Как дети учат язык: Как дети осваивают язык — все самое интересное на ПостНауке

Как маленькие дети учат язык

Маленькие дети изучают язык намного быстрее, чем подростки или взрослые. Одно из объяснений этого преимущества в обучении заключается не в различиях между детьми и взрослыми, а в том, как педагоги разговаривают с детьми и взрослыми, — пишет eurekalert.org со ссылкой на Psychological Science.

Впервые группа исследователей разработала метод экспериментальной оценки того, как родители используют то, что они знают о языке своих детей, при разговоре с ними. Они обнаружили, что у родителей есть чрезвычайно точные модели языковых знаний своих детей, и они используют эти модели для настройки языка, на котором они разговаривают с ними.

«В течение многих лет мы знали, что родители разговаривают с детьми иначе, чем с другими взрослыми, во многих отношениях, например, упрощая свою речь, дублируя слова и растягивая гласные звуки, — сказал Дэниел Юровски, доцент кафедры психологии Университета Карнеги-Меллона. –Это помогает маленьким детям овладеть языком, но мы не выяснили, меняют ли родители манеру говорения по мере того, как дети изучают язык».

Взрослые склонны говорить с детьми медленнее и с большим интонированием. Они также используют более детальное изложение, повторение и упрощенную структуру языка. Взрослые также приправляют свое общение вопросами, чтобы оценить понимание ребенка. По мере того как ребенок владеет языком, структура и сложность предложений, используемых взрослыми, возрастают.

Юровски сравнивает это с прогрессом, которому следует ученик, изучая математику в школе.

«Когда вы идете в школу, вы начинаете с алгебры, а затем изучаете геометрию плоскости, прежде чем переходить к исчислению, — сказал Юровски. — Люди разговаривают с детьми, используя ту же структуру, не задумываясь об этом. Они отслеживают, насколько хорошо их ребенок знает язык, и изменяют то, как они говорят, чтобы дети понимали их».

Юровски и его команда стремились понять, как именно воспитатели настраивают свое взаимодействие на речевое развитие ребенка. Команда разработала игру, в которой родители помогали своим детям выбрать конкретное животное из набора из трех животных — игру, в которую малыши (в возрасте от 15 до 23 месяцев) и их родители регулярно играют в повседневной жизни. Половина животных в игре на сопоставление была животными, которых дети обычно изучают до 2 лет (например, кошка, корова), а другая половина — животные, которых обычно учат позже (например, павлин, леопард).

Исследователи попросили 41 пару ребенок-взрослый поиграть в игру в естественной обстановке в лаборатории. Они измерили различия в том, как родители говорили о животных, которых, по их мнению, знали их дети, по сравнению с теми, которых, как они думали, их дети не знали.

«Родители обладают невероятно точным знанием языка своих детей, потому что они были свидетелями того, как они растут и учатся, — сказал Юровски. — Эти результаты показывают, что родители используют свои знания о языковом развитии своих детей для точной настройки языковой информации, которую они предоставляют».

Исследователи обнаружили, что воспитатель использовал различные техники, чтобы передать ребенку «неизвестное» животное. Наиболее распространенным подходом было использование дополнительных описателей, знакомых ребенку.

«Этот [исследовательский] подход позволяет нам экспериментально подтвердить идеи, которые мы разработали на основе наблюдений за тем, как дети и родители ведут себя дома, — сказал Юровски. — Мы обнаружили, что родители не только использовали то, что они уже знали о языковых знаниях своих детей до исследования, но и что, если они узнали, что они неправы — например, их ребенок на самом деле не знал «леопарда», — они изменили способ рассказывания об этом животном в следующий раз».

Исследование состояло из 36 экспериментальных испытаний, в которых каждое животное появлялось в качестве мишени как минимум дважды в игре. Участники представляли расовый состав, похожий на Соединенные Штаты (56% белых, 27% черных и 8% латиноамериканцев).

Результаты отражают западную точку зрения родителей, а также воспитателей с более высоким уровнем образования, чем это типично для страны. Исследователи не измеряли независимо друг от друга знания детей о каждом животном. По результатам этого исследования нельзя определить, узнали ли дети каких-либо новых животных во время игры.

Юровски считает, что результаты могут иметь некоторое отношение к исследователям, работающим в области машинного обучения.

«Эти результаты могут помочь нам понять, как думать о языковых системах машинного обучения, — сказал он. — Прямо сейчас мы обучаем языковые модели, предоставляя им все языковые данные, которые мы можем получить сразу. Но мы могли бы добиться большего, если бы могли предоставить им нужные данные в нужное время, сохраняя их на нужном уровне сложности, к которой они готовы».

[Фото: ru.123rf.com/profile_bialasiewicz]

Статья | Как младенцы осваивают язык

В полгода дети могут различать и воспроизводить звуки любых языков; только к 10–12 месяцам родной язык занимает особое место

Малыш слушает и запоминает звуки голоса мамы еще до рождения. Родившись, он постепенно переходит от крика и гуления к лепету, появлению интонации, выделению своего языка из всех остальных. Около года появляются первые слова. Так начинается освоение родного языка.

Первый крик младенца при рождении — это его громкое заявление о жажде коммуникации. С самого начала своей жизни, еще неосознанно, не имея понятия о способах и методах обучения, малыш всеми силами стремится овладеть навыками общения с миром.

Этапы развития

Со стороны процесс освоения речи выглядит очень простым… Ребенок родился — он плачет и кричит. Первым звуковым проявлением ребенка является крик, неречевой сигнал, за которым появляются вокализации — любые другие звуки, производимые артикуляторными органами. К 2 месяцам младенец начинает гулить и смеяться. В 6 месяцев в его «речи» появляется лепет.

Ближе к году малыш с воодушевлением пытается произносить первые слова, которые могут разобрать только мама и папа, а в 1,5 года происходит настоящий прорыв, и его словарный запас расширяется стремительно. В 2 года ребенок пробует произносить первые фразы, сначала из двух слов, потом из нескольких, правда, пока еще в телеграфном стиле, без предлогов, союзов и частиц, а в 3 года — плюс-минус — начинает говорить. Всё! Кажется, ребенок освоил звуки, научился их сопоставлять и вводить в речь, подражая взрослым, и значит, «научился говорить»!

Очевидно, что такое впечатление обманчиво. Освоение языка — один из самых длительных, сложных и загадочных когнитивных процессов в жизни человека. Самое главное его свойство — спонтанность. Взрослому человеку со стороны кажется, что ребенку это дается легко.

Взгляд из разных наук

Исследователи изучают освоение речи на многих уровнях: фонологическом, морфологическом, семантическом, синтаксическом… Но сегодня этим вопросом занимается не только лингвистика. Нейронауки, когнитивная психология, межъязыковые исследования открывают новые грани проблемы, а кроме того, продолжают давний спор ученых о врожденных и приобретенных факторах. Их также волнует вопрос о соотношении в освоении языка механизмов подражания взрослым (имитации) и обобщения полученной от них информации (генерализации).

Освоение родного языка начинается с восприятия звуков. Причем происходит это еще до появления малыша на свет. Когда у ребенка внутриутробно начинает развиваться слух, он уже хорошо слышит и знает голос мамы. Более того, по данным исследований, еще не рожденный ребенок различает, на каком языке она говорит: если мама заговорит на иностранном языке, он на это отреагирует. На 40-й неделе внутриутробного развития малыш предпочитает последовательности слов (а не только звуков!), которые уже слышал ранее.

Обучение через общение

После рождения младенца живо интересует человеческий голос, и особенно — уже знакомый ему голос матери. Более того, он предпочитает всем прочим звукам речь на родном языке с характерными интонациями.

При этом малыш не просто слушатель, он нацелен на активное общение.

  1. Младенец всегда старается фиксироваться на лице говорящего с ним взрослого, он даже пытается имитировать движения губ; его пальцы незаметно двигаются в такт человеческой речи.
  2. В возрасте около 2 месяцев в присутствии взрослого у малыша появляются первые крики радости.
  3. Ближе к 4 месяцам ребенок уже знает свое имя и может сам инициировать общение со взрослым. Теперь он понимает, что его вербальные проявления, плач например, имеют последствия: так можно привлечь родителя. Малыш кричит и ждет ответа.

Постепенно ребенок осваивает понятие очередности в речи, смену ролей говорящего и слушающего: он начинает взаимодействовать со взрослыми при помощи «разговора». В 5 месяцев малыш прекрасно имитирует интонацию взрослых и уже может контролировать частоту и продолжительность своих «высказываний».

К полугоду появляется лепет, ребенок учится соединять согласные и гласные звуки и охотно повторяет «ба-ба-ба» или «да-да-да», не обязательно типичные для родного языка.

В 7–8 месяцев происходит большой скачок: малыш начинает понимать первые слова (даже если еще не в состоянии произнести их сам), часто связанные с конкретными ситуациями (например, момент прощания, ритуал «до свидания»). Очень нравится ребенку особый материнский язык, который встречается во всех культурах. Это обращенная к ребенку речь матери, когда она говорит медленно, преувеличенно растягивая слова, громко, с паузами и утрированными интонациями. Чтобы ребенок его лучше понимал и мог за ним следовать, взрослый говорит упрощенно, повторяя многократно одно и то же, утрируя, модулируя, даже пропевая, используя не вполне корректные фразы, иногда называя себя и ребенка по имени, а не при помощи местоимения, используя множество уменьшительно-ласкательных форм, описывая действия ребенка как общие с ним («мы умываемся», «кто у нас такой красивый»).

По словам Патриции Куль, специалиста по раннему обучению детей, ребенок рождается гражданином мира, а затем становится экспертом по одному-двум языкам. К 10–12 месяцам возможности различать любые звуки любого языка и упражняться в их произношении существенно снижаются. Теперь ребенок произносит только те слоги, которые характерны для его родного языка.

https://www.youtube.com/embed/G2XBIkHW954

Изначально младенцы способны распознавать значимые различия между звуками в разных языках мира.  Постепенно они теряют эту универсальную способность. Вот почему с определенного возраста (7–8 лет) мы уже не можем выучить иностранный язык так, чтобы говорить без акцента. 

В возрасте одного года начинается следующая фаза развития речи, когда одно слово ребенка несет в себе смысл целого предложения. На этом этапе малыш произносит так много всего, что понимают его, как правило, только родители, да и то не всегда. В этом возрасте ребенок понимает гораздо больше слов, чем может проговорить: где-то около 30, спустя 2 месяца — уже около 60 слов.

Врожденное или приобретенное

У всех нас есть врожденная потребность в коммуникации, но язык как основное средство общения напрямую связан с социальными и культурными обстоятельствами нашей жизни. Освоение речи у каждого ребенка зависит и от его способностей, и от его окружения. Ребенок может выучить язык только во взаимодействии с другим человеком и именно для того, чтобы общаться с другими. Интересно, что если ребенок контактирует с языком только через аудиоканал или видит человека, говорящего на языке, только на мониторе, то он не усваивает этот язык на уровне родного. Чтобы это произошло, необходимо живое общение.

Воздействие факторов среды, всего того, что окружает ребенка, начинается с первых дней. По данным одного известного исследования, только 12% слов, которые дети осваивают в первую очередь («мама», «папа», «дай»…), будут примерно одинаковыми по смыслу у всех малышей независимо от языка. Дальше начинаются различия. У французских младенцев первые словесные опыты — «гедонистические»: они говорят о еде в три раза больше, чем дети из других культур. Первые слова маленьких американцев посвящены людям, близким и знакомым. Шведские малыши активно интересуются домашними предметами, а японские заботятся о вежливости и… экологии!

Надо больше общаться

Некоторые дети начинают говорить раньше других и употребляют больше слов. Разница может быть видна уже в возрасте 3 месяцев. Замечено, что чем чаще ребенок взаимодействует со взрослым, тем больше звуков он пытается воспроизвести. Словарный запас ребенка, богатство его речи, удовольствие от коммуникации во многом зависят от того, как много и насколько вовлеченно с ним общаются взрослые. Поэтому следует общаться с малышом как можно чаще и реагировать на все его попытки взаимодействия. Кроме того, даже если малыш «не болтун» по характеру, застенчивый и робкий, стоит поощрять любые проявления его желания наладить коммуникацию и чаще призывать к «диалогу».

   

Фото: Коллекция/iStock, Unsplash, Pexels

Советы учителя (Teacher’s advice), 6. Как учат дети и как…

6. Как учат дети и как учат язык взрослые?Wie lernen Kinder und wie lernen Erwachsene die Sprache?How do children learn and how adults learn the language?Comment les enfants apprennent-ils et comment les adultes apprennent-ils la langue? На Форуме у нас, а также на других сайтах Интернета часто возникает этот вопрос.Diese Frage stellt sich häufig in unserem Forum sowie auf anderen Internetseiten.At the Forum we, as well as other Internet sites, often have this issue.Au forum, nous avons, comme d’autres sites Internet, souvent ce problème.Al Forum, noi, così come su altri siti Internet, si pone spesso questa domanda.

Причем одни считают, что нам надо изучать иностранные языки, как это делают дети: естественным путем и без всякой грамматики – и тогда у нас будут лучшие результаты.Darüber hinaus glauben einige, dass wir wie Kinder Fremdsprachen lernen müssen: auf natürliche Weise und ohne Grammatik — und dann werden wir bessere Ergebnisse erzielen.And some believe that we need to learn foreign languages, as children do: naturally and without any grammar — and then we will have better results.Et certains pensent que nous avons besoin d’apprendre des langues étrangères, comme le font les enfants: naturellement et sans aucune grammaire — et nous aurons alors de meilleurs résultats.Inoltre, alcuni credono che dobbiamo imparare le lingue straniere, come fanno i bambini: in modo naturale e senza grammatica — e allora avremo risultati migliori.Além disso, alguns acreditam que precisamos aprender línguas estrangeiras, como as crianças fazem: de forma natural e sem nenhuma gramática — e assim teremos melhores resultados. Другие, наоборот, убеждены, что дети изучают свой родной язык слишком долго и что взрослый может сделать это гораздо быстрее.Others, on the contrary, are convinced that children learn their native language for too long and that an adult can do it much faster.D’autres, au contraire, sont convaincus que les enfants apprennent leur langue maternelle trop longtemps et qu’un adulte peut le faire beaucoup plus rapidement.Altri, invece, sono convinti che i bambini imparino la loro lingua madre troppo a lungo e che un adulto possa farlo molto più velocemente.一方、他の人は、子供たちが母国語を学ぶのが長すぎること、そして大人がそれをはるかに速くすることができると確信しています。

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Сначала давайте подумаем: как изучают свой родной язык дети?..First, let’s think: how do children learn their native language? ..Pensons d’abord: comment les enfants apprennent-ils leur langue maternelle?Innanzitutto, pensiamo: come fanno i bambini a imparare la loro lingua madre? ..

