисков Селией (по слухам, неприятной) правды о своем отце: когда приходит откровение, оно обрабатывается, нетипично для этого фильма, двусмысленно, что оставит некоторых зрителей в недоумении.

Соответственно, операторская работа Даниэлы Кахиас фиксируется для школьных сцен и дома, но более занята и более подвижна в других местах, где все более свободно.Используется соотношение сторон 4:3, идеально подходящее для кадрирования этих молодых лиц, поскольку они постоянно регистрируют шок от странного нового мира, в котором они растут.

Компания-производитель: Inicia Films, BTeam Productions
В ролях: Андреа Фандос, Наталья де Молина, Зоэ Арнао, Хулия Сьерра, Франческа Пиньон
Художник-постановщик: Моника Бернуи
Художник по костюмам: Аранча Эскерро
Монтажер: Софи Эскуде
Композитор: Карлос Найя
Кастинг-директор: Гизела Кренн
Место проведения: Берлинский международный кинофестиваль (Generation Kplus)
Продажа: Film Factory

Без рейтинга, 97 минут

Обзор: Школьницы — Cineuropa

— BERLINALE 2020: первая работа Пилар Паломеро с особой деликатностью воссоздает репрессивную атмосферу, в которой росли слишком многие испанские девушки к концу 20-го века

Андреа Фандос в Школьницы Испанские СМИ называют Schoolgirls  [+ см. также:
трейлер
интервью: Пилар Паломеро
профиль фильма] в этом году Verano 1993  [+см. также:
обзор фильма
трейлер
интервью: Карлафил Симон фильм
].Само собой разумеется, что этот похвальный фильм режиссера Пилар Паломеро , родившегося в Сарагосе, действительно имеет определенное сходство с фильмом Карлы Симон. Помимо того, что они оба принадлежат одной продюсерской компании, и их фильмы были представлены в разных выпусках Берлинале, они также являются первыми работами многообещающих женщин-режиссеров. Кроме того, оба художественных фильма изображают подростково-инфантильный мир, и история более или менее разворачивается в один и тот же период: Испания 1990-х годов, годы бума, вызванные Олимпийскими играми в Барселоне и Всемирной выставкой в ​​Севилье.Но это только фон (наступление современности), который герои видят и слышат по телевизору. На самом деле фильм фокусируется на интимных отношениях подросткового возраста, семейных конфликтах, а также на социальной атмосфере и эмоциях эпохи, которая по-прежнему была захвачена ограниченным мышлением, унаследованным от темных лет франкизма.

(Статья продолжается ниже — Коммерческая информация)

Для тех, кто больше знаком с зрелищным и сверхскоростным коммерческим кино, часы Schoolgirls могут разочаровать: действие минимально, изображая повседневные действия персонажей, такие как выполнение домашних заданий, нанесение первого макияжа губ. время или играть во время перерыва.Но за описанием этой рутины есть подтекст; предыстория и намерения, которые раскрывают противоречивую страну, которая продолжает учить своих будущих женщин принимать приобретенный мачизм, сексуальное подавление и крайне важный конформизм.

Селия, главная героиня фильма (великолепное актерское откровение Андреа Фандос ), дочь матери-одиночки (играет Наталья де Молина ). Она растет, и в тот самый момент, когда ее тело начинает меняться, всевозможные сомнения начинают менять ее мышление.Ей больше не нравится ложь и молчание, которое мать издает каждый раз, когда задает вопросы, например, о своем происхождении. Времена тоже меняются, даже если ее окружение — особенно монастырская школа, где она учится, — делает все возможное, чтобы предотвратить неизбежное. Но новая подруга вдохнет свежий воздух в ее личную тюрьму.

Школьницы открывается великолепной сценой, а заключительный кадр отлично контрастирует с первым.Между ними мы сопровождаем эту молодую женщину в ее бессоннице, сомнениях и тревогах, с камерой, всегда прикованной к взгляду Селии. А тем, кто вырос в восьмидесятые и девяностые, не составит труда узнать себя или своих друзей, сестер или соседок в разных сценах школьниц.

