Где запад и восток: Где север юг запад восток на карте мира. Север-Юг-Запад-Восток. Расположение на карте, как определить направления

Где север юг запад восток на карте мира. Север-Юг-Запад-Восток. Расположение на карте, как определить направления

Искусство картографии почиталось нашими предками на протяжении многих поколений. Это было обусловлено дальностью путешествий по ранее неизведанным землям. В некоторых ситуациях, способность определить стороны света на карте становится жизненно необходимой. Различные эпохи имели свои ценности, но мастерство в базовых навыках выживания всегда считалось престижным. В XVII столетии, если вы были способны показать стороны света на карте, то вас автоматически считали образованными, что напрямую влияло на статус.

Время изменилось, но у людей все еще осталась тяга к покрытию огромных расстояний в одиночку или группой. Путешествие на встречу манящему и неизведанному станет отличным опытом для каждого. Поход, поездка в горы, экспедиция по лесам не только оздоровят и поднимут общий тонус организма, но и оставят после себя незабываемые впечатления. Следует учитывать, что это довольно рискованные мероприятия. Но что делать, когда потерялся человек? Или напротив, вы хотите в одиночку осуществить марш-бросок по пересеченной местности. Вынужденная автономия, к примеру, требует знаний того, как на карте определить стороны света. Требования к ориентировке на местности также предусмотрено для автолюбителей, велосипедистов и авиаторов-любителей. Для тех, у кого под рукой есть гаджет с выходом в сеть, все немного легче, ведь узнать стороны света на карте Яндекс не составит труда. Также приложение укажет на пробки и поможет проложить путь по городской местности, но не слишком хорошо подойдет для диких лесов. И все же, это остается хорошим вариантом, в случае, когда необходимо быстро сориентироваться. Карта с указанием сторон света – отличный инструмент для прокладывания пути, пусть даже в локальных масштабах. Использование бумажных чертежей поможет в случаях, когда нет доступа к сети или нельзя рассчитывать на гаджеты. Хорошо, у вас в руках есть карта с направлениями сторон света, но как её правильно читать?

Запад, восток, север, юг на карте

Возникновение геодезии восходит корнями к первым торговым цивилизациям Востока и Запада. Появились они достаточно давно, и ближайшие известные нам – это шумеры и египтяне.

Было два варианта описаний: мировые и локальные. Первые изображали скорее общеполитическое настроение и служили облегчением геополитического ориентирования. Некоторые представляли скорее художественное объяснение культуры, городов и языка. Таким образом, любой желающий мог понять, кто его соседи по государству, где опасно прокладывать путь, куда лучше везти тот или иной груз. Это можно было понять по описаниям на планах местности, с примечаниями о ресурсах, которыми богат определенный регион. Расположение сторон света на карте такого типа серьёзной роли не играло, и несло скорее декоративное свойство (рисунок 1).

Статьи по теме (кликните, чтобы посмотреть)

Рисунок 1. Карты древности не отличались точностью

Существовала также методика переработки трудов предшественников, и сочленению мелких частей воедино. Такой подход был достаточно трудоемким, но он гарантировал, что север юг запад восток на карте будут расположены максимально достоверно. В новую эпоху, с приходом стандартизации упростились и атласы.

Но упрощение это было сделано за счёт распределения задач:

  1. Климатические атласы: предназначены для облегчения предсказания погодных условий. Содержат в себе достоверные данные о климатическом состоянии регионов. В какой широте они находятся, есть ли там осадки и каким образом следует строить прогнозы.
  2. Атлас минералов и горных пород: содержит наиболее полную информацию об ископаемых ресурсах, их залежах и объемах. Важный элемент для производств и разведки залежей минералов. Применяется в экономике, политике и для создания рудников.
  3. Морской: включает обозначения течений, морских явлений и безопасных маршрутов.
  4. Спортивный: используется в соревнованиях по спортивному ориентированию. Не содержит быстро читаемых обозначений, и его интерпретация затруднена. Направления, меридианы и высотные точки отсутствуют.
  5. Физический: весьма содержательный, описывающий все особенности ландшафта, не учитываемые другими типами.

Рисунок 2. В зависимости от функций карты бывают климатическими, физическими и морскими

Помимо описанных выше вариантов, существуют также рыбные, политические и искусственные статистические (рисунок 2). Карта со сторонами света, где вверху юг, называется перевернутой. Общепринятое расположение севера в атласах – вверху, востока – справа, а запада – слева. Север юг запад восток на карте мира соответствуют географическим стандартам, и расположены в форме крестовины.

Где на карте север, юг, запад и восток

Общепринятые стандарты и нормы, введенные в эпоху индустриализации, подразумевают и точные чертежи. Все обозначения городов, ресурсов, ландшафта и дорог должны быть одинаково понятны и читаемы. Север, юг, запад и восток на карте должны соответствовать физической форме листа. А именно – вверху север, внизу – юг, слева – запад, справа – восток (рисунок 3).

Рисунок 3. На современных картах обычно указывают стороны света

Карта с ориентацией по сторонам света станет хорошим дополнением вашего набора для путешествий. Несмотря на свою мнимую физическую уязвимость, бумажный аналог достаточно стойкий. Гугл карта со сторонами света онлайн не сможет помочь в условиях, когда зарядить устройство никак, а преодолеть необходимо не один километр. Исключением станут неправильные виды планировок, где на карте север, юг, запад и восток расположены иначе, чем на стандартной схеме.

Как определить стороны света на карте

Независимо от назначения, в схему заложены данные, которые помогут по ней сориентироваться. На некоторых образцах есть специальные изображения-звезды, указывающие своими лучами, где на карте север, юг, запад и восток.

Концы должны идти в следующем порядке:

  1. Самый верхний – Север.
  2. Самый нижний – Юг.
  3. Указывающий направо – Восток.
  4. Указывающий налево – Запад.
  5. Промежутки между ними будут озаглавлены как СЗ, ЮВ, СВ и ЮЗ.

Старинные же образцы ландшафтных схем нередко имеют смещенную звезду, указывающую верхним концом на северо-восток, вместо севера. Буквы на них обозначают сокращенные английские названия направлений. По первым буквам, север, юг, запад, восток расположены на карте в таком порядке: (N)orth, (S)outh, (W)est, (E)ast.

Изредка, планы изготавливаются как локальные образцы или схемы малых размерностей. К примеру, вы от руки начертили, как пройти к музею или магазину иностранцу. Читать их будет трудно, учитывая, что они не сверены по направлениям горизонта.

Рисунок 4. Определение сторон света с помощью карты и компаса

Направления север, юг, запад и восток на карте с экзотической системой построения могут отличаться от известных. Рабочий метод – использование ориентиров для определения направлений горизонта. Чтобы прокладывать маршрут и следовать ему, вам нужен будет компас. Прикладывая его стрелкой параллельно линии маршрута, нужно будет направляться туда, куда он указывал (рисунок 4).

Как определить стороны света на карте Яндекс



Смартфон – многофункциональный инструмент нового времени. Единственный его недостаток – это ограниченное время работы без подзарядки. Но даже этих мощностей вполне хватит для кратковременных сеансов ориентировки на местности.

Рисунок 5. Яндекс карты помогают быстро сориентироваться на местности

Как определить стороны света на карте Яндекс? Убедитесь, что изображение ландшафта статично и не вращается. В случае, когда вы не замечаете движения, и изображение статично, то вверху будет север (рисунок 5).

Также существует альтернативный способ:

  1. Для этого нужно воспользоваться встроенной особенностью приложения от Яндекса – Компас.
  2. Включите вращение двумя пальцами в настройках.
  3. Это активирует появление значка компаса, при нажатии на который вас сориентирует на север – юг.
  4. Теперь север, юг, запад и восток расположены на карте правильно, и верхняя часть укажет на магнитный полюс Земли.

Карта с ориентацией по сторонам света онлайн

Google Maps являются хорошим программным обеспечением для просмотра географических мест и прокладывания маршрута. Они также учитывают время, необходимое для прохождения дистанции с поправками на скорость. Прокладывание маршрута осуществляется достаточно просто. На такой схеме север будет вверху всегда, и, если вы вращаете изображение, то иконка компаса укажет на север автоматически.

Детальная инструкция по ориентированию на местности по карте и компасу показана в видео.

Компас онлайн определить стороны света в квартире

Одним из базисных принципов даосской практики освоения пространства, известной как «фен-шуй», является грамотное расположение вашего жилья, а также имеющегося внутри него интерьера, относительно частей света. Где находится ваша кровать и другие предметы мебели, как расположен человек во время сна, где стоят цветы, в какую сторону открываются двери и так далее. Всё это, по фен-шуй, имеет важное значения для нашей жизни, способствуя или мешая нашему счастью и процветанию. Но как же определить, где у вашей квартиры север, а где юг, если под рукой нет стандартного компаса? В данной статье я расскажу, как определить стороны света в квартире и использовать компас онлайн, и какие инструменты нам в этом помогут.

Способ №1. Используем компас онлайн

Чтобы определить расположение вашей квартиры относительно сторон света, а также понять, куда выходят окна вашей комнаты, можно воспользоваться онлайн картой от Гугла ниже.

Данная карта со сторонами света корректно работает с браузером «Гугл Хром» и прочими браузерами на ядре «Chromium», а вот при работе с «Firerox» у ресурса наблюдаются проблемы.

Принцип работы данного сервиса состоит в следующем. На экране расположен большой компас, вам будет лишь необходимо найти на карте ваш город, а затем ваш дом, и в соответствии с изображением компаса (N- север, S – юг, W – запад, E – восток) просмотреть, на какую сторону света направлены окна вашего дома. Затем, относительно этого, вы сможете понять, насколько правильно вы спите.

Фен-шуй считает, что если ваша голова во время сна расположена на:

  • Север – то это помогает развитию интуиции;
  • Северо-восток – поможет в научной деятельности;
  • Восток – гарантирует спокойный сон;
  • Юго-восток – поможет в развитии целеустремленности;
  • Юг – подарит славу и репутацию;
  • Юго-запад – придаст помощь в Любви;
  • Запад – дарует плодородие;
  • Северо-запад – обеспечит верную дружбу.

Расположение тела человека во время сна по фен-шуй очень важно

Способ №2. Спросите у соседей, где север и юг

Если вы переселились в свой дом совсем недавно, то давно живущие рядом соседи могут хорошо знать, где находятся каждая из частей света относительно вашего жилища.

Живущие рядом соседи могут подсказать, как расположен ваш дом относительно частей света

Способ №3. Понаблюдайте за восходом и закатом солнца

Как известно, наше светило встаёт на востоке, и заходит на западе. Потому если встанете таким образом, что правая рука показывает на место восхода солнца (на восток), левая – на место, где солнце заходит (на запад), то впереди от вас будет север, а позади – юг. И никакой онлайн компас не нужен для определения стороны света в квартире.

Понаблюдайте, где встаёт, а где заходит солнце

Способ №4. Воспользуйтесь обычной иголкой для определения части света в квартире

Данный способ предполагает использование вместо онлайн компаса обычной намагниченной иголкой. Для этого вам понадобится НЕ металлическая посудина с водой (или маслом), какой-либо плавучий материал (например, листок дерева, пенопласт, кусочек коры и др.). А также предварительно намагниченная обычная небольшая иголка (вместо стандартного магнита можно использовать обычные ножницы, которыми можно намагнитить иголку). Положите на жидкость в посудине плавучий материал (к примеру, лист), а затем на данный плавучий материал положите намагниченную иголку.

Иголка повернётся сторонами к северу-югу. Как это выглядит, можно просмотреть на данном видео.

Способ №5. Используем мобильные приложения

Для мобильных гаджетов существует достаточное количество приложений, демонстрирующих на пользовательских смартфонах цифровое подобие компаса и способное установить часть света в вашем доме. Это может быть «Компас 360 Pro Free» (Android), «Компас» (Android), «Compass» (iTunes), «Free HD Compass» (iTunes) и другие аналоги. Данный механизм работает за счёт встроенных в телефон магнитометра, акселерометра, гироскопа и GPS-навигатора, позволяя довольно корректно отображать расположение частей света.

Мобильное приложение «Компас 360 Pro Free» укажет вам на расположение частей света

Способ №6. Используйте обычные часы

Если день солнечный, и солнце светит вам в окно, то направьте часовую стрелку часов на солнце. Теперь если разделить угол между 12 часами и часовой стрелкой пополам, то полученная середина и будет указывать на юг.

Заключение

В данном материале мной были описаны несколько способов, как определить стороны света в квартире, а также особенности работы с компас онлайн. Если вам необходимо быстро определить части света, рекомендую воспользоваться возможностями данного компаса, или установить одно из перечисленных мной мобильных приложений. Они позволят довольно быстро отследить расположение сторон света в вашей квартире.

Север, юг, запад, восток: как правильно определить направление

В картографии, географии издавна существует понятие о сторонах света. Они необходимы для определения направлений на местности и карте, используются при строительстве, на транспорте, помогают в других видах деятельности. Как определить, где север, юг, запад, восток? Выясним, что такое стороны горизонта, как по ним ориентироваться.

Основные направления

В глубокой древности человек научился определять свое положение на местности, замечая, что ежедневно Солнце поднимается из-за линии горизонта на востоке, а садится вечером на западе. Умение ориентироваться помогало нашим предкам находить дорогу домой, охотиться, возделывать растения. Принцип деления пространства на части был важным этапом в изучении человеком окружающего мира. Основные стороны света еще в древности получили свои нынешние названия (север, юг, запад, восток). Со временем приборы для наблюдения за Солнцем и планетами, измерительные устройства становились более совершенными. Ученые выяснили, что Северный и Южный географические полюса — две противоположные точки, в которых поверхность нашей планеты пересекает воображаемая линия — земная ось.

Определим, где север, юг, запад, восток?

Направления на восток и запад связаны с одним из движений Земли — вращением вокруг своей оси. Солнце утром появляется из-за линии горизонта на востоке, днем достигает зенита, вечером уходит на другую сторону небосвода и садится на западе. Есть различия в положении Солнца на разных широтах, связанные с наклоном земной оси. В полдень на экваторе светило расположено прямо над головой. Зимой в Северном полушарии — смещается к югу, летом — к северу. Летом восход Солнца можно наблюдать на юго-западе, зимой — на юго-востоке. В полярных и приполярных широтах полгода длится полярная ночь, светило не поднимается из-за горизонта. А когда шесть месяцев в году Солнце не заходит — наступает полярный день. В северной области находится магнитный полюс, в сторону которого поворачивается стрелка компаса. В противоположной части планеты расположен самый южный материк — Антарктида. Определить направления, если известно одно из них, можно с помощью простого способа. Нужно встать так, чтобы лицо было обращено к северу. Тогда за спиной будет находиться юг, по левую руку — запад, по правую — восток.

Взаимное положение основных и промежуточных сторон горизонта

Существуют основные направления — север, юг, запад, восток, — которые дополняются промежуточными. Такое деление очень удобно, оно позволяет более точно определять положение на местности, находить объекты на картах и топографических планах. Например, северо-восток — сторона горизонта, расположенная между направлением на север и восток. На картах, планах, циферблатах, в учебниках, справочниках введены обозначения с помощью первой букве русского или латинского названия. Есть более подробное деление сторон горизонта. Так, между направлениями с и с-в находятся север-северо-восток (ссв) и восток-северо-восток (всв).

Стороны света на планах, картах и глобусе

В старину мореплаватели и путешественники ориентировались по картам, на которых север мог быть внизу, а юг — вверху. Знания о поверхности Земли были несовершенными, многие географы ошибались, нанося объекты на планы и карты. Существовали так называемые «белые пятна» — неисследованные области. Как правило, на современных географических планах и картах в верхней части находится север, снизу расположен юг, слева — запад, справа — восток.

Такой же принцип использован при создании глобуса. Его верхняя половина — Северное полушарие, нижняя — Южное. Слева от начального меридиана расположено Западное, справа — Восточное полушарие. Место, где находится крепление шара к подставке — Южный полюс, противоположная точка — Северный полюс. Легко найти любой географический объект, если известны его координаты. Север, юг, запад, восток — основные направления, а также широта и долгота на карте и глобусе. Материки, океаны, равнины, горы, моря, города и другие географические предметы, которые находятся выше экватора, имеют северную широту, ниже параллели 0° — южную. Объекты слева от начального меридиана обладают западной долготой, справа — восточной.

Компас — прибор, по которому определяют направления

Находить стороны горизонта и ориентироваться на местности помогает устройство, снабженное двухцветной магнитной стрелкой. Обычно она свободно вращается в центре круглого корпуса. Прибор, которой используется для определения направлений, — компас. Север, юг, запад, восток обозначены буквами на шкале этого устройства. Красное острие, обращенное к делению «С» или «N», указывает на север. Противоположная часть стрелки направлена на юг. Слева от этой оси находится запад, справа — восток. Внутри компаса есть шкала с цифрами от 0 до 360°, расположенными по часовой стрелке. Цена деления в разных устройствах может отличаться. Использование компаса позволяет:

  1. Узнать, где находится каждая из основных частей света (север, юг, восток, запад).
  2. Определить все промежуточные стороны горизонта.
  3. Найти азимут — угол между предметом на местности и направлением на север.

Компас необходим представителям многих профессий — морякам, летчикам, военным, строителям, геологам, а также туристам и путешественникам. Существуют разные виды этого устройств, помогающих ориентироваться по линиям магнитного поля Земли.

Направления на местности (север, юг, запад, восток)

Определить свое местонахождение можно по небесным светилам, природным явлениям и признакам ближайших объектов. В полдень, когда Солнце находится на юге, тени от вертикально расположенных предметов направлены своей вершиной на север. В ночное время нужно постараться найти Полярную звезду. Две крайние яркие точки Большой Медведицы, образующие стенку Большого Ковша, называют Указателями. Прямая линия, поведенная через них, упирается прямо в Полярную звезду. Она расположена в северной половине небосвода, относится к созвездию Малой Медведицы.

Хороший помощник для тех, кто заблудился, — наручные часы. Чтобы узнать направление, поворачивают циферблат часовой стрелкой к Солнцу. Образуется угол между линией, ведущей к цифре 1 (13.00 часов), который делят пополам и получают биссектрису (она указывает на юг). Ориентирование по местным приметам:

  • на северной стороне деревьев толще слой лишайников и мхов;
  • более сухой грунт под камнями, обращенными к югу;
  • зимой на северной стороне снег дольше остается рыхлым;
  • муравейники чаще располагаются к югу от холмов, деревьев, камней;
  • просеки, которые делят лес на кварталы, ориентированы с востока на запад и с севера на юг (отмечают их порядковые номера на столбах, начиная с с-з и на ю-в).

Каждый метод имеет погрешность, что необходимо учитывать на местности. Лучше использовать несколько способов, тогда результат будет точнее.

Как определить, где север, юг, запад и восток — На Прайсе

Содержание статьи:

Расположение сторон света проще всего определять при помощи компаса, однако не всегда этот прибор оказывается под рукой. К счастью, есть еще несколько способов найти четыре заветные стороны. Страхование путешествующих Когда уезжаешь далеко от дома, важно знать, что сможешь получить помощь и поддержку в любую минуту. Страхование — надежный спутник в путешествиях по всему миру! Оформить страховку

  • Как определить, где север, юг, запад и восток
  • Как определить стороны света в квартире без компаса
  • Как найти север и юг

Вам будет интересно:Как не отекать в самолете

Вопрос «на каком автобусе доехать до ленинградского шоссе 297 (гостиница винтаж) » — 1 ответ

Вам понадобится

Инструкция

Если вы заблудились в светлое время суток, и у вас на руке есть часы, то вы без проблем определите стороны света. Главное, чтоб день был достаточно солнечным. Для начала расположите часы горизонтально: удобнее всего будет положить их на ладонь. Затем поверните часы так, чтобы часовая стрелка указывала прямо на солнце. Теперь мысленно разделите пополам угол, образовавшегося между часовой стрелкой и 12-ю часами (для зимнего времени) или часом (для летнего). Проведенная воображаемая биссектриса укажет направление на юг. Например, если вы заблудились зимой около четырех часов дня, то указывающая на юг линия будет проходить через цифру 2 на циферблате ваших часов.

Вам будет интересно:Куда поехать в начале ноября

Реклама

Канал о подготовке к экзаменам

Подпишись, чтобы не пропустить новые видео и самостоятельно подготовиться к ОГЭ и ЕГЭ

Если вы заблудились около полудня (около 13-ти часов по летнему времени), то определить расположение сторон света будет еще проще. Для этого встаньте спиной к солнцу и расставьте руки в стороны. Сзади вас будет юг, впереди (там, куда падает тень) будет север, левая рука укажет на запад, а правая – на восток.

Как экономить на путешествиях

Стороны света также можно определить по движению солнца. Ранним утром – в 7 часов – оно появляется на востоке. К 10-ти утра солнце оказывается на юго-востоке. В час дня (а зимой – в полдень) оно находится на юге. В четыре часа по солнцу можно определить направление на юго-запад, а в семь вечера светило окажется на западе. Однако в зимнее время, когда солнце встает позже и садится раньше, определить по его движению восток и запад бывает довольно проблематично.

Если же вам необходимо определить стороны света ночью, то в этом случае вам пригодятся минимальные познания в астрономии. Если ночное небо достаточно ясное, и звезды на нем хорошо видны, вы сможете определить расположение севера. Для этого вам нужно будет найти Полярную звезду и мысленно провести от нее отвесную линию вниз, к земле. Полученная точка укажет вам направление на север. Если у вас возникнут трудности при поиске Полярной звезды, то для начала найдите созвездие Большой Медведицы. Обратите внимание на звезды, образующие ковш. Точнее, на две из них, которые расположены с противоположной стороны от ручки этого ковша. Теперь мысленно замерьте расстояние между двумя этими звездами и пять раз отложите его вверх от ковша, продолжая образованную данными звездами линию. Так вы найдете последнюю звезду в ручке ковша Малой Медведицы – Полярную. Однако этот способ будет работать только в Северном полушарии.

