Психиатр в школе: Имеют ли право в школе обязать ребенка пройти экспертизу у психиатра?

Имеют ли право в школе обязать ребенка пройти экспертизу у психиатра?

Возраст ребёнка: 14

Имеют ли право в школе обязать ребенка пройти экспертизу у психиатра?

Имеют ли право в школе обязать родителей пройти экспертизу с ребенком у психиатра? Если да, могут ли родители выбрать психиатра по своему усмотрению или только у того, которого учителя выберут?

Анастасия

Анастасия, добрый день.

Статьи 28, 42 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» (далее — Закон) закрепляют за образовательными организациями право на:

  • Организацию социально-психологического тестирования обучающихся в целях раннего выявления незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ.

  • Оказание психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи детям, испытывающим трудности в освоении основных общеобразовательных программ, развитии и социальной адаптации.

Таким образом, школа должна предложить родителям, дети которых учатся неудовлетворительно, нарушают правила поведения в школе, проявляют признаки агрессии, девиантного поведения, имеют психофизиологические особенности, являются детьми с ОВЗ, помощь школьного психолога. Такая помощь может включать в себя и тестирование, и коррекционно-развивающие занятия, и беседу.

Психолого-педагогическая, медицинская и социальная помощь включает в себя:

  • психолого-педагогическое консультирование обучающихся, их родителей (законных представителей) и педагогических работников;
  • коррекционно-развивающие и компенсирующие занятия с обучающимися, логопедическую помощь обучающимся;
  • комплекс реабилитационных и других медицинских мероприятий;
  • помощь обучающимся в профориентации, получении профессии и социальной адаптации.
  • Психолого-педагогическая, медицинская и социальная помощь оказывается детям на основании заявления или согласия в письменной форме их родителей/законных представителей (часть 3 статьи 42). Чаще всего в школах раздают бланки, где родители ставят свою подпись и соглашаются/или не соглашаются на работу школьного психолога с их ребенком.

    Родители имеют право получать информацию о всех видах планируемых обследований для учащихся (психологических, психолого-педагогических), давать согласие на проведение таких обследований или отказаться от их проведения и участия в них ребенка (статья 44). Родители имеют право обратиться с запросом к психологу и получить данные обследования. Также родители имеют право присутствовать при обследовании детей ПМПК, присутствовать при обсуждении результатов обследования, высказать свое мнение относительно предлагаемых условий для организации обучения и воспитания детей. Нередко родители хотят присутствовать и при проведении диагностики школьным психологом — это не запрещено.

    Если психолог провел диагностику или коррекционно-развивающую работу без согласия родителей, то это может считаться незаконным вмешательством в частную жизнь.

    Еще одним видом тестирования, которое может проводиться в школе, является тестирование на раннее выявление немедицинского потребления наркотических средств и психотропных веществ (Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 16 июня 2014 г. N 658 г. Москва «Об утверждении Порядка проведения социально-психологического тестирования лиц, обучающихся в общеобразовательных организациях и профессиональных образовательных организациях, а также в образовательных организациях высшего образования»).

    Данное тестирование также проводится на основании информированного согласия родителей обучающихся в возрасте до 15 лет. Если обучающемуся уже есть 15 лет, то он самостоятельно и добровольно решает будет он проходит такое тестирование или нет.

    Максим Дюканов,
    юрист, специалист по семейному праву

    Психиатр при поступлении в школу. Вопросы тестирования ребенка перед школой

    Будущий ученик переживает кризис 7 лет, связанный не столько с объективными изменениями в жизни, сколько с отношением, которое ребенок к ним испытывает. Чем легче он включается в учебный процесс, тем меньше поводов вступать в конфликт с собой, тем выше его успехи и быстрее происходит адаптация. Это благополучное развитие ситуации означает, что ваш ребенок был готов к обучению.

    Уровень готовности ребенка к школе обычно определяется перед поступлением в 1 класс. Ребенку задают ряд вопросов, на которые он должен знать ответы в этом возрасте (предполагается, что в детском саду ему дали необходимые начальные знания о цвете, форме, пространстве, времени и др.). Например, такие:

     Как твои фамилия, имя, отчество?
     Как фамилия, имя, отчество мамы (папы)?
     Кем они работают?
     Ты мальчик или девочка? Кем ты будешь, когда вырастешь – дядей или тетей?
     У тебя есть брат или сестра? Кто из вас старший?
     Сейчас утро, день или вечер?
     Ты завтракаешь утром или вечером?
     Можешь назвать свой адрес?
     Какое сейчас время года?
     Какого цвета этот предмет?
     Покажи свой правый глаз, левое ухо.
     Когда бывает снег – зимой или летом?
     Ты хочешь пойти в школу?
     Зачем в школе нужна парта, звонок?
     Каких ты знаешь животных, птиц?
     Кто больше: корова или собака?
     Чем занимается врач, почтальон, учитель?
     Что больше: 3 или 8?

    Также при диагностике используется известный тест Керна-Йирасека. Он состоит из трех заданий.
    1. Графическое копирование фразы, например, «Ей дан чай» или «Я ем суп».
    На листе письменными буквами пишется эта фраза. Ребенок не умеет еще писать, поэтому он должен просто «срисовать» слова. От того, насколько четко скопировано написание, начисляется от 5 до 1 балла (при этом 1 балл рассматривается как высший). В том случае, если ребенок уже умеет писать, предлагается фраза на иностранном языке.

    2. Срисовывание группы точек.
    На листе нарисована группа точек. Расстояние между ними должно быть около 1 см по горизонтали и вертикали; диаметр точек – 2 мм. Ребенку дается задание – срисовать эти точки.
    Чем ближе его работа к образцу, тем лучше. Работа оценивается так же: от 5 до 1 балла, где 1 балл – высшая оценка.
    3. Рисование мужской фигуры.
    Ребенку дается задание: «Нарисуй дядю». Если он просит нарисовать тетю, разрешите ему это, но потом он должен непременно нарисовать дядю. Дело в том, что анализ проводится именно по мужской фигуре: тетя может быть нарисована в длинном платье, и тогда исследователю не понятно, подразумевает ребенок ноги у фигуры или нет. Качество выполнения задания оценивается с точки зрения наличия всех необходимых частей тела и лица, количества пальцев, соотношения размеров частей тела. Кроме того, рисунок должен быть сделан непрерывной мягкой линией, а не «палка-палка-огуречик». Высший балл – 1. Наименьший – 5.
    Затем баллы по трем заданиям суммируются, и определяется уровень психического развития ребенка, степень сформированности глазомера и координации движений:
    1-6: высокий уровень
    7-11: средний уровень
    12-15: низкий уровень

    Самостоятельно определить готовность ребенка к школе помогут родителям разработанные американскими специалистами и адаптированные для России вопросы. Вот некоторые из них.

    Оценка развития познания:
     Различает ли ребенок понятия: правый-левый, большой-маленький, знает ли буквы алфавита?
     Может ли удерживать в памяти как минимум три ваших указания?

    Оценка базового опыта:
     Был ли ребенок с вами на почте, в аптеке, в магазине, в библиотеке?
     Читаете ли вы вместе?
     Есть ли у него какое-либо увлечение?

    Оценка языкового развития:
     Может ли ребенок ответить на вопрос взрослого человека или рассказать произошедший с ним случай?
     Способен ли слушать, не перебивая?
     Знает ли названия окружающих предметов и их назначение?
     Может ли объяснить, что где лежит?
     Четко ли проговаривает слова?

    Оценка уровня физического развития:

     Хорошо ли он слышит, видит?
     Насколько развиты координация движений и моторика?(умеет играть в мяч, прыгать, ходить по лестнице)
     Может ли некоторое время посидеть спокойно?

    Существуют и другие диагностики готовности ребенка к школе. Пользуясь ими, вы будете в курсе и сможете предотвратить возможные проблемы в будущем. Зная слабые места в развитии вашего ребенка, вы укрепите их: дадите ему недостающие знания, поможете сформировать полезные привычки, которые помогут благополучно преодолеть кризис 7 лет.

    По мере взросления малыша родители всё чаще волнуются: «Что должен знать ребёнок перед школой?». В 7 лет уровень развития современных детей удивляет многих взрослых. Кругозор достаточно широк, словарный запас доходит до 5–6 тысяч слов, мальчики и девочки порой задают совсем не детские вопросы, требуют глубоких ответов.

    Если родители занимались с малышом на протяжении двух-трёх лет перед школой, формировали навыки общения, развивали любознательность, учили уважать себя, других, первокласснику будет проще приспособиться к школьным будням. Родителям дошколят пригодятся знания о том, какие умения, навыки помогут быстрее влиться в учебный процесс.

    Тестирование перед поступлением в школу

    Согласно закону, нельзя проводить мини-экзамены или тесты по проверке знаний у будущего первоклашки. В реальности дело обстоит иначе: многие школы пытаются набрать «лучших», наиболее подготовленных деток. О запрете тестирования знает администрация всех учебных заведений, но выход нашёлся: проверка знаний проходит под скромным названием «собеседование».

    Если изучить круг вопросов, на которые детки должны ответить, несложно понять: дошкольников ждёт настоящий экзамен. Кроме вопросов, позволяющих выявить общий уровень развития, психолог проверяет навыки чтения, пересказа, письма, уровень логики, математических знаний.

    Детки, с которыми родители занимались с 3,5–4 лет, сразу выделяются на фоне неподготовленных сверстников. «Умникам и умницам» психологи охотно дают рекомендации для зачисления в выбранное учёбное заведение.

    Подводные камни

    К сожалению, многие грамотные детки не могут полностью проявить свои таланты, показать умения по одной простой причине: они не до конца понимают вопросы психолога. Дело не в низком уровне знаний или слабо развитом кругозоре.

    Причин несколько:

    • стеснение, робость перед чужим человеком, волнение;
    • боязнь переспросить, когда вопрос не расслышан или до конца не понятен;
    • особенности психики, нервной системы, склад характера: некоторых деткам требуется больше времени на осмысление услышанного, подготовку ответа.

    Нередко после собеседования, прошедшего не совсем удачно, выясняется: будущий первоклашка не смог выполнить все задания, потому что плохо расслышал, постеснялся переспросить или не понял вопрос. Иногда вина лежит на психологе, при непрофессиональном подходе к своим обязанностям.

    Вывод:

    • учите деток общаться не только со сверстниками, но и с взрослыми;
    • чаще моделируйте ситуации, когда придётся отвечать на различные вопросы;
    • больше общайтесь сыном или дочкой, не ограничивайтесь ответами «да» или «нет», обосновывайте точку зрения;
    • учите задавать вопросы, развивайте любознательность;
    • напоминайте, что нужно переспрашивать, когда вопрос не до конца понятен;
    • учите уважать себя, объясняйте ребёнку, что он маленькая личность;
    • учите преодолевать робость.

    Плюсы собеседования

    Некоторые родители перед началом тестирования были отрицательно настроены, но после наблюдения за ребёнком, беседы с психологом изменили своё мнение. В чём причина?

    Взрослые увидели сына или дочку «со стороны», понаблюдали за реакцией будущего первоклашки на вопросы психолога, поняли сильные стороны, моменты, над которыми стоит поработать. Многим родителям психологи дали полезные советы, подсказали, на что обратить внимание.

    Были выгоды и для будущего первоклашки:

    • ребёнок впервые остался один на один с настоящим учителем, попытался общаться сам, без родителей;
    • нередко собеседование проводит «комиссия» из завуча, психолога, логопеда, педагога начальных классов. При поступлении в языковую школу часто присутствует учитель иностранного языка. Беседа с несколькими педагогами, проведённая правильно, позволяет понять, что начинается новый, «взрослый» этап жизни;
    • нередко родители выбирают из двух-трёх школ, особенно, если уровень знаний высокий, позволяет «замахнуться» на лицей или гимназию. После первого собеседования деткам было проще на втором, третьем тестировании: они не терялись, уверенно отвечали на вопросы, выполняли задания.

    Важно! Собеседование принесёт пользу, если проводит его профессионал, трепетно относящийся к детям. Иногда бывает, что психолог проявляет предубеждение, нетактичность по отношению к отстающему ребёнку, «давит» его вопросами, нечётко формулирует задания. После такого разговора у мальчика или девочки часто появляется неуверенность в своих силах, а родители чувствуют себя униженными от характеристики, данной сыну или дочке.

    Уровень знаний перед школой

    Вопросы на собеседовании:

    • Как тебя зовут (полные данные)?
    • Имя-отчество мамы, папы (Иванова Анна Ивановна, а не «мама Аня»).
    • Полный адрес проживания.
    • Сколько тебе лет? Сколько было год назад или будет через два года?
    • Чем занимаются родители?
    • Зачем ты идёшь в школу?
    • Расскажи, чем ты любишь заниматься.
    • Где левая/правая рука?
    • Опиши картинку.
    • Расскажи стихотворение.
    • Прочти короткий текст.

    Часто психологи предлагают эти вопросы и задания:

    • Какое сейчас время года?
    • Чем отличается осень от весны?
    • Каких домашних животных ты знаешь?
    • Каких диких животных ты знаешь?
    • Найди в группе лишний предмет (яблоко среди овощей).
    • Кто такой врач (учитель, почтальон, доктор и так далее)?
    • Расскажи, чем отличается автобус от троллейбуса.
    • Назови цифры и числа до 10 или 20.
    • Реши примеры на сложение/вычитание.
    • Реши задачу.
    • Расположи цифры по убыванию /возрастанию.

    Будущий первоклашка должен быть готов к таким заданиям:

    • Назови цвета, оттенки.
    • Расскажи, чем отличаются картинки.
    • Подели булочку поровну, на две/три части.
    • Напиши под диктовку или спиши с доски.
    • Нарисуй зайца (медведя, человека).
    • Найди в слове нужную букву.
    • Покажи гласные/согласные.
    • Назови слова на заданную букву.
    • Сравни предметы по длине/ширине/высоте.
    • Обведи рисунок по контуру.
    • Покажи, заштрихуй (закрась) яблоко/треугольник/круг.
    • Проведи волнистую и прямую линию.

    Обратите внимание! При поступлении в школу с физико-математическим уклоном часто дают несложные задачки на логику, для языковых заведений педагогу важно понять, имеет ли ребёнок склонность к иностранным языкам.

    Психологическая и эмоциональная готовность

    Многие учителя и психологи считают: этот пункт – самый важный. Если ребёнок не осознаёт, зачем ему школа, стесняется окружающих, не умеет принимать установленные правила, то учиться, чувствовать себя частью коллектива будет очень сложно.

    Дорогие родители! Честно дайте ответы на вопросы:

    • Знает ли ребёнок правила, требования, которые ждут его с первых дней учёбы? Готов ли будущий первоклассник принять их?
    • Может ли ребёнок в 6–7 лет спокойно высидеть хотя бы 30 минут?
    • Может ли юный ученик внимательно слушать учителя (соблюдать дисциплину, выполнять задания)?
    • Существует ли у сына или дочки самоконтроль за поведением?
    • Различает ли маленький проказник места, где можно играть, веселиться и спокойно сидеть, изучать что-то новое?
    • Готов ли ребёнок подчиняться установленным нормам и правилам?
    • Есть ли у него мотивация к учёбе?
    • Умет ли ладить с другими детками, без кулаков отстаивать своё мнение?

    Большинство ответов положительных? Не переживайте за будущего первоклассника, вхождение в учебный процесс пройдёт достаточно гладко.

    Чем больше отрицательных ответов, тем сильнее нужно задуматься родителям. Если без пяти минут первоклашка психологически не готов в школе, ему будет сложно чувствовать себя комфортно в новой обстановке.

