Кто такие билингвы: Кто такие дети-билингвы, плюсы и минусы билингвизма у детей дошкольного возраста

Что такое билингвизм. Кто такие билингвы.

   Распространено мнение, что билингвами можно считать лишь тех, кто с раннего детства говорит на двух языках: детей от смешанных браков, например, или детей эмигрантов. На деле же языки, которыми владеет билингв, необязательно должны быть для него родными – такого требования в определении билингвизма нет. Более того, специалисты, оказывается, вообще считают, что на одинаковом уровне и в одинаковом объеме знать два языка невозможно – слишком многие факторы влияют на владение языком: в каких условиях и с какого возраста изучался, в каких ситуациях и как часто использовался и используется, и прочее-прочее-прочее. Чаще всего у билингва, как и у всех, кто знает несколько языков, есть доминирующий, основной язык, говорить на котором проще и привычнее. От этого, однако, билингв не перестает быть билингвом. Билингв должен уметь говорить на двух языках, не прибегая к переводу, то есть не переводить туда-обратно с русского на английский и с английского на русский, а думать и говорить на русском и на английском, легко переключаясь с одного языка на другой.

  Чтобы быть билингвом, не обязательно даже учить язык с младенчества, билингвизм может быть как врожденным, так и приобретенным. О врожденном билингвизме говорят, когда овладение двумя языками начинается в раннем детстве. В этом возрасте второй язык усваивается благодаря тем же механизмам, что и первый. Чем старше становится ребенок, тем сложнее становятся механизмы его овладения языком. Если ребенок начинает учить второй язык в школьном возрасте, то говорят уже о последовательном (сукцессивном) билингвизме, при котором обучение происходит через сравнение и сопоставление: фонетику и грамматику второго языка ребенок начинает воспринимать “по контрасту” с первым. Считается, что после 8-11 лет уменьшается вероятность абсолютного овладения фонетической системой и языковыми конструкциями. Но билингвом можно стать и во взрослом возрасте.

   Особый или, как говорят специалисты, крайний случай билингвизма – билингвизм переводческий. При том, что совсем не каждый билингв может работать переводчиком, каждый переводчик непременно должен быть билингвом. Билингвизм профессионального переводчика – это не только знание двух языков, но и прежде всего умение находить в языках равноценные аналоги и средства для выражения мыслей.

   Помимо всех очевидных преимуществ, которые дает свободное владение двумя языками, проведенные в 2010 году исследования показали, что билингвы легче тех, кто говорит лишь на одном языке, переключаются с одной задачи на другую и выполняют по несколько заданий одновременно – в программировании подобное свойство называется многозадачностью. В исследовании принимали участие две группы студентов: группа билингвов и монолингвов. Обе группы должны были решить определенное количество задач, при этом правая и левая руки испытуемых получали различные задания. Оказалось, что билингвы реагировали на изменение задач быстрее и точнее выполняли задания. Исследование доказало, что билингвизм – это нечто большее, нежели простое знание двух языков. Билингвизм положительно влияет на развитие человека, на его умение ориентироваться в нестандартных ситуациях, принимать быстрые решения.

   Впрочем, учитывая, что сегодня знание языков – это даже уже не преимущество, а необходимость, разве надо искать доказательства пользы от изучения языков? Если вы еще не владеете вторым или третьим языком – самое время приступить к их изучению!


Кто такие билингвы?

Не разговаривать хотя бы на одном иностранном языке – значит, упустить массу возможностей, которые предлагает современный мир: в образовании, работе, досуге и т.п. Кто-то для освоения языков усиленно занимается на курсах, а кому-то повезло заговорить на двух языках сразу с рождения. Билингвы – это люди, знающие два языка и уверенно пользующиеся ими в повседневной жизни.

Чтобы было проще понять суть термина «билингвизм», дадим ему определение. Это слово происходит от латинских: bi – «двойной» и lingua – «язык». Существуем не одно определение этого термина в российской и зарубежной лингвистике, которые учитывают разные аспекты явления и часто являются спорными. Известные исследователи Уриель Вайнрайх и Уильям Маккей дали наиболее емкое определение билингвизму как практике попеременного использования двух языков.

Итак, кто такие билингвы? Это вполне обычные люди, которые в отличие от монолингвов (знающих один язык) владеют сразу двумя языками как родными (на уровне носителей).

Отличаются ли билингвы от окружающих?

Однозначно, отличаются. Помимо того, что у них в арсенале два языка и два взгляда на мир, таким людям свойственно более гибкое мышление. Они легко переключаются с одной задачи на другую, быстрее могут находить решения проблем. Как правило, билингвальный человек более способный, по сравнению с монолингвом: он увереннее ориентируется в нестандартных ситуациях, лучше фокусирует внимание, быстро принимает решения, отличается прекрасной памятью и легко обучается новому.

С точки зрения биологии, особенности развития двуязычных людей можно объяснить более активной работой головного мозга. А это, кстати, снижает риски деградации мозга в период старении и в большей степени защищает от старческой деменции и других когнитивных расстройств. Именно поэтому так полезно изучать иностранные языки, даже если вам не повезло быть билингвом.

При этом, есть и некоторые отрицательные моменты. Дети-билингвы дольше молчат, прежде чем начинают говорить на двух языках (то есть среди них чаще наблюдается задержка активного развития речи). Они могут начинать говорить позже, чем монолингвы, из-за сложности обработки мозгом сразу двух воспринимаемых и запоминаемых языков.

Сложности вызывает и то, что при общении активируются одновременно два языка и необходимо выбирать подходящие слова (не путать языки). Это приводит к появлению в речи билингва нежелательных пауз, когда приходится вспоминать слова, которые «вертятся на языке», но могут всплыть в памяти не сразу.

Виды билингвизма

Филологи выделяют два вида билингвизма, в зависимости от возраста человека и способа приобретения навыков общения на двух языках.

  1. Врожденный (детский). Такой вид возникает, когда ребенок с рождения слышит речь сразу на двух языках и естественным образом осваивает их так же, как большинство детей осваивает один язык. Чаще всего такое явление возникает в смешанных браках. Если мама-итальянка разговаривает с ребенком на своем родном языке, а отец-немец – на своем, то ребенок научится говорить сразу на итальянском и немецком, не путая их.
  2. Приобретенный (поздний). Такой билингвизм появляется, когда человек переезжать жить в другую страну не в раннем детстве, а в более позднем возрасте. При таком варианте человек с рождения усваивает один язык, а приобретение второго начинается через определенное время. Изучение нового языка происходит не на курсах, а через культуру и естественное общение с носителями (native speakers).

    Кроме того, существует мнение, что отдельным типом можно считать и следующий:

  3. Переводческий (это особый или крайний случай билингвизма). Любой профессиональный переводчик должен уметь думать на двух языках и быстро находить в них схожие способы передачи мыслей.

Можно привести классические примеры билингвизма, типичные для целых стран. В Канаде два государственных языка и для большинства ее жителей типично врожденное двуязычие (дети говорят на английском и французском). Из более близких для нас стран можно вспомнить Украину. Практически все, живущие там, свободно разговаривают на украинском и русском.

В какой степень владеют языками билингвы

Многие считают, что двуязычие – это абсолютно равное владение двумя языками. На самом деле, это не так. Как и всем людям, изучающим второй язык как иностранный, билингвам свойственно более уверенное владение одним языком и менее уверенное – другим. То есть один язык для них является доминирующим, они им владеют свободно и им легче на нем говорить, чем на втором. При этом на другом языке они тоже говорят, как носители, не прибегая к переводу и думая на этом языке. Просто удобнее им пользоваться языком доминирующим.

Такие особенности доказывают, что при изучении второго иностранного языка вполне возможно добиться впечатляющих результатов в любом возрасте. Истинный билингвизм, конечно, характеризуется не просто владением двумя языками, а легкостью их использования, быстротой и естественностью выражения мыслей на обоих языках, которые человек считает для себя родными.

Лучшее время для освоения второго языка

Каждый новорожденный малыш осваивает родной язык, подражая родителям. Челюсть ребенка настраиваться на тот артикуляционный режим, в котором разговаривают вокруг него. Чем младше ребенок, тем более гибки его органы речи и тем проще им приспособиться к любому языку. С возрастом артикуляционный аппарат человека «костенеет», то есть становится менее гибким для быстрого усвоения нового образца речи.

Ученые пришли к выводу, что после 11 лет человек практически не способен в идеале освоить новый артикуляционный образец неродного языка (то есть приобрести абсолютно правильное произношение). Поэтому лучшее время для начала изучения иностранных – это возраст младше 10-11 лет (желательно – младше 8). В это время наш мозг способен усваивать новую речь без сравнения с родным языком и мысленного перевода с него на иностранный.

Как вырастить ребенка билингвом?

Самый простой и естественный способ научить ребенка двум языкам – это говорить с ним на двух языках с рождения. Это типично для смешанных семей, когда один из родителей говорит на одном языке, а второй – на другом. Таким образом дома создается билингвальная среда. Ребенок с первых дней воспринимает оба языка, учится их разграничивать и со временем начнет говорить на обоих как на родных.

Часто родители хотят, чтобы их ребенок был двуязычный, хотя все в семье говорят на одном языке. В таком случае возможны такие варианты: садик с иностранным языком, нанятая гувернантка или репетитор, которые могут не только учить ребенка языку, но и обеспечить на нем общение. Тем не менее, не всегда дети успешно воспринимают языки в силу своих способностей, темперамента и степени мотивированности. Поэтому родителям рекомендуется с пониманием относиться к возможностям детей и не насиловать их освоением того, что им не дается.

Подведем итоги. Билингвы – это не особые люди, а люди со способностями выражать свои мысли сразу на двух языках. Часто они более способны, по сравнению с монолингвами, но как показывает практика, это вовсе не обязательно. И все же, знание языков – это огромный плюс. Если вы не усвоили сразу несколько языков с рождения, мы рекомендуем начать изучение английского прямо сейчас! Было бы желание, а научиться говорить почти как англичанин – реально!

Кто такие билингвы? Люди будущего или просто полиглоты?

Билингвизм – достаточно распространенное явление 21 века, которое набирает все большее распространение.

Принимая основу от лат. Bilingua – «двуязычие», билингвизм – способность оперировать двумя языками. Таким образом если человек, кроме родного языка, владеет другим языке хотя бы на среднем уровне, он может считать себя билингвом.

Недавно проведенные исследования показывают, что около 70% людей – билингвы. Каждый третий житель планеты в возрасте до 16 лет является билингвом или полилингвом, а через 10-15 лет каждый второй ребенок будет билингвом.


Откуда берутся билингвы?

Часто дети-билингвы растут в семьях, где родители являются представителями разных национальностей. Имея повседневную возможность практиковать оба языка, во взрослом возрасте они могут свободно общаться на обоих языках, независимо от их родства: это украинский и русский, или русский и турецкий, либо английский и французский.

Однако, билингвизм, как явление может развиваться и под влиянием социальных факторов. Если, скажем, ребенок растет только в украиноязычной среде, но в школе изучает иностранный язык, который за несколько лет осваивает на достаточно уверенном уровне, уже в старших классах мыслительные процессы такого человека будут происходить путем билингвистичного восприятия.

Еще одним фактором, который значительно способствует распространению билингвизма является миграция.

В современном темпе постоянных социальных и экономических изменений, в поисках новой жизни люди переезжают из одной страны в другую, тем самым изменяя и свою языковую среду. В случае полной интеграции личности в социальное пространство, новую культуру, традиции, колорит страны, усвоение языка происходит органично и в гармонии с восприятием новых фактов и явлений. Такой процесс адаптации в новых социальных условиях называется ассимиляцией. В противоположность ассимиляции стоит упомянуть о сепарации, когда человек как бы и находится непосредственно в других условиях, однако ведет привычный для себя образ жизни – общается на родном языке, придерживается собственных традиций и уклада.

Стоит ли прилагать непосильные усилия, чтобы выучить иностранный язык? Почему кто-то может говорить свободно на трех языках, а кому-то не по силам освоить и родной? – Пожалуй, каждый из нас хоть раз задавал себе эти вопросы. Ответ прост: Иди в ногу со временем! Если Вы действительно хотите выучить иностранный язык – уроки для вас будут интересными и захватывающими. Если Вы хотите быть современным, успешным и развиваться в ритме 21 века – Вы сделаете правильный выбор.

Автор статьи – Ольга Иовенко, менеджер бюро переводов, переводчик, редактор текстов

Кто такие дети билингвы: их особенности.

Поделиться статьёй:

Мы привыкли к слову “полиглот”, а вот “билингва” (двуязычие) пока что режет слух. Разберёмся поподробнее в этом феномене. В  статье речь пойдёт в первую очередь о детях, потому что в раннем возрасте закладывается фундамент для будущей жизни, а языки усваиваются гораздо проще, чем во взрослом возрасте.

Парле ву франсэ?

Билингвизм когда человек одинаково хорошо знает два языка, думает на них, может с их помощью выражать чувства и эмоции. Носитель одного языка именуется “монолингвой”. Билингвизм обусловлен культурными и историческими условиями. Начиная с эпохи Великих географических открытий, когда европейцы открыли для себя много новых торговых путей, билингвизм стал нормой для Запада. Для России это явление тоже не в новинку. В XVIII-XIX веках в среде аристократии расцвела пышным цветом мода на французский язык. Дворянские семьи брали французов на роль гувернёров.

Подрастающее поколение развивалось в условиях билингвизма, легко переходя с русского на французский и наоборот. Случались и крайности, когда человек знал французский лучше, чем русский (на таких моментах мы ещё остановимся поподробнее).

В XX веке, в Союзных республиках СССР каждый знал по два языка: язык своей республики и основной, то есть — русский. В образованных кругах всегда считалось нормой знать два языка и больше.

Сегодня во многих вакансиях от соискателя требуется владение английским уровня intermediate. Преимущества человека двуязычного перед моноязычным очевидны.

Как и почему становятся билингвами

Становятся билингвами либо естественным путём — когда ребёнок растёт в двуязычной среде и вынужден учить оба языка, либо искусственным — когда человек сознательно учит второй язык.

Однако родной язык для «искусственного билингвы» — тот, который он усвоил первым. Им он будет пользоваться в повседневности, прибегая ко второму лишь в случае необходимости. Бывают, конечно, случаи, когда человек долго живёт в другой стране и в основном пользуется приобретённым, а не родным.

Вернёмся к детям-билингвам. Вовсе не обязательно, чтобы родители были разных национальностей. Мама или папа может владеть иностранным языком на хорошем уровне и научить ему своё чадо. Не так важно — естественным или искусственным путём ребёнок становится билингвой. Он получает отличный вклад в своё будущее и в перспективе имеет больше шансов на успех.

