Что делать если избивают родители – Что делать, если родители бьют, избиение ребёнка родителя, куда жаловаться

Ответы@Mail.Ru: Помогите!!! Меня бьют родители!

иди в ближайшую соцзащиту…. скажи класному руководителю…. найди своего участкового полицейского…. это люди…. не надо их бояться, они помогут

Ответ длинный, но прочти обязательно : Помочь тебе могут и по телефону. В России существует единый «телефон доверия» для детей 8-800-200-01-22, на который можно позвонить и с мобильного телефона, и с городского. Платить за звонок не нужно и необязательно называть свое имя. С тобой побеседует социальный работник или психолог, которые не только объяснят, что делать, если бьют родители, но и подскажут адреса кризисных центров, куда ты можешь уйти от родителей на какое-то время. Если ты уже взрослый и тебя бьют родители, действуй самостоятельно — обратись в полицию, органы опеки, прокуратуру. А если тебе исполнилось 14 лет, ты имеешь право написать заявление в суд. Но в этом случае нужны доказательства — покажи свои синяки врачу в травмпункте, и тебе выдадут справку. Или попроси свидетелей, если они были, дать показания. В органах опеки напиши подробное заявление о том, как тебя бьют родители. Заявление можно написать в полиции или прокуратуре, если ты не знаешь, где в твоем городе находится управление опеки. Если домой возвращаться ты не хочешь, напиши в заявлении, чтобы тебя направили в кризисный центр. Но обращаться с таким заявлением нужно только в том случае, если тебя действительно бьют родители, а не для того, чтобы просто отмстить им за какую-то обиду. По твоему заявлению органы опеки начнут работать вместе с полицией. Сначала твоих родителей ждет беседа с психологом и местным участковым, которые расскажут им о возможных последствиях для родителей, которые бьют своих детей. Если ситуация не изменится, органы опеки могут подать иск об ограничении или о лишении родительских прав. У родителей тебя заберут и назначат под опекунство родственников, в приемную семью, детский дом. Но все права на часть вашей квартиры останутся за тобой, и по достижении 18 лет ты можешь распорядиться ею на свое усмотрение. Если руку на тебя поднимал только один из родителей, его одного могут лишить родительских прав и выселить из квартиры. Родители, которые бьют своих детей, могут быть привлечены к уголовной ответственности. Судебный процесс будет длиться долго, и на это время ты сможешь поселиться в кризисном центре, где оказывают помощь детям, которые оказались в трудной ситуации. Если ты уже ушел из дома, потому что больше не можешь терпеть побои и боишься родителей, В Москве существуют детские приюты и службы помощи, где тебе обязательно помогут: -«Дорога к дому» — детский приют, расположенный на ул. Профсоюзная, д. 27, корп. 4; -«Служба помощи детям» по адресу пр. Шокальского, д. 61, корп. 1.

Приходи домой вовремя и все будет пучком

что-то я вам не верю, что вам 10 лет и вас так бьют, как вы описываете. Уж больно не детский стиль изложения…

да очень жаль училке своей скажи может и поможет

А ты и в ответ в хлебало дай одумаются если нет утопи они заслужили смерть за избивание ребенка

у меня тоже самое +

touch.otvet.mail.ru

«Меня били родители»: Три жертвы домашнего насилия о побоях, унижениях и страхе

По данным ЮНИСЕФ, 67% казахстанских родителей применяют насилие в воспитании детей, а 75% поддерживают телесные наказания. Мы поговорили с тремя героями, которые на протяжении многих лет подвергались домашнему физическому насилию. 

Валентина, 22 года:

Я всегда больше любила отца, он никогда не бил меня. Главным агрессором всегда была мама. 

Я помню все случаи, но один особенно. Мне было где-то 11 или 12 лет. Я пришла со школы и сразу пошла в душ, мама в тот день была в ужасном настроении. Я знала, что она будет бить меня из-за тройки по математике и очень долго стояла под душем. Когда я вышла, она схватила меня за волосы, накрутила их на кулак и ударила меня об дверь. Я упала, у меня пошла кровь из носа.

Я вырвалась и закрылась в кладовке, а мама просила меня открыть, обещала, что не будет бить и извинялась.

Когда я открыла дверь, она опять схватила меня и поволокла в зал, била по ногам, спине и голове. Я плакала и молила ее остановиться, обещала, что больше так не буду, что буду стараться сильнее.

В тот день она впервые назвала меня шлюхой.

Она била меня каждый раз, когда была не в духе, когда я приходила с плохой оценкой, когда она ругалась с папой или обижалась на него. Она говорила, что мы с ним очень похожи, что я такая же свинья, как он. Наверное, она делала это, потому что подозревала отца в изменах, и вымещала злость на мне.