Маленький ребенок, конечно, не сразу начнет говорить связанными фразами и обо всём.Ein kleines Kind wird natürlich nicht sofort anfangen, in verwandten Sätzen und über alles zu sprechen.A small child, of course, will not immediately begin to talk with related phrases and about everything.Un petit enfant, bien sûr, ne commence pas immédiatement à parler avec des expressions apparentées et tout.Un bambino piccolo, ovviamente, non inizierà immediatamente a parlare con frasi correlate e di tutto.もちろん、小さな子供はすぐに関連するフレーズやすべてについて話し始めることはありません。Uma criança pequena, é claro, não começará imediatamente a falar em frases conectadas e sobre tudo. Сначала он долго прислушивается к речи других людей и прежде всего своих родителей, потом постепенно начинает узнавать отдельные слова и небольшие фразы и чувствовать более или менее приблизительно их значение.At first he listens for a long time to the speeches of other people, and first of all his parents, then gradually begins to recognize individual words and small phrases and to feel more or less approximately their meaning.Au début, il a longtemps écouté les discours des autres et, tout d’abord, ses parents ont commencé à reconnaître progressivement les mots et les petites phrases et à ressentir plus ou moins leur signification.All’inizio ascolta a lungo i discorsi di altre persone, in particolare i suoi genitori, poi gradualmente inizia a riconoscere singole parole e piccole frasi e sente più o meno approssimativamente il loro significato.最初は、他の人、特に両親のスピーチを長い間聞いていましたが、徐々に個々の単語や小さなフレーズを認識し始め、多かれ少なかれそれらの意味を感じ始めます。A princípio, ele ouve por muito tempo a fala de outras pessoas, e principalmente de seus pais, depois gradualmente começa a reconhecer palavras individuais e pequenas frases e a sentir mais ou menos aproximadamente seu significado.

Например: « А теперь пойдём гулять» — и потом ребенка выносят на улицу, значит «гулять» что-то, связанное с улицей.Zum Beispiel: „Jetzt lass uns spazieren gehen“ — und dann wird das Kind auf die Straße gebracht, was bedeutet, dass „Gehen“ etwas ist, das mit der Straße verbunden ist.For example: “Now let’s go for a walk” — and then the child is taken out into the street, it means “walking” something connected with the street.Par exemple: «Et maintenant on va marcher» — et puis l’enfant est sorti dans la rue, ça veut dire «marcher» quelque chose en rapport avec la rue.Ad esempio: «Ora andiamo a fare una passeggiata» — e poi il bambino viene portato in strada, significa «a fare una passeggiata» qualcosa connesso con la strada.例:「さあ、散歩に行きましょう」-そして子供が通りに連れて行かれる、それは「散歩のために」通りに関連する何かを意味します。

Или: «Надо покушать» — и потом его начинают кормить, значит «покушать» что-то, связанное с едой.Oder: „Wir müssen essen“ — und dann fangen sie an, ihn zu füttern, es bedeutet, etwas zu essen, das mit Essen zu tun hat.Or: “It is necessary to eat” — and then they begin to feed him, it means “to eat” something connected with food.Ou: «Nous devons manger» — et puis il commence à se nourrir, puis «manger» quelque chose lié à la nourriture.

Или: «Пора спать» — и его кладут на кровать, значит – «пора спать» — это что-то, связанное с кроватью и последующим сном.Oder: «Es ist Zeit zu schlafen» — und sie legen ihn auf das Bett, was bedeutet «es ist Zeit zu schlafen» — dies hängt mit dem Bett und dem anschließenden Schlaf zusammen.Or: “It’s time to sleep” — and they put it on the bed, it means “it’s time to sleep” — this is something related to the bed and the subsequent sleep.Ou: «Il est temps de dormir» — et le mettre sur le lit, cela signifie — «il est temps de dormir» — ceci est lié au lit et au sommeil qui s’ensuit.Oppure: «È ora di dormire» — e lo mettono sul letto, che significa «è ora di dormire» — questo è qualcosa connesso al letto e al sonno successivo.Ou: «É hora de dormir» — e eles o colocam na cama, o que significa — «é hora de dormir» — isso é algo associado à cama e ao sono subsequente.

Эту связь ребенок устанавливает не сразу, но всё это повторяется изо дня в день – и поэтому такая смысловая связь устанавливается, а вместе с ней начинают накапливаться в голове первые слова и фразы.Das Kind stellt diese Verbindung nicht sofort her, aber all dies wird von Tag zu Tag wiederholt — und daher wird eine solche semantische Verbindung hergestellt, und mit ihr beginnen sich die ersten Wörter und Sätze im Kopf anzusammeln.The child establishes this connection not immediately, but all this is repeated day after day — and therefore this semantic connection is established, and with it the first words and phrases begin to accumulate in the head.Cette relation n’est pas établie par l’enfant à la fois, mais tout cela se répète de jour en jour et, par conséquent, une telle connexion sémantique est établie et les premiers mots et phrases commencent à s’accumuler dans la tête.Il bambino non stabilisce immediatamente questa connessione, ma tutto ciò viene ripetuto di giorno in giorno — e quindi viene stabilita una tale connessione semantica, e con essa le prime parole e frasi iniziano ad accumularsi nella testa.A criança não estabelece essa conexão imediatamente, mas tudo isso se repete todos os dias — e, portanto, essa conexão semântica é estabelecida e, com ela, as primeiras palavras e frases começam a se acumular na cabeça.

В конце концов ребенок сам начинает пытаться воспроизводить эти первые слова в самой простой форме: «гулять», когда ему хочется гулять; «кушать», когда ему хочется есть; «спать», когда ему хочется спать.In the end, the child himself begins to try to reproduce these first words in the simplest form: “walk” when he wants to walk; “Eat” when he wants to eat; “Sleep” when he wants to sleep.Finalement, l’enfant lui-même commence à reproduire ces premiers mots dans la forme la plus simple: «marcher» quand il veut marcher; «Manger» quand il veut manger; «Dors» quand il veut dormir.Alla fine, il bambino stesso inizia a provare a riprodurre queste prime parole nella forma più semplice: «cammina» quando vuole camminare; «Mangia» quando ha fame; «Dormi» quando vuole dormire.

Но даже в такой простой форме не все слова ему удается вначале произнести правильно, как и нам первые слова на новом языке.But even in such a simple form, it is not possible to say all the words correctly at first, as well as the first words in the new language.Mais même sous une forme aussi simple, il n’est pas possible de dire tous les mots correctement au début, ainsi que les premiers mots dans la nouvelle langue.Ma anche in una forma così semplice, all’inizio non riesce a pronunciare correttamente tutte le parole, come facciamo le prime parole in una nuova lingua. Но путём проб и ошибок ребенку удается правильно произносить эти, а затем и другие слова.But through trial and error, the child manages to pronounce these and other words correctly.Mais par essais et erreurs, l’enfant parvient à prononcer correctement ces mots, puis d’autres mots.Ma attraverso tentativi ed errori, il bambino riesce a pronunciare correttamente queste e poi altre parole.Mas, por tentativa e erro, a criança consegue pronunciar corretamente essas e depois outras palavras.

Постепенно растет словарь ребенка, но все равно к пяти годам его активный словарь не превышает одной тысячи конкретных  слов, нужных ему для игр с друзьями и для коммуникации с родителями.Der Wortschatz des Kindes wächst allmählich, aber im Alter von fünf Jahren überschreitet sein aktiver Wortschatz nicht mehr als tausend spezifische Wörter, die er zum Spielen mit Freunden und zur Kommunikation mit seinen Eltern benötigt.The child’s vocabulary is gradually growing, but by the age of five his active vocabulary does not exceed one thousand specific words he needs to play with friends and communicate with his parents.Peu à peu, le dictionnaire de l’enfant grandit, mais à l’âge de cinq ans, son vocabulaire actif ne dépasse pas mille mots spécifiques dont il a besoin pour jouer avec ses amis et communiquer avec ses parents.Il vocabolario del bambino sta gradualmente crescendo, ma ancora, all’età di cinque anni, il suo vocabolario attivo non supera le mille parole specifiche di cui ha bisogno per giocare con gli amici e per comunicare con i suoi genitori.O vocabulário da criança está crescendo gradualmente, mas ainda assim, aos cinco anos de idade, seu vocabulário ativo não ultrapassa mil palavras específicas, que ele precisa para brincar com os amigos e se comunicar com os pais.

Однако эту тысячу слов он уже использует вполне осознанно и  даже грамматически правильно, лишь иногда  с небольшими ошибками.However, he already uses this thousand words quite deliberately and even grammatically correctly, only sometimes with small errors.Cependant, il utilise déjà ces milliers de mots de manière consciente et même grammaticalement correcte, parfois seulement avec de petites erreurs.Tuttavia, usa già queste mille parole in modo abbastanza consapevole e anche grammaticalmente corretto, solo a volte con piccoli errori.

Что это за чудо – он же не знает грамматики!..What is this miracle — he does not know the grammar! ..Quel est ce miracle — il ne connaît pas la grammaire! ..Che miracolo: non conosce la grammatica! ..なんて奇跡だ-彼は文法を知らない!..

Но он через многократные повторения, как я говорю: «путем проб и ошибок»- впитал в себя правильные формы используемых слов.But he repeated through repeated repetitions, as I say: “through trial and error” — absorbed the correct forms of the words used.Mais à travers de multiples répétitions, comme je le dis: «par essais et erreurs» — il a absorbé les formes correctes des mots utilisés.Ma attraverso ripetute ripetizioni, come ho detto: «per tentativi ed errori» — ha assorbito le forme corrette delle parole usate. Они стали частью его сознания или даже подсознания, и поэтому такое абсолютное впитывание лексики, произношения и грамматических структур  на подсознательным уровне мы называем «родным языком».Sie wurden ein Teil seines Bewusstseins oder sogar seines Unterbewusstseins, und deshalb nennen wir eine solche absolute Absorption von Vokabeln, Aussprache und grammatikalischen Strukturen auf der unterbewussten Ebene „Muttersprache“.They have become part of his consciousness or even the subconscious, and therefore such absolute absorption of vocabulary, pronunciation and grammatical structures at the subconscious level we call the «native language».Ils sont devenus une partie de sa conscience ou même du subconscient, et nous appelons donc une telle absorption absolue du vocabulaire, de la prononciation et des structures grammaticales à un niveau subconscient «langue maternelle».Sono diventati una parte della sua coscienza o anche subcoscienza, e quindi chiamiamo «lingua madre» un assorbimento così assoluto del vocabolario, della pronuncia e delle strutture grammaticali a livello subconscio.それらは彼の意識または潜在意識の一部にさえなりました、そしてそれ故に我々は潜在意識レベルでの語彙、発音と文法構造のそのような絶対的な吸収を「母国語」と呼びます。

Ребенку для этого необходимо несколько лет постоянных повторений, постоянных проб и ошибок, взрослому необходимо НЕ МЕНЬШЕ ВРЕМЕНИ, если он хочет, чтобы его второй язык был на уровне его родного языка.Dafür braucht ein Kind mehrere Jahre ständige Wiederholung, ständiges Ausprobieren, ein Erwachsener MINDESTENS, wenn es möchte, dass seine zweite Sprache dem Niveau seiner Muttersprache entspricht.For this, a child needs several years of constant repetition, constant trial and error, an adult needs NOT LESS THAN TIME if he wants his second language to be at the level of his native language.Un enfant a besoin de plusieurs années de répétition constante, d’essais et d’erreurs constants pour cela, un adulte ne devrait PAS MOINS DE TEMPS s’il veut que sa langue seconde soit au niveau de sa langue maternelle.Per questo, un bambino ha bisogno di diversi anni di ripetizione costante, continui tentativi ed errori, un adulto ha bisogno ALMENO TEMPO se vuole che la sua seconda lingua sia al livello della sua lingua madre.このために、子供は数年間の絶え間ない繰り返し、絶え間ない試行錯誤を必要とし、大人は彼の第二言語を彼の母国語のレベルにしたいのであれば少なくとも時間は必要です。

НО взрослый может гораздо скорее достичь среднего уровня овладения языком, потому что у взрослого, кроме метода проб и ошибок есть и другие методы: чтения, письма, а также логического понимания грамматических структур.ABER ein Erwachsener kann viel schneller ein durchschnittliches Niveau an Sprachkenntnissen erreichen, da ein Erwachsener neben Versuch und Irrtum auch andere Methoden hat: Lesen, Schreiben sowie logisches Verständnis der grammatikalischen Strukturen.But an adult can much more likely achieve an average level of language acquisition, because an adult has other methods besides trial and error: reading, writing, and logical understanding of grammatical structures.MAIS un adulte peut atteindre un niveau moyen de maîtrise de la langue beaucoup plus tôt, car l’adulte, outre la méthode des essais et des erreurs, a d’autres méthodes: lecture, écriture et compréhension logique des structures grammaticales.MA un adulto può raggiungere molto più rapidamente un livello medio di acquisizione del linguaggio, perché un adulto ha altri metodi oltre a tentativi ed errori: lettura, scrittura e comprensione logica delle strutture grammaticali.

Это ускоряет его работу, но это все равно не дает ему той естественности и уверенности, с которой говорят дети, пусть и на ограниченное количество тем.This speeds up his work, but it still does not give him the naturalness and confidence with which children talk, even on a limited number of topics.Cela accélère son travail, mais cela ne lui donne toujours pas le naturel et la confiance avec lesquels les enfants parlent, même sur un nombre limité de sujets.Questo accelera il suo lavoro, ma non gli dà ancora la naturalezza e la sicurezza con cui i bambini parlano, anche se su un numero limitato di argomenti.これは彼の仕事をスピードアップしますが、それでも、限られた数のトピックではありますが、子供たちが話す自然さと自信を彼に与えません。

Кроме того, впитанные в детстве звуки нашего родного языка мешают нам овладеть 100%-ным  естественным произношением на иностранном языке, в каких-то случаях наша речь всё равно будет всё-таки выдавать иностранца.Darüber hinaus hindern uns die Geräusche unserer Muttersprache, die in der Kindheit aufgenommen wurden, daran, die 100% natürliche Aussprache in einer Fremdsprache zu beherrschen. In einigen Fällen wird unsere Sprache immer noch einen Ausländer verraten.In addition, the sounds of our native language soaked up in childhood prevent us from mastering 100% natural pronunciation in a foreign language, in some cases our speech will still produce a foreigner.De plus, les sons de notre langue maternelle, absorbés dans l’enfance, nous empêchent de maîtriser une prononciation 100% naturelle dans une langue étrangère, dans certains cas, notre discours émettra toujours un étranger.Inoltre, i suoni della nostra lingua madre assorbiti durante l’infanzia ci impediscono di padroneggiare la pronuncia naturale al 100% in una lingua straniera, in alcuni casi il nostro discorso tradirà ancora uno straniero.さらに、子供時代に吸収された母国語の音は、外国語で100%自然な発音を習得することを妨げ、場合によっては、私たちのスピーチが外国人を裏切ることもあります。

И только особо одаренные люди, либо люди, проживающие в стране нового языка многие годы,  смогут полностью погрузиться в звуки и лексические и грамматические  структуры этого второго языка на подсознательном уровне и уже ничем не отличаться от носителей языка.And only specially gifted people, or people living in the country of a new language for many years, will be able to completely immerse themselves in the sounds and lexical and grammatical structures of this second language at a subconscious level and will not be any different from native speakers.Et seules les personnes particulièrement douées, ou celles qui vivent au pays d’une nouvelle langue pendant de nombreuses années, pourront s’immerger complètement dans les sons et les structures lexicales et grammaticales de cette seconde langue à un niveau subconscient et non différent des locuteurs natifs.E solo le persone particolarmente dotate, o le persone che vivono nel paese di una nuova lingua per molti anni, saranno in grado di immergersi completamente nei suoni e nelle strutture lessicali e grammaticali di questa seconda lingua a livello subconscio e non differire più dai madrelingua .そして、特に才能のある人々、または新しい言語の国に長年住んでいる人々だけが、潜在意識レベルでこの第二言語の音と語彙および文法構造に完全に没頭することができ、もはやネイティブスピーカーと違いはありません。

Но это и не так страшно, если вы какие-то звуки произносите не совсем правильно или делаете небольшие грамматические или стилистические ошибки.But it is not so bad if you make some sounds that are not quite correct or make small grammatical or stylistic mistakes.Mais ce n’est pas si terrible si vous ne prononcez pas correctement les sons et ne faites pas de petites erreurs grammaticales ou stylistiques.Ma questo non è così spaventoso se non pronunci alcuni suoni abbastanza correttamente o fai piccoli errori grammaticali o stilistici.