Билингвы и современность

Теперь о том, почему этот феномен так важен для понимания современной жизни. Мы живём в глобальном мире, где страны и люди разных культур находятся в постоянном взаимодействии. Интернет стёр и сделал условным всё, до чего не добрались телеграф, телевидение, радио и пресса. Международная торговля, процессы миграции, учёба по обмену — всё это часть современной жизни. По статистике, каждый второй учит один иностранный язык хотя бы для того, чтобы путешествовать.

Другие причины, чтобы учить языки: стремление учиться и работать за рубежом, интерес к другой культуре, отношения с гражданином другой страны.

Многие европейские государства относятся к мультиязычным. У Швейцарии, к примеру, четыре официальных языка: немецкий, французский, итальянский, ретороманский. В Австрии на федеральном уровне принят закон об использовании хорватского, венгерского и словенского языков в административных целях и в топографических указателях.

В каком возрасте лучше усваиваются языки?

Второй язык, согласно исследованиям, дети легче усваивают до двенадцати лет, ещё проще он даётся до десяти лет, а лучше всего — до пяти. Оптимальным считается возраст от года до трёх, когда идёт активное усвоение первого языка. Период от четырёх до семи лет также считается “золотой порой”, так как в это время детям проще воспринимать языки параллельно, переключаясь с одного на другой.

Третий удобный период — от восьми до двенадцати. После язык усваивается по той же схеме, как усваивается он взрослыми, то есть — посредством сопоставления второго языка с первым и перевода с родного на изучаемый. В это время уже работают другие отделы мозга, а времени на усвоение требуется больше.

Плюсы двуязычия

  • Интеллект. У двуязычных детей мозг рассчитан для хранения больших объёмов информации. Если обычный ребёнок может усвоить до пяти новых слов в день, билингва — в два раза больше. Необходимость быстро переключаться с одного языка на другой — лучшая умственная тренировка, развивающая способность мыслить.

Двуязычные дети имеют явное преимущество перед сверстниками хотя бы потому, что на каждый предмет у них два слова и больше. Это способствует развитию фантазии и креативных способностей. Преимущества выходят далеко за пределы языковой сферы. Ребёнок-билингва способен предложить несколько вариантов для решения одной задачи. У него одинаково развито логическое и абстрактное мышление, он играючи усваивает устную и письменную речь. И гуманитарные, и естественные науки ему одинаково под силу. Больше вероятности, что из билингвы получится условный Юлий Цезарь, способный одновременно делать несколько дел. Ему проще концентрироваться на поставленных задачах и он реже ошибается.

Мало того, что освоение двух языков наращивает интеллектуальные “мышцы”, но и закаляет мозг, сводя к нулю риск заболевания болезнью Альцгеймера в старости.

Адаптация к новым условиям. Человеку, знающему два языка, легче приспособиться к непривычному. Он меньше склонен к депрессиям на почве утраты привычного. Ему легче найти общий язык с представителем другой культуры не только на коммуникативном уровне, но и на эмоциональном. Он изначально меньше склонен к ксенофобии и предвзятом суждении о людях и явлениях.

Трудоустройство. Билингвам проще ориентироваться в массиве информации, что в современной жизни — насущная необходимость. Отделять зёрна от плевел и усваивать самое важное — это большое преимущество не только в повседневности, но и при приёме на работу. И у нас, и за большим спросом пользуются двуязычные сотрудники.

Неограниченные возможности для познания мира. Даже если ограничиться одним Интернетом, у билингвы масса преимуществ. Ему доступно больше источников информации. Взять ту же Википедию. Статьи по многим темам на иностранном языке гораздо содержательнее, чем на русском. А непосредственное общение с представителями других культур всегда благотворно сказывалось на кругозоре.

Трудности билингвизма

Неверно думать, что билингвов не возникает проблем. Но касаются они, в первую очередь, детей.

Вот основные из них:

  • Задержка речевого развития. Согласно наблюдениям педагогов и психологов, многие из билингвов позже начинают говорить. Ничего страшного в этом нет. Поскольку силы ребёнка распределяются на два языка, ему нужно больше времени для накопления первичного словарного запаса.
  • Смешивание слов. На первых этапах освоения, ребёнок может смешивать слова из языков, которые учит. Чтобы избежать этого, ему нужно почаще слышать грамотную иностранную речь.
  • Полуязычие. Выражается в неспособности ясно выражать свои мысли на обоих языках. Причиной тому — недоразвившаяся способность абстрактно мыслить, анализировать, артикулировать и использовать грамматические связи. По статистике, каждый десятый ребёнок, воспитывающийся в двуязычной среде, сталкивается с такой проблемой.
  • Переход родного языка в пассивное состояние. После пяти-шести лет, начиная учиться в школе, русский ребёнок, живущий в англоязычной среде, перестаёт пополнять запас родного языка. На втором языке появляются новые темы для обсуждения со сверстниками, а для выражения мыслей на родном не хватает слов. В результате дети перестают говорить на родном языке. Впрочем, приезжая на каникулы в Россию, они быстро восстанавливают знания родного языка. С такой же проблемой сталкивались и дети русских дворян, в XVIII-XIX веке ударившихся в франкоманию.

Как избежать трудностей

Всё очень просто. К воспитанию билингвы нужен системный подход, сам процесс усвоения языков должен контролироваться. Недостаточно просто поставить фильм на иностранном языке. Нужно соблюдать языковой баланс (на один язык отводится не менее тридцати процентов дня). Многое зависит от установок и системы ценностей родителей. Нужно быть настойчивыми, внимательными, делать процесс интересным, вносить в него игровые элементы (прятки, перевоплощения, квесты), задействовать эмоциональный аппарат. Побольше общаться, не поправлять на каждом слове, дав возможность научиться сначала бегло говорить.
 

Поделиться статьёй:

Кто такой билингв

Билингв – это человек, свободно владеющий двумя языками. Часто он считает и тот и другой родным. Эти люди даже не представляют, как можно оперировать только одним языком.

Иногда даже, переходя с одного языка на другой, билингв и ведет себя совсем по-иному: у него не только меняется манера поведения, но и темперамент и, даже немного, внешность. Такое часто случается, когда родители разных национальностей, например, француз и русский. Билингвы рассказывают, что иногда с затруднениями высказывают какую-то мысль, а вот на другом языке, она оформляется в слова легко и доступно. Это подтвердит и психолог: ребенок подрастает и параллельно внимает двум языкам. Если эти языки абсолютно не похожи, то речевой центр в мозге включает два режима, чтобы обработать каждый из языков. Поэтому, когда билингв переходит с одного – на другой, он не просто ищет необходимые обороты и слова, а изменяет и тип мышления. Поэтому-то он не путает слова и разговаривает без акцента. Билингв буквально жонглирует языками, и это тренирует гибкость мозга.

У таких людей нет сложностей и в изучении других языков, а также в работе, требующей быстрого переключения и реакции. Исследования показали, что у билингвов реже и позже наступает болезнь Альцгеймера.

Даже младенцы в разноязычных семьях, по сравнению с обычными ровесниками, лучше реагируют и приспосабливаются. Можно сказать, что билингвам повезло, ведь язык – это не слова и звуки, это разные богатые культуры. Билингв интуитивно впитывает все оттенки, смысл, способы восприятия. В них уживаются, бывает, очень далекие национальные традиции и черты, рождая новые.

Конечно, хорошо, если оба языка используются «равномерно», иначе превалирующий язык вытеснит неиспользуемый.

Научить билингвизму, просто давая ребенку два языка, не получится. Ведь дело не в фонетике и лексике, а в том, что говоря, человек производит тонкие смысловые и интонационные оттенки, сопровождая это и мимикой и жестами. Именно это и видит и впитывает малыш, растущий у настоящей интернациональной пары, он, словно мост, соединяет страны и культуры.

Что означает быть билингвом? — Lingoda

Если вы свободно разговариваете на двух языках, то вы можете называться себя билингвом. В наш век глобальных связей многие люди говорят на нескольких языках. Почему же тогда не прекращается дискуссия, кто такие билингвы? Далее мы рассмотрим тему носителей языка, владения языком и даже «транслингвизма».

Кто такие билингвы?

Для начала давайте разделим слово: приставка “bi” означает два, а “lingua” переводится с латыни как “язык”. Поэтому билингв – это человек, который может говорить на двух языках. Тем не менее, определение слова в словаре отражает небольшое дополнение:

Билингв – это человек, свободно говорящий на двух языках.

Отличие заключается в свободном говорении, поэтому насколько же хорошо нужно говорить на языке, чтобы называться билингвом?

А вы готовы к языковому спринту?

Как стать билингвом?

Если вы являетесь носителем языка, то, конечно, вы можете сказать, что вы свободно говорите на своем родном языке. Но распространенным заблуждением является то, что для того, чтобы по-настоящему быть билингвом , вы должны овладеть вторым (дополнительным) языком уже в раннем детстве. Исследования по изучению языка показывают, что в детстве это, безусловно, легче сделать, но вы можете стать билингвом и в подростковом и взрослом возрасте.

Вы можете стать билингвом в силу некоторых причин. Например, вы переехали в другую страну, выросли в мультикультурном обществе или вы с раннего возраста общались с кем-то на другом языке. Но вы также можете выучить второй язык в школе или даже в одиночку.

Билингвы живут по всему миру, они могут быть разного возраста и социального положения. Например, в США проживает примерно 50 миллионов билингвов. Билингвизм среди детей распространен в некоторых частях Индии, и во многих европейских странах дети учат в школе по крайней мере один иностранный язык.

Правила поведения за столом по всему миру

Является ли билингвизм вопросом знаний?

Есть мнение, что существует такая вещь, как истинный билингвизм, когда вы должны владеть обоими языками в равной степени, чтобы называть себя билингвом. Можно утверждать, что идеальный билингв также знает историю, культуру, общество, говорит с правильным акцентом и правильно использует слова, тогда он понимает и говорит на другом языке, как на родном.

Требование равного или полного знания противоречит нашему обычному восприятию билингвов. Почетный профессор Франсуа Грожан в своей работе по билингвизму утверждает, что двуязычные люди знают два языка на том уровне, который им нужен. Обычно один язык доминирует, а способность к чтению и письму на обоих языках не обязательна.

Транслингвизм

Транслингвизм происходит, когда билингвы смешивают языки в попытке выразить себя. Это не недостаток и не означает, что они не могут правильно говорить на обоих языках. Наоборот, это является признаком глубокой связи и уровня взаимодействия с обоими языками.

Однако такие термины как “Denglish” (нидерландский-английский) или “Spanglish” (испанский-английский) могут иметь негативный оттенок, так как это упрощенный подход «смешать и сопоставить» в использовании языка. Верно противоположное: билингвы не ленивы и не глупы, когда они таким образом смешивают языки. Они заимствуют слова и переключаются между языками, чтобы улучшить свои навыки коммуникации и свободу выражения, как того требует ситуация. Если билингвы разговаривают с людьми, которые говорят только на одном языке, то они вполне способны говорить только на одном языке и не смешивать.

Лучший способ выучить язык

Преимущества билингв

Это также миф, что двуязычным детям требуется больше времени на овладение языком, или они плохо учатся в школе, если дома они говорят на другом языке. Наоборот, билингвизм имеет академические, когнитивные, социокультурные и даже экономические преимущества. Билингвизм усиливает нейросвязи, развивает навыки решения проблем и аналитические навыки, а также помогает в изучении языка и общении.

Билингвы, как правило, имеют сильное чувство идентичности и способность идентифицировать себя с другими людьми и культурами. Им в большей степени доступна другая культура, учебные материалы, у них есть больше возможностей – и это все только преимущества.

Если вы говорите на двух языках, повышение уровня владения одного из этих языков расширяет границы ваших знаний. Но не позволяйте никому унижать вас за то, что вы называете себя билингвой и не говорите достаточно свободно!

Кто такие билингвы? — Live English

Билингвизм определяется как двуязычие (от латинского bi — ‘два’ и lingua ‘язык’). То есть билингв — это человек, владеющий двумя языками. Казалось бы, всё просто? Не совсем. На самом деле существует огромное количество критериев, которые учитываются в типологии билингвизма. Наиболее значимыми являются следующие из них.

  1. Возраст и способ, при которых происходит формирование билингвизма. Относительно возраста различают детский (ранний) и аддитивный (поздний). Относительно способа — одновременный (когда овладение двумя языками происходит одновременно) и последовательный (при котором индивид овладевает сначала одним языком, а потом уже другим). А также естественный (второй язык усваивается непосредственно через общение с носителями) и искусственный (второй язык является выученным, самостоятельно или с учителем).
  2. Уровень владения языками. Здесь речь идёт о сбалансированном билингвизме, при котором человек в одинаковой степени владеет двумя языками и, соответственно, несбалансированном, когда на лицо разный уровень владения языками.
  3. Активное использование обоих языков. По этому критерию билингвизм можно разделить на пассивный (когда индивид способен понимать письменную и/или устную речь, но не может писать или говорить на языке) и активный (подразумевающий способность человека как понимать устный и письменный язык, так и говорить и писать на нём).
  4. Ситуация применения. Говорят о трёх видах билингвизма относительно этой категории. Культурный — использование индивидом одного из языков исключительно в официальной речевой ситуации, функциональный — билингв использует второй язык преимущественно в определённой сфере общения и максимальный билингвизм, сочетающий в себе два предыдущих типа.

Однако учитывая эти и другие критерии в совокупности, учёные не всегда приходят к однозначному мнению относительно того, можно ли с уверенностью назвать того или иного человека билингвом. Важным моментом является то, что в современной интерпретации билингвизма отсутствует требование абсолютно свободного владения обоими языками. Если раньше считалось, что ‘настоящим’ билингвом можно назвать только того, кто владеет обоими языками на уровне носителя, то в наше время уровень владения языком не является решающим фактором. По мнению Франсуа Гросжана,

билингв — это человек, который активно использует два или более языка (или диалекта) в повседневном общении.

Билингвом мы называем ребёнка, который говорит с родителями на одном языке, а в общении с друзьями использует другой; учёного, который пишет и читает научные статьи на языке, редко используемом в живом общении; глухого, который использует одновременно язык жестов с друзьями и письменную форму языка, на котором говорит остальное окружение; и так далее. Несмотря на огромную разницу между этими людьми, каждый из них в жизни использует более одного языка.

