Интервью с директором библиотеки: Интервью Наталии Сермановой

Интервью Наталии Сермановой

Читать книги и думать о жизни

Как давно вы посвящали свое время чтению – вчера, неделю, месяц назад?.. Что из прочитанного произвело на вас наибольшее впечатление?.. Когда вы последний раз были в библиотеке?..

Мы неслучайно предлагаем читателю эти вопросы. Наша цель – заставить задуматься о месте и роли чтения в нашей жизни. И надеемся, что интервью с Наталией Сермановой, директором Объединения библиотек города Череповца, будет полезным в этих размышлениях.

Наталия Юрьевна, череповецкая Центральная городская библиотека им. В. В. Верещагина – одна из старейших в Вологодской области. Расскажите о ее истории.

В 1872 году городской голова Иван Андреевич Милютин добился открытия библиотеки в Череповце, несмотря на то что тогда библиотеки существовали только в губернских городах. Открылась она на общественные средства в помещении Городской думы.

В XIX веке в Череповце – купеческом, по сути дела, городе – публика была довольно просвещенная. Об этом говорят книги того времени, имеющиеся в наших фондах. Вот первое прижизненное французское издание книги Виктора Гюго «Рейн» 1858 года – и тогда же эта книга появилась в Череповце. То есть люди следили за новинками европейской литературы, выписывали их по почте и читали на языке оригинала!

В советский период в городе одно время работало несколько отдельных библиотек, а в 1967 году была проведена их централизация. Центральная библиотека разместилась в специально построенном для нее здании, тогда же ей присвоено имя Василия Верещагина – в связи со 125-летием со дня рождения художника, уроженца Череповца.

Сегодня в Объединение библиотек входят Центральная библиотека и 14 филиалов. У нас 140 тысяч читателей, книговыдача – больше миллиона изданий в год.

Замечаете ли вы, как библиотекарь, снижение интереса к чтению?

К чтению сейчас относятся очень рационально, и нельзя сказать, что люди перестали читать совсем. Мы проводили исследование среди череповчан до 35 лет: 80 % опрошенных читают специальную и художественную литературу в электронном виде. Интернет, конечно, дает массу возможностей: через блог на сайте библиотеки мы сами активно общаемся со своими читателями. Но Интернет – это в первую очередь инструмент быстрого поиска информации, и боюсь, что пресыщение этой информацией не оставляет места для вдумчивого чтения.

Дети еще более активно осваивают виртуальную среду, и этот процесс уже не остановить. Но не думаю, что это однозначно хорошо: они теперь воспринимают книгу только как источник сведений. Не размышляют над прочитанным, не чувствуют красоту слова – просто «потребляют информацию». Происходит отрыв обучения от эмоционального и духовного развития.

Вы отслеживаете читательский спрос – как он изменяется?

Меньше, чем раньше, спрашивают учебную литературу. Среди наиболее востребованных изданий можно назвать книги из серий «Интеллектуальный бестселлер», «Лекарство от скуки», «Биографии великих стран», «Метро», «Сталкер». Читают популярную классику, современные детективы, фантастику, издания прикладного характера – по психологии, кулинарии, рукоделию.

Мы стараемся формировать читательский спрос, акцентируя внимание на качественной художественной литературе. Еще за год до того как по всей стране начала активно обсуждаться идея списка из 100 книг, которые должен прочитать каждый, у нас стартовал подобный опрос читателей. На сайте библиотеки выставлен рейтинг по материалам первых ста ответов. Интересно, что наряду со «случайными» книгами в нем есть, например, «Война и мир».

Как читают школьники?

Много читают маленькие. Сегодня большой выбор качественных детских изданий. Неплохо читали бы подростки, но хорошей познавательной литературы для этого возраста выпускается мало. Из художественных книг предпочитают фантастические серии, «Гарри Поттера» зачитали «до дыр». Ну и «чтиво» спрашивают постоянно – журналы с комиксами, например. Советская литература для юношества у них не особенно популярна: непонятны бытовые подробности и исторические реалии.

А подростков среди наших читателей много! Они в 14 лет получают паспорт, считают себя взрослыми, и самостоятельный поход в библиотеку – один из способов социализации. Сейчас мы думаем над тем, как организовать для них особую среду, где они чувствовали бы себя естественно.

Какие мероприятия библиотеки направлены на продвижение чтения?

В январе прошлого года у нас прошли первые библиотечные «Сумерки» – вечерняя игра-праздник по мотивам популярной фантастической серии, с темнотой и привидениями. И читатели потребовали продолжения! Следующие «Сумерки» мы проводили в мае и посвятили их Н. В. Гоголю – это была «Майская ночь». Участникам предлагалась игра-квест по творчеству писателя. В феврале нынешнего года вечерний праздник был посвящен истории библиотеки. Четвертые «Сумерки» совпали с Днями славянской письменности и культуры, поэтому назывались «Славянская слобода».

В этом году проходит акция «12 месяцев для чтения»: каждый месяц связан с какой-либо литературной темой. Январь, например, традиционно отдается лучшим книгам предыдущего года, март – месяц поэзии.

Для детей летом во всех филиалах реализуются игровые программы летнего чтения. В течение нескольких дней ребенок приходит в библиотеку, читает, выполняет разные задания, набирает баллы и в итоге получает приз. Мы понимаем, что привычка к чтению закладывается в семье, поэтому родители – наши главные помощники. В течение года по субботам в филиалах проходят вечера семейного чтения, в Центральной библиотеке – занятия «Родительской академии».

Я считаю, что библиотечная среда не должна быть статичной, нужно приспосабливать ее к потребностям читателей. Мы переделали бывший читальный зал в зал интеллектуальной литературы: открыли доступ к стеллажам и переставили журналы по отраслям знаний к книгам.

На сайте библиотеки проходят викторины под названием «Литературный поединок»: каверзные вопросы читателям «задают» писатели-классики. Эта игра довольно популярна: за три месяца на сайте зарегистрировались 1000 пользователей. Ежемесячно обновляется раздел «Что читаешь, Череповец?» – обзор новых поступлений.

Эффективной формой продвижения чтения я считаю появление аудиокниг, мы их комплектуем специально. Дети, даже если читать не любят, охотно слушают. А читать по школьной программе им все равно надо. Если они вместо попсы послушают хороший художественный текст в хорошем исполнении – это прекрасно. Потом, глядишь, и за книжку возьмутся. И пожилые читатели с удовольствием берут аудиокниги.

Второй год мы практикуем проведение публичных лекций, проходящих по типу передачи на телеканале «Культура». В качестве лекторов выступают преподаватели кафедры литературы Череповецкого университета.

При библиотеке работает несколько клубов – расскажите о них.

Да, клубы обогащают нашу библиотечную жизнь. Старейший из них – клуб «Верные друзья», объединяющий читателей «со стажем», – недавно отметил 25-летие.

Четвертый год существует Клуб любителей изобразительного искусства, возглавляет его член Союза художников России Виталий Смирнов. Ежемесячно в фойе на первом этаже Центральной библиотеки открывается новая экспозиция участников клуба, проходит лекторий с приглашением искусствоведов. Сначала художники делали это сами для себя, потом решили пригласить студентов худграфа, потом – преподавателей рисования. Теперь им в зале на 60 человек не хватает места.

Краеведческий клуб появился благодаря нашим ежегодным краеведческим конференциям – Чечулинским чтениям. Названы они в честь череповчанина Николая Дмитриевича Чечулина – историка, искусствоведа, библиотекаря, который всю жизнь прослужил в Российской национальной библиотеке. Руководит клубом Леонид Вересов, преподаватель ЧГУ.

При отделе иностранной литературы работает Клуб любителей английского языка.

Как вы сотрудничаете со СМИ?

Очень успешно! И газеты, и интернет-издания, и радио – все много и охотно освещают наши мероприятия, литературные юбилеи, новинки.

А выставка церковных книг в зале – результат сотрудничества с храмами города?

Год назад у нас начал работать «Православный университет» – совместный проект Центральной городской библиотеки, Архиерейского Воскресенского подворья и храма Рождества Христова. В рамках проекта проходит цикл лекций, работают тематические выставки редких церковных книг и пункт выдачи православной литературы из фондов библиотеки храма Рождества Христова.

На одном из занятий «Православного университета» был момент, который меня как библиотекаря просто поразил. В канун Великого поста беседу проводил настоятель храма Рождества Христова протоиерей Георгий Трубицын. Обсуждали, в чем смысл ограничений, которые накладывают на себя верующие в это время. А он сказал, что главный смысл поста в том, чтобы задуматься о душе и о жизни. Для этого нужно отключить компьютер и телевизор – и взять в руки хорошую книгу.

Светлана Гришина

Твитнуть

Поделиться

Класснуть

Интервью с директором Российской молодежной библиотеки

Текст: Анастасия Скорондаева

Фото: Михаил Синицын

Лето. Жара. Сессия сдана. Но в Российской государственной библиотеке для молодежи нет свободных мест. Что все эти молодые люди забыли в душной столице среди книг?

Это попытался выяснить наш корреспондент, пообщавшись с директором молодежки Ириной Михновой.

Библиотека напичкана всяческими полезными современными штуками. Не хотите смотреть в глаза библиотекарю, после того как просрочили книгу? Нет проблем, приходите хоть ночью и сдавайте ее в специальный электронный бокс — он не заставит вас краснеть. Хотите послушать виниловые пластинки в библиотеке, но опасаетесь гнева читателей? Они серчать не станут. Во-первых, в зале есть специальный «колпак» — динамик, поглощающий звук — вам слышно, другим — нет. Во-вторых, для любителей зашкаливающих децибелов есть звукоизолированная комната, где можно включать музыку на полную катушку. Привыкли читать книгу, развалившись на диване? Тут и подиум с подушками и пледом найдется.

Впрочем, главное, конечно, не это. Главное — команда библиотеки. Именно благодаря им сюда хочется возвращаться.

Ирина Борисовна, каков секрет успеха вашей библиотеки? Эти городские площадки считаются не самыми популярными…

Ирина Михнова: «Секрет успеха» библиотеки в нескольких словах не расскажешь. Думаю, он станет понятен в ходе нашего разговора. Хотя первый и главный секрет все же скажу сразу.


Ровно 10 лет назад мы пришли в Российскую государственную юношескую библиотеку (с 2009 г. — Российская государственная библиотека для молодёжи или РГБМ) слаженной командой почти в 16 человек.


А до того столько же лет работали в ЦБС «Киевская». Там мы впервые прошли дорогой «кризисного менеджмента», когда крайне слабую библиотечную систему выводили и вывели в одну из лучших в стране, ставшую методическим центром Министерства культуры для муниципальных библиотек. Кроме того, мы много ездили и были хорошо знакомы с работой российских и зарубежных библиотек.

На какие западные библиотеки вы все же ориентировались?

Ирина Михнова: Нельзя сказать, что мы, модернизируя Библиотеку для молодежи, ориентировались на какие-то конкретные библиотеки, но работа многих из них нам нравится, заставляет задуматься. Так, несколько лет назад на нас сильное впечатление произвела Амстердамская публичная библиотека: своим пространством, демократизмом, тем, как она взаимодействует с партнерским окружением: ее читатели имеют льготы на посещение всех учреждений культуры города.

Вообще есть много библиотек, к чьему опыту стоит присмотреться.


Уже второй год мы реализуем международный проект: киноальманах LIBRARY PLANET.


Наши специалисты ездят по разным (пока только по европейским) странам и снимают фильмы о лучших библиотеках, работающих с молодежью. В Сети уже можно посмотреть 12 фильмов о библиотеках Германии, Швеции, Финляндии, Польши, Дании, скоро появятся фильмы о норвежских библиотеках.

А зарубежные библиотеки могут у нас что-то позаимствовать?

Ирина Михнова: Думаю, да. Так, в прошлом году к нам приехала группа библиотечных специалистов Южной Кореи — почти 20 человек — с глобальной целью: познакомиться с опытом организации библиотечного обслуживания молодежи. Потому что корейская молодежь в библиотеки не ходит. Гости очень внимательно все осматривали, слушали, но многое не могли взять в толк. Например, каким образом мероприятия может придумывать, предлагать и проводить сама инициативная молодежь. А кто же им за это платит? — спрашивали они. Мы отвечали:


молодые люди сами придумывают темы, приходят к нам, предлагают их, а потом сами проводят мероприятие, читают лекции.


А в Южной Корее все регламентировано, на все есть свои специалисты, любой труд должен быть оплачен. В этом году на конференцию по случаю 50-летия РГБМ приедет уже сам директор Национальной библиотеки Южной Кореи.

У нас тоже говорят, что молодежь не ходит в библиотеки. А у вас вон свободного места за столами нет. Лукавят?

Ирина Михнова: Работая с молодежью, мы поняли следующее.


Молодые люди готовы находиться в библиотеке продолжительное время и читать там книги, если пространство «временного обитания» будет отвечать их представлениям о комфортном месте, соответствовать эстетическим и психологическим притязаниям.


Более того, сегодня молодёжь испытывает потребность в большей самостоятельности в выборе книг для чтения и признания за ней права на собственные суждения. Они готовы выслушать наши суждения, но как равные равных. И еще. Как правило, библиотеки работают с молодежью, имеющей достаточно низкий уровень общекультурных предпочтений, ведь перед нами постоянно ставят задачи борьбы с недостатками и негативными явлениями в молодёжной среде, отвлечения молодых людей от улицы.


Мы же предлагаем ориентироваться на молодёжь с высоким уровнем интеллектуальных, общекультурных предпочтений.


С такой молодежью работать сложно и страшновато. Но, с нашей точки зрения, сегодня библиотекарям стоит (возможно, подучившись и приглушив в себе «воспитателя») быть готовыми к разговору именно с молодёжной интеллектуальной элитой. Остальные подтянутся.

Расскажите-ка, в чем конкретно все это выражается ?

Ирина Михнова: Прежде всего, в максимальной самостоятельности читателей. Для прохода в библиотеку и пользования ее ресурсами и услугами читательский билет не нужен. Он нужен только, если необходимо взять издания на дом. Причем при желании дубликат билета можно добавить прямо на ваш телефон в приложение Wallet (Passbook) на iOS и в подобных приложениях на Android. А из Личного кабинета на сайте библиотеки читатель может получить бесплатный доступ к большей части электронных подписных ресурсов РГБМ прямо из дома. Кстати, работает библиотека всю неделю, причем по будням до 22 часов — это удобно для молодежи.

Важно, чтобы в библиотеке были хорошие книжные коллекции, актуальные и современные. Поэтому книги в фонд отбирают сами сотрудники залов обслуживания. Постоянно общаясь с посетителями, они лучше других знают спрос. А будучи людьми образованными, с широким кругозором, всегда готовы дать совет, рекомендацию. Но только если увидят, что человек нуждается в них. А навязывать свое мнение в библиотеке не принято.

Отслеживаете, сколько читателей из других районов приезжает к вам?

Ирина Михнова: Ну, во-первых, мы федеральная, самая крупная в стране библиотека для молодежи, с фондом почти в 900 тысяч изданий. Поэтому сюда приезжают отовсюду. В день стабильно приходит по 600-800 человек. В сессии — до 1000-1200. По выходным одномоментно бывает до 160 человек. Это слишком много для нашего пространства.

А вообще, при желании, можно уложить пребывание в библиотеке в 5 минут. Открытый доступ почти ко всему фонду, практически все книги выдаются на дом. Пришел в библиотеку, нашел книги по электронному каталогу, размещенному на инфокиосках, либо прямо на полке, записал их на себя на станции самообслуживания… У входа в библиотеку расположена круглосуточная станция книговозврата. Можно, не заходя внутрь, быстро сбросить книги и пойти по своим делам.

Чем заманиваете: что есть у вас такого, чего нет в других библиотеках?

Ирина Михнова: Я бы сказала: прежде всего, дружелюбной атмосферой. Потом специализированными залами. Это МедиаLAB -лаборатория мультимедийного творчества с единственным пока в стране Музеем электронной книги. Это «Музыкальный подвал» — зал с винилом, нотами и книгами, но, главное, со звуконепроницаемыми комнатами для прослушивания записей и самостоятельного музицирования и со студией звукозаписи. Это Центр комиксов и визуальной культуры

с 4000 комиксов, несколькими клубами и мастер-классами. Это Зал редкой книги, где можно листать старые издания, общаться со знающим библиотекарем по истории их создания, приходить на лекции. Это детская комната с книгами, мультиками, настольными играми, где можно оставить ребенка, пока выбираешь книги или слушаешь лекцию. Особой изюминкой библиотеки является обилие работающей ретротехники: патефоны, бобинные и кассетные магнитофоны, проигрыватели винила, кино-, диа-, слайд-проекторы, не говоря уже о компьютерной технике.

Вы пришли с новой командой, как мы уже выяснили. Много библиотекарей осталось из тех, кто был до вас?

Ирина Михнова: Мало. В основном это сотрудники отраслевых залов. Они досконально знают свои фонды, отвечают на самые сложные поисковые запросы. Но в первое время было нелегко. Я пришла с командой «молодых умников», некоторым из них было всего по 26. Сотрудники встретили их не слишком вежливо, полагая, что вправе воспитывать любого, кто младше их по возрасту. Но оказалось, что у них полный провал в области информационных технологий и ресурсов. Вот тут-то и пригодились знания и опыт молодых. Это был тяжелейший период для всех. Многие ушли, оставшиеся учились.

А посетители замечали разницу?

Ирина Михнова: Да, еще лет 5 назад в соцсетях писали: пространство, ресурсы хорошие, одно плохо — советские сотрудники. Это те, кто часто говорит «нельзя» и «тише». Сейчас все запреты прописаны в Правилах пользования библиотекой.

А с посетителями работают специалисты самого разного возраста. Хотя для посетителей залов здесь нет проблемы. Главное — чтоб знал предмет, мог реально помочь. Молодые специалисты, выпускники университетов с большой готовностью идут работать к нам. Вот только недавно на вакансию сотрудника «Музыкального подвала» к нам поступило 200 резюме…

Вы сегодня просто мифы какие-то развенчиваете. Говорят же, что неохотно молодые люди идут работать в библиотеку…

Ирина Михнова: Они хотят работать только в библиотеке, которая соответствует их представлениям о хорошем пространстве, современных технологиях и ресурсах, о месте, где они могут самореализоваться.


Молодежь знает, какой должна быть библиотека, и видит достойные примеры, потому что много по миру ездит, да и интернет многое дает. Ее не проведешь.


Насколько молодежная библиотека может позволить сотруднику жить достойно — какая у вас средняя заработная плата?

Ирина Михнова: Средняя зарплата по библиотеке — за 40 тысяч. Но размер зарплаты каждого зависит, прежде всего, от уровня и объема его профессиональных компетенций, от вклада в общее дело. И потом молодые люди приходят на работу не только ради денег. Один сотрудник как-то сказал: «Надо же, я делаю то, что мне нравится, и мне еще за это деньги платят».

Как сегодня библиотека может заработать? Невозможно же жить только на бюджет.

Ирина Михнова: Да, зарабатывать нужно и можно. В библиотеке, наряду с обязательными бесплатными услугами, есть множество дополнительных: ксерокопирование, сканирование, полиграфические работы. Иногда это платные языковые занятия и мастер-классы. Студия звукозаписи также платная. Да, еще обязательно должна быть возможность перекусить! В нашем кафе стоят снековый и кофейный аппараты. Кстати, это еще и способ закрепить человека у себя — выйдя перекусить на улицу, обратно он может и не вернуться.

А что бы вы все-таки позаимствовали у зарубежных библиотек?

Ирина Михнова: То, что действительно ценно и представляет для нас интерес, — это некоторые идеи, смысловые подходы к работе с молодежью.

Несколько лет назад в библиотеке Хельсинки мы впервые увидели беленькую, пушистенькую собачку, сидящую на большом ящике с детскими письмами со всего света. Она с хозяйкой числились в штате библиотеки. Ее «рабочая функция» была слушать детей, стесняющихся читать вслух. Мы назвали ее тогда символом человекоориентированности библиотеки. Сейчас эта идея реализуется и в российских библиотеках.

А вот формула, которую мы услышали в Дании и восприняли как свою: мы работаем не для молодежи, мы работаем вместе с молодежью. В частности, дважды в РГБМ проходил конкурс «Фабрика идей», в ходе которого посетители предложили 70 проектов, которые были готовы реализовать в стенах библиотеки. Для реализации было отобрано 10. Например, лекторий по доступной психологии «ПростоПсихология» успешно идет уже второй год.

Мне очень нравится в зарубежных библиотеках, что они ориентированы на работу с отдельным человеком, индивидуальностью, а не с массами. А как у нас? Эффективность мероприятия определяется числом участников. Поэтому мы постоянно выходим на улицы, в парки, на площади. А они стараются так организовать библиотечное пространство, чтобы людям в нем было комфортно. Это разные стратегии. Нам ближе вторая.