В любом случае, при вполне логическом и сознательном изучении  вы будете понимать носителей языка и вас будут понимать – что вам нужно еще?In jedem Fall werden Sie mit einer völlig logischen und bewussten Studie Muttersprachler verstehen und sie werden Sie verstehen — was brauchen Sie noch?In any case, with a completely logical and conscious study, you will understand native speakers and you will be understood — what else do you need?Dans tous les cas, avec une étude complètement logique et consciente, vous comprendrez les locuteurs natifs et vous serez compris — de quoi d’autre avez-vous besoin?In ogni caso, con uno studio completamente logico e consapevole, capirai i madrelingua e sarai capito — di cos’altro hai bisogno? !.. И потом у взрослого человека есть поле, на котором ребёнку с ним не сравниться – это поле абстрактной мысли, философии, рассуждений.! .. And then an adult has a field in which a child cannot be compared to him — this is a field of abstract thought, philosophy, reasoning.! .. E poi un adulto ha un campo in cui un bambino non può essere paragonato a lui — questo è un campo di pensiero astratto, filosofia, ragionamento. Ребенок овладеет этим, но уже только в школе, то есть к годам 14-16, не раньше, потому что для этого недостаточно только слушать и повторять, как это делает ребенок в первые годы своей жизни, а надо научиться читать, думать и писать и приобрести достаточно большой опыт в этом.Und dann hat ein Erwachsener ein Feld, in dem ein Kind nicht mit ihm verglichen werden kann — dies ist ein Feld des abstrakten Denkens, der Philosophie und des Denkens.And then the adult has a field on which the child can not compare with him — this is the field of abstract thought, philosophy, reasoning.Et puis, l’adulte a un champ sur lequel l’enfant ne peut pas se comparer à lui — c’est le domaine de la pensée abstraite, de la philosophie, du raisonnement.Il bambino lo padroneggerà, ma solo a scuola, cioè all’età di 14-16 anni, non prima, perché per questo non basta solo ascoltare e ripetere, come fa il bambino nei primi anni della sua vita, ma bisogna imparare a leggere, pensare e scrivere e acquisire abbastanza esperienza in questo.

Поэтому вам, как взрослому, конечно, важно не только слушать и говорить, но и читать, думать над прочитанным, уметь пересказывать  и писать – так скорее вы овладеете языком, используя более широкие, чем у ребенка, возможности.The child will master this, but only at school, that is, by the age of 14-16, not earlier, because for this it is not enough just to listen and repeat, as the child does in the first years of his life, but to learn to read, think and write acquire quite a lot of experience in this.L’enfant maîtrisera cela, mais seulement à l’école, c’est-à-dire avant 14-16 ans, pas avant, car il ne suffit pas d’écouter et de répéter ce que fait l’enfant dans ses premières années, mais d’apprendre à lire, à penser et à écrire acquérir beaucoup d’expérience dans ce domaine.Pertanto, è, ovviamente, importante per te, da adulto, non solo ascoltare e parlare, ma anche leggere, pensare a ciò che hai letto, essere in grado di raccontare e scrivere — in questo modo padroneggerai prima la lingua utilizzando opportunità più ampie di quelle di un bambino.

НО в любом случае овладение ребенком на протяжении нескольких лет родным языком – это таинственный и прекрасный процесс.Therefore, as an adult, of course, it is important for you not only to listen and speak, but also to read, think over what you read, be able to retell and write — this way you will master the language, using possibilities that are wider than those of a child.Par conséquent, en tant qu’adulte, il est important pour vous non seulement d’écouter et de parler, mais aussi de lire, de réfléchir à ce que vous lisez, de pouvoir répéter et d’écrire.MA, in ogni caso, padroneggiare la lingua madre di un bambino per diversi anni è un processo misterioso e meraviglioso.

Овладение взрослым вторым, третьим и так далее языками – это более понятный, но тоже прекрасный процесс, потому что вместе с новым языком он раскрывает перед этим взрослым новые горизонты культуры и человеческого общения.ABER auf jeden Fall ist es ein mysteriöser und wunderbarer Prozess, die Muttersprache eines Kindes mehrere Jahre lang zu beherrschen.But in any case, mastering a child for several years in their native language is a mysterious and beautiful process.MAIS, de toute façon, maîtriser un enfant pendant plusieurs années avec une langue maternelle est un processus mystérieux et beau.

(написано Евгением Бохановским специально для Lingq.com, при перепечатке необходимо ссылаться на этот сайт)Die Beherrschung der zweiten, dritten und so weiter Sprache durch einen Erwachsenen ist ein verständlicherer, aber auch wunderbarer Prozess, da er zusammen mit einer neuen Sprache diesem Erwachsenen neue Horizonte der Kultur und der menschlichen Kommunikation eröffnet.Mastering an adult with a second, third, and so on, languages is a more understandable, but also an excellent process, because together with the new language, he opens up new horizons of culture and human communication for adults.Maîtriser un deuxième, troisième, etc. adulte est plus compréhensible, mais aussi un excellent processus, car avec une nouvelle langue, il révèle aux adultes de nouveaux horizons de culture et de communication humaine.

Как дети осваивают язык?

Image by Alexandra_Koch from Pixabay 

Лингвист Екатерина Протасова объясняет, как нарабатывается словарный запас, есть ли преимущества у билингвов и как ребенок решает, на каком из языков говорить.

Еще больше материалов на тему «Психология развития ребенка» вы найдете в нашей библиотеке. Подборка из статей, видеолекций, мультфильмов, интервью, тестов, списков полезной литературы подготовлена для вас нашим фондом в сотрудничестве с сайтом «ПостНаука».


Как дети осваивают язык 

Каждый год миллионы людей осваивают родной язык, но как это происходит — до сих пор остается загадкой. Мы запустили проект «Психология развития: как дети учатся понимать эмоции и управлять ими», подготовленный совместно с Благотворительным фондом Сбербанка «Вклад в будущее». Лингвист Екатерина Протасова рассказала, как дети учатся говорить. 
 
Человек научился говорить, по оценкам ученых, от 50 до 150 тысяч лет назад. Сейчас на Земле живет 7 с половиной миллиардов людей. Говорящих людей за всю историю было больше 100 миллиардов. При этом мы до сих пор точно не понимаем, как происходит овладение фонетикой, семантикой, грамматикой и прагматикой. Проще понять, как усваивается словарный запас (все же непонятно, почему какое-то слово мы запоминаем с одного предъявления, а другое никак не усваиваем).
   
Загадка освоения языка 
 
Загадка того, как именно человек овладевает своим родным языком, остается нераскрытой. Ежегодно миллионы людей овладевают языками, каждый своим родным, а эти процессы описаны за всю историю науки лишь для десятков детей во всем мире. Для большинства языков этого никто никогда не изучал! 
 
В биологии есть идея, что онтогенез повторяет филогенез, то есть возможно, что то, как научилось говорить человечество, отражается в истории освоения языка каждым человеком. В работах по лингвистической типологии сегодня привлекаются данные детской речи, чтобы понять, как соотносятся язык и мышление, какие формы языка в принципе возможны. Выясняется, что в речи ребенка, овладевающего любым родным языком, есть чуть ли не все явления, свойственные разным языкам мира; со временем они пропадают, вытесняются регулярными формами. 
 
Откуда берется язык 
 
Посмотрим, в какое время люди начали беспокоиться о том, откуда у них берется язык. Нам придется вернуться в VII век до нашей эры — это первое зафиксированное свидетельство. Геродот об этом пишет в своей «Истории»: египетский царь Псамметих решил выяснить, что будут говорить два ребенка, которых поселили в пещере и которых обслуживали молча какие-то няньки. Когда им было около двух лет, они произнесли слово «бэкос». Пришлось выяснять, в каком языке такое слово имеется, и оказалось, что это слово означало «хлеб» по-фригийски. Египетскому царю пришлось признать, что фригийцы древнее, чем египтяне, — тогда было важно, какой народ появился первым на земле. 
 
Почему люди вообще обращаются к этой теме? В истории науки очень важно, какие идеи нас занимают, когда мы начинаем ставить какие-то эксперименты, когда мы начинаем задавать вопросы «почему?» и «откуда?». Начиная с Платона и санскритских грамматиков, было очень важно узнать: язык уже имеется в человеке, когда он рождается, так что остается его «проявить», «вытащить наружу», или он дается человеку каким-то образом, 
вдыхается в него, может быть, божественной силой, или же все происходит благодаря воспитанию окружающими? 
 
Сегодня мы ставим вопросы по-другому. Как исчислить язык? Построить самообучающуюся речи модель на манер человека? Можем ли с самого начала предсказать, какой будет речь у человека с определенным генетическим кодом? Как исправить нарушения развития речи? (Их множество: у каждого пятого человека что-то заметно не так, как нужно, а определенные отклонения есть у всех.) Как выучить множество языков? 
 
Кто изучал появление языка в наши дни 
 
Речь ребенка исследуют философы, психологи, педагоги, филологи, психо- и нейрофизиологи, психо- и нейролингвисты. Одни, как Беррес Фредерик Скиннер, считают, что ребенок овладевает языком в результате проб и ошибок, а взрослые подкрепляют правильные формы. Другие, как Ноам Хомски, верят, что внутри новорожденного есть способность к овладению речью. 
 
Интересно, что ребенок никогда не воспроизводит в точности то, что говорят взрослые, а всегда привносит что-то свое. Большой вклад в понимание этих процессов внесли психологи Жан Пиаже, Лев Семенович Выготский, Джером Брунер. Теории овладения языком учитывают когнитивную компетенцию, познание окружающего мира, сложность выражаемого содержания и способов его передачи в языке, частотность, наглядность и доступность средств выражения. Особый интерес вызывают дети-маугли и близнецы. 

Жан Вильям Фриц Пиаже́ — швейцарский психолог и философ, известен работами по изучению психологии детей, создатель теории когнитивного развития. 


Дневники наблюдений 
 
Разные люди вели записи того, как ребенок овладевает языком. Первый известный нам дневник наблюдений относится к концу XVIII века — это был немецкий ученый Дитрих Тидеман, который записывал речь своего ребенка. Дневник детской речи был важен биологу Чарльзу Дарвину и нейропсихологу Александру Романовичу Лурии. Довольно много дневников появилось на рубеже XIX и XX веков. Тогда же были и первые дневники развития речи русскоязычного ребенка. 
 
Записывать речь за ребенком довольно сложно, потому что ты либо постоянно наблюдаешь и участвуешь в том, как происходит овладение речью, либо отвлекаешься от того, что делает ребенок, и начинаешь судорожно записывать. Когда изобрели магнитофоны, встал вопрос о том, где ограничить запись речи (сегодня, при анализе Big Data, и это перестанет быть проблемой). 
 
Сначала было так дорого записывать речь ребенка, что ограничения носили чисто финансовый характер. Когда появились видеомагнитофоны и другие средства записи звука вместе с визуальным рядом, то стало интересно прослеживать поэтапное становление речи, связь жестов, движений глаз и местоположения в пространстве с артикуляцией, соотношение речи взрослого и ребенка, слова и дела. Кропотливый анализ происходящего и слышимого занимает много времени. Не стоит забывать, что все это — часть коммуникации, формирования межличностного общения. 
 
Из записей речи собираются большие лингвистические корпуса, благодаря которым удается узнать, какие слова и конструкции когда появляются и как развиваются. Кроме того, можно проводить срезовые эксперименты: давать многим детям одного возраста одно и то же задание на понимание, воспроизведение, дополнение, рассказ, пересказ, описание, 
перефразирование, добиваться ответов на вопросы, превращения утверждений в вопрос или отрицание и наоборот, а потом повторять то же с детьми следующего возраста. 
 
Все эти операции над речью имеют разную психолингвистическую сложность. С детьми постарше аналогичные процессы исследуются во время чтения и письма. Следует аккуратно отбирать экспериментальный материал и с точки зрения лингвистических явлений, и с точки зрения наглядности. Необходимо также учитывать, кто и как общается в момент эксперимента с детьми, в какой обстановке эксперимент проводится. За поведением ребенка в момент переработки речевой информации можно следить при помощи анализа движений глаз, а также снимая показатели мозговой и физической активности. 
 
От гуления и лепета к словам 
 
По-русски говорят о гулении, то есть о произношении определенных слогов, и о лепете, когда в них уже можно выделить определенные прототипы будущих фонематических конструкций. До шести-восьми месяцев ребенок способен производить аморфные звуки, из которых затем формируется звуковая система его родного языка. Малыш реагирует на интонацию. 
 
Примерно около года должны появляться первые слова ребенка, у некоторых детей они есть уже в пять месяцев, у некоторых только в полтора года. Первые двусловные предложения появляются к полутора годам. Считается, что, когда ребенок овладел примерно 50 словами, он может соединять их в конструкции. Например, конструкция со словом «дай»: после слова «дай» будет подставляться большое количество разных существительных. Служебные слова, как правило, появляются чуть позже. 
 
Как нарабатывается словарный запас 
 
Как в фонетике мы сначала не можем сказать точно, какой именно звук произносит ребенок, так и при овладении словами мы тоже говорим об аморфных словах, которые практически означают очень много, в труднопроизносимой, трудновоспроизводимой взрослыми форме. А ребенок их использует для того, чтобы обозначить множество ситуаций. Например, слово «ботинки»: некоторые дети говорят «тити́ти», некоторые говорят «боти́ба» от такого лепетного слова «боти́» — сокращение слова «ботинки» и прибавление следующего слога. Это детское слово «ботинки» может означать: «пойдем гулять», «папа ушел на работу» или «хочу поиграть с чем-то коричневым», таким же, как цвет этих ботинок. 
 
В полтора года начинается довольно быстрый рост словаря. С возраста двух лет ребенок осваивает примерно 10–15 слов в день. Сначала он учится их понимать, а потом употреблять — вначале в знакомых ситуациях, а потом в незнакомых. К моменту поступления в школу он владеет уже несколькими тысячами слов. В школе владение речью не заканчивается: письменная основа, нормализация того, что было усвоено в устной форме, оказывается очень большим толчком в развитии речи. Постепенно усваиваются, например, орфография, пунктуация, стилистика, научная терминология. 
 
Как осваивают язык билингвы 
 
Если родители ребенка говорят с ним на разных языках, ребенок может усваивать одновременно два языка. Каждый из этих языков усваивается в такой же последовательности, как и у ребенка-монолингва, — возможно, несколько медленнее. Иногда бывает, что по сравнению с однолетками словарный запас ребенка на одном из 
языков может быть несколько меньше, хотя если собрать слова обоих языков, то итог будет гораздо больше, чем у одноязычного ребенка. Должен быть достаточный инпут: для выстраивания языка должно хватать речи, которую взрослые обращают к ребенку на каждом из языков. 
 
У человека, который с детства привык говорить на двух языках, формируется особая когнитивная способность: он может легче ориентироваться в меняющейся ситуации, быстрее принимать решения, у него раньше развивается способность к абстрактному мышлению. Почти все знаменитые писатели XIX века были по крайней мере двуязычными, а часто и трехъязычными с самого детства, в том числе и Пушкин. 
 