Таким образом, в современном мире люди, которые живут с двумя языками и используют оба для ежедневного общения, могут смело называть себя теми, кто они есть — билингвами!

Автор: Мария Николаева, ноябрь 2016

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Кто такой двуязычный, многоязычный или полиглот?

Вы говорите на двух языках?

Обновлено 11 января 2021 г.

Возможно, вы сталкивались с людьми, утверждающими, что они двуязычны, или термином «билингвизм», особенно если вы являетесь частью международного сообщества.

    двуязычный   – это человек, который может общаться на двух языках на уровне носителя (или с очень высоким уровнем владения). Согласно словарю Вебстера, двуязычие означает «владение или использование двух языков с беглостью и характеристиками носителя языка».В то же время это может означать «постоянное устное использование двух языков». Оксфордские словари определяют двуязычие как «свободное владение двумя языками».

Это кажется довольно простым, не так ли? Но разве это не сделало бы нас всех, для кого английский является вторым языком, двуязычными? Давайте посмотрим, что говорит по этому поводу наука.

Язык, на котором вы говорите и думаете 

«Ты должен ДУМАТЬ по-английски», — сказал мне мой учитель, когда я начал учить второй язык.«ДУМАЙТЕ на этом языке, и говорить станет намного легче».

Очень полезный совет: Видите ли, даже не зная научных фактов, мой учитель английского знал, что изучение языка — это не только умение говорить на нем, но и то, что происходит за кулисами.

По мнению лингвистов, у каждого языка есть как минимум две основные цели. Во-первых, это межличностное общение (выражение чего-либо). Во-вторых, это познание (мышление или смысл чего-либо).Билингвизм в данном случае — это не только способность говорить на других языках, но и способность мыслить и создавать уникальные структуры на этом языке. Перефразировать ваш родной язык на английский (или другой ваш язык) недостаточно.

Быть двуязычным-Знаете ли вы…?

Двуязычие и двуязычие

Термин билингвизм обычно используется для обозначения сообществ, в которых два языка приняты и используются большинством людей.Например, французский и английский в Канаде. Двуязычие, с другой стороны, относится к состоянию человека, утверждающему, что он или она может независимо использовать два языковых кода. Следовательно, человек, говорящий только на одном языке, будет одноязычным.

Важно отметить, что не все теории двуязычия требуют, чтобы люди думали на втором языке. Тем не менее, последние требуют большего, чем просто перевод с родного языка.

Дело полиглота: речь на двадцати разных языках

Полиглот — человек, владеющий несколькими иностранными языками.Полиглотизм — это синоним многоязычия, однако он обозначает человека, который выучил дополнительные языки в качестве хобби. Проще говоря: полиглоты изучают языки ради изучения языков. Напротив, многоязычие обычно используется для обозначения сообщества, в котором говорят и используют в повседневной жизни более двух языков.

Популярность полиглотизма в последнее время резко возросла, в основном из-за легкого доступа к иностранным языкам через Интернет. Посмотрите видео ниже, где американский подросток говорит на двадцати разных языках.

Важно добавить, что не существует общепринятого языкового уровня, которого должен достичь человек, чтобы считаться полиглотом. Тимоти Донер (наш американский полиглот в видео выше) заявил в одном из своих интервью, что большая часть его обучения связана с высокой мотивацией, тяжелой работой и временем, которое он посвящает учебе, и большинство его языков находятся на уровне новичка, так что не расстраивайтесь из-за своего обучения 🙂 

Сохраняй спокойствие и выучи язык

Подпадаете ли вы под билингвальные определения или нет, на самом деле не имеет значения.Следуйте своим целям. Постарайтесь получать от изучения языка как можно больше удовольствия. Существует множество языков, которые ждут, чтобы вы их открыли и изучили. И помните, разделенная радость — это двойная радость. Не стесняйтесь делиться с нами своими мыслями!

Многоязычных людей — Вы полиглот?

На скольких языках вы говорите? Вы одноязычный , двуязычный , трехъязычный , многоязычный или полиглот ? После прочтения этой статьи мы будем признательны, если поделитесь с нами своим опытом, оставив комментарий ниже, особенно если вы говорите более чем на одном языке.Давайте начнем с определения сначала:

  • Одноязычный : Человек, владеющий только одним языком (40% населения мира)
  • Двуязычный : Человек, использующий или способный использовать два языка, особенно с одинаковой беглостью (43% населения мира)
  • Трехъязычный : Человек, свободно говорящий на трех языках (13% населения мира)
  • Многоязычный : Человек, говорящий более чем на двух языках, но часто использующий четыре или более языков (3% населения мира говорит более чем на 4 языках)
  • Полиглот : Кто-то с высокой степенью владения несколькими языками (менее 1‰ населения мира свободно говорит на 5 языках)

Одноязычный — это тот, кто знает только один язык.Статистически этот факт обычно наблюдается в англоязычных странах, таких как Соединенные Штаты, Великобритания, Австралия и Новая Зеландия, исходя из представления о том, что изучение второго языка не имеет особого значения или важности, поскольку большинство людей в мире уже говорят Английский как их первый или второй язык.

Билингв — это человек, овладевший двумя языками, обычно в качестве первого языка (родного языка) и второго языка, приобретенного либо одновременно, либо позже в жизни.Даже в случае одновременных билингвов один язык обычно доминирует над другим. Эта категория людей фактически является самой распространенной в мире (43%). Это более заметно среди латиноамериканского сообщества в США (английский + испанский), франкоязычных стран Африки (французский + родной язык) и иммигрантов в целом, которые мигрируют из своих родных стран в англоязычные страны.

Трехъязычный — это то же самое, что двуязычный, но говорит еще и на третьем языке. Вы найдете больше людей, говорящих на трех языках, в Гонконге (мандаринский, кантонский и английский), Норвегии (норвежский, шведский, английский), на Филиппинах (тагальский, испанский, английский) и во многих других странах, где существует более одного иностранного влияния.

Многоязычные и полиглоты — это те, кто говорит более чем на 4 языках, они, очевидно, менее распространены, фактически всего около 3% для говорящих на 4 языках и менее одного на тысячу для тех, кто говорит более чем на 5 языках. Есть страны, в которых больше многоязычных и полиглотов с более высоким процентом, например, в Швейцарии (немецкий, итальянский, французский, ретороманский и английский), Марокко (арабский, французский, испанский, марокканский и английский). В этой категории ведущими факторами являются такие факторы, как иностранное влияние, разнообразие в лексике родного языка.Например, марокканский диалект богат иностранными словами; он содержит смесь арабских, французских и испанских слов. Уже один этот факт дает говорящему преимущество и фору на пути к многоязычию.

Вот факторы, влияющие на владение более чем одним языком:

  • Если вы говорите на одном языке дома и на другом на улице с друзьями, в школе или на работе.
  • Если в вашем родном языке много иностранных слов.
  • Если вы живете в стране, находящейся под влиянием других культур и, в конечном итоге, других языков.
  • Если вы живете в стране с открытыми границами с другими народами, говорящими на разных языках.
  • Если вы любите языки и готовы посвятить время их изучению.
  • Способность выучить и запомнить большое количество новых слов.
  • Интерес к грамматике и внимание к деталям.

Основным фактором в изучении языка является желание учиться. Вы можете стать полиглотом, даже если говорите только на одном языке. Просто делайте один шаг за раз и один язык за раз.Удачи!

Если вы готовы выучить новый язык, посетите нашу ДОМАШНЮЮ СТРАНИЦУ и выучите более 106 языков с аудио.

Знаете ли вы? Среднестатистический носитель многих языков ежедневно использует очень небольшое количество словарного запаса. Это означает, что вы действительно можете говорить на языке до определенного приемлемого уровня, просто посетив вышеуказанные страницы.


Познавательные преимущества двуязычия

Почти каждый момент нашей жизни мы окружены языком.Мы используем язык, чтобы сообщать о своих мыслях и чувствах, общаться с другими и отождествлять себя с нашей культурой, а также понимать мир вокруг нас. И для многих эта богатая языковая среда включает в себя не один язык, а два и более. На самом деле, большинство населения мира двуязычно или многоязычно. В опросе, проведенном Европейской комиссией в 2006 году, 56 процентов респондентов сообщили, что могут говорить на языке, отличном от их родного языка. Во многих странах этот процент еще выше — например, 99 процентов люксембуржцев и 95 процентов латышей говорят более чем на одном языке. 1 Даже в Соединенных Штатах, которые, как многие считают, являются одноязычными, пятая часть детей в возрасте старше пяти лет сообщила, что в 2007 г. они говорили дома не на английском языке, что на 140% больше, чем в 1980 г. 2 Миллионы американцев используют язык, отличный от английского, в своей повседневной жизни за пределами дома, когда они на работе или в классе. Европа и США тоже не одиноки. Ассошиэйтед Пресс сообщает, что до 66 процентов детей в мире воспитываются на двух языках. 3 За последние несколько десятилетий технический прогресс позволил исследователям глубже заглянуть в мозг, чтобы выяснить, как двуязычие взаимодействует с когнитивными и неврологическими системами и изменяет их.

Когнитивные последствия двуязычия

Исследования убедительно показали, что когда двуязычный человек использует один язык, в то же время активен и другой. Когда человек слышит слово, он не слышит все слово сразу: звуки идут в последовательном порядке.Задолго до того, как слово будет готово, языковая система мозга начинает угадывать, что это может быть за слово, активируя множество слов, соответствующих сигналу. Если вы слышите «можете», вы, вероятно, также активируете такие слова, как «конфета» и «свеча», по крайней мере, на ранних этапах распознавания слов. Для двуязычных людей эта активация не ограничивается одним языком; слуховой ввод активирует соответствующие слова независимо от языка, к которому они принадлежат. 4

Некоторые из наиболее убедительных доказательств языковой коактивации получены при изучении движений глаз.Мы склонны смотреть на вещи, о которых думаем, говорим или слышим. 5 Русско-англоязычный двуязычный человек, которого попросили «подобрать маркер» из набора предметов, больше смотрел бы на марку, чем тот, кто не знает русского языка, потому что русское слово «штамп» « марка », звучит как английское слово, которое он или она слышал, «маркер». 4 В подобных случаях происходит коактивация языка, потому что то, что слышит слушатель, может отображаться в словах любого языка. Кроме того, языковая коактивация происходит настолько автоматически, что люди рассматривают слова на обоих языках даже без явного сходства.Например, когда люди, говорящие на китайско-английском языке, судят, насколько похожи по смыслу два английских слова, реакция их мозга зависит от того, одинаково ли написаны китайские переводы этих слов. 6 Несмотря на то, что задание не требует от двуязычных людей изучения китайского языка, они все равно это делают.

Постоянное языковое соперничество может привести к языковым трудностям. Например, знание более чем одного языка может привести к тому, что говорящие будут называть картинки 7 медленнее, и может увеличиться состояние кончика языка (когда вы не можете полностью произнести в воображении слово, но можете вспомнить конкретные детали о нем, например, с какой буквы оно начинается). 8 В результате постоянное жонглирование двумя языками создает необходимость контролировать, насколько человек обращается к языку в любой момент времени. С коммуникативной точки зрения это важный навык — понимание сообщения на одном языке может быть затруднено, если ваш другой язык всегда мешает. Точно так же, если двуязычный человек часто переключается между языками во время разговора, это может запутать слушателя, особенно если этот слушатель знает только один из языков говорящего.

Для поддержания относительного баланса между двумя языками двуязычный мозг полагается на исполнительные функции, регулирующую систему общих когнитивных способностей, которая включает такие процессы, как внимание и торможение.Поскольку обе языковые системы двуязычного человека всегда активны и конкурируют друг с другом, он использует эти механизмы контроля каждый раз, когда говорит или слушает. Эта постоянная практика укрепляет механизмы контроля и изменяет соответствующие области мозга. 9-12

Люди, говорящие на двух языках, часто лучше справляются с задачами, требующими управления конфликтами. В классической задаче Струпа люди видят слово и просят назвать цвет шрифта этого слова. Когда цвет и слово совпадают (т.т. е. слово «красный», напечатанное красным цветом), люди быстрее правильно называют цвет, чем когда цвет и слово не совпадают (т. е. слово «красный», напечатанное синим цветом). Это происходит потому, что само слово («красный») и цвет его шрифта (синий) конфликтуют. Когнитивная система должна использовать дополнительные ресурсы, чтобы игнорировать нерелевантное слово и фокусироваться на соответствующем цвете. Способность игнорировать конкурирующую перцептивную информацию и сосредотачиваться на соответствующих аспектах входной информации называется тормозным контролем. Двуязычные люди часто лучше, чем одноязычные, справляются с задачами, которые задействуют способность тормозящего контроля.Двуязычные люди также лучше, чем одноязычные, переключаются между двумя задачами; например, когда билингвам приходится переключаться с категоризации объектов по цвету (красный или зеленый) на категоризацию их по форме (круг или треугольник), они делают это быстрее, чем моноязычные люди, 13 , что отражает лучший когнитивный контроль при смене стратегий на летать.

Изменения в неврологической обработке и структуре

Исследования показывают, что двуязычные преимущества в исполнительной функции не ограничиваются языковыми сетями мозга. 9 Исследователи использовали методы визуализации мозга, такие как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ), чтобы выяснить, какие области мозга активны, когда двуязычные люди выполняют задачи, в которых они вынуждены чередовать два своих языка. Например, когда двуязычным людям приходится переключаться между называнием картинок по-испански и по-английски, у них повышается активность дорсолатеральной префронтальной коры (ДЛПФК) — области мозга, связанной с когнитивными навыками, такими как внимание и торможение. 1 4 Наряду с ДЛПФК было обнаружено, что переключение языка затрагивает такие структуры, как передняя поясная кора (ППК), двусторонние надмаргинальные извилины и левая нижняя лобная извилина (левая-НПГ), области, которые также участвуют в когнитивный контроль. 9 В частности, левый IFG, часто считающийся центром производства речи в мозгу, по-видимому, участвует как в языковом 15 , так и в неязыковом когнитивном контроле. 16

Неврологические корни двуязычного преимущества распространяются на подкорковые области мозга, более традиционно связанные с сенсорной обработкой.Когда одноязычные и двуязычные подростки слушают простые звуки речи (например, слог «да») без какого-либо фонового шума, они демонстрируют очень похожие реакции ствола мозга на слуховую информацию. Когда исследователи воспроизводят один и тот же звук обеим группам в присутствии фонового шума, нейронная реакция двуязычных слушателей значительно сильнее, что отражает лучшее кодирование основной частоты звука, 17 особенность звука, тесно связанная с восприятием высоты тона.Иными словами, у двуязычных людей кровоток (маркер активности нейронов) выше в стволе мозга в ответ на звук. Интересно, что этот скачок в кодировании звука, по-видимому, связан с улучшением слухового внимания. Когнитивный контроль, необходимый для управления несколькими языками, по-видимому, оказывает широкое влияние на неврологическую функцию, точно настраивая как механизмы когнитивного контроля, так и сенсорные процессы.

