Школьные оценки: изменится ли система оценивания в школах?

Ю.В.Пыльнев.Из истории школьных оценок

Автор, Юрий Валентинович Пыльнев, кандидат исторических наук, профессор ВОИПКРО, более двадцати лет занимается изучением истории развития школы, просвещения и культуры Воронежского края. Собранный им богатейший материал положен в основу экспозиции Музея истории народного образования Воронежской области, директором которого он является с момента основания.

В данной статье рассказывает о  существовавшей системе  оценки знаний учеников в России на протяжении нескольких столетий.

На протяжении многих веков школьное обучение и воспитание представлялось возможным только с позиции силы. Средневековое учение было немыслимо без избиения, наказания и страха детей. Различные экзекуции служили своеобразной оценкой успеваемости, прилежания и поведения учеников.

Неуспевающие и совершившие недопустимые, с точки зрения учителя, проступки учеников подвергались самым разнообразным наказаниям, в том числе и телесным. Это служило отрицательной оценкой деятельности учеников, в то время как старательные и прилежные получали учительскую похвалу, их наказывали реже.

Впервые цифровые отметки для оценки знаний и поведения учеников стали применять в своих школах иезуиты, которые в XVII-XVIII веках пользовались репутацией блестящих педагогов и преподавателей. Первое время цифры у них обозначали группы учащихся. Лучшие находились в первой группе, и цифра 1 соответствовала нашей современной отметке «5». Худшие ученики оказывались в пятой группе, что соответствовало отметке «1». В дальнейшем цифры 1, 2, 3, 4, 5 получили значение оценки успеваемости и поведения ученика.

Первая трёхбалльная система возникла в средневековых немецких схоластических школах как способ усиления влияния родителей или обучающих на ребёнка, а также как метод разграничения учащихся по их способностям и знаниям. Каждый балл обозначал разряд, место ученика по успеваемости среди других учащихся класса (1-й — лучший, 2-й — средний, 3-й — худший). Позже средний разряд, к которому принадлежало наибольшее число учеников, разделили на классы. Баллы получили другое значение: с их помощью старались оценить знания учащихся.

Попытки оценивать успеваемость и прилежание учеников в России предпринимались очень давно. Так, в уставе Луцкой братской школы (20-е годы XVII века) было определено, что, приходя на занятия, каждый ученик должен садиться на свое место, определённое ему учителем в соответствии с успехами. «Кто больше будет знать, должен сидеть выше, хотя и весьма был беден, а кто меньше будет знать, должен сидеть на низшем месте». Высшие и низшие места определялись следующим образом: если ученики сидели за одним столом, то высшее место находилось ближе к учителю, если по рядам, то это был первый ряд. Подобная градация сохранялась в российской школе очень долго.

Ученические оценки появились в русской педагогической практике в ходе школьной реформы 1782-1786 гг. В 1783 году было издано «Руководство учителям первого и второго класса народных училищ Российской империи», в котором, по нашему мнению, впервые были сформулированы и опубликованы оценки учеников по способности, прилежанию и поведению. Так, в нём, в частности, было сказано: «в рассуждении поведения ученики бывают поведения хорошего, посредственного и худого». Эти отметки встречаются в различных списках учеников до 30-х годов XIX века. Например, в реестре выпускников Воронежского главного народного училища числился будущий русский поэт Сергей Никифорович Марин, который закончил его блестяще в 1789 году. В журнале успехов и поведения учеников против его фамилии записано: «Поведения: изрядного, способности: остр». В Государственном архиве Воронежской области хранится именной список учеников домашней школы Савелия Гроссмана 1795 года. Учеников здесь оценивают по способности, прилежанию и поведению. Десять воспитанников оценены по способности следующим образом: остр — 1 человек, понятен — 5, средствен — 3, слаб — 1; по прилежанию: похвального — 1, хорошего — 4, изрядного — 5.»

В сохранившихся списках учеников Воронежского уездного училища 1821 года 58 учащихся нижнего отделения были оценены следующим образом: по способности: туп — 7 человек, средствен — 4, понятен — 22, способен — 12, остр — 12, даровит — 1; по прилежанию: очень ленив — 3, нерадив — 2, ленив — 4, не худ — 4, с ленью — 1, средствен — 7, старается — 4, хорош — 1, слаб — 4, успешен — 1, весьма неравдив — 3, ленится — 2, рачителен — 1, очень рачителен — 1, тщателен — 3, старателен — 5, прилежен — 4; по поведению: хорошего — 16, средствен — 1, шалун — 1, кроток — 5, «смирен» — 5, благонравен — 3, резв — 2, скромен — 8, тих — 16, учтив и очень скромен — 1. Встречались также формулировки: «с превосходным успехами при честном поведении», «с хорошими успехами, при добропорядочном поведении». Подобные отметки позволяли определить все нюансы поведения, старания и успеваемости учащихся. Они напоминают своеобразные краткие характеристики.

В 20-х годах XIX века встречается и другой способ оценки учения школьников. Отметки уже выставляются по баллам, или «шарам». В первом классе применяется шестибалльная система, во втором — восьмибалльная. Например, во втором классе Острогожского уездного училища Закон Божий оценивался в 8 шаров, российская грамматика — 8, латинский язык — 6, всеобщая география — 6, российская история — 6, математика — 6. Число всех шаров — 50. Ученик, набравший такое количество шаров, являлся отличником.

В 1841 году в учебных заведениях Министерства народного просвещения была принята цифровая пятибалльная система оценки успеваемости. Она выглядела следующим обазом: 5 (отлично), 4 (хорошо), 3 (удовлетворительно), 2 (посредственно), 1 (худо). Часто учителя по собственной инициативе использовали отметку 0 (нуль), что означало полное отсутствие знаний у школьника.

В некоторых учебных заведениях применялась трехбалльная система, где, по аналогии с немецкой классификацией, высшей оценкой являлась единица: 1 (веьма удовлетворительно), 2 (удовлетворительно), 3 (неудовлетворительно).

В военных училищах, кадетских корпусах, женских закрытых учебных заведениях и т.д. применялась 12-ти балльная шкала: 1-6 баллов — неудовлетворительная оценка, 7-12 — удовлетворительная. В некоторых частных гимназиях, преимущественно женских, часто ограничивались двумя словесными отметками: «успевает», «не успевает» или другими.

Широко использовались в российской школе добавления к отметкам в виде плюсов (+) или минусов (—). Например, «3+» или «5—». Некоторые педагоги добавляли половину балла: «3 1/2», «4 1/2».

В последней четверти XIX века в России развернулась широкая дискуссия вокруг отметок. В основном она сводилась к вопросу: «Следует ли успехи ученика выражать цифрами или нет?», или заменить баллы письменными, более или менее полными характеристиками учеников. Последнее требует от учителей кроме опытности и любви к делц ещё очень много времени, которого, как известно, у современного преподавателя практически не имеется. Тогда же, в конце XIX века, в некоторых учебных заведениях на практике осуществили опыт обучения без отметок. В журнале «Вестник воспитания» было рассказано, как выглядела замена отметок характеристиками. Приведём примеры на двух учениц женской гимназии, составленные учителем русского языка:

      об ученице третьего класса: «Очень несамостоятельна и равнодушная ученица. Трудно понять или разобрать, что она знает или не знает. Из письменной работы видно, что старательно учит уроки»;

       об ученице четвёртого класса: «Чрезвычайно подвижна. На уроках не может сидеть смирно и слушать. Подвижность отражается и в письменных работах: пишет спешно, выражает мысли неполно, иногда намёками. Склонна к фальши. Успехи удовлетворительные».

Сторонник замены цифровых отметок графическими (письменными) В.И.Фармаковский предлагал ещё и определённую форму табеля, который бы доступным и ясным языком информировал родителей «о продвижении учащегося в учении и его личных качествах». Для каждого учебного предмета предполагался отдельный табель, который предусматривал число пропущенных уроков, прилежность ученика в приготовлении уроков, в исполнении письменных работ; успевает или отстаёт, недостатки ученика, требующие особого внимания.

С критикой существовавшей системы оценок и предложениями по её замене выступали многие русские педагоги, но на практике основным её видом по-прежнему оставались 5- ти 12-ти балльная системы.

В 1915-1916 годах в России был разработан проект средней школы. Было решено «способ оценки знаний учащихся на уроках цифровыми отметками и переводные экзамены считать устаревшими». По специальному циркуляру министра просвещения советам школ предлагалось выбирать систему оценки по собственному решению. Некоторые учебные заведения сохранили две отметки — низшую и высшую, формулировки которых были самые разные. Большинство школ вместо цифр оставили их письменные обозначения: худо, плохо, посредственно, хорошо, отлично и др. Прежние плюсы и минусы также заменили словами: очень хорошо, не вполне удовлетворительно, почти отлично, совсем плохо и т.д.

После Октябрьской революции 1917 года постановлением народного комиссара по просвещению (май 1918 года) балльная система знаний «во всех без исключения случаях школьной практики» была отменена. Перевод из класса в класс и выдача свидетельства производились «на основании успехов учащихся по отзывам педагогического совета об исполнении учебной работы».