Когда мы смотрим фильм, такие названия, как легендарный фильм Карлоса Сауры Cría cuervos или недавний Ojos Negros  [+ см. также:
обзор фильма
трейлер
интервью: Марта Лаллана, Ивет Каштело на ум приходит дуэт Марта Лаллана и Ивет Кастело; работы, которые демонстрируют ту же свежесть, талант и подлинность, что и предложения Паломеро.Но, прежде всего, первый полнометражный фильм этого режиссера подчеркивает тот важный момент, что, как и в случае с ее главным персонажем, только через индивидуальный бунт целое поколение женщин смогло полностью реализовать себя и что они теперь в состоянии подвергнуть сомнению то время, которое, к счастью, в прошлом.

Школьницы — это Inicia Films, BTeam Prods и Las Niñas Majicas A.I.E. производство. Международные продажи возложены на Film Factory Entertainment.

(перевод с испанского)

[Афроамериканские школьницы в классе, учатся шить] — черно-белая копия фильма, отрицательная.

Библиотека Конгресса не владеет правами на материалы в своих коллекциях. Поэтому он не лицензирует и не взимает плату за разрешение на использование такого материала и не может предоставлять или отказывать в разрешении на публикацию или иное распространение материала.

В конечном счете, исследователь обязан оценить авторские права или другие ограничения на использование и получить разрешение от третьих лиц, когда это необходимо, прежде чем публиковать или иным образом распространять материалы, найденные в коллекциях Библиотеки.

Для получения информации о воспроизведении, публикации и цитировании материалов из этой коллекции, а также о доступе к исходным материалам см.: Фрэнсис Бенджамин Джонстон — Информация о правах и ограничениях

  • Консультант по правам : Нет известных ограничений на публикацию.
  • Репродукция номер : LC-USZ62-26378 (черно-белая копия на пленке, отрицательная.)
  • Номер телефона : ЛОТ 2749, вып. 349 [элемент] [P&P]
  • Консультативный доступ : —

Получение копий

Если отображается изображение, вы можете загрузить его самостоятельно. (Некоторые изображения отображаются только в виде эскизов за пределами Библиотеке Конгресса из соображений прав, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на сайт.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Услуги тиражирования Библиотеки Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточного звена, такого как копия негатива или прозрачность. Если поле «Репродукционный номер» выше включает репродукционный номер, начинающийся с LC-DIG…, то есть цифровое изображение, которое было сделано прямо с оригинала и имеет достаточное разрешение для большинства целей публикации.
  2. Если есть информация, указанная в поле Номер репродукции выше: Вы можете использовать репродукционный номер для покупки копии в Duplication Services. Это будет сделано из источника, указанного в скобках после номера.

    Если в списке указаны только черно-белые («ч/б») источники и вам нужна копия, показывающая цвета или оттенка (при условии, что они есть у оригинала), обычно можно приобрести качественную копию оригинал в цвете, указав номер телефона, указанный выше, включая каталог запись («Об этом элементе») с вашим запросом.

  3. Если в поле Номер репродукции выше нет информации: Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Duplication Services. Назовите номер телефона перечисленных выше, и включите запись каталога («Об этом элементе») в свой запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

Доступ к оригиналам

Пожалуйста, выполните следующие шаги, чтобы определить, нужно ли вам заполнять бланк вызова в разделе «Печать». и читальный зал фотографий, чтобы просмотреть исходные предметы. В некоторых случаях используется суррогатное изображение (замещающее изображение). доступны, часто в виде цифрового изображения, копии или микрофильма.

  1. Элемент оцифрован? (Эскиз (маленькое) изображение будет видно слева.)

    • Да, элемент оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения могут быть просматривать в большом размере, когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленьких) изображений, когда вы находитесь вне Библиотеки Конгресс, потому что права на предмет ограничены или не были оценены на предмет прав ограничения.
      В качестве меры по сохранению мы обычно не обслуживаем оригинальный товар, когда цифровое изображение доступен. Если у вас есть веская причина посмотреть оригинал, проконсультируйтесь со ссылкой библиотекарь. (Иногда оригинал просто слишком хрупок, чтобы служить. Например, стекло и пленочные фотонегативы особенно подвержены повреждениям. Их также легче увидеть онлайн, где они представлены в виде положительных изображений.)
    • Нет, элемент не оцифрован. Перейдите к #2.
  2. Указывают ли вышеприведенные поля Access Advisory или Call Number, что существует нецифровой суррогат, например, микрофильмы или копии?