Помимо различий в активации нейронов, билингвизм, по-видимому, влияет и на структуру мозга.Более высокий уровень владения вторым языком, а также более раннее овладение этим языком коррелируют с более высоким объемом серого вещества в левой нижней теменной коре. 18 Исследователи связали повреждение этой области с неконтролируемым переключением языка, 19 предположив, что это может играть важную роль в управлении балансом между двумя языками. Точно так же исследователи обнаружили изменения объема белого вещества у двуязычных детей 20 и пожилых людей. 21 Похоже, что двуязычный опыт не только изменяет способ обработки неврологическими структурами информации, но также может изменять сами неврологические структуры.


Улучшение обучения

Двуязычие может иметь ощутимые практические преимущества. Улучшения в когнитивной и сенсорной обработке, обусловленные двуязычным опытом, могут помочь двуязычному человеку лучше обрабатывать информацию в окружающей среде, что приводит к более четкому сигналу для обучения. Такое повышенное внимание к деталям может помочь объяснить, почему взрослые, говорящие на двух языках, изучают третий язык лучше, чем взрослые, говорящие на одном языке, изучают второй язык. 22 Преимущество двуязычного изучения языка может заключаться в способности сосредоточиться на информации о новом языке, уменьшая влияние языков, которые они уже знают. 23 Эта способность позволит двуязычным людям легче получать доступ к недавно выученным словам, что приведет к большему увеличению словарного запаса, чем у одноязычных людей, которые не так хорошо умеют блокировать конкурирующую информацию.

Кроме того, преимущества, связанные с двуязычным опытом, по-видимому, проявляются довольно рано — исследователи показали, что билингвизм положительно влияет на внимание и управление конфликтами у младенцев в возрасте семи месяцев. В одном исследовании ученые учили детей, растущих в одноязычных или двуязычных семьях, что, когда они слышат позвякивание, на одной стороне экрана появляется марионетка.В середине исследования марионетка начала появляться на противоположной стороне экрана. Чтобы получить награду, младенцы должны были изменить выученное правило; только двуязычные младенцы смогли успешно выучить новое правило. 24 Это говорит о том, что даже для очень маленьких детей навигация в многоязычной среде дает преимущества, выходящие за рамки языка.

Защита от возрастного ухудшения состояния

Когнитивные и неврологические преимущества двуязычия распространяются и на пожилой возраст.Билингвизм, по-видимому, обеспечивает средство для отражения естественного снижения когнитивных функций и поддержания так называемого «когнитивного резерва». 9 ,   2 5 Когнитивный резерв относится к эффективному использованию мозговых сетей для улучшения функций мозга в процессе старения. Двуязычный опыт может внести свой вклад в этот резерв, сохраняя остроту когнитивных механизмов и помогая задействовать альтернативные сети мозга, чтобы компенсировать те, которые повреждаются во время старения.Пожилые двуязычные люди обладают улучшенной памятью 26 и исполнительным контролем 9 по сравнению с пожилыми одноязычными людьми, что может привести к реальной пользе для здоровья.

В дополнение к предотвращению упадка, который часто приходит с возрастом, двуязычие может также защитить от болезней, которые ускоряют этот упадок, таких как болезнь Альцгеймера. В исследовании более 200 двуязычных и одноязычных пациентов с болезнью Альцгеймера было показано, что у двуязычных пациентов первые симптомы болезни проявляются примерно в 77 лет.7-летний возраст — на 5,1 года позже, чем средний одноязычный возраст 72,6. Точно так же двуязычные пациенты были диагностированы на 4,3 года позже, чем одноязычные пациенты (в возрасте 80,8 и 76,5 лет соответственно). 25 В последующем исследовании исследователи сравнили мозг двуязычных и одноязычных пациентов, совпадающих по тяжести симптомов болезни Альцгеймера. Удивительно, но мозг двуязычных людей показал значительно более высокую степень физической атрофии в областях, обычно связанных с болезнью Альцгеймера. 27 Другими словами, у двуязычных людей было больше физических признаков болезни, чем у их одноязычных коллег, но при этом их поведенческие показатели были на одном уровне, даже несмотря на то, что их степень атрофии мозга предполагала, что их симптомы должны быть намного хуже. Если мозг — это двигатель, двуязычие может помочь увеличить его пробег, позволяя ему двигаться дальше на том же количестве топлива.

Заключение

Когнитивные и неврологические преимущества двуязычия распространяются с раннего детства до старости, поскольку мозг более эффективно обрабатывает информацию и предотвращает снижение когнитивных функций.Более того, внимание и возрастные преимущества, о которых говорилось выше, не являются исключительными для людей, выросших на двух языках; они также наблюдаются у людей, которые изучают второй язык в более позднем возрасте. 25 ,   2 8 Расширенный когнитивный контроль, который приходит вместе с двуязычным опытом, представляет собой лишь одно из преимуществ, которыми пользуются двуязычные люди. Несмотря на определенные лингвистические ограничения, наблюдаемые у билингвов (например, повышенная трудность называния 7 ), билингвизм был связан с улучшенным металингвистическим пониманием (способностью распознавать язык как систему, которой можно манипулировать и исследовать), а также с улучшение памяти, зрительно-пространственных навыков и даже творческих способностей. 29 Кроме того, помимо этих когнитивных и неврологических преимуществ двуязычие дает также ценные социальные преимущества, в том числе возможность исследовать культуру на ее родном языке или разговаривать с кем-то, с кем иначе вы бы никогда не смогли общаться . Когнитивные, нейронные и социальные преимущества, наблюдаемые у двуязычных людей, подчеркивают необходимость рассмотрения того, как двуязычие формирует деятельность и архитектуру мозга и, в конечном счете, как язык представлен в человеческом сознании, особенно с учетом того, что большинство говорящих в мире испытывают жизнь через более чем один язык.

Каталожные номера

  1. Специальный евробарометр Европейской комиссии. (2006). Европейцы и их языки. Получено 1 октября 2012 г. с http://ec.europa.eu/public_opinion/archives/ebs/ebs_243_en.pdf
  2. .
  3. Бюро переписи населения США. Опрос американского сообщества. Получено 1 октября 2012 г. с http://www.census.gov/acs/www/
  4. .
  5. Ассошиэйтед Пресс. (2001). Некоторые факты о 6800 языках мира. Получено 1 октября 2012 г. с http://articles.cnn.com/2001-06-19/us/language.look_1_languages-origin-langues?_s=PM:US
  6. Мариан, В., и Спайви, М. (2003). Двуязычная и одноязычная обработка конкурирующих лексических единиц. Прикладная психолингвистика, 24 (2), 173–193.
  7. Таненхаус, М.К., Магнусон, Дж.С., Дахан, Д., и Чемберс, К. (2000). Движения глаз и лексический доступ при понимании разговорной речи: оценка гипотезы о связи между фиксациями и лингвистической обработкой. Журнал психолингвистических исследований, 29 (6), 557–580.
  8. Тьерри, Г., и Ву, Ю. Дж. (2007). Потенциалы мозга выявляют бессознательный перевод во время понимания иностранного языка. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки, 104 (30), 12530–12535.
  9. Голлан, Т. Х., Монтойя, Р. И., Феннема-Нотестин, К., и Моррис, С. К. (2005). Двуязычие влияет на наименования изображений, но не на их классификацию. Память и познание, 33 (7), 1220–1234.
  10. Голлан, Т. Х.и Асенас, Лос-Анджелес (2004). Что такое ТОТ? Знакомые и переводческие эффекты на состояния кончика языка у испано-английских и тагальско-английских билингвов. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 30 (1), 246–269.
  11. Белосток, Э., Крайк, Ф.И., и Лук, Г. (2012). Билингвизм: последствия для разума и мозга. Trends in Cognitive Sciences, 16 (4), 240–250.
  12. Абуталеби, Дж., Аннони, Дж.-М., Зимине, И., Пенья, А.Дж., Сегхейр, М.Л., Ли-Янке, Х., Лазейрас, Ф., Каппа, С.Ф., и Хатеб, А. (2008). Языковой контроль и лексическая конкуренция у двуязычных: исследование фМРТ, связанное с событием. Кора головного мозга,   18 (7), 1496–1505.
  13. Абуталеби, Дж., Паскуале, А.Д.Р., Грин, Д.В., Эрнандес, М., Шифо, П., Кейм, Р., Каппа, С.Ф., и Коста, А. (2011). Двуязычие настраивает переднюю поясную кору для мониторинга конфликтов. Кора головного мозга   doi:10.1093/cercor/bhr287
  14. Грин, Д.В. (2011). Двуязычные миры. В Кук, В., и Бассетти, Б. (ред.). Язык и двуязычное познание  (стр. 229–240). Нью-Йорк: Психология Пресс.
  15. Прайор, А., и Маквинни, Б. (2010). Двуязычное преимущество в переключении задач. Билингвизм: язык и познание, 13 (2), 253–262.
  16. Эрнандес, А. Э., Мартинес, А., и Конерт, К. (2000). В поисках языкового переключателя: фМРТ-исследование названий картинок у испано-английских билингвов. Мозг и язык, 73 (3), 421–431.
  17. Абуталеби, Дж., и Грин, Д.В. (2008). Механизмы контроля при двуязычном производстве: нейронные данные исследований переключения языков. Язык и когнитивные процессы, 23 (4), 557–582.
  18. Гарбин Г., Санхуан А., Форн К., Бустаманте Дж. К., Родригес-Пухадас А., Беллок В. и Авила К. (2010). Связывание языка и внимания: мозговая основа влияния двуязычия на когнитивный контроль. NeuroImage, 53 (4), 1272–1278.
  19. Кризман, Дж., Мариан В., Шук А., Скоу Э. и Краус Н. (2012). Подкорковое кодирование звука усилено у билингвов и связано с преимуществами исполнительной функции. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки, 109 (20), 7877–7881.
  20. Мечелли, А., Криньон, Дж. Т., Ноппени, У., О’Доэрти, Дж., Эшбернер, Дж., Фраковяк, Р. С., и Прайс, С. Дж. (2004). Нейролингвистика: структурная пластичность двуязычного мозга. Природа, 431 (7010), 757.
  21. Фаббро, Ф., Скрап, М., и Аглиоти, С. (2000). Патологическое переключение между языками после лобных поражений у двуязычного пациента. Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии, 68 (5), 650–652.
  22. Мохадес, С.Г., Стройс, Э., Ван Шурбек, П., Мондт, К., Ван Де Краен, П., и Луйперт, Р. (2012). DTI выявляет структурные различия трактов белого вещества у двуязычных и одноязычных детей. Brain Research, 1435 , 72–80.
  23. Лук, Г., Белосток, Э., Крейк, Ф.И., и Грейди, К.Л. (2011). Пожизненное двуязычие поддерживает целостность белого вещества у пожилых людей. Journal of Neuroscience, 31 (46), 16808–16813.
  24. Каушанская, М., и Мариан, В. (2009). Двуязычное преимущество в изучении новых слов. Psychonomic Bulletin and Review, 16 (4), 705–710.
  25. Бартолотти, Дж., и Мариан, В. (2012). Изучение языка и контроль у монолингвов и билингвов. Когнитивные науки, 36 , 1129–1147.
  26. Ковач, А.М., и Мелер, Дж. (2009). Когнитивные достижения у 7-месячных двуязычных младенцев. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки, 106 (16), 6556–6560.
  27. Крейк Ф.И., Белосток Э. и Фридман М. (2010). Задержка начала болезни Альцгеймера: двуязычие как форма когнитивного резерва. Неврология, 75 (19), 1726–1729.
  28. Шредер, С. Р., и Мариан, В. (2012). Двуязычное преимущество для эпизодической памяти у пожилых людей. Журнал когнитивной психологии, 24 (5), 591–601.
  29. Швейцер Т.А., Уэр Дж., Фишер С.Е., Крейк Ф.И. и Белосток Э. (2012). Двуязычие как фактор когнитивного резерва: данные об атрофии головного мозга при болезни Альцгеймера. Кортекс, 48 (8), 991–996.
  30. Линк, Дж. А., Хосино, Н., и Кролл, Дж. Ф. (2008). Межъязыковые лексические процессы и тормозной контроль. Mental Lexicon, 3 (3), 349–374.
  31. Диас Р. и Клинглер К.(1991). К объяснительной модели взаимодействия двуязычия и когнитивного развития. В E. Bialystok (Ed.), Речевая обработка у двуязычных детей (стр. 167–192). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
Исследование показало, что

билингвов видят мир по-другому — ScienceDaily

Согласно новому исследованию, изучение иностранного языка буквально меняет то, как мы видим мир. Панос Атанасопулос из Университета Ньюкасла обнаружил, что говорящие на двух языках думают иначе, чем те, кто говорит только на одном языке.

И вам не нужно свободно владеть языком, чтобы почувствовать эффект — его исследование показало, что разница заключается в использовании языка, а не в его владении.

Работая с говорящими на японском и английском языках, он изучил их использование языка и уровень владения им, а также продолжительность их пребывания в стране, и сопоставил это с тем, как они воспринимали синий цвет.

Цветовосприятие — идеальный способ проверки двуязычных концепций, потому что существуют огромные различия между тем, где разные языки определяют границы цветового спектра.

В японском языке, например, есть дополнительные базовые термины для светло-голубого (мидзуиро) и темно-синего (ао), которых нет в английском языке.

Предыдущее исследование показало, что люди с большей вероятностью считают два цвета более похожими, если они принадлежат к одной и той же лингвистической категории.

«Мы обнаружили, что люди, говорящие только по-японски, больше различают светлый и темно-синий, чем носители английского языка», — сказал доктор Атанасопулос, чье исследование опубликовано в текущем выпуске журнала Bilingualism: Language and Cognition .«Степень, в которой японско-английские билингвы напоминали любую норму, зависела от того, какой из двух языков они использовали чаще».

Большинство людей, как правило, сосредотачиваются на том, как делать такие вещи, как заказ еды или использование общественного транспорта, когда они изучают другой язык, чтобы помочь им выжить, но это исследование показало, что существует гораздо более глубокая связь.