В некоторых документах об окончании советских трудовых школ 20-х годов ХХ века после каждого из перечисленных предметов стоит слово «изучал» либо «не изучал». В других указано, что в течение курса «проработала и приобрела знания и навыки по следующим предметам….», далее следует перечисление предметов.

Но постепенно выяснилось, что общий подход к оценке знаний, неимение индивидуального стимула в познавательной деятельности школьников, игнорирование их личности, отсутствие четкой системы оценок оказывает отрицательное влияние на учебный процесс.

В высших учебных заведениях почти прекратился прием без экзаменов по классовому принципу и появился конкурс абитуриентов. Поэтому во второй половине 20-х годов стихийно возвращаются некоторые системы оценок.

В 1932 году был восстановлен принцип систематического учета знаний каждого ученика. В школах стала применяться четырёхбалльная шкала отметок: очень хорошо («оч.хор.»), хорошо («хор»), удовлетворительно («уд.»), неудовлетворительно («неуд.»). В 1935 году вышло постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об организации учебной работы и внутреннем распорядке в начальной, неполной средней и средней школе». Этим документом в школах устанавливались «пять степеней оценки успеваемости учащихся (отметки): 1) очень плохо; 2) плохо, 3) посредственно, 4) хорошо, 5) отлично. В первом школьном уставе, принятом в советское время в 1970 году, также упоминается пятибалльная система оценок знаний учащихся, поведение оценивалось тремя отметками: «примерно», «удовлетворительное» и «неудовлетворительное».

Такая система существовала до 80-х годов ХХ века. В течение этого десятилетия как-то незаметно оценка успеваемости «посредственно» стала называться «удовлетворительно», а «плохо» — «неудовлетворительно». Пропала отметка «1» («очень плохо»). Таким образом, система отметок стала четырёхбалльной, но поскольку высшим баллом была «5», то и систему продолжали называть пятибалльной.

В 1992 году в России был принят закон «Об образовании». В нём образовательным учреждениям предписывалось самостоятельно выбирать системы оценок, формы, порядок, периодичность промежуточной аттестации обучающихся. История повторилась, и мы вновь увидели текст циркуляров министра просвещения 1916-1917 годов. Некоторые учебные заведения стали придумывать и вводить свои системы оценок (отметок), но в большинстве российских школ продолжали существовать и существуют хорошо знакомые отметки: 2, 3, 4, 5. Педагоги по-прежнему используют добавления к отметкам в виде плюсов («+») и минусов («—»), хотя в классные журналы ставить их запрещено.

По-прежнему в российских школах, как почти 150 лет назад, действует пятибалльная система отметок. В настоящее время продолжается поиск новых форм контрольно-оценочной деятельности в основном звене школы. Проводятся многочисленные опытно-экспериментальные работы, их результаты широко публикуются в печати.

Время покажет, что получится в результате проводимых реформ в российской школе.

 

Алексей Половинкин: чем заменить школьные оценки и при чем здесь видеоигры

До того, как говорить, что мы хотим поднять качество образования, было бы здорово на уровне страны договориться или хотя бы декларировать, а чего мы вообще ждем от системы образования. Какую задачу она должна решить за ближайший год, пять лет и так далее? Понимая это, можно оценивать, правильно ли мы идем, и корректировать курс при необходимости. 

Важно, что эта цель, как методология OKR (Objectives and Key Results), должна быть зажигательной для всех участников образовательного процесса. Чтобы все понимали: мы вместе решаем глобальную задачу — условно, наконец к такому-то году российская экономика станет цифровой. Как в советское время люди участвовали в космической гонке. Они видели в этом смысл, и взрослые готовы были с этой целью жить, идти на работу, а дети – учиться и тд.

Есть школы, которые пытаются организовать учебный процесс с каким-то целеполаганием, делая образовательные планы для школьников. Они дают выбрать собственную траекторию обучения, не гребя всех под одну гребенку. Так делают в Летово, в “Новой школе”, в лицее Вышки, в гимназии Примакова.

Но это селекционные школы — образование у них стоит в 5-10 раз выше, чем государство выделяет на эти цели. Организованный ими процесс интересен, но дорогостоящ сам по себе, поскольку предполагает, кроме учителей, наличие кураторов. 

Как нам за деньги, выделенные на одного ребенка в государственной школе, сделать то же самое, причем сделать это хорошо? Наверное, без цифровых инструментов это невозможно.

Пока что единственный цифровой след, который ученик оставляет – это оценка. Но оценка субъективна и не показывает прогресс обучения нисколечко. Школьник, получая сегодня пять, а завтра три, не понимает, куда он движется, и зачем это происходит. 

Гораздо лучше показывать ученикам не оценки за результат, а какие-то experience points, которые он достигает на уроках и делая домашнюю работу. Цифровой формат для этого вполне подходит. Мы можем взять каждый предмет, каждую тему, и декомпозировать ее на отдельные «атомы». По мере того, как ученик осваивает знания, он будет видеть, как его навыки прокачиваются — визуально это можно оформить, закрашивая “атомы” знаний. Условно, чтобы у ученика, как в компьютерной игре, был персонаж с целью куда-то добраться, и ребенок бы понимал: “Я хочу развиваться в этом направлении, сейчас нахожусь на первом уровне, всего 90 уровней, и когда я совершаю образовательное действие, получаю прогресс – и вижу его”. Это типичная геймификация. В основном, все образовательные сервисы, в том числе Фоксфорд, используют такие штуки. 

Через этот же цифровой след школьников мы могли бы оценивать и компетенции преподавателя. Например, если мы видим по результатам прохождения “левелов”, что у всего класса по какому-то предмету “западает” тема, – наверное, учитель плохо объясняет. 

Перенеся эти учебные процессы в цифру, мы к тому же могли бы дать детям самостоятельно рулить образовательной траекторией. Например, учиться не только в своем классе, а комбинируя: хочешь заниматься математикой на углубленном уровне — приходишь онлайн в профильный класс. 

Именно такую модель мы стремимся реализовать с помощью сервисов, которые разрабатываем для общеобразовательных школ. Инновационные технологии должны приходить во все регионы, быть доступными каждому ученику, а не только тем, чьи родители могут позволить себе отдать детей в частную школу или платить за индивидуальные занятия.  

Плюс дистанционных технологий в том, что мы можем наполнить онлайн-классы большим количеством учеников, не жертвуя интерактивностью урока. 100-200 человек на одном уроке (то есть, минимум, в пять раз больше обычной численности класса) — это цифра, за которую вполне можно побороться. При этом у всех учеников остается возможность задать вопрос преподавателю и получить ответ. (Однако активно на занятии обычно ведет себя около 15% школьников).

Да, наверное, в случае перехода на такой формат, роль учителя и учеба в привычных классах кардинально изменятся — мы уйдем от фронтальной системы обучения в другое использование образовательных технологий и контента. Научим детей больше работать самостоятельно, анализировать открытые источники информации, самим определять удобный формат получения навыков и компетенций. И педагог будет не столько передавать знания, которые можно найти и вне школы, а объяснять, как эти знания правильно анализировать и синтезировать. Превратится в наставника образовательного процесса. Человека, который будет помогать школьнику двигаться по выбранной траектории.

Звучит хорошо.

Однако для изменений нужны ресурсы, в первую очередь, денежные, потому что деньги превращаются во все остальное. А сейчас секвестируют бюджеты школ практически во всех регионах. Когда, например, мы предлагаем школам сервисы, в том числе, чтобы прокачать цифровые навыки педагогов, и те могли работать на дистанте, нам говорят: «нет денег, и так все урезают». 

Школы поставили в ситуацию, когда ресурсов у них меньше, чем раньше, при этом появилась дополнительная расходная статья на санитайзеры, маски и всю эту историю, но еще и качество образования повышайте. Я уверен, что каждый директор сейчас думает, как школе просто выжить, а не повысить уровень работы.

В настоящий момент уже существует международная система измерения качества образования, признанная  сообществом — PISA (Programme for International Student Assessment). На ее основе формируется рейтинг стран, где Россия, увы, занимает место только в третьем десятке. А как вы помните, мы целимся в топ-10. Если мы хотим результата на горизонте пяти лет, то необходимо уже сейчас активно внедрять цифровые технологии в образовательный процесс — только так можно решить те проблемы и справиться с теми вызовами, которые стоят перед современной школой.    


Алексей Половинкин, основатель онлайн-школы Фоксфорд, генеральный директор ООО «Цифровое образование» (входит в «IT-холдинг TalentTech»)

Алексей Половинкин для EdDesign magazine — о том, зачем детям ходить в школу

Очевидное-невероятное: что оценивают школьные оценки?

Мы уже подвергли беспристрастному анализу такие «сакральные устои» российского образования, как домашние задания и учебники.Сейчас мы подробно рассмотрим такой «двигатель» российского образования, как школьная оценка. В укладе современной российской школы оценка играет далеко не последнюю роль.

