Алексей серов дискотека авария личная жизнь – Алексей Серов – биография, фото, личная жизнь, новости, песни, «Дискотека Авария» 2019

Экс-жена «аварийца» Серова: С Лёшей в сексе было скучно и всё время приходилось ходить к венерологу!

Скандальнейшие подробности развода солиста «Дискотеки «Авария»

После очередной семейной разборки уличенный в измене солист «Дискотеки «Авария» ушел от супруги с фингалом

Всю минувшую неделю 40-летний «авариец» Алексей СЕРОВ был ньюсмейкером номер один. Общественность обсуждала, по какому праву певец отобрал пятилетнюю дочку Полину у матери, то бишь своей бывшей жены — гражданки Эстонии Ирины КАЧКО. Симпатичная блондинка с телеэкрана рассказала подробности своей интимной жизни с Серовым: мол, и в роддом не отвез, и на деньги кинул, и авто отобрал. Короче, негодяй. Но после телеэфиров вопросы все равно оставались. В интервью нашему музыкальному обозревателю Михаилу ФИЛИМОНОВУ Ирина скрывать ничего не стала. Читайте и удивляйтесь!

— С Алексеем Серовым я познакомилась у нас в Таллине в 2002 году, — начала свой печальный рассказ Ирина Качко. — Я тогда жила с первым супругом — бизнесменом Аркадием Берманом. Работала в аэропорту, регистрировала пассажиров на рейсы. А Серов приезжал в Таллин к будущей второй жене — тоже нашей местной девочке Елене Фирсовой. Свел ее с Лешей режиссер Хиндрек Маасик, который снимал почти все клипы «Дискотеки Авария». Для очередного видео им понадобилась красивая машина. А у Лены, несмотря на скромную должность менеджера в турбюро, был «мерседес»-кабриолет — подарок завидного жениха, с которым она прежде жила. Лену позвали с этим кабриолетом на съемки. И тем же вечером у них с Серовым случилась любовь.

Певец прослыл страшным озорником

На тот момент он еще состоял в браке с первой женой — Ольгой Березиной из его родного города Иваново. Но вскоре Леша бросил Березину с шестимесячным сыном Марком и ушел к Фирсовой. «Ты сама виновата, — сказал он Ольге. — Нефиг было торчать в Иваново! Вот переехала бы со мной в 98-м в Москву…»

Впрочем, и с Фирсовой у него получился гостевой брак. Когда Лена пыталась жить с Лешей в Москве, ему приходилось снимать для нее отдельную квартиру, так как в одной они не уживались. В конце концов Фирсова вернулась в Таллин. А Серов снова стал бывать у нее наездами. Мы с моим мужем пересекались с ними в клубах в общей компании. Один раз Леша с Леной даже приходили к нам в гости. Но мне и в голову не могло прийти, что мы когда-то будем парой.

В июне нынешнего года «Дискотека «Авария» отметит 25-летие (на фото «золотой» состав: Николай ТИМОФЕЕВ, Алексей СЕРОВ, Алексей РЫЖОВ, Олег ЖУКОВ, скончавшийся в 2002-м от опухоли головного мозга). Фото: Vk.com

Отношения завязались в 2008-м. Формально Алексей еще не был разведен с Еленой. Но их брак к тому времени существовал только на бумаге. О том, что у Лены в 2006 году родился от него сын Ричард, он случайно узнал от друзей. Фактически они уже не общались. Лена на его деньги снимала виллы в Турции или Испании и проводила там время с весны до осени. А Леша лишь иногда прилетал пообщаться с ребенком. У каждого уже была своя личная жизнь: он трахался со своими девочками, она — со своими мальчиками.

Меня тоже никто из семьи не уводил. С Аркадием я разошлась еще в 2004-м. Поняла, что это не мой мужчина. И нашу совместную дочь Бетти я вовсе не бросала, как это сейчас некоторые пытаются представить. После развода она постоянно жила со мной. Когда я начала встречаться с Алексеем, собиралась переехать к нему в Москву. Естественно, Бетти хотела забрать с собой. Но мой первый муж был категорически против и через суд добился, чтобы дочь проживала с ним. Из-за этого я тоже осталась в Эстонии. Две недели в месяц я куда-то ездила с Алексеем. А на две недели брала к себе Бетти. Иногда она у меня и по месяцу жила, и по два.
Химчистки вместо московской квартиры

— Алексей во время нашей совместной жизни тоже не прерывал общение со своими детьми от предыдущих браков. Нашу с Лешей дочь, которая родилась в 2010 году, младший сын Ричард поначалу не очень воспринимал. Против Полечки мальчика всячески настраивала его мама — Фирсова. Говорила, что Полина не его сестра. Видимо, Лене было обидно, что с Алексеем стала жить именно я — девушка из ее круга. Она и про Серова всем рассказывала гадости, какой он ужасный скупердяй и так далее…

Вот его первая жена — просто ангел! Как сам Леша мне рассказывал, несмотря на то что он очень некрасиво с ней поступил, она никогда даже словом его не упрекнула. После развода Березина вышла замуж за немолодого и не очень богатого грека и вместе с сыном Марком уехала в Швейцарию. Когда 10 лет назад у нее появился второй ребенок, Ольгу накрыла послеродовая депрессия, и она хотела вернуться в Иваново, жить там и открыть греческий ресторан. На что Леша ей сказал: «Ни в коем случае! Мой сын в Иваново жить не будет. Мой сын будет жить только в Швейцарии!»

Первое время у нас с Лешей все было волшебно. Я не понимала, как некоторые люди о нем, таком милом, могут плохо отзываться. То, что наша дочь Полина появилась на свет вне брака, меня не смущало. У нас в Эстонии, по статистике, более 50 процентов пар живут без регистрации. Алексей с предложением о браке не спешил. Поскольку из-за поездок к нему в Москву я была вынуждена оставить работу в аэропорту, он каждый месяц переводил для меня и дочери 1350 евро. Жила я с Полиной в его таллинской квартире — их у него там несколько. Причем предусмотрительно он оформлял жилье на свою любимую мамочку, чтобы жены не могли претендовать. Когда-то у него была квартира и в Москве, но в 2008-м он ввязался в бизнес с химчистками, а его кинули. Понадобилось вложить больше денег, чем рассчитывал. И московскую квартиру пришлось продать.

Алексей с Ириной КАЧКО

Туалетный интим

— В 2012 году Леша наконец сделал мне предложение. И в августе 2013 года мы поженились. Свадьбы у нас было две. Одна — в Таллине, где мы расписывались, а вторая — в Тоскане, в Италии. Но через полгода я почувствовала, что несчастлива в этом браке, что совсем другого ждала. Например, в мой день рождения, 24 декабря, у Леши был новогодний «чес». Он весь день не звонил и даже цветов не прислал. Лишь под вечер написал на электронку: «С днем рождения! Подарок на счету». И отделался переводом в 1000 евро. Даже о ночи любви речи не шло. Да и, честно говоря, в сексе Алексей был очень консервативен. Возможно, в других местах у него все происходило более интересно. Но мне иногда даже становилось скучно…

Правда, Леша любил заняться сексом в общественных местах. Приходя на день рождения к друзьям, сразу предлагал мне уединиться в туалете… Хотя первый секс у нас произошел в весьма тривиальном месте — в гостиничном номере.