    Что делать? Посоветуйтесь с хорошим психологом, попробуйте наверстать упущенное. Дополнительные занятия помогут сгладить острые углы при переходе в новую среду. Чем раньше вы проверите психологическую и эмоциональную готовность к обучению, тем проще исправить недочёты.

    Невнимание к проблеме, надежда «на авось» нередко провоцирует проблемы:

    • появляются психологические травмы у сына или дочки;
    • часто возникает отвращение к учёбе;
    • маленький ученик не хочет идти в школу. Появляются надуманные предлоги «болит живот/голова/нога», «сегодня первого урока нет» и так далее;
    • постепенно развивается упрямство или, наоборот, ребёнок становится слишком податливым, «затурканным», готовым выполнять все требования, лишь бы его не ругали;
    • исчезает желание проявлять своё «Я», маленькая личность прячется в «скорлупу»;
    • детки боятся переспросить, не понимают материал, пытаются заслужить уважение друзей не знаниями, а неординарными поступками или рискованными выходками. Некоторые неуспевающие ученики становятся «местными клоунами», дразнят ребят, срывают уроки, но боятся рассказать о своих проблемах с учёбой, учителем, одноклассниками;
    • маленькие проблемы постепенно обрастают новыми, ребёнка сложно мотивировать для получения знаний.

    На странице узнайте инструкцию по применению препарата АкваМарис Строг для детей раннего возраста и подростков.

    Необходимые общие навыки и умения:

    • часы, дни недели, месяцы, времена года;
    • звери, птицы, домашние животные;
    • овощи, фрукты, растения, кустарники, деревья;
    • всё о себе и родителях;
    • названия профессий;
    • погодные, природные явления;
    • праздники;
    • свои увлечения;
    • интересы семьи;
    • понятия «лево-право»;
    • цвета и оттенки;
    • желание учиться, понимание, что детки делают в школе.

    Учителя обращают внимание, развиты ли у будущего первоклашки навыки:

    • чтения;
    • пересказа;
    • развития речи, зрительной, слуховой памяти;
    • логического мышления;
    • счёта;
    • ориентирования в пространстве.

    Важен уровень интеллектуального развития, осознание себя более взрослым. Грамотный, умный ученик всегда вызывает уважение.

    Возьмите на заметку:

    • многие родители считают, что «переученному», много знающему, первокласснику будет скучно на уроках, ведь он уже считает до 100, а одноклассники решают примеры до 20-ти;
    • родители правы, но в такой ситуации ребёнку будет проще адаптироваться в классе, показать себя с лучшей стороны. Хуже, если первоклашка не успевает за школьной программой.

    — вопрос, который каждый год вызывает ажиотаж на «мамских» форумах. Мамы будущих школьников хотят точно знать, что ждет их в школах, которые они наметили для ребенка. И надеются, что эта информация обеспечит малышу беспроблемное поступление.

    Не смотря на волнения, которые вызывает эта тема, на стоит бояться собеседований перед первым классом. И не нужно настраивать ребенка на борьбу и сложности. Это лишь поднимет его уровень тревожности, но не поможет ему сконцентрироваться и проявить себя.

    Разъяснительное письмо Министерства образования о правилах приема в первые классы запрещает сложные тестирования, вступительные экзамены для будущих первоклашек. Задача собеседования — оценить общее развитие ребенка и его функциональную готовность к школе.

    Собеседование проводят не чтобы отсеять вашего ребенка по конкурсу, а чтобы посмотреть: готов он учиться в школьном режиме, или ему это пока будет трудно, и стоит еще годик побыть в детском саду.

    Если ребенок поступает в школу, к которой приписан по месту жительства, вам не могут отказать в зачислении на основании результатов собеседования.

    Единственная причина для отказа — отсутствие свободных мест. В этом случае преимущество будет у тех детей, чьи родители подали заявление на прием раньше.

    Собеседование проводит будущий классный руководитель вашего ребенка вместе со школьным психологом. Существует определенный перечень вопросов, на которые они попросят ответить малыша. И, проанализировав его ответы, порекомендуют вам, как подготовить ребенка к началу обучения, с какими специалистами (психолог, логопед, психоневролог) проконсультироваться, и тд.

    Примерный список вопросов, которые могут задать ребёнку на собеседовании в первый класс

    1. Как тебя зовут?
    2. Как зовут твоих родителей (ФИО)?
    3. Ты девочка или мальчик? Кем ты будешь, когда вырастешь, женщиной или мужчиной?
    4. У тебя есть брат, сестра? Кто старше?
    5. Сколько тебе лет? А сколько будет через год, два?
    6. Назови свой день рождения. (желательно год, месяц и день)
    7. Сейчас утро или вечер? День или ночь? (почему ты так думаешь? что может показать нам это?)
    8. Когда ты завтракаешь — вечером или утром? Обедаешь — утром или днем? Что бывает раньше — обед или ужин?
    9. Где ты живешь? Назови свой адрес.
    10. Кем работают твои родители? (ответ должен быть достаточно простым, не обязательно называть должность родителей, важно, чтобы ребенок понимал, поэтому продумайте, как можно легко назвать вашу работу. Так же надо сказать, где работают мама и папа.)
    11. Ты любишь рисовать? Какого цвета этот карандаш?
    12. Какое сейчас время года — зима, весна, лето, осень? Почему ты так думаешь? (Весна — снег начинает таять, дни стали длиннее, стало тепло, месяц апрель, а это весенний месяц)
    13. Когда можно кататься на санках — зимой или летом? (почему? Летом можно кататься, если есть колеса, а санки плохо катятся по земле.)
    14. Почему снег бывает зимой, а не летом?
    15. Что делает почтальон, врач, учитель?
    16. Звонок, парта, доска, мел для чего служат в школе? (звонок сообщает детям, что пора идти на урок. За партой дети сидят, пишут, читают. На полу делать это не очень удобно. На доске можно писать мелом. Доска удобная, так как можно стереть и написать еще, а если бы была бумажная доска, то каждый раз надо было бы менять.)
    17. Ты хочешь пойти в школу?
    18. Чему ты там научишься? (Обязательно поговорите на эту тему. Дети говорят о чтении и письме. Если есть возможность, покажите учебники по разным предметам, расскажите, что есть еще и пение, рисование, физкультура…)
    19. Покажи свой правый глаз, левое ухо. Для чего человеку глаза, уши, рот?
    20. Каких домашних животных ты знаешь? Диких? (Поговорите о том, какое домашнее животное что нам дает, почему люди одомашнили то или иное животное.)
    21. Каких ты знаешь птиц? Так же домашних и диких. (Домашних птиц легко запомнить в таком порядке: куры, гуси, утки, индюки. Попугай не является домашней птице. Домашние это те, что несут нам яйца.)
    22. Кто больше: корова или коза? Птица или пчела?
    23. У кого больше лап: у собаки или у петуха?
    24. Что больше: 8 или 5, 7 или 3? Посчитай от 3 до 6, от 9 до 2.
    25. Что нужно сделать, если случайно сломал чужую вещь?
    26. Чем отличаются (похожи) молоток и топор, гвоздь и шуруп, молодой человек и старый. (Обязательно рассмотрите инструменты, ребенку проще понять отличия, если он может потрогать, рассмотреть. Со старым и молодым человеком сложнее. Присмотритесь к бабушке на лавочке, попробуйте вместе с ребенком сформулировать)
    27. Дать определение слову тигр. (Не менее трех пунктов: тигр — это хищное животное, живет в Африке и Азии, у него есть полосы, он похож на большую кошку.)
    28. Зачем люди делают что-то: умываются, занимаются спортом, соблюдают правила дорожного движения.
    29. Почему плохо врать, воровать, драться, ломать и портить вещи. (28, 29 и 30 вопросы достаточно сложны для дошкольников, и в то же время очень интересны. Если вы поговорите с ребенком на эти темы, и для него будет польза, и вы можете узнать много интересного о своем ребенке.)
    30. Что значат слова: велосипед, нож, кепка, письмо, одеяло, гвоздь, винт…
    31. Какие достопримечательности есть в твоем городе?
    32. Чем отличается город от деревни?
    33. Как называется наша планета? Какие ты еще знаешь планеты?
    34. Луна — это планета?

    Добиваются успехов в жизни не те, кто хорошо учился в школе

    Александр Милкус и Дарья Завгородняя расспрашивают у доктора медицинских наук, детского психиатра Анны Портновой, как распознать психические проблемы у ребенка, чем можно помочь своему подростку в школе и причём тут гаджеты

    А. Милкус:

    — Доброе утро, добрый день, добрый вечер, — как всегда, приветствуем мы вас. А приветствуем мы – Александр Милкус и Дарья Завгородняя. Опять объясняю, почему три приветствия. Потому что слушает нас вся страна, 11 часовых поясов, у кого-то утро, у кого-то день, у кого-то вечер.

    Сегодня у нас такой серьезный, обстоятельный разговор. И наш гость сегодня – Анна Анатольевна Портнова, доктор медицинских наук, очень известный детский и подростковый психиатр. Поговорим о ситуации с нашими детьми и с нашими же родителями, потому что это…

    Д. Завгородняя:

    — …сообщающиеся сосуды.

    А. Милкус:

    — Анна Анатольевна, вы много лет работаете с детьми и подростками. Есть ли у вас ощущение, что сейчас детей с некими психиатрическими отклонениями стало больше?

    А. Портнова:

    — Ну, в каком-то смысле есть это, и не только мое ощущение, и статистика говорит о том, что гораздо чаще стали обращаться с нарушениями развития родители детей, с жалобами на особенности поведения. И сейчас говорят о том, что гораздо больше стало выявляться детей с аутистическими чертами, с интеллектуальной задержкой.

    А. Милкус:

    — А с чем это связано, на ваш взгляд?

    А. Портнова:

    — Ну, здесь два таких поддерживающих друг друга вектора. Во-первых, возрастает все-таки такая грамотность населения психогигиеническая, когда не ждут, пока само рассосется, а все-таки обращаются к психиатру за разъяснениями. И во-вторых, все-таки говорят о том, что в популяции происходит накопление определенных неблагоприятных генов. Ну, это естественный процесс эволюции.

    А. Милкус:

    — То есть дальше будет хуже?

    Д. Завгородняя:

    — А может быть, исправится всё.

    А. Портнова:

    — …Но, с другой стороны, мы тоже наращиваем свои возможности (я имею в виду психиатров всего мира), разрабатываем программы, которые помогают преодолевать эти сложности развития, эти трудности, и адаптировать детей, делать их полноценными членами общества.

    А. Милкус:

    — Вы сказали, что родители стали более грамотные, стали понимать, что нужна помощь специалистов. Но когда, в какой момент, на что нужно обратить внимание, когда нужен специалист, когда нужна помощь специалиста? Многие родители все равно до сих пор не готовы признать, что у ребенка есть некие проблемы. Говорят: перерастет, это он так балуется, мы сейчас накажет один раз, второй раз, третий раз, а на пятый раз он будет нормальным и здоровым.

    Д. Завгородняя:

    — «Давайте подождем, все наладится, психика придет в соответствие с физическим развитием», — вот такие бывают вещи.

    А. Портнова:

    — Совершенно верно, это частая ситуация. Еще бывает большая проблема, когда один родитель хочет ребенка показать специалисту, а другой категорически против. И тут ребенок оказывается в невыгодной ситуации. Потому что, получит ли он вовремя помощь или нет, зависит от волеизъявления родителей. Конечно, нужно обращать внимание на развитие ребенка, знакомиться примерно с нормами психомоторного развития.

    А. Милкус:

    — Что должно насторожить? Нам же важно объяснить, что чем раньше вы заметите какие-то признаки, чем раньше отведете к хорошему специалисту, тем больше шансов, что ребенок будет развиваться нормально, вырастет здоровым, успешным, счастливым человеком.

    А. Портнова:

    — Совершенно верно. Начиная с самого раннего возраста, то есть с годовалого и даже раньше, можно заметить какие-то отклонения в развитии, которые бывают при расстройствах аутистического спектра. Например, ребенок не смотрит в глаза, когда к нему обращается мама или папа, у него нет ответной улыбки, у него нет комплекса оживления, например, когда с ним разговаривают, и младенец ручками, ножками начинает махать, улыбаться, крутиться. Когда в более позднем возрасте (в год-полтора) не отзывается на имя, производит впечатление глухого ребенка. Либо не интересуется окружающим, нет такой пытливости, зацикливается на какой-то однообразной деятельности, на однообразной игре, без переключения внимания. Это моменты, которые в самом раннем возрасте можно заметить.

    А. Милкус:

    — Вот вы говорите, аутистический спектр. Понятно, это более-менее такое тяжелое состояние.

    Д. Завгородняя:

    — Но нужно понимать, что в аутистическом спектре бывают разные степени тяжести. Не обязательно же человек тяжело пострадает, это может быть синдром Аспергера или какие-то легкие формы аутизма. Они ведь тоже имеют место, наверное?

    А. Портнова:

    — Совершенно верно. Потому и стали называть «спектр». Потому что функциональность оценивается от самой низкой функциональности отдельных психических сфер (интеллект, речь, моторика, другие когнитивные функции) до самых высокофункциональных. Это как раз синдром Аспергера. Этот термин уходит в прошлое, сейчас просто будут говорить: расстройство аутистического спектра высокофункциональным, в новой классификации… Поэтому, конечно, сейчас стало больше выявляться и таких легких форм, высокофункциональных. Раньше это списывали на… Ну, какой-то чудной, странный, булили в школе, издевались над таким ребенком, крутили у виска. Сейчас родители приводят такого ребенка, мы его тщательно обследуем, выявляем особенности, даем рекомендации, куда обратиться, как преодолеть эти сложности.

    Д. Завгородняя:

    — Можно я приведу пример? У меня была ученица, которая, по моим подозрениям, имела такого рода проблемы. Она не смотрела в глаза, она была довольно однообразна, как вы говорите, в своей деятельности, но она была очень хорошо социализирована, у нее не было проблем с другими детьми, но с ней было сложно, потому что она не слышала учителя. И я говорила родителям об этом, что надо, наверное, показать ребенка психологу. Папа был категорически против. И вообще, я часто встречаю ситуацию, когда именно один ребенок против, и это часто папа, который говорит: у ребенка все в порядке, у ребенка все хорошо. У меня однажды был один спор с читателем в соцсетях, который утверждал, что его ребенок, который часто скандалит, кричит в публичных местах, что у этого ребенка все в порядке, и нужно его дальше продолжать таскать в публичные места, чтобы он перестал кричать. Как учителю или воспитателю работать с такими родителями, которые уперлись и не хотят никак признавать психологических проблем ребенка?

    А. Милкус:

    — И это сказывается на обстановке вообще в классе.

    Д. Завгородняя:

    — Да. Она мне однажды рассказывала сказку весь урок.

    А. Портнова:

    — Совершенно верно. Вы тонко заметили, что часто отцы не признают проблемы, потому что папе сложно признать, что его ребенок какой-то не такой, якобы бракованный получился. Поэтому, конечно, педагогу тяжело. И здесь нужно выбрать, наверное, такую стратегию сотрудничества, говорить: помогите нам, мы не справляемся. Приглашать родителей на урок, чтобы они сидели и видели, как ребенок на фоне других детей выглядит, как он взаимодействует, как он участвует в учебном процессе. Это бывает очень показательно – вот так продемонстрировать это. Вот вы привели пример отцов, а ведь бывает, что и обвиняют других родственников, например, маму, что вы плохо воспитываете: я на работе все время, а ты избаловала ребенка. И пытаются надавить на ребенка. Это еще больше ухудшает его состояние. Поэтому, конечно, ребенок оказывается в очень сложной ситуации, он не получает правильную психолого-педагогическую поддержку.

    А. Милкус:

    — А какая правильная? Люди, во-первых, боятся отвести к психиатру, потому что поставят клеймо на всю жизнь – «дурачок».

