Кризис 3 4 лет у детей: советы психологов родителям. Какие причины и как пережить.

Кризис 3 лет у ребенка – признаки: причины и характеристика

Содержание статьи

Кризисный период – это новый этап, резкий скачок в психоэмоциональном развитии ребенка, появление у него новых понятий о жизни, навыков и особенностей поведения. По мере выхода из кризиса малыш развивает, закрепляет и совершенствует новые навыки.

Типичны и симптомы кризиса 3-х лет, которые индивидуальны у каждого малыша, но имеют и целый ряд общих черт. Из послушного, спокойного и ласкового малыш превращается в капризного бунтаря. Он нарушает установленные правила, делает все наперекор маме или папе, устраивает истерики и всячески отстаивает свои права на самостоятельные действия. Иногда родители теряются – как себя вести с ребенком, что делать, если у него случилась истерика.

Когда ожидать начало кризиса трехлетки

Первые признаки кризиса наступают не ровно в три года, у большинства малышей они могут проявиться в период от 2,5 до 4 лет. В зависимости от индивидуальных особенностей характера, методов воспитания и отношения родителей основные проявления могут продолжаться на протяжении от 2-4 месяцев до полутора лет и более.  Источник:

Л.А. Тухужева, Д.С. Темирканова, Д.А. Гукова.
Проблемы кризиса трех лет с точки зрения Л.С. Выготского // Вопросы науки и образования, 2018.

Причины возникновения

Психологи не могут точно и однозначно назвать конкретные причины возникновения возрастных кризисов. Выделяются определенные влияющие причины кризиса 3-х лет и факторы, которые прослеживаются в тех или иных ситуациях.

  • Особенности темперамента ребенка. Дети, обладающие слабым или неустойчивым типом нервной деятельности, чаще переживают кризис с максимально острыми проявлениями. Особенно тяжело приходится детям с холерическим темпераментом или малышам-меланхоликам. Сангвиники и флегматики менее подвержены кризисным изменениям.
  • Авторитарное воспитание – еще одна из причин серьезного кризиса дошкольного возраста. Постоянная диктатура родителей, подавление инициативы и игнорирование желаний ребенка приводит к бурным протестам.
  • Повышенная тревожность родителей и избыточная забота о малыше (гиперопека). Стремления и желания ребенка подавляют из-за чрезмерного волнения за его здоровье. Родители не считают ребенка самостоятельным, делают за него все.
  • Проблемы со здоровьем. Психические отклонения, неврологические заболевания и тяжелая хроническая патология влияют на реакции детей.
  • Конфликты внутри семьи. В этом случае психологи дают рекомендации для родителей – не вмешивать ребенка во взрослые проблемы оградить его от выяснения родительских отношений и негатива.

Ключевые симптомы кризиса: 7 основных изменений

В той или иной мере проявления имеют сходные черты у всех детей, различается только степень тяжести ключевых характеристик кризиса 3 лет. Общие проявления родители описывают как изменения поведения и непослушность, скандалы и истерики, слезы буквально из-за каждой мелочи. Психологи выделяют 7 основных симптомов кризисного поведения:

  • Негативизм. Ребенок наотрез отказывается следовать указаниям взрослых, даже если эта просьба выгодна самому малышу. На любые просьбы – четкое «нет».
  • Строптивость. Малыш резко меняет свои привычки, не желает придерживаться режима. За счет скандалов и истерик пытается отвоевать право делать так, как хочет он.
  • Упрямство. Ребенок принимает какое-либо решение и четко придерживается этой линии. Его невозможно заставить, уговорить или мотивировать на те или иные привычные действия. Он будет рыдать, но четко стоять на своем.
  • Своеволие. Малыш хочет делать что-либо самостоятельно, игнорируя подсказки или слова родителей.
  • Протест. Особенности этой характеристики – буря эмоций в отношении указок родителей, что он должен делать. Если что-либо за него выбрали или решили родители, ребенок отказывается от этих вещей или действий.
  • Обесценивание. Малыш перестает ценить те вещи или действия, которые ранее были для него важными, любимыми или дорогими. Он может кидать и ломать любимые игрушки, обзывать родителей, драться с братьями-сестрами, отказываться от любимых лакомств.
  • Деспотизм. Ребенок пытается командовать членами семьи, требует подчинения и беспрекословного послушания. Если его прихоти не выполняются, следует истерика и крики, топанье ногами и повышение голоса.  Источник:
    Д.М. Шакирова, А.Ф. Гильманова.
    Возрастные кризисы у детей дошкольного и школьного возраста // Скиф. Вопросы студенческой науки, 2019.

Не все из этих признаков могут проявляться одинаково ярко, иногда преобладают определенные симптомы, которые срабатывают наиболее часто и которыми ребенок пользуется как инструментом воздействия.

Рекомендации для родителей: как себя вести

Существует множество советов родителям, которые помогут сгладить остроту проявлений кризиса и пройти этот нелегкий этап как можно спокойнее. Но если родители ощущают, что они в безвыходной ситуации, не знают, как преодолеть кризис 3 лет самостоятельно, нужно обратиться к опытному детскому психологу.

Общие рекомендации по преодолению кризисного этапа:

  1. Запасайтесь терпением. Ребенку так же нелегко, как и вам. Он не понимает, что с ним происходит и пытается найти реально доступный для него выход. Не кричите, не наказывайте его, такие действия только ухудшат ситуацию.
  2. Пытайтесь договариваться. Родители постепенно понимают, как пережить очередную истерику в магазине или гостях. Можно заранее определить, что вы купите игрушку, но если начнутся капризы, вы немедленно уйдете без покупок. Если ребенок выдержит условия договора, важно похвалить его за примерное поведение.
  3. Установите границы дозволенного. Ребенок четко должен знать, какое поведение допустимо, а какие границы переходить нельзя. Не отменяйте запреты, если начинается плач, будьте последовательны в словах и действиях. После того как ребенок успокоится, поговорите с ним о том, почему вы так поступили.
  4. Используйте слово «нельзя» разумно и рационально. Чем больше у детей запретов, тем сильнее соблазн их нарушить. В период кризиса «нельзя» должно распространяться на то, что нанесет вред здоровью ребенка и окружающих, домашних животных, может испортить чужое имущество.

В остальном дайте малышу определенную самостоятельность.

Источники:

  1. Л.А. Тухужева, Д.С. Темирканова, Д.А. Гукова. Проблемы кризиса трех лет с точки зрения Л.С. Выготского // Вопросы науки и образования, 2018.
  2. Д.М. Шакирова, А.Ф. Гильманова. Возрастные кризисы у детей дошкольного и школьного возраста // Скиф. Вопросы студенческой науки, 2019.

 

особенности проявления, советы родителям //Психологическая газета

Вот и остались позади бессонные ночи, бесконечные укачивания и тревоги по поводу здоровья малыша. К великому счастью, он самостоятельно кушает, ходит, бегает и уже задает массу вопросов. Смешные истории, высказывания детей родители незамедлительно стараются запечатлеть. Веселые прогулки по парку, посиделки в кафе или краткосрочные экскурсии – это все могут позволить себе родители детей трех лет.

Но наступает другой этап, не менее сложный – период детского кризиса 3 лет и как вести себя родителям сейчас, чтобы как можно быстрее пережить эти испытания?

Возрастные кризисы – это неизбежная стадия развития и взросления ребёнка. Это своего рода переломные моменты, во время которых происходит переоценка всех прежних ценностей, переосмысление своего Я и отношений с окружающими.  
Одним из таких моментов является кризис 3 лет.

Кризис трех лет – особенности

Каждому периоду развития ребёнка свойственны свои потребности, способы взаимодействия, модели поведения и осознания себя. Достигнув трехлетнего возраста, малыш начинает осознавать, что он личность. Кроха понимает, что он такой же как и другие люди. Это проявляется возникновением в речи слова «Я». Если ребёнок раньше без проблем говорил о себе в третьем лице, называя себя по имени, например, произносил: «Дима хочет кушать», то теперь это происходит все реже и реже. Теперь при взгляде на свое отражение в зеркале или фото, он с уверенностью произносит: «Это Я». Кроха начинает воспринимать себя как самостоятельного человека, имеющего свои особенности и желания. Вместе с этим осознанием и приходит кризис трех лет. Некогда ласковый милый малютка в это время может сильно измениться и превратиться в упрямого и капризного «нехочуху».

К счастью, детский кризис трех лет – это проходящее явление, особенно если подойти к этому вопросу грамотно и разобраться, каковы причины, вызывающие такое неадекватное поведение ребенка.

О начале кризиса трех лет свидетельствует следующее поведение:

  • ребёнок становится истеричным, даже без особой причины;
  • совместные посещения магазинов становятся несносными, он постоянно требует купить что-нибудь для себя. В противном случае, родителей ждет «показательное выступление» с рыданиями и катаниями по полу;
  • постоянно пытается перейти границу дозволенного, проверить реакцию взрослых, не реагирует на запреты или просьбы, понятия «нельзя» для него не существует;
  • на прогулке может убежать в противоположное направление движения и спрятаться;
  • отвечает на все предложения негативно, ему все не нравится, он не желает подчиняться;
  • пытается самостоятельно одеться, поесть, но столкнувшись с трудностями или препятствиями, закатывает истерику;
  • попытки поговорить с ребенком не заканчиваются положительным результатом, он в любом случае все делает по-своему.

Каковы причины такого поведения?

В возрасте 3 лет ребёнком осознается то, что он является самостоятельной личностью. Постепенно личное «я» отделяется от родительской опеки. Свои желания нужно отстаивать ради удовлетворения детских потребностей. Чаще всего поведение ребенка – демонстративно, он у всех на виду может устроить истерику из-за пустяковой причины или вовсе без неё. Такое тираническое поведение вызывает у родителей немало беспокойства. В некоторых случаях оно переходит в раздражение или рукоприкладство. Однако, не нужно забывать, что такое поведение вовсе не направлено на то, чтобы специально огорчить взрослых, досадить им. Ребёнку просто не знакомы другие модели поведения для того, чтобы самоутвердиться и доказать всем, что он также является личностью со своим характером и желаниями.

Кризис 3 лет – как вести себя с ребенком

Подготовившись к нему заранее, родители не только смогут вытерпеть все капризы малыша с минимальными психическими потерями для себя, но и помогут ребёнку преодолеть эти сложности.

Перемены в поведении ребёнка, порой, очень большие, нередко вызывают недоумение у пап и мам. Очень важно не реагировать на них жестко, постоянно наказывая кроху. В подобной ситуации необходимо понять, что это нормальное развитие ребёнка в 3 года. Возрастные кризисы затрагивают всех психически здоровых детей, вот только иногда они протекают практически незаметно, а иногда, наоборот, длятся очень долго и проходят тяжело, доставляя немало страданий малышу. В этот период основная задача родителей — поддержать своего кроху и помочь максимально безболезненно его преодолеть.

Предоставьте ребёнку свободу выбора

Дети в три года ожидают от окружающих, а особенно от родителей, признания их самостоятельности и независимости, даже несмотря на то, что сами к этому ещё не готовы. Поэтому для ребёнка в этом возрасте очень важно чтобы с ним советовались и интересовались его мнением. Не ставьте малышу ультиматумы, подойдете к постановке своих просьб или пожеланий изобретательнее.

Например, если ребёнок изъявляет желание одеваться самостоятельно — пусть, в этом нет ничего плохого, просто предусмотрите это и начните собираться на четверть часа раньше. Также можно предложить выбор между несколькими вариантами, например, есть с красной или желтой тарелки, гулять в парке или на детской площадке и т.д.

Неплохо работает приём переключения внимания. К примеру, вы собираетесь навестить сестру, но подозреваете, что на ваше предложение малыш может ответить отказом, тогда просто предложите ребёнку выбрать одежду, в которой он поедет в гости. В итоге вы переключите внимание крохи на выбор подходящего наряда и он не будет думать, ехать ему с вами или нет.

Некоторые родители используют стремление ребёнка противоречить, себе на пользу. Например, планируя покормить малыша, предлагают ему отказаться от обеда. В свою очередь, кроха, стремясь возразить, захочет поесть. Однако в эстетичности использования такого метода достижения целей можно усомниться. Ведь, по сути, вы манипулируете своим малышом и постоянно его обманываете. Разве такое воспитание можно назвать приемлемым?

Дайте малышу почувствовать себя самостоятельным

Всегда кризис трех лет у ребенка проявляется возросшей самостоятельностью. Малыш пытается все делать сам, даже несмотря на то, что его возможности далеко не всегда соответствуют его желаниям. Родителям необходимо отнестись с пониманием к подобным стремлениям.

Постарайтесь проявлять больше гибкости в воспитании, не бойтесь несколько расширить обязанности и права крохи, дайте почувствовать ему самостоятельность, конечно, только в разумных пределах, определенные границы, все же, должны существовать. Просите иногда его о помощи или давайте какие-то простые поручения. Если вы видите, что кроха пытается что-то сделать сам, но не может с этим справиться, ненавязчиво помогите ему.

Научитесь справляться с истериками ребёнка

В связи с кризисом, истерики у ребенка 3 лет – очень частое явление. Многие родители просто не знают, что делать и как вести себя в подобных ситуациях. Не обращать внимания, жалеть, выполнять капризы или наказать разбушевавшееся дитя? В данной ситуации единого совета, который бы подошел абсолютно всем, к сожалению, дать невозможно. Родители сами должны выбрать правильную линию поведения или стратегию борьбы.

Научитесь отказывать

Отказывать своему любимому малютки могут далеко не все родители. Тем не менее, уметь говорить четкое «Нет» — необходимо каждому взрослому. В любой семье должны быть установлены границы, за которые выходить никак нельзя и ребёнок должен о них знать.

Чего родителям делать не стоит

Чтобы ваш замечательный малыш не вырос слишком упрямым и неконтролируемым или, наоборот, малоинициативным и безвольным, никогда не показывайте ему, что его мнение ничего не значит и абсолютно вас не волнует. Не подавляйте стремление крохи к самостоятельности, обязательно доверяйте посильные ему дела. Также не стоит постоянно ругать малыша и стоять на своем, пытаясь сломить его упрямство. Это может привести либо к тому, что ребенок просто перестанет вас слышать, либо к возникновению заниженной самооценки.

Сколько времени длится кризис трех лет?

Длительность этого периода индивидуальна для каждого ребенка и во многом зависит от реакции родителей на детское поведение. Некоторые дети довольно быстро проходят через все трудности этапа, другие долго мучаются, пытаясь доказать окружающим свою самостоятельность.

В любом случае, кризис 3 лет считается отправной точкой формирования личности. Это не первое и далеко не последнее испытание, с которым придется столкнуться каждому родителю. Очень важно в этот период не терять самообладания и искренне любить своего ребёнка, независимо от его поступков.

Как справиться с кризисом трех лет у ребенка

Раньше ваш малыш был послушным и милым ребенком. Однако вы все чаще стали замечать за ним, что, желая чего-либо, ребенок стоит на своем и требует желаемого, капризничая или устраивая истерики? Поздравляем, у вашего ребенка кризис трех лет! Что это такое и как с этим справиться, расскажет портал «Я родитель».

Что такое кризис трех лет

Только недавно маме казалось, что позади осталось самое беспокойное время – бессонные ночи, испачканные подгузники, проблемы кормления. Однако к третьему году жизни ребенок начинает проявлять характер, и из доброго мальчика или ласковой девочки он превратился в настоящего «вождя краснокожих!»

Все дело в кризисе, который переживает малыш в возрасте трех лет. В это время он впервые начинает осознавать себя как самостоятельную личность, а не как часть матери. У крохи появляются собственные желания, которые порой идут вразрез с мнением родителей, и он пока еще не понимает, как вести себя, чтобы все было хорошо. Отсюда и желание делать хоть что-то, лишь бы не молчать: ребенок начинает спорить со взрослыми, доказывать свою точку зрения, самоутверждаться путем истерик или капризничать.

Признаки кризиса трех лет

Одно из проявлений кризиса трех лет – это отрицание. Малыш на все просьбы родителей начинает отвечать категорично «нет», «не хочу», «не буду», «не пойду». Ребенок может даже отказываться выполнять действия, которые ему всегда нравились, и именно этим отличается отрицание от простого непослушания.

Еще одно типичное проявление этого непростого периода – упрямство. Кроха стоит на своем до последнего, вынуждая взрослых идти ему на уступки. При этом важно отличать от упрямства такое положительное качество как настойчивость. Настойчивый малыш вынуждает считаться с его мнением лишь по тем вопросам, которые для него действительно важны, а упрямец стоит на своем назло родителям, чтобы доказать, что его мнение должно быть решающим.

Кризис, который переживает малыш, можно также определить по появившемуся у него своеволию: кроха стремится к полной самостоятельности, не дает родителям ему ни в чем помогать и что-либо решать за него.

Часто дети, переживающие трехлетний кризис, проявляют агрессивность, которая выражается в грубости и драчливости. Ребенок может выкрикивать обидные слова по отношению ко взрослым, устраивать драку с ними или со сверстниками, ломать любимые игрушки, рвать книги.

Дети, которые имеют братьев или сестер, во время такого кризиса начинают проявлять деспотичность, стремясь взять власть над всеми, кто их окружает: заставляют младшего брата подчиняться или ревнуют старшего, требуют, чтобы родители считались с его мнением по всем вопросам, диктуют всем членам семьи, что нужно делать.

Кризис трех лет для детей – это крайнее проявление протеста против всего, что их окружает. Ребенок зачастую сам не понимает, что именно его не устраивает, и страдает от собственного поведения, но ничего не может с собой поделать.

Как пережить кризис трех лет

Кризис трех лет обычно длится несколько месяцев, затем успешно проходит сам собой, однако психологи советуют родителям придерживаться определенных правил, чтобы уберечь себя и малыша в это время от лишней нервотрепки.