    • Да, другой суррогат существует. Справочный персонал может направить вас к этому суррогат.
    • Нет, другого суррогата не существует. Перейдите к #3.
  3. Если вы не видите уменьшенное изображение или ссылку на другой суррогат, пожалуйста, заполните бланк вызова в читальный зал эстампов и фотографий. Во многих случаях оригиналы могут быть доставлены в течение нескольких минут. Другие материалы требуют назначения на более позднее время в тот же день или в будущем. Справочный персонал может проконсультировать вас как по заполнению бланка заказа, так и по срокам подачи товара.

Чтобы связаться со справочным персоналом в читальном зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашим Спросите библиотекаря или позвоните в читальный зал между 8:30 и 5:00 по номеру 202-707-6394 и нажмите 3.

«Молодые женщины, самооценка и недостаток уверенности» Пегги Оренштейн

Я поставила этой книге четыре звезды, потому что она делает именно то, о чем говорится в ее описании: описывает трудности, с которыми сталкиваются девочки в подростковом возрасте.

А теперь ответ на вопрос на 1 000 000 долларов:

Где эквивалентная книга (назовем ее «Школьники»), в которой описываются препятствия, с которыми сталкиваются мальчики-подростки???

Людям, особенно феминисткам, нравится предполагать, что с мальчиками все в порядке и нам не нужно им помогать (даже средствам массовой информации нравится предполагать это — просто спросите журнал Time). Я не думаю, что это так.

Я поставил этой книге четыре звезды, потому что она делает именно то, о чем говорит ее описание: описывает трудности, с которыми сталкиваются девочки в подростковом возрасте.

А теперь ответ на вопрос на 1 000 000 долларов:

Где эквивалентная книга (назовем ее «Школьники»), в которой описываются препятствия, с которыми сталкиваются мальчики-подростки???

Людям, особенно феминисткам, нравится предполагать, что с мальчиками все в порядке и нам не нужно им помогать (даже средствам массовой информации нравится предполагать это — просто спросите журнал Time). Я не думаю, что это так, потому что если бы это было так, то мы бы не видели, как несколько мальчиков-подростков входят в школу с боеприпасами и открывают огонь.Очевидно, что наши государственные школы (не знаю, как частные школы, приходские и т. д.) не удовлетворяют потребности мальчиков, отчасти (на мой взгляд) потому, что это неполиткорректно.

На ум приходит анекдот. Пока я преподавал ученикам, мой сотрудничающий учитель проводил урок о соотношении мальчиков и девочек в классе (это был девятый класс). Она спросила у класса, сколько в школе девочек, и записала число на доске. Затем она спросила класс, сколько мальчиков в школе, и сказала: «Слишком много.

Стоит ли тогда удивляться, почему мы видим, что мальчики бросают школу гораздо чаще, чем девочки (даже несмотря на то, что общее число мальчиков, бросающих школу, с годами уменьшилось — я вам это скажу — но это все равно не решает проблемы), меньше посещают колледж, намного хуже учатся чтению (хотя по математике и точным наукам у них получается немного лучше, чем у девочек, но это тоже не решает проблемы), а список почета реже, чем девочки? Несмотря на это, мы видим не только такие книги, но и программы, подобные тем, что на WeTV, которые освещают трудности девочек-подростков — думайте об этих программах как о видеоэквиваленте книги Пегги Оренштейн.

Подводя итог, я хочу сказать, что, хотя эта книга и помогает девочкам, освещая проблемы, с которыми они сталкиваются, пора сделать то же самое и для мальчиков. До тех пор, пока политика и средства массовой информации будут игнорировать страдания части молодежи ради «уравнивания правил игры», вместо того, чтобы рассматривать ВСЕХ как жертв, наше общество будет оставаться ненадежным местом.

ШКОЛЬНИЦЫ | Киркус Отзывы

к Абиджит В.Банерджи & Эстер Дюфло ‧ ДАТА ВЫПУСКА: 12 ноября 2019 г.

«Качество жизни означает больше, чем просто потребление»: два экономиста Массачусетского технологического института призывают к тому, чтобы более разумная и политически сознательная экономика привлекала внимание к социальным вопросам.