Казалось бы, оценка, что тут такого? Учитель оценивает знания ученика, ставит ему оценку за ответ или за работу в тетради, в журнал, в дневник… Все просто и понятно.
Оказывается, нет, не просто и не понятно.

Начнем с терминов

Во-первых, оценку не ставят. Учитель производит оценивание, оценивает. Но не знания, а учебные успехи, учебную деятельность ученика — то, что он непосредственно может наблюдать (деятельность учащихся или ее результаты). Это не просто какой-то конкретный предмет, не просто тема, это конкретная работа учащегося, конкретная разновидность учебной деятельности, решения задачи. И результат оценивания — оценка, но ее «поставить» нельзя, потому что эта оценка — это мнение учителя, его мысли и соображения. Даже сомнения, потому что деятельность учащегося сложна, зачастую случайна, зачастую скрыта от глаз.

Когда оцениваешь, нужно оценивать не только соответствие этой деятельности неким критериям, нужно учитывать еще и прогресс каждого конкретного учащегося, что было раньше, и что стало теперь. Все это такое неоднозначное и многомерное.

Ведь для чего производится оценивание?  Для того, чтобы определить, сильные и слабые стороны каждого ученика, как учить его дальше, выработать, так сказать, стратегию и тактику обучения… Оценку нельзя «поставить», она может быть представлена в виде структурированного, более или менее развернутого текста.

Но нынешние школьные учителя все это накрепко забыли или, скорее, никогда не знали. Они думают, что «ставят» оценки, а они ставят ОТМЕТКИ. Отметка — числовое или словесное выражение оценки, ее проекция на дискретную ординальную шкалу плохо-удовлетворительно-хорошо-отлично. При этой проекции у оценки теряются не только различные оттенки и стороны, какой оценивался вид работы и тип учебной деятельности, но и самое главное — зачем и для кого эта оценка производилась.

В самом деле, каковы функции, цели современной школьной отметки, для кого и для чего она выставляется? Зачем?

Для всех субъектов образовательного процесса отметка несет различные функции

Для учителя отметка — кнут или пряник, инструмент наказания или поощрения школьника. И при этом не важно, за что. Двойки и пятерки ставятся за все, что попало: за ношение школьной формы, наличие сменной обуви, поведение на уроке, ну и, отчасти, правильность/ошибочность ответов и работ учащегося.

Часто отметка субъективна: одним (любимчикам) учитель может поставить пятерку за то, за что другим (не любимчикам) поставит двойку (на таких примерах дети убеждаются в несправедливости этого мира). Отметки стали чуть ли не последним способом управления учителем учащимися. Никакой речи о том, чтобы выявить особенности учебной работы учащегося, как-то выбирать дальнейшую педагогическую тактику уже не ведется…

А еще одна ипостась отметки — посылка сигнала родителям об их ответственности за обучение ребенка. «Смотрите, — как бы говорит учитель, — ваше чадо нахватало плохих отметок. Нужно срочно подключаться и решать этот вопрос». И родители в своей массе решают его с помощью ремня ребенку/подарков учителю/денег репетиторам. Все рецепты хорошей успеваемости хорошо известны.

Для школьников отметка превратилась в цель и смысл обучения, вообще, нахождения в школе. Выполнив какую-либо работу, они подбегают к учителю, и, заглядывая в глаза, спрашивают: а что вы мне поставите? Выполнять домашние задания, учить параграфы школьники берутся, только если им грозит проверка, вызов к доске, опрос. Если уже недавно спрашивали, можно ничего не учить: учитель должен спрашивать других. Если работа не оценивается, то и делать ее нет смысла. Ну, а если отметка не слишком хорошая, можно и погундеть, поклянчить у учителя более высокую отметку, поторговаться сделать что-то дополнительно для повышения отметки. То есть отметка играет исключительно мотивирующую роль, она подменила собой интерес и стремление к знаниям.

Довольно странные и противоречивые функции несет школьная отметка ребенка для его родителей (в их основной массе, хотя родители бывают, конечно, совсем разные — и философски (то есть пофигистически) относящиеся к отметкам, и родители со сверх-тревожностью, которые сами бегают в школу и выпрашивают у учителей отметки для своих детей получше).

Для большинства родителей отметки ребенка выступают в функции индикатора принятия его ребенка Системой и Обществом, как источник уверенности/тревоги за будущее ребенка. Жизненная программа для ребенка у многих родителей выглядит крайне примитивно: «хорошо учиться в школе, поступить в вуз на бюджет (при этом совершенно неважно, на какую специальность или направление!!!), удачно выйти замуж/жениться, а дальше зарплата-квартира-машина» и т. д. Мало кто из них мечтает в таких категориях, чтобы ребенок вырос в хорошего, честного человека, который бы смог реализовать себя и был бы счастлив! В итоге отметка для родителя также играет мотивирующую роль, она мотивирует родителей мотивировать учащихся (с помощью ремня) и непосредственно их учить (с помощью репетиторов).

Наконец, для руководителей образования разного уровня усредненные школьные отметки выступают в качестве источника формального статуса среди коллег, основы различных рейтингов.

Обобщая эти функции, можно сказать, что отметка совершенно оторвалась от оценки и приобрела формальный статус, подменила собой содержательную мотивацию, интерес к изучаемым предметам и темам, к знаниям. 

Почему так случилось?

Похоже, что основных причин имеется две. Во-первых, школьные (и вузовские тоже!) знания утратили практическую ценность, значение для профессиональной деятельности, по крайней мере, будучи препарированными по предметам — основам наук. Обучение стало теоретическим, переусложненным, и применить эти знания для решения практических проблем стало невозможно. В отсутствие содержательно мотивации потребовались средства несодержательной мотивации. Еще одним средством несодержательной мотивации стал ЕГЭ. Если его сейчас вдруг отменить — развалится вся школа, потому что школьникам незачем станет учиться.

Во-вторых, социальное равенство в нашей стране в период социализма оказалось фикцией и, с одной стороны, оно превратилось в сетку должностей и профессиональных разрядов с соответствующими зарплатами и премиями, а с другой — получило воплощение в школьном укладе в виде ярлыков, которые навешивались на школьников в зависимости от их успеваемости.

Современная отметка также слабо связана с собственно качеством образования, практически на него не работает. Ну, работает, но, в основном косвенно, в смысле отбора, в том смысле, что высокие рейтинги и престижность школ/классов привлекает честолюбивых родителей, которые приводят в такие школы/классы подготовленных детей, в которых уже много вложено и которые поражены вирусом перфекционизма. Такие школы не столько учат, сколько оценивают учащихся, выявляют у них пробелы и изъяны, ответственность за устранение которых передается при помощи инструмента все тех же отметок самим родителям.

Последним и самым вопиющим воплощением отметки как средства мотивации, поощрения/наказания, является электронные журналы. Кому нужны эти отметки за школьные успехи/провалы в интернете? Школьникам? Нет! Они нужны учителям, утрачивающим всякий профессионализм и этику как «инновационный» кнут/пряник, как вопль отчаяния, как средство воздействия на родителей, с тем, чтобы они что-то сделали со своими, становящимися все более неуправляемыми чадами.

А ведь есть такие системы школьного обучения, которые обходятся без отметок! В этих системах есть оценивание (как же без него?!), но нет отметок и в результате нет проблемы утраты школьниками содержательной мотивации, образовательных запросов и интересов! Это такие системы, как…

Внимание! Задание для читателя: выяснить, какие это методические системы и где находятся в их регионах школы, использующие эти методические системы.

Но есть и еще более «сакральные устои» российской школы, чем отметки, — учебная программа и урок. Их мы рассмотрим в следующей статье.

Доктор педагогических наук, профессор,
Директор Монтессори-школы «Алиса» А.В.Могилев

Если вам нравятся материалы на Педсовете, подпишитесь на наш канал в Телеграме, чтобы быть в курсе событий раньше всех.

Подписаться

Перевод школьных отметок Украины в Российские

В ряде бывших советских республик отказались от 5-балльной системы оценивания знаний школьников. Так в  Белоруссии, Молдавии,  Грузии, Армении  перешли на 10-балльную шкалу (систему) оценивания. В школах Украины действует 12-балльная шкала. В Эстонии  принята немецкая система выставления оценок, где высшим баллом считается единица, а пятерки получают самые нерадивые ученики. В России же осталась прежняя  5-балльная шкала оценивания.

В этом учебном году в российских школах стали обучаться дети беженцев из Украины, где принята  12-балльная система оценивания. Чтобы сделать перевод школьных оценок из 12-балльной шкалы в  5-балльную, можно воспользоваться письмом Минобрнауки РФ от 26.06.2003 № 29-55-517, устанавливающим  соотношение школьных оценок России и ряда государств ближнего  зарубежья.