Количество билингвов в мире огромно. Есть страны, где билингвизм — норма жизни. Люди живут, например, в ситуации диглоссии, когда в обществе говорят на одном языке, а в семье — на другом. Многоязычное общество мультилингвально, а человек, выучивший языки как школьные предметы, — плюрилингв. Полиглотом называется тот, кто усвоил в возрасте после 15–16 лет, в так называемый постпубертатный период, не меньше пяти языков. 


Image by Gordon Johnson from Pixabay 


 
Как ребенок решает, на каком из языков говорить 
 
Особенность двуязычия заключается в том, что большинство предложений, которые использует ребенок, не являются смешением двух языков. В принципе они привыкают к тому, что есть разные варианты описания окружающего, и используют слова внутри этих систем. Однако бывают случаи, когда, например, к английскому слову dog ребенок приделывает русский суффикс «-ичка» — получается «догичка». Он употребляет слова двух языков друг за другом, об одних явлениях говорит на одном языке, о других — на другом либо же делит языки по сферам или местам употребления. 
 
Ребенок может предположить, что все женщины говорят так, как мама, а все мужчины — так, как папа. Или все предметы, которые использует мама, должны быть названы на ее языке, а все предметы, которые использует папа, — на его языке. Или все друзья мамы говорят на ее языке, все друзья папы — на его языке. Такого типа решения, как правило, действуют короткое время, они не определяют жизнь человека навсегда. 
 
Двуязычные дети вполне способны одновременно освоить и письменность на двух языках. Они могут начать читать на одном языке и потом перенести эти навыки, освоенные ими, на второй язык. Индивидуальная вариативность у детей очень велика. Достигая определенного уровня, скажем, в рассказывании, чтении, какой-то игре, ребенок дальше может очень хорошо пользоваться этим навыком и способен после некоторой тренировки перенести его на аналогичную деятельность на втором языке. 
 
Способность усвоить одновременно два языка как родные сохраняется примерно до возраста 7–8 лет, а потом, после того как осваивается письменная основа речи, затухает способность усваивать язык в естественном общении, которая типична именно для первого по времени усвоения языка. Нельзя сказать, что все дети развиваются одинаково: кто-то прекрасно будет овладевать вторым языком в любом возрасте. Однако у билингвов в среднем способность к изучению любого третьего языка гораздо больше, чем у человека, который не выучил ни одного второго языка за время своего дошкольного детства. 
 
Можно почитать:   
  1. А. Н. Гвоздев. Вопросы изучения детской речи. 
  2.  К. И. Чуковский. От двух до пяти. 
  3.  М. М. Кольцова. Ребенок учится говорить. 
  4.  Е. И. Негневицкая, А. М. Шахнарович. Дети и языки. 
  5.  Н. И. Лепская. Язык ребенка. 
  6.  С. Пинкер. Язык как инстинкт. 
  7.  С. Н. Цейтлин. Язык и ребенок: лингвистика детской речи. 
  8.  Е. Ю. Протасова, Н. М. Родина. Многоязычие в детском возрасте. 
  9.  М. Д. Воейкова. Становление имени. 
  10.  В. В. Казаковская. Вопросно-ответные единства в диалоге «взрослый-ребенок». 
  11.  М. Б. Елисеева. Становление индивидуальной языковой системы ребенка. 

Читать статью на сайте «Постнауки».

Еще больше материалов на тему «Психология развития ребенка» вы найдете в нашей библиотеке. Подборка из статей, видеолекций, мультфильмов, интервью, тестов, списков полезной литературы подготовлена для вас нашим фондом в сотрудничестве с сайтом «ПостНаука».

автор материала

Екатерина Протасова

Понравился материал?

Оцените его:

Назад

Как дети учат родной язык

Есть две точки зрения на то, как дети усваивают родной язык.

Одни ученые считают, что владение языком — врожденное свойство. То есть в каждого младенца генетически заложена лингвистическая программа, которая активируется при столкновении с конкретным языком — русским, английским или китайским. И из такого протолингвотеста лепится язык. Так думают генеративисты.

Другие ученые полагают, что мы планомерно и мучительно обучаемся языку, повторяя слова за родителями и наблюдая, как мама с папой на это реагируют. Так считают функционалисты.

Современная наука склоняется к тому, что истина где-то посередине. Уже найдены гены, частично отвечающие за языковую способность, FOX P2 например. Абсолютно все дети, в том числе дети глухих родителей, гулят во младенчестве. А вот лепечут не все — и тут наглядно прослеживается влияние социума.

Многих бесит, когда родители сюсюкают с детьми. Вот это всё: «А кто это у нас тут такой большой? А чьи это глазки? Машенькины глазки». Это сюсюканье по-научному зовется речь, обращенная к ребенку — РОР. Эта самая РОР на самом деле важна и нужна. Для РОР характерны повышение тона голоса, богатый интонационный рисунок, общая музыкальность высказываний — ребенок улавливает всё это в потоке звуков и сразу понимает, что говорят именно с ним. Ему хочется повторять эти прикольные звуки, подражать взрослому, играть с ним — говорить по очереди.

Музыкальная РОР помогает передать ребенку настроение взрослого и успокоить его. В древности умение заставить младенца вовремя замолчать спасало жизнь всему племени, да и сейчас спасает и ребенка, и маму от гнева соседей по самолету.

Интонационный и ритмический рисунки дети умеют считывать с рождения. Например, французские новорожденные плачут с повышением тона и громкости, а немецкие — по нисходящей. Причем, эти музыкальные рисунки дети услышали и запомнили еще в утробе матери.

В РОР активно выражены формантные частоты, которыми различаются гласные звуки. Поэтому дети по всему миру начинают говорить именно с гласных. Затем следуют простые губные звуки — [п], [б], [м]. Недаром первые слова как минимум европейских и американских младенцев — мама и папа. Согласно Якобсону, дети усваивают звуки языка от универсальных к идиоэтническим — от тех, что есть во всех языках к особым звукам родного языка. Поэтому русскоязычным детям долго не дается дрожащий [р], не сразу получаются аффрикаты [ч], [ц].

Любопытно, что некоторые дети стремятся точно воспроизвести звуки, в другие ритмический рисунок слова. Так вместо котенок первые могут сказать тё, а вторые — тё-тё-тё.

Еще в РОР есть клевая штука, которая тоже очень нравится детям — редупликация, то есть повторения. Все эти вжик-вжик, бах-бах, ля-ля, баю-бай и прочие мяу-мяу. Редупликации намекают ребенку, что у слов есть определенная структура, то есть они делятся на составные части.

Уменьшительные слова, диминутивы, тоже используются не просто для мимими — они сильно упрощают грамматику. Благодаря диминутивам, например, исчезает непродуктивное третье склонение: вместо мыши, например, теперь простая мышка. Слова мужского рода становятся похожи друг на друга и тоже проще склоняются: столик, планшетик, зайчик — все они оканчиваются на . Интересно, что дети начинают использовать все склонения сразу — после фазы застывших форм.

Дети осваивают грамматику поразительно быстро и точно. И сразу начинают строить слова по усвоенным моделям — часто неправильно, потому что знают только систему, а не норму. (Это явление прекрасно показано в одной из самых крутых книжек о детской речи — «От двух до пяти» К. И. Чуковского.) Подробнее об этом как-нибудь потом, а также как дети изучают родной язык.

Почему детям иностранные языки даются легче, чем взрослым?

В чём причина того, что дети в отличие от взрослых схватывают иностранные языки буквально на лету? Более того, слова и грамматические формы, выученные в детстве, забываются гораздо медленнее, чем те, которые были запомнены в зрелом возрасте. Давайте попробуем разобраться в ситуации.

О том, что иностранные языки учить надо и без второго (а то и третьего) языка сейчас никуда – сказано и написано невероятно много. Не будем повторяться, а примем как должное: необходимо знать хотя бы английский. И что детям учить иностранный язык легче – это тоже давно подтверждённый факт. Спросите любого человека, который уехал жить заграницу с маленьким ребёнком, о том, как быстро заговорил на иностранном языке он сам, и сколько времени на это потребовалось его ребёнку. Дети способны свободно общаться на бытовом уровне уже через месяц пребывания в языковой среде. Взрослым на это требуется гораздо больше времени.

Дело в различии работы мозга людей разного возраста. Детский мозг фактически «заточен» для изучения языков, ведь совсем недавно освоение родного (а какая разница какого, ведь усыновленные европейцами китайские младенцы не начитают говорить по-китайски) языка являлось одной из его основных целей. Восприятие ребёнка поистине безгранично – сколько информации не дай, всё впитается как в губку. Поэтому, если не упустить время, то «на свежие дрожжи» можно добавить ещё и иностранный язык.

В мозге ребенка содержатся миллионы клеток, которые отвечают за процесс восприятия и воспроизводства речи: когда ребенок слышит родную речь, между этими клетками устанавливаются нейронные ассоциативные связи, в результате чего образуются сложнейшие проводящие системы. Большинство таких систем полностью формируются уже к десяти годам. И чем дальше, тем сложнее будет учить иностранный язык. Хотя бы потому, что мозг ребенка уже «связан» родным языком и практически неспособен различать звуки, которых нет в родном языке.

Кроме того, дети могут учиться в игре: они запоминают всё, что способно их заинтересовать, не боятся ошибок и не чувствуют стеснения, когда их поправляют.

Из вышесказанного следует один логичный вывод: если хотите, чтобы ваш ребенок знал иностранные языки, начинайте учить его как можно раньше. Классы языковой школы Atlasnet оборудованы в соответствии с современными стандартами, но в них нет главного детского врага – компьютера. А энергия и любовь к своему делу профессиональных преподавателей способны заразить желанием изучать языки даже самого упёртого малыша.

Лето – это отличная возможность без спешки записать ребенка на дополнительные курсы английского или эстонского языка, ведь за неделю до школьного экзамена будет слишком поздно что-то исправлять. А если вы планируете отправить ребенка на дальнейшее обучение за границу, то ему придется сдать очень непростые экзамены TOEFL и IELTS, а здесь важна непрерывность процесса и заблаговременный подход.

Так что не теряйте время, не позволяйте своему ребенку тратить бесценные годы, просто немножко подтолкните его к успешному будущему сейчас. Запишите к нам на дополнительный английский, эстонский если хотите чтобы ребёнок заговорил на этих языках! Мы живём на планете Земля. Для учёбы, работы, обучения на этой планете нужно коммуникабельное образование. Мы его пытаемся дать Вашим детям. Не отказывайте в помощи своему ребёнку, откройте ему мир. От нас нужно только научить его говорить, общаться на нескольких языках, и удача будет всегда с ним.

КОММЕНТАРИЙ ПРАКТИКА. Дети больше времени могут уделять учёбе. Когда появится главный враг учёбы- работа, будет намного трудней находить время для развития.  Взрослые часто хватаются за голову:  » Почему я не учился!?» А поздно, поезд ушёл. Вы можете сделать так, чтобы этим взрослым (через несколько лет) не оказался Ваш ребёнок.

Сергей Редкий

www.atlasnet.ee и

Мы уже набираем  школьников на     английский и эстонский языки

А ТАКОЙ БЫЛ ЛЕТНИЙ ЛАГЕРЬ ! ВЕСЁЛЫЙ !

Использование статей в печатном виде разрешено с письменного согласия школы Atlasnet.
При публикации в интернете работающая ссылка на сайт www.atlasnet.ee обязательна.

Насколько легко дается детям обучение иностранному языку? Проблема детского билингвизма (двуязычия).

Выучить иностранный язык — это очень трудно. Это настолько трудно, что слово «выучить», как бы привычно оно ни звучало, тут совершенно неуместно. Приобщение к языку (в том числе и к родному) — это процесс, который никогда не может быть завершен. Язык — это вовсе не грамматические таблицы. Язык — это нечто гораздо более сложное, серьезное и интимное. Прежде всего, это средство для того, чтобы понимать и быть понятым. Язык неразделимо связан с мыслью. Мысль не существуют без языка. Язык не существует без мысли. А бывает ли что-нибудь сложнее, серьезнее и интимнее, чем мысль? Да и можно ли мысль «выучить»? Нет, мысль постигают, усваивают, наконец, к ней привыкают. Те же самые слова применимы и по отношению к языку.

Широко распространено мнение, будто билингвизм дается малышам без проблем и будто, в отличие от взрослых, дети способны усваивать иностранные языки очень легко — столь же легко, как и свой родной язык. Я тоже так думал, пока мой собственный опыт не заставил меня в этом разувериться.

Когда нашему первенцу, Денису, вот-вот должно было исполниться три года, я заключил свой первый — трехлетний — контракт на работу в Германии, куда мы и переехали всем семейством. Я был уверен, что за то время, которые нам предстояло там провести, Денис выучит немецкий язык в совершенстве. Самое главное было поскорее устроить его в тамошний детский садик.

На нашу беду, в том городке, где мы жили, имелся специализированный детский сад с французским уклоном, организованный выходцами из Франции. Часть детей там была из немецких семей, часть — из французских, часть — из смешанных. Малыши проводили в садике по полдня, до обеда. Реально, это составляло чуть больше четырех часов. Из них два часа с детьми занимались немецким языком немецкие воспитатели, а два часа — французским языком французские воспитатели.

 

«Один иностранный язык — хорошо, а два — еще лучше», — решил я и отвел своего ребенка в это заведение. Между прочим, плата за посещение там была раза в три выше, чем в обычных детских садиках, но, как известно, на детей не скупятся. Должен признаться, что незадолго до этого, будучи в России, я начитался книг Домана, и в моей памяти была еще очень свежа его крылатая фраза: «Маленькие дети могут выучить столько иностранных языков, сколько им дадут выучить».

Итак, Денис проходил в этот детский сад без малого три года. Каждое полугодие я расписывался в особых аттестатах для родителей, где было написано: «Денис делает большие успехи в немецком. Денис всё лучше и лучше говорит по-французски». Однако сам я не пытался разговаривать с Денисом ни по-немецки, ни по-французски, потому что опасался «заразить» его своим варварским произношением.

Иногда я просил немецких знакомых, чтобы они побеседовали с Денисом на «хорошем» немецком.

— Wie heißt du? [Как тебя зовут?] — спрашивали они его.

— Dennis, — с легкой неуверенностью отвечал Денис.

— Wie alt bist du? [Сколько тебе лет?]

— Fünf! [Пять!]

— Ну что ж, он отлично говорит по-немецки, — заверяли меня знакомые.

Но однажды, идя с Денисом по улице, я случайно встретил одну давнюю немецкую приятельницу, которая прекрасно знала, как зовут моих детей. Первый вопрос, который она задала Денису, был:

— Wie alt bist du? [Сколько тебе лет?]

— Dennis, — ответил Денис.

Вот тогда-то я и заподозрил неладное. Придя домой, я отбросил робость перед своим варварским произношением и устроил Денису настоящий экзамен. К моему изумлению и ужасу, выяснилось, что по-французски он не знает ни единого слова (за исключением, разве что, «мерси» и «пардон»), а по-немецки, хотя и понимает некоторые отдельные слова, однако предложения из двух слов и более представляют для него неодолимую трудность.

Вскорости пришло наше время возвращаться в Москву. Как и следовало ожидать, по части русского языка мои дети сильно отстали от своих сверстников.

Вот тогда-то я и призадумался — и был вынужден бросить критический взгляд на расхожие представления об иностранных языках.

Для начала, следует признать, что даже освоение родного языка дается ребенку чрезвычайно медленно и трудно. Для того чтобы овладеть языком на уровне образованного взрослого, человеку требуется потратить пятнадцать-двадцать лет жизни, практикуясь ежедневно с утра до вечера.