Ни для кого не секрет, пишут Банерджи и Дюфло (соавторы: Poor Economics: A Radical Rethinking of the Way To Fight Global Poverty , 2011), что «похоже, мы переживаем тяжелые времена». Проблемы иммиграции, торговли, неравенства и налогообложения возникают ежедневно и кажутся неразрешимыми. Экономика может быть использована для выяснения этих важных вопросов. Данные могут быть приведены, например, для ответа на вопрос, имеет ли иммиграция тенденцию подавлять заработную плату.Ответ: «Нет никаких доказательств того, что миграция низкоквалифицированных специалистов в богатые страны снижает заработную плату и занятость местных жителей». На самом деле, это открывает возможности для этих туземцев, позволяя им искать лучшую работу. Проблема становится более острой, когда речь идет о свободной торговле; как отмечают авторы, «оставленные люди живут в оставленных местах», что объясняет, почему региональная бедность обрушилась на Аппалачи, когда в эпоху глобализма в Китай ушло так много производственных рабочих мест, оставив позади не только брошенных людей, но и люди созрели для эксплуатации националистически настроенными политиками.Интересно, что авторы добавляют, что то же самое произошло в тех частях Германии, Испании и Норвегии, которые стали жертвами «китайского шока». В том, что они называют «слегка техническим отступлением», они строят доводы в пользу решения торговых вопросов не с помощью торговых войн, а с помощью налогов на потребление: «Нет смысла просить сельскохозяйственных рабочих потерять свои рабочие места только для того, чтобы металлурги могли сохранить свои, что чего достигают тарифы». Политики, возможно, захотят рассмотреть такой совет, особенно в сочетании с наблюдением, что свободная торговля приносит пользу рабочим в бедных странах, но наказывает рабочих в богатых.

Иногда шаткий, но в целом хороший пример того, как мрачная наука может сделать мир менее… ну, мрачным.

Дата публикации: 12 ноября 2019 г.

ISBN: 978-1-61039-950-0

Количество страниц: 432

Издатель: PublicAffairs

Обзор Опубликовано онлайн: авг.29, 2019

Отзывы Kirkus Выпуск: 15 сентября 2019 г.

Поделитесь своим мнением об этой книге

Вам понравилась эта книга?

воды и прокладок для школьниц – расширение прав и возможностей на всю жизнь!

Вода и прокладки для школьниц. Расширение прав и возможностей на всю жизнь  — это очень нужный проект, осуществляемый Международным альянсом женщин (IAW).

Обеспечивая базовое обучение менструальному здоровью в бедных сельских школах стран-членов IAW в Африке и Азии, этот проект может разрушить табу, связанные с менструальным циклом, и обеспечить здоровое управление сексуальным здоровьем для школьниц.

На самом деле каждая из вовлеченных организаций-членов IAW планирует и организует свое собственное мероприятие в выбранной ею школе.

Благодаря сотрудничеству с ЮНИСЕФ в Буркина-Фасо брошюра на французском языке

Половое созревание и менструальная гигиена успешно использовалась в нескольких выбранных начальных школах в Камеруне и Демократической Республике Конго.Организации-члены IAW в англоязычной Африке и Пакистане позже провели успешные учебные занятия в Африке и Пакистане, используя буклет ABC of be a Girl под редакцией ЮНИСЕФ в Малави. Отзывы средних школ Замбии и Зимбабве также были абсолютно положительными. Они работали с буклетом «Вступая в женственность», издаваемым IAW в тесном сотрудничестве со Swiss Sexual Health.

До сих пор все девочки, а часто и мальчики были в восторге от этого образования, в том числе благодаря огромной поддержке педагогического коллектива, родителей и местных средств массовой информации.

Поскольку бюджет проекта очень ограничен, срочно требуются дополнительные средства.
Ваше пожертвование — ключ к успеху.

Сделайте пожертвование проекту Water and Pads уже сегодня!

IAW и школьницы говорят спасибо за помощь!

Сделайте пожертвование проекту Water & Pads сегодня


IAW Пожертвования обрабатываются с помощью Stripe и сертифицированы на уровень 1 поставщика услуг PCI. Это самый строгий уровень сертификации, доступный в индустрии платежей.Все конфиденциальные данные шифруются в состоянии покоя с помощью AES-256.