Как собираетесь отмечать 50-летие РГБМ, что нового предложите посетителям?

Ирина Михнова: Во-первых, 12-13 октября в РГБМ пройдет Международная научно-методическая конференция «Формирование инновационного потенциала молодёжи и библиотека». Ожидаем много официальных лиц, зарубежных гостей, друзей библиотеки.

Тогда же будет дан старт выставке-эстафете «Всемирный фестиваль молодёжи и студентов во времени и пространстве. Москва. 1957. 1985». Она завершит свое путешествие по молодежным библиотекам страны в октябре 2017 года в Сочи, где будет проходить Всемирный фестиваль молодежи и студентов.

В конце июля стартует важный социальный проект — Всероссийский конкурс короткометражных фильмов «Преодоление» (молодые авторы о молодых инвалидах). Его жюри возглавит София Гевейлер, 26-летний режиссер, лауреат Премии Президента России для молодых деятелей культуры (за фильм про параолимпийцев «Дух в движении»).

Хотелось бы упомянуть еще приуроченный к юбилею библиотеки выпуск книги В. Бондаренко «Юность длиною в сто лет». Книга ориентирует читателя в отечественной и зарубежной литературе о молодежи XX-XXI вв

. Это первое за последние десятилетия издание, которое можно определить как «ядро молодежного чтения».

Сегодня много говорят о социальных лифтах для молодежи. По вашему мнению, библиотека может быть таким социальным лифтом?

Ирина Михнова: Безусловно, и может, и должна. Для молодого человека, находящегося на низком старте, такая возможность передвижения по пространству жизни с помощью социальных лифтов определяющая. А что такое библиотека, как не социальный лифт? Объективно она являет собой концентрированное, систематизированное знание, столь необходимое для социального, профессионального роста молодого человека. Её специалисты способны оказать ему квалифицированную помощь в ориентации в этом океане знания. Библиотека является площадкой для общения на основе и в связи с этим знанием. Таких совокупных признаков, способных помочь молодёжи безболезненно встроиться во взрослую жизнь, практически нет ни у одной другой организации.

А как это, например, конкретно реализуется в РГБМ?

Ирина Михнова:


В наших читальных залах молодые люди готовятся к учебным занятиям, используя печатные и электронные фонды (включая доступ к интернет-ресурсам). Здесь отличное место для фрилансеров, которые пока не обзавелись офисами и не имеют возможности платить за рабочее место в коворкинге.

Да и для репетиторов и их учеников библиотека удобна: рядом с книгами, да и плата за обучение меньше. Тем же, кто готов делиться своими знаниями и кто намерен расширить свой общекультурный кругозор, явно подходят разнообразные лектории (исторические, философские, страноведческие, языковедческие, естественнонаучные).


Для молодежи, ищущей работу, крайне полезны психологические тренинги «Мой профессиональный старт»: здесь и резюме научат составлять, и как обратить на себя внимание работодателей. Кстати, исчерпывающую информацию о профессиях и вакансиях (да ещё с помощью опытного консультанта) можно получить в информационной службе по проблемам молодёжи.

Вспомним о том, что, продвигаясь по социальной лестнице, молодой человек должен осваивать и новую систему отношений, проявлять некие качества, соответствующие той среде, в которую он стремится попасть. Для этого ему будут полезны занятия по ораторскому искусству, которые, кстати говоря, часто проводятся в РГБМ молодыми людьми, добившимися в этом успеха. И высшим пилотажем здесь будет участие в студенческих дебатах, когда каждый должен найти убедительные аргументы в пользу той проблемы, важность которой ему предложено отстоять.

Вообще навыки общения, коммуникации очень важны для будущего молодых людей. Не для всех это просто. И в этом им помогают психологи: от индивидуальных консультаций до групповых занятий. И современный поворот: общение на английском языке по жизненно важным проблемам («Как дожить до 100 лет», «Как проблемы вдохновляют на творчество» и т.п.) и общение на языке жестов.


P.S.

Уже пред тем, как распрощаться, интересуюсь у Ирины Борисовны, что она читаете для души и какая у нее настольная книга сейчас. Ее ответ меня уже даже не удивляет, просто еще раз понимаю, почему РГБМ такая современная и привлекательная для читателей всех возрастов.

Ирина Михнова: Моя самая любимая книга — «Иосиф и его братья» Томаса Манна. И я рада, что мой сын прочитал этот сложный, наимудрейший текст еще в 18 лет. Что сейчас читаю? Виктора Пелевина «S.N.U.F.F.» и Алексея Иванова «Блуда и МУДО». Пелевина — на айпаде, как «дорожную», но очень любопытную и умную книгу. А Иванова, потому что моя интеллигентная 89-летняя мама сказала: «Как можно держать эту книгу в библиотеке? Там одна нецензурщина». Приходится теперь читать, чтоб знать, что предлагаем читателям. Хотя эта книга, помеченная 18+, как и положено по 436-му закону, находится в книгохранении и выдается только «совершеннолетним», но все же. Пока до матов не дошла, а читаю — с удовольствием. Кстати, один из фаворитов молодежного чтения (и моего тоже) — Генри Миллер — тоже теперь помечен 18+ и стоит в хранении.

10 самых востребованных книг библиотеки для молодежи

Художественная литература:

Non-fiction


Ссылки по теме:

Интервью с директором  РГБМ Ириной Михновой

, 04.06.2015

Молодежная библиотека зовет на «Фабрику идей»

»

Интервью с директором Российской государственной детской библиотеки Марией Веденяпиной

, 10.02.2016

Интервью с заведующей Библиотекой им. А. С. Грибоедова

, 12.05.2016

Интервью с заведующей отделом по обслуживанию детей Центральной городской детской библиотеки им. А. П. Гайдара Ольгой Орловой и главным библиотекарем Евгенией Куликовой

, 10.09.2015

Интервью с директором «Некрасовки» Ириной Добрыниной

, 21.04.2015

Оригинал статьи:

Такие умники нашлись

— «Российская газета», 1.08.2016

Сайт Российской государственной библиотеки для молодежи, РГБМ

Интервью с директором центральной городской деловой библиотеки г. Москвы Н. А. Забелиной Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

ТЕМА НОМЕРА

Интервью с директором государственного бюджетного учреждения культуры города Москвы «Центральная городская деловая библиотека» Натальей Аветиковной Забелиной

В современном мире заметно изменяется роль книги. Вероятно, также меняется значение и роль библиотек. Что я имею в виду? Вот, например, в моей жизни и в жизни многих людей книга занимает огромное место. Мы все помним эти клише из детства: книга — источник знаний, книга — лучший подарок. Раньше, в доинфор-мационную эпоху, роль библиотек была понятна. Что на сегодня? Как влияет Интернет на книгу и на библиотеку? Каким образом все это соотносится с ролью библиотеки для человека?

— Наталья Аветиковна, мне бы хотелось, чтобы вы рассказали о библиотечной отрасли в целом. Какое значение имеет библиотека для человека сегодня, в современном мире? И Интернет в данном случае — это консолидация сил или, может быть, антагонизм, который неразрешим?

— Стоит начать немного с истории. Библиотеки в разные времена развития человечества выполняли разную миссию. В начале библиотечного развития книг в нашем привычном понимании еще не было, все записи делались на пергаменте, на камне, на скалах и так далее. Это просто была запись какой-то информации, но люди хотели ее сохранить и потом в случае надобности к ней обратиться. Разве это не напоминает библиотечное хранение? С годами, с Гуттенберга появилось книгопечатание, стали издаваться книги. Приобрести книгу могли только люди очень состоятельные, то есть определенный слой общества. Как известно, те, кому принадлежало знание, книги, те управляли миром. Книга давала возможность управлять обществом, потому что благодаря книге, благодаря знаниям владеющие ими люди имели привилегированное положение над всеми остальными, кто этих знаний не имел, то есть здесь

Н.А. Забелина

книга была эксклюзивной, элитарной и принадлежала очень узкому кругу людей, верхней прослойке общества. Роль книги очень изменилась, к примеру, в России в послереволюционное время. После революции книга выполняла еще одну и исключительно важную роль: она стала служить широким массам, просветительство стало ее новой функцией. И роль библиотек в связи с этим тоже изменилась, они из коллекционных библиотек, если хотите, архивных библиотек, места, где собирались коллекции, превратились в публичное место.

— Место коммуникаций?

— Да, можно и так сказать, назвать это местом коммуникаций, куда уже могли приходить абсолютно все слои общества. Книга стала доступной, точнее, общедоступной. Можно отметить такую, я считаю, важную роль — библиотеки всегда были, есть и будут оплотом общества, то есть они всегда будут создавать … вот хотела одну фразу сказать, но не буду.

— Скажите…

— Они будут создавать всегда стабильность и устойчивость в развитии общества. Это совершенно точно. Именно библиотеки, а не средства массовой информации, как сейчас нам пытаются сказать. Я абсолютно не согласна, что роль телевидения, прессы важнее в этом плане, чем такие академические учреждения, как библиотеки. Все равно телевидение и пресса — это вторичная информация. СМИ откуда-то черпают эту информацию. Вся информация первичная приходит именно в библиотеку в виде книги, в виде журнала, в виде газеты. А сейчас, в современном обществе, в виде какого-то электронного ресурса. Но, тем не менее, именно все эти коллекции собирают в библиотеке, а средства массовой информации являются как раз пользователями этой информации. За последние где-то 20 лет и, может быть, за последние 10 лет наиболее активно вошли в нашу жизнь новые средства информации, я имею в виду Интернет. Очень много полемики и в России и за рубежом на эту тему, более того, даже есть такие предположения, не заменит ли Интернет вообще библиотеки, потому как сегодня все можно найти в Интернете. Тогда, собственно, к чему сводится роль библиотек? Для меня, как для библиотекаря с достаточно солидным стажем, странно это слышать. Все мы помним замечательный фильм «Москва слезам не верит», где герой утверждал, что через 20 лет будет вообще одно сплошное телевидение, и оно заменит все. Однако люди ходят в театры, на выставки, посещают музеи, и весьма активно. То же самое и с библиотеками, просто многие не понимают, что книга помимо того, что она, безусловно, является источником информации, с этим сложно спорить, еще и памятник культуры. Вот в этом статусе Интернет никогда с нею не сравнится! Более того, сейчас говорят, что меньше стали читать книг, больше пользоваться Интернетом. Знаете, у меня нет таких данных, что стали меньше читать, а по нашей библиотеке незаметно, что стали меньше читать.

— То есть вы хотите сказать, что нет никакой динамики на убывание? И не было ее?

— Вы знаете, я какой-то агрессивной динамики, даже другого слова здесь не могу подобрать, более точного, как мне кажется, не вижу, объясню почему. За последние два года я веду своеобразные наблюдения, в местах наибольшего скопления людей — транспорт, особенно в метро, пляжи и так далее. Мне интересно, люди, когда они не заняты работой, на отдыхе, в дороге, чем они заняты в этих местах? Люди ЧИТАЮТ — это факт. Когда есть возможность, я все это фотографирую, и потом эти фотографии стараюсь показать людям. И на фотографиях это совершенно очевидно.

— Человек с книгой у вас на фотографии?

— Да. Я не отрицаю, что есть люди, которые читают с помощью ри-дера, есть такие, безусловно. Ну, кто бы спорил! Но в основном все-таки в руках книга либо журнал. Очень многие читают журналы. Иностранцы почему-то чаще читают журналы, они какие-то толстые журналы просматривают. А россияне в основном — книги. Да, конечно, может быть, это не какая-то там серьезная литература, глубокая, философская. В основном это, может быть, какие-то романчики, детективы, карманного формата книжечки. Сказать, что люди не читают, и все глубоко погружены только в Интернет, — это неправильная информация, она под собой просто не имеет никаких оснований. Более того, говорить о том, заменит ли Интернет книгу, вряд ли можно. Это странная какая-то постановка вопроса.

— Давайте мы все-таки разберемся в этой ситуации.

— Что такое Интернет? Это современное средство связи, которое позволяет быстро, оперативно получить какую-то фактическую информацию. Он и создавался для этих целей. Он не создавался для образовательных целей, у него не было никогда раньше такой задачи. Если вам нужно быстро что-то купить в интернет-магазине, да, это очень удобно. Если вы, как водитель, а для меня это вообще больной вопрос, хотите понять, что в Москве происходит с пробками, то вы быстренько вошли в Интернет, посмотрели, убедились, куда лучше не ехать. Интернет особенно удобен, если брать такую информацию первичную, статистическую какую-то, для задач, решение которых нужно сегодня, сейчас или в ближайшие день-два. Безусловно, конкурировать с Интернетом библиотека никогда не будет, у нее совершенно другие задачи. Все-таки библиотека, прежде всего, — это сбор коллекций, уникальных изданий, это ее главная задача. Помимо этого библиотека несет просветительские функции, она должна заниматься просвещением. Раньше было такое слово очень хорошее, оно мне очень нравилось, а сейчас почему то от него отошли — библиотека всегда занималась руководством чтением. То есть она должна рекомендовать, дальше, конечно, читатель решит, что нужно ему из того, о чем он услышал, почитать, привлекло ли его то, о чем библиотекарь ему расска-

зал. Это совсем другая история, но совет был дан — в этом важная роль библиотеки. Интернет таких функций не выполняет. Опасно, что сегодня в Интернете выкладывают полнотекстовые издания. Начнем с того, что Гражданский кодекс, точнее, его четвертую часть, никто не отменял. Значит, это уже незаконные действия. Значит, если люди на это идут, это их ответственность, и это уже компетенция других органов, которые, наверное, должны с этой ситуацией как-то разбираться. В Интернете много чего несанкционированного, если «погулять» по Интернету, то там вообще надо закрыть половину сайтов. Библиотеки в этом плане — законопослушные учреждения, я это подчеркиваю. Приобретая электронный ресурс, мы приобретаем только лицензионные диски, мы не позволяем себе купить где-то что-то, непонятно «где» и непонятно «что», для нас это принципиальный вопрос. Более того, мы здесь оказались в катастрофически проигрышной ситуации.

— Почему?

— Потому что, приобретая лицензионные диски, мы обязаны иметь разрешение автора на выдачу этого диска читателю, но, с точки зрения здравого смысла, вы же понимаете, это абсолютно нереально, мы не можем оббегать всех авторов и заключить с ними договоры, получить разрешение. Совершенно не обязывает это делать Интернет. Конечно, эта проблема во всем мире решена, а в России — нет. Вот это, конечно, непонятно. Почему это распространяется на библиотеки, которые не преследуют коммерческих целей, мы ничего не тиражируем, не занимаемся продажей этих источников. Допустим, книгу в бумажном варианте я могу выдать, это не считается нарушением, а диск того же автора в электронном виде того же учебника я не могу выдать.

— Это несовершенства законодательства?

— Да.

— Непонимание институциональной роли библиотеки?

— Конечно! Это парадокс какой-то. Поймите, либо совсем тогда ничего не выдаем и закрываем библиотеки, либо как-то надо эту проблему решать. Мы с ней обращались, выходили в разные инстанции, в Государственную Думу, например, но как-то пока проблема не решена.

— Наталья Аветиковна, давайте спустимся с этих высот именно к вашей библиотеке. Ваша библиотека городская, деловая. Что это означает? Кто читатель вашей библиотеки? Может быть, стоит посмотреть динамику развития? Кто был, кто сейчас, что сюда людей привлекает, какие они решают здесь свои задачи?

— Знаете, мы создавались довольно необычным образом. Изначально родоначальником идеи создать в России деловую библиотеку был американец Тери Истон, вот портрет его у меня стоит. Очень состоятельный человек, руководитель фонда в Америке «XXII век», это еще в ХХ веке фонд так назывался. Вот они, придя в Россию в начале 90-х годов, активно помогали

в гуманитарном плане. И они вдруг задались вопросом, а где у вас центр, который будет помогать развитию вашего малого и среднего бизнеса? А никаких таких деловых центров тогда еще не было. У этого фонда родилась идея — открыть в Москве деловую библиотеку. Цель была именно такая — создать библиотеку, которая будет работать в помощь малому и среднему бизнесу. Она должна быть такая узконаправленная — только для бизнесменов. Вначале, собственно, так и было. В 1991 году здесь был аншлаг, к нам приходили все: кто-то сосисочную хочет открыть, кто-то парикмахерскую. Просили: помогите бизнес-план составить и многое другое. Мы еще сами не очень, честно говоря, это все понимали, как это все сделать.

— В 1991 году?

— Да, в 1991 году.

— То есть вы создавались даже раньше, чем Володя Яковлев открыл свой «Коммерсант»?

— Конечно. Именно в 1991 году мы начали активно развиваться. Что нам предложили американцы? Они нам привезли полностью все оборудование. Для библиотек в те годы получить компьютер — это, наверное, как сейчас метеорит упал, и все в шоке. Это было примерно то же самое.

— Чем же вы их так обаяли, что они вас выбрали?

— Не знаю, наверное, это лучше у них спросить. Они нас не сразу выбрали, они объездили очень много библиотек. Но на нашей библиотеке остановились, то есть они сначала решили поездить, посмотреть, пообщаться, но потом почему-то снова приехали к нам и здесь остались.

— А библиотека к тому моменту уже существовала?

— Да, конечно. До этого была библиотека имени Александра Александрович Фадеева, мемориальная библиотека с кабинетом Фадеева и, так сказать, личные вещи, фонд Фадеевский здесь был, и мы очень плотно, хорошо общались с потомками Фадеева, еще тогда была жива Ангелина Иосифовна Степанова — его супруга. У нас была такая чисто гуманитарная миссия, исключительно литературной, отчасти и музейной, направленности. Мы сделали очень резкий скачок: из сугубо литературной традиционной библиотеки прыгнули в деловую библиотеку передовых технологий.

— Американцы профинансировали библиотеку, ее развитие?

— Конечно, все за их деньги было куплено, у нас вообще средств таких и близко не было. Нас полностью компьютеризировали, привезли факсы, ксероксы, кабельное телевидение свое у нас было. До того, когда вышел закон об отмене кабельного телевидения, оно много лет работало здесь, вот там — на семнадцатом этаже. Когда мы все это увидели, то мы вообще не знали, что со всем этим делать, по сути, никто ничего не умел. Здесь работали в основном такие потомственные библиотекари с определенным складом литературного ума, с определенными взглядами на процессы гуманитарные, и вдруг здесь полностью все меняется…

— Их пришлось уволить?

— Нет, вы знаете, мы не уволили ни одного человека. Я не сторонник увольнений, я считаю, что с каждым человеком можно договориться, каждого человека можно привлечь на свою сторону, убедить и заинтересовать, просто к каждому нужны какие-то свои подходы. У нас здесь люди работают по 20 и более лет, а уходят либо на пенсию, либо в декрет, изредка уезжают куда-нибудь. У нас в коллективе мужчины по многу лет работают, почти половина из них — бывшие военные. Дело в том, что, получив вот это благо, мы все поняли, что мы совершенно не готовы к этому благу, мы не знаем ни как этим пользоваться, ни зачем это нам. Вы не представляете, сколько критики я выслушала в свой адрес: что это за библиотека, зачем нам нужна такая библиотека, какие такие компьютеры вообще могут быть в библиотеке, в библиотеках это вообще не должно быть никогда и ни за что… Но я человек довольно жесткий, меня в сторону не свернешь, если я что-то решила, я все равно к этой цели дойду, чего бы мне это ни стоило. Значит, мы медленно, но верно, не обращая внимания на отголоски критики некоторых наших коллег, обучались, погружались во всю эту историю. Прошло чуть больше полугода, мы все спокойненько освоили компьютеры, начали работать и факсы, и ксероксы, и кабельное телевидение.

— А как о вас узнавали люди? Как сюда приходили?

— Мы создали действительно уникальное учреждение. На тот момент не было ничего подобного в России. И нам, конечно, в этом продвижении очень помогли средства массовой информации. Телевидение у нас тут просто «жило». Если какой-то день не приедут с телевидения, мы уж думали, что-то случилось, что ж такое, не приехал-то никто. День и ночь в новостях, там и сям. Бизнесмены в Москве, пожалуйста, приходите, все получите, развивайтесь. Мы изменили штатное расписание библиотеки, у нас появились такие отделы, которые совершенно не свойственны деятельности библиотеки: отдел маркетинга, отдел фандрайзинга. И это все наполнялось ресурсами, безусловно. А самое главное — стали приходить другие кадры: маркетологи, аналитики, не просто библиотекари.

— Иными словами, приходили специалисты, обслуживающие именно эту аудиторию?

— Конечно. Мы не стали ломать библиотекарей до такой степени, чтобы они занялись несвойственными им функциями.

— Откуда маркетологи в 90-е годы?