«Помимо изучения словарного запаса и грамматики, вы также бессознательно изучаете совершенно новый взгляд на мир», — сказал доктор Атанасопулос.«Существует неразрывная связь между языком, культурой и познанием.

«Если вы изучаете язык в классе, вы пытаетесь достичь чего-то определенного, но когда вы погружаетесь в культуру и говорите на ней, вы думаете совершенно по-другому».

Он добавил, что изучение второго языка дает компаниям уникальное представление о людях, с которыми они торгуют, предполагая, что отношения в ЕС можно было бы значительно улучшить, если бы мы все нашли время, чтобы немного выучить язык друг друга, а не полагаться на английский как на лингва-франка.

«Если кому-то нужна мотивация для изучения нового языка, он должен учитывать международный фактор», — сказал он. «Преимущество, которое вы получаете, заключается не только в возможности общаться на их языке — это также дает вам ценное представление об их культуре и образе их мышления, что дает вам явное преимущество в бизнесе».

«Это также поможет вам лучше понимать свой родной язык и даст вам возможность поразмышлять о своей собственной культуре, — добавил доктор Атанасопулос, который говорит на греческом и английском языках.

Источник истории:

Материалы предоставлены Newcastle University . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Двуязычие делает вас умнее?

Преподаватель иностранных языков и исследователь Мигель Анхель Муньос в преддверии семинара Британского Совета в Кардиффе рассказывает о последних исследованиях о том, как двуязычие влияет на ваш мозг, на тему того, делает ли изучение иностранного языка вас умнее. Прямую трансляцию семинара можно будет посмотреть во вторник, 3 июня.

Более половины населения мира ежедневно использует два или более языков

Трудно оценить точное количество двуязычных людей в мире, так как отсутствует надежная статистика. Но в 2012 году опрос Евробарометра установил, что «чуть более половины европейцев (54%)» двуязычны, а другие исследования предполагают, что более половины населения мира двуязычны.

А ты? Вы двуязычный? А точнее — насколько вы двуязычны?

Быть двуязычным — это не черно-белое

Чтобы ответить на этот вопрос, сначала нам нужно установить, что значит быть двуязычным.Вопреки тому, что можно было бы ожидать, недавнее исследование показывает, что двуязычие – это не категориальная переменная (то есть «вы либо двуязычны, либо нет»), а многомерная конструкция, состоящая из двух связанных частей. Первый из них — это владение языком, а второй — использование языка.

Я, например, владею — или раньше — владею немецким языком, но уже очень давно не пользуюсь им регулярно. Пункт номер один: чем лучше вы владеете вторым языком и чем больше вы используете его в повседневной жизни, тем более двуязычным вы будете.

Теперь, когда вы знаете, в какой степени вы владеете двумя языками, следующий вопрос заключается в том, каковы преимущества и недостатки двуязычия. В этом посте я расскажу о когнитивных преимуществах и издержках, выявленных научными исследованиями. Оказывается, двуязычие имеет некоторые издержки, но много преимуществ.

Сколько стоит двуязычие?

Когда я говорю по-английски, мой испанский также активируется. Оба языка активны в мозгу двуязычного человека, когда он или она говорит, и это влечет за собой затраты на обработку, поскольку мозг должен делать две вещи одновременно.Согласно одному исследованию, это может означать, что «вербальные навыки двуязычных людей на каждом языке, как правило, слабее, чем у одноязычных носителей каждого языка».

Билингвы, как правило, имеют более слабые вербальные навыки

Двуязычные люди, как правило, производят меньше слов любой заданной семантической категории, чем люди, свободно говорящие только на одном языке. Другими словами, их индивидуальный словарный запас на каждом языке, как правило, меньше, чем у людей, говорящих только на одном из этих языков.

Другое исследование показало, что двуязычные люди также испытывают «почти в два раза больше» моментов на кончике языка (когда вы не можете найти точное слово, которое хотите описать что-то), чем их одноязычные сверстники. Эти когнитивные затраты влияют не только на лексический уровень (т. е. словарный запас), но и на синтаксический уровень (т. е. грамматику).

Каковы преимущества двуязычия?

Не волнуйтесь. Есть также преимущества двуязычия, и они намного перевешивают упомянутые выше издержки.Есть три основных когнитивных преимущества.

1. Двуязычие влияет на развитие и эффективность многофакторной «системы исполнительного контроля» мозга.

Двуязычный мозг привык работать на двух языках одновременно. Это развивает навыки для таких функций, как торможение (когнитивный механизм, который отбрасывает нерелевантные стимулы), переключение внимания и рабочую память.

Эти навыки составляют систему исполнительного контроля мозга, которая отвечает за высокоуровневое мышление, многозадачность и постоянное внимание.Поскольку двуязычные люди привыкли переключаться между двумя языками, они также лучше переключаются между задачами, даже если эти задачи не имеют ничего общего с языком.

Было также показано, что люди, говорящие на двух языках, имеют более эффективные системы мониторинга. Исследование 2009 года показало, что одноязычные и двуязычные люди реагируют одинаково, когда система мониторинга мозга не нагружается, но в условиях, требующих высоких требований к мониторингу, билингвы были быстрее. Двуязычные люди также превосходят одноязычных в задачах на пространственную рабочую память.

2. Двуязычие оказывает широко распространенное влияние на функциональные и структурные свойства различных корковых и подкорковых структур головного мозга.

Наш мозг меняется и адаптируется в результате опыта. Исследования показали, что люди, говорящие на нескольких языках, имеют более высокую плотность серого вещества, а пожилые люди, которые говорят на двух языках, как правило, лучше сохраняют белое вещество в своем мозгу.

Итак, если вы говорите на двух языках, это делает вас умнее? Боюсь, что нет. Я не знаю ни одного исследования, которое показало бы связь между двуязычием и такими понятиями, как исполнительный интеллект, эмоциональный интеллект или коэффициент интеллекта.

3. Двуязычие способствует развитию когнитивного резерва у пожилых людей

Участие в стимулировании физической или умственной активности может помочь сохранить когнитивную функцию и отсрочить появление симптомов у людей, страдающих деменцией. Появление симптомов деменции значительно задерживается — на целых пять лет — у двуязычных пациентов. Мозг двуязычных пациентов с болезнью Альцгеймера когнитивно функционирует на том же уровне, что и моноязычные пациенты, у которых меньше дегенерация мозга.

Каковы ограничения для исследования двуязычия?

Представленное выше исследование имеет некоторые ограничения. Например, двуязычное преимущество не всегда обнаруживается у молодых двуязычных взрослых. Некоторые люди утверждают, что это связано с тем, что молодые люди находятся на пике своего когнитивного развития, поэтому положительные эффекты двуязычия не так заметны. Ученые также согласны с тем, что пока недостаточно исследований того, как и почему двуязычный опыт влияет на процессы мозга именно так, как он это делает.

Но мы, безусловно, можем развеять некоторые мифы о билингве — например, устаревшее и опровергнутое представление о том, что билингвальное взросление сбивает с толку и препятствует когнитивному развитию.

Наоборот, двуязычие — благотворное условие, которое никогда не бывает ни слишком старым, ни слишком опытным, чтобы испытать и развить его.

Найдите другие семинары для специалистов по английскому языку в прямом эфире из Великобритании.

Половина мира двуязычна. В чем наша проблема?

Бывает часто.В прошлом году исследовательский центр Pew Research Center обнаружил, что 22 процента латиноамериканцев сказали, что кто-то критиковал их за то, что они говорят на самом популярном иностранном языке в Америке. Двадцать процентов сказали, что им сказали вернуться на родину.

Тем не менее, в национальных средних школах языковой вопрос развивается в совершенно ином направлении. Например, в средней школе Габриэлино в Сан-Габриэле, штат Калифорния, Дилан Рохас вот-вот закончит школу со специальной пометкой в ​​дипломе, отмечающей свободное владение испанским и английским языками.

Продолжение истории ниже рекламного объявления

Он называется «Печать двуграмотности», созданный в 2008 году группой защиты интересов калифорнийцев вместе. Тридцать пять штатов и округ включают его в дипломы, но он настолько незаметен, что многие студенты никогда не слышат о нем, пока не получат его.

Рохас, говорящий по-испански с одной стороны его семьи и говорящий на вьетнамском и кантонском языках с другой, знает, что печать идет вразрез с твердым мнением некоторых людей о том, что английский язык должен быть номером один.1. Владение иностранными языками часто упускают из виду, сказал он, но «двуязычие полезно при установлении новых связей с людьми по всей стране, будь то в социальных или рабочих целях».

На моем аттестате об окончании средней школы такой печати не было. Я немного говорю по-китайски, но, как и большинство американцев, полагаюсь на английский. По данным Бюро переписи населения США, только 20 процентов американцев могут разговаривать на двух или более языках по сравнению с 56 процентами европейцев. По оценкам экспертов, около половины человечества двуязычны.

История продолжается под объявлением

У меня двое детей свободно говорят по-испански, учились в частных школах и в Латинской Америке. Они используют язык в своей работе. Это производит впечатление на людей. Но почему миллионы учащихся государственных школ из бедных семей, владеющих двумя языками, не ценятся и не хвалятся одинаково?

Я потратил пять лет на написание книги о средней школе в Восточном Лос-Анджелесе, где почти у каждого родителя не было высшего образования, но почти каждый ученик говорил на двух языках.У школы была плохая репутация из-за низких результатов тестов по чтению и математике, несмотря на то, что двуязычие ее учеников позорило школы в богатых районах города.

Пятьдесят шесть процентов учеников Габриелино происходят из малообеспеченных семей с этническим составом, характерным для северо-восточного округа Лос-Анджелес. Пятьдесят восемь процентов имеют азиатское происхождение, а 33 процента — латиноамериканцы. Чтобы получить Знак двуграмотности, они должны иметь средний балл 2,0 на курсах английского языка и успешно пройти государственный тест по английскому языку.Для получения кредита за знание неанглийского языка требуется проходной балл по таким тестам, как Advanced Placement, или продемонстрированное знание четырехлетнего курса.

История продолжается ниже объявления

В других штатах и ​​округах, присуждающих печать, действуют аналогичные правила. Колледжи и университеты начали это признавать. Опрос работодателей показал, что 66% из них отдали бы предпочтение соискателю с таким званием.

«Поскольку так много профессий связаны с технологиями и услугами, наши ученики должны иметь возможность конкурировать с людьми со всего мира», — сказала Шаррон Хайнрих, директор средней школы Габриелино.«Двуязычие или трехъязычие позволяет им конкурировать в экономическом отношении и быть полезным членом большого мирового сообщества».

У пожилых людей Габриэлино, получающих печать, есть необычные семейные истории. «Моя мама говорит на китайском, а папа говорит со мной и моими братьями дома по-бирмански», — сказал Шве Вин, который планирует поступить в медицинский институт. Переезд в Америку помог ей овладеть английским языком, но получить сертификат по китайскому языку было сложнее, потому что «необходимо запомнить тысячи китайских иероглифов», — сказала она.

История продолжается под объявлением

Сохаиб Усман родился в Пакистане. Его второй язык — урду. Он сказал, что, по его мнению, награда поможет таким иммигрантам, как он, «не уклоняться от своей этнической принадлежности и гордиться тем, кто они есть».

Звучит хорошо. Возможно, остальные из нас могли бы пересмотреть свою гордость знанием только одного языка или, по крайней мере, перестать привлекать внимание к разрыву между нами и человечеством в целом.

Как двуязычие формирует мозг?

Предисловие

Способность говорить на двух языках часто поражает одноязычных, хотя билингвы не сообщают о каких-либо трудностях в достижении этого умения.Здесь мы исследуем, как изучение и использование двух языков влияет на усвоение и обработку языка, а также на различные аспекты познания. Мы делаем это, решая три основных вопроса. Во-первых, как младенцы, которые знакомятся с двумя языками, усваивают их без видимых трудностей? Во-вторых, чем отличаются одноязычная и двуязычная обработка речи у взрослых? Наконец, каковы побочные эффекты двуязычия на систему исполнительного контроля на протяжении всей жизни? Исследования во всех трех областях не только дали захватывающее представление о билингвизме, но и выявили новые проблемы, связанные с пластичностью мозга и изучением языков.

Введение

Повсеместное двуязычие показывает, что люди могут выучить два языка без видимых трудностей. Однако двуязычие трудно определить, поскольку оно охватывает широкую типологию говорящих. Действительно, овладение двумя языками может происходить в самых разных контекстах. Люди могут изучать два языка с рождения (таких людей называют одновременными билингвами, поскольку оба языка изучаются одновременно). В качестве альтернативы они могут выучить второй язык позже в жизни в рамках формального обучения, в среде погружения в результате иммиграции или в одной из многих других ситуаций (такие люди известны как последовательные билингвы).Кроме того, среди билингвов люди могут демонстрировать значительные различия в уровне владения их языками: в то время как некоторые демонстрируют одинаковое владение обоими языками, другие явно преобладают в одном из своих языков 1 . Эти различия в контексте обучения и уровне владения языком создают методологические проблемы в двуязычных исследованиях (ВСТАВКА 1).

ВСТАВКА 1

Методологические аспекты исследования двуязычия

В отличие от изучения первого языка, овладение вторым языком происходит в нескольких различных формах: изучающие второй язык различаются по некоторым фундаментальным параметрам, таким как возраст освоения, количество воздействия, мотивации, типа опыта обучения, а также степени сходства между их двумя языками.Эта естественная вариация дает возможность проверить важные вопросы, связанные с обучением и пластичностью мозга, такие как наличие критических периодов, но также вызывает важные методологические проблемы, такие как поиск однородных учебных групп с людьми, имеющими эквивалентный лингвистический опыт. В этом отношении вычислительные модели могут быть многообещающим инструментом, помогающим идентифицировать соответствующие переменные, влияющие на обработку второго языка, при контроле потенциальных путаниц (см. 102, 103 )

Присущая обучению второму языку изменчивость также приводит к трудностям при попытке понять происхождение индивидуальных различий в владении вторым языком, при условии, что такие различия могут быть поняты как результат или причина связанных с ними изменений мозга.Некоторые люди кажутся более «талантливыми», чем другие, при изучении нового языка 104, 105 . Эти вопросы особенно актуальны для нейровизуализационных исследований, которые обычно изучают относительно небольшие выборки, и, таким образом, могут быть более подвержены влиянию гетерогенных выборок 106, 107 . Исследования, посвященные неврологическим пациентам (возникающим либо с травмой головного мозга, либо с нейродегенеративными состояниями), также особенно подвержены этой изменчивости, поскольку в этих случаях преморбидные показатели часто недоступны.

