Зицер: Биография Димы Зицера – творчество и личная жизнь автора, читайте на ЛитРес

Дима Зицер — отзывы о творчестве автора и мнения читателей

Традиционных родителей может, как мне кажется, смутить такое название, хотя никакой крамолы в книге, конечно, нет. Однако не стоит спешить ставить диагноз по названию. Зицер пишет о любви и уважении к ребенку, о доверии, основанном на пристальном наблюдении и интересе к любимому человеку. Вообще, наблюдение, по его мнению, самый основной инструмент педагога. С этим нельзя не согласиться. Вероятно, автор иногда преувеличивает способность ребенка глубоко подумать прежде, чем совершить тот или иной поступок, а поэтому ратует за полное равноправие и отсутствие рамок (кроме ограничений на явно опасные действия), но это не отменяет ценности основной идеи книги — прежде чем запретить, накричать, вспылить, стоит глубоко вдохнуть и прислушаться к собственному… нет, не разуму, а телу. Осознать физическую напряженность, которая, чаще всего и становится причиной раздражения на ребенка. Т.е., как утверждает автор, злят нас обычно не поступки детей (не так уж часто они действительно настолько ужасны, чтобы орать и шипеть), а пердимонокли собственного организма — устала спина, давно не пили водички, устали ноги и т.д. и т.п. Прислушиваться к себе — важнейший навык родителя, помогающий защитить ребенка от самого себя. Я который день благодаря Зицеру пытаюсь слушать свое тело и понимаю, что автор, кажется, прав. Большая часть лично моего раздражения базируется на физическом неблагополучии. Ну и комплексы, конечно, куда без них… Шаблоны, вколоченные с детства, подсознательное чувство недремлющего и всевидящего ока — это дурацкое извечное «что скажут люди». Во мне эта «зараза», увы, есть, потому что так воспитали, потому что твердили мне о каких-то чужих и безразличных мне людях, благополучие которых почему-то регулярно под угрозой из-за моего поведения. Зицер не забыл напомнить и о том, что примерно лет в 16, многие из нас дают себе обет никогда не воспитывать своих детей так, как воспитывали нас самих. Я хорошо помню, как уверенно обещала, что не буду похожа на свою маму. Что же на деле? Каждый день передо мной родные грабли. Спасибо, автор, задел за живое!

Дима Зицер — о том, почему всё происходящее касается педагогов и родителей | Мел

Педагог Дима Зицер, как и многие сегодня, активно пишет в фейсбуке обо всем, что происходит вокруг. Его критикуют: занимайтесь, мол, своим делом, не лезьте в политику. В одном из своих последних постов Дима объясняет, почему всё происходящее как раз-таки дело педагогов и родителей.

Главное и полезное за неделю в рассылке «Мела»

С ошеломляющей регулярностью меня упрекают в том, что последние дни я пишу о кошмаре, в котором мы оказались… Упрекают, не только высказывая претензии, но и противопоставляя это моей профессии.

Честно сказать, я потрясён уже самой постановкой вопроса. А поведение наше сейчас — разве не педагогика? Человеческие, в том числе и детско-родительские, отношения в конкретной ситуации — не она? Умение проживать происходящее и формировать активную жизненную позицию — не про это?

Мы, взрослые, поставившие мир на грань краха, убивающие на глазах последние ростки человеческого отношения друг к другу, демонстрирующие свирепый оскал почти ежеминутно, теряющие ошмётки способности к минимальному взаимодействию, наплевавшие на детей с их страхами, вопросами, сомнениями… Это вот всё не имеет отношения к педагогике?

Я делал и делаю всё, чтобы не пропустить ни одного вопроса — неважно, про пеленание, детскую ложь, сложности с учебой, отношения с бабушками, — неважно. И отвечаю, и ищу ответы, и размышляю вместе со спрашивающими. И сейчас, в это страшное время, поступаю так же. Так же будет и впредь. Я не хвалюсь и не горжусь этим — это просто моя работа. Которую я очень стараюсь выполнять честно.

И эта честность, к которой я призываю, которую всеми силами стараюсь не потерять, не даёт мне права обманывать вас и себя, делать вид, что происходящее не имеет отношения к детям и к нам. То есть к педагогике. Что это какая-то отдельная часть чужой жизни — стоит только проскочить мимо, стыдливо отведя глаза, и опа — это не про нас… Не проскочим.

Все разговоры о пеленках, учебе и бабушках станут просто нерелевантны, если мы будем врать себе в главном: в ответах на вопрос, кто я, зачем я такой и что это означает на практике. И если я молчу, когда мир рушится, не нужно искать Герострата: его с легкостью можно увидеть в зеркале.

И ещё одна претензия, которая стала доминантной в последнее время: «Что вы в этом понимаете?!»

Так вот: я понимаю в этом ВСЕ. Так же, между прочим, как и вы. Если дадите себе труд задуматься, понять и, как бы ни болело, выработать собственное отношение. Которое иногда вырабатывается потом и кровью.

Самое гадкое и тошнотворное качество, которое мы можем передать детям в дар от нашего прогнившего и издыхающего взрослого мира, — это позиция «я тут ни при чем, есть те, кто лучше меня знает, как должен быть устроен этот самый мир и как мне в нем жить». Вкупе с цитатами типа «по ком звонит колокол», призванными обелить нас в их и собственных глазах. Не обелят. Эти цитаты в наших устах давно уже стали лживыми и циничными.

Сделаю всё, чтобы этого не произошло. Надеюсь, СДЕЛАЕМ ВМЕСТЕ!

Изображение на обложке: facebook / Dima Zicer

Дмитрий Зицер о том, кто такая идеальная мама

Подписаться на личную рассылку Ады Кондэ ЗДЕСЬ >>>

Все видео семинары и расписание мероприятий ЗДЕСЬ >>>

Скачать аудио файл к этому видео в формате MP3 >>>

 

Перейти к комментариям >>>

Дмитрий Зицер педагог, доктор педагогических наук, автор книг о воспитании детей и подростков. Вы узнаете о том, кто такая идеальная мама, можно ли ей стать, почему не стоит отправлять ребенка в школу и как проводить с ним свободное время, когда его крайне мало.

 

АДА: Дима, скажите, кто такая идеальная мама? И, даже если мы понимаем, что идеальных нет, то как бы Вы ответили на этот вопрос?

ДМИТРИЙ ЗИЦЕР: Идеальная мама понимает, что создала новый мир. И это понимание делает ее если не идеальной, то хорошей, настоящей мамой. Ведь понимание того, что мужчина и женщина вместе создали новый мир яркий, сложный, противоречивый, разный дает понимание, что это что-то отдельное от них. Тогда материнская любовь, человеческая любовь к этому миру будет устроена иначе. В этом случае она не подавляет этот отдельный большой мир, ведь он настолько же сложный, как и ее собственный. И это никак не зависит от возраста или размера этого человека. Умение правильно воспринимать слова и слышать

удивительная вещь. А еще хорошая мама должна быть любопытной: ей должно быть интересно, что происходит с ребенком. Все остальное приложится.

 

Ребенок — это любимая, самая важная, дорогая, интересная, но все же отдельная система. 

 

АДА: Я услышала в Ваших словах уважение к ребенку и соблюдение его личных границ. Получается, мы говорим об этом?

ДМИТРИЙ ЗИЦЕР: Верно. И здесь нужно понимать, что истинное уважение к ребенку начинается с истинного уважения к себе и понимания того, что я отдельный свободный мир. Я принадлежу в первую очередь себе. Потому что если я не понимаю этого про себя и не чувствую этого, то никогда не смогу дать это другому.

АДА: Дима, многие родители имеют пагубную привычку сравнивать своих детей. Однажды Вы написали: «Рождение ребенка это свидание с новым и незнакомым человеком, отличным от тех, с кем вы когда-то встречались. Мы даже не можем быть уверенными, какие гены всплывут из каких поколений. В такой ситуации нет смысла сравнивать, нужно просто готовиться к встрече». Спасибо Вам за эти слова. Скажите, а есть ли универсальный совет, который Вы можете дать родителям для того, чтобы они перестали сравнивать своих детей?

ДМИТРИЙ ЗИЦЕР:

Представим ситуацию: я вышел с ребенком на детскую площадку и вижу, что он не может залезть на третью ступеньку лестницы, в то время, как его сверстник залез на седьмую, а мой так и болтается где-то в районе второй. В этот момент во мне начинают происходить какие-то процессы… Так вот, заниматься собой значит увидеть момент, когда во мне начинаются эти процессы. Они всегда устроены по-разному.

 

Главный ключ — это заниматься самим собой и понимать, что с вами происходит. Нам кажется, что главный процесс — это мысль: «Ах, как нехорошо, что мой ребенок не может залезть так же высоко, как его сверстник». Но это не так, ведь замыкает в этот момент именно меня.

 

Я могу чувствовать давление в груди или в горле, ощущения могут быть разными. Но во мне всегда есть то, что предшествует этому процессу. Поэтому сначала мне надо понять, что происходит со мной. А нам кажется, что в тот момент, когда мы общаемся с ребенком, происходит что-то с ним. Это не всегда так. 

АДА: Более чем правда. Я думаю, что многим сейчас было необходимо услышать от Вас эти слова. Скажите, насколько нужна строгость в воспитании ребенка? То есть когда родитель, может быть, не жестко, но все же требует от ребенка, чтобы он слушался и наказывает его за непослушание.

ДМИТРИЙ ЗИЦЕР: Наказывать

это в принципе несколько тюремный термин. Вопрос в том, чему таким образом мы хотим ребенка научить. Есть такая расхожая идея, что мы обязательно все время должны чему-то учить. Если мы хотим научить ребенка беспрекословно и бездумно подчиняться чужой воле, то нужно быть строгими и наказывать. Таким образом невозможно научить его анализировать, выбирать и принимать собственные решения. 