Хотите узнать больше об этом многообещающем проекте?

Посетите веб-сайт Water and Pads со всей интересной информацией!

ВОДА И ПОДУШКИ ДЛЯ ШКОЛЬНИЦ – ВЕБ-САЙТ EMPOWERMENT FOR LIFE

317 нигерийских школьниц похищены боевиками в ходе ночного рейда: NPR

Школьная форма висит в заброшенном общежитии Государственной средней школы для девочек в Джангеде, штат Замфара, на северо-западе Нигерии, где более 300 учениц были похищены боевиками рано утром в пятницу по местному времени. Хабибу Илиясу/AFP через Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок Хабибу Илиясу/AFP через Getty Images

Школьная форма висит в заброшенном общежитии государственной средней школы для девочек в Джангеде, штат Замфара, на северо-западе Нигерии, где более 300 учениц были похищены боевиками рано утром в пятницу по местному времени.

Хабибу Илиясу/AFP через Getty Images

Власти Нигерии разыскивают сотни школьниц, похищенных боевиками в ходе рейда рано утром в пятницу, сообщила полиция северо-западного штата Замфара.

Комиссар полиции Абуту Яро сообщил журналистам, что 317 девочек были похищены из государственной средней школы для девочек в городе Джангебе, по словам ее директора. Он сказал, что предпринимаются усилия по розыску похитителей и возвращению студентов, и что власти изучают информацию о том, что они были перемещены в соседние леса.

«Все мы злы, и все мы грустим», сказал он. «Несмотря на то, что нам нужен скоординированный ответ, чтобы [спасти жизни] и вернуть детей домой».

Яро подчеркнул важность проявления осторожности и осторожности и призвал людей сохранять спокойствие. По сообщениям местных СМИ, десятки жителей, возмущенных похищением, штурмовали улицы Джангебе, блокируя дороги и используя палки и камни для нападения на автомобили, которые везли журналистов в школу.В процессе пострадал оператор.

Со ссылкой на представителя полиции нигерийская газета Punch сообщила, что полицейское управление штата Замфара работает с военными над проведением совместных поисково-спасательных операций для студентов, которые, по его словам, были похищены «вооруженными бандитами».

Неназванный сотрудник школы сообщил газете, что боевики, некоторые из которых были одеты в форму и выдавали себя за сотрудников службы безопасности, прибыли в школу на пикапах и мотоциклах около 13:00.м. в пятницу (19:00 по восточноевропейскому времени в четверг), затем «ворвались в студенческие общежития» и «насильственно эвакуировали» их.

«Когда они вошли в школу, мы подумали, что это сотрудники службы безопасности, но, к нашему крайнему страху и тревоге, они начали сажать девочек в автомобили Hilux и мотоциклы, а затем выезжали из школы», — сказал сотрудник.

Вооруженные похитители время от времени стреляли во время рейда, сообщил Рейтер министр информации Замфары.

Это последнее из череды похищений на севере Нигерии, произошедшее чуть более чем через неделю после того, как боевики похитили 42 человека в школе-интернате в северо-центральном штате Нигер в результате нападения, в результате которого погиб один ученик.В декабре в северо-западном штате Катсина произошло два массовых похищения людей с разницей в восемь дней.

В опубликованном в пятницу заявлении, осуждающем нападение, представитель ЮНИСЕФ в Нигерии Питер Хокинс признал усилия правительства Нигерии по освобождению похищенных учеников и призвал его «и все заинтересованные стороны» сделать школы более безопасными.

«Это грубое нарушение прав детей и ужасный опыт для детей, который может иметь долгосрочные последствия для их психического здоровья и благополучия», — сказал он.

Amnesty International назвала похищение «серьезным нарушением международного гуманитарного права», которое подрывает право на образование тысяч студентов в регионе. В нем говорится, что похищенным учащимся угрожает «серьезный риск причинения вреда», и содержится призыв к властям принять все меры для обеспечения безопасного возвращения девочек, а также всех учащихся, все еще находящихся под стражей вооруженных групп.

Наиболее печально известно, что около 100 из более чем 270 школьниц, похищенных боевиками исламистской группировки «Боко Харам» в 2014 году, до сих пор не найдены.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.