Дети и мамы: О роли мамы в жизни ребенка

О роли мамы в жизни ребенка

Материнство – это не только безграничная и безоговорочная любовь к своему ребенку, но и особая ответственность, которая ложится на плечи женщины. Ответственность эта заключается в понимании того, что такое материнская сила, как поведение матери влияет на формирование личности ребенка, как нужно проявлять внимание к самой себе.

Чем материнство так отличается от других ролей? Быть матерью – это полностью отказаться от своих желаний или же все же женщина, родившая ребенка, имеет право жить так, как она считает нужным? На эти вопросы в Международный День Матери отвечает известный блогер, автор книг о материнстве и женственности, Ольга Валяева.

Мама – это безопасность

Мама – это единственный человек, находясь рядом с которым ребенок испытывает наибольший комфорт и спокойствие. В присутствии матери ребенок чувствует себя под ее защитой, поэтому расслабляется и не боится быть самим собой. Под посторонних людей ребенку постоянно приходится подстраиваться, адаптироваться, а когда рядом мама, ему не страшно показаться смешным или нелепым.

Подпитываясь ощущением безопасности, которое обеспечивает ему мать, ребенок постепенно учится строить собственные отношения с миром. Он перестает бояться насмешек и осуждения, а также возможности совершать ошибки. Это бесценный опыт.

Мама – это гарантия полноценного детства

Мама является не только гарантом безопасности ребенка, но и обеспечивает ему еще одну защиту – защиту его права быть ребенком. Дети, рядом с которыми находится мама, не боятся бегать, прыгать, играть, быть активными и заниматься обычными «детскими» делами, среди которых непременно есть и шалости. Ребенок, растущий рядом с матерью, может позволить себе познавать окружающий мир любыми доступными ему способами, поскольку мама защищает его от внешнего мира, дает ему сполна насладиться прелестью беззаботного детства и не торопит взрослеть.

Мама – это жизненные ценности

Жизненные приоритеты, ценности, поведение и привычки ребенка формируются в соответствии с родительским поведением. Поскольку ближе всего ему мама, именно ее поведение существенно влияет на формирование у ребенка стереотипов того, как нужно себя вести.

Если мама на детской площадке курит и пьет пиво, а спустя несколько лет будет объяснять своему ребенку, что курить и пить – плохо, ребенок ее попросту не поймет, ведь в его сознании уже укрепилась мысль, что такое поведение нормально.

Важно не только то, что делает мать, когда ребенок рядом, но и то, как она себя ведет без него. Поэтому каждой матери важно научиться смотреть на себя со стороны, чтобы понимать, какой видят ее дети.

Мама – это модель взаимоотношений

Дети в большинстве случаев «забирают себе» модель родительских отношений, поэтому наиболее вероятно, что если у матери был счастливый брак, то и дочь последует этому примеру.

Матери всего лишь нужно быть такой женщиной, какой она желает видеть свою дочь в будущем, или такой, какую хочет видеть рядом со своим сыном.

Дети удивительно тонко чувствуют взаимоотношения между родителями, даже если с виду кажется, что они еще ничего в этом не понимают. Ни одна недовольная гримаса, ни одно сказанное в сердцах плохое слово, ни одна попытка соврать не проходят мимо детей. Они все прекрасно видят, чувствуют, а впоследствии копируют.

Мама – это любовь

Любовь нужно уметь не только принимать, но и отдавать. Это и есть самый главный материнский урок.

Наблюдая за поведением матери, ребенок задает себе несколько вопросов, ответ на которые дает ему представление о том, что входит в понятие «любить»:

  • Умеет ли мама любить по-настоящему, без зависимости?
  • Разделяет ли она окружающих ее людей на группы: одних любит, других ненавидит, к третьим относится равнодушно?
  • Как можно охарактеризовать ее любовь: это чрезмерная забота, относительное равнодушие или служение интересам ребенка?
  • Какими словами можно назвать эту любовь?
  • Нравится ли ей любить, готова ли она безвозмездно отдавать и получать от этого удовольствие?
  • Можно ли ее любовь назвать бескорыстной или она ожидает чего-то в ответ?

Быть матерью – не только большая ответственность, но и большое счастье. Я – Родитель от всей души поздравляет своих читательниц с Международным Днем Матери!

Виктория Котлярова

Какими вы представляете идеальные отношения с ребенком и что лучше, опекать и баловать, контролировать или отпускать «в свободное плавание»? Прислушайтесь к себе и ответьте на вопросы нашего теста, и вы сможете определить, какая вы мама.

Пройти тест

Правила мудрых родителей от профессора психологии и мамы троих детей

Вы хотите, чтобы ваш ребенок рос счастливым и вырос успешным? Конечно, хотите. Но есть ли универсальный рецепт воспитания? Такой, после применения которого отношения внутри семьи налаживались бы как по волшебству, гневливое дитя становилось бы ласковым, проблемы с учителем решались бы сами собой, а идеальную няню приносило бы восточным ветром прямо к порогу вашей квартиры. Психолог с сорокалетним стажем Марина Мелия уверена: волшебных таблеток не существует. Но ее личный и профессиональный опыт, помноженный на глубокие научные основы, доказывает, что есть правила, помогающие разрешить конфликты, создать ситуацию успеха, воспитать лидера. Самое главное — отстаньте от ребенка! И это не шутка.

С чего начать? Дать ему свободу. Но в определенных границах.

Легко сказать — начни изменения с себя и дай ребенку свободу. Но как отличить свободу, за которую так ратует автор, от вседозволенности — бича современного родительства?

Всё очень просто. Марина Мелия утверждает, что свобода необходима в рамках установленных родителями границ. Залог счастливого детства, развития лидерских и творческих качеств и успешного взаимодействия ребенка со старшими — свободное время, собственное пространство и его право на отвлеченные занятия, даже если это игры и ничегонеделание. Только в этом случае ребенок научится мыслить вне принятых рамок, прислушиваться к себе и понимать, чего хочет от себя и других. При этом он должен понимать, что его действия не должны заступать на территорию остальных членов семьи. Обозначенные в спокойной обстановке и постоянно поддерживаемые в разумных пределах границы детской свободы помогают родителям избавиться от излишней тревожности, а детям расти незашоренными, вне жестких стандартов.

Марина Ивановна настаивает: успешность ребенка и его достижения не равны родительским успехам и достижениям. Родители создают благоприятную среду, но не мешают учиться делать ошибки и признавать их. Нынешние лидеры научились самостоятельному мышлению еще в детстве. Они знали, как позаботиться о себе, и понимали, что неуспех — это переход на следующий уровень. А воспитывается такое понимание себя именно в семье, где у ребенка есть свобода совершать ошибки.

Как продолжить? Соблюдать последовательность.

Правила и установленные границы ни в коем случае не заключают ребенка в строгие рамки, а учат его распоряжаться своим временем и силами. Первый, кто должен соблюдать правила, — это объявивший их родитель. Поддавшись на уговоры или эмоциональное давление, — а дети прекрасные психологи и умеют манипулировать — легко дать слабину и позволить ранее запрещенное. Но именно это и подрывает родительский авторитет. Ребенку, маленькому и большому, необходимо постоянство условий. Неукоснительное соблюдение внутреннего устава семьи — это и есть стабильность. В мире, где все четко и предсказуемо, дети чувствуют себя в безопасности. А неуверенная в себе мама только увеличивает тревожность у ребенка.

Правила касаются всего близкого круга ребенка: не только его и родителей, но и бабушек с дедушками, и нянь. Очень важно, чтобы все взрослые придерживались выбранной линии.

Но, устанавливая правила, не забывайте слышать, когда слушаете. Эмоциональный контакт возможен только в том случае, когда у всех членов семьи есть право на высказывание без осуждения, свобода описывать свои ощущения, получать и давать обратную связь.

Нести ответственность.

Родитель потому и взрослый, что вся ответственность лежит на нем. В том числе и за взаимоотношения и создание комфортной среды. Ребенок, будь то малыш в кризисе самостоятельности или подросток с оголенными нервами, неизменно ждет поддержки от своего главного взрослого, который должен первым протянуть руку помощи. Бесчисленные претензии и обвинения в определенный момент становятся бессмысленными. Мелия утверждает, что последнее слово, которое должно быть добрым и ласковым, остается за родителем. В крайнем случае, транслируя недовольство, говорите от своего лица, а не «Мария Петровна сказала, что ты…», «папе это может не понравиться» или «что подумает бабушка!».

Любить по Эриху Фромму.

Философ и психолог Эрих Фромм провозгласил четыре значимых элемента любви: забота, ответственность, уважение и знание.

Марина Мелия опирается на это утверждение. По ее мнению, родительская забота — это умение научить ребенка заботиться о себе; ответственность — быть рядом в трудную минуту; быть внимательным — помогать тогда, когда помощь действительно требуется, но не контролировать каждый шаг; уважение — активно слушать ребенка, учитывать его мнение и планы; знание — выстраивать действенный диалог: задавать уточняющие вопросы, интересоваться жизнью ребенка не для галочки, а вникая, не вторгаясь в его приватность, проявлять участие к событиям и эмоциям.

Компоненты любви взаимосвязаны, но не взаимоисключают друг друга. Воспитание — это всегда комплексный, последовательный процесс. Маленькие приятные ритуалы, немного юмора, много тепла и безусловная любовь. Не надо пытаться быть идеальными. Будьте достаточно хорошими, будьте верны себе и установленной линии поведения. Начните с маленьких шагов, небольших внутренних изменений, — и ваш ребенок потянется за вами, как цветок за солнцем.

Марина Мелия — известный писатель, профессор психологии и популярный колумнист. «Отстаньте от ребенка! Простые правила мудрых родителей» — уже седьмая ее книга, которая недавно вышла в издательстве «Эксмо». Это концентрация научных основ и персонального опыта. Мама троих взрослых детей, практикующий психолог, профессиональный консультант и бизнес-тренер, она собрала в этом руководстве ответы на самые распространенные вопросы родителей. Главный принцип, которым руководствуется профессор Мелия, вынесен в название книги. Отстаньте от ребенка, переместите фокус родительского внимания на себя. И изменение собственного отношения к сложившейся ситуации непременно обернется долгожданным результатом. Родители станут увереннее в своих силах, а дети — успешнее и спокойнее. Проверено на личном опыте Марины Ивановны и реальных случаях из ее консультативной практики. Подтверждено научными исследованиями.

Должны ли мамы все время думать о том, чтобы их дети не нарушали чужих границ?

Сколько раз у вас бывали ситуации: приходишь после тяжелого дня в ресторан на встречу с друзьями или просто тихо поужинать, а за соседним столом сидит компания с несколькими детьми, которые бегают по всему заведению и визжат, а их мамы не обращают на происходящее внимания. Или летишь в самолете, а рядом долго и громко капризничает ребенок. Мы решили спросить у самих мам, думают ли они о соблюдении границ других людей или им не до этого.

Мария Шабат, мама четверых детей

Я начинала еще во времена доминирования советской схемы, в которой любой ребенок, который не под бромом, уже является проблемой для окружающих: он слишком громкий, зачем он много раз переспрашивает, почему подросток перекрашивает волосы и так далее. Удивительным образом то, что моя старшая дочь родилась в Германии, добавило перца в эту корзину — там в обществе власть старых и уставших, и в восточной, и в западной части страны. Справедливости ради, многие североевропейские дети действительно подходят под шаблон: от природы спокойные, сосредоточенные, говорят тихо, двигаются только если им велели. Вероятно, это связано с тем, что родители у них в основном взрослые. В смысле, старые. У меня же иная ситуация, я сама довольно темпераментна, и мои дети тоже. Я считаю, мне повезло, что я могу позволить детям расти с этим темпераментом, мы редко оказываемся в ситуации, когда они могут кого-то стеснить. Но если оказываемся, я им, конечно, делаю замечания и адекватно возрасту стараюсь объяснить, как нужно себя вести. Но делаю это для них, а не для окружающих. То есть я могу при злобной бабе детям дословно сказать: «Я понимаю, что вы устали сидеть в самолете, но вот эта тетя устала еще сильнее, потому что она старая и выпила, и ей сейчас очень плохо от того, что вы скачете. Будьте милосердны, успокойтесь». Но были случаи и посерьезнее. Мы летели с Мальдивских островов, рейс вылетает в первой половине дня и летит весь день. С какого-то перепугу две пассажирки (ну то есть понятно с какого) бизнес-класса потребовали зашторить все иллюминаторы в салоне, включая наши — они хотели поспать. Моей младшей дочери было меньше года, она совершенно не понимала, почему внезапно наступила ночь, и довольно много то хныкала, то плакала. Часов через пять одна из этих похмельных дам пришла ко мне с претензиями, мол, заткни ее. Накорми, напои — сделай что-нибудь. Если что, мы были довольно далеко от нее, причем на них двоих было шестеро нас. В общем, она получила совет пользоваться услугами частной авиации, если ее раздражают люди. Потому что в моем представлении детский плач и непрекращающийся пи… ж идиотов — явления одного и того же порядка, раздражают одинаково. И да, меня раздражают бегающие и прыгающие дети, но это дети, свободные от предрассудков, я им иногда завидую.

