Елена подкаминская интервью – Елена Подкаминская: «Для меня тема материнства и правильного развития ребенка — ключевая в жизни» | Интервью

Елена Подкаминская: «Для меня тема материнства и правильного развития ребенка — ключевая в жизни» | Интервью

Лена, ты в апреле отдыхала всей семьей в Италии — отмечала там день рождения. Неужели в такой момент не хочется поехать куда-то только вдвоем с мужем?

Если бы я уезжала на два-три дня, если бы я до сих пор не кормила Еву грудью, если бы я так много не работала и еще много «если бы», то, наверное, мы бы так и поступили. Но в реалиях моей жизни отдых — это прежде всего возможность полноценного общения с семьей, когда все рядом и дети чувствуют, что вся жизнь родителей происходит вместе с ними: и игра, и прогулки, и сон, и беседы, и всё, всё, всё! А по поводу романтического времяпрепровождения с мужем… И это было: в нашем «таборе» есть чудесная няня, так что мы довольно часто вырывались на итальянские просторы вдвоем и наслаждались архитектурой и пейзажами!

Почему Италия? В этом заложен особый смысл? Мне кажется, тебе итальянцы по темпераменту подходят.

Я очень люблю Италию, и давно. Еще в юности я познакомилась с искусством Итальянского Возрождения, с гениями живописи и архитектуры, с итальянским кинематографом. Мне всегда хотелось побывать там, где они творили. Италия, конечно, — это особая атмосфера, бурный, открытый темперамент. Но я не согласна по поводу своей похожести на итальянцев. Мы с мужем бережем свое семейное уединение, у нас нет активного общения с друзьями, чтобы часто приходили гости, устраивались застолья. Самое ценное для нас — когда мы вдвоем. А итальянцы в общении не просто темпераментны, их совершенно не заботит его интимность. Куда бы ты ни пришел, в каком бы ресторане ни оказался, стоит невообразимый гул, и если ты захотел стать зрителем этого действа, то сразу как будто попадаешь на просмотр куда-то только вдвоем кадров из фильма Феллини! Я совершенно этому противоположна! Обожаю закрытое от чужих глаз и мнений общение «глаза в глаза», которое может быть по накалу страстей и мысли не менее темпераментным, чем итальянское. (Улыбается.)

Интервьюируя тебя, я бы не сказала, что ты тихая, темперамент у тебя почище итальянского!?

Ну да! В компании я «огонь» — поболтать, повеселиться и посмеяться могу не хуже итальянцев, но совершенно не переношу, когда человека много и он не чувствует меры, беспрерывно бурлит, жестикулирует, захлестывается эмоциями… Ну прямо хочется сказать: «Отдохни, милый!» (Улыбается.)

Лена, дай совет, как поехать в Италию на несколько недель и не поправиться?

Тут, честно скажу, я вам не советчик — сама не справилась! (Улыбается.) Волю отбило мгновенно, и это при том, что к питанию я отношусь очень серьезно и избирательно. Случился «кулинарный разврат по-итальянски», и все мы хулиганили как никогда! Даже хэштег придумали #хулиганимнаслаждаясь! С Полиной договорились: здесь допускаем всё, но возвращаемся домой и опять становимся «приличными людьми»! Потому что удержаться от настоящих итальянских пицц, макарони пармиджано, кантуччини и «многоразового» кофе невозможно!

А еще мороженое!

В Италии просто культ мороженого! Оно везде и всюду на огромных прилавках! И может быть, я бы себе этого и не позволила, если бы не главный искуситель — Дэн! (Денис Гущин — муж актрисы. — Прим. ОK!). Грешили втихую, не показываясь детям на глаза, дабы не подать им «плохой пример». Проказничая, мы входили во вкус, чувствовали себя как школьники, и это очень веселило. В общем, Италия — это сплошная невоздержанность, чревоугодие и грехопадение. (Смеется.)

Вопрос на тему: запрет есть сладкое не равно ли лишать детей детства?!

Ты знаешь, я никогда не склонна навязывать кому-то свои взгляды и мнения. Каждый волен жить, как считает нужным и правильным. Я просто делюсь опытом, который подтверждается моей жизнью. Пытаюсь донести некоторые идеи, в которые верю. Если говорить о сути вопроса про те или иные запреты, то здесь есть один парадокс! Речь вообще не идет о том, чтобы ребенку запрещать есть сладкое, колбасу салями, консервы или фастфуд в Макдоналдсе. Семье надо создавать такую среду, которая с рождения пронизывала бы культурой все сферы его жизни и органично приобщала к полезному и правильному. Гигиена питания — это тоже культура, как и то, что относится к физическому развитию или нравственному воспитанию. Когда мы ребенку что-то запрещаем, то чаще всего это относится к уже упущенной нами, взрослыми, ситуации. Как правило, это происходит в связи с нашим незнанием, бескультурьем, а если сказать резко, но честно — варварством! Какое здоровье и счастливое детство может быть у ребенка, который молотит всё подряд, еду воспринимает, только если она подслащенная, а договориться с ним о чем-то можно, если дать конфету?! В моем детстве был забавный случай. В нашей семье изначально использовался принцип раздельного питания, и я органично была в это введена. Также исключалось коровье молоко как слизеобразующий продукт, который провоцирует простудные заболевания, и я не знала о его существовании. Когда меня привели в ясельную группу и дали стакан молока, я посмотрела на него внимательно и… вылила на пол. Мой «сумасшедший» папа договорился, что в детский сад питание он будет приносить из дома. Вот такие тогда были хорошие времена, сейчас, наверное, это уже невозможно. Понимаешь, взрослому трудно перестроить свою жизнь, если в детстве что-то пропущено. Если это удается, то немногим. А вот если среда жизни семьи была связана с культурой, то и судьба ребенка пойдет по счастливому и здоровому пути.

У тебя в инстаграме был розыгрыш, когда ты спрашивала подписчиков, с каким десертом ты ассоциируешься. А с каким ты сама себя ассоциируешь?

Со знанием десертов у меня напряженка, поэтому я и написала: «Люди, помогите актрисе Подкаминской ответить на вопрос». На самом деле в этой игре есть интересный момент. Каждый участник в своем рецепте-ассоциации раскрыл смысл того, как я им воспринимаюсь. И знаешь, что получилось? Меня ассоциируют с чем-то легким, воздушным, нежным снаружи и насыщенным, сильным внутри. Наверное, это то, какой я и хочу себя видеть, поэтому слышать такие сравнения было приятно.

Неужели никогда не хочется подзарядиться сладеньким? Главное ведь в десерте — это удовольствие!

Удовольствие — вещь субъективная и, как правило, порождает привязанность. зависимости от сладкого я совершенно не испытываю, а когда мне этого почему-то хочется, я себе не отказываю. Просто сложившаяся в моей семье традиция правильного питания меня к десертам не привлекает еще и по убеждению. Согласна, что сладкое доставляет удовольствие и расслабляет, но вот энергии и силы не дает точно! А вот когда я утром успеваю сделать особый комплекс упражнений (практику), йогу, действительно занимаюсь телом, то чувствую на сто процентов: это меня заряжает. Танец и практика — это сейчас основные темы моего здоровья и радости. Ко дню рождения я решила сделать танцевальный видеоролик для инстаграма. Несколько раз встречалась с любимым балетмейстером, благодаря которому случилась моя победа в шоу «танцы со звёздами». После занятий я чувствовала себя другим человеком, а встречавший меня после репетиции Дэн говорил: «Слушай, тебе нужно танцевать каждый день, несколько раз в день, ты совершенно другая, глаза горят…» Короче, хоть фраза «движение — это жизнь» и банальная, но правдивая!

У тебя довольно активный инстаграм. Скажи, как ты борешься с хейтерами? Среди людей много завистливых и не очень уверенных в себе. Иногда читаю комментарии к нашим обложкам и не очень понимаю, как вообще в человеке может быть столько злобы.

Барышня я достаточно восприимчивая, и, когда даже не про себя читаю что-то нелицеприятное, сразу возникает желание прекратить эту душевную экзекуцию. Но борьбы с людьми, желающими нанести удар, у меня нет. Просто во всем, что я делаю в профессии и в общении со своими подписчиками в инстаграме, я стараюсь исходить из чего-то позитивного и доброго. Жизнь и так штука сложная и драматичная, поэтому если я кого-то побудила улыбнуться и чему-то хорошему порадоваться, то я испытываю наслаждение от созидательной энергии. Потому как осуждений, обид, грубостей и конфликтов и так предостаточно. А что касается моего профиля, то, к моему удивлению и радости, там почти никогда не бывает негатива и злобы, а если это и случается, то я просто блокирую такие аккаунты. Словом таких людей не переубедить и тем более не перевоспитать. Взывать к ним типа «остановитесь, люди, вы — звери» — бесполезно. Хотя раньше я верила, что словом что-то изменить возможно…

Да, взывать неэффективно…

Да, слово эффективно только тогда, когда оно обращено к сердцу, в котором добро уже присутствует. Если на тебя движется зло, негатив, как его можно сделать добрее?! Поэтому правильней от этого уйти самой, чтобы тебя это не отравляло. Недавно я была в передаче Регины Тодоренко и после зашла на ее страничку, где она выставила приятный пост о нашей встрече. Было очень много добрых откликов о темах, прозвучавших в эфире. Но было и то, что меня неприятно удивило: осточертела тема материнства, Подкаминская грустная, унылая и… постаревшая! Вот такие комментарии… И тут я подумала: ну в самом деле, ни я, и никто на земле пока еще в обратную сторону молодеть не принялись, а во-вторых, если у какой-то женщины другое отношение к материнству или вообще нет никакого к этому отношения, то это ее право и проблема! Для меня тема материнства и правильного развития ребенка — ключевая в жизни, и я много мысли и энергии готова тратить для привлечения к ней внимания родителей, потому что судьба каждого человека складывается под знаком его детства. Во многом от мамы и папы зависит то, вырастет ли их чадо свободным человеком с живой душой или станет закомплексованным и не знающим своего предназначения существом. Вот на этом умном месте я взяла себя в руки, перестала читать сомнительные комментарии.

А когда дело касается работы? Среди творческих людей немало токсичных. Ты согласилась на проект, где тебе симпатичен режиссер. А гример, оператор, партнеры…

«Токсичные», как ты говоришь, люди встречаются и в нашей работе, но главным все-таки критерием всех, кто вовлечен в кинопроцесс, является их профессионализм. Вот в этом я перфекционист: если человек знает свое дело, то можно стерпеть многое, но если непрофессионализм сказывается на качестве работы, я могу быть непримиримой. Часто это воспринимается как «отвратительный характер» и «стерва №1», но ради дела я готова пойти на то, чтобы быть неудобной, ужасной и даже «зазвездившейся»! Но выйти в кадр, если меня не устроила работа художника по гриму или по костюму, я не смогу. Всё, что со мной по той или иной причине не совпадает, причиняет мне муку. Мне сложно идти на компромисс, хотя я всегда ищу мир, совпадение.

Лена, ты всегда говоришь, что ты — перфекционист. Тебе нужно, чтобы всё было идеально. Есть вещи, когда идеала добиться сложно. Отношения, к примеру. Что в них важно тебе? Восхищение, страсть, комфорт? Почему этот мужчина, а не какой-то другой? Мужчин много.

Отношения с мужчиной всегда драматичны, и об идеале не может быть и речи! Даже когда ты почувствовала, что это твой мужчина, твой человек, твоя главная встреча — «одна на миллион», масса существующих различий и несовпадений становятся серьезнейшим испытанием для влюбленных. Многие этот вызов не преодолевают. В хорошем смысле любовь человека ослепляет, он всё начинает видеть в ее свете надежды на безусловное счастье. Недаром французские писатели использовали словосочетание illusion amoureuse — «любовная иллюзия». Суть чувства любви и заключается в его способности к иллюзии, поэтому любовь и есть иллюзия. Реалии же всегда застают любящих друг друга людей врасплох. Предвидеть заранее ничего невозможно. Почему ты вдруг влюбилась именно в этого человека, ты не знаешь. И понять этого никогда не сможешь. Вот смотришь и любишь! А разность воспитания, сложившихся привычек, образов жизни, характеров, взглядов, в конце концов, миров?! Как это примирить друг в друге, понять, простить?

