Оскорбление ученика учителем: как бороться и куда жаловаться?

Что делать, если учитель оскорбляет ученика?

В учебной практике нередки случаи оскорбления ребенка учителем, причем причины непедагогичного поведения учителя могут быть различного рода начиная от личной неприязни и заканчивая раздражением по поводу непонимания ребенком материала. Обычно в подобных конфликтных ситуациях, с психологической точки зрения, виноваты оба, и учитель, и ученик. Однако, это не освобождает от ответственности преподавателя за оскорбление.

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с оскорблением ученика учителем, то вам следует помнить, что:

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

В настоящей публикации рассмотрим что делать, если учитель унижает и оскорбляет ученика, порядок подачи заявления и рассмотрения данных дел.

Имеет ли право учитель оскорблять и унижать ученика?

Это один из самых наболевших вопросов родителей, и ответ на него однозначен и очевиден: «нет, учитель не имеет права оскорблять ребенка». За подобные деяния наступает административная ответственность.

Если вам стало известно, что учитель оскорбил вашего ребенка, то необходимо поднять данный вопрос сначала перед директором школы, а если результата не будет, то можно написать заявление по данному факту в прокуратуру.

Важно! Разрешение ситуации внутри школы предпочтительно, поскольку вы не вступаете в открытую конфронтацию с учителем и показываете свою готовность решить вопрос мирно.

Обычно подобные ситуации разбираются на собрании с директором и участие принимают в данном мероприятии строго ограниченное число лиц, а именно: учитель, ребенок, его родители и педагог-психолог.

Как написать заявление на учителя за оскорбление?

Заявление по данному факту направляется в прокуратуру. Все мероприятия по расследованию административного правонарушения осуществляет прокурор.

Важно! Прежде чем обращаться в прокуратуру необходимо выяснить действительно ли оскорбление имело место. Дети часто фантазируют, пытаясь прикрыть собственное незнание, плохое обучение и поведение. Следует подробно расспросить ребенка о ситуации, некоторые вопросы можно задавать разными словами, но отдельно. Если ребенок начнет путаться, то скорее всего ребенок не говорит вам всю правду.

По возможности необходимо пообщаться спокойно с учителем и другими учениками, которые стали свидетелями данного деяния. Также следует выяснить, а было ли ранее совершенно оскорбление учителя учеником.

Если понимания не удалось найти, то следует предпринять более жесткие меры и обратиться в прокуратуру по факту оскорбления. Полагаем, что делать это стоит в крайнем случае, если учитель действительно не понимает, что ведет себя неправильно и вины ребенка в случившемся нет.

В заявлении указывается дата, время, место осуществления правонарушения, действия учителя и слова, которые он произносил и совершал по отношению к ребенку. В подробностях ситуацию можно не расписывать, после возбуждения дела, вас будут опрашивать отдельно и более подробно.

По итогам рассмотрения заявления прокурор должен принять мотивированное решение о возбуждении административного дела или об отказе в возбуждении дела. Данное процессуальное решение возможно оспорить через суд или вышестоящему прокурору.

Если дело возбуждено, то прокурор должен принять все меры, направленные на расследование данного правонарушения. В большинстве случаев прокурор опрашивает каждого участника конфликта по отдельности.

Максимальный срок расследования устанавливается в 1 месяц.

После завершения расследования прокурор направляет материалы административного дела в суд. На стадии судебного разбирательства дело должно быть рассмотрено в течение 2 месяцев. Но в большинстве случаев данный срок нарушается, поскольку суды очень загружены.

Важно! На практике дело об оскорблении может быть рассмотрено в единственном заседании, если нет необходимости вызывать дополнительно свидетелей, и суд считает дело подготовленным к судебному разбирательству. От имени ребенка в судебном заседании будут участвовать его родители, поскольку они являются его законными представителями. Также в суд приглашается виновное лицо и прокурор.

По итогам рассмотрения дела может быть принято решение о привлечении к ответственности или о прекращении административного дела. Данные процессуальные решения могут быть оспорены в вышестоящий суд в течение 10 дней со дня вручения (получения) копии постановления.

Итак, в данной статье мы исследовали порядок действий при выявлении оскорбления учителем ученика, порядок подачи заявления и рассмотрения данных дел.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

Накажут ли столичного учителя за оскорбление учеников

В столице ищут учителя, которая сорвалась на учениках. Она не выбирала выражений и обзывала детей, передает zakon.kz со ссылкой на телеканал «Астана».

На кадрах ничего не видно, но звук здесь — главное. Слышно, что учитель не в духе. Нашумевшая публикация появилась в Facebook. Автор поста сообщила, что видео выслали родители учащихся столичной школы №36. По их словам, это фрагмент урока казахского языка в пятом классе. Один из учеников не выдержал оскорблений и сделал женщине замечание. Но она и со смельчаком не церемонилась.

На инцидент уже обратили внимание и в управлении образования. Сейчас выясняют детали.

Управлением образования Нур-Султана создана комиссия для рассмотрения данного инцидента. На данный момент комиссия рассматривает всесторонне данную ситуацию, — сообщила и.о заместителя руководителя Управления образования Нур-Султана Гулим Джусупова.

За подробностями журналисты канала отправились в саму 36-ю школу. У входа плакат с телефоном доверия. Символичный постер с призывом сообщать о травле — есть и в здании. Но директор учреждения комментировать ситуацию отказался.

Психологи объясняют подобные «срывы» просто: профессия учителя в Казахстане выходит на первое место по уровню стрессов. Сохранить психическое здоровье в таких условиях почти невозможно, уверены специалисты. В момент эмоционального выгорания люди «срываются» как дома, так и на работе.

Современные родители требуют индивидуальный подход к Машеньке, к Сереже, к Алтынай, Сакену, Серику самому любимому. Чуть что, они на сегодняшний день могут пожаловаться в социальные сети или еще куда-нибудь. Вы думаете система разбирается, прав или не прав родитель? Нет, они сразу берут и наказывают, — сказал психолог Айбек Сидиков.

Но серьезного наказания этому учителю, скорее всего, не грозит, считают юристы. По словам Аржана Садуакасова, если со стороны педагога не было рукоприкладства и ненормативной лексики, он отделается выговором. О подобных конфликтах ученикам советуют говорить родителям. Защитить могут только они.

И потом, уже в дальнейшем, смотря какие действия были со стороны учителей. Если будет этического характера преподавателя, который неподобающе себя ведет, это опять же в администрацию школы обращаться, — сообщил юрист Аржан Садуакасов.

В конце минувшего года в силу вступил закон «О статусе педагога». Теперь учителей не грузят «левой» работой. К тому же, за их оскорбление предусмотрен штраф от 80 тысяч тенге и даже административный арест. А вот кто, кроме родителей, может защитить учеников от горе-преподавателей — вопрос открытый.


О предложении уголовного наказания за оскорбление учителей

Заместитель председателя комитета Государственной Думы по образованию Виктор Шудегов предложил внести изменения в ч. 2 ст. 47 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», увязав их с соответствующей статьей Уголовного кодекса.

Депутат предлагает приравнять «оскорбления, насмешки, упреки в некомпетентности, поучения, формирование негативного отношения в среде учителей и родителей и так далее» по отношению к педагогическим работникам к применению силы или оскорблению в отношении представителя власти.

Иначе говоря, предлагается квалифицировать насмешку над учителем так же, как нападение на полицейского.

Соотнесение наказания педагогов и представителей органов власти позволяет представить, каковы будут наказания для учеников. В настоящее время брань в адрес такого лица влечет наказание в виде исправительных работ сроком до одного года.

Если представитель власти получит травму, не опасную для здоровья, то нападавший может оказаться в колонии сроком на пять лет; если же нанесенные увечья будут представлять угрозу для жизни, то максимальное наказание составит до 10 лет лишения свободы.

Предлагается за оскорбление учителей несовершеннолетним объявлять выговор, вплоть до исключения из школы, а ответственность для тех, кому более 18 лет, будет определяться действующими статьями Уголовного кодекса.

Сам автор законопроекта сформулировал его цель следующим образом: «Мы наблюдаем изменение настроений в молодежной среде — подростки стали особенно агрессивными.

Я считаю, что государство должно защищать безопасность педагогов, как это происходит в отношении работников правоохранительных органов, потому что педагоги тоже несут важную для страны и общества службу».

Идею В.Шудегова разделяет первый заместитель министра образования, науки и молодежной политики Забайкальского края Андрей Томских: «В минувшие 20 лет статус учителя и педагога в нашей стране сильно снизился.

Как следствие — все те негативные случаи физического и психологического насилия над работниками среднего и высшего образования, которые мы наблюдали по телевидению в последнее время.

Проблема неуважения к данной профессии в России стоит довольно остро…

Дети у нас зачастую более законодательно защищены, нежели их преподаватели, и пользуются этим.

В то время как, например, в Польше в случае проявления неуважения учащегося к педагогу с несовершеннолетним хулиганом разбирается не директор и родители, а полиция на основании нормативно-правовых актов.

Если в нашей стране долгие годы не удавалось переломить сложившуюся ситуацию методами общественного порицания, наверное, пришло время действовать законодательно».

Президент Межрегиональной ассоциации учителей географии России Александр Лобжанидзе выразил надежду, что ответственность за оскорбление учителей будет введена как можно скорее.

Он утверждает: «Учителя представляют собой самый незащищенный слой государственных работников…

Проявляя строгость к ученикам, они берут на себя определенную ответственность, что отслеживается и обществом, и родителями, и коллегами, и педсоветом. И обычно суды по обвинениям, выдвинутым в их адрес, выигрывает истец.

Однако сами они никак не защищены от грубых оскорблений».

Чуть ли не еженедельно в сети Интернет можно прочесть о диких случаях избиения учителей, издевательств над ними со стороны учеников.

Исключить ученика из школы, как бы он себя не вел, очень сложно: есть закон о всеобщем образовании, и максимум, что можно сделать, — это с большим трудом обменять одного хулигана на другого.

Об этом писал заслуженный учитель Евгений Ямбург: «Мы исключаем одного ученика, договорившись, что его возьмёт соседняя школа, а они исключают одного своего, договорившись, что его возьмём мы».

Кроме того, пишут эксперты, школа поставлена в такие условия, когда она в принципе страшно боится любого конфликта: во-первых, это плохо влияет на аттестацию, аккредитацию и т.д.; во-вторых, потому что в случае любых проблем именно школу начинают подвергать бесконечным проверкам, и работать в ней становится крайне сложно.

Так, сейчас практически невозможно поставить ученику «двойку» за полугодие или оставить на второй год.

С точки зрения министерства образования, выставляя «двойку» ученику, учитель выставляет «двойку» себе. Впрочем, выговоры, «двойки» тоже не действуют сейчас — аттестат не играет роли при поступлении в вуз.

По словам председателя Московской коллегии адвокатов Андрея Князева, сегодняшнее законодательство действительно не дает учителям никакой дополнительной защиты: «Никаких преференций в вопросах защиты по статусу у педагогов нет, а вину их обидчиков не усугубляет то, что в качестве потерпевшего выступает педагог.

За оскорбление и причинение вреда педагогу назначается наказание в соответствии с общегражданскими законами».

Таким образом, озабоченность учителей и депутатов понятна. С другой стороны, эта инициатива вызывает серьезнейшие возражения.

Во-первых, любые агрессивные действия учеников против педагогов и так регулируются Уголовным кодексом — к тому же недавно были приняты поправки, согласно которым снижается возраст, по достижении которого наступает ответственность перед законом.

Кроме того, есть устав школы, и в соответствии с ним, по словам члена совета Межрегионального профсоюза «Учитель» Всеволода Луховицкого, хулигана и так можно поставить на место.

Впрочем, при этом сам Луховицкий отметил, что действовать в соответствии с уставом школы учителям и руководству школы затруднительно, поскольку это лишь вызовет дополнительные проверки и нервотрепку.

Директор МБПЧ Александр Брод: «При столь расплывчатых формулировках закона учитель может воспринять как «насмешку» или «поучение» любое невинное высказывание ученика.

Точно так же «насмешкой» и «формированием негативного отношения» можно объявить невыученный урок да и просто улыбку.

Все это создаст невыносимую атмосферу в классе — атмосферу страха».

Очень многие ученики (и часто среди них талантливые) бывают не слишком управляемы, способны дерзить, даже хулиганить.

Но вместо того чтобы попытаться найти общий язык с учеником, в чем и состоит задача учителя, некоторые «педагоги» просто пользуются возможностью избавиться от «неудобных» учеников, к которым не удалось найти подход.

Поэтому законопроект не нашел поддержки у ряда экспертов и законодателей.

Сопредседатель профсоюза «Учитель» Андрей Демидов справедливо считает, что главная защита учителя — это его педагогическое мастерство, а не уголовная статья.

Он отметил, что относится к такой инициативе с большой осторожностью: «Мне кажется, это продолжение некой линии на формальные запреты вместо содержательного улучшения процесса».

В. Луховицкий считает, что «защита учителей от детей» — это «странный закон». .. Он говорит: «По-моему, это один из тех законов, которые даже первое чтение не проходят».

Первый заместитель председателя профильного комитета Госдумы Олег Смолин полагает, что отношения между учеником и учителем нельзя выстраивать на основе уголовного или административного права: педагог нуждается в защите, но в рамках образовательных отношений.

Отрицательно к инициативе В.Шудегова отнеслись и в Совете при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

Как иронически заметил член СПЧ, главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей, «это очень интересное, символическое и важное предложение, за которым может последовать идея, например, использовать розги, ввести военную форму в школах, ставить на горох, бить линейкой».

что делать, примеры и методы решения конфликта

Причины конфликтов учащихся и учителей

Поводом для ссоры может быть что угодно, но можно выделить несколько ситуаций, которые чаще других становятся яблоком раздора.

#1
‍Низкая успеваемость. Если учителю кажется, что класс недостаточно старается, он может высказывать это, не подбирая слов: «Тупицы, как вы будете экзамены сдавать?!». Неаккуратно поданная критика воспринимается детьми болезненно.

#2
‍Одарённость. Когда ребёнку скучно на уроках, он отвлекается сам и отвлекает других, спорит с учителем и критикует его методы. Порой преподаватель в ответ не сдерживает эмоции, и возникнет взаимная неприязнь: «Если ты такой умный, выйди к доске и сам расскажи тему урока». 

#3
Отношение к правилам. Учителя, которым важна субординация, часто недолюбливают учеников, пренебрегающих правилами. А свободолюбивые подростки воспринимают требования дисциплины как ущемление своих прав.

<<Перелинковка>>

#4
Несоответствие учебной программы возможностям школьника. Некоторые дети требуют специального подхода в обучении, но несмотря на это, они посещают обычную школу, и учителя вынуждены предъявлять к ним требования, которые те не в состоянии выполнить. Рано или поздно это приводит к конфликту.  

«Ребёнок с СДВГ заперся в туалете и ни с кем не хотел говорить, ругался. Мы писали ему письма на листочках и просовывали под дверь. Рисовали на листках солнышки. Вскоре ребёнок вышел и продолжил нормально общаться с группой и преподавателями».
                                                          Алина Чекмарёва, преподаватель английского языка  

#5
Субъективные причины. Например, ребёнку не нравится предмет или учитель, и он не видит причин это скрывать. Либо учителя раздражает что-то в ученике — внешний вид, манеры или другие особенности. Квалифицированный преподаватель должен уметь справляться с эмоциями, но не всегда это удаётся.

#6
Борьба за авторитет. В отдельных случаях школьники с яркими лидерскими качествами вступают в противостояние с преподавателями, пытаясь завоевать уважение класса. Например, подбивают одноклассников сорвать урок.  

«Были ситуации на грани конфликта: подросток стремится найти любой изъян в работе преподавателя. Не так говорит (неважно при этом, что именно), а вот у того исследователя иначе, с какой стати после этого вам верить?! Из этих ситуаций удавалось выйти, приглашая ученика к сотрудничеству. Он же явно стремится получить внимание, утвердиться в собственной значимости».
                                                                             Ольга Евсеева, преподаватель литературы  

#7
Проблемы в семье. Если у ребёнка напряжённая ситуация дома, он может транслировать негативные эмоции на учителей. Порой это выражается в агрессии: он может хамить, нарываться на ссору, не зная, как ещё можно справиться со стрессом. Не каждый учитель способен увидеть в таких действиях призыв о помощи. Многие начинают вести себя агрессивно в ответ.  