Я никогда не рассказывала об этом и не просила о помощи, даже папе не говорила. Однажды я рассказала все другу, но он лишь посмеялся и сказал, что моя мать прекрасная женщина, и делает все, чтобы я была счастлива. Думаю, это из-за того, что мы были очень состоятельной семьей, и он считал, что в таких семьях нет проблем.

Впервые я дала сдачи, когда мне было 18, потому что перестала ее бояться. 

В тот день я укусила ее за руку, когда она опять пыталась схватить меня за волосы. Побои прекратились сразу же, но я поняла, что никогда не буду счастлива, если не уеду от нее. В 20 лет я уехала в другую страну, начала жить со своим парнем и вышла замуж.  

Сейчас мои отношения с мамой улучшились, мы общаемся по телефону. Но, когда я приезжаю к ней, то я думаю только о том, когда мы поругаемся, сегодня или на следующий день.  

Я еще не задумываюсь о детях, но надеюсь, что стану для них хорошей матерью и никогда не буду причинять им душевную или физическую боль. Хотя о таком никогда не знаешь заранее. Вряд ли моя мама мечтала бить меня, когда рожала. Мне кажется, что в глубине души ей стыдно.

Мария, 18 лет:

Это началось в начальной школе, в первый раз меня до кровоподтеков избили скакалкой. В меня могли бросать разные вещи, ножи, вилки и другие предметы посуды.

Я жила в страхе, мне даже предоставляли выбор, спрашивая, каким предметом я бы хотела быть побитой.

Фразы «ты страшная», «дальше проститутки не уйдешь», «бестолочь безрукая» я слышала всю жизнь. Меня били где-то раз в месяц, иногда чаще. Если бил один родитель, то второй всегда был провокатором, оказывал давление.

Когда меня били, я старалась кричать изо всех сил, чтобы соседи услышали, и кто-то пришел на помощь, но это было бесполезно.

Тем не менее, я стремилась быть лучше в их глазах. Обучалась всему, что могло приносить доход, рано начала работать, чтобы обеспечивать себя и свои интересы.

Когда отец был в ярости, он пытался сделать мне больно не только физически, но и морально. Между ударами он кричал, что я предала его, что он никогда не будет мне доверять. Я всегда терпеливо ожидала, когда он устанет, давать сдачи было бы бессмысленно.


Родители всегда говорили, что я сама во всем виновата, что заслужила больше, чем мне досталось и должна сказать «спасибо» за пощаду. Это удовольствие в их глазах пугало меня даже больше, чем действия.

Побои прекратились, когда мне исполнилось 17 лет, после бесчисленных попыток суицида и угроз со стороны школы о лишении родительских прав.

Я все еще живу с ними, делаю вид, что все хорошо, и не нарываюсь на конфликт. Мой психотерапевт сказала, что родителей необязательно любить. Я не люблю их, но ценю их финансовый вклад в меня. Другого я не получила.

Из-за физического и морального насилия, я долгое время относилась к людям с опаской, никому не доверяла. Всегда ждала атаки или подвоха со стороны людей. Сейчас меня мучают судороги и галлюцинации.

В будущем я не хочу, чтобы родители касались моих детей. Они никогда к ним не подойдут. Пусть смотрят, для этого и придумали видео, видео-чаты и скайп. Мои дети не узнают о домашнем насилии на личном опыте. По стопам родителей я точно не пойду.

Мне стыдно, что я не знаю, что такое семья. У меня не сформирована модель семьи. Многие мои ровесники находятся в отношениях или выходят замуж, а я бегу от этого. Я никогда не просила у родителей больше, чем они могли мне дать, никогда не просила невозможного. Я просто хотела быть нужной и любимой. 

Айтолкын, 24 года:

В детстве я жила вполне мирно, но, когда у меня начался подростковый период, родители очень бурно реагировали на проявления моего характера.

Когда мне было 13 лет, мама избила меня за короткую, по ее мнению, юбку. На самом деле, она была чуть выше колена. Она жестоко избивала меня в течение полутора-двух часов, повторяя при этом, что я проститутка. Причины для побоев всегда были разные: не убралась дома, подгорел лук, у нее просто могло не быть настроения.

Она говорила, что если бы знала, какой я вырасту, то сделала бы аборт, что мне лучше умереть.

Изредка, раза два или три за все годы, у меня просили прощения, но это было неискренне, просто для успокоения совести. При этом мне говорили, что я сама виновата в том, что меня избили.

Если судить объективно, то я была хорошим ребенком. Хорошо училась, гулять не ходила, общалась с хорошими ребятами, ничего не употребляла. Получала я всегда за то, что у меня было собственное мнение.

Когда я училась в школе, меня били раз-два в месяц. Чем старше я становилась, тем реже меня били, но делали это более жестоко. Папа обычно не вмешивался, но иногда пытался остановить. Последние пару лет присоединялся сам.