    Д. Завгородняя:

    — И еще с таблетками психиатр ассоциируется.

    А. Милкус:

    — Потом еще и таблетками заглушат так, что мало не покажется. Очень много таких мифов, не мифов, но таких разговоров.

    А. Портнова:

    — Это не мифы, к сожалению, это наши реалии, которые пришли из прошлого века. Почему-то детская психиатрия оказалась такой наиболее ретроградной, консервативной, совершенно не следящей за современными исследованиями. И детские врачи пытаются лечить аутизм антипсихотиками, основываясь на том древнем постулате, что аутизм это продром шизофрении, то есть начало шизофрении. Это совершенно не так.

    А. Милкус:

    — Анна Анатольевна, мы говорили про детей с расстройствами аутистического спектра…

    Д. Завгородняя:

    — …которых очень много, это большой пласт проблем.

    А. Милкус:

    — Которых действительно много. Насколько эта проблема смыкается с проблемой увеличивающегося количества детей с синдромом гиперактивности?

    Д. Завгородняя:

    — Дефицита внимания и гиперактивности.

    А. Милкус:

    — СДВГ так называемого.

    А. Портнова:

    — Действительно, синдром дефицита внимания с гиперактивностью, он чаще встречается, чем расстройство аутистического спектра. По статистике, если я не путаю, от 7 до 10 процентов. Но это статистика США, у нас гораздо реже.

    А. Милкус:

    — Наверное, потому что выявляется реже.

    А. Портнова:

    — Конечно. Не потому, что у нас более здоровое население. И это как раз те дети, которые педагогам доставляют больше всего проблем. И здесь опыт и профессионализм педагогов во многом помогает преодолеть эти проблемы. Я хочу сказать, и я об этом родителям говорю, что если вашего ребенка с СДВГ посадили на заднюю парту, это значит, что педагог расписался в своем непрофессионализме. Потому что у этого ребенка дефицит внимания, и задача педагога – удерживать внимание ребенка, а не избавиться от него, чтобы он не мешал. Посадить его на первую парту, за свой стол и постоянно его стимулировать.

    А. Милкус:

    — Недавно была история, хорошая учительница, как говорят родители, опытная, она такого ребенка поставила в угол и, чтобы он не мешал, не отвлекал разговорами весь класс, заклеивала рот скотчем.

    А. Портнова:

    — Ну, я бы это рассматривала все-таки с юридической точки зрения, как применение физического насилия.

    А. Милкус:

    — А что делать? Вот ребенок бегает по классу, срывает урок, он не может усидеть, он не может сконцентрировать свое внимание. Остальные дети смеются, тоже продолжают баловаться.

    Д. Завгородняя:

    — Да, он их всех еще заводит.

    А. Милкус:

    — И не дает возможность просто пройти школьную программу.

    А. Портнова:

    — Ситуация такая может быть. Если учитель, действительно хороший, опытный, исчерпал свои резервы, то перед применением физического насилия он должен сказать себе: стоп! И начать привлекать все-таки других специалистов. Во-первых, с помощью администрации школы постараться уговорить родителей отвести ребенка к психиатру и проверить состояние его психического, психологического здоровья и, возможно, получить назначения лекарственные. Если родители отказываются, то есть ребенок не получает профессиональную помощь, по мнению педагогов, то у них один путь – обратиться в органы опеки, для того чтобы эти органы защитили интересы ребенка и принудили родителей все-таки обследовать ребенка.

    Д. Завгородняя:

    — Зачастую происходит такое, что с ребенком занимается дополнительно школьный психолог. Я говорила со школьными психологами, которые говорят, что у них значительную часть рабочего времени занимают именно детки с СДВГ. И родители зачастую считают, что этого наблюдения, этой поддержки, этого сопровождения достаточно. Но этого все-таки недостаточно, как выясняется.

    А. Портнова:

    — Ну, в каких-то случаях и недостаточно. Потому что это клиническое состояние, это заболевание все-таки. А школьные психологи это психологи образования, они не получают клинической подготовки. Поэтому их предназначение – сопровождать учебный процесс, как дети овладевают навыками, знаниями, умениями. А работать с детьми с высокой тревожностью, с дефицитом внимания, с низкой самооценкой и так далее – это вопросы ближе к клиническим. Поэтому они часто не справляются.

    Д. Завгородняя:

    — Как выбрать психолога? Я понимаю, что очень многие люди слова «психиатр» все-таки боятся и продолжают бояться. Но клинический психолог – это вроде как не очень страшно. Как выбрать специалиста? Какие вы могли бы дать советы?

    А. Портнова:

    — Во-первых, лучше всего, конечно, рекомендации людей, которым уже помогли, и которые дали хорошие рекомендации о том, что этот психолог не навредил, по крайней мере. Во-вторых, если вы ищете по объявлению частного психолога, то все-таки смотрите на грамотность составления этого объявления, и чтобы там не было слишком широкого спектра проблем, с которыми этот психолог может справиться.

    А. Милкус:

    — Объясните, что это значит – слишком широкий спектр проблем.

    А. Портнова:

    — Ну, начиная от депрессии, заканчивая приворотом и т.д.

    А. Милкус:

    — Ну, приворот – это уже точно не психиатр.

    А. Портнова:

    — То есть все в одну кучу. Это никуда не годится, это должно сразу попадать в черный список. Смотрите отзывы. Другой вопрос, даже если психолог хороший, бывает так, что у ребенка не складываются с ним взаимоотношения, рабочий процесс. Это не страшно, это не значит, что все психологи такие. Значит, это не ваш психолог. Надо обратиться к другому.

    А. Милкус:

    — Анна Анатольевна, мы сейчас говорим с позиции обеспеченного специалиста города-героя Москвы. Но проблемы есть, и мы прекрасно понимаем, что детей с психиатрическими проблемами достаточно в классах и в других городах, и даже не в городах, а поселках и т.д., где нет такого количества специалистов (или вообще нет специалистов). Насколько, на ваш взгляд, можно сейчас прибегать к дистанционной работе с врачами? Или нужно везти ребенка все-таки в ближайший какой-нибудь центр, где есть центр медико-психологической поддержки?

    А. Портнова:

    — Проблема очень серьезная. Не то что психологов нет, и врачей не хватает, ребенку, бывает, и зубы негде полечить в регионах под общей анестезией. Это очень большая проблема, и особенно помощь детям. Эта эпидемия ковида, она показала и подтвердила то, что дистанционная работа может быть, и она успешна, и возможность получать квалифицированную помощь получили люди, живущие как раз в отдаленных регионах, где нет хороших специалистов-профессионалов, и работа дистанционная сейчас очень востребована.

    А. Милкус:

    — То есть врачи-психиатры могут заниматься с детьми дистанционно?

    А. Портнова:

    — Могут заниматься психологи и психотерапевты. Врачи могут заниматься диагностикой в том случае, если ребенок контактный, если подросток, вообще проблем не вижу. Другое дело, что выписать рецепт дистанционно и рекомендовать лечение, конечно, мы не можем.

    А. Милкус:

    — То есть в любом случае надо ехать куда-то к специалисту.

    А. Портнова:

    — Да. Мы можем написать и выслать рекомендации, с которыми родителю придется идти к врачу по месту жительства и просить его учесть это заключение, выписать лекарства.

    Д. Завгородняя:

    — Мы говорим о том, что ребенка ведут к специалисту, но все-таки огромное количество родителей, или не имея возможности связаться со специалистом, или просто не желая вести ребенка, они начинают заниматься самотерапией ребенка.

    Ребенку что-то не нравится, ему плохо, например, он боится публичных мест, как я рассказывала, или он не хочет учиться по каким-то причинам. Его, наоборот, толкают, пихают, начинают заставлять. Вот этот папа, у которого ребенок капризничал на людях, он его специально таскал в бассейн, в театр, куда-то еще, я так понимаю, причиняя еще больший вред. В советское время бывало такое, что ребенок пишет левой рукой, а его насильно начинают переучивать на правую. Я понимаю, что это немножко другая ситуация, но тем не менее. Правы ли такие родители, которые начинают, так сказать, клин клином вышибать? Анна Анатольевна, что вы об этом думаете?

    А. Портнова:

    — Конечно, нет, Дарья, они не правы. Потому что все-таки самолечение имеет место именно тогда, когда нехватка специалистов вокруг. Мы же не будем сами вырезать себе аппендицит или лечить зубы. Но я вас уверяю, что головной мозг, высшая нервная деятельность гораздо более сложный орган, чем аппендикс или зуб с пульпитом. Поэтому родителям прежде всего нужно получить грамотные рекомендации, и тогда они уже смогут правильно помогать своему ребенку, не доводя до жестокого обращения. Потому что те примеры, которые вы привели, это жестокое обращение с детьми, конечно, и этого быть не должно. Потому что вырастает, мало того, что личность со своими проблемами нерешенными, еще и склонная к агрессии либо, наоборот, депрессивная, с виктимным таким радикалом в личности. Это очень серьезно.

    Д. Завгородняя:

    — Я хочу обратиться к нашим слушателям. А у вас были какие-то психологические проблемы в школе? Потому что в Советском Союзе их было море, с теми же самыми левшами.

    А. Милкус:

    — И их гасили, и вообще никто об этом не знал.

    — Очень большой пласт вопросов, связанных с детьми и гаджетами. Насколько гаджеты могут усугубить ситуацию с отклонениями, насколько они могут вызвать их. Что делать родителям? Ограничивать, отбирать, выдавать?

    Д. Завгородняя:

    — В каком возрасте выдавать гаджеты?

    А. Милкус:

    — Что тут делать?

    А. Портнова:

    — Мне кажется, что выдавать слишком рано не надо. Ребенок в два-три года, сидящий за планшетом или телефоном, у меня вызывает ужас. Потому что он в какой-то степени очень сильно теряет в своем развитии. Когда родители говорят: ну, вот у него же там развивающие программы, интеллектуальные, — мы должны помнить, что ребенок — это не компьютер, который должен набрать информацию и интеллектуально развиться. Это личность. Он должен развиться творчески, эмоционально. А эти качества развиваются в игре, в жизни, а не с гаджетами. Со сверстниками, с родителями, с куклами. Когда фантазия, воображение включаются, и ребенок становится гармоничной личностью. Когда его внимание суживают до гаджета, конечно, он очень многое теряет. И прежде всего — в социализации, то есть в формировании каких-то социальных связей, адаптации в обществе.

    Поэтому я бы не рекомендовала в дошкольном возрасте вообще давать какие-то гаджеты, пускай даже с развивающими играми. Потому что развивать ребенка вполне можно и с помощью наглядных пособий.

    А. Милкус:

    — Знакомые родители просто дают ребенку планшет, на нем хорошие современные и советские мультфильмы. Чего в этом плохого?

    А. Портнова:

    — Смотря сколько мультфильмов он смотрит в день. Если это используется как кнопка для выключения ребенка, чтобы он не мешал, то это занимает несколько часов в день. Согласитесь, что эта деятельность достаточно однообразная.

    А. Милкус:

    — А сколько бы вы порекомендовали смотреть мультики, детские фильмы, программы?

    А. Портнова:

    — В зависимости от возраста. Есть рекомендации ВОЗ, есть рекомендации отечественных педагогов. Это не несколько часов в дошкольном возрасте. Это полчаса, 40-45 минут. Все-таки с детьми надо заниматься. С детьми тяжело, я понимаю. И писать с ними, буквы разбирать гораздо сложнее, чем просто дать ему программу. Когда вы учите ребенка, вы с ним общаетесь, это тоже очень важно.

    Д. Завгородняя:

    — Некоторые родители стараются подольше оттянуть момент, когда у ребенка появится гаджет. Вот у всех уже появился смартфон, а у него и или у нее еще пока нет. И ребенок ощущает себя несколько информационно изолированным от своих ровесников.

    А. Милкус:

    — Ущербным, они его дразнят, что вот у нас есть телефон, а у тебя нет. Она просит: дайте мне посмотреть.

    Д. Завгородняя:

    — Они уже в курсе какого-то информационного поля, авторитетного для них, а ребенок без гаджета- нет. И тут получаются проблемы с социализацией. Может быть, эта девочка более развитая, потому что она умеет читать лучше других, она умеет коммуницировать со взрослыми, развитыми людьми, она умеет играть, она умеет придумывать сюжеты, она интеллектуально и творчески развита. Но она испытывает одиночество или ущербность. Что с этим делать? Надо поскорее ей дать гаджет?

    А. Портнова:

    — Несомненно, нельзя допускать, чтобы ребенок чувствовал себя ущербным. Если у всех есть, она или он из-за этого переживает, родители должны обеспечивать ребенка в том числе эмоциональным спокойствием. С учетом того, что вы будете контролировать. И если сидение в телефоне, в TikTok мешает ребенку делать уроки, значит, нужно составить расписание, причем сделать это вместе с ребенком, согласовать с ним время, когда он делает уроки, какие будут поощрения за то, что он все сделал, какие будут порицания, наказания. Все это обсуждается, составляется такой дневник, расписание, чтобы ребенку было проще и легче на что-то ориентироваться.

    Бывает такое непоследовательное воспитание. Сегодня ему разрешили сидеть до ночи, не сделав уроки, играть, а на завтра вдруг вспоминают родители, что, ой, мы же родители, давайте сейчас отберем все и будем заставлять читать книгу. Нет, все должно быть очень планомерно, последовательно и понятно для ребенка, чтобы не было обидно.

    А. Милкус:

    Наталья Леонидовна из Подмосковья позвонила.

    — Ребенку, моему внуку, упали гантели с высоты холодильника, нечаянно. Они играли, толкнули холодильник. Он потерял сознание, врача другая бабушка не вызывала. Обложила только льдом. И после этого он не стал ходить и писался. Сейчас это вроде прошло. Он стал в школе бубнить. Сидит и сам с собой разговаривает, комментирует. Отправили на последнюю парту, особо им не занимались. Сказали — педагогическая запущенность со стороны родителей. Мама в это время училась в университете, получала второе образование. Первое время скрывали, потом ей сказали, но мер никаких не приняли. С моим сыном они разошлись, а теперь и сын у меня умер — тромб оторвался. Это уже какое-то нарушение, если человек после таких ударов не ходил?

    Д. Завгородняя:

    — Его врачу вообще не показывали?

    — Сейчас он закончил девять классов школы. И медколледж закончил. И в армии отслужил. В Нахабино, в инженерных войсках. По-моему, там можно и сумасшедшим служить. Он потом лежал в Абрамцево и в Ленинграде на Удельной. Диагноз ему никакой не поставили. Но я чувствую, что у него есть какие-то сильные нарушения.

    А. Милкус:

    — А что делать, когда ребенок получает такую травму?

    А. Портнова:

    — Очень мало информации. Но если травма головы была с потерей сознания, то это говорит о том, что сотрясение головного мозга он получил. Это серьезно. Необходимо было показать неврологу и наблюдаться у него какое-то время. Отказ ходить и вот это бубнение — это могло быть связано просто с испугом у ребенка. Были ли у него какие-то особенности в поведении до травмы головного мозга — это тоже важно. Он закончил школу, училище медицинское, где не так просто учиться, отслужил в армии. Возможно, у него есть какие-то особенности личности, которые пугают Наталью Леонидовну. В целом человек приспособленный и может вполне с этими качествами жить и завести семью, устроиться на работу.

    А. Милкус:

    — Если у ребенка травма головы, даже если вам кажется, что все нормально, случайно где-то задел, обязательно покажитесь неврологу.

    Надежда из Красноярска:

    — Мальчик у нас 2,9. Никогда не капризничал сильно, а сейчас появляться, если что-то не так, он падает, дрыгает ножками. Это изъян воспитания или это неврологическое что-то?