«Однажды случился мини-конфликт прямо на уроке. Девочка просто подняла руку и спросила меня, за что я её так не люблю. Самое страшное было то, что этот вопрос прозвучал при всём классе и стал для всех полнейшей неожиданностью. На тот момент у меня не было никаких конфликтов с этой девчушкой. Тогда я просто попросила Дашу остаться после урока и всё обсудить. Оказалось, что она так думала из-за плохих отметок, которые я ей ставила. Пришлось объяснить ей, что её отметки и её личность, характер никак не связаны друг с другом. Что она мне симпатична, что она хороший друг, активная и так далее. А когда я познакомилась с её родителями, мне стало ясно, почему у неё возник такой вопрос. Просто папа не стеснялся в выражениях своего отношения к дочери. И у ребёнка просто была низкая самооценка. А отметки это только усугубляли. А потом помогла похвала на уроке, разговоры на перемене при встрече, интерес к её жизни. Важно дать ребёнку понять, что он может попросить о помощи».
                                                                 Ирина Кирсанова, преподаватель русского языка
 

Как решить конфликт ученика и учителя

Узнав, что у ребёнка напряжённые отношения с преподавателем, нельзя пускать ситуацию на самотёк. Конфликт с учителем в школе может привести к потере учебной мотивации, снижению успеваемости и даже психологической травме. В то время как помогая ребёнку уладить сложную ситуацию, родители учат его цивилизованному решению проблем. 

По какой бы причине ни возник конфликт, необходимо как можно скорее найти решение. Любая межличностная проблема требует взгляда со стороны. Для разрешения противоречий может потребоваться помощь школьного психолога, другого педагога или родителей. Если, конечно, они сами смогут не вовлекаться в ситуацию эмоционально. 
                                      Елена Петрусенко, психолог «Домашней школы Фоксфорда»
  

Шаг 1. Разговор с ребёнком

Вести беседу лучше дома, в спокойной обстановке. Нужно спросить, с чего всё началось. Как, по мнению школьника, выглядит ситуация глазами учителя, как можно уладить конфликт и готов ребёнок к компромиссу.

Если родители узнали о конфликте от учителя, нужно спокойно рассказать об этом школьнику. Фразы для начала разговора: 

  • «я знаю только одну версию случившегося и думаю, что…»; 
  • «меня это расстраивает, я думаю, что недостаточно разговариваю с тобой…»; 
  • «мне важно выслушать тебя, ведь у тебя тоже есть мнение». 
«Если ребёнок отказывается говорить с вами, попросите выяснить причину конфликта других членов семьи. Возможно, с братом или сестрой, бабушкой или дедушкой у школьника более открытый контакт». 
                                    Елена Петрусенко, психолог «Домашней школы Фоксфорда»   

Необходимо дать ребёнку выговориться. Не критикуйте учителя. Реплика вроде «Да что эта училка себе позволяет!» окончательно уничтожит авторитет педагога. Вместо этого следует узнать, что думают об этом учителе другие дети. Возможно, кто-то из них подстрекает ребёнка, или конфликт был попыткой завоевать уважение одноклассников.  

Не стоит впадать и в другую крайность — обвинять в случившемся школьника: «Сам виноват, старших нужно уважать!». Так вы рискуете потерять доверие ребёнка.

«Хорошо, когда ребёнок легко идёт на контакт и может объяснить или сочинить причины конфликта. Всегда поддерживайте его — ребёнок должен видеть в вас авторитет, опору, безопасность. Даже если он неправ — не спешите его ругать, сейчас ему требуется ваша помощь». 
                                   Елена Петрусенко, психолог «Домашней школы Фоксфорда»
   

К какому бы выводу ни пришли родители, до поры свои мысли стоит держать при себе. Главное на этом этапе — убедить ребёнка, что разрешить конфликт необходимо. 

Шаг 2. Разговор с учителем 

По возможности нужно посетить школу и поговорить с преподавателем лично. Ребёнка при этом не должно быть рядом. 

Не стоит сразу привлекать к решению проблемы школьное руководство. Обращение к учителю напрямую — знак того, что родитель пришёл разобраться в ситуации, а не скандалить.

«Важен первоначальный посыл. Вы идёте не на разборки. Вы идёте узнать, что происходит. Заранее уточните удобное время для встречи и подготовьте вопросы. Если необходимо, обратитесь к школьному психологу или соцпедагогу за рекомендациями». 
                                    Елена Петрусенко, психолог «Домашней школы Фоксфорда»   

Сохраняя доброжелательный тон, нужно расспросить учителя о причинах конфликта. Важно, чтобы разговор строился на фактах. Если преподаватель говорит, что ребёнок плохо себя ведёт или не хочет учиться, нужно поинтересоваться, почему он сделал такие выводы. Если учитель обвиняет ребёнка в хамстве — узнать, что именно он сказал и что этому предшествовало. 

Нужно постараться сохранить спокойствие, даже услышав обвинения в плохом воспитании: «Совсем ребёнком не занимаетесь!». Ведь цель разговора с преподавателем — разрешить конфликт, а не найти виноватого. Если разговор зашёл в тупик, нужно просто спросить, какой выход из ситуации видит учитель.  

Шаг 3. Урегулирование конфликта

  • Если проблема в неуспеваемости, нужно помочь ребёнку устранить пробелы в знаниях. Например, можно обратиться к репетитору или подтянуть знания на онлайн-курсах.
  • Если ребёнку скучно на уроках, можно попросить учителя давать ему дополнительные задания или, к примеру, разрешить читать книгу, пока остальные ребята доделывают упражнение. 
  • Если у ребёнка проблемы с дисциплиной, вероятно, ему потребуется помощь психолога. 
  • Если причина конфликта в борьбе за уважение класса, можно попробовать найти более достойное применение лидерским качествам ребёнка, например, в командных видах спорта. 
  • Если школьник отказывается признать авторитет учителя, можно объяснить, что в жизни будут часто встречаться неприятные в общении люди, но с многими из них придётся выстраивать деловые отношения. Этот навык — признак взрослого цивилизованного человека.
Редко бывают ситуации, когда подросток целенаправленно и умышленно начинает конфликт, когда им руководит осмысленная озлобленность. Чаще он идёт на поводу временных эмоций, необдуманно. И завтра ему будет самому неудобно, он захочет забыть ситуацию, но как выйти из неё, он не знает. Так бывает и со своими детьми, и с учениками. Мы же не знаем, что произошло у ученика, как начался его день, что там у него стряслось. Первый выход, который чаще всего работает, и этого бывает достаточно — превратить в шутку, прокомментировать неконфликтно, то есть посмотреть на ситуацию с позиции взрослого (не в том смысле, что «я взрослый, и все меня должны меня уважать за это», а с позиции «я взрослый и понимаю, что творится у тебя внутри, и вижу, как сложно тебе справляться с эмоциями»). Это проходят все, и я, учитель, это наблюдаю каждый год. Главное — не акцентировать внимание. Подбадривать, когда такой ученик включается в работу. Помнить только хорошее, а плохому дать шанс стереться! 
                                                        Ольга Шинкарёва, преподаватель обществознания  
  

Шаг 4. Контроль ситуации

Важно, чтобы родители и после разрешения конфликта интересовались успехами школьника, время от времени заглядывали в школу и общались с учителями. Зачастую это помогает избежать конфликтов с педагогами. 

Если уладить конфликт не удалось

Большинство конфликтов между учеником и учителем легко уладить конструктивным диалогом. Но если одна из сторон преступает закон, требуется вмешательство руководства школы.

Права учителя и ученика определяются законом «Об образовании в Российской Федерации» и закрепляются в локальных нормативных актах школы и договоре об образовании. 

Учитель не имеет права:

  • причинять физический вред ученику,
  • портить имущество ученика,
  • оскорблять и унижать ученика,
  • отказывать ученику в получении знаний,
  • необъективно оценивать знания ученика. 
«Если учитель использует методы воспитания, связанные с физическим и психическим насилием над личностью обучающегося, то в соответствии со статьёй 336 ТК РФ трудовой договор с таким педагогом может быть расторгнут. При этом применение дисциплинарного взыскания не исключает возможности привлечения его к другим видам юридической ответственности. Например, если преподаватель испортил вещи ученика, то вы вправе требовать возмещения ущерба. Если же учитель своими действиями причинил ребёнку физические или нравственные страдания — выплаты компенсации морального вреда. Помимо этого учителя можно привлечь и к административной ответственности за побои (ст. 6.1.1. КоАП РФ) или оскорбление (ст. 5.61. КоАП РФ)».
                                                                                                                     Юлия Сидорова, юрист

Ученики также обязаны соблюдать нормы закона. Поэтому запрет на физическое и психическое насилие, а также нанесение вреда имуществу, в том числе школьному, распространяется и на них.    

Если разговор с учителем не привёл к миру, родители могут обратиться к администрации школы. Но важно понимать, что выговор от директора точно не улучшит отношения учителя с учеником. Поэтому данную меру нужно использовать только в критических ситуациях. 

Если ничего не помогло, и учитель с учеником отказываются идти на контакт, возможно, придётся сменить школу или форму обучения. На семейном образовании родители могут выбирать преподавателей для ребёнка исходя из его симпатий, и вероятность конфликта между учителем и учеником существенно снижается.

МНО прокомментировало конфликт между учеником и учителем в школе Ташкента – Газета.uz

В школе №141 Шайхантахурского района Ташкента произошел конфликт между учащимся и учителем. Видеозапись инцидента распространилась в социальных сетях.

Пресс-служба Министерства народного образования (МНО) Узбекистана отметила, что в соцсетях говорилось о грубом отношении учителя школы Б. Мирзаевой к учащемуся 9 класса Б. И.

Как стало известно МНО, ученик громко разговаривал, нарушая порядок учебного процесса, несмотря на замечания учителя.

«Рука ученика была в гипсе, так как он повредил ее, посещая секцию по кикбоксингу. Педагог сказала ученику: „Ты же можешь писать правой рукой“, в ответ учащийся оскорбил педагога. Не стерпев оскорблений, учитель несколько раз толкнула ученика, но не ударила его», — отмечается в сообщении министерства.

Этот факт подтверждается и другими видеозаписями, в том числе сделанными учеником того же класса Р. М. Записями он впоследствии поделился в Telegram со своими одноклассниками С. К. и М. А, чем нарушил положение о порядке пользования мобильными телефонами в образовательных учреждениях.

По данным МНО, 13 января 2018 года Б. И. был взят на учет школы за нарушения ее правил внутреннего распорядка, конфликты со сверстниками и грубое отношение к педагогам. После профилактических работ ученик изменился в положительную сторону, отметила пресс-служба, в результате чего 17 мая он был снят с учета.

Инцидент с участием Б. И. и педагога рассмотрела межрайонная комиссия Шайхантахурского района по делам несовершеннолетних 18 апреля в рамках выездного собрания при участии общественности.

Решением комиссии родители учеников Б. И. и Р. М. оштрафованы по статье 47 (невыполнение родителями обязанностей по воспитанию и обучению несовершеннолетних детей, в том числе повлекшее совершение несовершеннолетним административного правонарушения; влечет наложение штрафа от ½ до 3 МРЗП) Кодекса об административной ответственности.

Учитель Б. Мирзаева после этого конфликта написала заявление на увольнение. Однако работа педагога получила положительные отзывы остальных учеников класса, и учитель продолжит работать в школе №141, сообщила пресс-служба МНО.

В Воронежской области сельский учитель физкультуры подрался с дедом ученика из-за оценки

В Воронежской области учитель физкультуры сельской школы подрался с дедушкой одного из учеников. Инцидент произошел в Большой Приваловке Верхнехавского района. Об этом стало известно во вторник, 12 января.

В пресс-службе регионального ГУ МВД корреспонденту РИА «Воронеж» подтвердили информацию:

– В понедельник, 11 января, в отдел полиции по Верхнехавскому району поступили два заявления от участников конфликта. Проводится проверка, по результатам которой будет принято процессуальное решение.

Призыв к департаменту образования, науки и молодежной политики Воронежской области в соцсетях опубликовала одна из педагогов той же школы. По словам женщины, учитель физкультуры ведет себя некорректно по отношению к детям, в том числе к ее сыну. По ее мнению, коллега не придерживается образовательных стандартов, не объясняет учебный материал и не контролирует соблюдение техники безопасности. Как говорит женщина, на уроках  из-за этого случались травмы. При этом, по словам учительницы, мужчина предвзято относится к отдельным ученикам, предъявляя завышенные требования. Женщина рассказала, что «на попытки поговорить с учителем он отвечает резкой агрессией, унижает ребенка, ведет себя непотребно, использует ненормативную лексику даже в присутствии детей».

– Когда в очередной раз мой сын пришел с урока физкультуры, где он катался на лыжах и катался хорошо (я наблюдала за этим процессом), мой отец, который более 45 лет сам проработал в этой школе и учил того самого физрука и всю его семью, подошел, чтобы спросить, какую оценку заработал его внук. На этот вопрос учитель физкультуры начал оскорблять и избивать моего отца, – написала педагог.

Директор Большеприваловской школы Галина Дуракова прокомментировала ЧП:

– Мы разбираемся в ситуации, завтра к нам приедут представители районного отдела образования. Я работаю в этой школе на должности директора всего полгода, за это время никаких письменных жалоб на учителя физкультуры не поступало. Пока идет служебное расследование, какие-либо выводы делать еще рано.

В пресс-службе департамента образования Воронежской области знают о проблеме:

– Накануне в департамент обратилась жительница села Большая Приваловка с жалобой на некорректное поведение учителя физкультуры. Уже сегодня департамент организовал проверку, создана комиссия под руководством главы муниципалитета. По результатам первичной проверки будет приниматься решение в рамках трудового законодательства. Если нарушения выявят, будут приняты необходимые меры, вплоть до увольнения.

Из открытых источников стало известно, что учитель физкультуры дважды (в 2015-м и 2020 годах) был самовыдвиженцем на выборах главы Большеприваловского сельского поселения, а в 2010-м избрался в поселковый Совет народных депутатов.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

«Надо установить в классах видеокамеры». Педагоги и родители – о введении штрафов за оскорбление учителей

Административную ответственность за оскорбление учителя при выполнении им профессиональных обязанностей необходимо ввести в Беларуси. Такое мнение высказала замглавы Администрации Президента Ольга Чуприс, встречаясь с коллективом Гродненского государственного университета им. Я. Купалы. Корреспондент агентства «Минск-Новости» выяснила, что думают по этому поводу сами педагоги, а также родители.

Фото носит иллюстративный характер

По словам О. Чуприс, в последнее время происходит немало событий негативного характера, когда ученики пытаются давить на педагога и порой оскорбляют его. Если штраф будет введен в Кодекс об административных правонарушениях, то за резкое словечко или высказывание ребенка в адрес наставника отвечать будут законные представители ученика — мамы и папы. Действительно ли сегодня так остро стоит вопрос правовой защищенности учителей, и могут ли решить ситуацию штрафы?

 Председатель Минской городской организации Белорусского профсоюза работников образования и науки Лариса Волкова:

— Вопрос правовой защищенности учителей имеет место быть. Кто сегодня в действительности управляет школой? Родители! Недавний пример, который обсуждали с коллегами: в одном из учреждений общего среднего образования повздорили дети, возник конфликт. У одного ученика отец имеет высокую должность, у другого — нет. И первый начинает оказывать давление на классного руководителя, чтобы тот занял позицию его ребенка. Однако нужно понимать, что школа функционирует по правилам, установленным ведомственными органами и эти законы должны соблюдаться всеми участниками образовательного процесса. Но учитель в этой цепочке остается абсолютно незащищенным. Сегодня надо говорить и о том, что учитель, помимо своих прямых профессиональных обязанностей, ведет огромную работу после занятий с учениками. Находится на постоянной связи с мамами и папами, выясняет, чем занимается ребенок на каникулах и как проводит досуг во внеурочное время. И не дай бог после школы ученик не в положенном месте перейдет дорогу или совершит некое правонарушение — виноват будет педагог. А ведь прямую ответственность за поведение сына или дочери должны в соответствии с Кодексом о браке и семье нести его законные представители.

Как необходимо вести себя наставнику, которого оскорбил нелицеприятным словом пятиклассник? Или когда в классе подростки начинают с насмешками обсуждать гардероб учителя? Я не в коей мере не оправдываю тех, кто эмоционально срывается на детей. Но надо в каждой такой ситуации искать первопричину, почему так произошло. И прежде чем принимать этический кодекс педагога, надо продумать степень ответственности детей и родителей.

 Репетитор по английскому языку, папа двоих детей Андрей Григорьев:

— У нас много разводят суеты вокруг вещей, которые решаются, по сути, просто. В образовательном процессе задействованы школа, родители и дети. Достаточно составить общий договор, в котором будут прописаны всем понятные нормы и правила. Подобная система работает на Западе. Всегда привожу в пример опыт Англии. Родители, приводя ребенка впервые в школу, подписывают с учреждением образования договор, в котором обозначены все нюансы учебного процесса, начиная с внешнего вида и обязательной формы школьника, заканчивая мерами ответственности учителя, если он не выполняет свои обязанности. Там также четко указывается, что можно делать ребенку, а что нет. Сегодня появление подобного документа назрело и в нашей действительности. Я также выступаю за то, чтобы в классах появились камеры видеонаблюдения, фиксирующие не только картинку, но и звук. Такие примеры в российских школах уже есть. При этом нужно регламентировать, в каких ситуациях записи буду просматриваться. В иных случаях они должны быть засекречены.