Письмом  установлено следующее соотношение оценок общеобразовательных организаций Российской Федерации, Белоруссии,  Украины и Молдовы:

Россия Украина Республика Беларусь Республика Молдова
5 10,11,12 9,10 9,10
4 7,8,9 6,7,8 7,8
3 4,5,6 1,2,3,4,5 5,6
неудовлетворительно 1,2,3, 1,2,3,4

Для сведения.

В Германии принята 5- балльная система, в  США  5-балльная, в Англии  6- балльная, в Польше  6-балльная, во Франции  20-балльная, в Италии 30- балльная.

P.S. Пятибалльная система официально у нас была введена в 1937 году. С этого времени в образовании поменялось многое, в том числе и в оценивании: в ЕГЭ используется 100-балльная шкала оценок, сочинение в вузах будут оценивать по 10-балльной системе, а в школе по системе «зачет-незачет».

«Вопрос об оценках в министерстве не обсуждается. Есть традиционная пятибалльная система, которая давно сложилась. Но если школа хочет перейти на другую — ей никто это не запрещает» — считает министр образования Д.Ливанов.

Источник: сайт Минобрнауки РФ, Википедия

ВЗГЛЯД / Система оценок в школах подвергается изменениям :: Общество

С текущего года родители могут повлиять на изменение системы оценок по целому ряду предметов. Также появляется возможность отказаться от пятибалльной шкалы в пользу системы «зачет-незачет». О каких предметах идет речь, в чем заключаются преимущества и недостатки таких изменений и кого они затронут?

В субботу в ходе Общероссийского родительского собрания руководству Минпросвещения был задан вопрос об оценках по изобразительному искусству (ИЗО), физкультуре и музыке, которые привязаны к пятибалльной шкале. В частности, чиновников спросили: почему нельзя сделать эти предметы факультативными, так как не всем дано хорошо рисовать, петь и выполнять нормативы, передает РИА Новости.

«Все предметы важны, в том числе и те предметы, о которых вы сказали: труд, изобразительное искусство, музыка, физкультура. Несмотря на то, что этих предметов нет в итоговой аттестации, они дают возможности для всестороннего развития школьников. Обозначено в одной из национальных целей развития страны гармоничное всестороннее развитие личности. Поэтому я, честно говоря, не считаю необходимым выводить их в факультатив, они у нас есть в расписании», – пояснил министр Сергей Кравцов.

При этом стоит обратить внимание на современные подходы к преподаванию этих дисциплин и сделать уроки более интересными и «живыми». «Рособрнадзор проводил в свое время такие исследования оценки качества образования по этим предметам. Было очень много предложений по совершенствованию, в том числе и физкультуры», – сказал министр.

В свою очередь замминистра просвещения РФ Анастасия Зырянова отметила, с 1 января 2021 года вступил в силу новый порядок заполнения аттестатов, и теперь по ИЗО, музыке и физической культуре может выставляться оценка не по пятибалльной системе, а исходя из системы «зачет-незачет». По ее словам, решение, по какой системе оценивать, находится в компетенции образовательной организации – то есть конкретной школы. Однако эти предметы все равно остаются в базовой программе и не выводятся в факультатив.

Дискуссия об отмене оценок или сокращении их количества ведется не первый год, особенно в преддверии 1 сентября. «Я вам честно скажу одну из главных вещей, которые я вынес из школы: я ненавижу процесс оценивания, я ненавижу экзамены. Это катастрофа… Мы из школы выпускаем людей уже с инвалидностью, что его всю жизнь будут оценивать… Одна из моих личных целей – убить экзамены», – признавался в 2019 году глава Сбербанка Герман Греф.

«У нас нет оценок в первом классе, и мне кажется, что у малышей не должно быть оценок», – говорила в 2018 году экс-министр Ольга Васильева. Тогда же она подчеркнула, что для средней и старшей школы систему оценок нужно сохранить, так как «они четко показывают объективный уровень знаний того или иного ученика». Но уже с 2021 года школьников все же ожидают послабления как минимум по трем предметам.

«С позиций своего опыта, а это 53 года стажа работы, могу сказать, что «зачет-незачет» – это замечательная идея. Не каждому ребенку дано великолепно рисовать и петь. Это правда. Я, например, всегда страдала от того, что не могла петь. И у меня только по музыке была низкая оценка. Поэтому, как мне кажется, это здравая идея, потому что заниматься музыкой или рисованием ради оценки не стоит», – считает председатель Московского совета ветеранов педагогического труда Надежда Брагинская.

«Но вопрос о факультативности предметов имеет подводные камни. Если ИЗО, музыка и физкультура не будут обязательными, их спустя какое-то время могут перевести на платную основу. Во-вторых, есть риск того, что ребенок не получит какой-то важной для себя информации в области культуры и спорта», – добавляет собеседница.

«При этом уроки пения можно заменить прослушиванием и изучением классической музыки, а физкультура должна оставаться обязательным предметом с оценкой. Ребенок должен быть физически развит», – уверена педагог.

«Поэтому, если в аттестате об окончании школы будет «зачет-незачет» – это нормально. Но желательно сохранить обязательное посещение этих уроков для всестороннего развития ребенка. Особенно это касается детей из неблагополучных семей, у которых нет возможности развиваться за пределами школы. Кроме того, можно попробовать ввести смежную систему и предоставить ребенку выбор: если он уверен в своих силах и хочет сдать предмет на оценку – у него должна быть такая возможность», – подчеркнула Брагинская.

Между тем сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Всеволод Луховицкий считает, что школы должны сами определять порядок оценивания успеваемости, потому что для каждого коллектива существует «своя идеальная система организации учебного процесса».

«Есть заведения, где если детям не будут ставить оценки – родители просто разнесут школу,

крича о том, что их деток не готовят к ЕГЭ. И неважно, в каком классе учится ребенок. А есть школы, где родители, наоборот, призывают отказаться от оценок. Поэтому здесь все зависит от того, о какой школе мы говорим, какая миссия у нее и в чем заключается смысл работы учителей», – добавил собеседник.

«Кроме того, прекрасно известно об отсутствии прямой связи между уроками физкультуры и реальным физическим развитием ребенка. Также нельзя сказать, что ребенок, имея двойку по музыке из-за каких-то дисциплин, обязательно музыкально неграмотный. Такой зависимости нет», – считает Луховицкий.

В то же время заслуженный учитель РФ, директор московской школы № 109 Евгений Ямбург напомнил, что «в наших школах рано начинается профилизация», и если с первого класса дети тяготеют, например, к математике – они получают повышенные знания по этому предмету.

На ваш взгляд

Сколько денег вы планируете потратить на сборы ребенка в школу?

«В первом классе вообще никому не ставят оценки. Но это не значит, что им не ставят отметки. Их работу оценивают солнышками, кружочками разных цветов. А дальше по таким предметам, как изобразительное искусство, мы ставим «зачет-незачет». Для тех, кто идет на определенную специализацию, выставляются оценки. Потому что дети сами хотят знать, насколько они соответствуют тому или иному уровню знаний. Здесь одного решения для всех нет и быть не может. Все дети – разные», – подчеркнул собеседник.

«Также существует такая вещь, как формирующее оценивание. Дети получают задания и могут бесконечно их «прорешивать», пока не достигнут высшего уровня. Фактически они сами себя оценивают с помощью независимого тестирования. На мой взгляд, это самая эффективная система. Но и здесь, конечно, не стоит впадать в крайности», – резюмировал Ямбург.

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

FORMATIO — Система оценивания в школе

В большинстве российских школ уже не одно десятилетие практикуется пятибалльная система оценивания. Она привычна как учащимся, так и родителям, учителям. Однако в настоящее время все чаще возникают вопросы о реформе системы оценивания.

Рособрнадзор предложил сменить традиционную пятибалльную систему оценок в общеобразовательных школах на 12-балльную. В ведомстве считают, что пора вводить «современные методики оценивания знаний». Заместитель главы Рособрнадзора Анзор Музаев в беседе с «Известиями» заявил, что российские власти много лет идут к тому, чтобы выстроить всероссийскую систему оценки качества. Центр мониторинга качества образования Института образования НИУ ВШЭ поддержал позицию Рособрнадзора в этом вопросе и заявил, что пятибалльная система оценки — это вчерашний день. Эксперты Центра отмечают, что по факту в школах существует четырехбалльная система, потому что «кол никому не ставят». «При этом учитель ставит три с плюсом, четыре с минусом. Надо легализовать эти плюсы и минусы», — считают в Центре.

На общероссийском родительском собрании 31 августа 2018 года с участием министра просвещения РФ с прямыми включениями из регионов также поднимался вопрос о реформе системы оценивания в школе. «Решение о необходимости оценок в российских школах надо предоставить экспертному сообществу, но в первых классах их быть не должно», — заявила министр просвещения России Ольга Васильева на общероссийском родительском собрании.»