    А. Портнова:

    — Дело в том, что я не думаю, что это неврологическое. Мы знаем, что есть возрастные кризисы — подростковый, кризис среднего возраста. Но есть в детском возрасте кризис 3,5 года, когда ребенок начинает себя осознавать уже отдельным существом от матери, требует автономии. У него еще не очень хорошо развита речь, не всегда его понимают окружающие. И он таким образом болезненно реагирует на это непонимание, конфликт с окружающей средой. Это возрастной кризис. Ничего страшного, как правило, большинство детей от 2,5 до 4 лет, так делают.

    А. Милкус:

    — Как реагировать на это?

    А. Портнова:

    — Если это случилось в публичном месте, не переживать и не стесняться этого. Не стараться скорее убежать со своим ребенком. Потому что ребенок всегда делает это для того, чтобы привлечь внимание, чтобы добиться чего-то своего. Потому что других таких приемлемых способов добиваться своего у него еще нет. Он еще маленький. Есть такой термин — негативное подкрепление, когда вы не обращаете внимание на плохое поведение, но, когда ребенок успокаивается, вы сразу его хвалите, целуете, обнимаете и что-то даете ему хорошее, поощряете, когда он успокоился сам. Я бы советовала стараться сдерживать себя и не реагировать на его истерики.

    Д. Завгородняя:

    — Поорет, а потом похвалить за то, что успокоился.

    А. Портнова:

    — Совершенно верно.

    Александра Николаевна, Волгоградская область:

    — У меня внучка 11 лет, учится в четвертом классе. Она очень нервный ребенок. Было все нормально до школы, а потом началось. Когда стали к ней предъявлять требования, что надо учиться, надо что-то делать. У нее лени очень много. И характер от ее другой бабушки передался очень эгоистичный. Я учу с ней уроки, она требует, чтобы я ей подсказала, как решить задачу.

    А. Милкус:

    — В чем выражается, что она нервный ребенок?

    — Доходит до истерики. Она требует с истерикой, чтобы ей помогли с домашним заданием. И с уборкой дома то же самое. До истерики иногда доходит, если надо пропылесосить.

    А. Портнова:

    — Упрямый ребенок — это неплохо. Упрямство — это то качество, которое поможет в будущем ребенку преодолевать сложности. Другое дело, что представляет какие-то неудобства родителям. Я бы рекомендовала все-таки пересмотреть свой педагогический подход, почему она так реагирует на занятия с ней. Попробовать, чтобы кто-то другой с ней делал уроки, если есть такая возможность, посторонний человек. Может быть, нанять студента или попросить учительницу после уроков заниматься на продленке. Тогда конфликтная ситуация из дома будет вынесена.

    С другой стороны, пылесосить мало кто любит, я думаю, даже мы с вами не очень это любим делать. Поэтому нужно сделать так, чтобы девочке было интересно пропылесосить и потом получить какую-то награду, поощрение. Воспитание — это сочетание кнута и пряника. Кнут — в переносном смысле слова, прошу учесть. Я против физических наказаний. И пересмотреть расписание ребенка. Может быть, нагрузка, которая ей предъявляется, выше ее способностей, возможностей. Особенно если дети перегружены дополнительными занятиями — танцами, английским, шахматами. Она еще в четвертом классе маленькая. Ей и играть нужно. Потому что игра — это тоже развитие ребенка, это времяпровождение, полезное для детей.

    А. Милкус:

    — Я услышал в разговоре — та бабушка и эта бабушка. Плохое унаследовали от той стороны. И это произносится в эфире. И это явно произносится и в семье. То две стороны семьи явно конфликтуют. Вполне возможно, что бабушка конфликтует и с зятем. И поле битвы — этот ребенок. И тут дело, может быть, не в домашнем задании. И дело не вы пылесосе. А дело в том, что ребенка перетаскивают с одной стороны на другую. Вот ты плохая, потому что это гены папы, а ты плохая, потому что гены мамы. Если вы заботитесь о жизни и здоровье ребенка, договоритесь сначала без него, поговорите. Ребенок не должен жить в состоянии конфликта взрослых. Не могут две бабушки договориться, значит, живите отдельно. Не мучайте ребенка. В данном случае вы вымещаете все свои проблемы на ребенке. А ребенок, даже если кажется, что он не слышит о том, что вы говорите, он все это воспринимает. И как эмоцию воспринимает. И потом он будет и нервный, и будет ненавидеть и одну сторону, и другую. И не будет заниматься. Может быть, это такая форма протеста.

    Д. Завгородняя:

    — Ребенок бывает любознательный, интересуется жизнью. Потом идет в школу и получает тройки. Таких детей называют пограничниками. То есть там пограничное развитие. То есть он еще не совсем двоечник, но уже большие результаты показывать не может. Что с этим делать? Как родителям это распознать? Куда бежать?

    А. Портнова:

    — Я вижу две больших группы причин такой школьной неуспешности. Во-первых, и это более частая причина, это проблема не в ребенке, а в системе образования. Мне хочется сказать учителям: так ведите уроки так, чтобы детям было интересно. У нас система такого фронтального обучения, когда учитель — ментор, дети — солдатики, выполняют задания. Им неинтересно.

    Другая причина может быть в том, что у всех детей разные возможности. Возможно, у этого ребенка способности не очень высокие. И требовать от него слишком хороших результатов жестоко. Он учится как может. Для этого я бы советовала провести психодиагностику у психолога, чтобы оценить его когнитивные функции — внимание, память, мышление и так далее. И тогда станет ясно, может он тянуть программу. Если тянет на тройки, может быть, и очень хорошо.

    Д. Завгородняя:

    — В современной школе не все когнитивные функции задействованы. Например, очень слабая музыка в рамках общеобразовательного процесса. Рисования мало. А у человека может быть колоссальный потенциал в этих отраслях.

    А. Милкус:

    — Если хороший учитель, он может через вот эти области искусства привести его и к хорошим результатам по естественным наукам.

    Д. Завгородняя:

    — Танцев нет вообще. Может ли такое тестирование выявить эти способности? И что делать родителям?

    А. Портнова:

    — Конечно, может. Я за безоценочную систему в школе. Многие страны переходят на эту систему. У меня была одна пациентка — пограничная. Она в первом-втором классе не смогла тянуть программу. У нее нет умственной отсталости, но она прям на границе. Что сделала мама? Она уехала к родственникам в Грузию. А в Грузии безоценочная система. А девочка веселая, творческая, успешная в этих предметах — танцах. И она стала себя уважать, она стала прекрасно себя чувствовать в этой среде. Именно система без баллов.

    Д. Завгородняя:

    — И она стала отличницей?

    А. Милкус:

    — Давайте вообще отойдем от слова «отличница». Отличники — это отдельный разговор. Синдром отличника — это тоже беда. Я просто думаю, что должен быть успешным человеком, счастливым человеком. В школе ребенку должно быть хорошо. Тогда не будет многих отклонений, даже если есть какие-то заболевания, они не будут вызывать какие-то комплексы.

    Д. Завгородняя:

    — Совет родителям — как наблюдать за своими детьми?

    А. Портнова:

    — Я бы дала такой совет, чтобы все-таки учебу не ставить во главе угла успешности ребенка. Оценить, как он может учиться. Не требовать от него пятерок тогда, когда он не тянет программу. Более важно, чтобы ребенок вырос спокойным, уверенным в себе, веселым, счастливым, а не издерганным, измученными четверочником или пятерочником. Это не важно. Добиваются успехов в жизни не те, кто хорошо учился в школе, а те, кто уверен в себе, может выбирать, отделять важное от неважного.

    А. Милкус:

    — Спасибо!

    Психиатр объяснил, что поможет первокласснику быстрее адаптироваться к школе — В регионе

    РИАМО — 22 авг. Для правильной адаптации первоклассника к учебе в школе не стоит в первое время перегружать его кружками, а также нервировать ребенка требованиями высоких достижений, говорится в сообщении пресс-службы министерства здравоохранения Московской области. 

    Врач-психиатр высшей категории, заведующий 6-м детским психиатрическим отделением «ЦКПБ» Аркадий Глазков подчеркнул, что начало занятий в школе с сентября – новый и волнительный период для детей, так что стресс им должны помогать снимать родители и учителя.

    «На преподавателе лежит задача организовать детям знакомство со школой и ее правилами. Чтобы новоиспеченному ученику было привычнее, лучше провести экскурсию по этажам. Родителям же, наоборот, следует сохранить привычный мир ребенка без изменений. Первоклассник очень нуждается в комфортной обстановке, где все будет просто и понятно, «по-старому», — отметил Глазков.

    Так, по мнению специалистов, в первые шесть месяцев не нужно вносить изменения в привычный для ребенка образ жизни. Очень важно, чтобы его режим дня оставался в норме. В этот период особенно не стоит ставить ребенку слишком высокую планку ожиданий – такие порывы в родителях Глазков объяснил тем, что они порой не отделяют себя от ребенка и стремятся доказать окружающим, что отпрыску нет равных, чем создают нарастающее волнение.

    «Родители должны прийти к определенной мудрости и принять своего ребенка таким, какой он есть. Старайтесь не показывать ребенку свою тревогу. Дети способны распознать ваше напряженное состояние даже по дыханию и тембру голоса, а это усилит стресс», — посоветовал психиатр.

    Нужно наложить категорический запрет на критику школы и негативные отзывы об учителях в присутствии ребенка. Родителям также важно прислушиваться к ребенку, когда он молчит, потому что он еще недостаточно хорошо умеет описывать свои чувства. В связи с этим крайне важно научить детей определять свои эмоции. Если он научится точно формулировать свою проблему, то это сразу же поможет ему снять часть тревоги, которая с ней связана.

    «Если заметили, что ребенка что-то беспокоит, скажите ему об этом. Спросите, что происходит. Только без осуждения и обесценивания, пожалуйста. Даже если повод кажется вам ничтожным. Смысл в том, чтобы дать ребенку понять, что вы готовы говорить о проблемах, видите его переживания и вам не всё равно», — добавил Глазков.

    Специалисты отмечают, что залог здорового психологического состояния ребенка — это внимание родителей и неравнодушие педагога. В таком случае новый учебный год пройдет максимально спокойно для школьника. Если ситуацию проконтролировать трудно, то нужно немедленно привлечь для ее разрешения квалифицированного психолога.

    «Дети очень встревожены, боятся идти в школу, боятся повторения!»

    Был ли Галявиев психом и надо ли заново возвращать школьников в гимназию №175 — место скорби?

    «На видео с допроса Галявиева состояние неадекватной психомоторной расторможенности. Но такое может быть при очень разных диагнозах», — говорит главный нештатный психиатр РТ. Татьяна Гурьянова подчеркивает, что по ролику врач не может выносить вердикт, а в момент получения лицензии на оружие стрелок был психически здоров. В интервью «БИЗНЕС Online» она рассказала, мог ли юношей руководить наставник из даркнета, какие психологические последствия переживают ученики гимназии №175 и как после трагедии может быть скорректирована школьная программа по всей России.

    Татьяна Гурьянова: «По видео никогда психиатр не поставит ни один из них: чтобы выявить диагноз, нужен сам человек, анамнез, клиническое интервью и ряд обследований» Фото: Айгуль Мутыгуллина

    «Состояние неадекватной психомоторной расторможенности»

     Татьяна Владимировна, когда случилась трагедия с расстрелом учеников и учителей в гимназии №175, первой реакцией общества на стрелка стало, как обычно в таких случаях, «психбольной и ненормальный». Потом выяснилось, что у него, действительно, был диагноз, наличие которого официально подтвердил СКР: сначала говорилось о миоме и энцефалопатии, последняя версия звучала как атрофия головного мозга. Могут ли такие патологии повлиять на поведение Галявиева?

    — Начнем с того, что, по той информации, которой владею я, тех диагнозов, которые вы называете, у Галявиева нет. Во всяком случае, когда он приходил за лицензией на оружие, диагноза у него не было. А с тех пор ни я, ни наши психиатры его не видели, с ним не общались, не проводили клиническое интервью и обследование, поэтому говорить о том, психически больной он или здоровый, я не могу.

    — А может вообще психически здоровый человек устроить то, что произошло 11 мая?

    — Да, конечно. Брейвик, например, который совершил жутчайшее преступление, был признан здоровым. Для справки: со стороны психически больных происходит всего 1,5–2,5 процента преступлений — от года к году это число варьируется. Конечно, они иногда бывают очень жестокими, очень резонансными и сильно запоминаются, поэтому складывается ощущение, что вот такие преступления против личности совершают только психически больные. На самом деле в 98 процентах случаев их предпринимают совершенно здоровые люди, которые отправляются потом в тюрьму.

    «Я видела то, что ходит по сети, видела состояние неадекватной психомоторной расторможенности. Но такое может быть при очень разных диагнозах»Фото: скрин видео

    — А видео допроса Галявиева вы смотрели? Как можете его оценить?

    — Я видела то, что ходит по сети, видела состояние неадекватной психомоторной расторможенности. Но такое может быть при очень разных диагнозах. По видео никогда психиатр не поставит ни один из них: чтобы выявить диагноз, нужен сам человек, анамнез, клиническое интервью и ряд обследований.

    — Насколько нормально, что на допросе стрелок дергается, кричит, что «осознал себя богом», отрекается от родителей, а в суде ведет себя совершенно спокойно, четко отвечает на вопросы судьи и улыбается, когда журналисты его спрашивают, почему он убил детей?

    — Опять же, только по видео не могу ничего сказать. Но есть такие состояния, которые бывают острыми минутно, есть более длительные… И таких диагнозов существует очень много.

    — Мог ли психически больной человек заранее так тщательно подготовиться к преступлению, получить лицензию, купить оружие в одном городе, патроны в другом и так далее?

    — Если у него не страдает мыслительная деятельность, почему бы и нет? Он учился в школе, в техникуме, он же не умственно отсталый…

    — А вы общались с психиатром, который выдавал ему справку для получения лицензии на оружие? Что она о нем помнит?

    — Я с ней разговаривала, она его не помнит, но говорит, что ничем себя он не проявил. Ни в базе данных ничего не было, ни на учете не стоял, вел себя совершенно адекватно. Иначе бы она не признала его здоровым. Если врач хоть чуть-чуть что-то заподозрил, немножко не такое поведение или какое-то высказывание, он обязан направить пациента на врачебную комиссию. Ее председателем является заместитель главного врача по медицинской части, комиссия может назначить дополнительные исследования. В данном случае этого сделано не было, потому что и сомнений в его психическом здоровье не возникало.

    — А мог он — теоретически — заболеть уже после того, как получил лицензию?

    — Человек может заболеть в любой момент. Психиатрическое освидетельствование осуществляется сиюминутно. Мы с вами сейчас разговариваем, и я могу оценить ваше психическое здоровье. Как только вы вышли за дверь, оно может измениться, и вы что-то там сотворили или не сотворили. Заболеть может каждый в любое время. На завтра я ничего не загадываю даже по поводу себя. На тот момент, когда Галявиеву выдавалась справка, подозрений у врача-психиатра он не вызвал.

    — Теперь психолого-психиатрическую экспертизу ему будут проводить в Москве. Расскажите, пожалуйста, о данной процедуре: как все это проходит, сколько по времени она длится?

    — Судебно-психиатрическую экспертизу назначает следователь. Арестованный попадает на стационарное обследование, в данном случае в институт Сербского, где начинается полная дифференциальная диагностика. Наблюдение за пациентом ведется круглосуточно в течение минимум 30 дней. Если врачам-экспертам чего-то будет недоставать в материалах уголовного дела, они обязаны запросить дополнительный материал. Тогда официально по постановлению суда срок экспертизы продлевается — максимум до 90 дней.