Отношения — это труд?

Конечно, труд, но оттого, что мы это установили, легче не становится. (Улыбается.) Возникает тысяча других вопросов о том, что же делать и как в той или иной ситуации поступать. Прежде всего, думаю, всё опирается на терпение и постоянно возобновляемое внутреннее усилие, внутреннюю работу. Большая удача, когда двое — и мужчина, и женщина — понимают, что само собой ничего не произойдет, что нужны обоюдные созидательные действия, направленные на установление понимания друг другом. Ведь случившееся у влюбленных совпадение отнюдь не исключает имеющихся между ними различий. И столкновения неизбежны!

И как с этим быть?

Очень проблематично достичь чего-то путного, когда кто-то из двоих ничего делать не желает, не считает нужным, такой вот эгоист или не очень умный, ленивый человек. Но может случиться и так, что каждый искренне верит в свою правоту и не слышит другого. Если это с болью и страданием не перемалывается и не переходит в какие-то новые отношения, то неразрешенные конфликты могут убить даже сильные чувства. Страшно, что, как правило, в это вовлечены дети, на которых такие «войны» папы и мамы оказывают негативное воздействие, и это может привести к плохим последствиям в их судьбе. В проблемных ситуациях необходимо исходить из такого понимания своей свободы, когда ты точно знаешь, где она кончается. Где же? Там, где она упирается в свободу другого человека! И вот здесь нужна мудрость обоих. Они должны быть открыты друг другу и готовы к изменению себя ради другого. Часто там, где присутствует несовпадение, необходим компромисс, готовность к умному действию ради любви и семьи. Это титанически сложно, но не подумай, что я пессимист! Наоборот, реалии жизни таковы, что если не хочешь или не знаешь, как точно действовать, то неизбежно будешь биться о несовпадения, получать психологические травмы и образовывать болевые точки и рубцы. Поэтому любовь — это прежде всего искусство, а не только чувство!

Мы начали с отдыха. Давай поговорим о работе. Какие проекты будут в ближайшее время?

В ближайшей перспективе — съемки второго сезона «ИП Пирогова». Я сделала серьезный разбор полетов первого и поняла, что было бы еще хорошо и интересно для развития образа Веры. На актерских читках Антон Маслов, режиссер проекта, поддержал направление и новые идеи. Второй сезон сценаристами, с моей точки зрения, написан ярче: интересней по происходящим событиям, столкновениям, комическим обстоятельствам. Так что, надеюсь, в работе всё сложится как задумано. В проекте «Каменный мост», который на данный момент переименован (новое название — «Волк»), у меня роль небольшая, но образ моей героини Таси меня пленил. Жажда драматических ролей у меня носит невосполнимый характер: я готова их пить и пить, не останавливаясь. Также особой для себя ценностью считаю возможность работать с Сергеем Маковецким — замечательным партнером и мастером. Потрясла меня и встреча на пробах с режиссером Геннадием Островским. Как это обычно бывает, на пробах была взята самая пиковая сцена, а в этом всегда сложно сразу достичь требуемой высоты. Но режиссер так точно действовал, что в процессе съемки я чувствовала себя довольно уверенно и свободно, как будто мы не первый раз погружаемся в трагическую ситуацию моей героини. В театре сохраняю свои две работы: моноспектакль «Неосторожная актриса» в театре имени Вахтангова и спектакль «Собака на сене» в Театре сатиры. В настоящий момент рассматриваю предложения по участию в некоторых спектаклях с интересной темой, но пока обдумываю.

Ты лицо бренда Librederm. Расскажи про то, как ухаживаешь за собой, чтобы никто не догадался про бессонные ночи кормящей матери…

Интересное совпадение: буквально сегодня меня попросили поделиться секретами приведения себя в порядок после бессонных ночей в связи с подготовкой к проекту «завтрак с мамой». Встреча состоится 19 мая, и для меня это первый эксперимент выступления в качестве хедлайнера в рамках паблик-ток, где будут обсуждаться наши «мамские» темы. А что касается моего участия в рекламе, то каким бы соблазнительным ни было финансовое предложение, если я чувствую или знаю, что оно противоречит моему взгляду на рекламируемую продукцию, то всегда отвечаю категорическим отказом. Я никогда не представляю какую-нибудь сомнительную продукцию лекарств или молочных продуктов, или чего-то еще, что противоречит моим убеждениям. Соглашаюсь я лишь на рекламу, что называется, «по любви», и тогда с радостью готова им отдать свое лицо или ноги, или ещё что потребуется! (Смеется.) Так случилось и с компанией Librederm, профессионализм которой меня покорил как в работе с косметикой, так и непосредственно с рекламой. Они всегда всё делают с большой любовью и со знанием дела. Видишь, незаметно я перешла от твоего вопроса про секреты красоты к оде любимой марке. (Смеется.) А если серьезно, то я точно знаю, как они работают над продуктом и что качеству можно стопроцентно доверять. Крем определенно поможет коже справиться со стрессом и подарит несколько приятных минут перед зеркалом: даже в нашем рекламном ролике закадровый текст — «ты такая красивая!» А что еще женщине нужно для уверенности в своей неотразимости кроме сияющих, пусть даже невыспанных глаз?! (Улыбается.)

www.ok-magazine.ru

Стиль Жизни: Интервью: Елена Подкаминская

Актриса Елена Подкаминская играла во многих российских проектах — как в театре, так и в кино, но многим она запомнилась ролью Виктории Сергеевны в сериале «Кухня». Мы поговорили с Еленой и узнали о ее карьере, подходе к воспитанию детей и ее роли в качестве амбассадора бренда Braun.

Елена, вы недавно стали мамой, но при этом ведете очень насыщенную жизнь: снимаетесь в кино, играете в театре. Поделитесь секретом как все успевать?

Все успевать невозможно, но если у тебя есть команда, и сам ты нацелен на результат, то многое может получиться. Относительно старшей, Полечки, мы обстоятельно продумываем все, что касается ее развития и вовлечённости в жизнь, наполненную интересными событиями. Особая задача-найти своих педагогов. Это самое главное! А вот маленькая все время со мной, но рядом моя команда, и когда нужна поддержка — мужа, няни, моих помощников, родителей — они всегда в одном ряду. Вот так и получается успевать в главном и необходимом. Словом, моя сила — в крепости тыла.

Как вам удается быть такой энергичной?

Все мы родом из детства! А в детстве меня воспитывали в духе ответственности за дело и за свою жизнь! Вот и приходиться страдать! (Смеётся) Хотела бы быть безответственной, да не получается — иду и работаю: на сцене, на съемочной площадке. А там как без энергичности?! Без силы и воли?! Никак! С детьми тоже никуда не денешься — слабой и кислой быть невозможно, их мама должна быть интересной, все закручивать, наполнять жизнью, даже если поспать ночью не совсем получилось. Но не подумайте, что я прям такой вечный двигатель! Конечно, нет, бывает выбиваюсь из сил и прячусь, чтобы их добыть и вновь зажигать!

Вы стали лицом марки Braun, расскажите в чем заключается миссия быть амбассадором бренда?

Теперь моей почетной миссией стала прерогатива появляться на людях в полуобнаженном виде, демонстрируя гладкие ноги. (Смеется) А кроме того, прекрасный бонус нашего сотрудничества – у меня есть возможность одной из первых тестировать все новинки Braun и делиться впечатлениями. А так как вся продукция нацелена на то, чтобы помочь женщине весь салонный уход проводить дома, наша дружба с маркой еще и прилично экономит мне время. Одни плюсы! (Улыбается) Мне приятно, что Braun остановили свой выбор на мне – во-первых, само слово «амбассадор» – красивое и призывное. (Смеется) А во-вторых, то, как тщательно Braun продумывает все детали и с каким вниманием относится к желаниям потребителей, восхищает меня не только как амбассадора, но и как женщину.

Вы часто посещаете салоны красоты или спа-центры?

Наша дружба с Braun случилась для меня очень вовремя – моей младшей дочери нет еще и года, поэтому робкие надежды добежать до косметолога разбиваются о реальность будней молодой матери (смеется) Beauty Set от Braun позволяет провести полный уход дома, а сэкономленное благодаря этому время трудно недооценить.

Как вы проводите свободное время?

Ну, это Вы сильно сказали — про свободное время! Мне близки слова Тильда Суинтон на этот счёт, которая говорит, что после рождения близнецов у неё не было ни секунды свободного времени несколько лет! Я, конечно, до близнецов ещё не добралась, но память о времени, которое Вы называете свободным, у меня смутная. (Улыбается) Но, так или иначе, когда они случаются, эти краткие паузы и мгновения свободы, я стараюсь наполнять их тем, что способно порадовать душу и вернуть силы!

Есть ли у вас любимые места в Москве? Назовите их

Конечно, такие места, где можно укрыться от суеты и шума бурлящего мегаполиса, перевести дух или, наоборот, зарядиться позитивными эмоциями, есть у каждого горожанина. Для меня это, в первую очередь, Нескучный сад, Фрунзенская набережная, переулки и дворики старого Арбата. Особо любимое место — Новодевичий монастырь. Всегда — новогодний ГУМ и Красная площадь с катком, елкой, ярмаркой и неизменным ожиданием чего-то чудесного.

Расскажите о ваших детях. Вы хотели бы, чтобы они пошли по вашим стопам?

Я не раз говорила о приоритете свободы в развитии личности ребёнка, поэтому для меня важней создать для своих детей возможности их всестороннего развития, внутри которого проявилась бы их мотивация и талант! Выбирать может только сам человек — по своему чувству, интуиции, разумению. Возможны ошибки, но пусть они будут их «пробами пера», а не навязыванием того, что в конце концов им окажется чуждым.

Будут ли у вас новые кинопроекты в ближайшем будущем?

Сейчас полным ходом идут съемки для канала «Россия 1» телесериала «Другие». В августе предполагается старт очень интересного для меня проекта в жанре драмы, фантастики, а в сентябре начнутся съёмки большого проекта компании «Yellow, Black&White», о котором я могу озвучить пока только название — «ИП Пирогова».

Есть ли какие-то звезды, которые являются для вас образцом актерского мастерства?

Больше всего сейчас я люблю наблюдать за Марион Котийяр, Мэрил Стрип, Тильдой Суинтон. Эти актрисы правдивые, обладающие своим особым внутренним светом, глубоко меня впечатляющие и… я им верю! Сколько сейчас бесплодного, стереотипного, а они живые, интересные, удивляющие, захватывающие, поражающие воображение и проникающие в мое сердце.

Практически у каждого актера есть роль, которую он/она мечтают сыграть. Есть ли у вас роль вашей мечты?

Как сказал Михаил Жванецкий: «Обидно, когда твои мечты сбываются у других!» Мне кажется, мечтать о какой-то роли обманчиво, лучше делать все возможное, чтобы в какой-то момент быть готовой сыграть роль! И сделать это хорошо! В моей профессии очень возросла роль случая, и от того, насколько максимально полно ты можешь выпавшим шансом воспользоваться, зависит больше, чем от надежд и мечт. Часто не замечаешь, где мечта превращается в инфантильность и наоборот отдаляет тебя от желаемого. Так что лучше работать, развиваться, углублять своё понимание жизни и искусства, а там …(улыбается) как Бог пошлёт.

geometria.ru

Елена Подкаминская: «Не понимаю, как можно симулировать страсть!» — Звезды

Еще в детстве за внимание юной Леночки сражались мальчишки. Но то, что любовь — это не боль, актриса поняла недавно.

Из-за таких женщин, как она, и разражаются троянские войны. Еще в детстве за внимание юной Леночки сражались мальчишки. Но то, что любовь — это не боль, актриса поняла относительно недавно.

Инна Локтева

8 октября 2014 16:28

Елена Подкаминская на обложке журнала «Атмосфера».

Елена появилась на свет в музыкальной семье. Ее отец, Илья Подкаминский, основатель детской школы искусств «Радуга» в Щербинке. На основе его авторской методики каждый «радужный» ребенок получал возможность учиться музыке, танцам, изобразительному искусству, актерскому мастерству. Посещать занятия очень нравилось и Елене, но тяга к театру пересилила все — образование она продолжила в театральном институте имени Щукина. Руководил курсом Александр Ширвиндт, который по сей день называет Подкаминскую одной из своих любимых учениц. Публика театральная знает Елену по ее ярким работам в Театре сатиры. Ну, а взрыв популярности случился у актрисы благодаря сериалу «Кухня», где она играет главную роль. Сейчас в жизни Елены появилось еще и шоу «Ледниковый период»: там она в паре с Петром Чернышовым создает красивые композиции на льду. В интервью, как и во время нашей фотосессии, актриса предстала разной: упрямой максималисткой, ранимой и творческой натурой и невероятно трогательной, нежной мамой.

Лена, вам в одежде какой образ ближе?
Елена Подкаминская:
«Я люблю разнообразие: перемены мне приносят удовольствие. В повседневной жизни хочется чувствовать себя в одежде максимально комфортно, удобно и уютно. Мне нравится элегантность, но без вычурности: без шика-блеска, золота, бархата. Что касается выходов в свет, я за эксперименты. Мне интересно представлять себя то в образе женщины-вамп, то романтичной героини, то задиристой хулиганки. Отдельное удовольствие — продумывать с моими любимыми стилистами детали look: makeup, аксессуары».

Ваш дедушка был заведующим ателье. Наверное, он привил вам чувство стиля?
Елена:
«Нет. Думаю, ателье тут ни при чем. Больше повлияла на меня мама. Ну и, конечно, сыграло роль собственное желание нравиться, быть женственной, привлекательной, манкой. Уже в детстве мне совершенно бессознательно хотелось производить впечатление и… затрагивать сердца мальчишек». (Смеется.)

Вы были первой красавицей класса?
Елена:
«Нет, я так никогда не считала. Сейчас нравлюсь себе гораздо больше. Появилось понимание, что мое, а что нет. Внешний облик — это же еще и отражение внутреннего состояния и ощущения себя в жизни. Чувство, что я наконец-то „попала в себя“, возникло у меня относительно недавно. В классе я была очень общительная, открытая, эмоциональная и поэтому нравилась ребятам, в меня всегда был кто-то влюблен, иногда даже несколько человек. Но ощущения „первой красавицы“ у меня точно не было».

Происходили баталии, драки?
Елена:
«Да, случалось. Помню, как-то на школьном вечере сразу два мальчика пригласили меня на танец. И потом задиристо стали выяснять отношения, кто же все-таки будет со мной танцевать. Свои эмоции в тот момент я не помню: то ли это была гордость или, может быть, страх. Но сам факт меня поразил».

Тогда, наверное, впервые осознали власть над мужскими сердцами?
Елена:
«Я никогда не хотела ощущать власть. Я всегда хотела… быть единственной… когда ты всецело заполняешь другого человека и становишься для любящего мужчины центром его вселенной. И только такие отношения мне нужны».

Психологи утверждают, что любовь для женщины — самоцель, а для мужчины это подпитка, чтобы совершать подвиги во внешнем мире.
Елена:
«У меня сложное восприятие постулатов „бытует мнение“, „говорят“… Все индивидуально. Поэтому не буду спорить. Других отношений в моей жизни не было. И если я не чувствовала максимальной сцепки, горячности, накала, то уходила. Даже если у меня самой были сильное чувство, желание и жажда этого человека, я через душевные муки, через боль разрывала нашу связь. Главным для меня является переживание цельности отношений, что мы одно единое целое, живем и дышим друг другом. И если я понимала, что у мужчины нет такой значимости, ценности нашего мира, то лучше никак».

Много было разочарований?
Елена:
«Да… Может, мне, не дай бог, еще предстоит такое пережить, но меня никогда не бросали. Никогда. Уходила я. Много было переживаний, душа рвалась… Все свои расставания я всегда переживала трагично. Мне казалось, все, конец… Но в какой-то момент жизни пришло понимание, что это неверное ощущение любви. Любовь — это не разлом, не боль. Это свет».

Это совпадение двух половинок или кропотливая работа?
Елена:
«Конечно, отношения без созидания остывают или даже умирают. Но, с другой стороны, великое чудо, когда ты встречаешь „своего“ человека. Можно совпасть не во всем, а в чем-то. Для меня очень важна близость и духовная, и физическая. Не могу сказать, что на первом месте. Я буду страдать, не чувствуя душевного родства, и буду совершенно бешеной, если не случится чувственного совпадения. Я не понимаю, как можно симулировать любовь и страсть ради того, чтобы мужчина почувствовал себя великолепным».

Когда вы впервые почувствовали себя актрисой?
Елена:
«Желание стать актрисой возникло слишком давно, чтобы вспомнить об этом. Оно присутствовало с раннего детства, проявлялось в моих играх, фантазиях, „показательных выступлениях“, стремлении наблюдать за людьми. Когда я училась в театральном институте, мой педагог сказал фразу: актрисой себя чувствуешь после успеха. Во время учебы у меня случались такие потрясающие моменты. Пожалуй, самое сильное первое впечатление — работа над ролью глухонемой девицы (героини одного из рассказов Чехова). Я вдруг поняла, что нашла образ и могу в нем свободно существовать. Я знаю эту девушку: ее пластику, суть, взгляд, ее дыхание. Когда я выходила на сцену, я „попадала“ в свою героиню. И ловила сумасшедшее ощущение. Это огромное актерское счастье — быть свободным в том образе, который ты играешь. Наверное, тогда я почувствовала, что могу быть актрисой».

А существовало какое-то представление о профессии? Цветы-поклонники, ванна с шампанским?
Елена:
«Так я никогда не думала. Я с детства приучена к серьезной работе: занималась музыкой, танцевала, рисовала. Да и жизнь раньше была другая, не такая гламурная. (Смеется.) Я никогда не испытывала иллюзий по поводу профессии, что это только слава, обожание и восхищение поклонников. Хотя, как актриса, я люблю перевоплощения, и мне доставляет радость искать облик для своего „выхода в свет“. Но не могу сказать, что этим упиваюсь. Более того, я позволяю себе участвовать в каких-то светских мероприятиях, только если это не идет в ущерб работе».

Армен Джигарханян говорил, что найти свой театр так же сложно, как и любимого человека. Вам с этим повезло?
Елена:
«Встретив любимого человека, ты не избавляешься от проблем. С театром — еще сложнее. Оказавшись в Театре сатиры, я стала играть комедийные и характерные роли, хотя педагоги меня в институте вели как драматическую героиню. И я часто грущу о том, что не удалось пока сыграть. В Театре сатиры есть свои предпочтения с точки зрения выбора материала. Ни Офелии, ни Джульетты, ни Леди Макбет, ни Настасьи Филипповны, ни Грушеньки в моей жизни пока не случилось. Каждую роль, которая мне достается в театре, я люблю, работаю над ней с трепетом. Но кто знает, как сложилась бы моя актерская судьба, окажись я в другом театре?»

А с Александром Ширвиндтом у вас сразу сложились отношения?
Елена:
«Да. Иногда запоминаются какие-то моменты, вроде бы на первый взгляд несущественные. Помню второй курс театрального института, сбор. Я стою на крыльце, поворачиваю голову и вдруг вижу идущего по дороге к институту Александра Анатольевича. „Ах!“ — какое-то восклицание у меня вырвалось. „Вы!“ — была в этом внутренняя радость, восторг. Он тоже резко затормозил, остановился, посмотрел как-то ласково. И вот я уже бегу к нему, чтобы поздороваться, поприветствовать. И этот мой вздох, и его мгновенная ответная реакция на мою радость запомнились на всю жизнь. Наверное, с этого мгновения и случилось совпадение между нами… Мое обожание этого человека сродни моему обожанию самых дорогих для меня родных людей. Это глубокое, нежнейшее чувство. Я испытываю счастье от общения с ним в любой форме — профессионального, личностного. Бывает, он зайдет в гримерку перед спектаклем и просто что-то скажет, необязательно о работе, — и сразу тепло на душе. Этот человек единственный в своем роде, „штучный экземпляр“, как он сам шутит».

Не обидно, что съемки в сериале «Кухня» принесли вам гораздо большую популярность, чем трудоемкая, ежедневная работа в театре?
Елена:
«Я об этом не думаю. Я одинаково требовательно отношусь и к своей работе в театре, и в кино. Мне дорого, что люди, узнав меня через „Кухню“, приходят потом на мои спектакли, чтобы познакомиться ближе. Это новая для меня тема — связь с телезрителями, которая появилась в последнее время. И откровенно скажу — я потрясена… Популярность пришла ко мне вовремя, в правильном возрасте. Меня это не расслабляет, не сносит голову. Зрительская любовь и симпатия просто насыщают меня добром и теплом. Ведь действительно очень много сил и мужества надо, чтобы при всех этих невероятных нагрузках не снизить планку того уровня, который для меня является единственно приемлемым. Это большое счастье — осознавать, что твоя работа воздействует на людей, дарит им радость и возможность сопереживания. Письма, которые мне пишут в социальных сетях, на моих страницах! Я иногда пугаюсь и думаю: „Боже! Неужели это обо мне! Не может такого быть!“ Я очень критично отношусь к себе. А, наверное, надо больше расслабляться и доверять себе, принимать такой, какая я есть. Иногда я чувствую, что иду просто на разрыв аорты. Думаю, да зачем мне все это?! Может, это повышенное честолюбие? А потом получается хорошее выступление, в котором есть и сила, и смысл, и эмоции, и оно трогает сердца. Тогда я понимаю: не зря я мучилась».

Вы ведь сейчас еще и заняты в «Ледниковом периоде»…
Елена:
«Да, для меня это новый „девятый вал“, огромная внутренняя борьба и напряжение. Мы с Петей Чернышовым полностью совпали в своем максимализме. Он чувствует мое серьезное, требовательное отношение к работе и старается давать все по максимуму. Мы очень много и подолгу тренируемся. Люди, которые занимаются фигурным катанием с малых лет, годами отрабатывают базу и только потом начинают что-то сотворять (серьезное создавать). Я никогда до этого не стояла ни на каких коньках, и сейчас начался самый жесткий экстерн в моей жизни».

У вас нет страха льда?
Елена:
«Есть, конечно! И колени, и локти уже хорошо отбиты. (Смеется.) А на одной из тренировок я упала и ударилась головой. „Боже мой! Что я делаю?“ — подумала тогда я. Но я стараюсь гнать от себя плохие мысли и больше трудиться, чтобы пришла та самая свобода, которая необходима для выразительного существования в любой композиции. Спешу — времени нет!»

Зачем вы в это ввязались? Актриса, у которой и так достаточно плотный график?
Елена:
«Наверное, если бы мне были предложены невероятные полные метры с интереснейшими сюжетами и серьезными режиссерами, я бы задумалась и задалась вашим вопросом. Но пока я только в ожидании подобных проектов. Хочу сказать, что „Кухня“ — это высокая планка в жанре сериала. Мне есть с чем сравнивать: столько невразумительных ролей каких-то сексапилок или следователей мне предлагали. Неинтересные, бессмысленные диалоги, истории, которые мне, как актрисе, почти невозможно оправдать! Здесь совсем другой уровень моего творческого усилия, и это ценно. Образ Виктории Сергеевны, бескомпромиссной и уверенной в себе женщины, которую я играю, дал мне какую-то собственную внутреннюю силу. Я, наверное, всю жизнь преодолеваю в себе робкую девчонку, школьницу, отличницу. Не могу сказать, что я недовольна присущей мне мягкостью и в каких-то случаях беззащитностью, но иногда требуется мужество, чтобы иметь право высказаться и личностно, и профессионально. Благодаря моей героине я вдруг почувствовала, что я сильная. В первом сезоне я, честно сказать, еще обманывала зрителя, что я имею право быть Викторией Сергеевной. Степень моего душевного трепета перед многими сценами проявления властного, авторитарного руководителя, каким является Вика, невозможно описать. Для меня большая смелость — играть такую женщину!» (Смеется.)