Правило первое – поощряйте самостоятельность ребенка. Если малыш что-то хочет сделать сам, не нужно предлагать ему помощь и пытаться контролировать его действия. От этого он будет еще больше раздражаться. Лучше просто обеспечить его безопасность во время выполнения задачи и похвалить, когда у него все-таки получится задуманное. Чтобы избежать постоянных капризов со стороны малыша, можно перед тем, как в чем-то ему помочь, спрашивать: «Ты это сделаешь сам или тебе нужна помощь?»

Правило второе – если ругаете малыша, то только за проступок! Нельзя обзывать ребенка такими словами, как жадина, дурак, глупый, бестолковый, вредина, поскольку он действительно может стать таким. Ругать можно только за неправильный поступок, но ни в коем случае не критиковать личность ребенка. Лучше сказать «Ты поступил нехорошо», а не «Ты такой вредина!».

Правило третье – сохраняйте спокойствие! Чем спокойнее вы реагируете на выходки малыша, тем меньше у него будет желания досадить вам. Крик и ругань провоцируют ребенка еще больше раздражаться и отстаивать свое мнение, поэтому необходимо взять себя в руки и отвечать спокойно, даже если малыш ведет себя отвратительно.

Правило четвертое – давайте малышу право выбора. Кризисный период у детей проходит намного спокойнее, когда родители считаются с их мнением. Пусть кроха сам решит, будет ли он завтракать, какой мультфильм будет смотреть, и на какую детскую площадку вы отправитесь с ним во время прогулки.

Правило пятое – анализируйте ситуацию. После каждой истерики, устроенной ребенком, разговаривайте с ним. Делать это лучше, когда малыш немного успокоится. Объясните крохе, почему вас расстраивает его поведение, и попросите его поделиться с вами переживаниями, которые он испытывает, чтобы вместе найти выход из ситуации.

Правило шестое – просто любите ребенка! Несмотря на все некрасивые поступки, вы все равно будете любить своего малыша, поэтому не забывайте напоминать ему об этом. Даже если кроха обзывает вас, кричит о том, что он вас не любит, не сердитесь, а отвечайте ему, что он все равно для вас самый любимый и родной.

Задача родителя во время кризиса трех лет – помочь малышу пережить сложный период, поэтому ищите во всем положительные стороны, ведь все эти возрастные проявления помогут ребенку научиться таким важным качествам, как настойчивость, терпение, самостоятельность и целеустремленность.

Виктория Грицук

Причины плохого поведения у детей — Возрастные кризисы

Кризис 3 лет

У меня на приеме была мама трехлетней Лизы. Она в рас­терянности, муж в негодовании: ребенка как будто подменили. «Чуть что не по пей, — говорит мама, — сразу бросается на пол, на все просьбы и предложения кричит: „Не хочу!» и „Не буду!»». Мама не понимает, что происходит с ребенком, она не знает, что капризы и протесты в 3 года — это нормальное яв­ление, это показатель того, что ребенок растет, развивается, делает попытки самоутвердиться, и его надо не наказывать за это, а надо просто помочь.

Особенно яркие эмоциональные переживания возникают у трехлетних малышей, если дело касается удовлетворения соб­ственных желаний.

Чем больше трудностей при их выполнении, тем сильнее эмоциональная вспышка, особенно если ребенок хотел выпол­нить что-либо самостоятельно.

В этот момент особенно нужна эмоциональная поддержка взрослого. Малышу необходимо дать выразить свои отрица­тельные эмоции, это важная часть его развития и взросления. Не следует пытаться сразу же гасить отрицательные переживания и тем более эмоционально реагировать на аффективные вспышки, случившиеся не к месту и не вовремя.

Типичный пример: мама с ребенком входит в вагон метро, тот, видя, что все места заняты, начинает капризничать и требовать себе место, мать спокойно говорит, что поскольку свободных мест нет, можно сесть на пол. Ребенок в недоуме­нии и от неожиданности резко прекращает «показательные выступления».

            

Что же такое кризис 3 лет? Как считают психологи, это осо­бый, относительно непродолжительный во времени период жиз­ни, характеризующийся резкими психологическими изменени­ями. Кризис может начаться в 2—2,5 года и протекать бурно и стремительно, а может остаться незамеченным родителями и в 3 года. Форма, длительность и острота проявления будут зависетьот индивидуальных особенностей малыша, стиля воспитания, состава семьи и так далее. Хорошо известно, что чем жестче ве­дут себя родители, тем острее протекают кризисные явления. Неблагоприятно на прохождении кризиса сказывается и начало посещения детского сада. Считается, что ребенка лучше отда­вать в дошкольное учреждение до 2 лет или около 4 лет.

Кризис 3 лет начинается с проявления ребенком самостоятель­ности («я уже многое могу сам»), когда он старается выделить свое «я» и установить новые отношения со взрослым. Как пра­вило, родители не успевают быстро перестроиться и продол­жают общаться с малышом как с беспомощным маленьким су­ществом, ограничивая его попытки без посторонней помощи достичь какой-либо цели. Такие ситуации и провоцируют кри­зисные явления, свойственные данному возрасту. Они всегда адресованы взрослым, и никогда не направлены на сверстни­ков.

Надо помнить, что чем доверительнее и спокойнее отноше­ния между ребенком и мамой, тем мягче будет проходить этот кризис. Крики, раздражительность, авторитарность родителей будут усугублять негативное поведение малыша.

Негативные проявления, характерные для кризиса 3 лет

1. Негативизм

Это типичная протестная реакция малыша на излишнюю требовательность, жесткие ограничения и запреты, а также на дефицит внимания со стороны родителей. Выражается обычно в том, что ребенок игнорирует любые просьбы старших только потому, что они исходят от взрослого. Это негативная реакция на взрослого, а не на содержание просьбы.

Типичный пример: мать приходит с работы уставшая и, не обращая внимания на ребенка, принимается за домашние дела, попутно требуя от малыша убрать игрушки. Тот «не слы­шит».

При сильно выраженном негативизме можно получить отказ ребенка на любую просьбу или требование взрослого. Малыш даже может поступать вопреки своим эмоциональным пережи­ваниям и желаниям. Например, он очень хочет идти в дельфи­нарий, но, услышав просьбу взрослого начать одеваться, резко отказывается. Поскольку он сам же от этого и страдает, такие протестные реакции могут сопровождаться как гневом, так и слезами. Ребенок может противоречить взрослому даже в со­вершенно абсурдной форме: «Какие у тебя красивые косы!» — «Нет, некрасивые!», «Смотри, какое яркое солнце!» — «Нет, это не солнце, это — луна».

Как вести себя родителям.

  • Надо на время оставить ребенка в покое или отвлечь от конфликтной ситуации. Любого психически здорового малы­ша, даже в фазе острого кризиса, можно отвлечь!
  • Иногда помогают решить проблему инверстные просьбы (просьбы наоборот): мы сейчас никуда не пойдем, ты, пожалуй­ста, не одевайся. В подобной ситуации главное для ребенка — спокойное, эмоционально нейтральное поведение родителей.

Надо помнить, что в негативизме есть и положительная сто­рона: ребенок таким, пусть еще неумелым способом выражает свое отношение к окружающим, он уже не действует как рань­ше — только под влиянием эмоций.

Негативизм с возрастом уменьшается и проходит (конечно, если родители властно не подавляют малыша).

2. Упрямство

Упрямство следует отличать от настойчивости. Настой­чивость — это полезное волевое качество, позволяющее дости­гать цели, невзирая на трудности (например, если домик из ку­биков разваливается, а малыш в конце концов находит способ сделать его устойчивым). Упрямство — это стремление ребенка настоять на своем не потому, что ему чего-то очень хочется, а потому, что он этого потребовал. «Дай мне красную юбку, я хочу ее надеть!» — упрямится дочка. Мать приводит разные доводы, которые весьма убедительно показывают преимущества другой одежды, девочка с ними соглашается, но продолжает настаивать на первоначальном требовании. Если постоянно отмахиваться от ребенка или идти на поводу у его желаний, упрямство может стать чертой характера.

Как вести себя родителям.

Безусловно, самое простое правило в этом случае — не за­прещать, а объяснять. Ребенок 3 лет отлично понимает разум­ные доводы взрослого. «Малыш, нам обязательно надо сегодня пойти в детский сад: я и папа едем на работу, бабушка идет к врачу, а брат — в школу, все очень заняты, но вечером мы обя­зательно соберемся вместе и… (описывается примерный план вечерних мероприятий)». Старайтесь выполнять золотое прави­ло — всегда говорить ребенку правду, без лицемерия и лжи.

3. Своеволие

Своеволие проявляется в том, что ребенок все хочет делать самостоятельно независимо от ситуации и своих возможностей (покупать товары в магазине; рассчитываться с кассиром; выби­рать и принимать лекарства; переходить дорогу; не держась за мамину руку, и так далее). Естественно, такие желания малыша не вызывают восторга у родителей. Однако в любой ситуации с ним можно договориться.

Как вести себя родителям.

Самый лучший способ в данном случае — компромисс («Давай, ты сам достанешь вот эту таблетку, возьмешь ложку, а я налью тебе из чайника воды», «Давай, я понесу тяжелую сумку за эту ручку, а ты — за ту»). Если ребенку дают возмож­ность что-либо сделать в значимой для него ситуации самому, конфликт с родителями быстро исчерпает себя. И наоборот, любой жесткий запрет приведет к усилению негативных про­явлений.

4. Строптивость

Строптивость внешне выглядит как негативизм, но безад­ресный. Это протест против всего привычного образа жизни. Ребенку перестают вдруг нравиться любимые игрушки и заня­тия, какие-либо традиционные в семье совместные игры, риту­алы (например, при укладывании спать) и так далее.

Как вести себя родителям.

Единственный выход — не будьте консервативными, про­явите максимум фантазии, поменяйте привычный уклад, есте­ственно, не в ущерб себе и ребенку. Любимая игрушка, напри­мер, может неожиданно поменять внешность и характер, стать на время такой же «вредной», как малыш. Дети очень быстро забывают про свои капризы и охотно включаются в новую иг­ру. Самая желанная роль для ребенка — роль взрослого (мамы и воспитателя). Подыграйте ему, и вы увидите, что случилось чудо — ваш малыш стал более спокойным и послушным.

5. Деспотизм

Поведение ребенка в этот период весьма противоречиво: с одной стороны, он стремится быть автономным и решать, как взрослые, все сам, с другой — хочет снова стать маленьким, чтобы безраздельно владеть вниманием близких. Эти проти­воречия находят выход во властном поведении, когда малыш начинает манипулировать взрослыми («Нет, ты не пойдешь в гости, ты будешь со мной дома!», «Не говори по телефону, а играй со мной!»).

Как вести себя родителям.

  • Следует объяснить малышу, что у каждого члена семьи есть свои желания, дела и обязанности, в которых он, ребенок, тоже может принимать участие («Мы с тобой собрали мозаику, а теперь надо приготовить папе ужин, ведь он придет голодный. Давай, ты будешь мне помогать — папе будет приятно, что мы вместе трудимся». «У тебя есть „рабочий» стол с бумагой и фломастерами, и у меня есть рабочий стол с книжками и руч­ками. Давай, после завтрака вместе „поработаем»»). Если ребе­нок не чувствует себя постоянно вычеркнутым из родительской жизни, если нет разделения дел на «детские» и «взрослые», он спокойнее будет реагировать на просьбы, примет как должное ваш уход на службу или в гости.
  • Безусловно, этот возрастной период очень сложен и для ребенка, и для взрослых, но, зная, что многие симптомы естест­венны для малыша и со временем проходят, и вооружившись терпением, можно справиться со всеми бурными эмоциональ­ными проявлениями ребенка. Это период, когда у маленьких детей стремительно меняется отношение к окружающим его лю­дям, к самим себе. И от того, насколько готовы меняться вслед за ребенком родители, зависит его гармоничное личностное развитие и взросление. Важно помнить, что именно в этот пе­риод малыш пытается заявить о себе какими-либо достижени­ями, поступками, словами, ожидая от близких положительнойоценки, похвалы.

Помните, что одобрение пусть незначительных, но самосто­ятельных попыток достичь результата в каком-либо деле — за­лог высокой самооценки ребенка в будущем.

У малыша обязательно должно быть ощущение и пережи­вание успеха, тогда кризис пройдет незаметно и его поведение выровняется.

При неблагоприятном течении кризиса в поведении ребен­ка могут закрепиться нежелательные черты, что приведет к осложнению отношений с ним, а также может наблюдаться це­лый спектр невротических реакций: нарушение сна, аппетита, страхи, энурез, плаксивость и прочее.

Кризис 7 лет

«Я уже не знаю, как это называется и как мне себя вести! Мой ребенок как будто деградирует. Она наотрез отказыва­ется делать самые простые вещи: умываться, чистить зубы, надевать тапки. Встав утром, она может полдня просидеть в кресле в пижаме, нечесаная, немытая и голодная. Сначала я некоторое время жду, когда она „включится», потом напоми­наю, что надо сделать, но она полностью игнорирует мои про­сьбы. Когда, потеряв терпение, я уже требую от нее каких-то действий, она начинает спорить или плакать. Что мне де­лать?» — спрашивает обеспокоенная мама семилетней девочки.

Девочки манерничают, мальчики кривляются, и те и дру­гие словно бы дружно забывают привычно-правильные нормы поведения. Почистить зубы, убрать постель или протереть ту­фельки — привычные бытовые ритуалы вдруг так надоедают, что дети начинают их упорно игнорировать.

Около 6—7 лет начинается очередной возрастной кризис. В психологии он получил название «кризис 7 лет». Однако по сравнению с кризисом 3 лет и подростковым кризисом этот переходный период обычно протекает почти незаметно для ро­дителей, и описанная выше ситуация, к счастью, встречается нечасто. Но тем не менее у каждого ребенка по-разному про­исходит переосмысление происходящих событий и взросление. Те родители, чьи дети остро переносят кризис 7 лет, отмеча­ют появление у своего ребенка беспокойства, нервозности, за­мкнутости, скрытности. С ним становится нелегко о чем-либо договориться, иногда невозможно понять причины того или иного неблаговидного поведения. Что же такое кризис 7 лет? Это сложный период в жизни малыша, когда меняются все его стереотипы и представления о мире, сформировавшиеся ранее. У ребенка, который прежде вел себя наивно и непосредственно, появляется осмысление своих поступков, их предварительное обдумывание, внутреннее сосредоточение вместо привычной импульсивности и стремление к еще большей самостоятельно­сти. Игровая деятельность в детском саду сменяется на учебную в школе, появляется больше жестких рамок и правил, регла­ментирующих деятельность ребенка. Все эти преобразования не могут не повлиять на его поведение.

Признаки кризиса 7 лет

1. У ребенка меняется представление о себе, самооценка становится более адекватной (у маленьких детей она немного завышена). Уже шестилетний ребенок может критично отнес­тись к результатам своей работы, заметить свои недостатки, огорчается неудачам и радуется победам. Но если взрослые по-прежнему восторгаются всем, что делает малыш, в ответ у него может появиться раздражительность, гнев или слезы.

2. Ребенок начинает задавать много вопросов из самых раз­ных областей знаний: о человеке, космосе, планетах, профессиях и так далее. Его очень сердит, когда взрослые говорят: «Тебе рано это знать — ты еще маленький». В этот период очень вы­сока умственная активность ребенка.

3. Малыш стремится к самостоятельности и автономности. Важно, чтобы у него была своя комната и круг обязанностей, которые кроме него никто не делает. Дети очень гордятся тем, что сами могут вымыть посуду, выбросить мусор, расплатить­ся с продавцом.

Ярче проявляются симпатии и антипатии по отношению к различным людям, меняется представление о них.

4. Ребенок может начать делать что-либо демонстративно, протестуя против привычных норм и правил. Перестать здо­роваться, говорить спасибо и прочее.

Как правило, начало школьной жизни приводит к разреше­нию кризиса 7 лет, если ваш ребенок был психологически готов к поступлению в школу. Но пассивно ждать этого времени не следует. Лучше еще до школы постараться избавиться от нега­тивных моментов кризиса.

Несколько рекомендаций по общению с ребенком в этот непростой период.

  • Постарайтесь больше поддерживать и хвалить малыша за реальные успехи и достижения, подчеркивая, что он уже многое может сделать сам. Порицать следует не самого ребенка, а тот поступок, который он совершил («Меня очень огорчило, что ты не дал сестренке сока» вместо оскорбительного: «Ты жадный и противный мальчик!»).
  • Исключите приказной тон, будьте доброжелательны.
  • Чаще прибегайте к чувству юмора и не теряйте оптимизма, кризис — явление временное.
  • Необходимо совместно обсуждать сделанные ошибки и пути их исправления, причины и последствия тех или иных поступков.
  • Проявляйте искренний интерес к внутренним пережива­ниям и сомнениям ребенка, не высмеивайте его страхи.
  • Больше времени занимайтесь совместным творчеством, чтением и другими делами.
  • Не акцентируйте внимание на негативных проявлениях ре­бенка — и ему станет неинтересно демонстрировать их вновь.
  • Самое главное — старайтесь быть более внимательными к малышу, проявляйте больше любви, тепла, ласки, чаще гово­рите, что вы его любите и скучаете, когда не вместе.

Кризис 3 лет у детей. Советы и рекомендации детского психолога

Наконец-то Вашему ребенку ровно три. Он почти самостоятельный: ходит, бегает и разговаривает… Ему многое можно доверить самому. Ваши требования непроизвольно возрастают. Он во всем пытается помочь Вам.

И вдруг с Вашим любимцем что-то происходит. Он меняется прямо на глазах. И самое главное – в худшую сторону. Как будто кто-то подменил ребенка и вместо уступчивого, мягкого и податливого, как пластилин, человека, подсунул Вам вредное, своенравное, упрямое капризное существо.

  • Отказывается от того, что ему всегда очень нравилось.
  • Всё делает всем назло, во всём проявляет непослушание, пусть даже в ущерб собственным интересам.
  • Очень обижается, когда пресекают его шалости.
  • Любые запреты перепроверяет.