    Экспертиза включает в себя ежедневное наблюдение, клинические интервью и обследования всех специалистов в рамках доказательной медицины.

    — Каких именно?

    — Это и медицинские психологи, и неврологи, и терапевты. Любой специалист может привлекаться, чтобы установить диагноз или его отвергнуть. Перед экспертами всегда ставится ряд вопросов: страдал ли обвиняемый психиатрическими заболеваниями на момент совершения преступления, страдает ли сейчас и может ли участвовать в процессе, давать показания по уголовному делу.

    — Такую экспертизу обмануть невозможно?

    — Если вы говорите о симуляции, ее судебные медики исключают первым делом. В институте Сербского очень грамотные специалисты, это их хлеб, они этим всю жизнь занимаются. Поверьте, они видели и симулянтов, и не симулянтов, и это все тоже входит в рамки дифференциальной диагностики психического состояния. 

    — А все эти выкрики о том, что он «бог», — это скорее симуляции или следствие психического расстройства?

    — Может, и прикидывается, конечно, но бывают и психические расстройства, которые в остром состоянии приводят к бредовым идеям. Очень много состояний, в которых такое может происходить. 

    — Почему экспертизу решили проводить в Москве?

    — Место проведения экспертизы определяется на усмотрение следственного комитета, который может назначить любое лечебное учреждение.

    «Вовремя надо замечать родителям и педагогам отклонения в поведении и консультироваться»Фото: «БИЗНЕС Online»

    «Подростковая психика еще незрелая, поэтому является наиболее уязвимой для чужого влияния»

    — Многие, включая преподавателей Галявиева, полагают, что им кто-то руководил, некий наставник из даркнета. Какие есть аргументы за или против этих подозрений?

    — К сожалению, я не располагаю информацией. Когда происходит такой серьезный стресс, люди начинают домысливать, додумывать, нумерологией заниматься, хиромантией, еще чем-то. Психиатрия все же научная специальность, она основывается на доказательной медицине. У нас есть понятия «симптом», «синдром», «диагноз», если такая картинка не складывается, значит, это не доказано.

    — Но то, что «группы смерти», те же самые «синие киты» существуют, — доказанный факт.  

    — Мы ведь о Галявиеве говорим, пока материалов недостаточно.

    — Хорошо, а в целом в Татарстане среди школьников и студентов фиксировались ли какие-то такие явления, когда умами подростков овладевали такие внешние силы?

    — Я не занимаюсь детской психиатрией, поэтому, возможно, чего-то не знаю, но на слуху не было, чтобы у нас очень широко были распространены «синие киты» и мы бы занимались такими подростками.

    — Спрашиваю потому, что стало известно о самоубийстве Даниила Андреева, которое произошло 10 мая прошлого года. Студент ТИСБИ, учился на том же факультете, что и Галявиев, а перед смертью точно так же убеждал родителей, что он бог.

    — Там заводили уголовное дело, которое было закрыто. Наверное, там разбирались. На посмертную экспертизу к нам он не поступал.

    — А как вообще возможна посмертная психиатрическая экспертиза?

    — По документам. Вообще, подростковая психика еще незрелая, поэтому является наиболее уязвимой для чужого влияния. Не каждый подвержен, но исключать такое нельзя.

     То, что произошло, — страшная трагедия, но, к сожалению, не уникальная ни в России, ни в мире. В чем может быть причина того, что студенты и школьники берут ружье и начинают расстреливать учеников и учителей, если они действуют по своей инициативе?

    — Незрелость психики. Дети в подростковом возрасте становятся очень жестокими. Есть явления буллинга, травли. Это было во все времена.

    — То есть ключевой фактор — месть за травлю?

    — И такое бывает. Когда даже здоровый человек до последней капли доходит, всякое может случиться.

    — Одно дело, когда кого-то сегодня гнобят, а завтра он идет и мстит. Но Галявиев уже четыре года как не школьник. Неужели он все это время вынашивал план мести?

    — Про него не знаю. Не знаю, почему он выбрал школу, потому что вроде, пока учился, не был замечен ни в каких нарушениях поведения.

    — Директор и учителя его вообще практически не помнят…

    — Нет на сегодняшний момент таких психологических методик, которые бы смогли предположить, что вот этот конкретный человек будет способен убить.

    — А кроме буллинга есть мотивы? Почему человек берет ружье и стреляет в детей?

    — Я не знаю. Психологические, социальные, психопатологические — вариантов много. Вовремя надо замечать родителям и педагогам отклонения в поведении и консультироваться.

     То есть ошибка родителей Галявиева в том, что они вовремя не обратили внимание на происходящее с сыном?

     Не заметили или вовремя не забили тревогу… Я не хочу на родителей вешать чувство вины, потому что не знаю, какие были у них взаимоотношения. Возможно, что теплые и доверительные, а такая ситуация возникла в один щелчок. Я не располагаю информацией.

    «Мы прямой закономерности между психическими расстройствами и компьютерными играми не видим»

    — Как вообще всем родителям заметить, что с их ребенком что-то не то? Когда бить тревогу?

    — Был одним — стал другим. Был активным — стал пассивным, был веселым — стал раздражительным, отрицает все и вся. В таком случае стоит проконсультироваться.

    — Но могут быть внешние факторы: экзамены, неразделенная любовь…

    — Если страдания, пусть даже из-за неразделенной любви, длятся больше двух недель или двух месяцев, на это нужно обратить внимание. Любая эмоциональная реакция, особенно в подростковом периоде [преходяща]. Ну три дня пострадал, в подушку поплакал — и все! А если это длится долго, стоит насторожиться. По классификации МКБ-10, две недели стабильно сниженного настроения без значимой причины — повод обратить внимание. Если он перестал заниматься тем, что делал раньше, не видит перспектив в будущем, высказывает мысли о нежелании жить — и это стойкое состояние. Не просто весенняя хандра и плохое настроение — мы всем этим страдаем.  

    — То есть это ключевое для родителей?

    — Ключевое — быть поближе к ребенку, его любить, знать круг его интересов и друзей. К сожалению, очень часто видим, что родители заняты зарабатыванием денег и решением своих проблем, а дети предоставлены сами себе. Естественно, проблема отцов и детей всегда была и будет, но совет простой: полюбите своих детей, знайте, чем они увлекаются, и разделите эти увлечения.

    — Известно, что Галявиев увлекался компьютерными играми, во всяком случае, даже средства на ружье заработал от продажи игровых предметов в Counter-Strike. Сразу же поднялась волна на теме, что игры — это зло, там все стреляют, и он перестал отличать реальность от виртуального мира, а в Совфеде предложили усилить контроль за содержанием компьютерных игр.

    — Это скорее вопрос к психологам. Мы прямой закономерности между психическими расстройствами и компьютерными играми не видим, хотя, конечно, против агрессивных игр.

    — Предположим, родитель что-то такое заметил и насторожился. Что он должен делать дальше?

    — Обратиться к специалисту, конечно.

    — Ну не каждый подросток радостно пойдет с мамой к психологу. Это же, наоборот, может оттолкнуть?

    — Надо найти подход, найти авторитетного человека, который сможет уговорить ребенка. Есть такая тенденция, что подростки сейчас не отказываются от консультации психологов.

    — Есть опасения, что многие родители начнут видеть в своих чадах Галявиева — тихий, все время в компьютере. А уж если огрызается, то и подавно…

    — Нельзя перегибать палку, и доводить до абсурда, без компьютера сейчас просто невозможно. Пройдет и этот страх, наступят лучшие времена…

    «Психолог в школе тоже один на тысячу человек, он должен знать всех проблемных детей при отсутствии объективных методик. Понимаете, нет такого правила, что, если ребенок сидит вот так, он сделает дальше вот это» Фото: Айгуль Мутыгуллина

    «Есть серьезные состояния. За некоторыми детьми закреплены персональные психологи»

    — Хорошо, родителям надо быть ближе, а школа как-то может такое выявить?

    — У учителей другие задачи. На них и так много всего навешано: они обязаны и учить, и быть воспитателем, и отчитываться. Психолог в школе тоже один на тысячу человек, он должен знать всех проблемных детей при отсутствии объективных методик. Понимаете, нет такого правила, что, если ребенок сидит вот так, он сделает дальше вот это. Поэтому нужно работать совместно.

    — Конечно, один психолог не сможет справиться с тысячей школьников. Не назрели ли какие-то изменения в систему психологической поддержки в России?

    — Вчера мы общались с Зурабом Ильичом Кекелидзе — это главный психиатр минздрава РФ, генеральный директор института Сербского. Он сказал, что они планируют ввести все-таки в школах предмет «Психология». Это сложный процесс, нужны подготовленные специалисты, но сейчас обсуждается вопрос введения данного предмета между минздравом и министерством просвещения. Вероятно, эти события — в Керчи и Казани — ускорят его. Уже намечены пилотные регионы, правда, он не сказал какие.

    — Может ли это стать действенной мерой профилактики или школьники будут воспринимать психологию как еще один условно «бесполезный» урок, как, например, ОБЖ? Смогут ли они, например, предотвратить буллинг?

    — Если будут грамотные специалисты, то, я думаю, что последует польза, пройдет работа с личностью.

    «При любой чрезвычайной ситуации в обязательном порядке нужно убрать место, где все произошло, как место скорби, сделать все для того, чтобы оно не было постоянным напоминанием. Но в данном случае детьми занимаются специалисты — раз, у нас впереди лето — два, время лечит — три» Фото: «БИЗНЕС Online»

    — Как сейчас татарстанские психологи и психиатры работают с пострадавшими?

    — Мы действительно очень много и адресно работаем. От нашего учреждения 18 человек — психиатры, психотерапевты, психологи — работали на всех площадках: в самой школе, больницах, на дому. Мы посетили 19 школьников, обучающихся в этом классе, с 30 поговорили по телефону. С первого дня задействована горячая линия 279-55-80, на которую поступает по 12–15 звонков в сутки. Мы стараемся максимально помогать людям, при необходимости можем усилиться до 30 человек. Кого-то берем на очные беседы, с кем-то разговариваем по телефону. Дети сейчас очень встревожены, есть страх, боятся идти в школу, боятся повторения. Но наши специалисты обучены психиатрии в чрезвычайных ситуациях и оказывают адекватную помощь. Мы сопровождали все похороны, нам помогали психологи МЧС, прибывшие из Москвы и Нижнего Новгорода, но и мы сами прошли много чрезвычайных ситуаций, начиная с «Булгарии».

    Сейчас мы будем заниматься вопросами психологической реабилитации детей. Совместно с минздравом прорабатываем маршруты, готовимся работать пролонгированно. Как и после «Булгарии» — с кем-то мы занимались полгода, а с некоторыми пострадавшими и два года. 

    — Насколько серьезные психологические травмы получили дети?

    — Есть серьезные состояния. За некоторыми детьми закреплены персональные психологи. Некоторые перенесли относительно спокойно, но есть дети, которые нуждаются в помощи.

    — Школу, в которой произошла трагедия, хотят отремонтировать и восстановить. Не будет ли само здание как живое напоминание ухудшать эмоциональное состояние детей?

    — При любой чрезвычайной ситуации в обязательном порядке нужно убрать место, где все произошло, как место скорби, сделать все для того, чтобы оно не было постоянным напоминанием. Но в данном случае детьми занимаются специалисты — раз, у нас впереди лето — два, время лечит — три. Это вопрос межведомственный, им занимаются специалисты высокого уровня, и я думаю, что скоротечно решения приниматься не будут.

    Синдром зависимости. Зачем школе детский психиатр?

    Фото: iStock

    На 20 процентов за пять лет, по данным минздрава, выросло число детских психических расстройств и на 70 процентов — ЧП в школах.

    — Школа перестала быть местом психологической безопасности, — говорит главный внештатный детский психиатр Минздрава России, заместитель гендиректора НЦ психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского Алексей Макушкин. — С одной стороны, это результат того, что за 20 лет она давала образовательные услуги и не занималась воспитанием, с другой, это реакция отставания детской психики на перемены в обществе.

    Как итог три проблемы — рост инвалидизации, рост патологий и агрессии в школе — определяют главную проблему — сбережения психического здоровья детей.

    — Наша стратегия — работать не «пожарниками», — заметил Макушкин, — а заниматься профилактикой.

    На этом пути экспертиза минздрава настояла на возвращении обязательного психиатрического обследования школьников, но инициатива родила две проблемы. Кадровую — в стране на 25 000 человек приходится один психиатр. И «человеческий фактор» — отношение к психиатрии как к «карательной медицине». В ряде регионов родители не разрешают детям проходить психиатрическое обследование в школах. Есть прецеденты, когда подростки, достигшие 15 лет — порог добровольного согласия на обследование, согласия не дают, зная, что у них есть наркотический «след».

    Первая проблема решаема. Растет число выпускников медицинских вузов, выбравших специальность «детский психиатр», хотя они нередко остаются без работы — нет штата. За 2019 год около 600 тысяч детей из отдаленных регионов, благодаря цифровой медицине и дистанционному обследованию, прошли осмотр, а 150 человек получили необходимое лечение. Вторая проблема — «человеческого фактора» — обретает комплексные черты. Инициатива экспертов депутатов и сенаторов ввести должность школьного психиатра и включить его услуги в систему ОМС остается подвешенной. Минздрав не против, но должность включать в ОМС отказывается. Родители просят повысить возраст согласия на психиатрическое обследование с 15 до 18 лет, но часто против должности психиатра в школах.

    На 25000 человек в стране приходится один психиатр

    — Нужно работать с общественным сознанием, — убежден ведущий научный сотрудник Центра наркологии департамента здравоохранения Москвы Алексей Надеждин. — Получилось же добиться снижения на 77 процентов потребления психотропных веществ подростками? Это результат и школьного тестирования, и антиалкогольной пропаганды, и в целом оздоровления общества. Другое дело, что появляются новые вызовы. Например, «дизайнерские» наркотики, красиво названные «конфетой» или «жевательной резинкой». Определить их вред нетрудно, но нужно согласие общества на затратные исследования.

    Оба эксперта убеждены, что если не заниматься профилактикой, нас ждет «синдром зависимостей», когда психику будут расшатывать компьютерное переутомление, нервные стрессы и меняющаяся мода на «дизайнерские» допинги.

    Владимир Емельяненко

    «Российская газета»

    психиатр анализирует страшную трагедию в школе в татарстанской столице

    «Казанский монстр»: психиатр анализирует страшную трагедию в школе в татарстанской столице

    У казанского шутера был «комплекс бога»? Почему расстрелы случаются именно в школах? Как предотвратить новый «колумбайн»? Вместе с московским психиатром Ильей Слободчиковым анализируем сегодняшнюю трагедию в казанской школе №175.

    У стрелка был «комплекс мессии»?

    Соседи, школьные учителя и преподаватели ТИСБИ характеризуют казанского «колумбайнера» Ильназа Галявиева одинаково: тихий, спокойный, внимательный. При этом, на допросе парень кричит благим матом: «Я родился богом, ***! Я, ***, начал всех ненавидеть». 

    «Тихое поведение – это вовсе не признак психического здоровья, — комментирует психиатр Илья Слободчиков. – По поводу его слов на допросе: если речь идет о комплексе мессии, бога, спасителя, то это сразу вопрос к психиатрам. Должен быть вынесен их вердикт, поскольку вполне может быть, что имела место активация психиатрического заболевания. Вообще, у нас много психически не очень здоровых детей, но не все берут в руки оружие.

    социальные сети

    К слову, кто ему продал это оружие? Кто дал на него разрешение, не обследовав подростка как следует? И еще один момент, который поможет облегчить поиск причин: а не было ли там истории про какую-то специфическую среду общения? Секту или любую другую ненормативную группу?».