Ранее Васильева отмечала, что пятибалльная система оценки в школах традиционна для России, и переход на другую систему вряд ли возможен и необходим, ведь пятибалльная система существует в стране 75 лет. Подобная система также используется во многих других странах. «Идеи перехода на другие системы витают постоянно. Сейчас обсуждение стало более активным. Кто-то предлагает использовать в качестве оценки даже ноль, кто-то — дойти до 100-бальной системы, чтобы максимально приблизиться к системе оценок в ЕГЭ», – рассказала Васильева и заметила, что инициаторы идей не предлагают четких критериев своих новых систем. Министр подчеркнула, что серьезных предложений насчет изменения системы оценок пока не поступало.

Вместе с тем некоторые общеобразовательные организации самостоятельно переходят на другие системы оценивания. Например, в конце марта педагоги одного из лицеев Красноярска перестали оценивать знания учеников по пятибалльной системе. Они заявили, что выставление оценок не стимулирует детей к обучению и не показывает реальный уровень знаний ребенка. Вместо обычных оценок учителя решили записывать в электронном журнале комментарии о достижениях, прогрессе и проблемах каждого ученика. Давайте разберемся, что же стоит за общепринятой системой оценивания в наших школах.

Справка: «Цифровая пятибалльная система была введена в России еще в 1944 году постановлением СНК РСФСР от 10.01.1944 №18. В настоящее время школьная система оценивания регламентируется Федеральным законом от 29.12.2012 №273-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «Об образовании в Российской Федерации», статьей 28, пунктом 3: «…образовательная организация обладает автономией в осуществлении текущего контроля успеваемости и промежуточной аттестации обучающихся, установлении их форм, периодичности и порядка проведения».

Пятибалльная система заключается в определении знаний учащихся оценками, которые выставляются учителем на основании определенных критерий. Критерии по всем предметам разные, но можно определить общие требования для всех учебных предметов:

5 – «отлично» – используется в случае глубоко усвоения материала, убедительного ответа, отсутствия ошибок;

4 – «хорошо» – ставится в том случае, когда материал усвоен, однако при выполнении задания допущены мелкие неточности;

3- «удовлетворительно» – используется при наличии некоторых знаний, которые ученик не может точно изложить, допускает ошибки;

2 – «неудовлетворительно» – свидетельствует о плохом понимании материала;

1 – «единица» — на практике такую оценку практически не используют, поэтому и конкретного определения для нее нет. Теоретически оценка 1(единица) свидетельствует об отсутствии представления о материале.

Пятибалльная система оценивания привычна и знакома многим, поэтому у родителей и учеников не возникает вопросов о критериях оценивания. Это является основным преимуществом данной системы, как и простота критериев оценки. В отличии от других способов оценивания, которые используют большее количество оценок, пятибалльная шкала включает не так много критериев, по которым определяется глубина понимания материала. Это занимает меньше времени на ответ ученика, а также на проверку работы преподавателем. Для того, чтобы определить верную оценку при десятибалльной системе оценивания, преподавателю необходимо задавать ученику множество дополнительных вопросов. При этом пятибалльная система предлагает конкретный уровень знаний для каждой оценки. Наличие большого числа оценок размывает грани между ними. Так, например, в пятибалльной системе оценивания существует большая разница между 5 и 3. Если взять десятибалльную систему оценивания, то разницу между 5 и 7, например, сложно выявить не только ученику, но и преподавателю.

Недостатки пятибалльной системы

В качестве основных недостатков называется неиспользование на практике таких оценок, как 2 и 1. Учителя используют чаще всего оценки 3, 4 или 5, а двойку, а тем более единицу, предпочитают не ставить. Поэтому система эта скорее «трехбалльная». Вредной привычкой можно назвать то, как учителя используют оценки «с минусом», «с плюсом»… Использование таких оценок снижают точность результата. Но даже подобного расширения шкалы педагогам порой оказывается недостаточно, что порождает такие диковинные отметки, как «четыре с двумя минусами» или «три с большим минусом». Очевидно, что подобное оценочное творчество порождается именно малой точностью стандартной шкалы. Наличие «плюсов» и «минусов» оставалось бы небольшим недостатком, если бы они были узаконены, и существовала возможность их учета при выведении итоговой отметки. Но при переносе в классные журналы все «плюсы» и «минусы» исчезают, что может приводить к необъективной оценке учащихся. Каждый, кто учился в школе, может привести немало подобных примеров. Большим недостатком пятибалльной шкалы является отличие от многих современных способов оценки знаний. Самый яркий пример – Единый Государственный Экзамен. Он является обязательным для выпускников каждой школы, от его результатов зависит дальнейшее обучение ребенка. При этом шкала оценивания на ЕГЭ является 100-балльной. Поэтому у учеников и родителей нередко возникают проблемы с анализом результатов экзамена, так как для них привычна пятибалльная шкала.

Недостатком всех балльных систем оценки многие специалисты называют отсутствие оценки прогресса ученика. Баллы выставляются только для конкретной работы, используются строгие критерии. При этом предыдущий уровень знаний ученика не учитывается. Это не позволяет преподавателю оценить прогресс ученика. Система образования с каждым годом претерпевает многие изменений. Поэтому пятибалльная система оценки знаний становится все менее актуальной. Не один год специалисты спорят о необходимости ее реформирования. Большинство зарубежных стран используют другие системы оценки, которые также имеют свои преимущества и недостатки. На сегодняшний день остро стоит вопрос отмены вообще какой-либо балльной системы, так как оценки нередко становятся поводом для сильных стрессов учеников. При этом оценки не могут дать точной характеристики уровня знаний ребенка, а также не учитывают его прогресс, чем снижает мотивацию к учебе.

100-балльная система

Плюсы. Нет конфликта с ЕГЭ, также оцениваемого по 100-балльной шкале. Позволяет понять, сколько не хватает до идеала и наглядно увидеть прогресс, если учиться лучше.

Минусы. Может породить ощущение несправедливости при оценке творческих заданий. Как и другие оценочные системы, нацелена не то, чтобы все ученики выполняли задания только хорошо и отлично, что, понятное дело, в принципе нереально.

Система с присуждением мест (рейтингов)

Плюсы. Благодаря соревновательному духу дает мощный стимул к получению хорошего образования. Носит относительный характер (в этом месяце первый — один ученик, в следующем номером один может стать уже другой). Поднимаясь по ступенькам рейтинга, ребенок повышает свою самооценку. С помощью рейтинговой системы можно легко определять результат, выявлять и поощрять даже незначительный прогресс ученика.

Минусы. Создает серьезную конкуренцию среди школьников, не подталкивает учащихся к общению и взаимодействию, не формирует навыка работы в команде. Ученикам становится просто не выгодно сотрудничать. Постоянно в коллективе присутствуют явные аутсайдеры.

Критериальная система (за каждое выполненное задание или работу ученику выставляют одновременно несколько разных баллов по разным критериям).

Плюсы. Иностранный язык, допустим, может оцениваться по семи критериям, математика — по четырем. Таким образом четко выявляется, в каких областях достигнут успех, а где есть пробелы. Система не формирует перфекционизма, а также комплексов («я плохой, глупый, слабый»).

Минусы. При такой системе теряется эмоциональный компонент. Критериальная система не дает ощущения «я — отличник». Потому что чем более она дифференцирована, тем сложнее получить верхние и нижние оценки по всем критериям. А эмоции, не только положительные, но и отрицательные, — сильный стимул в учебе.

Зачет/не зачет (удовлетворительно/неудовлетворительно)

Плюсы. Не создает лишнего соперничества между учащимися, нацеливает ребят на получение результата.

Минусы. Очень тонкая грань между положительной и отрицательной оценкой. Нет мотивации к самосовершенствованию (выучить, сделать лучше, качественнее). Такой подход может перенестись и на другие сферы жизни, что ведет к снижению ее качества.

Отметки вовсе не выставляются

Плюсы. Создает психологический комфорт. Позволяет осознать: гнаться надо не за оценками, а за знаниями, и сконцентрироваться на учебе. Не испытывая оценочного невроза, некоторые дети начинают учиться заметно лучше. Не надо списывать, хитрить из страха получить плохую отметку, врать родителям и прятать дневник, если получил неудовлетворительную отметку.

Минусы. Для многих учеников меньше становится стимулов хорошо учиться. И им, и родителям сложно бывает объективно оценить, как усвоен материал.

А как выставляются оценки за границей?

Отметки были и есть в школах всего мира, причем с древнейших времен они не сильно изменились. Например, детям в Древнем Египте давали одну палочку за посредственный ответ и две — за хороший. Потом палочки стали просто чертить на ученическом пергаменте. Примерно так происходит и сейчас. Какая же система оценок сегодня в других странах? Может быть, нам есть чему у них поучиться?

Германия. 6-балльная шкала. В немецкой системе 1 балл — лучшая оценка, а 6 — худшая.

Франция. 20-балльная система. Надо заметить, что, за редким исключением, выше 17-18 баллов французским школьникам не ставят.

Италия. 30-балльная система. Наиболее дифференцированная шкала среди европейских стран. У самых лучших учеников в тетрадках — «тридцатки».