Я сама имела большие проблемы с тем, что меня воспитали соблюдать чужие границы. В детстве и в юности я очень сильно раздражала окружающих советских граждан: у меня было блаженное выражение лица, и я была одета в американскую одежду. Бабки в метро могли через пустой вагон пройти ко мне и потребовать встать, потому что «ишь, расселась». После серии обмороков и отказа от общественного транспорта навсегда я решила, что детей нужно учить не соблюдать чужие границы, а охранять свои. Своих детей я этому научила и не могу сказать, что мне приходится за них краснеть. Воспитанные, нормальные дети. Ну могут увлечься. Но не более чем подгулявший в «Нуре» хипстер, а успокоить их намного проще.

Елена Михельсон, мама одного ребенка

Должны ли мамы и папы все время думать о том, чтобы их дети не нарушали чужих границ? Думаю, в таком формате точно нет. Не люблю фанатизм ни в каких проявлениях. Но то, что каждый родитель должен научить своего ребенка уважительно относиться к окружающим — твердое «да». Это базовые навыки хорошего воспитания. А в более сознательном возрасте нужно научить выстраивать собственные границы — это важно.

Любой ребенок в какой-то момент начинает прощупывать почву и пытаться нарушить границы тех, кто его окружает. Это естественный процесс взросления, и не стоит на него за это обижаться и тем более ругать. Но и закрывать на это глаза тоже нельзя. Лучший способ справиться со сложностями — честный и открытый разговор с ребенком. При этом не забывая и о собственном поведении, которое и является главным примером. В данном случае остается полагаться исключительно на адекватность и зрелость родителей.

Анна Дегтярева, мама двоих детей

Вопрос намного шире, чем влияние мам на поведение своих детей в общественном пространстве. Нужно понимать, что любой ребенок — это тоже человек, который просто учится жить и еще не знает, где его границы, а где границы других людей, в том числе собственных родителей. И правильное формирование этих границ зависит от общества в целом: и родителей, и чужих людей.

Допустим, ребенок в общественном месте бегает, кричит или плачет — ему холодно или хочется есть, а если это ребенок до года, то он просто не умеет по-другому выражать свои потребности, и тогда это ответственность матери и отца — обеспечить эту потребность, понять, чего он хочет, чтобы плач или крик прекратился.

Это не про границы чужих людей, это потребности ребенка и то, как родитель умеет с ними работать. Конечно, если ты понимаешь, что совсем не считываешь потребности своего ребенка, не знаешь, как его успокоить за три минуты — соска, бутылочка, взять на ручки — то просто не надо ходить в общественные места. Например, мой ребенок орет, когда ему плохо видно происходящее вокруг, его надо поднять повыше, он успокаивается и начинает радостно тусить. Если я этого не могу обеспечить, то это мне нужно научиться общаться с моим ребенком. Это не вопрос нарушения границ. Наверное, будет неправильно, если я буду с откровенно плохо себя чувствующим плачущим ребенком пытаться прийти в кафе. С таким маленьким ребенком и пониманием его развития на сегодняшний день моя ответственность за то, что он будет орать, и моя ответственность по-быстрому этот плач прекратить. Есть каких-нибудь 13 моментов, которые мне как матери нужно проверить: подгузник, что-то прищемили, поели-не поели, газики или еще что-то…  Все должно сработать в течение 10 минут. Если не получается, значит, с ребенком что-то не так, и мне надо пытаться понять, что именно, вне кафе или другого общественного места.

Другой вопрос, если мы говорим о ребенке, который уже соображает. Его действия вызваны его внутренней мотивацией. Уйдем от общественного места «кафе» и отправимся, скажем, на детскую площадку. Сидит мой ребенок и кому-то по башке бьет совочком или кидает песок в глаза другим людям. И тут мамы делятся на два лагеря. Одни говорят: «Не делайте замечания моему ребенку, скажите мне, и я ему объясню». Второй вариант: «Пофигу, мой ребенок, что хочет, то и делает, следите за собой».

Важно что? Люди, чьи границы нарушаются, которым летит песочек в глаз, могут сообщить ребенку: «Пожалуйста, не кидайся, ты мне попал в глаз, мне сейчас больно, я буду плакать». Важно дать эту обратную связь в адекватной форме, а не «Ты, маленький придурок, зачем ты кидаешься». Он не ответит на этот вопрос. Нужна «я-позиция»: мне сейчас плохо, так делать не надо. К сожалению, наши люди, российское общество, не обучены так делать: говорить о своих чувствах, вызванных действиями других людей.

Если действия ребенка нарушают чьи-то границы (например, он намеренно тыкает в кого-то лопаткой — да, ребенок это делает не со зла, он тоже проверяет границы), то тут важно сказать ребенку о своих ощущениях: «Ты мне ткнул, мне было больно. Ты дергаешь за стул, он гремит». Обозначить результат его действий.

Недавно в мамском сообществе был пост, где разбиралась ситуация: мама с ребенком и своей мамой, то есть с бабушкой, пришли в кафе, в которое ходит весь район. За соседним столом сидят школьники, пацаны, и матерятся. Эта мама пишет в сообщество вопрос: что же делать, как же так, они такие свиньи, какие у них плохие родители, мы пересели за другой столик. Под этим постом было порядка двух сотен комментариев, и мнения разделились ровно пополам. Одни говорили: надо срочно вызывать полицию, это нарушение общественного порядка. Представляете, да? Вызывать полицию в кафе, чтобы парням объяснили, как себя вести. Другое мнение было такое: а вы им сказали, что они нарушают ваши границы, что у вас маленький ребенок? Прикол, что автор сообщает: «Моя мама подошла к ним и сделала замечание: “Где вы находитесь?!”» Это не замечание, это вопрос, который подразумевает какой-то неприличный ответ. Если бы ко мне кто-то подошел и сказал «Где вы находитесь?», я знаю, что бы я в рифму ответила.

Мое мнение: мама должна была сама подойти и сказать: «Ребят, слушайте, очень круто общаетесь, но я с маленьким ребенком, давайте, плиз, не материться». Я бы постаралась на их языке объяснить, что хочу от них. Потому что они, скорее всего, даже не знают, что они что-то нарушают.

Нужна большая осознанность общества, чтобы распознавать, где ребенок любого возраста пробует на прочность ваши границы (и тогда обозначить их), а где плачет, потому что он хочет есть или ему нужна какая-то еще помощь. Это будет огромный скачок вперед, когда мы научимся оценивать детей как полноценных людей и так же с ними общаться.

Я хочу, чтобы ко мне в кафе, если я нарушаю чьи-то границы, подошли и сказали: «Девушка, слушайте, вы слишком громко орете». Но скорее мы получим неприятные взгляды, сплетни за спиной или недовольные подойдут к менеджеру и скажут: «Пусть она выйдет». Сейчас уровень принятия обществом других людей, эмпатии и толерантности низок. Я вижу, что он повышается в отношении взрослых, выглядящих или мыслящих иначе. Нужно, чтобы общество поняло, что дети — это те же самые взрослые, которые вырастут и будут частью общества, и мы все работаем над тем, чтобы учиться уважать чужие границы.

Эльвира Тарноградская, мама двоих детей

У меня двое детей, две девочки — 14 и 8 лет. Моя генеральная линия воспитания: если вы хотите, чтобы уважали ваши интересы, уважайте интересы других людей. На людях я стараюсь не делать детям замечания. Я считаю, что если возникает конфликтная ситуация, то родитель должен стоять на стороне ребенка, отстаивать его интересы в обществе, а уже внутри семьи, между собой, родитель должен научить ребенка соблюдать границы. Это про какие-то базовые понятия о безопасности ребенка. И, естественно, правило соблюдения чужих границ — это важно, и я стараюсь это прививать своим детям. Но стыдить на людях я их не буду никогда.

Сабина Горелик, мама четверых детей

Мама должна в первую очередь любить своих детей. И себя. Когда любишь себя и своих детей, то ты в них вовлечена и думаешь о них, а не о том, как бы твои дети не нарушили чужих границ и как ты будешь себя неловко при этом чувствовать. Нарушение границ — это попытка привлечь к себе внимание. Такая необходимость возникает, если есть дефицит внимания. При вовлеченной любви нет дефицита внимания.

Своих детей я никак не воспитываю, если что. Есть такая фраза: не воспитывайте детей, все равно они будут похожи на вас. Воспитывайте себя.

Столичный психолог рассказала о роли матери в разные периоды жизни ребенка

В младенчестве ребенок не может обходиться без мамы. Со временем он подрастает, и ее роль меняется, но значение не уменьшается. Подробнее об этом рассказала психолог семейного центра «Печатники» Ирина Кутянова.

Дайте ребенку свободу выбора!

В семейный центр «Печатники» обратилась мама 12-летнего сына. Она жаловалась, что ребенок перестал слушаться. После нескольких встреч с психологом мать поняла, что необходимо перестраивать отношения с подрастающим сыном, дать ему больше свободы, например, в выборе увлечений и кружков, при этом мягко направляя его энергию в конструктивное русло.

Период от 0 до 1 года

«Самая важная задача мамы в этот период — эмоциональный и телесный контакт с малышом, удовлетворение его базовых потребностей, развитие ребенка сообразно его возрасту», — говорит психолог.

Для ребенка (от 0 до 1 года) очень важно пережить опыт безусловной любви матери к малышу. Через взаимодействие с мамой он формирует базовое доверие либо недоверие к миру. Если мама реагирует на сигналы от ребенка, понимает их, взаимодействует с чадом, дарит ему свою любовь и заботу, то он формирует установку, что мир хороший, доброжелательно относится к нему. И в дальнейшем ему будет гораздо проще выстраивать отношения с другими людьми, стать самостоятельным и независимым.

В самом раннем возрасте ребенок нуждается в тактильном контакте, не случайно такие приспособления, как слинг и кенгуру, очень популярны. Если малыш плачет, не голоден, чист, то первым делом нужно взять его на руки. Находясь в телесном контакте с мамой, у нее на руках, он успокаивается. «Не раздражайтесь на плач маленького ребенка, а постараться успокоить и выяснить причину. За этим стоит неудовлетворенная потребность или дискомфорт. Он плачет, когда что-то не так, если устал или голоден, а не для того, чтобы насолить родителям или манипулировать ими», — советует Ирина.

Из развивающих игр в этом возрасте актуальны яркие погремушки, неваляшки, игрушки, с разными наполнителями, которые малыш может брать в ручки (например, крупы, горох и т. п.). Такие игрушки родители могут сделать своими руками. Актуальны песенки и колыбельные, которые мама поет для малыша. Также очень важно разговаривать с ребенком: общение должно выражать радость и любовь к малышу.

Раннее детство: от 1 до 3 лет

Начиная с 1 года, ребенок учится самостоятельно ходить, основная роль мамы — создать безопасную среду для малыша. Также это время, когда ребенок активно развивается. Мама становится проводником ребенка в окружающий мир, она учит называть предметы, произносить слова и предложения. При этом важно, чтобы речь мамы была неторопливой, тогда малыш гораздо быстрее научится говорить. Можно слушать и петь с малышом простые песенки.

Обеспечьте безопасное пространство: уберите из доступных для ребенка мест бытовую химию, острые предметы, поставьте ограничители на шкафы, розетки, окна.

Обучите ребенка основам безопасного поведения: не выбегать на дорогу, не подбирать мусор с земли, не отбирать игрушки у других детей. Очень важно делать это в корректной форме, не кричать на ребенка. А находясь на улице и в общественных местах, всегда держите ребенка за руку. Таким образом вы передаете ему информацию о внешнем мире, о том, как он устроен, при этом обеспечиваете его безопасность.

Из развивающих игр отдайте предпочтение пальчиковым, которые тренируют мелкую моторику: «сорока-ворона», пальчиковая гимнастика.

Дошкольный возраст: от 3 до 7 лет

С каждым годом с ребенком становится все интереснее общаться, можно обсуждать с ним, что происходит на улице или в парке, собирать вместе осенние листья, делать поделки для детского сада. Как правило, в этот период мама возвращается на работу, если нет младших братьев и сестренок, а ребенок начинает ходить в детский сад.

С началом посещения детского сада жизнь ребенка меняется, он учится общению не только в семье, но и первом детском коллективе с другими детьми. «Обращайте внимание на то, к чему тянется ребенок: одним детям нравится рисовать, а другие больше увлекаются танцами или спортом. Учитывайте, как ребенок адаптируется к садику, охотно ли остается в группе, как общается с другими ребятами. Поощряйте природные стремления детей с раннего возраста, и тогда в будущем они могут раскрыться в полной мере и стать настоящими талантами», — комментирует психолог.

Младший школьный возраст: от 7 до 11 лет

В этом возрасте ребенок еще сохраняет много детских качеств, он по-прежнему нуждается в заботе и сопровождении. Основное изменение, которое происходит в этот период, — это начало обучения в школе. Мама как никто другой может помочь в адаптации ребенка, вовремя выявить проблему и решить ее.

«Находитесь рядом, помогайте ребенку, если у него сразу не получается решить задачку или написать прописи. Не давите на него, а объясните, что если у него будут сложности, он всегда может обратиться с вопросом и за помощью к маме. Интересуйтесь, как у него успехи, что непонятно или сложно, с какими трудностями сталкивается ребенок, с кем общался в школе, какие предметы самые любимые», — говорит Ирина.

Подростковый период: от 12 до 15 лет

Этот период самый сложный в жизни не только родителей, но и детей. Поэтому роль матери должна заключаться в понимании задатков и способностей подростка, которые нужно помогать развивать. Ребенок в этом возрасте больше ориентируется на сверстников, чем на мнение родителей. В то же время это нормальное явление и связано с взрослением ребенка. Трудности подросткового возраста пройдут, но важно в течение этого периода сохранить контакт с ребенком. Помогут в общении с ребенком признание его взросления, расширение самостоятельности и ответственности, привлечение к помощи по дому.