Весёлого парня всегда окружают красивые женщины. Фото: Vk.com

Когда я предложила Леше развестись, он сначала меня отговаривал и пытался наладить отношения. Но хватило его ненадолго. У нас была годовщина — шесть лет совместной жизни. Отмечали ее в Будапеште. Серов прилетел туда с расцарапанной спиной. До этого уже был случай, когда я случайно нашла у него в телефоне эсэмэски интимного содержания от девушки. «Я ее не знаю, — оправдывался тогда он. — Какая-то дура мне пишет». Но, увидев его спину, я не выдержала и в ресторане после очередного тоста в честь наших отношений сказала: «У меня ощущение, что я живу со стриптизером. Какие-то женщины могут его царапать». Эти слова его обидели, и в такси у нас возник скандал, который завершился дракой в гостиничном номере и фингалом у него под глазом. После этого Леша отказался переводить нам с Полиной деньги на жизнь и подал в таллинский суд иск о разводе.

Если говорить об интимном, то у нас с Алексеем регулярно возникали хоть и не очень серьезные, но неприятные половые инфекции типа уреаплазмоза. Мы буквально не вылезали из экспресс-лаборатории, где сдавали анализы. «Я здесь ни при чем, — каждый раз говорил Леша, когда у нас что-то находили. — Это у тебя из прошлой жизни». Хотя в прошлой жизни у меня все было нормально. И после нашего расставания эти проблемы сразу прекратились.

Ирина и Алексей часто отдыхали со всеми своими детьми: Ричард (сын СЕРОВА от второго брака), Поля, Бетти (дочь КАЧКО от первого мужа), Марк (сын СЕРОВА от первой жены)

www.eg.ru

Алексею Серову исполнилось 45 лет: карьера и личная жизнь солиста «Дискотеки Аварии» —

Певец Алексей Серов входит в число самых ярких знаменитостей российского шоу-бизнеса. Уже больше 20-ти лет он остаётся солистом группы «Дискотека Авария» и продолжает пополнять многочисленную армию поклонников. Состав коллектива несколько раз менялся, но Серов не планирует его покидать, ведь вся его музыкальная деятельность связана только с этим знаменитым музыкальным проектом, передает Joinfo.ua.

Чем увлекался Алексей Серов в детстве?

Алексей появился на свет 15 ноября 1974 года в российском городе Иваново. С самого раннего детства мальчик был тесно связан с миром искусства, ведь его родители – профессиональные музыканты. Несмотря на то, что в доме Серовых постоянно звучала музыка, в детстве парень не планировал связывать жизнь со сценой.

Даже уроки вокала, на которые родители привели семилетнего Лёшу, не заставили мальчика полюбить музыку. Будущего артиста больше привлекали различные спортивные секции. Серов занимался теннисом, футболом и ходил на тренировки по самбо.

Получив школьный аттестат, Алексей поступил в местный институт, где принялся за изучение юриспруденции. Ещё даже не получив диплома, парень начал подрабатывать юрисконсультом на одном из ивановских предприятий.

Знакомство с «Дискотекой Аварией»

Постепенно у Серова появился интерес к музыке, а уже через короткое время парень стал завсегдатаем местных дискотек. Там он часто общался со школьным приятелем Николаем Тимофеевым, который на тот момент уже состоял в группе «Дискотека Авария». Этот коллектив Николай создал вместе с другом ещё в 1990 году и с тех пор они выступали на ивановских дискотеках. Серов постепенно сблизился с участниками «Дискотека Аварии» и через некоторое время они стали друзьями.

В 1997 году группа презентовала дебютный музыкальный сборник, а уже через несколько месяцев Серову предложили стать солистом коллектива. Алексей согласился и с тех пор остаётся участником популярной группы. К концу 90-х годов «Дискотека Авария» стала знаменита на всю страну, а все участники коллектива обзавелись многочисленной армией поклонников. В 1999 году композиция «Новогодняя» стала громким хитом и сделала группу одной из самых популярных на российской эстраде.

Закрепить успех помог музыкальный сборник под названием «Маньяки», премьера которого прошла в 2001 году. С тех пор «Дискотека Авария» стала постоянным лауреатом таких престижных наград, как «Золотой граммофон», «Песня года» и «MTV Russia Music Awards».

Дискография популярного коллектива состоит из 7 музыкальных сборников. Алексей Серов участвовал в записи всех альбомов группы, кроме дебютного. За 22 года работы в коллективе музыкант только один раз сделал продолжительный перерыв – в 2005 году Алексей провёл несколько месяцев в больнице из-за нападения, во время которого его серьёзно избили.

Популярность «Дискотеки аварии» сейчас, конечно же, уже не такая, как была раньше. Тем не менее, преданные поклонники продолжают следить за творчеством группы и ходят на выступления коллектива. В настоящее время в коллективе 2 основных солиста – Алексей Серов и Алексей Рыжов. Кроме того, в состав «Дискотека аварии» входит несколько музыкантов и бэк-вокалистов.

Личная жизнь

Серов не любит обсуждать подробности личной жизни. За спиной у популярного артиста уже три законных брака, каждый из которых завершился разводом. От первого супружества у Серова есть сын Марк, от второго – сын Ричард.

Третьей законной супругой певца была Ирина Качко, которая родила Алексею дочку Полину. Брак просуществовал всего несколько лет, после чего последовал скандальный развод.

Алексей Серов продолжает работать в составе «Дискотека Аварии». В 2019 году репертуар группы пополнился новым хитом под названием «КОУЧ». Музыканты по-прежнему много выступают и трудятся над записью нового сборника.

Фото: Instagram/alexeiserov

joinfo.ua

«В «Дискотеке Авария», как в семье, ссоры бывают» — tele.ru

— Алексей, мой первый вопрос традиционен. Есть у тебя девиз, фраза, которая помогает тебе в жизни?

— Когда мне нужно собрать себя, я говорю: «Надо верить в свои силы, даже если вокруг все ужасно». Надо просто верить, что в тебе все есть, и все отрицательное уйдет.

— С детства придерживался такой установки?

— Да, я с детства стремился достигать поставленных целей, рассчитывая только на свои силы.

Со звездным редактором «ТН» Еленой Север. Фото: предоставлено пресс-службой «Русской Медиагруппы»

— Последний клип вашей группы называется «Фантазер». Это ремикс. Любопытно, почему вы решили взять именно данную песню?

— В принципе «Дискотека Авария» начала свое творчество с ремиксов. И однажды я подумал, а почему бы нам не сделать «реверанс» в адрес прошлого. К тому же само слово «фантазер» оказывало на нас какое-то невероятное действие. Каждый раз в гримерке кто-то из нас заводил: «Фантазер!..» Я говорю: «Ребята, давайте сделаем эту песню, ее все знают. Неважно, кто и когда исполнял (впервые эту песню исполнил в 1989 году Ярослав Евдокимов. — Прим. «ТН»). Давайте сделаем драйвовый, танцевальный трек, чтобы всем было весело, задорно». И мы попали в точку — неделю назад получили «Золотой граммофон» за этот хит.

— Скажи, как вы пригласили исполнителем Колю Баскова?

— Я ему написал, он сказал: «Почему бы и нет. Только я же тенор». А я говорю: «Будем работать». Скажу сразу, Коле было со мной тяжело. В этой песне я был музыкальным продюсером от начала и до конца. Я, конечно, измучил его на студии страшно.

Алексей Рыжов, Анна Хохлова, Николай Басков и Алексей Серов. Фото: из личного архива Алексея Серова

— Но почему не удалось его снять в клипе?

— Потому что Киркоров «сломал» его на еще более хулиганский.

