Тройни – «Тройня – это крест на нормальной жизни»

«Тройня – это крест на нормальной жизни»

Редактор Мамсила

Удивительная история одной мамы, которая неожиданно узнала о том, что ждет… тройню, взволновала нас. Вот так планируешь одного ребенка, а тут бац – трое! Сразу!

Алена Хмилевская, многодетная мама девочек-тройняшек и сына, рассказала о том, какие чувства испытала, когда узнала о результатах УЗИ, и как справляется с таким количеством детей (трое из которых – младенцы).  


 
– Расскажите, пожалуйста, про самый первый момент, когда узнали о том, что детей будет трое вместо одного запланированного. Как восприняли вы и муж? А родные? 
 
– Я узнала во время УЗИ, на которое пришла из-за кровотечения на 9-й неделе беременности. На первом УЗИ, кстати, увидели только одно сердце, так что мне даже в голову не могло прийти, что детей больше одного. Я вообще думала, что у меня будет выкидыш, и шла к врачу, уже почти смирившись с потерей беременности, а тут – сюрприз!
 
Новость я узнала от врача УЗИ: в процессе обследования по ее лицу я поняла, что что-то не так. Испугалась, конечно, и тут она меня спрашивает: «А у вас их там сколько?». Потом она сказала, что двойня, и пока я переваривала эту новость, врач нашла еще и третье сердечко.

Признаться, я была в ужасе! Потому что тройня – это крест на нормальной жизни. Как говорит одна знакомая мама тройняшек, тройня – это тюрьма.


Я как-то сразу это прочувствовала и впала в панику. И в то же время мне было очень смешно. Надо же, чтобы такое приключилось именно со мной! Муж тоже был в шоке, хотя и в меньшей степени, чем я. Когда я ему рассказала новости, он долго думал, а потом заявил: «Придется машину менять». Ха! Да тут всю жизнь менять придется!


Мне кажется, мы до сих пор не вполне осознали, что у нас тройня. Я иногда смотрю на девочек и думаю: «Боже! И это все мои!»

 
Родные нам сначала не верили – думали, мы их разыгрываем таким дурацким образом. А потом радовались! Нам очень-очень повезло – никто не предлагал сделать аборт или редукцию (будущим родителям троен это часто советуют, к сожалению). Родители нам с мужем очень помогали и во время беременности, и после рождения девочек. 
 

– Есть такая тенденция – давать самой себе советы а-ля из прошлого. Вы сейчас многодетная мама. Как мы поняли, ничего такого (по крайней мере, в таком масштабе) не планировали. Что бы вы сказали себе лет пять назад про все это? Что бы посоветовали? 


 
– О да, такого я точно, не то что не планировала, даже вообразить не могла! Если бы 5 лет назад мне сказали, что у меня будет тройня, я бы не поверила.  

Я бы посоветовала себе пройти курс финансовой грамотности и более разумно распорядиться теми накоплениями, которые у нас были до того, как я забеременела тройняшками (теперь их нет, потому что все ушло на беременность и роды). А то мысли о расходах на четверых детей – медицина и обучение – меня немного пугают. Ну и квартирный вопрос мы бы решили по-другому, если бы знали о грядущей многодетности. А то как раз перед беременностью мы купили «двушку», в которую теперь влезаем с большим трудом…
 

«Я в состоянии погулять со всеми детьми одна, но возвращаюсь еле живая»
 
– Спрашивать о том, как это – рожать тройню – даже страшно. Если можете, расскажите, пожалуйста. Если нет – то перейдем к другому вопросу.


 
– Рожала путем кесарева сечения. Естественные роды тройни – очень-очень большая редкость, там несколько важных условий должны совпасть, чтобы это было возможно. В моем случае, к сожалению, не получилось. Родились малышки недоношенными – на 33-й неделе, но, к счастью, здоровыми.

Кесарево мне совсем не понравилось (особенно после первых идеальных родов), восстанавливаться было тяжело.


– Вот трое деток дома. Сразу возникает миллион вопросов. Спокойные ли они? 

– Увы, спокойными их никак не назвать. Хотя я очень на это надеялась! У меня старший был типичный ребенок с повышенными потребностями, я в его первый год чуть с ума не сошла. Всю беременность внушала себе, что это не повторится, очень уж страшно было получить такое в тройном объеме. Пока девочки не такие беспокойные, как сын, но и далеко не подарочные. 

 
– Как пережили колики? Или еще бушуют?

– У нас не столько колики, сколько газики – и они еще бушуют (ужас-ужас!). Вообще, это и есть самое сложное – когда они все трое рыдают одновременно. Для меня это самое сложное – руки-то две… Пытаюсь их успокаивать, положив одну на колени и качая двух на плече, но не всегда работает. В идеале надо втроем их успокаивать, но это очень редко получается.
 
– Как вы организовываете выход на прогулку?

– Коляски для тройняшек есть, но они все огроменные и тяжеленные, и я пока оттягиваю момент покупки. У нас есть коляска для двойни, пока что девочки туда помещаются втроем (хотя им уже становится тесновато). Но чаще всего гуляем так: две в коляске, одна в слинге, сын рядом идет. Я в состоянии погулять со всеми детьми одна, но возвращаюсь, конечно, еле живая. 
 
– Кто помогает и как? 

– Нам очень сильно помогают родители. Без них было бы совсем трудно. Иногда гуляют со старшим, помогают успокаивать малышек. Свекровь периодически берет ночные кормления на себя, чтобы я могла чуть дольше поспать (всю ночь я все равно не сплю, поскольку сцеживаюсь каждые три часа, но это гораздо проще, чем цикл сцедиться-покормить-уложить) – я ей за это дико благодарна.

С сентября у нас появилась няня – днем она ходит с малышками гулять на дневные сны, и я успеваю хоть что-то сделать по дому.

«Это совсем не то, о чем я мечтала в юности – и тем не менее это круто»
 
– А какие дочки по характеру?
 
– Забавно, что они по-разному вели себя уже в животе, и после рождения ничего не изменилось. Тоня всегда была самая активная и самая бойкая, больше всех пиналась и сейчас громче всех кричит. Вивея – самая чувствительная и эмоциональная. Если начнет плакать (а плакать она может начать по любому поводу), то очень сложно успокаивается. Зато и самая улыбчивая. Иоанна была самой тихой – я часто насчет нее беспокоилась, т. к. реже всего чувствовала ее шевеления.

Думаю, эта девочка – мой единственный шанс иметь спокойного ребенка. Правда, пока непонятно, что из этого получится, поскольку она очень мучается животом и, соответственно, тоже много плачет. 


– Какие ощущения вообще у вас, как у матери? Тут одного рожаешь и чувствуешь, что все, жизнь удалась, а у вас – и не первые, и сразу трое!

– Я помню момент, когда в коридоре роддома до меня вдруг дошло – у меня четверо детей! И все такие классные! Это космос, конечно. Это совсем не то, о чем я мечтала в юности – и тем не менее это круто. Мне кажется, я сильно повзрослела после рождения девочек. Очень многие вещи, которые меня раньше тревожили, теперь меня вообще не трогают. Я точно стала смелее и сильнее. И чего уж там скрывать, чувство гордости я тоже испытываю.


 
– Имена очень необычные. Как придумывали? 
 
– Открыли календарь имен и долго его изучали. Антониной звали мою прабабушку, она была очень сильная женщина. В какой-то момент я вдруг почувствовала, что самую бойкую из барышень надо назвать именно так. Имя Вивея очень понравилось мужу – он твердо решил, что у него будет дочка с таким романтичным именем, означающим «жизнь». Имя Иоанна мы выбрали, стоя в глухой пробке на МКАДе и читая по пятому кругу календарь имен. У меня с ним хорошие ассоциации: Джоанной – сокращенно Джо – звали мою первую начальницу, настоящую суперженщину.  
 
– Все на грудном вскармливании? Молока с тройняшками хватает?

– Да, и докорм сцеженным молоком. К сожалению, пока не получается уйти от бутылок (девочек кормили из бутылочек, пока выхаживали после родов, и они к ним привыкли). Молока, к счастью, хватает, хотя это требует определенных усилий с моей стороны.

 
– А спите вместе все? 
 
– Да, спим вместе. Пока помещаемся. Обычно укладываемся буквой Ш, но лучше всего девочки спят на папе.
 

«Сын гордится званием старшего брата»

– Сколько лет старшему сыну, как он воспринял неожиданное появления сразу стольких девушек? Как складываются их отношения?

– Илюше четыре года. Появление девушек было не то чтобы совсем неожиданным – мы Илюшу к нему готовили во время моей беременности, так что он заранее знал, что у него появятся три сестренки. Так получилось, что основные перемены случились даже не после рождения девочек, а во время беременности – протекала она совсем непросто (сначала меня выбил из колеи чудовищный токсикоз, а потом у меня было очень много ограничений: нельзя было поднимать тяжести, бегать и прыгать, само собой, тоже).

На последних сроках я уже вообще еле-еле ходила и практически не могла с сыном играть (а он любит активные игры). Я Илюшу даже обнять толком не могла! То есть дефицит маминого внимания у нас случился еще до родов, и в каком-то смысле это хорошо – после родов стало даже легче. По крайней мере, мама снова стала похожа на маму, а не на живот с ножками. 