«Роль мамы в этом возрасте заключается в том, чтобы помочь сориентироваться ребенку в будущей профессии, сохранить хорошие отношения, поддерживать эмоциональную связь. В этот период с подростком можно общаться на темы, которые его волнуют: о смысле жизни, предназначении, о жизни и смерти», — считает психолог.

Кризисы

В общении с ребенком важно учитывать переломные моменты, или кризисы развития: по Льву Выготскому это 1 год, 2 года, 3 года, 6 —7 лет, 12–13 лет. Именно в это время происходят резкие изменения, которые дают новое качество в развитии детей: 1 год — овладение ходьбой; 2 года — формирование наглядно-действенного мышления, переломный период в развитии речи; 3 года — период, когда особенно ясно выступает связь между поведением и развитием ребенка, малыш осознает себя как личность; 6–7 лет — период подготовки к школе; 12–13 лет — пубертатный период, период полового созревания.

Где могут помочь

В случае если мамы хотели бы разобраться в том, как они могут лучше общаться и развивать детей разного возраста, всегда можно обратиться к специалистам столичных семейных центров за квалифицированной помощью через портал «Мой семейный центр». Психологи подскажут родителям, как лучше взаимодействовать с детьми. Каждый посетитель сайта может воспользоваться картой организаций поддержки семьи и детства. При выборе на карте необходимого района отображаются ближайшие организации с подробной контактной информацией.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Роль матери в семье

Родившийся ребёнок — существо хрупкое, чудесное, прекрасное и очень зависимое. На ранних стадиях своей жизни он способен развиваться только с чьей-то помощью, без присутствия, поддержки и заботы взрослого он скорее всего обречён на гибель и, наверняка, не сумеет вырасти полноценным членом общества. Именно с близкими взрослыми (мамой, папой, бабушкой и другими) ребенок встречается на первых этапах своей жизни и именно от них и через них знакомится с окружающим миром, впервые слышит человеческую речь, начинает овладевать предметами и орудиями своей деятельности, а в дальнейшем и постигать сложную систему человеческих взаимоотношений. Известно немало примеров, когда дети, по каким-либо причинам лишенные возможности общаться со взрослыми первые несколько лет своей жизни, потом так и не смогли научиться «по-человечески» мыслить, говорить, не смогли адаптироваться в социальной среде.

Столь же яркой иллюстрацией этого утверждения является феномен «госпитализма», при котором взаимодействие ребенка со взрослым ограничивается лишь формальным уходом за детьми и исключается возможность полноценного эмоционального общения между ребенком и взрослым человеком (это происходит при помещении ребенка раннего возраста в дом ребенка).

Доказано, что такие дети во многом отстают от своих сверстников как в физическом, интеллектуальном, так и в эмоциональном развитии: они позже начинают сидеть, ходить, говорить, их игры бедны и однообразны и часто ограничиваются простой манипуляцией с предметом. Такие дети, как правило, пассивны, нелюбознательны, не владеют навыками общения с другими людьми. Безусловно, описанные примеры представляют крайние, нетипичные явления, но они являются яркой иллюстрацией к тому факту, что адекватное общение ребенка со взрослыми является основой психического развития и психического здоровья детей.

Прежде всех других обнаруживает себя потребность ребенка в физическом и эмоциональном контакте с матерью. Нарушение такой важной потребности может стать причиной разных форм психического неблагополучия. Ребенок — плод материнского тела, и даже отделившись от него, становясь физически все более автономным, он долго еще будет нуждаться в тепле этого тела, в прикосновениях матери, в ее ласке. Изучение привязанности ребенка к матери — одно из ведущих направлений экспериментальной психологии на протяжении последних десятилетий. Нет прочнее и ближе связи — физической, духовной, душевной, чем у матери и ребенка. Мать вынашивает малыша, дарит ему жизнь, питает своим молоком, дает первые жизненные ориентиры, нежно привязана к нему, ощущает его боль как собственную.

Полноценная семья играет огромное значение в психо-физическом развитии ребенка, а роль матери, особенно в первые годы жизни ребёнка, является самой главной. Доказано, что именно на основе отношений с матерью на протяжении первых лет жизни ребёнок строит свою взрослую жизнь в дальнейшем.

Предпринималось и предпринимается много попыток дать четкие и простые указания для мам, как «правильно» общаться со своим ребенком от рождения до 3-5 лет, т.к. известно, что именно в этот период закладываются основы личности, характера, формируются основные стереотипы взаимоотношения с окружающим миром. Всем известна книга Спока «Ребенок и уход за ним», было время, когда многие мамы воспитывали детей «по Споку». А сейчас пришло время, когда многие положения, изложенные в этой книге, являются спорными и опровергаются. Например, утверждение, что ребенка нужно кормить четко по расписанию, заменяется на — «кормить только, когда захочет», «необходимо вводить прикорм» — «только грудное вскармливание и как можно дольше», «нельзя приучать к рукам» — «берите на руки как можно чаще». Истина, как всегда, находится по середине. Лишь одно утверждение книги Спока трудно опровергнуть: «Любящая мать сама знает, что нужно дать ее ребенку».

Можно также привести слова Д.Винникота, детского психоаналитика, бесспорного авторитета среди детских психиатров и психотерапевтов: «Иногда матерей будоражит мысль, что все, что они делают, имеет огромное значение, и в таком случае, лучше не говорить им этого, иначе они начинают обдумывать свои действия и хуже с ними справляются. Научиться материнству невозможно, и тревога не может служить заменой очень простой любви почти физического свойства. Тогда зачем трудиться и разбирать все эти вопросы? Я убежден: кто-то должен взять на себя такой труд, потому что, в противном случае, мы забудем о том, как важны отношения матери и младенца на самой ранней ступени его развития. Забудем и, не задумываясь, станем вмешиваться, чего как раз делать не следует. Если мать  без особых усилий  способна быть матерью, мы никогда не должны вмешиваться. Она не сможет защитить себя, потому что просто не поймет, в чем ее обвиняют. А мы покалечим ее. Только это будет не перелом ноги, не кровоточащая рана на руке. Все это обернется изувеченной психикой ее ребенка. Как часто мать тратит долгие годы, пытаясь исцелить увечье, которое фактически нанесли мы, без надобности вмешавшись во что-то столь простое, что кажется неважным. … Молодой матери есть чему учиться. От специалистов она узнает много полезного: про твердую пищу, постепенно включаемую в рацион ребенка, про витамины, про контроль за прибавлением в весе. А иногда с ней будут говорить о вещах совсем иного рода — например, о том, как она реагирует, когда ребенок отказывается есть.

С другой стороны, профессионал, имеющий подготовку, возможно, восхищен интуитивным знанием матери, способной заботиться о своем ребенке, специально не учась этому. Фактически главная ценность интуитивного постижения кроется в его естественности, не искаженной обучением».

Позвольте, тем не менее, привести несколько примеров «неудачного» взаимодействия матери с маленьким ребенком, возможные причины таких взаимодействий и возможные последствия.

Можно условно выделить несколько типов «калечащих» матерей:

1. Мать — «Призрак».

Мать-«призрак», по большей части физически и морально отсутствующая мать. Нельзя сказать, что она дурно обращается со своим чадом, но ее чувства в основном всегда закрыты для ребенка. Он не учится от своей матери открытости и близости с другим человеком. Такая мать склонна прибегать к насилию, уничтожая любую возможность контакта, контролировать эмоции, не допуская установления крепкой связи.

Возможно, такая мать испытывает личные трудности и потому не обращает внимания на ребенка, оставляет ребенка в одиночестве, в результате чего он утрачивает способность доверять кому-либо. Мать — «призрак» ведёт себя так, что дети не могут ничем поделиться с ней, боясь огорчить или рассердить ее.

Последствиями воспитания в таких условиях являются:

  • Отстраненность. Люди, выращенные такой матерью, эмоционально так и не становятся частью коллектива, семьи.
  • Замкнутость. В трудные времена они не обращаются за помощью, а уходят в себя, вызывая глубокое разочарование у тех, кто их любит.
  • Недоверие, враждебность, агрессия. Эти чувства некоторые используют для того, чтобы держать людей на расстоянии. Не доверяя другим, они переходят в атаку, отбрасывая, прочь всякого, кто пытается сблизиться с ними.
  • Переоценка отношений. Во взрослой жизни эти люди ищут кого-нибудь, кто заполнил бы брешь, оставленную матерью-«призраком». Они рассчитывают, что друг или возлюбленная смогут дать им то, чего они не получили от матери. Однако ни один человек не соответствует столь высоким требованиям. Те недовольные своей жизнью одиночки, которые воображают, что брак по мановению волшебной палочки сделает их счастливыми, как правило, ищут эрзац материнской любви.
  • Негативные отношения. В результате изначально не удачных отношений, не давших им уверенности в себе, такие люди во взрослой жизни становятся жертвой негативных отношений.
  • Пустота. Это наиболее невыносимое эмоциональное состояние из всех известных человечеству. Ребенок, а позднее взрослый «наполняется» изнутри, отвечая на любовь и заботу матери. Проблема возникает, если у человека нет никого, кому он мог бы ответить взаимностью. Ребенок, у которого нет человека, принимающего его любовь, вырастет с ощущением внутренней пустоты. Отдаленная, не доступная для ребенка мать — «призрак» воспитывает столь же отстраненного ребенка, человека с неутолимой пустотой в душе.
  • Наркотическая зависимость. Имеется в виду традиционное значение этого термина, применяя его к алкоголизму и употреблению наркотиков, как выражение поисков матери, один из способов заполнить внутренний вакуум, прибегая к какому-нибудь веществу или определенному типу поведения, позволяющему заглушить чувство пустоты.

2. Мать-«Фарфоровая куколка».

Мамочка-«фарфоровая куколка» не в состоянии справиться с неприятной или напряженной ситуацией потому что «легко бьётся». Она не умеет устанавливать границы, контролировать себя и свое окружение, не готова иметь дело с взрослым миром. Все это проявляется в ее поведении как матери: проблемы ребенка подавляют ее, захлестывают точно так же, как ее собственные проблемы.

Это становится очевидным, когда ребенок выражает какие-нибудь сильные чувства. Хотя мамочка-«фарфоровая куколка» любит свое дитя, она мгновенно пасует перед его паникой, яростью, печалью или страхом. Проявление сильных «неправильных» чувств со стороны ребёнка может повлечь упрёки и наказания. «Фарфоровая куколка» живет в собственном насыщенном болезненными эмоциями мире и воспринимает все через их призму. Когда ее ребенок находится в разладе с реальностью, сквозь эмоции ребенка для нее проступают ее собственные страхи и растерянность.

Последствия воспитания:

  • Проблемы отношений. Дети «фарфоровых куколок» сталкиваются с проблемами в отношениях с самыми важными для них людьми, отвергая близость, в которой нуждаются.
  • Агрессивность. Человек начинает критиковать эмоциональных людей, считая их слабыми и безответственными. Когда кто-то обращается к нему со своей проблемой, он склонен советовать им «взять себя в руки» и «перестать ныть».
  • Уход в себя. В результате воспитания «фарфоровой куколкой» ребенок можете привыкнуть прерывать контакт всякий раз, когда испытывает гнев, страх или печаль или замечает эти чувства в других. Эмоции захлестывают его, и тут словно сгорает предохранитель, обеспечивающий безопасную работу всего механизма: он выходит из этой ситуации либо эмоционально, либо даже буквально.
  • Если ребенок был воспитан «фарфоровой куколкой», то ему по-прежнему требуется, чтобы кто-то сдерживал его эмоции.

3. Властная мать.

 Не только мать-«фарфоровая куколка» нагружает ребенка проблемами, тянущимися из детства во взрослую жизнь, но и та мать, которая не поощряет в нем самостоятельности, самоидентификации и ответственности. Властная мать постоянно устанавливает контроль за своим ребенком. Она контролирует его везде и во всем. Ни один поступок или решение ребенка не проходит без пристального присмотра матери. Мать решает за ребенка все его проблемы, даже те, что он может и хочет решить сам.

Последствия воспитания:

  • Неспособность говорить «нет». Поскольку в детстве он натыкался на конфликт всякий раз, когда пытался перечить матери, он опасается негативных последствий отказа в отношениях с теми, кого он любит.   
  • Проблемы контроля.  Контролирующая мать не дает ребенку возможности научиться свободе в отношениях. Он убеждается, что отношения нужно контролировать, и, подобно своей матери, использует гнев, вину, манипулирование, лишение любви, чтобы контролировать других. В результате люди, любящие такого человека, устают от постоянного контроля и постепенно начинают разрывать такие отношения.
  • Страх перед близостью и боязнь отдать себя.  В детстве контролирующая мать не позволяет ребенку быть самим собой. Он всегда ощущает ее контроль, и в результате этого во взрослой жизни отношения кажутся ему слишком тесными, он теряет чувство любви и разрывает отношения, а его возлюбленные даже не понимают, что происходит.
  • Неорганизованность. Роль матери в этом отношении также является ключевой. Матери, не желающие дисциплинировать детей, задавая определенную структуру и последствия их поведения, воспитывают крайне неорганизованную личность.
  • Не чувствует себя хозяином своей жизни.  Вырастая, такой человек теряет возможность распоряжаться своей жизнью, так как это подразумевало бы знание своих талантов и склонностей, понимание своих страстей и чувств по поводу определенных вещей.
  • Безответственность. Дети сами умеют ставить своей свободе предел, когда они понимают, что им грозят неприятности. Контролирующая мать избавляет ребенка от ответственности и тем самым учит его, что за его собственные дела и поступки отвечает не он сам, а она. Ребенок привыкает к мысли, что мать все сделает за него. Он никогда не принимает ответственность на себя.
  • Наркомания и синдром зависимости. Наркомания, болезненное переедание и маниакальное голодание — все это признаки неупорядоченной личности.
  • Состояние тревоги и приступы паники. Тревога часто возникает из ощущения, что жизнь вышла из-под контроля, т. е. человек не чувствует себя хозяином своей жизни. Он пугается, если ему кажется, что он не в со стоянии управлять отношениями с окружающими и не может надежно функционировать.
  • Склонность винить других.