— Ну что вы, еще какие были, у меня вот до сих пор Светлана Владимировна работает, уже лет 17—18. Если сравнивать с современным маркетологом, тогда, конечно, подходы были другие совершенно, инструментарий просто был другой. Однако на тот момент, когда люди хотели заняться бизнесом и вообще не понимали, как это сделать, для них это было громадное подспорье, что там говорить.

— Услуги были платные?

— Нет, мы никогда не оказывали и по сей день не оказываем никаких платных услуг, потому что мы из районной библиотеки перешли в разряд городской, стали пятой городской библиотекой, благодаря нашему бывшему мэру Юрию Михайловичу Лужкову. Нас передали в комитет по культуре города Москвы, и мы являемся городской бюджетной организацией. У нас, конечно, были спонсоры, мы получали много грантов, мы писали проекты в такие известные фонды, как Шведский королевский фонд, Фонд Нидерландов, Фонд Сороса, Евразия и много других. Понимая, что у нас какие-то новые идеи, нас очень активно поддерживали. Нам выделялись довольно-таки приличные деньги. Поэтому мы развивались на внебюджетные, как сейчас это модно говорить, средства. Для наших читателей все было бесплатно. И сейчас остается бесплатным.

— Помнится, разнообразная работа была с фондами?

— Да, закрутилась такая вообще совершенно сумасшедшая машина, потому что поток был просто нескончаемый. Вот, к примеру, мы попали в одну такую интересную американскую программу агропромышленную, и сюда приходили теплоходы, тоннами привозили семена американские и инвентарь. А мы молодым начинающим фермерам раздавали здесь бесплатно эти семена и инвентарь, даже были такие забавные статьи типа «Деловая библиотека осеменила всю Россию». Формально, наверное, это так и было, потому что действительно фермеры мешками и машинами все это увозили. Мы как-то вдруг ввязались в эту программу, молодые, наверное, были, задорные, не очень осознавали, чем это все может закончиться. Когда увидели здесь вереницы автомобилей с лопатами, граблями и всем прочим, то поняли, что поступили в какой-то степени опрометчиво, потому что уходила на это масса времени и сил. Зато люди благодарили, потом писали письма, приглашали, привозили какие-то огурцы, помидоры, выращенные на этих полях, значит, это пошло на благо, наверное, это самое главное.

Еще у нас был очень интересный проект, он назывался «За мир на Кавказе!». Мы делали такую международную экспедицию, у меня есть фотографии, могу показать. Времена были лихие, шла война в Чечне, и нам не хотелось стоять в стороне и наблюдать за бедой. Мы собрали экспедицию из лучших парашютистов мира, нашли спонсоров, закупили самолет. Оплачивал один банк, сейчас его уже нет. Полетели туда, чтобы совершить прыжки с вершины Эльбруса и привлечь мировую общественность к этой проблеме, чтобы в конце концов люди начали как-то мирно договариваться, а не стрелять друг в друга. Слава богу, совершили все это, прыгнули, отсняли фильм. Это имело широкий резонанс. Потом телевидение этот фильм показывало, и мы тоже получали массу каких-то звонков, писем: «Это что, библиотека? А куда вы прыгали? А как вообще вы прыгали: с книжками или без?» Вопросы были о том, зачем нам все это надо, это не

работа библиотеки, библиотека должна проводить конференции, вечера. Я это могу объяснить только таким образом: поскольку ключевое слово в названии нашей библиотеки «деловая», то и все было акцентировано именно на это слово, вся работа. И основным нашим читателем на тот момент был представитель бизнеса. Неважно какого — малого, среднего. Олигархи к нам, конечно, не приходили, у них своя жизнь кипела, в основном, малый и средний бизнес приходил. Библиотекой пользовались очень активно, ведь у многих даже кабинета не было своего, и они могли здесь и ксероксом воспользоваться, и почту отправить. По сути, это еще был как бы личный кабинет людей, которые пытались как-то наладить свой бизнес. В общем, такая бурная жизнь кипела примерно где-то до 2003 или 2004 года.

— А потом фонды начали сворачивать свою работу?

— Да, фонды достаточно активно свернули свою работу, мы поняли, что надо тактику свою менять, и мы стали более открытыми, мы стали уже ориентированы не только на предпринимательский класс, но прежде всего на молодежь, во многих вузах появились экономические факультеты. Кто-то же должен их насыщать информацией? Тогда Интернет не был так популярен, в 90-х в основном источником была книга, журнал. У нас и сейчас достаточно высокая посещаемость, а тогда, чтобы попасть в библиотеку, люди стояли в очередях.

— А что такое высокая посещаемость, это в каких цифрах выражается?

— Количество людей, посещающих библиотеку, раньше доходило до 600—800 в день! Это было что-то немыслимое, даже на ксерокс стояли колоссальные очереди. Мы были рады этому ксероксу, потому что перестали хоть книги портить, энциклопедии. Перестали ходить с бритвой и быстренько нужное вырезать. Журнал, книга в одном экземпляре, один срезал, другому нет уже больше возможности получить эту информацию. Мы работали до 8 часов вечера каждый день, все субботы, воскресенья, они и сейчас у нас рабочие, но сейчас это просто, а тогда утром открыли — очередь, вечером с трудом закрыли. Было очень много людей. Уже в основном пошла молодежь, студенчество, молодые ученые, аспиранты. Материала у нас много было, журналы выписывали активно, книг закупали много, мы по своей теме — экономика, финансы, право — покупали практически все, что выходило в России. В других крупных библиотеках этого можно было не найти, а у нас было.

— Это же бюджетные деньги? На комплектование вам хватало?

— Да, и бюджетные деньги давались, но очень многое покупали и вне бюджета, конечно. Если мы понимали, что вышли тиражи, на которые у нас сейчас нет денег, значит, находили людей, которые были заинтересованы и спонсировали приобретение новых книг.

— Я сейчас, может быть, уйду чуть в сторону, но мне хочется узнать, а между библиотеками существует какое-то соревнование по поводу «моя комплектация и твоя комплектация», что у меня есть, что у тебя есть?

— Вы знаете, нет, такого соревнования нет, потому что Москва — это вообще уникальный мегаполис, здесь невозможно соревноваться, районы разные и контингент людей, проживающих в этих районах, тоже очень разный, где-то есть промышленные районы, где-то есть районы интеллектуальные. Там, где много сосредоточено высших учебных заведений, научно-исследовательских институтов, совершенно другая аудитория, спрос у них совершенно другой, литература им нужна совершенно другая. А если имеете в виду нас, то, что комплектовали мы, в Москве не комплектовала ни одна библиотека. Я вам совершенно авторитетно могу это сказать.

— По объему, по количеству?

— Скорее, по «репертуару». Все, что по нашей тематике выходило, я еще раз это повторю, мы покупали, это мало кто себе мог позволить. Очень мало библиотек, которые вообще могли себе позволить, так сказать, такой большой «репертуар» именно названий, не экземпляров. Когда купили, например, одного Пушкина 50 экземпляров и говорят, что вот у меня фонд большой, а по сути-то — один Пушкин. А у нас по названиям, по одной тематике есть очень большой выбор. Мы очень плотно работали с вузами и комплектовались согласно их учебным планам, то есть не просто покупали, потому что захотели, конечно, нет. Работает справочно-библи-ографический отдел, спрос изучается, имеется картотека отказов и картотека читательского спроса. Каждый год мы старались и сейчас до сих пор берем вузовские программы, чтобы понять, что сегодня в вузах происходит, какую литературу там рекомендуют студентам.

— Получается, что и в библиотеке многое определяют кадры?

— Как говорил Сталин: «Кадры решают все». Эта фраза на века, она не избитая, она просто констатирующая, потому что это абсолютно точно. Можно насытить какими угодно книгами, можно поставить сверхсовременное оборудование и технологии — это не проблема на самом деле, но кто всем этим будет управлять? Кто будет в конечном итоге определять действенность этого ресурса?

— Вы сейчас получаете кадры, адекватные вашим требованиям? Кто выпускает библиотекарей, есть ли тут какие-то проблемы?

— Скажу вам такую вещь, не знаю, обижу я вузы или нет, но дело в том, что, к сожалению, с приходом рыночной экономики вузы очень быстро перестроились в эту струю. Они стали тоже выпускать специалистов, которые востребованы на рынке. Такого классического библиотекаря, для которого на первом месте читатель, он — главный в стенах библиотеки, не мы. Мы у читателя на службе состоим. Но не наоборот. Если человек этого не понимает, то ему не надо работать в библиотеке, в нашей библиотеке точно не надо работать. Здесь работают люди, которые понимают, что здесь главный человек, король этого государства — читатель. Он переступил порог, и библиотекарь должен сделать все, чтобы он сюда вернулся еще и еще раз.

— Но вы получаете такого готового специалиста? Или, по сути дела, вы здесь их поднимаете до своих требований?

— У меня такого готового нет ни одного. В основном ищешь на стороне и не всегда с профильным образованием, у меня примерно процентов 50 сотрудников не имеют библиотечного образования, есть педагоги, а есть даже инженер, военные, подполковник милиции, да кто хотите. Люди совершенно разного профиля.

— То есть они, по сути дела, здесь осваивают специальность?

— Да, конечно. Они просто получают здесь вторую специальность, вторую профессию.

— И самое главное для них, как вы сказали, — это клиентоориентиро-ванность?

— Прежде всего. Кто сюда приходит работать, должны быть готовы работать с людьми. Люди, как вы понимаете, приходят разные, мы же здесь не ведем элитный отбор. Но, тем не менее, они наши читатели, и надо учиться контактировать.

— Скажите, пожалуйста, а городская библиотека — это особая сеть? Сколько в Москве библиотек?

— В Москве 480 библиотек сейчас.

— И какие из них в вашей сети?

— Наша сеть состоит из пяти городских библиотек.

— Это взаимозаменяемость?

— В том числе. Это и взаимозаменяемость, взаимопомощь, но я бы даже сказала: не взаимозаменяемость, а взаимодополняемость. Мы в чем-то дополняем друг друга, но при этом каждый ведет свое направление. Вот есть Центральная юношеская библиотека — она занимается этим направлением, есть просто Центральная городская библиотека, она занимается разными направлениями, есть детская библиотека, она занимается только детьми, есть вот деловая библиотека, она занимается технологиями.

— Это вы? Вы головное предприятие в своем направлении?

— Да, в области компьютерных технологий — это такой полигон, если хотите.

— Вы как головное предприятие с точки зрения инноваций? Что такое инновация в библиотеке?

— Вы знаете, много появилось современных, красивых, звучных слов, и все пытаются как-то за них зацепиться, не всегда даже понимая суть. Что есть инновации? Да, мы внедряем новые методики, новые подходы, технологии. Это инновации? Наверно. Есть русское слово «новизна», что-то новое, интересное в работе, вот мне оно как-то ближе. Время многое меняет, работа других библиотек тоже перестраивается, сегодня невозможно представить себе библиотеку, у которой нет хотя бы маленького интернет-класса. Каждая библиотека хочет иметь свое представительство в интернет-сети, все создают сайты. Появились новые подходы к проведению

мероприятий. Раньше все сводилось к чему? Какие-то литературные вечера, научно-практические конференции, в общем, круг был понятен, он состоял из 5—6 позиций, и, собственно, на этом все. Сейчас мы много проводим того, что даже лет пять—семь назад вряд ли бы рискнули делать. Мы провели первую среди библиотек такую мощную акцию — флеш-моб «Запишись в библиотеку».

— Это совместно с другими библиотеками?

— Нет, мы одни были, совместно с парком «Сокольники», они нам предоставили пространство, а мы привезли книги, наши ретро-формуляры, чтобы это запомнилось, и проводили очень интересно.

— Это такие картоночки были?

— Да, душу грели нам эти картоночки. Во время акции мы работали часа два, а записалось человек 300 сразу. Книги и диски, которые мы привезли, разобрали все. Нам издательства для этой акции подарили книги, разные были книги по тематике, не осталось вообще ни одной книги, все разобрали. Люди, во-первых, не верили, что это бесплатно, каждый второй нам задавал вопрос: «А куда потом сдавать?» Мы говорим: «Мы вам дарим». Изумление на лице. Никто не сказал: «Да зачем мне эта книга?» Все брали с радостью и благодарностью.

— Меня очень заинтересовала ваша книга «Российские библиотекари», ведь Вы, наверное, первый человек, который обратил внимание общественности на библиотекаря. Действительно, я раньше не видела таких работ, с акцентом на этой профессии.

— Я согласна с вами, мы много говорим о выдающихся ученых, литераторах, художниках. Я ни в коей мере не умаляю их достоинства. Безусловно, все это достойные люди, заслуживающие и уважения и почитания. Но почему-то никто и никогда не вспоминает про профессию библиотекаря. Хотя у каждого детство проходит со словом, с книгой. И большинство людей ходит в библиотеку. Мало у кого раньше дома были свои роскошные библиотеки, которые удовлетворили бы полностью всех членов семьи. Шли сами в библиотеку и первый раз вели туда ребенка. Это, прежде всего, был дом культуры, памятник культуры. Туда вели не просто за книжкой. Туда шли как в храм, который давал знания. Отношение было совершенно другое к этому, и человек, который вас принимает, это же очень важно, библиотекарь — это очень важный человек в жизни каждого из нас. Ребенка приняли радостно, с улыбкой, ему дали именно правильную литературу, хорошую, которая несет добро, которая несет уважение друг к другу. И он понесет это дальше. Мы сейчас все это катастрофически теряем. Мы теряем элементарные вещи, мы перестали уважать друг друга. Сейчас в приоритете «я» — личность. Все остальное — потом. Это вообще очень опасная тенденция. Вот тогда этого не было. И роль библиотекаря была велика, потому что он был помощник, он общался, он рассказывал, он делал правильные акценты в тех или иных книгах. Он был руководите-

лем нашего чтения. Это абсолютно точно. И то, что мы с годами это утрачиваем, плохо, потому что библиотека для того и существует, чтобы сеять добро, дать знания человеку, дать просвещение, чтобы он понимал, что он в этом мире не один. Конечно, можно себя образовывать до бесконечности, но образование еще не есть культура. И сегодня этой культуры обществу катастрофически не хватает. Поэтому мне просто хотелось в какой-то степени, если хотите, увековечить скромный труд этих людей. Среди них много подвижников и людей просто интересных, преданных делу. Там есть люди, которые в годы Великой Отечественной войны спасали Библиотеку имени Ленина. Сами мерзли, а топили только в запасниках, чтобы книги сохранить. Как можно о таких людях не написать?!

— И вы их всех знаете?

— Не всех лично, но знаю многих. Я уже 40 лет работаю в библиотечном деле. Многих из них знаю очень хорошо, это очень достойные люди, которые достойно несли культуру, и до сих пор многие работают. Конечно, многие уже и на пенсии. Они достойны этого, чтобы о них написали. Вот поэтому у меня родилась такая идея. Издала эту книгу на свои деньги. Хотелось, чтобы она была тоже достойной — на хорошей бумаге, в красивом переплете. Если вы обратили внимание, она прошита, это книжка на века, это не склеенные странички, два раза перевернул — все разлетелось. Мне очень хотелось, чтобы она была вот так искусственно состарена, чтобы отразилось время.

— А вы думаете об имидже библиотеки? И каково будущее?

— Имидж библиотеки делают люди, это совершенно точно. Но и здание, и оформление, и наполнение, безусловно, играют свою роль. Человек, придя в библиотеку, изначально должен понять, что пришел в учреждение культуры. Имидж, конечно, надо создавать. Мы очень много работаем со средствами массовой информации. Мы понимаем прекрасно, что более мощного ресурса, чем средства массовой информации, в этом вопросе себе даже представить сложно. Однажды у нас была такая акция 1 сентября, в День знаний, тоже в «Сокольниках». Мы наняли коня с кучером. Кучер из XIX века, шикарный конь и карета. Мы сели в эту карету. Тоже есть по этому поводу фотографии. Поехали по парку «Сокольники» с шарами, на которых было написано: «Деловая библиотека». В «Сокольниках» было много народу. И мы подъезжали к группам людей и вели беседу. Люди почему-то все время думали, что мы им хотим что-то предложить, что-то продать или купить. И были крайне удивлены, что мы из библиотеки. А студенты говорили: «А что, разве у нас еще есть библиотеки? Разве вас не закрыли?» Вот так говорила молодежь на улицах, что нас очень огорчило. Мы с ребятами в парке обсуждали будущее книги. Подавляющее большинство голосовало за книгу. Да, конечно, Интернет — это прикольно, переписываться, пообщаться, какую-то информацию скачать. Но никогда художественную литературу мы все не будем читать посредством Интерне-

та. Мы любим держать книжечку в руках, мы любим ее запах. Один мальчик сказал: «Она живая». Вот это ее принципиально отличает от ридера. Книга — она живая. И только один мальчик просто в состоянии полного какого-то авангардизма подпрыгивал и говорил: «Вот у меня телефон, я читаю Шекспира». На что я говорю: «Хорошо, давай проведем эксперимент. Прочитал?» — «Прочитал». — «Теперь дай мне, пожалуйста, свой телефон, расскажи, что ты здесь прочитал, о чем». — «Ну, вот там чего-то кто-то…» Я говорю: «Понимаешь, неудобно тебе. Ну что такое экран на телефоне?» Как утверждают психологи: текст, который читается посредством компьютера, неважно, ридер или еще что-то, усваивается только на 65%. Нет полного усвоения этого текста. Книга рождает воображение. Вот почему ребенку надо читать, он же познает мир. Что он может там через ридер познать, я вас умоляю. У него идет познание через иллюстрации, картинку.

— Скажите, пожалуйста, вы называли цифры: от 600 до 800 посетителей ежедневно у вас бывало раньше. А сейчас сколько?

— Значительно меньше, конечно, но тоже очень прилично — 200 — 300 человек в день.

— Как выстраиваются отношения с властью? С муниципальными органами? Есть ли какая-то поддержка?

— Я всегда с властью дружила, у нас всегда хорошие выстраивались отношения, потому что мы их все время привлекаем к нашей работе. Мы им вообще покоя-то не даем, много хороших проектов и идей. Находим понимание и с городскими властями, и в округе. Мы очень плотно работаем с Московской городской Думой. Там у нас Герасимов Евгений Владимирович курирует культуру, и ему все это близко и понятно. А потом я являюсь депутатом Муниципального собрания Алексеевское нашего Северо-Восточного административного округа.

Интервью провела О. Зубкова

Литература

1. Российские библиотекари. Москва / Сост. Н.А. Забелина. — М.: Альфа-М,

2009. — 352 с.: ил.

Библиотека в лицах. Три интервью с библиотекарями

В этом году Общероссийский день библиотек празднуется 25-ый раз на государственном уровне. За это время многое изменилось, функции библиотеки расширились: она становится источником различной информации и культурным пространством республики. Какой он, современный библиотекарь, узнаем из интервью трех сотрудников Национальной библиотеки Республики Бурятия.

 

 

В читальном зале библиотеки практически всегда тихо, читатели погружены в чтение. Слегка слышится шелест страниц, спокойный голос библиотекаря и неспешные шаги. За кулисами тихой обстановки читального зала идет большая и кропотливая работа: подбор литературы по заявкам, выдача книг, учет изданий, расстановка книг, подготовка выставок, обеспыливание книжного фонда. Всё это умеет и отлично с этим справляется библиотекарь читального зала.

 

Татьяна Митрофанова, главный библиотекарь читального зала

 

 

— Сколько лет вы посвятили профессии библиотекаря и что вам больше всего нравится в вашей работе?

На должность библиотекаря я пришла в 2010 году в Национальную библиотеку Бурятии. Но вся моя деятельность до этого времени всегда была косвенно связана с этой профессией. Базовое образование, полученное во ВСГАКИ в 2002 году, помогало мне будучи методистом и старшим преподавателем вуза. Всегда считала, и останусь при этом мнении, библиотечное образование – основа для дальнейшего развития и выбора любого поля деятельности человека.

— Почему выбрали эту профессию?

Выбор профессии абсолютно случайный, выбора особого не было. Поступала на социологию в ВСГУТУ, не добрала баллов по математике. До сих пор горжусь, что получила 3 по высшей математике (никогда не понимала ее).

 

— Расскажите о своем обычном рабочем дне? О работе вашего отдела?

Каждое утро ждешь чего-то и это ощущение всегда связано с работой. Чего-то — это необычное, интересное, иногда нелогичное и нелепое, но всегда эти события заставляют смотреть на свою работу не так, как смотрят люди со стороны. Даже близкие не всегда понимают суть нашей работы. 

День начинается с просмотра плана работы, распределения между сотрудниками работ, обсуждения технических моментов работы, совместная работа с фондами — расстановка, определение книг на передачу в отдел основного книгохранения, ремонта и много других вопросов.

 

— Охарактеризуйте вашего читателя, какой он? 