Бывает так, что и в жизни образ на какое-то время берет над вами верх?
Елена:
«Так произошло недавно. Я пришла на пробы, и режиссер (кстати, женщина) со мной абсолютно бестактно и в уничижительном тоне разговаривала. Мало того что у меня не оказалось партнера, а сама сцена была эмоциональной, сильной (без партнера такие сложно играть), так еще и разбор полетов выглядел совершенно неинтеллигентно. Я извинилась и сказала: „Простите, я пойду. Видимо, вы не мой режиссер, а я не ваша актриса. Не имеет смысла дальше продолжать общение“. В первый раз в жизни я не прогнулась и не стала терпеть неприятную для меня ситуацию. Признаться, иногда меня просто рвет изнутри на части от того текста, который я должна произносить, от тех задач, которые ставятся передо мной на съемочной площадке. И я скорее от собственного внутреннего отчаяния становлюсь очень строгой и жесткой. Видимо, так я пытаюсь хоть как-то выразить свой протест. Так что если люди думают, что я зазвездила и превратилась в какую-то стерву, то это не так». (Смеется.)

Ваша маленькая дочка уже осознает, кто ее мама?
Елена:
«По-моему, у нее какие-то смутные представления: то ли актриса, то ли танцовщица, то ли фигуристка. (В прошлом году Елена стала победительницей проекта „Танцы со звездами“. — Прим. авт.) Хотя иногда она очень смешно говорит: „Моя мама, актриса Подкаминская“. Недавно звоню ей: „Любимая, как твои дела?“ Она отвечает: „Мамочка, я сейчас не могу говорить. Я собираюсь на работу, потом у меня съемки, я буду там танцевать“. Она абсолютно точно копирует мою бурную рабочую жизнь, все эти мои переговоры на бегу. И, конечно, очень тяжело каждое утро слышать вопрос: „Мамочка, а у тебя сегодня выходной?“ Когда я убегаю на тренировку, она кричит: „Мамочка, я хочу с тобой“. Иногда я беру ее с собой. Мы даже купили ей коньки, она хочет научиться кататься. Полина очень пластична, и это проявляется все больше и больше. В декабре дочке будет четыре года, а она уже не просто танцует, а создает целые композиции под музыку. Они с мамой до сих пор смотрят записи моих выступлений с „Танцев со звездами“. Полиночка ходит на балет. У нее масса развивающих игр. И папа, и няня, и деда — все очень теплые, мудрые, изобретательные люди. Я счастлива, что смогла организовать для своего ребенка такую жизнь, в которой она чувствует бесконечное внимание. Все ее желания, эмоции находят отклик, каждый день у нее как праздник. Но, конечно, я переживаю из-за того, что не могу проводить с ней столько времени, сколько бы мне хотелось. Рядом с ЦСКА, где проходят мои тренировки в ледовом шоу, есть детский сад, и у меня периодически подкатывают рыдания, когда я слышу: „Хочу домой, к маме!“ Однажды я не выдержала, подбежала к этому ребенку, спрашиваю: „Где твоя мама?“ „На работе“. И тут уже я сама чуть не разрыдалась вместе с ним. Потому что я как раз та самая мама, которая на работе. Так странно получилось, что эти большие интересные проекты, которых я очень ждала, появились в моей жизни именно сейчас, когда у меня маленький ребенок. Самая большая жертва в моем каждодневном труде — дочка. Я переживаю, что краду время от общения с ней. Но, несмотря ни на что, у нас нереальная близость и понимание друг друга. Это очень важно».

Вы похожи по характеру?
Елена:
«Да, очень. Она такая же эмоционально открытая, порывистая, захлебывается от своих переживаний. Очень коммуникабельная. Хотя с чужими осторожна, сначала присматривается — стоит ли сразу открываться. В этом смысле я даже более доверчива».

Полина была долгожданным ребенком?
Елена:
«Да, очень. Я сегодня провела с ней все утро. И это было счастье! Всю ее искупала, маслицем намазывала, целовала ручки, ножки, ее пальчики маленькие. Ей это нравится, она часто говорит: «Мама, пойдем целоваться!» Мы ложимся на кровать, и дочка просто млеет. «А-а-а-а» — пищит таким тоненьким смешным голоском, когда я зацеловываю ее сладенькие пяточки, ладошки, всю мою девочку любимую. Под впечатлением этого счастья бегу на тренировку. А там уже встречаюсь с суровой действительностью «троечек» и «беговых», которые у меня пока не очень получаются. Недавно так смешно было. Пришла домой после тренировки, свалилась на кровать, ноги гудят. Тут Полина пристраивается рядышком: «Мамочка, когда ты родишь мне маленького?» Отвечаю: «Как только у меня будет свободный выходной». (Смеется.) Я очень люблю покупать дочке красивые вещи, обувь. Мы устраиваем дефиле, модные показы. Хочу, чтобы она понимала, как сочетать вещи между собой, что с чем носить. И вот как-то раз она говорит: «Мама, ну ты героистка! Понакупила мне всего! Теперь надо рожать еще одну девочку».

Вас мягче сделало материнство?
Елена:
«Я по своей сути взрывной человек и очень настойчивый. Хочу, чтобы все было идеально, чтобы моя дочь росла воспитанным человеком. Порой в магазине приходилось наблюдать сцены, когда дети устраивают дикие истерики, бьются головой о стену: „Не хочу это мерить! Не буду!“ Мы с Полиной, когда видим такие реакции, просто вжимаемся в стенку. Непонятно, как протекает жизнь мамы и ребенка, если налицо такое полное отсутствие понимания и контакта. У нас с Полиной в жизни тоже были моменты, когда она вдруг стала неуправляемой и я, всегда с ней мягкая, проявила строгость. Но тут же ощутила внутреннее раскаяние. С моей дочкой так нельзя. Она очень индивидуальна в своей нежности, хрупкости, ранимости. Надо ее по-другому воспитывать, чтобы ей не было страшно и больно от того, что в данный момент ее не считают хорошей и правильной. И это мой собственный путь: быть добрее, терпимее. Взрослые часто чувствуют только себя, устраивая жизнь так, чтобы им было комфортно. А у ребенка могут быть свои мотивы, свои стремления. Ему интересно извозиться в грязи, попрыгать по всем лужам или сто пятьдесят раз задать один и тот же вопрос. Я объясняю себе: значит, ей это нужно. Мне не должно надоедать собственное дитя. Это ненормально, когда родители устают от детских проделок, вопросов».

Гораздо сложнее бывает объяснить ребенку, почему все вкусное — вредно.
Елена:
«Я против сладостей и всяких булок. Я и сама их не люблю. А Полине, конечно, хочется пирожных, шоколада. И я нашла биомагазин, где продаются сладости, максимально экологически чистые, без всяких Е-консервантов. По утрам мы пьем чай с медом. Мы разговариваем про животик, про то, как ему будет плохо, если он заболит, придется его лечить. И она постепенно начинает осознавать, для чего нужно вести здоровый образ жизни. Мы все в семье питаемся правильно. Нет такого, что сами, например, едим сало, а ребенку даем овсянку. Дочка уже привыкла, что мясо и рыбу надо подавать с овощами, кашу варить на воде, а не на молоке. Однажды в ресторане она увидела, как кто-то из посетителей заказал картошку фри. И я скрепя сердце дала ей немного попробовать. Но зачем мне сознательно идти в „Макдоналдс“ и есть там гамбургер? Дети же смотрят на родителей, берут с них пример».

Не чувствуете себя Мери Поппинс, леди Совершенство?
Елена:
«Нет, абсолютно. Моя разлука с ребенком уж точно не делает меня такой».

Как вы пытаетесь компенсировать недостаток времени, проведенного вместе? Устраиваете маленькие праздники?
Елена:
«Мы до сих пор спим вместе. Я два с половиной года кормила Полину грудью, и кто бы мне ни говорил, что уже давно пора ее отучать, я ждала момента, когда мы обе для этого созреем. Так же и совместный сон — и мне, и ей он очень нужен пока. Это хоть как-то восполняет мое отсутствие. У нас очень ласковые, нежные отношения. Мне хочется, чтобы дочка чувствовала, что она очень любима мною. Тем не менее я все время нахожусь во внутреннем напряжении — как совместить и мою работу, и семейные дела. Еще хочется научиться себя принимать: привычка постоянно себя поругивать мне надоела. Я все время чем-то недовольна. А хочется сказать: ты прекрасна!» (Смеется.)

www.womanhit.ru

Актриса Елена Подкаминская дала интервью о сериале ИП Пирогова

18 февраля в эфир канала «Супер» вышел сериал «ИП Пирогова». По сюжету главная героиня (Елена Подкаминская) разводится с мужем из-за его измены и начинает заниматься кулинарным бизнесом. «Я Покупаю» поговорил с Еленой Подкаминской о том, похожа ли она на свою новую героиню Веру Пирогову и почему никогда бы не смогла быть такой «уютной» женщиной.

Еще в «Кухне» меня постоянно спрашивали, научилась ли я готовить на площадке.

Елена Подкаминская

А я вообще-то как арт-директор ресторана к кухне не имела никакого отношения. В сериале «ИП Пирогова» тоже не вожусь с ингредиентами. Это не кулинарное шоу, нам интересны взаимоотношения людей. И я, как говорит Ширвиндт, постоянно взаимоотношаюсь: с дочкой, папой, мужем, бывшим парнем или подругами… Так что не до рецептов. Мне очень везет в этой истории: я постоянно напиваюсь и кого-то избиваю (смеется).

«Люблю не приторную дружбу»

Я верю в женскую дружбу. У меня есть подруги, с которыми дружу уже много лет. Мне вообще везет с друзьями: всегда попадаются очень интересные люди. И я рада, что у моей героини Веры тоже есть подруга. Мне нравятся их отношения: не сладкие или пресные, а с юмором и огоньком.

«Я яростная, но в жизни никого не била»

По сюжету моя Вера бросает торт в лицо своей сопернице, которая увела у нее мужа. Но самое страшное —  это бросаться яйцами или мукой. Их даже с четвертого раза не вымыть из волос (смеется).


Раньше такого делать мне не приходилось (смеется). Хотя спросите режиссера, я очень темпераментная и яростная, особенно, когда дело касается работы. Со мной порой бывает не сладко. В поиске идеальной сцены непримирима. Но честное слово, никого в жизни не била (смеется).

Елена Подкаминская и Вера Пирогова — два разных человека

Для меня проект «ИП Пирогова» – парадоксальная история, так как я не ощущаю себя настолько домашней и уютной женщиной, как Вера. Моя жизнь в основном протекает на работе. В отличие от Веры — ни разу не сладкоежка: ни пироги, ни торты, ни пирожные меня не привлекают. Тем интересней было сыграть роль так, чтобы зритель поверил, что я все это могу, люблю и легко делаю! Надеюсь у меня это получилось. 

Что касается вкусов на мужчин — мы тоже не похожи. Я, слава богу, не испытывала тех ужасов, которые выпали на долю Верки. Предполагаю, что не смогла бы простить мужу измену и предательство.

А если бы меня заперли дома, была бы крайне неприятной женщиной, грызла мебель и бросалась на домашних. Мне нужно работать, куда-то двигаться, а потом уставшей возвращаться домой и быть счастливой и там, и там. Но конечно, дома я контролирую всю движуху, знаю, какое у детей расписание, потому что составляю его сама. И я всегда на связи.

Мне импонирует образ Веры, ее манера одеваться. Я люблю это свободное и расслабленное состояние: кроссовки, джинсы, рубашки. Даже для свидания в кино она не прихорашивается — скинула фартук, и порядок. Ну, и правильно, это ее стиль, в конце концов, и с какой стати его нужно менять?!