4. Мать-«Охотница за скальпами».

«Охотница за скальпами» не допускает, чтобы ее ребенок испытывал негативные эмоции, признавал свои утраты. Идеальному человеку не пристало переживать чувство вины или стыда, неудачи и потери. Такая мать хочет, чтобы ее ребенок был абсолютно идеален. Она не допускает проявления слабости у своего чада. Мать-«охотница за скальпами» хочет, чтобы ее ребенок был поводом для гордости, не зависимо от того хочет он этого или нет.

Последствия воспитания:

  • Стараться для других. Выросшие дети «охотниц за скальпами» часто стараются как можно лучше подать себя при общении. Можно сказать, что другой стороной своей личности они и не располагают. Они изо всех сил стремятся угодить партнеру и ни в чем его не разочаровать, они всегда начеку, чтобы не допустить ошибку и не обнаружить свои недостатки.
  • Депрессия. Выросшие дети «охотницы за скальпами» часто впадают в депрессию. Любой провал в личной или профессиональной сфере обнаруживает страшную реальность: они не способны к той идеальной жизни, на которую рассчитывали. Неудавшийся брак, развод, ссоры с детьми, трудности на работе — все это вдребезги разбивает мечту. У этих людей нет «мускулов», которые помогли бы им справиться с неудачей, и потому они попадают во власть депрессии, их охватывает отчаяние от того, какими они оказались на самом деле.
  • Тревога, стыд, вина. Ребёнку «охотницы за скальпами» приходится все время беспокоиться, не подводит ли он маму, себя, других людей. Ему чудится, что ожидания всех людей сосредоточены на нем одном, он постоянно испытывает стыд и чувство вины, лихорадочно стараясь достичь совершенства. В глубине души такой человек понимает, что почти вся его жизнь — обман и что никто не догадывается о его истинном, глубоко скрытом «я». Он постоянно терзается из-за этого.
  • Вредные привычки и зависимость. Вредные привычки и разного рода зависимости служат для временной анестезии болезненного восприятия реальности. Это происходит по двум причинам: во-первых, это отвлекает его от мысли о том, кем он стал, от всего дурного и всех неудач, которые он не может себе простить; во-вторых, отклонения в поведении оказываются единственным убежищем, где он чувствует себя самим собой. 5. 5. Мат -«Босс».

Мать-«босс» подрывает способность ребёнка стать независимым, нормально функционирующим взрослым человеком. Такая мать учит ребенка подчиняться, утверждает свой авторитет по отношению к семье, устанавливая единолично жесткие домашние правила и требуя, чтобы им следовали.

Последствия воспитания такой матерью могут проявиться в нескольких вариантах.

«Нижняя позиция»:

  • Такой человек постоянно ощущает себя ниже других. Он боится вызвать раздражение, обнаружив хоть какие-то способности, соображение, силу. Обычно такой человек отказывается от успеха, хотя по объективным данным вполне мог на него рассчитывать. Его преследуют неудачи и в работе, и в личной жизни, он не может реализовать свой потенциал. Он чувствует себя в безопасности, только если знает «правила». Часто такой человек выбирает себе авторитарного «гуру», чтобы избежать необходимости думать самому, и делает все, чтобы заслужить уважение своего идола.

«Верхняя позиция»:

  • В то время как человек, занимающий «нижнюю позицию», сохраняет роль ребенка, другим проявлением того же отклонения может быть «верхняя позиция»: человек ведет себя авторитарно, стремится руководить другими и контролировать их действия. На самом деле такой человек тоже чувствует себя «младшим», но усвоенный им стиль общения позволяет компенсировать это ощущение. Он идентифицирует себя с ролью родителя и тем самым преодолевает свою роль ребенка. К подчиненным, а нередко и к друзьям, и партнеру по браку такой человек относится высокомерно и критически.

Последнее слово непременно должно остаться за ним, мнение его непререкаемо. «Будет по-моему или никак». Хотя такие люди обычно высокопрофессиональны и удачливы, им этого мало: нужно всех обогнать, со всеми вступить в соревнование.

«Мятежники»:

  • Третий вариант поведения на самом деле представляет собой проявление все той же «нижней позиции», однако в этом случае возмущение родительским авторитетом берет верх даже над страхом не удостоиться одобрения. С точки зрения развития личности, это более прогрессивно, поскольку человек получил доступ к своей агрессивной энергии и стал способен к большей самостоятельности при переходе к взрослой жизни. Однако проблемы отношений остаются здесь нерешенными.

Мятежник отвергает всяческие правила и авторитеты. Такой человек жалуется на недостаток свободы и уважения, но не готов платить за них большей ответственностью. Он находится в состоянии непрерывного протеста; ему гораздо лучше известно, чего он не хочет, чем то, чего он хочет. Это доказывает, что он так и не стал взрослым человеком. Мятежнику нужен родитель, иначе против кого же он станет бунтовать! А такая потребность в родителях и есть признак незрелости.

Таким образом, отношения с матерью играют главенствующую роль в развитии ребёнка. Принято считать, что роль отца в воспитании ребёнка, особенно в раннем детстве, большей частью проявляется в исполнении отцом традиционной роли «добытчика и защитника» и обеспечении душевного комфорта для мамы. Однако, и это положение последние годы психоаналитиками пересматривается. Уже на первом году жизни можно выделить следующие задачи отца:

  • Мать позволяет ребенку освоить свой внутренний мир, т.к. маленький ребенок «смотрит на себя глазами матери», а отец позволяет освоить внешний мир, когда берет на руки, подбрасывает, играет с ним.
  • Отец помогает смягчить ситуации, когда ребенок лишен маминого внимания. Если мама не может подойти — рядом папа.
  • Здоровый ребенок обязательно направляет агрессию и на папу, и на маму. Если есть любящий отец, который любит маму, ребенку легче справиться со своей агрессией безболезненно для своего развития. У ребенка есть опыт, что даже такую «плохую» маму можно полюбить. Во взрослой жизни ему будет легче строить взаимоотношения с окружающими, он не будет делить людей на «идеальных» и «ужасных», т.е. вырастет более зрелой личностью.
  • Наблюдая за взаимоотношениями любящих друг друга родителей, маленький ребенок «запечетлевает» эти отношения, «впитывает» их бессознательно, как образец, который использует во взрослой жизни.
  • Если ребенок воспитывается без отца, психоаналитики рекомендуют посещение детских дошкольных учреждений, где недостаток общения с отцом компенсируется через отношения со сверстниками: дети из полных семей «транслируют» отношения, которые они там усвоили. 
  •  У благополучной матери и ребёнок растёт благополучным и здоровым — такая закономерность давно подмечена детскими специалистами. Чем старше ребёнок, тем более значительной становится роль отца и других членов семьи в его воспитании и развитии, однако значение матери есть и остаётся первостепенным.

Литература:

Д.В.Винникот. «Семья и развитие личности. Мать и дитя», 2004.

Г.Г.Филиппова. «Психология материнства. Учебное пособие», 2002.

С.Л.Рубинштейн. «Основы общей психологии», 1999.

Г.Клауд и Дж. Таунсенд. «Фактор матери», 2000.

Время на себя: как живут мамы особенных детей

Алиса Полануер живет в стандартном спальном районе Москвы: серые близнецы-многоэтажки, метро в 15 минутах ходьбы, поликлиника, аптека, маленький продуктовый и большой торговый центр – все в пешей доступности, но времени — любая мама и хозяйка подтвердит — все равно не хватает. Среди дворов стоит самый обычный на первый взгляд детский сад. Это центр содействия семейному воспитанию «Вера. Надежда. Любовь», в который ходит ее сын Платон.
По утрам Алиса часто видит мам, которые на руках приносят в центр своих парализованных детей, видит папу, который каждый день с утра до вечера занимается с особым ребенком в центре, но видит и детей, которых бросили родители, детей, к которым мамы приходят один раз в месяц. Для Алисы это предательство.

“Я счастливая мама, — говорит Алиса, — потому что у меня самый любимый, самый хороший сын на свете. Конечно, как и любой ребенок, иногда он балуется, ведет себя плохо, и тогда я злюсь. Но это чувство знакомо каждой маме, тут дело не в особенностях развития. И как самую обычную маму, мой сын делает меня счастливой. Платон – мой талисманчик. Каким посчитал нужным родиться, таким и родился. С тех пор в жизни, по крайней мере в моей, все встало на свои места”.

Центр «Вера. Надежда. Любовь» — спасательный круг для десятков женщин, которые воспитывают особенных малышей. Сегодня в центре 70 детей получают здесь современную квалифицированную помощь. Большая часть из них не имеют своих семей и живут в центре постоянно, кого-то оставили и периодически навещают родители, есть группы временного пребывания по типу обычного детского сада, как та, в которую ходит Платон.

В центре с ребенком работают с первых дней. Многие мамы приводят детей с серьезными диагнозами в надежде, что их ребенка научат хотя бы понимать чужую речь, а потом удивляются, сколько навыков он освоил. Воспитатели и педагоги показывают, как ребенка можно реабилитировать, какого прогресса он способен достичь: дети учатся обслуживать свои базовые нужды, а также говорить и понимать других.

В группу дневного пребывания центра не просто принимают детей с особенностями здоровья бесплатно, что очень важно для семьи, которая тратит все свои финансы на лекарства и реабилитацию, но любят и заботятся о них. Сейчас в центре имеют возможность заниматься только 12 детей со всей Москвы. Фонд “Галчонок” собирает средства на открытие ещё одной такой группы дневного пребывания для особых детей в рамках детского сада.

Поддерживая фонд «Галчонок» и центр содействия семейному развитию «Вера. Надежда. Любовь» через платформу «Благо.ру», вы поможете Алисе и другим мамам жить и работать без страха, зная, что их ребенок в заботливых руках, не спрятан от мира, а учится жить в нем и значит, обязательно вырастет счастливым. Ведь главный страх “особенных” родителей — завтрашний день, в котором они будут уже не молоды и не смогут защитить своих подросших детей.

 

У других мам такие прекрасные дети! Не то что у меня

Почему мы все время сравниваем (и чаще — не в свою пользу)?

Наталья, можно ли перестать сравнивать своих детей с чужими или хотя бы не раниться об эти сравнения?

— Вы упомянули, с одной стороны, оценку других детей, а с другой — собственные негативные чувства по этому поводу. Это надо разделять.

Негативные чувства родителя могут быть разными. Мама, которая берет на себя всю полноту ответственности за успехи или неуспехи своего ребенка, испытывает чувство вины: «Я не додала, я не сделала!» Другая мама (или папа) начинает с агрессии, а заканчивает стыдом: «Я стараюсь, в лепешку расшибаюсь, а мой сын — бестолочь и лентяй!» Но сам по себе ребенок не имеет ко всему этому никакого отношения. Это внутренняя история, сценарий, заложенный в нас в детстве.

Бабушки и дедушки наших детей росли в эпоху соцсоревнований под лозунгом «догоним и перегоним», и основные ориентиры были — «чтобы не хуже, чем у людей». Нас самих в детстве постоянно сравнивали с окружающими. Вырастая, мы воспроизводим этот сценарий и сравниваем собственные успехи с успехами своих коллег, успехи своего ребенка — с успехами других детей. Но наши дети живут в совершенно другую эпоху. Поэтому отстаньте от ребенка, загляните внутрь себя. Как только мы осознаем сценарий, который в нас заложили мама и папа, мы можем его пересмотреть.

Как это можно сделать?

— В когнитивно-поведенческой терапии это называется «когнитивная реструктуризация». Берем каждую отдельную мысль и рассматриваем ее очень пристально, буквально под лупой. У чьего-то сына награда за спорт. Отлично. Могу ли я порадоваться за его маму? Могу. А что мне мешает за нее порадоваться? Ощущение собственной недостаточности. Но разве я недостаточно сделала для своего ребенка, откуда у меня ощущение «плохой мамы»? От того, что я сравнила себя с другой мамой. Так, убираем сравнение. Сделала ли я для своего ребенка все, что могла? Именно я?

— А бывают ситуации, когда сравнения полезны?

— Бывает. Иногда сравнение помогает понять, что представляет собой среда, в которую мы ребенка погружаем, насколько она комфортна, насколько конкурентоспособным он в ней будет.