В основном наш читатель — человек пришедший в библиотеку с определенной целью, 20-50 лет, студент, профессионал или «заинтересованный». 

— Вы за библиотеку в её традиционном укладе или все же в современном?

С развитием технологий традиционной библиотека никогда не будет. Считаю, что библиотека должна идти в ногу со временем, но сочетать в себе элементы современного, прогрессивного с классическим традиционным укладом.

— Какой вы видите библиотеку через 5 лет?

Считаю библиотечную отрасль наиболее стабильной в плане коренных изменений. Будут внедрены технические средства повышающие качество обслуживания, комфортность пребывания пользователей в помещении библиотеки. 

— Ваша любимая книга? Или назовите топ 3 самых любимых книг.

Моя первая любовь — «Мастер и Маргарита», немного банально, большинство отвечают так. Но меня впечатлила. Перечитывала раза три. Из классиков обожаю А. П. Чехова, П. Бажова, Д. Лондона, А.К. Дойль.

Ф. Купер,  из  недавних Е. Водолазкин  «Лавр», Ю Несбе, Стиг Ларсен, Е. Звездная, Дж. Мойес Всех читаю, все нравятся.

— Современный писатель? Кого бы вы выделили и почему?

У меня предвзятое отношение к российским современникам, не знаю почему. Предпочитаю зарубежную литературу различных жанров

— Какой Вы видите Вашу профессию в будущем? 

Трудно сказать, не думаю что что-то сильно изменится. Только молодежь читает все меньше, и это с современной системой образования не изменить.

 

 

Есть в Национальной библиотеке отдел, который является координационным центром для 434 государственных и муниципальных библиотек Республики Бурятия. Они консультируют по приоритетным направлениям библиотечной работы. Они всё знают о современной библиотечной ситуации не только в республике, но и в стране в целом, внедряют инновационные формы деятельности. И всё это – научно-методический отдел. Познакомим вас с библиотекарем этого супер-отдела.

 

Роза Хамаганова, заслуженный работник культуры Бурятии и России, главный библиотекарь научно-методического отдела

 

— Сколько лет вы посвятили профессии библиотекаря?

3 августа 2020 г. исполнится 44 года как я работаю в нашей библиотеке после окончания ВСГИК.

 

— Почему выбрали эту профессию?

Как только я научилась читать, а это произошло в 1 классе школы № 12, мы с подружками-одноклассницами сразу записались в библиотеку по месту жительства, которая находилась на пригорке рядом с механико-технологическим техникумом. Интерьер той библиотеки из детства очень напоминал сельскую библиотеку из фильма «Живет такой парень». Портреты классиков по стенам, шахматы на столе, библиотекарь за барьером, строгий, но такой приветливый и разговорчивый. Столько сказок, романов и повестей было прочитано… И незабываемый книжный запах как предвестник другой взрослой жизни. Так потом хотелось работать в этой атмосфере, духовной, интересной и впечатляющей.

 

Как вы думаете, современный читатель, какой он? Что его интересует сейчас?

На моем пути встречались разные читатели. В основном благодарные, которые потом на улице или в высоких кабинетах радостно приветствовали и вспоминали какие-нибудь интересные или курьезные случаи своей читательской биографии, особенно с моим участием. Больше 10 лет я не работаю непосредственно с читателями, но все равно кто-нибудь по старой памяти найдет меня и обратится за помощью. Современный читатель, по моему мнению, счастливый в большинстве своем. У него есть выбор – улучшающиеся с каждым годом библиотеки и безграничный интернет. Библиотекарю нужно соответствовать запросам нового или традиционного читателя.

 

— Вы за библиотеку в её традиционном укладе или все же в современном?

Отвечая на этот вопрос, я вспоминаю встречу с японской делегацией из Румои – города-побратима Улан-Удэ в нашей библиотеке в июле 1987 г. От библиотеки гостей принимали директор В.В. Савинова, я как председатель профкома и С.П. Гнеушева, секретарь комсомольской организации. После ознакомительной экскурсии по библиотеке состоялся круглый стол. В заключение беседы руководитель японской делегации задал вопрос директору: «Какой вы видитете библиотеку, такой же традиционной или другой современной?». Ванда Владимировна, не задумываясь, ответила: «Конечно, такой же традиционной!». В ответ японцы дружно рассмеялись, а мы недоуменно переглянулись, что это они так реагируют. И только через десяток лет к нам постепенно стали приходить новые технологии. Безусловно, я за гармоничное сочетание традиционной книжной библиотеки и актуальной цифровой библиотеки.

 

Какой вы видите библиотеку через 5 лет?

Мы уже как следует освоим новое библиотечное пространство в трех зданиях-блоках, будем шагать в ногу со временем по внедрению новых библиотечных технологий. Обязательно откроем музей истории библиотечного дела Республики Бурятия, укрепим международные связи, будем сами ездить и принимать у себя коллег из других стран. Дресс-код Национальной библиотеки РБ будет самым стильным и неподражаемым. Коллектив библиотеки сплотится во имя достижения цели стать самым профессиональным и авторитетным.

 

— Ваша любимая книга?

«Бегство от запаха свечей» (М., 1970) польской писательницы Кристины Паёнковой. В юности случайно купила в книжном магазине и теперь она всегда со мной. Один из откликов на эту книгу: «Лично для меня эта книга настолько мощный стимул веры в лучшее и в то, что все нам по силам, что неоднократно перечитывала этот роман». Книга есть в интернете.

 

— Современный писатель? Кого бы вы выделили и почему?

Среди современных писателей я бы выделила Дмитрия Быкова, Захара Прилепина, Леонида Юзефовича. Почему, ведь они такие разные? Во-первых, я участвовала во встречах с ними. Во-вторых, мое мнение о чем-либо или о ком-либо всегда выходит политизированным, и взгляды этих писателей я во многом разделяю. Жаль, что некоторые писатели подвержены конъюнктуре: меняется власть, и меняются их взгляды и творчество. 

 

— Какой Вы видите профессию библиотекаря в будущем?

К сожалению, классический библиотекарь, получивший специальное образование в 1970-1990-х годах, уходит безвозвратно. На смену им приходит специалист с другим образованием и краткосрочными библиотечными курсами. Если повезет, такой человек полюбит библиотечную профессию, привнесет в нее новые знания и не отобьет у читателей  желания посещать библиотеку. Библиотекарь будущего – специалист-универсал в педагогике, психологии чтения, библиограф со знанием краеведения + высококлассный IT-специалист и человек, любящий чтение.

 

— Считаете ли вы свою профессию современной?

Наша профессия – одна из самых современных. Сейчас происходит настоящая революция в библиотечном деле. Многие научно-технические новинки уже есть у нас. Растет зарплата, вакансии сразу занимают.

                                                                                                                                               

— Помните ли Вы свой первый рабочий день?

Помню как сейчас беседу с Юрием Антоновичем Хараевым, директором библиотеки, при приеме на работу. Он спросил у меня, в какой бы отдел я хотела пойти. Я ответила, что хорошо бы в специализированный отдел, например, патентно-технический или нотно-музыкальный. Почему я их назвала, не пойму до сих пор. Юрий Антонович на это сказал, что мне тогда нужно зайти к Елене Михайловне Жарковой, заместителю директора по библиотечной работе. Елена Михайловна внимательно изучила мой диплом с оценками и направила в зал периодических изданий. Вместе мы зашли в уютный, полный цветов и читателей, зал периодики, где меня представили старшему библиотекарю Аюше Гылыковне Санжеевой. Мне очень повезло на первого своего наставника. Аюша Гылыковна работала в библиотеке почти 20 лет, мама двух замечательных детей, она была спокойной, мудрой женщиной. Столько полезных советов я получила от нее, на всю жизнь хватило. Через 3,5 года она ушла на пенсию. Таких теплых, дружеских проводов с тех пор я не помню. Гулял почти весь коллектив, был богато накрытый стол, в котле сваренный баран и много добрых искренних напутствий и пожеланий здоровья, долгих лет жизни на заслуженном отдыхе.

Спасибо за вопросы и возможность еще раз вспомнить, что не зря я выбрала библиотечную стезю. Благодаря своей любимой  профессии я много путешествовала, фактически обогнула земной шар. Посмотрите: Курильские острова, Сахалин, Владивосток, Иркутск, Красноярск, Абакан, Москва, Санкт-Петербург, Сочи, Туапсе, Сухуми, Ялта, Латвия, Монголия, Болгария, Румыния, Германия, США. Республику объездила с командировками вдоль и поперек: от Кяхты до Оки, от Баунта до Закаменска. Сколько замечательных друзей подарила мне работа: Светлана Андреевна Езова, Владимир Семенович Крейденко, Эдуард Рубенович Сукиасян, Маргарита Яковлевна Дворкина, Юрий Николаевич Столяров, Раиса Викторовна Сахаровская. Переписываюсь и виртуально общаюсь со многими классными специалистами России, но особо среди них хочется отметить Ларису Александровну Сулейманову, Эльмира Нурмагомедовича Якубова и Гузяль Динамовну Эркаеву. Спасибо моей библиотеке, за всё, что у меня есть и, надеюсь, еще будет.

 

 

 

Цифровые технологии есть и в современной библиотеке. Недаром в новом здании Главный по электронным ресурсам в нашей библиотеке – Региональный Центр доступа к информационным ресурсам Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина Республики Бурятия занимает целый этаж. Доступ к электронным краеведческим ресурсам, электронным книгам, оцифровка документов и предоставление доступа в интернет – всё это  через электронный читальный зал.

 

Валентина Давагшин, заведующая Региональным Центром доступа к информационным ресурсам Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина Республики Бурятия

 

 

— Расскажите о себе и о своей профессии (кем и как долго работаете в этой профессии?)

Я работаю в библиотечной сфере 9 лет. Свою трудовую деятельность в библиотечном деле я начинала в отделе электронных ресурсов – Регионального центра доступа к информационным ресурсам Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина Республики Бурятия в должности администратора электронных ресурсов библиотеки, затем работала в должности заведующего сектора оцифровки отдела. А с 2017 г. по настоящее время работаю в должности заведующего отделом.  

— Что вам больше всего нравится в вашей работе?

Общение с людьми разных профессий! Также мне нравится, что в библиотеке для творческой деятельности нет предела.

— Расскажите о работе вашего отдела? Какие услуги на сегодняшний день вы предлагаете читателям?

Для посетителей Национальной библиотеки Бурятии в Региональном центре предоставляются автоматизированные рабочие места с доступом к ресурсам Президентской библиотеки, Национальной электронной библиотеке, электронной библиотеке «Бурятика», а также к удаленным электронным ресурсам (ЛитРес, электронно-библиотечной системе «Лань», научной электронной библиотеке eLibrary). Также для посетителей предоставляются такие сервисные услуги как сканирование, печать, набор текста, ламинирование документов и т.д. На базе учебного класса Регионального центра проходят различные культурно-просветительские и интеллектуально-досуговые мероприятия – компьютерные курсы,  семинары, вебинары с использованием фондов Президентской библиотеки, а также различные веб-конференции. Так с 2011 г. сотрудниками Регионального центра проводятся компьютерные курсы  «Мир вокруг тебя» для лиц пенсионного возраста, инвалидов и временно безработных. Для педагогов, старшеклассников и студентов реализуется проект «Информационная грамотность граждан», целью которого является углубленное обучение работе с электронными ресурсами российского и международного значения.

Также в структурном подразделении отдела находится сектор оцифровки (создания электронных документов), который занимается переводом в электронный вид библиотечных материалов в рамках формирования электронного хранилища  важнейших документов о Бурятии, а также наполнения региональной составляющей электронных фондов Президентской библиотеки и Национальной электронной библиотеки. Сотрудники сектора занимаются отбором, оцифровкой и каталогизацией электронных документов и наполнением фонда электронной библиотеки «Бурятика».

— Вы за библиотеку в её традиционном укладе или все же в современном?

В век информационных технологий библиотека должна соответствовать современным требованиям  традиционного обслуживания, поскольку оно не потеряло своей актуальности сегодня и не потеряет его в обозримом будущем. Я за библиотеку, где все органично!

К примеру, моя семья в период поездок в отпуск читает только книги в цифре. Семья читающая, а брать с собой огромную кипу книг в путешествие представляется мало возможным. Однако, когда мы дома, в основном читаем бумажные книги. Честно говоря, мне нравится больше осязать книгу, а вот цифру я люблю за то, что она очень мобильна. В учебном процессе, мне кажется удобнее использовать все же электронные ресурсы. 

— Какой вы видите библиотеку через 10-20 лет?

Библиотека должна быть информационным центром, где пользователь может получить любую информацию в удобном для него виде. Думаю, что в будущем информационные ресурсы библиотек будут представлены не только печатными, электронными документами, но и больше будет накапливаться мультимедийной информации. Возможно, в библиотеках будут иметь место продвинутые технологии визуализации контента. Различные системы дополненной реальности, 3D технологии, голографические проекторы и т.п.

— Считаете ли вы свою профессию современной?

Несомненно, да! Ведь информации много, а библиотекарь ориентирует читателя в потоке информации.

 

С этот профессиональный праздник Национальная библиотека Бурятии поздравляет своих коллег и читателей с Общероссийским днём библиотек!

Читайте больше, читайте с нами! С нетерпением ждём, когда же всё-таки мы откроемся и вновь воссоединимся с нашими читателями!

Берегите себя!

 

«Библиотека будет жить»: Интервью с директором библиотеки им. И.А. Бунина Людмилой Бородиной

 

Накануне, 27 мая, в России отмечался День библиотек. «Орловские новости» побывали в старейшей библиотеке региона — библиотеке имени И.А. Бунина, пообщались с ее директором Людмилой Бородиной и делятся с вами историей, что она из себя представляла вчера, чем живет сегодня и что будет завтра.

— Людмила Ивановна, расскажите, с чего началась история старейшей орловской библиотеки?

— «Бунинка» ведет свою историю от губернской публичной библиотеки, учрежденной в1833 году. В тот год было принято решение, чтобы появилась эта библиотека, но за ним мало, что последовало — только документ вышел о создании. Открыта для посетителей она была 18 декабря 1838 года С этого дня все, собственно говоря, и началось. Как вспоминают старожилы, город еще находится в руинах и возводится это здание. Оно, к слову, типовое. Точно такая же библиотека есть еще в Гомеле, Ставрополе и Нальчике. Орловские архитекторы привязали здание к местности, расставив такие акценты как лепнины, колонны, своды. Люди назвали библиотеку храмом книги и приходили сюда полюбоваться этой красотой архитектуры. Сегодня в библиотеке функционирует 16 отделов, в которых хранятся 564 тысячи печатных, аудиовизуальных и электронных изданий. И трудится здесь более сотни человек.

— Когда у библиотеки был пик популярности?

— В советское время библиотека стала центром притяжения молодежи: они встречались здесь, назначали свидания, они здесь общались. Вся жизнь орловской молодежи сосредотачивалась именно здесь в библиотеке. Когда-то я и сама была читателем библиотеки. Приходила сюда как студентка исторического факультета, всегда довольно робко себя ощущала здесь. В советское время людей всегда было много. В читальный зал занимали очередь. В те времена, когда был действительно пик посетителей, было принято решение в 1996-98 годах о реконструкции библиотеки, дабы увеличить площади. Их и сейчас не хватает катастрофически, потому что изначально библиотека рассчитывалась не на то число единиц хранения, которое есть сегодня. В те времена все стремились попасть сюда, найти себе местечко, но и занимать его нужно было пораньше — желающих было очень много. Вузовские библиотеки не имели такого фонда — здесь было фактически все, редкий случай, когда что-то не найти. В читальном зале огромное число книг, которое нельзя было взять домой — все работали здесь. Компьютеров тогда не было, были печатные машинки, работали ручками — что-то переписывали, скомпоновывали, заново переписывали. Работа была чуточку иной, но востребованность в библиотеке была очень большой.

— А что сегодня?

— Сейчас чуточку другая история. Посещения они есть, но сложности они присутствуют. Сегодня библиотека — это пересечение областей каких-то интересов. Интерес власти в том, чтобы это были современные культурно-досуговые или культурно-информационные центры. Интерес общества — это удобство услуг, отвечающих современным условиям. У библиотеки другой интерес — точка доступа к информации и знаниям. И в общем, то она всегда этим будет сильна. Сейчас многие библиотеки ведут речь о том, что часть библиотек ударилась в массовую культурную работу и забыла о том, что основное предназначение библиотеки — это хранение, сохранение и приумножение информационных ресурсов и предоставление их населению. Сейчас все эти вопросы постоянно возникают, что библиотека себя изжила. Но библиотека не достойна того, чтобы говорить о ней и ее работниках пренебрежительно. Библиотекари, между прочим, умнейшие люди. В мое время в библиотекари шли лучшие люди — конкурс был необыкновенный, тогда было 25 человек на место.

— А сегодня, кто работает в библиотеке?

— Старейший работник нашей библиотеки проработала здесь больше 45 лет. Этот костяк, который не только в нашей библиотеке, но и в библиотеках и региона нашего, и страны, он из тех людей состоит, которые пришли тогда и смогли к современным условиям приспособится, а это и работа с компьютером, интернетом, электронными каталогами. Молодежь тоже приходит, но это уже не то количество, что было раньше.

— Как библиотека конкурирует с интернетом и развитием технологий?

— Интернет-ресурсы никогда не заменят книгу. Может быть когда-нибудь в интернете и будет более правдивая информация. Сегодня это не всегда так. Да и отсутствие систематизации в интернете еще будет долго. И естественно, все выложить в интернет мы не сможем, поэтому останутся еще книги, которые читатель не сможет найти нигде, кроме как в библиотеке. Может быть, вместе с обществом должна меняться и библиотека, и наверное и не нужно от общества требовать, чтобы они сюда массово приходили, а вот создание качественного контента — это наша задача. Это тоже привлекает к нам читателя.

— Все же, кто сегодня посещает библиотеку? Есть ли среди посетителей молодежь

— Молодое поколение приходит в библиотеку. Но к сожалению, сейчас куда больше увлекает молодежь поп-культура, но часть людей думающих и размышляющих, приходят к нам — это бесспорно. К нам приходит молодежь, которая заинтересована получить качественные знания. Конечно, сегодня вузовские библиотеки лучше укомплектованы, чем раньше, но все равно, это далеко не тот фонд, который есть у нас. Мы теряем читателей еще и по тому, что последние три года студентам предлагают современные учебники последних лет выпуска, но есть же еще и фундаментальные труды, на которые студентов почему-то не ориентируют. И эти фундаментальные труды есть только у нас. Молодежь, конечно, ходит. Не могу сказать, что ее очень много, но она качественная приходит. Еще есть такой момент, что если раньше, чтобы написать один реферат нужно было прийти в библиотеку не меньше трех раз, то с появлением ксерокса — достаточно прийти один раз. Впечатление складывается, что люди ходят меньше, но на самом деле получают ту же информацию. Следующий момент — мы сами ушли в интернет. Мы делаем свою коллекцию, у нас есть уникальнейшие труды по истории орловского края, и те книги, которые не защищены авторским правом, можно найти в свободном доступе в интернете. За счет этого складывается впечатление какого-то оттока читателя.

— Что читают больше всего?

— Сегодня самыми посещаемыми являются три отдела. За художественной литературой к нам мало идут, потому что в этом направлении у нас слабое укомплектование. А самый посещаемый отдел — это отдел краеведческих документов. И это, хочу заметить, не только студенты, которым это нужно для учебы. Сейчас очень много людей, которые хотят знать историю края. Далее по популярности следует отдел электронных ресурсов — у нас бесплатный интернет, которым можно воспользоваться для работы, а кроме того, этот отдел еще популярен и по тому, что там есть доступ к национальной электронной библиотеке, где можно прочитать книгу, которую не найти в свободном доступе. Чуть менее популярны абонемент и музыкальный отдел — там у нас раритет, грампластинки 60-х годов и виниловые проигрыватели. Есть фонд редкой книги — там хранятся и рукописные книги, самые старейшие датируются концом 15 века. И несмотря на то, что мы находились под немцем, многое из этого фонда сохранилось, в том числе и из коллекций частных библиотек. Увидеть этот фонд читатель может только в рамках экскурсий, а вот поработать с ним можно только по специальному разрешению.

— В начале беседы вы озвучили, что библиотечный фонд насчитывает порядка 600 тысяч книг. Как обстоит дело с укомплектованием?