    Почему они идут в школы?

    «Они идут не на рынки или центральные площади, а туда, где маленькие дети, потому что это самая незащищенная и уязвимая группа. Плюс, подобных людей может мотивировать то, что это гарантированно привлечет наибольшее количество внимания.

    А если мы вернемся к комплексу бога, то «богу должны поклоняться», «бог должен организовать жертвенник». Как бы жутко это не звучало, но эта история древнее, чем мир. Возможно, он решил сотворить себе такой «памятник». 

    Лина Саримова

    Как это остановить?

    «До тех пор пока деньги будут тратиться на строительство ненужных стадионов, а не на создание нормальной психологической службы в системе образования, мы будем получать подобные трагедии. Сейчас на образовательную организацию (а это в среднем тысяча человек) приходится один психолог. А их должно быть 20, чтобы они смогли провести все уровни диагностики и держать под контролем каждого ребенка. 

    Помимо этого, родители не осознают простую вещь: система воспитания – это, прежде всего, их забота, как и знания о своем ребенке. Признаки нездоровья практически всегда можно заметить: по словам, действиям, поведению. В любом случае есть что-то, что вызовет недоумение у взрослого».

    А как раньше без психологов жили?

    «Старшее поколение училось в школах без психологов. Психологическую службу тогда заменяла идеология, в рамках которой каждый ребенок считался ценностью. Какой бы фальшивой эта идеология не была, школа все равно понимала, что это за ребенок, поскольку этому были обучены воспитатели, классные руководители, учителя. Директор отвечал за то, что происходит в его школе, родители были привязаны к этой школе (если что-то происходило, то им на работу немедленно шел посыл). Эта система работала, поскольку все звенья в ней были связаны.

    Да, в то время тоже происходило множество неприятностей, формировалась преступная среда, но не надо забывать, что тогда были другие реалии: закрытое государство, отсутствие возможности общаться с остальным миром и так далее. Сейчас все поменялось: идеология, дети, взрослые.

    2gis.ru

    Пока эта работа выстраивается только с точки зрения безопасности, а не сточки зрения повседневной работы с учителями, родителями и администрацией школ, мы будем получать такой беспредел. Органы безопасности могут выпрыгнуть из штанов, но они никогда эту проблему не решат, потому что она формируется из культуры, среды, в которой находится ребенок. Вот это и надо менять».

    Читайте также:

    «Казанский монстр»: как Ильназ Галявиев за восемь минут превратился в самого страшного убийцу

    Очереди сдать кровь. Казанцы откликнулись на трагедию в школе 175

    8 минут безумия в Казани: что породило убийцу наших детей

    «Она мечтала связать жизнь со школой»: КФУ скорбит о своей выпускнице Эльвире Игнатьевой

    День скорби и памяти жертв “казанского монстра”: видеорепортаж

    «Она была как ангел»: Казань простилась с убитой «казанским монстром» Эльвирой Игнатьевой

    Трагедия в 175-й школе в лицах. Пять историй жертв «казанского монстра»

    Оставляйте реакции

    Почему это важно?

    Расскажите друзьям

    Школьный психиатр | Руководство по трудоустройству и информация о дипломах

    Школьные психиатры являются лицензированными врачами, специализирующимися на диагностике и лечении психических, эмоциональных и поведенческих расстройств у детей, подростков и молодых людей. Они способствуют психическому и эмоциональному здоровью учащихся начальных школ, средних школ и колледжей.

    В отличие от большинства психологов, психиатры имеют медицинское образование и могут выписывать рецептурные лекарства, что делает их подходящими для работы в школах, где редко бывает другой врач.

    Школьные психиатры используют свои знания в области биологии, психологии и социологии для работы с проблемными учащимися и их семьями. Они консультируют отдельных учащихся, семьи и группы учащихся, чтобы помочь учащимся с самыми разнообразными проблемами, независимо от того, возникают ли эти проблемы дома, в школе или где-либо еще. Например, школьные психиатры имеют квалификацию для тестирования и консультирования учащихся в отношении употребления алкоголя и запрещенных наркотиков, а также имеют все необходимое для борьбы с передозировками наркотиков.

    Школьные психиатры сотрудничают с целым рядом профессионалов, чтобы помочь своим пациентам справиться с болезнью и повзрослеть.Школьные психиатры выступают в качестве защитников учащихся, заботясь об интересах учащихся при общении с правоохранительными органами, реабилитационными учреждениями, общественными службами и судами, и многие из них обучены выступать в качестве свидетелей-экспертов в суде.

    Школьные психиатры оказывают первичную психиатрическую помощь и обладают необходимым оборудованием для решения широкого круга вопросов. Они помогают учащимся научиться решать проблемы, справляться с гневом, преодолевать жестокое обращение и обрести уверенность в себе.Они также могут помочь учащимся с ограниченными возможностями обучения. Психиатры также консультируют школьных чиновников по обращению с учащимися и по разработке образовательных программ, чтобы помочь учащимся избежать проблем в будущем.

    Рабочая среда

    Школьные психиатры обычно работают в самых разных условиях. Многие из них работают в нескольких школах, и им часто приходится встречаться с другими профессионалами за пределами школы. Они часто встречаются с консультантами в своих кабинетах или с родителями в доме учащегося, а иногда им приходится навещать пациентов в клиниках, лечебных центрах или психиатрических больницах.Некоторые из них также появляются в суде или в исправительных учреждениях.

    Школьные психиатры, как правило, имеют ненормированный рабочий день, часто оказывая помощь пациентам в любое время дня и ночи. У них также, как правило, большое количество пациентов, некоторых из которых они посещают нерегулярно, что затрудняет для школьного психиатра составление графика еженедельных посещений.

    Требования

    Образование

    Поскольку психиатры должны учиться в медицинской школе, их обучение в бакалавриате ориентировано на получение предмедицинского образования с упором на психологию, биологические и физические науки, а также на некоторые курсы по общественным наукам. и гуманитарные науки.

    По окончании учебы кандидаты подают документы в медицинскую школу, где очень высока конкуренция. В случае отказа кандидату, возможно, придется получить степень магистра, прежде чем он будет принят в медицинскую школу.

    Медицинская школа обычно длится четыре года, хотя это может занять и больше времени. Первая половина программы обычно концентрируется на биологических науках, таких как анатомия и патология. Вторая половина посвящена практическому опыту в различных областях медицины.

    Обучение

    После окончания медицинского вуза большинство психиатров должны пройти четырех- или пятилетнюю стажировку, где они получают практический психиатрический опыт под наблюдением лицензированного психиатра.

    Психиатры обучены общей медицинской практике, но специально обучены оценке и лечению психического и эмоционального здоровья пациентов. В отличие от психологов, они могут прописывать и принимать фармацевтические препараты и лекарства.

    Школьные психиатры также проходят подготовку в области психотерапии, группового консультирования, семейного консультирования, консультирования по вопросам наркозависимости и детской психологии.

    Лицензирование и/или сертификация

    Психиатры должны получить медицинскую лицензию от государственной медицинской комиссии.Им необходимо получить сертификат психиатра Американского совета по психиатрии и неврологии. Они также должны получить федеральную лицензию на наркотики через Управление по борьбе с наркотиками (DEA), чтобы иметь возможность выдавать лекарства пациентам.

    Необходимые навыки и качества

    Школьные психиатры должны уметь работать с людьми разного происхождения, возраста и характера. Они также должны выполнять различные роли; они должны консультировать школьную администрацию, консультировать родителей, наставлять учащихся и сотрудничать с различными профессионалами из различных агентств.

    Как и все психиатры, они должны быть хорошими слушателями, уметь выманивать молчаливых пациентов и успокаивать разгневанных, сохраняя при этом самообладание и профессионализм.

    Школьные психиатры должны уметь эффективно общаться с людьми из всех слоев общества. Они должны регулярно обсуждать своих пациентов с различными специалистами, такими как социальные работники, медсестры, администраторы, консультанты и сотрудники правоохранительных органов. Они также должны консультировать пациентов и их семьи.

    Психиатры должны быть чуткими к нуждам своих пациентов и в то же время быть достаточно сильными, чтобы справляться со стрессовыми ситуациями. Они должны научиться заботиться о своих пациентах, даже когда сталкиваются с уродливыми проявлениями темных сторон этих пациентов.

    Возможности для продвижения по службе

    Психиатры — хорошо оплачиваемые специалисты, которые уже находятся на вершине пищевой цепи, поэтому возможности для продвижения по службе могут быть редкими. Некоторые продвигаются на административные или управленческие должности, становятся учителями или писателями.Те, у кого есть собственная частная практика, могут освоить новые навыки, чтобы расширить свою практику.

    Как стать психиатром

    Автор Zawn Villines

    Психиатр — это врач, который специализируется на диагностике и лечении психических заболеваний, таких как депрессия, шизофрения, тревога, СДВГ и расстройства пищевого поведения. Многие, но не все, психиатры специализируются на лечении определенного типа или группы психических заболеваний.

    Психиатры должны закончить медицинскую школу и дополнительно четыре года пройти резидентуру по психиатрии.Психиатры проводят в школе гораздо больше времени, чем большинство других специалистов в области психического здоровья. Их медицинское образование позволяет им назначать психотропные препараты.

    Как стать психиатром

    Путь в медицинскую школу начинается в колледже, поэтому начинающие психиатры должны окончить среднюю школу или получить диплом GED. Оттуда шаги следующие:

    • Высшее образование. Чтобы поступить в медицинскую школу, не требуется специального образования. Тем не менее, большинство медицинских школ ожидают, что учащиеся пройдут один год по биологии, общей химии, органической химии, математическому анализу и физике.Предварительная медицинская специальность может помочь вам выполнить эти основные требования. Высокий средний балл может увеличить шансы на поступление в медицинскую школу. (Средний средний балл принятых абитуриентов составляет 3,71.)
    • Возьмите MCAT. Это вступительный экзамен в медицинскую школу. Средний балл принятых абитуриентов составляет 511 (из 528 баллов). Этот 7,5-часовой тест состоит из четырех разделов:
      1. Биологические и биохимические основы живых систем
      2. Химические и физические основы биологических систем
      3. Психологические, социальные и биологические основы поведения
      4. Навыки критического анализа и рассуждения
    • Подать заявление и быть принятым в медицинскую школу.
    • Высшее медицинское училище. Медицинская школа обычно занимает четыре года. Отметки в средней медицинской школе могут увеличить шансы студента на получение хорошей ординатуры.
    • Подайте заявление на получение лицензии врача. Вы должны подать заявление в штате, где вы собираетесь практиковать или получить вид на жительство. Как правило, вам нужно сдать экзамен государственной комиссии. Возможно, вам потребуется выполнить дополнительные требования, например пройти проверку биографических данных.
    • Пройти психиатрическую ординатуру. Резидентура по психиатрии обычно длится четыре года. Во время резидентуры вы узнаете о широком спектре психических заболеваний и лечите их, как правило, в условиях больницы.
    • Получите сертификат Американского совета по психиатрии и неврологии. Сертификация Совета необязательна, но большинство психиатров хотят пройти сертификацию. Вам нужно будет сдать сертификационный экзамен и продлевать свою сертификацию каждые 10 лет.
    • Выполните любые дополнительные лицензионные требования штата. В большинстве штатов для сохранения лицензии врачи должны получить определенное количество кредитов непрерывного образования.

      Сколько времени нужно, чтобы стать психиатром?

      Количество времени, необходимое для того, чтобы стать психиатром, варьируется от человека к человеку. Некоторым требуется больше времени, чтобы закончить колледж, чем другим. Другие берут отпуск после выпуска, чтобы учиться на MCAT.Иногда человек может закончить колледж быстрее, чем обычно.

      Если предположить, что человек не делает никаких перерывов и заканчивает обучение в обычном графике, время от окончания средней школы до сертификации психиатрической комиссии выглядит следующим образом:

      • 4 года обучения в колледже
      • 4 курса медицинского училища
      • 4 года резидентства

      Это требует в общей сложности 12 лет после окончания средней школы, поэтому самый молодой возраст, в котором психиатр может начать практиковать, составляет около 30 лет.

      Сколько стоит стать психиатром?

      Средняя стоимость работы психиатром варьируется в зависимости от того, где человек ходит в школу, получает ли он студенческие ссуды и живет ли он в районе с высокой стоимостью жизни. Студенты из других штатов, посещающие четырехлетние государственные колледжи, тратят на обучение около 23 890 долларов в год, что в сумме составляет 95 560 долларов. При этом не учитываются расходы на книги, проживание и питание, питание и студенческие взносы, которые могут составлять несколько тысяч долларов в год.

      Студенты из других штатов, посещающие государственные медицинские школы, платят за обучение в среднем 58 668 долларов в год, что в сумме составляет 234 672 доллара. Стоимость книг, проживания и питания и другие расходы могут значительно увеличить этот ценник.

      Это означает, что общая стоимость обучения в медицинской школе и колледже для учащегося государственной школы за пределами штата составляет около 330 000 долларов США. Учащиеся государственных школ штатов обычно платят меньше, а учащиеся частных школ могут платить вдвое или даже втрое больше этой суммы.

      В ординатуре по психиатрии

      обычно платят 60 800 долларов в год. Тем не менее, некоторые жители могут чувствовать себя недоплаченными из-за объема работы и опыта. Многие психиатры проводят первые несколько лет своей карьеры, играя в догонялки и борясь с долгами по студенческим кредитам. По данным Medscape, средний психиатр, получивший образование в Америке, в 2018 году зарабатывал около 256 000 долларов в год.

      Можете ли вы стать психиатром без медицинского образования или степени психолога?

      Чтобы стать психиатром, не нужно иметь степень психолога.На самом деле, большинство людей, планирующих поступать в медицинские вузы, выбирают подготовительные курсы, биохимию или аналогичные специальности, а не психологию.

      Однако вы должны поступить в медицинский институт, чтобы стать психиатром. Люди, заинтересованные в лечении психических расстройств, которые не хотят поступать в медицинский институт, могут вместо этого рассмотреть возможность карьеры терапевтов или психологов. Те, кто интересуется медицинской стороной психического здоровья, могут сделать карьеру психиатрической медсестры или помощника психиатра.

      Различные специализации в психиатрии могут потребовать дополнительной подготовки.Конкретный путь зависит от специальности, поэтому важно исследовать выбранную вами карьеру. Врачи, которые знают, что хотят практиковать в рамках определенной специальности, должны пройти резидентуру по этой специальности.

      Как стать психиатром в Канаде или Великобритании?

      Процесс становления психиатром в Канаде в значительной степени аналогичен процессу в Соединенных Штатах, за двумя исключениями: только 11 из 17 канадских медицинских школ требуют MCAT, а психиатрическая ординатура в Канаде составляет 5 лет, а не 4 года.Психиатры должны быть зарегистрированы в Коллегии врачей и хирургов или в провинциальном колледже.

      Образовательная система в Великобритании сильно отличается, как и процесс становления психиатром. После окончания средней школы студенты поступают в медицинскую школу, которая длится 4-6 лет. Далее студенты приступают к базовому обучению, которое представляет собой платную программу, аналогичную медицинской ординатуре. Базовое обучение обычно занимает 2 года. Студенты должны пройти дополнительные три года основной психиатрической подготовки, а затем 3 года высшей психиатрической подготовки.