Вам будет интересно:Как обращаться в разных странах

Ели на небе видна луна, то найти стороны света поможет ее расположение на небе. Для начала определите фазу луны: первая четверть (растущий полумесяц, «рожки» которого смотрят влево), вторая четверть (полная луна) или третья четверть (стареющий полумесяц, выглядящий как буква «с»). Если луна пребывает в первой четверти, то в 7 вечера она будет находиться на юге, а в час ночи – на западе. Полная луна в 7 вечера покажется на востоке, в час ночи – на юге, а в 7 утра – на западе. Убывающая луна в час ночи укажет вам на восток, а в 7 часов утра –на юг.

Предложение от нашего партнера Видео по теме

Совет 2: Как найти север и юг

Определить стороны света бывает необходимо в самых разных ситуациях, например, когда вы заблудились или хотите обставить квартиру в соответствии с правилами фен-шуй. Найти север и юг можно по множеству признаков. Все зависит от местности, условий и времени суток.

Вам понадобится

  • — компас,
  • — солнце,
  • — деревья,
  • — механические часы,
  • — церковь.

Инструкция

Воспользуйтесь компасом. Держите его в горизонтальном положении, подождите пока стрелка зафиксируется. Темная (синяя) сторона стрелки указывает на север. Соответственно в противоположной стороне — юг. Метод можно использовать только за пределами городов, в городе на результат будет влиять магнитное склонение, то есть воздействие на компас разнообразных приборов.

Попробуйте определить свое местонахождение по солнцу. В полдень солнце на юге в любое время года. В час дня обратите внимание на тень, отбрасываемую предметами вокруг. Самые короткие тени указывают на север. Солнце в семь часов утра находится строго на востоке. Встаньте к нему лицом, юг будет справа, а север, соответственно, слева. Примерно в шесть — семь часов солнце на западе. Снова встаньте к нему лицом, юг — слева, север — справа. Такой метод годится и для определения сторон света в квартире.

В городах и поселках попробуйте сориентироваться по церкви. Обратите внимание на расположенный наискосок элемент креста. Его высшая точка всегда направлена на север, а нижняя — на юг.

Вам будет интересно:Как одеваться туристам в ОАЭ

В деревне юг можно определить так: обратите внимание на состояние краски на домах. Самая выцветшая сторона обращена на юг, север, соответственно, в противоположной стороне.

Можно определить при помощи циферблата механических часов. Направьте часовую стрелку на солнце. Мысленно прочертите угол между часовой стрелкой и часом дня на циферблате. Поделите угол пополам. Эта линия указывает на юг (спереди от вас) и север (позади).

В полнолуние юг и север легко определить по луне. В семь часов утра луна будет строго на юге.

В лесопарке определите стороны света по нумерации на столбах, установленных на пересечении дорог и тропинок. Ребро столба между двумя наименьшими цифрами указывает на север, между двумя наибольшими — на юг.

Видео по теме

Совет 3: Как определить восток, север и запад

Отправились в поход и отстали от группы? Не такая уж и редкая ситуация. Если вы умеете ориентироваться на местности, то сможете без проблем вернуться домой. Конечно при условии, что знаете, в какую сторону от города отправились. Самый простой и всем известный метод – ориентирование по компасу. Магнитная стрелка всегда указывает на север. Конечно, компас не всегда может оказаться под рукой в нужный момент. Однако существуют другие способы определения сторон света. Важно не растеряться и припомнить все, что вы знаете об ориентировании на местности.

Инструкция

В ясную погоду ориентируйтесь по Солнцу. Повернитесь к нему спиной. Если вы находитесь в Северном полушарии, то ваша тень укажет на север, а если в Южном, то на юг. Полезно также помнить, что восход и закат Солнца меняется в зависимости от времени года. Летом оно восходит на северо-западе, а садится на северо-востоке. Весной и осенью встает на востоке, а садится на западе.

Вместо компаса можно использовать часы. Расположите их на горизонтальной поверхности так, чтобы часовая стрелка указывала на Солнце. Мысленно проведите линию от центра часов к цифре 1. Угол между ней и «солнечной» прямой поделите пополам. Эта линия укажет направление на северо-юг. Учтите, что в первой половине дня юг находится справа от Солнца, а во второй слева.

Ночью можно определиться по звездам. Найдите созвездие Большой Медведицы – семь ярких звезд, расположенных в форме ковша. Через две крайние вверх по прямой отложите расстояние в пять раз большее, чем между ними. Яркая звезда в конце линии – Полярная. Встаньте к ней лицом. Сейчас вы смотрите на север. В Южном полушарии ориентируйтесь по Южному Кресту – созвездию из четырех ярких звезд, образующих крест. Линия, проходящая через длинную его ось, указывает на юг.

Если вы находитесь в лесу, осмотритесь вокруг. Деревья, трава, ягоды – все может помочь вам. Надо только знать, что искать. Осмотрите деревья. С южной стороны ветви длиннее, гуще, смолы больше. На северной стороне вдоль ствола можно заметить темную полосу. Она хорошо видна на березах. Северная сторона деревьев больше покрыта мхом, чем южная.

Отыщите муравейник. Он располагается с южной стороны дерева или куста. Вышли на поляну — приглядитесь. С южной стороны трава гуще и выше, а с северной свежей. Лесные ягоды быстрее вызревают с южной стороны. А вот снег зимой быстрее оттаивает с северной. Ориентируясь по природным признакам, не делайте скоропалительных выводов, после осмотра одного лишь дерева или муравейника. Внимательно осмотритесь вокруг и вы найдете множество признаков, которые помогут вам сориентироваться.

Реклама

Канал о подготовке к экзаменам

Подпишись, чтобы не пропустить новые видео и самостоятельно подготовиться к ОГЭ и ЕГЭ

Видео по теме

Совет 4: Как определить север по часам

Если вы оказались в экстремальной ситуации, когда необходимо узнать стороны света, а под руками нет компаса, на помощь вам придут обычные часы. Определить север по часам можно как днем, так и ночью, единственное условие – необходимо точно знать положение солнца или луны, хотя сплошные тучи могут затруднить поиск.

Вам понадобится

Инструкция

Днем, то есть с 6 часов утра и до 6 часов вечера, воспользуйтесь следующим способом. Расположите циферблат таким образом, чтобы часовая стрелка указывала на солнце.

Разделите угол между часовой стрелкой и единицей на циферблате пополам. Биссектриса угла будет указывать на юг, причем до часа дня (13:00) юг будет справа от солнца, а после часа – слева. Соответственно, луч, продленный от биссектрисы в обратную сторону, укажет вам на север.

Обратите внимание, что определить север этим методом можно лишь примерно, так как в разных регионах летнее время, по которому живет страна, опережает поясное по-разному: на 1-2 часа — то есть полдень наступает не ровно в час дня, а в период с 13:00-14:00. Кроме того, жители некоторых стран СНГ живут по декретному времени, которое опережает поясное на час, поэтому солнце будет в зените не раньше 14:00.

Ночью для определения сторон света вам понадобится луна. Предварительно попытайтесь определить, в какое время солнце находилось бы в том же направлении, что и луна в данный момент.

Мысленно разделите диск луны (даже если видна не вся луна) на шесть горизонтальных долей. Определите, сколько из частей видно в данный момент. То есть, если виден лишь тонкий месяц, делайте вывод о том, что видна одна из шести частей, а если луна почти полная — видно пять из шести долей.

Посмотрите время на данный момент (округлите до количества часов, например, 3 часа ночи). Если луна прибывает, то есть видна правая часть диска, прибавьте видимое количество долей, если же убывает (видна левая часть) – отнимите это же количество.

Отметьте это число на циферблате и действуйте точно так же, как и при определении сторон света по солнцу и часам. Найдите угол между цифрой 1 и полученным числом и разделите его пополам, биссектриса острого угла укажет на юг. Соответственно, противоположная сторона — север.

Попробуйте определить положение севера по луне и часам примерно, безо всяких расчетов. Если луна в первой четверти (зубцы серпа смотрят влево) – в 19:00 она будет находиться на юге, следовательно, север будет в противоположной стороне. В полнолуние луна указывает на юг в час ночи. В последней четверти (зубцы направлены вправо) она будет расположена на юге в 7 часов утра. Встаньте к ней спиной и прямо у вас перед глазами окажется север.

Видео по теме

Источник

власть (не)знания и право «говорить за чужого» – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 930.1(091) DOI: 10.23683/2500-3224-2018-1-8-30

ЗАПАД И ВОСТОК: ВЛАСТЬ (НЕ)ЗНАНИЯ И ПРАВО «ГОВОРИТЬ ЗА ЧУЖОГО»

А.В. Кореневский, Д.В. Сень

Весь Восток до края — божий!

Запад весь до края — тоже!

[Гете, 1988, с. 547]

Аннотация. Редакционная статья посвящена истории возникновения и эволюции концепций, в основе которых лежит дихотомия «Восток-Запад». Внимание авторов сфокусировано на творческом наследии европейских интеллектуалов, содействовавших конструированию образов Востока как «Другого». Особый акцент сделан на творчестве И.В. Гете и в первую очередь — на его поэтическом цикле «Западно-восточный диван», который можно рассматривать и как следствие расширения знаний европейцев о Востоке, и как одну из причин роста интереса к нему, что, в свою очередь, оказало влияние на генезис романтизма. Новая культурная самоидентификация Европы породила потребность в соотнесении с «Другим», на роль которого идеально подходил Восток. В статье рассматривается культурный опыт немецких интеллектуалов, включая востоковедов, существенно повлиявший на творчество И.В. Гете и его отношение к Востоку. «Западно-восточный диван» Гете оценивается нами не только как способ ориентализации Востока, но и как результат ценностного отношения к чужой культуре, стремления к осмыслению и освоению ее достижений. В статье проанализированы и другие трактовки дихотомии «Запад-Восток», которые имели западное происхождение, включая теоретические построения О. Шпенглера, А.Дж. Тойнби, С. Хантингтона. В статье также исследованы некоторые иные концепции Востока, в т.ч. — восходящие к трудам Э.В. Саида, в первую очередь — его книге «Ориентализм». Оценивается современный эвристический потенциал данного концепта, а также сегодняшняя научная дискуссия о соотношении ориентализма и ориенталистики.

Ключевые слова: дихотомия «Восток-Запад», Гете, востоковедение, ориентализм, вестернизация, «Другой».

Кореневский Андрей Витальевич, кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой отечественной истории средних веков и нового времени Института истории и международных отношений, 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, д. 105/42, [email protected]

Сень Дмитрий Владимирович, доктор исторических наук, профессор Института истории и международных отношений Южного федерального университета, 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, д. 105/42, [email protected]

WEST AND EAST: THE POWER

OF (NON)ACQUAINTANCE

AND THE RIGHT «TO SPEAK FOR ALIEN»

A.V. Korenevskiy, D.V. Sen’

Abstract. The editorial article is devoted to the history of the genesis and evolution of concepts based on the East-West dichotomy. The attention of the authors is focused on the legacy of European intellectuals, who contributed to the construction of the images of the East as the Other. A special emphasis is laid on the creative work of I.W. Goethe and, first of all, on his poetic cycle «West-East Divan», which can be viewed both as a consequence of the Europeans’ increased knowledge of the East, and as one of the reasons for the growing interest in it, which, in turn, influenced the genesis of Romanticism . The new European cultural self-identification gave rise to the need to be correlated with the Other, and the East was eminently suitable for the role. The article examines the cultural experience of German intellectuals, including orientalists, which significantly influenced Goethe’s oeuvre and his attitude towards the East. We consider Goethe’s «West-East Divan» not only as a way of orientalization of the East, but also as an outcome of value-based attitude toward a foreign culture, a desire to comprehend and acquire its achievements. The article also analyzes other Western interpretations of the West-East dichotomy, including the theoretical patterns by O. Spengler, A.J. Toynbee and S. Huntington. The article also explored some other concepts of the East, including the ideas based on the E.W. Said’s works, first — his book «Orientalism». In addition, authors analyze contemporary heuristic potential of this concept, as well as today’s academic discussion on the relationship of Orientalism and Oriental studies.

Keywords: the East-West dichotomy, Goethe, Oriental studies, Orientalism, westernization, Other.

Korenevskiy Andrey V., Candidate of Science (History), Associate Professor, the Head of Department of Russian Medieval and Modern History at Institute of History and International Relations, Southern Federal University, 105/42, Bolshaya Sadovaya St., Rostov-on-Don, 344006, Russia, [email protected]

Sen’ Dmitry V., Doctor of Science (History), Professor, Institute of History and International Relations, Southern Federal University, 105/42, Bolshaya Sadovaya St., Rostov-on-Don, 344006, Russia, [email protected]

Следуя устоявшейся традиции нашего журнала, для артикуляции темы номера мы прибегаем к литературной аллюзии, каковой на сей раз стало название одного из величайших поэтических творений И.В. Гете. В истории сосуществования и их взаимного (не)узнавания себя в «Другом» двух миров, условно именуемых «Западом» и «Востоком», этому произведению, равно как и породившей его эпохе, принадлежит особое место.

Восемнадцатое столетие было отмечено небывалым всплеском интереса европейцев к Востоку, в котором стали видеть не только деспотизм и варварство, но и другую культуру. Не последнюю роль в этой метаморфозе, как верно заметила В.В. Иванова, сыграла секуляризация общественного сознания: «Идейный кризис Европы, отказавшейся от христианской картины мироустройства, вылился в поиски нового смысла жизни, новой эстетики и новых горизонтов, и на помощь пришел древний, мудрый, пантеистический, нереальный Восток, ведущий к духовному обновлению» [Иванова, 2009, с. 17]. Уже начало века отмечено таким, по выражению Х.Л. Борхеса, «блистательным вторжением Востока», как перевод в 1704 г. Жаном Антуаном Галланом «Тысячи и одной ночи». Именно он утвердил литературный канон этого сказочного компендиума, который не был нарушен ни одним из последующих переводчиков, даже из числа принципиальных оппонентов Галлана. «Его ориентализм, сегодня кажущийся нам плоским, — писал Борхес, -воспламенил множество любителей табака и сочинителей пятиактных трагедий» [Борхес, 1992, с. 120]. Но, пожалуй, самую благодарную аудиторию Галлан нашел в немецких землях, куда к рубежу XVIII-XIX вв. постепенно перемещается центр европейской ориенталистики. Огромный вклад в востоковедение и немецкую литературу внесли Георг Форстер, Фридрих фон Диц, Йозеф фон Хаммер-Пургшталь, а позже — ученик последнего, Фридрих Рюккерт, отец одного из пионеров теории локальных цивилизаций.

Однако если возникновение ориенталистики в Австрии еще может быть объяснено балканским направлением ее внешней политики, то в Саксонии, Пруссии и других немецких землях не могло быть столь явной прагматической мотивации знания о Востоке. Совершенно очевидно, что немецкая «востокомания» на исходе Века Просвещения, в которой уже отчетливо просматриваются проблески романтизма, была par excellence возвышенно-спиритуальной. Это была именно зачарованность магией неведомых стран, столь ярко проявившаяся в сказках К.Ф. Вилланда и Э.Т.А. Гофмана, а позже — В. Гауфа.

При этом в специфически-немецком видении Востока бросается в глаза одна особенность, в полной мере проявившаяся уже на излете эпохи, в творчестве Гете. Если у французских энциклопедистов ориенталистские сюжеты — это, прежде всего, экзотика, сдобренная изрядной долей европейского культурного высокомерия и галльской язвительности, без малейшей готовности понять и принять хоть малую толику чужого опыта, то у немцев мы видим совершенно иное отношение к Востоку.

Виной ли тому была политическая раздробленность Германии и ее экономическое отставание от западных соседей или географическое положение — ближе к центру Европы, а не на ее западном фланге? Но то, что у Германии был «свой» Запад — более преуспевшие в «искусствах войны и мира» Англия, Франция, Голландия — побуждало, видимо, немцев смотреть на Восток иначе по сравнению с их западными соседями. Именно здесь мы, пожалуй, впервые в Европе Нового времени видим не взгляд с запада на восток, как это было свойственно Вольтеру, Дидро или Гельвецию, а попытку окинуть умственным взором обе стороны горизонта, помыслить себя и свою страну местом встречи Востока и Запада.

Немецкое восприятие Востока на исходе Века Просвещения и в предчувствии романтизма — это именно его освоение, включение в свой культурный опыт и обиход. Тому пример — Пильниц, элегантный дворец саксонского курфюрста и польского короля Августа Сильного, построенный в «китайском стиле», хотя к аутентичной культуре Поднебесной это творение имеет такое же отношение, как «Турецкий марш» или «Похищение из сераля» Моцарта — к Османской империи. Но именно «Западно-восточный диван» можно считать апогеем немецкой пред-романтической влюбленности в Восток. Гете в своем поэтическом цикле не просто стремится к синтезу восточных и западных традиций: он словно намерен максимально вобрать в себя духовный опыт иной культуры — вплоть до отождествления себя с Хафизом, стихи которого, переведенные Й. фон Хаммер-Пургшталем, вдохновили Гете на создание своего шедевра.

Пускай я весь — твое лишь отраженье, В твой ритм и строй хочу всецело влиться, Постигнуть суть и дать ей выраженье, А звуки — ни один не повторится, Иль суть иную даст их сопряженье, Как у тебя, кем сам Аллах гордится. [Гете, 1988, с. 24]

Более того, «Западно-восточный диван» становится зеркалом самых глубоких и сокровенных переживаний поэта. В «Книге Зулейки» нашли отражение перипетии последней влюбленности Гете: ее главная героиня — поэтическое отражение музы поэта Марианны фон Виллемер, а ее возлюбленный Хатем — сам Гете, переживающий пору своего «временного омоложения» и «повторной возмужалости», «когда поэту было даровано вдохновенное и вдохновляющее прикосновение к молодости» [Конради, 1987, с. 437].

Столь искреннее преклонение перед иной культурой и глубокое погружение в нее, отнюдь не типичное не только для времени Гете, но и для более поздних эпох, породило множество спекуляций на тему «тайного мусульманства» великого немецкого поэта [Конурбаев, 2000; Ишамбаева, 2006; Аюпова, 2014, с. 622]. Но вряд ли подобные теории имеют достаточные основания. Ведь в круг его увлечений входил не только ислам. Гете интересовался иудаизмом и переводил «Песнь песней»;

восхищался древнеиндийским драматургом Калидасой и позаимствовал из его пьесы «Сакунтала» идею «Театрального пролога» для «Фауста»; наконец, через семь лет после публикации «Дивана» он завершил работу над «Китайско-немецкими временами года и дня». Но значит ли это, что такое, свойственное поэту, «очень личное претворение чужой литературы» [Конради, 1987, с. 617] дает основания подозревать его в тайном иудаизме, индуизме, конфуцианстве?

Скорее, можно согласиться с Конради, что речь идет именно об уникальной отзывчивости поэта на чужие, в том числе порожденные иной культурой, идеи и мысли: «Всюду, где Гете замечал благоговение перед непостижимым, можно было рассчитывать на его сочувствие» [Конради, 1987, с. 542]. И эта черта великого поэта служила вдохновляющим примером для всех, кто стремился в своем восприятии истории и культуры выйти за узкие рамки европоцентризма.

Поэтому совершенно неслучаен глубочайший пиетет, с каким относился к Гете Освальд Шпенглер — автор одной из самых дерзких и провокативных концепций, направленных против линейного европоцентрического моделирования истории. Едва ли О. Шпенглер ссылался в своем труде на кого-либо чаще, чем на Гете — ему уступает даже Ницше, второй из тех мыслителей, кому Шпенглер был, по собственному признанию, «обязан почти всем» [Шпенглер, 1998, с. 126]. И тем не менее, несмотря на столь восторженные отзывы, Шпенглер отнюдь не был продолжателем Гете в отношении того, что составляет художественную и мировоззренческую квинтэссенцию «Западно-восточного дивана» — в стремлении к преодолению границ и барьеров между этими мирами.

В «Закате Европы» много и страстно написано о нелепости «невероятно скудной и бессмысленной» [Шпенглер, 1998, с. 144] схемы Древний мир — Средние века -Новое время, загоняющей в прокрустово ложе европейской истории весь остальной мир. Да и само слово «Европа» О. Шпенглер готов был признать «губительным предрассудком географии» и призывал «вычеркнуть его из истории» [Шпенглер, 1998, с. 145]. Но внутренний посыл этого пафоса прямо противоположен идеям Гете. В отличие от него, Шпенглер выступает не против барьеров между Востоком и Западом, а против отождествления границ географических и культурных: «Восток и Запад суть понятия, исполненные подлинного исторического содержания. «Европа» — пустой звук». И демаркация между этими мирами проходит не к востоку от континента, а в его географических пределах: «Одно только слово «Европа», -пишет О. Шпенглер, — с возникшим под его влиянием комплексом представлений связало в нашем историческом сознании Россию с Западом в некое ничем не оправданное единство» [Шпенглер, 1998, с. 145].

И столь же категоричен О. Шпенглер в отношении Греции: он готов допустить, что во времена Перикла она «находилась в Европе», но современная ему Греция «там уже не находится» [Шпенглер, 1998, с. 145]. Принципиально важным моментом концепции О. Шпенглера является отрицание синтеза между разными культурами не только в исторической реальности, но и в потенции: история в его

понимании — не единый процесс, а «внешнее суммирование определенного числа единичных проявлений» [Шпенглер, 1998, с. 150], «человечество» — не более чем «зоологическое понятие или пустое слово», а каждая культура имеет «собственную идею, собственные страсти, собственную жизнь, волнения, чувствования, собственную смерть» [Шпенглер, 1998, с. 151]. Более того: то, что в истории может быть принято за культурный синтез, это, с точки О. Шпенглера, «псевдоморфоз» -тупиковый путь эволюции «сбитых с курса» культур, «случаи, когда чуждая древняя культура довлеет над краем с такой силой, что культура юная, для которой край этот — ее родной, не в состоянии задышать полной грудью и не только что не доходит до складывания чистых, собственных форм, но не достигает даже полного развития своего самосознания» [Шпенглер, 1998а, с. 193]. Примерами такого «псевдоморфоза» Шпенглер считал арабскую и русскую культуры: одна была «сбита с курса» Византией, другая — европейской культурой, которую ей «навязал» Петр I.