Кроме того, одноязычные и двуязычные часто различаются по фундаментальным переменным, таким как социально-экономический статус и/или эмиграция. Например, в США билингвизм часто ассоциируется с низким социально-экономическим статусом, о чем свидетельствует тот факт, что законодательство, касающееся двуязычного образования, включено в Федеральную программу для учащихся из неблагополучных семей 101 . На взаимосвязь между эмиграцией и двуязычием может влиять самоотбор, поскольку люди, которые эмигрируют, могут быть более способными или амбициозными, чем другие (что делает сравнение еще более сложным, существуют различия между эмигрантами, которые переезжают, чтобы улучшить экономические возможности, и беженцы, вынужденные эмигрировать 108 ).

Большинство двуязычных исследований было сосредоточено на взрослых последовательных билингвах, особенно на обработке второго языка в мозгу и на том, как на это влияет возраст, в котором второй язык осваивается, и степень воздействия этого языка на человека. Тем не менее, изучение билингвизма должно также изучить влияние изучения второго языка на приобретение и обработку первого языка (у последовательных билингвов), как одновременное изучение двух языков влияет на развитие этих языков (у одновременных билингвов), и влияние двуязычия на механизмы когнитивного функционирования за пределами языковой области.Это основные темы настоящей статьи. Обратите внимание, что мы лишь кратко освещаем вопросы, связанные с изучением второго языка и представлением в мозгу двух языков (см. Refs 2 4 для обзоров этих тем и ВСТАВКИ 2).

ВСТАВКА 2

Нейронная репрезентация двух языков

То, как билингвы представляют свои две языковые системы и управляют ими, является основной проблемой двуязычия. Принято считать, что определенные лингвистические представления и процессы, по-видимому, являются общими для всех языков и что два языка действуют параллельно в большинстве контекстов 109-114 .Действительно, сходные структуры мозга задействованы, когда билингвы используют любой из двух языков 115 . В соответствии с «гипотезой конвергенции» 116 степень нейронного перекрытия между двумя языками зависит в первую очередь от уровня владения вторым языком и в некоторой степени от возраста, в котором он овладевает вторым языком. Кроме того, оказывается, что лингвистические принципы организации двух языков одни и те же 117, 118 . Однако есть также данные, свидетельствующие о том, что некоторые области мозга, контролирующие язык, по-разному задействуются при первом и втором языках, что часто объясняется более трудоемкой обработкой второго языка, а не различиями в фактическом представлении двух языков 90–132 53, 119. , 120 .

Взятые вместе, эти результаты указывают на то, что нейронная схема, содержащая два языка двуязычного существа, довольно похожа. Действительно, корковые области в традиционных левых перисильвиевых областях, включая определенные лобные, височные и теменные области, вместе с некоторыми подкорковыми структурами (такими как базальные ганглии), по-видимому, функционально специализированы в обработке языковых вычислений как для первого, так и для второго языки.

В первом разделе этого обзора мы сосредоточимся на проблемах изучения языка, с которыми сталкиваются младенцы, сталкивающиеся с двумя языками с самого начала жизни (иногда это называется «двуязычное овладение первым языком» 2 ).Исследования показывают, что, хотя модель развития принципиально не отличается у двуязычных и одноязычных популяций, двуязычный ввод вызывает некоторые специфические адаптации к обучению. Во втором разделе мы рассмотрим исследования, посвященные тому, как изучение второго языка влияет на понимание первого языка и производственные процессы. Эти исследования в основном были сосредоточены на молодых взрослых последовательных билингвах. Наконец, в третьем разделе мы обсудим потенциальное побочное влияние двуязычия на процессы общего исполнительного контроля домена.В исследованиях, обсуждаемых в этом разделе, рассматривается перспектива на протяжении всей жизни, в которой изучается успеваемость одновременных и последовательных двуязычных младенцев, детей, молодых людей и пожилых людей.

Развитие речи у двуязычных младенцев

Изучение языка включает в себя приобретение знаний о конкретных свойствах этого языка. Младенцы должны изучить специфический фонемный репертуар языка, слова и сложную грамматическую информацию (например, расположение артиклей и предлогов), среди многих других особенностей.Например, младенцы, изучающие японский язык, должны усвоить, что артикли и предлоги стоят после существительных, тогда как младенцы, изучающие английский или испанский, должны усвоить обратное. Траектория развития овладения языком в одноязычной среде относительно хорошо описана 3, 4 , но гораздо меньше известно об изучении языка младенцами, выросшими в двуязычной (или многоязычной) среде. Тем не менее, как мы покажем, языковое развитие в одноязычном и двуязычном контекстах сходно, несмотря на то, что «двуязычный опыт» связан с некоторыми специфическими адаптациями в процессе обучения.

Существуют два основных различия между овладением языком в одноязычном контексте и овладением двумя языками в одновременном двуязычном контексте. Первый из них количественный, так как двуязычные младенцы должны выучить два лингвистических кода вместо одного (то есть два набора фонем, два лексикона и две грамматические системы). Кроме того, предположительно изучение обоих кодов должно быть достигнуто в контексте меньшего знакомства с каждым из двух языков, поскольку нет оснований предполагать, что в целом двуязычные родители говорят со своими детьми больше, чем моноязычные родители.

Второе отличие качественное и связано с потребностью билингвов выполнять определенные вычисления, которые монолингвы не должны выполнять. Двуязычным младенцам необходимо уметь замечать существование более чем одного «типа речи», а затем адекватно сортировать и анализировать информацию, соответствующую каждому из этих объектов. Таким образом, изучение двух (или более) языковых систем происходит параллельно с необходимостью сортировки и правильного вычисления информации для каждого языка. Учитывая эти важные количественные и качественные различия между контекстами одноязычного и двуязычного обучения, проблема заключается в анализе их влияния на изучение первого языка (языков) (ВСТАВКА 3).

ВСТАВКА 3

Критические периоды в изучении языка

Критические (или сенситивные) периоды относятся к периодам времени, когда структуры мозга особенно чувствительны к определенному входному сигналу из окружающей среды, что означает, что вне этих периодов величина ввод, необходимый для выявления изменений в мозге, резко возрастает 121 . Существование критических периодов в изучении языка — в частности, в овладении вторым языком — было (и остается) предметом споров 122-125 .Широко распространено мнение, что овладение вторым языком, как у носителей, может быть достигнуто, если дети знакомятся с этим вторым языком до полового созревания (другая распространенная версия этого предположения устанавливает ограничение на возраст до семи лет) 126 . Однако заявления такого рода являются чрезмерным упрощением, поскольку они не учитывают различные аспекты изучения языка, которые могут иметь разные критические периоды. Язык требует различных типов знаний и вычислений (например, слухового восприятия и изучения абстрактных правил), которые поддерживаются различными структурами мозга с разным временем созревания 127-129 .Следует отметить, что созревание структур, участвующих в слуховом восприятии, происходит в течение первых месяцев жизни 128, 130 , тогда как созревание префронтальных структур (участвующих в планировании и вычислении правил) продолжается далеко за пределами полового созревания 98, 128 . Таким образом, критический период, относящийся к фонологическим вычислениям, которые в некоторой степени зависят от слуховой обработки, довольно ограничен, но критический период для грамматических правил может длиться гораздо дольше. Следовательно, вопрос о критических периодах в изучении языка необходимо рассматривать в контексте различных лингвистических областей.

Двуязычная среда часто рассматривается как пример обогащенной среды. В результате одно повторяющееся утверждение, часто встречающееся при описании билингвов, состоит в том, что у них может наблюдаться отсроченное закрытие чувствительных периодов по сравнению с одноязычными 58 . Хотя это может иметь место, имеющиеся доказательства далеки от окончательных, и исследования, показывающие задержку закрытия критических периодов у билингвов, сравнивали одноязычные и двуязычные группы из разных популяций, что затрудняет уверенность в происхождении такой задержки. например, в некоторых случаях социально-экономический статус мог быть причиной различий между изучаемыми группами 131 ).Важно отметить, что данные исследований на животных, которые связывают повышенную пластичность мозга с обогащенной средой, получены в основном из исследований, анализирующих восстановление после изначально экстремальных условий депривации. Было замечено 132 , что обогащенная среда (то есть большие клетки с беговыми колесами и игрушками) значительно снижает неблагоприятные последствия ранней депривации и улучшает остроту зрения у взрослых животных (обзор см. в REF 121 ). Экстраполяция результатов этих исследований депривации на случай различий во входных данных между одноязычными и двуязычными людьми остается надуманной.

Языковая дискриминация

Потенциальная проблема, с которой сталкиваются двуязычные дети, заключается в необходимости различать языки, с которыми они сталкиваются. Неспособность различить может вызвать трудности при взломе лингвистических кодов двух языков. Однако языковая дискриминация, по-видимому, не представляет серьезной трудности для младенцев. Несколько исследований показали, что при рождении люди, подвергшиеся пренатальному воздействию одноязычных или двуязычных входных данных, способны различать два языка, если они звучат очень по-разному, например, тагальский и английский 5 или голландский и японский 6 .Эта способность различать два языка не ограничивается людьми. Предыдущие исследования показали, что обезьяны-тамарины с хлопковым верхом 7 , а также крысы Лонг-Эванс 8 могут различать японцев и голландцев. Таким образом, эти первоначальные способности к различению языка могут не иметь ничего общего с предыдущим знакомством с языком.

Способность различать более похожие языки, такие как английский и голландский или испанский и итальянский, появляется несколько позже, примерно в возрасте 4–5 месяцев, как у одноязычных, так и у двуязычных младенцев, если они ранее подвергались воздействию в хотя бы один из рассматриваемых языков 9-11 .Таким образом, кажется, что младенцы способны замечать, что в их среде существуют две разные языковые системы на ранней стадии, и что раннее знакомство с двуязычной средой не препятствует этой способности.

Двуязычный опыт, однако, по-видимому, влияет на способ достижения языковой дискриминации. Одно исследование 9 с участием двуязычных и одноязычных детей в возрасте 4–5 месяцев показало, что одноязычные младенцы быстрее ориентируются на знакомый язык, чем на незнакомый, тогда как двуязычные младенцы демонстрируют противоположную картину (1).В настоящее время у нас нет четкого понимания механизмов, лежащих в основе таких различий.

Два эксперимента по сравнению способности одноязычных и двуязычных младенцев различать языки

(A) В исследовании 9 представлены одноязычные и двуязычные испано-каталонские младенцы в возрасте 4–5 месяцев с английскими предложениями (язык, незнакомый младенцам) или с предложения на родном языке (испанском или каталонском). Предложения на каждом языке могли случайным образом появляться справа или слева из громкоговорителей, спрятанных за изображениями женщин.Предыдущие исследования одноязычных младенцев 150 установили, что младенцы быстрее ориентируют свой взгляд на знакомые, чем на незнакомые языки. Действительно, одноязычные каталонские и одноязычные испанские младенцы показали ожидаемую картину (обозначены синим цветом на рисунке). Однако у испано-каталонских двуязычных младенцев наблюдалась противоположная картина, и они быстрее ориентировались на незнакомый язык, чем на материнский. (B) В других исследованиях младенцев знакомили с немыми видеоклипами людей, говорящих либо по-французски, либо по-английски.Младенцы сначала видели немые видеоклипы трех разных носителей франко-английского языка, говорящих либо по-французски, либо по-английски, и измеряли их внимание к изображениям (время просмотра). Как только их внимание снизилось (критерий привыкания), половина младенцев увидела новые предложения на том же языке, а половина младенцев увидела новые предложения на другом языке. На этапе тестирования одноязычные и двуязычные младенцы в возрасте до 8 месяцев выглядели дольше, когда им демонстрировались видеоклипы на языке, отличном от того, который использовался на этапе ознакомления, что указывает на то, что все младенцы могли различать языки.Однако в возрасте 8 месяцев только двуязычные младенцы способны различать немые видеоклипы 14, 15 . Кроме того, предыдущий опыт работы с языками немых видеоклипов не оказывает существенного влияния на способность двуязычных 8-месячных детей различать их. Способность визуально отличать французский язык от английского одинакова для младенцев, изучающих французский и английский языки, и для младенцев, изучающих испанский и каталанский языки. На рисунке показаны результаты одноязычных и двуязычных младенцев, которые видели новые предложения.Показано увеличение (или уменьшение) времени поиска между последними попытками фазы привыкания и испытаниями в фазе тестирования (когда было введено изменение языка). Как видно, только двуязычные 8-месячные дети значительно увеличили время поиска.

Наличие различий между механизмами, лежащими в основе языковой дискриминации у билингвов и монолингвов, подтверждается и другими наблюдениями. Информация о свойствах речи передается не только звуками, но и артикуляционными жестами 12, 13 .Интересно, что два исследования показали, что билингвы и монолингвы различаются по своей способности визуально различать разные языки при просмотре немых видео людей, говорящих на этих языках 14, 15 . Одно из этих исследований показало, что франко- или англоговорящие одноязычные младенцы и франко- и англоязычные двуязычные младенцы (в возрасте 4 и 6 месяцев) способны отличать людей, говорящих по-французски, от тех, кто говорит по-английски, при просмотре немых видео. Важно, однако, что эта способность сохранялась только в возрасте 8 месяцев у двуязычных младенцев 14 .В другом исследовании одни и те же немые видео были показаны 8-месячным испано- или каталонско-говорящим одноязычным и испано-каталонско-говорящим двуязычным младенцам, которые никогда ранее не знакомились с французским или английским языком. Опять же, только билингвы различали два языка 15 . В совокупности эти наблюдения позволяют предположить, что двуязычные младенцы демонстрируют специфическую адаптацию в системе внимания, которая позволяет им воспринимать и отслеживать соответствующую информацию в двух разных системах.

Таким образом, эти результаты показывают, что одноязычные и двуязычные младенцы демонстрируют сходные траектории развития с точки зрения языковой дискриминации; однако двуязычный ввод, похоже, настраивает некоторые механизмы, лежащие в основе этой способности.

Создание репертуара фонем и изучение слов

Тот факт, что двуязычие не препятствует способности различать языки, не обязательно означает, что двуязычный опыт не влияет на изучение языка. Изучение изучения языка в этом контексте началось относительно недавно и было сосредоточено главным образом на двух важнейших проблемах: овладении фонетической системой и раннем изучении слов.