Первое время Илюше тоже хотелось побыть младенцем – просился на ручки, требовал, чтобы ему налили молока в такую же бутылочку, как у сестренок. Но этот период довольно быстро прошел, и теперь сын гордится званием старшего брата.


Относится он к сестрам хорошо: пытается с ними играть и помогает их успокаивать, когда они плачут. Иногда, конечно, и злится на них: например, когда он хочет смотреть мультики, а они кричат хором, и ему ничего не слышно.

– Если говорить про ваше отношение к детям – как вам удается распределять как-то свое время и внимание между старшим и младшими? Тут, когда рожаешь второго, мучаешься вопросами, а не будет ли ему мало внимания, а не будет ли он ревновать и т. д. А здесь вместо одного – три конкурента за мамину любовь…

– Ох, об Илюше я подумала первым делом, когда узнала про тройню. Когда мы планировали второго ребенка, я, как и все, мучилась теми же самыми вопросами насчет конкуренции и внимания. Мне кажется, нас спасает то, что Илюша получил очень много моего внимания в первые три с половиной года своей жизни – напитался. И за счет этого резерва мы сейчас и «выезжаем».

Конечно, сейчас я тоже стараюсь дать ему максимум возможного – но, прямо скажем, не всегда получается. Стараюсь всегда реагировать на его просьбы, очень много разговариваю с ним, вовлекаю его в уход за сестренками (если у него есть такое желание). По возможности играем или гуляем, когда малышки спят. Очень стараюсь не срываться на него (хотя бывает сложно, когда девочки плачут все одновременно, и в этот момент Илюша что-то требует).

Во многом дефицит моего внимания восполняет папа – когда он дома – Илюша с ним играет, мама не нужна вообще.


А еще Илюша часто видится с бабушками и дедушками. В целом, мне кажется, что пока адаптация к переменам в нашей семье проходит неплохо. 

«Это хаос и восторг одновременно»

– Можете чуть подробнее рассказать о вас «до» и «после»? 

– Я всегда была очень мнительной и тревожной. Но одномоментное появление такого количества детей резко усложняет жизнь и очень расширяет зону ответственности. Тебе приходится принимать огромное количество решений, организовывать жизнь так, чтобы она была комфортной для всех тех, за кого ты отвечаешь.

Это касается как глобальных вещей (типа решения отдать в садик старшего и выбор этого самого садика), так и ежедневных мелочей. Когда у тебя плачут три младенца, старший сидит в туалете и кричит, чтобы ему вытерли попу, на плите подгорает ужин, и в то же время звонит телефон – нет времени на раздумья.

В общем, я стала решительнее. В каждодневной борьбе с хаосом без этого никак – либо ты его, либо он тебя.


– Расскажите, пожалуйста, как в одном сердце может вместиться столько любви к детям? Вы полюбили их сразу, или какой-то был особенный путь к сердцу каждой из них? 

– Должна признаться, что первое время, пока девочки были в больнице, я не чувствовала к ним такой же сумасшедшей любви, какую испытывала к сыну с самой первой секунды (и кстати, очень переживала по этому поводу). Возможно, это было обусловлено гормонами и стрессом от преждевременных родов, а может быть, это была своего рода защитная реакция, иначе я бы с ума сошла от того, что они там одни, без меня.

Но сейчас я люблю всех троих так же сильно, как и старшего. Как вмещается в сердце? Легко! Мамы в семьях, в которых детей еще больше, скажут то же самое. Другое дело, что каждого ребенка надо узнать и понять, с каждым надо выстроить отношения, потому что даже идентичные тройняшки – все равно отдельные личности. Но пока мы еще в самом начале этого пути. 

– Какие открытия в отношениях с мужем вы сделали после рождения дочерей?

– Открытий как таковых не было, мы с ним уже 14 лет вместе, неплохо друг друга изучили. Я всегда знала, что на него можно положиться, а тут убедилась в этом еще раз. Артем – фантастический отец, даже с тройней управляется отлично. Но вообще-то рождение тройни – непростое испытание для семьи, очень надеюсь, что мы его выдержим. 

– Если бы можно было охарактеризовать свою жизнь с тройняшками в двух словах, то что бы это было?

– Пока что это зависит от дня. Иногда это хаос и отчаяние, а иногда – сплошное умиление и восторг. В общем, хаос и восторг, как-то так. 

Другие статьи из «Жизни замечательных мам» можно почитать по тегу . Если вы считаете, что вам есть, чем поделиться с нами, у вас есть интересный проект или необычная история вашей семьи, – присылайте письма о себе на почту [email protected]

Фото: Мария Жи, Анна Данилова, Alina Alba

Релевантные ссылки

mamsila.ru

Дневник папы тройняшек. Как мы рожали тройню

Этот день я помню довольно смутно. Кажется, я успел проснуться, умыться и только-только позавтракал. А потом стал расхаживать по квартире из угла в угол и волноваться, а затем наоборот – волноваться и расхаживать. Я ждал звонка от жены, у которой было запланировано УЗИ. И вот мобильник разразился радостной мелодией……

– Саша, Саша! – закричала в трубку жена, – у нас будет тройня. Их три, представляешь!!!

С этого дня наша жизнь изменилась! Сказать, что мы были счастливы – значит, не сказать ничего. Мы вообще ничего не соображали, не могли поверить, эмоции захлестнули нас с головой. На некоторое время мы просто сошли с ума!

Тройня – это не шутка. Почти сразу же жене выписали больничный на всю беременность и запретили водить машину. Прописали покой, диету и еще всяких витаминок и разнообразных пилюль, которые я добывал по всей Москве. И почему никому не пришла в голову идея создать аптеки для беременных, где было бы все и сразу? Ну да ничего, зато я лучше узнал свой родной город!

Вскоре радость жены сменилась безрадостным токсикозом. Он был настолько жутким, что чуть позже ее положили в ЦКБ. На еду она не могла даже смотреть, и только грустно шутила: «Меня сегодня рвало сладеньким – это хорошо. А вот вчера кисленьким – это как-то не очень». Пытался шутить и я, предлагая ей погрызть мела или, на худой конец, соленых огурчиков (ну или на что там еще тянет беременных) – увы, ничего кроме новых приступов тошноты моя идея не вызвала. Жена попыталась обратиться за помощью к многомудрым журналам, но те советовали лишь включать веселую музыку, чаще улыбаться, настраиваться на позитив. «Убила бы этих авторов» – сквозь зубы произносила жена и мчалась к белому другу.

В больнице ей малость полегчало. Капельницы с волшебными растворами и уколы свое дело сделали – токсикоз поутих. Скоро она стала героем отделения – всем просто не терпелось поглазеть на маму тройняшек. «Эй вы, четверо на одной кровати» – обычно обращалась к ней медсестра.

Между четвертым и пятым месяцем малыши активизировались и начали себя проявлять. Самой активной была девочка (Лиза) – она постоянно «всплывала на поверхность» и образовывала на животе самый настоящий бугор. Я частенько гладил его и шептал этому «бугру» нежности, отчего «бугор», кажется, выпячивался еще больше, а затем уплывал куда-то вглубь живота. Первый мальчик (Даня) – вылезал откуда-то с левого бока и упирался в ребра. Порция неги доставалась, конечно, и ему. А вот третий мальчик (Глеб), который располагался в районе пупка, почти себя не проявлял, зато однажды так больно засандалил жене по какому-то важному органу, что ее аж скрутило. Видно, всплывать и образовывать бугры он, в отличие от других детей почему-то не умел, но уж очень хотел внимания к собственной персоне! Вообще, это было, конечно, здорово – кладешь руку на живот, и чувствуешь, что там кипит жизнь. Малыши задевают твою руку и плывут себе дальше по одним им ведомым делам. Ну а позже бурную жизнедеятельность можно было заметить и без всякой руки – живот, что называется, ходил ходуном!

Надо сказать, что живот у моей супруги (с учетом тройни), был совсем не большой, да и поправилась она за все время беременности лишь на 13 килограммов, но она все равно очень переживала:

– Ах, что же будет со мной после родов? – вопрошала она. – Мой живот превратится в фартук.
– Так это же хорошо, – утешал я ее. – Родишь ты ближе к лету, будет жарко, я с радостью буду обмахиваться твоим животом. Сэкономим на веере.

Жену это почему-то не утешало, и она ежедневно обмазывала себя целой кучей разнообразных масел. Уж не знаю, в них ли дело или в том, что родила она раньше срока, но ни одной растяжки после родов я у нее так и не обнаружил, да и живот почти ничем не отличается от того, каким он был прежде. Только пупок куда-то исчез, впрочем, это уже нюансы.

В начале шестого месяца мы поняли, что пришла пора определяться с роддомом. Беременность мы вели в ЦКБ, но тамошний роддом уже 4 года на ремонте, посему этот вариант отпадал. Остановились мы на НЦАГИП имени академика В.И.Кулакова и докторе Елене Сергеевне Ляшко. В выборе мы не ошиблись, и все прошло настолько чудесно, насколько это вообще могло быть.

Когда Ляшко приняла жену в первый раз – она малость обалдела и обрушилась на специалистов ЦКБ с гневной тирадой. Как же так получилось, что нам ни разу не делали допплер, а последнее УЗИ было больше месяца назад – да с тройней его нужно делать чуть ли не каждую неделю! Кошмар в степени ужас! Жена, конечно, испугалась, что в ЦКБ нас наблюдали так халтурно, но, слава Богу, обошлось. Все анализы и исследования показали, что все, в общем-то, идет неплохо.

Впрочем, к Ляшко мы проходили недолго. Кажется, успели побывать там два или три раза. На последнем осмотре она высказалась категорично: пора класть в больницу, что и было сделано 16 марта. Мы рассчитывали на то, что жена пролежит там недели три и родит ближе к восьмому месяцу, однако вечером я получил от жены очень волнительную смс: «Ляшко только что меня осмотрела. Нижний малыш уже совсем близко, врач чувствует его пальцем. Роды могут начаться в любой момент. Ляшко говорит, что для нас теперь каждый день – как победа»…

«Как это в любой момент? – думал я. – Идет всего-навсего 30-я неделя. Что ж это такое делается…»

Телевизор не смотрелся, книга не читалась, да и всемирная паутина потеряла всякий интерес. Путь от входной двери до комнатного окна и обратный маршрут. Сколько раз я повторил его? Сто, двести, тысячу?

В 4 утра я все-таки попытался прилечь и даже начал засыпать, но тут раздался телефонный звонок. Звонила теща.

– Саша, ты только не волнуйся, но Олеся сейчас будет рожать.
– Что???
– Ну да, у нее воды только что отошли. Она не хотела тебе говорить, знала, что ты будешь нервничать.

Нервничать? Да это еще мягко сказано! Я чуть с ума не сошел!

Мобильник жены не отвечал, телефона Ляшко я не знал, зато знал номер ее помощницы. Но как-то я сомневался, что она присутствует на родах, которые совершенно неожиданно для всех начались в 4 утра. Что же делать??? Позвонил еще раз теще, затем родителям. Родителям, кажется, звонил раза три. Мне просто нужно было с кем-то общаться.

Около 4:40 пришла смс-ка от жены. «Ща рожу», – писала она. Я снова принялся звонить, но безуспешно – к телефону никто не подошел. Позже жена скажет, что насчитала на телефоне 17 пропущенных вызовов от меня.

Я зашел на сайт больницы, узнал телефоны справочной и принялся звонить – мимо. К телефону, конечно же, никто не подошел. Что я делал дальше – помню смутно. Пытался уснуть, молился, бродил по квартире – короче, как мог, тянул время. Примерно в половине шестого не выдержал и позвонил-таки помощнице Ляшко. Конечно, разбудил. Но она поняла меня – не ругалась, только попросила позвонить через час, обещала узнать, как все прошло. Наверное, это был самый долгий час в моей жизни, и уж точно – самый трудный и волнительный!

Слава Богу, все прошло хорошо. Я поспал часа два или три, а поутру помчался в больницу. Не берусь описать свои чувства, когда я впервые увидел своих малышей. Это нельзя описать никакими словами. Я вообще не знал, что дети могут быть НАСТОЛЬКО маленькими. Они лежали в кувезах, обвешанные приборами, капельницами, на аппарате искусственного дыхания, с катетерами для кормления во рту. Их руки и ноги были тоньше моих пальцев… 1230, 1350, 1497 – таков был их вес. Я почти не слушал, что говорила мне врач, не видел, какие бумажки она совала мне на подпись… Я видел только своих малышей – крохотных, беззащитных созданий, чьи лица было едва различимы из-за нагромождений медицинской аппаратуры…

Было страшно. Очень и очень страшно. От того, что я ничего не могу для них сделать. Я даже не чувствовал радости от их рождения – страх и только страх за их будущее. Не было ничего, кроме этого страха. Почти неделю я спал урывками, просыпаясь от любого шороха, да еще и врачи подливали масла в огонь! Никогда не забуду свой звонок в реанимацию на третий день после рождения своих малышей:

– Как они? – спросил я.
– Я не врач, – ответила медсестра. – Только врач может говорить о состоянии младенцев, нам запрещено. Но врача сейчас нет.
– Но, может быть, вы хоть что-нибудь скажете?
– Все живы, – ответила мне она.

СПАСИБО, ДОКТОР! Вы несказанно меня утешили!

Впрочем, с каждым днем моим тройняшкам становилось лучше, и каждый успех я воспринимал как маленькую победу. Вот Глеба сняли с аппарата искусственного дыхания, вот Лизочка стала есть на 5 миллиграмм больше, вот Данька поправился на целых 20 грамм. А дней через десять малышей перевели из реанимации в отделение патологии, где им предстояло набирать рост и вес. Стало легче. Значит, их жизни больше ничто не угрожает. Значит, все хорошо…

В отделении патологии я впервые прикоснулся к ним. Помыв руки с мылом, можно было открыть окошко кувеза и погладить малышей. А жене разрешили их «кенгурить», то есть по очереди выкладывали малышей ей на грудь. Подобная практика зародилась в беднейших странах, где не хватало кувезов и прочего оборудования, а держать детей в тепле как-то было нужно. Однако, эффект оказался настолько положительным и так благотворно влиял на здоровье малышей, что «кенгурить» стали и в благополучной Европе.

Мы ездили к малышам каждый день. Отвозили им молочко, а еще нежность, ласку и много-много любви. Они подрастали буквально на наших глазах. Если кто-то из нас не мог приехать и видел детей через день – разница в размерах была заметна невооруженным глазом. Вскоре все они научились самостоятельно сосать из соски, и их переложили из кувезов в кроватки, в которых обычно и лежат все новорожденные. Это радостное событие произошло через месяц с небольшим после их рождения. А непосредственно в день их рождения случилось еще одно символическое событие – жена, разбирая вещи, неожиданно нашла мое обручальное кольцо, которое я потерял около года назад! Бывают же такие совпадения!

Ну а 30 апреля наступил самый настоящий праздник – ВЫПИСКА! Мы наконец-то смогли забрать наших малышей домой!

Продолжение следует…

Читайте также рассказы  о другой семье с тройняшками : Я мама в кубе!

Я – фиолетовая пантера в валенках, или продолжение рассказа мамы в кубе

Фруктово-котлетная история, или Мама тройняшек делает покупки

www.pravmir.ru

Как я случайно родила тройню и ращу её без нянь — Wonderzine

Через полгода после родов я трижды в неделю начала выбираться в спортзал, чтобы побыть одной, физически разрядиться — конечно, это возможно только потому, что муж хочет и умеет оставаться с детьми. Конечно, общение в социальных сетях тоже очень помогает пережить изоляцию и перегрузки. Я начала вести блог в фейсбуке почти сразу после рождения детей. Со временем появилось много читателей, которых, вероятно, привлекает юмор в моих публикациях. А для меня это настоящая терапия, возможность смотреть на свою жизнь и этот бесконечный день сурка со стороны, находя в любых мелочах смешное и трогательное.

Самое главное, что искупает всё, — это любовь. Она не делится на троих, а, наоборот, умножается. Кроме того, взращивание троих совершенно разных по характеру детей — это очень интересная и увлекательная задача. Опыт, который учит расставлять приоритеты, не беспокоиться по пустякам, не тратить усилия на незначительные мелочи. Ещё, когда у тебя трое детей одного возраста, проявляющих индивидуальные реакции на окружающий мир, становится понятно: хоть ты и оказываешь влияние на маленького человека, по большому счёту он родился уже готовым. Твоя задача любить и оберегать, поддерживать. Следить, чтобы не убился. Наблюдая за своими детьми, я научилась без осуждения смотреть на чужие методы и результаты воспитания. И совершенно равнодушно реагировать на попытки посторонних людей воспитывать меня.

Тройня социализирована по умолчанию. Да, они дерутся за игрушки, а теперь ещё и за меня. Но ещё они вместе играют. Не буду врать, трое детей — это банда. Они способны разнести квартиру в щепки, если вовремя не пресечь. Мы с мужем уже полтора года едим стоя. Все дверцы на блокираторах, комоды железными цепями прикручены к стенам, все ценное либо в сейфе, либо на недоступной для детей высоте. Кухня и коридор с ванной комнатой перекрываются специальными воротцами: если на плите готовится обед, а ваши дети научились забираться на стол раньше, чем ходить, то лучше максимально перестраховаться. Вместе с тем однажды я стала замечать, что они могут утешить друг друга, поделиться пустышкой, погладить по голове плачущего — и это в полтора года! Они друг у друга есть, и они это понимают.

К очень положительным моментам я отношу и тот факт, что находится множество добрых, искренне желающих помочь людей. Самые смелые остаются на несколько часов с детьми, чтобы дать нам с мужем возможность выйти из дома, сходить в кино или просто спокойно посидеть в кафе. Несколько раз ко мне приезжали совсем незнакомые девушки и женщины, чтобы помочь мне выйти из дома и погулять с детьми. До рождения детей я ни разу в своей жизни не испытывала такой бесконечной благодарности к окружающим меня людям. Удивительно, но рядом теперь те, о ком я и подумать не могла. А вот прежний круг общения сузился до почти полного исчезновения.

www.wonderzine.com

Записки мамы тройни: тройняшкам год!

19 мая моим тройняшкам Антонине, Иоанне и Вивее исполнился годик. Перечитываю и не верю: год! Уже год! Первый серьезный рубеж, цифра, которая прочно ассоциируется у меня с «самое_сложное_позади»! По этому праздничному поводу я хочу рассказать о том, какие они — наши ВИА; ну и заодно о том, как изменилась наша семья за год после их появления.

Когда-то давно, когда я и предположить не могла, что стану мамой однояйцевых тройняшек, тема близнецов интересовала меня только в одном разрезе — почему случается так, что два совершенно одинаковых внешне человека могут обладать абсолютно разными характерами и проживать очень разные судьбы? В моем близком окружении есть пример близнецов, которые внешне похожи до мурашек — и при этом диаметрально противоположны во всем остальном. И жизнь у них сложилась очень, очень по-разному (сейчас они уже пожилые люди): у одного спокойная и благополучная, у другого, наоборот, трудная и не слишком счастливая. Мне всегда было очень интересно: от чего это зависит? Ведь у близнецов один и тот же набор генов. Растут они в одних и тех же условиях. Чем же тогда может быть обусловлена такая огромная разница?

И вот теперь я ежедневно наблюдаю за тем, как растут три одинаковые девочки. И с каждым днем все больше убеждаюсь в том, что все они — разные. Между прочим, именно в этом я вижу одну из главных своих задач как родителя: дать каждой из девочек проявить и развить свою индивидуальность (в случае с близнецами это, если верить книжкам, не всегда бывает легко, тем более что у нас не два, а три близнеца).

Кстати, немножко изучив тему, я поняла, что однояйцевые близнецы могут находиться в различных условиях еще в утробе матери (в случае, если каждый в своем амниотическом мешке) — а это, как написано в одной из моих книжек, может «оказывать влияние на индивидуальное развитие детей даже при их генетической идентичности». А уж обеспечить полностью одинаковые условия после рождения и вовсе невозможно.

Отвечу здесь на популярный вопрос: «Как вы их различаете?» Я уже писала, что первое время мы помечали девочек зеленкой. Потом различали их по ушкам (первые месяцы после рождения они отличались, но сейчас эти различия практически исчезли). А сейчас я просто вижу, кто есть кто, без всяких особых примет (которых у девочек практически и нет — кроме Веи, у которой ямочка на правой щечке).

Тоня — первая из тройни. Самая серьезная и задумчивая. Лидер в освоении новых навыков: первая начала переворачиваться, первая поползла, сейчас первая начинает ходить. Быстрее других девочек понимает, что от нее хотят, когда учишь новому (например, махать пока-пока или отвечать на вопрос «сколько тебе лет»). В первые месяцы жизни имела прозвище Панк-скандалист, потому что была вечно встрепанная и громче всех кричала. Теперь ее волосы перестали сами собой собираться в ирокез, но если Тоня начинает кричать, то делает это так пронзительно, как будто решает вопросы жизни и смерти. Обладательница железобетонного характера — если что задумала, то обязательно добьется своего. Так, Тоня отвоевала себе верхнее место в нашей двухэтажной коляске (бизнес-класс, как говорит мой папа) — вообще-то мы хотели возить там девочек по очереди, но теперь там все время ездит Тоня.

Папина дочка: когда Артем приехал к нам в Таиланд после двухнедельной разлуки, Тоня впала в невероятный восторг и не слезала с папы весь вечер. И сейчас Тоня предпочитает сидеть на папе и заниматься вместе с ним его делами (а две другие барышни предпочитают проводить время с мамой).

Самая самостоятельная и независимая из всех: может уйти в другую комнату, придумать себе интересное дело и сосредоточенно им заниматься.

Тоня на руках у папы

Да-да, это прогулочная коляска для тройни!

Иоанна — вторая из тройни. Темная лошадка: я пока не могу до конца понять ее характер.  Была самой тихой из тройняшек в животе: я часто беспокоилась, все ли с ней хорошо. Была самой тихой и некоторое время после рождения, могла лежать и играть сама, и я очень радовалась, что мне выдали хотя бы одного спокойного ребенка! Пока в 4 месяца она не начала кричать и плакать по каким-то совершенно неочевидным мне причинам. И до сих пор Иоанночка плачет и капризничает чаще других, так что я даже начала подозревать в ней высокочувствительного ребенка. Впрочем, время покажет — может быть, она просто так тяжело переносит тяготы развития.

Первая научилась говорить «мама» и поэтому чаще других оказывается на ручках. Боится чужих — при виде незнакомцев громко плачет и просится на руки к маме. Обожает старшего брата: при виде Илюши бросает все дела и ползет к нему. Обладательница двух уменьшительно-ласкательных имен: Джося (от Джоанна, английской версии имени Иоанна) и Нана (первое время мы еще звали ее Аней, но это как-то не прижилось).

Иоанна за маминой юбкой

Вея — третья из тройни. Всеобщая любимица, самая нежная и эмоциональная. Еще когда девочки были совсем крошками и лежали в инкубаторах на выхаживании, у Веечки уже была богатая мимика: она то хмурилась, то улыбалась — в общем, все время что-то делала лицом. Обладательница очаровательной ямочки на щечке. Обычно очень веселая и общительная, но если Веечку обидеть — будет долго и безутешно рыдать (сестры успокаиваются не в пример быстрее). Больше всех привязана к маме — категорически не выносит, если мама куда-то уходит. Засыпает только держа маму за руку. Однако при этом крайне коммуникабельна и при виде нового человека тут же залезает к нему на ручки — знакомиться.

Недавно обзавелась кличкой Обезьянка — потому что все время куда-то лезет или где-то висит. Очень любит поесть, отличается прекрасным аппетитом и огромным интересом к еде.

Ужасно озорная: если Вее запретить что-то делать, то она будет делать именно это, задорно хохоча.

Фирменная улыбка Веи

Когда на узи мне озвучили новость о тройне, одной из первых мыслей, заметавшихся у меня в голове, была мысль об Илюше: как мой мальчик, чувствительный и тревожный, с повышенной потребностью во внимании, перенесет появление сразу трех сиблингов? Я и насчет одного младшего-то беспокоилась, а тут трое! Тем более, что Илюша — единственный внук и у моих родителей, и у родителей мужа, и привык быть в центре внимания.

К появлению трех сестер мы начали готовить его заранее (тут мне очень помогла книга Екатерины Бурмистровой «Дети в семье»). Первые полгода сын относился к сестрам настороженно-нейтрально и почти никак с ними не взаимодействовал (но зато очень гордился званием старшего брата). Прорыв случился во время нашего отпуска в Таиланде, когда он вдруг начал брать девочек на руки и играть с ними (до этого все предложения подержать сестренку на ручках он вежливо отклонял).

Сейчас Илюша уже немного привык к тому, что теперь не все крутится вокруг него. Конечно, он ревнует — но, к счастью, говорит мне об этом («мама, ты занимаешься с сестренками больше, чем со мной!!»), так что у меня есть возможность помочь ему справиться с этими эмоциями. Иногда он устает от девочек и предлагает уложить их спать вот прямо сейчас. Но в то же время он любит играть с сестрами, скучает по ним и опекает их. А девочки обожают своего брата — ни один человек в этом мире не вызывает у них такого восторга и такой радости, как Илюша. Ну а я слежу за тем, чтобы девочки не трогали Илюшиных динозавров — пока что это ключевое условие сохранения мира!

— Когда я рассказываю про тройню, — поделился муж как-то раз за ужином, — меня все спрашивают: «Как?? И ты до сих пор не сбежал??» Не понимаю, почему я должен был сбежать?

Артем не то что не сбежал — он полноценно участвует в воспитании девочек с самого рождения (точно так же, как и с сыном). Когда девочки еще были в больнице на выхаживании, то по выходным он приезжал вместе со мной «кенгурить» малышек. И сейчас по выходным регулярно берет на себя детей, чтобы я могла выйти по своим делам (вот, например, колонку закончить), а после особенно веселых ночей забирает детей с утра, чтобы я могла поспать. Артем — гениальный папа, он блестяще придумывает игры, причем такие, которые интересны всем — и Илюше, и тройняшкам (и при этом не забывает, что детей надо еще и покормить!)

Что скрывать, этот год после рождения тройни — не самый легкий период нашего 10-летнего брака. У нас практически нет возможности провести время вдвоем. Бывают дни, когда мы едва успеваем обменяться парой фраз в вотсапе (точнее, именно так сейчас чаще всего и бывает). И в то же время именно сейчас, после этого непростого года, у меня как никогда сильно ощущение того, что мы — команда.

Спустя восемь месяцев после рождения девочек я в первый раз выбралась к своему парикмахеру.

— Алена, а волосики-то лезут! — озабоченно сказала она мне.

Боже мой, подумала я, какое счастье, что только волосики!

Признаюсь, тройная беременность и год изнурительного недосыпа не лучшим образом сказались на моей физической форме и моральном состоянии. Больше всего пострадал живот — как повис после родов линялой заштопанной тряпочкой, так и висит до сих пор (по поводу чего мне пришлось отказаться от большей части своего гардероба). Из 20 с лишним кг, набранных за беременность, со мной остались 2 кг (и наверное, уже навсегда). Тем не менее, в добеременные джинсы я влезла через 8 месяцев после родов.

Что касается морального состояния и душевного настроя, то чувство, которое я сейчас чаще всего испытываю, — это усталость (зато как хорошо мне станет, когда наконец удастся поспать!) Никакого времени «на себя» у меня, конечно, нет, и я иду на это вполне сознательно: сейчас мой приоритет — дети.

Думаю, что адекватно оценить те перемены, которые произошли со мной за этот год, я смогу лишь спустя некоторое время, но сейчас хочу отметить одно изменение. Год назад я очень боялась не справиться с выпавшим на мою долю гиперматеринством. Сейчас я чувствую себя куда увереннее — и в начале лета наконец сделала то, о чем долго размышляла: отказалась от услуг няни. Теперь я занимаюсь детьми одна — и о том, как устроена наша жизнь без помощников, расскажу в следующий раз.

Фото Анны Даниловой

ПОДПИСАТЬСЯ НА СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ ЦИКЛА «ЗАПИСКИ МАМЫ ТРОЙНИ» МОЖНО тут.

Предыдущие колонки Алены Хмилевской о жизни с тройняшками читайте по тегу «записки мамы тройни».

www.matrony.ru

Записки мамы тройни: как я рожала

На роковое УЗИ я пришла вместе с мужем — это было всего второе совместное УЗИ за всю беременность. Как чувствовала, что этот раз будет особенным.

Основные показатели были в норме. Даже моя многострадальная плацента, несшая тройную нагрузку, не показывала признаков старения. И вдруг врач, делавшая УЗИ, напряглась. Она заметила, что одна из девочек периодически пережимает пуповину сестры — со всеми вытекающими последствиями: падение сердцебиения, гипоксия и т. д.

После УЗИ я пошла на прием к своему врачу, которая встретила меня словами:

— Девчонки-то твои хулиганят.

— Ну… воспитывать будем, значит, — попыталась отшутиться я.

— Воспитывать их теперь будем мы, — сказала мне врач, строго сдвинув брови. И пока я пыталась понять, что это значит, она добавила:

— В общем, смотри. Я бы тебя прокесарила прямо сейчас. Но я тебе дам время морально подготовиться. Подождем до утра.

Моей первой мыслью было — не дамся! Слишком рано, они еще маленькие! Я не хочу, я не готова!

— Алена, — сказала мне врач, — пусть лучше они будут немного недозрелые, но ЖИВЫЕ.

Это подействовало. Рисковать жизнью детей я не хотела. К тому же муж занял твердую позицию: раз врач говорит надо, значит, надо. Не зря же мы так долго выбирали врача — чтобы было, на чей опыт и интуицию положиться в критической ситуации. К тому же, добавил он, посмотри на себя — ты уже еле ходишь и еле дышишь!

Фото из личного архива автора

Меня отвели в предродовую, и с большим трудом подключили к аппарату КТГ — не так-то просто оказалось поймать три сердцебиения сразу, да еще и прицепить датчики к моему огромному животу.

Заснуть мне так и не удалось — во-первых, я боялась операции, во-вторых, извелась, пытаясь понять, правильно ли мы поступаем. Может быть, надо отказаться от кесарева? Подождать еще неделю-другую, чтобы малышки подросли? Они такие маленькие, им так хорошо у мамы в животе, зачем, зачем доставать их так рано?

Хотя мысли сбежать через окошко не отпускали меня до самого конца, так я на этот шаг и не решилась. Утром меня отвели в операционную. В ней было яблоку негде упасть: анестезиолог, три команды неонатологов, медсестры, да еще и съемочная группа — врач решила сделать видеозапись рождения редкой монохориальной тройни для истории. Не хватало только моего мужа: почему-то его так и не пустили в операционную, и мы оба до сих пор по этому поводу переживаем.

Роды я помню как в тумане: боль от анестезии, резкий запах спирта, негромкие голоса врачей — и первые крики моих дочек. Мне дали их поцеловать, записали имена, а потом увезли в детскую реанимацию.

Надо сказать, что несмотря на прекрасных врачей и отличные условия, кесарево мне совсем не понравилось. Не понравилось быть пассивным участником событий. Совсем не понравилась невозможность встать после операции и сильная боль, из-за которой я складывалась пополам еще две недели.

И, тем не менее, я готова убить любого, кто скажет мне, что кесарево — это какие-то не такие роды и я родила не «сама». Может быть, кесарево требует от мамы меньше усилий во время собственно процесса появления детей на свет — но это с лихвой компенсируется теми усилиями, которые надо затратить на послеоперационное восстановление и налаживание ГВ.

Ну и самое главное: рождение детей — это всегда чудо. Даже если они рождаются путем КС. Я всегда буду помнить момент появления на свет сына — и точно так же я всегда буду помнить появление на свет дочек. Потому что это настоящее волшебство.

***

После операции меня отвезли в палату интенсивной терапии. Врач, делавшая операцию, заглянула приободрить меня: «Алена, они идеальные. Розовые, длинноногие. Я же тебе говорила, что все будет хорошо?»

Через пару часов после операции, когда я смогла сесть, муж посадил меня на офисный стул на колесиках и повез в реанимацию — посмотреть на девочек.

Именно этого момента я больше всего боялась во время беременности. Увидеть своего ребенка в кувезе, с иголками в тоненьких ручках, с зондом в маленьком ротике, всю в датчиках и проводах. Терзаться мыслями — ей больно? Страшно?

Тем более они были такие крошечные! Хотя вес, с которым девочки родились, и считается неплохим для тройняшек — 1730, 1690, 1730 — малышки были такие тоненькие и изящные, что казались больше похожими на кукол, чем на человеческих детенышей.

Немного примиряло с суровой реальностью то, что детям в реанимации надевали смешные разноцветные вязаные шапочки. При виде такого очарования было просто невозможно думать о плохом.

А еще там были отличные врачи — спокойные, уверенные, суперпрофессиональные. Уже на второй день мне разрешили брать девочек на руки для выхаживания по методу кенгуру и без проблем брали сцеженное молоко.

***

Имена мы придумали заранее. Так было проще осознать, что в моем животе действительно живут три маленьких человека. Надо бы, конечно, придумать какую-нибудь красивую легенду — что имена у нас в роду, или приснились, или еще что-то в этом духе; но на самом деле мы с мужем однажды вечером взяли с полки справочник русских имен и составили список. Он оказался коротким — так что выбирать особенно не пришлось.

Впрочем, вру: Антониной звали мою прабабушку, и в какой-то момент я почувствовала, что самую бойкую из девочек надо назвать именно этим именем. Между прочим, имя для меня в свое время придумала именно прабабушка.

Имя Вивея очень понравилось мужу — он твердо решил, что у него будет дочка с таким романтичным именем, означающим «жизнь». Ну а мне оставалось только свыкнуться с этой мыслью.

Имя Иоанна мы выбрали, стоя в глухой пробке на МКАДе и читая по пятому кругу календарь имен, — может, конечно, у нас помутилось сознание из-за духоты и выхлопных газов, но нам обоим показалось, что Иоанна — прекрасное имя. К тому же у меня с ним хорошие ассоциации: Джоанной — сокращенно Джо — звали мою первую начальницу, настоящую суперженщину. Я буду только рада, если наша Джо вырастет такой же сильной и смелой.

***

Дальше мне предстояло наладить ГВ. Оказавшись после кесарева в палате и немного придя в себя, я написала консультанту по ГВ: когда начинать сцеживаться? И она ответила: прямо сейчас. Тут я, конечно, немного скисла, потому что полостная операция есть полостная операция. Но сейчас я очень рада, что не поленилась и не стала слушать советов медсестер «поспать и восстановиться».

И я начала сцеживаться. Каждые три часа, по будильнику. Через боль, превозмогая усталость.

Когда твой ребенок в реанимации, ощущаешь очень сильную беспомощность. Он лежит там совсем один, такой маленький и беззащитный. Его жизнь в руках врачей и медсестер — а тебе остается только ждать. Единственное, что я могла сделать для девочек, — обеспечить их грудным молоком. И я отнеслась к этой задаче со всей возможной серьезностью.

В первые дни молозива на троих не хватало, и малышек докармливали смесью, но с пятого дня мы полностью перешли на грудное молоко. Эх, сказал бы мне кто лет десять назад, что я буду кормить тройню! Это я-то, с моей миниатюрной декоративной грудью! Остается только лишний раз восхититься возможностями человеческого тела.

***

Спустя несколько дней малышек перевели на второй этап выхаживания, а меня выписали из роддома.

Наступили непростые дни. Следующие две недели я разрывалась между старшим сыном, который очень скучал по маме, и малышками, лежавшими в больнице. А кроме того, каждые три часа надо было сцеживаться. Первую неделю было особенно тяжело — очень болел шов от кесарева, я ходила с большим трудом. Спасало только то, что живот, перерастянутый за время беременности, так и не сдулся до конца. Вообще-то этот факт меня совсем не радовал, но зато в метро меня принимали за беременную и уступали место.

Я ездила к девочкам каждый день, держала их по очереди на руках, привозила молоко. По выходным ко мне присоединялся муж, и мы сидели в обнимку с малышками вдвоем. С мужем было веселее: на нем помещались две малышки сразу, так что мы могли «кенгурить» всех троих одновременно.

Для выписки им надо было набрать вес, научиться самостоятельно дышать, поддерживать температуру тела и сосать из бутылочки или из груди. И они справились отлично — научились всему меньше чем за две недели. Я страшно ими гордилась.

Почему-то я ужасно боялась инфекции — видимо, потому что много читала об опасностях инфекций для недоношенных. Каждый день я заходила в бокс с замиранием сердца, боясь не увидеть одну из девочек. К счастью, все обошлось, и 8 июня нас выписали домой.

Квест «отвези домой тройню» мы прошли не без труда — оказалось, что на заднее сиденье нашей машины не помещаются три кресла, так что одно пришлось ставить впереди. Я кое-как примостилась сзади между двумя креслами и всю дорогу боялась, что девочки проснутся и начнут плакать. Но малышки образцово-показательно спали всю дорогу до дома.

Когда твои дети в больнице — это тяжело, даже если они в принципе здоровы, как в нашем случае. Мне было ужасно сложно уходить и оставлять их там одних (пусть и под присмотром медсестер).

Зато в какой-то момент, прямо посреди больничного коридора, до меня вдруг дошло: Матерь Божья, у меня четверо детей! Четверо прекрасных, здоровых детей! Какая же я счастливая!

И даже во время самых тяжелых приступов усталости и отчаяния я стараюсь об этом не забывать.

Продолжение следует.

Фото Марии Жи

ПОДПИСАТЬСЯ НА СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ ЦИКЛА «ЗАПИСКИ МАМЫ ТРОЙНИ» МОЖНО тут.

Все колонки Алены Хмилевской о жизни с тройняшками читайте по тегу «записки мамы тройни».

www.matrony.ru

Записки мамы тройни: первое лето с тройняшками

— А как вы их будете различать? — спросила нас медсестра, глядя на три одинаковых кулька.

Этот вопрос нам задавали все. Признаться, мы и сами себе его задавали. Поди не запутайся в трех одинаковых младенцах!

Разноцветные ленточки на ручки — а если развяжутся? Кулончики на шейку — а не опасно ли это? Мой папа в шутку предложил решить вопрос радикально и сделать малышкам татуировки за ухом — чтобы уж точно никогда не перепутать.

В итоге было решено помечать девиц зеленкой. В первый же вечер дома муж взял пузырек с зеленкой и торжественно нанес метки на три маленькие пятки: Тоне — одну зеленую точку, Иоанне — две, Вивее — три.

Впрочем, вскоре выяснилось, что метод не идеален: точки то смывались, то сливались в одну. Муж подумал и предложил усовершенствованный метод: рисовать Тоне крестик на правой пятке, Иоанне ставить точку на левой пятке, а Вее — на правой. Теперь я по утрам зависаю над младенцами, напрягая тормозящий от недосыпа мозг и пытаясь вспомнить: крестик у Тони? Точка справа у Веи? Или у Джо? К тому же мы все чаще вовсе забываем поставить метки — рук и времени едва хватает на самые необходимые действия.

***

Большую часть моего времени после выписки занимает организация кормления. Пока малышки были в больнице на выхаживании, их кормили моим молоком из бутылочек. Я наивно полагала, что дома мы сразу перейдем к кормлению грудью. Я была так самонадеянна, что даже не покупала никаких бутылок. Хорошо, что в роддоме нам дали с собой запас пузырьков и сосок… Потому что грудь малышки толком не берут. Я срочно зову консультанта по ГВ. Оказывается, что из-за недоношенности у девочек не дозрели ткани, принимающие участие в сосании, и они физически не могут сформировать необходимый для этого процесса вакуум.

— Подождите, — успокаивает меня консультант. — Сейчас главная задача — обеспечить их молоком. Дайте им подрасти.

И я жду, хотя дается мне это непросто. Через месяц я пробую снова — и все равно толком ничего не выходит. Я не готова это принять. Потому что вот ребенок, вот грудь, в ней молоко — так какого черта ничего не получается? И я злюсь, но мне не остается ничего, кроме как каждые три часа ходить на свидания с молокоотсосом.

***

Первые две недели мы вообще не гуляем. Я просто не понимаю, как мне выйти на прогулку со всеми детьми одновременно! Я не успеваю покормить и одеть всех четверых — кто-нибудь из малышек обязательно засыпает раньше времени. Или сын начинает капризничать и не хочет никуда идти. Или мне пора сцеживаться. И к тому же, как мне донести до коляски всех троих разом? Но потом к нам приезжает в гости моя мама, и головоломка наконец решается. После успешной первой прогулки я уже могу выходить на улицу сама.

Одну малышку в слинг. Двоих на плечи — и в коляску, благо, они пока такие крошечные, что помещаются в обычную одноместную люльку. Сына за руку. И вперед!

Правда, легкая жизнь с одноместной коляской длится недолго — через некоторое время подросшие девочки переезжают в коляску для двойни. Пока они помещаются в ней втроем, и это сильно облегчает нам жизнь. Правда, отнести троих одновременно в коляску я уже не могу — а поскольку я боюсь оставлять детей одних в подъезде, без посторонней помощи нам на улицу уже не выйти.

Отвечая на распространенный вопрос — да, коляски для троен бывают. Но они неудобные — тяжеленные, неповоротливые и никуда не помещаются. Наша двойная коляска проходит в большинство дверных проемов, и я иногда могу позволить себе роскошь зайти в магазин — если там есть пандус. (Заметка на полях — о, как же плохо приспособлен наш город к передвижению «маломобильных граждан»! Какое же количество лестниц, бордюров, колдобин, внезапных ремонтных работ поджидает многодетную мать, упрямо не желающую сидеть взаперти!) С коляской для тройни можно только чинно прогуливаться в парке, если вам повезло жить рядом с таковым (не наш случай).

Поскольку мы гуляем с коляской для двойни, я рассчитывала, что мы не будем привлекать лишнего внимания. Но я не учла многочисленных желающих заглянуть в колясочку. Ах, если бы мне давали рубль каждый раз, когда кто-нибудь будит моих барышень возгласом:

– Елки!!! Тройня!!!

***

Тем временем родители мужа наконец сообщают о пополнении в нашей семье своим матерям — то есть свежеиспеченным прабабушкам девочек. Прабабушка номер один выслушала новость («Тройня родилась!») и, нахмурившись, отрезала: «Так не бывает». Прабабушка номер два очень растерялась и потом спросила: «А… а зачем так много?».

Должна сказать, я понимаю их обеих.

Первые две недели малышки большую часть времени проводят во сне. Я почти все успеваю, и кажется, что тройня — это не так уж и страшно.

— Вы пока подождите радоваться, что они спокойные. Они столько спят, потому что недоношенные, — говорит мне консультант по ГВ. — Через пару недель все может измениться.

И меняется.

Фото Татьяны Гуляевой

Они плачут днем. Они плачут вечером. Они плачут ночью. И это мой персональный ад.

У всех есть свои критерии того, что такое «хорошая мать». И у всех они разные. Кто-то считает, что хорошая мать — это та, которая кормит грудью. Кто-то уверен, что хорошая мать с рождения занимается развитием малыша. А для меня главный критерий «хорошести» — это чуткость, быстрое реагирование на потребности ребенка. Проще говоря, мне крайне важно, чтобы ребенок не плакал. А если уж он плачет, то, по крайней мере, на руках у мамы, которая делает все, чтобы его утешить.

Но их трое! Я пытаюсь качать всех троих одновременно: двух на плечи, одну на колени. Не помогает, каждая барышня желает быть укачана индивидуально. Я включаю белый шум, я пеленаю, я даю соски, я кладу грелки на животики, у меня уже челюсть сводит от постоянного «ш-ш-ш», — но и это не панацея. В общем, искусство успокаивать трех одновременно плачущих детей дается мне с большим трудом. А ведь есть еще старший, который тоже настойчиво требует маминого внимания. Хорошо, если дома папа, — но когда я одна, я временами готова биться головой об стену от бессилия.

Вечер. Мы с мужем качаем орущих младенцев — я одного, муж двоих. Младенцы укачиваться не желают, а желают спать на ручках, причем каждая по отдельности. Старший бегает вокруг нас и кричит, что он голодный. Готовить ужин я еще и не начинала. В это время в дверь звонят — доставка из интернет-магазина.

— О, черт, еще и курьер! — говорю я, пытаясь вспомнить, что я там вообще заказывала.

— Третьи руки! — радуется муж. — Веди его скорее сюда!

Мы приходим к выводу, что причина плача — газики, и я на всякий случай исключаю из своего питания все возможные триггеры газообразования у младенцев. В первую очередь под раздачу попадают молочные продукты: есть доказательства, что именно белок коровьего молока может провоцировать проблемы с животом — а вот по поводу, например, капусты или бобовых таких доказательств нет. Но я на всякий случай перестаю есть и их.

Впрочем, диета не помогает. Я даю эспумизан и прочие лекарства с недоказанной эффективностью (ну вдруг, вдруг сработает?) — но малышки все равно плачут каждый раз после кормления.

Мой внутренний перфекционист стремительно проваливается в депрессию: доносить до срока не смогла; кормление грудью провалила; даже успокоить детей — и то не можешь.

А еще мне все время хочется спать.

***

В юношестве на меня произвел большое впечатление рассказ Чехова «Спать хочется». Мне даже кажется, что именно под влиянием этого произведения я до 30 лет не решалась завести детей.

Во время беременности я больше всего (конечно, после главного желания всех родителей «лишь бы здоровые») мечтала о том, чтобы мне выдали спящих детей. Таких, чтобы положил в кроватку, поцеловал, выключил свет и ушел. Такие бывают, честное слово, я сама видела! Мне казалось, что иначе с тройней просто не выжить.

Но увы. Не повезло.