Великобритания. Словесная система. В некоторых английских школах вместо цифровой отметки в тетради или дневнике ученика можно увидеть запись типа «на уроке отвечал в основном без ошибок», «домашнее задание выполнено средне», «контрольная работа написана в целом неплохо».

США. Буквенная система (A-F). Американские школьники получают «индекс качества» от А до F. Отметка «А» выставляется в том случае, если ученик правильно выполнил более 90% задания, отчасти она соответствует привычным для нас «5» баллам.

Япония.100-балльная шкала. Удивительно, но в Японии часто бывает ситуации, когда отметка выставляется не одному конкретному ученику за выполненное задание или решенный пример, а всему классу сразу — одна коллективная оценка.

Критический анализ традиционной системы оценивания: этический аспект.

В российских школах почти повсеместно используется пятибалльная система оценивания учебных достижений учащихся. Многие исследователи отмечают, что эта система нуждается в совершенствовании. Причем некоторые говорят об этом в весьма резкой форме: «необходимость модернизации отечественно контрольно-оценочной модели назрела уже давно», «свои соображения высказали научные работники, преподаватели техникумов, учителя. Все они считают пятибалльную систему безусловным анахронизмом». Многие авторы (Абасов З.А., Амонашвили Ш.А., Архангельский С.И., Гузеев В.В., Звонников В.И., Карнаухова М.В., Ксензова Г.Ю., Пидкасистый П.И., Подласый И.П., Челышкова М.Б и др.) провели достаточно полный анализ недостатков традиционной системы оценивания: низкая информативность отметки, низкая дифференцирующая способность, отсутствие ясных правил вывода итоговых отметок, одинаковый вес любых отметок и т.д. Из перечисленных выше авторов больше всего внимания этой стороне вопроса уделил Ш.А. Амонашвили.

В его исследованиях балльная система оценивания подвергается уничтожающей критике, в том числе и с нравственной стороны.Какие же недостатки традиционной системы оценивания приводят к результатам, имеющим очевидную этическую окраску? Низкая разрешающая способность системы оценивания и ограниченность ее шкалы сверху неизбежно приводят к тому, что ученики, имеющие разный уровень учебных достижений, могут быть оценены одинаковой отметкой. Понятно, что все разнообразие учебных успехов и неудач практически невозможно уложить в прокрустово ложе пятибалльной системы. Наличие всего четырех отметок приводит к тому, что зачастую одинаковую итоговую отметку по предмету получают ученики, чей уровень знаний серьезно различается. Такие факты дают почву для разговоров о «несправедливости» отметок и приводят к их обесцениванию. В любом случае, параллельное существование официальной и «расширенной» шкалы подрывает доверие к системе оценивания. Стоит отметить и еще один аспект, который обычно ускользает из поля зрения. Низкая разрешающая способность приводит к тому, что отметка часто оказывается незаслуженной. Выведение итоговой отметки с использованием округления часто порождает ситуацию, когда отличную отметку получает ученик, который заметную долю материала на «отлично» не знает. Так при текущих отметках «5», «4», «5», «4», «5» – итоговой отметкой окажется «пятерка». Ссылка на то, что подобное округление производится «в пользу ученика», только маскирует этическую неоднозначность положения, в котором ученик получает отметку, не соответствующую его уровню знаний. Понятно, что все эти расплывчатые формулировки: «оставляет за учителем право», «как правило», «наибольшее значение придается» точно отражают сложившуюся за долгие годы практику, которая выражается словами: «На усмотрение учителя». Итак, неопределенность правил выведения итоговых отметок заставляет учителя в спорных случаях брать роль судьи на себя, что приводит к целому ряду последствий. С одной стороны, это закрепляет «особую» роль учителя. Он выступает теперь не только как эксперт в своей предметной области, но и как «оценщик» совсем других проявлений ученика. Часто в спорной ситуации учителя склонны учитывать такие весьма эфемерные материи, как отношение к предмету, старательность, систематичность занятий, стабильность результатов. С другой стороны, ученик в такой ситуации получает очень важный жизненный урок. Он понимает, что многие сложные ситуации не регулируются законом, и что кто-то может взять на себя функцию «регулировщика». Хотя ни в коем случае нельзя сказать, что такие действия учителя незаконны. Как раз несовершенство закона, наличие неясностей в правилах выведения отметок и предполагает «особую» роль учителя как интерпретатора закона, своего рода дополнительного источника права. Ученик в этой ситуации чаще всего остается пассивным и бесправным наблюдателем.

Есть и другой пример, не связанный напрямую с отметками, но очень хорошо показывающий пассивность ученика и его зависимость от учителя как носителя власти. Это право учителя на опрос ученика на любом уроке и практическая невозможность отказа от ответа — для ученика. 10 сентября 2018 года Комиссия Общественной палаты РФ по развитию образования и науки запустила на сайте Общественной палаты опрос о том, по какой системе стоит оценивать знания учеников в школе. Выразить свое мнение можно до 25 сентября на портале Общественной палаты РФ. Комиссия по развитию образования и науки решила обратиться к педагогам и их родителям с просьбой высказать свое мнение по поводу безоценочных технологий с первого по девятый класс. Участнику опроса, запущенного на сайте ОП, предстоит ответить на пять вопросов. «Нам интересно мнение и тех, кто получает оценки, то есть мнение самих школьников. Результаты всероссийского опроса мы объявим на пресс-конференции, которая пройдет в Общественной палате 28 сентября 2018 года», — сообщает первый заместитель председателя комиссии по развитию образования и науки Людмила Дудова.

Все желающие могут принять участие! Мы призываем и вас, наши читатели, участвовать в данном опросе, потому как он организован из-за обращений родителей и учителей с предложениями отменить традиционную систему оценивания достижений школьников.

«Пятерка за год» — севастопольцы поставят власти города школьные оценки

Организаторы проекта «Народная оценка власти» сегодня рассказали подробности общегородского опроса. За основу взят принцип школьных отметок: горожане смогут поставить чиновникам оценку от одного до пяти.

Инициатива провести общегородской опрос принадлежит врио губернатора Михаилу Развожаеву. Мнение севастопольцев позволит скорректировать планы и подходы к работе со стороны местных чиновников. Смогут участники опроса поставить оценку и лично главе города.

«Прошу высказаться граждан, как работает правительство Севастополя по основным направлениям, в том числе дать оценку работе врио губернатора и основным департаментам, с которыми люди сталкиваются каждый день. Это очень важная часть», — заявил накануне Развожаев.

На выходе из участка для голосования по поправкам в Конституцию волонтеры штаба «Мы вместе — Севастополь» всем желающим дадут опросный лист. В нем — возможность оценить деятельность чиновников и депутатов Заксобрания по пятибальной шкале и оставить свои пожелания.

«Это возможность для каждого гражданина города рассказать о том, что его волнует, как он оценивает действия власти сейчас. Это позволит Михаилу Владимировичу [Развожаеву] в своей дальнейшей работе принимать конструктивные и крайне эффективные решения», — поделился координатор проекта «Народная оценка власти» Павел Харламов.

Фото:

Юрий Югансон

Автор:

/ИА «Севастополь»/

Любовь к учебе более предсказуема для успеха, чем оценки

В начале этого учебного года мы с коллегами решили не ставить второкурсникам на наших уроках английского языка никаких оценок в течение шести недель. Исследования показывают, что предоставление учащимся числа или буквы в дополнение к качественным комментариям мешает им правдиво размышлять. Количественные оценки также снижают интерес учащихся к учебе, уменьшают академический риск и снижают качество мышления. Но помимо академических занятий, как учителя, мы видели негативное влияние оценок на психическое и эмоциональное здоровье наших учеников.На самом деле, хотя и немного устаревшее, исследование 2002 года, проведенное психологом из Мичиганского университета, показало, что 80 процентов студентов основывают свою самооценку на своих академических успехах, что приводит к низкой самооценке и другим проблемам с психическим здоровьем. В высоко академической среде это была возможность активизировать более широкую мотивацию наших студентов к обучению — качество с макро-выгодами в среде, одержимой одиночными отметками Scantron.

Наша школа относится к типу школ, в которых, когда я ввожу оценки в нашу электронную систему оценок, обычно проходит несколько минут, прежде чем ученики постучат в дверь моего класса, а родители пришлют мне электронные письма с вопросами об отдельных баллах и оценках.Меня разочаровывает то, что работа, которую я делаю, сводится к точке данных, поэтому я был рад попробовать что-то новое без давления журнала оценок. Наш директор одобрил план, и мы разослали письма семьям, в которых объяснялось исследование и причины, по которым мы удерживали оценки. Я также создала закрытую группу в Facebook, где ежедневно делилась фотографиями, и ввела еженедельные электронные письма, чтобы держать родителей в курсе процесса обучения.