— Тебе в этом клипе, наверное, больше всего удалось оторваться, ты там в разных образах. Сам все придумал?

— «Фантазер» показал, что юмор — это и есть «Дискотека Авария». Мы не можем быть лощеными, мы же банда из Иваново, мы такие, какие есть — настоящие хулиганы. Работаем мы с разными командами, в основном это молодые ребята, креативные режиссеры, операторы. Этот клип, например, режиссировали Евгений Быстров и Елизавета Курченко, вот они и предложили такую историю. А я согласился: «Почему бы и нет».

— Ваша группа участвует в благотворительных концертах?

— Да, у нас немало благотворительных проектов, но мы не видим смысла кричать об этом на каждом углу.

— Алексей, у тебя трое детей. Ты со старшими говоришь на эту тему, о помощи тем, кому трудно?

— Мы с детьми обсуждаем разные темы, в том числе говорим и об этом.

— Брал их с собой на благотворительные мероприятия?

— Нет. Получалось так, что их не было в Москве в это время. У меня очень светлые дети, они по-настоящему переживают за тех, кому плохо. Я по сравнению с ними хулиган, а они отличники.

— У меня все происходит на уровне ощущений — в момент выбора и принятия решений. Фото: из личного архива Алексея Серова

Музыке учили дома

— В каком возрасте ты начал заниматься музыкой?

— С первого класса меня приняли в ивановский эстрадный ансамбль «А+Б», куда меня привела мама. В Иванове это очень популярный детский ансамбль. Я три года там прятался за пианино, ноты так и не выучил.

— Тебе это было неинтересно?

— Мне было неинтересно, потому что нас не выпускали на сцену, мы были самые младшие. Старшие — и в «Артек», и по заграницам, — а я мечтал: может, и мы заграницу поедем — в Германию, в Сирию. Но нет!

Правда, однажды я все же дор­вался до сцены, когда представлял на конкурсе Комбинат искусственной подошвы, директором клуба которого была моя мама! Да, все по блату (смеется). На протяжении трех месяцев мы с одним мальчиком репетировали песню «Аврора», наступил судный день, и мы вышли на сцену. Вышли-то вместе, а пел я в итоге один. Дуэт рассыпался, когда мой напарник сбежал от волнения со сцены. На всю жизнь запомнил этот момент. А когда я пошел уже в 4-й класс, ко мне подбежали друзья из «А+Б» и сказали: «Ну, что, пошли петь!» — а я в ответ: «Нет, я пойду на самбо». И пошел на самбо, футбол и спортивное ориентирование.

— Ты это все сразу совмещал или ходил в разные годы?

— Тогда был период, когда я ходил во все кружки. И в кукольный, и киномеханика, и еще куда-то. В результате оказалось, что дольше всего я занимался спортивным ориентированием.

— Не жалеешь все же, что не получил музыкального образования?

— Жалею. И маме всегда говорю: «Почему ты меня не заставила?» А она: «Мне надо было ходить на работу, некогда было». Но у папы-то время было, и он пытался меня учить. Знаете, чем закончилось? Я приходил со школьными друзьями, а у нас вся квартира в музыкальных инструментах — труба, скрипка, пианино. Все брались на чем-то играть, и наше занятие превращалось в какофонию. Потом отец маме говорил: «Так, убери все, иначе я его скоро стукну». А я думал: «Как так? Папа такой интеллигентный, к нему приходят ученики, и он с ними такой вежливый: «Вот, Ванечка, здесь такая нотка…» — а со мной: «Я кому сказал: делай, быстро убери трубу, садись за фортепиано!»

— Я с детства много занимался спортом. Ходил на самбо, играл в футбол, но дольше всего увлекался спортивным ориентированием. Фото: из личного архива Алексея Серова

— Ты у папы не спрашивал, почему такая история, почему он с тобой не мог заниматься спокойно?

— Нет, не спрашивал. Папа, к сожалению, рано умер. Мы как-то с ним об этом не говорили. Но он, конечно, переживал, а когда «Дискотека» уже начала раскручиваться, говорил: «Я знаю: то, что не удалось мне сделать в этой жизни, ты сделаешь лучше».

— А позже тебе не хотелось взять индивидуального педагога?

— Я занимался вокалом, играл на фортепиано. У меня был серьезный преподаватель из консерватории, я ему сказал: «А можно только петь?» — «Нет! Ты еще и играть будешь». Меня хватило месяцев на восемь. А потом то концерты, то одно, то другое. Но оно и к лучшему. В группе у нас четкая иерархия, каждый занимается своим делом. Допустим, я бы полез в музыкальную историю, а нужно ли это? Мы бы тогда ругались. Музыкальная составляющая — прерогатива Алексея Рыжова. А мы так, на уровне ощущений: клево — не клево, белое — черное.

— Ну вообще это редкость, когда люди так долго идут вместе в одном направлении в творчестве.

— Мы как семья. Там тоже бывают ссоры, все бывает, но мы стараемся.

— Я обратила внимание, что у вас официально значится, что группа образовалась в 1990 году. А разве не в 1988-м?

— На самом деле образовалась она еще раньше. Где-то в 1987 году Рыжов встретил Тимофеева и других ребят, и они образовали группу «Огнетушители», рокерами были. А уже потом начали петь романтические песни.

— Если брать точкой отсчета 1988 год, то в этом году 30-летие?

— Мы все-таки решили, что официальная дата рождения «Дискотеки» — это первая передача на радио Иваново, то есть 5 июня 1990 года. Была такая передача «Дискотека Авария».

— И вы там были ведущими?

— Ребята, да! Я же появился в «Аварии» в 1995-м, даже в 1994 году.

Все началось с простой дискотеки

— Как начался твой творческий путь в «Аварии»?

— Познакомились мы на футболе. Курсе на втором вуза мы со своими сокурсниками сделали дискотеку в школе № 1 города Иваново. И так поперло, что мы начали проводить ее регулярно — два раза в месяц. Нормально денег зарабатывали по тем временам. Ребята тогда тоже проводили дискотеки, так и начали общаться. В то же время я уже был начальником юридической службы. Окончив юридический в 1997 году, мы с моим другом  Максом Геллером основали юридическое бюро. Сейчас это крупнейшая консалтинговая, аудиторская компания, в которой работает более 200 человек. В 2000-х пришло время принимать решение, потому что сидеть на двух стульях было уже невозможно — я занимал ответственную должность в бюро юридических услуг и активно гастролировал с «Аварией». Какой путь я выбрал, вам известно (улыбается).

— Случалось, что у каждого из нас появлялись симптомы звездной болезни. Но мы ставили друг друга на место. Фото: из личного архива Алексея Серова

— Когда-то жалел об этом?

— Нет, сейчас у меня есть другие деловые проекты, с Марком мы хорошие друзья и по сей день. А юридические знания во многих моментах мне помогают и сейчас. Знания — великая вещь.

— Это однозначно. Скажи, а как твоя мама отнеслась к тому, что тебя перетянуло искусство?

— Мама как бы издалека говорила: может, не надо этой пляски. Но я всегда верил, что мы со своей «Дискотекой» выстрелим. Так, с этой верой мы переехали в Москву. Жили в районе Люблино, пять здоровых мужиков в одной квартире. Рыжов готовил еду, а готовит он прекрасно. Когда денег не хватало, ели пельмени. Машин, квартир у нас еще тогда не было.

— Зато хорошо подготовились к гастрольной жизни.

— Да, мы вообще ко всему шли шаг за шагом.

— Ваша группа была известна в Иваново, вы часто наезжали в Москву. Почему решили переехать в столицу? Вам кто-то помогал?