Раньше я не сопротивлялась, только терпела и просила остановиться. Естественно, меня никто не слушал. Лет с 19 я начала кричать, чтобы они ко мне не подходили, защищалась руками. Однажды я даже позвонила в полицию, потому что меня некому было защитить. За это родители выгнали меня из дома и сказали, что я им больше не дочь.

Последний раз меня избили летом. После этого я ушла из дома, а когда вернулась, мама попросила прощения. Больше такого не повторялось. Сейчас наши отношения стабильные. Если начинается какая-то ссора, то я просто ухожу к себе.

Я по натуре достаточно нервная, многолетние побои и ужасное ко мне отношение усугубило это.

Раньше, если люди рядом со мной просто поднимали руки, я закрывала голову руками – рефлекс. Я до сих пор вздрагиваю от любых прикосновений.

Я не уверена в себе и постоянно считаю, что со мной что-то не так, но стараюсь не зацикливаться на этом и жить дальше.

Я точно знаю, что никогда не буду бить своих детей. Я не хочу продолжать этот ужас.

Жибек Жолдасова, Кандидат Медицинских Наук, врач психиатр-психотерапевт:

У меня есть много пациентов, которые говорят, что подвергались насилию в детстве. Обычно ко мне приходят уже взрослые люди. Если подростки, то постарше, 17-18 лет. Дети не могут пойти к психотерапевту, потому что они постоянно находятся под контролем взрослых.

В школе или детском саду таких детей легко определить. На любое повышение голоса, на любой жест или взмах руки они сразу сворачиваются в комок, хотят спрятаться, закрывают голову руками. Сразу можно понять, что скорее всего этого ребенка бьют. Многие мои пациенты, пережившие физическое насилие, ведут себя так уже во взрослой жизни.

При этом, если девочки эмоциональны и чувствительны, то рано или поздно они расскажут кому-нибудь о том, что с ними произошло. Мальчики больше склонны скрывать это. Они вообще намного реже ходят к психологам и психотерапевтам. Основная масса моих пациентов – женщины и девушки.

Бывает, что насилие очень негативно сказывается на дальнейшей жизни людей.

Модель поведения закрепляется в детстве, и человек привыкает к тому, что его постоянно бьют. Часто он потом находит себе такого же абьюзивного партнера.

Так девушки выходят замуж за мужчин, которые тоже их бьют.
Повзрослев и став родителями, они могут начать бить своих детей, думая: «Меня бил отец, и я тебя буду бить. Чем ты лучше меня?». Усвоенная модель поведения настолько сильна, что изменить ее бывает довольно сложно.

Поэтому об этом надо говорить. Напоминать о том, что есть другие способы воспитания, что физическое насилие – это не выход.

Возможно, в жизни у этих родителей не все благополучно. Есть какое-то внутреннее напряжение, чувство неудовлетворенности, комплексы, из-за чего повышается уровень злости и агрессии. И эту агрессию все время нужно на кого-то выливать.

Физическое насилие в семье происходит не потому, что ребенок плохой, а потому, что сам родитель имеет психологический дефект.

А подросткам, подвергающимся физическому насилию, надо обращаться к школьному психологу, больше им некуда идти. Нам нужно категорично повышать уровень школьных психологов. Только единицы школьных психологов владеют какими-то техниками, чтобы им помочь. 


Зульфия Байсакова, директор кризисного центра для жертв бытового насилия г. Алматы:

Согласно законодательству Республики Казахстан, несовершеннолетние не могут помещаться в какие-либо государственные учреждения без разрешения суда. У нас в кризисном центре для жертв бытового насилия размещаются родители, то есть матери с детьми.

Кризисный центр оказывает только заочное консультирование по телефону. Нужно понимать, что любая работа, которая проводится с несовершеннолетними, должна проходить с разрешения опекунов или родителей. Это затрудняет очное консультирование несовершеннолетних по многим вопросам. Поэтому мы консультируем подростков по телефону 150, который работает круглосуточно и на анонимной основе. Все звонки бесплатные.

К сожалению, у нас в Казахстане нет ни одной программы, которая была бы направлена на снижение и умение управлять уровнем агрессии, поэтому мы наблюдаем необоснованную агрессию и неадекватное поведение со стороны многих людей. Неправительственные организации и наш кризисный центр пытаются разработать программы по работе с агрессорами, чтобы научить людей управлять своими эмоциями и не проявлять насилие в отношении кого-либо.

Насилие со стороны родителей в отношении несовершеннолетних – это преступление.

Очень важно правильно его идентифицировать, поэтому мы проводим семинары для того, чтобы специалисты, работающие с детьми, могли четко идентифицировать физическое, психологическое, экономическое, сексуальное насилие как по внешним признакам, так и по уровню тревожности, страха детей.