Как видим, шпенглеровская концепция, фактически постулирующая несовместимость и взаимную отчужденность Востока и Запада, не имеет ничего общего с идеями Гете. При этом она оказывается в равной мере созвучной как западной ксенофобии в самых разных ее проявлениях, так прямо противоположным воззрениям антизападного толка. В частности, сегодня уже мало кем оспаривается генетическое родство «Заката Европы» — даже в деталях, вплоть до использования сходных «биологических» метафор — с «Россией и Европой» Н.Я. Данилевского [Пивоваров, 1992, с. 166].

В то же самое время именно в отношении «западно-восточного синтеза» решительным оппонентом Шпенглера оказывается мыслитель, которого традиционно и совершено несправедливо принято считать «шпенглерианцем». Речь идет об авторе одной из самых масштабных цивилизационных теорий, британском историке и философе Арнольде Джозефе Тойнби.

Всю свою жизнь А.Дж. Тойнби доказывал, что у его теории больше черт отличий от «Заката Европы», чем сходства. По собственному признанию Тойнби, знакомство с книгой О. Шпенглера в 1920 г. потрясло его, т.к. в ней молодой историк нашел идеи, созвучные тем, которые сам давно вынашивал. Но в то же самое время Шпенглер шокировал его своим догматизмом и жестким детерминизмом. В противовес автору «Заката Европы» Тойнби попытался предложить такое видение исторического бытия цивилизаций, в котором человек предстал бы творцом своей судьбы, а не игрушкой слепых непреложных законов, фатально приговаривающих каждое общество к упадку и гибели «в точном соответствии с определенным устойчивым графиком» [Тойнби, 1995, с. 24]. Эту мысль, диаметрально противоположную воззрениям О. Шпенглера, А.Дж. Тойнби облек в концепцию «двухтактного» движения истории по принципу «вызов-ответ»: история любой цивилизации начинается в тот момент, когда людям удается дать адекватный отклик на вызов, брошенный внешней средой, и поступательное движение общества будет продолжаться до тех пор, пока не иссякнет творческая энергия, порождающая такие ответы. При этом

глубоко символично, что, обосновывая такое видение истории, А.Дж. Тойнби, как и О. Шпенглер, ищет вдохновение у Гете: олицетворением личности, принимающей вызов судьбы и сопряженные с этим испытания он считает Фауста [Toynbee, 1974, p. 60, 64-65]. Обширными выдержками из этой поэмы Гете также иллюстрирует процесс распада цивилизаций [Toynbee, 1974, p. 556]; ссылками на «Кампанию во Франции 1792 г.» — суждения о роли войны в их «надломе» [Toynbee, 1948, p. 151], цитатами из «Поэзии и правды» — размышления об историческом значении путешествий [Toynbee, 1948, p. 151].

Концепция «вызова-ответа», лежащая в основании историософии А.Дж. Тойнби, является также ключом к его пониманию проблемы «Восток-Запад». С точки зрения Тойнби, тот факт, что большая часть цивилизаций (преимущественно «восточных») либо уже погибла, либо обнаруживает явные симптомы деградации, не означает фатальной обреченности человечества, а его разобщенность — это, по мнению Тойнби, тенденция, обнаруживаемая лишь при поверхностном взгляде на историю, тогда как глубинной ее сутью является межцивилизационное взаимодействие. При этом, отнюдь не являясь апологетом Запада, признавая, что по отношению к остальной части мира он всегда был и остается «архиагрессором», А.Дж.Тойнби считал, что именно Западная цивилизация сыграла в данном процессе ключевую роль. Именно по этой причине «вестернизация» — путь, который остальной части человечества неизбежно придется пройти, отвечая на вызов военного и экономического превосходства Запада. Этот ответ может быть двояким: либо «геродиан-ство» — осознанное и добровольное усвоение ценностей Западной цивилизации, либо «зелотство» — противоборство, которое в итоге все равно оборачивается вестернизацией, поскольку, сопротивляясь экспансии Запада, «не-западное» общество вынуждено заимствовать те достижения врага, которые являются источником его силы.

Однако А.Дж. Тойнби вовсе не считал, что отношения по оси Запад — Восток имеют однонаправленный характер. Уже в первых томах своего opus magnum «Постижение истории» Тойнби говорит не только о воздействии Запада на остальной мир, но и высказывает мысль о возможности обратного влияния, наиболее полно воплощенную в сюжетах, посвященных русской истории. Собственно, именно в этом контексте и сформировалась тойнбианская концепция вестерни-зации. История России поставила мыслителя в тупик своей парадоксальностью и заставила искать выход за пределы устоявшейся схемы членения истории, каждый раз по-новому определяя место России между Востоком и Западом. Если в своих ранних работах он однозначно включал ее в европейское культурное пространство, считая необратимыми результаты Петровских преобразований, то после 1917 г., а в еще большей степени — после своего личного знакомства с советской действительностью в январе 1930 г., А.Дж. Тойнби пришел к выводу, что Петровская вестернизация отнюдь не была окончательной, и большевистский переворот можно рассматривать в качестве реакции исконно не-западной, «византийской» природы России. Впрочем, и окончательно отмежевать ее от Запада

Тойнби также не решался. В образе Ленина как олицетворения этой новой эпохи он видел второго после Петра «русского Антихриста» — одновременно и продолжателя, и ниспровергателя наследия царя-реформатора. В немыслимых зигзагах русской истории XVШ-XX веков он увидел диалектическую взаимообусловленность «геродианских» (прозападных) и «зелотских» (антизападных) импульсов творческой элиты вестернизизируемых обществ и описал данное явление, как двухтактный ритм «Ухода-и-Возврата»: «В русском коммунистическом движении из-под маски западничества проступает «зелотская» попытка сорвать политику вестернизации, которая за два века до Ленина была навязана России Петром Великим; и в то же самое время видно, как этот маскарад вольно или невольно превращается в искреннее убеждение». Однако запоздалое включение России в Западное сообщество неминуемо приговаривает к вторым ролям, с чем русская гордость смириться не может. И тогда, ведомая большевиками, она совершает тактическое отступление от прежнего курса: «Россия, смирившись со своим включением в Великое сообщество, пытается в то же время на какой-то срок порвать со средой, в которую оказалась втянутой помимо собственной воли, и она делает этот шаг из стремления сыграть в будущем роль творческого меньшинства, которое найдет решение насущных проблем Великого Сообщества» [ТоупЬее, 1934, р. 364-365].

В дальнейшем, вплоть до последних лет жизни, А.Дж. Тойнби неоднократно возвращался к проблеме места России в цивилизационном взаимодействии Востока и Запада. В послевоенные годы его взгляд стал более пессимистическим, однако в двенадцатом, завершающем томе своей саги о цивилизациях он вновь вернулся к идее неизбежности и благотворности для всего человечества культурного синтеза. И выраженная в этом контексте надежда на грядущее слияние Востока и Запада в единое общечеловеческое «экуменическое сообщество» звучит очень «по-гетевски».

Катаклизмы конца ХХ столетия, столь явно противоречившие мечтам Тойнби, сделали его теорию «немодной» [Уколова, 1995, с. 5], поставив во главу угла концепцию «столкновения цивилизаций» С. Хантингтона. В ней отчасти возрождается шпенглеровская идея несовместимости и взаимной отчужденности Запада и Востока, в частности — ставится под сомнение правомерность отождествления модернизации и вестернизации. Подобная иллюзия, по мнению Хантингтона, может возникнуть лишь на начальной стадии модернизационных процессов, тогда как в дальнейшем поверхностно вестернизированные сообщества, наоборот, еще больше отдаляются от Запада, происходит их «индигенизация» [Хантингтон, 2007, с. 132-133].

События последних десятилетий как будто подтверждают пророчества гарвардского профессора, однако будем помнить, что история, говоря словами Н.Г. Чернышевского, «не тротуар Невского проспекта», и почти ни один из прогнозов, изрекавшихся в ХХ в., не сбылся в полной мере.

Все поименованные выше трактовки дихотомии «Запад-Восток» имеют западное происхождение. Даже концепции русских мыслителей, в той или иной мере противополагавших Россию Западу, тем не менее, во-первых, встроены в западную философскую традицию, а во-вторых, все-таки никоим образом не отождествляют ее с Востоком. В этой связи особое значение приобретает концепция, выстроенная в совершено ином ракурсе и под прямо противоположным углом зрения. Мы имеем в виду книгу «Ориентализм» американского мыслителя палестинского происхождения Эдварда Вади Саида, увидевшую свет в 1978 году. По степени своего воздействия на западных и российских интеллектуалов этот текст — в сумме с рядом статей, написанных Э. Саидом позднее — вполне сопоставим с теориями Шпенглера, Тойнби и Хантингтона, но в отличие от них ее автор говорит не от лица Запада или России, а наоборот, от имени Востока обращается к Западу, частью которого, с восточной точки зрения, мыслится и Россия. И, право же, трудно не увидеть некоего символизма в том обстоятельстве, что подобно своим предшественникам Саид временами ссылается на Гете, отмечая его заслуги в «реструктурировании» западного восприятия Востока.

Ориентализм Гете рассматривается Э. Саидом в пространстве одноименного литературного жанра, как выражение «коллективных грез Европы о Востоке» [Саид, 2006, с. 33]. Говоря другими словами, Э. Саид соотносит художественное творчество И.В. Гете и других европейских литераторов с т.н. «имагинативными практиками», повлиявшими на ориентализацию Европой Востока.

Европейские концепции Востока, часто объединяемые понятием «ориентализм», характеризовались Э. Саидом как «западный стиль доминирования, реструктурирования и осуществления власти над Востоком» [Саид, 2006, с. 10]. В своем классическом труде Э. Саид обронил фразу о том, что русские, наряду с французами, англичанами и некоторыми другими народами, имеют давнюю традицию того, что он именовал ориентализмом [Саид, 2006, с. 6]. Однако, как справедливо заметил С.А. Панарин, внимание автора преимущественно обращено к арабским странам Ближнего Востока, тогда как основной по населению массив «Востока» остался за бортом «Ориентализма», а Запад был сужен до Англии, Франции и США [Панарин, 2015, с. 86]. Не меньшему «сужению» со стороны Э. Саида оказалась подвержена и хронология тех процессов, которые привели в итоге к становлению ориентализма.

Российского читателя не может не огорчать также и то обстоятельство, что, мимоходом упомянув о «немецком и русском ориентализме», Саид не счел нужным развивать эту тему. С другой стороны, коль скоро имеется давняя традиция отнесения Европой России к Востоку, закономерен вопрос: насколько российский исторический материал вписывается в пространство саидовской концепции «Востока»? Говоря другими словами, насколько универсальный характер носит концепция Э. Саида? Каковы культурные и, без сомнения, политические истоки ориентализации европейскими интеллектуалами России? Относилась ли просвещенная Европа к России, как к «Востоку»? В какой момент Россия

осознала деление своей территории на «Европу» и на «Азию» (т.е. «Восток»)? Можно ли говорить о том, что российские концепции Востока, созданные в связи с расширением «национальных» границ Российской империи, отражали исключительно имперские представления о доминировании? Наконец, развиваются ли сегодня концепции ориентализма, безусловно, несводимые к построениям Э. Саида?

Отметим, что концепция ориентализма Э. Саида и сегодня активно обсуждается, хотя, как считает Л.Б. Алаев [Алаев, 2016], в России его книга не имела особого успеха. Наиболее жесткую критику указанной книге высказали российские востоковеды. Правда, некоторые эксперты предупреждают о возможном использовании антизападного пафоса саидовского «ориентализма» в политических целях -учитывая сегодняшние взаимоотношения России и США [Панарин, 2015, с. 82]. Примечательно, что уже первое издание книги Э. Саида на русском языке 2006 г. вызвало определенный резонанс среди людей с весьма специфическими взглядами, нашедшими свое отражение в послесловии К.А. Крылова к данному изданию [Панарин, 2015, с. 81]. Следствием этой тенденции, как справедливо отмечает С.А. Панарин, стало и появление в учебных планах некоторых российских вузов откровенно апологетических курсов по ориентализму. Кроме того, стоит согласиться со словами и о том, что Э. Саид стал «священной коровой» для тех российских ученых, чье вхождение в академическое пространство пришлось на 2000-е гг. [Панарин, 2015, с. 81].

В известном смысле это напоминает ситуацию с обсуждением концепции Ф.Д. Тернера о фронтире в американской истории. Указанная концепция относительно недавно стала достоянием российского научного сообщества, вызвав шквал обсуждений и полярные оценки ее эвристического потенциала по отношению к истории России. Между тем, появились новые концепции фронтира, осуществившие ревизию тернеровского тезиса о столкновении «варварства и цивилизации» [Рибер, 2004]. Так, в 2010 г. состоялась крупная международная конференция «Ориентализм/Оксидентализм: языки культур и языки их описания» (г. Москва, 23-25 сентября 2010 г.), материалы которой были изданы [Штейнер, 2011; Ориентализм/Оксидентализм, 2012]. Несмотря на высокий «градус» общей полемики по отношению к концепции Э. Саида, можно отметить, что она послужила основанием для создания новых моделей описания «Другого». При этом ключевыми остаются вопросы о том, как репрезентация Востока глазами Запада отражала реализацию им т.н. «права говорить за чужого», о том, можно ли считать Восток постоянным alter ego Запада, с которым тот сверяет свои достижения и неудачи и с которым постоянно конкурирует [Говорунов, Кузьменко, 2014].

Важнее другое — дискуссии о соотношении ориентализма и ориенталистики, об универсальности концепции Э. Саида, о (не)возможности ее применения и верификации на примере российской истории до 1917 г. продолжаются и сегодня,

не теряя своей актуальности [Orientalism and Empire, 2016; Российская империя, 2005; Orientalism, 2013; Ориентализм vs. Ориенталистика, 2016]. Так, представители «Новой имперской истории», объединенные вокруг известного журнала «Ab Imperio», и некоторые другие ученые, анализируют расширение и освоение Россией своего имперского пространства, опираясь на концепт «внутреннего колониализма» или «внутренней колонизации» [Эткинд, 2001; Эткинд, 2002; Там, внутри, 2012]. В. Тольц, представляющая иную академическую позицию [Тольц, 2013], проявила определенную осторожность в вопросе по вопросу сравнения российского случая с построениями Э. Саида, на что справедливо обратил внимание С.Н. Абашин [Абашин, 2014]. Более радикальную позицию в данном вопросе заняла Э. Томпсон [Томпсон Е.М.]. Конструируя свой ментальный (воображаемый) Восток, Российская империя ориентализировала многие территории, включая Сибирь и Кавказ. В ходе такого освоения своего Востока в России быстрыми темпами происходило активное формирование (определение) своих «чужих» — с помощью разных способов и языков описания людей и пространства. Однако такой процесс имел и обратную направленность, другие формы выражения: накопление исторического и художественного знания о Кавказе, взаимопроникновение культур (что породило, например, такое культурное явление, как «настоящий кавказец»). Ориентализация Кавказа М.Ю. Лермонтовым сыграла заметную роль не только в истории русской литературы. Благодаря поэту, «в русской литературной полемике 1840-х гг. оформляется культурная антитеза Запад-Россия» [Захаров, 2015, с. 66]. Показательно, что значительная часть художественной ориенталистики оказалась «вытеснена» из русской литературы в процессе формирования нового литературного канона — или не была опознана в качестве ориенталистской литературы; так случилось с «Героем нашего времени»: «Канон формировали критики от Белинского до Страхова, а отношения между Западом и Востоком имели существенно меньшее значение для русской критики и публицистики, чем отношения между государством и народом». В целом можно говорить о том, что явление русского (российского) ориентализма [Найт, 2005] представляет собой заметное место в истории этого явления, и что российский случай дает серьезные основания сомневаться в универсальности концепции Э. Саида. Об этом свидетельствуют, помимо прочего, обилие примеров т.н. восточного вестернализма (по терминологии С.А. Панарина) в случае с российским опытом создания и освоения своего Востока. Это как раз то, что Э. Саид упорно обходил стороной в своей книге. Далее, российский случай убедительно, по мнению А. Эткинда, свидетельствует о том, что Россия в разных ее частях, периодах и лицах бывала как субъектом, так и объектом ориентализма [Эткинд, 2003]. И если «изобретение Саидом ориентализма означает выдвижение унифицированной теории, корпуса знаний, академическую структуру, объединенную с создателями империи» [Вариско, 2016, с. 414], то пространство российского ориентализма свидетельствует о разнообразном отношении российских администраторов, ученых к восточным подданным империи, несводимом к закреплению над ними имперского господства и проведения насильственной культурной русификации.

В связи с этим нам хотелось бы более детально рассмотреть перипетии полемики о применимости понятия «ориентализм» при изучении истории Российского государства. Дискуссия по этому вопросу развернулась между Натаниэлем Найтом и Адибом Халидом. Н. Найт скептически, а А. Халид оптимистически оценивали эту концепцию [Халид, 2005, с. 320-321], причем Н. Найт сформулировал пять принципов, как он считал, позволяющих гибче и продуктивнее анализировать российское восприятие Азии (Востока). Оттолкнемся и мы от этих пяти постулатов, как от некой отправной точки, чтобы бы выразить наше мнение об эвристическом потенциале ориентализма как методологии [Найт, 2005, с. 334-340].

Как указывал Н. Найт, сам ориенталистский дискурс изменчив, и восприятие Востока в Эпоху Просвещения отличалось от видения того же Востока в конце XIX в. Рассматривая исторически более широкий контекст, можем сказать, что Владимирская Русь-Московия-Россия постоянно с периода включения в улус Джучи (возможно, и ранее, вспомним русско-половецкие контакты) оказывалась в двойственном амбивалентном положении, в поисках своей идентичности, оценивая и переоценивая себя, отождествляя то с Востоком, как частью Монгольской империи, в противовес «агрессии» католического Запада (столкновения с Тевтонским, Добринским и Ливонским орденами, позднее — с Ягеллонами), то с Западом, заключив, например, брачный союз с Палеологами. Противопоставление «Восток-Запад», где Русь — это «Восток», обусловленное «восточной схизмой» [Рансимен, 1998, с. 112-119] и закрепленное многолетним противостоянием с католическим Римом, породило идеологему собственной «правильности», «избранности», и эта оппозиция не только не была снята Флорентийской унией, но и укрепилась, сформировав концепцию «Москва — Третий Рим» [Успенский, 1996, с. 83-123]. Разными способами, с эпохи позднего средневековья, Европа конструирует образ России как Азии, как «не-Европы». А.И. Филюшкин отмечает, что «сущность своего, христианского мира европейские авторы раскрывали через описание неевропейских, отрицательных качеств у своих соседей и антагонистов — прежде всего турок, а со второй половины ХVI века и московитов. Этот культурный механизм оказался столь эффективным и востребованным Европой, что применительно к ХVI-ХVII векам можно повторить мысль Л. Вульфа (которую он высказал применительно к Эпохе Просвещения), что, если бы России не было, Западу ее следовало бы выдумать» [Филюшкин, 2011, с. 36].

Разумеется, эта российская «восточность» не могла быть в полной мере дезавуирована даже петровской политикой, ориентированной на Европу и привнесшей «западные» стандарты в элитарную культуру, искусство, науку и право. Россия стала сочетать в себе черты и периферийного Востока, и периферийного Запада. Тем более что «собственный» Восток (после завоевания Казанского и Астраханского ханств и походов Ермака в Сибирь) у нее уже имелся к XVIII в. Более того, он стал осознаваться таковым в связи с рецепцией в России именно XVIII в. европейских представлений о делении мирового пространства на Европу и на Азию [Бассин, 2005, с. 282]. Экспансионистские имперские практики

на протяжении всего XVIII в. позволили России существенно продвинуться и на Восток, и на Запад, но такое распространение, как ни парадоксально, только усугубило ее периферийность, так как, приобретая все более и более «европейские» (западные) «манеры» в различных областях функционирования общества, одновременно присоединяя (колонизируя) новые сибирские и кавказские земли, Россия географически все дальше и дальше уходила от Европы и Запада. И если в конце XVIII — начале XIX в. Восток однозначно воспринимался как коллективный Другой (Чужой), то к концу XIX столетия, в связи с появлением т.н. восточ-нических взглядов, европейский ориенталистский дискурс не был единственной идеологией в общественной российской мысли. Славянофильство и панславизм маркировали антизападную позицию, в то же время оставаясь западной периферией. Восточничество Э.Э. Ухтомского и иже с ним артикулировали другой приоритетный вектор — Россия по своей ментальности больше восточная цивилизация, чем западная. Для функционирования ориентализма в России не было главного — европоцентризма! Долгое время всех европейцев из центральной и северной ее части в России называли немцами, то есть не-нашими, не-своими, не умеющими говорить, «немыми».