— Слабо сейчас у нас с комплектованием современной литературы. Но у библиотеки всегда были дарители. Но вопрос в том, нужны ли эти книги библиотеке. Дарят что? Как правило, не совсем новые книги, а даже если это и что-то новое, то это что-то подешевле, не совсем нужное. Мы же по инициативе наших сотрудников формируем список тех книг, которые нужны. Появляются эти люди, которые хотят подарить то, что нужно библиотеке. Почему еще отток читателей происходит? Там где серьезное укомплектование, там естественно больше читателей. Мы пытаемся любую копеечку направить на покупку книг лауреатов литературных премий в нашей стране, именно тех книг, которые уже завоевали признание. Но с этим проблема. По большому счету, мы должны иметь хотя бы миллионов пять для того, чтобы получать ту литературу, которая требуется. Финансирование идет из областного бюджета. Если бы из года в год эти пять миллионов давались, мы бы могли получать по 15 тысяч наименований книг ежегодно, интерес читателей не угасал бы однозначно. В прошлом году мы получили 5 600 экземпляров, но это, конечно, совсем ничего. И в этом году на покупку новых книг в бюджете совсем ничего не заложено. Поэтому мы надеемся, что есть еще люди не оскудевшие своей добротой, которые смогут оказать нам помощь, чтобы в библиотеке появлялись книги.

— Чем заманиваете?

— Чем заманиваем? Хорошее слово «заманивать». В любом случае, как и все другие библиотеки, мы стараемся, если не сказать выживать, то идти в ногу со временем. У нас проходят не только традиционные формы библиотечной жизни, хотя некоторые из них мы возрождаем, например, литературные гостиные. Они сейчас снова становятся актуальными. Что это такое? Мы заранее выкладываем на сайте информацию о проведении такого мероприятия, даем людям месяца два, чтобы познакомиться с книгой, и это обязательно та книга, которая есть в библиотечном фонде не в единичном экземпляре, а потом приглашаем в какой-то день на обсуждение. Я не скажу, что мы часто проводим такие литературные гостиные, да их и не должно быть много, но на них приходят именно заинтересованные люди: это и молодежь, и более зрелые люди. Интересны оказались нашим читателем и библиоквесты. Это своего рода путешествие по библиотеке: все зашифровано, нужно понять в какой отдел пойти, там получить задание, разгадать загадку, понять, куда дальше проследовать и все это на время. И это не те страшные игры-квест,ы которые по веянию моды пришли с запада. Это интеллектуальный квест, это труд наших сотрудников. И люди с горящими глазами играют, столько отзывов в соцсетях, с нетерпением ждут, когда следующий. И это видно, что люди готовятся, что им это интересно. Помимо этого, мы проводим всевозможные лекции для студентов и всех, кому интересна заданная тема. Например, мы рассказываем студентам, как подготовиться к защите, как оформить научную работу и т. д. И это востребовано. Проводим всяческие митинги-реквиемы, всевозможные концерты, тематические выставки. Презентации — это вообще наше излюбленное мероприятие, для многих орловских авторов престижно презентовать свою книгу именно у нас. При библиотеке существует и старейший клуб «Библиофил», где собираются любители книги, общаются на выбранную тему. Все эти встречи проводятся регулярно.

— Что нужно еще библиотеке, чтобы появился читатель?

— Вы спрашиваете, о чем я мечтаю? Да вы сами все видите: мечтаю о хорошем ремонте, о серьезных технологиях, которые, я думаю, к нам непременно должны прийти, надо верить. Наша библиотека красивая, ей чуть-чуть не хватает лоска. Ей всегда восхищались и восхищаются: есть что читать, есть что смотреть. И собственно говоря, хотелось, чтобы чуть-чуть было больше того, что имеем. А востребованность она, поверьте, все время волнообразна: бывают периоды затишья, а случается и пик интереса и посещаемости. Задумок у нас много: это и музей, и какие-то зонирования для научных сотрудников, для молодежи, чтобы была более привлекательная среда. Потенциал для всего этого есть, средств не хватает.

— Какое будущее ждет библиотеку?

— Нам бы хотелось, чтобы это было красивое будущее, потому что слишком много сил и трудов сюда вложено Если я не очень давно работаю здесь, то люди, пришедшие сюда до меня, проработали многие годы. Сегодня заработная плата сотрудников приемлемая хотя бы для нашего региона, а были времена, когда умнейшие люди работали за идею. Сейчас нам нельзя отставать от того, что происходит и в России, и в мире — мы должный идти в ногу с технологиями. Библиотека все равно останется, потому что интерес к качественной информации он не угаснет. В библиотеке всегда можно будет найти достоверную информацию. Уже сегодня к нам нередко обращаются студенты с просьбой дать им то, чего нет в интернете и мы им помогаем в этом вопросе. Так что я считаю, что за библиотекой это будущее останется, а библиотечный работник будет цениться всегда и библиотека будет жить.

Беседовала Елена Торубарова

 

Интервью с директором первой модельной библиотеки в Саратовской области

В конце 2018 года в Саратовской области открылась первая модельная библиотека — Центральная библиотека Лысогорского района. Модернизация Лысогорской библиотеки осуществлялась в рамках реализации «Модельного стандарта деятельности общедоступной библиотеки» по индивидуальному проекту Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М.И. Рудомино. «Иностранка» разработала дизайн, поставила в библиотеку новую современную мебель, осветительные приборы, техническое оборудование. О работе обновленной библиотеки и первых отзывах читателей рассказала директор библиотеки Надежда Абушкина.

— Что побудило руководство вашей библиотеки принять участие в проекте «Библиотеки нового поколения»?

— Прежде всего, желание меняться и соответствовать современным параметрам работы библиотеки, расширить наши возможности.

— На ваш взгляд, почему именно ваша библиотека вошла в пилотный проект?

— Почему именно мы? Здесь можно говорить о стечении обстоятельств. Когда два года назад в области стало известно о пилотном проекте, который продвигала Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы имени М.И. Рудомино, в регионе моментально сориентировались, поняв огромную важность нового дела. Так было заключено соглашение о сотрудничестве по созданию Модельной библиотеки нового типа в нашем поселке.

Важными факторами успеха этого начинания стали наличие собственно библиотеки как базы и софинансирование для ее коренного преобразования со стороны местной власти.

— Как вы представляли себе конечный результат? Совпали ли ваши ожидания и реальность?

— Когда речь только заходила о ремонте, мы думали, что покрасят стены, что-то добавят в интерьер. Но на деле вышло иначе — от прежнего здания остались лишь стены. Мобильность, трансформация — один из основных принципов пространственного устройства новой библиотеки, который позволяет наиболее эффективно использовать все квадратные метры. Проект, разработанный дизайнером из Санкт-Петербурга Надеждой Карповой, получился замечательный. Все идеи воплощены в жизнь, чему мы очень рады.

— В информации «Было/Стало» на сайте Новаябиблиотека.рф указано, что количество экземпляров в фонде уменьшилось почти на четверть. С чем это связано?

— В результате модернизации было проведено серьезное переформатирование книжных фондов библиотеки, согласно современным требованиям и в соответствии с запросами пользователей. Около 17 000 экземпляров было списано из-за ветхости и неактуальности. Существенно обновлен фонд художественной и отраслевой литературы, а также фонд детской литературы. Помимо современной беллетристики, добавлены востребованные читателями книги в жанре фэнтези и детектив. Также теперь мы предоставляем доступ к электронным базам данных различных направлений.

— Какие изменения произошли внутри библиотеки и что осталось неизменным?

— В библиотеке сделан капитальный ремонт помещения с использованием современных и качественных строительных материалов. Произошла трансформация помещений. Вход в здание расширили и оснастили пандусом для доступа маломобильных граждан. Появилось отличное освещение, подключен широкополосный доступ в интернет.

После капитального ремонта и дизайна внутреннего пространства в библиотеке появились новые зоны — для общения и организации выставочного пространства, индивидуальной работы с книгами и компьютерами, для встреч и дискуссий.

— Проводился ли опрос и учитывались ли пожелания читателей при планировании обновленной библиотеки? Что в основном просили, на чем делали акцент?

— При модернизации Лысогорской библиотеки учитывались как результаты исследования потребностей клиентов библиотеки, так и концептуальные требования к современному оформлению библиотечного пространства. Произошло увеличение полезной площади для использования читателями: зал мультимедиа, зоны для групповой работы, кафе и книжный магазин.

Среди жителей поселка — потенциальных посетителей библиотеки — было проведено анкетирование. Оно показало достаточно большой процент желающих проводить мероприятия в библиотеке и пользоваться библиотечной базой.

Среди ответов на вопрос «Что необходимо для эффективной работы библиотеки» на первом месте стоял надежный высокоскоростной интернет, доступность Wi-Fi, актуальные фонды, компьютерные классы и оргтехника. Отмечалась необходимость ремонта и создание комфортных помещений для работы и отдыха. Разделение на зоны с разным уровнем допустимого шума (например, читальный зал, где необходимо соблюдать тишину, и зал для групповой работы, где можно шуметь — обсуждать, спорить, дискутировать). Читатели также высказывали пожелания — открыть кафе и книжный магазин.

Наиболее востребованными форматами мероприятий на сегодняшний день являются круглые столы и встречи населения с экспертами, литераторами, творческими людьми, различные мастер-классы, обучение работе на ПК, занятия иностранными языками, киноклуб и дискуссионный клуб.

— С момента открытия обновленной библиотеки прошло два месяца. Это немного, но первые выводы уже можно сделать. Решению каких задач помогает модернизация библиотеки? Что принципиально изменилось для читателей? Как читатели относятся к этим изменениям?

— За два месяца работы обновленной Лысогорской центральной библиотеки на 45% увеличилось количество посещений библиотеки по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Количество книговыдач увеличилось на 10%. Отмечено увеличение посещений массовых мероприятий (экскурсии, заседания клубов, различные встречи). Наши посетители в восторге от обновленного интерьера, мебели, наличия техники и возможности провести свой досуг с пользой. Наша библиотека стала настоящим культурно-просветительским центром района.

— Что больше всего пользуется популярностью?

— Обновленное библиотечное пространство дает максимум возможностей, оно доступно и привлекает посетителей, особенно детей и подростков. Не пустует детский зал, там всегда многолюдно, шумно, весело. Дети с удовольствием посещают мероприятия, играют в различные игры, общаются.

У молодежи пользуются популярностью кинозал, зона работы за компьютерами, кабинки для общения и работы в малых группах. В круглой зоне проходят встречи с интересными людьми, клубов по интересам, дискуссии.

Важную роль в пространстве библиотеки играет мебель — мягкие, удобные кресла, кресла-«мешки», дополнительное освещение. Многофункциональная мебель мобильна — это позволяет перемещать ее и менять конфигурацию пространства под нужды мероприятий.

— Что вы можете посоветовать своим коллегам, которые только планируют присоединиться к национальному проекту «Культура»?

— Мы рекомендуем коллегам активнее присоединяться к национальному проекту «Культура». Уверены, что участие в проекте позволит существенно повысить имидж ваших библиотек.

 

это бренд. Интервью с директором Библиотеки РАН В.П. Леоновым

В 2014 г. старейшая научная библиотека России – Библиотека Российской академии наук – отметит 300-летний юбилей, а 20 октября 2012 г. исполнилось 70 лет её директору – доктору педагогических наук, профессору Валерию ЛЕОНОВУ. Эти два события послужили поводом обратиться к опыту библиотеки и её руководителя и обсудить с ним все актуальные вопросы библиотечной современности.

— Валерий Павлович, позвольте сразу поздравить Вас с юбилеем. Вы почти четверть века возглавляете одну из крупнейших библиотек России и мира. Чем живёт сегодня БАН?

— Спасибо, это правда, и 25 лет – это, если хотите, рекорд. Ни один из директоров Библиотеки Академии наук (за исключением Иоганна Даниеля Шумахера – петровского библиотекаря, который возглавлял библиотеку с 1714 по 1759 гг.) не занимал этот пост в течение такого продолжительного времени. Я иногда даже подшучиваю над собой: можно сказать, что нахожусь на полпути к Шумахеру. Обычно директора занимали эту должность в течение 6–8 лет, вот только ещё Яковкин Иннокентий Иванович – 19 лет, с 1930 по 1949 гг.

Библиотеку, как правило, возглавляли члены Академии – учёные, которые не являлись профессиональными библиотекарями, должность была в известной мере престижной. Я пришёл в БАН в 1987 г., когда мне было 45 лет, библиотекарь по профессии – окончил отделение технических библиотек в Ленинградском институте культуры. Хотя с библиотекой я был знаком с 1965 г.: проходил здесь студенческую, производственную и ознакомительную практику. Должен сказать, что я её очень люблю, мне кажется, что я нашёл своё место. Бывают ведь такие ситуации, когда не ты ищешь профессию, а она ищет тебя. Я мечтал преподавать, работать в вузе. После окончания института учился в аспирантуре, был на стажировке в Штатах, потом заведовал кафедрой, до 1987 г. работал в Институте культуры. БАН в моей биографии – это нечто особенное.

Библиотека сегодня живёт достаточно сложной жизнью поскольку мы – учреждение Российской академии наук, федерального подчинения, но помимо этого являемся научно-исследовательским институтом РАН. Сейчас в БАН работают около 650 сотрудников, из них 56 человек имеют учёные степени и звания. Мы выполняем комплекс научных исследований в области описания рукописей, библиотековедения, библиографоведения, книговедения. Это – огромное хозяйство, 21 млн единиц хранения: 12 млн – в центральной библиотеке и 9 млн рассредоточены в институтах РАН в Петербурге.

Библиотекам всегда не хватало помещений, финансов и штатов, это общая болезнь всех крупных библиотечных учреждений, а мы – самая крупная в мире государственная академическая библиотека, это накладывает на нас определённые обязательства.

Я, как и мои коллеги, честно говоря, испытываю дефицит интереса к библиотеке со стороны власти. Ещё в VI в. жил библиотекарь китайского императора по имени Ню Хун, который очень точно определил беды, грозящие библиотекам. На первом месте – гонения властей. Развитие возможно только в том случае, если лидеры заинтересованы, чтобы библиотеки развивались. Библиотека как человек: она проходит этапы детства, юности, становления, при смене власти интерес к ней может пропадать, и это синусоида.

Я очень надеюсь, что мы закончим строительство нового здания – десять лет мы «пробивали» разрешение на стройку в центре города, и она близится к завершению. Я надеюсь, что в будущем году уже начнём перебазировать часть бронированного фонда, а это 1 млн 800 тыс. единиц хранения – издания академической типографии, неприкосновенная часть, мемориальная, которая выдаётся только по специальному разрешению. Мы сможем, наконец, разместить фонд в надлежащих условиях и обеспечить его сохранность.

Сейчас мы поменяли 460 окон в библиотеке, заменили котельную с углём на газовую, крышу всю починили, сделали капитальный ремонт главного читального зала, и я «бьюсь» за то, чтобы отремонтировать фасад.

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее о текущих проектах БАН.

— Мы с 1958 г. выпускаем ежегодник «Библиография изданий РАН», где, по сути, собираем все публикации академических исследователей. Делаем уникальный проект «История Петербурга – Петрограда – Ленинграда». Издали четыре тома факсимильных изданий «Санкт-Петербургских Ведомостей», где отражены события 1812 г. (до 1814 г.), выходит и указатель к этой газете. Ведь в XVIII в. мы были и государственной, и публичной, и научной, и академической библиотекой, c 1747 г. получали обязательный экземпляр академической типографии, с 1783 г. – всех изданий, выходящих на территории Российской империи. В БАН собран уникальный фонд, и мы раскрываем наши коллекции – святое дело для нас: издали «Альдины в Библиотеке АН»; каталог книг из наших фондов, изданных Почаевской типографией на Украине, факсимильную работу Flora Japonica Франца фон Зибольда. Каталог выставки «Звучат лишь письмена» сделали вместе с Эрмитажем: описали книги из собрания академика Николая Петровича Лихачёва, которые вошли в наш фонд.

Занимаемся и современными проблемами. Например, высочайшей квалификации сотрудников требует справочно-библиографическое обслуживание. Несмотря на все достижения электронной техники, человеческий фактор в удовлетворении сложных запросов читателей остаётся основным. Уникальной стала работа библиографов БАН по реконструкции биографий, в которых утрачены точные сведения. Этот опыт лёг в основу кандидатской диссертации Н.В. Бекжановой. Только что вышел удивительный научный труд: «Участники Великой отечественной войны на страницах библиографических и биобиблиографических словарей и справочников» (в 2-х частях), в котором отражено более 100 тыс. имён.

Есть и современные работы по фонду академических изданий, у нас специальный отдел занимается анализом этих работ. Мы состоим в Научном совете по изучению истории книжной культуры, который возглавляет член-корреспондент РАН Владимир Иванович Васильев, и вместе проводим такого рода исследования. Это всё работа, которую можем делать только мы и больше никакая другая библиотека. Я бы мог достаточно долго говорить…

— Может быть, ещё пару слов о международных проектах?

— У нас около полутора тысяч партнёров за рубежом, с которыми мы сотрудничаем в области международного книгообмена, проводим совместные научные исследования, конференции. С некоторыми работаем с XVIII в., например, с 1751 г. – с Библиотекой Ватикана. БАН ведь создавалась изначально как библиотека международная: первые учёные, которые сюда приезжали, были иностранцами, они привозили с собой книги и участвовали в комплектовании библиотеки. И это была элитарная библиотека, научная лаборатория, если хотите, созданная за 10 лет до основания самой Академии. Мы очень дорожим этими фондами, активно их используем. Например, постоянно участвуем в ежегодных чтениях, посвящённых европейскому и российскому наследию Петра, даём свои материалы.

Или вот ещё совместный проект: издание «Американцы – члены Императорской академии наук», где представлена информация о трудах выдающихся учёных США, их переписке и т.д. Дело в том, что Бенджамин Франклин стал первым почётным членом Императорской академии наук в Петербурге, а Екатерина Дашкова – почётным членом американского философского общества в США.

В рамках международной Ассоциации академий наук (МААН) мы работаем с Арменией, Азербайджаном. Особенно много интересных проектов с Белоруссией и Украиной, потому что у нас очень большой Славянский фонд, который в своё время, после 1931 г., был закрыт, а в 1994 г. мы его снова открыли для читателей.

— Кто сегодня Ваш читатель, каков его портрет? Меняется ли у современного научного сообщества потребность в услугах библиотеки?

— Контингент читателей у нас достаточно постоянный. Ежегодно проходит перерегистрация и сейчас численность наших читателей – в пределах 35 тыс. Было больше, потом стало меньше, сейчас количество вновь начинает расти. Как правило, около 80% – «неакадемические» читатели. Мы записываем в БАН людей, имеющих высшее образование, а также – я уже сделал это правилом – даём возможность студентам старших курсов работать над курсовыми и дипломами. Это очень важно. Кстати, проводим чтения вместе с СПбГУ, особенно по литературе Славянского фонда. У нас очень хорошие контакты с техникумом библиотечных и информационных технологий, в меньшей степени сейчас – с петербургским Университетом культуры и искусств. Студенты в библиотеке проходят практику, некоторые затем приходят на работу. Как правило, читатель, если говорить о «неакадемических» – из Большого университета, всех крупных вузов города и научных учреждений. Академические читатели – это кандидаты и доктора наук, академики. Раньше была традиция: приходил академик в библиотеку, директор шёл вниз, встречал и приветствовал его. Сейчас таких случаев мало, к сожалению. Это та реальность, с которой надо мириться, но ещё раз подчеркну, что библиотека стремится привлекать читателей, особенно молодых.

В целом, наше ежедневное посещение, если брать центральную библиотеку и сетевые, выходит на уровень 900–1000 человек. Для академической библиотеки, может быть, это и неплохо, но было же и по-другому. Я помню, когда ещё был студентом, мы стояли в очередях, чтобы попасть в библиотеку. Для нас это было большое преимущество – стать читателем БАН.

В последнее время специалисты широко обсуждают вопросы оцифровки и предоставления удалённого доступа к фондам, создания национальных электронных ресурсов. Однако БАН как будто держится в стороне. Почему?

— Я скажу откровенно: складывается такая ситуация, что, участвуя в подобных проектах, библиотека значительно больше отдаёт, чем получает обратно. Нам за сотрудничество дают технику, оборудование, потому что нет денег, но при этом говорят уже целенаправленно: мы хотим оцифровать вот это, это и это. Мы участвуем, я не противник, но опять-таки – библиотека должна участвовать равноправно. Была, например, попытка сотрудничества c другой известной библиотекой мира. Нам говорят: давайте мы переведём часть ваших фондов на микрофильмы, у вас будет одна копия и у нас одна. И присылают список рукописей. Казалось бы – хорошая идея, и если бы я не был библиотекарем, я бы не засомневался. Сказал коллегам: составьте список из такого же количества рукописей, копии которых мы хотим из той библиотеки. Всё, никакой встречи на границах не произошло. Где-то мы находим понимание, но выставлять всё на продажу, как в фильме А. Вайды в своё время было, мы не хотим. Понимаете, мы живём в стране, которая страдает «голландской болезнью» (это экономический термин): ресурсное «проклятье», обеспеченность ресурсами не даёт нам так развиваться, как это происходит в других странах.