В течение этих шести недель все было в основном хорошо, и я обнаружил, что мои ученики невероятно увлечены.В какой-то момент мы потратили три дня только на один тезис — студенты писали свои утверждения, обсуждали их, не опасаясь отрицательного возмездия в виде оценок, а затем с радостью переделывали их. Раньше такой длинный урок сопровождался бы бесконечными вопросами о том, сколько баллов он стоил, и если бы подростковая математика не совпадала с ними — если бы цена перевешивала преимущества, — я был бы вынужден увеличить баллы. чтобы улучшить мотивацию или двигаться дальше быстрее, чем им нужно.Однако в этой ситуации для студентов все было мало рискованно, поэтому они относились к заданиям более позитивно. И поскольку оценки не имели значения, задача задания имела приоритет.

Если учащийся не оправдывал ожиданий или не сдавал задания, я обсуждал свои проблемы с ним и его родителями в течение дня. Многие родители, похоже, оценили этот быстрый и частый контакт, а некоторые регулярно связывались со мной для получения обновлений. Я не был ошеломлен этим уровнем контакта, хотя мог бы быть в прошлом, потому что мне не нужно было беспокоиться о преобразовании стандартов в баллы и вводе их в журнал оценок.Как правило, мой процесс оценивания занимает от недели до пары месяцев, и давление на этом пути со стороны учеников, родителей и администраторов часто смещает мое внимание с обучения на частое выставление оценок. Но когда оценки были отодвинуты на второй план, у меня появилась возможность сосредоточиться на аутентичной коммуникации фактического обучения и роста. Моей единственной целью стало обучение каждого ученика и обмен моими наблюдениями за этим обучением в данный момент. Это было похоже на откровение.

Но вот пришло время приступить к оценке. Родители, которые всего несколько недель назад были в восторге от постоянного контакта и конкретной обратной связи, вдруг оказались озадачены тем, почему оценки их ребенка не всегда были стопроцентными. Вскоре я стал проводить много времени за телефоном, отвечая на электронные письма и беседуя с родителями, которые жаловались на недостаток общения. По иронии судьбы, мой контакт с родителями был самым интенсивным за все 12 лет преподавания.

Очевидно, я не идеален. При любом из этих взаимодействий я, вполне возможно, мог бы быть более общительным. Но меня так сбивало с толку то, что в глазах родителя числовая оценка была более информативной и значимой, чем частые письменные и устные описания. Когда пыль улеглась, и мы двинулись дальше в учебный год, мне пришло в голову, что, возможно, это было потому, что продукт обучения часто более удобен и утверждающий, чем его процесс.Учтите, что наличие степени часто подтверждается независимо от фактических навыков, и результаты тестов никогда не могут проиллюстрировать часы, потраченные на ее получение. Желание учиться ради самого себя представляет собой внутреннюю мотивацию, в то время как оценки и другие похвалы представляют собой внешнюю мотивацию. Исследования снова и снова показывают, что внутренняя мотивация ведет к более глубокому обучению. Правда в том, что желание учиться ведет к достижениям, но зачастую достижения — это единственная часть, которая имеет значение для других.

Проблема заключается в том, что сам продукт возвышается над процессом.

Трудно игнорировать реалии оценок и их внешнюю силу. Как бы я ни был разочарован родителями, которые хотели конференций или спорили по одному или двум вопросам, я понимаю их разочарование. Они хотели лучшего для своего ребенка, включая качественное образование в колледже и хорошо оплачиваемую карьеру. Результаты тестов и оценки, безусловно, имеют значение в существующей академической системе для достижения этих целей. Но в то время как некоторые работодатели все еще ищут более высокие средние баллы для недавних выпускников колледжей, большинство больше заботятся о соответствующей стажировке, работе и волонтерском опыте.И внешняя мотивация часто эффективна, когда она проявляется немедленно, поэтому окончание средней школы и колледжа с более высокими оценками на самом деле представляет собой внутреннюю мотивацию и настойчивость. Таким образом, в то время как оценки и баллы важны для сотрудников приемных комиссий и работодателей в качестве быстрой справки, на самом деле они представляют собой нечто более глубокое в отношении типа учащегося и работника, в которого они планируют инвестировать.

Многие специалисты, в том числе учителя, стремятся к достижениям, чтобы доказать свою ценность, как это делают студенты.Получение сертификата Национального совета часто считается золотым стандартом достижений для учителей. Я редко сталкивался с учителем, сертифицированным Национальным советом, который не был бы качественным педагогом, и директора постоянно впечатляются, когда узнают, что я получил награду. Однако ценность сертификата заключается в процессе его получения, а не в сертификате в рамке на стене. Получение сертификата Национального совета требует больших усилий и усилий. Внешняя мотивация в виде более высокой оплаты, большего количества возможностей и более высокого статуса, возможно, поначалу привела меня к получению сертификата Национального совета, но мое стремление совершенствоваться как профессионалу помогло мне пройти этот иногда изнурительный процесс.Я помню, как смотрел видео о том, как преподаю, каждую минуту останавливал его и записывал, что в тот момент происходило в классе. В каждодневной суматохе управления поведением учащихся, планами уроков и оценками я не могу позволить себе роскошь такого размышления и анализа.

Когда мои студенты потратили три дня на один тезис, они практиковали такие же интенсивные размышления, как когда я работал над получением сертификата Национального совета. И как для моих учеников, так и для меня такие возможности редкость.Таким образом, хотя родители могут видеть 96 процентов в журнале оценок и чувствовать себя утешительно, многие на самом деле не знают, какая работа привела к этому. Проблема заключается в том, что сам продукт возвышается над процессом, а вопросы улучшения крутятся вокруг получения пятерки, а не освоения навыков.

Даже у студентов, сильно мотивированных оценками и результатами тестов, я видел неприглядную сторону такого поведения. Но в течение шестинедельного периода, когда мои ученики были освобождены от давления оценок и вместо этого сосредоточились на том, чтобы быть учениками, вовлеченность, энтузиазм, мотивация и целеустремленность резко возросли.Если бы я только мог измерить эти навыки и показать их родителям моих учеников так, чтобы они нашли отклик у них.

Но особенно положительно ответил один родитель — мой директор. Его дочь училась в моем классе. Ближе к концу шестинедельного периода он прислал мне электронное письмо и написал в нем:

: «Мне нравится тот факт, что вы были готовы попробовать что-то, что для внешнего мира выглядело странным и, вероятно, вызвало десятки «Это не так». как это было сделано, когда я учился в школе, типа комментариев за обеденным столом в течение последнего месяца или около того….Спасибо, Эшли, за то, что рискнула и поставила обучение своих учеников превыше всего остального.

Я ценил то, что он понял, что я пытаюсь сделать, но более того, я ценил то, что он понимал, почему. Он знал это, потому что он родитель и воспитатель. Как и я, то, что я хочу для своих детей, — это любовь к учебе, движущая страсть к тому, чтобы быть лучше в том, что для них важно, и педагоги, которые также знают силу такого желания.

Когда я учился в старшей школе, я прошел AP Chemistry II, курс, который мне не нужно было посещать, потому что я был совершенно неквалифицированным и слишком незрелым для этого.Меня не заботило изучение химии высокого уровня, и я не был тем учеником, которого когда-либо мотивировали оценки. Так что в самом начале учебного года я знал, что потерплю неудачу. Учитель был требовательным, но заботливым и сострадательным. Я появлялся на его уроках каждый день, пытался отвлечь своих друзей, которых заботили химия и оценки, а когда это не срабатывало, я опускал голову и засыпал. Я провалил урок, но я усвоил ценный урок. Я перестал заставлять себя делать то, во что не верил, и вместо этого сосредоточил свою энергию на том, что делал.По сей день это единственный класс, который я когда-либо провалил, но я ношу эту оценку как почетный знак. Это чувство подлинной самоидентификации вело меня через колледж, аспирантуру, обучение студентов, написание резюме, получение работы, которую я любил, и, в конце концов, достижения, которыми я горжусь.

Как понимать школьные баллы и оценки

Как понять школьные баллы и оценки:

В 2013 году Департамент образования штата Луизиана провел повторную калибровку своей шкалы успеваемости в школах, перейдя с 200-балльной шкалы на 150-балльную.

В баллах

, выпущенных 24 октября 2013 г., представлены буквенные оценки по старой и новой системам, чтобы школы могли сравнивать свои результаты в обоих направлениях.

Некоторые школы получают оценку «Т», а не традиционную буквенную оценку. Эти школы возглавляют операторы, которые взяли на себя управление существующими несостоятельными школами и согласились сохранить все предыдущие уровни обучения и бывших учеников. Буквенная оценка позволяет людям узнать, что школа находится на переходном этапе.

А в некоторых школах вообще не будет буквенных оценок.Это школы, которые слишком молоды, чтобы иметь буквенные оценки, или школы, в которых еще нет третьего класса, начинается тестирование первого года обучения.