— Первый приезд в Москву случился еще в 1993 году. Пытались записать «суровый рэп». На что местные продюсеры сказали, что это плохой материал: «Езжайте с ним обратно в Иваново и сидите там». А в 1997-м из Москвы приехал продюсер и предложил нам инвестиции на запись нескольких песен. Записали, а в 1998 году произошел дефолт, все лопнуло! Продюсер сказал: «Верните мне деньги и все». С трудом нашли в Иванове эти деньги взаймы, вернули. В общем, продвигались мы очень эволюционно.

Горькие Утраты

— Леша, если позволишь, немного грустной нотки. Спрошу про Олега Жукова. После того как его не стало, у вас начался какой-то спад или вы что-то пересматривали для себя? Переделывали ли песни, переписывали, убирали голос?

— Нам было тяжело. Мы болезненно переживали эту ситуацию, но в какой-то момент поняли, что не можем просто взять и остановиться. Жуков бы так не поступил! И мы остались такими же, только Олега не стало. Нам, конечно, было тяжело в течение двух-трех лет, если не больше. Да и сейчас пишут: «А с Жуковым было здорово!» У нас группа тогда была полноценная: один — красавчик волосатый, другой — умный в очках, играет на пианино, третий — прыгает, бегает, дурачок-спортсмен, а Жуков — объединяющее всех добро. Мы, конечно, не ожидали, что такое произойдет. Ведь когда Олегу сделали операцию, мы думали, что он пойдет на поправку, врачи говорили: «Все вырезали, все будет хорошо!» А оказывается, не все, пошли метастазы, и он просто сгорел за несколько месяцев.

Тяжелое для меня было время: за три дня до смерти Олега у меня от рака умер отец. Сначала я похоронил его, а через несколько дней — Жукова.

— В твоей жизни была еще одна неприятность — ты попал в институт Склифосовского.

— Да, я ехал за рулем автомобиля, и меня остановили гаишники. Как выяснилось позже, бандиты, переодетые в форму. Когда я опустил окно, мне выстрелили в голову. В те годы это был распространенный метод угона автомобилей.

— Для артиста такое, наверное, особенно тяжело. Мало того что больно физически, но для певца  же так важно лицо. Это тоже было серьезным испытанием?

— Думаю, это было время, чтобы сделать какие-то выводы. Ты лежишь в Склифе и вообще не понимаешь, что с тобой будет. То есть вообще: кто ты, что, станешь ты инвалидом, нет?

— Ребята тебя тогда поддер­жали?

— Это такие моменты, когда семья очень важна для тебя. Со мной были мама, брат и ребята.

— В 2012 году, решив обновить состав группы, вы пригласили в нее Анну Хохлову. Кто это придумал? Или вас сподвигли на такое дуэты с разными солистками, с той же Жанной Фриске, например?

— Сначала мы ездили вдвоем с Рыжовым. И я говорил: «Давай останемся вдвоем и порвем всех». А он: «Ну, нет, нам все равно кто-то нужен. Я предлагаю женщину взять». Он смотрел на A’STUDIO, еще на кого-то. Потом сказал: «На украинском телевидении хорошая девочка поет. Это то, что нам нужно». Я ответил: «Ну, давай». Мы с ней встретились и сразу взяли на концерт. И она с нами уже 6 лет.

Летние встречи с детьми

— Знаю, что вы с «Аварией» участвовали в съемках кино, вернее, в мюзикле «Снежная королева». Я так понимаю, что вы получили от этого огромное удовольствие. А страх все же присутствовал?

— Нет. Мы даже сняли потом свой фильм: 15-минутный вестерн (короткометражный фильм «Четверо парней». — Прим. «ТН»). Мне нравится кинопроизводство.

С дочерью Полиной. Фото: instagram.com

— Ребятам тоже?

— Я был идейным вдохновителем и организатором, соответственно, говорил: «Давайте снимем в Японии, в Малайзии, еще где-то». «О! Да, давай, клево», — отвечали ребята. Их задачей было приехать, посмотреть сценарий, сделать какие-то замечания. Мы снимали в Америке, Малайзии, Японии, Швеции. Где можно было сэкономить по локациям, я старался это сделать. Считаю, что мой лучший проект — это, конечно, вестерн.

— А остается у тебя время для того, чтобы побыть с детьми? Понимаю, это сложно, они у тебя все в разных местах живут.

— Стараюсь. Летом они приезжают на два-три месяца.

— На футбол сыновей берешь?

— Да, конечно. Ричард у меня пошел сейчас в футбольную секцию, причем секция три раза в неделю,  и это помимо плавания и музыки. Нечасто бывают моменты, когда мы можем все вместе собраться, но это настоящий кайф!

С сыновьями Ричардом и Марком. Фото: instagram.com

— Алексей, я тебе желаю идти дальше, никогда себе не изменять, не сдаваться. Ну и, конечно же, творческих успехов!


Алексей Серов

Родился: в Иваново 15 ноября 1974 года в семье музыкантов
Семья: не женат. Дети — Марк (18 лет), Ричард (12 лет), Полина (8 лет)
Образование: Ивановский государственный университет, специальность — юриспруденция
Карьера: фронтмен группы «Дискотека Авария», обладатель премий «Муз-ТВ», «Золотой граммофон», «Песня года» и др.

www.tele.ru

Алексей Серов оставлял бывшую жену и дочь без средств к существованию

Алексей Серов // Фото: Starface

Главным скандалом прошлой недели стала новость о том, что солист группы «Дискотека авария» Алексей Серов развелся с женой и отнял у нее дочь. Ирина Качко-Серова на протяжении полугода борется за право воспитывать их общую дочь Полину. «СтарХит» уже писал о том, что пятилетняя девочка лишена возможности общения с матерью, в то время как ее отец намеренно ограждает ее от этого. Бывшая супруга музыканта безуспешно пытается выйти на связь с дочкой и самим Алексеем. Сегодня Ирина приехала из Таллина в Москву, чтобы появиться в студии программы «Пусть говорят» и рассказать Андрею Малахову о ситуации, в которой она оказалась.

В эфире программы Ирина поведала историю знакомства с Алексеем Серовым, подчеркнув, что их встреча состоялась в 2002 году, когда они оба состояли в браке с другими людьми. В тот период Качко вынашивала свою первую дочь Бетти. Дружеское общение переросло в романтические отношения лишь спустя 6 лет, когда Ирина и Алексей развелись со своими вторыми половинками.  Предложение руки и сердца от любимого Ирина получила лишь в 2012 году, после чего они с Алексеем расписались в эстонском консульстве. Развод супруги оформляли уже в 2014 году.

В студии «Пусть говорят» Ирина вспомнила о том, как протекала ее беременность, когда она ждала рождения Полины. Женщина отметила, что сам Серов был равнодушен к еще неродившейся девочке и даже не поехал с любимой в родильный дом, когда та поняла, что скоро будет рожать. По словам Ирины, Алексей остался спать дома, отправив ее на такси. «Леша приехал только утром, — говорит Качко. – Я тогда еще очень обиделась на него за то, что он приехал без цветов».

Музыкант равнодушно отнесся к новости о рождении Полины // Фото: «Инстаграм»

По мнению экс-супруги солиста группы «Дискотека авария», Серов  был отцом, который появлялся редко, сбросив все заботы о дочери на ее плечи. «Леша вообще папа эпизодический в жизни своих детей, — отметила Ирина. — Его детей всегда воспитывали мамы. Поэтому я никак не могла от него такого ожидать».