 

Если мы воспитываем маленького робота-исполнителя, который впоследствии будет жить с большими комплексами и не уметь шагать вперед, то нужно быть строгими.

 

Поэтому так важно не путать две разных истории. Понятно, что для любого человека важны собственные границы. Если в этот момент я, мама, занимаюсь чем-то важным для себя и мой ребенок (я сейчас не имею в виду полугодовалого ребенка, которому постоянно нужна материнская помощь) говорит: «Бросай немедленно все и займись тем, что важно мне», то не будут строгостью такие слова мамы: «Мне важно закончить то, что я делаю». Нет ничего страшного, если ребенок немного расстроится. В этот момент мы учим его отдаваться тому, что он любит. Мы учим его тому, что у меня, как у мамы, существуют границы. У него они тоже есть, и они настолько же важны. Это важный принцип воспитания.

Поэтому все, что касается наказаний это совсем не про любовь. Наказание само по себе значит нанести любимому человеку боль. Это значит лишить его чего-то, что он любит. Это поставить его в заведомо неприятную ситуацию. В этот момент мы транслируем ему не любовь, а что-то обратное. А еще учим его обманывать, потому что в этот момент, обычно говорим: «Это я делаю, любя». Правда? Разве так любят?

АДА: Вы постоянно находитесь в школьной среде и видите преподавателей. В связи с этим такой вопрос. Когда родители отправляют ребенка в школу, как, с одной стороны, научить его уважать и понимать авторитет учителей, а с другой, чтобы у ребенка была возможность при необходимости отстоять свою точку зрения? Как научить его фильтровать информацию и разграничивать мнение преподавателя о нем и собственное мнение о себе? Как психологически подготовить ребенка к школе?

ДМИТРИЙ ЗИЦЕР: Для начала нужно поменять глагол, с которого мы начали. Глагол «отправлять» (будто дальним багажом) уже не подходит. Потому как «отправлять» значит, что ребенок объект. Если мы его «отправляем», в этом есть определенное отношение к нему. И здесь я должен сказать, что с изменением глагола мир удивительным образом меняется.

Давайте представим ситуацию, что он «идет» в школу. И тогда ребенок сразу же становится субъектом. Если ребенок идет в школу, он заказчик, понимаете? Он идет туда за чем-то. И в этой системе координат ему намного легче начать ориентироваться: «Я иду в школу, потому что… Не потому, что все дети туда ходят. Я иду в школу, потому что мне там комфортно, интересно, любопытно, мне там важно и так далее». Этот посыл обеспечивает определенное отношение меня-субъекта, меня-ребенка к тому, куда я пошел. 

По поводу учительского авторитета: я считаю, что это на 100% дело учителя, а не наше. Ведь в нормальной системе координат авторитет есть у каждого из нас.

 

Почему-то в традиционной педагогической системе считается, что учитель должен завоевать авторитет. На самом деле ничего не надо завоевывать, он уже есть. Другое дело, что его не надо разрушать!

 

А разрушение авторитета происходит тогда, когда ребенок видит, что учитель постоянно его унижает: ставит его в дискомфортную ситуацию, делает так, что ему часто становится стыдно, он чувствует себя недостойным и маленьким по сравнению с другими. 

Что в этом случае нужно делать родителям? В первую очередь они должны знать, что это происходит. В семье нужно завести традицию рассказывать, делиться тем, что у вас происходит.

 

Ребенок должен знать, что родители – самые близкие и любимые люди, которые всегда будут на его стороне, даже когда он не прав.

 

Не в том смысле, что они будут говорить: «Ты прав», когда он не прав, а будут говорить: «Мы на твоей стороне. Мы защитим тебя, даже когда ты не прав. А дальше, возможно, мы с тобой и поссоримся».

АДА:

Некоторое время назад Вы выступили на конференции «TED talks» с темой «Свобода от воспитания». Искренне рекомендую это видео к просмотру всем родителям. Теперь хочется поговорить на такую интересную тему, как эмоциональная уязвимость. Несколько лет назад на TED появилось видео с выступления Броне Браун. Оно буквально взорвало интернет и вызвало массовые обсуждения темы эмоциональной уязвимости, то есть открытости. Сегодня в большинстве семей подобная эмоциональная обнаженность воспринимается как слабость. Скажите, как родителям говорить об этом со своими детьми и стоит ли?

ДМИТРИЙ ЗИЦЕР: Отличный вопрос. Совсем недавно Левада-центр опубликовал результаты опроса о том, на какие темы не говорят в российских семьях. Первые два места – темы смерти и секса. Я думаю, что это косвенно связано с тем, о чем вы спрашиваете. Почему мы об этом не говорим? Первое – страшно, второе – стыдно. Но давайте начнем с теории. В советском пространстве главным было то, что мы винтики в коллективе. Быть не принято быть чувственным и слабым. А это проявление человечности. То есть, в этот момент я должен воспринять себя как человек. Есть много парадоксальных вещей, которым нас не учили, или даже противоположных тому, чему нас учили. Например, нас учили: «Если ты что-то сказал, нельзя менять свое мнение». Я считаю, человечность в том и проявляется, что я могу свое мнение поменять. Другое дело, что мне хотелось бы не подводить других людей, не предавать их. Но у меня есть четкое базисное право проанализировать, подумать и сказать: «Я ошибался». 

Это выглядит как одна запись в трудовой книжке. Когда-то этим гордились наши предки. Представляете, он окончил институт и до самой смерти работал на одном месте. Человек так больше ничего и не попробовал.

 

Еще одно важное право человека – пробовать разное и бросать то, что не нравится. В России пока еще в большинстве случаев это осуждается.

 

«Ему 4 года, а он ведь за это время уже и лыжи, и пластилин, и музыку и что-то еще попробовал. Ни на чем не может остановиться». А ведь это базисное право – попробовать и сказать: «Я бросаю, я хочу попробовать что-то другое».

Бояться смерти – тоже человеческое право. Это сложная тема. Если я не признаю, что боюсь чего-то или отношусь к этому эмоционально, то я не буду про это разговаривать, буду всеми силами «убегать» от этой темы. 

Если я считаю, что у приличных людей секса не бывает, тогда логично, что мне про это и говорить нельзя. Получается, что я лишен такого замечательного проявления человечности, как сексуальные отношения, такого удивительного, одного из самых чувственных и самых ярких проявлений человечности. Если меня лишить всего этого, то ничего и не будет. И тогда я буду отрицать собственную эмоциональность и считать, что я должен быть стойким оловянным солдатиком.

Здесь главное направление для проработки этой темы – разговаривать о нас, о человечности в самом прикладном смысле этого слова. Честно говорить: «Я расстроен. У меня поменялось настроение». Как я взаимодействию с этими состояниями? А как взаимодействуют другие люди? Как я принимаю себя? И как они принимают меня? Мы все имеем право задавать эти вопросы.

АДА: Давайте поможем мамам посмотреть на такой вопрос, как время, проведенное с ребенком. Предположим, мама работает, а ребенок большую часть дня в школе. В таком случае остается мало времени на общение и у мамы возникает вопрос: как лучше всего провести это время с ребенком? Ведь у нее есть всего полчаса вечером после работы. Что делать: проверить уроки, что-то выучить, посмотреть телевизор? Что сделать? Как идеальная мама провела бы это время с ребенком?

ДМИТРИЙ ЗИЦЕР: Маме надо задать себе честный вопрос: «Что мне самой сейчас интересно делать с ребенком? Что мне в эти полчаса “прикольно, по кайфу” делать с ним?». С одним человеком интересно читать, с другим рыбу половить, а с третьим театральное представление подготовить. Я подозреваю, что очень мало мам, которые говорят: «Мне прикольно сейчас поиграть в надсмотрщика и проверить, как он или она сделали уроки». Это какая-то ерунда.

 

Идеальная мама – это не мама, которая проверяет, а мама, которая понимает и принимает себя.

 

АДА: Но ведь когда приходит момент решить, чем заняться с ребенком, то далеко не каждая мама и далеко не всегда поставит вопрос именно таким образом: «Что сейчас доставит удовольствие нам обоим?»

ДМИТРИЙ ЗИЦЕР: Вот мы с Вами сейчас их и научим. Именно это и есть ключик. Если мой ребенок самозабвенно играет в новую игру, которая для меня любопытна, тогда я буду играть с ним в эту игру. Потому что, если вы будете делать что-то с позиции «Я должна», это приведет к тому, что вам будет не очень приятно этим заниматься. А далее пошло-поехало… Это длинная дорога, упирающаяся в невроз. Отмечу, что сейчас мы говорим про свободное время.

 

Если вы представили, что было бы здорово сейчас сделать скворечник вместе с ребенком, так и делайте! Это очень важный ключ. 

 

АДА: Дима, если бы Вы могли поставить большой рекламный щит перед каждым зданием школы, что бы Вы на нем написали?

ДМИТРИЙ ЗИЦЕР: Я бы написал: «Отстаньте и успокойтесь».

АДА: Это для родителей или для учителей?

ДМИТРИЙ ЗИЦЕР: Это для всех, кто прочтет. Успокойтесь. Не мы первые, не мы последние. Это дает нам возможность ответить на вопросы: «Кто я? Что я? Где я? Чего я хочу сейчас? Почему я сейчас поступаю именно так?».

АДА: И последний вопрос. Скажите, какую книгу Вы дарили в своей жизни чаще всего?

ДМИТРИЙ ЗИЦЕР: «Степного волка» Германа Гессе. Потому что это удивительная книга. У меня много любимых книг, но эта про самооткрытие и про то, что в «Маленьком принце» звучит как: «Счастье можно найти в глотке воды». То, что мы считаем правильным на самом деле может быть такой ерундой, а то, что мы считали всю жизнь неправильным, может быть для нас истинно верным. Это удивительная книга, на мой взгляд.