«Неужели мама и папа не понимают, что их помощь мне не нужна?» — думает малыш, утверждая свое «Я». «Неужели они не видят, какой я умный! Я самый лучший!» — любуется сам собой ребенок в период «первой любви» к себе, испытывая новое головокружительное чувство – «Я сам!».

В 3 года дети ожидают от семьи уже признания независимости и самостоятельности. Ребенок хочет, чтобы узнавали его мнение, чтобы советовались с ним.

Возросшие потребности трехлетнего ребенка уже не могут быть удовлетворены прежним стилем общения с ним и прежним образом жизни. В знак протеста, отстаивая свое «я», малыш ведет себя «вопреки родителям», испытывая противоречия между «хочу» и «надо».

Но ведь мы говорим о развитии ребенка. А всякому процессу развития, помимо медленных перемен, свойственны и скачкообразные переходы-кризисы. На смену постепенным накоплениям изменений в личности ребенка приходят бурные переломы. Развитие невозможно повернуть вспять.

Представьте себе цыпленка, который ещё не вылупился из яйца. Как безопасно ему там. И все-таки, хоть инстинктивно, но он разрушает скорлупу, чтоб выбраться наружу. Иначе он просто задохнулся бы под ней. 

Кризисы необходимы. Они — движущая сила развития, его своеобразные ступеньки, этапы смены ведущей деятельности ребенка.

В 3 года ведущей деятельностью становится ролевая игра. Ребенок начинает играть во взрослых и подражать им.

Как надо вести себя родителям в период кризиса ребенка 3х лет?

По тому, на кого направлен кризис ребенка 3-х лет, можно судить о его привязанностях. Как правило, в центре событий оказывается мать. И главная ответственность за правильный выход из этого кризиса возлагается на нее.

Помните, что малыш сам страдает от кризиса. Но кризис 3-х лет – это важный этап в психическом развитии ребенка, знаменующий переход на новую ступеньку детства. Поэтому, если вы увидели, что ваш малыш изменился очень резко, и не в лучшую сторону, постарайтесь:

  • выработать правильную линию своего поведения
  • станьте более гибкими в воспитательных мероприятиях
  • расширяйте права и обязанности малыша
  • в пределах разумного дайте вкусить ему самостоятельность, чтобы он мог насладиться ею

Знайте, что ребенок не просто не соглашается с вами, он испытывает ваш характер и находит в нём слабые места, чтобы воздействовать на них при отстаивании своей независимости. Он по нескольку раз в день перепроверяет у вас: действительно ли то, что вы запрещаете ему, запрещено, а может быть, можно. И если есть хоть малейшая возможность «можно», то ребенок добивается своего не у вас, так у папы, бабушек, дедушек. Не сердитесь за это на него.

Лучше сбалансируйте правильно поощрения и наказания, ласку и строгость, не забывая при этом, что «эгоизм» ребенка наивный. Ведь это мы приучили его к тому, что любое его желание как приказ. И вдруг – что-то почему-то нельзя, что-то запрещено, в чем-то отказывают ему. Мы изменили систему требований, а почему —  ребенку трудно понять.

В отместку он твердит вам «нет». Не обижайтесь на него за это. Ведь это ваше обычное слово, когда вы воспитываете его. А он, считая себя самостоятельным, подражает вам. Поэтому, когда желания малыша намного превосходят реальные возможности, найдите выход в ролевой игре, которая с 3-х лет становится ведущей деятельностью ребенка.

К примеру, ваш ребенок не хочет кушать, хотя голодный. Вы не упрашивайте его. Накройте стол и посадите на стульчики мишку. Изобразите, будто мишка пришел обедать и очень просит малыша как взрослого попробовать, не слишком ли горячий суп, и, если можно, покормить его. Ребенок, как большой, садится рядом с игрушкой и незаметно для себя, играя вместе с мишкой, съедает полностью обед.

В 3 года самоутверждению ребенка льстит, если вы звоните лично ему по телефону, шлёте письма из другого города, просите его совета или делаете ему какие-нибудь «взрослые» подарки.

Для нормального развития малыша желательно во время кризиса 3-х лет, чтобы ребенок ощущал, что все взрослые в доме знают, что рядом с ними не малыш, а равный им товарищ и друг.

Как не надо себя вести родителям во время кризиса ребенка 3х лет?

  • Постоянно ругать и наказывать ребенка за все неприятные для вас проявления его самостоятельности
  • Не говорить «да», когда необходимо твердое «нет»
  • Не пытаться любыми путями сгладить кризис, помня, что в дальнейшем у ребенка может повыситься чувство ответственности
  • Не приучать малыша к легким победам, давая повод для самовосхваления, потому что потом любое поражение для него станет трагедией
  • Не подчеркивать свою силу и превосходство над ним, противодействуя ему во всем – это приведёт чуть позже или к безразличию, или к разным видам завуалированного мщение исподтишка

Помните, все, что происходит с нашим ребенком, мы рассматриваем и оцениваем с позиции взрослого, а не его, многое не понимая при этом. Чтобы кризис прошел благополучно, любите ребенка и уважайте его как личность, личность полноценную и во многом уже самостоятельную.

Автор статьи Анастасия Омельчук

признаки кризиса и как его преодолеть

Еще вчера малыш был таким мягким и послушным, а сегодня устраивает истерики, категорически отказывается выполнять просьбы. Как же реагировать взрослым на такое детское поведение и что делать уставшим от капризов взрослым?

Кризис трех лет имеет большое значение для дальнейшего развития ребенка. Поэтому очень важно, чтобы взрослые с пониманием и терпением относились к малышу в это время.

Что нужно знать о кризисе трех лет?

В психологической литературе кризисом трехлетнего возраста называют особый, относительно непродолжительный по времени жизненный период ребенка, который характеризуется значительными изменениями в его психическом развитии. Кризис не обязательно наступает в третий год рождения, средний возраст возникновения – от 2,5 до 3,5 лет.

Период упрямства начинается примерно с 1,5 лет.

Как правило, эта фаза заканчивается к 3,5-4 годам.

Пик упрямства приходится на 2,5-3 года.

Мальчики упрямятся сильнее, чем девочки.

Девочки капризничают, чаще, чем мальчики.

Кризис 3-х лет – явление преходящее, однако связанное с ним новообразование – отделение себя от окружающих, сравнение себя с другими людьми – важный шаг в психическом развитии.

В этот период у ребенка имеется очень сильная потребность в положительном образе «Я».

Продолжительность и острота проявлений эмоциональных реакций во многом зависят от темперамента ребенка, семейного стиля воспитания, особенности отношений между родителями и малышом. Чем авторитарнее ведут себя родственники, тем ярче и острее проявляется кризис.

Фразы «я сам», «я хочу/я не хочу» слышны регулярно.

Основные симптомы кризиса:

Негативизм

Негативизм вынуждает малыша выступать против не только маминого, но и собственного желания. Следует отличать непослушание и негативные реакции. Непослушные дети поступают в соответствии со своими желаниями, которые часто идут вразрез с желаниями родителей. Кстати, негативизм зачастую избирателен: ребенок не выполняет просьбы отдельного человека, чаще всего мамы, а с остальными ведет себя как прежде. Отрицательное отношение к кому-то. Ребенок может резко перестать воспринимать нормально кого-либо из взрослых: бабушку, дедушку, да кого угодно. Чем объясняется этот выбор — неизвестно. Но если раньше ребенок отлично относился к этому человеку и был рад встрече с ним, то сейчас ребенок будет кричать при одном лишь виде. Тем более он не станет гулять с этим человеком или слушать его указания

Рекомендации: не следует говорить с детьми в приказном тоне. Если ребенок по отношению к вам настроен негативно, дайте ему возможность успокоиться и отойти от чрезмерных эмоций. Иногда помогают и просьбы наоборот: «Не одевайся, мы сегодня никуда не пойдем».

Упрямство

Упрямство часто путают с настойчивостью. Однако настойчивость является полезным волевым качеством, которое позволяет маленькому человечку достигать цель, несмотря на сложности. К примеру, достроить домик из кубиков, даже если он разваливается.

Упрямство отличается стремлением малыша стоять на своем до конца только потому, что он этого уже однажды потребовал. Если ребенок попросит что-то, но ему откажут — он будет требовать до конца. Смысл этих действий в том, чтобы «сломать» взрослого человека. Ребенок принципиально будет требовать до конца, даже если ему это уже совсем не нужно

Рекомендации: не старайтесь переубедить ребенка, потому что вы лишите его шанса выйти с достоинством из затруднительного положения. Этот способ лучше применять лишь на время кризиса.

 Деспотизм

 Наиболее часто этот симптом встречается в семьях с единственным малышом. Он пытается заставить мать и отца делать так, как ему хочется. К примеру, дочка требует, чтобы мама все время находилась рядом с ней. Если в семье несколько деток, то деспотические реакции проявляются как ревность: малыш кричит, топает, толкается, отбирает у братика или сестренки игрушки.

Рекомендации: не поддавайтесь на манипуляции. И в то же время старайтесь уделять больше внимания детям. Они должны осознать, что родительское внимание можно привлечь и без скандалов и истерик. Привлекайте кроху к домашним делам – готовьте вместе ужин для папы.

 Симптом обесценивания

Для ребенка пропадает ценность старых привязанностей – к людям, любимым куклам и машинкам, книгам, правилам поведения. Внезапно он начинает ломать игрушки, рвать книжки, обзывать или кривляться перед бабушкой, произносить грубости. Тем более что лексикон малыша постоянно расширяется, пополняясь, в том числе, и разными нехорошими и даже неприличными словами.

Рекомендации: постарайтесь отвлечь детей другими игрушками. Вместо машин займитесь конструктором, вместо книжек выберите рисование. Почаще рассматривайте картинки на тему: как следует себя вести с другими людьми.  Не стоит читать нравоучений, лучше проигрывайте тревожащие вас реакции ребенка в сюжетно-ролевых играх.

 Строптивость

Этот неприятный симптом кризиса безличен. Если негативизм касается конкретного взрослого, то строптивость направлена на привычный образ жизни, на все действия и предметы, которые родные предлагают ребенку. Зачастую она встречается в семьях, в которых существуют разногласия по вопросу воспитания между мамой и папой, родителями и бабушкой. Малыш просто перестает выполнять любые требования.

Рекомендации: если ребенок не хочет убирать игрушки прямо сейчас, займите его другой деятельностью – например, порисуйте. А через несколько минут вы обнаружите, что он сам начнет складывать машинки в корзину, без вашего напоминания.

Бунт

Трехлетний ребенок пытается доказать взрослым, что его желания столь же ценны, как их собственные. Из-за этого он идет на конфликт по любому поводу. Кажется, что малыш находится в состоянии необъявленной «войны» с окружающими, протестуя против каждого их решения: «Не хочу, не буду!».

Ребенок начинает чувствовать свою волю и самостоятельность. И если родители не воспринимают его попытки, то он начинает злиться. Проявляет он свою злость и обиду в постоянных протестах. Он уже не соглашается на прежние устои.

Рекомендации: попробуйте оставаться спокойными, доброжелательными, выслушивайте детское мнение. Однако настаивайте на своем решении, если дело касается безопасности ребенка: «Нельзя играть с мячиком на проезжей части!».

 Своеволие

Проявляется своеволие в том, что дети стремятся к самостоятельности, причем независимо от конкретной ситуации и собственных возможностей. Ребенок хочет самостоятельно купить какой-либо товар в магазине, рассчитаться на кассе, перейти дорогу, не держась за бабушкину руку. Неудивительно, что подобные желания не вызывают особого восторга у взрослых.  Ребенок пытается подстроить под себя взрослых. Он пытается указывать кому, где и что нужно делать.

 

Рекомендации: разрешите малышу самому сделать то, к чему он стремится. Если выполнит желаемое – получит бесценный опыт, если не сумеет – сделает в следующий раз. Конечно, это относится лишь к тем ситуациям, которые абсолютно безопасны для детей.

 

Что делать родителям?

В первую очередь, взрослым нужно понять, что детское поведение – это не плохая наследственность или вредный характер. Ваш ребенок уже большой и хочет стать независимым. Пришло время выстраивать с ним новые взаимоотношения.

 

1.      Реагируйте спокойно. Следует помнить, что малыш своими поступками проверяет родительские нервы на прочность и ищет слабые места, на которые можно надавить. Также не стоит кричать, срываться на детях, и тем более наказывать физически – жесткие методы способны усугубить и продлить течение кризиса.

2.      Установите разумные ограничения. Не нужно забивать жизнь маленького человека всевозможными запретами. Однако не стоит впадать и в другую крайность, иначе из-за вседозволенности вы рискуете воспитать тирана. Найдите «золотую середину» – разумные границы, за которые категорически нельзя переступать. Например, запрещается играть на дороге, прогуливаться в холодную погоду без головного убора, пропускать дневной сон. Нравственное развитие начинается с усвоения ключевых слов   «НАДО» и «НЕЛЬЗЯ». Запретов должно быть мало, но твердо.

3.      Поощряйте самостоятельность. Все, что не представляет опасности для детской жизни, ребенок может попробовать сделать. Кроха хочет рисовать на обоях? Прикрепите к стене ватман и дайте несколько фломастеров. Проявляет неподдельный интерес к стиральной машине? Небольшой тазик с теплой водой и кукольная одежда надолго отвлекут от проделок и капризов.

4.      Предоставьте право выбора. Родительская мудрость предполагает дать даже трехлетнему малышу возможность выбора как минимум из двух вариантом.

Как справиться с капризами и истериками?

В большинстве случаев плохое поведение трехлеток – капризы и истерические реакции – направлено на привлечение родительского внимания и получение желаемой вещи. Как следует вести себя маме во время кризиса трех лет, чтобы избежать постоянных истерик?

1.      Во время аффективной вспышки бесполезно объяснять что-то малышу. Стоит подождать, пока он не успокоится. Если истерика застала в общественном месте, попробуйте отвести подальше от «публики» и отвлечь детское внимание. Вспомните, какую кошечку вы видели во дворе, сколько воробьев сидело на ветке перед домом.

2.      Вспышки гнева постарайтесь сгладить при помощи игры. Дочка не хочет есть – усадите рядом куклу, пусть девочка ее покормит. Однако скоро игрушке надоест кушать в одиночку, поэтому одна ложка куколке, а вторая – малышке .

3.      Для профилактики капризов и истерик в период кризиса учитесь договариваться с детьми еще до начала какого-либо действия. К примеру, до похода за покупками договоритесь о невозможности приобретения дорогой игрушки. Попробуйте объяснить, почему вы не сможете купить эту машинку. И обязательно поинтересуйтесь, что бы кроха хотел получить взамен, предложите свой вариант развлечения.

Чтобы минимизировать проявление истерик и капризов, необходимо:

         оставаться спокойными, не показывая раздражение;

         предоставить ребенку внимание и заботу;

          постараться узнать причину подобного поведения;

         отложить разговор до окончания скандала.

 

ВАЖНО: От вашего поведения будет зависеть продолжительность сложного периода и сложность его течения.

Не превращайте воспитание в гиперопеку. Такие сжатые рамки не позволяют ребенку проявлять себя, от чего в нем и будут нарастать враждебные отношения с окружающими

 Родители должны одинаково воспитывать ребенка. Непозволительно, когда один разрешает, а другой запрещает. Это приведет лишь к негативному отношению ребенка к источнику постоянных запретов.

Хвалите ребенка за интерес к чему-то и попытки быть самостоятельным. Даже если самостоятельно ребенок будет одеваться дольше — не нужно вырывать одежду из рук и перенимать эстафету. Ведь ребенок будет просто счастлив от своей самостоятельности. Но не забывайте про рамки: можно попробовать, если это неопасно. Обучайте ребенка той самой самостоятельности

Объяснения ребенку должны быть ему понятны. Говорите лаконично и уверенно-строго. Длинные вводные предложения запутают ребенка.

Не нужно постоянно кричать на ребенка при его плохом поведении. Просто говорите строго и на несколько повышенных тонах.

Вам стоит больше разрешать, нежели запрещать.

 Вы должны помочь своему ребенку прожить этот период. Не пускайте все на самотек.

Никогда не говорите ребенку, что он плохой. Говорите, что его поведение плохое.

Не ленитесь отвечать на многочисленные вопросы ребенка.

Вам будет сложно выслушивать ежедневно необоснованные истерики, но ваша задача — не срываться. Крик на ребенка лишь усугубит ситуацию. Малыш станет еще более агрессивным.

ВАЖНО: Если ваш ребенок становится все более агрессивным, то обратитесь к психологу за консультацией, чтобы не упустить ситуацию.


Автор статьи: Елена Чучалова https://vk.com/club116887539

4 детских кризиса, о которых важно знать родителям

В развитии любого ребенка есть стабильные периоды и кризисные — когда изменения очень заметны, а родители озадачены — что случилось, почему с ребенком стало так трудно? Как проходят важные кризисы и что после них изменится, рассказывает психолог Анна Скавитина.

Анна Скавитина, психолог, аналитик, член IAAP (International Association of Analytical Psychology), супервизор РОАП и Института Юнга (г. Цюрих), эксперт журнала «Psychologies»

Как он растет?

Развитие ребёнка — процесс непростой и неоднородный, это замечают все родители. Даже растёт ребёнок неравномерно: вдруг неожиданно все штаны стали короткие, а кофты впору, а через полгода всё ровно наоборот. Приехали летом на дачу или на море, а он мгновенно вырос из всех новых сандаликов. С эмоциональным и психологическим развитием происходит что-то похожее. Неожиданно появляется что-то новое и такое, что для родителей становится полным сюрпризом, особенно если это первый ребёнок. Но и последующие дети подбрасывают родителям неожиданности.

Конечно, изменения в ребёнке не падают с неба, они проходят вполне закономерно и обладают определенной последовательностью. Источник развития — социальная среда. Гениальный советский психолог Л. С. Выготский ввёл специальное понятие — «социальная среда развития». Это особое отношение между ребёнком и окружающей его социальной средой, которая воспитывает и обучает его. Именно это отношение и приводит к появлению нового на разных возрастных этапах.

Одинаковы ли эти этапы у всех детей? Нет, конечно. У всех детей есть внешний (поведение) и внутренний (переживания) план. На одного ребёнка конфликты в семье окажут незначительное влияние, а у другого вызовут неврозы, но на другом этапе развития те же события повлияют на ребёнка совсем по-другому. Психика ребёнка разная на разных этапах развития. Изменения у ребёнка могут происходить медленно, постепенно, а могут и резко, скачком. Поэтому говорят, что развитие делится на стабильные периоды и кризисные. В длительных стабильных периодах развитие происходит почти незаметно для окружающих, но изменения идут и постепенно накапливаются. В конце этапа, который может длиться не один год, можно заметить скачок, и только тогда мы можем оценить тот сложный путь, который прошёл ребёнок: появляется что-то новое и важное. Кризис — резкий бурный скачок, в который ребёнок резко меняется, обычно длится несколько месяцев, и лишь при неблагоприятных обстоятельствах он может затянуться на год или два.

Некоторые психологи считают, что кризисов быть вообще не должно — это результат неправильного воспитания, всё должно быть ровно и гармонично, другие, напротив, уверены, что не пройдя вовремя через кризис, ребёнок не будет развиваться полноценно. Наверное, не так важно, правильно это или не правильно, важно, что кризисы — переломные моменты в развитии детей случаются практически у всех. Поэтому лучше знать их в лицо, то есть знать, что вам ждать в ближайшем будущем и как пережить резкие изменения в поведении ребёнка, поддержать его и себя.

Как заметить кризис?

Кризисы начинаются и завершаются незаметно, их границы размыты. Обострение ситуации случается примерно в середине. Родители это описывают как «трудновоспитуемость», «был нормальный, не знаю, что на него нашло». Главные изменения у ребёнка происходят внутри, но отражаются они на внешнем уровне. Это этапы, когда развитие как будто пошло вспять. То, что ребёнок освоил, вдруг разваливается, он спытывает трудности с окружающими, его перестаёт интересовать то, что привлекало до этого, всё, что раньше радовало — не радует, ценности неожиданно меняются.

Непонятно, что с ним делать и как жить дальше, потому что привычные способы взаимодействия неожиданно перестали работать. Но вместе с тем появляется что-то новое, часто пугающее родителей, потому что они с такими проявлениями ребёнка дела ещё не имели. То есть кризис — это революционная ситуация в развитии. Потребности выросли, а возможности их реализовать еще нет, и сложившиеся отношения с заботящимися взрослыми никак не соответствуют новым потребностям.

Кризисные и стабильные периоды чередуются, это немного помогает детям и родителям выживать в отношениях друг с другом: всегда можно держать в голове, что и «это тоже пройдёт». Л. С. Выготский описывал такую последовательность: кризис новорожденности — младенческий возраст (2 месяца — 1 год) — кризис 1 года — раннее детство (1 -3 года) — кризис 3 лет — дошкольный возраст (3−7 лет) — кризис 7 лет — школьный возраст (8−12 лет) — кризис 13 лет — пубертатный возраст (13−17 лет) — кризис 17 лет. Эта периодизация связана и с накапливающимися возможностями ребёнка и с социальной средой, и ориентирована на нашу систему образования. Так, в детские дошкольные образовательные учреждения ребёнок попадает примерно к 3-м годам, в школу идёт в 7, а заканчивал раньше в 17, а теперь уже в 18 лет. В других странах с интересом относятся к периодизации Выготского и его идеям, но вносят свои коррективы: если ребёнок идёт в школу в 5 лет, а не в 7, то и кризиса 7 лет у него, очевидно, не будет, он скорее сместится к 5 или 6 годам. Но и у 7-летнего первоклассника кризис может случиться не в день рождения, а лет в 8, а часто в середине. 3-го класса. Так что цифры эти ориентировочные.

Что происходит?

Давайте рассмотрим основные «революционные» изменения, которые происходят в возрастных кризисах маленьких детей.

Кризис новорожденности: я родился и ничего ещё не умею. Чтобы выжить, мне нужны заботливые люди вокруг, но умею привлекать их внимание только одним способом. Мне надо этому научиться, я кричу, но скоро научусь улыбаться. Посмотрим, что работает быстрее и лучше.

Родительская стратегия: внимательное вслушивание в потребности ребёнка, вера, что родители постепенно начинают понимать «язык» младенца, что его знание не является врожденным ни у одного родителя, стремление удовлетворить все потребности и окутать теплом и заботой.

Результат кризиса:ребёнок учится привлекать внимание родителей к своему состоянию довольно быстро с помощью крика, улыбки и движений, его самочувствие от взаимодействия с близкими улучшается, и он приобретает огромное количество навыков за очень короткий момент времени.

Кризис 1 года. Безопасность и доверие. Я должен понять, безопасно жить в этом мире или нет. Могу ли я доверять миру и людям вокруг? Я уже научился ползать/ходить/бежать, смогу ли я всё делать сам, будут ли меня поддерживать?

Родительская стратегия: поддержка, удовлетворение потребностей, близкий контакт.

Результат кризиса: доверие к себе, своим возможностям и миру.

Кризис 3 лет. Самостоятельность или зависимость. Я многое умею, я хочу все делать сам, я хочу управлять предметами и людьми, я учусь управлять собой: сам есть, одеваться, пользоваться туалетом, играть, но смогу ли я управлять мамой и папой, бабушкой и няней? Будут ли они делать всё, что я им скажу? Или я могу что-то делать с предметами, а управлять только самим собой, своим телом и своим эмоциональным состоянием?

Родительская стратегия: поддержка, выдерживание негативных эмоций, введение разумных правил поведения, гигиены и спокойное понимание, что правила ребёнку выполнять сложно и поэтому не хочется, но нужно для его развития.
Результат кризиса: желание управлять собой, своими эмоциями, поведением, автономия.

Кризис 7 лет. Могу ли я стать отдельным от семьи членом общества и там достойно себя проявлять? Смогут ли меня оценить не только близкие люди? Смогу ли я научиться чему-то, чтобы стать взрослым и научиться жить отдельно? Как мне понять, какой я и нужно ли/можно ли это показывать всем людям? Я учусь в школе, мой учитель и мои одноклассники — они для меня сейчас важнее мамы и папы, потому что они вне семьи, они совсем другие, смогу ли я быть одним из них. Родители считают, что я умный, красивый, но важно не это, важно, что считают люди в школе, во дворе, в клубе. В школе самым важным считаются отметки, а не игра, а мне страшно, вдруг, если у меня плохие отметки, то я сам очень плохой и это неисправимо. Я вообще могу перестать учиться, и буду только играть, как раньше, им же всем это раньше нравилось, чтобы не сталкиваться с тем, что у меня ничего не получается. Ошибаться — это может быть опасно, ты поверяешь уважение других.

Родительская стратегия: поддержка интереса к процессу обучения, а не к академическим достижениям и формальным оценкам, которые замечаем, хвалим, объясняем содержательно критерии оценки: «это не потому, что она вредная и тебя не любит, а потому что ты пока не до конца научился, давай, попробуем разобрать тему ещё раз?» Акцент делаем на том, что интересно именно тебе, чему ты научился, хочешь научиться. Акцент на отношениях в социальной среде, на том, что ошибки — это повод пробовать ещё раз, ни у кого не получается с первого раза. Да, мнение Учителя и детей важны, но они иногда могут быть и не правы, но это не значит, что с ними нужно перестать общаться, но нужно понять, что же происходит. Родители своим примером показывают, что работать и учиться — это интересно и захватывающе (или нет).

Результат кризиса: цепь удач или неудач приводит к формированию устойчивого эмоционального отношения к себе: к комплексу неполноценности и оскорбленному самолюбию либо в хорошем исходе к чувству собственной значимости, компетентности, возможности преодолевать социальные сложности. Появляется усложнение чувств и учёт их логики, внутренняя жизнь ребёнка становится более глубокой и разнообразной. Ребёнок начинает (только начинает!) оценивать поступок с точки зрения отдаленных последствий. Ребёнок учится скрывать чувства, теряется детская непосредственность выражения переживаний. Но пока ребёнок ещё готов забыться и импульсивно сделать то, что хочется немедленно.

Если что-то пошло не так

Если кризис ребёнком пройден неудачно, или ребёнок «завис» по дороге, то важно понимать, что это не конец истории. Негативные последствия могут преследовать нас всю жизнь, но это подлежит изменению. Да, это потребует дополнительных усилий, времени и желания, но часто того стоит, потому что улучшает качество жизни и подталкивает ребёнка, да и взрослых к дальнейшему росту и развитию, принятию себя, мотивации к обучению.

Сегодняшним родителям непросто, потому что информации о развитии детей стало много, она доступна, от родителей мир требует не только заботы в формате «сыт, одет, обут», но и предъявляет множество требований к интеллектуальным и эмоциональным потребностям развивающихся людей. Этап становления родителем — это тоже серьезный кризис, который накрывает нас, как только появляются у нас дети, и не отпускает долго-долго. Мы ещё раз и ещё вместе со своими детьми заново преодолеваем и свои собственные, часто не очень правильно пройденные возрастные кризисы. Это и правда сложно, но мы можем использовать эту возможность, чтобы перепрожить заодно и свои кризисы, кое-что приведя в лучшее состояние, чем в детстве.

Читайте также:

Детская истерика: как она устроена и как на нее правильно реагировать

Как правильно говорить ребенку «нет»

«Не хочу и не буду!»: как договориться с упрямым ребенком

Фото: Oksana Kuzmina, unguryanu, The Faces/Shutterstock

Кризисы развития в первые три года жизни

Часто, когда мы думаем о слове «кризис», мы думаем о чем-то негативном, переживая период, полный трудностей. Но это не первоначальное значение этого греческого слова. Первоначальный перевод был «суждение», так что «нахождение в кризисе» подразумевает нахождение в ситуации, в которой человек подвергается испытанию. В кризисе развития проверяется степень подготовки, необходимой для продвижения по пути гуманизации.Эти периоды развития не вызывают слишком много проблем, если вы хорошо подготовлены и окружающая среда благоприятна.

В длительном процессе человеческого развития мы проходим много раз «кризисов», много моментов перехода от одной стадии к другой. Проходы необходимы и не могут быть обойдены. Если на этапе развития все идет по плану, человек без труда пройдет «испытание» и окажется на более продвинутом этапе личностного развития.

Взрослые, работающие с детьми, должны знать о кризисах развития в течение первых нескольких лет жизни, чтобы косвенно подготовить окружающую среду. Мы смотрим на происходящее физическое развитие, на то, как развитие поддерживалось и как в достаточной мере поддерживать развитие в будущем.

В первые три года жизни ребенок переживает четыре основных кризиса; Кризис рождения, Кризис отлучения от груди, Кризис объективации, и Кризис самоутверждения . Кризис рождения — это разлука с матерью. Чтобы остаться в живых, после отделения от тела матери с перерезанием пуповины младенец должен продемонстрировать, что несколько органов могут функционировать самостоятельно. Младенцу, разлученному с матерью, необходимо установить привязанность к внешнему миру, которая заменяет связь, которую он имел с матерью в утробе матери. Первоначально мать является репрезентацией «мира» для новорожденного. Младенец привязывается к новому миру, в котором он оказался, через мать, ее руки и отношения, складывающиеся во время кормления.Этот первый период привязанности называется симбиотическим периодом и длится первые 6–8 недель после рождения.

Это принципиально критическое время, с психологической точки зрения, для развития младенца. Если в этот период ребенок имеет сильную привязанность к матери и если мать способствует этой привязанности, то примерно через 8 недель ребенок будет готов отделиться и приобщиться к миру за пределами рук матери. Мать — это надежная база, из которой малыш может познавать более широкий мир, которым он теперь больше интересуется.

Вторым важным кризисом развития является кризис отнятия от груди , который подчеркивает физическое изменение, связанное со способностью есть и переваривать пищу, отличную от молока или молочной смеси. Сюда же относится и психологическое изменение человека, состоящее в более высокой степени осознания себя и внешнего мира. Процесс отлучения от груди начинается, когда в возрасте от 4 до 6 месяцев предлагается первый прием пищи. Имейте в виду, что отлучение от груди относится не к окончанию грудного вскармливания или вскармливания из бутылочки, а скорее к началу приема твердой пищи.

Процесс отлучения от груди завершается в возрасте восьми-девяти месяцев. В этот момент младенцы могут есть практически все, что могут взрослые, и обычно могут делать это по большей части самостоятельно. Они физически способны брать еду с тарелки, класть ее в рот и жевать.

Затем ребенок проходит через то, что мы называем кризисом объективации . Это относится к состоянию, когда ребенок осознает, что он субъект, воздействующий на объект и имеющий влияние на мир.Этот кризис наступает примерно через 8-9 месяцев. Физически в этом возрасте ребенок умеет ползать и ползать. Он начинает уползать от взрослых в комнате. К этому времени у ребенка должно быть собственное пространство, которое было бы безопасным для него, чтобы практиковать эти новые физические изменения, которые он совершает. Если ребенку будет оказана необходимая поддержка со стороны взрослых в его окружении, физическое развитие будет продолжаться.

Как и при отлучении от груди, психологическое наложение может либо препятствовать росту, либо полностью поддерживать его.Когда ребенок начинает уползать, психологическая поддержка, которую он получает, будет определять, как далеко он зайдет. Если взрослый поддерживает и поощряет эти новые физические изменения, ребенок будет продолжать улучшаться и расти.

В это же время ребенок начинает испытывать страх перед незнакомцем. Он обнаружил, что имеет некоторый контроль над объектами, но не имеет контроля над людьми и когда они приходят и уходят. Ребенок также не понимает, что если он не может видеть что-то или кого-то, то это все равно существует.Эти два психологических аспекта начинают развиваться, и вскоре ему станет легче, когда люди уходят от него, зная, что они вернутся.

Четвертый кризис развития — это кризис самоутверждения , также известный как кризис оппозиции. Ему дали такое название, потому что это время, когда ребенок говорит «НЕТ», казалось бы, всему. Этот кризис может начаться уже в 18 месяцев и обычно заканчивается к 2,5 или 3 годам.

Это последний кризис, через который проходит ребенок, чтобы завершить последнюю стадию отделения от матери.Ребенок осознает и принимает, что он совершенно отдельная от матери сущность. Это самый сильный период времени, когда ребенок хочет делать что-то самостоятельно. Чем больше возможностей быть самостоятельным, тем сильнее и увереннее в себе станет ребенок.

Чтобы иметь возможность психологически пройти через этот кризис, взрослые, работающие с ребенком, должны помочь ребенку. Для него важно чувствовать, что он имеет право голоса в повседневных задачах, чувствовать, что у него есть выбор и ограничения.Все дело в языке, который ему представляют: «Ты хочешь пройти в ванную или хочешь, чтобы я отнес тебя в ванную?», «Ты хочешь надеть белую рубашку или черную рубашку?» , «Хотели бы вы съесть картошку или морковь?» и т. д. Ребенку предоставляется выбор, все из которых имеют одинаковый конечный результат. У ребенка есть чувство выбора, но взрослый контролирует конечный результат. Мы ничем не рискуем, предлагая, когда это возможно. Ребенок очень много выигрывает, потому что мы продемонстрировали, что считаем его способным выбирать и уважаем его мнение.Это лучшее, что мы можем сделать для его эго и сделать его еще сильнее. Цель состоит в том, чтобы воспитать человека, которого уважают и который, следовательно, уважает других в окружающей среде и разделяет ответственность. Нет никакой разницы между принятием этих «маленьких» решений в детстве и большими жизненными решениями, которые ему придется принимать позже в жизни. Эти решения могут быть приняты хорошо только в том случае, если у него была возможность попрактиковаться и научиться учитывать последствия решений.

В возрасте 3 лет ребенок является необыкновенным человеком, способным установить отношения возрастающего равенства.Это приведет к важным умственным шагам, таким как обучение чтению, письму и другим культурным способностям. Ребенок будет называть себя «Я». Он способен в совершенстве передвигаться и достиг точного осознания окружающего мира.

«При соответствующем человеческом посредничестве все возможно. Кризисные периоды благоприятны для перемен не только у детей, но и у всех, кто в них участвует». – Понимание человека, Сильвана Монтанаро

Автор: Тереза ​​Меллой, ведущий специалист по работе с малышами

Развитие ребенка (7) — от трех до четырех лет

Ваш ребенок от трех до четырех лет переходит от младенчества к детству.Они только начинают учиться ладить с другими и могут лучше контролировать свои чувства (хотя у них все еще могут быть странные истерики).

Социальное и эмоциональное развитие

Ваш ребенок начинает понимать социальные навыки, такие как умение делиться и быть добрым, но он может практиковать эти навыки только в течение короткого времени, чувствуя себя в безопасности и счастливым. Характеристики включают:
  • Трехлеткам часто нравится быть с другими детьми, и теперь они могут больше играть вместе.
  • Они узнают, что другие люди реальны и имеют настоящие чувства.
  • Они все еще могут бояться шума, темноты, животных, монстров и так далее.
  • У трехлетних детей развивается чувство юмора, они любят смеяться и повторять глупые слова и ситуации.
  • Им все еще может понадобиться одеяло (например, манекен или любимое одеяло), когда они устали или находятся вдали от дома.
  • У них могут быть очень стереотипные представления о том, какими должны быть «мальчики» и «девочки».
  • Они начинают брать на себя ответственность за пользование туалетом, но могут попасть в аварию днем ​​и промокнуть ночью.

Развитие понимания

Их собственный внутренний мир очень силен для трех-четырехлетнего ребенка. Иногда им трудно отличить «настоящее» от «притворного». Они не лгут намеренно. Характеристики включают:
  • Они демонстрируют некоторое понимание времени и понимают, что ночь следует за днем.
  • Теперь они понимают, что родители не умеют читать мысли.
  • К четырем годам они, наверное, умеют рисовать человека.
  • Они до сих пор не очень понимают такие вещи, как рост и размер.

Физическое развитие

В этом году детям нравится физическая активность, поэтому важен родительский контроль. Характеристики включают в себя:
  • Они не очень хороши в темпе, и будут уставать и капризничать, если им не предлагать достаточно спокойных занятий.
  • Трехлетние дети могут катать и подбрасывать мяч, но ловить его по-прежнему сложно.
  • К четырем годам ребенок может правильно держать карандаш.
  • В течение этого года они будут учиться резать ножницами.

Язык

Трехлетние дети теперь говорят простыми предложениями, но часто заикаются и спотыкаются на словах. Потерпи. Характеристики включают в себя:
  • Некоторые трехлетние дети говорят очень четко, в то время как другие все еще используют «детский лепет».
  • В среднем ребенок трех с половиной лет знает более 1200 слов.
  • Трехлетние дети задают вопросы, начинающиеся со слов «что», «кто», «где» и «почему».
  • Они могут говорить о вчера и завтра.

Уход за детьми и детский сад

Реакция вашего ребенка на разлуку сильно зависит от ваших личных качеств и жизненного опыта. Тем не менее уход за детьми и детский сад должны вызывать положительные эмоции как у вас, так и у вашего ребенка после начального периода адаптации. Если это не так, поговорите с опекунами о своих проблемах.

Посещение туалета

Некоторые дети будут ходить в туалет в начале третьего года жизни, а другие нет.Если у вас был еще один ребенок, ваш ребенок может на короткое время регрессировать в попытках самостоятельно ходить в туалет. Не паникуйте, но если между вами возникает напряженность по этому поводу, обратитесь за поддержкой и советом к медицинскому работнику.

Предлагаемые занятия

Предложения по поощрению и поддержке развития вашего ребенка включают:
  • Разрешить много физической активности.
  • Предлагайте простые игры с правилами, чтобы ваш ребенок мог изучить основы совместной игры.
  • Музыка, песни, картинки и сборники рассказов, а также множество возможностей для рисования.
  • Дети могут смотреть соответствующие телевизионные программы и видеокассеты.
  • Подарите им много любви, веселья, одобрения и поддержки.

Признаки, указывающие на проблемы в развитии

Все дети разные и развиваются с разной скоростью, поэтому, если ваш ребенок не делает всего, что перечислено в этой статье, это может быть связано с тем, что он работает в какой-то другой области обучения и разработка. Однако, если ваш ребенок сильно отличается от других детей, или если вы обеспокоены его развитием, или вам кажется, что оно отстает, обратитесь за советом к специалисту в области здравоохранения.Признаки, указывающие на проблемы с развитием, включают:
  • Не взаимодействует с другими детьми или взрослыми посредством игры.
  • Чрезмерно агрессивен или замкнут с другими детьми.
  • Игра повторяется стереотипно.
  • Физически менее развит, чем другие дети того же возраста.
  • К концу этого года не приучается к туалету и надежно сохнет в течение дня.
  • Снова начинает намокать после того, как высохнет в течение дня.
  • Все еще говорит нечетко или не говорит предложениями.
  • Не может выполнять словесные инструкции.
  • Не разговаривает во время игры.

Где можно получить помощь

  • Ваш врач
  • Медсестра по охране здоровья матери и ребенка
  • Служба охраны здоровья матери и ребенка, Виктория (круглосуточно) Тел. 132 229

О чем следует помнить

  • Трехлетним детям часто нравится проводить время с другими детьми, и теперь они могут больше играть вместе.
  • Они начинают брать на себя ответственность за пользование туалетом, но могут попасть в аварию днем ​​и промокнуть ночью.
  • В среднем ребенок трех с половиной лет знает более 1200 слов.

Раннее развитие детей в условиях конфликтов и затяжных кризисов (июнь 2016 г.)

Дети, вовлеченные в конфликты или кризисы, могут провести годы своей ранней жизни в изгнании из своих домов.
В этом брифинге Theyworld объясняется, что средняя продолжительность перемещения для беженцев составляет 17 лет, поэтому дети не могут ждать прекращения насилия или перемещения, чтобы начать свое обучение и развитие.

Самые маленькие дети особенно уязвимы в кризисных ситуациях. Им грозит физический вред, а также психологическая травма. Они теряют важные возможности для социального, эмоционального и когнитивного развития, и их родители могут изо всех сил пытаться помочь из-за их собственных травм и беспокойства.

Для детей младшего возраста, живущих в конфликтных и затяжных кризисных ситуациях, раннее развитие детей может быть жизненно важным вмешательством. Качественные услуги и программы помогают обеспечить всем детям равные возможности для полного раскрытия своего потенциала.

Центр раннего развития ребенка может предоставить:

  • Физическая защита – безопасное место, где семьи могут оставить маленьких детей в течение дня. Дети также могут получить медицинскую помощь, иммунизацию и питание, а также безопасное место для игр и учебы.
  • Психологическая и эмоциональная поддержка – безопасное пространство для детей, где они могут изучить и смириться со своим опытом и справиться со своей травмой.
  • Когнитивная стимуляция, игра и опыт раннего обучения — это помогает маленьким детям развивать основные когнитивные и социальные навыки и готовит их к начальной школе, включая навыки иностранного языка для детей-беженцев в принимающей стране.
  • Миростроительство и примирение – это может быть между конфликтующими группами или интеграция беженцев с принимающим сообществом. Содействие принятию и интеграции среди детей и во всех программах может помочь уменьшить предрассудки и маргинализацию между группами, способствуя со временем более сплоченному и инклюзивному обществу.

Поддержка детей младшего возраста после кризисных событий

Посттравматический стресс и дети раннего возраста


Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) может возникнуть у ребенка, если ребенок или близкий член семьи подверглись реальной или угрожающей смерти, серьезной травме или сексуальному насилию, и следующие реакции сохраняются в течение как минимум одного месяца после такого события. :

  • Навязчивые и нежелательные воспоминания, сны и чувства.Они могут включать в себя ощущение ребенка, что травматическое событие происходит снова, и потерю ребенком осознания (диссоциация) того, где он находится. Игровые действия могут включать темы, связанные с событием, а некоторые игры могут включать воспроизведение травматического опыта в сочетании с волнением и дистрессом. Этот тип игры должен стать поводом для обращения к психиатру для рассмотрения вопроса о посттравматическом стрессовом расстройстве.
  • Избегание воспоминаний, мыслей, чувств и внешних напоминаний (людей, мест, разговоров, действий, ситуаций), связанных с событием.
  • Негативные мысли и чувства (вина, стыд, гнев), включая потерю интереса к приятной одиночной или общественной деятельности и обвинение себя и/или других.
  • Повышенное возбуждение, приводящее к проблемам со сном, проблемам с поведением, трудностям с выполнением задачи, повышенной бдительности и внешнему виду нервозности (легко испугать) и капризности (раздражительности).

Вторичный стресс у детей раннего возраста после кризиса



После кризиса детская травма, утрата или трудности с адаптацией из-за ранее пережитого события могут проявиться или усугубиться, даже если эти проблемы не связаны напрямую с текущим кризисом.Многие такие проблемы могут быть результатом семейной или общественной ситуации, в которой ребенок жил до текущего кризиса. Например, ребенок, родитель которого недоступен из-за проблем с законом, злоупотреблением психоактивными веществами или психическим здоровьем, может чувствовать себя уязвимым еще до того, как возникнет новый кризис. В результате это предшествующее событие или опыт — отсутствие родителя — может быть причиной того, что кажется реакцией на текущий кризис.

Из-за своего крупномасштабного воздействия стихийные бедствия часто также вызывают вторичные потери и стрессоры, которые могут стать основной проблемой для конкретного ребенка.Например, ребенок, у которого проблемы со сном через несколько месяцев после наводнения, может быть реакцией на разлад в браке или на родительский стресс, связанный с финансовыми проблемами после стихийного бедствия. То есть ребенок борется не только с самим затоплением, но и с возникающими стрессорами в домашней обстановке.

После крупного стихийного бедствия обычно наблюдается рост безработицы или неполной занятости, что вызывает финансовый стресс для семей; потребность семей в переезде, что приводит к изменениям в размещении детей в дошкольных учреждениях или в детских группах сверстников; временные жизненные ситуации, неоптимальные или вызывающие межличностный конфликт; или депрессия, употребление психоактивных веществ или семейный конфликт между родителями.Сообщалось также, что жестокое обращение с детьми и насилие в семье участились после крупных стихийных бедствий.

Учитывая, что эти вторичные потери и стрессоры могут продолжаться даже в течение многих лет после крупного бедствия, трудности адаптации у детей могут сохраняться в течение такого же длительного времени. Поэтому неудивительно, что после крупного стихийного бедствия маленькие дети могут продолжать демонстрировать реакции приспособления и изменения в поведении в течение одного или двух лет (или дольше) после стихийного бедствия (Swenson et al.1996 год; Фудзивара и др. 2014).

Утрата близких в случае наступления смерти


Когда дети переживают смерть кого-то из близких в результате кризиса, их горе может быть основной реакцией.

Родители, воспитатели и другие заботливые взрослые часто неохотно разговаривают с детьми, которые скорбят, или даже поднимают эту тему из-за боязни причинить еще больше страданий, «сказав не то». Их сочувствие к детям может привести к тому, что опекуны предполагают, что их вопросы или обсуждение с детьми, а не сама смерть, вызвали страдания детей.Избегание разговоров с детьми об их чувствах по поводу потери редко помогает и может только еще больше изолировать детей в то время, когда они больше всего нуждаются в поддержке.

Воспитатели дошкольного образования могут помочь опекунам скорбящих детей понять важность приглашения на вопросы и ответов на них. Учителя могут предоставить опекунам информацию, которая поможет детям понять и приспособиться к потере, а также могут помочь опекунам определить стратегии для детей, чтобы справиться с горем.

Маленькие дети должны понимать четыре основных концепции смерти, чтобы понять и справиться с личной утратой: необратимость смерти, окончательность, причинность и универсальность. Неполное понимание любого из этих понятий может усложнить детям адаптацию к потере, часто приводя к их дополнительной вине и стыду.

Большинство детей усваивают эти четыре понятия к 5–7 годам, хотя младшие дети, пережившие серьезную утрату или получившие информацию по теме, могут приобрести существенное понимание задолго до 5 лет.Детям с ограниченными интеллектуальными возможностями обычно помогают объяснения, соответствующие их уровню когнитивных функций, за которыми следуют вопросы взрослых для оценки степени понимания четырех концепций смерти и мягкие расспросы для выявления любых недоразумений.

Например, чтобы объяснить окончательность ребенку, которому примерно 5 лет, можно сказать: «Когда люди умирают, их тело перестает работать навсегда — они не могут видеть, слышать, двигаться или чувствовать боль. Они больше не голодны и не напуганы.Поскольку тело больше не работает, мы можем похоронить тело под землей или превратить его в пепел». Детям с нарушениями развития нервной системы, такими как расстройства аутистического спектра, могут быть полезны практические советы о том, как сообщать о своих чувствах и потребностях и адаптироваться к изменениям в их социальной сети, а также дополнительная поддержка для преодоления трудностей.

Неправильное толкование или неправильные представления о смерти могут усложнить адаптацию ребенка к потере. Буквальные неверные толкования распространены среди маленьких детей.Например, если детям сказать, что

  • Тело помещают в гроб для осмотра, они могут предположить, что голова находится в другом месте, и бояться присутствовать на поминках.
  • Умерший родственник наблюдает за ними с небес, они могут бояться сделать что-то неловкое, потому что родственник всегда будет следить за ними
  • Умерший член семьи находится в состоянии покоя, они могут беспокоиться о том, как человек будет дышать, когда его положат в гроб в землю.
  • Член семьи, который боролся с проблемами со здоровьем, находится в лучшем положении, он может полагать, что член семьи не любил проводить с ним время и предпочитал быть на небесах.

Кроме того, концепция магического мышления, особенно наблюдаемая у маленьких детей, может привести к тому, что горюющие берут на себя ответственность и чувствуют вину за смерть близкого человека, потому что, например, они плохо подумали о человеке или сказали что-то недоброе в разговоре. злость.

Начало разговора с маленькими детьми


Особенно в случае насильственного или крупномасштабного события взрослые могут считать, что лучше оградить маленьких детей от информации, и могут даже отказаться сообщать маленьким детям о событии или объяснять, что произошло, даже в общих чертах. Воспитатели дошкольного образования должны объяснить взрослым, что маленькие дети будут больше напуганы, если почувствуют, что произошло что-то трагическое, но не поймут, что это такое и насколько серьезной может быть ситуация.Позже дети могут обидеться, когда они неизбежно узнают о том, что произошло, от других, а не от своих родителей или воспитателей дошкольного возраста. Затем они могут решить не говорить о событии или связанных с ним чувствах со взрослыми в своей жизни, предполагая, что эти взрослые либо не знают, не заинтересованы, либо не желают оказывать поддержку, или что такие обсуждения каким-то образом нежелательны или подавляют взрослых. Это оставляет маленьких детей смущенными, изолированными и гораздо менее подготовленными к преодолению трудностей.

Пусть дети знают, что со временем им будет легче справляться с их бедой и что вы будете рядом, чтобы помочь им.

Следующие рекомендации могут помочь воспитателям дошкольного образования вовлечь маленьких детей в разговор. Использование выразительных приемов, таких как вовлечение маленьких детей в рисование картинок или в игру, в том числе с игрушками или марионетками, во время разговора с ними, может быть полезным, особенно когда дети неохотно затрагивают тему в прямом разговоре или испытывают трудности с выражением своих мыслей. обеспокоенность.Педагоги могут попробовать предпринять следующие шаги:

  1. Спросите детей, что они слышали или что они понимают о кризисе.
  2. Выражайте сочувствие и заботу. Сообщите детям, что вы слышали о «страшном», «опасном» или «жестоком» событии и готовы выслушать и предложить поддержку.
  3. Начните с предоставления основной информации о том, что произошло. Избегайте графических деталей и ограничьте ненужные детали, если только дети не задают конкретных вопросов.
  4. Будьте искренними и позволяйте себе проявлять эмоции, когда делитесь эмоционально нагруженной информацией.Дети могут сказать, когда взрослые искренни в своем общении, особенно по тону голоса и невербальному поведению.
  5. Пригласите к разговору. Используйте простые, прямые, открытые и не наводящие вопросы. Например, спросите: «Как поживаете вы и ваша семья?» вместо «Привела ли печаль, которую испытывают ваши родители, к новым ссорам дома?»
  6. Слушайте и наблюдайте. Больше слушайте и меньше говорите. Помните, что взрослые часто продолжают говорить, когда волнуются. Вы можете помочь начать обсуждение, поделившись непредвзятыми наблюдениями о поведении маленького ребенка (держится за любимую игрушку, постоянно смотрит на дверь в ожидании прихода родителей).
  7. Ограничьте личный обмен. Вы можете опираться на свой личный опыт, чтобы лучше понять детей через призму их развития, но вам не нужно делиться этим с детьми. В противном случае они могут подумать, что разговор больше о вас. Сосредоточьтесь на детях и их опыте. Не стесняйтесь делиться с детьми стратегиями выживания, которые вы и другие сочли полезными.
  8. Предлагайте практические советы в ответ на опасения, которые поднимают дети. Например, если ребенок говорит, что ему трудно заснуть, обсудите с ним способы расслабиться.Однако предложение решений проблем, с которыми дети не сталкивались, может привести к тому, что они зададутся вопросом, почему их опыт отличается, или смутят их относительно того, что является наиболее важным.
  9. Обеспечьте уверенность и свое обязательство быть доступным для них. Не преуменьшая их беспокойства, пусть дети знают, что со временем им будет легче справляться с их бедствием и что вы будете рядом, чтобы помочь им.
  10. Поддерживайте контакт. Поначалу маленькие дети могут не принять ваше приглашение поговорить или ваше предложение поддержки.Их вопросы появятся со временем. Оставайтесь доступными, заинтересованными и на связи.

Предприняв некоторые из шагов, описанных ранее, персонал в центре Софии (из вступительной виньетки) замечает заметное улучшение в поведении Софии.

В течение следующих нескольких месяцев София начинает менее сопротивляться при высадке и очень хочет присоединиться к персоналу и другим детям. В течение дня она реже спрашивает о своей матери, но персонал продолжает сообщать ей, когда будет время забрать ее и когда она снова увидит свою мать.Речь Софии постепенно улучшается, и в ее игре становится меньше неприятных тем. Через три месяца ее мать устроилась на новую работу и сообщает, что дома все стабилизируется. Она говорит, что София до сих пор время от времени просится спать с родителями, но в большинстве случаев она может оставаться в своей постели. Мама Софии благодарит персонал за поддержку и помощь.

Важность профессионального ухода за собой


Поддержка детей, переживших травму и утрату, может быть эмоционально утомительной.Маленькие дети могут не фильтровать графические детали своих травмирующих переживаний, и их выражение горя может быть особенно острым. Сочувствие и искренняя забота воспитателей дошкольного образования могут привести к тому, что они с большей вероятностью испытают косвенную травматизацию или усталость от сострадания. Педагоги дошкольного образования часто живут в том же сообществе, что и дети, о которых они заботятся, и кризис может затронуть их в равной или большей степени, чем дети. Некоторые стратегии профессиональной самопомощи включают выделение времени на развитие системы профессиональной поддержки, получение дополнительной информации о том, как поддерживать детей, работу по уравновешиванию личных и профессиональных потребностей, повышение личной осведомленности и включение ежедневных занятий, которые обеспечивают 3 Р — расслабление. , омоложение и ревитализация.