Интересно, что с тех пор как Алексей увез Полину из родного Таллина, в этом городе он больше не появлялся. Однако когда ему стало известно о том, что Ирина прилетела в Москву на программу, тут же забрал дочь и увез обратно в Эстонию. «Он не хочет, чтобы я с дочкой пересекалась», — говорит Качко.

Гости программы задались вопросом : по какой причины Серов решил так обойтись с матерью своего ребенка? По словам его бывшей жены, ответа на этот вопрос до сих пор не получила и она сама. «Для меня это загадка и шок. Он не дал ни разу ответ на этот вопрос, — признается Ирина. — Его близкие друзья тоже не понимают, в чем дело. Сколько бы я ни звонила, всегда слышала короткие гудки. Когда они с Полей были в Таиланде, я была в черном списке его телефона. Я не могла даже поздравить Полю с днем рождения. Когда звоню на номер Лешиной мамы, также не дозваниваюсь».

В студии оказались подруги Ирины, которые вспомнили, как псоле развода Серов пытался вернуть ее, но та ему отказала. По мнению девушек, все, что сейчас происходит между Ириной и Алексеем — не более чем месть за отказ быть с ним.

Свою дочь Ирина не видит уже полгода // Фото: Личный архив Ирины Качко

Корреспондентам программы «Пусть говорят» Ирина Качко показала дом, в которым они с Серовым жили еще будучи семейной парой. Также экс-супруга музыканта продемонстрировала условия жилья, в котором Полина росла уже после развода родителей. К слову, именно в тот период Серов мог себе позволить оставить семью без средств.

«Он всем рассказывает, что я алчная, — говорит Ирина. —  Хотя я все время занимала деньги у подруг. Он мог не давать денег нам с Полиной. Мог забрать машину и спрятать ее. Я была вынуждена продавать свои вещи, чтобы мы с Полей жили на эти деньги. Не хочется это все обнародовать, но когда мы жили с Полей, он давал нам 1500 евро в месяц, иногда накидывал еще сто. А потом платил 700 евро, и то после моих уговоров. Изначально он полагал, что мы обойдемся и 350 евро.  За те шесть лет, что мы жили вместе, он построил хороший бизнес. Это химчистки. Их он оставил за собой. Когда мы начали жить вместе, у меня была неплохая машина – купе BMW. А потом Леша забрал машину. Приехала я к нему на BMW, а уехала на трамвае».

По решению эстонского суда, пятилетняя Полина должна была остаться жить с мамой. Но, как оказалось, Серов подготовил для бывшей жены неприятный сюрприз. За ее спиной он обратился в суд города Иваново, где он прописан, и через него получил право воспитывать дочь самостоятельно. Примечательно, сто об этом судебном процессе самой Ирине ничего не было известно, а само решение выносилось судом заочно. Кроме того, исходя из этого решения, Ирина обязана выплачивать отцу Полины алименты. В студии телевизионной программы адвокат попытался разобраться в сложившейся ситуации. «Единственное основание для Алексея забрать дочь – это неподходящий, по его мнению, детский садик в Таллине, — говорит адвокат. – По мнению Алексея, девочка должна получать образование не на эстонском языке, а на русском».

Корреспонденты программы пытались выйти на связь с мамой Алексея Серова Любовью Яковлевной и его братом Андреем. Однако все члены семьи музыканта отказались обсуждать с журналистами эту тему. Среди гостей в студии оказался и Отар Кушанашвили, октровенно и честно высказавшийся на эту тему. «Не давать ребенку видеться с мамой – это скотство!» — заключил журналист.

Ирина до сих пор не может понять, почему бывший супруг с ней так обошелся // Фото: Фрагмент программы

Поддержать Ирину приехала ее подруга Анастасия фон Калманович. Женщина заявила, что незадолго до начала съемок программы  с ней на вязь вышел представитель Алексея Серова.

«Он предложил отменить программу и сесть за стол переговоров, — говорит подруга Ирины. — Звонка не было до сих пор. Цель отменить программу была только одна — не придать огласке эту историю».

По пятилетнйе Полине скучает не только ее мама, но и старшая сестра – дочь Ирины от первого брака. Девочка высказалась по поводу отсутствия сестренки и попыталась объяснить бывшему отчиму, что тот ведет себя неправильно. «Считаю, что Леша поступил очень плохо, — сказала Бетти. — Мы же с мамой не были против того, чтобы Леша виделся с Полей, приезжал и забирал ее. Я думаю, ей с ним не нравится. Если ты кого-то любил или любишь, нельзя причинять ему боль. Даже если ты уже не любишь».

 

Старшая дочь Ирины Бетти очень скучает по младшей сестренке // Фото: Фрагмент программы

www.starhit.ru

«Я все время думаю о том, что отца можно было заставить лечиться…»

Прилетев с Кубы, где снимался клип на песню «Карнавал», «Дискотека Авария» в полном составе уехала в Юрмалу. И если Николай Тимофеев и Алексей Рыжов, как обычно, остановились в гостинице, то Алексей Серов арендовал дом и привез туда семью. Какой урок дала ему жизнь и как он ведет бизнес, музыкант рассказал нашему корреспонденту.

 

–После того нападения шесть лет назад понимаю, что в жизни  важно, а что – так себе. И ко многому стал относиться совсем по-другому. Допустим, делаешь бизнес – думай прежде о том, кто на тебя работает и кто с тобой работает, а именно о работниках и партнерах. Правильные отношения с ними вернутся тебе сторицей. Я же знаю, что это такое: в свое время работал на крупном предприятии – Ивановском комбинате искусственной подошвы. Возглавлял юридическую службу. Жил от зарплаты до зарплаты. Поэтому жизнь большой компании я знаю не понаслышке.


Мои нынешние работники, сотрудники химчистки, видят, что лично я, владелец, не шикую, не езжу на дорогущих машинах, а, наоборот, вкладываю в производство и улучшение их условий работы. Скажем так, на данный момент химчистка для меня – это долгосрочный инвестиционный проект. Какая-то стабильная прибыль будет через несколько лет. Сейчас вкладываем в будущее. Дай бог, из компании вырастет очень серьезное многопрофильное производственное предприятие с именем, которое будет уважаемо не только в Москве, но и в России.


На данный момент сложно все. О чем говорить, если мы не можем найти даже хороших технологов, гладильщиц? Юристов, экономистов полно, а нормальных людей с руками – работников среднего звена в сфере услуг – после застоя 1990-х днем с огнем не сыщешь… Сейчас мы задумываем создать учебно-методический центр на базе нашего предприятия. Ведь здорово, если человек и с нуля овладевает знаниями, и политику компании впитывает. Становится вовлеченным, заинтересованным. Получается, есть видение стратегии, но для ее воплощения нужны специалисты, руководители, которым можно доверять. Многие друзья, занимающиеся крупным бизнесом, советуют: возьми операционного директора – иностранца. Кого? Ну будет он, супер-пупер американец, знать стандартизацию американскую. Но он же не поймет российский менталитет. Понимаю, что надо попробовать, но пока не готов.


Часто бываю за границей, смотрю новинки, технологии изучаю. Особенно с точки зрения качества. Скажу честно, в нашей компании качество лучше. И в Швейцарии мы смотрели химчистки, и во Франции, и в Бельгии, и в Америке. Оборудование на данный момент у всех одинаковое. А разница в том, что мы клиенту даем максимальное качество, сервис. Там процесс идет валом, а мы доводим до логического завершения каждую вещь. Если постирали рубашку и пуговичка отвалилась, мы вам ее пришьем – вы даже не заметите, что она отлетала. Если на кофточке катышки, мы их уберем. А где-нибудь в Европе вам ваши катышки уберут? Нет, не уберут. В этом плане они не заморачиваются.