Я осознал это со всей ясностью после того, как пообщался с молодыми людьми, которые «легко» и «естественно» переняли родной язык от своих родителей, не прикладывая при этом никаких специальных усилий. Я имею в виду детей из семей русскоязычных эмигрантов в Германии. Их родители, так и не приобщившись толком к немецкому языку, дома между собой и с детьми всегда разговаривают исключительно по-русски. Сами же дети когда-то ходили в немецкий детский сад, а теперь заканчивают немецкую школу. Их немецкий язык почти неотличим от языка коренных жителей. Однако русский…

Как бы плохо ни говорил какой-нибудь иностранец по-русски, он всё-таки вызывает уважение, потому что за каждым его словом стоит большой труд. Однако тот рудиментарный русский язык, который демонстрируют большинство эмигрантов во втором поколении — это нечто в высшей степени жалкое и убогое. Прежде всего, неприятно поражает какой-то удивительный акцент. Нет, это отнюдь не сухой немецкий выговор, это что-то совсем другое. Это больше похоже на влажное сюсюканье трехлетнего малыша — сюсюканье, которое очень странно слышать из уст великовозрастного детины. Но больше всего удручает то, что и мысли, которые великовозрастный детина способен выразить на языке своих родителей, по своей сложности соответствуют уровню трехлетнего ребенка. Излишне говорить, что ни читать, ни, тем более, писать по-русски он не умеет. Вот так! Оказывается, для того, чтобы язык практически умер, требуется всего одно поколение, которое бы «легко» и «естественно» перенимало его от своих родителей! Ясно, что внукам уже не достанется ровным счетом ничего. Для того чтобы язык исчез бесследно, двух поколений совершенно достаточно.

Впрочем, за примерами далеко ходить не надо. В той же Москве можно без труда найти чистокровного татарина, который по-татарски — ни бельмеса. А ведь язык — это ценнейшее национальное достояние. Люди не стали бы отказываться от языка своего народа, если бы его поддержание не стоило тяжелейших усилий.

Но, может быть, малым детям языки даются всё же легче, чем взрослым?

Когда мы приехали всем семейством в Германию во второй раз, моему третьему сыну, Антону, как раз исполнилось три года. Наученный горьким опытом, я отвел его в самый обыкновенный немецкий садик, где его, слава богу, никто никаким языкам специально не обучал. Вначале он в полной мере испытал на себе шок от попадания в чужую языковую среду, но уже через полгода весело бегал в общей ватаге малышни и громко кричал по-немецки:

— Fang mich doch! [Попробуй, догони!]

Что же касается меня, то я в ту пору все еще продолжал изъясняться со своими немецкими коллегами на ломаном английском.

Значит ли это, что трехлетний Антон по части овладения иностранными языками гораздо способнее своего сорокалетнего папочки? Разумеется, нет! Это означает лишь то, что интегрироваться в иноязычную детсадовскую группу в тысячу раз проще, чем в иноязычный научный коллектив. Если бы папочка не просиживал день-деньской за компьютером на своем рабочем месте, а вместо этого гонял бы мячик по детсадовскому двору, то он научился бы кричать «попробуй, догони!» не через полгода, а через полмесяца.

Пресловутая легкость, с которой малым детям даются иностранные языки, — это чистейшей воды фикция. Детям только потому проще, чем взрослым, что их языковые потребности неизмеримо ниже. Не «дети легко усваивают язык», а «детский язык усваивается легко».

Мне доводилось учить немецкий и французский языки наперегонки со своими детьми. С моим опытом учебы в школе и в институте, с моим умением пользоваться словарями, грамматическими справочниками, компьютером, интернетом, — я двигался по сравнению с ними семимильными шагами. Во всяком случае, это так, если судить по абсолютным показателям. Но если мерить успехи в процентах от потребностей, тогда, конечно, за детьми не угнаться.

У детей есть единственное решающее преимущество перед взрослыми, а именно — время. Взрослому человеку, как правило, очень непросто выкроить даже несколько минут в день для учебы — он и без того слишком обременен повседневными заботами. Об иностранном языке он вспоминает за две недели до того, как он ему позарез понадобится (перед экзаменом, перед собеседованием, перед поездкой за границу). Ребенок же, напротив, может только и делать, что учиться, и у него в запасе есть еще десяток-другой лет, прежде чем его знания будут реально сказываться на его судьбе… Ах, если бы только у взрослого появился откуда-нибудь этот десяток-другой лет!..

Бесспорно, учить иностранные языки лучше начинать с самого раннего детства, но вовсе не потому, что в этом возрасте они даются легче, а потому, что потом на этот титанический труд просто не останется времени. Да, речь идет о труде поистине титаническом, — и родители, строящие планы насчет образования своих детей, не должны питать на этот счет никаких иллюзий. Марафонец перед выходом на старт должен ясно отдавать себе отчет в том, что ему предстоит бежать именно марафон, а не стометровку. Иначе он не рассчитает силы и сойдет с дистанции.

Но, конечно, главный вопрос: как? Что надо делать, чтобы ребенок приобщился к иностранному языку?

Почему Денис за три года хождения в немецко-французский детский сад так и не преуспел ни в одном из языков? И чем объяснить успех Антона, которому хватило всего полгода, чтобы полностью освоиться в чисто немецком садике? Думаю, что ключ к ответам состоит в том, что Дениса обучали специально, а Антона — нет. Обучать — это значит, прежде всего, относиться со снисхождением к незнанию ученика. На занятиях немецким языком Денис оказывался наравне с французскими детьми, а на занятиях французским языком — наравне с немецкими. В любом случае он солидаризировался с теми, кто языка не знает. Над ним не тяготело то мощное, беспощадное давление, которому подвергся Антон в обычном садике.

Для того чтобы успешно усвоить язык, нужны жесткие внешние условия, которые делали бы крайне незавидным положение человека, не владеющего языком. Именно в таких условиях люди постигают свой первый — родной — язык. Если же таких условий нет, то на помощь может прийти воля, но эта воля должна быть поистине железной. (Когда речь идет о маленьких детях, то железной должна быть воля их родителей.)

Полностью обречена на провал следующая инфантильная установка:

— Вот я пойду на курсы иностранного языка и там меня научат.

(Или же:

— Вот я отведу ребенка на курсы…)

Нет, какими бы ни были курсы замечательными, всё, что они могут дать, — это капля в море по сравнению с тем, что нужно.

Конечно, было бы хорошо иметь Учителя, который далеко продвинулся по пути Совершенства и мечтает передать свой бесценный опыт Ученикам, готовым много трудиться. Но где теперь такие Учителя? (И где теперь такие Ученики?) Современные курсы ориентированны на массового потребителя. Массовый потребитель платит деньги только тем, кто крикливее всех обещает, что учеба будет быстрой и легкой:

Вы уже много раз пытались выучить английский язык и у вас ничего не получилось? Это потому, что вас учили в корне неправильно. Всё дело в методике! Приходите на наши молниеносные курсы английского языка! Только мы знаем единственно верный способ! Все остальные методики — чушь собачья. Только у нас — уникальная система $uper€asy£earning™, запатентованная в Англии, Германии и Швейцарии! Рекордные сроки! Фантастические результаты! Забудьте об изнурительной зубрежке! Наши занятия проходят весело и увлекательно. Вся необходимая информация будет вложена в ваше подсознание напрямую, незаметно для вас. В добавок, вы разовьете память и интуицию, обретете внутреннее равновесие, поправите здоровье и научитесь быть успешными в бизнесе.

Массовый потребитель в буквальном смысле требует, чтобы его обманывали. Он ни копейки не даст честному Учителю, который с самого начала откровенно бы предупредил, что учеба потребует гигантских усилий и никогда не завершится. Массовый потребитель ходит с курса на курс, разочаровывается в системе SuperLearning, с тем чтобы потом возложить все надежды на систему SupremeLearning, но иностранного языка он так никогда и не выучит. Серьезному человеку нет смысла посещать какие-либо курсы, потому что ему просто нечего делать в местах скопления массового потребителя. Очные курсы хороши, пожалуй, для тех, кто желает расширить круг своих знакомств, но как средство для постижения иностранных языков они малоэффективны.

Верный способ потерпеть неудачу в освоении языка — это переложить ответственность за свои успехи или неуспехи на какую-нибудь методику или на какого-нибудь преподавателя. Язык дается только тем, кто решительно берет дело в свои руки (ну, и еще, пожалуй, тем, кто ходит в школу в стране изучаемого языка). Родители, которые хотят, чтобы их ребенок овладел иностранным языком, должны сами стать его учителями или, по крайней мере, тренерами. При этом их собственные познания в языке не имеют принципиального значения (вполне достаточно уровня «читаю и перевожу со словарем»). Их задача — выстроить систему «тренировок» и обеспечить действенные стимулы, а нарабатывать навыки ребенок будет сам.

13.06.2005, отредактировано 24.06.2012

 

 

Развитие речи: как дети изучают язык

Развитие речи — удивительный процесс. На самом деле, изучение языка является естественным, врожденным процессом, когда дети рождаются, зная, как это делать. Интересно, что все дети, независимо от того, на каком языке говорят их родители, изучают язык одинаково.

В целом, есть три стадии развития языка, которые происходят по знакомой схеме. Таким образом, когда дети учатся говорить, понимать и общаться, они проходят ряд ожидаемых этапов по мере того, как начинают осваивать свой родной язык.Однако обратите внимание, что отдельные дети будут прогрессировать в своем собственном темпе на этой временной шкале в пределах ожидаемого диапазона отклонений.

Этап развития языка 1: изучение звуков

Когда дети рождаются, они могут слышать и различать все звуки на всех языках мира. Это около 150 звуков примерно в 6500 языках, хотя ни один язык не использует все эти звуки. Звуки, которые использует язык, называются фонемами, а в английском их около 44. В некоторых языках используется больше, в некоторых меньше.

На этом этапе дети узнают, какие фонемы принадлежат изучаемому ими языку, а какие нет. Способность распознавать и воспроизводить эти звуки называется «фонематической осведомленностью», что важно для детей, которые учатся читать.

Лучший способ способствовать развитию речи у младенцев — это просто поговорить с ребенком. Младенцы учатся, ощущая (и слушая) окружающий их мир, поэтому чем больше языковых средств они используют, тем лучше. Кроме того, вы можете положить слова на их действия.Говорите с ними так же, как в разговоре, делая паузы, чтобы они ответили, а затем вы можете сказать в ответ то, что, по вашему мнению, они могли бы сказать. Однако обратите внимание, что для того, чтобы они научились говорить, достаточно просто внимательно поговорить с ними.

Вехи детского языка

Хотя все дети учатся на основных этапах, у разных детей язык развивается с разной скоростью. Большинство детей следуют знакомой схеме.

  • Рождение : Когда дети рождаются, они уже могут реагировать на ритм языка.Они могут распознавать напряжение, темп, повышение и понижение высоты тона.
  • 4 месяца : Уже в возрасте 4 месяцев дети могут различать звуки языка и другие шумы. Например, они знают разницу между произнесенным словом и хлопком в ладоши.
  • 6 месяцев : К 6 месяцам дети начинают лепетать и ворковать, и это первый признак того, что ребенок изучает язык. Младенцы теперь способны произносить все звуки на всех языках мира, но к тому времени, когда им исполнится год, они уже выбрасывают звуки, которые не являются частью языка, который они изучают.

Этап развития языка 2: изучение слов

На этом этапе дети в основном узнают, как звуки в языке соединяются вместе, чтобы создать значение. Например, они узнают, что звуки м ах м ее относятся к «существу», которое обнимает и кормит их, их мамочке.

Это важный шаг, потому что все, что мы говорим, на самом деле просто поток звуков. Чтобы понять смысл этих звуков, ребенок должен уметь распознавать, где заканчивается одно слово и начинается другое.Это так называемые «границы слов».

Однако дети точно не учат слова. На самом деле они изучают морфемы, которые представляют собой наименьшие дискретные фрагменты, на которые можно разбить слова. Морфема может быть словом сама по себе или может быть объединена с другими морфемами, чтобы сформировать слово. Итак, в слове «мама» есть две морфемы: «ма» и «ми».

Помогите своему ребенку улучшить свои языковые навыки, часто читая ему. И, конечно же, продолжайте вести с ними беседы, ориентированные на ребенка, поскольку исследования показывают, что младенцы лучше всего изучают язык в социальном контексте.Еще один способ поощрить их коммуникативные и социальные навыки — имитировать их звуки (например, их бормотание) и повторять их в ответ. Вы также можете отражать их выражения лиц и описывать их действия, а также рассказывать о том, что происходит вокруг них.

Понимание множественного числа

Слово мамочки имеет две морфемы: мамочка и –s . Дети на этом этапе могут понять, что –s означает «более одного». Они также начинают связывать это значение с другими словами, когда добавляется звук.

Вехи развития языка у младенцев и малышей

По мере того, как ваш ребенок развивается во второй половине первого года жизни и в раннем возрасте, его способность издавать звуки и отвечать в разговоре будет продолжать улучшаться.

  • 8 месяцев : Теперь дети могут распознавать группы звуков и различать границы слов. Хотя они узнают эти звуковые группы как слова, они все еще узнают, что эти слова означают. Младенцы этого возраста с большей вероятностью понимают значение слов, связанных с их повседневным опытом, особенно едой и частями тела.
  • 12 месяцев : На этом этапе дети могут придавать значения словам. Как только они смогут это сделать, они смогут приступить к созданию словарного запаса. Они также начинают имитировать новые слова, которые слышат.
  • 18 месяцев : Чтобы общаться, дети должны знать, как использовать слова, которые они изучают. На этом этапе развития языка дети способны распознавать разницу между существительными и глаголами. Как правило, первыми словами в словарном запасе ребенка являются существительные.

Этап развития языка 3: Изучение предложений

На этом этапе дети учатся составлять предложения. Это означает, что они могут расставить слова в правильном порядке. Например, они узнают, что в английском языке мы говорим «я хочу печенье» и «я хочу шоколадное печенье», а не «хочу я печенье» или «я хочу печенье шоколадное».

Дети также узнают разницу между грамматической правильностью и значением. Ноам Хомский создал пример этой разницы в предложении «Бесцветные зеленые идеи яростно спят.Дети будут знать, что хотя предложение грамматически правильное, оно не имеет смысла. Они знают, что зеленый — это цвет, поэтому он не может быть бесцветным и что идеи не дремлют. Однако они также знают, что существительное и глагольная структура предложения работают.

Чтобы способствовать развитию языка на этом этапе, моделируйте хорошие речевые привычки, говоря четко, глядя им в глаза, не перебивая и давая им возможность говорить. Вы также можете дополнить то, что они говорят, чтобы дать им представление о более сложных способах формулирования своих идей и запросов.Задавайте ребенку много вопросов и поощряйте их вопросы, чтобы поддерживать диалог.

Вехи языка для малышей и дошкольников

Ваш малыш и дошкольник теперь использует полные слова, простые предложения и, в конечном итоге, более сложные диалоги.

  • 24 месяца : На этом этапе дети начинают распознавать не только существительные и глаголы, но и начинают понимать основную структуру предложения. Например, они могут использовать местоимения. Они также знают правильный порядок слов в предложении и могут составлять простые предложения, такие как «Мне печенье?», что означает «Можно мне печенье?».
  • От 30 до 36 месяцев : К этому возрасту около 90% того, что дети говорят, является грамматически правильным. Обычно они делают такие ошибки, как добавление -ed к неправильным глаголам для образования прошедшего времени. Например, они могут сказать «Я упал» вместо «Я упал». Они выучили грамматическое правило образования прошедшего времени, добавляя -ed к глаголу, но еще не выучили исключения из этого правила.
  • После 3 лет : По мере взросления дети продолжают расширять свой словарный запас и осваивать более сложный язык.Их использование языка не полностью напоминает язык взрослых примерно до одиннадцати лет.

