Павел лукша будущее человечества: Павел Лукша представил результаты международного проекта «Глобальное будущее образования»

Павел Лукша представил результаты международного проекта «Глобальное будущее образования»

13 сентября профессор практики Московской школы управления «СКОЛКОВО», автор Атласа новых профессий и доклада «Глобальная повестка будущего образования» Павел Лукша впервые представил на русском языке результаты проекта «Глобальное будущее образования».

«Глобальное будущее образования» — уникальный международный проект, в рамках которого носители передовых идей и практик в области классического, профессионального, пожизненного и онлайн образования на разных площадках по всему миру обсуждают возможный образ глобальной образовательной экосистемы будущего и стратегий по ее построению. Цель проекта — понять, какие модели образования сложатся в ближайшие 20 лет.

Проект «вырос» из пятилетней работы по форсайту образования, который проходил под руководством Павла Лукши при поддержке Агентства стратегических инициатив (АСИ), МШУ «СКОЛКОВО», Института образования НИУ ВШЭ, Сколковского института науки и технологий (Сколтех) и Томского государственного университета.

В своем докладе Павел Лукша отметил, что будущее — это не мир порабощения человека машинами, но «цифровые Афины», где человек передал машинам обслуживающий труд и занялся более человечными видами деятельности.

В числе базовых компетенций 21 века автор доклада назвал: управление концентрацией и вниманием, системное проблемно-ориентированное мышление, способность работать в междисциплинарной сфере, понимание глобальных проблем, навыки управления своим здоровьем, умение заботиться об окружающей среде, навыки программирования, способность учиться и переучиваться в течение всей жизни, этический подход к работе и жизни в обществе. «Тема осознанности станет ведущей компетенцией 21 века, без которой мы фактически не выживем», — подчеркнул Павел Лукша.

В ходе доклада была представлена интерактивная карта форсайта «Образование 2035». Эта карта — результат пятилетней работы свыше 5000 инноваторов и экспертов в области образования.

Интерактивная карта показывает основные тренды, тенденции, форматы нового образования и технологии, которые влияют на изменение образовательных моделей, а также знакомит пользователей с иллюстративными кейсами.

Основными трендами образовательной сферы на двадцатилетнем горизонте станут: всевозрастное образование, распространение ценностей сетевой культуры, прагматизация образования, автоматизация рутинных интеллектуальных операций, развитие индустрии улучшения когнитивных способностей, борьба за таланты, рост лидерства Азии, рост значимости глобальных человеческих ценностей, внимания к природе и бережного обращения с ресурсами.

Презентация прошла в рамках конференции «Исследование инноваций в образовании» совместно с EdCrunch — крупнейшей образовательной конференцией Европы.

«Человек будущего, культура будущего». Трансляция визионерской лекции Павла Лукши

Новости > Университет НТИ > Остров

02.12.2019

На «Зимнем острове» профессор практики Московской школы управления Сколково Павел Лукша расскажет о достижимом образе будущего

2-го декабря на «Зимнем острове» выступит профессор практики Московской школы управления Сколково, эксперт в сфере навыков и моделей образования будущего Павел Лукша. Тема его лекции «Человек будущего, культура будущего: как стать акторами эволюции?».

Выступление можно будет посмотреть можно будет посмотреть на Youtube-канале Университета 20.35 и на странице Университета 20.35 в Facebook.

Визионерская лекция является завершением лекционного цикла Павла Лукши «Протопия: от работы с глобальными вызовами к практикам будущего». Этот проект был реализован совместно с Кружковым движением НТИ осенью 2019 года. И одновременно лекция представляет собой самостоятельное событие, в котором может участвовать любой участник «Зимнего острова».

Главный тренд во всём мире, как отмечает Павел Лукша, это изменение способов коммуникации и образа жизни. Уже сейчас человек передает машинам обслуживающий труд, чтобы заниматься более «человечными» видами деятельности, и этот процесс будет нарастать.

Чтобы не потеряться в неопределенном и сложном мире, стать его активным участником и творцом, новому поколению необходимо быть готовым мыслить, действовать, учиться и развиваться всю жизнь. Базовыми компетенциями станут управление концентрацией и вниманием, навыки программирования, системное проблемно-ориентированное мышление, способность учиться и переучиваться на протяжении всей жизни, работать в междисциплинарной сфере, а также навыки управления своим здоровьем и забота об окружающей среде.

В выступлении Павла Лукши пойдет речь не только о работе человека будущего, но и в целом, о новой модели человека, модели компетенций и состояний человека, способного работать в условиях растущей сложности и неопределенности, человека, способного к увеличению личного благополучия и росту коллективного благополучия.

«В рамках цикла мы обсуждаем проблему эволюционного кризиса – череды уже разворачивающихся глобальных катастрофических ситуаций, ставящих под угрозу благополучие и даже существование нашего вида, ни одну из которых невозможно предотвратить существующими знаниями и инструментами. Преодолеть эти кризисы возможно через использование протопийных практик – эволюционных методов работы с будущим, опирающихся на «Протопию» (желаемый, но достижимый образ будущего)» – подчеркну визионер.

Основные темы лекции:
 – Можно ли стать сомасштабным истории человечества? Существует ли личный ответ каждого человека на эволюционный кризис, в котором оказалось человечество – и каким он может быть?
 – Почему работа с будущим неизбежно предполагает «практикование будущего», и в чем состоит «практика будущего» – или личная практика Протопии? Что такое практика «радикальной жизни» или «жизни на грани возникающей сложности»?
 – Что такое «целостные сборки будущего», и на каких принципах могут работать пространства, собирающие культуру будущего – «лаборатории Протопии»?

С 2013 года Павел Лукша является экспертом Сколковского центра развития образования (SEDEC) и ведет исследования по навыкам будущего и развитию сферы образования. Он входит в Наблюдательный совет Университета 20.35 и руководит работами по форсайту сферы образования до 2035 года. Под его руководством запущена инициатива «Глобальное будущее образования» — уникальная международная платформа, собравшая более 500 лидеров инновационного образования из более чем 50 стран мира. Результаты этого проекта легли в основу программ АСИ, направления Future Skills («навыки будущего») движения WorldSkills, международных движений по развитию образования Global Change Leaders, Global Education Leaders Partnership и Protopia Labs, российского движения «Живые города». 

Павел Лукша является инициатором проекта и одним из соавторов «Атласа новых профессий». Является соавтором форсайт-методологии Rapid Foresight, успешно применяемой в большом числе проектов разработки дорожных карт развития бизнесов, территорий, отраслей и секторов экономики, в том числе при запуске Национальной технологической инициативы.

#Зимний остров, #визионерские лекции

Павел Лукша: У нашей системы образования истёк срок годности

Вера Гиренко


Профессор практики Московской школы управления «Сколково», основатель международной платформы по разработке новых систем образования Global Education Futures — о том, что не так с образованием и как это изменить

Поделиться

Поделиться

Твитнуть

  Илья Радченко

— Павел, как и почему вы заинтересовались образованием? В чём лично для вас нерв и смысл этой темы?

— Я по образованию экономист, занимался темами системного мышления и долгосрочной стратегии. Мне было интересно, каким образом организации решают, в какие проекты делать инвестиции. Это ключевой вопрос в бизнесе, от которого зависит, в каком мире мы будем жить. Чуть больше 10 лет назад мне стало ясно, что большая часть бизнес-ошибок связаны с тем, что люди не умеют долгосрочно мыслить. Из-за этого под угрозой полноценного развития оказываются две сферы.

Первая — это будущие поколения. Наших детей продолжают учить неправильно, не тому. Чем дальше мы движемся, тем яснее становится, что наша модель образования устарела, потому что перестала соответствовать направлению и скорости развития мира.

Вторая сфера — экология. Главный вопрос современности заключается в том, как мы соотносим себя с нашей планетой, переживающей сегодня всевозможные кризисы. Меняется климат, состав атмосферы и воды, что может привести к так называемому шестому вымиранию. То есть ключевые виды живых существ начнут исчезать, и, может быть, Земля станет необитаемой, потому что в течение ближайших 50—60 лет мир может стать непригодным для жизни человека. И нам некуда убежать. Мы пока не можем колонизировать Марс или заменить технологиями ресурсы, которые нам даёт наша планета.

Если мы хотим эти две проблемы решить, нам нужно поменять образование. С его помощью мы сможем подготовить людей к будущему и начать решать главные проблемы современности.

Таким образом, образование для меня — это научный и управленческий интерес, а также очень личная история, потому что я понимаю, что это про моё будущее, будущее моих детей, моих близких. Я хочу, чтобы мы жили в процветающем, а не в разрушающемся мире, который нам нужно создавать самим.

— Много ли у вас союзников? Судя по новостям из раздела «Политика», многие сильные мира сего больше разрушают, чем созидают. И вопросами образования если и готовы заниматься, то явно не в первую очередь.

— У меня есть немало союзников. Людей, целенаправленно творящих зло, не так уж много. Если человека, которого мы считаем злодеем, спросить лично, как он считает, правильно ли поступает, то ответ, скорее всего, будет примерно таким: «Я решаю свои задачи». То есть такой человек механически выполняет свою функцию и не думает о последствиях.

Вторая причина, по которой люди могут разрушать, — недостаточная информированность. Они просто не понимают, что продолжение нынешних моделей производства в энергетике, потребительская экономика — это тупиковая ветвь развития цивилизации. Чем дальше мы движемся по этому пути, тем ближе мы к собственному концу.

Радует, что много и тех, кто пробуждается. Не будем забывать, что есть так называемый эффект критической массы. Не так важно, сколько сторонников. Здесь дело в динамике. Есть экспоненциальные процессы. Сначала есть маленькое семечко. Потом из него вырастает огромное дерево. Потому что клетки делятся, биомасса увеличивается, появляется большое живое существо.

Есть известная загадка. Кувшинки заполняют пруд, удваиваясь. Если на 30-й день они заполнили весь пруд, то на какой день они заполнили половину пруда? Ответ: на 29-й. То есть, когда динамика роста набрана, всё происходит достаточно быстро. А сначала это медленные-медленные шаги.

Так и с людьми. На первых этапах важно, чтобы было достаточное количество людей, действующих вместе, размышляющих вместе, создающих новые практики. Именно они начинают вокруг себя порождать критическую массу единомышленников. Они вместе создают концентрацию коллективного намерения, которое необходимо направить в нужное русло.

— Возвращаясь к главному интересу вашей жизни, что не так с образованием?

— По всему миру в примерно похожей ситуации находятся страны, которые выстроили у себя индустриальную модель образования. Она появилась 200—250 лет назад в национальных государствах с развитием индустриальной экономики. Быстро развивающаяся система массового производства требовала стандартной рабочей силы, которая была основой экономического развития. Образование выполняло главный запрос своего времени. А именно: в течение последних 200 лет главная задача образования состояла в том, чтобы воспитывать способность подчиняться. От этой способности зависело благополучие государства. Граждане должны были знать законы, быть лояльными и в любой момент быть готовыми умереть за своего правителя. То же самое на заводах, где важно, чтобы люди не рассуждали, а эффективно работали на станках.

В XXI веке эта модель перестала работать. Основным двигателем прогресса стала креативность, то есть способность порождать сложный нестандартный продукт. А основным способом организации деятельности стали глобальные сети, выходящие за рамки отдельных государств.

Реальность такова, что мы живём в новом мире. Нам нужны люди, способные работать в условиях повышенной неопределённости, способные брать на себя ответственность, творить новое. При этом вся наша система образования направлена на то, чтобы «вытравлять» из людей эти способности. Сейчас нам нужно развернуть эту систему на 180 градусов и запустить новую систему, в которой каждый человек признан уникальным, развивается по своему уникальному маршруту, персональным способностям каждого уделяется максимум внимания.

Чтобы всё это случилось, нужно перестроить систему образования: переучить учителей, изменить способ преподавания, создать другую систему оценок, иначе организовать учебное пространство, в котором дети могли бы быть развёрнуты друг к другу, а не направлены к учителю. Кроме того, должна быть изменена классно-урочная система, когда все знания «порезаны на куски» в 45 минут. Потому что выяснилось, что лучше всего непрерывно находиться в одной теме, занимаясь при этом разными делами, не прерываясь, если в этом нет необходимости.