      Каталожные номера:

      1. Стоимость колледжа: часто задаваемые вопросы. (н.д.). Получено с https://bigfuture.collegeboard.org/pay-for-college/college-costs/college-costs-faqs
      2. .
      3. Как стать психиатром. (н.д.). Получено с https://www.rcpsych.ac.uk/become-a-psychiatrist/choose-psychiatry/how-to-become-a-psychiatrist
      4. .
      5. Issa, NP (nd). Требования медицинского вуза. Получено с https://www.studentdoc.com/medical-school-requirements.html
      6. .
      7. Кимбер, Дж.(н.д.). Как стать психиатром в Канаде. Получено с https://www.theclassroom.com/become-psychiatrist-canada-2773.html
      8. .
      9. Леви, С. (2018 г., 18 июля) Отчет о заработной плате и долгах резидентов Medscape за 2018 г. Разделы
      10. MCAT: Что на MCAT? (н.д.). Получено с https://www.princetonreview.com/medical/mcat-sections
      11. .
      12. Отчет о компенсации психиатру Medscape за 2018 г. (n.д.). Получено с https://www.medscape.com/slideshow/2018-compensation-psychiatrist-6009671#1
      13. .
      14. Что такое хороший результат MCAT? (н.д.). Получено с https://www.princetonreview.com/med-school-advice/what-is-a-good-mcat-score
      15. .
      16. Что такое психиатрия? (н.д.). Получено с https://www.psychiatry.org/patients-families/what-is-psychiatry
      17. .
      18. Какова реальная стоимость медицинской школы? (2018, 18 июня). Получено с https://www.kaptest.com/study/mcat/whats-the-real-cost-of-medical-school
      19. .

      Кафедра психиатрии (Медицинский факультет УТРГВ)

      Добро пожаловать на кафедру психиатрии

      Мы — уникальное сообщество, преследующее единственную миссию — предлагать творческие, инновационные решения проблем со здоровьем мозга в одном из самых малообеспеченных сообществ в стране — здесь, в долине Рио-Гранде, а также в других частях мира.

      О

      Наши преподаватели, стажеры и студенты будут стремиться к границам науки о мозге, работая над решением самой загадочной проблемы из всех, которая заключается в адаптации лучших знаний к каждому отдельному пациенту на протяжении всей его / ее жизни. Мы подчиняемся духу нашего искусства с сочувствием и альтруизмом.

      Для достижения этой цели мы установили прочные и обширные договоренности о сотрудничестве с несколькими партнерами из сообщества в Долине и на международном уровне, чтобы участвовать, учиться и вносить вклад в глобальное здоровье мозга.У нас есть сильная инфраструктура талантов и ресурсов, доступных на местном уровне, и мы финансируем проведение исследований в Азии и Америке по взаимодействию между генетикой и окружающей средой в причине и течении сложных заболеваний. И, выходя за границы нашего мира, мы смотрим на космос как на крайний рубеж, сотрудничая с внешними исследователями для поиска решений синдрома космической адаптации, которые могут иметь решающее значение для успеха будущих космических исследований.

      Миссия

      Чтобы улучшить качество здоровья наших сообществ и уменьшить неравенство в области здравоохранения за счет инноваций и передового опыта в обучении семейной медицине, исследованиях, клинической практике и общественных работах.

      Видение

      Наше видение исследований включает в себя:

      • Нейронауки
      • Науки о поведении
      • Мозговая медицина и инженерия, чтобы сосредоточиться на выявлении факторов, способствующих индивидуальному риску
      • Выявление путей заболевания и разработка методов профилактики
      • Модификация болезни и восстановление мозга

      Наши лаборатории поддерживают исследования, начиная от генетики и молекулярных механизмов, лежащих в основе нервно-психических расстройств, и заканчивая глобальными исследованиями предикторов риска, включая разработку новых методов лечения с использованием методов нейромодуляции.

      Мы особенно гордимся нашими инновациями в образовательных программах с упором на использование коммуникативных наук и образовательных технологий для содействия интеграции знаний на протяжении всей жизни и между дисциплинами, полученными от студентов, студентов-медиков и резидентов в области психиатрии, неврологии, и семейная медицина. Мы активно работаем над добавлением других дисциплин в этот микс.

      Наши клинические программы находятся в зачаточном состоянии, но уже охватывают работу с населением, неотложную и неотложную помощь, стационарную госпитализацию, общие амбулаторные услуги и различные специализированные услуги, и в настоящее время мы планируем добавить частичные и интенсивные амбулаторные программы в ближайшем будущем.

      Если вас влечет дух фронтира, мы рады приветствовать вас в нашей команде в долине Рио-Гранде.

      Партнерство Техасского консорциума по охране психического здоровья детей (TCMHCC)
      Техасский консорциум по охране психического здоровья детей (TCMHCC) был создан Законодательным собранием Техаса для использования опыта и возможностей высших учебных заведений, связанных со здоровьем, для решения неотложных проблем психического здоровья. , а также действующая система охраны психического здоровья в штате Техас.Состоящее из следующих пяти инициатив, партнерство UTRGV с TCMHCC было разработано для преодоления разрыва между отсутствием услуг по охране психического здоровья и нашим местным несовершеннолетним населением:

      Доступ к охране здоровья детей в Техасе посредством телемедицины (TCHATT):
      TCHATT не предоставляет стоимость услуг телемедицины в школах с целью расширения доступа и сокращения времени ожидания для получения услуг по охране психического здоровья для детей по всему Техасу. TCHATT предназначен для предоставления краткосрочного школьного доступа к ограниченному количеству телемедицинских посещений со специалистом по психическому здоровью детей и подростков для детей и подростков из группы высокого риска, выявленных школьным персоналом.

      Сеть доступа к детской психиатрии (CPAN):
      CPAN — это бесплатное предприятие, финансируемое государством, которое было создано для предоставления консультаций по психиатрической помощи педиатрам и поставщикам первичной медико-санитарной помощи в штате Техас. Наша программа предоставляет медицинским работникам в нашем сообществе доступ к консультациям с детским психиатром по вопросам поведения или психического здоровья детей или подростков.

      Стипендия детской и подростковой психиатрии (CAP):
      В июле 2023 года ожидается первый набор двух стипендиатов. Программа стипендий CAP уникальна тем, что это первая стипендия по психиатрии в UTRGV, а также первая стипендия CAP программа в приграничном районе Южного Техаса.В результате увеличится число медицинских работников, специализирующихся на диагностике и лечении психических расстройств и связанных с ними поведенческих проблем, затрагивающих детей и подростков в долине Рио-Гранде.

      Research:
      Отделение психиатрии Медицинской школы Рио-Гранде-Вэлли Техасского университета (UTRGV SOM) участвует в двух исследованиях в масштабах штата Техас, касающихся улучшения предоставления услуг в области психического здоровья детей и подростков:
      1. Исследование депрессии и самоубийств среди молодежи Сеть (YDSRN)
      2. Сеть исследований детских травм (CTRN)


      Цели исследовательских сетей заключаются в том, чтобы лучше понять и улучшить услуги в области психического здоровья для лечения травм, депрессии и самоубийств среди молодежи, а также выявить пробелы в оказании услуг на уровне региона и штата для информирования политиков и улучшения психического здоровья детей и детей. молодежь в Техасе.Каждая из сетей состоит из исследовательских групп из 12 участвующих академических исследовательских медицинских центров, известных как «исследовательские узлы» в Техасе.

      Community Psychiatry Workforce Expansion (CPWE):
      CPWE предоставляет штатных психиатров для оказания помощи пациентам в учреждениях, находящихся в ведении местных поставщиков психиатрических услуг. В рамках инициативы CPWE UTRGV:

      • Сотрудничать с местными органами охраны психического здоровья, чтобы расширить доступ пациентов к врачам-психиатрам.
      • Развивайте возможности обучения жителей.
      • Увеличить количество стипендиатов/резидентов психиатрии, прошедших обучение в Техасе, которые имеют опыт работы в государственной системе охраны психического здоровья после завершения своей ординатуры.
      Мы приглашаем вас узнать больше об этих услугах и их критериях приемлемости для регистрации через наш собственный сайт, перейдя на вкладку TCMHCC в правой части этой страницы.

      Психиатрия | Медицинский факультет IU

      Кафедра психиатрии признает образцовый опыт наших выдающихся преподавателей :

      Мы приветствуем Закари В.Адамса, доктора философии, за его недавнее финансирование Программы доступа к поведенческому здоровью для молодежи штата Индиана, или «Будь счастлив». Компания Be Happy недавно получила более 3,3 миллиона долларов на поддержку своих усилий по увеличению наличия и доступности педиатрических психиатрических услуг в масштабах штата. Новое финансирование включает грант в размере 2,6 миллиона долларов от Министерства здравоохранения и социальных служб США в рамках награды Отделу психического здоровья и наркомании Управления по делам семьи и социальных служб штата Индиана в партнерстве с кафедрой психиатрии Медицинской школы IU.Семья Джима Ирсея, владельцы Indianapolis Colts, также пожертвовала 650 000 долларов Детскому фонду Райли в рамках инициативы Kicking the Stigma, направленной на повышение осведомленности о психических расстройствах и устранение стыда и стигмы, которые слишком часто связаны с этими заболеваниями. Be Happy также получил 100 000 долларов от Anthem Blue Cross и Blue Shield Foundation.

       

      Прожектор нового факультета

      Приянка П. Редди, DO, присоединилась к Департаменту в августе 2021 года в качестве двойного врача через Медицинскую школу Университета Индианы и IU Health в роли доцента клинической психиатрии.Ее обязанности распространялись на несколько психиатрических больничных служб в детской больнице Райли, с основным охватом службы связи с психиатрическими консультациями (CL) и отделения стационарной психиатрии. Редди с удовольствием занимается клинической психиатрией и надеется продолжить исследовательскую деятельность.

      «Для меня большая честь работать в междисциплинарной среде, включая стажеров, со студентами-медиками, ординаторами и стипендиатами», — говорит она. «Мне нравится преподавать как в неформальной обстановке, связанной с конкретными случаями, так и формально с дидактическими презентациями.Я работаю в качестве основного преподавателя выборной должности клерка для студентов-медиков в службе CL».

      Сколько времени нужно, чтобы стать психиатром?

      По данным Национального альянса по борьбе с психическими заболеваниями (NAMI), около 1 из 5 взрослых ежегодно страдает от психических заболеваний. Некоторые страдают такими острыми и изнурительными состояниями, как шизофрения, большая депрессия, тяжелое биполярное расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Другие могут искать или получать лечение от злоупотребления психоактивными веществами, депрессии, беспокойства, суицидальных мыслей или поведения, расстройств пищевого поведения или расстройств внимания.

      Помощь людям с проблемами психического здоровья — это работа различных специалистов, в том числе психологов, консультантов и социальных работников. Но, возможно, ни один из этих специалистов не играет такой важной роли в лечении психических заболеваний, как психиатр. Психиатр — это врач, специализирующийся на диагностике и лечении психических заболеваний.

      Психологи и консультанты могут проводить различные виды психотерапии (разговорная терапия), чтобы помочь людям с психическими заболеваниями.Но как врач психиатр обладает уникальной способностью различать анатомические и физиологические основы психических заболеваний. Психиатрическое образование также готовит психиатра к назначению лекарств для лечения психических заболеваний.

      Психиатр обладает мощными возможностями в лечении психических заболеваний. Но эти возможности имеют свою цену, измеряемую образованием, опытом и временем. В этой статье будет рассказано, как стать психиатром, и обсудим, чего ожидать на каждом этапе, сколько времени все это займет и почему вознаграждение может стоить затраченных усилий.

      КАК СТАТЬ ПСИХИАТРОМ

      Чтобы стать психиатром, вы должны сначала стать врачом, окончив аккредитованную медицинскую школу, например Медицинскую школу Карибского университета* (AUC). Путь к получению медицинской степени в AUC, расположенном на карибском острове Сен-Мартен, такой же, как и в американских школах: два года занятий по медицинским наукам и два года практической клинической подготовки. Для студентов AUC учебная программа по медицинским наукам завершается в Университете Св.Кампус Мартена; клиническую подготовку можно пройти в дочерних учебных больницах в США или Великобритании.

      AUC также сотрудничает с Университетом Центрального Ланкашира (UCLan) в Соединенном Королевстве в рамках опции «UK-track». Первые два года в UCLan посвящены изучению медицинских наук. По окончании студенты получают диплом о высшем образовании в области международных медицинских наук, который AUC признает эквивалентным своей собственной учебной программе по медицинским наукам.В течение последних двух лет студенты могут пройти клиническую подготовку в сети дочерних учебных больниц AUC.

      Во время клинической подготовки студенты AUC проходят основные ротации по внутренним болезням, хирургии, педиатрии, семейной медицине, акушерству/гинекологии и психиатрии. Таким образом, каждый отдельный студент выбирает из десятков специализированных выборных клерков для выполнения оставшихся клинических требований.

      В течение четвертого и последнего года обучения в медицинской школе студенты готовятся к следующему этапу своего медицинского образования: ординатуре.В AUC Управление карьерного консультирования (OCA) может помочь студентам определить, какая специальность в резидентуре, например, психиатрия, подходит им лучше всего. Затем OCA помогает студентам ориентироваться в Национальной программе подбора резидентов® (NRMP®) — системе размещения, которую студенты-медики, желающие получить лицензию в Соединенных Штатах, используют для «соответствия» получению медицинской ординатуры. Обычно ординатура по психиатрии длится четыре года.

      В 2021 году показатель первого поступления в ординатуру AUC для выпускников 2020–2021 годов составил 92 процента, что соответствует общему показателю совпадений (92,2 процента).8 процентов) для медицинских школ в Соединенных Штатах. В последние годы доктора медицины AUC совпали с такими программами резидентуры по психиатрии, как Психиатрический центр Кридмора в Нью-Йорке; Университет Восточной Каролины в Северной Каролине; Мемориальная больница Гриффина в Оклахоме; и Медицинская школа Университета Сент-Луиса в Миссури.

      После завершения психиатрического обучения врач может получить сертификат Американского совета по психиатрии и неврологии (ABPN). Многие сертифицированные врачи-психиатры являются членами Американского колледжа психиатров (ACP).После дополнительной подготовки врачи могут специализироваться в определенной области психиатрии. К таким подспециальностям относятся:

      • Наркологическая психиатрия
      • Детская и подростковая психиатрия
      • Консультативно-связная психиатрия
      • Судебная психиатрия
      • Гериатрическая психиатрия
      • Психосоматическая медицина

      ВСТРЕЧА С ПСИХИАТРОМ

      Эси Бенци-Барнс, доктор медицинских наук, выпускница AUC 2016 года, работает научным сотрудником в области гериатрической психиатрии в Медицинском колледже Бейлора, Даллас, Техас.Мы попросили доктора Бенци-Барнс описать роль психиатра.

      В: Почему вы пошли по специальности?

      A: Поступая в медицинский институт, у меня было чувство, что я хотел бы психиатрию, но я был открыт для всех специальностей. Я закончил свой 3-й год ротации в Илинге, Лондон, и мне очень понравилось время, проведенное в различных службах. Но во время моей ротации в психиатрии все щелкнуло, и я понял, что больше ничего не могу делать. Мне нравится целостный характер психиатрии, я сочетаю медицинские и социально-психологические факторы в оценке своих пациентов, переплетая их со сложной фармакологией.В настоящее время я заканчиваю стажировку по гериатрической психиатрии в Бейлоре и каждый день использую много своих общих медицинских знаний. Кроме того, работа никогда не бывает скучной; Я слышу самые интересные истории.

      В: Что посоветуете студентам-медикам, выбирающим специальность?

      A: Видеть, как пациенты выздоравливают, наверное, самая полезная часть моей работы. Как психиатр, я вижу пациентов в самые трудные/расстраивающие периоды их жизни и помогаю им пройти через это.Лучшее чувство — видеть, как кто-то процветает после того, как его ослабили тревога, депрессия или какая-то другая болезнь. Сейчас я работаю с пациентами с деменцией и много делаю для просвещения их семей и тех, кто за ними ухаживает. Мне очень нравится работать с этим населением.