К подростковому возрасту дети начинают использовать предложения типа , хотя и . Эти предложения показывают уступку, например: «Несмотря на то, что человек устал, он продолжал работать». Маленькие дети, скорее всего, сказали бы: «Человек устал, но продолжал работать».

Вопросы языкового развития

Обратитесь к педиатру вашего ребенка, если вам кажется, что языковые навыки вашего ребенка развиваются медленнее, чем ожидалось.Кроме того, упомяните о любых других проблемах, связанных с общением, которые у вас могут быть, или о том, если какие-либо другие вехи развития кажутся педиатру отстающими. Часто ваш ребенок может просто развивать свои языковые навыки медленнее, но в пределах нормального ожидаемого диапазона, но иногда задержка может указывать на другую проблему.

Раннее вмешательство важно для решения многих проблем, связанных с речью (и других связанных с развитием), и может помочь укрепить эти навыки.

Слово из Веривелла

Помните, что дети развивают речь в своем собственном темпе, и лучший способ помочь им — это говорить, петь и читать им.Кроме этого, просто наслаждайтесь воркованием, мамами и папами вашего ребенка, пока они продолжаются.

Дети впитывают язык как губки?

Поскольку у детей не так много опыта, эти корковые клетки распознают почти все как новое и охотно усваивают новую информацию. Но они становятся более осуждающими по мере того, как укрепляется наше понимание мира. «Когда мы становимся старше, эти корковые привратники становятся более строгими. Они такие: «Подождите, это не совсем новый опыт», — говорит доктор.— сказал Кульман. — Они держат ворота открытыми.

Есть термин для той юношеской поры, когда ворота легко опускаются: «критический период». В неврологии критический период определяется как период повышенной пластичности, когда мозг может легко создавать новые нейронные связи в ответ на все виды информации. В изучении языка это основа надежды на то, что мой 3-летний ребенок в конечном итоге будет говорить по-каталонски, как кто-то, кто родился в Барселоне. Но через несколько месяцев после того, как мой сын стал немым в классе, я начала беспокоиться.

Я позвонил доктору Карен Лихтман, доктору философии, которая изучает взаимосвязь между возрастом и усвоением языка в Университете Северного Иллинойса. Она быстро сказала мне не волноваться. «Я думаю, что большинство лингвистов сказали бы, что ваш сын учится говорить по-каталонски так же, как и все в его классе», — сказала она. — Он просто предпочитает не говорить. По сути, мой сын, вероятно, впитывал язык, как губка, но я никак не мог этого узнать.

Это одновременно и успокаивало, и расстраивало.Далее доктор Лихтман сказал, что мой сын оказался в идеальной ситуации для изучения языка в идеальное время. Она назвала критический период для начала изучения языка в возрасте от 4 до 7 лет. Другие ведущие исследователи, такие как доктор Роберт ДеКейзер, доктор философии, профессор лингвистики в Университете Мэриленда, считают, что критический период начинается с в возрасте от 6 до 16 лет, примерно до окончания полового созревания. Лингвисты сходятся во мнении, что с возрастом у людей ухудшается способность к изучению языка. Только дети могут приобрести уровень беглости, близкий к носителю языка.

Я очень хорошо знал эту истину из моей собственной ежедневной борьбы с испанским и каталонским языками. Но затем доктор Лихтман сказал то, что меня удивило: «Люди думают, что дети быстро учат язык. Они не быстрые, они медленные».

Она рассказала мне об исследовании, опубликованном в Journal of Child Language в 2016 году, в котором сравнивалось, как дети и взрослые изучают языки. В течение семи дней доктор Лихтман и его ассистент обучали выдуманному языку под названием глупый язык для разделения групп детей и взрослых двумя разными способами.Первая группа училась по четким инструкциям с изложенными грамматическими правилами — так, как учат большинству языков в школе. Другая группа никогда не слышала правил глупого языка, а просто тренировала предложения с помощью игрушек. Обычно считается, что дети лучше учатся при таком обучении, ориентированном на игру. В конце исследования взрослые продемонстрировали большее знание языка, независимо от типа обучения, которое они получили.

«Взрослые были точнее детей.Взрослые были быстрее детей», — сказал доктор Лихтман. «Так оно и есть на начальных этапах. Это различие между изучением чего-то более быстрого и изучением чего-то лучшего, и именно здесь люди сбиваются с толку».

Как дети учат язык? 4 важных урока для изучающих язык

Дети великолепно изучают язык: В течение примерно 20 месяцев они проходят путь от до полного новичка до свободного владения родным языком.

Какие уроки могут получить изучающие иностранный язык от этих драгоценных детей?

Во-первых, мы собираемся проследить путь ребенка от болтливого новорожденного до болтливого детсадовца. Попутно мы будем отмечать вехи развития языка.

Затем мы кристаллизуем уроки, которые мы извлекаем из развития первого языка, и используем их, чтобы помочь взрослым выучить иностранный язык.

Содержимое

Скачать: Этот пост в блоге доступен в виде удобного переносимого PDF-файла, который вы можно взять куда угодно.Нажмите здесь, чтобы получить копию. (Скачать)

Как детей это делают? Давайте рассмотрим вопрос более подробно.  

Стадии развития и их вехи

До рождения

Раньше мы думали, что изучение языка начинается с момента рождения. Но ученые в Вашингтоне, Стокгольме и Хельсинки обнаружили, что зародыши на самом деле слушают внутри матки.

Они дали матерям запись выдуманных слов, чтобы они играли их в последние недели беременности.Младенцы слышали псевдослова примерно 50-71 раз, находясь в утробе матери. После того, как они родились, эти дети были проверены. Подключив их к ЭЭГ, ученые смогли увидеть изображения мозга младенцев, когда проигрывались выдуманные слова.

К своему удивлению, младенцы запомнили и узнали слова, которые им предъявлялись, когда они были в утробе матери.

Вы знаете, о чем это говорит, верно?

Это указывает на пренатальное изучение языка.

Оказывается, первый день изучения языка наступает не при рождении, а на 30-й неделе беременности, когда у младенцев начинают развиваться слуховые способности.Так что будь осторожен с тем, что говоришь рядом с беременной женщиной, хорошо? Кто-то слушает.

0–6 месяцев

Новорожденные младенцы являются внимательными слушателями в своем окружении. Им особенно нравится слушать голос своей матери, и они быстро отличают его от других голосов. Они также учатся отличать звуки своего языка от иностранного.

Детское общение основано на выражении боли и удовольствия. И если вы прислушаетесь очень внимательно, то заметите, что у младенцев разные типы плача для разных нужд.Крик о молоке отличается от плача о новом подгузнике, хотя взволнованный отец-новичок может не заметить никакой разницы.

Примерно на 4 -м месяце дети начинают «вокальные игры» и бормочут непонятные звуки, в том числе те, которые начинаются с букв М, П и Б. (Это когда мама клянется, что слышала, как ребенок сказал «мама»).

6-12 месяцев

Это этап прятки.

Младенцы обращают внимание и улыбаются, когда вы называете их по имени.

Они также начинают отвечать на «Привет!» и «Доброе утро».

На этом этапе дети продолжают лепетать и развлекаться языком. Но на этот раз их непонятные выражения приобрели некоторую изощренность. Они как бы соединяют слова. Можно было поклясться, что она что-то тебе говорила.

Примерно в это же время младенцы учат свои первые слова («нет», «мама», «папа» и т. д.).

К 12 -му -му месяцу у вас будет щемящее чувство, что она понимает больше, чем показывает.И вы были бы правы. Младенцы, хотя и не могут много говорить, многое узнают. Они начинают распознавать ключевые слова, такие как «чашка», «мяч», «собака» и «машина».

И в свой первый день рождения она обязательно узнает, что означает слово «торт».  

1-2 года

Это «Где твой нос?» сцена.

Младенцы учатся различать и указывать на разные части своего тела. Они также будут очень восприимчивы к вопросам типа «где папа?» и просьбы вроде «хлопайте в ладоши» или «дайте мне книгу».

Как всегда, ее понимание опережает способность говорить. Но на этом этапе она выучит еще больше слов. Ее высказывания превратятся в пары слов, такие как «съешь торт», «больше играй» и «без мяча».

Это также время, когда она любит слушать эти песенки и стишки. И угадайте, что? Она никогда не устанет от этого, так что будьте готовы слушать ее любимые стишки снова и снова.  

2-4 года

На этом этапе произойдёт огромный прирост выученных слов.Теперь у нее, кажется, есть имя для всего — от чашек, которые она использует, до обуви и игрушек. В ее лингвистическом арсенале появляется больше существительных, глаголов и прилагательных.

Ее языковая структура становится все более и более сложной. Ее предложения становятся длиннее, а грамматические ошибки постепенно исправляются. На этот раз она может высказывать такие утверждения, как «Я голоден, мамочка» или «Мой друг дал мне это».

Она станет очень разговорчивой и будет задавать вопросы типа «куда мы идем, папа?»

К этому времени вы начнете подозревать, что она готовится задавать еще более сложные вопросы.

Ребенок выучил язык и стал носителем языка.

4 важных урока для изучающих иностранный язык

Мы только что рассмотрели, как дети осваивают свой первый язык.

Есть ли в этом процессе что-то, чему взрослые, изучающие языки, могут подражать в своем стремлении выучить иностранные языки? Ну, как оказалось, есть.

Понимание этого процесса обучения в раннем детстве имеет большое значение для взрослых, изучающих язык.

В этой части поста мы собираемся заглянуть за кулисы и еще глубже взглянуть на то, как дети изучают языки, чтобы извлечь 4 жизненно важных урока.

Каждый из этих уроков является неотъемлемой частью языкового успеха.

Если вы хотите знать, как дети переходят от «гу-гу га-га-га» к «Мама, не купишь ли ты мне этот игрушечный самолетик с дистанционным управлением?» , тогда читайте дальше.

1. Важность слушания

В предыдущем разделе мы узнали, что аудирование начинается очень рано в процессе овладения языком.Младенцы получают мастер-класс по различным тонам, ритмам и звукам языка еще до того, как они увидят свет.

Без прослушивания у них не было бы строительных блоков, из которых они могли бы построить свой собственный звуковой репертуар.

Слушание настолько важно для овладения речью, что дети не могут полностью развить свои языковые способности без способности слышать. Таким образом, у нас есть пара глухонемых. Как можно научиться говорить, если ты даже не слышишь, как это делают другие или себя?

Кроме того, у детей, страдающих проблемами со слухом в раннем возрасте, наблюдается задержка экспрессивных и рецептивных коммуникативных навыков.Их словарный запас развивается медленнее, и они часто испытывают трудности с пониманием абстрактных слов (например, «экстремальный», «нетерпеливый» и «бессмысленный»). Их предложения также короче и проще.

Как правило, чем больше потеря слуха, тем хуже успевают дети по успеваемости.

Слушание — это то, что занимает центральное место в языке.

Это первый языковой навык, который развивают люди.

И тем не менее, сколько языковых программ уделяют внимание аудированию как центральному навыку, а не грамматике или словарному запасу?

Слушать обманчиво, не так ли? Вроде ничего не происходит.Это слишком пассивное занятие, в отличие от говорения. Когда вы говорите, вы действительно можете услышать то, что узнали. Польза от прослушивания изначально не слышна.

Вопреки распространенному мнению, слушание может быть очень активной деятельностью.

Итак, как изучающий иностранный язык, вам нужно уделять время тому, чтобы активно слушать изучаемый язык. Не просто воспроизводите эти подкасты пассивно в фоновом режиме. Активно вникайте в материал. Не работайте в режиме многозадачности, если это возможно. Сядьте и не двигайтесь, как младенец, который не научился ходить.

Используйте любую возможность, чтобы послушать язык, на котором говорят носители языка. Например, когда вы смотрите фильм или видео для изучения языка, не сосредотачивайтесь только на визуальной стимуляции. Прислушивайтесь к интонациям, тонам и ритмам слов.

Может показаться, что это не так уж и много, но да, умение слушать — это очень мощно.

2. Приоритет ошибок

Слушать речь годовалой девочки — такое удовольствие. Они такие милые и невинные. Их первоначальные заявления выдают ряд неправомерно присвоенных слов, нечеткой логики и грамматических нарушений.

Когда годовалый ребенок указывает на собаку и говорит «мяу, », мы находим это таким милым. Когда его старшая сестра говорит: «, я сегодня ходила туда, », мы не осуждаем ребенка. Вместо этого мы поправляем ее, мягко говоря: «Нет, Салли, не пошла. Отправился!»

Мы не так добры к взрослым. Мы еще хуже к себе.

С тех пор, как мы узнали в школе, что ошибки означают более низкие результаты тестов, мы боялись их совершать. Ошибки? Плохой. И мы переносим этот страх, когда во взрослом возрасте изучаем иностранный язык.

Вот почему, если мы не уверены на 100% в его правильности, мы не хотим ляпнуть ни одного предложения на нашем целевом языке. Сначала мы убеждаемся, что слова стоят в правильном порядке, глаголы стоят в правильном времени и согласуются с подлежащим в числе и роде.

Что-то мне подсказывает, что у 10-месячного ребенка нет проблем с тем, что он делает больше ошибок в одном предложении, чем слов. На самом деле, она, вероятно, не признает, что что-то не так, или когда-нибудь узнает, что что-то не так.Она просто продолжает жить своей жизнью и продолжает слушать.

Почему бы нам не следовать этому духу ребенка?

Мы уже знаем, что это работает, потому что ребенок, который когда-то воскликнул «у меня болят ноги», , теперь галопом стремится получить степень в области социологии.

Как изучающий иностранный язык, вам нужно смириться с тем, что вы будете делать ошибки. Это приходит с территорией, и вам придется это принять.

Сделайте как можно больше ошибок.Сделайте из себя дурака, как 2-летний ребенок, и смейтесь по дороге. Оплатите взносы. И если вы так же усердно исправляете эти ошибки, как и делаете их, достаточно скоро вы окажетесь на пути к свободному владению языком.

3. Радость повторения

В возрасте от 6 до 12 месяцев игра в прятки с дочерью никогда не устареет. Она всегда искренне удивляется каждый раз, когда вы раскрываетесь. И она весь день глупо смеялась — и все из-за очень простой игры.

А помните, когда в возрасте 1-2 лет младенцы не могут насытиться этими напевными стишками? Они хотели, чтобы вы продолжали нажимать кнопку «повторить» во время просмотра их любимого мюзикла на YouTube.Вы задавались вопросом, когда им это надоест.

Но о чудо, каждый раз как в первый раз. Им это не надоело. На самом деле, это становилось все более захватывающим для них.

Повторение. Это жизненно важный элемент обучения. Если и есть одна причина, по которой дети учатся так быстро, так это то, что они учатся чему-то снова и снова — вплоть до переучивания.

У взрослых никогда не хватает терпения заучить урок языка, повторять один и тот же урок снова и снова, не чувствуя скуки до слез.Взрослые быстро интерпретируют это как «зависание». За этим отсутствием движения вперед сразу же следует мысль о том, что время тратится впустую. Они думают, что им следует быстро перейти к следующему уроку. Что они и делают в ущерб обучению.