Химчисткой я занялся почти случайно – так получилось. Показали отличный бизнес-план. Я согласился. Изначально думал, что сейчас открою химчистку – и вот-вот уже все пойдет по накатанной. Но оказалось, что реальная жизнь и красивый бизнес-план – это разные вещи. В жизни очень много подводных камней – человеческий фактор, кад­ровый голод и т. д. и т. п. Думаю, это есть в любом бизнесе, поэтому я не являюсь каким-то первопроходцем. К счастью, в моей химчистке работают профессиональные и порядочные люди, которые помогали и помогают мне всегда. Особенно скажу о нашем директоре – Даниленко Татьяне Ивановне. Она, конечно, послана мне сверху. Она разум, сердце, душа и совесть моей компании. Ведь я полностью не понимал механизм управления такого рода предприятием и технологию производства. Татьяна Ивановна засучив рукава взялась за работу. Именно она научила меня, что этот бизнес не из тех, где берут нахрапом. Химчистке начнут доверять, когда соседка соседке скажет: «Знаешь, я попробовала – хорошо чистят». Даже реклама не такое значение имеет. Тем более большинство уже наобжигалось даже в дорогих сетевых заведениях, экспериментировать на любимых костюмах и пальто люди не хотят – им нужны рекомендации знакомых. И если один раз что-то не так сделаешь – доверие восстановить сложно. У нас ведь тоже бывают недоработки – очень редко, но случаются, поэтому мы всегда общаемся с клиентом. Хорошо, Татьяна Ивановна рядом. Ее большой опыт – и жизненный, и рабочий – нам очень помогает.

Меня поставили на ноги мама и брат


– Перед тем как в мае 2005 года я попал в больницу, график жизни у меня был сумасшедший. У «Дискотеки…» как раз намечался релиз клипа «Если хочешь остаться», еще я пытался снять самостоятельно развлекательную программу и летал в Индию, в Болливуд, встречался с местными продюсерами.


Я крутился как волчок. Сейчас вспоминаю то время – и мне кажется, что нападение на меня было сигналом сверху: посиди-ка ты, подумай, отдохни немножко. Я лежал в Склифе с ранением в голову. Размышлял: «Что я вообще в жизни буду делать? Каким я выйду из больницы?» Врачи ведь не исключали, что я могу остаться инвалидом. Если честно, страшно не было. Была только злоба нереальная. Бесило все: что не могу встать, не могу вспомнить, делать ничего не могу.


А от того, что нервничал, организму становилось только хуже. Ну и я помаленьку заставил себя успокоиться, стал проще ко всему относиться.


Я не из тех, кто опускает руки, впускает в себя отчаяние. Я раздумывал, что мне делать, как выкарабкиваться. Такой уж я человек – знаю: всегда есть выход. И я начал его искать.


На глобальную перспективу «как дальше жить» не замахивался. Шел к выздоровлению мелкими шажками. Готовил себя: вот встану на ноги, вот начну говорить. Решал проблемы по мере их поступления.


Самое главное, что я из всей той истории вынес (в такие моменты восприятие действительности становится как нерв): то, что якобы делает жизнь наполненной, – барахло, которое тебе вроде бы нужно, – отваливается, остаются только те, кому ты действительно важен, кто тебя любит. Я разобрался, кто и как ко мне на самом деле относится. Буквально ощущал на расстоянии энергию людей, которым был дорог.


Я благодарен врачам, поставившим меня на ноги. Всем, кто договаривался с докторами, прежде всего маме. Она сидела со мной с утра до вечера. Брат забросил свой бизнес, переехал из Иваново в Москву, два месяца жил со мной в больнице, а потом в санатории. Для меня, конечно, это урок жизни. По большому счету я оказался нужен только маме, брату, ну и еще нескольким людям… Почувствовал, как они переживают за меня.


Кстати, с лечащими врачами из Склифа – хирургами, которые меня вели, – мы и сейчас общаемся, иногда играем в футбол.


В ситуации, когда ты не можешь вспомнить, что стол называется стол, а стул – это стул, очень сложно сохранять спокойствие. Со стороны, наверно, смешно выглядело. Мои соратники из «Аварии» по-доброму подтрунивали надо мной, хотя я понимал: они специально меня подкалывают, пытаются снять напряжение, чтобы я не нервничал. Восстановление шло долго, поэтапно. Долгое время после нападения я порой путал мужской и женский род, какие-то фразы произносил как иностранные, иногда отключалась речь. Но я знал и верил, что восстановлюсь полностью.

 

Отец не подпускал нас к себе


– В начале 2000 года, когда я перебрался из родного Иваново в Москву, терпеть не мог столицу. Для нас, родившихся в маленьком городке, Мос­ква – монстр. Приезжаешь – а тут два десятка миллионов жителей! Но и к этому можно привыкнуть. Нравится не нравится, но столица – центр всего: финансовый, культурный, развлекательный. Поэтому хочешь или нет, но надо под нее подстраиваться, если планируешь чего-то добиться…


С ребятами из «Дискотеки…» мы вместе больше двадцати лет. Конечно, иногда есть конфликты, но лично я понимаю, что Алексей, Николай и я интересны как группа «Дискотека Авария». Нужны ли мы по отдельности? Не знаю. Считаю, что если в данный момент нас слушают, нужно держаться друг друга. В личном плане с годами мы стали контактировать меньше. Я думаю, это потому, что и так много времени вместе проводим – гастроли, концерты. Видимо, иногда надоедаем друг другу. Плюс у каждого после работы своя жизнь. Кто-то разводится, кто-то влюбляется, кто-то рожает детей­.


Мои соратники – больше артисты, чем я, и занимаются исключительно музыкой, никакого стороннего бизнеса не имеют. Только я такой, с жалом в заднице. Но, создавая свой бизнес и развивая его, музыку я бросать не собираюсь.


Мы с ребятами многое вместе прошли. Особенно тяжелым был 2002 год. У меня умер отец, и через три дня – 9 февраля – не стало нашего друга, гитариста «Дискотеки…» Олега Жукова. Помню прощание. Я с одних похорон – на другие. И у отца, и у Олега – рак четвертой степени.


Леша и Коля были тогда далеко, в отъезде. Я позвонил им, сказал, что не надо дергаться. Во-первых, они бы не успели. А во-вторых, вообще не имеет значения, был ты на похоронах или нет. Я знаю отношение ребят к Олегу, каждый из нас потерял фактически часть себя, группы. Все любили его, потому что он олицетворял доброту.