Педагоги дошкольного образования должны напоминать себе, что они оказывают положительное и долгосрочное влияние, поддерживая развитие устойчивости у детей и семей, даже если они не могут сразу увидеть результаты своих усилий. Постепенно увеличивая личную заботу о себе и уделяя постоянное внимание эмоциональному благополучию, педагоги дошкольного образования могут продолжать с сочувствием относиться к потребностям и чувствам маленьких детей, находящихся на их попечении, в течение длительного процесса восстановления.

Где найти больше I информация

Для получения ресурсов по оказанию помощи детям и семьям после травмирующего события или стихийного бедствия посетите следующие веб-сайты:

Дополнительную информацию можно найти в следующих публикациях:

  • Скорбящий ученик: Руководство для учителя , Дэвида Дж. Шонфельда и Марсии Квакенбуш (2010)
  • «Поддержка скорбящего ребенка и семьи», , Дэвид Дж.Шонфельд, Томас Демария, Комитет по психосоциальным аспектам здоровья ребенка и семьи и Консультативный совет по обеспечению готовности к стихийным бедствиям, в Pediatrics , vol. 138, выпуск 3 (2016)
  • «Поддержка скорбящих учащихся после школьного кризиса», , Дэвид Дж. Шонфельд и Томас Демария, глава 10 в Клиническом справочнике по реакциям на утрату и горе, под редакцией Эрика Буи (2018 г.)

Каталожные номера


Кэри-Трефзер, К.J. 1949. «Результаты клинического исследования детей, пострадавших от войны, которые посещали детскую консультативную клинику, Больница для больных детей, Грейт-Ормонд-стрит, Лондон». Журнал психических наук 95: 535–59 .

Фудзивара Т., Дж. Яги, Х. Хомма, Х. Масико, К. Нагао и М. Окуяма. 2014. «Клинически значимые проблемы с поведением у детей младшего возраста через два года после Великого восточно-японского землетрясения». PLoS Один 9 (10) .

Оренго-Агуайо, Р., Р. В. Стюарт, М. А. де Арельяно, Дж. Л. Суарес-Кинди и Дж. Янг. 2019. «Подверженность стихийным бедствиям и психическое здоровье среди молодежи Пуэрто-Рико после урагана Мария». Сеть JAMA Открыть 2 (4) . https://jamanetwork.com/journals/jamanetworkopen/fullarticle/2731679.

Шеринга, М.С. и К.Х. Зеана. 2008 г. «Переосмысление пути причинения вреда: начало и характер сопутствующих заболеваний у детей дошкольного возраста и их опекунов после урагана Катрина». Журнал клинической детской и подростковой психологии 37 (3): 508–18.

Фотографии: © Getty Images

Реакция детей на кризисы и трагические события

Младенцы, дети ясельного возраста, дошкольники и маленькие дети, пережившие трагическое событие, могут демонстрировать изменения в своем поведении. Кризис также может повлиять на них косвенно через то, что они слышат или видят по телевизору. Из этого листа советов узнайте, что семьи и персонал могут увидеть в реакции детей на кризис.Кроме того, найдите дополнительные ресурсы по этой теме.

Скачать PDF

Младенцы, дети ясельного возраста, дошкольники и маленькие дети, пережившие трагическое событие, могут демонстрировать изменения в своем поведении. Кризис также может косвенно затронуть их тем, что они видят по телевизору или слышат.

Самая важная роль, которую вы можете сыграть как родитель в чрезвычайной ситуации, — сохранять спокойствие. Дети всех возрастов легко улавливают родительские или чужие страхи и тревоги.Это может вызвать изменения в поведении.

У детей, независимо от их возраста, не всегда есть слова, чтобы рассказать вам о своих чувствах. Они могут не знать, как говорить о том, что произошло. Их поведение может быть лучшим признаком. Внезапные изменения в поведении могут означать, что они подверглись травме или кризису.

Что вы можете увидеть:

  • Проблемы со сном, в том числе нежелание спать в одиночестве, трудности во время дневного сна или сна, нежелание спать или частые пробуждения, ночные кошмары
  • Тревога разлуки, включая нежелание быть вдали от вас, нежелание идти в школу, а также плач или жалобы, когда вы уходите
  • Не есть
  • Неспособность делать то, что раньше делали
  • Бояться новых вещей
  • Более капризное поведение
  • Быть более упрямым, чем обычно
  • Желание, чтобы все делалось только так, как он хочет 
  • Социальная регрессия
  • Усиление жалоб (головные боли, боли в животе)
  • Сильная озабоченность деталями события 
  • Желание всегда говорить о том, что произошло
  • Страх повторения события
  • Невнимательность, беспокойство
  • Капризный, подавленный или раздражительный
  • Жестокая игра
  • Ударить вас или других
  • Больше истерик
  • Прилипчивость к учителям, воспитателям или себе
  • Регрессия или возврат к более ранней стадии развития
    • Ночное недержание мочи или другие проблемы с туалетом Детский лепет
    • Желание, чтобы его несли или качали 
  • Воссоздание события без запроса со стороны персонала или консультанта по психическому здоровью
    • Разыгрывание или рисование события 
    • Неоднократно говорить об этом
  • Чрезмерная реакция на незначительные удары или падения
  • Изменения в поведении (нежелание есть, вспышки гнева, снижение внимания, замкнутость, недержание мочи, плохие сны)
  • Чрезмерная или недостаточная реакция на физический контакт, внезапные движения или громкие звуки, такие как сирены и хлопающие двери
  • Беспокойство и беспокойство
  • Новые страхи и/или опасения по поводу безопасности
  • Задавать вопросы и делать заявления о событии

Что вы можете увидеть (в дополнение к перечисленным выше) у ваших детей старшего возраста

  • Сильные чувства гнева или печали
  • Разыгрывание в школе
  • Плохие оценки
  • Драка с друзьями
  • Желание побыть одному
  • Ведет себя так, как будто у него нет чувств
  • Неповиновение, возражение или вступление в драку
  • Употребление алкоголя или наркотиков, общение в группах и попадание в неприятности 

Если вы заметили изменения в состоянии вашего ребенка, сообщите об этом учителю вашего ребенка или патронажному работнику.Важно, чтобы вы и ваш ребенок получали поддержку. Ваш преподаватель программы Head Start/Early Head Start и/или консультант по психическому здоровью может помочь вам найти полезные ресурсы.

Дополнительную информацию о реакции детей на травмы и бедствия можно получить из следующих источников: 

Американская академия педиатрии Содействие адаптации и помощь детям в преодолении трудностей

Управление по делам детей и семей, ресурсы для детей младшего возраста, связанные со стихийными бедствиями

Национальная сеть детского травматического стресса


Материал взят из:

Национальная сеть детского травматического стресса.Советы для родителей по оказанию помощи младенцам и малышам после стихийных бедствий.

HealthyChildren.org. Беседа с детьми о стихийных бедствиях.

Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям. Помочь детям справиться с бедствием.

Последнее обновление: 2 марта 2022 г.

Почему кризис психического здоровья детей предшествует пандемии

Мы находимся в тисках кризиса психического здоровья детей.

Это убеждение, похоже, разделяют все в нашей глубоко разделенной стране.Заголовки были ужасны: «8-летние в отчаянии». «Их бак пуст». «Нет способа повзрослеть». Родители расстроены, напуганы и все больше злятся. И им не нужно далеко ходить, чтобы найти политиков и ученых мужей, которые направят их боль в нужное русло. Те, у кого самые громкие голоса и самые большие платформы, похоже, согласны с тем, что кризис психического здоровья детей является следствием политических решений эпохи Covid — результатом слишком жесткого социального дистанцирования, слишком длительного закрытия школ и слишком большого количества масок. -утомительный.«Пандемия привела к потере знаний, социальной изоляции и широко распространенным проблемам с психическим здоровьем у детей», — резюмировал Дэвид Леонхардт из New York Times еще в январе в широко цитируемом информационном бюллетене. «Многие американские дети находятся в кризисе — из-за пандемических ограничений, а не из-за самого вируса».

Это объяснение того, что считает правильным, особенно если вы один из миллионов родителей, пытающихся найти баланс между возвращением к нормальной работе и продолжающимся хаосом в жизни ваших детей школьного возраста.Это кажется особенно правильным, если вы тот, чей ребенок до пандемии казался в основном хорошим (или достаточно хорошим), а затем просто… не был.

Но, как говорят психиатры, чувства не являются фактами. У поставщиков услуг первой линии, работающих с детьми, другое объяснение: пандемия не вызвала кризис психического здоровья детей из ниоткуда; скорее, он пролил свет на катастрофу, которая скрывалась на виду в течение очень долгого времени. «Это не новая проблема, — говорит Сэнди Чанг, педиатр из Фэрфакса, штат Вирджиния., и избранный президент Американской академии педиатрии, объяснил мне недавно. «За последние несколько десятилетий мы наблюдаем рост психических заболеваний у детей и подростков».

[«Стигма побеждает»: родители вынуждены совмещать работу и психическое здоровье своих детей]

Чанг иллюстрирует свою точку зрения историей пятилетней давности, которая до сих пор не дает ей покоя. Детский психиатр из Северной Вирджинии, который разработал и контролировал сложную схему лечения 14-летнего мальчика с биполярным расстройством, вышел на пенсию, и родители мальчика не смогли найти ему замену.Поэтому они обратились за помощью к своему педиатру. Но врачи, прошедшие всего месяц или два обучения психиатрии во время своей ординатуры, решили, что им неудобно выписывать рецепты на лекарства, которые они не прописывали, и на состояние, которое они не диагностировали и не лечили. т лечить. Однако они очень сильно чувствовали, что мальчику нужна помощь в поисках ухода.

Вот и заработали свои сети. Их сотрудники работали на телефонах. Но они продолжали получать один и тот же ответ: нужно было ждать от четырех до шести месяцев, чтобы увидеть детского психиатра, который участвовал в медицинском страховании и принимал нового пациента.Наконец, одна из медсестер нашла золото: психиатр в пределах досягаемости, которая открылась через четыре недели.

За это время у мальчика закончились лекарства, и его состояние ухудшилось. Он попал в драку, взял в руки пистолет и застрелил человека.

«И этот человек потерял свою жизнь, и этот 14-летний подросток оказался в тюрьме», — сказала мне Чанг приглушенным и сглаженным тоном человека, рассказывающего историю, которая шокирует ее каждый раз, когда она ее пересказывает. «Это было ужасно… абсолютно ужасно», — сказала она.А потом, когда она размышляла о системных сбоях, столь типичных тогда для ее состояния, голос ее повышался и обострялся. «Это была ужасная забота».

Хотя эта трагедия уникальна, многих врачей, с которыми я разговаривал для этой статьи, точно так же преследовали истории о катастрофах психического здоровья — или близких к промахам — которые произошли задолго до пандемии. Вот почему так много нынешних разговоров о кризисе психического здоровья детей сводят людей, которые давно работают в этой области, с ума. «Мы страдаем от кризиса, о котором до недавнего времени люди не осмеливались говорить вслух», — сказал мне в недавнем телефонном интервью Митч Принштейн, главный научный сотрудник Американской психологической ассоциации (АПА).«Мы, по сути, десятилетиями закрывали глаза на наших собственных детей. И поскольку мы десятилетиями ничего не делали для детей, мы стали свидетелями этой эскалации».

Обостряя ситуацию, которая создавалась десятилетиями, пандемия может, наконец, вызвать реальные изменения в том, как мы думаем о психическом здоровье детей и как относимся к ним. Но для этого нам нужно внимательно посмотреть на то, о чем мы на самом деле говорим, когда рассказываем истории о детях «в кризисе». Для начала мы должны отделить то, что действительно было новым в эпоху Covid, от более крупных и глубоких проблем, которые существовали все это время.

Большая часть свидетельств того, что пандемия катапультировала поколение детей от «нормальности» к полномасштабному, широкомасштабному кризису психического здоровья, является анекдотичным. Статистические данные, которые у нас есть за последние пару лет, на самом деле показывают более тонкую историю. Разные группы детей по-разному пережили пандемию: особенно плохо пришлось девочкам-подросткам. Дети из малообеспеченных семей тоже. Данные показывают быстро развивающуюся ситуацию, которая выглядит несколько по-разному в зависимости от того, как вы на нее смотрите, как вы ее разрезаете и какой акцент делаете на результатах.

Большая часть средств массовой информации обходит эту сложность. Выводы Центров по контролю и профилактике заболеваний за ноябрь 2020 года показали, что в период с апреля по октябрь того же года доля обращений детей в возрасте от 5 до 11 лет в отделение неотложной помощи, связанных с психическим здоровьем, увеличилась на 24 процента по сравнению с тем же периодом в 2019 году. , а количество посещений в возрасте от 12 до 17 лет выросло на 31 процент. С тех пор это открытие отразилось в новостях и комментариях.

Но в том же исследовании содержались важные предостережения, которые также необходимо было услышать.В частности, неотложные психические состояния по-прежнему составляли лишь 1,4 процента всех посещений детской неотложной помощи в 2020 году по сравнению с 1,1 процента за тот же период 2019 года. журналистская сноска, если ее вообще заметили.

На протяжении всей пандемии, как ни странно, также поступали данные, которые вселяли надежду. «Есть основания для оптимизма, — заявил главный хирург США Вивек Х.Мурти написал в декабре в редко цитируемой части разрекламированного совета по психическому здоровью детей. «Во время стихийных бедствий обычно наблюдается усиление симптомов дистресса, — продолжил он, — но большинство людей хорошо справляются с ними, и у них не развиваются психические расстройства». Он отметил, что «несколько показателей бедствия», которые усилились в начале пандемии, похоже, вернулись к своему допандемическому уровню к лету 2020 года; что показатели «удовлетворенности жизнью и одиночества» оставались «практически неизменными» в течение первого covid-года; и что, хотя данные о количестве самоубийств среди молодежи были «ограниченными», имеющиеся данные не свидетельствуют о «значительном увеличении».И пришел к выводу, что «некоторые молодые люди процветали во время пандемии. Они стали больше спать, проводили больше времени с семьей, меньше испытывали академического стресса и издевательств, у них был более гибкий график и они улучшили свои навыки преодоления трудностей».

Хотя поразительно положительные слова главного хирурга были почти проигнорированы в новостях, они перекликались с другими недавними исследованиями. В 2021 году Институт детского разума — известный нью-йоркский центр лечения психических заболеваний, явно заинтересованный в том, чтобы донести до людей потребность в уходе, — опубликовал результаты опроса, показывающие, что большинство детей из США.S. teens (67 процентов) согласились с заявлением: «Я надеюсь, что адаптируюсь и оправлюсь от проблем пандемии». Авторы связали это с «врожденной устойчивостью молодых людей, которая стала ключевым открытием в более широком исследовательском ландшафте».

[Как родители могут помочь себе и своим детям снова чувствовать себя хорошо]

Всегда сложно аргументировать изменения в распространенности психических расстройств, особенно когда речь идет о детях; очень многое зависит от того, кто и как опрашивается, какие вопросы задаются и как используются ответы.Тем не менее, существует огромное количество исследований, которые последовательно и недвусмысленно показывают, что психическое здоровье детей в Соединенных Штатах было очень плохим еще до пандемии. Эпидемиологические исследования, проведенные в 2010-х годах, показали, что депрессия, в частности, поражает детей чаще и в более молодом возрасте. К 2019 году, за год до пандемии, каждая третья ученица средней школы и около половины всех старшеклассниц сообщали о «постоянном чувстве грусти или безнадежности».

Существует огромное количество исследований, которые последовательно и недвусмысленно показывают, что психическое здоровье детей в Соединенных Штатах было действительно плохим еще до пандемии.

Теорий о том, почему психическое здоровье детей было таким плохим до пандемии, предостаточно. Известное подмножество, популяризированное, в первую очередь, рассказом психолога из штата Сан-Диего Джин Твенге, опубликованным в Атлантике в 2017 году, «Уничтожили ли смартфоны целое поколение?» — винит технику. Эта теория — с сожалением хочу добавить я, потому что это одна из тех идей, которые, какими бы ошибочными они ни были, все же кажутся совершенно правильными — была широко опровергнута. Кроме того, существует мнение, что частью того, что мы наблюдаем, является большая осведомленность и открытость в отношении психического здоровья детей со стороны нового поколения родителей, которые первыми выросли в то время, когда детям обычно ставили диагноз такие проблемы, как синдром дефицита внимания/гиперактивности, и достижение совершеннолетия в мире, где знаменитости публично рассказывали о своей борьбе с депрессией или зависимостью.Но большинство экспертов считают, что эта гипотеза не раскрывает всей истории. Помимо данных исследований, их интуиция говорит им, что молодые люди действительно стали более тревожными и отчаявшимися.

Задавать вопросы о том, почему дети психически нездоровы, может быть несколько коварно. Психическое здоровье детей имеет очень долгую историю использования в качестве политического футбола в Соединенных Штатах. На рубеже 20-го века, например, противники дополнительного образования для девочек-подростков и молодых женщин утверждали, что слишком много школы вредит не только их репродуктивным способностям, но и их эмоциональному здоровью, порождая «напряженных неврастеников, вялых неврастеников, меланхоликов, По словам чрезвычайно влиятельного психолога из Университета Кларка Дж.Стэнли Холл. Историки и эксперты в области психического здоровья часто отмечали множество способов, которыми предполагаемое ухудшение психического здоровья детей использовалось для разжигания «моральной паники» по поводу социальных и политических проблем, которые, по сути, не имеют никакого отношения к детям.