Мы повторяем словарное слово 3 раза и ожидаем, что оно останется с нами на всю жизнь, веря, что теперь оно будет сохранено в нашей долговременной памяти. Совсем нереально не так ли?

В пренатальном эксперименте, в ходе которого детям, еще находящимся в утробе матери, проигрывались выдуманные слова, каждое слово ребенок слышал не менее 50 раз.(Неужели тогда удивительно, что ребенок при тестировании узнавал слова?)

Повторение жизненно важно для обучения. На самом деле, многие приложения развивают эту концепцию и вводят идею интервальных повторений. Чтобы узнать больше об этом сверхэффективном методе обучения, нажмите здесь.

Если вы не гений с эйдетической памятью, повторение будет одним из ваших самых важных союзников в стремлении овладеть иностранным языком.

Повторение может принимать форму воспроизведения видео, повторного чтения слов, переписывания словарного запаса, повторного прослушивания подкастов и повторного выполнения игр и упражнений.

Продолжайте повторять, пока это не войдет в привычку. Потому что это то, чем, в конечном счете, является язык.

4. Важность погружения

Погружение фактически может подтолкнуть ваш мозг к обработке информации так же, как это делают носители языка.

А есть ли что-нибудь более захватывающее, чем рождение ребенка и его наблюдение за миром?

Подумайте о том, что переживает ребенок. Она как англичанин, которого внезапно высадили посреди Китая без доступа к интернету.

Все новое.

Итак, вы используете свои врожденные способности, чтобы делать обобщения, читать контекст, слушать носителей языка и подражать тому, как они говорят.

Все на кону. Вы должны научиться быстро общаться, иначе вы не сможете есть, даже когда сидите в китайском ресторане. Это полностью захватывающий опыт, когда вы изучаете язык не только для удовольствия или для своего резюме. Вы делаете это ради собственного выживания. (Это позаботится о «мотивационной» части вашего обучения.)

Нет ничего фальшивого в том, что ребенок изучает язык. Это полностью захватывающий и аутентичный опыт — все их ранние языковые уроки изучаются в значимом социальном контексте. Я еще не встречал ребенка, который выучил свой первый язык, записавшись в класс.

Взрослые, изучающие язык, могут испытать погружение дистанционно. Один из способов добиться полного погружения — услышать как можно больше речи носителей языка.

Просмотр видеоконтента на вашем целевом языке может быть интересным способом погрузиться в этот язык.Это даже не обязательно должно быть образовательным — иностранные фильмы на Netflix, подкасты на других языках и даже видео на Youtube на вашем целевом языке могут погрузить вас таким образом, что это мотивирует вас понимать то, что вы слышите.

Этот тип погружения может быть проблемой, если нет субтитров, особенно если вы еще не владеете основами языка.

FluentU — это приложение, которое обучает вас языку с использованием аутентичного видеоконтента (включая трейлеры к фильмам, рекламные ролики и музыкальные клипы) с участием носителей языка.

Видео на FluentU знакомят вас с языком в контексте, обеспечивая погружение, необходимое для изучения языка. Это погружение происходит от практики прослушивания языка, а также от возможности доступа к определениям слов с помощью интерактивных субтитров, карточек, викторин и многого другого.

Таким образом, вы можете изучать язык так же, как это делают дети: слушая его в контексте.

 

Ну вот!

Кто знал, что маленькие дети могут так многому научить нас в изучении иностранного языка?

Теперь пришло официальное время применить эти уроки на практике: (1) слушать, (2) не бояться делать ошибки, (3) повторять все и (4) погрузиться в изучаемый язык.

Будь то французский, испанский, японский, корейский или русский, если вы пойдете по пути, который проложили для вас младенцы, вы мгновенно заговорите на этом целевом языке, как местные жители!

Скачать: Этот пост в блоге доступен в виде удобного переносимого PDF-файла, который вы можно взять куда угодно. Нажмите здесь, чтобы получить копию. (Скачать)

Как дети учат языки | Кембриджский английский

Сколько времени нужно, чтобы выучить язык?

На время, необходимое для этого, влияет множество различных факторов.К ним относятся возраст вашего ребенка, родной язык, причина, по которой он изучает английский язык, и его учителя.

Вы можете помочь своему ребенку быстро учиться, предоставив ему множество возможностей для использования английского языка. Это помогает иметь реальные причины для использования языка, а не просто изучать грамматику.

Правда ли, что мальчики и девочки по-разному изучают языки?

Да. В раннем возрасте девочки склонны к более быстрому развитию речи. 1 Помните, что дети могут развиваться с разной скоростью.Это будет более похоже на средний школьный возраст.

Однако на этом этапе дети могут подумать, что языки — это «больше для девочек». 2 Отношение к учебе может оказать большое влияние на успехи в учебе 3 , поэтому важно найти способы поощрять вашего ребенка и помогать ему получать удовольствие от учебы.

Дети начальной и средней школы изучают языки по-разному?

Да, есть отличия.

Дети начальной школы изучают первый и второй языки одновременно.Очень важно поддерживать оба языка. Детям с прочным фундаментом своего первого языка будет легче выучить второй язык. 4

Поощряйте ребенка играть, петь и читать как на первом, так и на втором языке. Не забудьте запланировать отдельных раз, чтобы сосредоточиться на каждом языке. Если вы говорите что-то на английском, а затем на другом языке, ваш ребенок автоматически прислушается к своему более сильному языку и «отключится» от другого языка.

Подростки заинтересованы в изучении своей личности и личности. Это создает множество возможностей для использования популярной культуры, фильмов, телевидения, музыки и видеоигр. Подросткам также нравится бросать вызов авторитету, который дает возможность для дебатов и дискуссий.

Повлияет ли изучение другого языка на успеваемость моего ребенка в школе?

Многоязычные дети в раннем возрасте узнают, что они могут выражать свои мысли более чем одним способом. Это помогает их мыслительному процессу и делает их лучшими, более гибкими учениками.

Исследования показали, что дети, говорящие более чем на одном языке, лучше учатся в школе, 5 и имеют лучшую память и навыки решения проблем.

Какой ученик мой ребенок?

Посмотрите, как играет ваш ребенок. Что им нравится делать? Головоломки и решение задач? Физические игры и спорт? Игра слов? Писать рассказы? Творческая игра? Попробуйте выполнять эти виды деятельности на английском языке и обратите внимание на то, на что ваш ребенок реагирует лучше всего.

В качестве альтернативы попросите ребенка составить на английском языке свое собственное недельное «расписание занятий мечты».Пусть они сами выбирают, как это преподнести. Например, они могут разыграть это, подготовить письменный файл фактов, снять видео, нарисовать картинки, отправиться на поиски сокровищ или сделать альбом для вырезок.


1 Наука, «Языковой ген» более активен у девочек, чем у мальчиков (по состоянию на 30 ноября 2017 г.).
2 Кембриджская оценка, Гендерный разрыв в владении английским языком? (по состоянию на 30 ноября 2017 г.).
3 Huffington Post, Как мальчики и девочки учатся по-разному (по состоянию на 30 ноября 2017 г.).
4 NALDIC, Поддержка детей, изучающих английский как дополнительный язык (по состоянию на 30 ноября 2017 г.).
5 Телеграф, Зачем учить иностранный язык? Преимущества двуязычия (по состоянию на 30 ноября 2017 г.).

Как дети изучают язык — Новости нейронауки

Резюме: Исследователи выяснили, как стиль общения родителей помогает их маленьким детям развивать языковые навыки.

Источник: Университет Карнеги-Меллона

Маленькие дети изучают язык намного быстрее, чем подростки или взрослые. Одно из объяснений этого преимущества в обучении связано не с различиями между детьми и взрослыми, а с различиями в том, как люди разговаривают с детьми и взрослыми.

Группа исследователей впервые разработала метод экспериментальной оценки того, как родители используют то, что знают о языке своих детей, когда разговаривают с ними.Они обнаружили, что у родителей есть чрезвычайно точные модели языковых знаний своих детей, и они используют эти модели для настройки языка, который они используют, когда разговаривают с ними.

Результаты доступны в предварительной онлайн-публикации журнала Psychological Science .

«В течение многих лет мы знали, что родители разговаривают с детьми не так, как с другими взрослыми, во многих отношениях, например, упрощая свою речь, дублируя слова и растягивая гласные звуки», — сказал Даниэль Юровский, доцент кафедры психологии Карнеги-Меллон. Университет.«Этот материал помогает маленьким детям закрепиться в языке, но мы не интересовались, меняют ли родители манеру разговора по мере того, как дети осваивают язык, давая детям языковую информацию, которая «как раз подходит» для изучения следующего предмета».

Взрослые, как правило, говорят с детьми медленнее и более высоким тоном. Они также используют более преувеличенное произношение, повторение и упрощенную языковую структуру. Взрослые также приправляют свое общение вопросами, чтобы оценить понимание ребенка. По мере того, как увеличивается беглость речи ребенка, структура и сложность предложений, используемых взрослыми, увеличиваются.

Юровский сравнивает это с прогрессией, которой ученик придерживается при изучении математики в школе.

«Когда вы идете в школу, вы начинаете с алгебры, затем изучаете плоскостную геометрию, прежде чем перейти к математическому анализу», — сказал Юровский. «Люди разговаривают с детьми, используя одну и ту же структуру, не задумываясь об этом. Они отслеживают, насколько их ребенок знает язык, и модифицируют то, как они говорят, чтобы дети их понимали».

Юровский и его команда стремились точно понять, как воспитатели настраивают свое взаимодействие в соответствии с развитием речи своего ребенка.Команда разработала игру, в которой родители помогают своим детям выбрать конкретное животное из набора из трех, игру, в которую малыши (в возрасте от 15 до 23 месяцев) и их родители регулярно играют в своей повседневной жизни. Половина животных в игре на совпадение были животными, которых дети обычно изучают до 2 лет (например, кошка, корова), а другая половина была животными, которых обычно изучают позже (например, павлин, леопард).

Исследователи попросили 41 пару детей и взрослых сыграть в игру в естественной обстановке в лаборатории.Они измерили разницу в том, как родители говорили о животных, которых, по их мнению, знали их дети, по сравнению с теми, которых, по их мнению, их дети не знали.

«Родители невероятно точно знают язык своих детей, потому что они были свидетелями того, как они растут и учатся», — сказал Юровский. «Эти результаты показывают, что родители используют свои знания о языковом развитии своих детей для точной настройки лингвистической информации, которую они предоставляют».

Исследователи обнаружили, что воспитатель использовал различные методы, чтобы передать «неизвестное» животное ребенку.Наиболее распространенным подходом было использование дополнительных дескрипторов, знакомых ребенку.

«Этот [исследовательский] подход позволяет нам экспериментально подтвердить идеи, которые мы разработали на основе наблюдений за тем, как дети и родители занимаются домашним хозяйством», — сказал Юровский. «Мы обнаружили, что родители не только использовали то, что они уже знали о языковых знаниях своих детей до исследования, но также и то, что если они обнаруживали, что они ошибались — например, их ребенок на самом деле не знал слова «леопард», — они меняли то, как они говорили. об этом животном в следующий раз.

Исследование состояло из 36 экспериментальных испытаний, в которых каждое животное выступало в качестве мишени не менее двух раз в игре. Участники представляли расовый состав, аналогичный США (56% белых, 27% черных и 8% латиноамериканцев).

Наиболее распространенным подходом было использование дополнительных дескрипторов, знакомых ребенку. Изображение находится в общественном достоянии

Результаты отражают западную точку зрения на воспитание детей, а также воспитателей с более высоким уровнем образования, чем принято в стране.Исследователи не проводили независимое измерение знаний детей о каждом животном. Результаты этого исследования не позволяют отличить, узнали ли дети каких-либо новых животных во время игры.

См. также

Юровский считает, что результаты могут иметь некоторое значение для исследователей, работающих в области машинного обучения.

«Эти результаты могут помочь нам понять, как думать о языковых системах машинного обучения», — сказал он. «Сейчас мы обучаем языковые модели, передавая им все языковые данные, которые мы можем получить одновременно.Но мы могли бы добиться большего успеха, если бы могли предоставлять им нужные данные в нужное время, сохраняя их на правильном уровне сложности, к которому они готовы».

В этом проекте к Юровскому присоединились Эшли Леунг из Чикагского университета и Алекс Тункель из Школы медицины и медицинских наук Университета Джорджа Вашингтона. Этот проект получил средства от Фонда Джеймса С. Макдоннелла.

Об этом Новости исследования изучения языка

Источник: Университет Карнеги-Меллона
Контакт: Стейси Киш – Университет Карнеги-Меллона
Изображение: Изображение находится в открытом доступе

Оригинал исследования Исследование будет 1:09020 появляется в Psychological Science

Исследователи изучают, как дети изучают язык — ScienceDaily

Маленькие дети изучают язык гораздо быстрее, чем подростки или взрослые.Одно из объяснений этого преимущества в обучении связано не с различиями между детьми и взрослыми, а с различиями в том, как люди разговаривают с детьми и взрослыми.

Группа исследователей впервые разработала метод экспериментальной оценки того, как родители используют то, что они знают о языке своих детей, когда разговаривают с ними. Они обнаружили, что у родителей есть чрезвычайно точные модели языковых знаний своих детей, и они используют эти модели для настройки языка, который они используют, когда разговаривают с ними.Результаты доступны в предварительной онлайн-публикации журнала Psychological Science .

«В течение многих лет мы знали, что родители разговаривают с детьми не так, как с другими взрослыми, во многих отношениях, например, упрощая свою речь, дублируя слова и растягивая гласные звуки», — сказал Дэниел Юровский, доцент кафедры психологии Университета Карнеги-Меллона. . «Этот материал помогает маленьким детям закрепиться в языке, но мы не интересовались, меняют ли родители манеру разговора по мере того, как дети осваивают язык, давая детям языковую информацию, которая «как раз подходит» для изучения следующего предмета.»

Взрослые, как правило, говорят с детьми медленнее и более высоким тоном. Они также используют более преувеличенное произношение, повторение и упрощенную языковую структуру. Взрослые также приправляют свое общение вопросами, чтобы оценить понимание ребенка. По мере того, как увеличивается беглость речи ребенка, увеличивается структура и сложность предложений, используемых взрослыми.

Юровский сравнивает это с прогрессией, которой следует ученик при изучении математики в школе.

«Когда вы идете в школу, вы начинаете с алгебры, затем изучаете плоскостную геометрию, прежде чем перейти к математическому анализу», — сказал Юровский.«Люди разговаривают с детьми, используя одну и ту же структуру, не задумываясь об этом. Они отслеживают, насколько их ребенок знает язык, и модифицируют то, как они говорят, чтобы дети их понимали».

Юровский и его команда стремились понять, как именно воспитатели настраивают свое взаимодействие в соответствии с развитием речи своего ребенка. Команда разработала игру, в которой родители помогают своим детям выбрать конкретное животное из набора из трех, игру, в которую малыши (в возрасте от 15 до 23 месяцев) и их родители регулярно играют в своей повседневной жизни.Половина животных в игре на совпадение были животными, которых дети обычно изучают до 2 лет (например, кошка, корова), а другая половина была животными, которых обычно изучают позже (например, павлин, леопард).

Исследователи попросили 41 пару детей и взрослых сыграть в игру в естественной обстановке в лаборатории. Они измерили разницу в том, как родители говорили о животных, которых, по их мнению, знали их дети, по сравнению с теми, которых, по их мнению, их дети не знали.

«Родители невероятно точно знают язык своих детей, потому что они были свидетелями того, как они растут и учатся», — сказал Юровский. «Эти результаты показывают, что родители используют свои знания о языковом развитии своих детей для точной настройки лингвистической информации, которую они предоставляют».