Например, ко мне как к школьному психологу приводят на собеседование дошколят перед поступлением в школу. Вот ребенок 6,5 лет. Я вижу, что он маленький и что отдать его побыстрее в школу — желание мамы и папы иметь повод для гордости. Да, ребенок умеет читать и знает цифры, но у него не хватит выносливости на 45 минут урока. А еще у него колоссальная разница с детьми 7-8 лет в том же классе. Сможет ли он выдерживать конкуренцию и давление старших?

Бывает, что дети форсируют программу, заканчивают школу в 15 лет и поступают в вуз. Я видела таких студентов, преподавая в вузе. Им там тяжело. Ради чего все это? Чтобы получить диплом на два года раньше и пойти работать? Иногда мы сами делаем детей неконкурентоспособными из-за своих амбиций.

Действительно, часто проблема родителей — в обманутых ожиданиях: хотелось чего-то совсем другого.

— Да, порой ценности родителей не совпадают с интересами и способностями ребенка. Например, я встречала пап, для которых главное, чтоб сын «был настоящим мужиком»: сильным, энергичным, спортивным, бегал бы с пацанами во дворе, был лидером. А мальчик не хочет быть лидером, ему это не нужно, ему дискомфортно. При этом он увлеченно занимается живописью, но для папы, увы, это не ценность.

Разглядеть в своем ребенке сильные качества, понять, в чем его уникальность, сообщать ему об этом, поддержать сильные стороны — это вообще-то наша главная родительская задача. Но нам часто не хватает на это времени: мы занимаемся воспитанием и переделыванием, догоняем соседского или «инстаграмного» ребенка.

Я иногда говорю родителям, которые приходят на консультацию: «Назовите сходу десять сильных качеств вашего ребенка». Эта просьба многих приводит в замешательство: «Так, он у нас добрый, это точно. Даже не знаю, что еще. А что вы имеете в виду?» И ты понимаешь, что если у самых значимых в жизни ребенка людей не нашлось времени разглядеть его сильные качества, то вряд ли кто-то ему о них говорил.

И живет такой ребенок, не зная, какой он на самом деле.

Вместо сравнений и упреков — ненасильственное общение

А если родитель видит реальную проблему — в поведении, в успеваемости ребенка — как говорить о ней, не сравнивая? Ну например: все готовятся к экзамену, а сын дурака валяет. И кажется, если мы напомним ему о более сознательных сверстниках, его «проймет». По крайней мере, сказать об этом — это первое, что приходит на ум.

— А представьте, что вас сравнивают с вашими сверстниками. Вон «Мисс Майами» в 50 лет — просто загляденье, а ты совсем за собой не следишь! У такого-то яхта в Карибском море плещется, а тебе что помешало? Все ведь только от тебя зависит, все в твоих руках! Мы ведь именно так говорим ребенку. Разве после этого хочется меняться и исправляться? Наоборот, хочется сказать: «Уйдите от меня, если я вам не нравлюсь таким, какой есть!»

Уже много раз писали и говорили, что сравнивать можно собственные достижения ребенка: как было вчера и как сегодня. Но на самом деле, если какое-то занятие приносит ему радость, даже такие сравнения не имеют значения.

Нужно убирать сравнения из своей головы. Неважно, что сейчас делают другие. Мне нужно понять, как помочь моему ребенку справиться с ситуацией. Для этого нужен эмоциональный контакт с ним. А если контакт есть, применяем технику ненасильственного общения.

Что это за техника?

— Если кратко – она состоит трех шагов. Сначала мы говорим о своем наблюдении за ситуацией: «Я вижу, ты за неделю ни разу не сел за учебники». Или: «Я вижу, что сегодня ты так и не смог заставить себя заниматься». Наблюдение должно быть объективным фактом. Наблюдение сопровождается нашей эмоцией по этому поводу: «Меня это очень расстраивает». Эмоция должна быть выражена спокойно и не иметь осуждающего оттенка.

Дальше можно сказать про свою потребность: почему вы беспокоитесь о его экзаменах? Например, «мне хочется, чтобы ты смог поступить туда, куда задумал». Теперь мы можем выразить свою просьбу – именно просьбу, а не требование! «Скажи мне, если могу тебе чем-то помочь. Я могу напоминать вовремя, чтоб ты сел заниматься. Могу нанять репетитора».

После этого идет ассертивное действие (ассертивная угроза). Например: «Если ты не предпримешь какие-то усилия, я за тебя не смогу этого сделать. Но и оплачивать институт я не стану. Если не получится поступить — значит, нужно будет идти работать, или в армию, или поступать в колледж. Это твой выбор, я не могу проживать жизнь за тебя». Вы не угрожаете в буквальном смысле, вы объясняете границы, в которых ребенок может действовать. Так же, как если мы в центре города паркуемся в неположенном месте, мы прекрасно понимаем, какие могут быть последствия. Парковаться так или иначе — наш выбор.

Это работает с детьми любого возраста?

— Да, чем раньше вы начнете приучать детей к выбору в предложенных условиях, тем лучше. «Мы можем еще остаться на площадке, но тогда мы не успеем дома посмотреть мультики». И если пришли домой поздно, то действительно не смотрим мультики. Или: «Если ты не сможешь убраться в своей комнате до вечера, завтра я это сделаю сама. Но тогда я сама решу, какие игрушки остаются, а какие я выброшу. Их слишком много, ты не можешь содержать их в порядке». Но важно следовать своим словам, чтобы ребенок понял, что мы не пустословим.

Хорошая мама? Плохой вопрос!

Мы смотрим на других мам и задумываемся: хорошие ли мы родители. Разве это плохо?

— Вообще, «плохая мать», «хорошая», «нормальная» — это странные категории. Разве есть какие-то измерители? Какие такие качества должны быть у хорошей мамы, а какие у плохой? Плохая — это та, которая бьет, не кормит, которая ставит свои интересы далеко впереди интересов ребенка? Тогда это человек плохой, а не мать.

Для каждого ребенка его мама априори хорошая, потому что единственная. Я долго работала психологом в детском доме, и более влюбленных в своих родителей детей, чем там, сложно найти! Вот мама стоит возле забора пьяная, ругается матом, что ее не пускают, хочет увидеть «доченьку мою родную», к которой не приходила несколько месяцев. И девочка рвется к ней: «Мамочка моя дорогая, любимая! Пустите меня к маме!»

И что значит «мало сделала для ребенка», если каждый ребенок ждет от родителей разного? Для одного ребенка работающая мама — это пример для подражания. Ему нравится, что мама работает, самореализуется. А все потому, что мама кайфует от своей работы. Ребенок думает: «Я тоже хочу вырасти и работать в кайф».

Для другого ребенка вечно работающая мама — это катастрофа. Она приходит уставшая и говорит: «Отойди от меня. Видишь, у меня уже сил нет, какие еще уроки?». Ребенок вырастает с чувством, что много работать — это плохо. Но дело же не в работе или в ребенке, а в нас! Если у тебя плохая работа или начальник, что тебя заставляет там находиться? Безвыходная ситуация? Тогда меняй свое отношение, учись любить свое дело, искать в нем что-то, но не сбрасывай негатив на сына или дочь.

Даже одному и тому же ребенку в разном возрасте нужно от родителей разное и в разном объеме. Нельзя дать ребенку что-то насильно, от этого вы точно не станете хорошей матерью. Нужно отвечать на его потребности и учить ребенка о них говорить.

Кстати, объем нашей помощи и успехи ребенка не всегда связаны напрямую. Кто в школе берет золотые и серебряные медали? Обычно это не дети, у которых 20 репетиторов и состоятельные родители, а дети, у которых есть мотивация подняться, зарабатывать, самому что-то сделать в жизни.

Кстати, о школе. Там ведь до последнего класса оценки, баллы, сравнения. Да и после школы это не заканчивается: рейтинги, размеры зарплат, количество лайков в соцсетях и т.д. Как можно жить вне оценок и сравнений, если они повсюду?

— Нужно относиться к ним как к внешней системе, которой мы внутренне противопоставляем собственную оценку. Если родитель постоянно транслирует: «посмотри, что люди скажут», то он отдает первое место оценке общества. И может вырасти человек, который дома родителей матом кроет, а для всех остальных — милый и воспитанный.

Жить без давления бесконечных сравнений — можно. Это нам показывает опыт систем воспитания в других странах, где говорят: ты вот в этом хорош, а ты — в другом. Даже если ты прибежал предпоследним — ты старался, ты в принципе бежал, это уже супер!

Интересно, что в такой преуспевающей стране как Швейцария школы не приветствуют лидерство. В классе каждую неделю выбирается новый староста, чтобы каждый мог почувствовать себя в роли руководителя. По любому вопросу сразу же создается группа: «У нас проект, мы над ним вместе работаем» — говорят пятилетние дети. Не «я сделал что-то», а «это наша общая работа». Представляете, как это снимает напряжение? Ведь я не только успех, но и неудачу делю с людьми, которые меня поддерживают. Вот откуда эта вечная улыбка, отсутствие зажатости и уверенность в себе. Кстати, это великолепный подход и для семьи.

Наталья Барложецкая

Практикующий педагог-психолог, автор книг «Идеальные дети — неидеальные родители», «Советы опытной няни» и других, ведущая программ о воспитании «Супер-няня» (РЕН-ТВ), «Все, что Вы хотели знать, но боялись спросить» («Карусель»), «Семейные советы» (радио «Вера»), автор статей о воспитании в журналах «Домашний очаг», «Мама и малыш», преподаватель возрастной и педагогической психологии.

Но мы-то живем не в Швейцарии. Что нам делать, чтобы ребенок не зависел так сильно от внешних сравнений, чтобы имел адекватную самооценку?

— Самооценку и понимание образа «я» закладывают родители в возрасте примерно от трех до пяти лет, сообщая, в чем наши сильные стороны и поощряя тем самым их развитие.

Наша самооценка складывается из пяти основных слагаемых: внешность, характер, когнитивные способности, особые таланты и достижения. Найдите в каждом из этих слагаемых десять особенностей и сильных качеств своего ребенка и сообщайте ему о них.

Внешность — самое простое, но важное: густые волосы, выразительные глаза, тонкие запястья – ребенку важно услышать об этом извне. Наблюдайте за характером ребенка, за темпераментом, с которым он родился. Одна девочка от природы тихая, скромная, трепетная, а другая — вся огонь, бунт, энергия! И то, и другое может не совпасть с нашим ожиданием: родителям хотелось спокойную дочку, а у них – огонь. Или наоборот. Но не вешайте негативных ярлыков, ведь даже агрессия — всего лишь качество, и если ее направить, например, в спорт, она будет созидательной.

Когнитивные способности — это все, что связано с деятельностью нашего разума. Возьмем, например, воображение. У меня есть клиенты, для которых фантазировать — огромная проблема, а у другого ребенка это получается легко, прямо как в рассказе Носова «Фантазеры». Развитое воображение ребенка станет прекрасной основой для креативности.

Талант ребенка может проснуться в раннем детстве — танцы, пение, рисование, спорт. Другие таланты проявляются позже: например, лидерские качества, коммуникабельность, способность всех успокаивать и мирить. И конечно, ребенок не может быть одинаково талантлив во всем.

Достижения — это то, что ты уже умеешь делать. Ты можешь подпрыгнуть 20 раз на одном месте. Ты можешь себе сам бутерброд сделать. Замечайте это, подчеркивайте. Чем выше самостоятельность ребенка, тем больше его уверенность в себе.

Если вы займетесь изучением собственного ребенка и развитием его сильных сторон, вам уже не понадобится смотреть на соседку. Вы будете воспитывать его, ориентируясь не на внешние требования и сравнения с другими, а на его внутренние потребности и таланты. Попробуйте!

Иллюстрации Оксаны Романовой

Отношения матери и ребенка — Penfield Building Blocks

Матери и их дети связаны еще до рождения. Все эти месяцы, проведенные вместе, знаменуют собой начало иногда сложных, но полезных отношений. Мамы играют важную роль в психическом здоровье своего ребенка, потому что они обеспечивают основные потребности (то есть пищу, воду, кров и сон) и формируют надежную привязанность к своему маленькому ребенку. Привязанность — это эмоциональная связь, которая развивается между младенцем и опекуном.Дети, которые имеют здоровые привязанности к своим опекунам, с большей вероятностью сформируют стабильные отношения в более позднем возрасте.

Формирование привязанности к детям включает в себя:

  • Удерживание их
  • Обеспечение безопасной жизненной среды
  • Разговор с ними
  • Смех и игры с ними
  • Обеспечение достаточного сна
  • Fe во время еды
  • Наличие соответствующих ожиданий от них и установление ограничений
  • Обучение пониманию их уникального способа самовыражения (т.е. выражение лица, звуки, которые они издают, как они сообщают о своих потребностях)

Помимо воспитания детей, установление ограничений является важной частью отношений между матерью и ребенком. Дети не должны вести домашнее хозяйство, вы должны — и можете. Будьте ясны с ребенком, когда устанавливаете ограничения. Например: «Нехорошо лить воду на диван; мы должны положить его в раковину. В этом примере вы определили неприемлемое поведение и рассказали ребенку о том поведении, которое хотите видеть.Помните, как только вы сказали своему ребенку, что делать, вы должны выполнить его. Если ребенок не слушает, что вы сказали, возможно, нужно помочь ему выполнить задание. Например, вы можете пойти с ней, чтобы поставить чашку с водой в раковину.