Пожалуй, главная сложность состоит в том, что у нас уже есть сформировавшаяся система образования. Если бы мы создавали актуальную в XXI веке систему с нуля, мы, например, не задавались бы вопросом, как нам изменить учебники. Мы спросили бы, нужны ли нам учебники. Ведь мы живём не в эпоху Гутенберга, когда книга — главный источник знаний, а в эпоху интернета. Возможно, обучение лучше выстроить на реальном опыте.

То, о чём я говорю, понимают одновременно в России, в США, в Европе, в Азии. И везде есть попытки перехода к новому образованию без ломки старой системы. В том, как это происходит, заключается специфика разных стран с их ограничениями и прорывами.

— Какая страна наиболее успешна в этих попытках?

— Это не совсем корректный вопрос. Единицей того, что успешно, является не страна. Сравнивание стран друг с другом в новой парадигме не имеет никакого смысла. Это имело значение при национально сфокусированной системе образования. Да, национальные рейтинги существуют до сих пор и ещё будут иметь значение лет 20—30. Но сейчас важно понимать, что главным пространством, где происходит современное образование, являются не страны, а территории: города и городские агломерации. Например, Большой Нью-Йорк, район залива в Сан-Франциско, метрополии Лиона и Парижа, Москва с агломерациями, Пермь с прилегающими городами. Территории, в свою очередь, взаимодействуют с некими глобальными союзами и образовательными платформами.

Поэтому спрашивать надо, где заготовки этих платформ и где наиболее интересные территории. Большие города уже собирают внутри себя новые образовательные модели, которые существуют наряду с государственной системой образования. Вместе с этим там работают некие структуры, которые связывают всё это между собой и дают возможность людям получить максимум от всевозможных образовательных маршрутов.

— Где сейчас наиболее интересные образовательные экосистемы? Можно ли их опыт применить в России?

— В Азии. В Японии, на Тайване, в Гонконге есть, на мой взгляд, прекрасный опыт образования для пожилых людей с вовлечением местных сообществ и городских функций, когда проекты реализуются непосредственно в городской среде. Я думаю, что это очень правильный подход. Мы думаем, что обучение — это только про школу и университет. В действительности важно перейти к позиции, что мы обучаемся всю жизнь и что нам нужно компетентное сопровождение в этом.

Если мы говорим про образование, сцепленное с потребностями новой экономики, где есть интересные технологические кластеры, то это, конечно, Калифорния, Бостон, Нью-Йорк, Колорадо, Израиль. Все они так или иначе являются связующим звеном с работодателями, которые готовы инвестировать в подготовку квалифицированных кадров.

Все говорят про успех финской модели образования. Они действительно успешно перестроили старую систему. Это связано с тем, что в этой стране научились не концентрироваться на результатах обучения как таковых, а сместили внимание к смыслу образования. То есть главный вопрос для них заключается в том, зачем учиться. При таком подходе мы не просто изучаем математику, а делаем это в контексте наших потребностей. Это правильная установка.

— Это правда, что финны взяли за основу советскую модель образования?

— Это неправда. Когда люди не готовы идти в будущее, они блокируют у себя способность учиться чужому опыту и ищут подтверждение тому, что когда-то существующее у нас в прошлом и имеющееся в настоящем образование самое лучшее. Прекрасный пример — ректор МГУ, который не верит в международные рейтинги университетов и каждый год нанимает компанию, которая придумывает ему рейтинг. В нём МГУ занимает третье место в мире. Ректору это удобно, чтобы не меняться и показывать этот рейтинг лицам, принимающим решения. Это я к тому, что придумать можно всё что угодно, если ты хочешь обосновать, почему ты не хочешь меняться.

— Как будет меняться фигура учителя в системе образования XXI века?

— Есть разница между человеком-авторитетом и тем, кому подчиняются. Система образования учит подчиняться анонимной фигуре власти. Что происходит в школе? Ребёнок приходит в школу, ему говорят: сиди смирно, спину держи прямо, руки сложи на парте. Но это не естественные позы. Ему говорят: не отвлекайся, смотри на доску. А ребёнку присуща любознательность, вот он и смотрит по сторонам. Дальше его учат читать неинтересные ему книги и зубрить. И вот человек выходит из этой системы, и ему говорят: будь творцом, проявляй инициативу! Естественно, что он упрётся в свои собственные ограничения, потому что его так надрессировали.

Дрессирует безличная фигура, но есть личные отношения. И даже в нашей системе есть гениальные педагоги, которые считают, что ребёнка надо любить и тогда всё получится. Такие педагоги не подавляют ребёнка, а поднимают его до своего уровня и дают ему возможность вырасти. Это, разумеется, в должностной инструкции не написано. Это каждый педагог решает для себя сам.

Логотерапевт, психолог Виктор Франкл однажды на заседании Международной ассоциации психологов сделал доклад о внешней оценке. Он звучал примерно так. Когда мы оцениваем людей реалистично (например, я понимаю, что в 90% случаев ты можешь мне врать), это поощряет человека быть ещё ниже этой планки. А если человеку давать понять, что мы в него верим, то он начинает тянуться к лучшей версии себя. То есть оценка может быть формирующей. Такая оценка не обезличена. Она приходит с человеком. И роль учителя в том, чтобы мотивировать, сопровождать процесс развития и показывать мир знаний. Это всё возможно только в одном случае — если учитель сам является ролевой моделью постоянно развивающегося в течение жизни человека. Если учитель индустриальной эпохи — это солдат, который сам не имеет никакого желания развиваться, то в новой системе учитель — это вдохновляющая фигура.

Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

Поделиться

Поделиться

Твитнуть


Читать онлайн «Образование 20.35. Человек» бесплатно

В этот том вошли материалы, которые помогают ответить на вопрос: какими инструментами создавать экосистему образования будущего? Здесь представлен фундаментальный системный доклад о глобальном будущем образования (Global Education Futures) 2017 года, краткая Энциклопедия новых форматов образования, а также коллекция статей и презентация Павла Лукши — основного автора данного тома и повестки нового образования.

Новые инструменты для нового образования

ПАВЕЛ ЛУКША, профессор практики Московской школы управления СКОЛКОВО, лидер проекта Global Education Futures, основатель группы Re-engenering Futures

Во время долгого пути нашей команды к текущим пониманиям, изложенным в данном томе, каждый следующий шаг был отправной точкой и гипотезой, которая позволяла наращивать новое содержание. За наше семилетнее путешествие мы собрали то, что нам удалось осмыслить в широком экспертном сообществе России, и заложили рамки обсуждения на глобальном уровне. Именно на коммуникации с международным фронтиром в образовательной сфере стала проявляться идея человекоцентризма всех инструментов нового образования, о которых мы говорим в этом сборнике.

Именно вокруг этой фигуры — Self-Guided Learner — самонаправляемого, самоуправляемого ученика — строится вся новая образовательная среда, в которой новые форматы — игры, мобильные приложения, онлайн-платформы — не что иное, как сервисы, обслуживающие развитие человека. Причем человек этот не похож на прежнего: он уже сумел обеспечить удовлетворение своих базовых биологических потребностей за счет технологического прогресса. Теперь он ориентирован на другое: выходит в зону высоких потребностей, которые не исчерпываются пирамидой Маслоу. Они включают в себя вопросы отношений, самореализации, призвания. И, конечно, все это человек ищет через инструменты образования. Поэтому он, прежде всего, самостоятелен.

Всю свою жизнь самостоятельный человек существует во взаимосвязях, в сообществах. И параллельно с инструментами, поддерживающими развитие человека на протяжении всей жизни, возникает целая сфера, развивающая существование коллективности (сообществ, команд). Человек эволюционирует, находясь в этих коллективностях, что очень важно. Потому что все, кто акцентируется на индивидуализации, делают упор именно на индивидуальном режиме обучения. И получается, будто каждый такой обучающийся — пилот независимого космического корабля, летящего через космос. А где-то далеко другие пилоты летят на свои планеты, и ник то ни с кем никак не связан. Но на самом деле жизнь в современном обществе — это всегда командные игры.

Есть отдельные практики культивации командного, коллективного. Возможно, эта история важнее, чем развитие индивидуального потенциала. Крайне необходимо развивать потенциал связности между людьми и выращивать сообщества. Именно поэтому у меня изменилось отношение к тому, что было сделано в самом начале нашей системной работы. После международных сессий для меня проявилась другая с торона, и я по-другому смотрю на первые попытки воплотить принципы нового образования. Это конкретные эксперименты в социальных лабораториях, конкретные карты образовательных практик, большая часть которых носит скорее гуманитарный характер, в отличие от продвинутых технологических стартапов. И в них я теперь вижу меньшую ценность, чем в целостном подходе.

В очередной раз я прихожу к выводу, что на самом деле надо работать с человеком. А работать с человеком сложнее, чем сказать: «Мы сейчас напишем софт, всех через него проведем, и будет нам образование будущего». Не работать с человеком нельзя, и в этом плане горизонтальность форматов коммуникаций — это более радикальная вещь. Возможность действовать и поддержка людей в этом действии — это более системно, чем все супертехнологичные решения, которыми можно вооружить человечество. Я хотел бы подчеркнуть, что это — самое важное для меня. Это — моя ставка.

На этом нужно строить систему образования. Потому что на самом деле, как выясняется, она не просто обслуживает интересы окружающих систем. Оказалось, что у системы образования может быть двойная роль. Она может заявлять вектор обслуживания интересов экономики, общества, государства, бизнеса. А на самом деле еще и формировать экономику, общес тво, государс тво и бизнес завтрашнего дня. Потому что готовит умы и сердца, которые создадут еще миллион рынков, если им это позволить.

Новое образование — это образование, развивающее мышление, предоставляющее возможность эксперимента. Через новое образование мы говорим нашим обучающимся: «Ребята, мир открыт! Ищите, пробуйте, ценности в мире такие, их важно удерживать». Если можно пойти к уда угодно, желательно иметь какие-нибудь ориентиры. Эти ориентиры, на мой взгляд, формируются не с позиции заказа бизнеса или государства, они формируются с целью пройти эволюционные вызовы, с которыми нам предстоит столкнуться в XXI веке, если мы их четко можем картировать, если мы их нащупали. С нашей точки зрения они сос тоят из двух составляющих.

Первая — это, собственно, управление сложностью, а вторая — способность так ею управлять, чтобы это служило интересам максимального числа людей и планеты в целом. Если мы начнем так действовать, то ясно, что какие-то образовательные практики в этом направлении работают, а какие-то — нет. Сейчас мы как раз ищем те практики, которые попадают в глобальную рамку. Мы спрашиваем себя: «Какие практики и инструменты попадают в это будущее или нас в него введут?». И мы задаем эти ценностные фильтры, смотрим множество практик, которые этому соответствуют, и говорим: «Вот, друзья, если мы будем их поддерживать и развивать, то попадем в это будущее с более высокой вероятностью». Мы также ищем те экологичные практики, которые будут небезразличными к долгосрочным последствиям своих выборов.

Очень надеюсь, что наша работа только начата, а пройти предстоит еще очень долгий путь не только отбора лучших практик, ведущих нас в достойное будущее, но и приращения смыслов, которые помогут это будущее лучше понять. Искренне верю, что данный том является очередным шагом на этом пути, что он позволит лучше отрефлексировать уже накопленное содержание.

Доклад «Глобальное будущее образования»

Перевод с английского: Agency for International Cooperation

Редактор перевода: Павел Рабинович

О докладе

В начале XXI века перед человечеством открываются как новые небывалые возможности, так и беспрецедентные вызовы его существованию. По мере стремительного появления новых технологий и распространения антропогенных систем по всему земному шару у нас появляется все больше возможностей для создания желаемого будущего для всего человечества и для жизни на Земле. В то же время глобальные изменения в экологической, социально-экономической и культ урной сферах создают все больше угроз существованию нашей цивилизации и всего нашего вида, а также множества других видов на планете. Вызовы и возможности XXI века оказывают огромное давление на антропогенные системы, которые вынуждены эволюционировать, чтобы отвечать на существующие запросы и обеспечивать сохранение настоящего человеческого наследия для будущих поколений.

Инициатива «Глобальное образование будущего» (Global Education Futures) появилась, когда мы осознали, что образовательные системы по всему миру, как и все другие антропогенные системы (экономика, политика, сфера продовольственного и ресурсного обеспечения и др.), ищут новые способы удовлетворить существующие и возникающие потребности учащихся — а наиболее распространенные образовательные модели все больше перестают соответствовать потребностям времени. Скорее всего, в ближайшие десятилетия несоответствие между образовательной повесткой и потребностями учащихся будет только расти.

Для того чтобы человечество смогло успешно справиться с историческими вызовами, необходимо, чтобы наши образовательные системы соответствовали масштабу сложностей, которые ожидают нас в будущем. Постепенные изменения адаптационного характера не смогут помочь нам с кризисом такого масштаба. Нам необходимо изменить образовательную парадигму и создать модель, которая будет соответствовать вызовам XXI века.

Данный доклад представляет актуальные исследования инициативы Global Education Futures (GEF) по вопросам разработки, апробирования и развития систем образования и развития потенциала учащихся в усложняющемся мире для совместного создания процветающего общества за счет глобальной кооперации.

Инициатива «Глобальное будущее образования» была создана в 2014 году как международная площадка, которая объединила создателей и лидеров глобальных образовательных систем, она также стала форумом для международного диалога и коллективных стратегических сессий в России, Европейском союзе, США, Азии, Латинской Америке, Южной Африке и Новой Зеландии. На этих сессиях собирались те, кто формирует тренды и прокладывает новые пути в образовании. В процессе совместной работы в специально организованных группах при поддержке фасилитаторов эксперты вырабатывали картину желаемого и возможного будущего образования для индивидов, сообществ и всей нашей цивилизации. В сессиях приняли участие более пятисот лидеров глобального образования из более чем пятидесяти стран, а также представители таких международных организаций, как ОЭСР, ЮНЕСКО, Всемирный банк, МОТ, WorldSkills и др.

Во время совместной работы участники стремились решить три основные задачи:

1. Понять новые социальные и экономические реалии XXI века, определить знания и навыки, которые помогут детям, взрослым и пожилым людям жить полной и насыщенной жизнью.

2. Исследовать образовательные модели, которые могут использовать отдельные люди и сообщества во время непрерывного обучения.

3. Понять, как образовательные системы могут поддерживать процветание общества и стать инструментом изменения мирового сообщества для достижения долгосрочного устойчивого развития и процветания всего человечества и биосферы.

По итогам множества сессий, посвященных созданию общего видения, авторы этого доклада решили кратко изложить суть проделанной работы на последующих страницах. Авторы встречались на сессиях проекта «Глобальное будущее образования» в Германии, на Кипре, в Австрии, Аргентине, США и писали этот текст из Москвы, Санкт-Петербурга, Буэнос-Айреса, Аризоны и Колорадо, отдавая дань тому общему духу, благодаря которому совместными усилиями было создано это видение — жизненное, постоянно меняющееся, общедоступное представление о будущем образования.

Где мы находимся и куда стремимся

Мы исходили из того, что право на обучение принадлежит ребенку с рождения и является одним из основных прав человека.

Мы считаем, что сегодня самое подходящее время для осуществления необходимых трансформаций.

Мы считаем, что будущее можно создавать уже сейчас.

Мы готовы моделировать видение будущего образования, работать над ним, играть в него, вместе творить его, создавая прототипы сообществ и лабораторий социальных изменений при использовании образования и обучения, и быть живым воплощением будущего уже сегодня.

Мы видим целый ряд недостатков в системах образования, которые необходимо срочно исправить, и стремимся вдохновить учащихся и лидеров на исследование междисциплинарных и всеобъемлющих подходов, на личные действия, на создание представлений о будущем, а также на то, чтобы они видели более общую картину мира и глобальную цель служения человечеству и процветания жизни на Земле в целом.

Мы учим прислушиваться к миру вокруг нас и внутри нас, извлекать знания из данных, добывать мудрость из знаний и приумножать их путем проявления заботы и большого чувства любви.

Мы понимаем, что образование больше не может быть линейным поступательным процессом накопления массивов информации, зарабатывания оценок, подтверждения навыков для получения социального статуса предсказуемыми и предписанными способами.

Давайте учить и получать знания о природных явлениях и о том, как жить в гармонии с природой. Давайте изучать исторические факты, законы и схемы, которые управляют общественными силами и процессами, чтобы вместе создавать будущее. Давайте обучать новому и узнавать новое о науке, технологиях, инженерном деле, искусстве и математике, показывать созидательную силу, скрытую за этими символами.

И давайте действительно вместе узнавать об обучении отношениям, дарующим свободу, чтобы когда мы обучали и узнавали новое о половом воспитании, мы, например, обсуждали бы ценность любви, способы оказания настоящей эмоциональной самопомощи, тонкости и сложности отношений ради того, чтобы жить вместе в гармонии.

Мы развиваем системы образования, основываясь на эволюционных процессах обучения, которые отвечают на наши внутренние стремления к эмпирическому и всеобъемлющему развитию, изучению этапов жизни и жизни человека в целом, а также уважению значимости каждого человека путем создания стимула к служению обществу и общему вкладу в его развитие.

Мы делаем возможным образование с упором на трансформационные процессы, в которых учитывается информация, поступающая от органов чувств, а также их созерцательные и интерпретационные возможности. Мы улучшаем их с помощью воображения и видения, облагораживая такое обучение заботой о всех формах жизни, о нашем доме, нашей планете, а также нашей решимостью внести вклад в наследие масштабной эволюции жизни на Земле.

Мы ориентированы на глобальное будущее, но не забываем о локальных проблемах и сострадании.

Мы поддерживаем те точки, в которых собираются эксперты и лидеры, где расположены экспериментальные лаборатории, разрабатывающие прототипы системных инноваций, где делятся знаниями о трансформационном обучении, культурной дипломатии, междисциплинарных исследованиях, экологической грамотности, личностном росте и опыте социальных изменений ради увеличения нашего коллективного потенциала.

Мы приглашаем творческих людей, а также тех, кто разрабатывает видение будущего и принимает решения, кто привержен идее системных изменений в образовании, присоединиться к новой группе обучающихся, граждан планеты и сторонников изменений, которые объединяются в глобальное сообщество развивающихся учащихся и лидеров. В таком сообществе разрабатывают и воплощают более исчерпывающее и актуальное видение образования, существующего во взаимосвязанных обществах, нацеленных на общее будущее.

Мы создаем видение, инициируем, а также воплощаем новую культуру обучения. Она связана с основными экзистенциальными аспектами человеческой жизни, поддерживая их и развивая: со смыслом существования, становления и принадлежности, а также со священным восхвалением жизни.

Павел Лукша

Джошуа Кубиста

Александр Ласло

Мила Попович

Иван Ниненко

1. Введение: сдвиг парадигмы

«Образование будет связано, в первую очередь, не с открытием новых фактов о Вселенной и ее истории, а с тем, к чему стремится Вселенная, почему человек является ее частью и как он может наилучшим образом действовать с учетом эволюции Вселенной».

Бакминстер Фуллер

1.1. Образование в переходный период

Мы живем в эпоху стремительных, глобальных и сложных изменений, когда человечество оказывается подверженным растущему давлению и сталкивается с необходимостью изменять системы и процессы, чтобы соответствовать требованиям XXI века.

Образование является одной из самых сложно устроенных технологий социальной эволюции, и тем не менее оно по-прежнему мало используется в качестве инструмента создания траектории цивилизации и внесения вклада в устойчивое и процветающее будущее нашего вида внутри биосферы и за ее пределами.

Образование может стать инструментом, благодаря которому мировое сообщество преодолеет разрывы и барьеры, которые мы создали: цифровой разрыв, дисбаланс потоков информации, растущее экономическое и социальное неравенство, барьеры в религиозной, этнической и культ урной сферах, а также чрезмерное давление на экологию планеты, которое мы оказываем.

Тем не менее конструкция наших систем образования по-прежнему соответствует потребностям вчерашнего дня. Их необходимо изменить, чтобы они отвечали вызовам будущего, включая растущую социальную, экологическую и экономическую сложность во всех сферах человеческой жизни. Нужно переосмыслить цели и смыслы образования, чтобы они отражали сегодняшний день.

По сути, необходим ренессанс человеческих ценностей и видения, задающих требования к изменению модели обучения, нужны лидеры, которые будут поощрять непрерывное обучение и развитие коллективного потенциала для процветающего общества. Если мы не изменим нашу способность совместно обучаться и развивать наш коллективный творческого потенциал, мы ограничим перспективу продолжения «человеческого эксперимента» на Земле. В мире постоянно рас тет спрос на более качественное образование.

По данным ЮНЕСКО, в мире по-прежнему существуют 750 млн безграмотных людей, которые живут в основном в развивающихся странах Африки, Азии и Латинской Америки. Глобальный спрос на высшее образование продолжает расти. Предположительно, к 2025 году в мире станет на 95 миллионов студентов больше. Это значит, что каждую неделю необходимо открывать по три новых университета в течение последующих 10 лет [Jacobs, 2014], чтобы удовлетворить такой спрос.

РИС. 1. ПОЯВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВА, ОСНОВАННОГО НА МУДРОСТИ

По данным Глобального индекса рынка труда компании Hays, растущее несоответствие компетенций требованиям работодателей остается одной из ключевых проблем рынка труда для большинства крупных экономик мира. Даже в нынешнем состоянии сфера образования останется одной из самых процветающих сфер общества, и ее основные задачи в ближайшие десятилетия будут включать расширение вместимости образовательных институтов, развитие новых учебных программ, которые больше соответствуют требованиям рынка труда, а также сокращение издержек на обучение путем введения новых образовательных технологий.

Однако настоящий вызов гораздо более фундаментален: соответствует ли институциональная организация сферы образования новому глобальному контексту и этапу цивилизационного развития?

Может ли образование быть одной из коренных причин нынешнего экологического, экономического, политического и культурного кризиса глобальной индустриальной цивилизации, поскольку оно воспроизводит старые и неэффективные модели массового мышления и поведения в обществе? Или напротив, может ли оно стать частью решения, сферой, где будут формироваться и транслироваться новые практики и ценности для лучшего процветающего мира?

Современная цивилизация сталкивается с несметным числом угроз и прямыми негативными последствиями глобальных социальных изменений, включая изменения климата, сокращение ресурсов биосферы, рост рисков личной и коллективной безопасности в мировом масштабе, угрозы глобальному благосостоянию и растущее
глобальное неравенство. Все эти процессы естественным образом присущи современному индустриальному обществу [Milbrath, 1989] — а их взаимное влияние друг на друга создает эффект растущей глобальной турбулентности, рождающей массу вызовов благополучию нашей цивилизации и нашего вида в целом. На фоне этих растущих угроз нашим системам управления и превалирующим культурным схемам, а также образу мышления не хватает способностей для обработки и реагирования на стремительное усложнение социальной, технологической и экологической сфер. Причина этому — массовое образование индустриальной эпохи: оно не готовило нас для жизни в сложном мире, оно сокращало творческий потенциал и врожденную способность к сотрудничеству, оно сделало нас нечувствительными, чтобы мы могли быть хорошими работниками, а не креативными людьми, а также отделило нас от жизни и жизненных процессов.

Сегодня образование нацелено главным образом на сохранение существующей ситуации и воспроизводство ценностей, присущих индустриальному обществу.

В последние годы в развитых странах была предпринята попытка изменить сложившееся положение дел путем внедрения экономики, основанной на знании (в которой акцент сместился с массового производства материальных товаров на массовое производство знаний). Однако мы до сих пор не смогли побороть различные проявления «зла» индустриального общества, включая отсутствие баланса между обществом и природой.

Любое изменение систем образования в XXI веке должно быть неразрывно связано с решением проблем экономической, экологической и политической несправедливости, открывать возможность свободного доступа и распространения человеческой мудрости, благосостояния. Для того чтобы справляться с грядущими вызовами и преумножать глобальное благосостояние, необходимо развивать общества, в основе которых будет лежать мудрость, где коллективная мудрость как «основополагающая прагматика жизни» [Балтес, Штаудингер, 2000] будет играть определяющую роль в принятии решений и развитии человеческого потенциала (Рис. 1).

Вследствие растущей необходимости трансформации общества внутри и за пределами традиционных образовательных систем появляются подходы к «новому» образованию. Три основных фактора, способствующих развитию этого процесса в глобальном масштабе, — это:

1. Растущая сложность социально-технических систем (транспорт, энергетика, телеком, массовое производство и т. д.), социально-экономическая, политическая и культурная среды, которые все чаще приобретают черты VUCA (акроним от англ. volatile (изменчивый), uncertain (неопределенный), complex (сложный) & ambiguous (неоднозначный)), а также растущий спрос на новые навыки и знания (см. Раздел 3).

2. Растущий разрыв с современной системой образования из-за недостаточных возможностей трансформации существующих национальных образовательных систем, непрекращающееся инвестирование в традиционные индустриальные процессы и модели образования, а также воспроизводство устаревших «путей познания» (эпистемология), которые не готовят общество к борьбе с вызовами XXI века.

3. Технические инновации в ИКТ (мобильность, автоматизированный анализ данных, искусственный интеллект и т. д.) и в связанных областях (робототехника, нейронауки, биофармацевтика и т. д.) позволяют создавать новые способы индивидуального и коллективного обучения и преподавания. Такое положение дел создает идеальные условия для появления «нового» сетевого обучения, которое позволяет предоставлять соответствующий образовательный контент и опыт путем вовлечения новых поставщиков образовательных услуг, объединения обучающихся и обучающих в образовательные пространства, а также создания потоков информации, которые позволят таким системам становиться более гибкими и вариативными, но в то же время все более глобальными.

Появление нового образования как глобального (а не локального или национального) явления дополняется следующими факторами: все больше людей признают, что основные вызовы XXI века — экологический, экономический и политический — существуют в планетарном масштабе. Несмотря на антиглобалистские политические движения, глобализация экономической, политической и культурной жизни продолжается. Это стимулирует рост мудрости и знаний, находящихся в глобальном общем пользовании в СМИ и повседневной жизни. Интернет и новые информационные технологии (например, автоматизированный перевод) усиливают распространение глобального контента и культуры. Приходит понимание того, что нам необходимо освоить коллективное искусство мирного существования на этой планете, развивая сотрудничество и совместное творчество, или, как сказал Стюарт Бранд [2009], искусство «взращивания планеты».

В образовании по всему миру целый ряд влиятельных игроков продолжают разрабатывать глобальные образовательные процессы и стандарты, начиная от образовательных онлайн-платформ (например, «экосистема» Open edX), глобальных социальных движений (таких как новаторские методы социального предпринимательства, распространяемые фондом «Ашока», а также образовательные программы, составленные исходя из целей достижения устойчивости, предлагаемые глобальных природоохранных организаций) до глобальных технологических корпораций (Google, Microsoft, Intel и других) и некоторых лидирующих университетов (таких как Массачусетский технологический институт, Калифорнийский институт в Беркли, Кембриджский университет, Национальный университет Сингапура и многие другие), которые укрепляют свое присутствие и влияние по всему миру.

Как строить планы в эпоху неопределенности будущего: Павел Лукша

Мы привыкли думать, что картины будущего — это часть настоящего. У любой деятельности должен быть план — в нашей культуре это залог успеха. Но сейчас глобальные встряски все чаще отправляют наш замечательный план в мусорное ведро — даже до пандемии выживали только 10% компаний (с очень хорошими бизнес-планами). На самом деле план — это просто картинка того, чего ещё нет. Мы придумываем планы — и можем их менять. Какие практики планирования будут работать в условиях неопределенного будущего — с таким блиц-опросом мы обратились к экспертам из разных сфер и областей. Первым на вопросы РБК Тренды ответил футуролог Павел Лукша.

Об эксперте: Павел Лукша, российский футуролог, эксперт Центра развития образования бизнес-школы СКОЛКОВО (SEDeC), основатель инициативы Global Education Futures, член-корреспондент Всемирной академии искусств и наук. Создатель методики работы с будущим Rapid Foresight, сооснователь рабочей группы при ООН «Будущее капитала», сооснователь Исследовательского альянса «Навыки будущего» WorldSkills, член рабочей группы по развитию навыков Делового совета BRICS.

Как составить успешный план для бизнеса на год? А на пять?

Никак. Логика бизнес-планирования на пять лет подходит для стабильных времен. Сейчас время большой перетряски и перезагрузки. На выходе из этого периода — который продлится как раз от года до пяти — нас скорее всего ждут совсем другие правила игры. В такой ситуации гораздо лучше работает agile-метод: быстрое тестирование идей, быстрое разворачивание того, что успешно, быстрое сворачивание и фиксация убытков для того, что не работает.

Какие технологии сильнее всего изменят общество в перспективе пяти лет?

Правительства всего мира смотрят на опыт Китая по контролю над своим населением с помощью цифровых технологий, в т.ч. рейтингов. Если китайский опыт сочтут успешным, то разные модели рейтингования ползучим образом начнут распространяться по миру. Цифровая психология + такие рейтинги — взрывная смесь для всех моделей управления и политики прошлых веков.

Второй важный вопрос — кончилась ли эпоха нефти навсегда. Это будет зависеть от появления дешевых мощных батарей — Tesla обещает на днях представить новую разработку, и, если они действительно ее сумели создать, нас ждет переход к новому наземному транспорту, для которого не нужно топливо. Если давно ожидаемый переход к новой парадигме действительно случится, то не весь мир, но конкретно российское общество ждут большие потрясения.

Какие навыки будут востребованы в вашей сфере через три-пять лет?

Моя сфера — образование для управленцев. Нельзя учить других, если сам не находишься на переднем крае, не моделируешь то поведение и те принципы управления, которые хочешь передавать. Поэтому будут востребованы гибкие экосистемно-ориентированные организации. Образование стремительно становится цифровым, «смешанным» (комбинация онлайн и офлайн обучения), будут выигрывать те, кто умеет его хорошо делать. Все более важны уникальный опыт, переживание — и все больше нужны те, кто умеет его создавать, например, через игропрактику. Кризис ускоряет трансформацию образования, особенно в нашей сфере.

Какие типы / разновидности компании будут в выигрыше через десять лет?

Мир становится более сетевым и более гибким. Те, кто научится в этом работать — организовывать удаленную работу, вовлекать сообщества, быть легкими и текучими — будут выигрывать у остальных. Будут выигрывать создатели и держатели экосистем — или те, кто делает себя в экосистеме незаменимым, делает критический сервис. Данные — «новая нефть», а точнее «новая кровь» компаний, и те, кто не сможет быть data driven — просто уйдут.

Как мы будем обмениваться информацией через десять лет?

Я — один из инициаторов появления в нашей стране целого ряда инициатив, связанных с интерфейсом мозг-компьютер. Прорывы в нейронауках будут менять способы коммуникации, прямая коммуникация мозг-мозг — будущее человечества. Но ничего подобного в ближайшие десять лет не произойдет, мы еще слишком мало знаем о работе мозга. Основные тренды коммуникации на ближайшие годы уже проявились: станет больше видео, станет больше коротких сообщений, будет все больше VR фото и видео. Но лучшим способом обмена информацией будет оставаться старый добрый «разговор по душам», который любят в России.

Как люди будут зарабатывать на жизнь через десять лет? А вы?

Будет все больше самозанятых и все больше тех, кто продает свой труд и его результаты через сеть. Таких форматов уже очень много — через десять лет они возрастут многократно, разовьются платформы «сетевой занятости». Все больше людей будут находить свое вдохновение, свое призвание — и зарабатывать им. Я сам люблю то, что я делаю — буду, как и сейчас, работать с людьми и организациями, помогать им разбираться с будущим и находить путь в свое собственное будущее.

В каких городах мы будем жить через 15 лет? Какие сервисы и бизнесы в них будут процветать?

Будущее городов — это, по сути, выбор модели цивилизации. Сейчас человечество стоит перед развилкой: учиться ли нам жить более осознанно, или отдавать свою жизнь в руки больших цифровых систем, которые будут нами управлять. Сохранять модель индустриально-потребительской экономики, губительную для планеты — или учиться быть более экологичными. Я верю в оживление городов, в то, что за следующие 15 лет начнется переход к более человечной и более экологичной модели. Поэтому будет процветать, например, городское фермерство, ремесла, фестивали и праздники, новые более человечные модели городского образования, здоровый образ жизни, и многое другое. Города, о которых мы мечтали в детстве.

Что будет самым ценным ресурсом через 20 лет?

Забота, внимание, доверие, любовь.

Как строить планы в эпоху волатильности и неопределенности?

Волатильность и неопределенность по своей природе противоречат идее «плана». Появляется другая логика. Например, когда растение прорастает из семечка и становится большим деревом, у него в каждой клетке есть «план», генетическая программа. Но эта программа очень гибкая, она подстраивается под то, сколько солнца, воды, ветра у растения в этом месте, какие у него соседи, едят ли его насекомые, и так далее. У растения есть некий образ себя в будущем, целевое состояние — но нет однозначного пути, этот путь подбирается каждую минуту. Нам нужно научиться вести себя так же — иметь в себе образ цели, идеального результата, к которому мы стремимся — но одновременно быть гибкими, все время менять свой план с учетом обстоятельств. Стратегическая гибкость для стратегической неопределенности.

Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

На КЭФ выступит эксперт из Сколково Павел Лукша — Новости 7 канала, Красноярск

2 марта в рамках просветительской программы КЭФ-ФЕСТ эксперт Центра трансформации образования СКОЛКОВО, основатель инициативы «Глобальное будущее образования» Павел Лукша проведёт мастер-класс «Столетний форсайт — глобальные вызовы и поиск стратегии России в 21 веке».

Совместно с Агентством стратегических инициатив и платформой «Национальная технологическая инициатива» было проведено исследование под названием «Столетний форсайт» — карты долгосрочных вызовов и возможных решений перехода к новому социально-экономическому укладу.

Лекция посвящена тому, как будет выглядеть ландшафт изменений в 21-м веке, что такое глобальные вызовы, почему наш мир довольно резко меняется на наших глазах, как можно представить процесс изменений в следующее десятилетие.

— Мир находится в некой точке перелома, пересмотра модели, и не только в связи с технологическими изменениями. Прежняя модель индустриальной цивилизации себя исчерпала, она заканчивается. В ближайшие десятилетия эта модель воспроизводиться не будет. Случится серьезный пересмотр правил, по которым работает мир. Тем, кто сейчас начинает жизненную траекторию, свою профессиональную карьеру, нужно определяться в ближайшие годы, — рассказал Павел Лукша.

— Этот мощный переход начал одновременно происходить в очень многих точках, есть много проектов и инициатив, которые уже сейчас меняют жизнь.

Многие силы сейчас являются локомотивами изменений, это и гражданские движения, и бизнес, которые хотят, чтобы существование человечества на планете продолжилось. Это наднациональное движение лидеров изменений, которые соединяются и находят друг друга, и действуют в некой общей логике. Очень часто внутри стран есть большие структуры и корпорации, которые не заинтересованы в переходе и всячески его саботируют, их можно понять, у них инвестиции. Один из системных вызовов связан с тем, что отношения человечества с планетой заставляет сделать выбор — либо мы придём на грань коллапса цивилизации, либо нам придётся измениться. Чтобы изменить этот образ жизни нам предстоит серьёзно изменить систему образования, управления, модели создания и распределения ценностей, рынка капиталов, — подчеркнул Павел Лукша.

Мастер-класс пройдёт 2 марта в студии «Москва», 18.00-20.00 (время красноярское)

Все мероприятия в студийных площадках Красноярского экономического форума проходит в онлайн формате. Поэтому присоединиться к лекциям можно на сайте кэф.рф. Регистрация для участников обязательна.

Нашли ошибку в новости? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Павел лукша: образование – это выстрел в будущее: Образование

Тема образования детей начинает волновать родителей, как только ребенок появляется на свет. В море развивающих методик можно без труда запутаться. Даже с садиками не всегда и не у всех родителей находится полное понимание, а про образование в школе и после нее спорят и дети, и их родители.

Государство и бизнес тоже думают и спорят о подготовке специалистов, которые будут востребованы в будущем. К чему же готовиться и готовить своих детей сегодня? Об этом «Летидор»  расспросил Павла Лукшу, директора корпоративных образовательных программ МШУ «Сколково», одного из основателей форсайт-школы.

— Павел, что сейчас происходит с образованием, и почему мы там, где находимся?

  • Современная цивилизация все еще остается индустриальной. Она активно поменялась и стала отличаться от той, которая была, например, в 19 веке, когда бедные рабочие жили в лачугах, а капиталист изымал все, что можно, и случались революции. Было жесткое время, что называется. Читайте Джека Лондона, «Мартина Идена».

Потом произошло изменение сознания, связанное с «фордизмом», это когда Генри Форд понял, что вообще-то говоря, в его интересах платить рабочим больше. Платить столько, чтобы они за год покупали «Форд». То есть, создавать у них дополнительный спрос.

Это поменяло правила игры. Капиталисты поняли, что нужно не изымать как можно больше, а делиться с рабочими. Тогда и возникла философия потребительского общества, в котором мы сейчас все живем, и которое нас окружает: огромные моллы, магазины, по которым мы ходим и тратим наши деньги. Индустриальное общество стало постиндустриальным в том смысле, что большая часть людей, например, в Москве, ни на каком производстве не работает. Они работают в журналах, в консалтинге, в торговле и т.д.

— Вы говорите о креативном классе?

  • Им уже как-то хочется себя обозначить, но пока это еще только различного рода сервисы, выстроенные поверх промышленности. Сейчас мы наблюдаем очередной экономический переход, которых за всю историю человечества было несколько. Первый случился в неолите, когда люди поняли, что можно создавать вторую природу – брать в руки сложные инструменты. Так на смену палкам-копалкам пришли копья и луки для добычи животных. Еще один поворотный момент случился, когда охотников стало слишком много, и неизбежными стали столкновения из-за охотничьих территорий. Примерно тогда возникло осознание того, что корешки и травки, да и ту самую добычу, можно не только собирать, но вообще-то еще и выращивать. Случилась аграрная революция, люди вдруг прозрели и поняли, что вместо хождения по лесу можно выращивать все в одном месте и даже производить селекцию, чтобы корешки и травки были более питательными. Следующий переход произошел в момент, когда люди поняли, что можно вообще-то организовывать сектор производства — это промышленная революция, которая началась в Англии XVII века. Стали появляться машины, разделение труда, мануфактуры. Каждый раз при очередном переходе происходила интересная вещь: то, что делали предыдущие поколения, не исчезало, а включалось в другой уклад. Когда появилось индустриальное общество, сельское хозяйство не исчезло, а стало индустриальным.
    Мы сейчас идем к постиндустриальному миру, поэтому меняются практически все правила. Сектор производства также будет меняться под задачи, которые уже будут в другой реальности. Эта реальность уже начинает проглядывать. Она не отменяет промышленности, всего того, что требуется для удовлетворения потребностей тела, просто меняются способы, которыми это делается. «Креативный класс» — первая ласточка, которая еще себя не осознала.

— А вам не кажется, что наступает тот самый конец света, о котором сказали майя?

  • Для некоторых он уже наступил. На апокалипсисе конец света не заканчивается. Мир не сворачивается, а происходит его преобразование, переход в новое качество. Но мы сейчас не про это, а про то, что меняются правила игры.
    Люди, включая родителей, которые несут ответственность за своих детей (в каком-то смысле дети — это такой родительский проект) удивительно ригидны в своем восприятии мира. Они считают, что то, что хорошо работало в 80-е годы, должно работать и сейчас. Но, извините, тогда была другая страна, у нее были другие задачи, да и весь мир был другим. Тезис о том, что же там было другого, можно разбирать долго, но образование 80-х годов было хорошо для 80-х годов. Сейчас нужно уже что-то совсем другое. Я всегда говорю, что образование — это выстрел в будущее. Мы, условно говоря, заряжаем ребенка, стреляем им, и он летит 20 лет. В 4-5 лет цикл начинается, в 24 — кончается. Надо сделать так, чтобы полет был максимально управляемым, корректируемым и ориентированным на то, чтобы в конце была какая-то цель.

— Как можно предугадать простому, да и не очень простому родителю ту самую цель?

  • Такой вопрос действительно возникает. И здесь у меня есть несколько тезисов. Первый тезис заключается в том, что управление будущим из прерогативы очень специальных людей — правителей и их советников — становится делом каждого человека. Каждый становится собственником какого-то кусочка будущего. И те люди, которые обладают компетенцией простраивания дальних территорий, пониманием того, куда они идут и зачем, имеют колоссальное преимущество перед теми, кто не обладает. Потому что из этого будущего они могут действовать в настоящем, понимая, куда они идут. Люди, которые действуют из будущего, как бы тихой сапой меняют правила под себя.
    Потому что, они действуют по-другому. На первый взгляд, они совершают, может быть, и не очень рациональные действия, но они понимают, зачем это делают. И через 3-4 года вдруг выясняется, что этот человек занимает высокие позиции, имеет большие ресурсы, становится общественным лидером. Такие люди просто работают на другом горизонте.
    — На каком?
  •  У человека есть срок жизни, и если ты затеваешь проект, сопоставимый со сроком жизни, может, не на 50-70 лет, а хотя бы на 20, то ты ведешь себя совершенно по-другому, чем те, кто делают проект сиюминутный. Долгосрочное планирование — это способ выбрать наиболее точное и правильное намерение.

— Как это сделать? Есть школа, есть ЕГЭ, правила, нужно ли идти против них?

  • Зачем, надо их использовать в своих интересах. Представьте себе индийскую Кералу или Голландию, где есть большие сети каналов. Если вам нужно добраться до моря, то на лодке волоком по земле вы вряд ли отправитесь в путь. Вы воспользуетесь сетью каналов, которая как-то и кем-то уже проложена. Главное, что должно быть – это четкое понимание, что нужно попасть именно в эту точку, а затем уже можно простроить оптимальный маршрут.
    Необязательно строить свой дополнительный канал — это чрезвычайно трудоемко и не факт,  что вообще оправдано. Достаточно увидеть путь, по каким из каналов вы сможете добраться до конечной точки. Вот этому, к сожалению, не учат никого. Делается это и отчасти и сознательно, потому что люди, которые начинают понимать про свое будущее, претендуют на другие вещи. Это мы и увидели в формате рабочей борьбы в начале 20 века, когда вопрос о том, что правила игры неправильные, и надо бы их пересмотреть, был поставлен ребром. Я не коммунист, но на многие вещи стал смотреть иначе, чем их описывают в идеологических схемах. То есть, у социализма и всей этой истории, которая развернулась у нас в стране, были серьезные основания. Это не было исторической ошибкой. Другой вопрос, что ценностные основания у этого проекта были такие, что оказалось допустимым убивать миллионы людей.  Не было внутри проекта встроено «защиты от дурака». Когда Махатма Ганди внедрял свой проект об освобождении Индии, он все делал принципиально по-другому. Его проект базировался на ценностях, которые предполагали ненасилие. И все его действия (это как раз тот человек, который действовал из будущего) строились из видения свободной Индии. Ему потребовалось на это 50 лет. Вся его борьба была построена на определенных этических принципах, которые  он не мог нарушать, и которые полностью соответствовали его структуре личности. Именно это ему позволило стать лидером, вести за собой огромные толпы людей, которые верили в него и добились в итоге уникальной ситуации в мире, когда Индия сумела освободиться из многовекового рабства, фактически не стреляя, мирным путем.

— В своих лекциях вы часто говорите о человекориентированной педагогике. Это оттуда?

  • Я к этому и клоню. Сейчас свои цели подменяют чужими, говоря: ты хочешь стать счастливым? Для этого ты должен купить «Мерседес». Не купишь — счастливым не будешь. Человек тратит три года на то, чтобы заработать на «Мерседес». Покупает. Но получается как в том анекдоте: «если у вас в детстве не было велосипеда, и теперь у вас есть «Мерседес», то все равно у вас в детстве не было велосипеда». Люди в массе своей соглашаются на чужие цели, потому что плохо знают себя. И здесь возникает вопрос: «Сколько это может еще продолжаться?». У меня есть гипотеза: я считаю, что развитие технологий, в первую очередь, в Интернете, создает уникальную ситуацию, когда все сложнее становится врать. Это как в той самой недавней истории, как Facebook разрушил семью, когда один мужчина переехал в другой штат, не разведясь с первой женой, женился на второй, поменял фамилию, а новая жена опубликовала фотографию совместного разрезания свадебного торта на своей странице, и через систему перекрестных ссылок первая жена увидела вторую. Ему грозило 20 лет тюремного заключения. Не знаю, чем дело кончилось. В обществе, где все друг за другом наблюдают, становится очень сложно врать. Но внешнее вранье – это лишь есть отражение вранья внутреннего. Человек перестает себя сам обманывать и только потом понимает, что его внешние цели не соответствуют целям внутренним.

— Но любой человек наверное хочет найти свои цели?

  • Вот здесь и становится актуальным вопрос восстановления своих целей. Это можно делать по-разному: можно отслеживать все проявления собственной неосознанности, или наблюдать за собой и смотреть, какие вещи меня цепляют, а какие нет. А можно начать проектировать свое будущее, и в этом будущем пытаться что-то такое установить. Допустим, если есть цель стать богатым, но не получается, то значит, стоит задуматься, а тем ли ты занимаешься, то ли ты делаешь?
    В логике индустриальной цивилизации подмена целей приводит к тому, что все начинают обслуживать машину. Поэты начала 20 века очень хорошо это чувствовали. И Волошин, и Верлен писали про то, что человек становится рабом машины. А в итоге в центр мироздания кладется не сам человек, не его цели, задачи и интересы, а машины, которые предназначены для того, чтобы делать дела для людей. Инструмент становится важнее, чем его создатель.

— То есть мы двигаемся тем сценариям, о которых говорит большинство футурологов: роботы восстают против людей?

  • Делая своей задачей создание машинного интеллекта, можно столкнуться с непреодолимыми сложностями, связанными с тем, что сознание — не есть интеллект, а интеллект — есть инструмент сознания. Эта сложность может быть непреодолима в нынешней технологической парадигме. Различные решения типа аватаров, роботов, которые управляются мозгом, вполне допустимы, даже компоненты психики, которые дополнены нейрошунтами и нейроинтерфейсами, вполне реальны. Я не думаю, что будет бунт машин и людей – это все страхи перед началом неизбежного сращения.

— Все же ускоряется, речь не идет о каких-то веках?

  •  О десятилетии.
    — Как же воспитывать детей и чему их учить в постоянно изменяющихся условиях?
  • Возвращаемся к самому главному. Есть один интересный тренд, заставляющий нас задуматься о том, что будущее образования — человекоцентрично. Системы искусственного интеллекта действительно смогут делать многое за человека. В свое время люди перестали делать вещи руками, а стали делать машинами, то же самое ожидает пространство рутинного интеллектуального труда.
    В течение 20 лет профессия бухгалтера исчезнет, останутся высококлассные финансовые директора, которые будут управлять большими системами. Бухгалтеры в основном  делают рутинные интеллектуальные операции. Лучше бы наверное, чтобы они занимались чем-то другим? Было время, когда они работали на счетах, потом перешли на «Эксель», а с появлением ERP-систем значительную часть того, что делают бухгалтеры, могут делать сами люди на местах. И это тренд, который происходит во многих сферах. Большая часть технического перевода уже делается машинами. 
    Анализ, поиск, сравнение, сопоставление — это большое направление рудиментарного искусственного интеллекта, которое будет постепенно выводить людей из сферы рутинного интеллектуального труда, того, чем занимается «офисный планктон». В какой-то момент мы придем к ситуации, где машины делают всю рутинную интеллектуальную работу. Что остается людям?

— То есть, наступает время творцов?

  • Именно, отсюда и мечта о креативном классе. Как такового его еще нет, люди себя еще не осознали. Современный веб-дизайнер, который считает что он — центр мира, на самом деле еще не центр мира. Он не занял еще ту позицию, которая позволяет ему считать себя центром мира. А центром мира он становится, когда начинает проектировать свое будущее и чужое, или проектировать свое и договариваться с чужими.

— Но где же здесь образование, каким оно должно стать?

  • Образование лежит в самом центре всех перемен, которые сейчас происходят и будут происходить. Это и есть точка, в которой эти перемены происходят. Образование происходит везде и всегда. Ты слушаешь, задаешь вопросы, начинаешь понимать мою картину мира и достраивать свою. На самом деле образование — и есть жизнь. Не вся жизнь, но ее важная часть. Одна из самых главных дискуссий об образовании — в том, что система безвозвратно устарела, но замены ей нет. Одни учителя  приходят на работу, другие люди приходят учиться. Что они там делают на самом деле — это отдельные вопросы, но складывается впечатление, что это и есть все образование. Мой хороший знакомый, философ Александр Неклесса, дал определение, что образование — это встреча с ИНЫМ. Есть «я», и все что я знаю, представляю, умею. Когда  я сталкиваюсь с чем-то непохожим на мои представления, у меня есть несколько разных способов столкновения. Я могу это уничтожить, проигнорировать и с этим встретиться. Если я встречаюсь, с тем, что не есть «я», а с иным, в этот момент и начинается настоящее образование. Очень часто в формальном образовании образования-то и нет, потому что встречи не происходит. Образование  происходит не в тот момент, когда профессор читает лекцию, а когда до студента «дотумкало», когда случилось переключение в сознании. Или, как говорит еще один очень интересный философ Олег Генисаретский: «когда я запнулся на тексте». Момент, когда что-то не идет — это момент, когда может возникнуть прыжок в понимании.

— Хорошо, а как выстроено индустриальное образование, которое устарело?

  • Индустриальное образование дает базовую картину мира, набор навыков и представлений для того, чтобы функционировать в качестве рабочих единиц, компонентов системы. И никто не предполагает, что у компонентов будет происходить осознание своих целей и намерений. Из базисного преподавания исчезли языки, формирующие мышление, есть только ОБЖ и основы православной культуры. И на этом фоне человекоориентированная педагогика – новая тенденция. Она возникает от понимания того, что в будущем человек сможет заниматься только самим собой. Тот, кто понимает, что самое главное — это человек и понимает, кто он на самом деле, будет действовать в соответствии с интересами своей базовой глубинной личности.
    — Исходя из своего предназначения?
  • Да. Каждый человек должен понять свое предназначение и не скрывать его от себя, не поддаваться на то, что другие его скрывают, а раскрываться. Это и есть метафизическая суть этого перехода от индустриальной цивилизации к креативному классу, который, как я надеюсь, нам предстоит. И образование естественно находится в центре этого перехода, а человекоцентрированная педагогика — это то, что помогает этому случиться. Такая педагогика предполагает обучение диалогу, искусству, навыкам совместной творческой работы и навыкам построения картин мира, практически ориентированных, деятельно ориентированных, чтобы затем увидеть в этой картине себя и выстроить общую карту.
    Самое главное — это отношение между стрелком и мишенью, как в искусстве каллиграфии и восточных боевых искусствах. Состояние. Все, что мы делаем, направлено только на одно — на совершенствование управления нашими состояниями. Все остальное — только инструмент. Когда человек достигает правильного состояния, у него все в жизни становится нормально. Разборка своих целей  — это тоже часть способности удерживать правильное состояние. Потому что, если я понимаю про себя истинного, мне не нужно притворятся и быть в состояниях, которые мне не соответствуют. И тут мы приходим к задаче человекоцентрированной педагогики. Она состоит в том, чтобы научить учиться.

— Учиться можно всю жизнь. Но есть же экзамены, какие-то чекпоинты!

  • Всю жизнь. Надо к этому относиться так, что нынешняя система сложилась для других задач, других целей и другими людьми. Зачем нам, тем, кто уже понимает про мир немножко больше, относиться к этому как предельным рамкам нашего существования? Почему люди считают, что на ЕГЭ их жизнь заканчивается или начинается? Это просто точка на карте жизни. Карта жизни большая, точка маленькая. И здесь можно говорить о формировании многочисленных сообществ по целям и задачам, где и будут зарождаться и развиваться новые системы образований. Подобно тому, как раньше существовали, например, пифагорейские школы, где собирались взрослые, между прочим, люди и обсуждали, зачем они живут, что они должны делать. Разве сейчас об этом разговаривают, встречаются, чтобы поговорить об этом? Как ни странно, все новое — хорошо забытое старое. И когда мы начинаем думать, как же будет выглядеть человекоориентированная педагогика, то вдруг с удивлением обнаруживаем что называем вещи, которые уже были в истории, существовали и продолжают существовать довольно долго. Например, ашрамовая система обучения. Это тоже составная концепции Life Long Learning, обучения на протяжении всей жизни, в которой есть несколько отправных точек. Человек проходит через несколько возрастных кризисов: детский, подростковый, среднего возраста, предпенсионного и умирания. Все они связаны с изменениями в теле и психике — и не привязаны к школе, работе и т.д. Вот к этим точкам можно подстраивать соответствующие знания, чтобы человек на протяжении всей жизни разрешал эти кризисы и эффективно существовал на каждом новом этапе жизни.

— Такая подготовка к кризисам получается?

  • Образование должно обучать человека жить, самореализовываться. Каждый человек либо принимает чужое будущее, либо является автором своего будущего.
    — Можно подробнее рассказать про «Образование 2030» и школу форсайтов, что там происходит на деле?
  • Ровно это и происходит. «Образование 2030»  — это поставленные цели: куда будет развиваться образование в ближайшие десятилетия. Мы – когда я говорю «мы», я имею в виду различные группы людей, которым не безразлично будущее образования, и которые готовы соотноситься между собой – так вот, мы понимаем, что мы что-то делаем и хотим соотноситься между собой. Мы хотим соотноситься с тем, что делает государство, и с тем, что происходит в мире. Поэтому мы составили и посмотрели на составленную нами карту развития. Она получилась такой хорошей, что в России ей сейчас практически нет альтернативы. То, что я рассказываю — это кусочки понимания, которое приходит в проводимых нами форсайтах. Ушла та система, которая была создана для других задач, в другое время, 200 лет назад. Зачем ориентироваться на кем-то придуманные устаревшие форматы?
    — Ну а на что тогда опираться, как быть с традициями?
  • Традиции есть у тех людей, которые им следуют, они их носители. Носители традиций — это люди, которые сами что-то придумали, которых семья сделала такими, и они теперь транслируют это понимание в мир. Все споры о том, что важнее, физика или лирика, нужно ли изучать основы православной культуры или не нужно — это лишь инструментальные споры. Ответ на вопрос, какими инструментами мы быстрее и эффективнее  достигаем цели, лежит в нашей этике: мы не хотим никого убивать, мы хотим, чтобы люди жили счастливо. И отталкиваясь от этих принципов, мы начинаем обсуждать, какое правильное образование у нас должно быть, и что делать родителям. Во-первых, осознать, что они не овцы, которым что-то навязывают. И не протестовать, а использовать возможности. Для этого люди и должны начать договариваться. Есть большое количество людей, которым это очень нужно, и им некуда пойти. Поэтому они ходят на Болотную, разговаривают с теми, кого не волнует будущее образования, кто лишь решает свои личные политические задачи. Нужна площадка для тех родителей, которые бы собирались, формулировали свои интересы, говорили, что их не устраивает в том, что происходит в школе, и что нужно по этому поводу делать. Сейчас это происходит только в виде родительских протестов, пикетов и агрессивных нападок.
    — А что происходит на форсайтах?
  • Форсайты нужны для того, чтобы успокаивать людей, либо прояснять, что на самом деле происходит. Форсайт — это технология работы с будущим, размещение будущего в настоящем, появление представлений о будущем, создание совместных карт и прояснения своих намерений и получение  возможности в настоящем получать свое будущее. Форсайт — это простая, не претендующая ни на какие духовные практики практика удержания и формирования намерения, которая появилась  не так давно, но уже набирает обороты. Уже в августе у нас состоится большое мероприятие «Форсайт-пароход»: 200 человек поплывут из Москвы к Волге и обратно, и во время путешествия, в течение 5 дней политики, бизнесмены, художники будут учиться технологиям форсайта и планировать свое будущее и будущее своих детей.

Читайте также:
Необщее образование: место и время
Необщее образование: ближе, чем вы думали 

Ген авантюризма, или куда девать гиперактивных?
Кен Робинсон: Почему школа убивает креативность

Илья Колмановский: О детях и будущем образования

Павел Лукша о будущем навыков

 

В этом выпуске подкаста Getting Smart Podcast Том снова обсуждает с Павлом Лукшей, одним из наших любимых футуристов, недавно опубликованный отчет Future of Skills.

Павел Лукша — ведущий футурист в области образования. Профессор практики Московской школы управления СКОЛКОВО и директор Global Education Futures. Что движет Павлом, так это создание мира, который работает для всех. Недавно он внес свой вклад в новый отчет Future of Skills, который является одним из лучших, которые мы видели по этому вопросу.Отчет подготовлен совместно ГЭФ, WorldSkills Russia и WS International.

Давайте послушаем, как Том и Павел обсуждают, что нужно знать учащимся, почему мы живем в VUCA (Vooca) Place

В некотором смысле COVID-19 создал продуктивный климат для создания отчетов. Павел сказал, что глобальные отключения позволили ведущим организациям связаться с экспертами со всего мира. В конце концов, отчет был проинформирован почти 800 участниками из 49 стран, и все они работали вместе, чтобы определить некоторые из ключевых навыков, необходимых для построения процветающего будущего для всех.Три из этих ключевых навыков:

  • способность сотрудничать, адаптироваться и трансформироваться
  • способность использовать ориентацию на будущее и технологические инструменты
  • способность воплощать благополучие людей и планеты в качестве нашей основной цели

«Нам нужны лица, принимающие решения. Нам нужна готовность, предвидение + системное мышление + сотрудничество. С динамичными изменениями возникает повышенная потребность в командной работе», — сказал он.

«Мы должны изменить модальность, в которой работает экономика.Сотрудничайте с природой. Вместо того, чтобы брать из него, мы учимся его восстанавливать. Это открывает массу возможностей, но также и новые навыки: экологические навыки, навыки благополучия и т. д. [Это приведет к] ориентированной на жизнь, преобразующей, регенеративной и замкнутой экономике, которая выйдет на первый план в этом десятилетии, когда мы отойдем от « обычное дело», ориентированное на извлекаемый капитал потребительство. Нам нужно перевести наши технологии с разрушительных на спасительные».

Будущее образования и обучения должно быть ориентировано на будущее, и самый большой упор будет сделан на адаптивность и управление изменениями.Наиболее важными областями обучения будут искусственный интеллект и большие данные, учитывая их экспоненциальные темпы роста и способность реконструировать всю экономику. ИИ также будет все чаще использоваться для оценки: «Google и Facebook теперь знают больше, чем школы благодаря их моделированию […] Технологии не враг, но и не замена тому, кто мы есть. Просто инструмент».

«Выбор, который вы делаете, на самом деле формирует будущее… будьте смелыми, пробуйте и экспериментируйте. […] Ставьте учащихся в центр — создавайте процессы с идеей, что они останутся с вами на всю жизнь.

Другой отчет, отчет Learning Ecosystems, «практическое руководство для тех, кто стремится к развитию экосистем», содержит тематическое исследование более 40 обучающихся экосистем со всех уголков мира. По словам Павла, экосистемы — это следующий этап «системы для образования». Они требуют обучения на протяжении всей жизни, основанного на организации, онлайн/оффлайн модальностей обучения и сети поставщиков обучения и учащихся. Ключевые принципы — личные, географические, планетарные: «Каждый, кто вступает в образовательную экосистему, должен осознавать эти уровни.

Павел продолжает учиться, продолжая обучать себя новым навыкам, он недавно взялся за гитару, а также является сторонником наставников как основного метода роста.

Несмотря на весь акцент на будущие достижения и адаптивность, Павел подчеркнул, что любая трансформация «начинается с заботы о себе».

Основные выводы:

[:10] О сегодняшней серии с Павлом Лукшей.
[:45] Том снова приветствует Павла на подкасте «Умение »!
[1:42] Как для Павла, путешественника по миру, как прошел последний год без международных поездок?
[2:52] Как ГЭФ, WorldSkills и Павел смогли провести это исследование во время глобальной пандемии?
[4:05] Павел рассказывает о изменчивом, неопределенном, сложном и неоднозначном (VUCA) мире и о том, как 2020 год подарил людям опыт пандемии, одного из аспектов мира VUCA.
[4:47] Том описывает три всеобъемлющих навыка, о которых идет речь в отчете, а Павел говорит о первом из трех — «Совместная работа, адаптация и трансформация» — и почему это так важно.
[8:25] Павел говорит о растущей взаимности в отношении к благополучию, а также о некоторых противоположных тенденциях, которые они наблюдают во время пандемии.
[10:52] В докладе Павел рассказывает о мегатрендах, которые меняют характер глобальной экономики: цифровизация, глобализация и экологизация.
[15:03] Павел развивает идею ориентированной на жизнь, преобразующей, регенеративной экономики и экономики замкнутого цикла — и почему эксперты считают это вероятным сценарием.
[17:00] Павел дает советы руководителям образования и выделяет факторы, о которых им стоит подумать в 2020-х годах.
[20:05] Павел подробно рассказывает о том, как руководители образования должны опираться на искусственный интеллект, большие данные и экспоненциальные технологии.
[22:12] Почему Том любит отчет «Навыки будущего для 2020-х».
[23:12] Павел рассказывает, почему в отчете они шли по секторам.
[24:12] Павел также выпустил подробный отчет об экосистемах обучения под названием «Экосистемы обучения: новая практика для будущего образования». Павел подробно рассказывает о том, что такое обучающая экосистема и почему ее стоит изучать.
[30:38] Павел приводит несколько примеров того, как выглядит здоровая экосистема обучения.
[34:30] Как Павлу удается сохранять продуктивность и сосредоточиться на учебе даже в разгар глобальной пандемии?
[36:46] Том еще раз благодарит Павла за то, что он присоединился к подкасту!