Исследователи обнаружили, что воспитатель использовал различные методы, чтобы передать «неизвестное» животное ребенку. Наиболее распространенным подходом было использование дополнительных дескрипторов, знакомых ребенку.

«Этот [исследовательский] подход позволяет нам экспериментально подтвердить идеи, которые мы разработали на основе наблюдений за тем, как дети и родители занимаются домашним хозяйством», — сказал Юровский. «Мы обнаружили, что родители не только использовали то, что они уже знали о языковых знаниях своих детей до исследования, но также и то, что если они обнаруживали, что ошибались — например, их ребенок на самом деле не знал слова «леопард» — они меняли способ. они говорили об этом животном в следующий раз».

Исследование состояло из 36 экспериментальных испытаний, в которых каждое животное выступало в качестве мишени не менее двух раз в игре.Участники представляли расовый состав, аналогичный США (56% белых, 27% черных и 8% латиноамериканцев).

Результаты отражают западную точку зрения родителей, а также воспитателей с более высоким уровнем образования, чем в стране. Исследователи не измеряли независимо знания детей о каждом животном. Результаты этого исследования не позволяют отличить, узнали ли дети каких-либо новых животных во время игры.

Юровский считает, что результаты могут иметь некоторое значение для исследователей, работающих в области машинного обучения.

«Эти результаты могут помочь нам понять, как думать о языковых системах машинного обучения», — сказал он. «Сейчас мы обучаем языковые модели, давая им все языковые данные, которые мы можем получить одновременно. Но мы могли бы добиться большего успеха, если бы могли давать им нужные данные в нужное время, поддерживая их на нужном уровне. сложности, к которой они готовы.»

К Юровскому в этом проекте присоединились Эшли Леунг из Чикагского университета и Алекс Тункель из Школы медицины и медицинских наук Университета Джорджа Вашингтона. Этот проект получил средства от Фонда Джеймса С. Макдоннелла.

Источник истории:

Материалы предоставлены Университетом Карнеги-Меллона . Оригинал написан Стейси Киш. Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Как дети изучают языки и чему вы можете у них научиться


Часто говорят, что дети учат языки легче, чем взрослые, но так ли это на самом деле? Есть ли у детей особое преимущество или взрослые могут учить языки так же хорошо, как дети?

Некоторые ученые говорят, что детство является критическим периодом для изучения языка.Есть ли доля правды в этой идее или дело в том, что дети правильно подходят к изучению языка?

Я хотел бы поделиться точными методами, которыми дети изучают языки — и, как вы увидите, взрослые тоже могут использовать эти методы, хотя иногда не так, как дети. Прочитав эту статью, я думаю, вы будете готовы согласиться с тем, что идея о том, что «дети лучше изучают язык», — это просто оправдание, которое взрослые изучают, чтобы избежать изучения языка.

Итак, давайте посмотрим, как дети изучают языки, и пять причин, по которым они так хороши в изучении языков.

Причина 1: детям вручают возможности обучения на тарелке

Можно сказать, что у детей с самого начала есть преимущество, потому что они начинают учить язык, даже не решив. Скорее всего, у них будут уроки в школе, или их будут учить родители. Это означает, что они будут иметь регулярный контакт с целевым языком. Если они изучают его дома, они также могут быть окружены семьей, говорящей на этом языке, а также множеством ресурсов для чтения и прослушивания.В этом случае язык находится рядом с ними все время бесплатно.

Это погружение и чувство «даже не решаясь учиться» — это то, что вы можете воссоздать! Так часто говорят, что вам не нужно быть за границей, чтобы погрузиться в язык, но это потому, что это правда (подробнее об этом позже)!

У детей, изучающих язык дома, есть преимущество по таким причинам, как полнейшее погружение, которое они испытывают. Но я бы сказал, что ребенок, изучающий язык в школе, не обязательно является отличной возможностью для обучения.

Из всех детей, которые изучают, скажем, французский язык в школе, немногие собираются просто «впитать» язык, на что многие взрослые утверждают, что они волшебным образом способны. Я выучил французский в школе, в клубе, где меня учили пару лет. К тому времени, когда я перешел в старшую школу, я почти ничего не помнил! Часто взрослые видят в детях какие-то волшебные губки, но это не всегда так. Важно отметить, что, хотя у детей есть возможность изучать языки в школе, в большинстве случаев это не то, что делает их беглыми.

Тем не менее, один метод, который школа делает правильно, — это обучение через развлечение. Используя песни и стишки, дети открывают новый словарный запас и усваивают его естественным образом, потому что им это нравится.

Это не означает, что я предлагаю вам добавить «Frere Jacques» и тому подобное в ваши учебные программы, но это показывает, что веселье делает изучение языка гораздо более естественным процессом! А язык с песнями выучить можно) если хотите.

Но если вам нравится структура изучения языка в школе, то есть способы ввести ее в повседневную жизнь.Ставя цели каждый месяц и еженедельно устанавливая небольшие конкретные сроки для достижения этих целей, вы можете развивать навыки, которые хотите развить, и совершенствоваться в удобном для вас темпе, регулярно тренируясь. Если вы справитесь с маленькими задачами в разных областях, вы добьетесь прогресса по всем направлениям. Это означает, что вы не сможете поставить перед собой огромную цель просто «беглости» и перегрузить себя!

Небольшие, но сложные шаги могут включать онлайн-урок языка на сайте вроде italki, общение в чате с людьми в таких приложениях, как HelloTalk, или даже просто попросить марки в почтовом отделении, когда вы посещаете эту страну.

Причина 2: дети не осознают, что учатся

Дети принимают вызов обучения иначе, чем взрослые. На самом деле, они не видят в этом никакой проблемы. Они воспринимают это спокойно, потому что часто не замечают, что это происходит!

По словам профессора лингвистики Стивена Крашена, существует разница между изучением языка и усвоением языка. Изучение языка, процесс, с которым, я уверен, вы знакомы, представляет собой сознательный процесс изучения языка.Это включает в себя эти ужасные грамматические правила, и это процесс, который вы использовали бы на уроках в школе.

Однако

Приобретение — это постепенное изучение языка все лучше и лучше посредством таких процессов, как говорение.

Это происходит подсознательно и возникает в результате взаимодействия на целевом языке.
Студент университета может, например, поехать на третий год за границу в Испанию и вернуться с высоким уровнем владения испанским языком. Это вполне может быть без понятия, что такое претерит или несовершенное время, хотя они используют их с легкостью.

Усвоение — это то, в чем дети хороши — в конце концов, они только недавно выучили свой первый язык (и с этим у них все в порядке), так зачем им изучать грамматические правила для своего второго языка?

Но и у взрослых нет причин не использовать этот подход. Как утверждает Бенни Льюис, один из лучших способов выучить язык — это говорить на нем с первого дня.

Если грамматика кажется вам невозможной, возможно, вы уделяете ей больше внимания, чем нужно.Да, конечно, грамматика важна, так как многие из нас хотели бы достичь стандарта, который может означать, что нас принимают за носителей языка. Но если это вас демотивирует, измените режим изучения языка!

Мой совет: приобретай, а потом учись. Говорите, делайте ошибки, затем изучайте грамматические правила, объясняющие эти ошибки. Правила будут иметь гораздо больше смысла, и вы потратите гораздо меньше времени на их расшифровку.

Во взрослом возрасте большая часть обучения должна быть сознательным процессом.Требуется больше усилий, но вы получите больше от этого! У вас все под контролем, и вы можете делать то, что помогает вам достичь своей цели, будь то беглость, близкая к уровню носителя, или просто возможность поддерживать разговор с носителем языка. Таким образом, быть взрослым учеником имеет больше преимуществ — вы можете делать то, что означает, что вы получаете удовольствие от обучения, и это будет означать, что вы усваиваете вещи «естественно», как это может делать ребенок!

Причина 3: Дети хорошо различают фонемы — звуки языка

Есть исследования, которые доказывают, что дети лучше усваивают фонемы, отдельные звуки, образующие язык, по сравнению со взрослыми.Исследование, проведенное Энн Фатман в 1975 году, показало, что наибольшее преимущество в этом отношении имеют дети от шести до десяти лет (подробнее читайте здесь). Изучение иностранного языка с раннего возраста может означать, что потребуется меньше усилий, чтобы в конечном итоге звучать как родной. Но это не значит, что вы не можете.

Взрослые могут быть не хуже, просто это может занять немного больше времени. Есть такие люди, как Бенни, которые бегло выучили свой первый иностранный язык во взрослом возрасте и говорят на нем на невероятном уровне (наряду с множеством других языков!).Эти люди не сверхчеловеки, но, говоря как можно больше (наряду с другими методами), они так же велики, как фонемы, как любой ребенок, или даже лучше.

Иногда кажется невозможным понять, что кто-то говорит, даже если вы знаете большинство слов, которые вы слышите, когда они написаны на странице. Большую часть времени язык работает быстрее, чем вы привыкли, и кажется, что все слова произносятся как одно целое — как мы можем обработать только что услышанные слова, не говоря уже о том, чтобы понять их?

Способ добиться успеха в различении и имитации звуков в языке состоит в том, чтобы как можно больше знакомиться с изучаемым языком.

Не примите это за то, что я советую вам поехать за границу — вам не обязательно находиться в другой стране, чтобы погрузиться в изучаемый язык. Конечно, здорово быть все время в окружении языка и осознавать культурный контекст языка, который изучаешь (и хорошо провести отпуск!). Но погрузиться в себя легко и дома. Вы можете постоянно подвергаться воздействию иностранных звуков через множество материалов для прослушивания, таких как видео на YouTube, подкасты, радио и музыка.

Даже если у детей есть преимущество в восприятии фонем, во взрослом возрасте вы можете достичь уровня речи, по крайней мере, такого же хорошего, как у них, за счет максимально возможного языкового воздействия любым забавным способом, который вы решите делать.

Более того, не только дети имеют сильные стороны в изучении языка. Исследования, проведенные в 1980-х годах Кэтрин Сноу и Мэриан Хофнагель-Хёле, показали, что благодаря развитым когнитивным способностям взрослые могут иметь преимущество в различных аспектах изучения языка; это исследование, в частности, показало, что учащиеся старшего возраста превосходили детей в произношении, включая спонтанные задания и подражание.

Взрослые также с большей вероятностью смогут быстро выучить определенные языковые структуры, о чем свидетельствует исследование Фатмана, о котором я упоминал выше. Мы отлично умеем устанавливать шаблоны в языке, что позволяет нам учиться намного эффективнее, что дает еще одно преимущество! Взрослые также лучше знают английский язык, что облегчает распознавание родственных слов (иностранные слова, которые выглядят и означают одно и то же в вашем языке, например, «education» — это «educación» на испанском языке), что означает, что мы продвинулись дальше, чем дети. словарный запас еще до того, как мы начнем.

Причина 4: дети не боятся совершать ошибки (они просто учатся на них)

Профессор Стивен Крашен разработал гипотезу «монитора», которая мне очень нравится. Это идея о том, что когда взрослые изучают (а не усваивают) язык, любая полученная информация действует как «монитор». Это означает, что после того, как вы обдумаете, что собираетесь сказать на изучаемом языке, вы используете уже существующие знания, чтобы проверить, нет ли ошибок в запланированной вами речи.Затем, после разговора, вы можете поправить себя дальше.

Успешный пользователь монитора не злоупотребляет им. Они лишь вносят незначительные поправки во время разговора, чтобы как можно меньше прерывать ход разговора.

Конечно, удобно, что взрослые склонны злоупотреблять своим внутренним монитором!

Мы боимся показаться глупыми, и это может помешать нам выйти наружу и потренироваться. Детей, впрочем, это ничуть не смущает.Как это справедливо?!

Изучение языка отличается от изучения других навыков – для его развития требуется большая уверенность в себе. Например, если вы начинаете учиться играть на гитаре, вы не должны сразу же выступать перед толпой. Но с языком вам нужно все время «выступать», если вы хотите совершенствоваться. Это может быть невероятно сложно, особенно если вы застенчивы, но выходя из своей зоны комфорта (даже по чуть-чуть за раз), вы получите огромное чувство достижения.

Когда я ездил во Францию ​​прошлым летом, я постоянно трусил, когда у меня была возможность попрактиковаться в разговорной речи. Моя семья знала, что я уже давно изучаю французский, поэтому я боялась сказать что-нибудь не идеальное.

Потом, на почте, я набрался смелости, чтобы просто попросить несколько марок, послать несколько открыток в Англию. Я сказал всего пару предложений человеку за прилавком, но осознать, что мы поняли друг друга, было здорово!

Такие небольшие взаимодействия заставляют меня продолжать учиться.Острые ощущения от того, что тебя понимают на другом языке, не имеют себе равных.

Я обнаружил, что чем дольше вы оставляете его, чтобы начать говорить, тем больше усилий требуется, чтобы сделать это правильно. Это особенно важно, если люди знают, что вы учились какое-то время. Не расстраивайтесь, если вы чувствуете, что ваш акцент недостаточно хорош, или беспокойтесь, что вы не будете звучать так хорошо, как от вас ожидают, особенно если это мешает вам говорить. Приоритет состоит в том, чтобы говорить много, как бы хорошо или плохо вы ни говорили.Кроме того, если вы начнете говорить, как только начнете учиться, и устраните эту проблему; люди будут впечатлены, как бы хорошо или плохо вы ни звучали на первый взгляд! Нет никаких ожиданий, если вы говорите с первого дня, поэтому вы можете сделать столько ошибок, сколько захотите. Давление снято, и вы добьетесь большого прогресса, который повысит вашу уверенность.

Причина 5: Дети игнорируют мысль о том, чтобы научиться свободно говорить

В детстве родители или школа часто контролируют ваше обучение.Это означает, что у детей нет возможности отказаться, как у взрослых.

Некоторым детям, возможно, даже придется говорить на двух языках, чтобы понимать обоих родителей, если они живут в многоязычной семье. Это создает драйв, необходимый для свободного владения этим языком.

Таким образом, вам нужно создать этот диск .

Ребенок не считает беглость речи отдаленной целью — он даже не видит ее как цель. Слишком большое внимание к конечному результату может обескуражить; и как взрослые, которые учатся более сознательно, мы больше осознаем перспективу свободного владения языком и часто в результате находим идею достижения этой цели довольно пугающей.

Учиться точно так же, как ребенок, никогда не получится. Но мы можем извлечь из них уроки, чтобы самим лучше учиться. Если мы не можем не находить изучение языка пугающим, тогда нам нужно найти способы быть мотивированными и продолжать работать для достижения нашей цели.

Если у вас проблемы с мотивацией, делайте то, что вас пугает. Как я уже говорил, острые ощущения от общения на другом языке — это все, и если это вас пугает, бросьте себе вызов! Делая что-то, что вас пугает, вы создаете драйв, поскольку понимаете, на что способны.

Чем больше вы делаете что-то, что вас пугает, тем легче это становится. Например, если вы будете говорить как можно больше, прежде чем вы это поймете, вы не испугаетесь — и вы добились такого большого прогресса! Вот почему подход Бенни «говори с первого дня» работает так хорошо. Если вы начнете говорить на раннем этапе, это подготовит вас к большим достижениям в изучении языка. Часто бросая себе вызов, даже в мелочах, вы станете гораздо более уверенным и мотивированным в изучении языка. Вы будете прогрессировать быстрее, и это приведет к еще большей мотивации!

Достижение свободного владения языком будет рядом с вашими самыми большими достижениями, независимо от того, сколько вам лет.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта