Что стало с магазином дети: «Детский мир» закроет две сети магазинов игрушек

Бывший «Детский мир»: как игрушки променяли на косметику

Перед зданием бывшего «Детского мира» выстраиваются толпы бьюти-блогеров и модниц из-за магазина косметики и универмага. Раньше здесь тоже собирались толпы. Преимущественно родителей с детьми.

Что было раньше

Фото: skyscrapercity.com

Серую «коробку» построили в 1963 году и отдали под центральный универмаг (ЦУМ). Первые три этажа занимали торговые ряды, остальные два – склады и служебные помещения. Потом скучный универмаг «перебрался» на Московскую, а сюда въехал детский магазин.

Как здание стало «Детским миром»

Фото: sobaka.ru

В 1982 году Министерство торговли постановило: в каждом городе с населением более 100 000 человек должен быть «Детский мир» площадью 2 500 квадратных метров.

Так появился гигантский магазин, который был мечтой каждого маленького казанца. Можно было присмотреть и купить что угодно: игрушки, школьную форму, ручки, карандаши и тетради. Кроме детского магазина в здании располагался знаменитый кафетерий, а на четвертом этаже стояли детские игровые автоматы. Таким торговый комплекс был почти 30 лет.

Реконструкция

Фото: vk.com

В 2006 году детский магазин «уехал» из здания и оно превратилось в обычный заброшенный дом, который по привычке называют «Детским миром». Рекламодатели времени не теряли и завесили все стены огромными рекламными баннерами.

О том, что зданию вообще-то нужен ремонт, вспомнили только перед Универсиадой. Началась работа над внешним видом – фасад украсили гранитом и стеклами, решили сохранить советскую эстетику «Детского мира». Только к Универсиаде все равно закончить не успели.

Новая жизнь

Фото: evening-kazan.ru

Обновление бывшего «Детского мира» завершилось в 2014 году. Открылись «взрослые» магазины – «Золотое яблоко» и Stockmann. Появилась даже маленькая платная парковка со стороны Островского. Зданию в самом центре города, в общем-то, удалось сохранить историю. Не всем торговым центрам так повезло.

Читайте также:

Куда сходить в Казани в октябре, если уже везде был

Птичий рынок закрывается. Что мы потеряли

Бронзовый казан и гигантские торшеры. Октябрьские микроизменения

Американский «Детский мир» закрывается — МК В Новом Свете

Об этом объявили через полгода после того, как компания подала заявление о реорганизации из-за банкротства. Владельцы изо всех сил пытались выплатить пять миллиардов долга (большая часть из которого накопилась с 2005 года) и поначалу надеялись обойтись лишь закрытием части магазинов, в которых продавались товары для новорожденных. Тем не менее в конце прошлой недели стало известно, что компания перестала платить своим поставщикам, в том числе крупнейшим в стране производителям игрушек. Планируется, что в течение марта — апреля будут закрыты или проданы все магазины в Америке, своих рабочих мест лишатся около 31 тысячи человек.

Помимо того, что это сокрушительная новость для рынка, это также означает полный передел игрушечной индустрии. С момента своего открытия ToysRUs доминировал на розничном рынке продаж благодаря низким ценам и полному ассортименту самых популярных игрушек.  

Ты помнишь, как все начиналось?

Основатель игрушечного гиганта, Чарльз Лазарус, уроженец города Вашингтон, решил создать бизнес, подходящий для всей семьи. «Я вернулся со Второй мировой войны, и все, с кем я говорил, мечтали о том, чтобы создать крепкие семьи, родить детей и жить той самой «американской мечтой», мирно и благополучно», — вспоминал позже Лазарус. В 1948 году в бывшей велосипедной мастерской своего отца, находящейся на первом этаже родного дома, Чарльз открыл магазин детской мебели и сопутствующих товаров для маленьких детей. Здесь можно было сразу купить все — от колясок и кроваток до кресел-качалок и стульчиков для кормления. Через пару лет в ассортимент добавились игрушки – послевоенный рост рождаемости сказался и на потребительском интересе.

— Ключ к успеху заключался в том, чтобы прислушиваться к потребностям своих клиентов, — вспоминал Чарльз. – Вначале покупательница попросила у меня игрушки в дополнение к детской кроватке. Мне пришлось сделать дополнительный заказ на игрушки. Потом пришел другой клиент, чтобы поменять сломанную ребенком куклу. И я понял, что люди, которые купили игрушки для маленького ребенка, будут возвращаться снова и снова, чтобы покупать игрушки по мере взросления своих детей, в то время как кроватки или стульчики для кормления – это разовая покупка.

Так в 1957 году на рынке появился первый магазин ToysRUs (с перевернутой буквой R в логотипе, как будто это нарисовал маленький ребенок), а в 1960-м публике был представлен символ компании — жираф Джоффрей. С тех пор магазины этой сети открылись не только в разных штатах страны, но и в других странах, а Джоффрей стал лицом «детского клуба» и бесплатно поздравлял с днем рождения всех маленьких покупателей. Жираф даже обзавелся собственной семьей – женой Джиджи, сыном Джуниором и дочкой Бэби Джи. Джиджи и Джуниор рекламировали предстоящие распродажи, а Бэби Джи – товары для малышей. В 1994 году Лазарус ушел с поста генерального директора компании.  

«Одна вещь, которая отличает эту сеть от других магазинов игрушек, заключается в том, что г-н Лазарус точно знает, что покупают его клиенты, — писалось в статье Wall Street Journal в 1985 году. — Каждый продукт отслеживается с помощью компьютера, и это помогает определить самые популярные товары и доставить их в магазины за несколько недель до того, как они появятся у конкурентов».

После ухода Лазаруса владельцы компании принимали одно дорогостоящее решение за другим. В 2001 году был открыт флагманский магазин на Таймс-сквер, в котором были 18-метровое колесо обозрения, кукольный дом Барби в натуральную величину, «настоящий» Парк Юрского периода и огромная экспозиция Лего. Расходы на аренду и содержание всего этого великолепия были астрономическими и через несколько лет магазин закрылся. В 2009 году компания поглотила старейший игрушечный магазин на Манхэттене FAO Schwarz, который тоже вскоре был закрыт. В то же время сеть гипермаркетов Walmart стала предлагать более низкие цены на подгузники и детское питание. По словам аналитика по индустрии игрушек Джима Сильвера, именно «благодаря» этому ToysRUs начал терять покупателей: «Люди приходили сюда за игрушками во время праздников, а в остальное время года искали товары подешевле».

Проиграла компания и гиганту интернет-торговли «Амазону» – кратковременное сотрудничество в 2000 году окончилось ничем, ToysRUs открыл собственный веб-сайт. Однако покупателям оказалось гораздо проще покупать все на ставшем уже привычным «Амазоне». «Даже онлайн-продажи гипермаркетов Walmart и Target показывают лучшие результаты, — говорит Сильвер. – ToysRUs не смог адаптироваться к новым условиям и потерял множество онлайн-покупателей».

С отрицательным балансом компания закончила праздничный сезон 2017 года – полки были полупустыми, популярные игрушки быстро заканчивались, покупатели в поисках подарков уходили в другие магазины.

— Дело даже не только в онлайн-магазинах, — рассуждает маркетолог Ольга Данбе. — Самая большая проблема компании: она была обременена долгами в миллиарды долларов. Этот долг помешал сделать необходимые инвестиции в магазины. Если раньше в магазинах по выходным проходили бесплатные интересные мероприятия для детей, которые привлекали покупателей (пока сотрудники развлекали малышей, родители могли походить по магазину и купить новые игрушки), то вот уже несколько лет их больше не проводят. Огромные магазины, больше похожие на склады, в которых трудно найти продавца-консультанта, грязь, разбросанные и даже сломанные игрушки. Процесс покупки больше не приносит удовольствия. Иначе говоря, ToysRUs уже не тот.

Даже генеральный директор Дэвид Брэндон признал прошлой осенью, что компания отстала от конкурентов «на разных фронтах, в том числе в отношении общего содержания и состояния магазинов».

Во что играют наши дети

Также одной из причин кризиса игрушечной индустрии является, несомненно, увлечение гаджетами. В 2013 году было проведено маркетинговое исследование, которое показало, что две трети детей в возрасте от 7 до 13 лет предпочитают получить в подарок новый гаджет, а не игрушку. Детей в этой возрастной группе назвали «Поколение Z» — а ведь раньше именно ради подарков для младших и средних школьников родители регулярно наведывались в магазины игрушек.

Традиционная выставка производителей игрушек, которая проходит в феврале в Нью-Йорке, вот уже второй год подряд наглядно демонстрирует этот тренд. Выставка закрыта для широкой публики, предназначена в первую очередь для бизнесменов, маркетологов и журналистов. Имея уникальную возможность лично сравнивать предложения на этой выставке в разные годы, хочу заметить, что нежелание производителей рисковать и выводить на рынок новые игрушки очевидно. Большинство предложений рассчитаны либо на детей, увлекающихся электронными играми, либо на родителей, озабоченных модными ныне тенденциями «раннего развития». Даже безобидная погремушка с набором кнопочек все равно обозначена как S.T.E.M. (популярная стратегия обучения «науке, технологиям, инженерии и математике»). Лично я, конечно, не против прогресса, проблема в другом: нашим детям больше не нужно включать воображение, придумывать волшебные миры, фантастические путешествия, играть в следопытов, варить суп из одуванчиков – все уже придумано за них. Достаточно нажать кнопочку на любом гаджете (от «моего первого компьютера» для малышей от года до «наладонника» или айпэда для школьников) – и фантазия воплотится в электронную реальность.

— Зачастую родители, стремясь к большему развитию ребенка, покупают ему различные гаджеты, что на самом деле большая ошибка, — говорит детский психолог Евгения Тенненбаум. – Я работала много лет психологом-воспитателем в детском саду, сейчас консультирую в начальной школе и вижу, насколько нынешнее поколение беднее в своем восприятии, воображении. Они гораздо менее любопытны, чем были мы. Им не надо больше изучать мир, все есть в Интернете, достаточно погуглить. Не надо разговаривать за куклу, теперь она сама и говорит, и ест и даже писает. Даже компания «Лего» не удержалась и начала выпускать наборы с роботизированными компонентами! Дети постарше больше не играют в классические настольные игры – слишком долго, у них не хватает терпения. От этого, кстати, возникают и проблемы в учебе: не умеют грамотно выражать свои мысли, не хватает воображения написать интересное эссе, не могут осилить толстую книгу.

Согласно статистике, продажи традиционных игрушек растут гораздо медленнее, чем продажи электроники и видеоигр.

Флэшмоб за спасение игрушек

Очевидно, что многие родители обеспокоены этой тенденцией. Сейчас в социальных сетях ширится флешмоб в защиту ToysRUS – люди выкладывают свои детские фотографии из этих магазинов, делятся своими воспоминаниями и просят инвесторов поддержать компанию.

— Я приводила своих детей в их дни рождения в этот магазин. Традиционно менеджер поздравлял их по громкой связи и все посетители хлопали и поздравляли. Это было очень важным для нас еще и потому, что мы эмигранты и у нас тут нет ни родственников, ни близких друзей, — говорит Екатерина Рюмина из Коннектикута. – Мне жаль, что теперь мои дети лишатся этой радости. Еще мне нравилось, как «наши» эмигранты любовно называют этот магазин «той-зараза», что-то в этом есть.

— Очень жаль, что эти магазины закрываются. Это был такой настоящий «Детский мир», где ребенок мог побегать, выбрать то, что он хочет, где глаза разбегались от разнообразия и восторг был непреходящим. При том, что цены в сети ToysRUs не самые низкие, это был единственный магазин такого масштаба во всей Америке. Бутиковые частные магазины – это прекрасно, и товар там необычный и подчас штучный, но они не идут ни в какое сравнение с необыкновенным богатством выбора, которое (пока еще) предлагает ToysRUs, — говорит Екатерина Пухович из Филадельфии. — Онлайн-покупки не доставляют такого удовольствия, и у малыша нет возможности самому выбрать желаемое. Например, мы поехали в магазин за Лего, а дочка увидела и захотела игрушечный пылесос. Мне в голову не пришло бы ей его купить, а на «Амазоне» я бы его даже не увидела, если бы запланировала взять другую игрушку. Получается, я лишила бы своего ребенка возможности выбора. В прошлые выходные мы с мужем специально привели дочку на несколько часов в магазин, пока он еще открыт, просто чтобы дать ей возможность вдоволь набегаться по нескончаемым рядам, наиграться с десятком игрушек, воочию увидеть, что именно ее привлекает. Конечно, она еще маленькая и не вспомнит, сколько радости ей это доставило, но мы очень много фотографировали, и я уверена, что потом дочка будет разглядывать эти фотографии с удовольствием.

Что делать с купонами?

Распродажи в ToysRUs начнутся 22 марта и пройдут до конца апреля. В течение всего этого времени можно использовать купоны и подарочные карты. Все участники программы накопительных баллов также смогут их использовать. Купленные на распродаже игрушки нельзя будет обменять или сдать обратно.

Вы также можете продолжать использовать свою кредитную карту ToysRUs и получать по ней скидки, однако заявки на новые кредитки приниматься не будут. Кстати, несмотря на выход компании из бизнеса, вам все равно придется погасить долг по кредитной карте, включая проценты за ее использование.

Предположительно, все магазины будут закрыты в начале мая. Значит ли это, что бренд полностью исчезнет? Необязательно. К счастью для поклонников магазина, компания ищет покупателей для своего веб-сайта и пока не планирует закрывать свои магазины в Центральной Европе (за исключением Англии) и Японии. Особо ностальгирующим можно съездить в Канаду – здесь все магазины ToysRUs будут работать, как и прежде.

P.S.

Также ходят слухи о том, что Amazon.com Inc. рассматривает возможность приобретения нескольких магазинов в разных штатах – впрочем, не ради сохранения бренда ToysRUs, а ради расширения своего присутствия на оффлайн-рынке. После того, как «Amazon» приобрел сеть магазинов органических продуктов «Whole Foods Market» и начал открывать собственные книжные магазины, он становится одним из самых «тяжеловесных» игроков на рынке. Дополнительные магазины дадут возможность активнее продвигать устройства Echo, которые работают на платформе Alexa с поддержкой голоса. Прогресс не остановить: голосовое управление миром и сенсорные экраны заменят игрушечное царство.

«Детский мир» купил двойника-конкурента – Газета Коммерсантъ № 130 (3214) от 18.07.2005

Принадлежащая АФК «Система» сеть магазинов «Детский мир» избавилась от самого агрессивного соперника на рынке детских товаров. Как стало известно Ъ, она купила сеть магазинов «Чудо-остров», которая несколько лет добивалась аннулирования исключительного права «Детского мира» на известную с советских времен торговую марку.

Группа компаний «Детский мир» управляет сетью из 17 магазинов детских товаров в Москве (включая «Детский мир» на Лубянской площади), Санкт-Петербурге, Орле, Тамбове, Ярославле и Нижнем Новгороде. Оборот в 2004 году составил $98 млн. В рейтинге Ъ «Тор-50 крупнейших ритейлеров» ОАО занимает 38-е место. Основным акционером ОАО «Детский мир» является АФК «Система» (70,53% акций).

ЗАО «Чудо-остров» основано в 1992 году; управляло семью магазинами в Москве, Санкт-Петербурге и Рязани. По экспертным оценкам, оборот сети в 2004 году составил около $8 млн.

Информация о сделке появилась на днях. По словам источников Ъ, близких к сделке, группа «Детский мир» купила у «Чудо-острова» все семь магазинов — по одному в Москве и Рязани и пять в Санкт-Петербурге. Представители обеих компаний пока отказались от комментариев, ссылаясь на то, что совместное заявление ритейлеров будет сделано на этой неделе. Впрочем, фактов, подтверждающих сделку, и так достаточно. На днях на официальном сайте «Детского мира» появилась информация об открытии нового магазина сети у станции метро «Бабушкинская». А до последнего времени этим магазином управляло ЗАО «Чудо-остров». В офисе ЗАО «Чудо-остров-Нева», дочерней компании «Чудо-острова» в Петербурге, корреспонденту Ъ вчера заявили: «Сотрудникам уже объявили, что теперь мы собственность ЗАО ‘Детский мир-Северо-Запад’ (дочерняя компания ОАО ‘Детский мир-Центр’.—Ъ), но их представители у нас еще не появлялись».

По оценкам экспертов, сумма сделки могла составить $4-4,5 млн. Для «Детского мира» это первая сделка такого масштаба. Дмитрий Куприянов, гендиректор ИК «Базис» (занимается развитием сети детских магазинов «Банана-мама»), считает сделку весьма удачной. «На Москву приходится лишь одна пятая всего ‘детского’ рынка России, значит, необходимо искать другие рынки. Мелким компаниям это тяжело делать: региональные проекты очень дороги. Для ‘Детского мира’ это находка — увеличение числа региональных магазинов на 30% за счет покупки компании, которая им хорошо знакома».

По данным агентства Step by step, объем российского рынка товаров для детей составляет около $6 млрд, из которых около $1,3 млрд приходится на Москву. Около 60% продаж этих товаров приходится на рынки, 10% — на мелкие магазины, 30% — на специализированную розницу.

Впрочем, эта сделка любопытна не только как первый опыт покупки одного ритейлера, торгующего детскими товарами. «Детский мир» купил сеть, которая претендовала на права на его знаменитый еще со времен СССР брэнд. В 2002 году владелец «Чудо-острова» Сергей Киселев, до этого возглавлявший «Детский мир» на Лубянской площади, создал ЗАО «Розничная сеть Торговый дом ‘Детский мир'». Компания объявила, что будет создавать собственную сеть магазинов «Детский мир». ЗАО обратилось в Роспатент с просьбой аннулировать исключительное право «Детского мира», принадлежащего «Системе», на этот торговый знак. Тяжба за знаменитый советский брэнд длилась более года. Спор закончился осенью 2003 года: команда альтернативного «Детского мира» заявила об отказе от притязаний на марку.

Продажу господином Киселевым своего проекта оппоненту участники рынка расценили как закономерный финал давнего спора. «Про ‘Чудо-остров’ уже больше года ничего не было слышно»,— подтверждает Владимир Яковлев, директор по маркетингу компании Sak 2000 (поставщика игрушек). «‘Чудо-остров’ так и не смог стать известным брэндом и крупным бизнесом. А на сложном ‘детском’ рынке в России успешны только крупные ритейлеры. Из середнячков же как минимум 30% работают на грани рентабельности»,— говорит аналитик ИК «Финам» Владислав Кочетков.

СЕРГЕЙ Ъ-КАНУННИКОВ

В семь вечера на Лубянке

31 марта, в 19.00 распахнет свои двери перед первыми покупателями главный детский магазин страны на Лубянке.

«Детский мир», который отныне называется «Центральный детский магазин на Лубянке», был закрыт в течение семи лет. Именно поэтому и открытие назначено на семь вечера, пояснил «РГ» президент компании-девелопера проекта реставрации магазина Сергей Калинин. В первый день, рассказал он, магазин проработает четыре часа — до 22.00, в дальнейшем ежедневно он будет открыт с 10.00 до 22.00. Первых покупателей крупнейший детский универмаг страны встретит премьерой новой серии мультфильма «Маша и медведь», а также концертом, в котором выступят группа «Домисолька», театр танца «Щелкунчик», балет «Браво» и другие. Праздничное настроение создаст световое шоу с двумя сюжетами: «История России» и «Природа России». На стенах торгового атриума свет и лазер отобразят путешествие двух малышей в волшебную страну, где их ждут удивительные приключения. Они узнают много нового и интересного из географии и истории России, побывают в космосе, на балете и даже на корабле Петра I.

«Детский мир», в который любили ходить семьями многие поколения москвичей, а гости столицы специально приезжали туда не только за подарками для детей, но и просто чтобы увидеть одну из достопримечательностей столицы, был построен в 1957 году на фундаменте снесенного Лубянского пассажа по проекту известного архитектора сталинской эпохи Алексея Душкина. Здание было семиэтажным, но атриум, или центральный торговый зал, с первого по седьмой этаж сделать побоялись. Так на уровне третьего этажа появилось глухое перекрытие и верхние этажи стали использоваться не для торговли, а как складские помещения. Шло время, и сотрудники стали замечать, что зимой, а также в дождь стены из силикатного кирпича стали отсыревать. Проверили, что творится наверху, и поняли, что вода попадает через купол здания, оседает и накапливается в перекрытиях атриума, а затем постепенно стекает по стенам. В 2006 году несущие конструкции магазина признали предаварийными, а инженерно-техническое состояние здания — небезопасным. С 1 июля 2008 года магазин закрыли на реставрацию. Тогдашний собственник не захотел ввязываться в долгий и сложный процесс приведения здания в порядок, так как еще в 2005 году историческое сооружение получило статус объекта культурного наследия регионального уровня. Посчитал, проще продать его. Правда, бренд — «Детский мир» — оставил за собой. Поэтому компании Сергея Калинина, которая стала собственником магазина в 2011 году, пришлось не только заказывать новый проект реставрации, но и придумывать название. Это, кстати, оказалось не самой сложной задачей. С проектом оказалось сложнее — ведь нужно было сохранить и исторические элементы, и превратить здание в современный торговый центр, отвечающий всем нормам комфорта и безопасности для малышей и их родителей.

«Концепция и проект «родились» в короткие сроки — за восемь месяцев, — поделился с корреспондентом «РГ» архитектор «Моспроекта-2″ Павел Андреев. — Учитывая, что нам достался объект культурного наследия, мы сделали проект реставрации здания с приспособлением, хотя охранным статусом обладали только наружные стены». Все стены, подчеркнул Андреев, сохранены в том же материале и облицовке, в котором и были изначально: на уровне 26 арочных окон они покрыты керамической плиткой, а выше поднимается гранитный цоколь.

А вот внутренние интерьеры, рассказал «РГ» замгендиректора музеев Московского Кремля Андрей Баталов, охранного статуса не имели. «Собственники здания имели все права ограничиться сохранением только внешних стен, — подчеркивает Баталов. — К счастью, они оказались людьми понимающими, насколько важно сохранить часть истории Москвы. Поэтому пригласили известного реставратора Ларису Лазареву, которая разработала отдельный проект воссоздания атриума и колоннады внутри него, а также галереи с лампионами. В результате мы сейчас видим прекрасный атриум на всю высоту магазина. Мраморная колоннада воссоздана по подлинным деталям».

А вот витражи, которыми украшен атриум, современные. Над их созданием трудилась художник Елена Марковская. Она взяла за основу иллюстрации Ивана Билибина к таким знакомым нам всем с детства сказкам, как «Царевна-лягушка», «Перышко Финиста — Ясна Сокола», «Василиса Прекрасная» и др. На витражном куполе эта же художница создала витражи по мотивам «Московских сюжетов» Аристарха Лентулова с картинами старой Москвы. Отреставрированы восемь уникальных бронзовых лампионов. Расчищена трехпролетная лоджия со стороны Лубянской площади. «Внешне облик главного детского магазина страны сохранен на 100 процентов», — подчеркивает Андреев. — Ну а внутри, конечно, в основном все новое». «Тем не менее, оценивая сейчас воплощенный всего, по сути, за два года проект, я доволен, — добавил Андрей Баталов. — Архитекторы и искусствоведы еще помнят, какой в начале 2000-х годов предлагался проект реконструкции «Детского мира». Магазин хотели превратить в обыкновенный гламурный универмаг. Слава богу, что этим планам не суждено было сбыться».

Пространство нового магазина поделили между собой 140 мировых брендов, выпускающих товары для детей

Часы с кукушкой и карусель, которые многие считали символами «Детского мира», на поверку оказались никакими не историческими объектами. Они появились в магазине в конце 80-х годов XX века. Часы со временем остановились, карусель забрали бывшие собственники магазина. И сейчас она исправно работает и катает ребятишек в одном из торговых центров столицы в районе Белой Дачи. Вместо поломанных ходиков время в обновленном магазине отсчитывает один из самых больших в мире часовых механизмов. Проект разработан на старейшем русском часовом заводе. Часовой механизм весит 4,5 тонны и состоит из 5 тысяч деталей, изготовленных из стали, алюминия, титана и покрытых золотом. Время в часах «Центрального детского магазина на Лубянке» регулируется планетарным механизмом и корректируется с помощью инновационного электронного устройства, а сам он автоматически заводится горизонтальным маятником. Изготовитель гарантирует, что часы прослужат без ремонта 100 лет. Общая площадь магазина сейчас — 73 000 кв. м, под торговлю из них отдано 34 000 «квадратов». На этой территории расположились 250 торговых точек. 140 магазинов, поделивших их между собой, представят все существующие в мире бренды, выпускающие товары для детей и подростков. Остальные площадки займет общепит. А еще на каждом этаже обосновались интерактивные зоны с обучающими и развлекательными программами для детей. «Космическая площадка», «Виртуальный аквариум», «Библиотека», «Волшебная лента» и другие. «Дети там не просто встретятся с разными чудесами, но и смогут получать новые знания, — уверен Сергей Калинин. — В «Музее детства» они увидят более тысячи всевозможных старых игрушек, которыми играли еще их родители, бабушки и дедушки, — их мы собирали по всем уголкам России. Мы очень хотим, чтобы магазин снова стал центром семейного досуга, куда бы жителям всей страны хотелось приезжать в любое время. Мы готовы принимать не менее 50 тысяч посетителей в день».

Центральный детский мир: bob_many — LiveJournal

Кстати, в тексте ошибка — сначала в Детском Мире был в атриуме салон авто, а потом долгие годы ярмарка-магазин с каруселью..

Подходит к концу многолетняя эпопея с реконструкцией здания «Детского мира» на Лубянской площади. В обновлённом здании состоялась пресс-конференция с участием руководителей компании-застройщика, архитектора проекта и членов попечительского совета «Детского мира». Но начать рассказ о непростой судьбе универмага следует с его истории, ведь это то главное и почти единственное, чем он ценен для миллионов россиян.


1. Лубянская площадь издавна слыла бойким торговым местом. Сюда, за Владимирские ворота Китай-Города, стекались купцы и покупатели из бесчисленных магазинов верхних, средних и нижних торговых рядов, пассажей и гостиных дворов, а также открытых лавок у кремлёвских стен. На площади публику поджидали извозчики. Ту сторону площади, где сейчас стоит «Детский мир», в конце XIX – начале XX века занимало другое торговое предприятие – Лубянский пассаж купцов Алексеевых. Двух-трёхэтажные корпуса пассажа сдавались под магазины и лавки. В противоположном от площади углу квартала, на перекрёстке Софийки и Рождественки по проекту знаменитого архитектора Августа Вебера было выстроено богато декорированное здание доходного дома К.И. Прибыловой. В первом этаже дома находился магазин Жирардовских мануфактур с великолепными интерьерами.

2. Что же касается «Детского мира», то первый магазин с таким названием открылся на улице Кирова (ныне Мясницкой) ещё в 1947 году. Когда в 1954 году возникло предложение о строительстве центрального детского универмага, составить проект поручили группе архитекторов во главе с Алексеем Душкиным. Предложение о реконструкции Лубянского пассажа Душкин отклонил, и все здания в зоне строительства пошли под снос, что в архитектурном сообществе вызвало бурю возмущения. В итоге здание было возведено метростроевцами всего за три года. При строительстве несущих кирпичных стен универмага частично использовали фундаменты и сводчатые подвалы Лубянского пассажа.

3. Универмаг был открыт 6 июня 1957 года. Его фасады выделялись огромными, высотой в четыре этажа, застеклёнными арочными проёмами. Благодаря им здание приобрело лёгкость и приподнятость, скрывающие грандиозные масштабы сооружения. На трёх торговых этажах расположились магазины с продукцией всех заводов и фабрик СССР, делавших товары для детей. Сердцем здания стал застеклённый двухуровневый атриум. Сразу же после открытия «Детский мир» был признан универмагом европейского уровня. Проще говоря, это был первый в нашей стране многофункциональный торгово-развлекательный центр в современном его понимании.

4. Универмаг очень быстро приобрёл свою легендарную славу. За детской одеждой и игрушками сюда целенаправленно приезжали со всего Советского Союза. На здешних прилавках всегда можно было найти эксклюзивную продукция и разнообразные новинки, которые получали широкое распространение лишь спустя 5-10 лет. Кроме того, магазин активно налаживал контакты с заграничными производителями: в 1970-1980-х годах сюда приезжали за чехословацкой обувью, финскими комбинезонами, свитерами и даже детскими шубами. Большинство детей, которых родители брали с собой за покупками, на всю жизнь запоминали сказочно богатые витрины и невиданные игрушки, которые продавались только здесь.

5. С распадом Советского Союза начала тускнеть и слава крупнейшего в стране детского магазина. Рынок заполонили дешёвые и яркие китайские поделки. Визитной карточкой «Детского мира» в 1990-е годы была большая карусель, установленная в атриуме. Вскоре наступили совсем тяжёлые времена. На первом этаже здания открылся автосалон, а магазины детских товаров стали занимать всего 20% площади.

6. Когда 1 июля 2008 года универмаг закрылся на реконструкцию, он принадлежал группе компаний «Детский мир», контролируемой АФК «Система». Экономический кризис помешал началу работ, и они стартовали лишь в 2010 году, когда собственником здания уже являлся банк ВТБ. Архитектором был выбран Павел Андреев, до этого руководивший перестройкой Манежа и реконструкцией многочисленных исторических зданий. Строительный работы были возложены на компанию «Галс-Девелопмент». С 2006 года «Детский мир» является памятником архитектуры регионального значения. Это понятно, ведь он определяет панораму одной из центральных площадей города. Однако, все внутренние интерьеры охранного статуса были лишены, поэтому вскоре от первоначального здания остались одни только стены. Отвечая на возмущённые возгласы неравнодушной общественности и «Архнадзора», Андреев пообещал восстановить элементы первоначального проекта Душкина.

7. Согласно довольно консервативному проекту Андреева на месте старого атриума появился новый, аналогичный по площади и расположению, но простирающийся уже во всю высоту семиэтажного здания.

8. Отделка атриума была выполнена заново, но в рамках первоначального проекта, из уральского мрамора коелга.

9. На одной из стен атриума были установлены крупнейшие в мире механические часы, изготовленные по специальному заказу на фабрике «Ракета» в Петергофе.

10. Сверху атриум накрыт новым стеклянным куполом, не похожим на изначальный. Зато по периметру он украшен витражами на тему сказочных иллюстраций Ивана Билибина.

11. Остальное пространство было распланировано по-новому, лишь вписано в коробку первоначального здания. Стены утратили несущую роль, теперь её выполняет монолитный железобетонный каркас. Появился нижний уровень с подземной парковкой на 180 машин, при возведении которого строители уничтожили фундаменты Лубянского пассажа и других зданий, находившихся здесь ранее.

12. Из исторических элементов 1957 года уцелеть удалось лишь бронзовым светильникам и мраморным балясинам из атриума, а также дубовым входным дверям.

13.

14.

15. Старые мраморные балясины обрамляют новый выход к Лубянской площади.

16. В остальном этажи «Центрального детского магазина» (новое официальное название) неотличимы от других московских ТРЦ.

17. Разве что панели фальш-потолка изображают контуры по-советски простых плюшевых медведей, корабликов, мячиков и других игрушек.

18. Вход со стороны Театрального проезда.

19. Одно из огромных окон.

20. Сейчас все торговые помещения и половина холлов спрятаны за ширмами. Видно, что работы в остальной части далеки от завершения.

21. Работают лишь два из 22 лифтов, половина из 24 эскалаторов.

22.

23. На верхнем этаже стенка эскалатора сделана стеклянной, и дети смогут разглядывать работу механизма.

24.

25. Над эскалаторами сделаны световые окна. От снега их чистят вручную.

26. По состоянию на 23 декабря 2014 года универмаг представляет собой полностью пустое здание.

27. В будущем здесь на площади 34 тыс. кв. м будут расквартированы около 250 мелких и крупных арендаторов, торгующих детскими товарами ведущих марок, оказывающих разнообразные услуги детям.

28. Первый и второй этажи полностью отдадут под торговлю детской одеждой и обувью, игрушками.

29. Третий – этаж для новорождённых и будущих мам.

30. Четвёртый – галерея детской моды.

31. Пятый – развлечения для детей, игровые площадки и аттракционы.

32. На шестом разместятся кафе и ресторан.

33. Ещё один большой световой купол накрывает ресторанный дворик.

34. Он полностью раскрашен в стиле московских сюжетов художника Аристарха Лентулова.

35.

36.

37. Под самой крышей будет кинотеатр, смотровая и площадка и невиданное доселе учреждение – «Музей Детства». В нём можно будет увидеть отреставрированные игрушки и другие вещи, в разные годы купленные в центральном «Детском мире».

38. Но всё это ещё впереди. Сейчас лишь на первом этаже на время презентации установили игровые автоматы.

39.

40. Поднявшись на самый верх, поподробнее рассмотрим детали атриума: часы и купол.

41.

42.

43.

44.

45.

46.

47.

48.

Сейчас не существует того универмага, который многие помнят с детства. Он жил не как здание, а как особая атмосфера праздника и чуда. Лишь когда внутри вновь зазвучит детский смех, когда Лубянка опять станет центром притяжения детей со всей страны, мы сможем с уверенностью сказать: «Здравствуй, «Детский мир»! Ты вернулся!»

Источники:
Википедия
РИА Новости

Истории детей из детских домов и их наставников

Ко Дню заботы «Афиша Daily» вместе с фондом «Солнечный город» сделала фотопроект с наставниками и их подопечными. Поговорили с героями о том, как им удается найти общий язык, как общение взрослого и ребенка меняет жизнь обоих и что наставничество дает тем, кто решил взять на себя ответственность за будущее воспитанника детского дома.

Виктория и Наташа

© Антон Уницын

Виктория, 42 года

Наставница

О фонде «Солнечный город» я узнала в 2009 году из объявления в местном детском центре. Им нужны были игрушки и одежда, и я стала периодически отвозить их на гуманитарный склад. Захотелось стать волонтером, но возможности для этого появились только год назад. После заполнения анкеты меня пригласили на собрание, где я подробно узнала о проекте «Наставничество». Решилась поучаствовать не сразу: волновалась, было страшно зайти в детский дом, страшно взять ответственность за подростка, были сомнения — получится ли у меня? Но после прохождения тренинга что‑то внутри екнуло, что это мое.

Знакомства с Наташей я ждала долгих четыре месяца. Когда куратор проекта позвонила и пригласила в детдом для встречи с подопечной, я разволновалась. Что говорить? Что надеть? В назначенный день встречались сразу несколько пар: подростки заходили в комнату, и я гадала, кто же из них ко мне. И вот врывается высоченная красотка, хватает меня в охапку и произносит: «Я ждала тебя два года!» И все мои сомнения в этот момент лопнули — я там, где и должна быть!

© Антон Уницын

Общение у нас сложилось сразу. Когда Наташа должна была приехать к нам в гости, у меня был план: вместе приготовить ужин и провести время с нашей семьей. Но она просто вырубилась — легла на диван и проспала несколько часов.

В детдоме всегда кипеж, нельзя закрывать двери, а у нас она впервые оказалась в безопасной и тихой обстановке. Когда я отвозила Наташу домой, мы разговорились: она вспоминала детство, родителей. Думаю, с этого момента она окончательно доверилась мне как взрослому другу.

Трудностей у нас было мало — только из‑за «провинностей» Наташи в детском доме, которые могли наказываться лишением встреч с наставниками. У девушки вспыльчивый характер, она не терпит несправедливости, как и многие подростки, и всегда бурно реагировала, когда что‑то казалось ей неправильным, могла даже поссориться с воспитателями. Но что бы ни происходило, у нас всегда оставалась связь по телефону. В такие моменты я поддерживала ее, подсказывала, нужно ли извиняться. Мне удалось научить Наташу признавать ошибки и просить за них прощения. Она поняла, что это не страшно и может давать положительный эффект. А ее поведение в детдоме улучшилось настолько, что однажды эти перемены в ее характере похвалил даже директор.

Наставничество помогает понять, что воспитанники детдома — не плохие люди. Например, у моей дочери был урок в школе, где обсуждалось материнство. Полина сказала, что, если у нее не получится родить, она возьмет ребенка из детдома, а ей ответили, что все дети там — «больные» и «трудные». Дочка рассказала им о Наташе и о важности нормального человеческого отношения к воспитанникам детдомов — надеюсь, получилось утереть нос «педагогу».

Неожиданно для себя я многое приобрела за время общения с Наташей. Она научила меня радоваться мелочам — молочному коктейлю («Что такое милкшейк?» — спросила Наташа, когда впервые оказалась в кафе), прогулкам по берегу Обского залива («А в ракушках есть жемчуг?»). Как‑то мы просто пили чай в кафе с блинчиками и смотрели на закат: Наташа положила голову мне на плечо, так и сидели. Она часто вспоминает это и просит снова туда съездить.

Подробности по теме

«Что такое любовь, я не знаю»: как складывается жизнь девочек из детского дома

«Что такое любовь, я не знаю»: как складывается жизнь девочек из детского дома

Наташа, 17 лет

Воспитанница детского дома

Воспитанницей детского дома я стала в 14 лет. Папа погиб из‑за наркотиков, когда мне исполнилось 12. А еще через год мама умерла от пневмонии. Родители всегда ругались и даже дрались — хороших моментов не было. Когда я осталась одна, родственники не взяли меня к себе: у всех уже были свои дети, и я была не нужна.

В детском доме не было страшно: он находился в нашем селе, я знала всех ребят оттуда, мы вместе учились в школе. Там я нашла много возможностей развиваться: занялась танцами и полюбила спорт. После уроков мы делали домашнее задание, а потом бежали играть в баскетбол и волейбол. По вечерам мы собирались в домашнем кинотеатре, а летом ездили в лагерь и на Обское море.

© Антон Уницын

«Солнечный город» давно сотрудничает с нашим детским домом, поэтому я знала, что у ребят могут быть наставники. Я сразу заметила Вику: такая красивая, милая и добрая. Очень хотелось, чтобы именно она стала моей наставницей. После знакомства мы пошли гулять, но еще немного стеснялись. Вторая встреча пришлась на мой матч по волейболу. Вика приехала к нам в Криводановку (село в Новосибирской области. — Прим. ред.) и болела за меня — было приятно, ведь впервые кто‑то из близких присутствовал на моих соревнованиях.

За время наставничества Вика стала очень важным для меня человеком. Порой даже хочется, чтобы она была моей мамой, настолько тепло она относится ко мне. Вика поддерживает меня в любых начинаниях, поднимает настроение. Когда мы долго не видимся, то общаемся в мессенджерах, а в разлуке даже иногда плачу, настолько она мне дорога. Раньше мне было грустно, так как меня никто не навещает из близких, из родственников я ни с кем не общаюсь. Вика стала первой, кто приезжал ко мне каждые выходные, звала с собой в кино, магазин или кафе. Вдвоем нам всегда весело и тепло. У нас даже появился свой ритуал: вот уже вторую зиму мы ездим на Бердскую косу делать красивые фотографии.

Пока я не решила, кем вижу себя в будущем, но точно хотела бы стать наставником у ребенка из детского дома. По себе знаю, как дети радуются таким смелым и добрым людям. Возможно, когда у меня будет свое жилье и стабильный доход, я даже смогу усыновить ребенка.

Яна и Соня

© Антон Уницын

Яна, 50 лет

Наставница

Моим первым участием в деятельности фонда «Солнечный город» была помощь в закупке средств гигиены для маленьких детей. Я захотела узнать больше о работе организации, в том числе и о волонтерстве. Мне рассказали про «Наставничество», когда взрослые общаются с ребенком и становятся ему другом, — так мы с Соней нашли друг друга. С первой встречи было чувство, что мы знакомы уже много лет. Мои родные очень хорошо восприняли участие в Сониной жизни. Она стала членом нашей семьи: приходит в гости ко мне и моим родителям, летом вместе ездим на дачу. Соня может общаться с моей мамой, а праздники отмечаем в кругу нашей семьи. 

Наши встречи были разнообразными — мы много общались, и я всегда старалась окружить ее заботой. Конечно, иногда приходилось проводить с ней серьезные беседы — о житейских делах или школе, на которую часто делался акцент. Подростковый возраст — это время, когда не очень хочется учиться. Мотивировать Соню удалось личным примером: я рассказывала, как занималась в ее возрасте и с чем сталкивалась.

© Антон Уницын

Самый сложный момент — это выпуск из детдома. Из мира, где ребенок находится под полным контролем взрослого, он попадает в другой, где предоставлен сам себе. Даже в колледже то, как и чем они живут, никого не волнует , главное — приходить в общежитие. Детям выдают деньги, но они не умеют ими пользоваться. Я объясняла, как нужно распределять средства, чтобы хватало на еду и одежду. Сейчас Соня живет самостоятельно, а я помогаю только в вопросах здоровья: договариваюсь с врачами и записываю ее на прием.

Очень вдохновляет видеть, насколько благотворно твое участие влияет на ребенка, как он тянется к тебе, как ему важны твои забота и тепло. Это то, что дает мне силы. Наставничество учит меня быть терпимее и внимательнее к окружающим. Мы много фокусируемся на себе, а когда замечаем, что происходит у людей, это помогает понять, что жизнь — это еще и то, что ты можешь дать другим.

Подробности по теме

«Нас не учат быть родителями»: как Юлия Курчанова спасает детей от сиротства

«Нас не учат быть родителями»: как Юлия Курчанова спасает детей от сиротства

Соня, 20 лет

Бывшая воспитанница детского дома

В центр «Созвездие» я попала в 2017 году и прожила там два года. Оказалась я там после многочисленных и неудачных попыток инспекторов по делам несовершеннолетних изменить моих родителей и помочь им справиться с алкогольной зависимостью. С Яной я познакомилась в 2018 году в детдоме. Воспитатели предупредили, что ко мне придет наставник. Я переживала, что он мне не понравится, но вышло наоборот. Мы долго разговаривали, оказалось, что у нас много общего. Даже ее дача и дом, где я жила до «Созвездия», находились в одном поселке. Общий язык мы нашли почти сразу, потому что Яна была старше и опытнее меня. Ей всегда удавалось найти подход ко мне, дать совет, что‑то объяснить, даже поругать меня — но только чтобы я стала лучше.

© Антон Уницын

Появление наставника — одно из лучших событий в моей жизни. Я считаю, что каждому ребенку из детдома нужен взрослый, который станет для него семьей. Тот, кто будет во всем поддерживать, консультировать. После выпуска из детдома не все воспитанники знают о своих правах, не всегда могут получить помощь — и в таких ситуациях спасает наставник, который знает ответы на вопросы. Яна помогает мне во всем, от лекарств, если я заболела, до мелочей — с учебой или поездкой на дачу. Она заменяет мне маму, настолько это родной человек.

Вместе с ее появлением в моей жизни стало больше ярких моментов. Мне запали в душу воспоминания, как мы праздновали Новый год: собрались всей семьей за столом, разговаривали, ходили смотреть салют. Еще нравится вместе ездить на дачу в машине, а по дороге смеяться над шутками, петь и по приезде помогать маме Яны. Этим летом я даже сама жарила шашлык, и всем понравилось!

Нас с Яной сближает любовь друг к другу, любовь матери и дочери, любовь двух друзей. Я могу доверить ей все, а в будущем хочу быть такой же. Успешным человеком, Соней, которая всего добьется, сможет построить счастливую семью и помогать другим. Хотела бы в будущем открыть собственное дело и иметь возможность поддерживать детей из детдомов.

Подробности по теме

«Главный шок взрослой жизни — что ты один»: монологи выпускников детских домов

«Главный шок взрослой жизни — что ты один»: монологи выпускников детских домов

Аня и Вероника

© Антон Уницын

Аня, 37 лет

Наставница

Семь лет назад я стала преподавательницей йоги — это был мой способ сделать что‑то хорошее для окружающих, помочь им улучшить здоровье и прийти к внутренней гармонии. Тогда же я и заинтересовалась темой волонтерства: людей из этой сферы часто встречались мне на занятиях. Одно время я вместе с другими добровольцами ездила в детские дома, но наставничество подошло мне больше. Проще концентрировать внимание на одном ребенке и быть ему другом, а не приезжать к детям толпой с волонтерами и делать развлекательные мероприятия.

Стать наставницей окончательно решилась спустя полгода после того, как прошла тренинг в фонде. Эти шесть месяцев понадобились, чтобы понять, что я готова взять на себя такую ответственность. Первая встреча с Вероникой прошла онлайн, в разгар пандемии. Поначалу было волнительно, но вскоре мы нашли общий язык: стали регулярно созваниваться, а потом и встречаться. Из‑за правил детдома видеться с Вероникой получалось не так часто: ее не всегда отпускали, и мне казалось, что никому не нужно мое наставничество и помощь. Справиться с сомнениями помогла психолог — от нее я узнала, что Вероника очень рада нашему общению и нуждается в нем. 

© Антон Уницын

Свободное время мы всегда проводим по-разному, занятие выбирает Вероника. Например, печем блины у меня дома, ходим в кино или кафе, гуляем по набережным. Вместе мы ездили в дельфинарий и катались на сноуборде. Еще много говорим о ее будущем, поступлении в колледж, планах в профессии. Все это помогает ей больше думать о взрослой жизни и обрести веру в себя, а не вариться в текущих проблемах внутри детдома.

Наставничество дает возможность делать добро. Мне важно, что я могу стать опорой человеку, у которого этого не было в семье, помочь ему поверить в себя.

Аким и Костя

© Антон Уницын

Аким, 29 лет

Наставник

Два года назад по работе я переехал из Иркутска в Новосибирск. В интернете часто встречал посты, где люди рассказывали, как они помогают воспитанникам детдомов, ездят к ним, организовывают мероприятия. Мне тоже захотелось поработать с ребятами, так как казалось, что мне есть, чем с ними поделиться. Я отправил в детский дом сообщение с предложением помощи. Ответ пришел где‑то спустя месяц: сказали, что это должно проходить через благотворительные фонды. Так я решил участвовать в «Наставничестве». Семинары и тренинги лишь укрепили желание быть полезным для детей и понимание, что мне это нужно.

Обычно к наставникам прикрепляют воспитанников, но в моем случае им стал выпускник — Костя. Пока парень находился в детском доме, все шло хорошо: он был спокойным, неконфликтным. Но после выпуска, когда Костя почувствовал беззаботную, взрослую жизни, «расслабился»: появились сомнительные гулянки и алкоголь, пропуски по учебе, проблемы в общении. 

Подробности по теме

Как выпускник коррекционного интерната сломал систему и поступил в вуз

Как выпускник коррекционного интерната сломал систему и поступил в вуз

За Костю, я думаю, переживали больше, чем за других выпускников. Воспитатели верили в него, а с возрастом он стал не совсем таким, каким его хотели видеть. Костя подросток поколения Z, от которого ждали слишком многого, а он просто хочет жить, кайфовать без мыслей о будущем или перспективах. Наше с ним наставничество оказалось не сложнее, чем у других: изначально он сторонился меня, как и любого взрослого, но со временем увидел во мне старшего друга, которому можно доверять и рассказывать то, что другим знать не нужно.

© Антон Уницын

Найти общий язык было нетрудно. На первой же встрече я убедил его, что не буду контролировать каждый шаг, что я всего лишь взрослый товарищ, который понимает его мироощущение. Мы общаемся около шести месяцев: Костя работает в гостинице для домашних питомцев и живет самостоятельно. Иногда мы встречаемся, ходим в бильярд, боулинг, кино или играем в настолки. 

У нас не очень много общих взглядов, кроме любви к большой и вкусной шаурме, но это и не критично. Главное для меня — помочь Косте влиться в общество так, чтобы его приняли.

Мне важно видеть, как он социализируется, строит планы. Постоянно напоминаю Косте, что если он не знает, как повести себя, то всегда может обратиться за советом. Не стараюсь завлечь парня своими занятиями или поменять круг общения, могу только показать, чем увлекаюсь, и познакомить со своими друзьями. И это касается всего остального: отдыха, работы, эмоций, поведения. Тем самым я, возможно, расширю его мировоззрение и предоставлю возможность выбора в более широком диапазоне.

Окружение по-разному относится к моему наставничеству. Кто‑то говорит, что это хорошее дело, кто‑то удивляется, спрашивает: «Зачем тебе это надо?» Есть и те, кто относится нейтрально. Но абсолютно все уважают этот выбор, потому что он мой. Меня знают человеком, который необдуманно ничего не делает. «Наставничество» — хороший проект, который учит доброте и человечности.

Юрий и Артем

© Антон Уницын

Юрий, 37 лет

Наставник

О фонде и проекте я узнал случайно — увидел баннер на улице, изучил его вдоль и поперек, записал контакты, позвонил и подал заявку. Сложно сказать, почему решился на это. Было желание принести пользу кому‑нибудь. Мне не подходил вариант помогать деньгами, хотелось выстраивать человеческие отношения.

Я верю, что к любому человеку можно найти подход, главное — соблюдать обоюдные интересы. Общение с Артемом я выстраивал, основываясь на этом принципе: учитывал и свои, и его границы, сразу говорил, если что‑то идет не так. Так бывало, например, с долгом: иногда он забывался и не возвращал его вовремя, но путем обсуждения [личных границ] мы стабилизировали финансовые отношения. В детском доме он часто ссорился с воспитателями, спорил, но мы старались слушать друг друга и избегать обид или претензий.

Сложностью в наставничестве для меня стало умение сдерживать себя. Иногда взгляды человека кажутся глупыми, и в ответ хочется сказать что‑то неприятное. Опыт с Артемом научил меня, что люди делают резкие и далекие от реальности выводы не от глупости, а от нехватки опыта и знаний. Нужно не обижаться или критиковать собеседника, а наоборот, привести его логически к тому, чего не хватает для полноты картины. Не убивать желание размышлять на сложные темы, а добавить мотивации к изучению мира.

© Антон Уницын

С Артемом мы общаемся уже пять лет: в первые годы он беспокоился, не был уверен, что мы будем долго поддерживать связь. Но со временем, сами не осознаем как, для нас стало естественным присутствие в жизни друг друга. 

Большая часть моей помощи в жизни Артема состояла в том, чтобы научить его самостоятельности и уверенности в себе. Я старался не акцентировать внимание на своих поступках. Хотелось, чтобы он понял: «Будешь действовать — будет результат». Особенно сложно с этим было после выпуска из детдома: Артем был уверен, что все плохо, все мешает, ничего не получится. Перестройка этого мышления путем разговоров заняла год. Затем я научил его концентрироваться на хорошем, что важно уметь радоваться и воспринимать позитивно то, что есть, и при этом не останавливаться на достигнутом. Я активно участвовал в его поступлении в колледж, делился идеями, где можно заработать деньги и куда сходить на образовательные курсы, постарался подсказать книги.

Не так давно я решил стать наставником для второго ребенка. У меня остается потребность делиться опытом, быть полезным. Я точно знаю, что такой взрослый был бы очень важен для меня. Обратная связь и понимание того, что ты делаешь, дает огромный ресурс и силы: это отвлекает, позволяет отключиться от ежедневных задач и проблем и перенастраивает мышление.

Мировоззрение подростков освежает наше собственное и позволяет по-другому смотреть на многие вещи. Когда ты можешь создать самый запоминающийся день для человека — это много стоит. В итоге у тебя появляются положительные эмоции от общения и возможность по-другому взглянуть на мир.

Подробности по теме

Как живут российские сироты и почему это должно волновать каждого из нас

Как живут российские сироты и почему это должно волновать каждого из нас

Один день жизни после 2014 года: исповедь киевлянки

https://sputnik.by/20220412/odin-den-zhizni-posle-2014-goda-ispoved-kievlyanki-1061975136.html

Один день жизни после 2014 года: исповедь киевлянки

Один день жизни после 2014 года: исповедь киевлянки

Жить в Киеве после госпереворота 2014 года «стало просто невыносимо», рассказывает мать пятерых детей, публицист, блогер Светлана Пикта. 12.04.2022, Sputnik Беларусь

2022-04-12T11:38+0300

2022-04-12T11:38+0300

2022-04-12T11:39+0300

радио

киев

общество

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn11.img.sputnik.by/img/07e6/04/0c/1061974298_72:0:1210:640_1920x0_80_0_0_b9bc9ad7dcac83bb603fd34ba8345169.jpg

«А почему, собственно, тебе спокойно не жилось под нациками, вот наши знакомые жили и были всем довольны до самого последнего времени?- Хорошо. Я вам покажу один день жизни киевлянки — причем, ни публичной личностью, ни корреспондентом я тогда не была», — публицист и блогер Светлана Пикта рассказала о жизни в Киеве после госпереворота 2014 года.»Утром ты провожаешь детей в школу и в сад. Допустим, это 14 октября. Покров.- Мама, у нас сегодня День защитника Украины. Нам сказали надеть вышиванки.- Наденешь обычную одежду. День защитника отечества 23 февраля.- А у нас утренник в 10.00, не забудь.Проводив детей, идешь в магазин за продуктами. Кассирши громко обсуждают между собой что-то на русском языке, но, когда ты подходишь, она переходит на украинский: уже приняли антиконституционный закон о тотальном украинском языке в сфере обслуживания, и кассирша боится штрафа или отморозков. Думаешь: настаивать или не настаивать на обслуживании на русском? Решаешь поберечь силы.Плетешься на утренник. Дети мило поют «патриотические песни», переделанные из советских на «укронационалистический» лад. Молча терпишь, но этого оказывается мало: объявляют минуту молчания по погибшим «героям АТО». Все встают. И ты встаешь. И понимаешь: либо больше не ходить на утренники к детям, либо надо тут все посрывать — эту символику, эти наглые рожи убийц со стендов славы, растоптать этот флаг, под которым убивают наших родителей в Донецке, под которым лишили пенсий миллионы стариков», — рассказывает Пикта.»Ну а еще приходит с работы муж и рассказывает, как с него сегодня удержали налог на АТО и попытались вытрясти денег на «броник» сыну какой-то сотрудницы… Вздыхаешь — и садишься учить с сыном польский язык, который ввели вместо единственного в неделю урока русского языка. Вот, собственно, для тех, кто не жил в этом «вишнэвом адку», картина происходящего в Киеве с 2014 года», — об этом пишет Светлана в своем телеграм-канале Пикта Z.Видеокомментарий блогера Светланы Пикты смотрите на Sputnik Беларусь.Самая актуальная информация о ситуации вокруг Украины – в Telegram-канале Sputnik БеларусьТакже на Sputnik:

киев

Sputnik Беларусь

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

2022

Sputnik Беларусь

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

Новости

ru_BY

Sputnik Беларусь

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

https://cdnn11.img.sputnik.by/img/07e6/04/0c/1061974298_214:0:1067:640_1920x0_80_0_0_110bdb1ca49e279514909f05839b2af7.jpg

Sputnik Беларусь

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

Sputnik Беларусь

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

киев, общество, видео

11:38 12.04.2022 (обновлено: 11:39 12.04.2022)

Подписаться на

Жить в Киеве после госпереворота 2014 года «стало просто невыносимо», рассказывает мать пятерых детей, публицист, блогер Светлана Пикта.

«А почему, собственно, тебе спокойно не жилось под нациками, вот наши знакомые жили и были всем довольны до самого последнего времени?

— Хорошо. Я вам покажу один день жизни киевлянки — причем, ни публичной личностью, ни корреспондентом я тогда не была», — публицист и блогер Светлана Пикта рассказала о жизни в Киеве после госпереворота 2014 года.

«Утром ты провожаешь детей в школу и в сад. Допустим, это 14 октября. Покров.

— Мама, у нас сегодня День защитника Украины. Нам сказали надеть вышиванки.

— Наденешь обычную одежду. День защитника отечества 23 февраля.

— А у нас утренник в 10.00, не забудь.

Проводив детей, идешь в магазин за продуктами. Кассирши громко обсуждают между собой что-то на русском языке, но, когда ты подходишь, она переходит на украинский: уже приняли антиконституционный закон о тотальном украинском языке в сфере обслуживания, и кассирша боится штрафа или отморозков. Думаешь: настаивать или не настаивать на обслуживании на русском? Решаешь поберечь силы.

Плетешься на утренник. Дети мило поют «патриотические песни», переделанные из советских на «укронационалистический» лад. Молча терпишь, но этого оказывается мало: объявляют минуту молчания по погибшим «героям АТО». Все встают. И ты встаешь. И понимаешь: либо больше не ходить на утренники к детям, либо надо тут все посрывать — эту символику, эти наглые рожи убийц со стендов славы, растоптать этот флаг, под которым убивают наших родителей в Донецке, под которым лишили пенсий миллионы стариков», — рассказывает Пикта.

«Ну а еще приходит с работы муж и рассказывает, как с него сегодня удержали налог на АТО и попытались вытрясти денег на «броник» сыну какой-то сотрудницы… Вздыхаешь — и садишься учить с сыном польский язык, который ввели вместо единственного в неделю урока русского языка. Вот, собственно, для тех, кто не жил в этом «вишнэвом адку», картина происходящего в Киеве с 2014 года», — об этом пишет Светлана в своем телеграм-канале Пикта Z.

Видеокомментарий блогера Светланы Пикты смотрите на Sputnik Беларусь.

Самая актуальная информация о ситуации вокруг Украины – в Telegram-канале Sputnik БеларусьБолее 1,5 млн детей на Украине угрожает нехватка едыБолее 4 млн человек покинули Украину с начала спецоперации – ООН

Что случилось с универмагами?

Универмаги

, которые когда-то были символом американского среднего класса, в течение многих лет приходят в упадок вместе с торговыми центрами, которые они закрепляют в сообществах по всей территории США. Буквально в прошлом году и элитный Barneys, и старейший универмаг страны Lord & Taylor обанкротились и объявили о планах закрыть все свои магазины.

Затем пришла пандемия коронавируса, которая потрясла экономику, сильнее всего ударив по американцам с низким и средним уровнем дохода, вынудив их остаться без работы и еще глубже залезть в долги, причем облегчения не предвиделось.Кризис также временно закрыл большинство второстепенных физических розничных магазинов и удерживал людей дома в течение нескольких месяцев, что дало им больше причин, чем когда-либо прежде, делать покупки в Интернете у гигантов электронной коммерции, таких как Amazon, или у небольших брендов, ориентированных на потребителя, чья реклама следит за всеми нами. вокруг Интернета.

Поскольку мы приближаемся к концу 2020 года, прогноз для американского универмага мрачнее, чем когда-либо. Причины выходят далеко за рамки Covid-19 или даже продолжающегося роста онлайн-покупок и больше связаны с тенденциями в американской экономике, которые сокращают средний класс и обогащают и без того богатых.Вот почему на упадок этих гигантов розничной торговли стоит обратить внимание. На них работают сотни тысяч людей, и они занимают огромное место в наших сообществах; их постепенное исчезновение, а также то, что приходит им на смену, кое-что говорит нам о том, куда мы движемся.

— Саманта Олтман, редактор Recode


Смерть универмага и американского среднего класса

Крах американского среднего класса разрушил универмаги.Amazon и пандемия нанесли последний удар.

Джейсона Дель Рей


Универмаги поп-культуры научили нас, чего хотеть

Констанс Грейди


Смерть и возрождение универмагов Америки в чартах

Рани Молла


Что, по мнению одного из крупнейших критиков Amazon, будущее розничной торговли означает для работников

Ширин Гаффари


Как ритейлеры отслеживают каждое ваше движение в обмен на купоны и удобство

Сара Моррисон

Смерть универмага и американского среднего класса

В пригороде Нью-Джерси, в семи милях к западу от центра Манхэттена, «Американская мечта» стоит на зыбкой почве.

Мечта, о которой идет речь, — это не мифологическое представление о том, что восхождение по социальной лестнице доступно для всех трудолюбивых американцев. Это торгово-развлекательный комплекс стоимостью 5 миллиардов долларов и площадью 3 миллиона квадратных футов в Ист-Резерфорде с крытым лыжным склоном, катком и парком развлечений под брендом Nickelodeon. Комплекс, наконец, открылся прошлой осенью, но теперь перед ним стоят новые огромные проблемы.

Сложная 17-летняя история развития, отмеченная сменой владельцев, фальстартами и невыполненными обещаниями, уже поставила American Dream в опасное положение.Пандемия Covid-19, разразившаяся в марте, усугубила ситуацию. Сохранится ли торговый центр в долгосрочной перспективе, будет частично зависеть от того, как он справится с крахом трех крупных универмагов, которые должны были закрепить комплекс и привлечь пешеходов — Barneys New York, Lord & Taylor и Century 21. все они обанкротились и закрылись или планируют закрыть все свои магазины в США.

Более половины всех универмагов в торговых центрах закроются к концу 2021 года

Около 100 витрин American Dream открыли свои двери для покупателей в октябре и ноябре, но будущее комплекса не гарантировано.Его владельцы, Triple Five Group, этим летом пропустили несколько ипотечных платежей, и неясно, кто может заполнить огромные дыры, оставленные тремя павшими сетями универмагов, или какие другие арендаторы розничной торговли откажутся от своей аренды теперь, когда развитие отсутствует. три его якоря.

Хотя история «Американской мечты» уникальна во многих отношениях, ее борьба символизирует безрадостное будущее многих торговых центров и универмагов США, чьи судьбы уже давно переплетены.Падение этих бывших жемчужин розничной торговли окажет существенное влияние на американцев, которые на них работают, и на сообщества, которые они долгое время называли своим домом.

В США универмаги сокращаются или вовсе закрываются. По оценкам исследовательской фирмы IBISWorld, в 2011 году в универмагах США работало 1,2 миллиона сотрудников в 8600 магазинах. Но в 2020 году в этом секторе работает менее 700 000 сотрудников, работающих чуть более чем в 6000 местах.

Мегамолл American Dream в Ист-Резерфорде, штат Нью-Джерси, находился в стадии разработки в течение 17 лет, прежде чем открылся в конце 2019 года. Тимоти А. Клэри/AFP через Getty Images

Причины борьбы одновременно общие и уникальные. С тех пор как в конце 2007 года началась Великая рецессия, подавляющая часть роста доходов в США пришлась на домохозяйства с высокими доходами, вытеснив домохозяйства со средним классом и изменив то, как они тратят деньги.В результате сети, которые продают бренды с большими скидками, такие как TJ Maxx, Ross и Dollar General, стали более популярными, перекачивая покупателей из полноценных универмагов, таких как Macy’s и J.C. Penney, которые были созданы для обслуживания более сильного среднего класса. прошлый год.

Универмаги

также столкнулись с реальностью, что они больше не являются основным способом, с помощью которого большинство покупателей находят новые бренды или получают к ним доступ — что когда-то, возможно, было их главной привлекательностью как бывших новаторов. Потребительские бренды все больше внимания уделяют налаживанию связей с покупателями через собственные магазины, веб-сайты, платформы социальных сетей и другие онлайн-рынки.

Тем временем сокращение универмагов переворачивает с ног на голову местные рынки труда и сообщества, которые они называли домом. А дно еще даже не наступило. По оценкам исследовательской фирмы Green Street Advisors, более половины всех универмагов в торговых центрах закроются к концу 2021 года. И это окажет огромное влияние на торговые центры; по состоянию на январь универмаги составляли почти каждый третий квадратный фут в торговых центрах.

«Жанр универмагов медленно, но неуклонно уносил с собой крупные американские торговые центры», — сказал Марк Коэн, директор по исследованиям розничной торговли в Колумбийском университете, который ранее был генеральным директором нескольких сетей универмагов в США и Канаде. .

Что происходит, когда целый сектор розничной торговли, в котором занято более полумиллиона человек, находится в свободном падении — и замедляет или тянет за собой торговые центры, такие как American Dream? И что станет с местными сообществами по всей стране, чья социальная идентичность и местная экономика опирались, по крайней мере частично, на ныне заброшенные универмаги и торговые центры, которые они поддерживали? Мы собираемся это выяснить.

Что убивает универмаг

На протяжении большей части прошлого века сети универмагов США играли важную роль в жизни многих американцев и новаторскую роль в секторе розничной торговли.

Для американского среднего класса 20-го века универмаги помогли сформировать успешную жизнь американской мечты. Эти магазины часто были отправной точкой для знакомства с тенденциями моды и домашней обстановки, когда-то доступными только для самых богатых, поскольку они предлагали большой выбор известных брендов по доступным ценам под одной крышей — сначала в больших городах, а затем после массового исхода населения в пригороды. И как главные достопримечательности торговых центров в пригородах США, они сыграли основополагающую роль в идее шопинга как социальной деятельности во второй половине 20-го века.

Сотрудникам универмага

тоже было неплохо, какое-то время. Согласно книге From Main Street to Mall: The Rise and Fall of the American Department Store , этот сектор приветствовал женщин-продавцов, предоставляя путь к определенным корпоративным ролям тем, кто добился успеха. Успешный продавец, работавший в одном из таких магазинов, особенно до того, как крупные сети стали доминировать в этом секторе, мог сделать карьеру на своей должности, обеспечивая свою семью, не требуя высшего образования.Те дни в основном давно прошли.

С тех пор как в 2007 году началась Великая рецессия, доходы средних 40 процентов населения США сократились

Но за последние два десятилетия стечение других факторов поставило несколько гигантов на грань смерти и поставило даже самых новаторских в опасное положение. Эти факторы были как внешними, так и внутренними: Amazon возглавил бум онлайн-покупок, и многие бренды, которые когда-то полагались на универмаги, начали продавать товары покупателям напрямую через Интернет и в своих собственных магазинах.Между тем, многие сети универмагов сделали неверные ставки, вложив больше средств в расширение магазинов, но недостаточно инвестируя в стратегии дифференциации товаров и электронной коммерции.

Но, пожалуй, наиболее важно для сетей, ориентированных на средний класс, таких как Macy’s, J.C. Penney и Bon-Ton, эта категория домохозяйств испытывает трудности с начала Великой рецессии в 2007 году. Согласно исследованию 2018 года, проведенному консалтинговой фирмой Deloitte, Доходы «средних 40 процентов» населения страны за предыдущее десятилетие сократились, в то время как более 8 долларов из каждых 10 долларов прироста доходов по стране достались домохозяйствам с высокими доходами.В результате дисконтные сети, которые продают известные бренды по сниженным ценам, такие как магазины TJ Maxx и Ross, стали гораздо более привлекательными для покупателей среднего класса, чем универмаги, продающие товары по полной цене. Аспект охоты за сокровищами таких магазинов, как TJ Maxx и Home Goods, также повысил их привлекательность по сравнению со многими их конкурентами в универмагах. Macy’s, крупнейший традиционный универмаг в стране, ранее в этом году заявил, что планирует закрыть 125 из своих более чем 800 магазинов — и это было до пандемии.

«Sears был создан для посетителей торговых центров среднего класса», — написал Уэб Смит, основатель коммерческого и медиа-бюллетеня 2PM, после банкротства Sears в 2018 году. «Это был тезис 2PM, Inc. о том, что розничные торговцы, которые построили свой бизнес для этой американской демонстрации, будут продолжать бороться, пока американский средний класс не восстановится».

Но универмаги, обслуживающие более состоятельных клиентов, тоже потерпели неудачу. Помимо Sears и J.C. Penney, за последние два года о банкротстве объявили более дорогие магазины Barneys New York, Lord & Taylor и Neiman Marcus.Даже Nordstrom, которую инсайдеры отрасли считают самой прогрессивной традиционной сетью универмагов, сталкивается со значительными трудностями. В то время как общий объем продаж электронной коммерции в США увеличился на 45% в годовом исчислении с апреля по июнь, поскольку из-за карантина в связи с пандемией увеличилось количество покупателей в Интернете, Nordstrom зарегистрировал всего 20-процентный рост онлайн-продаж.

По мере того, как все больше американцев выходили в интернет и популярность социальных сетей росла, бренды начали устанавливать прямые отношения в Интернете и через свои собственные магазины, что уменьшило их зависимость от универмагов в поиске клиентов.Некоторое время универмаги все еще могли обеспечить доступ в основном к пожилым потребителям, которые предпочитали делать покупки лично, или к тем, у кого не было доступа в Интернет, но сети стали больше дополнять популярные бренды, а не оставаться важным каналом продаж.

Более средние бренды, такие как Levi’s и Adidas, начали продавать на Amazon и других онлайн-рынках, поскольку универмаги, ориентированные на средний класс, начали бороться, а это означало, что у сетей, таких как Macy’s, теперь тоже была серьезная онлайн-конкуренция.А поскольку Amazon и другие ведущие интернет-магазины во многих случаях более удобны, чем посещение крупных магазинов, где продавцы обучены и им платят меньше, чем раньше, преимущества универмагов еще больше уменьшились.

Две из трех торговых точек в торговом центре Shenango Valley Mall в Эрмитаже, штат Пенсильвания, закрылись в последние годы. Дастин Франц для The Washington Post через Getty Images

Наконец, некоторые частные инвестиционные компании — инвестиционные фирмы, которые скупают находящиеся в затруднительном положении компании, отчасти обременяя их долгами, — нацелились на этот сектор, и долги, связанные с их поглощениями, ускорили упадок некоторых сетей универмагов, таких как Neiman Marcus.В начале этого года базирующаяся в Далласе сеть магазинов предметов роскоши подала заявление о банкротстве из-за огромного долга своего частного владельца.

Сеть также опоздала с электронной коммерцией — когда она, наконец, начала действовать агрессивно где-то в 2014 году, введя бесплатную доставку и возврат, чтобы лучше конкурировать с Nordstrom, она не сработала и вместо этого сократила свою прибыль. На чистую прибыль компании также повлиял переход некоторых крупнейших брендов, которые она продает, от оптовой модели к более гибкой модели с меньшим риском, которая была менее прибыльной для Neiman Marcus.Хотя владелец частного капитала не форсировал эти шаги, последствия этих кризисов в сочетании с тяжелым долговым бременем были рецептом катастрофы.

Как упадок универмагов меняет общество

В то время как пандемия ускорила сокращение отрасли универмагов, в течение десятилетий этот сектор медленно снижался. И сообщества, которые они называют домом, которые испытали положительные стороны своего присутствия в золотые годы, теперь сталкиваются с рядом каскадных проблем.

«Сначала они мозолят глаза; это эстетически вредно», — сказала Вики Ховард, автор книги « From Main Street to Mall ». «Во-вторых, рабочие места. … В-третьих, это влияет на самих потребителей, которые обратились в этот район для проведения досуга, в поисках мест, куда можно пойти зимой, куда можно пойти со своими детьми».

«Закрытие этих универмагов, а также торговых центров — довольно большое экономическое, социальное и культурное явление», — добавила она. «Они занимают как физическое место, так и социальное пространство.

Упадок универмагов и торговых центров, которые они поддерживали, потребовал от местных органов власти творческого подхода. В Бартлсвилле, штат Оклахома, городе с населением 36 000 человек, расположенном недалеко от границы с Канзасом, местные власти начали использовать дисконтные сети, в то время как местный торговый центр Washington Park столкнулся с трудностями. В 2016 году город выделил 1,5 миллиона долларов в качестве стимулов для развития торгового центра под открытым небом с популярными дисконтными ритейлерами TJ Maxx и Ross, чтобы помочь компенсировать давние проблемы торгового центра, когда-то привязанного к универмагам Sears, J.К. Пенни и Дилларда. (Sears и J.C. Penney в последние годы закрыли там свои магазины, а Dillard’s недавно превратила свой торговый центр в распродажу.)

«Нам чрезвычайно повезло, что мы заменили устаревшие бренды торгового центра перспективными брендами, которые лучше соответствуют сегодняшним потребительским предпочтениям», — сказал Recode в электронном письме Дэвид Вуд, директор по экономическому развитию Бартлсвилля.

Город также предоставил стимул в размере 200 000 долларов США для разделения старого Kmart на пять небольших торговых точек, включая магазины Ollie’s и Burkes Outlet, а также магазин Dollar Tree.Новые розничные дополнения, добавил Вуд, «в значительной степени компенсировали потерю рабочих мест, а также рост сборов налога с продаж». Налогооблагаемые физические розничные продажи упали в 2015 и 2016 годах в Бартлсвилле, но немного выросли в 2018 и 2019 годах. Конечно, работа в универмагах отличается от работы в дисконтных сетях, где средняя почасовая оплата ниже, а комиссионные за продажу редко предлагаются.

В Мэдисоне, штат Висконсин, местные власти планируют будущее, когда в их городе не будет торговых центров, привязанных к универмагам.Они обсуждали потенциальные планы реконструкции районов вокруг находящихся в затруднительном положении торговых центров East Towne Mall и West Towne Mall с 2018 года, и обсуждения приобрели дополнительное значение, когда в начале ноября владелец торговых центров подал заявление о банкротстве.

За последние несколько лет несколько основных арендаторов торговых центров закрыли магазины, в том числе сети универмагов Boston Store и Sears. В то время как экономика Мэдисона разнообразна за пределами розничной торговли, с крупным исследовательским университетом и правительственными учреждениями штата, называющими город своим домом, градостроители считают крайне важным начать обсуждение потенциальных планов реконструкции, независимо от того, продаст ли владелец торгового центра или присоединится к нему. с перепланировкой, потому что к тому времени, когда крупные коммерческие объекты находятся в действительно бедственном положении, волновые эффекты могут быть опасными.

«Долгосрочные вакансии иногда могут снежным комом распространяться и оказывать негативное влияние на окружающие районы», — сказал Бен Зеллер, градостроитель Мэдисона.

Витрины и манекен выставлены на продажу на пустом этаже бывшего магазина J.C. Penney в торговом центре Columbia Mall в Блумсбурге, штат Пенсильвания. Дон Эммерт/AFP через Getty Images Чиновники

Madison изучают планы реконструкции других торговых центров по всей стране, чтобы понять, что делать.Если реконструкция этих торговых центров Мэдисона в конечном итоге произойдет и будет выглядеть как проекты в других районах, которые изучают градостроители, присутствие розничной торговли, вероятно, будет сокращено и дополнено новыми жилыми зданиями и работодателями, не занимающимися розничной торговлей. Сам Зеллер живет в многоквартирном доме, построенном на бывшей стоянке торгового центра в другой части Мэдисона.

На высоком уровне Зеллер сказал Recode, что такие планы реконструкции сложны, а это значит, что на их выполнение требуется время: от 15 до 20 лет или больше.Одна из проблем связана с фрагментированной структурой собственности крупных торговых центров, где главный торговый центр может принадлежать одному предприятию, а якорные универмаги и рестораны могут принадлежать отдельным организациям. Еще одна проблема связана с реструктуризацией общественной уличной сети вокруг торговых центров.

«Очень сложно создать будущий район, когда есть блоки [в существующих торговых центрах] площадью от 100 до 200 акров, в отличие от обычного городского квартала», — добавил он. Жилым кварталам обычно требуется более короткое сообщение с улицами, чтобы сделать общественный транспорт и пешие прогулки жизнеспособными.

Зеллер добавил, что город хочет убедиться, что, независимо от того, кто покупает, «мы в конечном итоге получим подключенную общественную уличную сеть, адекватные парковые зоны для обслуживания новых жилых помещений, интегрированный транспорт, улучшенную велосипедную сеть и другие компоненты. целые кварталы».

Короче говоря, сообщества могут оправиться от неудач в сети универмагов — и волнового эффекта на торговые центры — если у них будет время и ресурсы для планирования на два десятилетия вперед, как Мэдисон начинает.Но не каждое американское сообщество делает это.

Что это значит для людей, которые зависят от работы в розничной торговле

В то время как часть эволюции сектора универмагов претерпела заметные естественные смены поколений в поведении потребителей, неудачи отрасли оказали значительное влияние на тех, кто работает в розничной торговле, уничтожив представление о должностях в розничных продажах как о карьере, что в 20 веке было преимуществом для универмагов.

«Это отрицательный цикл.Если у вас меньше сотрудников, ориентированных на карьеру, и выше текучка, вы меньше инвестируете в этих сотрудников», — сказал Джейсон Голдберг, директор по коммерческой стратегии глобального рекламного холдинга Publicis. «Это создает порочный круг, и тогда вы не можете нанять хороших сотрудников. Их превратили из консультантов и продавцов, очень ориентированных на отношения, в кассиров».

За немногими исключениями, мысль о том, что продавец в универмаге может стать карьерой, десятилетиями не воплощалась в жизнь. В середине 1900-х они могли быть стабильной работой, поддерживающей семью, с фиксированным графиком.Но в течение десятилетий после рождения крупных розничных продавцов Walmart, Kmart и Target — все в 1962 году — заработная плата в розничной торговле начала падать, поскольку традиционные сети гнались за более низкооплачиваемыми моделями труда новых дисконтных ритейлеров.

«Я должен предположить, что к 1980 году маловероятно, что работающий на один заработок мог содержать семью, работая в торговом зале розничного магазина», — сказал Коэн, профессор Колумбийского университета и бывший руководитель универмага.

Да, в таких сетях, как Nordstrom или Neiman Marcus, все еще есть лучшие продавцы, которые могут получать шестизначные суммы, но это лишь немногие исключения из правил.

Итак, куда идут сотрудники универмагов, когда их работодатели сокращают рабочие места, закрывают магазины или банкротятся? За пятилетку с 2015 по 2019 год в дисконтных сетях стало работать больше. Категория розничной торговли, которая включает в себя долларовые магазины, такие как Dollar General, вошла в пятерку основных категорий занятости, привлекающих работников, которые недавно уволились или были уволены с работы в универмаге. (Эти данные о переходе на другую работу были основаны на анализе Брукингским институтом общедоступных микроданных текущего опроса населения, предоставленных Recode Чадом Ширером, бывшим старшим научным сотрудником аналитического центра, который сейчас является консультантом по экономическому развитию.)

Возможно, это не очень хорошо, по крайней мере, в том, что касается заработка сотрудников. В то время как цена акций Dollar General почти утроилась за последние пять лет, ее рядовые сотрудники не замечают такого обогащения. Согласно сайту обзора вакансий Glassdoor, средняя почасовая оплата труда в Dollar General составляет 9 долларов, по сравнению с 11 долларами в Macy’s.

В этих данных о перемещении рабочих мест также можно увидеть рост электронной коммерции. В течение того же пятилетнего периода, если вы объедините сферы «электронные покупки» и «складирование» (оба из которых включают компании электронной коммерции) в одну категорию занятости, объединенный сектор войдет в первую десятку отраслей, в которых сотрудники, недавно покинувшие работу в универмаге, приступили к работе.Возможно, работодатели в сфере электронной коммерции должны занимать еще более высокое место в действительности, поскольку многие сотрудники складов электронной коммерции технически наняты сторонними фирмами по временному трудоустройству.

Некоторые бывшие работники универмагов находят новую работу в центрах выполнения заказов Amazon. Хелен Х. Ричардсон/MediaNews Group/The Denver Post через Getty Images

В этом смещении есть компромиссы. С одной стороны, базовая заработная плата сотрудников склада Amazon в США составляет 15 долларов в час, что выше, чем у большинства сотрудников универмагов начального уровня.Но работа часто носит гораздо более физический характер, чем работа в розничной торговле, , требующая, чтобы рабочие быстро собирали или укладывали сотни предметов в час и были в состоянии поднять до 50 фунтов товаров. Реальность такова, что когда дело доходит до поиска работы в 2020 году, Amazon и Walmart — уже два крупнейших работодателя в частном секторе США — являются розничными торговцами, предлагающими работу. В то время как так много отраслей сократились, только в этом году они добавили сотни тысяч новых вакансий. И по мере того, как универмаги продолжают сокращать рабочие места, крупнейшие игроки новой розничной экономики захватывают все большую власть на рынке труда.

Как восстановить из руин универмагов

Для универмагов США не существует панацеи, чтобы немедленно начать снова процветать, поэтому лучшее, что могут сделать многие, — это просто попытаться приспособиться и выжить. Для сетей, которые по-прежнему представлены по всей стране, таких как Macy’s или Nordstrom, это означает меньшее количество крупных магазинов с полной ценой и больше инвестиций в продажи электронной коммерции, потенциально дополняемые меньшими пунктами выдачи онлайн-заказов, чтобы компенсировать дорогие расходы на доставку. Руководители Macy’s также заявили, что компания планирует протестировать небольшие магазины, которые не примыкают к торговым центрам, чтобы освободить их от бедных региональных торговых центров, построенных для слабеющего американского среднего класса.

По мере того, как универмаги ведут тяжелую борьбу, их заменяет конкуренция, которая может обеспечить лучшие цены, выбор или удобство для покупателей всех уровней благосостояния

По мере того, как эти сети ведут свои непростые битвы, их заменяет множество вариантов, которые могут обеспечить лучшие цены, выбор или удобство для покупателей всех уровней достатка. Например, лучшие дисконтные сети все еще процветают спустя десятилетие после окончания Великой рецессии. Даже без сильного присутствия в электронной коммерции материнская компания TJ Maxx, Marshalls и Home Goods неуклонно переживает пандемию, а цена акций равна той, которая была до того, как Covid-19 поразил США в марте.А цена акций Dollar General в октябре достигла исторического максимума; сейчас компания стоит почти 53 миллиарда долларов.

Бренды, которые продают одежду и косметику — ключевые категории продуктов для многих сетей универмагов — продолжают продавать больше товаров покупателям напрямую через свои собственные магазины и веб-сайты, а не через сети универмагов. Эта прямая связь дает брендам, независимо от того, являются ли они авторитетными или новыми стартапами, больше контроля над тем, как выставляются их товары, больше информации о том, кто их клиенты, и часто больше прибыли.Nike, например, прекратила продажи через универмаги Belk и Dillard’s в начале этого года и больше не продается в интернет-магазине Zappos. Under Armour объявила, что сократит количество своих оптовых партнеров в Северной Америке на 2000–3000 магазинов. Новые интернет-магазины, которые привлекают потребителей, разбирающихся в цифровых технологиях, и, в свою очередь, больше брендов, таких как Stitch Fix, Rent the Runway, The RealReal и ThredUp, также отнимали долю рынка у универмагов до пандемии.

Но Amazon продолжает оставаться титаном современного мира розничной торговли.Он как минимум в семь раз больше, чем Walmart № 2 в электронной коммерции, и он также продолжает инвестировать в расширение своего физического присутствия в магазине. Хотя прямое влияние онлайн-гиганта на универмаги было минимальным на протяжении большей части его истории, в последние годы все изменилось. Amazon по-прежнему не является местом для элитной моды, но это абсолютно точно место, где большинство американцев готовы покупать обувь, повседневную одежду или предметы первой необходимости, такие как нижнее белье и носки. В апреле исследовательская компания Coresight сообщила, что более 70% покупателей одежды купили одежду или обувь на Amazon за предыдущие 12 месяцев, что на 10 процентных пунктов больше, чем в 2019 году, и на 25 процентных пунктов, чем в 2018 году.В самый слабый момент для универмагов Amazon становится более сильным прямым конкурентом.

В целом будущее универмагов безрадостно, и для многих торговых центров они являются якорем. Да, в США слишком много розничных магазинов На 40 процентов больше розничных квадратных футов на человека, чем в Канаде № 2 — и слишком много некачественных торговых центров, учитывая текущие тенденции покупок. Да, ритейлеры, занимающиеся бизнесом вдали от универмагов, предлагают превосходные продукты, цены или впечатления, которые лучше находят отклик у покупателей.Да, в капитализме нормально, когда отраслевые категории падают, а другие поднимаются.

Но сообщества по всей стране, которые зависели от этих магазинов и торговых центров как от создателей рабочих мест, должны проявить творческий подход, чтобы восстановить свои руины. И американцы, которые когда-то рассматривали работу продавца в универмаге как потенциальную карьеру или, по крайней мере, путь к более высокооплачиваемой работе в розничной торговле, теперь столкнулись с новой реальностью: многие из крупнейших ритейлеров, нанимающих сегодня — дисконтные сети и электронные магазины. гиганты торговли — предлагают меньшую оплату или, возможно, более высокую оплату, но менее представительную и более изнурительную работу.

Даже если бы вы могли щелкнуть пальцами и вернуть этот сектор розничной торговли к славе, это не решило бы ключевые социальные и макроэкономические проблемы, связанные с его упадком. В то время как среднее американское домохозяйство принесло в 2018 году на 48% больше дохода, чем в 1970 году, подавляющее большинство этого прироста произошло до 2000 года. При этом доля доходов среднего класса, которую обслуживали многие крупнейшие сети универмагов, уменьшилась. сократился на 19 процентных пунктов, поскольку богатые продолжают богатеть.В свою очередь, большинство покупателей ценят скидки превыше всего; кто может их винить? А для тех, кто может себе это позволить, удобство доставки Amazon Prime и его бесконечные виртуальные полки с товарами очень трудно превзойти. Если американская мечта об универмагах не была полностью угасла до 2020 года, год пандемии обязательно это сделает.

Что случилось с 5-7-9? — 579 Магазин одежды тогда и сейчас

Примечание редактора: мы впервые опубликовали эту историю о магазинах одежды 5-7-9 в 2014 году.Мы переписали его, чтобы он был более точным и менее односторонним.

Нет ничего загадочного в том, как магазин 5-7-9 получил свое название. Еще в 80-х магазин, ориентированный на девочек-подростков, сосредоточил свою коллекцию на трех размерах — как вы уже догадались, размерах 5, 7 и 9.

В те времена сеть магазинов пользовалась бешеной популярностью. В то время я учился в старшей школе и помню, что видел магазин 5-7-9 в каждом торговом центре. Благодаря выбору дешевой и модной одежды магазин был магнитом для девочек-подростков.

Когда вы покупаете по ссылкам на этой странице, я могу заработать партнерскую комиссию. Учить больше.

Дебаты 5-7-9: только для худеньких девушек?

Здесь важно отметить, что размеры менялись с течением времени, причем весьма существенно. Детские размеры 5, 7 и 9 в 80-х годах, вероятно, соответствуют сегодняшним размерам 0, 3 и 5.

В современном мире кажется смешным, что магазин сосредоточится только на самых маленьких размерах. По этой причине первоначальная версия этой статьи охарактеризовала 5-7-9 как социальное зло за его вклад в стыд тела и низкую самооценку.Мы сказали, что девушки, которые ходили по магазинам 5-7-9, делали это с гордостью и курили носы пышным девушкам, которым приходилось делать покупки в другом месте.

25 долларов за ваши мысли! Заполните наш опрос из 4 вопросов до 15 апреля, чтобы получить шанс выиграть подарочную карту на 25 долларов.

Другая сторона истории

Подозреваю, что за это меня будут ругать в комментариях, но я, честно говоря, не помню, чтобы магазины 5-7-9 были такими эксклюзивными. Я училась в старшей школе с 1986 по 1990 год, и моя память подсказывает мне, что размеры 5, 7 и 9 покрывали большую часть старшеклассниц в те дни.

Да, в магазине исключены девушки с пышными формами, а это воняет. Но размеры не были настолько экстремальными, чтобы обслуживать лишь небольшую часть истощенных девушек с недостаточным весом. В старшей школе я был среднего роста — больше, чем сейчас, на 15 или 20 фунтов — и мог носить 7.

.

Но я никогда не делала там покупки и подумала, черт возьми, как приятно не заморачиваться со всеми этими миниатюрными, высокими или большими размерами. Я также не считал почетным знаком то, что был клиентом 5-7-9.

Конечно, 70-е и 80-е были тяжелыми для девушек.Женщины в журналах, на телевидении и в кино были худыми, как Мишель Пфайффер в фильме «Лицо со шрамом». Женщины и девушки шли на крайние меры, чтобы похудеть или оставаться худыми, и резко возросли случаи анорексии и булимии.

На мой взгляд, магазины 5-7-9 были продуктом этой токсичной среды, а не причиной или даже способствующим фактором. И… сейчас я пригнусь, если ты замахнешься.

Конец эпохи

Согласно Википедии, бренд 5-7-9 принадлежал компании Edison Brothers Stores в период с 1970 по 1999 год.Холдинговая компания занималась управлением и расширением розничных сетей. Какое-то время они были хороши в этом, а потом нет. Магазины Edison Brothers обанкротились в 1999 году и продали свои активы, в том числе магазины 5-7-9.

5-7-9 Сегодня или радуга?

Хотя многие оригинальные магазины исчезли, некоторые из них все еще живы. 5-7-9 развивались как в положительную, так и в отрицательную сторону. Положительным моментом является то, что в магазинах теперь есть полный ассортимент размеров, от миниатюрных до больших (здесь аплодисменты).С другой стороны, выбор довольно низкий.

Самый простой способ познакомиться с сегодняшними 5-7-9 — просмотреть интернет-магазин RainbowShops.com. Rainbow — родственный магазин 5-7-9, и эти два бренда тесно переплетены. Если вы попытаетесь посетить старый веб-сайт, например, 579.com, вы будете перенаправлены на RainbowShops.com.

Единственное место, где 5-7-9 имеет свою индивидуальность за пределами Rainbow, — это старая, заброшенная страница в Facebook. К сожалению, у страницы почти 128 000 подписчиков, но она не обновлялась с февраля 2017 года.

Адреса магазинов

Если вы действительно хотите совершить ностальгическое путешествие по переулку памяти 5-7-9, я получил список всех оставшихся магазинов в континентальной части США из корпоративного офиса Rainbow. Вот они:

Калифорния

224 Вторая улица Калексико

Колорадо

Торговый центр Аврора – 14200 Ист Аламеда Авеню Аврора

Грузия

Greenbriar Mall – 2841 Greenbriar Pkwy SW Atlanta
Stone Mt Square -5370 Stone Mountain Hwy – Stone Mountain

Массачусетс

Meadowbrook S/C – 211 Plain St.Лоуэлл

Огайо

Шор Центр – 22650 Шор Центр Драйв Евклид

5-7-9 также имеет десятки офисов в Пуэрто-Рико. Если вы отправитесь в один из этих магазинов, вернитесь и сообщите нам, как все прошло!

Ранние универмаги были невероятно инновационными. Что случилось?

Через полтора века американский универмаг, похоже, катится в могилу. Эти блестящие торговые центры, которые когда-то собирали толпы людей показами мод, концертами и роскошными праздничными витринами, исчезают со скулением, а не с грохотом — очевидная жертва экономических последствий пандемии коронавируса.

Универмаги в течение десяти лет находились в упадке, так как они стали менее значимыми в ландшафте американской жизни. Было время, когда потребители должны были посещать эти магазины, чтобы найти новейшую одежду, обувь, аксессуары и товары для дома от известных брендов, но благодаря Интернету потребители могли покупать эти товары, не вставая с дивана. В знак того, насколько проблемной была отрасль, и Barneys, и Henri Bendel’s прекратили свою деятельность в 2019 году. Это было до того, как коронавирус появился в Соединенных Штатах.

[Фото: jetcityimage/iStock]

«Да, универмаги сталкивались с проблемами в прошлом, от нормирования в военные годы до отсутствия покупательной способности во время Великой депрессии», — говорит Вики Ховард, историк и автор книги . От главной улицы до торгового центра: взлет и падение универмага . «Но они входят в этот новый кризис в очень слабом состоянии, и на этот раз это может ухудшить для них исход». В середине марта 2020 года универмаги были классифицированы как второстепенные предприятия и вынуждены закрыться, чтобы сдержать распространение болезни.Это может стать последним ударом для Neiman Marcus, который в настоящее время подумывает о банкротстве или распродаже. Аналитики Cowen говорят, что Macy’s, Kohl’s и J.C. Penney смогут выдержать закрытие магазинов только через несколько месяцев, прежде чем у них закончатся наличные и они окажутся в одной лодке. У Nordstrom может быть около года. «Эти бренды настолько сильны, что они, вероятно, выживут после COVID-19», — говорит Ховард. «Но универмаг как бизнес-модель, похоже, переживает конец своей жизни.Их кончина намекает на важный, хотя и знакомый урок, поскольку ритейлеры обдумывают свое будущее в условиях безудержной неопределенности: внедряйте инновации или умрите.

Блеск и гламур

До середины 1800-х годов лучший шопинг в США был в «универсальном магазине», где продавался широкий ассортимент товаров, от тканей до кухонных принадлежностей. Это были первоначальные розничные продавцы, которые не обязательно производили товары, а курировали и продавали товары у других продавцов, получая долю от продажи.«Это были универсальные магазины», — говорит Крис Калотт, архитектор и профессор архитектуры Калифорнийского университета в Беркли. «Они предлагали покупателям удобство, заключающееся в том, что им не нужно обращаться к специализированным продавцам».

По мере того, как деньги начали течь в крупные города по всей стране, предприниматели расширили эту концепцию, открыв магазины, в которых продавали специализированные товары высокого класса. Ховард говорит, что универмаги зародились в городах и олицетворяли собой изысканность и богатство, которые появлялись в этих центрах. «Они стали повсеместными городскими институтами, — говорит Ховард.«Если бы вы жили в сельской местности, вам пришлось бы ехать в рыночный город или заказывать товары по их каталогу по почте».

[Фото: пользователь Flickr
fPat Murray]

И Macy’s, и Lord & Taylor начинали как небольшие магазины галантереи, но в 1858 и 1859 годах соответственно они открыли новые шикарные магазины на Манхэттене. В 1875 году Джон Ванамейкер открыл одноименный магазин в Филадельфии, за которым вскоре последовал магазин Marshall Field’s в Чикаго. Все они были созданы по образцу элегантных универмагов, появившихся в Европе несколько десятилетий назад, таких как Harvey Nichols в Лондоне и Bon Marché в Париже.Часть привлекательности заключалась в том, что они предлагали роскошный опыт с потрясающей архитектурой, хорошо оборудованными светильниками и множеством помощников, готовых помочь клиентам.

Эти ранние универмаги были невероятно инновационными. Основатели усердно работали над тем, чтобы сделать покупки легкими и увлекательными для клиентов: Ванамакер, например, изобрел ценник и политику возврата. Поскольку универмаги покупали товары у дизайнеров и продавцов, у них был стимул рекламировать эти товары, чтобы клиенты покупали их и не застряли с таким избытком запасов.В результате универмаги очень творчески подошли к маркетингу продуктов. Они создали потрясающие витрины, которые художественно демонстрировали продукты. Именно они устроили самые первые показы мод, ставшие предтечей недель моды, которые сейчас проходят по всему миру.

Так начался золотой век розничной торговли. В начале 1900-х годов американцы стекались в эти магазины, чтобы потратить свои деньги, что, в свою очередь, позволило универмагам инвестировать в более щедрые и развлекательные магазины.Анри Бендель упаковывал товары в роскошные коробки в коричневую и белую полоску и стал первым американским ритейлером, продавшим наряды, созданные Коко Шанель. В 1914 году Lord & Taylor открыла свой магазин на Пятой авеню, построенный в стиле итальянского Возрождения, с медными карнизами, известняковым палаццо и концертным залом.

Конечно, были сложные моменты. В годы войны было нормирование сырья, что привело к уменьшению количества продуктов в магазинах и снижению потребительских расходов во время Великой депрессии.Но Ховард говорит, что индустрия смогла оправиться от этого периода благодаря творчеству. «Они пригласили цирковых артистов и артистов, чтобы разогнать пешеходов», — говорит она. «Они смогли сделать то, что просто не могут сделать в условиях нынешнего кризиса, поскольку магазины физически закрыты».

Сети торговых центров

После Второй мировой войны, когда американцы купили автомобили и переехали в пригороды, универмаги ушли вместе с ними. В 1960-х застройщики начали создавать огромные торговые комплексы вдали от крупных городов и приглашали такие сети, как Macy’s, Sears и Lord & Taylor, в качестве якорных арендаторов.«Архитекторы хотели создать центр города для быстрорастущих пригородных районов, — говорит Калотт.

У этого сдвига было много причин, в том числе бум дешевой недвижимости, но были и более мрачные объяснения. «В этом был расистский компонент, — говорит Ховард. «Города все чаще воспринимались как афроамериканцы. Предприятия предпочли преследовать белый рынок, сбежавший в пригород».

В какой-то степени можно проследить упадок универмага до расширения торговых центров.Ховард говорит, что сети торговых центров отняли у первых магазинов в центре города бизнес, вынудив многие из них закрыться. Сети универмагов разработали инфраструктуру для стандартизации расположения своих торговых центров и имели склады, на которых хранились огромные объемы товаров, которые отправлялись по всей стране. Магазинное оборудование было идентичным. «Они обнаружили, что такого рода централизованная организационная структура позволяет им получать большую прибыль», — объясняет она. «Сети торговых центров были крупным бизнесом».

На протяжении десятилетий — вплоть до начала 2000-х годов — эта стратегия работала хорошо.Жители пригородов имели доступ ко всем тем же брендам, которые можно было найти в больших городах, и многие универмаги также начали предлагать более дешевые товары, отвечающие потребностям покупателей из среднего класса. Обычные торговые центры не были такими роскошными, как оригинальные универмаги, но они могли быть веселыми местами с кинотеатрами, ресторанами и игровыми автоматами.

Но со временем сети торговых центров универмагов сделали недостаточно, чтобы развиваться в соответствии с изменяющимися тенденциями. У многих сетей были огромные долгосрочные договоры аренды; они мало что сделали для обновления своих магазинов после открытия и не инвестировали в создание уникальных впечатлений в магазине.Покупатели в универмагах размещали огромные заказы на товары, которые будут продаваться во всей сети магазинов. Это было выгодно с точки зрения затрат, но означало, что они не могли рисковать, покупая интересные вещи, отражающие определенную точку зрения, поэтому товары, продаваемые в этих магазинах, часто казались обычными и неоригинальными. А в конце сезона им пришлось избавиться от большого количества нераспроданных запасов, сделав на них скидки, но со временем потребители стали ожидать этих скидок, что заставило бренды вступить в гонку уступок в ценообразовании.Универмаги высокого класса начали терять свой блеск.

[Фото: FireAtDusk/iStock]

Самое ужасное, что универмаги медленно адаптировались к эпохе электронной коммерции и социальных сетей. Когда они в конце концов запустили онлайн-присутствие, многие не вложили средства в создание захватывающего, простого в навигации пользовательского опыта. Эти когда-то очаровательные розничные торговцы стали скучными, сонными и обычными; тем временем онлайн-бренды усердно работали, чтобы привлечь внимание потребителей. «Эти крупные объединенные бренды мало что могли предложить современному покупателю, — говорит Ховард.

Но вот в чем дело: ясно, что до того, как разразился кризис с коронавирусом, потребители все еще получали удовольствие от посещения магазина. А некоторые сети универмагов пытались развивать свои форматы. Nordstrom, например, экспериментировал с локализованными магазинами небольшого формата. По словам Коуэна, в настоящее время он находится в самом сильном финансовом положении по сравнению со своими аналогами. (Но согласно New York Times , даже Nordstrom испытывает затруднения: в настоящее время он отменяет заказы и откладывает оплату своим поставщикам.)