Я все время думаю: отца можно было заставить лечиться, если бы он не посылал всех подальше. Он ведь не подпускал к себе, довел болезнь до такой степени, что было поздно. Мы же не сразу о ней узнали, он ничего не говорил, худел. Просто начался период сложностей в семье, в жизни. Знаете, есть поколение людей, которые потерялись после 1990-х. Отец – один из них. Он был музыкантом, работал, жил спокойно. Но когда в стране случилась перестройка, а потом развал СССР, отец оказался не нужен, сидел, не признавал очевидного. Не верил, что никто не придет, не пригласит и надо как-то самому выкарабкиваться, решать с работой. Он злился, закрывался от нас. Мне кажется, злоба как раз и трансформируется в болезнь… Самые дорогие мои воспоминания об отце – это его слова: «Ты сделаешь то, что не удалось в моей жизни музыканта». Отец очень верил в меня. Стараюсь соответствовать. Получится ли, вот вопрос­…


Анна БУРАШОВА, ООО «Теленеделя», Москва (специально для «ЗН»), фото Андрея ФЕДЕЧКО


 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

www.sb.by

биография, творчество, карьера, личная жизнь 🚩 Искусство

Вокалист, актер кино и озвучки, неизменный участник телевизионных шоу, всегда оптимистичный и открытый – это он, участник «Дискотеки Авария» Алексей Серов. Но так ли безоблачны его карьера, личная жизнь? Почему между ним и его бывшей женой разгорелся такой скандал? С кем сейчас живет или встречается Алексей Серов? И главный вопрос – как ему и его партнеру по «Дискотеке Авария» удается сохранять и преумножать популярность своей группы?

Алексей родился в подмосковном Иваново, в середине ноября 1974 года. Его родители не имели никакого отношения к миру большого искусства или эстрады, но в их доме всегда звучала музыка. В родном городке они были известными музыкантами. А вот сын не особенно старался пойти их дорогой. Отец отвел его в местный детский музыкальный коллектив еще в первом классе, но уже к 4-му Алексей решил оставить музыку и заняться теннисом. Потом было увлечение самбо, спортивным ориентированием, дисциплиной под названием «охота на лис», футболом и даже кукольным театром. Только в более зрелом возрасте Серов решил вновь попробовать себя в музыке.

Со своими будущими коллегами по сцене Алексей познакомился и сблизился, когда был студентом юридического факультета, а с одним из них был знаком еще со школы (Тимофеев Николай). Параллельно с репетициями парень умудрялся зарабатывать – трудился юристом на одном из ивановских производственных комбинатов, вел дискотеки в городских клубах.

Его профессиональная жизнь кардинально изменилась в 1997 году, когда он плотно занялся певческой карьерой вместе с участниками музыкального коллектива «Дискотека Авария».

«Дискотека авария» и Алексей Серов – как все начиналось

История коллектива началась с одноименного радио-шоу областного уровня. Рыжов и Тимофеев в течение пяти лет вели программу «Дискотека Авария», в рамках которой выпускали ремиксы и пародии на популярные российские и зарубежные музыкальные композиции. Алексей Серов присоединился к ним в 1997 году, и на тот момент ребят уже было трое – с ними работал еще и Олег Жуков.

Именно после прихода Серова в группу ребята выпустили свой первый песенный альбом, за которым, как снежный ком, последовали еще 7. Популярность «Дискотеки Авария» росла молниеносно, их песни звучали из всех окон, они приносили своим создателям и исполнителям престижные премии, приглашения выступать в сборных концертах, и, конечно же, высокий доход.

Группа «Дискотека Авария» и ее участники по праву считаются своеобразными иконами музыкального стиля 90-х, да и 2000-х тоже. Но после 2002 года их популярность несколько снизилась. После смерти Олега Жукова ребята фактически не выступали, в прессе появилась информация о том, что группа распалась, но сами они это не подтверждали.

Однако группа не умерла после ухода из жизни одного из ключевых ее участников. Через 10 лет «дезертировал» Тимофеев Николай. Серов и Рыжов остались верны своему детищу, и оказались правы – они сумели вернуться на «большую сцену».

Спустя год после кончины Жукова ребята сумели восстановиться и вновь начали работать — снялись в новогоднем мюзикле, начали работу над новым альбомом. Работа остановилась из-за разбойного нападения на Серова, в результате которого он получил серьезные травмы и долго восстанавливался. Это случилось в 2005 году. Казалось, группу преследуют неудачи, но и стойкость ребят поражала поклонников.

В 2012 из группы ушел Тимофеев. Это был еще один удар. Но отказываться от своего детища ребята не собирались. Буквально через полгода после ухода Николая состав группы пополнился девушкой, работа возобновилась, в репертуаре появились новые композиции, которые вернули «дискотеку Аварию» в хит-парады, на вручение музыкальных премий.

Параллельно с музыкальной деятельностью Алексей Серов занимается бизнесом. Он открывал сайт знакомств, занимался продажей недвижимости в Эстонии, в 2009 начал развитие сети химчисток. Именно это направления бизнеса стало успешным для музыканта Алексея Серова. Согласно декларации о доходах, химчистки приносят ему ежегодно почти 300 миллионов в рублевом эквиваленте.

Недавно Алексей осуществил еще одну свою мечту – открыл сеть кофеен. Прибыли они практически не приносят, но артист получает удовольствие от этого бизнеса и не собирается закрывать порой даже убыточные заведения.

Личная жизнь артиста более бурная, чем профессиональная. Он уже был трижды женат и разведен. От каждой из жен у Алексея есть ребенок, от первых двух по сыну – Марк и Ричард, от третьей – дочь Полина.

С первыми двумя своими женами Алексей разводился «мирно», а вот с третьей, эстонкой Ириной Качко, расставание было скандальным. В ходе судебного процесса они делили не только имущество, но и общую дочь.

Маленькая Полина, согласно судебному решению, переезжала то к папе, то к маме. Суд последней инстанции решил, что девочка должна жить с мамой, при условии, что она не будет препятствовать ее общению с отцом.

После развода с Ириной Алексей закрыл свое личное пространство для журналистов. С кем он сейчас встречается или живет неизвестно. На публике с новыми дамами в последние годы Серов не появлялся.

www.kakprosto.ru

в «Дискотеке Авария», как в семье, бывают ссоры

В семье, где он рос, постоянно звучала музыка. Но пойти проторенной родителями дорогой сын решил только будучи студентом юрфака. И вот уже много лет Алексей Серов – солист группы «Дискотека Авария».

– Алексей, есть у тебя девиз, фраза, которая помогает в жизни? 

– Когда мне нужно собрать себя, я говорю: «Надо верить в свои силы, даже если вокруг все ужасно». Надо просто верить, что в тебе все есть, и все отрицательное уйдет.

– С детства придерживался такой установки?

– Да, с детства стремился достигать поставленные цели, рассчитывать только на свои силы.

– Последний клип вашей группы называется «Фантазер». Это ремикс. Любопытно, почему вы решили взять именно эту песню?

– В принципе «Дискотека Авария» начала творчество с ремиксов. И однажды я подумал, а почему бы не сделать «реверанс» в адрес прошлого. К тому же слово «фантазер» оказывало на нас какое-то неве­роятное дейст­вие. Каждый раз в гримерке кто-то из нас заводил: «Фантазер!..» Я говорю: «Ребята, давайте сделаем эту песню, ее все знают. Неважно, кто и когда исполнял (впервые эту песню исполнил в 1989 году Ярослав Евдокимов. – Прим. «ЗН»). Давайте сделаем драйвовый, танце­вальный трек, чтобы всем было весело, задорно». И мы попали в точку – неделю назад получили «Золотой граммофон» за этот хит.

– Скажи, как вы пригласили исполнителем Колю Баскова?

– Я ему написал, он сказал: «Почему бы и нет? Только я же тенор». А я говорю: «Будем работать». Скажу сразу, Коле было со мной тяжело. В этой песне я был музыкальным продюсером от начала и до конца. Измучил Колю на студии страшно.

– Но почему не удалось его снять в клипе?

– Потому что Киркоров «сломал» его на еще более хулиганский. 

– Тебе в этом клипе, наверное, больше всего удалось оторваться, ты там в разных образах. Сам все придумал? 