Одной из наиболее хорошо описанных ранних стадий монолингвального развития является установление фонемного репертуара 3, 16 .Большинство фонем закрепляются во второй половине первого года жизни, и по мере приближения к этому рубежу у младенцев снижается чувствительность к звукам речи, отсутствующим в их окружении, и повышается чувствительность к звукам речи, связанным с языком. (s) они подвергаются воздействию 17 . Имеющиеся данные показывают, что нет существенных различий во времени, необходимом билингвам и монолингвам для установления фонемного репертуара, даже несмотря на то, что билингвы на самом деле изучают два набора фонем 18-21 .Время, необходимое для установления репертуара фонем у билингвов, примечательно, учитывая, что у одноязычных низкочастотные фонемы закрепляются дольше, чем высокочастотные 22 (обратите внимание, что билингвальные исследования не изучали усвоение очень редко встречающихся фонем). ). В самом деле, можно было ожидать, что билингвизм вызовет общую задержку в овладении фонемным репертуаром, поскольку, по-видимому, двуязычные получают меньше информации на любом из своих языков, чем одноязычные на своем одном языке.

Вторая важная веха в языковом развитии, для которой существуют существенные данные для одноязычных и двуязычных, касается изучения слов. Изучение слов — сложный процесс. Сильно упрощенно можно сказать, что оно состоит в приписывании понятия словесной форме. Как описано ниже, билингвальный опыт априори может повлиять на способность определять формы слов и присваивать им понятия.

Идентификация форм слов в речи сильно зависит от вычисления распределения фонологической регулярности при отсутствии четких границ слов в устной (но не письменной) речи.Одной из закономерностей, которую приходится извлекать маленьким одноязычным и двуязычным младенцам, являются сочетания фонем, обозначающие окончания слов. Например, младенцы, изучающие английский язык, в конце концов узнают, что «tr» не встречается в конце слова, хотя может встречаться в начале слова. Точно так же «rt» может быть смещением слова, но не началом слова. Таким образом, «putr» не соответствовало бы образцу английских слов, а «purt» соответствовало бы. Во второй половине первого года жизни одноязычные младенцы начинают проявлять чувствительность к такого рода свойствам слов своего первого языка 23 .К 9-месячному возрасту одноязычные младенцы различают последовательности звуков, которые встречаются в их родном языке, от последовательностей, которых нет. В одном исследовании сравнивалась чувствительность к различению возможных и невозможных окончаний слов у 10-месячных одноязычных и двуязычных детей 24 . Монолингвы и билингвы продемонстрировали одинаковую способность различать возможные и невозможные окончания слов в их общем языке при условии, что он был доминирующим языком в среде билингвов. Если бы билингвы были протестированы на их не доминирующем языке, то одноязычные показали бы большую дискриминацию возможных окончаний слов, чем билингвы.Эти данные свидетельствуют о том, что идентификация слов в речи может быть нарушена у билингвов, но только у лиц, у которых существует явная разница во времени воздействия на два языка, и только затем на менее распространенный язык.

Как упоминалось выше, изучение слов также включает в себя связывание словоформ с понятиями. Этот процесс может руководствоваться так называемой эвристикой взаимного исключения, согласно которой люди предполагают, что новые слова соответствуют новым понятиям 25 .В поддержку этого принципа, когда одноязычные малыши, слушая неизвестное слово, знакомятся с известным и неизвестным объектом (концептом в данном случае), как правило, смотрят на неизвестный объект дольше, чем на известный объект 25 . Эвристика взаимного исключения является полезной стратегией обучения, учитывая, что объекты, как правило, обозначаются одним словом (такие синонимы, как «диван» и «диван», встречаются редко).

Интересно, что результат в приведенном выше задании отличается у двуязычных младенцев: когда им предъявляют известный и неизвестный объект, слушая неизвестное слово, двуязычные малыши смотрят на оба объекта в течение одинаковых периодов времени, предполагая, что они не используют взаимное эвристика исключительности 26-28 .Вероятно, это объясняется тем фактом, что каждый объект, скорее всего, будет связан с двумя метками — по одной на каждом языке, а не только с одной, и, таким образом, эвристика взаимной исключительности может оказаться бесполезной в многоязычной среде. Остается неясным, как билингвы компенсируют отсутствие полезности этого принципа при изучении слов и не ставит ли его отсутствие каким-либо образом под угрозу раннее развитие словарного запаса. Однако какая бы стратегия ни применялась, похоже, она не ставит под угрозу изучение слов, поскольку одноязычные и двуязычные малыши знают сопоставимое количество слов (хотя, следовательно, двуязычные знают меньше слов в одном из своих словарей, чем одноязычные знают в своем одном словаре) 29, 30 .

В заключение мы пришли к выводу, что, основываясь на имеющихся в настоящее время данных, одноязычные и двуязычные младенцы сопоставимы по своим способностям различать языки, изучать фонемный репертуар и заучивать слова. Конечно, имеющиеся данные свидетельствуют о том, что двуязычие, по-видимому, не ставит под угрозу овладение языком каким-либо существенным образом. Тем не менее, некоторые исследования показывают, что двуязычный вход вызывает некоторые специфические адаптации в механизмах, лежащих в основе таких достижений.Точный характер этих адаптаций и то, представляют ли они улучшение обработки по сравнению с одноязычными, еще предстоит определить.

Языковая обработка

В этом разделе мы рассмотрим исследования, в которых изучалось, как изучение и использование второго языка может изменять или мешать обработке первого языка у взрослых («двуязычный эффект»).

Поведенческие последствия билингвального влияния на обработку первого языка

Двуязычие может иметь последствия для работы на первом языке на различных уровнях языковой обработки (REF 31 для обзора).Эти эффекты исходят из исследований, в которых сравнивали выполнение широкого круга задач двуязычными взрослыми, говорящими на своем родном языке, с показателями одноязычных носителей. Эти исследования обычно проверяют последовательных билингвов.

На семантическом уровне отображения семантики в лексические элементы могут быть изменены путем отображения соответствующих переводов в семантику 32 . То есть конкретные значения некоторых слов кажутся разными в зависимости от значений соответствующих слов перевода.Следовательно, значения слов в данном языке могут немного различаться между одноязычными и билингвами. На лексико-синтаксическом уровне двуязычные люди извлекают и произносят слова медленнее, чем одноязычные, и, как правило, чаще страдают от состояния кончика языка, чем одноязычные 33-35 . Кроме того, билингвы произносят меньше слов данной семантической категории в заданиях на беглость 36 . Вместе эти результаты показывают несколько сниженную беглость речи у двуязычных носителей по сравнению с одноязычными. Кроме того, частота синтаксических конструкций во втором языке влияет на синтаксический выбор билингвов в первом языке 37 .На фонологическом уровне границы фонем билингвов отличаются от фонем монолингвов. Это свидетельствует о смещении фонемного пространства вследствие использования второго языка (что наблюдается у лиц, длительное время проживающих в чужой стране). Однако это не означает, что билингвы не могут иметь два фонологических репертуара, по одному для каждого языка 38 .

Были предложены три основных источника этих эффектов двуязычия.

Во-первых, некоторые из этих эффектов могут возникать из-за того, что люди, которые становятся двуязычными, начинают использовать свой родной язык реже, чем одноязычные.Действительно, степень воздействия на обработку первого языка может коррелировать с частотой использования второго языка 34, 39, 40 .

Во-вторых, влияние билингвизма на обработку первого языка может возникать из-за постоянного взаимодействия систем первого и второго языков, что приводит к лингвистическому «переносу» со второго языка на первый 32 . Например, лексический и синтаксический выбор (использование пассивных или активных конструкций) в первом языке может модулироваться лексическими и синтаксическими свойствами второго языка 37 .Интересно, что в экстремальных ситуациях лингвистический перенос наряду с ограниченным использованием первого языка может привести к утрате родного языка 41 , например, в случае международного усыновления, когда родной язык часто (или очень редко) больше не используется. б/у 42 .

Наконец, эффект двуязычия при обработке первого языка может возникнуть из-за необходимости контролировать и отслеживать два языка, особенно в задачах воспроизведения речи 43, 44 .Хотя языковая обработка обычно включает в себя процессы контроля и мониторинга, двуязычная языковая обработка требует от этих процессов больших усилий, поскольку билингвы должны обеспечивать использование правильного регистра в каждом коммуникативном контексте. Кроме того, эти процессы контроля особенно важны, поскольку билингвы активируют свои два языка неизбирательным образом 45-47 . То есть, планируя назвать яблоко, испано-английские билингвы активируют как «manzana», так и «apple» (слова, обозначающие яблоко на испанском и английском языках соответственно).Более того, когда билингв слышит слово на одном из своих языков (например, русско-англоязычный билингв слышит русское слово «марку»), активируются фонологически родственные слова в обоих языках (например, английское слово «маркер»). Таким образом, билингвы имеют почти два потенциальных лексических кандидата (по одному в каждом языке) для каждого понятия, которое они хотят выразить, и, следовательно, им необходимо постоянно решать, какое из них произнести, в зависимости от ситуации и во избежание вторжений со стороны другого языка.Из-за этих дополнительных требований к когнитивным процессам можно ожидать, что эффективность первого языка пострадает (например, за счет снижения скорости речи).

Эти три объяснения эффекта двуязычия не исключают друг друга, и, действительно, все они могут способствовать некоторым наблюдаемым эффектам. Обсудив поведенческие последствия билингвизма для обработки первого языка, мы теперь обратимся к вопросу о том, как двуязычие влияет на нейронные схемы, участвующие в такой обработке.

Нейронные последствия двуязычного влияния на обработку первого языка

Различные исследования выявили потенциальные различия в нейронных коррелятах обработки речи у одноязычных и двуязычных молодых людей. Как утверждается ниже, трудно точно определить, как эти потенциальные нейронные различия связаны с возможными объяснениями влияния билингвизма на обработку первого языка. Тем не менее, в большинстве исследований нейронные различия интерпретируются как индикаторы повышенных требований к языковой обработке у билингвов в результате либо снижения частоты использования языка, либо потребности в большем лингвистическом контроле.

Согласно нескольким исследованиям, некоторые структуры мозга проявляют различную активность у одноязычных и двуязычных людей, что указывает на характерную для двуязычия сигнатуру мозговой активности. Например, левая нижняя лобная кора демонстрирует повышенную активность у одноязычных билингвов по сравнению с монолингвами во время задач на понимание 48, 49 , и предполагается, что эта дифференциальная активность участвует в каком-то механизме языкового разделения у билингвов (см. REF 50). для доказательства участия левой головки хвостатого хвоста в двуязычном языковом контроле).Более того, люди, которые изучают новые сопоставления орфографии и фонологии второго языка, начинают демонстрировать повышенную активацию левой вентральной префронтальной коры во время чтения на своем родном языке. Это увеличение было истолковано как означающее, что билингвы предъявляют более высокие лексические и нелексические требования при чтении на своем родном языке 51 . Выводы этих исследований, однако, ограничены тем фактом, что они включали двуязычную экспериментальную установку, в которой участникам предъявлялись стимулы на двух языках.Этот параметр может задействовать определенные процессы (например, определение языка, на котором представлен данный элемент), которые не обязательно задействованы, когда билингвы обрабатывают язык только на одном из своих языков (и явно не требуются, когда одноязычные обрабатывают свой единственный язык). . Следовательно, при интерпретации данных, представленных ниже, важно помнить, использовалось ли в каждом конкретном исследовании двуязычное или одноязычное окружение.

Возможно, самое убедительное свидетельство повышенных требований к языковой обработке у билингвов по сравнению с монолингвами получено в исследовании 52 , в котором высококвалифицированные ранние последовательные билингвы выполняли несколько лингвистических задач только на своем родном языке.Сравнение мозговой активности у этих билингвов и монолингвов показало, что билингвы проявляют более высокую активность в пяти областях мозга, связанных с речью левого полушария (дорсальная предцентральная извилина, треугольная часть, крышная часть, верхняя височная извилина и височная плоскость). Эти различия были очевидны в задачах, связанных с поиском слов и артикуляцией, таких как называние картинок и чтение вслух, но не в задачах на рецептивную речь. Интересно, что у монолингвов наблюдалось увеличение активности в тех же пяти областях мозга, когда увеличивались требования к языковой обработке в задачах называния и чтения.Учитывая эти результаты, авторы пришли к выводу, что основное различие между двуязычной и одноязычной обработкой связано с повышенными требованиями к обработке, с которыми сталкиваются билингвы из-за дополнительной необходимости контролировать два языка, требования разрешить лексическую конкуренцию и/или меньшей частоты обработки. артикуляционная репетиция.

В соответствии с представлением о том, что двуязычие нагружает процессы контроля, несколько исследований показали большее участие областей мозга, участвующих в языковом контроле, у билингвов, чем у монолингвов.Например, Abutalebi и его сотрудники убедительно доказали, что голова левого хвостатого ядра и левая передняя часть поясной извилины предпочтительно задействуются во время двуязычной обработки языка у высокопрофессиональных ранних двуязычных 53-56 . Кроме того, эти авторы предполагают, что обе структуры участвуют в разделении двух языков во время языковой обработки, по крайней мере, в контекстах, в которых задействованы оба языка (см. REF 57 для получения аналогичных данных о бимодальных билингвах — людях, которые могут подписывать и говорить на двух языках). тот же язык).Однако следует отметить, что увеличение требований к обработке, связанное с двуязычием, также может привести к некоторым преимуществам обработки. Например, ранние высокопрофессиональные билингвы демонстрируют улучшенную подкорковую репрезентацию языковых звуков, о чем свидетельствует большая электрическая реакция мозга в диапазоне основной частоты звука, что позволяет предположить, что билингвы имеют более эффективную и гибкую слуховую обработку 58 .

Захватывающим недавним открытием в этом контексте является тот факт, что двуязычие также влияет на структуру определенных областей мозга.Например, ранние и поздние высокопрофессиональные билингвы в среднем демонстрируют увеличение количества серого вещества в областях, связанных с задачами на беглость речи (левая нижняя теменная структура 59 ), артикуляционными и фонологическими процессами (левая скорлупа 60 ) и слуховой обработкой ( Heschl Gyrus 61 ). Кроме того, сообщалось об изменениях в трактах белого вещества, связанных с двуязычием 62 . Исследование более старших и более опытных двуязычных взрослых (70 лет) показало более высокую целостность белого вещества мозолистого тела у билингвов, чем у монолингвов 63 .Некоторые из этих структурных изменений также чувствительны к уровню владения вторым языком, что позволяет предположить, что они действительно связаны с использованием второго языка, а не с другими потенциально неконтролируемыми переменными 59 . Таким образом, хотя трудно дать полную и последовательную картину отношений между некоторыми из этих структурных изменений и их функциональными ролями, кажется, что изучение и постоянное использование двух языков оказывает всеобъемлющее влияние на функциональные и структурные свойства различных корковых клеток. и подкорковых структур.