Еще больше усложняет ситуацию взаимодействие между высокой родительской тревогой во время пандемии и тем, что родители сообщают о благополучии своих детей. Какими бы неоднозначными ни были исследования психического здоровья детей во время ковида, данные о взрослых кристально ясны: у нас были очень и очень тяжелые времена.В октябре 2020 года исследование, опубликованное в журнале Pediatrics, показало, что 27 процентов родителей заявили, что их психическое здоровье ухудшилось в первые месяцы пандемии, что, что интересно, намного выше, чем 14 процентов, которые заявили, что поведенческое здоровье их детей ухудшилось. стало хуже. В письменных показаниях на слушаниях в Сенатском комитете по здравоохранению, образованию, труду и пенсиям в начале февраля Принстейн из APA сослался на исследования, показывающие, что в это время резко возросло количество обращений взрослых в отделения неотложной помощи в связи с кризисами психического здоровья, наряду с расстройствами пищевого поведения, нарушениями сна, проблемами с алкоголем и незаконным употреблением алкоголя. употребление вещества.Толерантность родителей к стрессу, в том числе их собственных детей, ниже, когда они сами тревожны. «Восприятие другое, и поведение другое», — сказал Алан Э. Каздин, давний директор Йельского родительского центра.

Педиатры, клинические психологи, психиатры и исследователи, с которыми я разговаривал для этой статьи, связываясь по телефону или через Zoom с теми, кто базируется в Лос-Анджелесе, Атланте, Бруклине и Нью-Хейвене, штат Коннектикут, и лично с теми, кто практикует в округе Колумбия и Bethesda. — дали понять, что у них нет точных цифр, подтверждающих их восприятие.Но у них был клинический опыт работы с тысячами пациентов на протяжении многих десятилетий. И этот накопленный опыт — как и данные — рассказал сложную историю о том, как во время ковида гораздо более высокие уровни стресса как у взрослых, так и у детей, по сути, подливали бензин на затянувшуюся боль, действуя не столько как причина, сколько как ускоритель болезни. детский психологический кризис.

Отделение стационарной психиатрии Детской национальной больницы в Д.Недавним дождливым пятничным утром К. чувствовал себя не столько запертым, сколько герметично закрытым. В холле на подносе стояли рисовые хлопья и шоколадное молоко. Настольные игры и книги. На мгновение можно было почти забыть, где вы находитесь и что пациенты не могут уйти — при условии, что вы не слишком много думали о небольшой художественной выставке, выставленной за тщательно охраняемой дверью. Он включал в себя рисунки мелом капель дождя с короткими терапевтическими сообщениями: «Нам всем грустно», «Ваши действия приводят к последствиям». И в центре стены страница с очень красивыми бело-голубыми полосатыми мелками с надписью: «Пожалуйста, научись снова любить меня.

Утренний обход начался в 8:15.

8-летняя девочка, доставленная после вспышки агрессии против мамы, вечером плакала и тосковала по дому.

12-летняя девочка, поступила после того, как нанесла нож на маму после того, как мама отобрала телефон.

13-летний трансгендерный пациент, госпитализированный по поводу членовредительства.

13-летняя девочка, доставленная после того, как сказала родителям, что хочет покончить с собой; все еще угрожает, через три недели, покончить с собой, когда она вернется домой.

14-летний мальчик с депрессией, тревогой и невыявленным СДВГ. Не хочет быть обузой для семьи. В палате чувствует себя лучше — говорит, меньше стресса.

14-летняя девочка поступила после приема более 40 таблеток тайленола. Подруга покончила жизнь самоубийством, и она винит себя в том, что не сделала большего.

Персонал психиатрического центра Children’s National привык лечить наиболее тяжелобольных детей в регионе Вашингтон, и эти случаи не были чем-то необычным для тех, с которыми врачи и медсестры стационарного отделения сталкивались до пандемии.Но что изменилось с covid, по их словам, так это то, что общие проблемы усилились. «Раньше мы видели много депрессии, беспокойства, катера, суицидальных мыслей и попыток суицида. В условиях пандемии тревога достигает повышенного уровня», — сказала Эльва Андерсон, арт-терапевт, которая последние 19 лет провела в Children’s National. «Легкая депрессия ведет к большой депрессии».

Наиболее тревожные и драматические последствия наблюдались среди многих, многих детей — 1 из 5 — это пропорция, которая обычно приводилась в течение последних двух десятилетий — у которых уже были диагностированные психические расстройства.Это неудивительно. Эксперты в области психического здоровья знают, что такие состояния, как тяжелая депрессия, не возникают из ниоткуда. Может показаться, что они есть — особенно родителям, когда они впервые узнают о признаках у своих детей, — но почти всегда есть предшественники. В Children’s National могут потребоваться дни и тщательная командная работа экспертов и их стажеров, чтобы найти и понять их. Но на недавних утренних обходах предыстория была резко продемонстрирована: истории депрессии, беспокойства, травм, членовредительства.

Даже в мире типичной офисной психиатрии и психотерапии врачи и терапевты, лечащие менее тяжелые случаи, знают, что к тому моменту, как ребенок оказывается в их кабинете, они и их семьи уже долгое время находятся в тяжелом состоянии. В среднем проходит от восьми до десяти лет с момента, когда у ребенка появляются первые симптомы, чтобы начать лечение, поэтому Томас Инсел, бывший глава Национального института психического здоровья и автор только что опубликованной книги «Исцеление», , однажды сказал мне, что многие дети не получают ухода до тех пор, пока они не окажутся на «поздней стадии» своих расстройств.

Дети, проходящие лечение в стационарном психиатрическом отделении, происходят из самых разных семей и районов Вашингтона, и тем не менее, как ни странно, они часто приходят в Детский национальный центр с целым рядом распространенных диагнозов, говорит Прия Панноуз, лечащий психиатр. ведущие утренние обходы. Однако новым во время covid было то, что впервые эти волны, казалось, имели смысл. По ее словам, дети немного моложе, чем обычно, страдали биполярным расстройством в первые ужасно напряженные и хаотичные месяцы пандемии.Затем летом 2020 года пришла волна детей с аутизмом, ошеломленных, иногда взрывоопасных дома, как она и ее коллеги вычислили, потому что они месяцами жили без обычной школьной поддержки, а поведенческая терапия и онлайн-лечение еще не были доступны. для них. Всплеск тревожности и депрессии у детей наблюдался в сентябре или октябре, многие из них, по наблюдениям Паннуза, были детьми с ранее не диагностированным СДВГ; они всегда были успешными в школе, но не могли справиться с отвлекающими факторами и значительно возросшими организационными требованиями онлайн-обучения.К 2021 году она увидела значительный рост обсессивно-компульсивного расстройства, поскольку тревога, которая ранее была поддающейся контролю или оставалась незамеченной, усилилась перед лицом, казалось бы, бесконечной неопределенности коронавируса.

Пандемия также оказала очень серьезное влияние на взрослых опекунов и их способность поддерживать детей в кризисной ситуации. «Более высокий уровень дистресса» у взрослых имел «поведенческие последствия», такие как большее потребление алкоголя, особенно женщинами и родителями маленьких детей, и более высокий уровень крика на детей, особенно среди родителей, потерявших доход, по данным Child Mind 2021 года. Отчет института.В Детском национальном психологическом отделении очные группы по обучению родителей были вынуждены прекратить встречи и больше не возобновлялись онлайн; было слишком много проблем с равенством, учитывая, что у некоторых родителей не было ноутбуков или iPad или они жили в районах с шаткой широкополосной связью. Covid создал и другие, более болезненные проблемы с доступом: семьи больше не могли входить в помещение, чтобы проводить время со своими детьми; все визиты и семейные встречи должны были происходить по телефону или видеосвязи. В эпоху, когда участие родителей считалось важным для развития детей, это было совсем не терапевтическим.Тем более, что некоторые дети оставались в отделении неделями или даже месяцами.

Этого не должно было случиться. В Children’s National типичная продолжительность пребывания составляет от пяти до семи дней, ограничение в значительной степени диктуется страховыми компаниями; в это время от врачей ожидается только стабилизация состояния ребенка (что часто означает отмену любого коктейля лекарств, с которым они пришли), постановка диагноза и составление плана лечения. Но все стационары и программы постепенного ухода, куда пациенты обычно переезжали после того, как они израсходовали свои дни, были заполнены.Заторы создавали заторы. Как и по всей стране, где только около 10 процентов больниц предлагают психиатрические услуги для детей и только около 7 процентов предоставляют стационарную помощь, коридоры Детского национального отделения неотложной помощи часто были заполнены психиатрическими пациентами, ожидающими койки, иногда в течение нескольких недель. под конец.

В сообществе также невозможно было найти психологов, психиатров и лицензированных клинических социальных работников, которые принимали бы новых пациентов.Список ожидания на прием к психологам и психиатрам в светлом, просторном и стильно отремонтированном амбулаторном отделении Детского национального театра Такома был настолько длинным — в худшие моменты он достигал от 9 до 12 месяцев — что некоторые поставщики временами приостанавливали добавление имен, потому что это не соответствовало действительности. кажется справедливым давать семьям ложную надежду.

[После борьбы за лечение своего психически больного сына акт отчаяния матери: отказ от опеки]

В этом смысле кризис психического здоровья детей кажется вариацией на знакомую ковидную тему: цепочка поставок вопросы.Но это было не просто несоответствие между ограниченным предложением и новообретенным спросом, как заказы на наборы гантелей и обогреватели для улицы. Еще до пандемии ощущалась непристойная нехватка практикующих специалистов в области психического здоровья: около 8300 детских и подростковых психиатров и 4000 детских и подростковых клинических психологов для допандемического приближения к 15 миллионам детей с излечимыми проблемами психического здоровья.

Эта нехватка отчасти объясняет еще одну последовательность в предыстории детей в Детском национальном: истории некачественного ухода.Многие пациенты поступили в отделение, принимая комбинации лекарств, которые не имели смысла для врачей. Персоналу было очень трудно понять, почему, особенно когда врачи, назначавшие лечение, не отвечали на телефонные звонки. Изрядное количество пациентов, которых лечил Паннуз, никогда не посещались детскими психиатрами; их было слишком мало, чтобы обойти.

Пандемия усугубила проблему в геометрической прогрессии. Клиницисты, занимающиеся частной практикой, сказали мне, что их списки ожидания перед пандемией стали намного длиннее, в значительной степени потому, что их существующие пациенты не уходили.«Семьи, которые были на пути к «окончанию» терапии, этого не сделали», — сказала Эрин Сэдлер, клинический психолог и содиректор Программы расстройств настроения в Детской больнице, которая принимает пациентов в новом отделении Такома на северо-западе Вашингтона. По ее словам, большинство ее пациентов борются с депрессией, и большая часть ее работы связана с обучением их навыкам и стратегиям, которые они могут использовать, чтобы «зажечь радость» в плохие дни, например, пойти в парк или провести время с друзьями. Во время пандемии «многие из этих вариантов исчезли очень и очень быстро», — сказал мне Сэдлер.

Covid был не единственным фактором стресса за последние несколько лет. Большинство пациентов-подростков Сэдлера — чернокожие, и летом 2020 года, когда протестующих против расовой справедливости травили газом в столице страны, они и их родители беспокоились о своей безопасности. «Это добавило дополнительный уровень сложности для многих семей», — вспоминает Сэдлер. «Встречаться с друзьями, ходить за мороженым, просто быть в обществе — это абсолютно необходимо только для их собственного психического здоровья», — сказала она.«Но теперь, даже если они отсутствовали, возник дополнительный стресс: «Как мне представить себя на публике, когда нас нет… чтобы быть в безопасности и иметь возможность вернуться домой?»

Независимо от пандемии, цветные дети уже давно реже обращаются за психиатрической помощью. Отсутствие разнообразия среди поставщиков медицинских услуг — всего 4,4 процента психиатров являются чернокожими — в сочетании с очень солидной историей расизма в психиатрии, психологии и школьном консультировании сыграли большую роль в подпитке недоверия к врачам и терапевтам, а также скептицизма в отношении ценность «помогающих профессий» в целом.Цветные психиатры рассказали мне, что семьи, с которыми они работают, испытали большое облегчение, обнаружив их после предыдущего опыта общения с белыми практикующими, которые либо не понимали их историй, либо, что еще хуже, серьезно их не понимали, иногда с потенциально катастрофическими последствиями.

Детский психиатр Малена Бэнкс рассказала мне леденящую душу историю об одном белом терапевте, который сделал предположения, которые могли привести юного чернокожего пациента в службу защиты детей: Мать ребенка сказала терапевту, что ребенок наслаждался едой вплоть до «горшковый ликер» — сок, который остается в кастрюле после варки листовой капусты.Терапевт подумал, что мама имела в виду какой-то алкоголь. «И затем вместо того, чтобы задать несколько вопросов, мы как бы натолкнулись на наихудший сценарий», — сказал Бэнкс, чернокожий, и смог вмешаться до того, как проблема обострилась.

«Это тяжелая работа» — изменить сложившиеся на всю жизнь модели мышления и восприятия в почти однородной профессии, — сказала она. «Разнообразие и инклюзивность сейчас в моде. … Вы можете взять урок, но это должно быть нечто большее».

Бэнкс уже много лет берет на себя эту тяжелую работу.Она училась в медицинской школе при Университете Говарда, затем прошла обучение в качестве главного резидента в клинике детской и подростковой психиатрии в Больнице Университета Джорджтауна Уайта. В марте 2020 года она и ее партнер по практике Отема Ададе открыли детскую психиатрическую практику в тихом и солнечном квартале рядных домов в Восточном холме, районе, примыкающем к Капитолийскому холму. Оба работали детскими психиатрами в городе; они были хорошо знакомы с унижениями — кричащими охранниками, грязными коридорами, которые одновременно служат залами ожидания для пациентов — которые Д.Беднейшие жители C. обычно мирятся с тем, что обращаются за помощью.

Все это, по словам Бэнкса, заставляет пациентов чувствовать себя «ниже чем» — особенно после многих лет игнорирования, наказания или патологизации со стороны взрослых в школе или в медицинской системе. Поэтому она и Ададе назвали свою практику «Лотос» в честь того, что Бэнкс описывает как «великолепные цветы, выращенные в мутной, мутной воде», и устроили ее так, чтобы она больше напоминала спа, чем кабинет врача. Здесь есть фильтрованная вода, яркие акцентные подушки и винтажные детские книги, цвет которых сочетается с белым, серо-зеленым и синим декором офиса.

«Это все сделано намеренно, — сказал мне Бэнкс. Возможно, самым преднамеренным из всех: она и Ададе участвуют в медицинском страховании. Они принимают частную страховку — как коммерческие PPO, так и планы управляемого медицинского обслуживания — и даже принимают программы DC и Maryland Medicaid.

[73 врача и ни одного врача: Как призрачные сети мешают психиатрической помощи]

Любой, кто когда-либо пытался найти детского психиатра в районе Вашингтона, где встречи за наличные, как правило, проходят на уровне От 250 до 300 долларов (и сеансы терапии с психологами или лицензированными социальными работниками от 175 до 225 долларов) будут знать, насколько это необычайно редко.Высокая стоимость и отсутствие доступа к внутрисетевым провайдерам также являются серьезной проблемой на национальном уровне.

Все это означает, что психиатрическая помощь детям — жизненно важная услуга во многих случаях — так же недоступна для большинства семей, как и роскошный отдых. Чтобы сделать его доступным для своих пациентов, Бэнкс и Ададе в основном должны платить — в виде упущенной выгоды. Выплаты, которые они получают как от государственных, так и от частных страховых компаний, составляют от половины до одной трети того, что их местные коллеги зарабатывают вне сети.(Та же пропорция верна для того, что страховые компании обычно платят социальным работникам, которые обеспечивают постоянно растущую долю терапии в Соединенных Штатах, сообщила Wall Street Journal в прошлом году). по телефону, убеждая представителей управляемого медицинского обслуживания в том, что их медицинские дипломы и повышение квалификации действительно превосходят опыт этих представителей по сокращению расходов, когда дело доходит до принятия решений о лечении.

Чтобы позволить себе то, что они делают, врачи использовали часть своих личных средств.Они получили гранты. Им приходится ограничивать количество пациентов, которых они могут принимать в Lotus, и пополнять свой доход второй работой; Бэнкса, работая с детьми в группе на дому, Ададе, принимая пациентов в Росс-центре, где принимают только наличные, в Верхнем Северо-Западе, округ Колумбия,

. телефонный разговор. Она снова подхватила эту тему несколько дней спустя, когда мы встретились лично, чтобы я мог совершить поездку по Lotus. «Есть некоторые вещи, по которым мы просто не собираемся идти на компромисс», — сказала она.«Будет ли у меня большой дом, о котором я мечтал, когда был моложе? Возможно, нет. Нет, если я хочу сделать это.

То, что Бэнкс потенциально должен работать на трех работах, чтобы позволить себе практиковать доступную, ориентированную на пациента медицину, ошеломляет — врачебный эквивалент низкооплачиваемых учителей в школах с недостаточным финансированием, использующих свою зарплату для покупки школьных принадлежностей. Мы, как правило, любим истории о том, как в этой стране подтягивались в одиночку (особенно если не нам приходится подтягиваться).Но они не вписываются в масштабируемую модель изменений.

Большинство практиков не хотят или не могут позволить себе делать то, что делает Бэнкс. После восьми-десяти лет последипломного медицинского образования и специальной подготовки детские психиатры, чьи родители не заплатили за обучение в колледже или медицинской школе, начинают работать с долгами в сотни тысяч долларов. Аналогичная ситуация с детскими психологами, которые заканчивают пять лет программ докторантуры, а затем еще два или три года в малофинансируемых, а иногда и нефинансируемых резидентурах.

Заключение контрактов с крупными и прибыльными компаниями, такими как Cigna, Aetna и Blue Cross Blue Shield, не должно приравниваться к благотворительной деятельности. Тем не менее, экономические реалии делают это так. По всей стране ставки страховых выплат для врачей первичной медико-санитарной помощи (которые неизменно входят в число самых низкооплачиваемых врачей) почти на 24 процента выше, чем для практикующих психиатров, включая психиатров. В 11 штатах этот разрыв увеличился до более чем 50 процентов, отмечается в отчете Bowman Family Foundation за 2019 год. относительный статус различных видов вмешательств.В мире здравоохранения, где ценности определяются ставками возмещения страховых компаний, разговоры — важнейший компонент вдумчивого управления лекарствами, терапии или консультирования, а также любой успешной формы лечения — уже давно компенсируются в размере ставки, которые сильно отстают от тех, что страховщики платят за медицинские процедуры. «Наша система устроена так, что мне платят больше за то, что я вижу ребенка и делаю дыхательный тест на астму, чем за час, проведенный с семьей ребенка, который может думать о том, чтобы причинить себе вред», — отметил Чанг из Американской академии. педиатрии.