В Казахстане очень слабо развита социально-ориентированная работа с членами семьи. Сегодня, вся работа выстраивается только на оказании помощи жертве бытового насилия, например, подростку, а с родителями работают мало. Их привлекают к ответственности, на этом вся работа заканчивается.

Самый лучший способ оказания помощи несовершеннолетним – это предложить им позвонить по телефону доверия 150, где консультанты-психологи могут профессионально оказать помощь.

Все это происходит анонимно и конфиденциально, что очень важно для несовершеннолетних, потому что они, как правило, запуганы и не знают, к кому обратиться. Следующим инструментом могут быть школьные психологи, которые должны работать в каждой школе. Насколько хорошо они умеют работать – уже другой вопрос.

После сбора доказательной базы, родителей привлекают к административной или уголовной ответственности, в зависимости от степени нанесения телесных повреждений. Если комиссия по делам несовершеннолетних сочтет, что необходимо лишить родительских прав, опека над ребенком передается в государственные органы, а затем физическим лицам, которые могут работать в этом направлении.

Если вы подвергаетесь домашнему насилию, то всегда можете позвонить по номеру доверия 150, где вам смогут помочь.

 

 

the-steppe.com

Как помочь ребенку, которого бьют родители?

Сын или дочь с ужасом рассказали вам о том, что одноклассник часто приходит в школу весь в побоях от родителей. Чем вы, как неравнодушный человек, можете помочь чужому ребенку? Отвечают психологи, педагоги и юристы

Взрослые бьют детей. К сожалению, это случается. Знаете, что бьют ребенка и ничего не можете сделать? Можете. Игнорируя зло — мы сами становимся злом. Поэтому.

«Разрулить» своими силами? Забудьте!

Разбираться с родителями-агрессорами самостоятельно другие родители класса не должны, считает Алла Бурлака, руководитель Службы по делам детей Оболонской РГА в Киеве. Если вы узнали о том, что ученик в классе, возможно, подвергается в семье насилию, то действуйте по четкому алгоритму:

  1. Служба рассмотрит даже анонимные письма. Нужно чтобы в заявлении была конкретная информация: имя, адрес проживания ученика, данные родителей.

    Инна Морозова, семейный консультант

    «Что делать с родителями? Если кто-то из взрослых готов, было бы хорошо начать общаться с родителями. Основное правило — не оценивать и не осуждать. Тогда контакта не получится. Можно рассказать о своих сложностях — вы видите, что страдает чужой ребенок и хотели бы помочь. Спросите у родителя-агрессора, как вам поступить. Стоять в стороне и молчать вы не можете. Предложите свою помощь родителю-агрессору, если это возможно. Попытайтесь разобраться в истинной причине агрессии. Если родитель идет на контакт, помогите найти психолога, который поработает с родителем, поможет устранить причину, ведущую к агрессии. Если родитель не хочет ничего менять, отбрасывает любые предложения и избиение продолжается, остаются социальные службы и постоянная поддержка пострадавшего ребенка всем, чем возможно», — сказала Инна Морозова, психолог, семейный консультант, автор проекта «Быть родителями – это просто!».

Илона Еленева, LHSI

«Это может быть письменное сообщение, в том числе, коллективное письмо или устное обращение, на которое сотрудники Службы должны отреагировать срочно, на протяжении одного рабочего дня», — разъяснила Илона Еленева, директор Международной общественной организации «Социальные инициативы по охране труда и здоровья» (LHSI).

В том, что родители детей в любом учебном заведении не должны «разбираться» с папой или мамой-агрессором своими силами, убеждены и сотрудники Центра по делам семьи и женщин Деснянского района столицы. «Вмешательство родителей класса без помощи специалистов приведет к обострению и травматизации всех участников», — предостерегли в Центре. Специалисты Службы, которую возглавляет Алла Бурлака, перечислили признаки, по которым можно заподозрить, что ребенок переживает жестокое отношение:

  • в младшем школьном возрасте: ребенок может пытаться скрыть причины травм, быть одиноким, не дружить, бояться идти домой после уроков;

  • в подростковом возрасте: школьник может убегать из дома, совершать суицидальные попытки, отличаться антиобщественным поведением, употреблять наркотики или алкоголь

У сотрудников Службы есть разные методы влияния — они могут даже забрать ребенка из семьи. Но чаще пытаются обойтись без этой крайности. «Мы проводим беседы с такими родителями. Так, чтобы у них была возможность увидеть свои ошибки, пересмотреть свое отношение. Мы хотим, чтобы они поняли, что агрессивный подход не приведет к хорошему. И нужно что-то менять в себе. Ради ребенка, в том числе» — считает Алла Бурлака.