Встать — сцедиться — покормить ребенка раз, ребенка два, ребенка три — успокоить и уложить ребенка раз, ребенка два, ребенка три. Лечь в постель, попытаться уснуть. Если повезет, поспать сорок минут. Встать, сцедиться, покормить ребенка раз…

Вместе с мужем это было еще хоть как-то осуществимо. Как и большинство младенцев, наши девочки лучше всего спят вместе с родителями. И если поначалу мы укладывали малышек спать в кроватку, то теперь после кормления я выкладывала их папе на грудь, — и они, счастливо вздохнув, засыпали. А я шла сцеживаться. В общем, худо-бедно мы справлялись.

Фото: Alina Alba

А потом я на две недели осталась с ними одна. И эти ночи я даже не хочу вспоминать. Скажу только, что в какой-то момент я в панике гуглила симптомы синдрома детского сотрясения и вспоминала чеховскую героиню. Обошлось, но эти две недели, которые я провела почти без сна, окончательно меня доконали, и к середине июля я балансирую на грани послеродовой депрессии. Мы понимаем: надо срочно что-то делать.

***

Во-первых, мы находим няню. Я долго решаюсь — я интроверт и социопат, у меня масса предубеждений насчет «чужого человека в доме» и уверенность, что детьми должны заниматься родители. К тому же есть финансовый фактор: няня к тройне — совсем не дешевое удовольствие. И в то же время мне очевидно, что без помощи нам не выжить. Я бы еще могла — может быть! — справиться с тройней. Но капризная тройня и требовательный четырехлетка — это убийственная комбинация.

В биографии Агаты Кристи есть эпизод, когда она налаживает быт с новорожденным ребенком. Первым делом они с мужем находят квартиру, а потом — няню. Агата Кристи пишет: «Сейчас, вспоминая об этом, я удивляюсь, как при таких скромных доходах мы намеревались держать няню и прислугу, но в то время без них никто не мыслил себе жизни, и это было последнее, от чего мы решились бы отказаться».

Почему-то именно это помогает мне решиться. Сэкономим на чем-нибудь другом, думаю я, и мы прикидываем, где бы выгадать денег на няню. Продать машину? Сдать квартиру и переехать в жилье подешевле? Продать почку? Но тут на помощь приходят мои родители — и благодаря им мы остаемся при почках, машине и квартире.

Знакомая дает мне контакт агентства по персоналу, подобравшего ей няню с первой попытки. Я в такие чудеса не верю, но решаю попробовать. И что вы думаете — меня вполне устраивает первая же пришедшая на собеседование кандидатка. Потому что собеседование я провожу среди орущих младенцев, с висящим на ноге сыном, дергающимся глазом и немытыми волосами. И надо ли говорить, что в раковине громоздится грязная посуда, а на всех поверхностях валяется детская одежда? Я закрываю за няней дверь в абсолютной уверенности, что после всего увиденного она бежит в сторону метро на полной скорости. Однако, к моему удивлению, няня готова прийти на пробный день, в ходе которого выясняется, что у нее есть главное качество, необходимое няне в семье с четырьмя детьми и тревожной матерью. Она СПОКОЙНАЯ. Рядом с ней я вспоминаю толстовскую Матрену Филимоновну и начинаю верить в то, что рано или поздно «все образуется».

***

Итак, няня найдена и выходит к нам с сентября. А пока я беру детей и еду с ними на дачу (муж остается в городе из-за работы).

О, дача. Будь я поэтом, я написала бы оду даче, потому что нет места лучше для маленьких детей и их уставших матерей. Малышки на даче спят лучше, сын целыми днями на свежем воздухе, а еще на даче с нами родители мужа — и это просто чудо, потому что нам хватает рук на всех детей. А по ночам моя героическая свекровь встает на каждое кормление и помогает мне успокаивать плачущих малышек. Теперь я могу поспать хотя бы несколько часов, и мне сразу становится лучше.

К этому моменту я уже не боюсь перепутать детей. Я уже знаю их характеры и вооружившись книгой Трейси Хогг «Чего хочет ваш малыш», начинаю лучше понимать причины плача. Кстати, именно Трейси Хогг помогает мне научиться спокойнее реагировать на плач. Она много пишет о том, что плач — это единственное доступное младенцу средство коммуникации. И там, где человек говорящий спокойно сказал бы: «Мне скучно», «Я замерз», «Сделай музыку потише» — младенец начинает плакать. Задача мамы — вовсе не утешать его сию же секунду, а понять, что он хочет сказать. Сейчас эта мысль кажется такой простой, но для меня это серьезная победа над тараканами!

У нас образовывается подобие режима, который постоянно сбивается из-за больных животов — но все же.

Опытным путем мы выясняем, что заснуть малышкам помогает пеленание — и я учусь этой премудрости у мамы и свекрови (моя бездетная подруга, увидев туго спеленутую Тоню, восклицает: «Ничего себе, как вы ее затутанхамонили!»).

Малышки начинают брать грудь — и хотя пока мало что из нее высасывают, это все-таки дает мне надежду когда-нибудь уйти от сцеживаний.

В общем, жизнь потихоньку налаживается. Но тут наступает сентябрь. Мы возвращаемся домой, и мне предстоит заново налаживать весь быт.

Продолжение следует.

Фото обложки Татьяны Гуляевой

ПОДПИСАТЬСЯ НА СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ ЦИКЛА «ЗАПИСКИ МАМЫ ТРОЙНИ» МОЖНО тут.

Все колонки Алены Хмилевской о жизни с тройняшками читайте по тегу «записки мамы тройни».

www.matrony.ru

7 удивительных историй рождения тройняшек, которые зачаты естественным путем — Украина

Родить тройняшек на самом деле не так легко, как может показаться.

Это явление достаточно редкое и зависит от многих факторов, например:

1. Возраст матери — чем старше, тем выше вероятность.

2. Самые частые случаи рождения тройняшек встречаются у африканских и азиатских народов.

3. До того, как не был изобретен способ «оплодотворения в пробирке», тройни рождались очень редко.

4. Шанс забеременеть тройней без ЭКО — 1:8000, а вероятность повторного зачатия тройни еще меньше — один случай на 64 миллиона.

Представляем вашему вниманию 7 удивительных историй рождения тройняшек, которые зачаты естественным путем.

«Дочь растерялась, увидев много детей»

Владимир и Оксана Галайчук из города Костополь Ровенской области воспитывают четверых деток: семилетнюю дочку Лизу и тройняшек Владимира, Владислава и Анну. Сейчас тройняшкам по три годика.

«Я очень рада, что у меня столько детей, — говорит 34-летняя Оксана Галайчук. — Но, признаюсь, всю вторую беременность мы с мужем привыкали к мысли, что станем многодетными родителями. О том, что у меня будет тройня, мы узнали на 14-й неделе беременности. Помню, когда лежала на УЗИ, врач спросил, были ли в нашей семье двойни. Я сразу поняла, что неспроста такое любопытство. У моих родственников по папиной и маминой линии действительно есть несколько пар близнецов. Потому я лежала на кушетке и уже морально готовилась к тому, как буду сообщать мужу, что у нас родится сразу два малыша. Вдруг доктор огорошил меня: «У вас тройня! Точно два мальчика, и пока не видно, кто третий». Не знаю, как после этих слов не потеряла сознание. Когда вышла из кабинета УЗИ и немного пришла в себя, стала звонить мужу. Володя тогда был на заработках далеко от дома. Я как можно спокойнее сообщила ему, что у нас родится трое детей. Володя рассмеялся: «Разве такое бывает?!». А когда понял, что говорю серьезно, сказал, чтобы я не волновалась, мол, все будет хорошо, всех поставим на ноги. Поначалу каждый из нас думал, что врач таки ошибся. Но когда второе и третье УЗИ подтвердило количество малышей, стали готовиться психологически. Тройня появилась на свет в первый день весны 2012 года с помощью кесарева. «Я объяснила своей дочке Лизе, что скоро у нее появится сестричка или братик. Она постоянно гладила мой животик и никак не могла дождаться «игрушку». Когда мы вернулись с роддома, Лиза растерялась — она не могла понять, откуда взялось сразу так много детей! Тяжело было только поначалу, когда малыши начинали кричать одновременно — вот тогда действительно не хватало рук. Благо, муж был со мной рядом, по очереди брал их на руки и успокаивал».

«Внуков много не бывает»

25-летняя мама тройни Ольга Тимощук из Житомира вспоминает о беременности с восторгом.

«Даже подумать не могла, насколько замечательно быть беременной! — рассказывает девушка. — Муж исполнял все мои прихоти, не отходил ни на шаг и постоянно интересовался: «Дорогая, ты еще что-то хочешь?». Алеша сам стирал, убирал в доме и варил еду. А когда живот заметно увеличился, не разрешал мне самой одеваться и тем более обуваться. Мы с супругом каждый день гуляли в парке недалеко от дома. На шестой неделе беременности меня направили на УЗИ. Признаться, я всегда мечтала о двойне. Дело в том, что моя бабушка в свое время родила двойняшек и часто говорила мне, что хорошо воспитывать сразу парочку малышей: им вместе весело, они поддерживают друг дружку. А когда подрастают, то помогают родителям и делают все в два раза быстрее. И вот врач сказал, что видит у меня в животе две горошинки. От радости я запищала! Но после длительной паузы мужчина произнес, что ошибся. Я уже было расстроилась, но тут услышала: «Вижу третьего ребенка!». Я была на седьмом небе от счастья! Но как муж отреагирует на то, что станет многодетным отцом? Мысленно я подбирала нужные слова, чтобы подготовить его. Когда вышла от врача в коридор, муж заметил, что вся свечусь от счастья. Я взяла Лешу за руку и выпалила, что у нас будет тройня. От неожиданности его бросило в жар, затем в холод и снова в жар. Муж не успокоился, пока сам не посмотрел в мою медицинскую книгу, где черным по белому было написано: «Тройня». Какое-то время он свыкался с мыслью, что станет сразу многодетным отцом. А когда позже выяснилось, что все трое — мальчишки, он заплакал от счастья.