Способность сформировать здоровую и безопасную привязанность к своему сыну или дочери начинается с того, что вы заботитесь о себе. Как мама, вы часто заняты, и стресс может вас сильно утомить. Как и у вашего ребенка, первым шагом является удовлетворение основных потребностей (т.е. пищу, воду, кров и сон). Без достаточного количества сна или еды вы не сможете быть в лучшей форме. Когда эти потребности удовлетворены, важно подумать о том, как вы справляетесь со стрессом. Вы позволяете ему накапливаться, пока не взорветесь гневом и разочарованием? Вы вымещаете это на своей семье и детях? Вы чувствуете печаль и безнадежность? Все это обычные реакции на стресс, и вы заслуживаете некоторой поддержки. Если семья или друзья не могут оказать поддержку, вы можете обратиться в общественные организации, такие как Детский центр Пенфилда, которые предлагают услуги, которые могут быть полезны вам и вашему ребенку.Вы также можете каждый день находить небольшие способы справляться со стрессом.

В течение дня эмоции постоянно меняются — от радости к грусти, от грусти к разочарованию, от раздражения к гневу — этот список можно продолжить. Когда вы чувствуете, что ваши эмоции отходят от вашей «нормы» или «исходного уровня» (эмоции, которую вы чаще всего испытываете при минимальном стрессе), пора остановиться и подумать . Потратив пару секунд или минут на то, чтобы сосредоточиться на своем стрессе, вы даете своему телу и разуму шанс вернуться к этой «норме» или «исходному уровню».”

Перед тем, как действовать от стресса, сначала:

  • Стоп
  • Выйдите из комнаты
  • Сделайте глубокий вдох
  • Сосчитайте до 10
  • Сделайте глоток воды или послушайте музыку.

Затем найдите время, чтобы подумать . Что я думаю? Как я себя чувствую? Я уже спокоен? Здоровый ребенок не может вырасти без здоровых родителей. Как мать, вы заслуживаете уважения и любви к себе за все, что вы делаете.

Быть матерью — тяжелая работа.Каковы некоторые из ваших самых больших проблем и наград?

Джессика Шойнеманн — семейный терапевт. Она проводит домашнюю терапию для семей с детьми в возрасте до 6 лет, у которых есть эмоциональные и поведенческие проблемы.

6 фактов о мамах в США

(Cultura/Seb Oliver)

Американское материнство во многом изменилось с тех пор, как более 100 лет назад впервые отпраздновали День матери. Сегодняшние мамы более образованны, чем когда-либо прежде. Большинство женщин с маленькими детьми работают, и все больше матерей являются единственными или основными «кормильцами» своей семьи.В то же время доля домохозяек оставалась стабильной в последние десятилетия после резкого падения в 1970-х и 1980-х годах.

Вот некоторые ключевые выводы об американских матерях и материнстве из отчетов Pew Research Center:

1Сейчас у женщин больше шансов стать матерями, чем десять лет назад, особенно среди высокообразованных женщин. Доля женщин в конце детородного возраста (в возрасте от 40 до 44 лет), которые когда-либо рожали, составила 86% в 2016 году по сравнению с 80% в 2006 году.Это было похоже на долю матерей в начале 1990-х годов.

За последние 20 лет высокообразованные женщины испытали особенно резкий рост материнства. В 2014 г. 80% женщин в возрасте от 40 до 44 лет, имеющих докторскую степень. или профессиональное образование родили, по сравнению с 65% в 1994 г.

Доля женщин, которые были матерями, также возросла среди женщин со степенью бакалавра или магистра в этот период, в то время как показатели материнства остались стабильными для женщин со степенью ниже бакалавра, на уровне 88%.

2Женщины становятся матерями в более позднем возрасте. Средний возраст, в котором женщины становятся матерями в США, составляет 26 лет, по сравнению с 23 годами в 1994 году. Хотя это изменение было частично вызвано снижением рождаемости среди подростков, задержки в материнстве продолжаются среди женщин в возрасте 20 лет. В 1994 г. более половины (53%) женщин в возрасте от 40 до 24 лет стали матерями; к 2014 году эта доля упала до 39%.

3Матери тратят больше времени на работу, чем в прошлом, а также больше времени на уход за детьми.  В 2016 году мамы тратили около 25 часов в неделю на оплачиваемую работу по сравнению с девятью часами в 1965 году. В то же время они тратили на уход за детьми 14 часов в неделю – по сравнению с 10 часов в неделю в 1965 году. Папы тоже тратят больше времени на уход за детьми. (Помимо ухода за своими детьми, 12% родителей также обеспечивают неоплачиваемый уход за взрослыми. Среди этих родителей мамы тратят больше времени, чем папы, на уход за детьми.)

Семь из десяти мам с детьми младше 18 лет были в составе рабочей силы в 2015 году, по сравнению с 47% в 1975 году.Фактически, матери являются основными кормильцами в четырех из десяти американских семей. В 46% домохозяйств с матерью и отцом оба родителя работают полный рабочий день, по сравнению с 31% в 1970 г.

4Около каждой четвертой матери воспитывают детей самостоятельно. В то время как большинство матерей в США замужем (68%), почти четверть (24%) являются матерями-одиночками. В общей сложности около 9 миллионов матерей живут с ребенком младше 18 лет без супруга или партнера. Одиночное материнство особенно распространено среди чернокожих матерей (56% относятся к этой категории).Для сравнения, 26% латиноамериканских мам, 17% белых мам и 9% азиатских мам являются родителями-одиночками. (Единоличное родительство гораздо реже встречается среди отцов: 7% отцов воспитывают ребенка без супруга или партнера в доме.)

Относительно небольшая, но растущая доля матерей живет с незамужним партнером. В 1997 году сожительствовали 4% матерей, а к 2017 году эта доля удвоилась и составила 8%.

5Большинство американцев говорят, что женщины сталкиваются с большим давлением, чтобы стать матерями. Даже в эпоху, когда женщины составляют почти половину населения США.S. рабочая сила и мужчины больше вовлечены в работу по дому и уход за детьми, чем в прошлом, общественность видит совершенно разные точки давления для женщин и мужчин в современном обществе. Примерно восемь из десяти взрослых (77%) говорят, что женщины сталкиваются с большим давлением, чтобы быть вовлеченными родителями; значительно меньшая доля (49%) говорит то же самое о мужчинах.

Напротив, большинство взрослых (76%) говорят, что мужчины сталкиваются с большим давлением, чтобы поддерживать свою семью в финансовом отношении, в то время как только 40% говорят, что женщины сталкиваются с таким давлением.

6Мамы иностранного происхождения составляют растущую долю U.С. рождения. В то время как ежегодная рождаемость снизилась среди женщин, родившихся в США, с 1970 года, она увеличилась среди женщин, родившихся за границей, что обусловлено как растущим населением иностранного происхождения в США, так и относительно высоким уровнем рождаемости среди этой группы. За последнюю четверть века рождаемость у матерей, родившихся за границей, повысила рождаемость во всех штатах, кроме двух. И на них приходилось более трети всех рождений в трех штатах в 2015 году (Нью-Джерси, Нью-Йорк и Калифорния).

Исправление (фев.7, 2020): в более ранней версии этого поста была искажена доля взрослых американцев, которые сказали в опросе 2017 года, что мужчины сталкиваются с большим давлением, чтобы быть вовлеченными родителями. Это было 49%.

Примечание. Это обновление сообщения, первоначально опубликованного 11 мая 2017 г.

А.В. Гейгер — бывший помощник цифрового продюсера и писатель Pew Research Center. Гретхен Ливингстон   — бывший старший научный сотрудник, специализирующийся на рождаемости и демографических характеристиках семьи в Исследовательском центре Пью. Кристен Бялик — бывший научный сотрудник Исследовательского центра Пью.

Мать ребенка | План Интернэшнл

Невидимые девушки

Я понятия не имел, как можно забеременеть

Подсчитано, что более 2 миллионов девочек рожают каждый год, не дожив до 15 лет. Матери-ребенки часто не посещают школу, замужем и могут иметь серьезные осложнения со здоровьем в результате беременности или родов.Около 70 000 девочек в возрасте от 10 до 19 лет ежегодно умирают от родовых осложнений.

Точные цифры неизвестны, поскольку девочки младше 15 лет часто не учитываются в национальной и глобальной статистике. Их жизнь по большей части остается незадокументированной и поэтому не учитывается в политике и программах развития.

#детиматери

Инициатива #childmothers включает захватывающие истории и портреты совсем юных матерей из разных уголков мира. Они демонстрируются в рамках передвижной выставки и на сайте www.www.childmothers.org.

Цель этой инициативы – поставить вопрос очень раннего материнства в глобальную повестку дня и обеспечить отражение очень молодых матерей в статистике и поддержку в стратегиях и программах.

Муленга*, 14 – Замбия

«Я понятия не имел, как ты забеременела. Я даже не знала, что беременна. Мы не знали об этих вещах в школе. Я боялась доставки. Я думал, что могу умереть.

«Мне не нравится быть матерью, но мне нравится мой ребенок.Я беспокоюсь о будущем и о том, кто будет покупать ей такие вещи, как мыло и одежду».

Ана*, 15 лет — Колумбия

«Я встретил этого мальчика в школе. С тех пор, как я забеременела, мы не общаемся. Он не считает это своей обязанностью.

«Когда я была на 8 месяце беременности, у меня было очень высокое кровяное давление. Врач провел гинекологический осмотр и решил вызвать роды.

«Я снова в школе… тяжело одновременно учиться и быть мамой.

«После того, что со мной произошло, я решил, что хочу жить один — только с дочерью.

Кисвенсида* – Буркина-Фасо

«Я забеременела в 14 лет. Была с парнем. Моя семья плохо отреагировала, когда узнала об этом, и теперь я его больше не вижу.

«Когда я была беременна, я продолжала ходить в школу. Через неделю после родов я снова пошла в школу. Я не хотел бросать учебу.

«В будущем я хотел бы иметь больше детей. Я думаю, 26 лет — хороший возраст».

Рабейя*, 16 – Бангладеш

«Я не поняла, когда забеременела в первый раз.У меня не было никаких знаний о половом воспитании или планировании семьи.

«С 13 лет я была беременна 3 раза. Кушум моя первая дочь и единственная, кто выжил.

«Я больше не хочу иметь детей. У меня больше нет энергии. Я счастлива с моим единственным ребенком, и, к счастью, мой муж согласен».

Джанет*, 15 лет, Колумбия

«Я не хотела иметь ребенка. Когда я узнала, что беременна, я почувствовала радость и печаль одновременно. Рад за ребенка и печален, потому что я знал, что должен бросить школу.

«У меня нет денег, чтобы купить ему еду или подгузники. Когда мне нечего есть или еды для Мануэля, мне помогает моя семья.

«Возможно, через 7 или 10 лет, если наша ситуация улучшится, я смогу родить еще одного ребенка.

«Большинство моих друзей — мамы, и у некоторых из них ситуация еще более сложная, чем у меня».

Посетите сайт #детиматери

Узнайте больше о работе Plan International в отношении подростковой беременности

*Имена изменены для защиты детей.

Фотографии Питера тен Хупена.

Действительно ли у матерей более тесная связь со своими детьми, чем у отцов?

На рынке и на рабочем месте именно матери по-прежнему воспринимаются как имеющие «особую связь» со своими детьми. Это усугубляется рекламой и широко распространенным ожиданием того, что именно матери будут брать отпуск по уходу за ребенком.

Но есть ли основания предполагать, что в быстро меняющемся обществе матери более приспособлены для заботы о своих детях, чем отцы? Некоторые утверждают, что высший «материнский инстинкт» является частью женской биологии.Но действительно ли беременность, гормоны или родительский опыт создают более прочную связь? Давайте посмотрим на научные доказательства.

Некоторые ученые утверждают, что отношения между родителями и детьми могут начаться еще до рождения. Они утверждают, что такая «антенатальная привязанность» — чувство связи с нерожденным ребенком — является важным предиктором отношений младенца и матери. Однако фактические данные, связывающие чувства по отношению к ребенку во время беременности с послеродовым поведением, противоречивы, поэтому неясно, как — и даже влияют ли — такие чувства на последующие отношения.

Не только беременные женщины связаны с нерожденным ребенком. Лополо / Shutterstock

Но даже если это окажется так, другая проблема заключается в том, что большая часть исследований в этой области проводилась с матерями. Теперь мы также начинаем понимать, что у отцов также развиваются дородовые отношения. Также ясно, что отсутствие опыта беременности вовсе не означает, что дальнейшие отношения скомпрометированы – это знают те, кто усыновил ребенка или создал семью посредством суррогатного материнства.

Отцы тоже меняются

Известно, что окситоцин, обычно называемый гормоном привязанности, высвобождается в больших количествах во время родов и грудного вскармливания, помогая регулировать материнскую привязанность у млекопитающих. Однако менее известно, что у отцов повышается уровень окситоцина, как и у матерей, в результате взаимодействия со своими младенцами. Однако существуют различия между матерями и отцами в типах взаимодействия, которые, по-видимому, вызывают такое повышение уровня окситоцина. Для матерей это такое поведение, как детский лепет, взгляд в глаза ребенку и ласковые прикосновения.Для отцов игривые прикосновения и поведение, такие как перемещение ребенка или предоставление предметов, по-видимому, вызывают повышение уровня окситоцина.