Учитель физики СШ № 30 Александр Седяко:

— Этот вопрос подняли из-за резонансных ситуаций, опубликованных в соцсетях. Но проблема взаимоотношений в обществе была всегда. Например, сейчас вводят этический кодекс учителя. Я с ним ознакомился — ничего в нем нового нет: любое общение должно строиться на взаимоуважении, нельзя унижать и оскорблять личность. Есть Уголовный кодекс, по которому можно привлечь нарушителя к ответственности. И это касается всех, не только учителей! Другое дело, что долгое время конфликтные ситуации в школах всячески пытались замалчивать. Поиздевался ученик над учителем, тот не сдержался. Идут в школу разбираться родители, жалуются директору, угрожают придать огласке конфликтную ситуацию или обратиться в соответствующие органы. И администрация наказывает педагога. А это плохо скажется на рейтинге. Поэтому считаю, не дополнительные штрафы и документы следует вводить, а изменить отношение руководящих органов к оценке таких ситуаций. Кроме того, в каждом учреждении образования есть рычаги воздействия на поведение учащихся, этакое повседневное регулирование взаимоотношений детей, учителей и родителей. Например, совет профилактики. Возникает конфликт — школьника с законными представителями приглашают в школу, где специалисты дают оценку его поступку, обсуждают ситуацию. Раньше, к слову, еще одной действенной мерой было письмо на работу родителям, если они уклонялись от своих воспитательных функций. И никому не хотелось, чтоб коллеги или начальник узнали, что у тебя проблемы с сыном или дочкой.

 Педагог с 45-летним стажем, учитель белорусского языка и литературы СШ № 47 Раиса Баран:

— Не считаю, что необходим какой-то определенный документ, регламентирующий ответственность детей перед учителем. Сужу по своему опыту: в моей педагогической практике не было серьезных конфликтных ситуаций во взаимоотношениях с классом и родителями. Я человек советской закалки, стараюсь уважительно относиться к каждому ученику. У других коллег были и оскорбления, и маты в их адрес. Но ведь не стоит и провоцировать такую реакцию. Не выучил ребенок урок, повысил голос — я стремлюсь сгладить ситуацию. Вижу: не в настроении — значит пока его не трогаю. А если уже начинаются оскорбления, то замалчивать не стоит. Моя тактика: после инцидента остаться на индивидуальную беседу с ребенком, один на один. Поговорить, выяснить причины плохого поведения. И помириться! Чтобы на следующем уроке при всем классе показать: вот мы уже и обнялись, и улыбнулись друг другу. Все хорошо, с кем не бывает. Не возникает трений и с родителями. На первом же собрании я доношу до них определенные правила взаимоотношений, ставлю рамки. Наша школа — спортивная. Если у ребенка периодически возникают проблемы с дисциплиной, он может лишиться права здесь учиться. И все это понимают.

законов о жестоком обращении между учителями и учениками | LegalMatch

Жестокое обращение с учеником со стороны учителя происходит, когда учитель нарушает права ученика или ставит под угрозу их безопасность и благополучие. К таким инцидентам относятся очень серьезно — законы штата и федеральные законы строго регулируют стандарты поведения учителей. Учитель, нарушающий образовательные стандарты, может быть подвергнут как гражданской, так и уголовной ответственности.

Хотя оскорбления учеников — не совсем обычное дело, такое случается часто.Однако многие студенты (особенно младшие) могут не осознавать, что с ними плохо обращались. Поэтому лучше, если и ученики, и родители знают о любых ситуациях, которые могут быть сочтены оскорбительными.

Какие примеры жестокого обращения между учителями и учениками?

Жестокое обращение со студентами может принимать различные формы и включать ситуации, не обязательно относящиеся к физическому насилию. Вот некоторые распространенные примеры жестокого обращения со стороны учителя:

  • Физические, эмоциональные или сексуальные домогательства в отношении ребенка
  • Чрезмерное или несанкционированное применение «телесного наказания» (физической силы)
  • Дискриминация по защищенным категориям, таким как раса, пол или инвалидность
  • Ограничения конституционных прав учащегося, в том числе свободы слова и свободы слова
  • Неспособность удовлетворить какие-либо особые потребности учащегося, такие как доступ для инвалидов
  • Недобросовестное отношение к учебе, включая предвзятость или предпочтение при оценке
  • Отказ в возможности получения образования

Опять же, одна из основных проблем, связанных с жестоким обращением со стороны учителя / ученика, заключается в том, что многие молодые ученики могут не осознавать, подвергаются ли они насилию или нет.Обязательно участвуйте в образовании вашего ребенка и будьте в курсе, если ваш ребенок сообщает вам о каких-либо жестоких обстоятельствах в его школе.

Что мне делать, если с моим ребенком плохо обращались в школе?

Если вы считаете, что ваш ребенок подвергался жестокому обращению в школе со стороны учителя или другого работника образования, вы можете предпринять много шагов, чтобы принять участие в этом:

  • Немедленно обратитесь в школьный совет и руководство школы. Назначьте встречу как можно скорее, пока инцидент еще свеж в памяти ученика.Любые задержки в информировании властей могут отрицательно повлиять на будущую претензию.
  • Ознакомьтесь со школьной политикой и правилами в отношении поведения учителей. Узнайте, не случалось ли в школьном округе случаев жестокого обращения с учениками.
  • Попросите школьный округ провести расследование инцидента. Вам следует попросить лиц, проводящих расследование, предоставить вам официальное письменное объяснение своих выводов.
  • Если школьный совет не предоставит адекватного решения проблемы, вам, возможно, придется подать на расследование в государственный орган, например, в Департамент образования. Департамент проведет расследование злоупотреблений и при необходимости назначит корректирующие меры.
  • Если государственное расследование по-прежнему не дает результатов, вы можете подать частный гражданский иск о возмещении убытков или травм. Некоторые иски требуют, чтобы жертва обратилась в правительственное учреждение, прежде чем ей будет разрешено подать иск. В зависимости от обстоятельств может быть возбуждено уголовное дело.

Убедитесь, что вы очень серьезно относитесь к любым жалобам вашего ребенка.Вы ни в коем случае не будете наказаны за подачу отчета в школьный округ или правительственное учреждение. Безопасность и равенство учащихся — одна из главных задач штата, поэтому обязательно подайте точный и своевременный отчет, если вы подозреваете о злоупотреблениях.

Нужен ли мне адвокат, если мой ребенок подвергся насилию со стороны учителя?

Если вы подозреваете, что учитель каким-либо образом оскорблял вашего ребенка, вам следует немедленно связаться с администрацией школы. Если ситуация кажется очень опасной для ребенка, вы также можете сообщить об этом в полицию и обратиться за советом к государственному юристу.Ваш адвокат сможет помочь вам подать иск, если это необходимо, и объяснит вам различные законы, регулирующие положение учителей в государственных образовательных учреждениях.

Последнее изменение: 26.06.2018 04:23:57

Учитель годами оскорбляет ученицу, пока однажды он не решит убить ее, и это ЭКОНОМИЯ!

На протяжении многих лет у всех нас были учителя, которые вдохновляли нас, мотивировали, заставляли развиваться как праведных людей. Но тогда у некоторых из нас было прямо противоположное.Учителя, которые унижают, высмеивают, оскорбляют и ставят в неловкое положение. Если вы спросите меня, эти люди даже не заслуживают священного титула «учителя». Они не заслуживают быть рядом с детьми.

Источник изображения

Одна такая «учительница» получила именно то, что заслужила, благодаря хитрости одного из ее учеников (объект ее насмешек). Его история, опубликованная в ветке Reddit ProRevenge, с тех пор стала вирусной.
Проверьте это ниже:

Эта история широко известна в моей семье, и даже годы спустя ее постоянно вспоминают и шутят в моей группе друзей.Один мой приятель сказал, что это идеальное место, чтобы сделать это достоянием общественности, так что давайте приступим к этому дерьмовому шторму.

Предыстория : В то время я учился в старшей школе и никогда не был самым способным учеником. Я был отличным учеником класса C, и я никогда не подвергался наказанию и не имел никаких плохих успеваемости. Это важно, потому что я до сих пор не понимаю, почему учитель так со мной обращался. Учительница, которую мы назовем миссис Фрэнк, работала там учителем более десяти лет и была широко известна как мелкая бессердечная сука, которую администраторы считали золотым ребенком.