Мне кажется, в юности Вера была немного шальной и даже дерзкой и смелой, с изюминкой авантюристки. У нее есть внутренний стержень, гордость и целеустремленность. При этом она ранимая и живая. В Вере много противоположных качеств. Мне как актрисе интересно играть неидеальную женщину, которая может унестись в рискованные дали и совершать страстные, неоднозначные поступки.

Единственное, в чем мы похожис Верой, так это в манере действий в стрессовой ситуации. Ни я, ни она не будем сидеть сложа руки и биться головой о стенку. Нам важно переключаться и действовать.

Сериал «ИП Пирогова» в эфире канале «Супер» с 18 февраля

Больше интервью с актерами «ИП Пирогова»:

www.yapokupayu.ru

«Никогда не откажусь от хулиганства с мужем на двоих» — tele.ru

— Расскажите про свою новую героиню Веру, за что вы ее полюбили и какими собственными чертами и привычками одарили?

— Ну как рассказать о любви к образу?! Как это возникает? Точно не через голову, умозрительно, а как в жизни — вспышкой! Сначала я не могла ухватить что-то важное в Вере, не понимала, что со мной не совпадает. И вот однажды, в одной сцене, я уловила ее тон: деловой, без намеков и извинений, расшаркиваний — прямо, коротко и просто. А я иногда, когда надо сказать в лоб, боюсь обидеть человека и веду витиеватые разговоры. Тут все и совпало — вот она, моя Вера! Для меня это ощущение радости от попадания в ее тон, мимику, пластику, характер созвучно любви. В процессе работы на площадке возник взаимообмен между чем-то индивидуально моим и характерным для образа Веры! Главное, о чем я мечтала, — создать ее мир, жизнь узнаваемой женщины, которая станет всем близкой и родной и которую, надеюсь, полюбят.

— В какие моменты в домохозяйке Вере можно будет узнать Елену Подкаминскую?

— В моменты проявления любви к своей дочери! Здесь у меня с ней полное совпадение. Я безумно люблю Полю и Еву, если на горизонте появляется опасность, сразу готова кинуться на защиту детей и «загрызть» любого! Короче, мы с ней прежде всего мамы.

Как и Вера, не прощу предательства, но ошибку — да! Правда, не сразу. Мы с ней перфекционистки: взял планку — может быть только выше! Темперамент у обеих взрывной, но вот треснуть по лицу тортом, наверное, не смогла бы, хотя опыт моей героини надо учесть — глядишь, пригодится когда-нибудь. Непохожестей много. Например, не могу много выпить спиртного: полбокала — и улетаю! Вера явно покрепче. И, похоже, получает удовольствие. (Смеется.)

— Вам приходилось немало готовить на съемках этого сериала. А в жизни вы любите это дело? Вообще, как проводите время наедине с собой?

— Если откровенно, то приготовление блюд у меня вызывает больше страх, чем удовольствие! (Улыбается.) Когда отрабатывала профессиональный навык с бренд-шефом, то свой «кулинарный шедевр» запретила есть всем, дабы никого не разочаровать. На съемках я тысячу раз переспрашивала консультанта-кондитера, как пользоваться кухонными принадлежностями, выгляжу ли как настоящий кондитер. Я не из тех женщин, которые умеют удивлять семью пирожками, интересными блюдами и уж тем более тортиками. (Улыбается.) Безусловно, своей семье умереть с голоду не дам, но мотивации встать к плите и всех поразить у меня пока нет.

Елена на занятиях балетом в детстве. Фото: Из личного архива Елены Подкаминской

А о времени наедине с собой… Вот вы сказали, и я в блаженстве стала о нем мечтать. (Улыбается.) Пока дети маленькие, у меня не бывает подобной опции. Скажу больше: в моих мечтах самое земное, например, сходить с мужем в кино, просто почитать, чуть-чуть полениться.

— Ваша героиня становится владелицей собственного «сладкого» бизнеса, а у вас есть деловая хватка? Не думали по примеру некоторых коллег открыть ресторан, салон красоты?

— О, вы хотите потом прочитать о полном крахе бизнеса актрисы Подкаминской? (Смеется.) Контролировать все это, вникать… Это другая жизнь и точно не моя. Возможно, я что-то в себе недооцениваю, не понимаю и «вулкан» проснется, но сейчас я бесконечно далека от бизнеса.

— Насколько вам близка психология домохозяйки? И возможно ли представить вас в реальной жизни в этом качестве?

— Как там говорится?! «Когда рак на горе свистнет?» Вот это мой случай. Не представляю, что должно произойти, чтобы я однажды осталась дома, стала готовить борщи, печь оладушки и пироги. Даже мои близкие говорят, что мне нельзя не работать, — я просто становлюсь опасна для совместного проживания. (Смеется.)

— Этот год у вас юбилейный. Что считаете своим главным достижением к сегодняшнему дню?

— Главное мое достижение, гордость, забота и радость — дочери! Поля и Ева. Это сердце моей жизни. Я думаю, жизнь, судьба ребенка зависит от самых близких и родных людей — мамы и папы. Поэтому всегда откликаюсь на желания моих девочек и поддерживаю их самостоятельность и инициативность, развивая их внутренний мир, интерес к жизни и свободу.

А в профессии у меня появилось какое-то новое ощущение силы и уверенности. Человек я скорее сомневающийся, чем дерзкий, хотя всегда готова к риску и полету. Видимо, должна была многое пройти, совершить немало смелых поступков, чтобы появилось ощущение, что я могу, я есть, имею право! Это бесценное чувство, и оно теперь во мне. Очень серьезный прорыв, мне кажется, произошел в работе над моноспектаклем «Неосторожная актриса». Мой учитель, актер и режиссер Театра им. Вахтангова профессор Алексей Кузнецов, который этот спектакль со мной сотворил, вывел меня на другую орбиту понимания актерского существования и мастерства! Так что какие-то положительные результаты к юбилею достигнуты… (Улыбается.)

Репетиция спектакля «Неосторожная актриса» — с режиссером Алексеем Кузнецовым. Фото: Сергей Медведев/Из личного архива Елены Подкаминской

— Вы проходили какие-то кризисы — возрастные, душевные?

— Кто ж эти кризисы — душевные и возрастные — не проходил?! А вот что- то понять в этом и в чем-то изменить себя очень непросто. Человек переживает эти кризисы достаточно незаметно, если у него есть помощники, прежде всего — родители. Мне повезло: мои родители — педагоги от Бога и потрясающие профессионалы. Папу мы иначе как «гуру» не называем. Поля говорит: «Дедуля, так как ты в этом вопросе у нас главный, скажи…» А мама — феерия! Она чувствует каждый нюанс души ребенка, дети ее обожают и любят самозабвенно. Родители незаметно провели меня через все кризисные периоды так, что я не особенно это почувствовала. Правда, душевных перипетий хватало, но и здесь их помощь была определяющей.

С родителями — Светланой Евгеньевной и Ильей Михайловичем. Фото: Из личного архива Елены Подкаминской

В последнее время стала задумываться о том, как не печалиться и искать возможности для поддержания себя в форме, независимо от возраста. Количество бессонных ночей за последние полтора года, череда перетекающих друг в друга проектов, кормление Евы по требованию в любое время суток не прибавили мне приятного ощущения от себя как женщины. Я только сейчас, на отдыхе, понемногу воскресаю: стала делать физические упражнения, больше сплю, гуляю, плаваю, наконец-то уделяю себе время и накапливаю энергию. Мне важно нравиться самой себе, почувствовать свою женскую силу. За годы безостановочной работы я подрастеряла это ощущение «брызгов шампанского», как говорит мой учитель Александр Анатольевич Ширвиндт. (Улыбается.)

— Вы производите впечатление человека эмоционального, но при этом весьма рассудительного. А способны на безрассудные поступки?

— Если это связано с экспериментом в работе, риском — очень даже пожалуйста! А в жизни безрассудства не хочется совсем, мне кажется, сейчас наступило время поиска упорядоченности, цельности, точки покоя. Но никогда не откажусь от хулиганства с мужем на двоих. (Смеется.)

— Вы романтик по жизни? Вам важно, чтобы мужчина совершал ради вас безумства, подвиги?

— Я неисправимый романтик, но слово «подвиг» подозрительное и меня настораживает. (Смеется.) Сейчас, конечно, не время Пиросмани, который укладывал цветами дорогу к дому любимой женщины, но какой-то джентльменский поступок мужчины в нашем бешеном ритме жизни уже воспринимается как целая площадь цветов (Улыбается.) Да даже просто возможность в обнимку прогуляться с любимым кажется сейчас, в наших родительских реалиях, верхом романтики. (Улыбается.)

— Как проводите время после завершения съемок проекта «ИП Пирогова»? Каков он, ваш идеальный отпуск?

— Идеальный отпуск — это когда все происходит так, как ты хочешь. А такого быть никогда не может, если, конечно, ты сам себя не уговоришь, что у тебя все идеально. Поэтому расскажу, как я стараюсь сделать свой отпуск полезным для себя и моей семьи, ну и, конечно, чтобы мгновения моих счастливых мечтаний приблизились к реальности.

Кадр из сериала «ИП Пирогова». Фото: Yellow, Black and White

Прежде всего я мама, которая уж очень много работает, и в отпуске дети мамой должны полностью насладиться. А я ими. Поэтому идеально, когда мои дочери рядом и тискают, обнимают, целуют меня, по мне ползают, со мной играют, пляшут, смеются, и я вижу, что они счастливы. Прекрасно, когда нет работы, солнышко радует своим светом и теплом, когда рядом шумит море и очищает своим прикосновением от напряжения, беготни и вечной ответственности. Я люб­лю уединение, которого почти не бывает. Люблю, когда рядом муж и мы можем наслаждаться свободой и общением. Главное, никуда не спешить и чувствовать, что мы понимаем друг друга.

— А вы действительно брали с собой на съемки младшую дочь Еву? Может быть, она где-то в кад­ре появится?

— В кадре Ева не появится, а вот то, что она провела со мной почти все съемочное время, факт! Я же ее кормлю, поэтому без мамы никуда. Вернее, без Евы никуда! Благо съемки проходили там, где с ребенком можно было гулять в парках и других интересных местах.

— Вы строгая мама или демократичная? Вот у японцев, например, есть традиция до определенного возраста разрешать детям абсолютно все: никаких «нет» и «нельзя».

— Как мама, я начинала не с белого листа и продолжила традицию воспитания, которую установили мои родители: в ребенке надо развивать внутреннюю свободу, его собственный мир. Это ничего общего не имеет с представлением о свободе как некой вседозволенности. Просто с самого рождения важно распознавать, откликаться и научиться идти за желанием ребенка. За его «хочу».

В этом «хочу» целиком выражена его свобода. Здесь скрыто для меня самое главное: давать моему чаду возможность себя выражать, быть инициативным! А мы сразу бросаемся приучать его к чему-то нормативному, правильному и полезному, а момент его собственного самостоятельного действия пропускаем. Через какое-то время это вообще становится неважным — родители перестают понимать ребенка, парализуют его активность и жажду деятельности. А надо наоборот: идти во все «правильное и нормативное» через самого ребенка, его желания и действия.

Фото: Николай Зверков/Yellow, Black and White

— В ком из дочек больше себя узнаете? Чем они вас в последний раз удивляли?

— На первый взгляд кажется, что со мной у дочерей нет ничего общего и похожи они на папу. Но так было и со мной в детстве: все безоговорочно признавали, что я похожа на папу, а сейчас говорят: вылитая мама. Во всяком случае, в том, что относится к ее пластике и мимике. Обе мои девчонки музыкальные, артистичные, плясуньи и похожи в этом на меня абсолютно. Удивляют меня доченьки постоянно. То, как старшая размышляет о жизни или как младшая открывает для себя что-то новое, каждый раз вызывает восторг и восхищение.

— Второй раз вы стали мамой всего год назад. Прочитала, что Еву вы рожали дома. Чем это было продиктовано?