Оцифровкой мы и сами занимаемся, у нас есть грант Всемирного банка реконструкции и развития. Сейчас делаем оцифровку изданий, полученных во время Великой отечественной войны. В условиях блокады библиотека получала книги по Дороге жизни, хотя и не регулярно. Хочу вспомнить любопытный факт из биографии библиотеки. 1943 г., Пулковские высоты, медсанбат, врачи Насонов и Александров во время затишья идут на выставку новых поступлений в БАН: она работала! Приходят и видят шведский журнал Acta zoologica. Открывают и видят свою статью, которую послали в 1940 г.! Они попросили этот журнал на передовую.

Мы уже пять лет участвуем в программе «Научное наследие РАН» по созданию цифровых копий, у нас свой большой центр сканирования, и, соответственно, подготовлены кадры. Более 2 млн единиц насчитывает электронный каталог, можно посмотреть на сайте, заказать копию. К сожалению, как и всюду в библиотеках, небольшие возможности для того, чтобы быть обеспеченными современной техникой и сократить информационный интервал от времени поступления издания в БАН до отражения в каталоге. Это большая проблема.

— Библиотечное и издательское сообщества серьёзно разошлись во мнениях по поводу проекта поправок к IV части ГК РФ. Ваше отношение к этому вопросу?

— Сдержанное. Я не знаю, как сейчас можно урегулировать вопрос об авторском праве, поскольку все рекомендации идут от людей некомпетентных. Нас не спрашивают, а просто дают некий документ: потом можете пошуметь, покричать. Вот другой пример: сейчас прислали проект Федерального закона о библиотечном деле, БАН не попала в число библиотек, получающих обязательный экземпляр… Как такое может быть? У нас многие законы и процедуры их прохождения, к сожалению, очень несовершенны.

— Насколько активно развиваются платные услуги в Вашей библиотеке?

— Конечно, у нас существуют платные услуги, особенно, когда дело касается ретроспективного поиска, работы с удалёнными базами данных. У нас есть доступ к 8 тыс. зарубежных баз данных. И мы сейчас предоставляем возможность некоторым институтам пользоваться ими на рабочих местах. Мне самому легче иногда получить копию из США или Европы, чем из каких-то регионов России. Ксерокопирование – платное, как и всюду, но не скажу, что мы на этом наживаемся. Вообще, что такое платные услуги для библиотеки? Это мизер. Всё, что касается традиционных услуг – бесплатно. Я стремлюсь сохранить библиотеку в лучших традициях. Приложить усилия, добиться финансирования – это моя задача, но главное – должна быть команда: люди, которым ты доверяешь, и которые доверяют тебе.

— А по каким принципам Вы подбираете кадры и сплачиваете коллектив? Удаётся ли привлекать и удерживать молодёжь?

— В прошлом году я был избран на пятый срок до 2016 г., многие здесь со мной работают по 20 лет и больше. Директор, два заместителя и учёный секретарь утверждаются президиумом Академии наук путём тайного голосования. Это хорошая система; консервативная, но хорошая, позволяет избежать оплошностей. Я доволен своей дирекцией, своими заместителями, хозяйственной службой, которая обеспечивает уже 25 тыс. квадратных метров. В библиотеке царь и бог – заведующий отделом, как в вузе – заведующий кафедрой. Он командует, моё дело – оценить расстановку. А сформировать среднее звено управления труднее всего, поэтому подбор кадров идёт очень тщательно. Вообще, самое дорогое – это люди, с которыми ты каждый день трудишься и делаешь общее дело.

Мне нравится, что сейчас на работу в библиотеку снова приходят молодые люди. Я с каждым беседую: приходит, например, парень в отдел автоматизации, раньше мне надо было суметь его удержать, он мог найти работу на 500 долларов в месяц, а библиотека не могла предложить ему такие деньги. Сейчас ситуация с финансированием улучшилась, но не настолько, к сожалению, как хотелось бы. И когда я спрашиваю у будущего сотрудника, почему он выбрал библиотеку, некоторые ответы меня просто заставляют удивляться: «БАН – это бренд». Человек хочет работать в учреждении, которое имеет хорошие традиции, чтобы в меру сил затем их пытаться развивать и преумножать. Это дорогого стоит.

В одной из своих книг Вы писали о том, что информационное общество – это зрелость человечества. Российские условия вносят специфику? Какой Вы видите модель развития библиотек?

— Попытаюсь ответить, только хочу чётко провести границу. Если Вы спросите, что такое библиотека будущего, я скажу: не знаю. И Вы не знаете, и никто не знает. А вот будущее библиотеки – это чрезвычайно важная тема. Надо сегодня посмотреть на историю библиотеки, увидеть, что остаётся, сохраняется, а что отпадает; нужны контакты с психологией, социологией, философией, историей. Каждый читает книгу по-разному: историк, библиотекарь, физик, представитель гуманитарных наук. Нужно учитывать менталитет страны, нации: мы привыкли держать книгу в руках. Менталитет нации, особенно в области гуманитарных и общественных наук, предполагает твёрдую копию. Отрыв от материального носителя губителен.

Я сторонник равноправных отношений, и библиотеки всегда были учреждениями толерантными. Возникает вопрос: а что будет после информационного общества – или это тупик? Учёные считают, и я разделяю эту точку зрения, что будет интеллектуальное общество. Если дать некий пример: это Академия наук, клуб интеллектуалов. Поэтому все разговоры сейчас о том, что всю науку надо передать в вузы, закрыть Академию, идут от непонимания, разрыва связей исторической преемственности. С моей точки зрения, интеллектуальное общество – это будет долговременная структура, в которой обязательно найдётся достойное место для библиотечных и архивных учреждений.

С другой стороны, меня угнетают разговоры о том, что книга умрёт. Мы создаём миф и живём в рамках этого мифа: электроника всё может. Но в Интернете доступно только 20% мирового фонда! Причём там легко заблудиться, нет навигаторов.

— Под этот миф ведь подстраивается и профессиональное образование?

— Я считаю, что современный специалист должен быть, так сказать, комплексным – он должен владеть «классическими» знаниями и информационными технологиями. Беда в том, что не готовят сейчас в вузах таких специалистов. Когда я был студентом, у нас были практические занятия, мы знакомились с источниками, держали их в руках, вырабатывали навыки. А сейчас ведь этого нет: только умение пользоваться Интернетом.

Я этого не понимаю по одной простой причине: опыт показывает, что всегда побеждало сосуществование – если мы перейдём целиком на цифровую форму, то оторвём книгу от её носителя и потеряем возможность изучать ту основу, на которой она была создана.

— Через два года будет большой юбилей – БАН исполнится 300 лет. Как планируете праздновать?

— Точно ещё не знаю. Во-первых, у нас большие издательские проекты. Во-вторых, мы хотим достроить новое здание, и оно будет достроено: это моя профессиональная мечта – открыть и показать это здание. Хочу, чтобы правительство к нам относилось с большим уважением, интересом, а не только требовало отчёты. Я рассчитываю, что мы всё-таки найдём деньги для ремонта фасада библиотеки. Надеюсь, что у нас будет больше читателей, больше молодёжи. Очень хочу видеть сочетание традиционной и нетрадиционной формы книги. Хочу видеть своих коллег здоровыми и счастливыми.

К юбилею я подготовил книгу, она называется «Библиотека Академии наук: опыт биографии». Я попытался «разговорить» библиотеку, заставить её рассказать о себе: о своей жизни, о том, какие были поворотные события, какие – трагические и катастрофические. Далась книга мне непросто, работал пять лет; надеюсь, в начале будущего года она появится в издательстве «Наука».

Передо мной лежит знаменитая книга «Пять законов библиотечного дела» Ш.Р. Ранганатана, вышедшая в 1931 г. Пятый закон гласит: «библиотека – растущий организм», нельзя прервать её развитие. Я думаю, что библиотеки будут существовать всегда, потому что книга впаяна в нашу психику, книга у нас внутри. М.К. Мамардашвили в своё время говорил: я знаю, что существует книга, в которой описана моя жизнь, вся, от начала до конца, но вероятность, что я с ней встречусь, ничтожно мала. Мы всю жизнь пишем книгу: каждый – свою.

— А есть ли в Вашей личной библиотечной истории страницы, которые Вы хотели бы переписать?

— Ни одной страницы. Здесь я могу только повторить то, что написал Пушкин: «…и с отвращением читая жизнь мою, я трепещу и проклинаю, и горько жалуюсь, и горько слёзы лью, но строк печальных не смываю». Ведь в жизни почти каждого человека есть события поворотные и события-катастрофы. О поворотных событиях мы можем забыть, но катастрофы постоянно с нами, когда бы они ни произошли. Пожар в БАН – это катастрофа, ожог, и он будет со мной всегда. Я сделал всё так, как сделал. И благодарен всем за то, что мне самому было позволено увидеть себя другим.

— Что Вас поддерживало в подобные тяжёлые моменты?

— Во-первых, семья. Во-вторых, мои коллеги. Когда я пришёл в БАН, с самого начала пытался найти опору в коллективе и сумел почувствовать единую среду. В-третьих, конечно, верные друзья.

— Наш последний традиционный вопрос: что Вы читаете для души, как формируете свою домашнюю библиотеку?

— Есть один писатель, который со мной постоянно – А.С. Пушкин. Есть и произведение – «Евгений Онегин», которое я когда-то знал наизусть почти целиком. Если говорить о современной литературе, то «лета к суровой прозе клонят»: меня интересует биографическая, мемуарная литература. Люблю справочную литературу, библиографическую. Я очень разборчив в чтении, потому что мало времени. А моя личная библиотека постоянно меняется, наверняка тысячи три книг я уже передал в БАН, например, большую коллекцию литературы русского зарубежья.

— Спасибо Вам большое за интервью и с юбилеем!

Беседовала Виктория Мещерякова

Опубликовано в номере ноябрь 2012

Вопросы для собеседования с директором библиотеки

1 Какие долгосрочные цели вы разработали на своем последнем месте работы? Что вы сделали для их достижения?
2 Что помогло вам успешно руководить административными отделами?
3 Что для вас самое сложное в составлении бюджета?
4 Расскажите мне о своем последнем опыте найма, собеседования или найма сотрудников.Какие методы вы считаете наиболее эффективными в поиске подходящего человека для работы?
5 Назовите случай, когда ваш совет руководству привел к улучшению вашей компании или иным образом помог вашему работодателю.
6 Пожалуйста, поделитесь со мной примером того, как вы помогали тренировать или наставлять кого-то. Какие улучшения вы заметили в знаниях или навыках человека?
7 Приведите пример, когда вы устанавливали ожидания и контролировали работу подчиненных.Какое руководство и направление вы считаете наиболее эффективным?
8 Опишите случай, когда вы определили образовательные потребности своих учеников и успешно разработали способ их обучения/обучения.
9 По вашему опыту, что является ключом к созданию хорошей команды? (Посмотрите, как они укрепляют взаимное доверие, уважение и сотрудничество.)
10 Приведите пример случая, когда вы успешно организовали разнородную группу людей для выполнения задачи.
11 Что является залогом успеха при общении с общественностью.
12 Расскажите о своем опыте общения с трудным человеком и о том, как вы справились с ситуацией.
13 Поделитесь опытом, в котором вы успешно поделились сложной информацией. (Убедитесь, что у кандидата есть открытые линии связи.)
14 Расскажите, как вы организуете, планируете и расставляете приоритеты в своей работе.
15 Расскажите о том, как вы применяли новую технологию или информацию в своей работе.Как это помогло вашей компании?

Интернет-учебники по Интернету Учебники и вопросы для интервью Ответы, неверный запрос URL.

Запрошенный URL-адрес не найден.
Или сообщите нам о неработающей ссылке или о том, что запрошенная страница не найдена, по адресу [email protected]
Приглашаем вас начать уроки правильно далеко, как HTML Tutorial , Учебник по XML , Учебное пособие по XSLT , CSS Учебник , SEO Учебник , Учебник JavaScript , Учебник SQL, Статьи базы данных, Интернет Руководство по хостингу и многое другое. Наиболее распространенные технологии используется при создании веб-страниц, взаимодействии с базой данных и т. д.Мы будем помочь вам изучить ресурсы Всемирной паутины и развить свои навыки от основ к продвижению. Мы будем направлять все, что вам нужно. ГГЛ Технологии поможет вам стать профессиональным веб-разработчиком, хорошо подготовленным к будущее. С помощью наших продвинутых редакторов вы можете редактировать примеры и экспериментировать с кодом. он-лайн в ближайшее время.

H , прежде чем мы предоставим все виды HTML, JavaScript, XML, CSS и веб-разработки. руководство, от абсолютного материала для начинающих до более продвинутого материала.
Если вы новичок в веб-разработке и ищете учебники по простому английскому HTML, тогда вы пришли в нужное место. Здесь вы быстро научитесь сделать страницу быстро и легко, полностью с нуля без особых ПО вообще. При желании вы можете перейти прямо к первый путеводитель по сайту.
Если вы уже знакомы с основами и хотите немного более продвинутого материала, тогда во что бы то ни стало осмотритесь. SiteMap дает более полный список все, что здесь.GGL Technologies работает над тем, чтобы научить новичков веб-программированию особенно как использовать HTML с Java Script и CSS. Приглашаем вас начать учебники прямо сейчас, чтобы развить свои навыки, потому что мы Skilling Peoples бесплатно.

Вопросы и ответы для интервью. Какую тему вам нравится исследовать? Оцените свои способности в HTML, XML, C++, Сеть, CSS, База данных, JavaScript, PHP, SQL, VB и многое другое. методы веб- и настольного программирования. GGL предоставляет вам возможность поделиться интервью вопросы, комментарии и любые вопросы. Начните свой выбор вопросов и ответов для интервью.
 

Язык JavaScript это простой язык программирования, встроенный в Netscape 2.0 и выше. Он интегрирован с HTML и встроен в него. Это позволяет лучше контролировать веб-страницу поведение, чем один только HTML. Давайте начнем подробное руководство по JavaScript и наслаждаемся. JavaScript используется на веб-сайтах для улучшения их внешнего вида, проверки форм, браузеров. определение версии, файлы cookie и обработка исключений и многое другое, это язык программирования на стороне клиента. Подробности доступны в разделе Учебник по JavaScript. Изучайте JavaScript с сотнями примеров.
 

CSS означает каскадные таблицы стилей. CSS — это просто текст файлы (.css), состоящие из строк кода, которые сообщают браузерам, как отображать HTML-страница.По изучая CSS, можно отделить содержимое HTML от его внешнего вида, отличать стиль от структуры и может лучше оптимизировать веб-сайт. Изучайте CSS от начала до конца.
 

SQL (язык структурированных запросов) это компьютерный язык, используемый для хранения, управления, и извлекать данные, хранящиеся в базах данных.Изучайте SQL на сайте Global Guide Line. Почти все современные системы управления реляционными базами данных, такие как MS SQL Server, Microsoft Access, MSDE, Oracle, IBM DB2, Sybase, MySQL, Postgres и Informix используют SQL в качестве стандартного языка баз данных. Стандарты для SQL существуют. Однако SQL, который сегодня можно использовать в каждой из основных СУБД, в разных вкусах. В этом Учебник по SQL, такие различия отмечены там, где это уместно. Все детали доступны в разделе Учебник по SQL. Нажмите здесь, чтобы узнать об основах SQL и развить свои навыки.
 

Безопасность | Стеклянная дверь

Пожалуйста, подождите, пока мы проверим, что вы реальный человек. Ваш контент появится в ближайшее время. Если вы продолжаете видеть это сообщение, отправьте электронное письмо чтобы сообщить нам, что у вас возникли проблемы.

Veuillez терпеливейший кулон Que Nous vérifions Que Vous êtes une personne réelle.Votre contenu s’affichera bientôt. Si vous continuez à voir ce сообщение, связаться с нами по адресу Pour nous faire part du problème.

Bitte warten Sie, während wir überprüfen, dass Sie wirklich ein Mensch sind. Ихр Inhalt wird в Kürze angezeigt. Wenn Sie weiterhin diese Meldung erhalten, Информировать Sie uns darüber bitte по электронной почте и .

Эвен Гедульд А.У.Б. terwijl мы verifiëren u een человек согнуты. Uw содержание wordt бинненкорт вергегевен.Als u dit bericht blijft zien, stuur dan een электронная почта naar om ons te informeren по поводу ваших проблем.

Espera mientras verificamos Que eres una persona real. Tu contenido se sostrará кратко. Si continúas recibiendo este mensaje, информация о проблемах enviando электронная коррекция .

Espera mientras verificamos Que eres una persona real. Tu contenido aparecerá en краткий Si continúas viendo este mensaje, envía un correo electronico a пункт informarnos Que Tienes Problemas.

Aguarde enquanto confirmamos que você é uma pessoa de verdade. Сеу контеудо será exibido em breve. Caso continue recebendo esta mensagem, envie um e-mail para Para Nos Informar Sobre O Problema.

Attendi mentre verificiamo che sei una persona reale. Il tuo contenuto verra кратко визуализировать. Se continui a visualizzare questo message, invia удалить все сообщения по электронной почте indirizzo для информирования о проблеме.

Пожалуйста, включите Cookies и перезагрузите страницу.

Этот процесс выполняется автоматически. Вскоре ваш браузер перенаправит вас на запрошенный вами контент.

Пожалуйста, подождите 5 секунд…

Перенаправление…

Код: CF-102/6fc4cd1e4fdd912a

Сельские библиотеки и социальное благополучие

Соавторы: Эли Гинни и Хоуп Декер

«Я думаю, что то, как она это делает, имеет человеческое прикосновение. Потому что это от любви.Это не для зарплаты. Это из любви к обществу. Нет, вы не можете научить этим качествам».

– Элизабет, говоря о директоре филиала Пэм Браун (MS)

В рамках проекта «Сельские библиотеки и социальное благополучие» членов сообщества спросили о качествах их местного библиотекаря, которые делают их эффективными. Были выявлены следующие характеристики: Забота, Ориентированность на информационно-просветительскую деятельность, Креативность и находчивость, Ориентированность на образование и грамотность, Хорошо ладит с детьми, Доброжелательность и представительность, Активный поиск вклада со стороны членов сообщества, Видение местных жителей или выходцев из них, Терпение и желание Поддержка и предоставление индивидуального обслуживания.

Эти качества примечательны несколькими вещами: во-первых, это не традиционные библиотечные навыки; и это в основном личные качества, которым трудно научить, с другой стороны.

Это другой взгляд на найм — обычно при найме библиотекаря спрашивают об их опыте работы в библиотеках или управлении организацией, а также придают большое значение традиционным навыкам, профессиональным сертификатам и членству. Когда мы нанимаем сельских библиотекарей, мы можем намеренно искать людей, которые обладают качествами из приведенного выше списка, которые нужны нашему сообществу (например, чтобы семьи чувствовали себя желанными), вместо того, чтобы задавать им библиотечные вопросы о вещах, которые они могут легко узнать (скажем, каталогизация).

Наша цель здесь состоит в том, чтобы переориентировать процесс найма на новые приоритеты – приоритеты, исходящие из перспективы обслуживания членов сообщества – и с точки зрения социального благополучия – точки зрения, которая придает полную ценность роли библиотеки в социальных связях и взаимной поддержке.

Что в этом инструменте?

«Директор библиотеки» доступен только в печатном виде, а не в интерактивном режиме. Этот инструмент состоит из двух частей: во-первых, набор вопросов для размышления, которые помогут вам определить, какие качества библиотекаря больше всего нужны вашему сообществу; и, во-вторых, набор вопросов для собеседования, которые библиотечный совет может адаптировать к своим потребностям при приеме на работу.

Результаты исследований, на которых основан этот инструмент

Основные выводы нашего исследования:

  • Уровень образования не является главным определяющим фактором успеха
  • Ориентация на работу с общественностью является ключевой
  • Быть терпеливым важнее, чем быть экспертом
  • Члены сообщества ценят, когда их библиотекари удовлетворяют их интересы и таланты чувство принадлежности и взаимной поддержки
  • Индивидуальное обслуживание имеет более глубокое значение для людей, которые хотят чувствовать, что их видят, знают и ценят
  • живите в городе, где вы работаете

Чтобы прочитать нашу полную исследовательскую статью по этому вопросу, ознакомьтесь с: «Директора сельских библиотек и социальное благополучие: основанный на фактических данных подход к практике».Это статья, посвященная нашему исследованию, в котором особое внимание уделялось директорам сельских публичных библиотек. Он включает в себя обзор навыков и наклонностей, о которых мы слышали и видели, а также обсуждение барьеров, с которыми они сталкиваются в местной практике и в получении должного уважения в профессии.