Миссис Франк преподавала алгебру, а это мой худший предмет, поэтому, естественно, у меня были проблемы с пониманием уроков, и я часто задавал вопросы. Некоторым на эти вопросы легко ответить, но для меня это была наука о ракетах.
Обычно, когда кто-то задает тупой вопрос, никто не должен отвечать на него, однако в случае с миссис Фрэнк она принижала бы меня на глазах у всех, говоря такие вещи, как «И вот снова идет медленный мальчик», «Вау, сюрприз, сюрприз, ты не знаешь Не пойму снова »« Правда? Мы должны действовать для вас очень медленно, не так ли »и т. Д. И т. Д.
Раньше я пытался обратиться в администрацию по этому поводу, но снова ее сочли золотым ребенком. Они посылали кого-нибудь осмотреть ее во время занятий, она вела себя уважительно и нормально в течение одного дня, а на следующий день снова становилась стервой.
Так продолжается около полугода, пока мне не надоест. Я пошел в местный радиошак, купил диктофон и тайно записал каждое оскорбление, которое она бросала в меня. Иногда я подстрекал наверстать упущенное.
Давай, накорми огонь.
Перенесемся в конец года, и я сижу в классе миссис Фрэнк, когда задаю вопрос. Ее ответ, который я цитирую (потому что он врезался в мой мозг), был:
«Я преподаю здесь более 10 лет, и это был самый глупый вопрос, который я когда-либо слышал из чьих-либо уст».
Она продолжила урок, не ответив. Я спокойно встал, собрал свои вещи и направился в кабинет медсестры, чтобы бросить школу. (Нам разрешили уволиться, если нам было 18.)

Я пошел домой, собрал все жестокие записи в один великолепный шедевр и на следующий день вернулся, чтобы показать администраторам. Я сел с директором, и мы выслушали пару оскорблений, прежде чем он меня остановил. Он хотел, чтобы присутствовало больше свидетелей, а также миссис Фрэнкс. Он сказал мне, что мы встретимся на следующий день, и я смогу показать ему и остальным администраторам полную запись.

На следующее утро я иду в школу, очень нервничая из-за чего-либо.Меня вызвали в офис, где я встретился с некоторыми членами совета директоров, офицером местной школьной полиции, директором, заместителем директора и миссис Фрэнк.

То, что последовало за этим, были одними из величайших минут моей жизни.

Я наблюдал, как администраторы от усталости от очередного бесполезного собрания пришли в ярость и потеряли дар речи, когда некоторые из них держали рты открытыми на протяжении всей записи. Я также наблюдал, как миссис Фрэнк перешла от уверенности к себе и поднялась до того, как она осознала, что облажалась без возможности восстановления.

Она публично жарилась перед самыми важными людьми района.
Лента закончилась, и, не раздумывая, администраторы в изумлении огляделись, директор поворачивается ко мне и говорит: «Я думаю, мы услышали все, что нам нужно, спасибо». И меня незаметно выгнали из комнаты.

В последний раз, когда я увидел, как миссис Фрэнк выходит из комнаты. Я оглянулся, и мы встретились взглядом через ее наполненные слезами глаза, когда я одарил самую злобную улыбку.

Я вернулся в класс на следующей неделе, и миссис Франк нигде не было. История быстро распространилась по школе, и меня сочли святым. Я успешно добился ее увольнения и сделал почти невозможным возвращение миссис Франк к своей педагогической карьере, а также разорвал большую часть ее связей с другими учителями в школе. Я разорил ее в финансовом отношении, потому что ни один школьный округ в округе не нанял бы этот ходячий кусок мусора.

Если вы читаете это, миссис Фрэнк, я хотел бы воспользоваться моментом, чтобы сказать вам, чтобы вы пошли на хуй.

TL; DR — Мой школьный учитель унижал меня весь год. Я тайно записал ее, показал администраторам и уволил.

Edit 1: Я должен был прояснить это в истории, однако я не хотел вдаваться в подробности процесса. Да, это было совершенно законно, и мы с родителями провели исследование, чтобы убедиться, что мы не нарушаем никаких законов. В моем штате вы можете записать кого-либо по месту его работы без согласия обеих сторон.

Edit 2: Вау, спасибо за золото добрых незнакомцев! Я считаю, что этот пост стал популярным, потому что почти каждый может иметь дело с ужасным учителем в какой-то момент своей жизни. Я рад, что смог доставить некоторое удовлетворение некоторым из вас, у которых были похожие ситуации. Спасибо за отличный отзыв.

Edit 3: Я хочу ответить на некоторые часто задаваемые вопросы. Я сожалею о том, что поделился этой тупой версией, потому что я упустил из виду то дерьмо, через которое я поставил своих родителей во время всего этого.Тонны встреч и телефонных звонков, которые сделали бы историю намного длиннее, и я не думал, что кому-то понравится ее читать. 1 -У меня до сих пор нет кассет. В интересах администрации было сохранить их на случай, если она подаст в суд за ложное увольнение, и это вышло бы из-под контроля, если бы записи распространялись и создавали плохую репутацию в отношении округа. Даже если бы я сохранил записи, все это произошло более 15 лет назад, и я бы ни за что не смог их найти. 2- да, я изучал алгебру в старших классах, потому что, опять же, я не был лучшим учеником, который ходил по этим залам, и на протяжении всех лет в школе у ​​меня были репетиторы. Мне жаль, что я не гений. 3. Я не помню, какой вопрос я задал, что довело меня до предела в тот день.

Спасибо за все отзывы, и я люблю читать истории всех без исключения, у которых были одинаковые учителя и мести.

Малыши впечатлительны. Они похожи на влажную глину, которая еще не приобрела прочную форму. Если вы будете постоянно тереть его неправильно, делать порез или топать, вы оставите неизгладимый след. Если учитель подвергал детей, детей, за которые она несла ответственность, таким оскорблениям, она заслуживала того, чтобы ее выгнали и никогда больше не разрешали практиковать в качестве учителя.

В / Т: Boredpanda

Источник: Reddit

Источник изображения на обложке

Учительница средней школы Сьюзан Ойер годами издевалась и оскорбляла детей


Школьный округ проигнорировал годы предупреждений учеников, родителей и собственных администраторов об учителе средней школы Бока-Ратон Сьюзан Ойер, учительница средней школы Бока-Ратон, почти десять лет собирала жалобы на домогательства от детей и родителей.

Были обвинения, в которых она поссорилась со студентами. Что она издевалась над их оценками и интеллектом. Что она использовала их расу или национальность, чтобы унизить их. Что она пригрозила подать на них в суд. Что она раскрыла конфиденциальную информацию о них их одноклассникам.

Студенты сообщили, что она толкнула девушку сзади. Что она запретила студентам пользоваться туалетом. Что она унизила девушку за то, что она не является гражданином Америки, и пригрозила сообщить о ней иммиграционным властям.

С 2012 по 2018 год учителя социальных наук цитировались не менее 10 раз за свое поведение в классе. В отношении нее было проведено три кадровых расследования, каждое из которых подтвердило выдвинутые против нее обвинения. Государственная комиссия по лицензированию учителей оштрафовала ее.

Ее поведение в классе, как написала ее директор в 2017 году, было «подлым, грубым и резким».

И все же Ойер продолжал учить.

Несмотря на годы проблемного поведения в классе, Ойер почти десять лет избегала серьезных дисциплинарных мер или вмешательств, пользуясь снисходительностью со стороны своего директора, защитой профсоюзов и серыми зонами в дисциплинарной политике школьного округа, говорится в обзоре Palm Beach Post.

Исключительно для подписчика: школ округа Палм-Бич планируют выпускной вечер с меньшим количеством гостей, большим количеством комнат

Карьера Ойера в государственных школах округа Палм-Бич закончилась в прошлом году после того, как четвертое кадровое расследование подтвердило новые обвинения в словесном оскорблении. Районная администрация предложила уволить ее, что вынудило ее уволиться в июне.

Должностные лица школьного округа отказались обсуждать ход дела Ойера. Но если их целью было оградить студентов от словесных оскорблений, это было сделано слишком поздно.

Год за годом округ игнорировал поток предупреждающих знаков от родителей, учащихся и собственных администраторов и следователей, как показывают дисциплинарные записи.

Ойер, 54-летняя активистка из Бойнтон-Бич, мэрия овода и потомок одной из первых семей, поселившихся в округе Палм-Бич, начала преподавать в школьном округе в 1998 году. Ее история санкций восходит как минимум к 2012 году.

Показывает ребенку выстрел из тюремной кружки ее матери

В том же году, как показывают записи, администраторы выпустили три «меморандума о беспокойстве» и один комплект «заметок на конференции», каждый из которых касается случая, когда она выступила «неуместным». комментарии студентам.

Подробности записок и примечаний не были предоставлены округом, но государственные отчеты об образовании показывают, что Ойер неоднократно упоминался в то время за неуместные комментарии в адрес учащихся, в том числе некоторые из расовых.