Став окраиной «Европы-Запада», Россия породила на протяжении XIX в. несколько собственных «востоков», для «внутреннего потребления», для формирования имперской идентичности, для осознания собственной исключительности — последнего оплота православия в противостоянии с мусульманской Турцией, поработительницей славян и угрозой для всей Европы. Такими внутренними «востоками» стали и Кавказ, и Средняя Азия, и Сибирь, и Забайкалье, Приамурье, Камчатка, Чукотка… Более того, в колонизационных проектах некоторых российских деятелей фигурировали и Афганистан, и Монголия, и части Китая. Парадоксально, но расширение Российской империи даже на западном направлении не приблизило ее к Западу. Пытаясь преодолеть такую свою пери-ферийность, имперские власти адаптировали элиту прибалтийских герцогств, сделав остзейских дворян российскими. Более того, если мы проанализируем этноконфессиональный состав офицерского корпуса или чиновничьего аппарата Российской империи с конца XVIII до начала XX вв., то увидим в этих структурах немцев, поляков, других акцептированных европейцев, и даже нескольких евреев! Немецкие колонисты приглашались как «культуртрегеры» для освоения новых земель Украины, Кавказа, Поволжья. Эстонские и чешские крестьяне основывали свои поселения на Кавказе. За ними признавалась высокая культура земледелия, которую, как считалось, необходимо привить «отсталым» русским крестьянам. В то же время лютеранство и католичество (тем более иудаизм) этих новых подданных императора, и даже их обращение в православие (что тоже не было редкостью), не делало уже упомянутых немцев, поляков, евреев и т.д. «своими» не только для ксенофобно настроенного крестьянства, но и для высших кругов имперской элиты, формирующей лояльность и российскую идентичность на уваровской триады «Православие-самодержавие-народность». Именно православие не позволяло включать многие группы имперских поданных русского

царя в «народность», то есть в создаваемую нацию. Все эти процессы вылились в еврейские (начиная с 1881 г.) и немецкие (в годы I Мировой войны) погромы, в выдавливание меннонитов, ссылку в Сибирь и на Кавказ «вечно» восстающих поляков, причисление евреев к «инородцам»[Слокум,2005, с. 502-531] вместе с кавказскими горцами и кочевниками Сибири, закрытие армянских церковноприходских школ, преследование греко-униатов и старообрядцев. Эти группы были «чужими» для имперской идеологии, пропаганды, проникавшей в широкие массы населения, маркировались или как «плохой/высокомерный Запад», или как «нецивилизованный/дикий Восток» — в зависимости от ситуации, контекста, конъюнктуры…

Колонизируя все новые и новые территории, Российские империя приносила туда проевропейские модели управления, юридические нормы, на бытовом уровне — прогрессивные сельскохозяйственные орудия труда, европейскую модную одежду и новые продукты, то есть включала эти земли и их население в Запад, хотя бы формально, номинально, знаково. В то же время коммуникационные модели на низовых уровнях приводили и к обратной ассимиляции: процессу, получившему название в историографии как «обынородчивание» [Сандерланд, 2005, с. 199-227], когда русские первопроходцы сталкиваясь с местным аборигенным населением, перенимали у них формы ведения хозяйства, заключали брачные союзы, переходили на местные языки. То есть империя продвигала на Восток западные культурные паттерны, а Восток обратным векторным процессом ассимилировал русское население, создавая новые слои общества. В итоге получился оригинальный сплав культурного и иного опыта воображения (создания) Востока на примере российского пространства: амбивалентное восприятие Востока самой Россией, позиционирующей себя как «не-Запад» наряду с ее же дистанцированием от Востока и ориентализацией своих, в т.ч. новых (новоприобретенных, новозавоеванных)территорий.

Возвращаясь к теме ориентализма и его фрагментарной представленности в книге Э. Саида, необходимо обратиться к другой монографии, в определенной мере заполняющей эти лакуны как раз в тех аспектах, которые важны для понимания места России в дихотомии «Запад-Восток». В 1999 г. вышло в свет исследование норвежского политолога Ивэра Нойманна «Использование «Другого»: образы Востока в формировании европейских идентичностей». Еще до перевода на русский язык в 2004 г. [Нойманн, 2004] она вызвала бурную дискуссию среди отечественных политологов и антропологов, причем следует отметить, что в целом реакция на книгу Нойманна была значительно позитивнее, чем на «Ориентализм» Саида. Собственно, у Нойманна нет кардинальных расхождений с его предшественником в понимании сугубо утилитарного отношения Западного / европейского общества к Востоку как своего рода «сырью» для формирования собственной картины мира. Предлагаемые им сюжеты наглядно — даже, пожалуй, более убедительно — иллюстрируют тезис Саида о том, что Восток для Европы всегда был «не собеседником, а безмолвным Другим» [Said, 1995, p. 93].

Разница заключается в том, что в качестве объекта анализа автор избрал «других «Других»» — не исламский Ближний Восток, чья иноприродность Европе как бы очевидна не только в религиозном и культурном планах, но даже и географически. Нойманн сфокусировал внимание на тех «Других», которые являются для Европы «соседями по коммуналке» — обителями того же континента, уже хотя бы по этому критерию имеющих право претендовать на свою «европейскость». При этом главы о тех, чья принадлежность к Европе как минимум под вопросом -Турции, России, Башкортостане — соседствуют с сюжетами о регионах, бесспорно принадлежащих к данному сообществу, но по ряду причин как-то по-особенному этим озабоченных и стремящихся всячески артикулировать вое европейское первородство — Скандинавии и Центральной Европе.

Но, разумеется, особый интерес для нашего гуманитарного сообщества представляют главы книги И. Нойманна, посвященные России [Нойманн, 2004, с. 99-156, 214-238]. В восприятии Европой России как Другого автор выделяет две взаимосвязанных мифологемы, посредством которых осуществляется демаркация восточной культурной границы на «ментальной карте» континента: «варвар у ворот» и «вечный подмастерье». Можно согласиться автором предисловия и редактором перевода с А.И. Миллером, что комбинация этих двух — однозначно негативного и как бы позитивного — образов весьма точно характеризует диапазон европейских суждений о России, и большую часть соответствующих западных текстов нетрудно разложить на две указанные категории [Русский «Другой», 2005, с. 129]. Комментируя эту объяснительную схему, А.И. Миллер привел «Письма русского путешественника» Н.М. Карамзина в качестве примера обратной реакции на вторую мифологему: «Хорошо видно, как он (Карамзин — А.К., Д.С.) во время своего путешествия по Европе демонстрирует психологию человека, который готов с радостью признать себя подмастерьем, но таким подмастерьем, который уже женился на дочери мастера, заканчивает изготовление шедевра и завтра будет принят в цех. Что происходит, когда люди понимают, что на самом деле в цех их не принимают и не примут, и что не они определяют правила игры?» [Русский «Другой», 2005, с. 129].

Данный сюжет наглядно показывает, что ментальные границы между Западом и Востоком не только достаточно условны, но и подвижны, причем не только в пространстве, но и во времени. С другой стороны, это демонстрирует многоа-спектность проблемы, которая в полой мере не может быть раскрыта в узких рамках водной статьи. Более того, мы сознательно не затрагивали ряд сюжетов именно потому, что часть их будет развернута в дискуссии номера, другие -в статьях тематического блока журнала. В заключение нашей обзорной статьи подчеркнем, что «самое лучшее, что мы можем сделать, — это приучить себя ценить сложность и избегать всеобъемлющих обобщенных схем, которые подчиняют различия отдельных людей и культур детерминирующей силе дискурса [Найт, 2005, с.еппеп»/«Восток и Запад уж более неразделимы»!..

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

Абашин С.Н. Востоковеды против ориентализма? // Антропологический форум. 2014. №20. С.343-351.

Алаев Л.Б. Ориенталистика и ориентализм. Почему книга Эдварда Саида не имела успеха в России? // Ориентализм vs. ориенталистика: сб. статей / отв. ред. и сост.

B.О. Бобровников, С.Дж. Мири. М.: ООО «Садра», 2016. С.16-26.

Аюпова Д.И. Синтез Запада и Востока в «Западно-восточном диване» Гёте // Молодой ученый. 2014. № 7 (66). С. 621-622.

Бассин М. Россия между Европой и Азией: Идеологическое конструирование географического пространства // Российская империя в зарубежной историографии / сост. П. Верт, П.С. Кобытов, А.И. Миллер. М.: Новое издательство, 2005. С. 273-388. Бобровников В. Новая книга Веры Тольц: комментарий востоковеда // Ab Imperio. 2011. № 3. С. 393-402.

Борхес Х.Л. Письмена Бога / Составление, вступ. статья и прим. И.М. Петровского. М.: Республика, 1992. 510 с.

Вариско Д.М. Восток против Запада, Азия против Европы: бинарность ориентализма и «столкновение цивилизаций» // Ориентализм vs. ориенталистика: сб. статей / отв. ред. и сост. В.О. Бобровников, С.Дж. Мири. М.: ООО «Садра», 2016. 440 с.

Гете И.В. Западно-восточный диван. М.: Художественная литература, 1988. 894 с.

Говорунов А.В., Кузьменко О.П. Ориентализм и право говорить за другого. 2014. URL: http://anthropology.ru/ru/text/govorunov-av/orientalizm-i-pravo-govorit-za-drugogo (дата обращения — 08 марта 2018 г.).

Долбилов М. О выгоде иметь «Свой собственный Восток» // Ab Imperio. 2011. № 3.

C. 374-384.

Захаров В.А. Российский ориентализм в интерпретации Лермонтова и Саида // Философские науки. 2015. № 3. С. 47-70.

Иванова В.В. Магический Восток — очарованный Запад: опыт историко-культурологического обзора // Вестник СПбГУ. Сер. 13. 2009. Вып. 4. С.14-22. Ишимбаева Г. Темы и образы Корана в «Западно-восточном диване» Гете // Ватандаш. 2006. № 8. URL: http://vatandash.ru/index.php?article=288. (дата обращения — 08 марта 2018 г.).

конради к.О. Гете. Жизнь и творчество. Т. 2. Итог жизни / пер. с нем. / Общая редакция А. Гугнина. М.: Радуга, 1987. 648 с.

конурбаев А.С. Мухаммад Иоганн Вольфганг Гете // Мусульмане. 2000. № 1 (4). URL: http://www.elbrusoid.org/articles/religion/360055/ (дата обращения — 08 марта 2018 г.).

Найт Н. О русском ориентализме: ответ Адибу Халиду // Российская империя в зарубежной историографии / сост. П. Верт, П.С. Кобытов, А.И. Миллер. М.: Новое издательство, 2005. С. 324-344.

Нойманн И. Использование «Другого»: образы Востока в формировании европейских идентичностей / пер с англ. В.Б. Литвинова и И.А. Пильщикова, предисл.

A.И. Миллера. М.: Новое издательство, 2004. 336 с.

Ориентализм/Оксидентализм: языки культур и языки их описания. Сб. статей. Сост. Е.С. Штейнер. М.: Совпадение, 2012. 416 с.

Ориентализм vs. ориенталистика: сб. статей / отв. редактор и составитель

B.О. Бобровников, С.Дж. Мири. М.: ООО «Садра», 2016. 440 с.

Панарин С.А. Эдвард Саид: книга софизмов // Историческая экспертиза. 2015. № 2.

C. 78-105.

Пивоваров Ю.С. Николай Данилевский: в русской культуре и в мировой науке // Мир России. 1992. Т. 1. № 1. С. 163-216.

Рансимен С. Восточная схизма. Византийская теократия / пер. с англ. М.: Наука, 1998. 239 с.

Рибер А. Меняющиеся концепции и конструкции фронтира: сравнительно-исторический подход // Новая имперская история постсоветского пространства / под ред. И. Герасимова, С. Глебова, А. Каплуновского, М. Могильнер, А. Семенова. Казань: Центр исследований национализма и империи, 2004. С.199-222. Русский «Другой»: образ России как элемент европейской идентичности (Стенограмма дискуссии в фонде «Либеральная миссия» 23.10.2004) // Этика образования. Ведомости. Тюмень, 2005. Вып. 26. С. 127-151. Саид Э.В. Ориентализм: Западные концепции Востока. СПб.: Русский Мiръ, 2006. 640 с.

Сандерланд В. Русские превращаются в якутов? «Обынородчивание» и проблемы русской национальной идентичности на Севере Сибири, 1870-1914 // Российская империя в зарубежной историографии. Работы последних лет: Антология. Сост. П. Верт, П.С. Кабытов, А.И. Миллер. М., 2005. С. 199-227.

Слокум дж. у. Кто и когда были «инородцами»? Эволюция категории «чужие в Российской империи» // Российская империя в зарубежной историографии. Работы последних лет: Антология. Сост. П. Верт, П.С. Кабытов, А.И. Миллер. М., 2005. С. 502-531.

Там, внутри. Практики внутренней колонизации в культурной истории России: сб. статей / под ред. А. Эткинда, Д. Уффельманна, И. Кукулина. М.: Новое литературное обозрение, 2012. 960 с.

Тойнби А.Дж. Цивилизация перед судом истории. М.: Издательская группа «Прогресс» — «Культура»; СПб.: Ювента, 1995. 478 с.

Тольц В. «Собственный Восток России»: Политика идентичности и востоковедение в позднеимперский и раннесоветский период. М.: Новое литературное обозрение, 2013. 332 с.

Томпсон, Ева М. Трубадури iмперíí: Росшська лтература i колонiалiзм. / Пер. з англ. М. КорчинськоТ. К: Вид-во Соломп Павличко «Основи», 2006. 368 с.

Успенский Б.А. Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий

Рим» // Успенский Б.А. Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика

культуры. М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. С. 83-123.

Филюшкин А.И. Как Россия стала для Европы Азией // Изобретение империи: языки

и практики. М.: Новое издательство, 2011. С.10-48.

Халид А. Российская история и спор об ориентализме // Российская империя

в зарубежной историографии. Работы последних лет: Антология. Сост. П. Верт,

П.С. Кабытов, А.И. Миллер. М., 2005. С. 311-323.

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. Под общ. ред. К. Королева; Пер. с англ. Т. Велимееева, Ю. Новикова. М.: АСТ, 2007. 571, [5] с.

Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологи мировой истории. Том I. Гештальт и действительность. Пер. с нем., вступительная статья и примеч. К.А. Свасьяна. М.: «Мысль», 1998. 663, (1) с.

Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологи мировой истории. Том II Всемирно-исторические перспективы. Пер. с нем., вступительная статья и примеч. И.И. Маханькова. М.: «Мысль», 1998. 606, (1) с.

Штейнер Е.С. Международная научная конференция «Ориентализм/Оксидентализм: языки культур и языки их описания» // Новое литературное обозрение. 2011. №109. URL: http://www.nlobooks.ru/node/1923 (дата обращения — 08 марта 2018 г.).

Эткинд А. Бремя бритого человека, или Внутренняя колонизация России //

Ab Imperio. 2002. №1. С.265-299.

Эткинд А. Русская литература, XIX век: Роман внутренней колонизации // Новое литературное обозрение. 2003. № 59. С.108-109.

Эткинд А. Фуко и тезис внутренней колонизации: Постколониальный взгляд на советское прошлое // Новое литературное обозрение. 2001. №49. С.50-74. Orientalism: A Eurocentric Vision of the «Other» / Ed. by Seyed Javad Miri. L., 2013. 465 p. Orientalism and Empire in Russia / Ed. by M. David-Fox, P. Holquist, A. Martin. Bloomington, 2006. 364 p.

Toynbee A.J. A Study of History. Vol. I: Abridgement of Volumes I-VI by D.C. Somerwell. New York; Oxford: Oxford University Press, 1974. x, 618 p. Toynbee A.J. A Study of History. Vol. 3. New York; London; Toronto: Oxford University Press, 1934. 551 p.

Toynbee A.J. A Study of History. Vol. 4. New York; London; Toronto: Oxford University Press, 1948. 656 p.

Toynbee A.J. A Study of History. Vol. 9. New York; London; Toronto: Oxford University Press, 1963. 656 p.

Toynbee A.J. A Study of History. Abridgement of Volumes I — VI by D.C. Somervell. New York, 1987. 617 p.

Said E.W. Orientalism Reconsidered // Cultural Critique. 1995. No. 1. P. 89-107.

REFERENCES

Abashin S.N. Vostokovedy protiv orientalizma? [Orientalist Scholars against Orientalism], in: Antropologicheskiy forum. 2014. № 20. P. 343-351 (in Russian).

Alaev L.B. Orientalistika i orientalizm. Pochemu kniga Edvarda Saida ne imela uspekha v Rossii? [Oriental Studies and Orientalism. Why did not Said’s Book Have a Success in Russia?], in: Orientalizm vs. orientalistika: sb. statey. Otv. red. i sost. V.O. Bobrovnikov, S.Dzh. Miri. Moscow: OOO «Sadra», 2016. P. 16-26 (in Russian). Ayupova D.I. Sintez Zapada i Vostoka v «Zapadno-vostochnom divane» Gete [The Synthesis of West and East in «West-East Divan» by Goethe], in: Molodoy uchenyy. 2014. № 7 (66). P. 621-622 (in Russian).

Basin M. Rossiya mezhdu Evropoy i Aziey: Ideologicheskoe konstruirovanie geograficheskogo prostranstva [Russia between Europe and Asia: ideological constructing of the geographical area], in: Rossiyskaya imperiya v zarubezhnoy istoriografii / sost. P. Vert, P.S. Kobytov, A.I. Miller. Moscow: Novoe izdatel’stvo, 2005. P. 273-388 (in Russian).

Bobrovnikov V. Novaya kniga Very Tol’ts: kommentariy vostokoveda [The new Book by Vera Tolz: Oriental scholar’s commentary], in: Ab Imperio. 2011. № 3. P. 393-402 (in Russian).

Borges X.L. Pis’mena Boga [The Letters of God] / sostavlenie, vstup. stat’ya i prim. I.M. Petrovskogo. Moscow: Respublika, 1992. 510 p. (in Russian). Varisko D.M. Vostok protiv Zapada, Aziya protiv Evropy: binarnost’ orientalizma i «stolknovenie tsivilizatsiy» [The East against the West, Asia against Europe: binary of Orientalism and «Clash of Civilization»], in: Orientalizm vs. orientalistika: sb. statey / otv. red. i sost. V.O. Bobrovnikov, S. Dzh. Miri. Moscow: OOO «Sadra», 2016. 440 p. (in Russian).

Goethe J.W. Zapadno-vostochnyj divan [West-East Divan]. Moscow: Hudozhestvennaja literatura, 1988. 894 p. (in Russian).

Govorunov A.V., Kuz’menko O.P. Orientalizm Ipravo govorit’za drugogo [Orientalism and the Right «to Speak for Alien»]. 2014. Available at: http://anthropology.ru/ru/text/govorunov-av/ orientalizm-i-pravo-govorit-za-drugogo (accessed 08 March 2018) (in Russian).

Dolbilov M.O. O vygode imet’ «Svoj sobstvennyj Vostok» [On the Profit of Possession of «Own East»], in: Ab Imperio. 2011. № 3. P. 374-384 (in Russian). Zakharov V.A. Rossijskij orientalizm v interpretacii Lermontova i Saida [Russian orientalism in the Interpretation by Lermontov and Said], in: Filosofskie nauki. 2015. № 3. P. 47-70 (in Russian).

Ivanova V.V. Magicheskij Vostok — ocharovannyj Zapad: opyt istoriko-kul’turologicheskogo obzora [Magic East — Charmed West: an attempt of the historical-cultural review], in: Vestnik SPbGU. Ser. 13. 2009. Vyp. 4. P. 14-22 (in Russian). Ishimbayeva G. Temy i obrazy Korana v «Zapadno-vostochnom divane» Gete [The Topics and Images of Quran in Goethe’s «West-East Divan»], in: Vatandash. 2006. № 8. Available at: http://vatandash.ru/index.php?article=288 (accessed 08 March 2018) (in Russian).

Conrady C.O. Gete. Zhizn’ i tvorchestvo. T. 2. Itog zhizni. Per. s nem. / Obshhaja redakcija A. Gugnina [Goethe. Life and Work. Vol. 2. The Outcome of Life]. Moscow: Raduga, 1987. 648 p. (in Russian).

Konurbayev A.S. Muhammad Iogann Vol’fgang Gete [Muhammad Johann Wolfgang Goethe], in: Musul’mane. 2000. № 1 (4). Available at: URL: http://www.elbrusoid.org/ articles/religion/360055 (accessed 08 March 2018) (in Russian). Night N. O russkom orientalizme: otvet Adibu Halidu [On the Russian orientalism: response to Alib Halid], in: Rossijskaja imperija v zarubezhnoj istoriografii / sost. P. Vert, P.S. Kobytov, A.I. Miller Moscow: Novoe izdatel’stvo, 2005.P. 324-344 (in Russian). Neumann I. Ispol’zovanie «Drugogo»: obrazy Vostoka v formirovanii evropejskih identichnostej / Per s angl. V.B. Litvinova i I.A. Pil’shhikova, predisl. A.I. Millera [Uses of the Other: «The East» in European Identity Formation]. Moscow: Novoe izdatel’stvo, 2004. 350 p. (in Russian).

Orientalizm/Oksidentalizm: jazyki kul’tur i jazyki ih opisanija. Sb. statej. Sost. E.S. Shtejner [Orientalism/Oxidentalism: the languages of cultures and the languages of their description]. Moscow: Sovpadenie, 2012. 416 p. (in Russian).

Orientalizm vs. orientalistika: Sb. statej / otv. redaktor i sostavitel’ V.O. Bobrovnikov, S.Dzh. Miri [Orientalism vs. Oriental Studies: collected works]. Moscow: OOO «Sadra», 2016. 440 p. (in Russian).

Panarin S.A. Jedvard Said: kniga sofizmov [Edward Said: the book of sophisms], in: Istoricheskaja jekspertiza. 2015. № 2. P. 78-105 (in Russian).

Pivovarov Ju.S. Nikolaj Danilevskij: v russkoj kul’ture i v mirovoj nauke [Nikolay Danilevsky: in the Russian culture and the world scholarship], in: Mir Rossii. 1992. Vol. 1. № 1. P. 163-216 (in Russian).