— Естественное родительство — не только опыт и практика, но и некая система взглядов, теория. Начав самообразование, я обратилась к трудам Мишеля Одена, и уже тогда у меня возникла мечта о домашних родах. С Полей воплотить ее я не решилась, хотя уже на следующий день после рождения дочери ушла домой: медсестра попыталась ее у меня забрать и приобщить к дружно кричащим в другом помещении детям, ну и, как принято, накормить какой-то молочной смесью. К тому же место, где я рожала Полю, мной воспринималось как больница со всеми вытекающими отсюда негативными эмоциями. Было неуютно, недушевно, шумно, в общем — атмосферно холодно.

С Евой я решила свою мечту воплотить и не могу передать, как это для меня, мужа и Евы было чудесно: твоя только что появившаяся на свет доченька лежит рядом, горят свечи, тихо звучит музыка… Атмосфера тишины и покоя, домашнего уюта и красоты, уверена, благостно повлия­ла на Еву. А я запомнила это как счастье.

Фото: Yellow, Black and White

— Вообще, какие эмоции вам подарило второе материнство? Что-то новое для себя открыли?

— Иногда думаю о том, что материнство — это безграничное терпение, внутренний диалог и глубокая работа над собой. Постепенно ты становишься мягче, терпеливее, умнее, изобретательнее. Мое общение с детьми всегда связано с достаточно строгим и бескомпромиссным к себе отношением. Я сложно прощаю себе какую-то несдержанность, резкость, как говорят, выход из себя, которые могут ранить ребенка. Об этом я помню, даже если он тысячу раз не прав. Порой кажется, что терпение вот-вот лопнет и я разорвусь, но держусь и стараюсь, оставаясь с детьми на дружеской волне, развернуть их в правильное русло.

Никогда не строю, не пробуждаю в них страх. Только — понимание, почему я так поступаю. Я думаю, второе материнство сделало меня еще терпимее и добрее. У нас с мужем есть традиция: мы каждый вечер обсуждаем, что нового заметили у Евы: «А ты обратил внимание на то, что она…?!» — «А ты видела, как она…?!» Мы так влюблены в нее, что не можем не насладиться ее жизнью, новыми достижениями и открытиями, не можем не восхищаться, не делиться своей радостью, что она у нас вот такая чудесная. (Улыбается.)

— С Евой вы планируете повторить свой материнский подвиг — кормление грудью до двух с половиной лет, как это было с Полиной?

— До какого времени кормить грудью ребенка — не простая формальность. Все очень индивидуально, и нужно почувствовать момент. Ева уже сейчас ест и овощи, и фрукты, и каши, и разную белковую пищу, но про грудное молочко не забывает. Сейчас я не чувствую, что она готова к отлучению от груди, хотя наша еда ей доставляет огромное наслаждение и она очень ревностно относится к тому, что в тарелке у Поли. Обожает ее, доверяет, играть с ней готова бесконечно, слушает, чему та ее учит, но когда дело касается еды, прямо рычит, если Поля, не дай бог, посягнет попробовать что-то из ее тарелки!

— Полина уже школьница. Какие таланты и способности в ней отмечаете и стараетесь развивать?

— В этом году Полина начала осваивать курс начального школьного обучения, но в рамках семейного образования. Считаю, что такой подход больше соответствует личностному и индивидуальному развитию дочери. Семейная форма обучения дала мне возможность насытить жизнь Полины интереснейшими предметами: французский язык, танец и растяжка, джазовый вокал, элементарное музицирование и фортепиано, изобразительное искусство, спорт…

C дочерью Полиной. Фото: Вера Ундриц/Из личного архива Елены Подкаминской

Жизнь у нее деятельная и интересная, творчески насыщенная. Пока ей это все доставляет удовольствие. Те, кто с ней общаются и ее развивают, — люди незаурядные. При такой форме обучения вся ответственность за прохождение школьной программы лежит на родителях — ребенок занимается дома, а свои знания подтверждает в школе на аттестации.

Скажу, что эксперимент первого года семейного обучения завершился успешно. Я видела, как Полина готовилась к промежуточной аттестации и встрече с совершенно незнакомым ей учителем в школе, в которой она никогда не была. Я страшно волновалась, потому что помню собственную внутреннюю эмоциональную напряженность, которую испытывала в школе. Полина же была абсолютно спокойна и свободна. Она отвечала на все вопросы, показала быструю реакцию и искреннюю заинтересованность в происходящем, никакого страха и волнения.

В вопросах домашнего обучения для меня главным является учитель, его профессионализм и способность заинтересовать предметом. Учебная нагрузка у Полины немаленькая, но так как обучение проходит интересно, ее это не утомляет.

— Не за горами День влюбленных — 14 февраля. Для вас это праздник?

— Отношусь к этому празднику более чем спокойно, как и к Дню матери, Дню обниманий, поцелуев и улыбок… Предпочитаю любить и целоваться, а также защищать детей изо дня в день. (Улыбается.) А вообще я бы с удовольствием все праздники проводила на отдыхе. Здесь под дуновением теплого ветра всевозможные приятности чувствуются несравненно сильнее.

— Девиз вашего фильма: «Рецепт счастливой семейной жизни как рецепт вкусного торта». А какие ингредиенты в нем должны быть? Ваш личный рецепт семейного счастья?

— Думаю, любой торт, даже по самому проверенному рецепту, может приесться. Поэтому важно разнообразие, в какой-то момент дать почувствовать ему себя «Наполеоном», в другой раз вспылить и оставить после себя «Графские развалины». (Улыбается.) Женщина должна уметь восхищаться своим мужем и поддерживать его во всем. Никогда не цыкать, закатывая глаза. Юмор, легкость — превыше всего. Отпускать, не выяснять, не жужжать и не тарахтеть, ну и, конечно, не лежать как «Полено». (Смеется.)


Елена Подкаминская

Родилась: 10 апреля 1979 года в Москве
Образование: Театральное училище имени Б.В. Щукина (курс А. Ширвиндта)
Семья: замужем; дочери — Полина (8 лет), Ева (1,6 года)
Карьера: актриса театра и кино, снялась более чем в 40 фильмах и сериалах, среди которых: «Научи меня жить», «Я вернусь», «О чем говорят мужчины», «Любовь напрокат»,  «Кухня», «Кухня в Париже», «Другие»

www.tele.ru

Елена Подкаминская: «Путать красную дорожку с семейной жизнью мы не планируем» | Интервью

Недавно появилась информация о второй беременности актрисы, которую она сама не скрывает, но и не афиширует. Однако нашему журналу Елена решила рассказать о новых обстоятельствах жизни.

Лена, знаю, что вы с большим сомнением решились на этот разговор, — колебались, надо ли рассказывать о переменах в вашей жизни…

(Перебивает.) И до сих пор внутри меня всё против этого решения. (Смеется.) Я не стремлюсь делать инфоповод из личной жизни. Более того, думаю, что на нее это влияет скорее отрицательно, чем положительно, а иногда и вовсе разрушительно. Смотря, конечно, как сам человек к этому относится, но я склонна думать, что счастье любит тишину. Я всегда переживаю за близких и не хочу, чтобы им было некомфортно из-за чрезмерного интереса чужих людей к перипетиям моей жизни. После развода, например, и мне, и им пришлось достаточно претерпеть от разных пересудов и комментариев.

Среди ваших коллег немало тех, кто инициирует публикации подобных историй в журналах.

Не берусь об этом судить, у каждого свое понимание того, как себя публично представить. Для меня наше интервью на тему частной жизни скорее эксперимент, в результате которого я надеюсь уберечься от надуманных и глупых фантазий. Но возможно, я пребываю в иллюзиях! (Улыбается.)

А ваш избранник готов к вторжению прессы в его жизнь? Он не из вашей профессии?

Да, он не актер. Надо сказать, что у меня всегда было какое-то недоверие к этому фронту мужчин. (Смеется.) Его совершенно не интересует публичность, и он против вторжения в наше личное пространство. С нами как-то не вяжутся эдакие зарисовки из семейной жизни на страницах журналов: «милый пикник на лужайке», «вот мы отжимаемся в спортивном зале», «вот мы едем вместе в машине и желаем всем доброго утра». В общем, путать красную дорожку с семейной жизнью мы не планируем.

Лена, скажите, а это новое чувство накрыло вас сразу после развода или, может, стало его причиной?

Я знала, что вы спросите об этом. После развода я достаточно долго была одна и в этот период испытала разные чувства — от одиночества до безнадеги. Даже думала, что у меня в личной жизни уже ничего не сложится. Я перфекционист, и в отношениях с мужчиной для меня многое важно. Но главное, что я вообще не понимаю жизни без любви. Для меня это просто какая-то бессмыслица. Знаете, порой в кафе слышишь обрывки фраз — подружки встретились и друг с другом болтают — как знакомиться, где?! Но разве это можно спрогнозировать, устроить, продумать? Всегда всё непредсказуемо и драматично: либо случилось, либо не случилось. И бесполезно рисовать его портрет, писать какие-то списки, каким он должен быть. Каждая подобная встреча — это чудо, искра, какое-то совпадение, где ты вдруг почувствовал, что тебе хорошо. Ты любишь и ты счастлива, когда вы вместе.

Вы сказали, что не видите жизни без любви. А что вы называете любовью?

Думаю, любовь не поддается определению. Словами это не выскажешь, если только косвенно… Может быть, некое интуитивно ощущаемое «это мое». С этим человеком хочется всё время быть, вместе дышать, развиваться, смеяться, обниматься, советоваться, строить свою жизнь. Я еще в юности поняла, что надо всё делать по любви. Только любовь способна к долготерпению, приятию всего в другом, к пониманию и прощению, а главное, к созиданию. Всё, что надуманно и прагматично, всё, что выстроено в связи с удобством и комфортом, в конце концов тебя омертвляет, лишает внутренней свободы и искренности. Печально, когда ты себе лжешь. Любовь — это какое-то волшебство, которое окрыляет, наполняет жизнь смыслом. Уже скоро два года, как мы первый раз увиделись, хотя в тот момент даже не познакомились. Но почему-то хорошо друг друга запомнили. Прошло время, мы встретились — и произошел мощный эмоциональный взрыв… плодотворный взрыв. (Смеется.)

В прошлый раз, когда мы с вами общались, вы сказали, что «успех любит подготовленных». Это же можно сказать и про успех в личных отношениях?

Да, наверное. В ожидании отношений важно от отчаяния не бросаться во все тяжкие, а действительно настроить себя на встречу с настоящим. И я ждала этого «по-настоящему моего». Когда я готовила свою чтецкую программу «Неосторожная актриса», то однажды, придя на занятия к своему педагогу, сказала ему: «Алексей Глебович, труба, умираю». А он ответил: «Ничего, потерпи, сделаешь свою программу — и начнется другая жизнь». Вот ведь как в воду глядел! (Смеется.)

Помните, что испытали, когда узнали, что беременны?

Это не был шок, это была… радость. «Какой интересный поворот в жизни», — подумала я. (Смеется.)

Как отреагировала на новость о вашем положении дочка Полина? Как вообще приняла вашего избранника? Ей, наверное, сейчас сложнее всего.

Начну с того, что ко мне, маленькой, родители всегда относились как к индивидуальности и не стремились напичкать меня знаниями, быстро приучить к правилам поведения. Им всегда было важно найти путь к моему сердцу. И я чувствовала, что сама совершаю маленькие открытия. Невольно это стало и моим способом общения с ребенком, где понимание того, что тебе самому необходимо меняться и искать понятный ребенку язык, побуждало к особой близости и эмоциональной связи с Полиной. Это, безусловно, непростой процесс, но он дает возможность Полине самой открыть что-то главное в этом мире. Слава богу, что мы с папой Полины (бывший муж Елены — бизнесмен Александр Пляцевой. — Прим. ОК!) полностью совпали в таком отношении к ребенку и воспитываем ее в любви, в добре, в доверии к миру и открытости людям. Всё это в сложной ситуации развода помогло нам полностью исключить перенос на ребенка какого-то негатива, переживание ею отрицательных эмоций. И мои новые отношения она приняла по-дружески и очень естественно.

Вам удалось сохранить с Александром теплые отношения?