В 2012 году она сделала пренебрежительные замечания по поводу старшего брата ученика, у которого была проблема с обучением, говорится в письменных показаниях государственной комиссии по лицензированию учителей. Она предупредила студента в обтягивающих штанах не одеваться как «хули-мисси».

Когда в 2013 году студентка сказала ей, что она и ее отец едут в Мексику, чтобы купить продукты для его ресторана, записи показывают, что Ойер спросил ее перед классом: «Ингредиенты для чего, бомба?»

Когда некоторые из ее чернокожих учеников не смогли понять, что правильный ответ на вопрос теста был «Поезд души», давняя музыкально-танцевальная телепрограмма, Ойер сказала, что они позорят свою расу, как показывают письменные показания под присягой.

Студентка призналась ей, что ее старшая сестра, несовершеннолетняя, беременна, говорится в письменных показаниях. Ойер раскрыла секрет остальным ученикам во время урока о несовершеннолетней беременности.

Хотя впоследствии они послужили основой для государственных санкций, поразительное количество инцидентов и цитат — пять менее чем за год — в то время не повлекло за собой более серьезных вмешательств.

Не стала и ее следующая возможность для изучения, которая представилась всего несколько месяцев спустя.

В мае 2013 года, через три месяца после того, как Ойер получила свой последний комплект записок с конференции, директор школы получил новую жалобу: Ойер показал ученице фотографию фотографии женщины, сделанной в тюрьме.

Ойер спросил студента, была ли женщина матерью студента. Это было.

Непонятно, что побудило Ойера спросить о фотографии и слышали ли его другие студенты. Ойер и давний директор Boca Raton Middle Питер Слэк отклонили неоднократные просьбы о комментариях.

За «непринятие разумных мер для защиты ученика от ненужного смущения» Ойер получил устный выговор.

«Вам не удалось проявить профессиональную заботу, которая ценит ценность и достоинство студента», — написал Slack.

Подробнее: Суд: школьный совет PBC незаконно запретил чартерам безопасность школы, учителя платят деньги

Уже на следующий день поведение Ойера снова привлекло внимание Slack. На этот раз для трех новых инцидентов в классе.

Оказалось, что в первые дни учебного года Ойер раскрыл конфиденциальную личную информацию о причинах отсутствия ученика.

Она расстроила другого ученика, оскорбив его манеру письма.

И она сказала студенту, что отказывается называть ее по прозвищу. По ее словам, если студентка хочет, чтобы ее называли этим именем, ей придется пойти в здание суда и изменить свое имя на законных основаниях.

«Решил не выносить письменного выговора»

Инциденты произошли в первый день занятий в августе 2013 года. Родители двух учеников, ставших объектом ее комментариев, уже попросили исключить их детей из класса. В новом выговоре Slack снова отругал Ойера.

«Наличие трех подобных инцидентов на следующий день после получения письменного распоряжения является неповиновением с вашей стороны», — предупредил он.

Но Slack сказал ей кое-что еще в записке. Несмотря на наметившуюся модель тревожного поведения, он сказал, что помогает ей передохнуть.

«Следующим по порядку шагом будет вынесение письменного выговора», — написал он.«Однако после тщательного рассмотрения я решил не делать письменного выговора».

Это был седьмой задокументированный случай менее чем за два года, когда Ойер делал неуместные замечания студентам. Но, как показывают записи, Slack решил, что возникающая закономерность не заслуживает повышенного внимания.

Решение Slack было важным. Согласно контракту школьного округа с профсоюзом учителей, устные выговоры, которые, несмотря на их название, оформляются в письменном виде и отправляются на рассмотрение государственной комиссии по лицензированию учителей, не могут быть помещены в личное дело учителя.

И, в отличие от письменных выговоров, устные выговоры не могут быть использованы в дисциплинарных целях более чем через год после факта, то есть они не могут быть факторами при рассмотрении вопроса о повышении дисциплины в последующие годы.

Два года спустя Ойера снова наказали. На этот раз заявителем был не родитель, а компания Hershey Company, гигант по производству шоколада из Пенсильвании.

Ойер, как выяснилось, привлекла своих учеников к написанию гневных писем в компанию, предлагая им за это дополнительную благодарность.Предложение приняли 48 студентов.

Мотивация писем неясна. Но когда директор по корпоративным коммуникациям Hershey предупредил Slack, директора это не позабавило.

В письме к Ойеру Слэк сказала, что ее решение «внушить» своим ученикам противодействие компании — и использовать обещание дополнительного кредита, чтобы побудить их писать письма — было «этически извращенным».

И снова Slack сделал ей словесный выговор.

К тому времени Ойера цитировали семь раз за три года за ненадлежащее поведение в классе.

В июне 2016 года вмешался штат.

Комиссия по лицензированию учителей Флориды наложила санкции на Ойер, сославшись на ее длинный список неуместных замечаний в классе с 2012 по 2015 год.

Она получила письмо с выговором от Комиссии по практике образования штата. Она должна была заплатить штраф в размере 750 долларов, пройти курс обучения этике и получить лицензию на испытательный срок на три года.

Эксклюзив для подписчика: Мать истекает кровью после родов; Акушер-гинеколог округа Палм-Бич теряет лицензию

Нецензурные выражения, предупреждения о русских

Тем не менее, ее действия еще не достигли уровня расследования, проводимого сотрудниками округа.Несколько месяцев спустя все изменилось.

В сентябре 2016 года, всего через три месяца после введения государственных санкций, Slack обратился в округ с просьбой расследовать новые утверждения о том, что Ойер плохо обращался со студентами. За несколько месяцев еще как минимум трое родителей попросили исключить своих детей из ее класса.

Районный следователь опросил более 30 студентов, родителей и администраторов и раскрыл множество тревожных анекдотов.

Студенты сказали следователю, что Ойер будет на них кричать, часто используя ругательства, такие как «мудак» и «чушь собачьей».Она хвасталась, что доставила неприятности другим ученикам.

Она смущала бы студентов, объявляя, что их родители прислали ей электронное письмо с обеспокоенностью. Она жаловалась, что ее братья были успешными в профессиональном плане (один из братьев, Харви Ойер III, известный адвокат Уэст-Палм-Бич), пока она застряла в обучении.

Она будет делать странные заявления о русских, говоря, что им нельзя доверять и их следует избегать. Одна из родителей сказала, что она сказала своему ребенку, что как бы сильно ученики ее ни ненавидели, они никогда не смогут избавиться от нее, потому что у нее есть постоянное место работы.

Один отец написал заместителю директора по электронной почте, что его дочь любила школу. По его словам, с тех пор, как она была зачислена в класс Ойер, в ней произошли «большие перемены».

«На днях она плакала у меня на руках и сказала, папа, что я просто не могу это принять, что она так зла ко мне и ко всем в классе», — написал отец.

Заместитель директора школы рассказала, что Ойер однажды призналась, что рассказывала своим ученикам, что ей доставляет удовольствие доставлять им неприятности.

«Она призналась, что сказала (студентам), что улыбнулась бы, если бы ребенок получил направление», — написал заместитель директора Джуд Ходгенс.

Трое студентов сказали, что они были свидетелями того, как Ойер толкнула студентку сзади, чтобы отвести ее от стола. Когда после этого студентка потерла ей спину, Ойер крикнула, что у нее нет курток.

Родители девочки написали в школу с требованием перевести ее ребенка, в котором говорится, что ее дочь «была очень терпимой, но временами расстраивалась из-за того, что подвергалась воздействию этой непреподавательской среды, полной непонятных и устрашающих личных мнений, высказанных г-жой Ойер.

«Однако, — добавила она, — недавно это стало угрожающим и физическим поведением моей дочери.

Другой родитель сказал администраторам, что им «нужно немедленно убрать моего сына из комнаты мисс Ойерс».

«Она агрессивна и пугает его», — заявил родитель. «Он не может учиться в такой классной среде».

После расследования: Бывший клерк НБК воспользовался услугами продавца, расширил свой бизнес

«Оскорбительная или унизительная образовательная среда»

В своем отчете районный следователь пришел к выводу, что Ойер «издевалась и / или притесняла» студентов с «повторяющимся вербальным поведением, которое было суровым и / или достаточно распространенным, чтобы создать оскорбительную или унизительную образовательную среду в ее классе.

Но она сказала, что оставляет директору решать, какие дисциплинарные меры принять.

В письме к Ойеру Слэк пришел к выводу, что она была «грубой, грубой и резкой по отношению к студентам».

Он пришел к выводу, что Ойер «с силой тронул студента по спине».

Кроме того, продолжил он, она «смущала, запугивала, преследовала, унижала, придиралась, орала, кричала и ругала» студентов.