«Часто бывает так, что родители бьют, потому что сами не знают, как воспитывать по-другому. Бывает, что у ребенка – сложный или взрывной характер. Родители могут, по разным причинам, пребывать в растерянности, и начинают бить ребенка от отчаяния. Поэтому нужно, чтобы родители сумели освоить другую модель поведения. Первый шаг для них – осознание: «Я не хочу этого делать, я хочу прекратить». Может быть, предложить им тренинги по управлению гневом или обучить их контролю над разрушительными эмоциями». — Говорит Юлия Завгородняя, психолог Киевского городского центра социальных служб для семьи, детей и молодежи.

«Церемониться»? Нет, вызывать полицию!

Общественным порицанием пользы не добиться, убежден Владимир Спиваковский, основатель лицея «Гранд». Он предлагает сразу вызывать полицию, если вдруг взрослым стало известно, что какого-то школьника бьют в семье.

«В наше время и в нашем обществе морализаторство уже не в моде… «Вызвать отца на разговор», «помочь ребенку», «войти в положение»… — всё это уже рудименты «совка», когда такие ситуации разбирались на собраниях, и виновных исключали из партии, — уверен президент корпорации «Гранд». — В современном обществе, особенно на Западе, вопрос решается быстро, без нервов и результативно. Избиение — это акт хулиганства или преступления. А раз так, то надо вызывать полицию и составлять акт»

Травмоопасно?

Травмирует ли такая ситуация других детей в классе? Будет, если ничего не делать! — отметила Инна Морозова. Инна говорит, что родителям важно рассказать о том, как они могут помочь своему однокласснику – поддержать, пригласить в гости после школы или погулять вместе, попробовать поговорить с ним.

Мнение юриста

Светлана Трофимова, партнер адвокатского объединения

Светлана Трофимчук, С.Т. Партнерс:

Насилие в семье является одной из наиболее распространенных проблем государственного значения. В Украине действует специальный нормативный акт, который направлен на противодействие жестокому обращению в семье — это Закон Украины «О предупреждении насилия в семье» от 15.11.2001 г. № 2789-III.

В статье 10 указанного Закона, предусмотрены специальные меры предупреждения насилия в семье, это: официальное предупреждение виновному лицу о недопустимости совершения насилия в семье; направление в кризисный центр и взятие на профилактический учет. Несмотря на то, что нормативно-правовым актом предусмотрены специальные меры по предупреждению насилия в семье, он не имеет достаточных рычагов воздействия на лиц с девиантным поведением, а также, что немаловажно, не имеет механизмов реализации.

Домашнее насилие рассматривается только как административное правонарушение в соответствии со статьей 173-2. Где предусматривается ответственность в виде общественных работ на срок от тридцати до шестидесяти часов или административный арест на срок до пятнадцати суток. Судебная практика показывает, что в большинстве случаев агрессоры остаются безнаказанными. Но все же есть прецеденты, когда по такой категории дел, открываются уголовные производства, виновных привлекают к ответственности и по делу выносятся обвинительные приговоры.

Для искоренения насилия в семье настоятельно рекомендуем — не бояться,   обращаться в органы Национальной полиции с соответствующими заявлениями об открытии уголовных производств, а  также,  в органы опеки и попечительства по месту регистрации проживания, для привлечения виновных лиц к ответственности, и самое главное, для защиты интересов детей

Дети чужими не бывают.

Полина Аксёнова, журналист

fathersclub.com.ua

Что делать, если родители меня бьют

Возраст ребёнка: 15

Что делать, если родители меня бьют

Что делать? Меня родители уже 3 дня бьют каждое утро и каждый вечер, просто за то что загел в комнату сестры за одеждой или когда я отказываюсь тоскать тяжелое например бутилированную воду, почву 40кг, растения в горшке. Теперь я боюсь всего, выходить наулицу, разговаривать с людьми. Каждый день начинают бить с самого утра. Еще морально и психологически давят, говоря, что я очень плохой с помощью мат это я еще приуменьшил. Надеюсь поможете

Георгий

Здравствуй, Георгий.

Мне очень жаль, что ты оказался в такой ситуации. К сожалению, в письменном ответе я не могу тебе помочь, как бы этого не хотела. Если у тебя рядом пока нет близких людей, которые могут поддержать тебя, ты можешь в любое время позвонить по телефону доверия 8-800-2000-122. Звонок на него анонимный и бесплатный с любого телефона. Также ты можешь обратиться в одну из бесплатных служб психологической помощи в своем городе, которые ты найдешь на нашем сайте.

Лучше всего, если ты обратишься за помощью к какому-то взрослому (родственнику или знакомому, возможно, учителю в школе или психологу), которому ты можешь доверять. Вы вместе можете принять решение о том, как поступить в этой ситуации.