Runciman S. Vostochnaja shizma. Vizantijskaja teokratija. Per. s angl. [The Eastern Schism. Byzantine Theocraty]. Moscow: Nauka, 1998. 239 p. (in Russian). Riber A. Menjajushhiesja koncepcii i konstrukcii frontira: sravnitel’no-istoricheskij podhod [Changing Concepts and Patterns of Frontier: comparative historical approach], in: Novaja imperskaja istorija postsovetskogo prostranstva. Pod red. I. Gerasimova, S. Glebova,

A. Kaplunovskogo, M. Mogil’ner, A. Semenova. Kazan’: Centr issledovanij nacionalizma i imperii, 2004. P. 199-222 (in Russian).

Russkij «Drugoj»: obraz Rossii kak jelement evropejskoj identichnosti (Stenogramma diskussii v fonde «Liberal’naja missija» 23.10.2004) [Russian Other: the image of Russia as the element of European identity. Transcript of the discussion in the Fund «Liberal Mission». 23.10.2004], in: Jetika obrazovanija. Vedomosti. Tjumen’, 2005. Vyp. 26. P. 127-151 (in Russian).

Said E.W. Orientalism: Zapadnye kontseptsii Vostoka [Orientalism: the Western concepts of «the East»]. St. Petersburg: Russkiy Mir Publ., 2006. 640 p. (in Russian). Sunderland V. Russkie prevrashhajutsja v jakutov? «Obynorodchivanie» i problemy russkoj nacional’noj identichnosti na Severe Sibiri, 1870-1914 [Do the Russians Turn into Yakuts? Indigenization and the Issues of Russian National Identity in the North of Siberia, 1870-1914], in: Rossijskaja imperija v zarubezhnoj istoriografii. Raboty poslednih let: Antologija. Sost. P. Vert, P.S. Kabytov, A.I. Miller. Moscow, 2005. P. 199227 (in Russian).

Slocum J. Kto i kogda byli «inorodcami»? Jevoljucija kategorii «chuzhie v Rossijskoj imperii» [Who and When was Outlanders? The Evolution of Category «Aliens in the Russian Empire»], in: Rossijskaja imperija v zarubezhnoj istoriografii. Raboty poslednih let: Antologija. Sost. P. Vert, P.S. Kabytov, A.I. Miller. Moscow, 2005. P. 502-531 (in Russian).

Tam, vnutri. Praktiki vnutrennej kolonizacii v kul’turnoj istorii Rossii: Sb. statej [There, inside. Practices of Internal Colonization in the Cultural History of Russia: collected articles] / Pod red. A. Jetkinda, D. Uffel’manna, I. Kukulina. Moscow: Novoe literaturnoe obozrenie, 2012. 960 p. (in Russian).

Toynbee A.J. Civilizacija pered sudom istorii [Civilization on Trial]. Moscow: Izdatel’skaja gruppa «Progress» — «Kul’tura»; St. Petersburg: Juventa, 1995. 478 p. (in Russian).

Tolz V. «Sobstvennyj Vostok Rossii»: Politika identichnosti i vostokovedenie v pozdneimperskij i rannesovetskij period [«Russia’s Own East»: the policy of identity and Oriental studies in the late Imperial and early Soviet periods]. Moscow: Novoe literaturnoe obozrenie, 2013. 332 p. (in Russian).

Tompson Eva M. Trubaduri imperii: Rosijs’ka literatura i kolonializm [Troubadours of Empire: Russian literature and colonialism] / Per. s angl. M. Korchins’koi. Kiev: Vid-vo Solomii Pavlichko «Osnovi», 2006. 368 p. (in Ukrainian).

Uspenskij B.A. Vosprijatie istorii v Drevnej Rusi i doktrina «Moskva — tretij Rim» [Perception of History in medieval Russia and the Doctrine «Moscow, the Third Rome»], in: Uspenskij B.A. Izbrannye trudy. Tom I. Semiotika istorii. Semiotika kul’tury. Moscow: Shkola «Jazyki russkoj kul’tury», 1996. P. 83-123 (in Russian). Filjushkin A.I. Kak Rossija stala dlja Evropy Aziej [How did Russia become Asia for Europe], in: Izobretenie imperii: jazyki i praktiki. Moscow: Novoe izdatel’stvo, 2011. P. 10-48 (in Russian).

Halid A. Rossijskaja istorija i spor ob orientalizme [Russian History and Debate on Orientalism], in: Rossijskaja imperija v zarubezhnoj istoriografii. Rabotyposlednih let: Antologija. Sost. P. Vert, P.S. Kabytov, A.I. Miller. Moscow, 2005. P. 311-323 (in Russian).

Hantington S. Stolknovenie civilizacij [The Clash of Civilizations]. Pod obshh. red. K. Koroleva; Per. s angl. T. Velimeeeva, Ju. Novikova. Moscow: AST, 2007. 571, [5] p. (in Russian).

Spengler O. Zakat Evropy. Ocherki morfologi mirovoj istorii. Tom I. Geshtal’t i dejstvitel’nost’ [The Decline of the West. The Essays on Morphology of the World History. Vol. 1. Gestalt and Reality]. Per. s nem., vstupitel’naja stat’ja i primech. K.A. Svas’jana. Moscow: Mysl’, 1998. 663, (1) p. (in Russian).

Spengler O. Zakat Evropy. Ocherki morfologi mirovoj istorii. Tom II Vsemirno-istoricheskie perspektivy [The Decline of the West. The Essays on Morphology of the World History. Vol. 2. Perspectives of World History]. Per. s nem., vstupitel’naja stat’ja i primech. I.I. Mahan’kova. Moscow: Mysl’, 1998. 606, (1) p. (in Russian).

Schteiner E.S. Mezhdunarodnaja nauchnaja konferencija «Orientalizm/Oksidentalizm: jazyki kul’tur i jazyki ih opisanija» [International Scientific Conference «Orientalism/ Oxidentalism: the languages of cultures and the languages of their description»], in: Novoe literaturnoe obozrenie. 2011. № 109. Available at: URL: http://www.nlobooks.ru/ node/1923 (accessed 08 March 2018) (in Russian).

Etkind A. Bremja britogo cheloveka, ili Vnutrennjaja kolonizacija Rossii [The Burden of a Shaved Man, or the Internal Colonization of Russia], in: Ab Imperio. 2002. № 1. P. 265-299 (in Russian).

Etkind A. Russkaja literatura, XIX vek: Roman vnutrennej kolonizacii [Russian Literature, the 19th Century: the novel of internal colonization], in: Novoe literaturnoe obozrenie. 2003. № 59. P. 108-109 (in Russian).

Etkind A. Fuko i tezis vnutrennej kolonizacii: Postkolonial’nyj vzgljad na sovetskoe proshloe [Foucault and Thesis of Internal Colonization. Post-Colonial View on the Soviet Past], in: Novoe literaturnoe obozrenie. 2001. №49. P. 50-74 (in Russian). Orientalism: A Eurocentric Vision of the «Other» / Ed. by Seyed Javad Miri. L., 2013. 465 p. Orientalism and Empire in Russia / Ed. by M. David-Fox, P. Holquist, A. Martin. Bloomington, 2006. 364 p.

Toynbee A.J. A Study of History. Vol. I: Abridgement of Volumes I-VI by D.C. Somerwell. New York; Oxford: Oxford University Press, 1974. x, 618 p. Toynbee A.J. A Study of History. Vol. 3. New York; London; Toronto: Oxford University Press, 1934. 551 p.

Toynbee A.J. A Study of History. Vol. 4. New York; London; Toronto: Oxford University Press, 1948. 656 p.

Toynbee A.J. A Study of History. Vol. 9. New York; London; Toronto: Oxford University Press, 1963. 656 p.

Toynbee A.J. A Study of History. Abridgement of Volumes I — VI by D.C. Somervell. New York, 1987. 617 p.

Said E.W. Orientalism Reconsidered, in: Cultural Critique. 1995. No. 1. P. 89-107.

Филолог Павел Алексеев о делении мира на Запад и Восток — Реальное время

Филолог Павел Алексеев о делении мира на Запад и Восток и о том, почему наша страна идет «третьим особым»

«Если бы к идеологам евразийства пришли китайцы, индусы или арабы и сказали: «Хорошо, вы говорите про Восток и восточную мудрость, про то, что Запад — это полудохлая кляча. Тогда переходите под наше управление. Переходите на китайский или арабский языки». Думаю, все евразийцы сразу же сбросили бы с себя эти востоколюбивые маски и предстали бы перед изумленной публикой в своей естественной роли — националистов и монархистов», — полагает филолог, профессор Горно-Алтайского государственного университета Павел Алексеев. О противопоставлении Востока и Запада в прошлом и настоящем он рассказал в интервью «Реальному времени».

«Европейцы изобрели средство легитимации колониальных претензий, придумав для себя тот Восток, который был им необходим»

— Павел Викторович, когда и зачем появилось разделение мира на Восток и Запад?

— Это конструкция из так называемой «воображаемой географии», имеющей мало общего с реальными географическими картами, зато напрямую связанной с миром идей и мифов. Сейчас людям трудно представить, что еще каких-нибудь 300 лет назад такого представления о мире просто не существовало. В эпоху великих географических открытий морские государства Европы осознали себя в центре стремительно разворачивающегося под их ногами мира — Индия, Америка, Япония, Африка манили их своими сокровищами.

Проблема была в том, что на этих открываемых землях уже кто-то жил — аборигены, как правило, стоявшие на более низкой ступени технологического развития и потому не сумевшие оказать серьезный отпор любителям чужого добра. И эту проблему европейцы решили единственно приемлемым для себя способом — военным захватом, формированием колоний и организацией подконтрольных государств.

Далее, в эпоху XVIII—XIX веков, когда европейские империи набрали силу, во всех колониальных империях сформировались общественные представления о том, что мир фундаментально и навсегда разделен на развитые государства и те, которые им подчиняются, на колонизующие и колонизуемые. И культура неминуемо откликнулась на эти представления. Смысл существования империи — это всегда захват новых территорий и расширение своего влияния на те территории, которые ты не можешь захватить. Это очень агрессивная политика, но именно в таком государстве стало возможным появление концепций Востока, связанных не столько с эстетикой, сколько с политикой и идеологией.

Поэтому важно понимать, что Восток — это важнейший вопрос европейской идентичности. В науке считается, что само понятие единой Европы в период формирования национальных государств XVIII—XIX веков возникло как фактор противостояния неевропейцам. Понимаете, Запад и Восток — это две стороны единой формулы, и друг без друга они существовать не могут. Если вы что-то решили назвать Западом — территорией развитой, свободной и прогрессивной, то это только потому, что где-то рядом есть воображаемая граница, за которой простираются земли восточных дикарей, склонных к насилию и непременно управляемые тиранами.

Фото adygi.ru
В XVIII веке многонациональное государство османов уже прошло пик своего могущества и уже в XIX веке будет объектом хищного дележа французов, австрийцев, англичан и русских, но влияние его было все еще очень значительным

Мусульманский мир в лице Османской империи на тот момент был главным воплощением этих антагонистических идей. В XVIII веке многонациональное государство османов уже прошло пик своего могущества и уже в XIX веке будет объектом хищного дележа французов, австрийцев, англичан и русских (это известно как «Восточный вопрос»), но влияние его было все еще очень значительным. Турки сидели на крупнейшей торговой артерии, через которую в Европу поступали специи, шелка и драгоценности. Также они владели святыми землями христиан и мусульман — Иерусалимом и Меккой, обнимая все подбрюшье Европы на огромных пространствах от Северной Африки до Балкан. Поэтому не только предметы материальной, но и духовной культуры, которые аккумулировались в Порте, неминуемо проникали в европейские дискурсы.

Именно благодаря европейским кругам, вовлеченным в имперские процессы, в Европу начинает поступать и переводиться на французский язык огромное количество текстов — Коран, сборники доисламской поэзии, персидский эпос и любовная персидская поэзия в лице Фирдоуси, Хафиза, Саади и других. Большое влияние на всю европейскую повествовательную систему окажет французский перевод сказок «Тысячи и одной ночи», опубликованный Антуаном Галланом в 1704 году. Французская культура введет по всей Европе моду на интерьер и элементы одежды в стиле турок (тюркери) и китайцев (шинуазри), и в каждом уважающем себя аристократическом доме появятся кофе, турецкие тапочки, китайские вазы и даже целые комнаты и павильоны в восточном духе.

И все это не только игра в экзотику, не только рефлексия о воображаемом экзотическом мире, наполненном чудесами и волшебством. Образы Османской империи, Китая, Африки, Индии в любой европейской культуре — прежде всего попытка понять собственное место в мире, воображаемо разделенном на Запад и Восток. Когда мы говорим о восточной женщине, восточной мудрости или музыке в наше время, в XXI веке, мы должны понимать, что любое упоминание понятий Запада и Востока в культурном и цивилизационном контекстах — это прямое следствие колониальных процессов XVIII—XIX веков, когда европейцы изобрели для себя удобное средство легитимации колониальных претензий и придумали для себя тот Восток, который был им необходим. Не особенно считаясь с мнением самого Востока.

Фото authgram.com
Благодаря европейским кругам, вовлеченным в имперские процессы, в Европу начинает поступать и переводиться на французский язык огромное количество текстов — Коран, сборники доисламской поэзии, персидский эпос и любовная персидская поэзия в лице Фирдоуси, Хафиза, Саади и других

«Для России разделение на Запад и Восток — когнитивная ловушка, в которую она угодила при Петре I»

— Как это разделение на Восток и Запад повлияло на Российскую империю и что оно значило для нее?

— Это самое интересное. Разделение на Запад и Восток для России — это когнитивная ловушка, в которую она угодила в первой трети XVIII века, когда Петр I объявил о создании Российской империи по образцу европейских, и наше государство пошло по новому вектору развития. Я называю это ловушкой, потому что Россия получила формулу Запад — Восток в готовом виде вместе с гигантским потоком переводной литературы, который хлынул к нам в XVIII веке в процессе петровской секуляризации и европеизации.

И в результате получилась очень любопытная штука. Восток — это культурологическое понятие, изобретенное европейцами и для европейцев. Но оказалось, что в понятие Восток эти французы и англичане включили не только Турцию, Африку, Индию и Китай, но и Россию по причине того, что большая ее часть улеглась в Азии не в статусе колонии, а в статусе именно неотделимой части всего имперского тела. Россия оказалась слишком огромна для того, чтобы быть Западом. Это как в русской сказке про теремок — разные звери в него умещались, но стоило медведю попытаться в него втиснуться, все с треском развалилось. Так и в случае с формулой Запад — Восток. Европейцам эта формула необходима для собственной идентичности, но России в ней изначально нет места, теремок уже забит до отказа.

В книге французского аристократа Астольфа де Кюстина «Россия в 1839 году» (безусловно запрещенной в дореволюционной России) николаевское государство прямо описывалась как восточная деспотия, пронизанная рабством, страхом и тотальным бесправием. Вообще, было довольно много таких описаний. И нельзя сказать, что в России об этом не знали — это было хорошо известно всем образованным людям, и правящим кругам в том числе. Просто сила, с которой Петр швырнул свою империю в сторону Европы, оказалась слишком мощной, чтобы остановить этот вектор, а провести настоящую европеизацию жизни и государственного управления, изжить абсолютизм и рабство — не смогли (или, точнее, не захотели).

Поэтому Россия всю вторую половину XVIII века и весь XIX век строила империю, отыскивая для себя место на воображаемой карте мира, придуманной европейцами. А для того, чтобы называться Западом, нужно обнаружить прежде всего Восток. И он был обнаружен внутри империи — Крым, Кавказ, Сибирь и Средняя Азия. Если на Западе нас не признают и почитают Востоком, то мы изобретем себе свой Восток и для него выступим в роли просвещенного и могучего Запада. Именно в этом смысле Достоевский сделал горькую запись в своем дневнике: «В Европе мы приживальщики и рабы, а в Азию явимся господами».

Попытка переварить и применить к своей пользе европейскую западно-восточную дихотомию и есть организующая основа всех цивилизационных разговоров в России XIX и начала XX веков от западников и славянофилов до анархистов и евразийцев. Тютчевское «умом Россию не понять» — это отчаянная попытка преодолеть схему, в которой нам нет места, это попытка переделать диаду в «неуклюжий треугольник» Россия — Запад — Восток. Попытка, прямо скажем, безуспешная. Но эти идеи до сих пор греют душу националистических кругов и порой весьма существенно определяют российскую внутреннюю и внешнюю политику — все эти разговоры о русофобии на Западе из этой старой, но довольно грустной оперы.

И даже в XXI веке, когда соотношение сил России, Европы, Америки и стран Востока (прежде всего Китая) существенно изменилось, когда прежняя схема «развитый Запад — недоразвитый Восток» трещит по швам, мы все еще в этой методологической яме. Эта яма будет существовать до тех пор, пока существует сама формула Запад — Восток, а эта формула будет работать и универсально определять расстановку сил в мире, пока технологически и интеллектуально будут доминировать Европа и США.

Фото muzeyka.ru
Сила, с которой Петр швырнул свою империю в сторону Европы, оказалась слишком мощной, чтобы остановить этот вектор, а провести настоящую европеизацию жизни и государственного управления, изжить абсолютизм и рабство — не смогли

«Система управления Российской империей с точки зрения прогрессивных дворян воспринималась как «татарская», восточная, деспотическая»

— Как русские писатели и поэты участвовали в этих колониальных процессах в XIX веке?

— Если вы помните, Лермонтов был офицером имперской армии, которая завоевывала Кавказ, и его кавказские образы — результат вдумчивого осмысления места Кавказа в имперском пространстве русской культуры. Востоковед, издатель «Библиотеки для чтения» и основатель «Восточной повести» Осип Сенковский писал словарик для русских солдат, отправляющихся воевать с турками. Пушкин много размышлял о политическом «восточном вопросе» и даже совершил свой знаменитый вояж в Арзрум в 1829 году, когда там шли решающие сражения в ходе русско-турецкой войны, а потом написал на все это глубокую и очень сильную сатиру. Дипломат Тютчев был вовлечен в идеологическое противостояние с европейцами о российском влиянии на Востоке и в Европе, особенно в период Крымской войны. А его знаменитое стихотворение «Русская география» — просто апофеоз имперской идеологии, объявляющей Россию почти безграничной и имеющей безусловное право на захват и похищение Стамбула-Константинополя.

Русская словесность всегда очень живо откликалась на политические события. У писателей и в журналах демократического толка мы можем найти критику имперской политики России. А в националистических и монархических кругах, в кругах славянофилов и, позднее, черносотенцев мы найдем довольно агрессивный язык войны и колониализма. После того как завоевали Кавказ, у нас началось завоевание Средней Азии. После нашего вторжения в Среднюю Азию появились проблемы с Британией: англичане справедливо испугались, что, завоевав Среднюю Азии, мы кинемся в Индию, в их самую богатую колонию.

Поэтому эти политические вопросы будоражились на страницах прессы, обсуждались в салонах, на университетских кафедрах и попадали на страницы художественных книг. Очень много этим вопросам посвятил Достоевский — это хорошо видно по его романам и «Дневнику писателя», который он издавал во второй половине 1870-х годов накануне и во время очередной русско-турецкой войны.

Как я уже говорил, в России была очень важная особенность — образы Востока здесь всегда были либо откликом на европейские идеи, либо попыткой их преодоления в целях формирования своей идентичности. Именно поэтому большинство восточных образов в русской литературе — это диалог прежде всего с Европой, с ее культурным, политическим и идеологическим наследием. Передовое дворянство в лице Чаадаева, Пушкина, Лермонтова, Вяземского, Грибоедова и других мечтали видеть Россию европейским государством, где верховенство права и закона, где нет места рабству и холуйству. Поэтому один из наиболее важных образов восточного «Другого» в России — это, как ни странно, образ русского крестьянина и русского чиновника.

Вообще говоря, вся система управления Российской империей, с точки зрения прогрессивных дворян, воспринималась как «татарская» (не в обиду современным татарам будет сказано), восточная, то есть деспотическая. Такая система, когда есть хан, а остальные — его собственность, и никакие демократических институтов не предусмотрено. Дома царь и дворяне говорят на французском, правящая династия в родстве со всеми правящими домами Европы, а способ управления государством — восточного типа.

Н. Кочергин. Иллюстрация к стихотворению Пушкина «Конь»
Пушкин пишет своего «Дубровского» примерно в то же время, когда и рассказ «Кирджали» и «Песни западных славян», проникнутые духом антитурецкого восстания. Там идея борьбы против восточной тирании звучит очень явно

Это противоречие очень остро ощущалось Пушкиным. Он пишет своего «Дубровского» примерно в то же время, когда и рассказ «Кирджали» и «Песни западных славян», проникнутые духом антитурецкого восстания. Там идея борьбы против восточной тирании звучит очень явно. В этом контексте барин Троекуров — типичный восточный деспот, который творит беспредел и живет так, как будто других законов, кроме его воли, просто не существует. Единственный способ с ним драться — это стать бандитом (повстанцем), потому что легальными способами Троекурова не убрать.

Что касается русского крестьянина, то не забывайте, что его освободят только в 1861 году. А до этого крестьяне — натуральные рабы, которых можно было продавать, насиловать, проигрывать в карты. Как помните в «Горе от ума» у Грибоедова Чацкий говорит про барина: его дворовые люди не раз спасали ему жизнь и честь «в часы вина и драки», а он потом их выменял на «борзые три собаки». Русский народ для привилегированных сословий был чужим, непонятным, а главное — подчиненным, полностью соответствуя понятию subaltern, которое используется в современной постколониальной критике.

«Русский человек осмыслился как существо полуевропейско-полуазиатское — по причине его склонности и к насилию, и к подчинению одновременно»

— Но постепенно этот образ крестьянина в русской литературе романтизировался? Если вспомнить тех же разночинцев — ходоков в народ, чей эксперимент с обучением крестьян, правда, не всегда оканчивался удачно, когда они сталкивались с реальностью.

— Интерес к народу, его культуре и мифологии начался еще в эпоху романтизма — в первую треть XIX века, в тот же период, когда формировалось и гражданское самосознание. Эти два параллельно происходивших процесса привели к тому, что русский человек осмыслился как существо типологически полуевропейско-полуазиатское по причине его невероятной склонности и к насилию, и к подчинению одновременно.

Здесь можно вспомнить творчество Николая Лескова. Крестьяне, которых он изобразил в рассказе «Загон», — не просто чудовищно темны и невежественны, они патологически противостоят любому просвещению и любой цивилизованности, не желая поселиться в специально сделанных для них человеколюбивым помещиком просторных каменных домах, предпочитая жить «как обры и дулебы образом звериным». У Лескова вся Россия — это загон для скота, а не поле для созидания европейской нации.

Далее. Вспомните замечательного Ивана Флягина из романа Лескова «Очарованный странник». Кто такой Иван Северьянович Флягин? Он православный русский крестьянин, — скажете вы. Но присмотритесь внимательно — откуда эта типично степная тяга к лошадям, к бесконечному скитанию по просторам империи, к насилию и обману? Откуда это ощущение братского родства с цыганкой? Русский человек в осмыслении многих писателей — это человек, отдаленный от Европы так же далеко, как и восточный.

Отсюда и тот грандиозный провал, который потерпела идеология «хождений в народ». Русский народ был таким же объектом мифологизации, как и люди Востока: русские писатели каждый на свой лад выдумывали его себе, и ждали, что все остальные поверят в этот миф о «народе-богоносце», о том, что население «загона» можно приобщить к цивилизации и набраться мудрости у него.

Репродукция luchanov.ru
Русский народ был таким же объектом мифологизации, как и люди Востока: русские писатели каждый на свой лад выдумывали его себе, и ждали, что все остальные поверят в этот миф о «народе-богоносце», о том, что население «загона» можно приобщить к цивилизации и набраться мудрости у него

«В представлении евразийцев мир тоже устроен иерархически, и на вершине этой иерархии — «белый человек»

И это актуально до сих пор?

— В начале XX века евразийство представлялось неким «третьим путем», ломающим навязанные европейцами схемы. Мы не Европа, мы не Азия, мы — Евразия. Эта идеологема очень часто поднимается до сих пор в культурных и политических дискурсах.

Однако, если приглядеться получше, вы увидите, что в представлении идеологов евразийства мир все равно устроен иерархически, и на вершине этой иерархии — «белый человек». Если к идеологам евразийства начала XX века или даже к нынешним (например, к Александру Дугину) пришли бы китайцы, индусы или арабы и сказали: «Хорошо, вы говорите про Восток и восточную мудрость, про то, что Запад — это полудохлая кляча, которая ни на что не способна. Тогда переходите под наше управление. Переходите на китайский или арабский языки». Думаю, все евразийцы сразу же сбросили бы с себя эти востоколюбивые маски и предстали бы перед изумленной публикой в своей естественной роли — националистов и монархистов. Да, мы стремимся на Восток, но это не Азиопа, это именно Евразия. В основе сохраняется та же колониальная основа, которая была апробирована в XVIII—XIX веках и продолжает влиять на наши умы до сих пор.

Та же противоречивая колониальная основа сохранялась в процессе «культурного освоения» национальных окраин в советское время: одновременно стремление унифицировать население, превратить его в один советский народ, говорящий на языке коммунистической мифологии, — и стремление сохранить и поддержать экзотику и своеобразие этих очень неравномерных окраин, нанесенных на воображаемую карту «дружного» советского государства. Постсоветские времена — это времена постимперские, и процессы русофобии в странах СНГ и на Украине — это естественные процессы разложения имперского тела, превращения его в перегной для других государственных мифов.

Сама идея разделения на прогрессивный демократический Запад и отсталый хаотичный деспотичный Восток оказалась настолько живучей, что до сих пор формирует национальные идентичности и политические повестки в России и даже в странах СНГ. Элиты национальных окраин бывшей Российской империи явно или латентно ориентированы на Запад, они пытаются изжить в себе эту «восточность» и пользуются тем же словарем, теми же приемами, которыми пользовались русские, которые пытались изжить в себе «азиатчину», но так и не смогли. Коррупция, деспотизм, тотальная ложь и тотальное же бесправие в современной России — это не просто досадный пережиток прошлого, это не просто недоработка петровских идей. Это, к сожалению, основа национального самосознания, застрявшего, как буриданов осел, между двух охапок сена, ни одна из которых ему не предназначена.

В.Васнецов. Бой скифов со славянами. Репродукция wikipedia.org
Сама идея разделения на прогрессивный демократический Запад и отсталый хаотичный деспотичный Восток оказалась настолько живучей, что до сих пор формирует национальные идентичности и политические повестки в России и даже в странах СНГ

— Восточные страны дальнего зарубежья, к слову, тоже хотят избавиться от этой «азиатчины». По крайней мере Индия, где я какое-то время жила. Я видела, что индийцы, особенно на уровне правящего класса, перенимают западные ценности и считают свою собственную культуру более низкой, неким пережитком прошлого.

— Национальные элиты Индии тесно инкорпорированы в мировые научные, образовательные и деловые институты. Они стремятся стать значимой частью мировых процессов, и это, конечно, попытка догнать Европу, преодолеть многовековой технологический разрыв. Но это происходит одновременно с попыткой «продать» миру свой уникальный товар — древнюю историю, мифологию и философию, которые ориентированы на противоположное: они тянут развивающуюся цивилизацию в пучину отживших антинаучных, совсем не прогрессивных идей.

Можно сказать, что это борьба между стремлением к цивилизации, которая говорит языком Запада, и страхом потерять национальную идентичность, говорящую языком Востока. Это то же методологическое и цивилизационное противоречие, с которым в свое время столкнулась Россия. И быстро и безболезненно это не решить, потому что идея Востока сегодня как никогда нужна не только Западу, но и Востоку.

Продолжение следует

Наталия Антропова

Справка

Павел Алексеев — профессор, доктор филологических наук, преподаватель Горно-Алтайского государственного университета, автор книг «Концептосфера ориентального дискурса в русской литературе первой половины XIX века: от А.С. Пушкина к Ф.М. Достоевскому» и «Ф.М. Достоевский и Восток». На протяжении 17 лет изучает тему Востока и восточного вопроса в русской литературе и общественной жизни России XIX века, читает лекции в России и за рубежом.

ОбществоИсторияКультура

Глобальная культурная альтернатива: Восток — Запад — МФТИ

Кобзев Артем Игоревич, доктор философских наук, профессор

Введение в проблематику

Из сохранившихся до наших дней древнейших мировых культур наиболее отличные друг от друга — западная (европейско-средиземноморская по своему происхождению) и китайская. Их взаимная полярность имеет очень глубокие антропологические, а не только социальные и историко-культурные корни, выражаясь в различии языковых картин мира, психотипов и, возможно, отражая разные варианты сапиентации в двух разных и достаточно удаленных друг от друга районах Земного шара.

Китайский вариант — это предельно развитая культурная позиция здравомыслящего и максимально социализованного «нормального» человека, западный — парадоксальное отклонение от «естественной нормы», своего рода «извращение ума», устремленного за пределы реальности. Формирование европейской цивилизации было обусловлено рядом уникальных явлений (алфавитное письмо, «греческое чудо», христианство, Ренессанс, реформация, капитализм, научно-техническая революция) и соответственно самоосмыслялось с помощью линейной концепции времени и признания абсолютной неповторимости  таких актов исторической драмы, как Боговоплощение, Второе пришествие или Конец света. Напротив, китайская цивилизация развивалась циклически и самоосмыслялась в терминах теории «вечного возвращения на круги своя» в соответствии с космическими и династийными циклами.

В европейском мировоззрении, будь то платоническая философия, христианская теология или научная теория, происходит удвоение мира в его идеальной конструкции (как прототипа или модели). Для китайского же натурализма мир един и неделим, в нем все имманентно и ничто, включая самые тонкие духовные и божественные сущности, не трансцендентно. В идеальном мире западного человека действуют абстрактные логические законы, в натуралистическом мире китайца — классификационные структуры, а место логики здесь занимает нумерология. Социальным следствием подобного «здравомыслия» стало то, что в Китае философия всегда была царицей наук и никогда не становилась служанкой богословия.

Вопреки понятному стремлению стран и народов к многополярности, мир геополитики, подобно Земному шару, всегда стремится к двуполярности, а одним из его полюсов почти всю историю человечества был – и в XXI в. вновь становится – Китай. Всегда, если он не подвергался агрессии извне или смуте изнутри, то экономически первенствовал, был самым богатым и сильным государством в мире, а до XV в. – даже самым передовым в науке и технике.В XVIII в. европейские просветители представляли Китай  идеальным государством философов. Он был мастерской мира в не меньшей степени, чем Британия. Образ бедного и голодного Китая возник в  XIX в., когда англичане наркотизировали его опиумом и закрепили изменение торгового баланса в свою пользу опиумными войнами, после чего все основные западные державы вместе с Японией и Россией насильственно превратили Китай в полуколонию. Два раза в XX в., до и после Второй мировой войны, отход от исконных ценностей в пользу западного капитализма и советского коммунизма оборачивался для страны катастрофой.

Глобализация Китая – проблема обоюдоострая и для него, и для остального мира, поскольку чревата глобальным противостоянием. Китайцы же были пионерами  экономической глобализации как в древности, проложив во II в. до н.э. Великий шелковый путь до Рима, так и  в преддверии современности, плаваниями в Африку в начале XV в. на несколько десятилетий раньше европейцев открыв эпоху великих географических открытий и технологически подготовив ее (изобретением компаса). Важнейшие факторы начавшейся тогда же информационной глобализации, европоцентристски названной эрой Гуттенберга,  – также изобретенные китайцами бумага и печать.

Китайцы сумели сделать единую культуру общим достоянием нации. При единстве ценностей и целей верхов и низов государство легко организовывало народ на решение разных, в т.ч. грандиозных, как Великая стена или Великий канал, задач. Никакой экономический рост в такой огромной, разнообразной и сложной стране, сопоставимой с целым континентом и обременённой великим множеством проблем, не был бы возможен без действия особых сил, далеко выходящих за пределы экономики. Речь идёт о колоссальном культурно-историческом потенциале, аналогом которого не располагает ни одна страна в современном мире. Этот беспрецедентный по длительности накопления и разнообразию форм духовный опыт способен становиться производительной силой и превращаться в социальную материю. Поэтому сохранение китайской культурной идентичности равносильно борьбе за национальную безопасность.

Китайская культура построена на приоритете знания. И это заложено ещё со времён Конфуция в VI–V вв. до н.э. Конфуцианец – это учёный, интеллектуал, который, пройдя систему экзаменов, становился чиновником и государственным деятелем. Благодаря такому социальному лифту «простой человек с улицы мог стать императором». Общечеловеческому стремлению богатых и знатных наследственно закреплять свои привилегии, в Китае противостоял действовавший более двух тысячелетий и хорошо отработанный экзаменационный механизм.

Его «книга книг» «Канон перемен» – предшественница двоичного кода всех компьютерных программ, а иероглифика, не зависящая от фонетики какого-то отдельного языка, – естественный претендент на роль универсального средства международного общения в Интернете. Лавинообразно нарастающая на наших глазах визуализация информационных потоков придаёт вторую молодость древнейшей культуре иероглифических изображений, принципиально отличной от более молодого, исконно западного и фонетически девизуализированного алфавитного письма.

Темы занятий

Тема 1. Китай — страна древнейшей цивилизации.
Историческая «глубина», автохтонность и непрерывная преемственность китайской цивилизациии. Сопоставление с более развитыми в древности цивилизациями (вавилонской, египетской), которые не сохранились до наших дней.

Тема 2. Исторический и культурологический смысл дихотомии Восток — Запад.
Сведение европейцами Индии и Китая в единый Восток со значением «Незапад». Семантическая бедность этого отрицательного определения. Двоичная историко-культурологическая модель: Восток, включающий в себя китайский и синоиероглифический ареалы; Запад, включающий в себя европейский, американский, арабоязычный и индийский ареалы.

Тема 3. Соотношение трех главных очагов современной цивилизации — европейского, индийского, китайского.
Самостоятельное и практически независимое друг от друга возникновение древнейших и наиболее развитых из ныне существующих культур в трех указанных районах Земного шара. Связь их формирования с социально-культурной катастрофой, вызванной вторжением иноземцев (дорийцев, ариев, чжоусцев).

Тема 4. «Осевое» время в Греции, Индии, Китае и исторический «милленаризм».
Синхронное в трех указанных районах ойкумены начало активного процесса формирования новой культуры в конце II тысячелетия до н.э. Прослеживающаяся там же циклическая закономерность «тысячелетнего царства». Возникновение в середине первого цикла качественно нового — философского мировоззрения.

Тема 5. Различные типы осмысления времени и пространства в Европе и Китае.
Овременение пространства у кочевников и опространствление времени у земледельцев. Две альтернативные модели взаиморедукции пространства и времени — еврейский олам и греческий космос. Отличная от них и близкая современной науке китайская модель единого пространства-времени (юй-чжоу, тянь-ди, ши-цзе).

Тема 6. Западный идеализм и китайский натурализм.
Базовая общность религиозной, философской и научной традиции на Западе в признании трансцендентного мира идеальных сущностей. Отсутствие в Китае контроверзы развитых форм идеализма и материализма, господствующее положение вследствие этого натурализма как общепринятой мировоззренческой установки.

Тема 7. Специфика религиозности и понятия бога в Китае.
Трактовка духа как утонченной материи, а бога — как природной силы.
Развитие китайской философии через ассимиляцию религиозных функций.

Тема 8. Особенности китайского языка и иероглифической письменности, их связь с теорией функциональной асимметрии мозга.
Гипотеза возникновения китайской иероглифики из ранних форм изобразительного искусства и архаических символов, ее развития как процесса сближения с устной речью. Значение символа левизны в китайской культуре, синтез лево- и правонаправленности в написании отдельных иероглифов и предложений. Письменный литературный язык вэнь-янь, минимальность его грамматики, лексический потенциал и влияние на устную речь.

Тема 9. «Три кита» традиционной китайской идеологии: конфуцианство, даосизм, буддизм и проблема «четвертого учения».
Конфуцианство в роли религиозной философии. Отличия «имперской идеологии» от стандартного конфуцианства, вызванные реанимацией архаических религиозных представлений, связанных с установкой на сакрализацию власти императоров.

Тема 10. Основные школы «золотого века» классической философии.
Шесть классических направлений: конфуцианство, даосизм, моизм, легизм, школа имен и школа инь-ян. Окончательная победа первых двух среди них при общем доминировании конфуцианства.

Тема 11. Универсальный классификационизм и «коррелятивное мышление».
Языковый феномен счетных слов и философия «раскладывания по клеточкам». «Коррелятивное мышление» как логика натуралистического мира.

Тема 12. Взаимосвязь философии, религии и науки в Китае.
Конфуцианство как синкретическое единство философии и науки с присовокуплением религиозных функций. Понятие религиофилософии и моральной метафизики.

Тема 13. Специфические черты китайской мифологии.
Отсутствие целостных сводов, крайняя дробность и эвгемеризованность.

Тема 14. Нумерология и логика — два универсальных типа формальной общепознавательной методологии.
Победа аристотелевско-стоической логики над пифагорейско-платонической аритмологией на Западе и противоположная ей победа конфуцианско-даосской нумерологии над протологикой моистов, школы имен и Сюнь-цзы.

Тема 15. «Учение о символах и числах» и протологика в Китае.
Архаические истоки «символов и чисел» и их формализация — два основных фактора, обусловивших доминирование нумерологии над зачатками логики, сохранявшей содержательный характер и интегрированность в эристико-лингвистический комплекс.

Тема 16. Конкретно-исторический смысл понятий «философия», «наука», «методология», «нумерология», «протологика» применительно к китайскому материалу и точные значения соответствующих китайских терминов.
Поздняя и вызванная внешним западным влиянием дифференциация понятий «философия» и «наука», отсутствие автохтонного эквивалента «логики» и методический смысл «каноноведения».

Тема 17. Основные каноны китайской методологии.
Четыре смысла термина «канон» («цзин») и соответствующие пространственные модели. Тринадцатиканоние и Пятиканоние. Связь «Канона перемен» (И-цзин) и «Величественного плана» (Хун-фань) с гадательной практикой.

Тема 18. Соотношение формы и содержания в канонических произведениях.
Понимание текста как материального объекта и специфическая семантика текстологических форм.

Тема 19. Главные нумерологические структуры: ло-шу, хэ-ту, у-син — и их архаические истоки.

Формальный характер этих, изначально связанных с религиозными верованиями, «символов и чисел».

Тема 20. Методологический статус ценностно-нормативной семантики основных категорий традиционной китайской культуры.
Практическое отсутствие терминологизации на основе иноязычных заимствований и исходная слитность дескриптивного с прескриптивным и оценочным в используемых терминах естественного языка.

Тема 21. Генерализационная модель центральной гносеологической процедуры — обобщения.
Два вида обобщения: идеализирующая абстракция и репрезентативная абстракция. Использование последней в рамках китайского материализующего подхода к именам-понятиям.

Тема 22. Особенности китайской диалектики.

Складывание вне оппозиции с формальной логикой и без разграничения понятий «противоречие» и «противоположность», «тождество» и «подобие».
Доминирование в западной логике формализуемой идеи противоречия над неформализуемой противоположностью и противоположная тенденция в китайской нумерологии.

Тема 23. Взаимосвязь нумерологичности содержания и беллетристичности формы китайской классической философии.

Двумерность как общий признак таблиц и стихов. Традиционная для Китая классификация философских произведений по разделам «канонов» (цзин) и «наставлений» (цзы).

Тема 24. Художественное воплощение методологических структур в Китае.
Единство понятий «литература» и «культура», отражаемое этимологией и семантикой иероглифа «вэнь». Вэнь как универсальные вселенские знаки и основа иероглифики.

Тема 25. Этическое следствие китайского натурализма.

Понятие личности как целостного психосоматического организма (шэнь).
Телесные модели личности и Вселенной, человек как «мера всех вещей» в китайском универсуме.

Рекомендуемая литература

1. Антология даосской философии / Сост. Б.Б. Виногродский, В.В. Малявин. – М., 1994.

2. Антология исследований культуры. Т. 1. Интерпретация культуры. – СПб., 1997.

3. Белик  А.А. Культурология. — М., 2000.

4. Бобахо В.А., Левикова С.И. Культурология. М., 2000.

5. Васильев  Л.С. Культы, религии, традиции в Китае. — М., 1970 (переизд. 2001).

6. Васильев  Л.С. Проблемы генезиса китайской мысли. — М., 1989.

7. Гране М. Китайская мысль. – М., 2004.

8. Гране М. Китайская цивилизация. – М., 2008.

9. Гуревич  П.С. Культурология. — М., 1998.

10. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 2002.

11. Дао и даосизм в Китае. — М., 1982.

12. Древнекитайская философия. Тт. 1, 2. — М., 1972, 1973.

13. Древнекитайская философия. Эпоха Хань. — М., 1990.

14. Духовная культура Китая: энциклопедия. Тт. 1-6. М., 2006-2010.

15. Елисееф В., Д. Цивилизация классического Китая. М., 2007.

16. Завадская  Е.В. Эстетические проблемы живописи старого Китая. — М., 1975.

17. Иванов Вяч. Вс. Избранные труды по семиотке и истории культуры. Т. 1. – М., 1998.  

18. История китайской философии. — М., 1989.

19. Каменарович И. Классический Китай. М., 2006.

20. Карапетьянц А.М. У истоков китайской словесности. – М., 2010.

21. Китайская философия. Энциклопедический словарь. — М., 1994.

22. Китайские социальные утопии. — М., 1987.

23. Кобзев  А.И. Учение о символах и числах в китайской классической философии. — М., 1994.

24. Кобзев  А.И. Философия китайского неоконфуцианства. — М., 2002.

25. Конфуцианство в Китае. — М., 1982.

26. Кравцова  Е.М. История культуры Китая. — СПб., 1999.

27. Крюгер Р. Китай. Полная история Поднебесной. М., 2006.

28. Крюков  М.В. и др. Древние китайцы: проблемы этногенеза. — М., 1978.

29. Крюков  М.В. и др. Древние китайцы в эпоху централизованных империй. — М., 1983.

30. Крюков В.М. Ритуальная коммуникация в Древнем Китае. М., 2012.

31. Кучера С. История, культура и право древнего Китая. М., 2012.

32. Личность в традиционном Китае. — М., 1992.

33. Малявин В.В. Китайская цивилизация. М., 2000.

34. Проблема человека в традиционных китайских учениях. — М., 1983.

35. Рубин  В.А. Личность и власть в древнем Китае. — М., 1999.

36. Торчинов  Е.А. Даосизм. — СПб., 1993 (переизд. 1998).

37. Уайт Л. Избранное: Эволюция культуры. – М., 2004.

38. Фицджеральд Ч.П.  Китай: Краткая история культуры. СПб., 1998.

39. Фрейд  З. Психоанализ, религия, культура. — М., 1992.

40. Фэн Ю-лань. Краткая история китайской философии. — СПб., 1998.

41. Хантингтон  С.П. Столкновение цивилизаций. М., 2003.    

42. Шпенглер О. Закат Европы. Тт. 1, 2. — М., 1993, 1998.

43. Щуцкий  Ю.К. Китайская классическая «Книга перемен». — М., 1993 (переизд. 1997, 2003).

44. Этика и ритуал в традиционном Китае. — М., 1988.

45. Юань Кэ. Мифы древнего Китая. — М., 1987.

46. Яншина  Э.М. Формирование и развитие древнекитайской мифологии. — М., 1984.

47. Ясперс  К. Смысл и назначение истории. — М., 1991.


Темы семинаров

1. Этимология слова и определение понятия «культура», ее соотношение с природой, обществом, человеком и человечеством, варварством и цивилизацией, культурами и контркультурой, разделение на материальную и духовную, гуманитарную и научно-техническую, массовую и элитарную, сакральную и светскую, военную и гражданскую, мужскую и женскую.
2. Три источника культурологии: философия, антропология, семиотика и ее базовые категории: «символ» и «архетип», «абстракция» и «репрезентативная абстракция», «образ» и «имидж», «идея», «эйдос», «идеальное».
3. Основные дефиниции культуры — как социального наследия, научаемых форм поведения, комплекса идей, стандартизированного (общего) поведения, абстракции поведения, сверхорганического (экстрасоматического), ненаследственной информации, продукта символизации.
4. Очаги и время сапиентации, разновидности предков человека, происхождение речи и типы языков.

5. Происхождение и виды письменности, иероглифика и алфавитное письмо.

6. Информационная революция и неомифологическое мышление, закон партиципации.

7. Логика и нумерология, антропныe числа, бинарность универсума и человека, функциональная асимметрия мозга.
8. Важнейшие цивилизации, их основные типологии, деление на живые и мертвые, соотношение с цивилизацией (цивилизованностью) как таковой, взятой в связи с историей и государственностью.
9. Рождение великих цивилизаций современности в «осевое время» и перспектива «конца истории».
10. Исторические смыслы альтернативы Запад — Восток и универсализация 6инарности культуры.
11. Конфликты государей — народов — идеологий, военно-техническая экспансия Запада и экономико-демографический ответ Востока, вестернизация и модернизация, мультикультурализм и мировые войны.
12. Культурно-исторические типы и «супертипы», культурно-цивилизационный статус Китая и России.
13.Современность: формы тоталитаризма как радикальной дихотомизации и роль в этом Востока, великие политические идеологии и мировые религии в ХХ в., многополярность, двуполярность или однополярность мира в ХХI в.

По мере изучения материала будут проводиться контрольные работы.

Темы рефератов

1. Троица и двоица как универсальные культурологические модели.
2. Соотношение индивидyaлизма и атомизма.
3. Уровни проявления двоичности человека.
4. Человек как «совокупность общественных отношений».
5. Kультура и право на у6ийство.
6. Кyльтypa и архаические (кровавые) ритуалы.
7. Кyльтура и человеческое тело.
8. Связь слова и предмета.
9. Всеобъемлемость (холистичность) цивилизации.
10. Древнейшие памятники китайской письменности.
11. Aлфaвит и иероглификa.
12. Коррелятивное (ассоциативное) мышление.
13. Неявные формы передачи культурообразующей информации, вещные стандарты.
14. Общee и особенное «трех учений» Китая.
15. Символы и числа.
16. Иероглифика и искусство.

Контрольные вопросы

1. Треугольник Фреге.
2. Три составляющих семиотики.
3. Китайские категории «вэнь» и «у».
4. Китайские категории «инь» и «ян».
5. Иероглифы и термины массы.
6. Основные формы и содержание иньских записей.
7. Количественные параметры китайской иероглифики.
8. Китайская иероглифика и биодинамика, бустрофедон.
9. Алфавит и иероглифика.
10. Алфавит и атомистика.
11. Алфавит и идея творения.
12. Алфавит и индивидуализм.
1З. Однословная поэзия и палиндромы.
14. Ключевые знаки (радикалы).
15. Классификационные наборы иероглифoв.
16. Классификационные схемы.
17. Великий предел (тай-цзи).
18. Триграммы и гексаграммы (гуа), их связь с двоичной арифметикой.
19. Ло-шy и хэ-ту (магический квадрат и «магический крест»).
20. Шу-цзин («Канон писаний») и Ши-цзин («Канон стихов»).
21. Чжоу-и/ И-цзин («Чжоуские/Всеохватные перемены» / «Канон перемен») — китайская «книга книг».
22. Гадание на костях и стеблях (скапулимантия и аxиллеомантия).
23. «Канон» (цзин) и «книга» (шу), «предание» (чжуань) и «апокриф» (вэй).
24. «Колодец» (цзин), «поле» (тянь) и «пашня» (чоу).
25. Информационно открытые и закрытые культуры.
26. Разновидности письменного материала и eгo «семантика».
27. «Плетение словес», кипу, «узелки и зарубки» (цзе-шэн шу-ци), «основа и уток» (цзин-вэй).
28. «Категория» и «фань-чоу».
29. Конфуций и жу.
30. Конфуцианство и даосизм: наука и искусство, философия и религия.
31. Буддизм в Китае и китайский буддизм.
32. Даосизм и дао.

Интернет-ресурсы

Синология.Ру: история и культура Китая

Синологическая библиотека сайта ФГН

Одно из слабых мест МТК Восток – Запад – недостаточная пропускная способность

«На МТК Север – Юг контейнерооборот по итогам прошлого года составил 3030 TEU, из около 50% порожних. Для того чтобы работал любой коридор, должны быть подходы и выходы. Каспий есть, а в судоходных компаниях флот старый, и взять на палубу он может в лучшем случае 1,5 контейнера», – отмечает эксперт.

Подходы к коридору Восток – Запад и выходы из него обеспечиваются транснациональными судоходными компаниями (из отечественных игроков, по сути, только FESCO), добавляет А. Тысячников. Инфраструктура входа и выхода включает APM Terminals BV, который владеет 30,75% в Global Ports, управляющей ПКТ, ПЛП, УЛКТ, МД, ВСК, а также MLT (Котка и Хельсинки) и TIL (Terminal Investment ltd) – владеет 20% терминала КТСП. Пять терминалов на Балтике и терминал на Дальнем Востоке контролируются стивидорными «дочками» иностранных судоходных компаний. Альянс 2М (Maersk Line и Mediterranean Shipping Company (MSC). – Прим. авт.) поддерживает около 12 еженедельных сервисов из Азии в Европу, что эквивалентно 120 тыс. TEU в неделю

«На маршрутах работают суда контейнеровместимостью до 22 тыс. TEU. Судно 15 тыс. TEU стоит около $110–120 млн. Стоимость судов на этом маршруте – около $8 млрд. Есть ли смысл иностранным судоходным компаниям возить грузы по МТК Запад – Восток? Только в случае форс-мажорных ситуаций», – рассуждает спикер.

Российская часть коридора Запад – Восток включает 24 пограничных перехода между РФ и КНР, из них 19 автомобильных, 10 речных и 5 железнодорожных. Эксперт отмечает, что РФ выступает ведомым партнером, подстраиваясь под проекты ведущего – КНР

К узким местам и вопросам этого МТК он относит недостаточную пропускную способность. «Коридор можно назвать односторонним (как с точки зрения российского экспорта, так и с точки зрения транзита европейского экспорта в КНР). Кроме того, остается оперативный вопрос, как сбалансировать контейнерные потоки (как с точки зрения типов контейнеров, так и с точки зрения ценообразования)», – рассуждает он.

А. Тысячников напоминает, что основная задача китайской транспортно-инвестиционной инициативы «Один пояс – один путь» – создание и развитие каналов распределения китайских экспортных отраслей. Прямые инвестиции в страны проекта за прошедшие годы составили около $130 млрд.

Автор: Наталья Гусаченко

Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.

Карта: Место встречи Востока и Запада

Карта ниже представляет собой попытку WorldViews нанести на карту места в мире, которые в какой-то момент считались «местом встречи Востока и Запада» или «перекрестком между Востоком и Западом». Длина списка говорит не столько о рассматриваемых местах, сколько о непрочности Востока и Запада как культурных конструкций.

Турция:  Легендарный город Стамбул , куда посетители и жители регулярно отправляются на пароме туда и обратно с европейской и азиатской сторон города, уже давно считается перекрестком Востока и Запада.

История продолжается под рекламой

Великобритания:  Гринвичский меридиан, проходящий через обсерваторию в окрестностях Лондона, технически является местом, где Восток встречается с Западом. Тунис был определен как «начальный меридиан» на международной конференции в Вашингтоне в 1884 году. «вестернизированные» общества, на «перекрестке исламского и европейского миров.»

История продолжается под рекламой

Италия:  В начале 12 века большой средиземноморский остров Сицилия (ныне часть Италии) был удивительным местом. Его правители были якобы нормандцами, то есть французами скандинавского происхождения. Но многие из их подданных были арабами-мусульманами или греками. Образовавшееся королевство было одним из самых удивительно терпимых и космополитичных в средневековой истории Европы, известным своей сложной культурой полиглотов. Когда папа призвал ко второму крестовому походу в 1147 году, король Сицилии, Роджер II, свободно владевший арабским языком, отказался от этой миссии.

Кипр: Средиземноморский остров недалеко от берегов Израиля и Ливана сейчас может быть разделен на греческую и турецкую половины, но историки долгое время считали его одним из «перекрестков» древних мировых цивилизаций.

Грузия: Все страны Кавказа расположены между Европой и Азией. На протяжении веков под властью Османской империи Запад рассматривал их как «восточные» места. Ученые даже говорят, что у Грузии есть «сознание перекрестка».

История продолжается под рекламой

Армения: Аналогичный случай в Армении, где проживает одно из старейших христиан в мире, но говорят на языке и используют письменность, непонятную большинству жителей Запада.Веб-сайты, посвященные туризму и армянской диаспоре, указывают на то, что Армения является местом, где Восток встречается с Западом.

Азербайджан: NPR опубликовало статью, в которой эта небольшая, богатая нефтью страна на Каспийском море описывалась как поле геополитической битвы между Россией, Турцией, Ираном и Западом, называя ее «логовом злобы», где «восток встречается с западом. » В статье в The Washington Post исследуется, как Азербайджан колебался «между Востоком и Западом» в год, когда он выиграл песенный конкурс «Евровидение».

Казахстан:  И старая столица огромного среднеазиатского государства, Алматы, и новая столица, Астана, рекламируются как места, где Восток встречается с Западом.

История продолжается под рекламой

Босния: Столица Боснии, Сараево, с перекрывающимися историями османского и австрийского владычества, часто описывается в путеводителях как «перекресток» между Востоком и Западом.

Болгария: Столица Болгарии, София, получила свое название от своей покровительницы, которая, по словам одного писателя-путешественника, является «темной принцессой, которая каким-то образом воплощает в себе сочетание Востока и Запада, старого и нового». очарование».

Венгрия: Один итальянский поэт однажды воспел лирику о «мягкой восточной тревоге» Будапешта.Американский дипломат XIX века заметил: «Странный, чудесный город — Будапешт — поистине город, где Восток встречается с Западом». за его самобытную декадентскую европейскую архитектуру и характер. В своей знаменитой книге 1913 года «Петербург» русский писатель Андрей Белый представляет место города, колеблющегося между «азиатской» и европейской идентичностями , в более мрачном свете. «Запад смердит разложением, и Восток не воняет только потому, что давно сгнил», — пишет Белый.

Продолжение истории под рекламой

Украина: Перевороты прошлого года привели к тому, что Украина «разрывается между Востоком и Западом», как говорится в одном материале BBC. В глазах некоторых комментаторов страна стала плацдармом для нового «столкновения цивилизаций», охваченного как либеральными мечтами о Европейском Союзе, так и пастями московского неоимпериализма.

Сирия:  Древние города Дамаск и Алеппо были главными остановками на Шелковом пути — настолько важными, что к 16 веку они были в воображении британцев.В шекспировском «Макбете» одна из ведьм говорит о жене моряка: «Ее муж уехал в Алеппо, хозяин тигра».

История продолжается под рекламой

Иордания: Древние греко-римские руины в Джераше, спрятанные в иорданской пустыне, были внесены в предварительный список ЮНЕСКО для будущих объектов всемирного наследия как «древнее место встречи востока и запада». »

ОАЭ: Вот видео, снятое ВМС США в 1996 году для моряков, выходящих на берег в стране Персидского залива, предлагающее советы о том, как вести себя во время посещения порта в Дубае, «городе торговцев», который является « вневременная смесь «востока и запада».»

Ирак:  Была эпоха, когда Багдад был резиденцией огромной империи и центром научной вселенной — когда «восточные» и «западные» традиции исследования и обучения сошлись воедино, заложив корни области астрономии, алгебры, химии и многое другое, что в настоящее время формирует мир. Восток», славящийся своими кафе и бурной культурной жизнью.

Афганистан:  Сейчас страна может показаться отдаленным местом, но на протяжении большей части истории человечества Афганистан был общеизвестным перекрестком между Востоком и Западом, местом, где Шелковый путь вел Китай к землям далеко за его пределами и оставил после себя гибридную культуру. .

Сингапур: Город-государство начал свою жизнь так же, как и Гонконг, как перевалочный пункт для оппортунистических британских торговцев. «Сингапур — это место, где восток встречается с западом, космополитический плавильный котел с уникальной идентичностью», — заявляет собственная пропаганда правительства.

История продолжается под рекламой

Южная Африка: Город Дурбан, расположенный на восточном побережье Южной Африки, является одним из крупнейших «индийских» городов мира за пределами Южной Азии. Население индийского субконтинента с более чем столетней историей смешалось с местными зулусскими общинами Дурбана и европейскими поселенцами, что сделало город, как выразился один ученый, «городом в зачаточном состоянии, где восток встречается с западом в Африке».

Австралия:  То, что когда-то было нацией стойких поселенцев британского происхождения, вступает в борьбу со своей геополитической ориентацией как азиатская нация, обязанная азиатским рынкам.

Филиппины: Более 200 лет Филиппины были колонией колонии, управляемой испанскими властями из нынешней Мексики. Филиппинский политический обозреватель однажды пошутил в интервью WorldViews, назвав его страну «самой западной частью Латинской Америки». Недавняя история американского правления в стране также привела к возникновению небольшого массового движения, отстаивающего право Филиппин быть 51-м штатом США.

как определить север юг восток восток без компаса

  1. Коснитесь значка Маршрут на карточке локации.
  2. Выберите способ транспортировки. Доступные параметры различаются в зависимости от вашего местоположения.
  3. Установите начальную точку. …
  4. Убедитесь, что начальное и конечное местоположение соответствуют вашим требованиям. …
  5. Выберите карточку маршрута. …
  6. Просмотрите результаты.

Почему на Google Maps нет компаса?

После двухлетнего отсутствия компания Google вернула встроенный в карту компас обратно в Google Maps на Android благодаря, по его словам, продолжающемуся давлению пользователей с требованием вернуть эту функцию.… «Компас был удален из Карт для Android в в начале 2019 года, чтобы очистить экран навигации, но из-за подавляющей поддержки он вернулся

С какой стороны на карте находится северное направление?

Северное направление на верхней стороне . Южное направление находится на нижней стороне. Восточное направление находится на правой стороне. Западное направление находится на левой стороне.

Как получить компас в приложении Google Maps?

Найдите крошечный значок карты с надписью «Карты» на главном экране или в панели приложений.Нажмите кнопку местоположения. Он находится в правом нижнем углу карты и выглядит как сплошной черный круг внутри большего круга с перекрестием. Коснитесь кнопки компаса.

Подходит ли сад с видом на север?

Сады с видом на север

В этом саду будет участков тени большую часть дня. Тем не менее, поверхности, выходящие на север, как и задняя часть дома, будут получать приличное вечернее солнце с мая по октябрь. Все растения, кроме самых теплолюбивых, любят полуденную тень, что также предотвращает выгорание бледных цветов.

Почему мой телефон сообщает, что я нахожусь в другом месте?

Android обычно использует разрешение Network Location для определения текущего местоположения вашего телефона . Если вы подключены через домашний Wi-Fi, разрешение на определение местоположения не всегда может точно определить ваше местоположение, кроме общего района, такого как город. Это может быть и соседний город.

Что означает стрелка на Картах Google?

Синяя точка и стрелка направления в Картах Google обозначают , где вы находитесь и в каком направлении указывает ваше устройство в .… Google называет это «фонариком, направляющим ваши путешествия», и он становится шире и уже, чтобы отразить точность.

Что означает синяя движущаяся точка на Картах Google?

Синяя точка показывает ваше местоположение на карте . Если Google Maps не уверен в вашем местоположении, вокруг синей точки будет светло-голубой кружок. Вы можете быть где угодно в пределах голубого круга. Чем меньше круг, тем точнее приложение определяет ваше местоположение.

Использует ли GPS магнитный север?

Система GPS вообще не использует магнитные направления .В системе положения спутников задаются в декартовой (XYZ) системе координат, в которой одна ось совпадает с истинным севером. Таким образом, GPS-приемники будут изначально рассчитывать свое положение в этой системе координат.

Где север-юго-восток-запад?

Север, восток, юг и запад — четыре стороны света, часто обозначаемые буквами N, E, S и W. Восток и запад составляют прямых углов к северу и югу . Восток находится в направлении вращения по часовой стрелке с севера.Запад находится прямо напротив востока.

Как найти магнитный север?

Что значит не есть сырые вафли?

«Никогда не ешь сырые вафли» — одна из многих мнемоник, используемых , чтобы помочь детям выучить порядок указаний . После того, как ваш ребенок запомнит порядок сторон света, вы можете помочь ему определить другие направления, когда они ему даются.

Как ориентироваться без компаса

Где находится север, юг, восток и запад без использования компаса?

Как найти ИСТИННЫЙ север без компаса: с помощью метода теней

Как легко найти направление с компасом или без него (видео по фэн-шуй)

Похожие запросы

как определить направление без компаса
как найти направления восток запад, север, юг
как найти направление на север с помощью компаса
как найти истинный север
найти направление на север онлайн
как найти север ночью
как найти север с солнцем
как найти направление на север в комнате

Смотрите больше статей в категории: Часто задаваемые вопросы

как найти север юго-восток запад на картах гугл

Как найти Север Юг Восток Запад в Картах Google?

Север находится вверху карты , а юг внизу.Слева всегда будет запад, а справа всегда восток. Все, что находится непосредственно над местом, которое вы просматриваете, всегда находится к северу от места. 12 июля 2021 г.

Как получить компас на Картах Google?

Поиск севера с помощью Google Maps

Для этого коснитесь значка компаса в правом верхнем углу карты Google Maps . Ваша позиция на карте изменится, а значок обновится, чтобы показать, что вы указываете на север. Через несколько секунд значок компаса исчезнет с карты.

Как найти направление восток-запад-север-юг?

Чтобы понять, где находятся север, юг, восток и запад, сначала направьте левую руку на солнце утром . На фото: Кейтлин Демпси. Что это? Теперь возьмите правую руку и направьте ее на запад.

Как мне найти маршруты на Google Maps?

Проложить маршрут и показать маршруты

  1. На телефоне или планшете Android откройте приложение Google Maps. …
  2. Найдите пункт назначения или коснитесь его на карте.
  3. В левом нижнем углу коснитесь «Маршруты» .
  4. Выберите один из следующих вариантов: …
  5. Чтобы получить список направлений, коснитесь полосы внизу, которая показывает время и расстояние в пути.

Как найти север и юг на карте?

Большинство карт показывают север вверху и юг внизу . Слева запад, справа восток.

Есть ли в Картах Google компас?

Карты Google перезапускают функцию компаса для пользователей Android .Эта функция была впервые удалена в 2019 году из-за проблем с надежностью, но теперь она возвращается из-за постоянных отзывов пользователей. … Компас будет отображаться в правой части экрана, пока пользователь перемещается к месту назначения.

Как я вижу север на Картах Google?

Вы можете выполнить поиск в строке поиска в левом верхнем углу или щелкнуть значок «+» и «-» в правом нижнем углу, чтобы увеличить или уменьшить масштаб. Найдите север. Ориентация Google Maps всегда одинакова, когда вы просматриваете на компьютере.Север находится в верхней части карты, а юг — в нижней.

Как мне узнать, где юго-восток в моем доме?

Поднаправления в Васту – как их идентифицировать

  1. Место, где сходятся северная и восточная стороны, это северо-восточный угол.
  2. Точка, в которой встречаются южная и восточная стороны, является юго-восточным углом.
  3. Угол, где встречаются Юг и Запад, является Юго-Западным углом и.
  4. Северо-западный угол — это место, где Запад встречается с Севером.

Откуда мне знать, где дома северо-восток?

Прежде всего, проведите линию от центра к северной точке дома. Теперь нарисуйте еще одну линию под углом 22,5° по часовой стрелке от севера . Он будет называться NNE (северо-северо-восток).

Как проще всего проложить маршрут?

Солнце восходит в общем направлении на восток и садится в общем направлении на запад каждые дней, поэтому вы можете использовать местоположение восхода или заката, чтобы получить приблизительное представление о направлении.Встаньте лицом к восходу солнца, и вы окажетесь лицом к востоку; север будет слева от вас, а юг будет справа от вас.

Как найти север?

Выровняйте часовую стрелку часов с солнцем, чтобы сделать первый шаг к открытию линии север-юг. Найдите отметку на полпути между часовой стрелкой и 12 часами . В Северном полушарии эта точка на полпути отмечает линию север-юг. Истинный север — это сторона, обращенная от солнца.

Как показать север на Google Maps Iphone?

Об этой статье

  1. Откройте Карты Google.
  2. Коснитесь ☰.
  3. Нажмите «Настройки».
  4. Коснитесь Настройки навигации.
  5. Переместите кнопку «Удерживать север карты вверх» в положение «Вкл.».

С какой стороны Восток?

вправо
Навигация. По соглашению правая сторона карты — это восток. Эта условность возникла из-за использования компаса, который помещает север вверху.

Какой путь на юго-запад?

Юго-запад (ЮЗ) , 225°, на полпути между югом и западом, противоположен северо-востоку.Северо-запад (NW), 315 °, на полпути между севером и западом, противоположен юго-востоку.

Где по компасу запад?

8-роза ветров

Четыре стороны света: север (N), восток (E), юг (S), запад (W) под углом 90° на компасе.

Как откалибровать компас на Картах Google?

Калибровка компаса Android в Картах Google

Откройте приложение Google Maps, убедившись, что синий круглый значок местоположения вашего устройства находится в поле зрения. Нажмите на значок местоположения, чтобы получить дополнительную информацию о вашем местоположении. Внизу нажмите кнопку «Калибровка компаса» . Это вызовет экран калибровки компаса.

Показывает ли Карты Google истинный север или магнитный север?

Карты Google Север

Истинный север на Картах Google не отображается , но для обычной проекции Меркатора север сетки и истинный север будут совпадать, и он будет следовать любой вертикальной линии (или меридиану) до верхней части карты.

Всегда ли север отображается на Картах Google?

Как на бумажной карте верхняя часть карты всегда север нижняя всегда юг, левая часть карты всегда запад, правая часть карты всегда восток.

Почему на Google Maps нет компаса?

После двухлетнего отсутствия компания Google вернула встроенный в карту компас обратно в Google Maps на Android благодаря, по его словам, продолжающемуся давлению пользователей с требованием вернуть эту функцию. … «Компас был удален из Карт для Android в в начале 2019 года, чтобы очистить экран навигации, но из-за подавляющей поддержки он вернулся

Где по компасу север?

Наиболее важной частью компаса является магнитная стрелка.Он качается по компасу, когда вы двигаетесь, но красный конец всегда будет указывать на север , а белый (иногда черный) конец всегда будет указывать на юг.

Как посмотреть, в каком направлении смотрит мой дом на Картах Google?

Перейти на Google Карты.

  1. Введите адрес, который вы хотите найти, на панели задач «Поиск в Google Maps» и нажмите клавишу ввода. В левом нижнем углу экрана вы должны увидеть поле с надписью «Спутник».…
  2. Теперь вы должны увидеть значок стрелки компаса в правом нижнем углу экрана.

Как найти север на телефоне?

Найдите крошечный значок карты с надписью «Карты» на главном экране или в панели приложений. Нажмите кнопку местоположения. Он находится в правом нижнем углу карты и выглядит как сплошной черный круг внутри большего круга с перекрестием. Коснитесь кнопки компаса.

Где север от того места, где я стою?

Встаньте лицом к восходу солнца.Поднимите обе руки вдоль левой и правой стороны. Итак, ваша передняя сторона – это восточное направление, ваша задняя сторона – западное направление, 90 135, ваша левая сторона – северное направление 90 136, ваша правая сторона – южное направление.

Как я могу определить направление в своем доме без компаса?

Используйте наручные часы

  1. Если у вас есть часы со стрелками (не цифровые), вы можете использовать их как компас. Поместите часы на ровную поверхность.
  2. Направьте часовую стрелку на солнце.…
  3. Эта воображаемая линия указывает на юг.
  4. Это означает, что север находится на 180 градусов в другом направлении.
  5. Если вы можете подождать, понаблюдайте за солнцем и посмотрите, в какую сторону оно движется.

Как без компаса определить север, юг, восток и запад?

Скажем, сейчас два часа, проведите воображаемую линию между часовой стрелкой и двенадцатью часами, чтобы создать линию север-юг . Вы знаете, что солнце встает на востоке и садится на западе, так что это скажет вам, где север, а где юг.Если вы находитесь в Южном полушарии, то все будет наоборот.

Как изменить север на Картах Google?

Используйте компас , чтобы найти истинный север, и стрелки, чтобы изменить ориентацию. Используйте жесты двумя пальцами, чтобы вращать Карты Google на Android и iOS.

Как добавить компас в Карты Google на iPhone?

Шаг 2: Калибровка карты с компасом

  1. Откройте настройки iPhone
  2. Прокрутите вниз и коснитесь «Конфиденциальность»
  3. Нажмите «Службы геолокации» и включите их.
  4. Прокрутите вниз и коснитесь «Системные службы»
  5. Включите «Калибровку компаса»
  6. Откройте приложение «Компас», которое выглядит как сплошной черный круг внутри большего круга.

Где находится север на карте юг запад восток напишите направление на карте?

Север, Юг, Восток и Запад — четыре основных «кардинальных» направления. На карте Север находится вверху, Юг внизу, Запад слева и Восток справа .

Что такое западное юго-западное направление?

Направление или точка на компасе моряка, на полпути между западом и юго-западом ; 22°30′ к югу от строгого запада.… Компасный азимут или точка компаса на полпути между западом и юго-западом, а именно 247,5 °, сокращенно WSW.

Как исправить направление на Картах Google?

Сообщить о неверном направлении

Кнопка «Вернуться к началу»

Почему Восток — это Запад, а Запад — это Восток?

Если вы американец, географически склонный и немного фанатик, это картографическое несоответствие немного раздражает. Из США кратчайший путь к тому, что принято называть «востоком», на самом деле – через запад.Двигаясь в этом направлении, вы попадете на «Дальний Восток» раньше, чем на «Ближний Восток». А Европа, или, по крайней мере, та часть, которую обычно относят к «Западу», лежит прямо на востоке. Таким образом, Восток есть Запад, а Запад есть Восток, вопиющее противоречие, вероятно, самой известной строке стиха Редьярда Киплинга:


О, Восток есть Восток, а Запад есть Запад, и никогда им не сойтись

Это вступительная строка «Баллада о Востоке и Западе » часто цитируется, чтобы подчеркнуть некую непреодолимую разницу между двумя полушариями.Его почти всегда использовали не по назначению. В целом, Баллада  имеет более тонкое послание, чем то, что подразумевается в этом отдельном куплете. Он приписывает разрыв между двумя культурами скорее воспитанию, чем природе. Весь двустишие (которое также завершает стихотворение) гласит:

О, Восток есть Восток, а Запад есть Запад, и никогда они не встретятся

До тех пор, пока Земля и Небо не предстанут в настоящее время на великом Божьем Судном Престоле;

Но нет ни Востока, ни Запада, Границы, ни Рода, ни Рождения,

Когда два сильных человека стоят лицом к лицу, хотя они приходят с концов земли!

Подпишитесь на противоречивые, удивительные и впечатляющие истории, которые будут доставляться на ваш почтовый ящик каждый четверг

Примечание. Для этого контента требуется JavaScript.

Стихотворение датируется 1889 годом и происходит в британском владычестве. По крайней мере, здесь контекст довольно ясен: Великобритания — это Запад, Индия — Восток. Но определения «Востока» и «Запада» сильно различаются на протяжении всей истории и остаются изменчивыми. Если придерживаться британской точки зрения на стихотворение, где начинается (и где начинается) Восток? Берлинская стена? Стамбул? Средний Восток? Персия? Река Инд? Или на Гринвичском меридиане, поместив Лондон как в восточном, так и в западном полушариях?

Как оказалось, общее определение того, что такое Восток и где находится Запад, выходящее за пределы места и времени, сформулировать невозможно.Это потому, что оба термина неоднозначны с самого начала. Слово West происходит от протоиндоевропейского корня [ *wes-], который означает движение вниз и, следовательно, ассоциируется с заходящим солнцем (ср. » и «Запад»). Протоиндоевропейский корень для Восток — это [ *aus-], что имеет противоположное значение, то есть восходящее движение (солнца), рассвет.

Как следует из этих этимологий , Восток и Запад — это всего лишь вопрос перспективы.Восток — это место, где восходит солнце, а Запад — место, где оно садится, — если смотреть с любой точки мира. Что, кстати, также означает, что практически невозможно быть «на» Востоке или Западе, поскольку и то, и другое не являются фиксированными местами, а сдвигаются вместе с горизонтом.

Тем не менее, понятия «Восток» и «Запад» прочно вошли в нашу топографию с тех пор, как цивилизации начали давать имена окружающему миру. Возьмем, к примеру, Европа . Название  вполне возможно происходит от финикийского слова ereb , означающего «заходящее» (как в «заходящее солнце»), поскольку оно лежало к западу от Финикии (современный Ливан, более или менее).Точно так же термин Магриб , используемый для описания североафриканского региона на западной окраине арабского мира (т. е. Марокко, Алжир и Тунис), по-арабски означает «закат» или «запад», поскольку это действительно их положение от полуостровно-арабской точки зрения.

Точка зрения, конечно, имеет решающее значение. Восток и Запад существуют только 90 479 в отношении 90 480 к чему-то другому. На протяжении многих веков Европа была точкой обзора, с которой открывали, рассматривали и называли мир. Колумб поплыл на запад, чтобы прибыть на восток в Индию, но вместо этого наткнулся на новый континент.Потребовалось некоторое время, чтобы путаница рассеялась, поэтому первым названием Америки было Индия , с 1555 при переходе на Вест-Индия (когда ошибка становилась все более очевидной).

Примерно четыре десятилетия спустя первоначальных Индии (то есть Индии и Юго-Восточной Азии) стали называть Восточной Индией, чтобы более четко отличить их от Вест Индии. Восток и Запад определялись по отношению к Европе. Или точнее Западная Европа, ибо даже восточных германцев и балтов средневековые (западные) летописцы называли истерлингами .

Этот разрыв между Востоком и Западом внутри Европы усилится с начала 20-го века, когда «Запад» будет использоваться в геополитическом смысле со времен Первой мировой войны, обозначая союзников (Великобританию, Францию, Италию), а не Германию и Австрию. -Венгрия (хотя они были известны как 90 479 Центральных держав 90 480, а не Восточных). Термин «Запад» в противопоставлении Советскому Союзу впервые был использован в 1918 году, а «Восток» в отношении коммунистической восточной части Европы впервые упоминается в 1951 году.

Во время холодной войны «Запад» очерчены, включая всех членов НАТО (плюс страны, экономически и культурно близкие к общим идеалам этого альянса, т.е. Швеция, Швейцария и Австрия, но даже Австралия и Новая Зеландия). «Восток», по совместительству, состоял из Варшавского договора и связанных с ним коммунистических обществ: Китая («Восток красный»), Северной Кореи, Вьетнама.

Тот факт, что холодная война закончилась, не говоря уже о постоянно уменьшающемся глобальном влиянии Европы, будет продолжать разрушать все еще доминирующую европоцентристскую топонимию мира. В Австралии, этом «западном аванпосте» в Тихом океане, связи с «метрополией» (и Европой в целом) стали настолько отдаленными, что Оззи стали называть такие страны, как Индонезия, Китай и Япония, не Дальним Востоком, а как Ближний Север.

Возможно, то же самое произойдет однажды в США, когда Европа больше не будет Западом, а Старый Восток и Восточная Азия, возможно, станут Новым Западом. Не забывая, что китайцы никогда не считали себя восточными или западными, но, конечно же, Среднее Королевство…

Эту карту прислали Деннис Дж. Бреннан, Сара Харрисон, Кристин Копф, и ее можно найти здесь на довольно фантастическом xkcd.com , «веб-комикс о романтике, сарказме, математике и языке».

Странные карты #331

У вас есть странная карта? Дайте мне знать по телефону странномапс@gmail.com .

Миграция Восток-Запад | Массачусетский технологический институт Press

Резюме

Это продолжение Реформа в Восточной Европе представляет собой отчет по одной из самых актуальных проблем для стран с переходной экономикой и их соседей. Сосредоточив внимание на проблеме миграции Восток-Запад, авторы четко очерчивают и продвигают понятие европейской свободной торговли и потоков капитала как средства повышения производительности и повышения стабильности рабочей силы на Востоке и сокращения разрыва в доходах между странами.

Как экономисты, которые были глубоко и последовательно вовлечены в недавние потрясения на Востоке, авторы могут занять хорошо информированную позицию в отношении происходящих экономических и социальных потрясений. Сначала они обрисовывают проблему и рекомендуют Европе начать принимать первичных мигрантов, а США увеличить свою квоту. Затем они просматривают статистику миграции за предыдущие периоды, чтобы предсказать эквивалентные уровни в ближайшем будущем, и принимают во внимание долгосрочные и краткосрочные последствия миграции в США и Европе.Они заканчиваются подробным обсуждением «лучшей защиты из всех», экономического прогресса и излагают необходимые условия для свободной торговли, инвестиций и помощи.

Твердый переплет
Из печати ISBN: 9780262121682 104 стр. | 5,2 дюйма х 7,8 дюйма

Мягкая обложка
20 долларов США Икс ISBN: 9780262620925 104 стр.| 5,2 дюйма х 7,8 дюйма

Не продается в Японии.

Авторов

Ричард Лейард
Ричард Лейард — директор Центра экономической эффективности Лондонской школы экономики.
Оливье Бланшар
Оливье Бланшар — старший научный сотрудник Фреда Бергстена в Институте международной экономики Петерсона и почетный профессор экономики Массачусетского технологического института имени Роберта Солоу.Он был главным экономистом Международного валютного фонда с 2008 по 2015 год.
Рюдигер Дорнбуш
Покойный Рюдигер Дорнбуш был профессором экономики в Массачусетском технологическом институте.
Пол Кругман
Пол Кругман — профессор экономики и международных отношений Принстонского университета и обозреватель New York Times . В 2008 году он был удостоен Нобелевской премии по экономике.

Восток против Запада — в чем разница?

Истнун

Одна из четырех основных точек компаса, а именно 90°, обычно направленная вправо на картах; направление восходящего солнца в день равноденствия.Сокращено как E.

Westnoun

Одна из четырех основных точек компаса, а именно 270°, обычно направленная налево на картах; направление заходящего солнца в день равноденствия, сокращенно W.

Восток прилагательное

Расположенный или лежащий на востоке или к востоку; на восток.

Запад прилагательное

Расположенный или лежащий на западе или в направлении к западу; на запад.

Восточный прилагательное

(метеорология) ветер с востока

Запад прилагательное

(метеорология) О ветре: с запада.

Восток прилагательное

относящийся к востоку; восточный.

Запад прилагательное

относящийся к западу; вестерн.

Восток прилагательное

С Востока; восточный.

Запад прилагательное

С Запада; западный.

Восток Прилагательное

(церковный) Обозначает или находится в той части церкви, в которой находится хор или алтарь.

‘восточный фасад собора’;

West Прилагательное

(церковный) Обозначает или находится в той части церкви, которая противоположна и наиболее удалена от востока, или части, содержащей алтарь и хоры.

Eastadverb

на восток; на восток

Westadverb

На запад; на запад.

Eastnoun

Точка на небе, где видно восход солнца в день равноденствия, или соответствующая точка на земле; та одна из четырех основных точек компаса, которая находится под прямым углом к ​​северу и югу и находится по правую руку от того, кто смотрит на север; точка прямо напротив запада.

‘Восток начал возгораться.’;

Westverb

Двигаться на запад; (о солнце) заходить.

Истнун

Восточные части земли; регионы или страны, лежащие к востоку от Европы; Восток. В этом неопределенном смысле это слово применяется к Малой Азии, Сирии, Халдее, Персии, Индии, Китаю и т. д.; как богатства Востока; бриллианты и жемчуг Востока; цари Востока.

«Великолепный Восток, с богатейшей рукой, Осыпает своих королей варварским жемчугом и золотом.’;

Westnoun

Точка на небе, где солнце садится в день равноденствия; или соответствующая точка на земле; та одна из четырех основных точек компаса, которая находится под прямым углом к ​​северу и югу и находится на левой руке человека, смотрящего на север; точка прямо напротив востока.

‘И свежо с запада дуновение вольного ветра.’;

Истнун

Ранее часть Соединенных Штатов к востоку от гор Аллегани, особ.Восточные, или Новая Англия, штаты; теперь, как правило, весь регион к востоку от реки Миссисипи, особенно. то, что к северу от Мэриленда и реки Огайо; — обычно с определенным артиклем; как торговля Востока не является независимой от сельского хозяйства Запада.

Westnoun

Страна или регион страны, который по отношению к какой-либо другой стране или региону расположен в западном направлении.

Восток прилагательное

К восходящему солнцу; или к точке, где восходит солнце во время равноденствия; как восточные ворота; восточная граница; восточная сторона; восточный ветер – это ветер, который дует с востока.

Westnoun

Западное полушарие, или так называемый Новый Свет, который был открыт путем плавания на запад из Европы; Запад.

Восток Прилагательное

Обозначает или находится в той части церкви, в которой находится хор или алтарь; как восточный фасад собора.

Запад прилагательное

Лежащий на запад; расположенный на западе или в западном направлении от точки наблюдения или счета; идущий на запад или идущий с запада; как, курс на запад — это курс на запад; восточная и западная линии; западный ветер дует с запада.

‘Это будет ваша западная граница.’;

West Прилагательное

Обозначает или находится в той части церкви, которая противоположна и наиболее удалена от востока, или части, содержащей алтарь и хоры.

Eastverb

Двигаться на восток; поворачивать с севера или юга на восток; ориентироваться.

Истнун

основная точка компаса, которая находится под углом 90 градусов

Вестверб

Пройти на запад; садиться, как солнце.

Eastnoun

страны Азии

Westverb

Повернуть или двигаться на запад; поворачивать с севера или юга на запад.

Eastnoun

регион Соединенных Штатов, лежащий к северу от реки Огайо и к востоку от реки Миссисипи на восток, лицом или движением к востоку

Westnoun

основная точка компаса, которая составляет 270 градусов

Eastadverb

к, к или на восток;

‘мы проехали на восток несколько миль’;

Westnoun

регион Соединенных Штатов, лежащий к западу от реки Миссисипи

Восток

Восток является одним из четырех основных направлений или точек компаса.Это противоположное направление от запада.

Вестноун

Британская писательница (родилась в Ирландии) (1892-1983)

Вестноун

Киноактриса США (1892-1980)

Вестноун

Английская художница (родилась в Америке), ставшая вторым Королевская академия (1738-1820)

West Прилагательное

расположенный на западе, обращенный или движущийся к западу

Westadverb

к, к или на западе;

«мы переехали на запад, в Аризону»;

Запад

Запад — одно из четырех основных направлений или точек компаса.Это противоположное направление от востока, и это направление, в котором садится солнце.

Западный и Восточный залы | Жилье | Студенческая жизнь

Сообщество WES Hall — второкурсники, младшие и старшие классы Suite Living

Западный, Восточный и Скандерский залы, открытые осенью 2012 года, являются новейшими жилыми помещениями в кампусе Питцера. Залы WES состоят из четырех зданий, в которых проживают 300 второкурсников, младших и старших классов в стиле люкс. Жизнь в WES Halls — это невероятный жизненный опыт; расположенный в северо-западной части кампуса, он может похвастаться не только прекрасными удобствами, но и беспрепятственным видом на горный хребет Сан-Габриэль.

В WES Hall живут восемь помощников-резидентов (RA), которые рады поделиться своим опытом работы с WES. жителей Питцера. RA способствуют созданию сообщества в общежитии посредством планирования программы, а также проверок безопасности по всему зданию каждую ночь в неделю.

  • Есть один преподаватель-резидент (FIR) и один приглашенный преподаватель, которые также живут в квартирах в WES Hall. FIR активно работает в сообществе Питцер и часто проводит программы для жителей в их квартире в общежитии.
  • Один директор общежития (RD) является профессиональным штатным сотрудником, который круглый год живет в Atherton Hall. Они несут ответственность за надзор за студенческим персоналом, надзор за программированием зала, управлением помещениями и поощрением уважительного поведения.

WES Hall состоит из 67 люксов, в которых есть два двухместных номера с общей ванной комнатой. Кроме того, есть также десять люксов, в которых есть четыре одноместных номера с общей ванной комнатой и общей комнатой. В одноместных номерах могут проживать только юниоры и пожилые люди.)

Ресурсы зала WES

West и East Halls предлагают жителям широкий спектр ресурсов. В большинстве случаев эти ресурсы удобно расположены в комплексе и ко многим из них студенты имеют доступ 24 часа в сутки.

  • Учебные комнаты и уголки – Есть 14 различных учебных комнат и три учебных уголка, расположенных в Западном и Восточном залах. Эти комнаты и учебные уголки представляют собой уединенные, тихие учебные помещения, где отдельные лица или группы могут работать в классе.В трех учебных комнатах есть доступ к принтеру и компьютеру, которыми могут пользоваться все члены сообщества.
  • Студенческие групповые помещения – MIX (Смешанный обмен идентичностью) и MESA (Ближневосточная студенческая ассоциация) имеют специальные места для студенческих групп в Западном зале на верхнем этаже.
  • Гостиная – Одна гостиная расположена на втором этаже Западного зала. Эта гостиная может служить местом для встреч с друзьями. В гостиной есть диваны, столы и стулья, торговые автоматы, телевизор и DVD-плеер, а также ванная комната.
  • Демонстрационная кухня — Демонстрационная кухня используется студентами, сотрудниками и преподавателями на территории кампуса для проведения самых разнообразных кулинарных проектов и мероприятий. На кухне есть холодильник, духовка, плита, посудомоечная машина, раковина, длинная гостиная и рабочая станция. Демонстрационная кухня также оснащена телевизором для презентаций и торговыми автоматами. Некоторые кухонные принадлежности можно получить на стойке обслуживания WES Hall.
  • Прачечные – Прачечные, расположенные на первых этажах Западного и Восточного залов, представляют собой общественное пространство, позволяющее обитателям WES Hall удобно стирать и сушить одежду.Стирка стоит 1 доллар США, а сушка — 0,75 доллара США, и ее можно оплатить с помощью Claremont Cash на студенческом билете Pitzer или четвертями.
  • Факультетский амфитеатр Амфитеатр, расположенный на открытой площадке между факультетскими залами WES и PAS, посвящен основанию Питцера. Это отличное место для встреч и мероприятий на свежем воздухе, таких как вечер с открытым микрофоном, костер или клубное мероприятие.
  • Академическое пространство — Помимо жилых помещений, на первом этаже Вест-Холла находится Центр экспериментов и активизма в СМИ Мосбахера/Гартрелла, Управление по обучению за рубежом и международным программам, Архив и конференц-центр Питцера, и Семейная галерея Каллик.Есть также комнаты для семинаров, учебные комнаты, компьютерные лаборатории и лаборатории цифровой фотографии, а также десять наборов для редактирования медиа-исследований.

Фотографии сообщества WES Hall и видеотура

Видео тур по WES Hall на нашем YouTube канале