Реальность в долларах и центах играет огромную роль не только в том, кто получает уход, но и в том, кто может позволить себе его обеспечить и как. Законы о паритете психического здоровья, принятые за последние 26 лет, должны были непосредственно решить эту проблему. Но страховая индустрия почти дьявольски умела обходить эти законы; как один из крупнейших участников PAC, политических партий и кандидатов, они вряд ли столкнутся с реальным давлением с целью измениться в ближайшее время. Еще одно, казалось бы, очевидное большое решение проблем с цепочкой поставок, от которых страдает детская психиатрическая помощь, — программы стимулирования возмещения расходов на обучение для студентов-медиков, которые выбрали специализацию в детской психиатрии и готовы посвятить себя работе с малообеспеченными группами населения (определение, которое действительно должно включать все семьям, которые не могут позволить себе выкладывать сотни долларов за каждое личное посещение) — никогда не работал в прошлом.И даже если бы эти программы были расширены и улучшены, им потребовалось бы так много времени, чтобы показать результаты, что они ничего не сделали бы для детей, которые сейчас борются.

[Вот почему сейчас так сложно найти психологическую консультацию]

К счастью, семьям не приходится ждать. За последнее десятилетие все больше разочаровавшихся практиков и исследователей берут дело в свои руки, создавая и часто совместно работая над недорогими решениями, работающими в обход существующей системы.По сути, все они сосредоточены на создании новой рабочей силы в области психического здоровья, что означает обучение людей, которые уже ежедневно работают с детьми — поставщиков первичной медико-санитарной помощи, школьных медсестер и консультантов, учителей и, да, родителей — в элементарных формах психиатрической помощи.

Растущее число разочарованных практиков и исследователей берут дело в свои руки, создавая и часто сотрудничая над недорогими решениями, работающими вокруг текущей системы.

В отличие от существующих моделей ухода, эти новые подходы сосредоточены на профилактике.Они широко доступны и в основном дешевы, а некоторые предлагают программные материалы, которые находятся в свободном доступе в Интернете. Кроме того, в отличие от большинства детей, которым в настоящее время оказывается помощь, они опираются на последние достижения науки о мозге, — сказал Питер Дженсен, бывший заместитель директора по исследованиям детей и подростков в Национальном институте психического здоровья.

В 2006 году Дженсен отошел от своей многолетней академической карьеры, чтобы сосредоточиться на создании некоммерческой организации REACH Institute, которая обучает поставщиков первичной медико-санитарной помощи выявлять ранние признаки психических заболеваний у детей, назначать и контролировать лекарства для лечения наиболее распространенных расстройств. , а также делиться полезными знаниями и навыками с родителями и детьми, чтобы они могли лучше справляться с проблемами психического здоровья.(Раскрытие информации: в конце 2010-х я был в значительной степени непродуктивным членом неоплачиваемого совета директоров REACH, время от времени, в конце 2010-х.) сами стать тренерами. Эта модель была выставлена ​​на обозрение в один из выходных в начале января, когда я присоединился (через Zoom), чтобы понаблюдать за групповым обучением около 50 педиатров из большей части Атланты. Врачи, почти все женщины, были в основном молодые и очень серьезные. На протяжении трех долгих дней они уделяли пристальное внимание.Ставки были очень высоки. «Мне кажется, что каждое посещение больного превращается в мини-кризис психического здоровья, и у меня нет знаний, чтобы справиться с этим», — сказал один из них.

Цель выходных состояла в том, чтобы убедить ее и ее коллег в том, что они могут. Они наблюдали за несколькими ролевыми играми, во время которых один из психиатров или педиатров-инструкторов REACH демонстрировал, как небрежно проводить скрининг на наличие проблем с психическим здоровьем во время осмотра или визита к врачу. Они узнали, как вести себя с мамой, которая появляется в офисе с пластиковым пакетом, полным лекарств, растерянная и просящая о помощи.Их учили, что делать с суицидальным пациентом. (Если угроза острая, немедленно отправьте их в отделение неотложной помощи. Вызовите скорую помощь, если есть малейшие сомнения в том, что родители доведут их до конца.) И им показали, как случайный разговор о пандемии может стать возможностью для проверки психического здоровья: «Я знаю, что ковид был тяжелым испытанием для многих семей», — посоветовали им сказать. — Как твои дела? Какие-то особые опасения сегодня?

REACH — не единственная программа для обучения педиатров.Есть еще проект ЭХО. Впервые разработанная в Нью-Мексико во время широкомасштабной вспышки гепатита С для связи врачей и медсестер в отдаленных районах с ведущими специалистами, с тех пор она была адаптирована для обучения врачей первичной медико-санитарной помощи в Вирджинии основам высококачественной психиатрической помощи. «Раннее вмешательство действительно находится здесь в центре внимания», — сказал Чанг, который в 2018 году сделал проект ECHO ключевой частью масштабной общегосударственной инициативы, направленной на обучение и поддержку педиатров в выявлении и лечении детских психических расстройств.«Таким образом, мы можем идентифицировать ребенка, который страдает от беспокойства, когда ему 8 или 9 лет, когда он посещает своего педиатра, и до того, как он станет 15-летним, который борется и, возможно, переживает кризис», — сказала она. .

Общим элементом всех новых программ является сосредоточение внимания на навыках — инструментах и ​​методах, проверенных десятилетиями науки, которые повышают устойчивость и укрепляют психическое здоровье. Навыки, которые помогают детям помнить о своих чувствах. Навыки, которые позволяют им успокоиться и сделать паузу, чтобы подумать, прежде чем действовать или говорить.Навыки, которые позволяют им действовать — позитивным образом — когда они подавлены, встревожены, злы или подавлены. И навыки, которые помогают им понимать точки зрения других людей и сообщать о своих потребностях, чувствах и представлениях таким образом, который более вдумчиво относится к другим и с большей вероятностью будет эффективным.

Хотя педиатры могут обучать некоторым из этих навыков, они, как правило, не могут уделять этому много времени; если бы они это сделали, они бы никогда не смогли увидеть всех своих пациентов со стрептококком, сломанными костями или, если уж на то пошло, ковидом.Но врачи и другие специалисты — не единственные люди, которые могут использовать лучшие достижения науки, чтобы помочь детям. Базовые навыки и идеи, которые являются частью лечения с наибольшим количеством доказательств, таких как когнитивно-поведенческая терапия, могут стать нормальной частью повседневной жизни наших детей, если люди, которые проводят с ними больше всего времени — родители, учителя и другие школьный персонал — узнайте и закрепите их.

Частично благодаря пандемии это уже происходит. Государственные школы Денвера теперь тратят не менее 20 минут в день на ускоренное социально-эмоциональное обучение, используя методы улучшения психического здоровья, такие как специально адаптированные игры «Красный свет», «Зеленый свет», чтобы научить дошкольников навыкам контроля импульсов и саморегуляции. или медитацию осознанности, чтобы помочь восьмиклассникам справиться со стрессом.

Однако для распространения такой работы идея о том, что хорошему психическому здоровью можно и нужно обучать не только дома, но и в школе, должна стать ценной и общепринятой частью нашей культуры. И это далеко не данность в стране, где социально-эмоциональное обучение уже стало в некоторых районах таким же жупелом, разрушающим школьную доску, как ношение масок и критическая расовая теория. Митч Принштейн сказал мне, что его собственные усилия по расширению скрининга психического здоровья, развитию навыков и обучению персонала в школах иногда отвергались как «часть индустрии пробуждения».

Трудно применить слова «лучший луч надежды» к чему-либо, имеющему отношение к вспышке болезни, которая унесла почти 1 миллион жизней американцев и принесла вторичную эпидемию потерь, горя и страха еще большему количеству выживших. Но, тем не менее, верно и то, что когда дело доходит до психического здоровья детей, последние два года коллективной травмы имели некоторые неожиданно положительные побочные эффекты: тема вышла из тени и стала частью мейнстрима разговоров. Он преодолел то, что когда-то казалось непреодолимой пропастью между родителями детей с эмоциональными, поведенческими или обучающими проблемами и без них.Создавая беспрецедентное количество общей боли, это могло бы вдохновить на реальную потребность в переменах, основанных на сострадании и ясности ума, а не на разжигании страха и разделении.

Вот почему опасно позволять разговору о психическом здоровье детей застревать в ядовитой петле пандемической политики. Острые травмы эпохи Covid закончатся, а вместе с ними и ситуационное бедствие некоторых американских семей. Но детского кризиса психического здоровья не будет. Если мы не откроем свой разум для его тотальности, то все новое и усиленное внимание за последние два болезненных года закончится не более чем «слащавыми заявлениями… как «мысли и молитвы» после школьной стрельбы, », как выразился Питер Дженсен.То есть: просто поговорить.

Джудит Уорнер — автор бестселлеров, получившая награды за освещение психического здоровья детей, в первую очередь за книгу «У нас есть проблемы: дети и родители в эпоху лекарств». Ее последняя книга называется «И тогда они перестали со мной разговаривать: смысл средней школы».

Иллюстрации Джесси Чжана. Художественное направление и дизайн Клэр Рамирес.

Нет возможности повзрослеть

Американские дети начинают 2022 год в кризисе.

Я давно знаю, что пандемия переворачивает жизнь детей. Но пока я не провел время, собирая данные и читая отчеты, я не понимал, насколько тревожной стала ситуация.

Сегодняшний информационный бюллетень предлагает обзор этого кризиса.

Потери

Дети сильно отстали в школе в первый год пандемии и не догоняют. По данным исследовательской группы NWEA, этой осенью у учащихся третьего-восьмого классов уровни математики и чтения были ниже нормы.Нехватка была самой большой для чернокожих и латиноамериканских учащихся, а также учащихся в школах с высоким уровнем бедности.

«На памяти живущих мы не видели такого кризиса успеваемости, — сказал Politico Майкл Петрилли из Института Томаса Б. Фордхэма.

Многие дети и подростки испытывают проблемы с психическим здоровьем , усугубленные изоляцией и срывами пандемии. Три медицинские группы, в том числе Американская академия педиатрии, недавно объявили чрезвычайное положение в стране в связи с психическим здоровьем детей.Они сослались на «резкое увеличение числа посещений отделений неотложной помощи при всех неотложных состояниях психического здоровья».

Количество попыток самоубийства увеличилось , незначительно среди мальчиков-подростков и резко среди девочек-подростков. По данным Центра по контролю и профилактике заболеваний США, с начала 2019 года по начало 2021 года число посещений неотложной помощи девочками в возрасте от 12 до 17 лет, подозреваемыми в попытках самоубийства, выросло на 51 процент.

Насилие с применением огнестрельного оружия в отношении детей увеличилось , что является частью общенационального роста преступности. В Чикаго, например, в прошлом году был убит 101 житель моложе 20 лет, по сравнению с 76 в 2019 году.Стрельбы в школах также участились: в прошлом году Washington Post насчитала 42 стрельбы в США, что является максимальным показателем за всю историю наблюдений, по сравнению с 27 в 2019 году. Некогда нормальные аспекты школьной жизни — обеденное время, внеклассные мероприятия, собрания, школьные экскурсии, родительские собрания, надежное расписание автобусов — были преобразованы, если не устранены.

Когда газета The Morning спросила родителей и учителей о ситуации в их местных школах, мы услышали излияние страданий:

  • «Это не способ взросления детей», — сказала нам Джеки Ирвин, читательница из Оклахомы. .«Это сводит с ума».

  • «Для очень многих детей школа представляет собой безопасное, удобное и надежное место, но не в течение почти двух лет», — сказала Лиза Дерстин из Страффорда, штат Вирджиния.

  • «Большая часть радости и духа товарищества, которые означают счастливую и продуктивную школьную культуру, исчезли», — сказала Мария Менкони, школьный консультант и бывший суперинтендант из Аризоны.

Проблемы с поведением увеличились. «Школы по всей стране говорят, что наблюдают всплеск деструктивного поведения», — сообщил Калин Белша из Chalkbeat.«Некоторые из них очевидны и заметны, например, студенты громят туалеты, ругаются из-за постов в социальных сетях или бегут из класса. Другие — более тихие призывы о помощи, например, ученики опускают голову и отказываются говорить».

Келли Таттл, учительница из Мэдисона, штат Висконсин, сказала нам: «Здесь много ругани, вандализма и драк». Учительница из Северной Калифорнии сказала, что за 15 лет работы в школе она была свидетельницей «самых подлых, самых неуместных комментариев в адрес учителей».

Вариант «Омикрон» снова разрушает детские жизни. Большинство школ на этой неделе продолжали работать, но многие отменили спортивные состязания, спектакли и другие мероприятия. Как сообщает моя коллега Дана Гольдштейн, некоторые округа закрыли школы на день или более, несмотря на свидетельства того, что большинству детей трудно учиться удаленно. Закрытие происходит в Атланте, Кливленде, Милуоки, Ньюарке и нескольких пригородах Нью-Йорка, среди других мест.

«Это хаос», — сказала Дане Кери Родригес, президент Национального союза родителей. «Главное, о чем взывают родители и семьи, — это стабильность.

Трудный выбор

В течение последних двух лет значительная часть американского общества решила, что причинение вреда детям является неизбежным побочным эффектом Covid-19. И это, вероятно, было правдой весной 2020 года, когда почти все общество закрылось, чтобы замедлить распространение смертельного и загадочного вируса.

Но за последние полтора года этот подход стал менее оправданным, поскольку мы узнали больше как о Covid, так и о степени страданий детей от пандемических ограничений.

Теперь данные свидетельствуют о том, что многие изменения в школьном распорядке имеют сомнительную ценность для контроля распространения вируса. Некоторые исследователи скептически относятся к тому, что закрытие школ в большинстве случаев снижает заболеваемость Covid. Другие меры вмешательства, такие как принуждение учеников сидеть отдельно от своих друзей во время обеда, также могут иметь мало пользы.

Одна из причин: Тяжелые формы Covid, включая затяжной Covid, крайне редко встречаются у детей. Для них вирус напоминает типичный грипп. Дети подвергаются большему риску от поездок на автомобиле, чем от Covid.

Широкая доступность вакцин с прошлой весны также поднимает этический вопрос: должны ли дети страдать, чтобы защитить непривитых взрослых, которые добровольно принимают на себя риск Covid и увеличивают риск для всех остальных? Прямо сейчас Соединенные Штаты фактически говорят «да».

Чтобы было ясно, есть некоторые трудные решения и неизбежные компромиссы. Covid может привести к госпитализации или даже к худшему для небольшого процента вакцинированных взрослых, особенно для пожилых людей или людей с ослабленным иммунитетом, а возвращение детей к нормальной жизни может создать дополнительный риск.Всплеск Omicron может усилить этот риск, оставив школы без привлекательных вариантов.

В течение последних двух лет, однако, многие сообщества в США не пытались найти компромисс. Они пытались свести к минимуму распространение Covid — достойная цель при отсутствии других факторов — вместо того, чтобы свести к минимуму ущерб, который Covid наносит обществу. Они соглашаются на больший вред детям в обмен на меньший вред взрослым, часто не осознавая дилемму и не оценивая, какие решения приводят к меньшему общему вреду.

Учитывая тот выбор, который сделала страна, неудивительно, что дети так сильно страдают.

Связанный: Опросы показывают, что американцы измучены и разочарованы пандемией, объясняют Блейк Хауншелл и Лия Аскаринам в первом выпуске нового информационного бюллетеня On Politics.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Вирус

Другие громкие истории

  • Элизабет Холмс была признана виновной в четырех случаях мошенничества, связанных с Theranos, ее неудавшимся стартапом в Силиконовой долине, и теперь ожидает вынесения приговора.

  • Apple стоит 3 триллиона долларов — больше, чем Walmart, Disney, Netflix, Nike, Exxon Mobil, Coca-Cola, McDonald’s, AT&T, Goldman Sachs, Boeing, IBM и Ford вместе взятые.

  • Жаир Болсонару, президент Бразилии, был госпитализирован из-за проблем с желудком, которые, по его словам, возникли в результате ножевого ранения в 2018 году.

Мнения

В бунте в Капитолии виновата избирательная система США, дающая консерваторам структурное преимущество, пишет Осита Нваневу .

Демократы сосредоточены на избирательных правах. Они упускают из виду большую проблему, утверждает Юваль Левин .

Генетические призраки: ДНК этих долговязых псовых может помочь возродить красного волка, находящегося под угрозой исчезновения.

Wordle: Его партнерша любила словесные игры, поэтому он создал для нее одну. Это хит.

Готово, настроено, вперед: Горячая тенденция в беге — это полоса — нет, не так.

Виртуальное путешествие: Примите участие в праздновании Великой Ночи Шивы в Непале.

Никогда не поздно: Они попробовали что-то новое. Теперь они призывают вас тоже попробовать.

Классика Times: Загляните внутрь картины Хокусай, запечатлевшей мгновение южного побережья Хонсю, и почувствуйте соль в воздухе.

Прожитых жизней: Апрель Эшли поднялась от бедности до вершин лондонского общества, общаясь плечом к плечу с Джоном Ленноном и Миком Джаггером, и все это время борясь за юридическое признание своего пола. Эшли стала одной из первых британок, перенесших операцию по подтверждению пола.Она умерла в возрасте 86 лет.

Что мы будем есть

Новый год, новый ты, новый… тренды в еде?

Ким Северсон из The Times подвела итоги того, что, по прогнозам синоптиков, мы будем есть и пить в 2022 году.

Разное

26 Comments

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.