Твои родители не правы в том, как они обращаются с тобой, и это даже является преступлением с их стороны. Но, скорее всего, они так поступают потому, что просто не умеют по-другому. Возможно, их родители поступали с ними так же, поэтому внутри них накопилось столько злости и боли, что они теперь вымещают эти чувства на тебе. Да, это действительно несправедливо. Главное – помни, что ты на самом деле ни в чем не виноват. Ты имеешь право защищаться от побоев или избегать их, а также просить о помощи.

Анастасия Вялых,
Семейный психолог

www.ya-roditel.ru

Что делать, если бьют родители?

Возраст ребёнка: 13

Что делать, если бьют родители?

На меня родители орут , бьют , из за того что я не убираюсь иногда когда , не успеваю , когда я не выдерживаю этого то я убегаю к тете , и тётя меня понимает и всегда меня поддерживает и даёт совет, но вчера у меня тоже был срыв и я убежала к тете , и забрала свой телефон из маминой сумки ( они у меня все время его забирают) и позвонила ей . Когда я пришла домой то дома никого не было кроме братишек , я убралась и легла спать , на следующее утро я проснулась и мама у меня забрала снова телефон , взяла меня за волосы и сказала что после работы мне влетит , щас они меня закрыли в квартире , и я закрылась в комнате . Помогите что мне делать. Мне 13 лет. .

Аделина

Здравствуй, Аделина.

Ситуация не простая, но выход есть. Из письма я вижу, что у тебя есть поддержка – твоя тетя. Есть ли у вас возможность, чтоб ты пожила у нее какое-то время, погостила? В твоей комнате есть замок, это хорошо, потому что безопаснее с щеколдой, чем без нее. Такие ситуации решаются уже юридически: ты можешь вызвать полицию, можешь позвонить на телефон доверия по психологической помощи потерпевшим насилие. По такому телефону тебе ответят более полно.

Пойди к психологу на очную консультацию, чтоб больше разобраться в твоей ситуации, твоем месте и роли в конфликте, и твоем отношении ко всему этому. Сходи к врачу – провериться, все ли в порядке и зафиксировать побои. Поговори с тетей, посоветуйся с ней, вместе вам будет проще определиться с планом действий.

Но, если ты решишь обрщаться в полицию, то тебе нужно хорошо усвоить, что в таком случае родителей могут лишить родительских прав, а тогда тебе придется жить в интернате. Обратный процесс почти невозможен. Хорошенько обдумай всё, прежде чем связываться с полицией или органами опеки.

Я желаю тебе жизненных сил и счастья.

Анна Зубкова, специалист

www.ya-roditel.ru

реальные истории о семейном насилии

Экология жизни.В нашем детстве признаться друзьям в том, что тебя бьют родители было ужасно стыдно, страшно и вообще некомильфо. Тем не менее, у каждого второго нынешнего взрослого есть истории о семейном насилии.

В нашем детстве признаться друзьям в том, что тебя бьют родители было ужасно стыдно, страшно и вообще некомильфо. Тем не менее, у каждого второго нынешнего взрослого есть истории о семейном насилии. 

В детстве меня бил отчим. Мама могла шлепнуть, но так, под влиянием момента, а вот отчим бил ремнем, широким, толстым, кожаным, хорошо без пряжки. Достаться могло за все, что угодно: опоздала домой с гуляния на 5 минут, ему показалось, что я повысила голос в ссоре или неуважительно отнеслась к его матери.

Самое обидное в этом было то, что мама никогда-никогда не вставала на мою защиту, хотя, по факту, руку на меня поднимал совершенно посторонний человек, они были даже не женаты. Она же предпочитала отсиживаться в другой комнате или на кухне, а потом делать вид, как будто ничего не произошло, никогда меня не жалела и не поддерживала.

Я до сих пор не могу ей этого простить. И при этом не выношу физического насилия: дважды мои романы заканчивались, когда человек поднимал на меня руку. Для меня это табу. И в отношении детей тем более – слишком хорошо помню это чувство бессилия, абсолютной беззащитности и жгучей обиды на взрослых.

Моего мужа родители воспитывали в строгости: за малейшую провинность наказывали либо физически, либо начинали “играть в молчанку”» – прекращали с ним разговаривать на неопределенный срок. К сожалению, сейчас, когда у нас появились собственные дети, он полностью следует этой модели воспитания и требует от нашей пятилетней дочери тотального подчинения и послушания, как в армии или, я не знаю, тюрьме.

Чуть что не так – ругань и наказания. Я, естественно, вступаюсь за дочь, и получаю тоже по полной: ребенка воспитала плохо, не мать, а говно на палке. При этом довести дочь до слез для него – дело двух минут, иногда он прямо специально ее троллит, как будто ему это доставляет удовольствие. Литературу специальную по воспитанию читать не хочет, считает, что сам все прекрасно знает.