2012-2013 Шкала СФС (150 баллов)

буквенную School Performance Score
A 100-150
B 85-99.9
C 70-84.9
D 50-69,9
Ф 0-49.9
T Оборотная школа

2011-2012 Шкала СФС (200-балльная)

буквенную School Performance Score
A 120-200
B 105-119.9
C 90-104.9
D 75-89.9
F 0-74.9
T Turnary School

В начальных и средних школах. тесты — изменение по сравнению с прошлогодними оценками начальной школы, небольшая часть которых основывалась на посещаемости учащихся.Небольшая часть результатов средней школы в этом году основана на том, насколько хорошо их дети учатся в старшей школе, или на количестве кредитов, которые каждый зачисленный учащийся набирает к концу 9-го класса. В старших классах баллы в равной степени взвешиваются по четырем факторам: успеваемость учащихся на тесте ACT и тестах штата по окончанию курса, количество учащихся, окончивших школу или окончивших ее с отличием, и количество учащихся, закончивших обучение в течение четырех лет. период.

Вот как рассчитываются баллы по классам:

Школы K-6 Результаты тестов учащихся (100%)
Школы K-8, 7-8 подготовить их к старшей школе к концу 9-го класса (5%)
Средние школы (9-12) Результаты тестов учащихся: ACT (25%) и EOC (25%), выпуск: индекс окончания (25%) и когорта выпускников (25%)

Дополнительные новые функции:
«Бонусная» система баллов для борющихся школ: начальные и средние школы с учащимися с низкой успеваемостью могут заработать до 10 бонусов баллы, если они смогут показать, что эти учащиеся превзошли ожидания по росту на стандартизированных тестах.Средние школы с учащимися с низкой успеваемостью, которые добились такого прогресса в ACT, также могут заработать до 10 бонусных баллов.

Средняя школа Нотр-Дам отмечает 65-летие

Джим Хэйр | Специально для Elmira Star-Gazette

Согласно сообщению Star-Gazette от 25 сентября 1955 года, молодой Томми Нолан собирался сфотографировать епископа Джеймса Э. Кирни во время процессии на открытии средней школы Нотр-Дам, но Вспышка Томми вышла из строя. «Мальчик был подавлен.»

Епископ, узнав о случившемся, встретился с Томми после упражнений и «пообещал ему портрет с автографом».

Похоже, что это был единственный сбой в субботу, 24 сентября 1955 года, когда епископ Кирни из Римско-католической епархии Рочестера благословил и освятил новую школу, «во время впечатляющих церемоний, в которых приняли участие около 1000 эльмирцев, священнослужителей и монахинь». со всей Рочестерской епархии».

Программа началась в полдень, когда епископ возглавил процессию прислужников, священнослужителей и почетного караула Ассамблеи рыцарей Колумба четвертой степени.Он благословил здание и фойе и вознес молитву: «… Наполни тех, кто преподает здесь, духом знания, мудрости и страха Господня. Поддерживай учеников небесной помощью, чтобы они усвоили, усвоили и усвоили все полезные и здравые уроки и во всем воздавали честь имени Твоему».

Месса была отслужена в актовом зале. На балконе сидели члены сестер милосердия , которые работали в школе. Епископ поблагодарил их за то, что они взяли на себя большой долг за школу.Было отмечено, что «создание в Эльмире новой средней школы Нотр-Дам стоимостью 1 600 000 долларов знаменует собой крупное предприятие для сестер милосердия, которые почти столетие работали педагогами в Рочестерской епархии».

За мессой последовал обед, на котором присутствовало более 300 человек. Были организованы экскурсии по новому зданию.

По словам У. Чарльза Барбера, краеведа и редактора газеты, можно сказать, что католическое образование в Эльмире имеет две высшие отметки с разницей примерно в 70 лет.Первым было учреждение приходской школы при Святых Петре и Павле вскоре после ее освящения 19 июля 1857 года. Вторым было учреждение Эльмирской католической средней школы.

Средняя школа открылась в сентябре 1930 года, в ней обучались 25 мальчиков и девочек, сёстры св. Иосифа. Их временно разместили в Петропавловской церкви в расчете на то, что первый год вызовет спрос на отдельное здание и полный четырехгодичный курс. В 1932 году школу перевели на третий этаж (подъем 52 ступени) собора Святого Петра.Патриковская школа. Из-за увеличения набора сестер милосердия попросили помочь сформировать штат. 26 июня 1934 года 19 студентов получили дипломы в церкви Святого Патрика. Они были первым выпускным классом католической средней школы Эльмиры.

В 1952 году дела католических школ резко изменились. Епископ Кирни объявил о покупке участка площадью 25,5 акров на нижней Мейпл-авеню в качестве места для большой средней школы и сопутствующих помещений, необходимых для ее эксплуатации (14,5 акров от Томаса П.McCann и 11 акров от Raymond Guirey). Сестры милосердия будут строить и управлять школой.

На участке Макканн располагался дом, построенный в 1791 году и перестроенный в 1906 году. Этот дом станет монастырем сестер милосердия. В 1963 году было объявлено, что вместо этого дома, который был реконструирован для размещения сестер, будет построен монастырь стоимостью 500 000 долларов. Монастырь закрылся в 2014 году; он использовался для иностранных студентов школы в течение последних шести лет.

По данным рекламодателя Elmira (авг.29 сентября 1953 г.) строительство Нотр-Дама было частью кампании Рочестерской епархии по строительству четырех новых средних школ общей стоимостью 5,5 млн долларов. Ориентировочная стоимость Нотр-Дама колеблется от 1,4 до 1,6 миллиона долларов. Католики в Эльмире пообещали выделить 616 010 долларов, что более чем на 100 000 долларов превышает цель. Остальное финансировали Сестры Милосердия. Выбранными архитекторами Elmira были Haskell, Considine & Haskell. На открытии епископ Кирни поблагодарит Лео Консидайна, архитектора строительства, за его «личное посвящение» школе.

Газета Elmira Advertiser от 12 февраля 1953 г. сообщила, что «поминальная молитва со словами «пусть детишки приходят ко мне» официально положила начало строительству католической средней школы Нотр-Дам-де-Лурд вчера днем, прежде чем предполагаемое собрание более чем 1500 человек». В этот день отмечается «Праздник Богоматери Лурдской, которая будет покровительницей школы».

В январе 1955 года сестра Мэри Рафаэль, директор новой средней школы, объявила даты регистрации на февраль.Годовая плата за обучение была указана в размере 125 долларов на одного учащегося и выплачивалась заранее или на условиях, согласованных администрацией школы и родителями. Она также объявила об нововведении для школ Эльмиры, согласно которому все девочки должны будут носить униформу, которая будет стоить примерно 14 долларов и «при разумной осторожности сможет пройти четыре года в старшей школе в двух нарядах». Мальчики должны носить галстуки.

В школе открылся 341 ученик. Преподавательский состав состоял из одного священника, 13 сестер милосердия и двух мирянок для 9-12 классов.

Джо Мэннинг, который провел три года в католической средней школе и должен был стать членом первого выпускного класса Нотр-Дама (выпуск 56-го года), вспоминал, что на заключительном собрании в старой школе ученики «вышли с боевую песню Нотр-Дама, а не сухость глаз». Он также вспомнил, что Нотр-Дам стал для него новым опытом, поскольку его класс вырос с 39 до 47. 

Его урок химии, который вела сестра Кармела Коин, был единственным в штате, который на 100 % сдал экзамены регентов штата Нью-Йорк.(Когда я спросил его об источнике, он сказал: «Мне рассказала монахиня».) Когда он упомянул об этом сестре Кармелле в день ее 100-летия в ноябре 2008 года, она напомнила ему, что его испытание было на грани.

В 2020-21 учебном году Собору Парижской Богоматери исполняется 65 лет.

Джим Хэйр — бывший учитель истории и мэр города Эльмира.

word request — Как называется тетрадь оценок (школа/университет) по-английски?

слово запрос — Как называется тетрадь оценок (школа/университет) по-английски? — Stack Overflow на русском
Сеть обмена стеками

Сеть Stack Exchange состоит из 180 сообществ вопросов и ответов, включая Stack Overflow, крупнейшее и пользующееся наибольшим доверием онлайн-сообщество, где разработчики могут учиться, делиться своими знаниями и строить свою карьеру.

Посетите биржу стека
  1. 0
  2. +0
  3. Войти
  4. Зарегистрироваться

Stack Exchange для изучающих английский язык — это сайт вопросов и ответов для носителей других языков, изучающих английский язык.Регистрация занимает всего минуту.

Зарегистрируйтесь, чтобы присоединиться к этому сообществу

Любой может задать вопрос

Любой может ответить

Лучшие ответы голосуются и поднимаются на вершину

спросил

Просмотрено 535 раз

В некоторых школах и университетах мира есть маленькие тетради, в которые учителя записывают оценки за экзамены.Как этот блокнот называется по-английски?

спросил 16 июня, 2016 в 11:56

Виртуозная легендаВиртуозная легенда

25.9k165165 золотых знаков368368 серебряных знаков553553 бронзовых знаков

4

Это называется журнал оценок

Согласно словарю Коллинза, это «книга, в которой записываются оценки учащегося».

То же самое в Оксфордском словаре: «Книга, в которую заносятся оценки за работу учащегося»