– «Фантазер» показал, что юмор – это и есть «Дискотека Авария». Мы не можем быть лощеными, мы же банда из Иваново, мы такие, какие есть, – настоящие хулиганы. Работаем с разными командами, в основном это молодые ребята, креативные режиссеры, операторы. 

– В каком возрасте ты начал заниматься музыкой?

– С первого класса меня приняли в ивановский эстрадный ансамбль «А+Б», куда привела мама. В Иванове это очень популярный детский ансамбль. Я три года там прятался за пианино, ноты так и не выучил. 

– Тебе это было неинтересно?

– Мне было неинтересно, потому что нас не выпускали на сцену, мы были самые младшие. Старшие – и в «Артек», и по заграницам, – а я тоже об этом мечтал. Но нет!

Правда, однажды все же до­­­рвался до сцены, когда представлял на конкурсе Комбинат искусственной подошвы, директором клуба которого была моя мама! На протяжении трех месяцев мы с одним мальчиком репетировали песню «Аврора», наступил судный день, и мы вышли на сцену. Вышли-то вместе, а пел я в итоге один. Дуэт рассыпался, когда напарник сбежал от волнения со сцены. На всю жизнь запомнил этот момент. А когда я пошел уже в 4-й класс, ко мне подбежали друзья из «А+Б» и сказали: «Ну что, пошли петь!» – а я в ответ: «Нет, я пойду на самбо». И пошел на самбо, футбол и спортивное ориентирование. 

– Ты это все сразу совмещал или ходил в разные годы?

– В тот период я ходил во все кружки. И в кукольный, и кино­механика, и еще куда-то. В результате оказалось, что дольше всего зани­мался спортивным ориентированием. 

– Не жалеешь все же, что не получил музыкального образования?

– Жалею. И маме всегда говорю: «Почему ты меня не заставила?» А она: «Мне надо было ходить на работу, некогда было». Но у папы-то время было, и он пытался меня учить. Знаете, чем закончилось? Я приходил со школьными друзьями, а у нас вся квартира в музыкальных инструментах – труба, скрипка, пианино. Все брались на чем-то играть, и наше занятие превращалось в какофонию. Потом отец маме говорил: «Так, убери все, иначе я его скоро стукну». А я думал: «Как так? Папа такой интеллигентный, к нему приходят ученики, и он с ними такой вежливый: «Вот, Ванечка, здесь такая нотка…» – а со мной: «Я кому сказал: делай, быстро убери трубу, садись за фортепиано!» 

– Ты у папы не спрашивал, почему он с тобой не мог заниматься спокойно?

– Нет, не спрашивал. Папа, к сожалению, рано умер. Мы как-то с ним об этом не говорили. Но он, конечно, переживал, а когда «Дискотека» уже начала раскручиваться, говорил: «Я знаю: то, что не удалось мне сделать в этой жизни, ты сделаешь лучше».

– А позже тебе не хотелось взять индивидуального педагога?

– Я занимался вокалом, играл на фортепиано. У меня был преподаватель из консерватории, я ему сказал: «А можно только петь?» – «Нет! Ты еще и играть будешь». Меня хватило месяцев на восемь. А потом то концерты, то одно, то другое. Но оно и к лучшему. В группе у нас четкая иерархия, каждый занимается своим делом. Допустим, я бы полез в музыкальную историю, а нужно ли это? Мы бы тогда ругались. Музыкальная составляющая – прерога­тива Алексея Рыжова. А мы так, на уровне ощущений: клево – не клево, белое – черное.

– Ну вообще это редкость, когда люди так долго идут вместе в одном направлении в творчестве.

– Мы как семья. Там тоже бывают ссоры, все бывает, но мы стараемся.

– Я обратила внимание, что у вас официально значится, что группа образовалась в 1990 году. А разве не в 1988-м?

– На самом деле образовалась она еще раньше. Где-то в 1987 году Рыжов встретил Тимофеева и других ребят, и они образовали группу «Огнетушители», рокерами были. А уже потом начали петь романтические песни.

– Если брать точкой отсчета 1988 год, то в этом году 30-летие?

– Мы все-таки решили, что официальная дата рождения «Дискотеки» – это первая передача на радио Иваново, то есть 5 июня 1990 года. Была такая передача «Дискотека Авария».

С сыновьями Ричардом и Марком. – И вы там были ведущими?

– Ребята, да! Я же появился в «Аварии» в 1994 году. Познакомились мы на футболе. Курсе на втором вуза с сокурсниками сделали дискотеку в школе № 1 города Иваново. И так поперло, что начали проводить ее регулярно – два раза в месяц. Нормально денег зарабатывали по тем временам. Ребята тогда тоже устраивали дискотеки, так и начали общаться. В то же время я был начальником юридической службы. Окончив юридический в 1997 году, с другом  основали юридическое бюро. Сейчас это крупнейшая консал­тинговая, ауди­торская компания, в которой работают более 200 человек. В 2000-х пришло время принимать решение, потому что сидеть на двух стульях было уже невозможно – я занимал ответственную должность в бюро юридических услуг и активно гас­тролировал с «Аварией». Какой путь выбрал, вам известно. 

– Леша, если позволишь, немного грустной нотки. Спрошу про Олега Жукова. После того как его не стало, у вас начался какой-то спад или вы что-то пересматривали для себя? Переделывали ли песни, переписывали, убирали голос?

– Нам было тяжело. Болезненно переживали эту ситуацию, но в какой-то момент поняли, что не можем просто взять и остановиться. Жуков бы так не поступил! И мы остались такими же, только Олега не стало. Нам, конечно, было тяжело в течение двух-трех лет, если не больше. Да и сейчас пишут: «А с Жуковым было здорово!» У нас группа тогда была полноценная: один – красавчик волосатый, другой – умный в очках, играет на пианино, третий – прыгает, бегает, дурачок-спортсмен, а Жуков – объединяющее всех добро. Мы, конечно, не ожидали, что такое произойдет. Ведь когда Олегу сделали операцию, думали, что он пойдет на поправку, врачи говорили: «Все вырезали, все будет хорошо!» А оказывается, не все, пошли метастазы, и он сгорел за несколько месяцев.

С дочерью Полиной. – В 2012 году, решив обновить состав группы, вы пригласили в нее Анну Хохлову. Кто это придумал? Или вас сподвигли на такое дуэты с разными солистками, с той же Жанной Фриске, например?

– Сначала мы ездили вдвоем с Рыжовым. И я говорил: «Давай останемся вдвоем и порвем всех». А он: «Ну, нет, нам все равно кто-то нужен. Я предлагаю девушку взять». Он смотрел на A’STUDIO, еще на кого-то. Потом сказал: «На украинском телевидении хорошая девочка поет. Это то, что нам нужно». Я ответил: «Ну, давай». Мы с ней встретились и сразу взяли на концерт. И она с нами уже шесть лет.

АЛЕКСЕЙ СЕРОВ

Родился: в Иваново 15 ноября 1974 года в семье музыкантов

Семья: не женат. Дети – Марк (18 лет), Ричард (12 лет), Полина (8 лет)

Образование: Ивановский государственный университет, специальность – юриспруденция

Карьера: фронтмен группы «Дискотека Авария», обладатель премий «Муз-ТВ», «Золотой граммофон», «Песня года»

Елена СЕВЕР, ООО «ТН-СТОЛИЦА» (специально для «ЗН»), фото из личного архива Алексея Серова

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

www.sb.by

Разное

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о