Меня в детстве наказывали так: знаешь, что виновата? Неси ремень, снимай штаны, ложись на диван. Причем лет до 12-13. То есть тотальное унижение и демонстрация власти со стороны отца. Я очень тяжело все это переживала, много работала с психологом, чтобы отпустить все это дерьмо.

У меня даже в сексе были проблемы: я как будто невольно проводила параллель между доминированием при наказании и доминированием мужчины в постели и зажималась страшно. Но вроде удалось преодолеть эту травму. Сама я человек страшно раздражительный, но детей своих не бью ни при каких обстоятельствах. Скорее отдубашу диван или еще какую мебель, но детей – никогда.

В детстве меня били регулярно и очень качественно. Но чувства унижения или обиды я вообще не помню – для наказания всегда была веская причина. Мой отец считал (наверное), что какие-то вещи и прописные истины до нас с братом иначе донести никак нельзя, кроме как физически воздействуя. Никакой жалости к себе я не испытываю, у меня было прекрасное детство и битье – это просто его часть. Моего папу точно также в детстве била его мама – моя бабушка, которую я обожала, она была милейшим и добрейшим человеком. Но, видимо, что-то действительно в ребенка проще вбить, чем сто раз объяснять.

Я многократно и сильно битая матерью, помню очень хорошо страх, унижение, беспомощность. Мне даже читать больно такие вопросы и спокойные размышления людей о том, в каких случаях это оправдано.

Для меня применение физического наказания к собственным детям абсолютно неприемлемо как раз потому, что я на собственном опыте знаю, как это – быть отшлепанным ребенком. Конечно, бывают ситуации, когда я выхожу из себя и вообще не знаю, что делать, бессилие захлестывает. В такие моменты я стараюсь отойти от ребенка подальше, продышаться, умыться холодной водой, максимально успокоиться.

Я была самым нелюбимым из детей, меня били постоянно, били при друзьях моих старших брата и сестры, что приводило подростков в ужас. Они даже иногда меня укрывали у себя в гостях, пока мама не уйдет на работу, если у неё была ночная смена. То есть меня об пол и стены швыряли, били тяжёлыми предметами и разбивали их об голову. Один раз в запале мать полоснула меня по руке ножом, а один раз швырнула в меня инструменты и до кости порезала ногу грязной лопатой. Все это ужасно воспалилось, надо было вскрывать и чистить рану, в больницу меня, естественно, никто не водил. Просто я сама бритвой вскрывала, промывала кипяченой водой без ничего. Мне было лет 8.

 

В 17 ушла из дома, и до сих пор у меня аж до судорог реакция на резкие движения на краю видимости или если кто-то быстро руку поднимает. Притом моя мать не была невменяемой, алкоголичкой или наркоманкой: я спрашивала о впечатлениях (уже когда выросла) парней, которые меня укрывали (могли и совратить пользуясь случаем, но мне везло на хороших людей), и они говорили – нет, она же при взрослых сразу самая мировая мама.

 

Почему-то детей она не стеснялась. Когда я сама однажды в запале толкнула свою маленькую дочь так, что она споткнулась и растянулась на земле, я пришла в куда больший ужас, чем она. Я не приняла насилие как норму, как это делают многие битые родители, я нахожу его отвратительным, хотя по попе мелкую шлёпала иногда, но это было скорее симиволическое действие. Когда её родной отец ударил по-настоящему и несколько раз по попе, типа выпорол, мы сильно поругались.

 

Когда я была маленькой, меня сильно отшлепали пару раз в критических ситуациях, но чаще мне устраивали многодневные бойкоты, оскорбляли и унижали словами, приписывали мне мысли и слова, которых у меня не было. Короче говоря, издевались морально. И самое обидное – за эти издевательства никогда не извинялись, а вот за шлепки просили прощения. Как по мне – лучше бы били и извинялись, чем вот эти жуткие нефизические воздействия.

Меня били постоянно, всем, что под руку могло подвернуться за что угодно. Например, однажды отхлестали мокрым полотенцем до черных синяков, потому что я слишком громко говорила по телефону, мне было 7 лет. Результат – успех по жизни назло родителям. Их ненавижу, мы не общаемся и даже не созваниваемся. Не могу им этого простить. Своих детей пока нет.

Меня били в детстве. И мама, и папа. Одни раз отец жестоко избил меня за то, что я в игре толкнула брата, а он сильно ударился спиной о ребро кровати. Брат начал орать как резаный, отец испугался, что у него повредился позвоночник, и начал меня бить деревянной линейкой 60-сантиметровой. Бил по всему телу минут 15. Я уже просто не могла ни плакать, ни кричать.

Мама молчала. Потом пошла к соседке и жаловалась там ей, как же можно было так бить ребенка. А почему тогда не заступилась? Я даже не представляю себе, чтобы я позволила мужу так жестоко бить своего ребенка.