      В: Что самое приятное в вашей работе?

      A: Психиатрия — отличная область для изучения! Существует много исследований и интереса к этой области, и она имеет обширное профессиональное сообщество. Проявите интерес к психиатрии во время ротации и попробуйте пройти психологические факультативы.Углубитесь в свой анамнез и ознакомьтесь с основными диагнозами DSM (большая депрессия, генерализованная тревожность, расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ и т. д.). Важно понимать основные принципы психиатрии, потому что независимо от того, по какой специальности вы идете, вы будете взаимодействовать с психиатрическими пациентами.

      ПОДСПЕЦИАЛЬНОСТИ ПСИХИАТРИИ?

      Некоторые психиатры предпочитают специализироваться еще дальше. Они могут получить стипендию на один или несколько лет по таким специальностям психиатрии, как:

      • Наркологическая психиатрия
      • Детская и подростковая психиатрия
      • Консультационная психиатрия (при психических заболеваниях, возникающих наряду с другими заболеваниями)
      • Судебная психиатрия (включая лечение преступников и осужденных)
      • Гериатрическая психиатрия (лечение пожилых людей)

      СКОЛЬКО ЛЕТ СТАТЬ ПСИХИАТРОМ?

      Чтобы стать психиатром, требуется около 12 лет обучения от колледжа до медицинской школы и ординатуры.Это может показаться долгим путем, но для многих людей, получивших психиатрическое образование, результат стоит затраченных усилий.

      Психиатрия — полезная специальность, которая дает возможность помочь пациентам и улучшить их жизнь. Психиатры также находятся в авангарде изменения отношения к психическим заболеваниям. Обращение за лечением психических заболеваний традиционно влекло за собой значительную социальную стигматизацию. Но отчасти благодаря работе психиатров многие люди теперь понимают, что хорошее психическое здоровье является важной составляющей общего благополучия.

      Психиатрия как медицинская специальность предлагает множество преимуществ, в том числе возможность самозанятости. Поскольку требуется небольшое специализированное оборудование, психиатрией гораздо легче заниматься как индивидуальной практикой, чем многими другими специальностями. В кабинете психиатра, как правило, царит спокойная и комфортная рабочая среда.

      Психиатрия также предлагает привлекательный баланс между работой и личной жизнью. Психиатры, как правило, принимают своих пациентов в обычное рабочее время, хотя в экстренных случаях им может потребоваться разделить обязанности по вызову.

      Наконец, психиатрия является востребованной областью. Согласно отчету группы по обучению врачей Мерритта Хокинса за 2018 год, в США на 100 000 человек приходится примерно 9 психиатров. Это намного меньше 15 на 100 000, что, по оценкам, необходимо для надлежащего ухода.

      Теперь, когда вы знаете, как стать психиатром, готовы ли вы начать свой путь к успешной карьере в востребованной медицинской специальности? Подать заявку на поступление в АУК!

      Связанные ресурсы:

      Школьная консультация и оформление — семейная психиатрия и терапия

      Успеваемость вашего ребенка в школе заключается не только в том, чтобы упаковать обед, убедиться, что он взял с собой все свои учебники и проверить домашнюю работу в конце вечера.К сожалению, управление требованиями своих школьных занятий, дружбы и внеклассных занятий может сделать школу источником беспокойства и стресса для детей. В более тяжелых случаях это давление может привести к депрессии и определенным поведенческим расстройствам. Хотя многие школы предоставляют консультационные услуги на месте и предлагают бесплатную оценку поведения, может быть полезно обратиться за независимой терапией и помощью. В отделении семейной психиатрии и терапии доктор Миллер и ее команда помогают родителям найти правильное лечение для своих детей.

      Для студентов всех возрастов мы можем помочь с:

        • Медицинское разрешение на возвращение в школу
        • Психиатрическая оценка для IEPS и 504 планов
        • Конфиденциальная оценка поведенческих и внимательных вопросов

        Медицинское разрешение на возвращение в школу

        Травматические события могут резко повлиять на способность ребенка функционировать в повседневной жизни. Пережив одну из таких мучительных ситуаций, дети могут бороться с бессонницей, испытывать приступы иррационального гнева и могут испытывать периоды сильной депрессии или беспокойства.

        Иногда ребенок может угрожать причинением вреда себе или другим. Персонал может обнаружить, что он поранился. В редких случаях ребенок может даже навредить себе или навредить людям в школе. Когда это происходит, школа обязана немедленно отстранить ребенка от занятий в ожидании психиатрического заключения. Ваш педиатр не будет иметь разрешения, поскольку это должно быть от психиатра. В большинстве школ никому, кроме врача, не разрешается предоставлять разрешение на возвращение в школу.В некоторых школах вам могут порекомендовать отвезти ребенка в ближайшее отделение неотложной помощи. Это может быть очень травмирующим для ребенка. Их может вообще не осматривать психиатр, а «специалист по проверке психического здоровья», который даже не является врачом или психиатром!. Затем «скрининг» даст рекомендации врачу скорой помощи, который может даже не быть педиатром! Кроме того, ваш ребенок может быть помещен рядом с остробольными людьми, либо с серьезными психическими заболеваниями, либо с острыми инфекционными заболеваниями, в ожидании обследования.Иногда это может занять до 6 часов. Вашему ребенку могут даже сказать, что ему потребуется анализ крови. Они часто не нужны и еще больше травмируют вашего ребенка или подростка.

        В Центре семейной психиатрии и терапии мы понимаем, насколько страшно для вашего ребенка быть исключенным из школы. Мы хотим помочь вашему ребенку вернуться в школу, как только он или она будет в безопасности. Наш офис укомплектован живой внутренней поддержкой каждую ночь до 20:00. Они ответят на ваш звонок и, в большинстве случаев, направят вашего ребенка к доктору Уилсону.Миллер в течение 12-48 часов после звонка. Таким образом, вашему ребенку не придется всю ночь сидеть в переполненном отделении неотложной помощи.

        Для этих детей время, проведенное вне школы, может помочь им сосредоточиться на том, чтобы чувствовать себя лучше. Работая с опытным терапевтом, ребенок научится методам и стратегиям преодоления трудностей, чтобы не чувствовать себя перегруженным обычной деятельностью и требованиями в классе.

        Разделение и удаление из класса должны контролироваться терапевтом.Этот период наблюдения гарантирует, что ребенок получает надлежащий уход и лекарства в соответствии с его состоянием. Однако, чтобы вернуться в класс, в большинстве школ требуется медицинское разрешение, выданное психиатром, лечащим ребенка.

        Доктор Миллер имеет многолетний опыт медицинского освидетельствования детей для возвращения в класс. Прежде чем получить от школы «все ясно», терапевт рассмотрит курс терапии, сделанные улучшения и обсудит методы преодоления, чтобы убедиться, что ребенок готов справиться с давлением в классе.Чаще всего ребенок будет возвращаться в класс постепенно, а не возобновлять полный график школьной недели.

        Постоянная поддержка гарантирует, что ребенок успешно вернется к повседневной жизни и сохранит хорошее поведение в классе, справляясь с лежащими в основе травмами и триггерами стресса.

        IEP и планы 504

        Все дети особенные, но некоторым требуется особый стиль обучения или дополнительная помощь, чтобы преуспеть в традиционной образовательной среде.Для этих детей оценка как IEP, так и планов 504 даст представление о типе помощи, в которой они нуждаются.

        IEP

        IEP расшифровывается как «Индивидуальная программа обучения». Эти программы разработаны, чтобы предложить решение для учащихся, которые борются в традиционной учебной среде из-за неспособности к обучению.

        Квалифицированный психиатр начинает с проверки успеваемости учащегося и изучения результатов тестов на наличие признаков неспособности к обучению.Затем результаты представляются в школу с рекомендацией по текущему методу лечения. Психиатр также может составить план будущих консультаций с учащимся и его или ее семьей, если это необходимо.

        После того как план лечения согласован, психиатр посещает все собрания IEP, чтобы учащийся мог лучше оценить его успеваемость, рост и эмоциональное благополучие. Этот процесс непрерывен и продолжается на протяжении всей образовательной карьеры студента.

        Планы 504

        Как и в IEP, в планах 504 используются психологические оценки, чтобы лучше оценить успеваемость учащегося и его уникальные образовательные потребности.Однако планы 504 предлагают более индивидуальную программу обучения для каждого учащегося. В то время как IEP представляют собой стандартный протокол специального образования, планы 504 учитывают потребности каждого учащегося и работают над предоставлением приспособлений в соответствии с их потребностями.

        В отличие от IEP, планы 504 не содержат конкретных положений о типе инвалидности, который дает учащемуся право на участие в программе. Все, что влияет на способность человека учиться, даже если это не одна из 13 инвалидностей, признанных Законом об образовании лиц с ограниченными возможностями, подпадает под действие 504s.

        Расстройства внимания, поведенческие расстройства и социальные расстройства, которые можно облегчить с помощью специальных приспособлений в классе, также имеют право на участие в этих планах. После консультации с опытным психиатром в школу представляется рекомендация о видах пособий для обеспечения учащихся. Семейная психиатрия и терапия гордится тем, что оказывает постоянную поддержку семьям и учащимся, участвующим в плане 504.

        Поведенческие расстройства у детей

        Поведенческие и эмоциональные расстройства у детей встречаются так же часто, как и у взрослых.Стрессы современной жизни и требования академической успеваемости нагружают психическое состояние многих детей. Хотя у каждого ребенка будут проявляться уникальные симптомы, большинство из них можно классифицировать по следующим диагнозам.

        Хотя это ни в коем случае не исчерпывающий список, многие дети, испытывающие трудности в повседневной жизни и социальные требования в школе, часто попадают в эти категории.

        Опытный психиатр проверит эмоциональное состояние ребенка на основе дисциплинарных отчетов и отзывов школы об их успеваемости.Оттуда психиатр будет работать с родителями ребенка, чтобы понять любые проблемы и проблемы, которые они замечают в повседневной жизни. Как только появится понимание симптомов и поведенческих проблем, можно начинать лечение и терапию.

        Лекарства не всегда помогают . На самом деле дети часто выздоравливают, просто разговаривая с беспристрастным взрослым. Независимо от поведенческого или эмоционального расстройства, с которым сталкивается ребенок, консультация и терапия будут полностью конфиденциальными.Если родители не захотят, чтобы о состоянии ребенка стало известно школе, вся информация о лечении и терапии будет храниться в полной конфиденциальности.

        Найти надлежащее лечение для вашего ребенка и вернуть его на правильный путь к успеху может показаться сложной задачей, но вы уже сделали важный шаг в правильном направлении, изучив эту тему. Важно сохранять спокойствие и помнить, что ситуация улучшится, если вы обратитесь за профессиональной помощью.

        Запишитесь на конфиденциальную консультацию сегодня и увидите невероятные изменения, которые терапия может внести в жизнь вашего ребенка.

        Кафедра психиатрии — У Медицинского факультета У —

        признание 04 апреля 2022 г.
        HMHI назначен лидером ЛГБТК+ по вопросам равенства в сфере здравоохранения
        Институт психического здоровья Хантсмана, , психическое здоровье, lgbtq+

        29 марта Институт психического здоровья Хантсмана (HMHI) был назван «Лидером ЛГБТК+ по вопросам равенства в здравоохранении» в 15-летнем выпуске Фонда кампании за права человека (HRC) Индекса равенства в здравоохранении (HEI)…. Подробнее

        PsychiatryclinicalApr 02, 2022
        Повышение осведомленности о Всемирном месяце аутизма
        Институт психического здоровья Huntsman, , психическое здоровье, расстройство аутистического спектра, расстройство аутистического спектра, аутизм, нарушение развития нервной системы

        Каждый апрель весь мир собирается вместе, чтобы отпраздновать Всемирный месяц осведомленности об аутизме. Институт психического здоровья Хантсмана (HMHI) занимается повышением осведомленности о расстройствах аутистического спектра (РАС) и различных проблемах, с которыми люди с РАС сталкиваются в своей жизни…. Подробнее

        PsychiatryclinicalApr 01, 2022
        Сообщество по борьбе со стигмой в области психического здоровья штата Юта
        Институт психического здоровья Huntsman, , психическое здоровье, стигма, сообщество психического здоровья штата Юта против стигмы, грандиозная задача

        Наше видение в Институте психического здоровья Хантсмана (HMHI) состоит в том, чтобы освободить мир от стигмы, связанной с психическим здоровьем. Мы можем выполнить нашу миссию только с помощью и поддержкой нашего сообщества, штата и многих местных и национальных партнеров. … Подробнее

        Psychiatryeducation30 марта 2022 г.
        Раскрытие последствий травм головного мозга
        Институт психического здоровья Хантсмана, , психическое здоровье, большие раунды психиатрии, исследование, травма, посттравматическое стрессовое расстройство, нейробиология

        В среду, 6 апреля 2022 года, Керри Дж.Ресслер, доктор медицинских наук, главный научный сотрудник больницы Маклина и профессор психиатрии Гарвардской медицинской школы, представит Большой раунд психиатрии под названием «Нейробиология и масштабы травм и посттравматического стрессового расстройства: от мышей к (Во)человеку». Подробнее

        Psychiatryeducation29 марта 2022 г.
        Расширение прав и возможностей людей с помощью рекреационной терапии
        Университетский нейропсихиатрический институт, Институт психического здоровья Хантсмана, , психическое здоровье, рекреационная терапия

        Познакомьтесь с Эрикой Ягер, фасилитатором курсов и рекреационным терапевтом в Институте психического здоровья Хантсмана (HMHI).Следите за тем, как она проводит нас через обычный день, обсуждает, что вдохновило ее на продолжение карьеры, и самые сложные и полезные аспекты ее роли… Подробнее

        Psychiatryclinical28 марта 2022 г. по науке Институт психического здоровья Хантсмана, , психическое здоровье, травма, социальные сети, война

        Названная первой «войной социальных сетей», война в Украине поглощается в режиме реального времени через экран с невиданной ранее скоростью.Эти изображения, видео и аудиоклипы могут вызвать у всех ажиотаж и оказать огромное психологическое воздействие. , психическое здоровье, ординатура по общей психиатрии, стипендия по психиатрии для детей и подростков, ординатура в тройном совете, стипендия по лечению наркомании, стипендия по психиатрии от наркозависимостиНовые резиденты и стипендиаты начнут обучение 1 июля 2022 г…. Подробнее

        Psychiatryclinical25 марта 2022 г.
        «Медицинский дом» Модель ухода за комплексными медицинскими и психическими потребностями
        Комплексная медицинская, психиатрическая помощь

        Программа «Нейроповедение ДОМА» является партнерством между кафедрами психиатрии и педиатрии и штата Юта. Эта уникальная модель ухода «медицинский дом» обеспечивает индивидуальное лечение людей с аутизмом, синдромом Дауна и другими сложными заболеваниями и нарушениями развития.Директор программы HOME Патрисия Агуайо, доктор медицинских наук, магистр здравоохранения, объясняет, как интегрированные бригады обеспечивают пациентам постоянный уход на протяжении всей их жизни. … Подробнее

        Pediatrics, PsychiatryeducationMar 09, 2022
        Борьба с трудноизлечимой депрессией
        Институт психического здоровья Huntsman, , психическое здоровье, большие раунды психиатрии, исследование, трудноизлечимая депрессия

        В среду, 16 марта 2022 г., А. Джон Раш, доктор медицинских наук, FACP, MPP, почетный профессор Медицинской школы Duke-NUS в Национальном университете Сингапур проведет Большой раунд психиатрии под названием «Трудно поддающаяся лечению депрессия (DTD): клиническая ценность и проблемы исследования».» , в качестве спикера кафедры психиатрии на Большом раунде в среду, 2 марта.

    Разное

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.