Огромная проблема, когда дело доходит до понимания различий — и сходства — между отцами и матерями, заключается в том, что большинство исследований привязанности не сравнивают их напрямую. Вероятно, это связано с тем, что матери по-прежнему остаются дома с ребенком чаще, чем отцы, и у исследователей могут возникнуть трудности с поиском достаточного количества домохозяйств, в которых отцы играют роль основных опекунов.Таким образом, мы на самом деле не знаем, связано ли взаимодействие отцов со своими детьми иначе, чем с матерями, об их биологических различиях или о ролях, взятых в отношении кормильца и воспитания детей.

Взгляд любви. Шаттерсток

Но насколько хорошо отцы понимают потребности своего ребенка по сравнению с матерями? В одном исследовании изучалась способность матерей и отцов отличать плач своего ребенка от криков других, и было обнаружено, что это напрямую связано с количеством времени, которое родитель провел с ребенком, а не с их полом.Другое исследование показало, что на уровень гормонов у отцов влияет то, что они слышат детский плач, и что уровни гормонов влияют на то, как они реагируют на плач.

Мы также знаем, что, хотя есть некоторые тонкие различия в том, как матери и отцы демонстрируют понимание мыслей и мотивации своего младенца, степень, в которой они это делают, предсказывает дальнейшую безопасность отношений ребенка с ними.

Таким образом, несмотря на то, что необходимы дополнительные исследования, имеющиеся на данный момент данные свидетельствуют о том, что аргумент о том, что биологические матери имеют более тесную связь, чем другие родители, трудно обосновать.Поскольку такие факторы, как антенатальная привязанность, гормоны, опыт и даже наше собственное детство, взаимодействуют друг с другом, влияя на связи между родителем и ребенком, не имеет особого смысла пытаться связать силу этих отношений с половыми различиями. .

То, что заставляет отношения родителей и детей работать, сложно, и мы еще не знаем всех ответов, но быть внимательным к опыту ребенка, понимать и чутко реагировать на его потребности кажется хорошим началом.

Матери-младенцы делятся своими душераздирающими историями в новой поразительной фотосерии

Четырнадцатилетняя Муленга хочет поиграть, но не может найти на это время. Она слишком занята материнством.

Муленга из Замбии — одна из 2 миллионов девочек во всем мире, которые рожают в любой год до своего 15-летия — примерно 5500 рождений в день. Это кризис, на который редко обращают внимание, но новый фотопроект пытается это изменить.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: 8 приложений, революционизирующих охрану здоровья матерей в развивающихся странах

Организация по защите прав детей Plan International и Фонд Организации Объединенных Наций в области народонаселения (ЮНФПА) открыли в воскресенье выставку под названием #childmothers, на которой представлена ​​история Муленги.Инициатива направлена ​​на поддержку молодых матерей, а также на обуздание глобального кризиса очень раннего материнства.

«В мире миллионы девочек, которые становятся матерями в детстве».

Мать-младенец часто бывает малолетней невестой, вынужденной бросить школу в юном возрасте, чтобы создать семью, когда они сами еще дети. Многие из этих девочек сталкиваются с серьезными проблемами со здоровьем во время беременности и родов. Многие, на самом деле, не выживают.

«В мире есть миллионы девочек, которые становятся матерями в детстве», — заявила в пресс-релизе Анне-Биргитте Альбректсен, генеральный директор Plan International. «Эти девочки часто лишены своих прав и нуждаются в поддержке».

Вместо того, чтобы возлагать на матерей ответственность за собственные трудности, Plan International и ЮНФПА надеются, что рассказ девочек их собственными словами привлечет внимание к неравенству, которое подвергает их риску ранней беременности, включая бедность и гендерное неравенство , дискриминация и отсутствие доступа к услугам.

Премьера фотовыставки #childmothers, на которой представлены истории и портреты 15 молодых матерей из пяти стран, состоится в датском парламенте в Копенгагене 17 мая. девушки и женщины.

Выставка останется в Дании на лето, и планируется, что выставка отправится в кругосветное путешествие. Для первого взгляда на некоторые из представленных душераздирающих историй прочтите мощную подборку из пяти #childmothers ниже.

Люмилен, 15, Гаити

Фото: Питер тен Хоупен/Plan International/ЮНФПА

15-летняя Люмилен живет со своей 6-месячной дочерью Клариной и ее родителями в лагере для внутренне перемещенных лиц, созданном после землетрясения 2010 года на Гаити. Стихийное бедствие разрушило их дом и разрушило их финансы.

В 14 лет Люмилен обнаружила, что ждет ребенка от своего тогдашнего парня. Она хотела «избавиться от ребенка», но мать не позволяла.Люмилин страдала ужасной утренней тошнотой в течение четырех месяцев, что вынудило ее бросить школу.

Хотя у нее были болезненные 24-часовые роды, она говорит, что не чувствовала страха.

«Больница не давала мне никакого обезболивающего», — говорит она Plan International. «Они просто использовали ножницы и сделали надрез».

«В больнице мне не дали никакого обезболивающего. Они просто взяли ножницы и сделали надрез.»

Чтобы зажить этот порез, потребовалось время — все ее тело болело, и она не могла ходить, поэтому ей приходилось оставаться в постели.Хотя роды были тяжелыми, и поначалу она не решалась оставить ребенка, Люмилен говорит, что оно того стоило.

Сейчас она снова в школе, в восьмом классе. Ее мать наблюдает за Клариной в школьные часы, но Люмилен не может совмещать школьные и материнские обязанности.

Она не единственная мать в школе. Многие девушки очень бедны, и Люмилен говорит, что до нее доходили слухи, что некоторые продают секс за деньги и еду.

«Я поняла, что нельзя шутить с мужчинами и никогда не становиться их другом», — говорит она.«Если ты их друг, они могут делать с тобой все, что захотят. Здесь девушке трудно сказать нет».

Люмилен говорит, что отказалась от своей мечты стать медсестрой. У ее родителей, в конце концов, нет денег, чтобы оплатить ее образование. Вместо этого, по ее словам, она хотела бы, чтобы Клаирина стала медсестрой.

«Она может осуществить мою мечту», — говорит она.

Джанет, 15 лет, Колумбия

Фото: Питер тен Хоупен/Plan International/ЮНФПА

Пятнадцатилетняя Джанет живет со своим бойфрендом и шестимесячным сыном Мануэлем в неблагополучном районе большого колумбийского города.Она познакомилась со своим парнем в школе, влюбилась и забеременела после того, как не сработала контрацепция.

Джанет снова учится в школе, но ее парню пришлось бросить учебу, чтобы найти работу, чтобы содержать семью.

«Первые несколько дней после того, как я вернулась из больницы с ребенком, я чувствовала себя немного странно, — говорит она. «В каком-то смысле я не чувствовал, что он был моим сыном, хотя я знал, что это так».

«Большинство моих подруг мамы и у некоторых из них еще более сложная ситуация, чем у меня.»

Тем не менее, Джанет говорит, что быть матерью — это «прекрасный опыт», хотя это может быть трудно. Несмотря на то, что у нее есть сеть поддержки со своей семьей и бойфрендом, финансы являются проблемой.

«Что иногда бывает трудно заключается в том, что у меня нет денег, чтобы купить ему еду или подгузники, — говорит она. — Когда мне нечего есть или нечего есть для Мануэля, моя семья помогает. Я так счастлива, что у меня есть семья, и я люблю навещать их, разговаривать с сестрой и перекусывать из их холодильника.»

Сейчас Джанет использует контрацептивный имплантат, устройство, срок службы которого составляет три года, после чего она планирует заменить его. Она не думает, что хочет еще одного ребенка еще на семь-десять лет.

«На самом деле я не понять, почему все больше девочек не пользуются противозачаточными средствами, — говорит она. — Большинство моих подруг — матери, и у некоторых из них еще более сложная ситуация, чем у меня».

Рабея, 16 лет, Бангладеш

Фото: Питер тен Хоупен/Plan International/ЮНФПА

В 13 лет Рабея вышла замуж за своего мужа.Сейчас ей 16 лет, она живет со своей трехлетней дочерью Кушум, мужем Джалалом и родственниками мужа в сельской местности Бангладеш.

За последние три года Рабея трижды была беременна. Каждый раз она сильно теряла вес и страдала анемией. Выжил только один из ее детей.

«Я не осознавала, когда впервые забеременела в 13 лет, — говорит она. «Меня тошнило и часто тошнило. Потом другие говорили мне, что я беременна. Я стала очень худой, как палка.Поэтому, несмотря на то, что размер моего живота увеличился, я теряла вес».

Рабея говорит, что до беременности у нее не было знаний о половом воспитании или планировании семьи. Женщины в ее семье отговаривали ее от разговоров с мужем на эти темы.

«Я больше не хочу иметь детей. У меня больше нет энергии».

После потери ребенка год назад обеспокоенная тетя Рабеи рассказала ей о противозачаточных инъекциях. набрать вес.

«Я больше не хочу иметь детей», — говорит она. «У меня больше нет энергии».

Глядя в будущее, Рабея надеется, что они с мужем смогут купить собственный дом. Она отказалась от мечты стать учителем, сказав, что смирилась с тем, что ее роль жены должна быть на первом месте. Но для своей дочери она мечтает о большом.

«Когда она вырастет, я хочу, чтобы она знала, что может делать все, что захочет», — говорит она. «Я хочу дать ей все».

Кисвенсида, 15, Буркина-Фасо

Фото: Питер тен Хоупен/Plan International/ЮНФПА

Пятнадцатилетняя Кисвенсида живет со своей маленькой дочерью, бабушкой, дедушкой и тётями на окраине города в Буркина-Фасо.Она забеременела в 14 лет от своего тогдашнего парня.

«Когда я поняла, что беременна, я сказала ему, и мы поговорили об этом», — говорит она. «Моя семья плохо отреагировала, когда узнала об этом, и теперь я его больше не вижу».

«Я чувствую себя одиноким и скучаю по своим родителям».

Хотя ее семья негативно отреагировала на эту новость, они поддержали ее, особенно ее бабушка. Благодаря ее поддержке Кисвенсида смогла продолжить свое образование. Но она по-прежнему испытывает трудности.

«Я чувствую себя одинокой и скучаю по своим родителям», — говорит она. «Они работают в Кот-д’Ивуаре и еще не видели ребенка».

До беременности Кисвенсида очень мало знала о контрацепции, сексе и беременности. Она говорит, что хотела бы, чтобы ее школа научила ее реалиям материнства.

«В будущем я хотела бы иметь больше детей — но не сейчас», — говорит она. «Я думаю, что 26 лет — хороший возраст».

Муленга, 14, Замбия

Фото: Питер тен Хоупен/Plan International/ЮНФПА

Четырнадцатилетняя Муленга живет в отдаленной замбийской деревне со своей маленькой дочерью, родителями, второй женой отца и 10 братьями и сестрами.Прежде чем забеременеть, она ходила в школу и мечтала стать врачом. Но после родов эти занятия были приостановлены.

«Трудно быть матерью», — говорит она. «У меня больше нет времени на игры… До того, как у меня появился ребенок, я играл и ходил, куда хотел».

Муленга обнаружила, что беременна, после того как ее мать выяснила, почему она так долго плохо себя чувствовала. В то время Муленга даже не знал, как женщина забеременела. Поняв, что ждет ребенка, она рассказала об этом своему тогдашнему парню, но он отрицал свою вину.Ее отец был в ярости.

«До рождения ребенка я играл и ходил, куда хотел».

«Мой отец отвел меня в дом моего парня и сказал его родителям: «Мы привели сюда этого ребенка, потому что она беременна. Вы можете вернуть ее только после того, как заплатите нам 5000 квач [около 100 долларов]», — говорит она. «Прошло четыре месяца, прежде чем они выплатили треть денег, и мне пришлось остаться там все это время».

По мере приближения срока родов Муленга окаменела.

«Когда медсестра рассказала мне, каково это рожать, я подумала, что могу умереть», — говорит она. Хотя ее роды были болезненными, она смогла родить без каких-либо осложнений.

Спустя несколько месяцев материнства Муленга все еще полагается на свою мать, которая помогает ухаживать за ее ребенком. Она часто беспокоится о деньгах, опасаясь, что ее ребенку, возможно, придется обходиться без предметов первой необходимости, таких как одежда и мыло. Она планирует продолжить учебу, когда ее ребенок подрастет, надеясь, что сможет стать медсестрой, чтобы помогать обеспечивать свою дочь.

«Мне не нравится быть матерью, но мне нравится мой ребенок», — говорит она.

Что вы можете сделать, чтобы помочь матерям во всем мире

Твит мог быть удален

Несколько некоммерческих и неправительственных организаций работают над устранением глобального неравенства, из-за которого очень раннее материнство становится реальностью.

Такие организации, как Plan International, CARE, Every Mother Counts и EngenderHealth, уже много лет работают над тем, чтобы предоставить девочкам доступ к информации о сексуальном здоровье, а молодым матерям — доступ к медицинским услугам и поддержке.

Пожертвования позволяют их работе продолжаться, несомненно спасая жизни в процессе.

Антисанитарные условия при родах являются основным источником осложнений для матерей в развивающихся странах. Родильные наборы помогают сделать процесс родов и родоразрешения немного чище, предотвращая инфицирование как матери, так и ребенка.

Наборы состоят из шести предметов: кусок мыла, пластиковый лист для родов, перчатки для тех, кто помогает при родах, лезвие бритвы для перерезания пуповины, пуповина и чистая ткань.Часто включается иллюстрированное руководство, иллюстрирующее надлежащую чистоту и процесс доставки.

ЮНФПА предоставляет три комплекта нуждающимся женщинам на каждые 11 долларов, пожертвованных на его усилия. Вы можете дать здесь.

Такие проблемы, как детские браки, сексуальное насилие и отсутствие доступа к противозачаточным средствам и половому воспитанию, напрямую переплетаются с кризисом материнского здоровья. Чтобы сдержать кризис юного материнства, нужно поддерживать девушек в целом.

Обратите внимание на проблемы, которые пересекаются с юношеской беременностью, и принимайте меры.Следите за проблемами и прогрессом в их решении через Глобальный фонд для женщин и ЮНФПА.

Примечание редактора: Имена были изменены, чтобы защитить личности представленных матерей детей. Интервью с матерями детей провела пресс-секретарь Plan International Sweden София Клемминг Норденшельд. Все фотографии сделаны фотографом и режиссером Питером тен Хупеном.

Есть что добавить к этой истории? Поделитесь им в комментариях.

Ученые обнаружили детские клетки, живущие в мозгу матери

Связь между матерью и ребенком глубока, и новое исследование предполагает, что физическая связь даже глубже, чем кто-либо думал.Глубокие психологические и физические связи между матерью и ее ребенком начинаются во время беременности, когда мать является всем для развивающегося плода, обеспечивая его теплом и питанием, а ее сердцебиение обеспечивает успокаивающий постоянный ритм.

Физическая связь между матерью и плодом обеспечивается плацентой, органом, состоящим из клеток матери и плода, который служит каналом для обмена питательными веществами, газами и отходами. Клетки могут мигрировать через плаценту между матерью и плодом, оседая во многих органах тела, включая легкие, щитовидную железу, мышцы, печень, сердце, почки и кожу.Они могут иметь широкий спектр воздействий, от восстановления тканей и предотвращения рака до возникновения иммунных нарушений.

Примечательно, что клетки одного человека так часто интегрируются в ткани другого человека. Мы привыкли думать о себе как о единичных автономных индивидуумах, и эти чужеродные клетки, кажется, опровергают это представление и предполагают, что большинство людей несут в себе остатки других индивидуумов. Каким бы замечательным это ни было, ошеломляющие результаты нового исследования показывают, что клетки других людей также обнаруживаются в мозгу.В этом исследовании мужские клетки были обнаружены в мозге женщин и жили там в некоторых случаях в течение нескольких десятилетий. Какое влияние они могли оказать, сейчас остается только догадываться, но это исследование показало, что эти клетки были менее распространены в мозге женщин, страдающих болезнью Альцгеймера, что позволяет предположить, что они могут быть связаны со здоровьем мозга.

Мы все считаем, что наши тела являются нашим собственным уникальным существом, поэтому идея о том, что мы можем нести в себе клетки других людей, кажется странной. Еще более странной является мысль о том, что, хотя мы определенно считаем, что наши действия и решения исходят из деятельности нашего собственного индивидуального мозга, клетки других людей живут и функционируют в этой сложной структуре.Однако смешение клеток от генетически различных особей вовсе не редкость. Это состояние называется химеризмом в честь огнедышащей Химеры из греческой мифологии, существа, которое было наполовину змеей, наполовину львом, наполовину козлом. Однако встречающиеся в природе химеры гораздо менее зловещи и включают таких существ, как слизевики и кораллы.

 Микрохимеризм — это постоянное присутствие нескольких генетически различных клеток в организме. Впервые это было замечено у людей много лет назад, когда были обнаружены клетки, содержащие мужскую Y-хромосому, циркулирующие в крови женщин после беременности.Поскольку эти клетки генетически мужские, они не могли принадлежать женщинам, а, скорее всего, были получены от их детей во время беременности.

В этом новом исследовании ученые обнаружили, что микрохимерные клетки не только циркулируют в крови, но и встроены в мозг. Они исследовали мозг умерших женщин на наличие клеток, содержащих мужскую Y-хромосому. Они обнаружили такие клетки в более чем 60 процентах мозга и во многих областях мозга. Поскольку болезнь Альцгеймера чаще встречается у женщин с многоплодной беременностью, они предположили, что количество фетальных клеток будет больше у женщин с атопическим дерматитом по сравнению с теми, у кого не было признаков неврологического заболевания.Результаты оказались прямо противоположными: у женщин с болезнью Альцгеймера было меньше эмбриональных клеток. Причины неясны.

Микрохимеризм чаще всего возникает в результате обмена клетками через плаценту во время беременности, однако есть также свидетельства того, что клетки могут передаваться от матери к ребенку во время грудного вскармливания. В дополнение к обмену между матерью и плодом может происходить обмен клетками между близнецами внутриутробно , а также существует вероятность того, что клетки старшего брата или сестры, проживающие в матери, могут вернуться через плаценту к младшему брату или сестре. во время вынашивания последней.У женщин могут быть микрохимерные клетки как от их матери, так и от их собственных беременностей, и есть даже доказательства конкуренции между клетками бабушки и младенца внутри матери.

Что делают микрохимерные клетки плода в организме матери, неясно, хотя есть некоторые интригующие возможности. Например, фетальные микрохимерные клетки подобны стволовым клеткам в том, что они способны превращаться в различные ткани и могут способствовать восстановлению тканей.Одна исследовательская группа, изучавшая эту возможность, следила за активностью плодных микрохимерных клеток у матери-крысы после того, как материнское сердце было повреждено: они обнаружили, что плодные клетки мигрировали в материнское сердце и дифференцировались в сердечные клетки, помогая восстановить повреждение. В исследованиях на животных микрохимерные клетки были обнаружены в головном мозге матери, где они превратились в нервные клетки, что позволяет предположить, что они могут быть функционально интегрированы в головной мозг. Не исключено, что то же самое можно сказать и о таких клетках в человеческом мозгу.

Эти микрохимерные клетки также могут влиять на иммунную систему. Эмбриональная микрохимерная клетка от беременности распознается иммунной системой матери частично как принадлежащая матери, поскольку плод генетически наполовину идентичен матери, но частично чужероден из-за генетического вклада отца. Это может «подготовить» иммунную систему к наблюдению за клетками, похожими на собственные, но с некоторыми генетическими отличиями. Раковые клетки, которые возникают из-за генетических мутаций, являются именно такими клетками, и есть исследования, которые предполагают, что микрохимерные клетки могут стимулировать иммунную систему, чтобы остановить рост опухолей.Например, в крови здоровых женщин обнаруживается гораздо больше микрохимерных клеток по сравнению с больными раком молочной железы, что позволяет предположить, что микрохимерные клетки могут каким-то образом предотвращать образование опухоли. В других обстоятельствах иммунная система оборачивается против самого себя, нанося значительный ущерб. Микрохимеризм чаще встречается у пациентов, страдающих рассеянным склерозом, чем у их здоровых братьев и сестер, что позволяет предположить, что химерные клетки могут играть пагубную роль в этом заболевании, возможно, вызывая аутоиммунную атаку.

Это развивающаяся новая область исследований с огромным потенциалом для новых открытий, а также для практических приложений. Но это также напоминание о нашей взаимосвязи.

Вы ученый, специализирующийся на неврологии, когнитивистике или психологии? А вы читали недавнюю рецензируемую статью, о которой хотели бы написать? Пожалуйста, присылайте предложения редактору Mind Matters Гарету Куку, журналисту Boston Globe, лауреату Пулитцеровской премии.С ним можно связаться по адресу garethideas AT gmail.com или в Twitter @garethideas.

Любовь и сожаление: матери, которые мечтают никогда не иметь детей | Женщины

«Я не думаю, что это того стоило». Тэмми — мать, которая хотела бы, чтобы она ею не была. «Не поймите меня неправильно, я люблю своих детей. Но это дорого обходится; умственно, эмоционально и физически». Написав анонимно на феминистском веб-сайте Vagenda, Тэмми говорит: «Мое тело было разрушено, позже в жизни мне пришлось делать операции, чтобы восстановить то, что было сделано со мной, когда через мое тело протолкнули ребенка весом почти 9 фунтов.И что еще хуже, кажется, что честное выражение этого делает меня монстром … Кажется, что все ваше «я» становится не чем иным, как функциональным средством достижения успеха ваших детей».

Так почему женщины жалеют о детях? «Сейчас материнство больше не является всеобъемлющей ролью для женщины, оно может быть второстепенной ролью, или вам не нужно выбирать ее», — говорит Тони Моррисон в книге Андреа О’Рейли «Материнство: политика сердца». Но, добавляет она, «это была самая освобождающая вещь, которая когда-либо случалась со мной.Для Моррисона и бесчисленного множества других «детские требования ко мне были вещами, которые никто никогда не просил меня делать. Быть хорошим менеджером. Чтобы было чувство юмора. Чтобы доставить что-то, что кто-то может использовать. И их не интересовало все то, что интересовало других людей, например, во что я была одета или чувственна ли я. Если вы будете слушать [своих детей], вы каким-то образом сможете освободиться от багажа, тщеславия и всего прочего и станете лучшим собой, таким, который вам нравится.

В разных культурах и на всех континентах общество проецирует этот идеал материнства, уделяя особое внимание тому, почему материнство так важно, и составляет список вещей, которые мамы не должны делать: курить, заниматься случайным сексом, работать вместо отпуска по беременности и родам. Однако самое большое табу — это когда мать говорит, что сожалеет о том, что вообще стала одной из них. Вот почему дебаты вокруг вирусного хэштега #regrettingmotherhood стали такими интенсивными в последние недели.

Все началось с Орны Донат, израильского социолога, которая решила не иметь детей и была сыта по горло тем, что ее считают отклонением от нормы в стране, где у женщин в среднем трое детей.В прошлом году Донат опубликовал исследование, основанное на интервью с 23 израильскими матерями, которые сожалеют о том, что у них есть дети. В нем она утверждает, что, хотя материнство «может быть источником личного удовлетворения, удовольствия, любви, гордости, удовлетворенности и радости», оно «может одновременно быть царством страданий, беспомощности, разочарования, враждебности и разочарования, а также ареной угнетения и подчинения». Но цель этого исследования заключалась не в том, чтобы позволить матерям выразить двойственное отношение к материнству, а в том, чтобы предоставить пространство для матерей, у которых действительно есть «желание отменить материнство», что Донат описывает как «неизведанный материнский опыт».

Исследование Доната вызвало бурные дебаты. Только в Германии писательница Сара Фишер опубликовала Die Mutterglück-Lüge («Ложь о материнском блаженстве») с подзаголовком «Сожалея о материнстве: почему я предпочел бы стать отцом»; писатели Алина Бронски и Дениз Уилк проанализировали непримиримую реальность традиционного образа матери в Германии и современные требования рабочей среды в своей книге «Упразднение матери»; в то время как ведущий немецкий обозреватель Харальд Мартенштейн писал, что эти «сожалеющие о материнстве» совершают жестокое обращение с детьми, если они сталкивают своих детей со своими негативными чувствами по отношению к материнству (даже если они также говорят, что любят своих детей, как это делает большинство этих матерей).Для Мартенштейна сожаление о материнстве — результат наивного черно-белого мышления: продукт нереалистичных ожиданий, неправильного партнера, личности матери и перфекционизма. Для него это так же бессмысленно, как плакать над пролитым молоком.

‘Я думал, что это то, что я хотел. Общество сказало мне, что это то, чего я хочу, не так ли?» Фотография: Fuse/Getty Images

«Идеологическое стремление быть матерью», как описывает его Донат, можно найти во всех слоях общества, и оно основано на мощной концепции, что полного женского счастья можно достичь только через материнство.Те, кто пытается бросить вызов этому нарративу, сталкиваются с подавляющим сопротивлением, что затрудняет честные и открытые дебаты.

Кажется, не имеет значения, что матери, сожалеющие о материнском опыте, почти всегда подчеркивают, что любят своих детей.

Донат говорит об идеологических обещаниях, данных будущим матерям о радостях воспитания детей, и об «одновременной делегитимизации женщин, которые остаются бездетными», которых считают «эгоистичными, неженственными, жалкими и в чем-то ущербными».

На сайте Mumsnet существует множество тем, в которых женщины оплакивают потерю своих прежних жизней и борются с повседневной реальностью материнства.

«Это не послеродовая депрессия», — пишет один из пользователей. «Я не в депрессии и не в депрессии. Несомненно, кто-нибудь попытается убедить меня, что это так, точно так же, как несчастных викторианских дам заклеймили психически больными, когда они были отчаянно недовольны жизнью, которую дало им общество. Я совершенно доволен своей жизнью, вернее, был. Мой сын совершенно прекрасен, и мой партнер чрезвычайно полезен.Я обожаю их обоих. И да, меня тоже не заставляли. Я был влюблен в эту идею. Я думал, что это то, что я хотел. Общество сказало мне, что это то, чего я хотел, верно?»

Я тоже мать, и хотя я не жалею об этом, я могу глубоко сочувствовать женщинам, которые чувствуют себя обманутыми вечным мифом о том, что наслаждение материнством является биологической предрасположенностью. И мне интересно, выбрала бы я стать матерью, если бы меня всю жизнь не внушали, что материнство — это единственное, что сделает мое счастье завершенным.Я не уверен.

Цель Донат проста: она хочет позволить матерям жить материнством как субъективным опытом, который может сочетать в себе любовь и сожаление, который будет принят обществом, независимо от того, как это выглядит.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.