Наши мальчики появились на свет в 2013 году с интервалом в одну минуту. Поскольку детки родились 27 июля, а 28 отмечается День святого Владимира, самого старшего мы решили назвать Володей, и его братикам дали имена на букву «В» — Владислав и Виталий.

Больше всего такому количеству детей обрадовались наши родители. «Внуков много не бывает», — говорят они. Нас часто спрашивают, как мы справляемся сразу с тремя, мол, на одного управу бы найти. Но нам непонятно, как может быть иначе, мы не видим разницы — воспитывать одного или троих. А различаем мальчишек легко, хоть между собой они схожи.

Трудности были: найти тройную коляску — дело нелегкое. Нам так и не удалось купить такую. Мы обошлись вариантом «два плюс один»: одна коляска для близняшек, а вторая — одинарная. Но возить сразу две коляски мне не приходилось — я ни разу не гуляла с малышами одна. За ними сложно усмотреть: первый побежал к песочку, второй уже лезет на горку, а третий бежит к соседским детям. Поэтому наш папа всегда рядом. Или же помогают наши родители.

Вовчик, Владик и Виталя очень любят играть с мячом: мы с мужем радуемся, что подрастают будущие футболисты. Дети все делают вместе: одновременно их кормим, покупаем одинаковые игрушки и одежду. Правда, не всегда можно найти три одежки одного цвета и размера. Поэтому, бывает, кто-то один немножко отличается. Шкодничают мальчишки тоже вместе». Молодые родители радуются своим чадам и задумываются о еще одной беременности. «Ведь так же нечестно: папе сразу три помощника, — смеется молодая мама. — А как же мне помощницы? Когда мальчишки пойдут в первый класс, мы с мужем обязательно вернемся в роддом за девочкой! Друзья по этому поводу шутят, что дочерей тоже будет трое».

«На сон у меня было 15 минут»

«Я вышла замуж и родила тройню, когда мне было 22 года, — рассказывает 35-летняя Алла Горобец из Житомирской области. — Во время УЗИ врач сказал, что у меня будет двойня. Он ожидал бурной реакции, но я была совершенно спокойна. Из трех моих сестер у двух родились двойняшки, в родне мужа тоже были двойняшки. В свое время моя старшая сестра родила девочку, ее увезли из родзала, а через полчаса вернули обратно: на свет попросилась вторая малышка. Оказалось, что врачи не знали о предстоящей двойне! Муж еще на начальных сроках мне говорил: «Хорошо, если сразу двух родишь. Все равно бы на одном не остановились».

На шестом месяце я проходила очередное УЗИ. Помню, врач долго изучал монитор, затем позвал коллегу, тот — еще одного. Я не понимала, что происходит, думала, что с детками что-то не так. И тут врачи меня ошарашили: «Барышня, да у вас в животике растут три парня!» Конечно, от такой новости я растерялась, а мужа пришлось отпаивать валерьянкой. Когда о тройне узнали журналисты, местные власти выделили денег на трехкомнатную квартиру.

Когда мои мальчишки были маленькие и начинали плакать как по команде, я понимала: нужно накормить всех и сразу. Как? Одному одну грудь, второму другую, а третьего укладывала на бок и подсовывала бутылочку. Обязательно записывала, кто кушает с бутылочки. На следующее кормление бутылочку получал следующий. Дети были неспокойные, требовали постоянного внимания. Я, как Штирлиц, успевала выспаться за пятнадцать минут.»

Дети были настолько похожи во всем, что до года мама Алла всем на ручки крепила бирочки с именами.

«Но как только мальчикам исполнился год, каждый из них стал проявлять характер, — говорит она. — Наконец-то я их стала различать по голосу, смеху, зову, поведению. Только когда Дима, Максим и Саша пошли в школу, они поинтересовались, почему их трое. Мол, все ходят в школу по одному, больше никто не ходит в один класс такой компанией. Я объяснила, что у кого-то братик или сестричка родились раньше или позже, а в нашей семье сыночки появились на свет все вместе. Тогда они задали другой вопрос: «Если мы не отличаемся, то почему учительница к ученикам обращается по имени, а нас называет Горобцы?» Я сказала, мол, может быть, учительница пока не научилась различать их так, как мама. И тогда дети потребовали одевать их по-разному. С тех пор мы покупаем в один день разную одежду. Братья никогда не выйдут на улицу в одинаковом! Даже если обоим сразу понравится одна вещь, то они вместе никогда ее не купят. Несмотря на то, что они дружат между собой и всем делятся, по характеру мальчишки абсолютно разные. Диме всегда нужно напоминать, что пора делать домашние задания. Максим увлекается игрой на баяне и фортепиано, рисует удивительные картины. Дима и Саша — левши, у них каллиграфический почерк. Максим правша. Даже друзья у братьев разные».

«Дом, в котором живут Вера, Надежда и Любовь»

«В 90-х, когда мне было под 30, были мысли уйти в монастырь, — рассказывает 49-летняя Надежда Мричко из Львова. — Но я понимала, что это то место, куда нужно идти только по зову души, и почувствовала, что пока не готова. Уехала на заработки в Польшу. Потом устала мотаться туда-сюда и вернулась, мне было уже 36. На празднике у друзей познакомилась с мужчиной, помню, как мы с ним мило общались весь вечер. Потом была помолвка, мы мечтали пожениться. Вскоре я узнала, что беременна. Будущий муж вроде как обрадовался, сказал: «Прекрасно, что у нас появится малыш». Но я совсем не была готова к тому, что ношу тройню. Когда мне об этом сообщили после УЗИ, я тут же воскликнула: «Что же я с ними буду делать?!». Когда справку с УЗИ я показала своему мужчине, он побледнел. Под горькой улыбкой пытался скрыть страх, а через несколько недель, аккурат восьмого марта, он… исчез. Даже родители не знали, куда девался их сын.

Позже я узнала, что у меня будет три дочери. Я не представляла, как жить дальше: ни жилья, ни работы, ни денег, ни мужа. Я могла рассчитывать только на веру, надежду и любовь — так я потом и решила назвать своих дочерей. Когда еще ходила беременной, не раз задумывалась, как буду различать девочек. Я так волновалась по этому поводу, что начала ежедневно молиться: я гладила живот и просила у Бога, чтоб детки были разными. И представьте себе, у меня родились блондинка, шатенка и брюнетка! По характеру девочки тоже абсолютно разные. Веруня очень активная, спортивная, всегда любила лазить по деревьям, бегать. Надюшка более сдержанная, а Любочка очень спокойная. Когда девочки разбегались в разные стороны и мне приходилось их ловить, то я всегда удерживала Надю и Любу левой рукой, а непоседливую Веру правой».

После рождения детей новоиспеченной семье деваться было некуда: собственного жилья нет, а в родном доме, где жили старенькая мама и брат, жить было трудно. «Все это меня очень пугало, — говорит мама. — Мне оставалось только жить в роддоме. Там и я провела полгода вместе с детьми. Благодаря журналистам, которые написали о моей проблеме, добрые люди стали помогать мне и детям. Нашелся человек, который подарил нам 4-комнатную квартиру. Это было чудо! Я у всех спрашивала его имя, чтоб знать, за кого молиться Богу, но мне лишь сказали место его работы.

Первое время после переезда у меня не было денег даже на коляску. До десяти месяцев я просто ежедневно выносила малышек на улицу с седьмого этажа по одной — клала у подъезда на скамейку «конверт» и шла за следующим. Потом один благотворительный фонд подарил нам коляску — стало легче.

Удивительно, но первым словом, которое произнесли Любочка и Веруня, было «папа». «Где ж вы видели этого папу?» — удивлялась я. А вот Надюша на следующий день сказала слово «мама», поэтому шутя я назвала ее маминой дочкой. И по иронии судьбы именно Надя похожа на папу больше всех — такие же глаза и нос».

Отец детей их жизнью не интересуется. От родственников Надежда знает, что он уехал в зону АТО.

«Безусловно, одной растить трех малышек сложно, — говорит многодетная мама. — Иногда мне помогали монахини, еще моя сестра время от времени приходила купать малышек. Когда болел кто-то один, то в больницу ложилась с тремя. Девочки предпочитают одинаковую одежду — им нравится быть похожими. В июне им исполнится по 11 лет. Сестрички вместе посещают уроки музыки, танцев, ходят на плавание и в церковь. Мы вместе секретничаем и гуляем. Часто вспоминаем наши приключения. Одно из наших любимых — когда впервые поехали на море и заболели ветрянкой: тогда по санаторию ходили три зеленых «жабки». Когда шли к морю, машины нам сигналили и махали. Мы постоянно были окружены вниманием — не часто на улице увидишь тройняшек».

Как сообщал «Обозреватель», в Украине девушка за три месяца родила тройню.

Самые красивые фотографии звезд, моделей и актрис — в нашем Instagram.

www.obozrevatel.com

Советы родителю

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о