Сама мама тоже прикладывалась. Могла бить меня чем попало. Не понравилось ей, что я свою грязную обувь (тапочки) поставила на чистый пол. Она взяла эти тапочки и стала бить меня ими, грязными, по голове. В общем, веселое у меня было детство. Отразилось ли это на мне? Возможно, что отразилось.

У меня есть постоянное чувство вины, я привыкла к самоуничижению. Грызу ногти с детства, есть еще одна дебильная привычка из той же оперы – психологи говорят, что человек, имеющие такие привычки, грызет, то есть ест себя. Хотя я не уверена, что причина – в побоях. Может, в чем-нибудь другом.

Мне отец в школе неоднократно говаривал, что мое место – в школе умственно отсталых, а не переводят меня туда только потому, что он-де со мной уроки делал. А если он прекратит со мной, дурой такой, ежевечерне заниматься, то меня переведут в школу у/о.

Однако я школу закончила почти без троек и поступила в весьма престижный институт. Пусть со второй попытки, но поступила. Сама, без всяких блатов. В дальнейшем сама уехала в Израиль в гордом одиночестве и тут всего добилась сама. Мама, помню, по телефону вопила: “Тебе же трудно одной в Израиле, возвращайся к нам”. Я сказала НЕТ!

Пусть лучше меня здесь палестинская бомба разорвет. Моя сестра, вроде, простила родителей, а я – до сих пор не могу! Пусть пожинают то, что посеяли, я и без них справлюсь. Их черствость, грубость, нежелание понять, войти в положение я им сейчас возвращаю с процентами. И мне плевать на них, также как и им было на меня наплевать лет 20-25 назад: вся молодежь гуляет, а я, рискуя попасть под машину, мчусь домой в надежде успеть к “контрольному сроку” дабы не огрести подзатыльников и ругани.

Теперь я им мщу своим равнодушием и получаю неимоверное удовольствие. Я ведь дала себе слово, что отльются им мои слезы – вот и пускай отливаются. Поделом.опубликовано econet.ru 

Истории собрала Екатерина Кузьмина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! © econet

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

econet.ru

Меня избивали родители — Wonderzine

Отец всегда говорил мне, что я должна выйти замуж за армянина. Если моим мужем будет мужчина любой другой национальности, он откажется от меня и не пустит на порог. Планировалось, что после одиннадцатого класса я поступлю на один из факультетов МГУ: экономический, юридический и ФГУ. Это было бы идеально для отца, потому что именно на этих факультетах обычно учатся армянские мальчики, а на экономе — мальчики с папами-богачами. Папа мечтал, чтобы я во время учёбы нашла такого мальчика, влюбилась, вышла замуж, родила ему внуков и готовила пахлаву с мёдом на праздники.

Но всё пошло не по его плану. В начале одиннадцатого класса я заявила, что не пойду никуда, кроме факультета, который выбрала сама — и это не был ни один из вышеперечисленных. Я мечтала об этом с седьмого класса и говорила об этом родителям. Но меня не поддерживали: мама сказала, что я там не выучусь никакой профессии, а папа сказал, что я ничего не добьюсь. Поэтому, видя мою решительность, ближе к окончанию школы меня отправили в Армению под предлогом того, что нужно отдохнуть перед экзаменами. Я согласилась, потому что очень устала от репетиторов и вечной учёбы. Но там меня ждал сюрприз.

Меня чуть не выдали замуж. Мы отправились в горы небольшой компанией: мои сёстры, брат и двое детей друзей семьи, которых я видела в первый раз в своей жизни. Оказались в небольшом городе в горах. Я чувствовала себя очень хорошо, ощущала свободу: ведь до этого я не могла поехать куда-то с друзьями. Однажды вечером ко мне подошёл один из парней: «Нужно поговорить». Я ответила: «Конечно». После он отвёл меня в сторонку, встал на одно колено и сказал: «Выходи за меня замуж». Я была в шоке, не знала, что сказать. После пяти минут молчания он продолжил: «Ты чего не отвечаешь? Мы же с твоим отцом обо всём договорились, он сказал, что я тебе понравлюсь и ты не будешь против». Эта фраза меня добила окончательно, и я просто ушла.

Таких «подставных женихов» я встречала ещё несколько раз. Папа случайно сталкивал меня с армянскими мальчиками, которые казались ему подходящими, но я сразу всем давала понять, что у нас ничего не будет. Здесь нужно оговориться и сказать несколько слов об этих парнях. Они все были из обеспеченных и традиционных семей: в их мире жёны не работают, они сидят дома, готовят, воспитывают детей. Муж может бить жену, изменять ей, потому что он зарабатывает. Все ребята, предложенные отцом, были именно такими.

www.wonderzine.com

Разное

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о