Калотт, архитектор, говорит, что самыми успешными торговыми центрами в последние десятилетия были торговые центры под открытым небом, такие как Santana Row в Сан-Хосе и недавно построенный Seaport District в Бостоне. Оба объединяют небольшие магазины с жилыми и офисными помещениями. Но многие сети универмагов сопротивлялись уменьшению размера своих магазинов, чтобы вписаться в них.

Итак, что же делать сегодня с универмагами? Ховард считает, что эти нарицательные имена могут жить, но в совершенно другом формате.Например, такие бренды, как Neiman Marcus или Nordstrom, могут стать онлайн-ритейлерами. Или они могут стать чем-то совершенно другим. Недавно Lord & Taylor была приобретена компанией Le Tote, занимающейся продажей коробок модной одежды по подписке. Но одно можно сказать наверняка: эпоха огромных позолоченных зданий закончилась. Посмотрите, что случилось с легендарными зданиями Lord & Taylor: их недавно приобрели Amazon и WeWork.

Что случилось с торговым центром?

ШОН СИЛЬВЕРТОРН

Новая книга «Революция в розничной торговле: выживет ли ваш физический магазин?» утверждает, что традиционная розничная торговля в магазинах находится в переломном моменте, находясь под огромным давлением со стороны электронной коммерции и меняющихся желаний и потребностей нового поколения покупателей — миллениалов.В этом интервью с авторами Радживом Лалом и Хосе Б. Альваресом они обсуждают, как выглядит будущее розничной торговли в магазинах и как ее трансформация также изменит экономику и общество.

Шон Силверторн: Что происходит с торговым центром? По данным исследователя торговых центров Green Street Advisors, за последние несколько лет было закрыто более 20 закрытых торговых центров, еще 60 находятся в списке находящихся под угрозой исчезновения.

José Alvarez: Электронная торговля имеет большое значение для нынешней концепции торгового центра.Мы видим, что трафик падает, поэтому кросс-продажи и дополнительные продажи падают, импульсивные покупки падают, следовательно, размер корзины уменьшается, поэтому все в торговом центре страдают от падения трафика. Если у вас есть два или три крупных арендатора, создающих трафик, это повлияет на весь торговый центр. Затем это создает эффект домино во всем сообществе с точки зрения налоговой базы, занятости и упадка. Долгое время никто не думал, что торговые центры серьезно пострадают от электронной коммерции, но теперь у нас есть достаточно доказательств, чтобы поверить в то, что цунами действительно приближается.Если вы не будете тщательно продумывать последствия, вы будете застигнуты врасплох во многих отношениях.

В: Некоторые торговые центры все еще работают?

Alvarez: Некоторые из них, как вы видите, преуспевают в торговых центрах, основанных на опыте, в которых есть рестораны, кинотеатры и другие источники развлечений или услуг. Другое место, где процветают торговые центры, находится на высоком уровне. Роскошные торговые центры, которые в отрасли называют торговыми центрами класса А, работают очень и очень хорошо.Проблемы возникают у торговых центров B- и C-класса. Эти торговые центры ориентированы на потребителей из среднего и низшего среднего класса с ограниченными доходами, и именно в этом заключается проблема.

В: Недавно мы наблюдали это явление, когда заработная плата стагнирует или снижается. Каковы последствия сокращения или раздвоения среднего класса для розничной торговли?

Альварес: ​​ Традиционно экономика США процветала благодаря экономическому благополучию среднего класса. Многие массовые торговцы пошли за средним классом, но поскольку происходит раздвоение доходов и средний класс имеет тенденцию к исчезновению, у вас нет располагаемого дохода, которым можно было бы воспользоваться.Почти в любой категории действительно трудно выбраться из середины, поэтому вы столкнетесь с этим разделением между магазинами за доллар и другими, которые предлагают низкий уровень, и теми, кто нацелен на высокий уровень. Оба они неплохо себя чувствуют с точки зрения трафика и маржи. Электронная торговля усложняет жизнь игрокам, ориентированным на средний класс.

Вопрос: Каковы последствия государственной политики, когда начинает исчезать такой великий двигатель экономики, как крепкий средний класс?

Альварес: ​​ Правильно.Как все эти изменения повлияют на рабочие места, налоговую базу и упадок, когда вы потеряете тысячи и тысячи магазинов по всей стране? Я не думаю, что политики еще полностью понимают, что произойдет, но люди начинают догадываться. Политики посещают торговые центры в своих районах и думают: «Что, черт возьми, здесь произошло?» Этого осознания становится все больше и больше. Таким образом, политики также близки к переломному моменту — им придется начать думать о решениях этой проблемы.Некоторые предлагают ввести налоги для электронной коммерции, чтобы приостановить ее рост, но, вероятно, уже слишком поздно менять поведение, укоренившееся за последнее десятилетие.

Q: Одна из основных тенденций розничной торговли, на которую указывает Retail Revolution , заключается в том, что розничные торговцы будут сокращать количество магазинов, а также уменьшать размеры этих точек, поскольку онлайн-торговля начинает удовлетворять все больший и больший спрос. Что станет со всеми этими торговыми площадями? Как потребители идут и «пинают шины» товаров, которые они, возможно, захотят купить?

Альварес: ​​ Со временем у вас могут произойти очень интересные вещи.Например, в сфере электроники производители должны иметь Best Buy в качестве партнера. Если вы инвестируете миллиард долларов в следующий запуск Galaxy в Samsung, вы не хотите, чтобы ваши исследования и разработки стали просто описанием строки на Amazon, может быть, пятым или шестым в списке. Вы хотите, чтобы люди прикоснулись к вашему продукту и действительно почувствовали бренд. Вы можете дойти до того, что такие магазины, как Best Buy, станут просто демонстрационными залами, а выполнение заказов будет осуществляться Amazon, потому что они делают это намного эффективнее. Я мог бы представить себе время, когда некоторые из этих розничных продавцов станут торговыми точками и демонстрационными залами для брендов, которые действительно нуждаются в них для продажи своих товаров.

Раджив Лал: Вы действительно могли бы переосмыслить историю, в которой были бы производители, демонстрационные залы и реализация — Amazon. В магазине не было бы транзакций, а выставочные залы получали бы оплату от производителей, от брендов. Однако затем розничная торговля превращается в игру с недвижимостью, как это происходит в японских универмагах.

Alvarez: Это не то, что произойдет за одну ночь, но вы можете представить себе это, когда люди будут чувствовать себя все более и более комфортно в онлайн-пространстве.Я пойду в магазин, чтобы выяснить, что мне нужно, и это будет доставлено мне домой сегодня вечером, где оно будет настроено и готово к работе.

Lal: Мебель сегодня часто продается именно так. Это выставочный зал, где ваш заказ изготавливается по индивидуальному заказу и доставляется в течение шести недель.

Вопрос: Какие сегменты розничной торговли наиболее уязвимы для электронной торговли?

Alvarez: Я думаю, что изменения в поведении потребителей сделают рынок продуктов питания более уязвимым в ближайшие пять лет.Произойдут огромные изменения, как из-за того, как люди едят, так и из-за того, что в уравнение начинают входить новые модели, которые разрушат физический бизнес. Вы это уже видите. По всей стране закрывается много продуктовых магазинов. Супермаркеты переходят на гораздо меньшие форматы, гораздо больше полуфабрикатов и здоровой пищи, потому что они сталкиваются со многими конкурентными угрозами, которые делают крупные магазины убыточными.

И теперь эта вещь, называемая электронной коммерцией, станет намного больше, чем нынешние полпроцента розничного продуктового рынка.Вы видите, что встряска уже происходит в Лондоне, где более 10 процентов продаж приходится на онлайн. Пять лет назад люди сказали бы, что Tesco непроницаема. Но теперь у них проблемы, и часть проблемы заключается в том, что электронная коммерция стала более значимой.

Lal: В экономике резко возросла потребность в удобстве. Большинство киллеров категории были магазинами в пунктах назначения, но со временем люди перестали тратить так много времени на путешествия, поэтому небольшие форматы ближе к вашему дому становятся модными почти в каждом секторе розничной торговли.Частично это обеспечивается Amazon, потому что они могут быстро доставить товар к вам домой. Это все относительно. Когда Amazon или Google Express не было, 20-минутная поездка не была такой уж большой проблемой. Сейчас 20 минут кажутся ненужным упражнением.

Что случилось с макс. 10 розничными магазинами?

Каждый день, когда я еду на работу в студию WKFR на Галл-роуд, я вспоминаю об утраченном наследии магазинов одежды со скидками Max 10 Family Fashions. То, что когда-то было самым прибыльным магазином в сети, ранее располагавшееся по адресу 1904 Gull Road в Каламазу, теперь пустует и находится в аварийном состоянии, напоминая о днях славы.

Если вы жили в Западном Мичигане до 2014 года, то вы знаете, что Max 10 была сетью магазинов одежды со скидками, распространенной по всему району. Ни один город не был слишком большим или слишком маленьким, чтобы иметь магазин Max 10 — у нас даже был один в скромном городке Аллеган, где я вырос! Воспоминание, которое я почти забыл, пока моя мама не напомнила мне о нем.

Происхождение Max 10

Max 10 Семейная мода зародилась в Скулкрафте, штат Мичиган, когда Эд Бернард, владелец и президент Bermo Enterprises, начал продавать одежду по сниженным ценам и в распродаже.То, что изначально начиналось как ежегодная складская распродажа, выросло до 29 торговых точек в Мичигане, Индиане и Иллинойсе. Bermo Enterprises даже управляла аналогичной сетью под названием Puff’s Family Fashions, которая имела восемь магазинов в Арканзасе и Техасе в дополнение к нескольким магазинам BW Jeans Co. в Западном Мичигане, а также был дополнительный доход Max 10 под названием Frayed, который был специфичен для Kalamazoo.

На пике своего развития Max 10 выпускала такие бренды, как Sketchers, Vera Bradley, Levi’s и Case IH, и даже производила собственные бренды, такие как Island Joe и Lucky Punch.Будучи оптовым продавцом, Max 10 могла предлагать свою одежду за небольшую часть цены, при этом большинство товаров стоило 10 долларов США или меньше. Сеть даже снабжала такие магазины, как T.J. Maxx, Burlington Coat Factory и Tractor Supply Co. со своими запасами.

Что пошло не так?

В 2012 году компания Bermo Enterprises подала заявление о банкротстве в соответствии с главой 11 из-за снижения объема продаж и повышения арендной платы в торговых точках. Бернард сказал MLive: «Мы не говорим о прибылях и убытках, мы говорим о том, как выйти из розничной аренды.»

Чтобы расплатиться со своими кредиторами, Bermo Enterprises быстро закрыла все торговые точки и переместила свои запасы в онлайн-магазины, такие как Overstock.com, Sears.com и Amazon. Спустя 38 лет Bermo провела свою ежегодную складскую распродажу в Schoolcraft one final. в 2014 году, прежде чем закрыть свои двери навсегда. В конце концов Bermo Enterprises полностью прекратила свою деятельность, и если вы посетите BermoEnterprises.com, домен выставлен на продажу. Теперь несколько пустующих витрин, таких как магазин Gull Road, являются единственным напоминанием местного модного дома.RIP Max 10.

Ознакомьтесь с этим кемпером Airstream Sovereign Steel 1976 года выпуска, выставленным на продажу в Каламазу

В списке на Facebook указана его высота 31 фут, и это оригинальная модель 1976 года. Как только вы войдете внутрь, вас сразу же продадут.

Что происходит, когда магазин начинает умирать?

Это интервью   является частью нашей серии   Econ Extra Credit with David Brancaccio: Documentary Studies a  разговор об уроках экономики, которые мы можем извлечь из документальных фильмов.Каждый месяц мы смотрим и обсуждаем новый документальный фильм. Чтобы смотреть вместе с нами, подпишитесь на нашу рассылку .


2020 год был неспокойным для ритейлеров, но не только пандемия была виновата во многих заявлениях о банкротстве в прошлом году, в том числе от JC Penney, Neiman Marcus, Brooks Brothers и J. Crew. Свой вклад внесли рост электронной коммерции и фундаментальные изменения в том, как мы делаем покупки, а также растущий долг.

Сома Бисвас, который освещает банкротство и реструктуризацию для The Wall Street Journal и WSJ Pro Bankruptcy, сказал, что многие розничные продавцы изо всех сил пытались поглотить значительное долговое бремя после того, как их купили частные инвестиционные компании, которые заняли деньги для оплаты покупок.

Выкуп брендов торговых центров частными инвестиционными компаниями с использованием заемных средств происходит уже давно, но Бисвас говорит, что за последние 10 лет они ускорились.

«Для ритейлеров, столкнувшихся с давлением со стороны электронной коммерции, хотя они могли бы выдержать этот долг, если бы не столкнулись с этим давлением, это усложнило задачу. Это, безусловно, способствовало тому, что многие ритейлеры объявили о банкротстве или даже о ликвидации и исчезновении», — сказал Бисвас ведущему «Marketplace Morning Report» Дэвиду Бранкаччио.

А у владельцев прямых инвестиций не всегда хватает терпения или желания вкладывать деньги в находящийся в затруднительном положении бизнес, который может потребоваться для укрепления брендов, столкнувшихся с экономическими препятствиями, такими как пандемия или гораздо более жесткая онлайн-конкуренция.

«Обычно они покупают что-то с мыслью, что смогут выгодно продать это, скажем, через пять-семь лет», — сказал Бисвас. «Но если компания не может погасить свой долг и вынуждена проводить реструктуризацию, как это произошло с J. Crew и Neiman Marcus, они обычно не пытаются спасти его, вкладывая больше денег.Они отпускают это, они переходят к другим инвестициям».

Другие инвесторы работают на более длительном таймфрейме. Simon Property, владеющая более чем 100 торговыми центрами по всей стране, скупает такие бренды, как Eddie Bauer, явно пытаясь свести к минимуму количество вакантных площадей. Благодаря опыту Simon Property в сфере недвижимости, а не в поддержке брендов или управлении розничными сетями, она заключила партнерское соглашение с компанией по управлению брендами Authentic Brands, чтобы оценить и приобрести известные имена, такие как Forever 21, Brooks Brothers, Aeropostale и Lucky Brand Jeans.

Существует третий сценарий для терпящего бедствие ритейлера: выделить его в отдельную компанию на фондовом рынке в надежде, что инвесторы смогут предоставить капитал, необходимый для адаптации магазина.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.