АДА: На этой интригующей ноте мы заканчиваем интервью. Теперь каждому из нас предстоит самостоятельно решить, что важно, а что нет, что хорошо, что плохо и нужно ли менять свое мнение. Я надеюсь, что вы почерпнули для себя что-то крайне важное.

 

Чтобы оставить/прочесть комментарии или присоединиться к обсуждению этой статьи — пролистывайте вниз.

Перейти к комментариям >>>

«Ребенок должен если не бежать, то идти в школу с удовольствием»

Педагог, писатель и блогер Дима Зицер рассказал «Новому проспекту», почему не стоит бояться новых форматов школьного обучения, как родители могут изменить систему образования и почему они всё время должны задавать себе вопрос «зачем мой ребенок ходит в школу?»

Дима, в связи с пандемией коронавируса родители школьников испытали все «прелести» дистанционного обучения. Многие считают, что эксперимент с онлайном не удался, и боятся, что дистанционка снова нас настигнет. Всё ли так плохо на самом деле?

 — Я бы не стал говорить, что весь онлайн-формат провалился. «Провалился» — это значит, что вообще нет приличных уроков в онлайне. Но ведь это не так! У меня встречный вопрос: всё, что происходило в нашем образовании раньше, в офлайн-формате, разве не проваливалось? Мне кажется, что онлайн — это отражение офлайна, вот и всё. Если учитель гениальный в обычной школе, его уроки на удаленке, может, и стали менее гениальными, но они остались классными. А если речь об учителе, который на уроке как говорящая голова и всё делает за счет так называемой дисциплины, угроз и унижений, то в интернете его ждет фиаско. Вообще, онлайн — это не формат, а инструмент. Педагогическая система не меняется. И если школа выглядит не очень в онлайн-формате, это повод для родителей задуматься: а куда же мы детей посылали учиться до этого?

 А разве родители об этом не думают?

 — К сожалению, многие родители, посылая ребенка утром в школу, позволяют себе забыть о том, что там происходит. Они вспоминают об этом, только когда их вызывают в школу или когда дети получают так называемые плохие оценки. Только тогда они говорят: «Что-то не то у нас с образованием». А когда нас всех принудительно высадили на карантин, родители вдруг увидели ту сторону образовательного процесса, которую раньше игнорировали. Разве дети не говорили им, что они не хотят идти в школу? Говорили. Но родители пропускали это мимо ушей. А если бы они прислушались к детям раньше, они бы сильно удивились. То есть ситуация с точки зрения подхода к обучению не поменялась, поменялась наша степень информированности об этом процессе, его нюансах. 

 Хорошо, родители вдруг прозрели. И что им теперь делать с теми проблемами, которые они увидели? 

 — Просто задайте вопрос вашим читателям: что делать, если вашему любимому человеку плохо?

 Сделать так, чтобы ему стало хорошо. 

 — Вот. Я не буду никого ругать. Я скажу, что если вы, к примеру, не смогли обратить внимание на проблему с образованием и школой раньше, то раньше у вас просто не дошли до этого руки. И вот сейчас наконец надо бы с этим разобраться. 

 Что делать-то? Поменять учителя, школу? Какие тут варианты? 

 — Я могу вам озвучить много вариантов. Вопрос — чего мы, родители, хотим. 

 Хотим, чтобы ребенок шел в школу, и ему там было комфортно. И чтобы он получал там знания. 

 — Какие?

 Это вопрос не в бровь, а в глаз. Надо подумать.

 — То, о чем мы с вами говорим, называется заказом, которого нет. Если ничего не делать, не формировать заказ, не формулировать, чего мы хотим от системы образования, то она и не изменится. Ведь эта система так или иначе работает в рамках заказа, который должен исходить в первую очередь со стороны родителей. Если они не знают, зачем их детям ходить в школу, ничего не изменится. Представьте, вот вы пришли в ресторан, платите деньги и говорите: «Делайте что хотите». И какой ресторан накормит вас едой, которая вам понравится, если нет никакого заказа? В такой же ситуации находится и государство.

 И каждая конкретная школа?..

 — Да. Могу добавить, что любая школа с точки зрения практики является частной, потому что фактически государство в лице школы за ваши деньги (налоги, которые вы платите) и по вашему заказу что-то делает. И мне с этой точки зрения ругать государство очень сложно. У него огромное количество задач. Образование — лишь одна из них. Школьная система — система массовая. По этой причине она тяготеет к упрощению. И единственные люди, которые могут на эту систему влиять, — те, у кого эта система востребована, то есть семьи, родители и дети. А если ребенка не спрашивают, чего он хочет, а просто приучают, что он должен в школу ходить, если никого не интересует, что он по этому поводу думает, а просто звучит фраза «я через это прошел и выжил, и ничего страшного», — не стоит удивляться, что мы имеем то, что имеем.

 Может ли конкретная школа что-то поменять в своей работе в лучшую сторону в нынешней ситуации?

 — Если упростить, то зачем среднему директору менять то, что происходит в школе сейчас, если у него всё, в общем-то, хорошо? А в ситуации, когда не очень хорошо, он, директор, всё сваливает на детей. Причем родители в этой ситуации становятся на сторону учителей и директора. Что обычно говорят родители, когда ребенок плохо учится? «Я тебя лишу того-то и того-то. Исправляйся». И от всего этого советского «плача Ярославны», что государство что-то должно поменять за нас, например плохую систему образования, меня коробит. Система изменится только когда вы ее поменяете! 

 Почему советский «плач Ярославны»?

 — Потому что это советская система координат: «За нас решат». Решат, что мы будем носить, есть, пить, читать. Мне такой подход представляется примитивным. Ведь мы уже находимся в намного более продвинутой ситуации, и в ней можем многое определять сами. Поэтому разговоры типа «школа выглядит так, как она выглядит, и я ничего не могу с этим поделать» вообще ничего не стоят. Случаев, когда поменять ничего нельзя, очень мало. 

 Хорошо. Вот я сформулировала запрос. Как мне теперь его донести до нужных структур и людей?

 — Но вы его еще не сформулировали. Вы его сначала сделайте, а я вам расскажу, как его донести. Донести заказ до того, как он сформулирован, никак нельзя. А формулировать по ходу — некорректно. Если нам нужно попасть в Челябинск, мы же не сядем на самолет, который летит в Калининград? А в ситуации со школой мы часто не знаем, чего хотим, и родители вообще часто боятся этого вопроса. Простой пример. Когда вы решите купить себе новую блузку, вы же не пойдете за ней по принципу «в соседнем подъезде открылся новый магазин, куплю ее там». Вы пойдете в один магазин, в другой — будете выбирать, советоваться с подружками. А со школой разве так?

 Чаще всего люди выбираются школу поближе к дому. В идеале — во дворе… 

 — Вот. Ну и всё. А дальше вы сдаете ребенка, подобно чемодану, в школу на 11 лет. Представьте, вы приносите в химчистку мешок с одеждой и говорите: «Сделайте с ней что-нибудь, я через 11 лет забегу». И где окажется через 11 лет этот мешок и каким будет качество одежды? Это простые вещи. И мяч находится на нашей стороне поля — на стороне родителей. Нам нужно эту ситуацию менять. И я говорю не про революционные изменения. Для начала стоит попробовать сходить на родительское собрание, сходить и обсудить, что происходит в школе, на занятиях.

 А есть ли в России, в Петербурге родители, у которых уже есть заказ на образование детей?

 — Да, и их число увеличивается, что внушает осторожный оптимизм. Например, мы видим, что случаев перевода детей на домашнее обучение всё больше. Мы не будем обсуждать, плохо это или хорошо. Но, безусловно, это свидетельствует о том, что заказ формируется. Дети уходят из школы, потому что им и их родителям там чего-то не хватает. Появляется всё больше частных учебных заведений, и в государственных школах появляются положительные изменения. Они не радикальные, но они есть. И было бы очень несправедливо говорить, что все учителя плохие. Нет, есть блестящие учителя, и часть из них работает не в блестящих школах. И число таких школ и педагогов увеличивается. Правда, не так быстро, как хотелось бы. 

 Когда родители должны сформулировать заказ на образование? Когда ребенку 3–4 года? Или попозже?

 — Сформулировать заказ никогда не поздно! Нужно взять бумагу и ручку и на одной стороне листа написать, на что я, как родитель, категорически не готов. А на другой — чего я хочу на самом деле. Готов ли я, чтобы на моего ребенка кричали, приказывали делать что-то, не объясняя цели и причины действия? И так далее. Это я беру самый верхний слой. При составлении первого списка у вас отсечется 70% школ, поверьте мне. И тогда надо искать школу, которая вам подходит. Такая возможность есть, ее нам дает российский закон об образовании, который, кстати, является одним из лучших в мире.

 И чего в нем хорошего?

 — Он хорош тем, что завтра утром вы или любой другой родитель можете уйти на домашнее обучение или поменять школу, учебную группу. Жалко только, что мы, родители, не очень активно этим пользуемся. 

 А что в других странах с формированием заказа на образование? 

 — Во многих странах мира редкий родитель будет терпеть, если ребенок из школы приходит заплаканный. Редкий родитель не задаст вопрос, что случилось, ведь он платит за обучение деньги, и тут дело касается не только частных, но и государственных школ. Если ребенок в школе несчастлив, то это повод не для скандала и конфликта, а для разговора. В принципе, по определению ребенок в школу должен если не бежать бегом, то идти с удовольствием.

 Не кажется ли вам, что сейчас у родителей такая легкая истерика по поводу важности образования?

 — Кажется. Это всеобщая невротизация. Родители находятся в очень жестких условиях. Как пел Борис Гребенщиков, «мы находимся в поле такого напряга, где любое устройство сгорает на раз». Родители смотрят телевизор, читают журналы, книжки, в том числе и мои. Вокруг бабушки, дедушки, учителя, репетиторы. И родители напряжены, потому что они действительно хотят, чтобы с их детьми всё было хорошо. И они часто находятся в состоянии, «когда перестают соображать и несутся вперед». Но я знаю, что большинство родителей могут остановиться, вздохнуть, выпить чаю и задать себе несколько вопросов. А нужно ли вот это всё? А важно ли это? Меняется ли мое отношение к ребенку, если он приносит три, а не четыре или пять? Ответив на эти вопросы, родители смогут дать правильные ответы и на все другие. Я это точно знаю: у меня прямой эфир 4 часа в неделю, во время которого ко мне за советами обращаются разные люди. И я часто в прямом эфире слышу, как тот или иной слушатель останавливается и начинает смотреть на проблему по-другому. Вовсе не из-за меня. Просто срабатывает вау-эффект: «Оказывается, так можно было? И почему мои отношения с ребенком должны портиться, если он получил трояк? И кто же его поддержит в сложной ситуации, если не я?»

 Ведь речь идет о наших самых любимых людях. А любимому человеку невозможно все время делать плохо, приговаривая «я делаю это ради тебя, ты мне еще спасибо скажешь». Мы же понимаем, что это обман. Мы же помним, что когда наши родители с перекошенными от раздражения лицами говорили нам то же самое, мы не любовь их чувствовали, а что-то иное. Не любовь это была.

 Что еще нужно учитывать при принятии решения об образовании?

 — Во-первых, стоит помнить, что наш мир устроен так, что очень много информации нужно проверять. Во-вторых, над информацией всё время надо задумываться. Когда директор школы вызывает вас на неприятный разговор, надо подумать, а согласен ли я, чтобы директор обсуждал моего любимого человека? Согласен ли я, чтобы учитель при всех на родительском собрании произносил плохие слова о моем ребенке? Если я не согласен, мне, как взрослому человеку, придется с этим что-то делать. Но делать — не значит наорать на кого-то. Это значит подумать, как я с этим взаимодействую. 

 Разве раньше, когда вы учились в школе, ситуация была другая? 

 — Тогда, в 70-е годы прошлого века, было меньше поводов задумываться, и я ничего хорошего в этом не вижу. Тогда было, например, намного легче обмануть детей. Когда им говорили «если ты не будешь хорошо учиться, то будешь дворником или проституткой, это зависит от пола и везения», приходилось в это верить. И не было инструментов для проверки этих фактов. Только за последние 20 лет многое поменялось. Дети больше не верят в такую ерунду. Точек выбора стало намного больше, и это прекрасно. В такой ситуации странно вести себя так, будто у ребенка есть только одна протоптанная дорожка: в школу — из школы, и будто школа устроена так же, как в нашем детстве. Мир уже другой.

 О каких тенденциях в российском образовании все-таки можно говорить? 

 — Постепенно всё больше людей в мире (и в России) понимают, что всё неоднозначно с жесткими навыками (так называемыми hard skills) и знаниями типа «дважды два — четыре» и «Волга впадает в Каспийское море». Актуальными становятся soft skills — гибкие навыки. Когда, например, вы случайно забыли, куда впадает Волга, но сможете в течение нескольких секунд или минут эту информацию найти в случае необходимости. Очень большой вопрос — что сейчас первично. Долгие годы в России по понятным причинам считалось, что первичны жесткие навыки. Но мы живем в мире, который очень быстро меняется, и мы в нем дезориентированы. Сейчас уже становится понятно, что крайне важны гибкость, умение в хорошем смысле приспосабливаться к новым ситуациям, иметь высокий уровень обучаемости новому. Возможно, в чем-то такие навыки важнее. Я ни в коем случае не умаляю значения жестких навыков — они необходимы. Но также важно умение применить эти точные знания в нашем меняющемся мире. В этом смысле ситуация с онлайн-обучением показательна. Те, кто считает, что «онлайн — это то же самое, что и офлайн, только хуже», эту игру проиграли. А дети, родители и учителя, которые восприняли эту ситуацию как новую и подумали, что должно измениться в поведении всех сторон, вышли из нее победителями.

Справка «Нового проспекта»:

 Дима Зицер родился в Ленинграде. Окончил РГПУ им. Герцена (филология) и Санкт-Петербургскую академию театрального искусства (режиссура). Кандидат педагогических наук. Автор книг «Свобода от воспитания», «Любить нельзя воспитывать», «(НЕ) Зачем (НЕ) ходить в школу», «О бессмысленности воспитания подростков», автор программы «Любить нельзя воспитывать» на радио «Маяк». Основатель и руководитель Института неформального образования (INO), который занимается подготовкой педагогических кадров по системе неформального образования в разных странах, а также организацией и консультированием педагогических и образовательных проектов в России, США, на Украине, в Израиле, Прибалтике. Один из проектов INO — школа «Апельсин» в Петербурге.

Зицер Д. — сотрудник | ИСТИНА – Интеллектуальная Система Тематического Исследования НАукометрических данных

Зицер Д. — сотрудник | ИСТИНА – Интеллектуальная Система Тематического Исследования НАукометрических данных

Зицер Д.

Соавторы: Адамский А.И., Архангельский А., Асмолов А.Г., Волков С., Ковалева Т., Лукша П., Реморенко И.М., Собкин В.С., Ушакова Е., Фрумин В., Хилтунен Е.А., Шперх А., Эпштейн М.
1 статья
IstinaResearcherID (IRID): 218650085

Деятельность


  • Статьи в журналах
      • 2015 Манифест «Гуманистическая педагогика – XXI век»
      • Асмолов А.Г., Адамский А., Архангельский А., Собкин В.С., Фрумин В., Реморенко И., Лукша П., Хилтунен Е., Волков С., Ковалева Т., Зицер Д., Эпштейн М., Шперх А., Ушакова Е.
      • в журнале Вопросы образования

Команда « ISRA-Campus

Привет!

Летом я буду директором I-Campus.

Почти всю свою жизнь я занимаюсь педагогическим творчеством.

Уверен, что нас с вами ждут двенадцать удивительных дней.

А пока мы сможем поближе познакомиться вот здесь

Я из Петербурга.

Уже 20 лет живу в Израиле.

Все это время я работаю с людьми самого разного возраста – от трех лет и старше.

Сейчас я работаю в Институте Неформального Образования INO, придумываю новые методики, провожу педагогические проекты для школьников и студентов, для взрослых и детей.

Привет, меня зовут Гриша. В 7 лет я потерялся в продуктовом гипермаркете, рассматривая еженедельник «Футбол». А в 18 лет я потерялся в истории. Так потерялся, что застрял где-то между прошлым и будущим. И вот уже второй год преподаю ее в рамках неформального образования. Надеюсь, что этим летом мы найдемся как раз в настоящем и проведем незабываемое время…

Когда мне было лет 13, я впервые попал в летний лагерь. В нём было своё правительство,  факультеты и куча ярких впечатлений. Эта поездка, пожалуй, одно из самых приятных воспоминаний моего детства, и я всегда мечтал снова побывать в таком  лагере. Несколько лет назад моя мечта сбылась — меня пригласили поработать в Isracampus. А вообще — я каждое лето стараюсь принять участие в каком — нибудь интересном проекте. Работаю учителем в школе, увлекаюсь музыкой. Люблю путешествовать, мороженое, рисовать эскизы и заводить новые знакомства. До встречи в кампусе, друзья

Привет, меня зовут Миша.
Всю жизнь меня безумно интересовало на какие разные штуки способен человек и его возможность придумывать. Этот интерес протащил меня через миры музыки, математики, танцев и многих других.
Как-то так получилось, что с некоторых пор я, продолжая учиться на каждом шагу, стал приводить в эти миры других людей.
Ближайшее лето- отличная возможность поделиться, поучиться и узнать о мирах друг друга.

Привет, меня зовут Ксюша! Я обожаю педагогику, психологию и еврейские интересности! Уверена,  в этом сезоне нас ждёт масса положительных эмоций, смеха, радости и много всего нового! До встречи!

Привет! Я Рина и я живу на севере Израиля. Я до сих пор не выросла и обожаю музыку, черно- белое и  путешествия настоящие и выдуманные.
В июле на нашей планете появляется невероятный IsraCampus и я откладываю все дела, чтобы приехать в кампус . Это лето не станет исключением! Жду вас очень в Isra-Campus 2020!

Привет! Меня зовут Маша.

С тех пор как я помню себя, я помню себя в Кампусе.

У меня была возможность посмотреть на него со стороны, работая над логистикой. Была возможность почувствовать на себе, как участником. Была возможножность построить и придумывать вместе, мадрихой.

И как ни крути — обожаю кампус и весь огромный мир который каждый раз строится нами — сами!

Жду с нетерпением, что же мы с вами придумаем этим летом? 

Hola Amigos, Senoritas и Muchachas, и вот они — 20 секунд жизни:

Я открываю свое утро напитком, который представляет собой смесь кофе и шоколада, дальше делаю утреннюю тренировку, хожу на веревке (слеклайн). Вот так начинается мой день, и так он идет дальше — Вообще я имею дело с серьезными фильмами, телевизионными постановками и социальным предпринимательством, с людьми, приходящими каждое утро на «работу», но на практике … мы все собираемся вместе, чтобы играть на этой игровой площадке, в которой мы оказываемся — в реальности, и большую часть времени пытаемся соединить миры, которые составляют нас.

Здесь прекрасно, что же сказать?

Привет!

Я из города Самары и не так уж давно живу в Израиле.

На протяжении 7 лет я работаю в области неформального еврейского образования. Люблю когда жизнь бежит и меняется, но в ней всегда остается самое важное и когда рядом много людей с которыми в кайф придумывать и создавать что-то новое или старо-новое. Думаю этим летом все так и будет

До скорой встречи!

Иногда мне хочется жить чуть более скучной жизнью (хотя, кого я обманываю?). В ней происходит так много событий, что порою единственный вариант — пристегнуть ремни, пошире открыть глаза и наблюдать.

Почти девятнадцать лет я занимаюсь фотографией и совсем недавно понял, что вместо ответа на вопрос «зачем же это делать?», появилось примерно 100500 вопросов. Летом вместе с участниками лагеря мы будем на практике искать на них ответы, и задавать себе новые


Я Аня Зицер, актриса, театральный продюсер и куратор. Живу в Нью-Йорке не смотря на то что дом где то между Тель-Авивом, Питером и Марсом. Так сложилось что театральный язык является родным и я фанат исследования и игры в нем.  Я училась на актрису в American Academy of Dramatic Arts. У меня есть театральная труппа под названием Lost & Found Project с которой мы уже несколько лет, используя технику Вербатим (документального театра) исследуя личные истории и интересные для нас темы, и создавая по ним спектакли. Ещё очень люблю посмотрев спектакль в одной стране придумывать как сделать так чтобы его привезти в другую и поделится им с разными зрителями. Я безумно люблю работать в Исра-Кампусе с людьми для которых интересно творчество и вместе придумывать, учится и создавать интересные миры, роли и перформансы. Жду встречи дорогие друзья! 

Привет! Меня зовут Бен Шаргородский. Я живу в Питере, изучаю экономику и занимаюсь неформальным образованием. Люблю находить красоту в обычных, на первый взгляд, вещах и пытаюсь найти ответы на сложные вопросы. Уже много лет подряд провожу учебный год в томительном ожидании настоящего праздника — предстоящего летнего лагеря. В этом году — Isra-Campus. Уверен, что мы здорово проведем время вместе. До скорой встречи!

Дима Зицер: «Между школой и семьей пролегает граница»

Как изменится сфера детского образования после пандемии и какой важный опыт подарила учителям, детям и родителям самоизоляция, «Петербургскому дневнику» рассказал доктор педагогических наук, директор Института неформального образования INO Дима Зицер.

– Как, на ваш взгляд, пандемия повлияла на сферу образования?

– Мне кажется, что последние два месяца нашей системе образования были очень полезны. Когда на уровне министра просвещения отменяют годовые проверочные работы и объявляют, что в начале следующего года они будут безоценочными, я лишь развожу руками, потому что бьюсь за это всю жизнь. А сейчас это оказалось возможным.

Конечно, это очень точечно, но тем не менее. Как известно, любой путь начинается с первого шага. В дальнейшем, возможно, и учителя начнут задумываться о том, что если возможна безоценочная обратная связь, то, может, как раз это приведет к повышению уровня образования.

Я бы очень хотел, чтобы форма нашего образования изменилась, но инерция – штука сложная. Мы оказались в непростой ситуации на три месяца, но для того чтобы победить инерцию, этого времени недостаточно.

В то же время я слышу голоса коллег, детей и родителей, которые улавливают намеки этой действительности на то, что в общей системе что-то не так. И благодаря сложившейся ситуации это проявилось очень мощно. Уже в одном крике о неготовности учителей к дистанционному образованию. Да, это добавило технологические сложности, но педагог остается педагогом в любой ситуации, он должен уметь наладить отношения с учеником, построить образовательный процесс.

– Можно ли ожидать, что в школах на постоянной основе внедрят дистанционное обучение?

– Я очень боюсь слова «внедрят», потому что в нем уже заключено некое насилие – кто-то решает, как должно быть.

Думаю, последние два месяца доказали всем участникам образовательного процесса, что очень многое могло бы быть сделано иначе. Давно понятно, что существует запрос на абсолютно другое образование. Мне кажется, что дистанционная форма обучения теперь станет довольно востребованной, а дальше все зависит от того, кто будет принимать окончательное решение.

Любой продукт бывает хороший или плохой. Дистанционное образование, по крайней мере то, которым последние несколько месяцев занимались мы в нашей школе, – это на самом деле очень интересно. Благодаря этому формату рождаются новые подходы и становятся заметны наши недочеты в прошлом. Другое дело, что в очном образовании есть моменты, которые незаменимы.

– Повысится ли ответственность родителей за образование своих детей?

– Родители бывают разные. Но если мы говорим о тех, которые оказываются на стороне собственного ребенка, как по идее и должно быть, я думаю, что многие из них в удивлении подняли бровь на увиденное.

Ведь находились учителя, которые с утра присылали детям задание, а вечером его проверяли. Это – не учебный процесс. Мне кажется, что осознанные родители всерьез задумались: почему так? И почему то, что называется образовательным процессом, делает их чадо несчастным?

Дело в том, что ребенок и родители являются заказчиком образования. К сожалению, на данный момент, это очень теоретическая максима российской системы образования. Чаще всего на практике происходит наоборот. И когда я спрашиваю у родителей, формулировали ли они заказ, вопрос вызывает оторопь: а разве можно сомневаться, задавать вопросы, что-то предлагать, дискутировать? Можно!

Поэтому я очень надеюсь, что после пандемии изменится заказ, и родители начнут формулировать, что именно они хотят получить от образовательного процесса. И это касается не только взрослых, ведь как обнаружилось, сами дети не всегда вовлечены в учебу. Но невозможно научить того, кто сам этого не хочет.

– Изменится ли в связи с этим отношение учителей к образовательному процессу?

– Оно изменится парадоксальным образом, если изменится предыдущий пункт. Это не может произойти само по себе, нужен повод – например, если к учителю перестанут идти ученики.

Пока между школой и семьей пролегает граница: у учителей есть иллюзия, что они представляют некую общую систему и она не имеет никакой связи с семьей. Так же это работает и в обратную сторону – родители считают, что педагоги просто не умеют работать. Это обрыв. Пока не наладится диалог с детьми, конечно же при поддержке взрослых со всех сторон, ничего не изменится. Но шанс благодаря случившемуся уже есть.

– Будут ли родители после полученного опыта переводить детей на домашнее обучение?

– Да, безусловно, есть такая вероятность. Более того, должен сказать, что это практика последних нескольких лет.

В целом последние годы существует тенденция к большей осознанности родителей, и она никак не связана с пандемией.

Появляется много групп домашнего образования, разные частные школы, специальные интернет-площадки, на которых можно учиться. Если близкий человек страдает от того, что он делает, то нужно сделать его счастливым – пусть он учится 3-4 часа в день, но зато с интересом и без рутины.

– А что ждет частные учебные заведения?

– Думаю, у них все станет только лучше. Из всего того, о чем мы с вами говорим, следует, что школы должны быть разные. Соответственно – чем больше предложений, тем лучше.

Государственные программы могут преподаваться разным способом, могут использоваться различные подходы и методы. В результате это очень хорошо и для детей, и для родителей, и для системы в целом. Поэтому частное образование, я надеюсь, будет только процветать.

– Из-за пандемии немало изменений было внесено в процедуру сдачи ЕГЭ в этом году. Что будет с экзаменами, когда коронавирус отступит?

– Признаюсь, к ЕГЭ у меня намного меньше претензий. Здесь все просто: это своеобразная обратная связь, которую государство хочет получить от системы образования. При помощи теста можно увидеть результаты работы. И мне кажется, что это – далеко не худший вариант. Во всяком случае точно лучше того, что было раньше. Когда мы сдавали экзамены в устной форме, очень многое зависело от настроения учителя.

Я не знаю, претерпит ли ЕГЭ изменения, но надеюсь, что изменится отношение к нему.

– Повлияет ли полученный опыт на содержание образовательного процесса, на учебные программы?

– На мой взгляд, должен возникнуть вопрос, почему изучается именно этот материал, а не другой. Я преподаю детям литературу и, увидев учебную программу, не понимаю, почему на Некрасова отводится шестнадцать часов, а на Достоевского, например, восемь? Почему в программе нет ни одного современного произведения? Я не говорю, что должно быть по-другому, но я спрашиваю: «Почему?»

Это очень серьезный вопрос, который мы так же можем задать про физику, историю, математику и другие предметы. Я думаю, что содержание образования тоже изменится. И мне кажется, это дело не министра, а субъектов образования, участвующих в процессе – ребенка, родителей и учителей.

– Вы говорили, что после пандемии востребованность сферы образования заметно вырастет, почему?

– Подобные непростые ситуации рождают ряд вопросов – что вообще в нашей жизни ценно и какими инструментами мы должны обладать в таких условиях.

Ответ очевиден: в последние три месяца «выиграли» те, кто развивал так называемые «soft skills», те семьи и школы, в которых дети могут продемонстрировать гибкость, а не грубый консерватизм. Потому что в условиях самоизоляции стали предлагаться новые методы, новые подходы, новые игры, формы уроков и выяснилось, что умение учиться у таких детей намного выше, а значит, они намного больше могут выучить.

А «hard skills» не то что бы стали невостребованными, просто без первого не получить второе. Если ребенок садится за компьютер, оказывается в новом классе или с новым учителем, и он, в первую очередь, не готов учиться, ему некомфортно и неудобно, то никто никогда не объяснит ему, что пятью пять – двадцать пять. Он будет отталкивать информацию.

Хочется верить, что у человечества не будет больше испытаний, кроме коронавируса, который, надеюсь, тоже скоро закончится, но случившееся было настолько неожиданно, что трудно не сделать вывод: готовность ко всей этой истории заключается в человеческой гибкости. Если до этого мы приучали ребенка, что в мире есть только черное и белое, что на все есть только один ответ, то сейчас оказалось, что такой подход ведет к краху.

Некоторые дети, родители и учителя пострадали именно потому, что в этой новой ситуации вели себя так, будто эта ситуация старая, и пользовались теми же инструментами.

А если в этот момент учитель поменял бы подход – все заиграло бы совсем другими красками. Не знаю, изменится ли это, но я очень верю в своих коллег, в родителей и в детей.

Мигер и Гир, P.L.L.P. | Наши люди Зитцер, Курт М.

Г-н Зитцер является адвокатом по судебным разбирательствам, практикующим в офисах фирмы в Чикаго, Иллинойсе и Фениксе, Аризона, и руководителем фирмы, входящим в ее Управляющий комитет. Он является председателем практики в группах практики по коммерческим спорам и профессиональной ответственности фирмы. Недавно коллеги чествовали Курта тем, что он снова был выбран одним из 50 лучших адвокатов Юго-Запада по версии Southwest Super Lawyers® list . Он также включен в список Super Lawyers® Иллинойса . Кроме того, журнал AZ Business недавно назвал Курта одним из 100 лучших юристов Аризоны и 10 лучших юристов в области льгот для сотрудников и страхового права. Курт также включен в рейтинг The Best Lawyers in America ® в области страхового права и судебных разбирательств в отношении ответственности за качество продукции – защита. И он был назван Best Lawyers «Юристом года 2019» в области страхового права.Он также является старшим научным сотрудником организации Litigation Counsel of America — почетного общества, доступного только по приглашению, которое ограничивает свое членство 0,5% лучших судебных юристов. Курт является членом Института судебного права и Института права разнообразия. Его практика сосредоточена на написании мнений о страховом покрытии для широкого спектра линеек страховых продуктов. Когда эти позиции оспариваются, он защищает их.

«Больше всего мне нравятся дела, вытекающие из единственных в своем роде коммерческих страховых полисов — дела, которые ставят перед судами совершенно новые вопросы и создают новый закон.

Он защищал дела о коммерческом страховании в 14 штатах — в ходе посредничества, арбитража, судебного разбирательства, судебного разбирательства и апелляции. Курт также имеет опыт работы в качестве арбитра в частных арбитражах по спорам о страховом покрытии, а также в качестве свидетеля-эксперта по искам о страховом покрытии и недобросовестности.

Курт также занимается написанием мнений по перестраховочному покрытию, посредничеством и арбитражем, уделяя особое внимание договорам факультативного перестрахования для страховщиков имущества и страховщиков от несчастных случаев.

Помимо страхового покрытия и коммерческих судебных процессов, он защищает клиентов, особенно юристов и бухгалтеров, сталкивающихся с исками о профессиональной ответственности. Он представляет бухгалтеров, столкнувшихся с дисциплинарными разбирательствами и претензиями о злоупотреблении служебным положением, а также других специалистов в области архитектуры, машиностроения, недвижимости и страхования. Будучи активным членом Общества страховщиков профессиональной ответственности, Курт регулярно выступает на семинарах этой группы по возникающим вопросам профессиональной ответственности.

Практика Курта включает в себя защиту требований об ответственности за качество продукции, связанных с производством, распространением и продажей транспортных средств и их составных частей, мелкой техники, товаров для дома, оборудования HVAC, строительных материалов и других потребительских товаров. Он успешно защищал иски о серьезных телесных повреждениях и неправомерной смерти, а также иски о материальном ущербе в Аризоне и других юрисдикциях. Он разрешал иски в судебном порядке, в арбитраже, в порядке ходатайства и при посредничестве, и Курта регулярно вызывают защищать интересы тех компаний, которых обвиняют в производстве, распространении или продаже опасной или дефектной продукции.

Курт также представляет застройщиков, уделяя особое внимание проектам, включающим гостиничные, медицинские и профессиональные офисные здания. Он использует свои знания в области страхового покрытия для консультирования клиентов по вопросам управления рисками, включая приобретение страховки и составление контрактов на строительство.

«До того, как стать юристом, у меня был небольшой бизнес, поэтому я понимаю, что юридические вопросы — лишь одна из многих проблем, с которыми сталкиваются владельцы бизнеса. Я получаю огромное удовольствие, помогая им успешно разрешать конфликты, чтобы они могли продолжать свою жизнь и свой бизнес.

Курт поддерживает тесные связи со своими коллегами в бизнес-сообществе благодаря своему активному участию в Торговой палате Скоттсдейла, где он является председателем правления. Вне офиса Курт наслаждается семейными делами, спортом, тренерской работой, путешествиями и катанием на коньках с другими хоккеистами «за холмом» в местных развлекательных лигах.

О Курте рассказали в выпуске [email protected] за апрель/май 2010 года.

Lodge LEGEND, Пол Зитцер – www.shredderslodge.com

 

 

Фото: Мэтт Прайс

 

Frontside ollie, фото: Alex Uncapher

 

 

Актуальность: работа/учеба?

SPoT Events Operations Manager и вообще все, что связано с соревнованиями Skatepark of Tampa и Damn Am Series.

Откуда ты?

Милуоки, Висконсин, США

Где вы сейчас живете?

  Луисвилл, Кентукки, США

Дети/семейное положение

Женат 14 лет.Двое детей, 11 и 8 лет.

Спонсоры ?

Технически? Никто. Хотя я довольно жестко представляю SPoT.

  Что вы делаете прямо сейчас/в этом месяце?

Я безостановочно готовился к первой паре конкурсов Damn Am. Убедиться, что у нас есть листовки, видео-тизеры, связаться со всеми любителями, которые катались на наших соревнованиях раньше, связаться с ТМ, спонсорами, журналами и т. д. Затем наем команды, планирование поездок, рейсов, отелей, проката автомобилей, удостоверяемся, что мы запишем фигуристов на катание, выставляем счета, разрабатываем план наших правок SPoT Life на канале RIDE, отправляем все наше снаряжение на остановку, дважды проверяем наличие всех нужных баннеров, наклеек, социальных тегов. , так далее.Так что да, весь день каждый день. Сначала мы едем в Атланту, а затем в Бразилию, где около 500 детей пытались записаться на скейтбординг в первые два дня. Скажи мне, как ты должен отказать 300 из них, если ты не говоришь по-португальски? Ха-ха. О, я тоже немного катался, у нас в Луисвилле есть чаша глубиной 13 футов, это невероятно. Какая это глубина в метрах?

Как ты увлекся скейтбордингом?

Изначально это было из-за того, что у моего старшего брата была доска, поэтому я тоже ее купил.Мне было четыре, я не шучу. Так что я катался на коньках всю свою жизнь, потому что это было весело. Это было в конце 1970-х, и я понятия не имел, что в этом есть что-то большее, чем катание, я не знал, что люди делают трюки. Мне было 12 или 13 лет, когда я впервые увидел скейт-журналы и скейт-видео. И это было все, я уже знал, что катание на доске было потрясающим, так что потом увидеть все трюки, которые можно было выучить? Vert был популярен в то время, поэтому идея полета по воздуху была всем, что мне понадобилось, чтобы решить, что я собираюсь сделать с собой.

Сколько лет вы были профессиональным скейтбордистом?

Это действительно отчасти зависит, 10 вероятно, где я жил 100% от скейтбординга. Возможно, за это можно было бы получать еще несколько лет, но я также начал заниматься другими вещами. Я должен использовать этот шанс, чтобы указать на мою теорию профессионального уровня скейтбординга, мне никогда не было слишком комфортно заявлять о профессиональном статусе, я люблю говорить, что я был профессионалом в синих воротничках, работая на него.

L Оглядываясь назад, что было лучшим в карьере профессионального скейтбордиста?

Это клише, но возможность путешествовать по миру.В какой другой профессии вы могли бы ходить почти везде без какой-либо реальной ответственности, кроме как делать то, что вы хотели бы делать вдали? Я был в Австралии, Японии, Китае, Южной Америке, по всей Европе и так много раз. Помимо фигурного катания, я мог бы попасть в Канаду, если бы мне повезло. Рад сообщить, что я тоже был в Копенгагене, и это один из лучших городов, вы в восторге.

 

Оглядываясь назад, что было самым плохим в карьере профессионального скейтбордиста?

Я могу ответить на этот вопрос, даже не задумываясь об этом ни на секунду, соревнования по фигурному катанию были намного хуже.Я ненавидел это. Я участвовал в сотнях конкурсов, наверное, и в каждом из них я снова и снова терпел неудачу, так что я думал, что должен быть способен делать. Я не мог понять, как расслабиться и насладиться возможностью, или увидеть в этом какой-то вызов, я не мог с этим справиться. Знаешь, у меня до сих пор есть друзья, которые собираются на Rumble, или на Vert Attack, или на что угодно, и все они говорят: «Ты должен выйти, это будет весело». И даже что-то в этом роде, это не имеет значения, я не могу, я пробовал, вы меня на тех не увидите, я вам обещаю, я бы не развлекался.

Это действительно был твой вертрамп в скейтпарке Тампы? Какова история вертикальной рампы? Ты отдал его скейтпарку Тампы? Когда-то в воздухе ходили слухи о драме. Вы хотите установить факты прямо здесь? (мы любим истории про вертрампов, потому что каждый раз это фаркерство)

Ха! Да, это была моя вертикальная рампа. Я постараюсь сделать это как можно кратче. Я ходил в школу во Флориде, и мои родители невероятно поддерживали мое катание.Они могли видеть, что это была моя жизнь. У моего брата там был магазин, и когда где-то в 1991 году снесли последнюю вертикальную рампу, мы начали искать ремонт. В 92-м мы нашли склад, достаточно большой для вертикальной рампы, и арендная плата составляла 1000 долларов в месяц. Мои родители дали мне около 5000 долларов, и мы наняли Тима Пейна, который жил всего в часе езды от дома, чтобы он построил его. Над ним работало около 20 человек, я помню, что от начала до конца это заняло 17 часов. Тим маньяк. Сессии были потрясающими, Фрейзер, Леонард Трубиа, Шефер и куча сумасшедших флоридских чуваков просто катались на коньках.План состоял в том, чтобы люди платили 50 долларов в месяц за катание на коньках. 20 человек, по 50 долларов каждый, всего 1000 долларов в месяц, легко. Что ж, в 1992 году это было все равно, что просить у людей руки и ноги, каждый месяц я терпел неудачу, и после года, когда я постоянно просил у родителей больше денег, чтобы поддерживать его, я с этим справился. Мы собирались попросить снизить арендную плату, но потом появилась побочная история о том, что какие-то бомжи по соседству пытались сжечь склад из-за каких-то обвинений. Честно говоря, один из их друзей был убит прямо на улице с рампы, и каким-то образом копы сообразили, что это сделал я.Или они так себя вели. Но как бы то ни было, в конце концов владелец здания сказал, что нам нужно выехать из помещения. Разрушение этой рампы через год определенно было худшим моментом в моей жизни до того момента. Я не думал, что мы когда-нибудь вернем его обратно, и подумал: «Ну, наверное, теперь я буду просто уличным скейтером?» А затем, через несколько месяцев, мне звонит Шефер, он нашел склад, и мы снова поднимаем пандус. Я был там в тот день, когда мы вошли в пустое пространство, 1 января -го -го года 1993 года.Вот мы и 23 года спустя. Все прошло быстро.

 

Сессии Vert от Zithers Ramp 1992 !! (это DOPE)

 

 

Верт сейчас в 2015-2016? ты вкладываешь в это деньги?

Я не могу в это поверить, но да, он полностью вернулся, и это так здорово видеть. Вы смотрели часть Сэма Беккета «Слепой»? Чувак! Джимми Уилкинс, Алекс Перельсон, все эти ребята рулят. Vert наконец-то вырвался из колеи, в которой он находился последние 20 лет, и я думаю, что его процветание за пределами крупных телевизионных конкурсов было его спасительной благодатью.Я не думаю, что в наши дни зарабатывать этим намного проще, но, к счастью, на меня это больше не влияет. Ха-ха. Извините, ребята, но продолжайте убивать. Я безостановочно смотрел видео Insta с Vert Attack 10, и это было потрясающе. Рад, что меня там нет, хотя извините.

Фото: Мэтт Прайс, Wallride

 

W Знаешь, у тебя МНОГО забавных историй о скейтбордистах. Хочешь поделиться своей самой смешной историей?

Спасибо.Но нет, я хочу отметить персонажей. Я люблю всех этих парней, но тот факт, что кто-то готов посвятить свою жизнь обучению трюкам на скейтборде, показывает, что со всеми нами что-то не так. Историй так много, что рассказывать только одну кажется неправильным. Тас Паппас был лучшим для материала, он всегда делал что-то, что казалось безумием. Это как прийти кататься по рампе с рюкзаком, наполненным 80 фунтами песка. Он думал, что сможет нарастить ноги до такой степени, что сможет подняться на 15 футов в высоту.Он зашел и вышиб себе мозги. Вы смотрите «Весь этот беспредел»? Это была такая маленькая часть всего этого на самом деле.

Пятерка лучших скейтбордистов из когда-либо живших ?

Это невозможно! Ха-ха. На самом деле нужно упомянуть семь или восемь, иначе это было бы несправедливо по отношению к человечеству. Тас Паппас, каким бы безумным он ни был, велик на все времена, Тони Хоук, Майк Фрейзер, Колин Маккей, Дэнни Уэй, Джорджио Заттони и я думаю, что Крис Миллер тоже должен быть в списке за то, что он сделал после 30 лет или даже 40.

P аренда расскажи нам вкратце разницу скейтбординга в 90, 00 и сейчас ?

По крайней мере, если мы говорим о хафпайпе, 90-е годы были посвящены попыткам понять, как делать уличные трюки на верт, но забывали делать верт трюки на верт. Никто не занимался хендплантами, ни мадоннами, ни бескостями. Предполагалось, что он перерабатывается во что-то крутое, но вместо этого он стал грубым, неряшливым и непоследовательным. Хотя наряды мне понравились: светлые джинсы, белые футболки, коричневые Airwaks.

2000-е были потерянным десятилетием для vert. Его можно определить двумя трюками: 540s и кикфлип инди. Это стало безумно предсказуемым и скучным. Положение дел на трубе в наши дни значительно улучшилось. Новые трюки, новые люди… во многом это связано с ростом парков и бумом цементного катания. Честно говоря, я считаю, что то, что парни делают на бетоне, совершенно невозможно понять. Я не знаю, как они это делают. Крис Рассел? Он умный! Педро, Рэйвен Терши, Ронни Сандовол.Я люблю видеть все это. Случайные чуваки повсюду делают то, о чем забыли верт-скейтеры.

Скейтбординг движется в правильном направлении?

Да, 100%. Там что-то для всех происходит все время, и вы можете увидеть все это, когда захотите. Лучшего быть не может. Конечно, есть еще вещи, которые можно ненавидеть и жаловаться, но я такой же фанат этого, как и хороших вещей. Давай.

Какова ваша работа и чем вы занимаетесь сегодня (ежедневно) в 2016 году?

Я управляю серией Damn Am, как я уже сказал, через SPoT Events.Я помогаю планировать веб-трансляцию для Tampa Am и Tampa pro и объявляю эти конкурсы. Я комментирую соревнования Street League. Я веду еженедельный блог для SPoTTampa.com под названием Zaturdays, где я поднимаю шумиху или жалуюсь на другие вещи. Если мы на самом деле в Damn Am, я стараюсь убедиться, что все в восторге и хорошо проводят время, и все идет гладко.

Вы живете (своей) мечтой?

Хороший вопрос! Я не знаю. И да и нет. Часть меня говорит, что я слишком много работаю, чтобы жить мечтой, но остальная часть меня говорит: «Что бы я еще делал?» Я счастлив, что могу заниматься скейтбордингом, и все эти годы я продолжал заниматься этим.Я делал почти все мыслимые работы, за исключением, может быть, ТМ, но делать то, что я делаю сейчас, без сомнения, самое полезное, и я не мог бы быть счастливее, если бы мне не приходилось просто кататься на коньках, чтобы зарабатывать на жизнь, не делая этого. сложные трюки .

 W кепка станет вашим (следующим) проектом мечты?

Честно говоря, мы в самом разгаре. Конкурсы Damn Am существуют уже 15 лет, я всегда судил их или объявлял о них по случаю, и в прошлом году я впервые работал над ним на полную ставку, и мы снова в гуще событий, и Это супер-рад, как серия теперь ведет в Tampa Am и является квалификатором в Street League.Вне работы, однако, я хотел бы снять еще одну часть видео. Ты знаешь каких-нибудь киношников?

 

BS Ollie Фото: Peter Furnee

Какие планы на будущее?

Я такой старый, что чувствую, что уже живу в том далеком будущем, о котором все думают, когда им за 20. Например: «Что ты собираешься делать в свои 40?»! Так что, кто знает, но все, что я могу сказать, это то, что я упустил свой шанс стать архитектором или инженером, скейтбординг — это все, что я знаю, поэтому мой план состоит в том, чтобы просто продолжать, продолжать и продолжать, делать больше и лучше и разные.Я смотрю на таких парней, как Кэб и Хоук, как на источник вдохновения. Они могли бы выйти на пенсию и купить свои собственные частные острова, но они этого не делают.

Что-нибудь еще, спасибо и передать любовь ? ?

Чувак, спасибо тебе, Томас Кринг, за то, что ты когда-то приехал в Тампу! Ты действительно хотел этого, чувак, это было до интернета, когда ты даже не знал, как ты вообще собираешься добраться из аэропорта куда угодно. Как вы пользуетесь телефоном? Будет ли работать моя кредитная карта? Спасибо за возможность сделать это интервью.Спасибо всем, кто был рад за эти годы. Спасибо всем, кто только что прочитал это. Я люблю всех вас!  

Несколько старых дурацких кадров с Полом внизу  !

 

 

Спасибо, Пол Зитцер, это было очень круто.

Проверьте блог Пола

http://skateparkoftampa.com/spot/wt.aspx?ID=78

Дилан Зитцер — главный тренер — Справочник персонала

Сезон 2021–2022 годов станет седьмым по счету у руля программы по кроссу для Дилана Зитцера, а также седьмым сезоном для кросса как студенческого вида спорта в Монтане Вестерн.Под руководством Зитцера в 2017 году бег на открытом воздухе вернулся в качестве университетского вида спорта, впервые с 1986 года участвуя в соревнованиях. В 2017 году он также назвал команду по легкой атлетике в помещении.

UMW (с 2015 г. по настоящее время)


Зитцер тренировал 23 национальных отборочных соревнования по кроссу и один по легкой атлетике. Он тренировал двух всеамериканских бегунов по пересеченной местности (Минди Кауфман, 2018 г. и Эйрианн О’Коннор, 2019 г.) и одного бегуна на открытом воздухе (Кауфман, 2019 г. — 3-е место на 5000 м). , один бегун года, 46 академических отборов на все конференции, 10 ученых-спортсменов Daktronic и шесть академических отборов всех округов CoSIDA.Женская команда 2019 года стала первой командой UMW, прошедшей квалификацию на национальные соревнования.

Перед Монтаной Вестерн


Средняя школа Red Lodge (2013-2015)  До поступления в UMW Зитцер провел два успешных года, тренируя треки и кросс-кантри в средней школе Red Lodge в Ред-Лодж, штат Монтана. Зитцер помог команде мальчиков выиграть чемпионат штата в 2013 и 2014 годах, а команде девочек занять второе место в 2014 году. 

Беговая карьера (Университет Конкордия)


Зитцер работал коллегиально в Университете Конкордия в Портленде, штат Орегон.Во время своего пребывания в качестве спортсмена в Concordia он помог кавалерам пройти отбор на национальные чемпионаты NAIA в 2008, 2009 и 2010 годах. Он также был признан самым продвинутым в 2008 году, самым вдохновляющим в 2009 году и чемпионом характера в 2010 году.

Он был в команде, занявшей второе место в классе А 2005 года, и в команде чемпионата штата 2006 года в средней школе округа Биверхед. Зитцер также получил индивидуальные награды штата.

Персональный


Уроженец Диллона, штат Монтана, Зитцер в 2007 году окончил среднюю школу округа Биверхед.В 2011 году он получил степень бакалавра биологии в Конкордии. Зитцер в 2015 году получил степень магистра естественных наук в Университете Вестерн-Говернорс.

Дилан и его жена Келси проживают в Диллоне.

Внутри мира профессиональных влиятельных лиц в социальных сетях: Стефани Зитцер

Инфлюенсеры в социальных сетях все больше меняют медийный ландшафт благодаря своей популярности, и многие из них имеют возможность влиять на покупки среди своих многочисленных подписчиков.Среди еврейских влиятельных лиц в социальных сетях, имеющих значительную аудиторию, пять жителей Сент-Луиса, трое из которых до сих пор называют этот город своим домом. Сегодня познакомьтесь с одной из пяти, Стефани Зитцер , основательницей танцевальной студии Stephz Cardio (stephzcardiodance.com), у которой более 17 000 подписчиков в Instagram.


Стефани Зитцер

Основатель StephZ Cardio Dance (stephzcardiodance.com)

17 000+ подписчиков в Instagram

Стефани Зитцер делала покупки в магазине Whole Foods в Сент-Луисе.Луи недавно, когда рабочий остановил ее. На ней была маска, но ее все равно можно было узнать.

РЕКЛАМА


«Сотрудник подошел ко мне и сказал: «Вы StephZ? Я мог просто сказать, что это был ты. Ты потрясающий!», — сказал Зитцер.

Такова жизнь кардио-танцевальной интернет-сенсации. Настройтесь на канал Стефани Зитцер на YouTube или в Instagram, и у вас может возникнуть желание начать танцевать. Ее сайт StephZ Cardio Dance предоставляет тысячам ее подписчиков возможность сбросить лишние килограммы.

«Это очень приятно, — сказал Зитцер, 40 лет. — Я слышу от людей, которые так благодарны мне за то, что я начал это делать, в том числе от одного мужчины, который сбросил 90 фунтов. Это очень полезно. Это огромная часть того, что я делаю. Дело точно не только в деньгах. Я помогаю им физически, морально и делаю их счастливыми. Я имею в виду, ты не можешь не радоваться, когда танцуешь, верно?»


Подключайтесь к своему сообществу каждое утро.


Зитцер начал заниматься кардио-танцами с личной целью похудеть.Это был 2003 год, и она только что переехала из Милуоки в Сент-Луис со своим 2-летним сыном. Зитцер пытался сбросить упрямый детский вес.

«У меня было около 50 фунтов лишнего веса, и я знала, что мне нужно что-то изменить, — сказала она. «Я пошел на урок зумбы и подумал, что это весело, и люди начали говорить мне: «Ты такой хороший танцор», и спрашивали, не хочу ли я работу».

У Зитцера не было опыта преподавания, но он взялся за него. В конце концов зумба показалась ей скучной, поэтому она начала заниматься самостоятельно.Она создала свой собственный бренд и личность — войдите в StephZ — и это быстро загорелось. Ее уроки привлекли большое количество поклонников, когда она поймала еще один большой прорыв. Национальный гуру упражнений, известный как Фитнес Маршалл, увидел ее видео на YouTube и попросил ее выступить перед ним на личном выступлении.

Это привело к благотворительным танцевальным кардио-мероприятиям, на которых Зитцер привлекла внимание и внесла свой вклад в близкое и дорогое ей дело, известное как «Спортсмены для животных». Организация способствует ответственному владению домашними животными и их усыновлению.Он был основан соседом и другом Зитцера, бывшим капитаном «синих» Дэвидом Бэкесом.

В то время как ее основной работой является преподавание кардио-танцев в Lifetime Fitness во Фронтенаке, Зитцер занимается саморекламой и онлайн-влиянием. Ее профиль генерирует запросы от брендов, которые хотят ассоциироваться с ней, чтобы улучшить свой имидж и продавать товары.

«Влиятельные люди действительно имеют большое влияние на публику», — сказала она. «Я остаюсь верным тому, во что верю, и я отклонил многие предложения, потому что это было не для меня, даже несмотря на то, что это было связано с деньгами.Я продвигаю только то, во что я действительно верю и что я действительно люблю».

Некролог Эдмунда Зитцера | Р. Л. Уильямс-младший Funeral Home, Inc. …

Эдмунд Фаршон Зитцер, 91 год, ранее проживавший в Солфорде и Дейд-Сити, Флорида, скончался в своей резиденции в Харлисвилле 1 марта 2014 года. Он и его жена Элис Джейн (Уэзерби) Зитцер отметили 70-летие своей свадьбы 23 ноября прошлого года. год. Родившийся 1 января 1923 года в Филадельфии, он был сыном покойных Эдмунда и Торы (Халворсен) Зитцер и был гражданином США.С. Армейский ветеран Великой Отечественной войны. Он много лет работал в General Electric. Г-н Зитцер долгое время был членом Объединенной методистской церкви Табор. Он также был бывшим членом региональной службы скорой помощи Нижнего Фредерика и занимал пост президента совета директоров курорта Traveler’s Rest Resort во Флориде. Он и его жена любили путешествовать во времени на своем автомобиле для отдыха и посетили каждый штат США как минимум дважды. Он был заядлым коллекционером марок и любил походы, катание на лодках, кадриль, поезда и радиолюбители.Эд любил жизнь и считал, что каждый день — это подарок от Бога. Помимо жены, у него остались две дочери, Филлис Дж. Зитцер из Гаррисберга и Тереза ​​С. Хассон и ее муж Тимоти Ф. из Солфорда; две внучки, Дениз М. Миллер и Кэрол А. Кэссиди, и ее муж Крис Э.; и четыре правнука, Бенджамин и Захари Миллер, а также Брейден и Колин Кэссиди. Родственники и друзья приглашены на поминальную службу в 11:00 8 марта 2014 года на Арбор-сквер, 695 Main St., Харлисвилл. Погребение будет частным. Вместо цветов можно сделать памятные пожертвования в память о нем в ASPCA, 424 E 92nd Street, New York, NY 10128 (www.aspca.org) или Объединенной методистской церкви Табора, 2209 Hendricks Station Rd., Woxall, PA 18979. Аранжировка организована похоронным бюро Р. Л. Уильямса-младшего, Inc. из Skippack. Онлайн-соболезнования семье можно выразить на сайте www.RLWilliamsFuneralHome.com.

Некролог Алисы Зитцер | Р. Л. Уильямс-младшийПохоронное бюро, Inc. -…

Элис Джейн Зитцер, 95 лет, ранее проживавшая в Солфорде, штат Пенсильвания, и в Дейд-Сити, штат Флорида, мирно скончалась в своей резиденции в Харлисвилле 17 октября 2016 года. Элис долгое время была членом Объединенной методистской церкви Табора. Элис Джейн Уэзерби, дочь Фрэнка и Нелли Джеймс Уэзерби, родилась 13 октября 1921 года на молочной ферме в округе Чатокуа на западе Нью-Йорка. Алиса пошла в школу в 4 года и вместе со своим братом Эдвином пошла в однокомнатный школьный дом.Элис окончила среднюю школу в 15 лет. Элис поступила в колледж в Мэривилле, штат Теннеси, и получила научную степень в 19 лет. Она посещала танцы USO в Хэмптоне, штат Вирджиния, где встретила любовь всей своей жизни, Эдмунда Ф. Зитцера. Эд и Элис поженились 23 ноября 1943 года, незадолго до того, как он уехал за границу, чтобы служить медиком в армии в течение 3 лет. Когда Эд вернулся, они переехали в округ Монтгомери, чтобы быть ближе к семье. Элис работала школьной учительницей, пока у нее не родились двое детей, Филлис и Терри.После того, как девочки пошли в школу, Элис вернулась к работе в Молодежном центре округа Монтгомери, а в свободное время была лидером девочек-скаутов. Она вышла на пенсию в октябре 1985 года, чтобы путешествовать по стране с Эдом. Они посетили каждый штат по крайней мере дважды подряд в трейлерах и домах на колесах. Они проводили 6 месяцев в году в сообществе трейлеров Airstream недалеко от Дейд-Сити, Флорида (Travelers Rest), более 23 лет, и им всегда нравилось возвращаться в свой дом весной вдоль ручья Перкиомен в Солфорде.Никогда не праздная, Алиса всегда была активна в своей церкви, она была заядлой кадрилью и любила садоводство, прогулки на свежем воздухе, походы и катание на лодках. Алиса нашла счастье в своей семье и друзьях, которые наслаждались смехом в хорошие времена, которые делились с другими на протяжении многих лет. Дух Алисы и бесконечная признательность за ее веру и Господа привели ее в ее вечный дом. Ее молитвы были услышаны. Бог держит ее в своих объятиях, и она навсегда останется в наших сердцах. У Алисы остались дочери Филлис Дж.Зитцер из Гаррисберга, Тереза ​​С. Хассон и ее муж Тимоти Ф. из Перкиоменвилля; две внучки, Дениз М. Миллер и Кэрол А. Кэссиди, и ее муж Крис Э., а также четыре правнука, Бенджамин и Закари Миллер, а также Брейден и Колин Кэссиди. Панихида пройдет 26 ноября в ОМЦ «Табор». Вместо цветов можно сделать памятные пожертвования от ее имени в Tabor UMC, 2209 Hendricks Station Road, Woxall, PA 18979, или в благотворительную организацию по вашему выбору. Аранжировки Р.Похоронное бюро Л. Уильямса, Inc. из Скиппака. Онлайн-соболезнования семье можно отправить на сайте www.RLWilliamsFuneralHome.com.

Джош Зитцер — Худл

  • Спорт
  • Продукты
  • О
  • Поддержка
  • Зарегистрироваться
  • Войти

Джош Зитцер

Джош Зитцер

 

 

 

 

    Джош Зитцер
    4 августа 2018 г.

    Присоединился к Hudl

    4 августа 2018 г.

    .
Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.