Я счастливый человек, как бы громко и пафосно это ни звучало. Я знаю, как некоторые разводятся, сколько за этим обид, сколько рвачества, глупого самоутверждения, бесконечных конфликтных ситуаций…

Мы с Сашей сделали это настолько мягко, настолько по-доброму, интеллигентно и цивилизованно, что я бы такого пожелала всем. У ребенка есть любимые папа и мама, и папа по-прежнему каждый день участвует в ее жизни. Конечно, у Полины сейчас много вопросов, она пытается понять суть новых обстоятельств. Если бы вы знали, какое количество месяцев вокруг этой темы выстраивалась огромная работа.

Мой папа, спасибо ему большое, придумал целый цикл сказок, чтобы метафорически, а не впрямую открыть для Полины смысл перемен в нашей жизни, и Полина всё поняла и удивительно на это откликнулась. Мой избранник тоже человек интеллигентный и умный, он очень грамотно строит свои отношения с Полиной. Всё наше общение — это дружба, игра, много-много смеха, интересных разговоров, когда ребенок главный и вокруг него любовь и забота.

Когда в вашей жизни появилась Полина, вы практически отошли от дел — занимались ребенком, наслаждались материнством. Сейчас планируете сделать большой перерыв?

Наверное, снова отойти от дел у меня не выйдет. Тогда, семь лет назад, у меня еще не было такого насыщенного съемочного графика. Я была занята больше в театре. И вообще не было ощущения, что я в потоке и в постоянном цейтноте. Потому были и йога для беременных, и масса литературы по естественному родительству, и свежий воздух… Хотя нет, вру, помню, что до четырех месяцев еще прыгала на сцене Театра сатиры в спектакле «Слишком женатый таксист»! (Смеется.) А сейчас всё по-другому. Я уже не могу, извините, дрыхнуть столько, сколько захочу. Рано утром звучит «бодрящая» фраза «Мама, вставай, я есть хочу», надо срочно оживиться и собрать Полину на занятия… Да и сама жизнь стала интенсивнее, работать приходится постоянно, хотя ритм, конечно, сбавила. Уже который месяц думаю: «Так, вот сейчас это закончится — и уедем куда-нибудь к морю и будем дышать, наслаждаться ничегонеделанием». Вот и в этом месяце не дышим, и что-то пока не пойму, когда все-таки задышим. (Смеется.) А вот остановиться и уйти в декрет, как это подобает нормальным женщинам, мне точно не удастся. Поэтому одна надежда на крепкий тыл и поддержку любимых и близких людей. Чтобы везде и всюду преуспеть, нужна, конечно, невероятная энергия. Ох, если бы эту главную драгоценность где-нибудь выдавали по талончику! (Смеется.)

Чем вы сейчас заняты?

Сейчас у меня озвучивание проекта под рабочим названием «Дневник Надежды». Так совпало, что на момент съемок сценарий фильма и образ героини оказались со мной невероятно созвучны. Было категорически важно после Виктории Сергеевны (героиня Елены в проекте «Кухня». — Прим. ОК!) не впасть в повтор и тиражирование ее образа. Потому я так обрадовалась своей Наденьке. Мягкая, нерешительная, немного чудаковатая, рассеянная, она сталкивается с проблемой миллионов женщин: после распавшегося брака она одинока, воспитывает дочь и никак не может встретиться со своим счастьем. В фильме у меня три прекрасных партнера, а у Нади в процессе всей истории возникают отношения с каждым из них. Один — ее любовник Роман (Алексей Барабаш) — женат. И она находится в каких-то невообразимых иллюзиях, что их отношения переменятся и будет им счастье. Другой — Андрей (Кирилл Кяро) — совершенно противоположный Роману человек: немного странный, вдруг появляется и вдруг исчезает, он не врет и не завоевывает, не говорит красивых слов, как любят женщины, но рядом с ним надежно и устойчиво. Постепенно Надя начинает идти навстречу этому человеку и вдруг ошибается, и они расстаются. В этом зазоре появляется старый друг Боба (Максим Виторган), который так любит Надю! Да еще и живет припеваючи в Америке. Чем не жених?! Может, на всё наплевать и уехать?! Нет… Без любви не получается быть счастливой. Это одна история, финал которой зрители узнают, посмотрев фильм. А еще я умудрилась сняться в пилотном проекте «Гимнастки», уже будучи беременной, пока ничего не было видно. Я честно призналась режиссеру и оператору, что немного не одна приду на площадку. (Улыбается.) Но пилот мы отсняли. Я играла роль главного тренера сборной нашей страны по художественной гимнастике, и это был очень интересный опыт — погрузиться в образ незаурядного человека огромной воли и силы.

Вы играете Ирину Винер-Усманову?

Ирину Винер я впрямую не играю, но она является прообразом моей героини. Поэтому в процессе работы над ролью я пересмотрела все возможные передачи и интервью с Ириной Александровной, чтобы ухватить и понять нечто существенное для ее личности, что ею движет в таком титаническом труде со своими воспитанницами. Один раз мне удалось побывать на тренировке в спортзале и тихонько записать на диктофон ее комментарии. Многие фразы великого тренера меня зацепили, и потом во время съемок я находила точки, где ее высказывания и стиль общения точно вписывались в контекст ситуации. Она необыкновенный человек, и мне было безумно интересно двигаться в пространстве ее образа. Выразить драматизм личности тренера, перед которым есть одна сверхзадача — достижение ее учениками выдающегося результата, — ох как непросто! Для тренера это очень жесткая, а порой жестокая работа и миссия. Оказавшись в этом проекте, я, в общем-то, спортивному миру высоких достижений ужаснулась. Та форма, в которой они добиваются высочайшего результата, для меня просто…

…неприемлема?

Да, неприемлема. Для меня это какой-то ад на земле, жертвование свободой, радостью жизни и даже своей индивидуальностью. Процесс движения к результату нереально сложный, всё в себе надо подчинить высшему эталону спортивного и художественного качества. Где берется у тренера воля и сила правильно вести за собой ученика к триумфу, ни на йоту не отступая от поставленной цели? Ирина Винер абсолютно доминирующий человек, всё крутится вокруг нее, все ей верят и за ней следуют. Я совершенно другой человек, хотя и не обделенный лидерскими качествами, но это не мой способ достижения цели.

Вот вам несколько характерных высказываний Ирины Александровны. (Лена достает из сумки листы бумаги с высказываниями Ирины Винер-Усмановой.) «Слово «устала» придумано взрослыми, чтобы лень скрыть», «Любить свое дело и очень много работать с удовольствием, а не потому, что так положено», «У тренера должны быть глаза, связь с космосом, с Богом. Только он знает, как дать человеку, как сказать, чтобы он пошел и выиграл золотую медаль», «Нужно работать на две головы выше — и ногами, и головой, и сердцем, и любовью», «Олимпийский девиз — преодолеть себя». Еще она всё время побуждает гимнасток «войти в поток». И эта мысль «войти в поток» очень мне созвучна как актрисе…

Надо думать, что как мама, выступающая за гуманное воспитание, в художественную гимнастику вы Полину вряд ли отдадите.

У нас пока даже с балетом не сложилось. (Улыбается.) Несколько раз, правда, Полина уже начинала им заниматься, но преподавателям увлечь ее не удалось. А палочную дисциплину я не приветствую категорически, потому что сама в детстве занималась балетом и мне запомнилось, как нас там и по заднице били, и ноги выворачивали, и покрикивали, — в общем, было страшновато. У Полины немедленно пропадает интерес, когда она слышит «делай раз, делай два». С очень раннего возраста она начала импровизировать под музыку, и сейчас я просто летаю от того, как она это делает. В этих случаях мамы говорят: «Ну, это у нее от меня». (Смеется.) Поэтому пока мы занимаемся растяжкой, развиваем чувство ритма. Я решила, что нужно дождаться того возраста, когда у нее появится мотивация научиться каким-то формам, различным элементам танцевального движения и не следовать этому механически, а самой захотеть. У меня в моей специальности именно так и случилось. Я сама загорелась своим делом, и это дает мне колоссальный стимул: даже если я погибаю от усталости, недосыпа, ощущения, что сама себе не принадлежу, чувствую, что это мой огонь, мое желание, моя жизнь.

Лена, вы пытаетесь растить ребенка в тепличных условиях. Не боитесь, что потом ей будет непросто в мире, который полон не самых добрых людей?

Так и что же, быть злым, настороженным, наполненным страхом и недоверием к людям и миру: а вдруг кто-нибудь ударит?! Я верю, что каждый из нас в итоге встречает «своих людей» — тех, с кем будет тепло, радостно и счастливо. Мы ведь ее не балуем и соломки не подстилаем, просто любим, просто помогаем открывать мир, начинать мыслить. Как это можно делать с недоверием и без любви? Я смотрю на нее и вижу: она уверенно и очень свободно выражает свое мнение, знает, чего хочет, она идет к своей цели и добивается ее по-взрослому. Полина очень открытая, доверяет нашему мнению, понимает и слышит своих близких. Важно, когда ребенок тебя уважает и что-то правильное делает не потому, что тебя боится. Я это ценю и стремлюсь именно к таким отношениям. Конечно, иногда я думаю: «Господи, как же тяжело, сейчас бы просто сказала «надо так», и всё!» А потом понимаю, что тупым послушанием ребенка проблему не решить, беру себя в руки и придумываю, как развернуть ситуацию в правильное русло.

У нас в съемке есть кадр, где вы делаете селфи. Как выяснилось, вы сделали это специально для нас: в вашем аккаунте в Instargam не найти подобных фото. Почему?

Мы еще с детства знаем ответ на вопрос «Я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?». Вряд ли меня этот ответ устроит, понимаете? (Улыбается.)

Нет, не понимаю. Мне кажется, что вы очень фотогеничная и красивая девушка.

Может быть, я просто не до такой степени в себя влюблена? (Смеется.) Для меня это какое-то совершенно неорганичное действие. Возможно, просто привыкла, что меня снимают профессиональные фотографы и мне незачем саму себя удовлетворять в этом плане! (Смеется.) Конечно, впечатления от пользователей в Instagram бывают самые разные. Мне нравится, например, как поэтично и интеллигентно ведет свой профиль Оксана Фандера. Она всегда чувствует природу, пишет о том, что читает, о чем думает, и к такому интересно прикоснуться. Или, допустим, мой друг Дима Нагиев: появился, выдал перл и дальше живет своей жизнью. Ну невозможно демонстрировать каждый свой шаг: «я в ресторане одном, потом с подругой в другом», «здесь мои ноги на природе, а здесь в интерьере» и «полный отчет по тарелкам на завтрак, обед и ужин»… Мой Instagram — это больше рабочий инструмент.

Я люблю красоту, женственность, стильную одежду и готова делиться с подписчиками настроением и какими-то образами, которые мы часто придумываем с моими стилистом и визажистом. Но, честно говоря, сил и времени не хватает для более содержательного ведения своей страницы, а хотелось бы. Главное, чтобы это не стало безудержной зависимостью, когда ты увидел что-то красивое и тебе уже недостаточно созерцания.

Ты всё время думаешь: «Дай-ка это запечатлею, а вдруг пригодится». Когда это уже не просто для твоей души, а для того, чтобы кому-нибудь показать. Я, между прочим, в связи с этим «чтобы кому-нибудь показать» сомневаюсь на тему и нашего эксперимента с интервью: а нужна ли вся эта история?! (Смеется.)

Тем не менее «эта история» получилась очень симпатичной. Спасибо вам за доверие!

Спасибо вам, но в другой раз давайте больше поговорим о моей работе и, надеюсь, о новых ролях! (Смеется.)

Текст: Евгения Белецкая. Фото: IVSTUDIO. Стиль: Алеся Матящук

Макияж и прически: Алла Решетей

www.ok-magazine.ru

Елена Подкаминская: «Хочу защитить свою дочь от разочарований» | Интервью

Через несколько дней после фотосессии, во время которой Елена познакомила нас со своей трехлетней дочерью Полиной, мы с актрисой беседуем в гримерке киностудии, где проходят съемки третьего сезона сериала «Кухня». Она пришла со съемочной площадки, в макияже и в домашнем халате. В любой момент Елену могут позвать обратно: ее героиня появляется почти во всех сценах, график съемок очень плотный.