14 Вопросы для собеседования с директором академической библиотеки

14 Вопросы для собеседования с директором академической библиотеки
14 вопросов для собеседования с директором академической библиотеки

Получите дополнительную информацию о нашей академической библиотеке Вопросы для собеседования с директором

Вопрос 1 из 14

Расскажите мне о времени, когда вы работали с человеком, который делал что-то совершенно иначе, чем вы.Как вы справились с заданием?

***Примечание: у нас нет профессиональных ответов для этой карьеры***

Ответы пользователей

Предложено

Интервью Вопросы и ответы

Изучите советы и ресурсы экспертов, чтобы быть увереннее на следующем собеседовании.

Предлагаемая карьера

Интервью Вопросы и ответы

Продолжайте практиковаться, посещая эти похожие наборы вопросов

14 вопросов для собеседования с директором академической библиотеки

  1. 1.

    Расскажите мне о времени, когда вы работали с человеком, который делал что-то совершенно иначе, чем вы. Как вы справились с заданием?

  2. 2.

    Какие самые успешные изменения вы сделали в своей последней библиотеке?

  3. 3.

    Что вас больше всего интересует/воодушевляет в работе в библиотеке?

  4. 4.

    Считаете ли вы себя прирожденным лидером? Приведите пример времени, когда вы вступили в руководящую роль на своей последней должности.

  5. 5.

    Что вы знаете о нашей библиотеке и нашем университете?

  6. 6.

    Расскажите мне о своем самом большом достижении в работе.

  7. 7.

    Сколькими людьми вы руководили на своей последней должности?

  8. 8.

    Как вы оцениваете успехи членов вашей команды?

  9. 9.

    Что подготовило вас к этой ответственности?

  10. 10.

    Какие личные качества вы ищете в людях, которых вы нанимаете?

  11. 11.

    Расскажите мне о времени, когда вы успешно справлялись с несколькими проектами одновременно.

  12. 12.

    Приведите пример, когда ваш стиль общения помог вам стать более эффективным лидером.

  13. 13.

    Что, по вашему мнению, является самым сложным в руководстве вашей нынешней командой?

  14. 14.

    Когда вы лучше всего проявляете себя как лидер?

Дополнительные вопросы и ответы об интервью

Изучите советы и ресурсы экспертов, чтобы быть увереннее на следующем собеседовании.

Предлагаемая карьера

Интервью Вопросы и ответы

Продолжайте практиковаться, посещая эти похожие наборы вопросов

Об этой странице

Наша история обновлений для директора академической библиотеки

Вопросы для интервью были впервые добавлены

Ответы для интервью были впервые добавлены Райаном Брауном в неизвестную дату

Даты, указанные выше, являются приблизительными.Наше отслеживание дат до 2019 года не велось точно. Поэтому любая дата до 2019 года может быть неточной. Даты ответов могут появиться за две-три недели до их публикации.

Навигация

Отказ от ответственности

Наши вопросы и ответы для интервью создаются опытными рекрутерами и интервьюерами. Эти вопросы и ответы не представляют какую-либо организацию, школу или компанию на нашем сайте.Вопросы для интервью и примеры ответов, а также любой другой контент могут использоваться в других местах сайта. Мы не утверждаем, что наши вопросы будут заданы в любом интервью, которое у вас может быть. Наша цель — создать вопросы и ответы для интервью, которые лучше всего подготовят вас к собеседованию, и это означает, что мы не хотим, чтобы вы запоминали наши ответы. Вы должны создавать свои собственные ответы и быть готовым к любому вопросу интервью в любом интервью.

Узнайте больше о том, во что мы верим >

Прочтите наши Условия использования для получения дополнительной информации >

Есть вопрос или проблема? Свяжитесь с нами здесь.

Все вопросы для интервью создаются MockQuestions.com и не являются официальными вопросами для интервью какой-либо организации, указанной на MockQuestions.com.

© 2008 — 2022 ООО «Мок Вопросы».

Ищу директора Гудбосса: как нанять главного библиотекаря

Реальные истории: академическое учреждение искало нового директора библиотеки.Во-первых, учреждение зашло в тупик, потому что никто не мог нарушить равное количество голосов конкурсной комиссии. Когда кандидат был наконец выбран, стало известно, что всем трем финалистам уже платят больше, чем президент был готов предложить. Затем обыск был внезапно прекращен, потому что проректор подал в отставку, и кандидаты больше ничего не слышали об учреждении. Один из финалистов узнал от коммерческого поставщика, кто наконец получил работу. Два года спустя этого человека уволили, и член поискового комитета сказал вам (одному из трех последних) на конференции, что они слишком много внимания уделяют одному узкому аспекту послужного списка этого человека, что они должны были лучше проверить биографические данные. , и что вы были первым выбором этого человека.Да, и еще надо было заранее предупредить всех кандидатов об огромном дефиците бюджета, который директору предстоит преодолеть. Да, это правда. Мы не придумывали эти сценарии. Таков опыт многих старших библиотечных администраторов, ищущих работу. Вы найдете больше из них, описанных в этой статье. Достаточно сказать, что поиск старшего администратора кампуса, такого как директор библиотеки, является дорогостоящим и трудоемким мероприятием, которое необходимо проводить должным образом и с пониманием характера работы.Плохо проведенный поиск может привести к тому, что никого не найдут или, что еще хуже, наймут не того человека для учреждения. Каждый в кампусе выигрывает, когда соблюдаются надлежащие процедуры поиска, решаются правильные вопросы и к потенциальным кандидатам относятся с уважением. Типичный комитет по поиску не встретит избытка кандидатов, которых необходимо отсеять. Скорее, учреждения по всей стране сообщают об очень небольшом количестве квалифицированных кандидатов на должности директоров библиотек.

Задача поиска

Задача поиска директора библиотеки усложняется перспективами и интересами различных членов типичного поискового комитета.Преподаватели, администраторы университетских городков, представители студентов и даже рядовые сотрудники библиотек не будут иметь полного представления о работе. Учитывая ответственность за управление бюджетом, руководство персоналом, сбор средств, политику кампуса, связи с общественностью, планирование объектов, работу с поставщиками и внедрение быстро меняющихся технологий, мало кто, кроме самого директора, действительно понимает эту работу. Чтобы обеспечить успешный поиск, необходимо потратить время и усилия на обучение комитета по поиску и на эффективное представление всего кампуса кандидатам.В то же время, когда учреждение рассматривает и оценивает отдельных абитуриентов, этот человек также смотрит и оценивает учреждение. «Что мы ищем?» — это первый вопрос. Вопросы библиотеки здесь, чтобы помочь! Перед началом процесса поиска обзор вакантной должности и рассмотрение любых изменений в должностной инструкции обычно происходит под руководством Провоста или Вице-президента.

Во время собеседования при приеме на работу стало ясно, что проректор даже не подозревал о проведении обыска.

Лидеры учреждений должны сформулировать качества, таланты, навыки и взгляды, которые потребуются для предоставления, управления и руководства библиотечными услугами в учреждении. Стандартный набор квалификаций, перечисленных в объявлениях о вакансиях, включает навыки управления, лидерства, планирования, составления бюджета, коммуникации, совместного принятия решений, развития персонала, сбора средств, знание тенденций в области технологий и высшего образования и, конечно же, «видение». Дополнительными качествами, важными для директора, являются следующие:

  • Энергия и преданность работе, даже если она тяжелая
  • Ориентация на услуги, которая включает в себя ощущение, что им нравятся люди
  • Политические навыки, в том числе понимание ряда взаимосвязанных структур и механизмов (напр.g., управление, политика и финансы в библиотеке, на территории кампуса, в консорциумах и т. д.)
  • Осведомленность о библиотеке как части более широких академических и планировочных инициатив университетского городка, а также о тенденциях в высшем образовании
  • Знание общих вопросов высшего образования и библиотек, но, что более важно, умение объяснить, как они влияют на специфику обслуживания в кампусе
  • Креативность в решении проблем и использовании возможностей

Отборочный комитет и администраторы кампуса должны помнить о разумности баланса между потребностью в определенных талантах, таких как сбор средств, опыт в создании библиотеки или технологические знания, с общими требованиями должности.Если ищут человека с сильным видением, то нужно отвечать на вопросы о ресурсах, потому что, по словам президента Миннесотского университета Марка Юдоффа, «видение без ресурсов — это галлюцинация». «Как должна быть сформирована и проинструктирована поисковая комиссия?» Должны быть представлены основные заинтересованные стороны – преподавательский и исследовательский факультет, студенты, библиотекари и вспомогательный персонал. Важность технологии фактически диктует включение сотрудника социальной сети или компьютерных служб.Институциональная политика, приоритеты, проблемы, планы, демография и традиции будут определять оставшийся состав комитета. Высокий приоритет сбора средств может привести к тому, что в комитете будет сотрудник по развитию или фонду. Необходимость в новом здании может привести к появлению представителя управления объектами. В то же время, назначение преподавателей, страстно озабоченных библиотекой, может привести к тому, что они могут показаться интервьюерами «по одному вопросу». Необходимо позаботиться о том, чтобы снабдить комитет сбалансированными взглядами и обоснованными суждениями.Помимо основной «платы», желательно предоставить поисковому комитету информацию, идеи и советы о современных тенденциях в библиотечных и информационных услугах, а также о роли директора библиотеки. Персонал библиотеки может не иметь всестороннего понимания роли директора. Таким образом, привлечение в кампус одного или нескольких директоров из аналогичных учреждений для проверки, консультирования и консультаций с комитетом может дать ценную информацию. Даже включение директора местной публичной библиотеки в состав поискового комитета или в процесс формального собеседования может быть информативным.Как минимум, краткий список для чтения последних статей, веб-сайтов и информационных бюллетеней вместе с последними документами по планированию и обзору программ, составленный с помощью библиотечного персонала, может гарантировать, что все члены комитета начнут с общей базы знаний.

«Какие кандидаты подходят?» Некоторые вербовщики могут искать директора из учреждения аналогичного размера или миссии. Тем не менее, размер персонала или бюджет, которым ранее управляли, могут быть не самой важной частью их опыта.Искателям не следует чрезмерно зацикливаться на том факте, что кандидат может быть из организации другого размера или типа, отличной от той, которая участвует в поиске. Роль директора библиотеки не сильно отличается от колледжа к университету. Роль помощника режиссера может быть разной. Не думайте, что помощник директора, независимо от того, работает ли он в большом или маленьком помещении, видит все проблемы и проблемы, которыми занимается директор, или что помощники режиссера естественным образом готовы стать директорами.Директор из учреждения другого типа может чувствовать себя более комфортно в этой роли, чем помощник директора из идентичного учреждения. Очень важна способность директора действовать политически в культуре местного кампуса. Когда директоров библиотек увольняют через год или два после назначения, обычно это происходит потому, что они не понимали культуры, не знали, как принимаются решения, и оскорбляли тех, кто обладает властью и влиянием.

Кандидат не указал рекомендаций из своего учебного заведения, и комиссия никого не искала.Преподаватели поискового комитета были очень впечатлены его докторской степенью, полученной в престижном учреждении, и его послужным списком научных публикаций. После того, как он был принят на работу, стало известно, что его попросили покинуть свою предыдущую должность из-за отсутствия управленческих навыков.

Отборочный комитет должен четко определиться, требовать или в какой степени «предпочитать» докторскую степень. Доктор философии не рассматривается как высшая степень в библиотечной профессии. Если сделать это обязательным требованием, это, вероятно, сократит и без того небольшой резерв и может привлечь кандидатов со степенью доктора наук, но с менее полезным опытом.Сильное предпочтение этому может перевесить критически необходимые навыки и таланты кандидатов, получивших образование в магистратуре. Те же предостережения относятся к требованию обширного отчета об исследованиях и публикациях. Структура библиотеки и ее место в учреждении — возможно, объединенное с информационными технологиями, музеем или университетской прессой — может диктовать рассмотрение кандидатов вне библиотечной сферы или людей, работающих в настоящее время в академических учреждениях. Однако будьте готовы к разногласиям, если рассматриваются кандидаты, вообще не имеющие степени в области библиотечного дела или не занимавшие руководящих должностей в библиотеках.Хотя это может сработать в некоторых ситуациях, это необходимо тщательно продумать. Достаточно ли сильны нынешние сотрудники, чтобы библиотека работала изо дня в день, пока новый директор учится? Будет ли персонал продолжать задавать вопросы или возмущаться директором, который не заработал «профсоюзную карту» MLS? Академические библиотеки сегодня требуют серьезных управленческих и стратегических навыков в контексте конкретных проблем и тенденций. В начале процесса комитет по поиску и вышестоящий офицер должны прийти к соглашению относительно приоритетных отношений между всеми требуемыми атрибутами.

«Как нам искать?» Обычный процесс заключается в размещении объявлений о вакансиях в ведущих академических и библиотечных изданиях и электронных списках, а затем делегировании поиска и проверки комитету. Председатель поискового комитета должен поддерживать регулярные и частые контакты с сотрудником, которому будет подчиняться библиотекарь, а также с офисом позитивных действий. Этот постоянный контакт будет поддерживать график поиска и обеспечит согласие комитета и администрации на протяжении всего процесса поиска в отношении приоритета искомых навыков, определения терминов, крайних сроков и надлежащего протокола.

Кандидату в последний момент было предложено подать заявление на пост директора, и его спросили, можно ли предоставить биографию со своей веб-страницы (единственное место, где он обновлял ее). Его заверили, что это нормально. Год спустя он узнал, что не прошел в финальную стадию, потому что профессор английского языка из поискового комитета был оскорблен неформальностью биографии.

Члены комитета должны иметь четкие разъяснения относительно того, как принимаются заявки, кем, когда и как они будут распространяться, и есть ли окончательный срок подачи заявок.Нет ничего необычного в том, что комитет, в котором мало членов участвует в такого рода поисках, слишком легко может проявить непреднамеренную небрежность, которая может поставить под угрозу поиск, вызвать недовольство хорошего кандидата или даже совершить юридические ошибки. .

Наемный хедхантер сообщил кандидатам, которым он позвонил, что работа отличная, ее легко выполнить, просто расслабься и не волнуйся. Хорошие кандидаты не были заинтересованы в подаче заявок и, по сути, были оскорблены отсутствием у хедхантера знаний о том, что требуется для управления большой научной библиотекой.

Для помощи в поисках можно нанять охотника за головами. Это может обеспечить опытное профессиональное руководство для поиска. Среди ценных услуг хедхантера — обучение членов комитета «поисковому этикету», предварительное собеседование, помощь в упаковке соответствующей справочной документации о библиотеке и учреждении, помощь в более широком и активном продвижении вакансии. Некоторые хедхантеры предписывают стандартизированный формат резюме и заявления, но это может лишить ценного понимания стиля презентации кандидата.При использовании хедхантера есть риск проецирования чрезмерно корпоративного стиля, поэтому вуз должен приложить все усилия, чтобы донести до кандидатов, что в конечном счете за все отвечает академическое руководство вуза. Кандидатам следует, например, предложить поговорить с председателем комитета по подбору кандидатов, если у них возникнут вопросы. Кроме того, комитет должен проводить официальное собеседование. Количество квалифицированных кандидатов на должность директора библиотеки часто бывает довольно небольшим. Членам комитета по подбору персонала и главному академическому директору, возможно, потребуется принять активное участие в наборе персонала, помимо основной рекламы.Звонки коллегам из других учреждений, которые недавно завершили поиск директоров, могут дать имена хороших кандидатов, которые также были кандидатами. Руководители крупных библиотек, национальных ассоциаций и фондов обычно находятся в контакте или знают о действующих директорах и помощниках директоров и могут знать, кто может быть перспективным для данного учреждения.

Пригласить, Интервью, Расследовать

Приглашение на собеседование открывает новый этап поиска.Теперь учреждение начинает исследоваться и тщательно изучаться кандидатами. Приглашения и предварительная информация, предоставленная кандидатам, являются первым впечатлением от учреждения. Если эти впечатления плохие, очень хороший кандидат может отказаться. Соответствующая, точная и обширная информация, предоставленная заранее, повысит шансы на взаимно информированное интервью. Учреждения могут ошибаться, предоставляя больше, а не меньше информации, и не должны стесняться присылать пять или более фунтов каталогов, отчетов об аккредитации, годовых отчетов и информации для сообщества.Будьте осторожны с кандидатами, которые, кажется, не заинтересованы в дополнительной информации.

Члены приемной комиссии огульно и без предупреждения обзвонили сотрудников службы поддержки кандидата, а затем повторили необоснованные слухи о кандидате и его супруге. В резюме одного кандидата говорилось, что она была членом Конгресса США. Когда это проверили, выяснилось, что на самом деле она неделю работала волонтером в офисе своего конгрессмена.

В целях соблюдения конфиденциальности проверка рекомендаций перед собеседованием должна быть ограничена лицами, которых кандидаты указали в качестве рекомендаций. Кандидаты из небольших мест могут не захотеть, чтобы о них сообщалось, что они проходят собеседование на другую работу, даже в гораздо более престижном учреждении. Доверие к директорам и их эффективность в их нынешних учреждениях могут быть быстро подорваны, если известно, что они проявляют инициативу. Контакты, выходящие за рамки тех рекомендаций, которые перечислены кандидатом, должны устанавливаться только после составления очень короткого списка, после предварительного отбора и только после опроса кандидата.На протяжении всего поиска имейте в виду, что «лоза» академической библиотеки является быстрой и далеко идущей и быстро распространяет информацию — точную или нет — об учреждении и кандидатах. Продолжение контакта со всеми кандидатами до тех пор, пока они не будут уведомлены о том, что они не участвуют в выборах, может упредить вопросы и избежать путаницы и неопределенности. Подтверждайте каждое письмо-заявку, напоминая кандидату о необходимых элементах заявки, кто должен их предоставить и сколько было получено вместе с письмом (или электронной почтой) заявки.Сообщите кандидатам, если поиск будет продлен или если начальник библиотеки внезапно подаст в отставку и поиск будет приостановлен. Для обеспечения точности и последовательности коммуникации было бы целесообразно, чтобы все вопросы были адресованы председателю комитета по поиску и ответили на него. Во многих случаях комитет захочет провести первый раунд интервью. Они должны носить более конфиденциальный характер и могут проводиться по телефону, посредством видеоконференции или даже за пределами кампуса для удобства логистики. Заключительные интервью должны включать как можно больше заинтересованных лиц библиотеки.Чем больше отзывов будет получено, тем более обоснованным будет решение о выборе. И чем с большим количеством людей встречаются кандидаты, тем точнее их впечатление об учреждении и его библиотеке. Экскурсия по библиотеке и встречи с руководителями всех библиотечных отделов являются минимальным требованием. Открытые форумы с персоналом библиотеки, а также с преподавателями и студентами помогают оценить работу кандидата в группе, особенно в ответ на грубые, неумелые или неосведомленные вопросы. Вопросы кандидата часто более информативны и показательны, чем ответы кандидата.Интервью можно облегчить, опираясь на списки вопросов, имеющиеся в офисе персонала кампуса. Особое внимание всегда следует уделять руководящим принципам позитивных действий и EEO. Вопросы, которые исследуют креативность и гибкость кандидатов в общении с людьми, проблемами, изменениями и трудностями достижения целей, должны быть самыми важными вопросами.

На открытом форуме грубые преподаватели сотрудничали, чтобы измотать и выкурить кандидата. Сотрудники задавали загруженные вопросы, связанные с продолжающимися недовольствами, которые вынуждали кандидатов давать противоречивые ответы различным группам.

Вопросы, которые заставят кандидата занять оборонительную позицию, например, «Разве эта работа не является большим скачком по сравнению с тем, где вы сейчас находитесь», на самом деле не помогают комитету понять, что думает человек. Лучшим способом выявить управленческие, лидерские и политические навыки было бы исследовать сложность и структуры, которыми человек привык управлять, а затем оценить успех кандидата в управлении политикой в ​​этой среде. Например, такие вещи, как количество уровней надзора, количество филиалов библиотек или специальных отделов сбора, опыт реорганизации или сокращения штатов в кампусе или в библиотеке, характер отношений прямого подчинения, отношения с коллегами-директорами вне линии прямого подчинения. , а также механизмы связи и управления в библиотеке.Что касается бюджета, полезные вопросы включают в себя количество и различные виды бюджетных категорий (а не точные суммы в долларах), сколько различных видов средств (текущие, пожертвования, гранты и т. д.) должны управляться, как разрабатывается коллекция и бюджет доступа к информации. обычно распределяется, и как кандидат творчески перемещал финансирование или категории бюджета, чтобы иметь возможность инициировать новые услуги или иметь дело с сокращениями. Другие темы запроса могут включать следующее:

  • отношения с преподавателями в кампусе
  • отношения с другими администраторами кампуса (студенческие службы, физическое оборудование, человеческие ресурсы)
  • опыт планирования объектов (новых зданий, реконструкций, складских помещений и т.д.)
  • опыт работы в библиотеке и/или образовательных консорциумах
  • опыт разработки
  • подход к внешним связям с общественностью
  • стратегии, используемые для обеспечения эффективного развития коллекции (печатная или электронная, смешанная тематика, локальная или удаленная и т. д.)
  • примеры конкретных кадровых проблем и пути их решения
  • примеры инноваций в сфере услуг или проектов
  • примера комитетов или проектов на территории кампуса, не обязательно связанных с библиотекой, в которых участвовал кандидат.