Упоминается в этом выпуске:


Будьте в курсе инноваций в обучении по номеру , подписавшись на еженедельное обновление Smart Update .

Protopia: создание будущего, которое устроит всех? | Павел Лукша

Несколько недель назад на фестивале «Обучающая планета» я провел беседу о долгосрочном будущем человечества. Список участников дискуссии был весьма впечатляющим: в него входили глава отдела образования ОЭСР, основательница крупнейшей в мире сети футурологов, партнер крупного венчурного фонда и даже педагог, который был признан NY Times «самой влиятельной женщиной». после Хиллари Клинтон в 2015 году.

Ключевой вопрос панели соответствовал коллективному потенциалу участников дискуссии: можем ли мы (коллективно) управлять долгосрочным будущим человечества и как? Как нам избежать «мрачных» будущих сценариев глобальных катастроф и антиутопий — и как мы можем создать «будущее, которое устроит всех»?

Я предложил участникам поделиться вдохновляющими образами будущего, которому они посвящают свою жизнь. Было видно, что все участники дискуссии, замечательные эксперты и лидеры мировых изменений, движимы идеалами мира и процветания человечества и планеты.Моя тайная надежда заключалась в том, что мы начнем открывать единое «ядро» общих идеалов, которые вдохновляли всех нас, и что мы будем проводить большую часть нашего времени, обсуждая возможные способы поддержки работы друг друга по улучшению мира.

Я не мог больше ошибаться.

Вскоре после начала разговора одна из участниц сказала своим коллегам (мужчинам), которые к тому времени делились вдохновляющими и яркими мечтами о технологичной цивилизации будущего:

«Все ваши мечты о новых технологиях, роботах и космос — безответственные фантазии мальчишек, играющих со своими игрушками.Пока вы работаете над своими проектами, наша планета умирает. Что бы вы ни думали, это не имеет значения».

Итак, дискуссия начала скатываться к спору о важности и актуальности каждого представленного сценария — каждый участник отстаивал свой желаемый образ будущего. Вместо того чтобы найти консенсус, вместо обнаружения единства наших намерений и идей — мы оказались в быстро поляризующемся пространстве, где одни представления о будущем были «правильными», а другие — «неправильными».

Комбинация фотографий марша женщин 2017 и марша MAGA сторонников Трампа 2020 года в Вашингтоне, округ Колумбия, снятых почти с одной точки.

Эта ситуация не является отклонением или несчастным случаем. На самом деле, это идеальное отражение Zeitgeist , продолжающейся борьбы между технократами и защитниками окружающей среды, между бизнесменами и гуманистами, между защитниками «старых» и «новых» норм.Присоединяюсь к доводу вышеупомянутых участников: действительно, наши планетарные процессы были нарушены индустриальной цивилизацией, и если мы не изменим направление наших действий в ближайшие десятилетия, у человечества может вообще не быть будущего. Ставки высоки, поэтому понятно, почему люди могут проявлять эмоции при обсуждении долгосрочных сценариев будущего. Мы должны взять на себя коллективную ответственность за происходящее. Тем не менее, я считаю, что правы были и другие участники диалога — нам нужно поддерживать человеческую изобретательность и привлекать передовую науку к решению наших самых насущных проблем, нам нужно изменить способы разработки, использования и управления технологиями, чтобы вызовы человечества стать адресованным.Глобальные риски, с которыми мы сталкиваемся, также побуждают нас изменить «правила игры», сделать экономику и технологии частью решения, а не проблемой — как, например, в парадигме «регенеративной экономики».

Но я также предлагаю вам посмотреть на этот разговор с позиции мета. Какую динамику он отражает? Почему возникает такая динамика даже в разговоре людей, якобы имеющих очень сильную установку на сотрудничество и взаимную поддержку?

Как часто мы становимся свидетелями диалога, пространства взаимного обучения, переходящего в «борьбу», движимую стремлением утвердить свою точку зрения? Как часто мы видим, как образованные и ответственные люди направляют свою энергию на то, чтобы интеллектуально свести на нет и уничтожить друг друга, чтобы доказать свою правоту?

Новая и широко распространенная идея предполагает, что эта модель «конкурировать и уничтожать» запрограммирована в нас культурой, которая доминировала в нашей цивилизации в последние несколько столетий, — но она не «зашита» в человеческую природу.В течение определенного исторического периода эта цивилизация «господства» продвигала «идеалы» иерархии, управляемой старыми «отцами» (патриархами). Самопровозглашенное превосходство подтверждало подавление других полов (например, ограничение прав женщин), других культур (например, эксплуатация и уничтожение коренного населения колоний) и других видов (например, убийство китов и вырубка нетронутых лесов). Этот миропорядок основывался на авторитете Бога (часто изображаемого в виде старика), подавлял разнообразие, ограничивал возможности, устанавливал «правильные» точки зрения.

Тот факт, что мы можем признать и обсудить эту ситуацию, показывает, что мир начал меняться. Новые поколения не приемлют расовой, гендерной, экологической и экономической несправедливости. Крупные социальные движения требуют изменить основные социальные структуры, такие как полиция и армия, чтобы искоренить системное угнетение. Новый мир должен стать более справедливым, более открытым и инклюзивным, более любящим и наполненным заботой.

Но где начинается этот новый мир? — начинается с идей и образов, которые захватывают коллективное воображение, начинается с генеративных диалогов о возможном будущем.И именно там мы видим столкновение конкурирующих и одинаково сильных образов будущего — точно так же, как это было в гражданских войнах и революциях последних столетий.

Как мы можем организовать разговор, который приглашает нас к сотворению мира гармонии, справедливости и взаимной поддержки? Как можно организовать вышеупомянутый диалог, чтобы каждый участник мог стать со-творцом общего будущего, которое работает для всех?

Совместное творчество — относительно новый и редкий навык, которым владеет лишь горстка людей.Современный мир по-прежнему поддерживает авторов, ярких личностей, индивидуальных творцов — и не поощряет сотрудничество, в котором индивидуальное авторство «тает». Но мы знаем, что любое великое творение или серьезное социальное изменение является результатом успешного сотрудничества многих людей, которые объединяют свои творческие порывы в общих усилиях. Если мы хотим создать будущее — то первым делом нам нужно признать, что будущее принадлежит не кому-то из нас в отдельности , а только всем нам в совокупности .

Почему я считаю, что совместное творчество, органическое «озеленение» будущего — лучший путь, чем строительство будущего по «генеральному плану» Великого Архитектора?

Пятилетки рассматривались как способ превращения России из «устаревшей» аграрной страны в «передовую» индустриальную «целенаправленного строительства будущего» по «генеральному плану».Советскому Союзу удалось выиграть Вторую мировую войну и отправить первого человека в космос — но он также создал одну из самых замечательных систем подавления альтернативных идей и низовых демократий. Мы знаем, что вера в утопию принесла неизмеримые страдания гражданам России и других стран «советского блока». Не случайно 30 лет назад распался Советский Союз. Но диссиденты, помогавшие разрушить СССР, были такими же фанатиками: они хотели уничтожить все советское любой ценой, даже ценой страданий миллионов своих сограждан.Десятилетие после распада СССР было одним из самых мрачных в истории России, десятилетием голода, нищеты и преступности. (Неудивительно, что от многих идеалов этих диссидентов, таких как демократия, свобода слова и предпринимательская деятельность, в современной России отказались и что страна вернулась к «облегченной» версии Советского Союза с его высоким уровнем самодержавия и государственного капитализма).

Еще в 1970-х, когда распад Советского Союза был делом маловероятного будущего, диссиденты часто вели жесткие (подпольные) дискуссии, чтобы доказать, что их сценарий будущего становится самым важным.Философ Григорий Померанц, с которым мне посчастливилось познакомиться в последние годы его жизни, видел в этих дискуссиях призрак грядущих трагедий:

Дьявол рождается от ангела, плюющегося в ярости… Люди и системы рассыпаются в прах, но дух ненависти, взращенный поборниками добра, бессмертен, а потому злу на Земле нет конца. В дебатах 1970-х годов я упорно шел против всех своих инстинктов и порывов плевать в ярости, и в этой борьбе я нашел другую истину — манера дебатов важнее предмета дебатов .Вещи приходят и уходят, а манеры формируют строительные блоки цивилизаций.

Стиль наших дебатов о будущем так же важен, как и их тема. Будущее рождается, когда мы мыслим его как идею — и, обсуждая наши идеи, мы приглашаем будущее в настоящее. Если мы верим, что «правое дело» оправдывает ненависть и разрушение — мы несем мир ненависти. Если мы поддерживаем диалог, который допускает открытость, новизну, взаимное обучение и эволюционный рост, мы начинаем создавать будущее, которое работает для всех.

Я считаю, что на протяжении 2020 года мир вошел в точку бифуркации. Пандемия COVID-19 поставила мир в тупик, и многие лидеры начали размышлять, действительно ли мы хотим продвигать нашу цивилизацию прежним путем. Будущее открылось, стало неопределенным и полным возможностей, оно звало креативщиков и новаторов. Это время, когда наши коллективные усилия могут помочь нам создать самое вдохновляющее будущее — или помочь создать самое опасное будущее.

Будущее не определено, поэтому наши дебаты о возможных сценариях будущего 2050 года могут быть довольно абстрактными.Но мы, конечно, не должны идти по стопам Советского Союза. «Создание» нашего будущего и подавление или уничтожение тех, кто с ним не согласен, только породит еще больше насилия и ненависти. Был ли у СССР путь к успеху, если одним из его основных принципов было подавление и уничтожение старших поколений, несогласных со счастливым коммунистическим будущим? Можем ли мы сегодня надеяться, что любая форма подавления сообществ, движений или поколений создаст новое счастливое будущее? Можно ли навязать какое-либо будущее в сложном мире, в котором мы живем? Как создать по-настоящему гармоничный мир, работающий для всех, — установить способы мышления и управления, обеспечивающие многомерное и разнообразное будущее?

Головоломка Джорджа Харта : форма, которая может пройти через круглое, треугольное и квадратное отверстие.

Представим себе трех плоских двухмерных персонажей из старой викторианской книги «Флатландия». Они энергично спорят о том, является ли вещь , которую они видят, кругом, треугольником или квадратом. Эти двумерные существа не осознают того факта, что объект, который они исследуют, является трехмерным, и на самом деле он соответствует всем трем описаниям одновременно.

Наше коллективное будущее чем-то похоже на этот объект. Он больше и сложнее, чем кто-либо может себе представить.Она имеет большее разнообразие форм отношений, систем управления, организаций, семей и культур, чем кто-либо может принять. Он может соответствовать нескольким сценариям, которые мы в настоящее время считаем взаимоисключающими, потому что наша собственная «плоская» точка зрения не позволяет нам увидеть синтез. Можно представить себе будущее, в котором технологии служат людям, а не порабощают их, или будущее, в котором корпорации восстанавливают Землю, а не разрушают ее. Мы можем представить себе культуры, которые поощряют различных людей, сообщества и организации к совместному созданию будущего, которое работает для всех, даже несмотря на огромные различия в ценностях и мировоззрениях.

Такое будущее сложнее, чем мир, к которому мы привыкли. Оно сложнее любых утопий или антиутопий прошлого — коммунизма или либерального капитализма, экологизма или индустриализма и т. д. Это будущее не имеет имен, но оно действительно может работать на всех.

Такое будущее начинается с новой модели диалога и совместного обучения. Нам нужно открываться друг другу, видеть друг в друге партнеров в коллективных действиях и исследованиях, признавать друг друга попутчиками в путешествии по обучению на протяжении всей жизни.

Я считаю, что способы «создания будущего, которое будет работать для всех» только начинают появляться. Путешествие будет непростым — наши инстинкты и культурное программирование провоцируют нас на борьбу друг с другом за ограниченные ресурсы и доминирующее мнение. Но наше стремление к эволюционному развитию призывает нас довериться любви и диалогу.

В марте 2021 года мы запускаем совместный курс онлайн-обучения, который станет нашим совместным путешествием в совместном создании будущего. Мы приглашаем вас исследовать Протопию и научиться растить свое будущее с эволюционным воздействием .

Навыки будущего: как преуспеть в сложном новом мире

Что дает компас?

Мы связываем доноров с учебными ресурсами и способами поддержки решений под руководством сообщества. Узнайте больше о нас.


Наш друг Павел Лукша, основатель Global Education Futures и профессор Московской школы управления, подготовил новый отчет о том, что должны знать и уметь выпускники.«Навыки будущего: как преуспеть в сложном новом мире» была разработана совместно с WorldSkills Russia во время сессий проекта «Атлас новых профессий». Отчет представляет собой вдумчивый обзор глобальных тенденций, изменений в работе и завершается последствиями для образования.

Отчет включает компетентное 30-страничное изложение того, что происходит в сфере технологий и общества, с хорошим обсуждением экологических рисков. По сравнению с американскими отчетами о #FutureofWork, этот рассматривает более широкие факторы и призывает «перейти к более полному пониманию экосистемы Земли, роли, которую играет человечество, и технологий, созданных в эволюции биосферы.В отчете содержится призыв к биосознанию и «способности мыслить экосистемно» во всех секторах экономики».

О том, что действительно нового, в отчете делается вывод: «Каждый участник экономики будущего будет существовать в мире, который намного сложнее, чем тот, к которому мы привыкли. Это приведет к появлению нового класса сложных задач, которые предстоит решать человечеству и его отдельным представителям».

В экономике знаний ключевой тенденцией изменения рабочего ландшафта будет не замена людей компьютерами, а рост сложности задач.В отчете подчеркивается важность эмоционального интеллекта, самоуправления и творчества как навыков, которые будут полезны в этом меняющемся ландшафте.

Прочитайте полную статью Тома Вандера Арка о навыках будущего на сайте Getting Smart.

Павел Лукша — Реинжиниринг будущего

Мы вступаем в эпоху непрерывного, высокотехнологичного, игрового и основанного на практике целостного образования, которое будет высоко персонализированным, но в значительной степени поддерживаемым горизонтальными формами сетевого и общинного обучения. .Волна образовательных инноваций, принесенных стартапами в сфере образования, поможет разделить и повторно объединить образовательный контент и образовательные и профессиональные траектории для различных типов поставщиков образовательных услуг на уровне школ, университетов и образования для взрослых. Предстоящая трансформация бросит вызов статус-кво национальных систем образования по всему миру и потребует реорганизации архитектуры глобального рынка образования. Это можно рассматривать как большую угрозу или как прекрасную возможность — и на сессии будут рассмотрены некоторые полезные направления для существующих и новых игроков на образовательном рынке.Global Future Education Agendas — уникальное исследование, проводимое российской научно-исследовательской группой Re-Engineering Futures Group (совместно со Школой управления «Сколково» и Российским агентством стратегических инициатив) с 2010 года. интерактивные диалоги о будущем образования, в которых приняли участие более десяти тысяч специалистов в России и мире. Его результаты были использованы для реорганизации институциональных стратегий в 20 ведущих российских университетах, помогли ускорить запуск около 80 технологических стартапов в сфере образования, начать реформу образования в транспортной отрасли России и многое другое.Чтобы узнать больше, ознакомьтесь с обзором отчета Global Education Futures Report. Д-р Павел Лукша экспериментирует с технологическим форсайтом, игровым дизайном, онлайн-инструментами обучения и рядом других форматов. Он считает, что образование меняет правила игры, при этом понимание образования не ограничивается школами и университетами. Работает с образовательными форсайтами в рамках стартап-школ и форматов корпоративного обучения. Его образовательные проекты направляют мягкие технологии, способные дать толчок реальным изменениям. Лукша — архитектор будущего образования.Профессор Школы управления Сколково, Москва. Опубликовал более 40 научных и аналитических публикаций в международных книгах, журналах и материалах конференций по теории фирмы, эволюционной теории, инновациям, региональному развитию, переходной экономике, теории потребления, теоретической социологии и системным наукам. Он является директором Re-Engineering Futures, аналитического центра по стратегическому прогнозированию, стратегиям управления изменениями стартапов для корпораций и образовательных учреждений, инициативам по разработке политики и действиям гражданского общества.Он также имеет действующую лицензию наездника на слонах.

 

Краткий обзор будущих программ глобального образования

Сопутствующий материал

Аудиофайл из выступления Лукши

Слайды из лекции Лукши

Эксперт из Сколково Павел Лукша выступит на КЭФ

Павел Лукша, эксперт Центра трансформации образования СКОЛКОВО, основатель инициативы «Глобальное будущее образования», проведет мастер-класс «Столетнее предвидение – глобальные вызовы и поиски стратегии России в XXI веке» в рамках образовательной программы КЭФ-ФЕСТ 2 марта.

Совместно с Агентством стратегических инициатив и платформой «Национальная технологическая инициатива» проведено исследование Centenary Foresight. Он включает в себя карты долгосрочных проблем и возможных решений для перехода к новому социально-экономическому порядку.

Лекция посвящена тому, как будет выглядеть ландшафт перемен в 21 веке, что такое глобальные вызовы, почему наш мир меняется так резко на наших глазах и как можно представить себе процесс изменений в ближайшее десятилетие.

Мир находится на определенном переломе, пересмотре модели, и не только из-за технологических изменений. Прежняя модель индустриальной цивилизации исчерпала себя, она иссякает. Эта модель не будет воспроизведена в ближайшие десятилетия. Произойдет глобальный пересмотр правил, по которым работает мир. Тем, кто сейчас начинает свой жизненный путь, свою профессиональную карьеру, нужно определиться в ближайшие годы. — сказал Павел Лукша.

Этот мощный переход начался одновременно во многих местах, есть много проектов и инициатив, которые уже меняют жизнь.

Многие силы теперь являются двигателями перемен. Это и гражданские движения, и бизнес, которые хотят продолжения существования человечества на планете. Это наднациональное движение лидеров перемен, которые соединяются и находят друг друга, действуют в некой общей логике. Очень часто внутри стран есть крупные структуры и корпорации, которые не заинтересованы в переходе и всячески его саботируют. Их можно понять. У них есть инвестиции. Один из системных вызовов связан с тем, что отношения человечества с планетой подталкивают нас к выбору; либо мы придем на грань краха цивилизации, либо нам придется меняться.Чтобы изменить такой образ жизни, мы должны серьезно изменить систему образования, управления, модели создания и распределения ценностей, рынок капитала».

Мастер-класс состоится 2 марта в Студии Москва, с 18:00 до 20:00 (время Красноярское)

Все студийные мероприятия в рамках Красноярского экономического форума проходят в онлайн-режиме. Трансляция будет доступна на сайте кеф.рф. Чтобы присоединиться к лекции, пожалуйста, зарегистрируйтесь в качестве участника.

Клуб «Валдай» обсудит Великую сборку XXI века, пути в будущее и ставки России — Клуб «Валдай»

8 октября в 14:00.м. По московскому времени (GMT+3) Клуб «Валдай» проведет экспертную дискуссию «В преддверии Великой пересборки XXI века: пути в будущее и ставки России».

Человечество стоит на пороге Великой Пересборки – формирования нового мирохозяйственного порядка. Эта пересборка во многом вынужденная, происходящая под давлением нарастающих кризисов в мировой экономической, управленческой, социокультурной и научной сферах. Пришло время краха старой системы и появления новой.Ближайшие годы станут переломным моментом, временем поиска новых смыслов и ценностей. Миссией человечества в начале века будет создание нового социально-экономического строя, способного существовать в гармонии с природой. Для России это возможность вернуться к своей исторической роли объединителя цивилизаций, стать проводником в новый мир.

Целью конференции «100-летнее Форсайт», прошедшей в Великом Новгороде в июле 2021 года в рамках проекта «Архипелаг 2021», было создание образа будущего мира, которому соответствует динамика исторических процессов, технологическая революция и связанные с ними изменения в « культурный код» человечества.Методологические принципы этой работы позволяют понять, что ждет мир в ближайшие 30-50 лет, и наметить более отдаленные перспективы. В проекте приняли участие более 50 ведущих ученых, инновационных предпринимателей и государственных служащих со всей страны, а также более 10 международных экспертов самого высокого уровня. Дискуссионный клуб «Валдай» представит доклад как «путеводитель по возможному будущему», реально оценивающий риски и указывающий на потенциальные конфликты.

Какие задачи стоят перед человечеством? Какими будут мир и Россия через несколько десятилетий? На что мы сделаем ставку, чтобы пережить неспокойные годы Пересборки и стать лидерами будущего мира? На эти и другие вопросы ответят участники дискуссии.

Динамики:

  • Андрей Безруков , профессор МГИМО, член президиума Совета по внешней и оборонной политике

  • Павел Лукша , основатель и директор инициативы Global Education Futures, член экспертного совета АСИ

  • Николай Ютанов , руководитель исследовательской группы «Проектирование будущего»

Модератор:

Рабочие языки: русский, английский.

Информация для СМИ: Чтобы получить аккредитацию на мероприятие, заполните форму на нашем сайте или позвоните по телефону +79269307763 . Ссылка на прямую трансляцию обсуждения будет опубликована на всех онлайн-платформах, используемых Club Valdai: на веб-сайте , на Facebook , Vkontakte , Instagram , а также Телеграмма .

Создание и контроль условий для будущего образования

Ласло, Э. с Ласло, А. (2016). Что такое реальность? Новая Карта Космоса и

Сознания. SelectBooks, Inc.

Ласло, А., и Рассел, Дж. (2013). Прибыльное образование. В книге Э. Ласло и К. Денниса

(ред.), Рассвет эпохи Акаши: новое сознание, квантовый резонанс и

будущее мира (стр. 168–176). Внутренние традиции.

Ласло, А., Лукша, П., и Карабег, Д. (2017). Системные инновации, образование и

социальное влияние системных наук. Системные исследования и поведение

Наука, 35(5), 601–608. https://doi.org/10.1002/sres.2492

Ласло, А., Роуленд, Р., Тейлор, Г., и Джонстон, Т. (2012). Виртуальное обучение в

социально оцифрованном мире. Мировое будущее: Журнал глобального образования 68 (8),

575–594. https://doi.org/10.1080/02604027.2012.730436

Ласло, Э., и Киз, Д. (1981). Разоружение, человеческий фактор: материалы коллоквиума

по социальному контексту разоружения (N. коллоквиум по социальному контексту разоружения). Учебный и исследовательский институт ООН

, Planetary Citizens.

Лукша П., Кубиста Дж., Ласло А., Попович М., Ниненко И. (2018). Образовательные

экосистемы для преобразования общества (отчет Global Education Futures).GEF

Press, Москва и Сан-Франциско. Получено 30 октября 2018 г. с https://

futuref.org/educationfutures

Лукша П., Лошкарева Е., Ниненко И., Судаков Д. и Смагин И. (2017). Навыки Future

: как преуспеть в сложном новом мире (отчет Global Education Futures и

WorldSkills). ГЭФ Пресс.

Матурана, Х. (2002). Автопоэзис, структурная связь и познание: история

этих и других понятий в биологии познания.Кибернетика и человек

Знание, 9 (3–4), 5–34.

Милбрат, Л. (1989). Предвидя устойчивое общество: Изучая наш выход.

SUNY Press.

Монбиот, Г. (2019, 15 февраля). Мое поколение разгромило планету. Так что я приветствую

детей, наносящих ответный удар. Хранитель. Получено 4 марта 2019 г. с

https://goo.gl/DFKdYR

Мур, А. (2012). Преподавание и обучение: педагогика, учебная программа и культура (2-е изд.

). Рутледж.

Назаретян А. (2016). Нелинейное будущее (3-е изд.). Серия книг по исследованию ценности.

Сахтурис, Э. (2000). EARTHDANCE: Живые системы в эволюции. Киндл

версия

.

Сенге, П., Камброн-МакКейб, Н., Лукас, Т., Смит, Б., Даттон, Дж., и Кляйнер, А.

(2012). Школы, которые учатся: полевой справочник по пятой дисциплине для педагогов, родителей и

всех, кто заботится об образовании. Корона.

Смитсман, А. (2019). В основе изменения систем [Кандидатская диссертация].

Маастрихтский университет.

Смитсман, А., и Чанг, CKC (2018). Маврикий: теория и практика образования в интересах устойчивого развития. В H. Letchamanan & D. Dhar (Eds.), Education in

South Asia and the Indian Ocean Islands. Блумсбери.

Смитсман, А., и Карриван, Дж.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.