В углу гримерки образовалось стихийное спальное место — матрас и плед. Елена шутит: «Мне еще не приходилось давать интервью лежа». Мы садимся за стол, актриса окидывает взглядом натюрморт из трех стаканов с остатками кофе и сообщает, что никогда в жизни не пила столько кофе, как в последнее время: «Невозможно не принять капучинку на грудь, хотя я всегда была за правильный образ жизни, раздельное питание, отсутствие вредных привычек. Но очень спать хочется».

Судя по всему, у вас в жизни сейчас не самый легкий период.

Ритм работы сейчас очень напряженный. Мы прерывались на съемки полного метра «Кухни» в Париже. У меня это совпало еще и с началом проекта «Танцы со звездами». Потом в конце сентября стартовал театральный марафон: надо было отдать любимому Театру сатиры всё то, что я не успела сделать с начала сезона. Сейчас «три в одном» продолжается — съемки-театр-танец! Голова идет кругом, я пытаюсь сориентироваться и понять, что, где и когда происходит, а обилие историй и разных линий немножко сводит меня с ума. (Улыбается.) Но в целом я всем довольна. Очень приятно, когда выкладываешь в соцсеть фотографию со съемок, а у нее набирается огромное количество лайков. И комментарии такие: «Я страдаю без нового сезона, как дотерпеть до премьеры?» Эта любовь и доброе отношение зрителей делают меня счастливее.

Лена, расскажите, изменится ли как-то ваша героиня в новом сезоне?

В первую очередь изменилось ее отношение к Максу (герой Марка Богатырева. — Прим. ОК!). Когда мы начинали работу над проектом, я часто пребывала в конфликте с режиссером и сценаристами. Все хотели, чтобы моя героиня была стервозной карьеристкой, которая идет по трупам. Но это не мой почерк, и я ее смягчала, делала более женственной, ранимой. И теперь события, которые происходили в предыдущих сезонах, привели к тому, что Виктория окончательно разочаровалась в отношениях с Максом и решила: «Больше не хочу измен, не хочу боли, не хочу верить в нас». Она пытается уйти и поставить точку, но, как это часто бывает и в жизни, молодой человек начинает активно ее возвращать. Макс будет биться за нее. Пиковые моменты этой истории очень чувственны, и я надеюсь, что они взволнуют сердца зрителей.

Вы всегда стараетесь переделать свой персонаж под себя?

Я никогда не отдаюсь на волю режиссера полностью, а стараюсь придерживаться своего мнения и видения, иногда даже хитрю. От того, как я создаю актерский монолог, зависит очень многое: это меняет тональность образа, его интонации и смысл.

А какое место в вашей жизни сейчас занимает работа в театре?

Сезон идет полным ходом. Я играю, живу этим постоянно, работа не заканчивается, даже когда я прихожу домой. Но хочется научиться брать проекты по силам, потому что я не люблю ощущения надрыва, когда уже нет сил и хочется забиться в угол и выспаться. Наверное, я перфекционистка — стараюсь выдавать результат на самом высоком уровне. Иногда думаю: «Боже, боже, мне срочно нужно в санаторий!» Потому что по ночам иногда мне снится постановка какого-нибудь спектакля или танца. (Смеется.)

Кстати, вы очень здорово танцуете. Наверное, серьезно занимались этим раньше?

В детстве я мечтала стать балериной, танцевала в хореографической школе, но с нами очень жестоко обращались — выворачивали ноги, били по заднице. В общем, я решила это бросить. Когда поступила в Щукинское училище, тоже танцевала. Потом в театре, в спектаклях. Мне часто говорят, что я музыкальная. Видимо, помогает то, что в детстве я играла на фортепиано и флейте и соприкоснулась с подлинно гениальной музыкой. Но всё равно мои прежние занятия танцами нельзя считать профессиональными, это небо и земля по сравнению с тем, что я пережила за месяцы тренировок на проекте. Теперь, когда я поднимаю руки, то вижу, какие мощные у меня мышцы. (Смеется.) Чтобы танцевать, нужно быть выносливым, сильным человеком. У меня вроде стержень есть, нельзя сказать, что я слабая, иначе и Викторию Сергеевну не потянула бы. Но ребята, которые со мной работают, говорят, что мне не хватает жесткости, я вся такая мягкая, что ли. По субботам в эфире мы дарим людям праздник, но в будни, когда у меня смена с шести утра, а вечером спектакли, я еду в машине и плачу. Просто в качестве разрядки. (Улыбается.)

Похоже, вы все детство посвятили музыке и танцам. А куклы-то у вас были?

Куклы были. (Улыбается.) Но я училась и практически жила в школе искусств, которую создали мои родители. Однако я не воспринимала детство как сплошной труд. В коллективе царили дружба, любовь, понимание, преподаватели уважали индивидуальность ребенка. Были, конечно, и сложные программы, и высокие планки, но также было постоянное ощущение игры, праздника. Это было невероятно. В основном я дружила с ребятами из школы искусств. А во дворе я играла только когда ездила к бабушке в Евпаторию. Там мы с подружками по-настоящему отводили душу: бегали, бесились, веселились. Я была ужасная «общественница», очень коммуникабельная, и меня сложно было удержать на месте, меня всё время куда-то влекло.

Странно такое слышать после рассказа о музыкальных занятиях, ведь это как раз требует колоссальной усидчивости.

На фортепиано нужно играть по три-пять часов в день. У нас дома был кабинет, где стоял инструмент. Мама меня усаживала — она была моим педагогом — и слушала, а потом заводилась, делала замечания, что-то подсказывала. Мы с ней всё время были в таком смешном конфликте. Она закрывала дверь в кабинет, чтобы нам ничего не мешало, а я говорила: «Мама, я не хочу сидеть взаперти!» Свободы хотела. Занятия музыкой — это воспитание воли. Посидишь так на одном месте — и потом хочется бегать по потолку, особенно с моим характером. Я очень люблю движение, события, праздники. Мама с детства приучила меня к тому, что день рождения — это обязательно сценарий, новое платье, особенные песни, пляски, игры, фейерверк и радость. И я по сей день не терплю скучные праздники с застольями, болтовней и вручением подарков. Это ужасно! Мама всегда умела создать праздник, и мне хочется быть для своего ребенка такой же интересной, но пока выходит, что я рабочая лошадка.

Не опасаетесь упустить что-то важное в воспитании Полины?

Я считаю, что она окружена не­обыкновенными людьми, поэтому не опасаюсь. Сейчас, когда у меня со временем полная катастрофа, мне помогают родители. Дочка называет их «баля» и «деда». (Улыбается.) Также очень многое берет на себя мой муж и, конечно, наша прекрасная няня. У нас в семье полное взаимопонимание, все едины во мнениях по поводу воспитания. Но я, конечно, переживаю, что отдалилась. Когда Полина родилась, я была с ней постоянно, что бы ни происходило, и заканчивать грудное вскармливание было тяжело. Надеюсь, завал скоро закончится и я вернусь к своим материнским обязанностям.

Помнится, года полтора назад, когда мы общались с вами впервые, вы обмолвились, что вышли на работу через пару месяцев

после рождения Полины.

Да, я не знала, что такое быть мамой, и пообещала, что в феврале выйду в новой роли в спектакле «Таланты и поклонники», так как безумно о ней мечтала. В театре я в основном играю комедийные роли, так что драматические — это просто подарок судьбы. Я решила: ну что, ребенок в три месяца уже взрослый — конечно, сыграю! И это был конец света. Репетиций было мало, я придумывала свою Негину не прекращая грудного вскармливания, одновременно качала ребенка, развлекала и контролировала каждый вздох. Я была такая естественница, кормила Полину грудью до двух лет, поэтому брала ее с собой на съемочную площадку. В тот период мне больше всех помогал мой папа, потому что он стоически выносит любое напряжение, в отличие от моей впечатлительной и эмоциональной мамы. И мой папа, и муж дежурили около нее по очереди. И вот мы всей семьей, как цыганский табор, вваливались на площадку или в театр, а в перерывах я кормила Полину… В общем, по окончании всего этого я ползала по стеночке. По иронии судьбы моя героиня в «Талантах и поклонниках» говорит: «Петя, а в трудовой жизни бывает радость?» Никогда в жизни я не произносила эту фразу так талантливо. (Смеется.)

Вашей дочери на днях исполнилось три года. Что ее больше всего интересует?

Вы можете подумать, что я просто слишком люблю своего ребенка, но на самом деле она действительно безумно интересная, крайне эмоциональная, активная. Она танцует без остановки — прямо как я. Вообще творчество — это суть ребенка. Как-то Полина грустно пропела: «Мамы нет дома, она танцует с Андреем, он ее не побьет…» Я так смеялась! Она видела у меня на ногах синяки, которые я заработала во время танцевальных тренировок, запомнила, что это как-то связано с моим партнером, Анд­реем Карповым, и решила, что меня нужно защитить. Она очень ласковая, в ней живет какая-то безумная любовь. Потому что она с малого возраста у нас зацелованная. Очень важно ребенка любить. Был такой случай: я разрыдалась в торговом центре, когда увидела, как одна мамаша свою невесомую крошечку схватила — и головой в пол бац! А потом ушла вперед, и эта девочка осталась стоять одна в огромном торговом центре и рыдала от обиды и одиночества. Я думала, буду драться с этой женщиной! А потом все удивляются, откуда у нас люди такие… Всё идет из детства. Очень важно создать для ребенка мир, в котором он может быть смелым, свободным, открытым. И вот как-то я просыпаюсь оттого, что дочь меня зацеловывает и приговаривает: «Мамочка, просыпайся, мамочка, вставай…» Теперь, когда у меня что-то идет не так, я сосредоточиваюсь на этом моменте и думаю, что я все-таки очень счастливый человек.

Уже думаете о будущем Полины? Позволили бы ей пойти по своим стопам, зная, насколько тяжело бывает?

Мне бы, конечно, хотелось иного пути для нее. Моя профессия очень зависимая: случится или не случится, выстрелишь или не выстрелишь, заметят или не заметят. Если хочешь состояться, стать профессионалом, то помимо всего прочего важна удача, которая зависит от того, в какие режиссерские руки ты попадешь, какие у тебя будут учителя. Встретить хорошего режиссера и хорошего педагога очень сложно. Есть много, скажем так, самозванцев — людей, которые, не состоявшись как актеры, решают заняться педагогикой. Я вот не решаюсь взять на себя ответственность и пойти учить детей, не думаю, что созрела. Мне страшно оттого, что мой ребенок может попасть в руки новичков. Хочется защитить ее от разочарований.

Елена, а от чего зависит актерский успех? Вы ведь до «Кухни» очень много работали, но не были настолько популярны, как сейчас.

Случился тот самый выстрел, но его могло и не произойти. Когда я переживала по этому поводу, папа мне всегда говорил: «Работай. Нужно быть готовой. Ведь в твою жизнь в любой момент может прийти удивительная роль, а ты, не дай бог, не справишься». Бывает, актер выстрелил — и всё, у него крыша поехала. Он перестает совершенствоваться, бросил поиск, у него всё ровно. Нужна некоторая степень неспокойствия, когда ты всё время хочешь большего. Страшно быть одинаковой всюду, важно иметь возможность играть совершенно противоположные образы. Для меня создание персонажа — это важная, немного мучительная, но в то же время приятная часть работы. В театре это легче, чем на съемках, потому что там долгий период репетиций, ты ищешь, ищешь и в какой-то момент нащупываешь нужные точки. Для меня огромная радость, когда мне говорят, что я неузнаваема в новой роли, что я другая. И очень приятно получать отклик зрителей на свою работу. Мне часто приходят письма. Иногда кто-то рассказывает, что моя работа на сцене или в кадре помогла ему пережить одиночество, печаль разбитого сердца, осветила жизнь. И тогда я чувствую, что всё не зря. Это согревает.

www.ok-magazine.ru

Разное

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о