Представление учреждения кандидату

Много раз университетский городок не был эффективно представлен кандидату, который будет наблюдать за тем, насколько хорошо ваше учреждение работает вместе. Кандидат не должен задаваться вопросом, кто должен забирать его и сопровождать на обеды и встречи. Кандидат должен получать положительные эмоции от всего кампуса, а не только от библиотеки.

Библиотечный комитет факультета не явился на свою часть графика интервью.

Некоторые кандидаты так долго ждали один декан, что им пришлось уйти, чтобы попасть на следующее мероприятие по расписанию. Другие подвергались нападкам со стороны преподавателей, которые считали уместным задавать кандидату противоречивые, проницательные и оскорбительные вопросы, намереваясь увидеть, как кандидат выдержит. Иногда у кандидата нет встреч ни с кем из айтишников. Тот факт, что в библиотеке есть собственный сетевой персонал, не является хорошим оправданием такой оплошности в эпоху конвергентных технологий.Если дела в библиотеке идут не очень хорошо, поисковый комитет может стать громоотводом для всех (сотрудников, преподавателей, студентов), чтобы выразить свое недовольство. Это может быть или не быть точной картиной. Преподаватели должны избегать доминирования в процессе интервью со своими любимыми мозолями. Ожидания нового директора могут оказаться нереалистичными. Тем не менее, проблемы должны быть действительно доведены до кандидатов, потому что успешный кандидат столкнется с этой средой.

Внутренние кандидаты

Заместитель директора, который был внутренним кандидатом, присутствовал на собеседованиях с сотрудниками библиотеки, как и бывший директор, пониженный в должности несколько лет назад.

Если есть внутренние кандидаты, включение их в процесс собеседования не только препятствует свободному потоку вопросов и ответов от других институциональных участников, но и может дать несправедливое преимущество. Внутренние кандидаты могут пройти собеседование первыми или могут быть в отпуске в другие дни собеседования. Если их нет, кандидатам было бы полезно узнать об этом во время приглашения в университетский городок. Бывшие директора, все еще присутствующие в штате или в кампусе и непосредственно участвующие в интервью, могут иметь аналогичный демпфирующий эффект.Институциональные представители должны быть готовы честно ответить на вопрос о том, как новый директор сможет управлять и руководить бывшими должностными лицами, все еще проживающими в учреждении.

Заключительные проверки после интервью

Кандидаты, выжившие после собеседования, должны пройти окончательную проверку рекомендаций, особенно звонок нынешнему руководителю и, возможно, ключевому подчиненному. Это может быть неловко, но каждый в этой ситуации должен быть готов ожидать этого или иметь очень вескую причину, по которой людям нельзя звонить.Деканов и директоров во всех офисах кампуса можно попросить установить конфиденциальную связь со своими коллегами в нынешних и бывших учебных заведениях кандидатов. Такая сетевая проверка биографических данных должна быть в состоянии проникнуть в любой «заговор молчания», созданный другим учреждением, чтобы помочь неэффективному сотруднику сделать самый ранний доступный карьерный шаг. На этом этапе телефонные проверки биографических данных должны проводиться только по согласованию с предполагаемым начальником директора библиотеки. Беспорядочные телефонные звонки кому бы то ни было рискуют подвергнуть как учреждение, так и кандидата риску получения запутанной или неточной информации.

В поисках предыстории, последующие телефонные звонки были сделаны бывшим коллегам без ведома или разрешения кандидата. В другом месте ректор внезапно решил, что в проверке нет необходимости, поскольку кандидат был его личным знакомым.

Действия после решения

Как только кандидаты исключаются из рассмотрения, правила вежливости требуют, чтобы они были проинформированы. Кандидаты и кандидаты должны жить и строить другие карьерные планы.Рекрутеры должны информировать их настолько, насколько они сами этого хотят. Учреждение по найму производит хорошее впечатление, обзванивая всех опрошенных финалистов, как только будет принято окончательное решение о найме и достигнуто соглашение. Сотрудники библиотеки и внутренние кандидаты должны быть проинформированы до того, как решение будет объявлено в кампусе. Администрация кампуса и руководители факультетов в сенате и др. также должны получать новости, прежде чем читать их в кампусных и городских газетах. Некоторые слова поддержки и контекст должны сопровождать общее объявление, если решение считается спорным.

Последние мысли

Ни один процесс поиска не идеален. Поисковые комитеты состоят из людей, у которых не всегда есть понимание или лидерство, чтобы дать правильную рекомендацию для учреждения. Провосты и вице-президенты должны быть свободны в своих суждениях, а не выбирать легкий путь, соглашаясь с групповым мышлением и консенсусом комитета. В конце концов, любая инвестиция в нового директора библиотеки — это такая же азартная игра, как и инвестиция в фондовый рынок, и она так же подвержена непредсказуемым и непредвиденным событиям.Как и в случае с финансовыми вложениями, инвестиции в персонал нового директора библиотеки лучше всего выполняются за счет своевременных и точных исследований и тщательно обдуманных усилий, направленных на то, чтобы приспособить предполагаемые таланты к известным потребностям и желаемым целям.

Интервью с директором Тамар Евангелистия-Догерти, Библиотеки и архивы Смитсоновского института — Библиотеки Смитсоновского института / Unbound

Смитсоновские библиотеки и архивы недавно приветствовали Тамар Эвангелестия-Догерти в качестве нашего первого директора.Присоединяйтесь к нам, чтобы познакомиться с новым лидером нашей организации!

 

1.) Какое ваше самое раннее воспоминание о библиотеках или архивах?  

У меня теплые воспоминания и о библиотеках, и об архивах. Когда я был маленьким, библиотеки играли очень важную роль в моей жизни и жизни моей семьи. Моя мама любила книги и видела в библиотеках кладезь информации, а главное, они были бесплатными. Она была матерью-одиночкой. Мы были бедны и не могли позволить себе много книг.Мне повезло, что у нас был набор энциклопедий — довольно редкое явление для афроамериканской маленькой девочки, выросшей в западной части Чикаго. Ни у кого из моих знакомых не было набора.

Я помню, как моя мать водила меня в Чикагскую публичную библиотеку, чтобы закончить школьный отчет о Бенджамине Франклине, а также бегала, рассматривая книги, пока мой брат посещал собрания «Черной пантеры» в одной из общественных комнат библиотеки.

Поэтому моя семья считала библиотеки важным преимуществом для нас, американских граждан.Позже у мамы наступили тяжелые времена, и около года мы были бездомными. Нас перебрасывали из приюта в приют, от хороших соседей к прихожанам, но были времена, когда мы ночевали в Чикагской публичной библиотеке из-за жары, или когда выключали свет, или чтобы остыть в летнюю жару. . Благодаря этому я на собственном опыте убедился, что библиотеки выполняют множество функций в обществе. Я всегда говорю, что библиотеки помогли мне вырасти.

Мои первые воспоминания об архивах и спецколлекциях совсем другие.Мое знакомство с архивными исследованиями началось, когда я учился на втором курсе старшей школы. В соответствии с требованием Чикагской государственной школы каждый второкурсник средней школы должен был принять участие в Чикагской исторической ярмарке. Студенты должны были представить проект по истории, используя архивные коллекции Чикаго и другие первоисточники. Вместе с моим партнером по столичному научному центру фон Штойбена, Лесли Казимиром, нам пришлось проконсультироваться с коллекциями Чикагского исторического общества (ныне Чикагский исторический музей), чтобы исследовать бальный зал Арагон.Я был в перчатках, и они принесли большие архивные чертежи для моего проекта. Так что это был другой опыт для меня; Я не понимал, зачем мне нужно было надевать перчатки, или официально регистрироваться, или показывать удостоверение личности. Это был совершенно другой процесс, чем использование обычных материалов. Читальный зал я также заметил красивым, и все это казалось очень важным и торжественным — с изображениями «уважаемых» белых мужчин на стене. Помню, я подумал: «Вау, это как в церковь ходить!»

Директор Тамар Евангелистия-Догерти стоит у дверей офисов библиотек и архивов Смитсоновского института.

2.) Расскажите мне о себе своими словами. Что привлекло вас в сфере библиотек и архивов как профессии?   

Путь к моей карьере был сложным процессом. Моя мать хотела, чтобы я была успешной чернокожей женщиной, что, по ее мнению, должно было сделать уважительную карьеру, на которой я заработала много денег. Она хотела, чтобы я стал врачом, а потом, когда выяснилось, что я не силен в вычислениях, она сказала: «Ну, я думаю, тебе нужно стать юристом». Она никогда не принимала и не понимала до конца мою библиотечную карьеру.

Однако, когда я учился в средней школе и колледже, я подрабатывал в библиотеках за дополнительные деньги и становился все ближе и ближе к ним. Я всегда чувствовал, что в библиотеках есть умные люди, такие же, как я, любящие читать и интересующиеся разной эзотерикой – и тогда я узнал о специальных коллекциях. Из своего опыта в Чикагском историческом обществе я понял, что в библиотеках есть кураторы. Я легко вошел в профессию, работая случайными и временными работами в LIS, а затем рабочие места становились все более и более постоянными с большей ответственностью.Работа помощником по специальным коллекциям в читальном зале редких книг и рукописей библиотеки Принстонского университета — вот что закрепило за мной сделку по поступлению в библиотечную школу. Какое-то время я не рассказывал своей семье, в чем я получаю степень магистра.  

 

3.) Что для вас значит должность первого директора Смитсоновских библиотек и архивов? Что вас больше всего волнует в управлении системой музейных библиотек и архивов?   

Я все еще борюсь с реальностью, потому что никогда не думал, что окажусь в этом пространстве.Работа очень важна для меня, но самое важное для меня – это персонал. Я хочу быть защитником сотрудников Смитсоновских библиотек и архивов, предоставляя им ресурсы и добиваясь удовлетворения от работы, чтобы сделать нас жизнеспособной организацией в Смитсоновском институте.

Я хочу, чтобы Смитсоновские библиотеки и архивы очень соответствовали 21 веку и назывались одной из лучших исследовательских библиотек Америки и глобальным ресурсом. Я в восторге от всей работы, проделанной до меня, от почетного директора Нэнси Э.Гвинн и заместитель директора Эмерита Мэри Августа Томас из (бывших) Смитсоновских библиотек директору Эмерите Энн Ван Кэмп из (бывшего отдельного подразделения) Архивов Смитсоновского института. Это отличная возможность создать что-то новое — новую культуру, новые способы показать людям то, что находится в наших коллекциях. Я даже не знал, что раньше архивы были отдельным отделом от библиотек в Смитсоновском институте. Мне повезло быть здесь во время интеграции. Приятно видеть в Твиттере посты из архивов — что у Смитсоновского института есть собственные архивы.История Смитсоновского института увлекательна.

Кроме того, я рад многочисленным отношениям и сотрудничеству, которые мы можем продолжать строить, особенно в нашей общеучрежденческой роли и между местами во всех музеях Смитсоновского института. Ранее я работал в музейной библиотеке в Музее американского искусства Уитни. Когда люди посещают художественную выставку и видят картины на стенах, иногда они не думают об исследованиях, которые проводятся за каждым произведением искусства или объектом.Я думаю, что Смитсоновские библиотеки и архивы расширяют это обвинение, что мы не только информируем о работе музейных кураторов и исследователей, но также предоставляем информацию во всем мире многим различным сторонам; наша миссия имеет первостепенное значение в Смитсоновском институте. Каждый день меня поражают новые партнерские отношения, о которых я узнаю, например, Библиотека наследия биоразнообразия или наша программа Adopt-a-Book. Это почти как парк развлечений из библиотек.

 

4.) Почему вы считаете, что библиотеки и архивы важны для Смитсоновского института?   

Мы хранители истории всей организации.У нас есть важная миссия — предоставить ресурсы для исследований, в которых нуждаются кураторы, ученые и ученые. У каждого музейного объекта есть история, которую можно рассказать, но эта история может быть задокументирована в наших архивах или помещена в более подходящий контекст с помощью наших библиотечных исследовательских материалов. Я также считаю, что мы призваны к более масштабной глобальной миссии по предоставлению документации обществу. В наших коллекциях многое говорит о том, что значит быть Америкой и американцем. Я вижу, что мы играем гораздо большую роль, более похожую или параллельную Библиотеке Конгресса — на этом высшем уровне.Мы библиотека Америки.

 

5.) Куда, по вашему мнению, перейдут библиотеки и архивы как организации, особенно в последние два года пандемии?  

Нет сомнений, что пандемия затронула всех. Я считаю, что это травма, которую пережили все. Мы думали, что пандемия продлится несколько недель, и вот уже около 700 дней сотрудники Смитсоновских библиотек и архивов не могут полностью присутствовать на месте.Нам потребуется некоторое время, чтобы прийти в себя и подумать. Есть некоторые вещи, которые мы осознали во время пандемии и которые мы сохраним: мы научились работать из дома, и переход на удаленную работу означает, что у нас будет больше гибкости, чтобы выполнять свою работу, а также уделять внимание своей домашней жизни. Мы также видим важность цифровых активов и научных исследований и то, как много это значит для пользователей, которые не могут посетить нас лично. В будущем мы продолжим задавать вопросы и расставлять приоритеты: как нам доставить больше наших замечательных коллекций в дома людей во всем мире, которые не могут посещать наши библиотеки или наши архивы?

 

6.) Какой самый примечательный предмет вы видели в своей архивной работе?   

Расскажу о своем коллективном опыте, так как не могу выделить фаворита. Возможность увидеть документы человека, которым вы восхищались всю свою жизнь, невероятно. Когда я учился в аспирантуре Университета Симмонса, мне пришлось работать в Президентской библиотеке Джона Ф. Кеннеди. Работа с дневниками Джозефа П. Кеннеди-старшего и непосредственное прикосновение к письмам Джона Ф. Кеннеди были волнующим опытом. Я работал с бумагами Генри Джеймса, когда учился в Гарвардском университете, и с копией Геттисбергского обращения Бэнкрофта, когда учился в Корнельском университете.Я занимался бумагами Ф. Скотта Фицджеральда, когда учился в Принстонском университете, и во время обеденного перерыва я вызывал коллекцию только для того, чтобы прочитать письма, которые он писал своей дочери.

Еще один эмоциональный момент был, когда я был в Шомбургском центре исследований черной культуры при Нью-Йоркской публичной библиотеке. Мне нужно было пойти в дом сестры Джеймса Болдуина, чтобы оценить его коллекцию, и я подумал: «Боже мой, это бумаги Джеймса Болдуина, и я прикасаюсь к ним и даже вижу его каракули.«Это документация того, что жизнь человека существовала и что эта память, эти слова, эта документация будет продолжаться годами, поколениями — еще долго после того, как меня не станет.

 

7.) К кому вы обращаетесь за вдохновением или наставничеством?  

У меня много наставников, и я думаю, что у каждого должно быть больше одного. Это как с вашими друзьями: одних вы зовете повеселиться, а других — за более серьезными вопросами. То же самое и с наставниками.У меня были наставники, которые были на одном профессиональном уровне, но нам нравится быть рупором друг для друга. У меня были наставники, когда я был библиотекарем в начале своей карьеры, которые помогли мне пройти через эту профессию.

Мой лучший наставник, Марк А. Грин, скончался в 2017 году. Вместе с Деннисом Мейсснером он является создателем MPLP: «Больше продукта, меньше процесса». Это было огромное движение в архивах. Марк всегда принимал мой путь таким, какой я есть. Иногда у вас есть наставники, которые пытаются сформировать вас такими, какие они есть.Он никогда не делал этого со мной, и он каким-то образом знал, что однажды я стану администратором, хотя сам этого не знал. Марк до сих пор меня вдохновляет.

Жаннетт Бастиан — еще один замечательный наставник. Она была одним из моих профессоров в Университете Симмонса, который научил меня коллективной памяти в архивах и выявлению маргинальных голосов в коллекциях, о которых мы заботимся. Меня вдохновляет Дороти Берри, руководитель программы цифровых коллекций в библиотеке Хоутона Гарвардского университета, которая на несколько лет моложе меня, и которая проделывает невероятную новаторскую работу с архивами.Уэсли Шено, директор Кхильского центра документации и архивов управления трудовыми ресурсами в Корнельском университете, является еще одним; вокруг так много вдохновляющих людей и историй!

 

8.) Что заряжает вас энергией вне работы?  

Я коллекционирую антиквариат – в основном много африканского антиквариата. Мне нравятся вещи, сделанные руками ремесленников. Буквально на выходных забрал корзинку ручной работы. мне нравится дерево; есть в этом что-то такое органичное. Я собираю много деревянных мисок, корзин и масок.

Директор Тамар Евангелистия-Догерти знакомится с нашими коллекциями во время недавнего визита в Cooper Hewitt, Смитсоновскую библиотеку дизайна.

 

9.) Какое ваше любимое место для путешествий и почему?  

Одна из вещей, над которой я пытаюсь работать, — это больше путешествовать ради удовольствия. Я, как правило, всегда путешествую по делам, поэтому, если бы я посещал какую-то профессиональную конференцию, это также было бы местом моего отпуска. Я преподаю в Калифорнийской школе редких книг в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, поэтому Лос-Анджелес — это место, которое я бы посещал регулярно.

Я пытаюсь работать над тем, чтобы пойти куда-нибудь без необходимости прикреплять конференцию. Многое из этого также упирается в деньги — у меня никогда не было денег, чтобы просто взять отпуск, но когда я это делал, это всегда был Вермонт. Я бы поехал в Вермонт из-за токарей и стеклодувов, которые живут в штате. В Вермонте много антикварных магазинов и неподражаемых мастеров. Лондон в моем списке желаний; Я был в Ирландии и прекрасно провел время. Хотя я хочу больше путешествовать лично, я знаю, что где бы я ни оказался, я всегда пойду в библиотеку или архив.

 

10.) Перед какой едой вы не можете устоять?   

Суши! В колледже моим несовершеннолетним был японец. Я присоединился к клубу японской культуры для тех, кто любит все японское. Они познакомили меня с суши, и с тех пор я подсел на них. Я ем осьминога, кальмара, угря и морского ежа — всякую всячину, а не только булочки! Я тоже люблю авокадо. Я обожаю картофель фри и вообще все, что делается из картофеля – запеченного или пюре. Я тоже люблю макароны.Но суши — это единственное, что я должен есть хотя бы раз в неделю.

 

11.) Есть ли у вас девиз или личная мантра?  

У меня каждый год новый. Некоторые пошли от моей матери и очень старомодны, как, например, «Говори тихо и носи большую палку», как сказал президент Теодор Рузвельт. В то же время моя мама всегда говорила: «Ты не можешь получить свой торт и съесть его». Когда я был ребенком, я думал: «Конечно, ты можешь съесть свой торт, а потом съесть его, так что ты имеешь в виду?» Позже я понял, что в буквальном смысле, если ты его съешь, то у тебя больше не будет торта.Так что это просто бегущие клише, которые крутятся у меня в голове. «Знай, кто твои друзья» — что-то в этом роде.

 

12.) Что ты любишь читать? Есть любимые книги?  

Здесь я просто буду честен: я люблю журналы и журналы. я не читаю художественную литературу; Я не увлекался художественной литературой с тех пор, как был намного моложе, читая Беверли Клири и подобных авторов. Когда я становлюсь старше, мне очень нравятся периодические издания, и я выписываю несколько иностранных журналов по таким предметам, как искусство и архитектура.Я особенно люблю журналы по искусству — у меня есть журнал о керамике и о токарной обработке дерева. Так что это то, что мне нравится читать, и я знаю, что люди не говорят об этом много, но я никогда не был тем, кто читает последние новости из списка бестселлеров The New York Times . Я люблю книжные магазины, особенно независимые, и всегда захожу посмотреть периодические издания, например, журналы Vogue из Японии. Я также читаю книги по библиотечному делу или музейному делу.Я читаю статью Жаннетт Бастиан, , «Деколонизация Карибского бассейна: читатель архивов». Я буду читать определенные главы книг и размышлять, а потом снова берусь за них для другой главы — даже через год.

 

13.) Какой Смитсоновский музей вас больше всего привлекает?  

Два моих любимых музея Смитсоновского института находятся прямо напротив друг друга — Национальный музей азиатского искусства и Национальный музей африканского искусства — из-за моего интереса к Японии и африканскому и азиатскому искусству.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.