Текущие данные достаточно последовательны, чтобы предположить, что билингвизм действительно имеет поведенческие и нейронные функциональные последствия для языковой обработки даже в первом и доминирующем языке билингва. Это, однако, не означает, что такой опыт приводит к фундаментальным различиям в способах обработки первого языка, если только интенсивное знакомство со вторым языком не приводит к истощению первого языка.

Помимо языка

Как мы уже говорили, билингвизм влияет на активность мозга, связанную с обработкой речи, вероятно, в результате увеличения потребности в обработке речи.Учитывая, что обмен лингвистической информацией является одним из наиболее частых видов когнитивной деятельности человека, возникает вопрос, влияет ли билингвизм на другие когнитивные процессы. Исследования по этому вопросу являются, пожалуй, темой в области, которая в настоящее время привлекает наибольшее внимание как со стороны научного сообщества, так и широкой общественности. В этом разделе мы сначала рассмотрим текущие данные о поведенческих последствиях двуязычия в отношении эффективности процессов исполнительного контроля, а затем обратимся к вопросу о том, как билингвизм влияет на нейронные схемы, поддерживающие систему исполнительного контроля на протяжении всей жизни. -охватывать.

Поведенческие последствия двуязычного воздействия на процессы исполнительного контроля

Многофакторная система исполнительного контроля включает такие процессы, как торможение, гибкое переключение между задачами, оперативная память и мониторинг 64, 65 , которые могут быть назначены для любой заданной поведенческой задачи для облегчить его завершение. Было высказано предположение, что эти механизмы общего исполнительного контроля домена задействуются более обременительным образом при двуязычной, чем при одноязычной обработке языка.Следовательно, постоянное задействование этих механизмов во время двуязычной языковой обработки может повлиять на развитие и эффективность многофакторной системы исполнительного контроля 43, 55, 66 .

Некоторые поведенческие данные подтверждают эту гипотезу: билингвы испытывают меньше помех в задачах разрешения конфликтов, чем одноязычные 66-70 (см. Ref 31 для превосходного обзора масштабов двуязычного влияния на когнитивный контроль) и, в некоторых контекстах билингвы кажутся более гибкими при переключении между неязыковыми задачами 71, 72 .Эти эффекты двуязычия на систему исполнительного контроля наблюдались в широком диапазоне задач с небольшим или отсутствующим лингвистическим содержанием, таких как задачи типа Stroop 66-68, 73 . Кроме того, эти эффекты, по-видимому, присутствуют не только у одновременных билингвов, но и у последовательных, и на протяжении всей жизни; то есть от младенчества до старости 66, 74 .

Тем не менее, существуют определенные трудности при интерпретации изложенных выше результатов. Во-первых, были высказаны серьезные опасения по поводу надежности и достоверности описанных когнитивных эффектов билингвизма, особенно у молодых людей, и, в частности, по поводу того, какой из различных процессов контроля, связанных с двуязычной обработкой речи, на самом деле создает эти преимущества 75-78 .Во-вторых, наши текущие знания о природе различных компонентов системы исполнительного контроля и их взаимодействии друг с другом довольно ограничены, что затрудняет их соотнесение с процессами, связанными с двуязычным языковым контролем. Часто наше понимание перекрестного взаимодействия между двумя системами, по-видимому, зависит от использования относительно недостаточно определенных терминов, таких как «торможение» и «мониторинг». В-третьих, не сразу становится очевидным, какие (и сколько) аспекты двуязычия могут улучшить процессы исполнительного контроля.Двуязычный эффект в системе исполнительного контроля может возникать из-за необходимости решать, какой язык использовать для каждого конкретного собеседника, чтобы предотвратить вмешательство неиспользуемого языка, постоянно обновлять рабочую память и/или уделять внимание соответствующие лингвистические особенности каждого языка (например, различные фонологические репертуары) при изучении двух языков. Однако связь между процессами, задействованными во время производства и понимания двуязычного языка, и их потенциальными эффектами на каждый из этих исполнительных компонентов плохо изучена 79, 80 .

Еще больше усложняет эту картину наблюдение, что когнитивные эффекты билингвизма уже присутствуют у младенцев. Семимесячные одновременные двуязычные младенцы способны переключать свое внимание более эффективно, чем одноязычные младенцы при выполнении неязыковых задач 74 , а в 18 месяцев у них, по-видимому, более развиты процессы обобщения памяти 81 . Эти наблюдения предполагают, что объяснение билингвального эффекта только с точки зрения необходимости контролировать свои два языка во время производства речи уже несостоятельно, учитывая, что эти младенцы еще не участвуют в производстве речи.

Рассмотренные данные убедительно свидетельствуют о том, что билингвизм имеет поведенческие последствия для механизмов, участвующих в процессах исполнительного контроля. Учитывая эти поведенческие наблюдения, важно понять, каким образом двуязычие изменяет нейронные схемы, поддерживающие процессы исполнительного контроля.

Влияние двуязычия на схемы исполнительного контроля

Изучение того, как двуязычие влияет на нейронную основу процессов исполнительного контроля, началось совсем недавно.Тем не менее, эти ранние исследования ясно показывают, что раннее двуязычие не только изменяет функциональное участие определенных областей мозга в выполнении задач исполнительного контроля 82-84 , но также вызывает связанные с опытом изменения в структуре мозга 63, 83 . Например, при выполнении неязыковых задач переключения ранние билингвы задействуют большие доли областей мозга левого полушария, связанных с языковым контролем, таких как левое полосатое тело и левая нижняя лобная доля, чем монолингвы 82 .Более того, ранние билингвы, по-видимому, задействуют меньше мозговых ресурсов в задачах мониторинга конфликтов, о чем свидетельствует снижение мозговой активности в передней части поясной извилины 83 . В самом деле, передняя поясная кора, по-видимому, специально настроена билингвизмом, учитывая, что плотность (объем) ее серого вещества больше у ранних билингвов, чем у монолингвов 83 . Таким образом, нейровизуализационные исследования убедительно показывают, что билингвизм действительно влияет на структуры мозга, участвующие в процессах исполнительного контроля.Эти наблюдения прекрасно дополняют рассмотренное выше поведенческое влияние двуязычия на систему исполнительного контроля (см. также 31 ).

Было показано, что влияние продолжительного билингвизма на нейронные цепи способствует когнитивному резерву у пожилых людей 66 . Пожилые билингвы превосходят монолингвов в задачах исполнительного контроля 66, 85 , хотя билингвы задействуют определенные области мозга, такие как левая латеральная лобная кора и поясная кора, в меньшей степени, чем монолингвы 86 .Кроме того, билингвизм способствует поддержанию целостности белого вещества мозолистого тела у пожилых людей 63 , что еще больше помогло понять основу когнитивного резерва (ВСТАВКА 4).

ВСТАВКА 4

Повреждение головного мозга и билингвизм

С тех пор как в XIX веке были предложены первые теории нарушения речи у двуязычных носителей, вопрос о том, как повреждение мозга влияет на два языка двуязычных носителей, привлек внимание нейропсихологов 133, 134 .Это исследование в основном было сосредоточено на дифференциальном влиянии повреждения мозга на два языка билингва. Действительно, у этих людей было описано несколько паттернов относительного нарушения двух языков (см. обзор 135 ). Например, было несколько сообщений о пациентах, которые после инсульта демонстрируют непропорциональное нарушение одного из своих языков. Подобные случаи часто использовались для обоснования теорий, касающихся корковой репрезентации двух языков и механизмов контроля, которые позволяют говорящим на двух языках активировать предполагаемый язык по своему желанию 136, 137 .Какими бы информативными ни были эти исследования, также возникли некоторые трудности с интерпретацией их результатов. Это связано с тем, что было неясно, каковы были преморбидные характеристики двуязычных пациентов и возникли ли их дефициты как следствие повреждения лингвистических знаний или повреждения механизмов языкового контроля 136 .

Другим аспектом исследования нейропсихологических пациентов, вызвавшим большой интерес, является тип языкового лечения, наиболее подходящий для каждого конкретного пациента; то есть должна ли лингвистическая реабилитация быть нацелена на два языка одновременно, или если только на один, то на какой (например, на первый язык или на более сохранившийся язык)? Существует ли перевод между языком, на который направлено лечение, и другим языком? Эти вопросы до сих пор обсуждаются, и кажется, что каждый конкретный случай может потребовать различных решений 138 .Помимо четких клинических последствий, которые имеет это исследование, оно также может помочь нам понять взаимосвязь между корковой репрезентацией двух языков и тем, как мозг восстанавливает функции после травмы 139, 140 .

В дополнение к исследованиям, представленным выше, исследователи начали изучать, как нейродегенеративные заболевания влияют на языковые способности билингвов. По сравнению с пациентами, перенесшими инсульт, пациенты с нейродегенеративными заболеваниями дают возможность отслеживать речевые способности наряду с различными моделями прогрессирующей потери нейронов, а также позволяют лучше контролировать преморбидное знание двух языков.В настоящее время исследования в основном сосредоточены на том, как болезнь Альцгеймера (БА) и болезнь Паркинсона (БП) влияют на языковые способности билингвов. Интересно, что, учитывая различные нервные структуры, поражаемые этими заболеваниями, эти исследования могут сообщить нам о различных аспектах двуязычной обработки речи 136, 137, 141-144 . Поскольку БА, по-видимому, влияет на нейронные структуры, участвующие в эпизодической и семантической памяти (по крайней мере, на ранних стадиях), изучение двуязычных пациентов с БА может помочь нам лучше понять, в какой степени репрезентации двух языков имеют общий нейронный субстрат и насколько надежны такие представления 145, 146 .Напротив, понимание того, как PD влияет на лингвистическую деятельность на двух языках у билингвов, может дать информацию для моделей языкового контроля. Это связано с тем, что БП поражает в первую очередь подкорковые области, такие как базальные ганглии, и их связи с префронтальными структурами (лобно-стриарная сеть) 147, 148 , которые, как предполагается, участвуют в двуязычном языковом контроле 149 . Однако следует проявлять осторожность при обобщении результатов этого исследования на отдельные случаи, поскольку эти заболевания часто довольно гетерогенны как по пораженным структурам мозга, так и по характеру когнитивного дефицита.

В этом контексте поразительное наблюдение, которое заслуженно привлекло внимание средств массовой информации, заключается в том, что билингвизм, по-видимому, задерживает поведенческие симптомы, связанные с нейродегенеративными расстройствами, такими как болезнь Альцгеймера 87-89 . Предполагаемый возраст начала заболевания и возраст первого визита к врачу, связанного с когнитивными симптомами, связанными с деменцией, примерно на 4–5 лет позже у говорящих на двух языках, чем у моноязычных. Это не означает, что билингвизм защищает от развития нейродегенеративных заболеваний.Скорее симптомы, связанные с такими заболеваниями, могут быть отсрочены у билингвов из-за наличия большего когнитивного резерва, вызванного двуязычным опытом. Однако при попытке обобщить эти последние наборы результатов следует соблюдать осторожность, поскольку другие исследования либо не обнаружили этого защитного эффекта двуязычия, либо выявили слабый защитный эффект 90-93 .

Подводя итог, можно сказать, что имеется достаточно экспериментальных данных, подтверждающих мнение о том, что билингвизм влияет на когнитивные функции помимо языковой обработки, особенно на те процессы, которые связаны с исполнительным контролем и соответствующими структурами мозга.Однако, почему, как и в какой степени билингвизм влияет на эти когнитивные процессы и соответствующие структуры мозга, до конца не выяснено.

Выводы

Мы описали, как двуязычие влияет на обработку первого языка и процессы исполнительного контроля. Мы утверждали, что основные различия между одноязычными и двуязычными с точки зрения усвоения и обработки языка коренятся в двух факторах. Во-первых, билингвы получают меньше информации и меньше используют каждый из своих языков, чем монолингвы на своем единственном языке.Во-вторых, билингвы должны контролировать свои языковые системы более требовательным образом, чем одноязычные, что требует участия структур когнитивного контроля. Эти две функции увеличивают требования к обработке во время изучения и обработки двуязычного языка. Таким образом, в то время как нейронные сети, участвующие в обработке первого языка, кажутся принципиально одинаковыми для одноязычных и двуязычных, последняя группа сталкивается с более высокими требованиями к обработке, что приводит к увеличению мозговой активности. Кроме того, повышение способности исполнительного контроля является результатом того, что человек справляется с этим увеличением потребности в обработке, которое начинается в младенчестве и продолжается на протяжении всей жизни, что, возможно, увеличивает когнитивный резерв у пожилых людей.

Эти выводы, однако, следует интерпретировать с некоторой осторожностью при разработке лингвистической образовательной политики и предоставлении рекомендаций родителям. Это связано с тем, что сопоставимый уровень компетенции между двуязычными и одноязычными может быть возможен только в том случае, если языковой вклад на любом языке (и особенно на первом) является частым, разнообразным и социально полезным 94 . Если эти условия не соблюдены, возникают ситуации доминирования переключаемого языка, в которых второй язык билингва становится доминирующим языком 95, 96 .Это часто имеет место среди меньшинств и иммигрантов 97 . Более сбалансированное использование двух (или более) языков двуязычным человеком должно гарантировать полное развитие первого языка и, возможно, дополнительных преимуществ в когнитивных процессах 80 .

Важно отметить, что, за исключением нескольких исследований, посвященных международному усыновлению, очень немногие исследования изучали нейронные изменения, связанные с доминированием смены языка. Более пристальное изучение этого вопроса может помочь лучше понять фундаментальные вопросы пластичности мозга на протяжении всей жизни.В то же время более полное описание того, как возраст овладения вторым языком влияет на обработку первого языка и исполнительный контроль, будет иметь основополагающее значение для понимания происхождения описанного билингвального эффекта как на поведенческом, так и на нейронном уровнях.

С точки зрения нервной системы нерешенным вопросом для дальнейших исследований является развитие сетей мозга у одноязычных и двуязычных детей. Долгое время предполагалось, что сложная языковая сеть, поддерживающая языковую обработку во взрослом возрасте, была результатом затянувшегося во времени взаимодействия между взрослением и языковым воздействием.Увеличение функциональной левосторонней латерализации и усиление вовлечения лобных структур считалось и до сих пор считается нормальным ходом развития языковой нейронной специализации. Однако недавние находки указывают на то, что такие сети (как в отношении левой специализации, так и в отношении участия ее лобных структур) могут быть функциональными уже при рождении 98 , даже у недоношенных детей 99 .

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.