Последствия? В очередной раз Slack решил не повышать уровень дисциплины.

Он сделал ей еще один словесный выговор, четвертый за три года.

Она осталась в классе.

В своем заявлении школьный округ отказался комментировать подробности дела Ойер, заявив, что подписанное с ней соглашение запрещает округу критически относиться к ней.

Исключительно для подписчиков: Иск школ округа Палм-Бич против Джуула становится «лидером»

Но округ возложил часть ответственности на свой контракт с профсоюзом учителей, который требует от округа использовать политику «прогрессивной дисциплины». »В определении последствий большинства проступков.

«Школьный округ расследует обвинения в адрес любого сотрудника», — говорится в сообщении. «Важно отметить, что округ придерживается прогрессивной дисциплины в соответствии с Коллективным договором Ассоциации школьных учителей округа Палм-Бич».

Президент профсоюза учителей посмеялся над этим утверждением, заявив, что у округа есть свобода действий, чтобы пропустить шаги в процессе прогрессивной дисциплины, когда это оправдано.

«Обвинение прав на надлежащую правовую процедуру, которые законно защищают сотрудников от произвольных и капризных дисциплинарных действий со стороны их работодателя, является отговоркой», — сказал Кац.«Сотрудники округа, которые контролируют дисциплинарные процессы, являются высококвалифицированными людьми. Если они хотят уволить кого-то по какой-либо причине, ничто не может помешать им дать такую ​​рекомендацию школьному совету ».

Действительно, профсоюзный договор позволяет округу отказаться от требований прогрессивной дисциплины, когда «действия / бездействие сотрудника явно представляют собой грубое или преднамеренное нарушение разумных школьных правил и положений».

г-жа Не-даже-американец говорит ‘

Не прошло и шести месяцев, как, в феврале 2018 года, появилось следующее сообщение о проблеме.Это было сообщение от обеспокоенного жителя, написанное от имени школьного родителя, который плохо говорил по-английски.

Это касалось того, что Ойер сказал дочери женщины.

Ойер, по словам родителей, издевалась над своей дочерью за то, что она не американка, говоря перед классом: «Послушайте, мисс не-даже-американка говорит».

Более того, мать сказала, Ойер угрожала позвонить в федеральные иммиграционные власти по поводу студента

Окружной следователь опросил Ойер и семерых учеников из класса, включая студента, который был предметом ее комментариев.

Студент сказал следователю, что Ойер сделал замечание во время дискуссии в дни после резни стрельбы в школе Паркленда, когда студент говорил о необходимости протеста молодежи против насилия с применением огнестрельного оружия.

«Я продолжал говорить, и она сказала:« Ой, мисс, даже не американка », — вспоминает студентка. «Весь класс смеялся около 10-15 секунд, смущая меня. Я был расстроен и зол ».

Студент сказал, что Ойер пошел дальше.

«Позже она посмотрела на меня и сказала, что собирается сообщить иммиграционной службе», — сказала она.«Я не знаю, имела ли она это в виду, как шутку, но это было довольно скверно».

Ученица сказала, что общение изменило ее поведение в классе.

«Я больше не говорю в классе», — сказала она. «Я не хочу, чтобы моя мама потеряла работу».

Ойер сказала следователю, что не помнит, чтобы она делала «Мисс. Не-даже-американец »комментарий. И она отрицала угрозу вызова иммиграционной службы.

Но все шесть других студентов, опрошенных следователем, вспомнили комментарий «даже не американец».Трое из них вспомнили, что она сделала замечание по поводу предупреждения иммиграционных властей.

В очередной раз расследование пришло к выводу, что Ойер нарушила политику округа, оскорбив своих учеников, в данном случае — те, которые нацелены на национальность студента. Она игнорировала неоднократные прошлые директивы воздерживаться от унижения студентов, представляющих собой неповиновение.

За это доверитель вынес ей первый письменный выговор. Она отказалась его подписать.

Она осталась в классе.

Неуверенность в переходе по ступеням в прогрессивной дисциплине

В то время как школьный округ часто быстро удаляет учителя из класса после обвинения в сексуальном или физическом насилии, администрация не решается сделать это в случае менее серьезных правонарушений, — заявил директор округа отношения с сотрудниками сказал.

Согласно руководящим принципам прогрессивной дисциплины, принятым в округе, сотрудники обычно получают умеренные последствия за первое нарушение, например, словесный выговор, а затем более серьезные последствия, если нарушение повторяется.

Следующим шагом обычно является письменный выговор, затем отстранение от должности и затем увольнение.

«Мы можем перепрыгнуть через ступеньки в случаях, когда это реальная и непосредственная опасность для района, или если их действия или бездействие явно представляют собой грубое нарушение», — сказала директор Вики Эванс-Паре. «Мы можем сразу перейти к прекращению рассмотрения этих дел».

Но, по ее словам, принятие более решительных мер часто сопряжено с юридическими рисками.

Сотрудники имеют право обжаловать дисциплинарные решения, и судьи по административным правонарушениям часто отменяют дисциплинарные взыскания, если округ не начал с более постепенных шагов.

По этой причине, пояснил Эванс-Паре, округ старается работать с сотрудником, чтобы улучшить его поведение, прежде чем наказывать, увольнять или пытаться уволить их.

«Это одна из вещей, которыми гордится округ — обучать учителей, чтобы они помогали им становиться лучше», — сказала она. «Мы хотим, чтобы учителя были лучшими учителями».

Однако в дисциплинарных записях Ойер нет упоминания о попытках наставить или улучшить ее поведение, помимо выговоров директора.Единственные «соответствующие тренинги», упомянутые к тому моменту: курс этики, который она прошла в 2010 году.

Издевательство над оценками студентов перед ними

Прошло меньше полутора лет, прежде чем следователи снова были вызваны в Бока Ратон Мидд ответил на новые жалобы на Ойера.

В сентябре и октябре 2019 года еще трое родителей обратились в школу, чтобы выразить свои опасения.

К настоящему времени шаблон был знаком. Следователь опросил 22 студента.Она слышала несколько сообщений о том, что Ойер неоднократно высмеивал оценки учеников перед всем классом.

Несколько учеников сказали, что Ойер предупредила одного ученика, что она отправит его в «спецшколу», если он не будет вести себя хорошо.

По словам учеников, она сказала студентам, что они не заслуживают посещения ее класса. Она не разрешала некоторым студентам пользоваться туалетом.

Она рассказала детям, что обвисшие штаны — это то, что мужчины в тюрьме используют для привлечения внимания сокамерников.

Одна из родителей, которая познакомилась с Ойер на ежегодном дне открытых дверей в школе, сообщила, что она сказала — в присутствии другого родителя — что ее сын замедляет ход занятий и никогда не дойдет до старшей школы.

Но, вспомнил родитель. Ойер добавил, что округ не позволит ему повторить оценку, потому что он черный.

В очередной раз расследование пришло к выводу, что Ойер сделал «неуместные комментарии» как ученикам, так и родителям в нарушение правил школьного округа.

В очередной раз расследование пришло к выводу, что она не выполнила «указания, данные ей в обширной предыдущей документации», и что ее действия представляют собой «грубое неповиновение».

Следствие не рекомендовало никаких дисциплинарных мер или вмешательств.Неясно, что было предпринято, если какие-либо меры были предприняты, хотя записи показывают, что примерно в то же время она прошла еще один курс обучения этике.

Ойер осталась в классе.

«Ясные и убедительные доказательства» неправомерных действий

Начало конца наступило в январе 2020 года, всего за два месяца до закрытия школ из-за пандемии коронавируса.

Другой родитель отправил в школу предупреждение о том, что Ойер издевается над их ребенком, продвигает в классе политическую повестку дня и ведет себя «сумасшедшим и непрофессиональным» образом.

Slack обратился в отдел кадров округа с просьбой провести расследование еще раз.

Новый раунд интервью выявил новый набор предполагаемых оскорблений и странных комментариев.

Несколько студентов заявили, что Ойер пригрозила подать в суд на студентов, если они столкнутся с ней в коридоре, что она регулярно критиковала президента Дональда Трампа в классе и что она выделяла некоторых студентов за неоднократную критику перед одноклассниками.

Ойер в беседе со следователем отрицал избиение некоторых студентов за плохое обращение.Она призналась, что предупреждала студентов о последствиях, если они случайно сбили ее с ног, но отрицала, что подаст на них в суд. Она сказала, что в классе часто обсуждали политику, но она никогда не осуждала президента.

По ее словам, у некоторых из студентов, которые жалуются на нее, были постоянные проблемы с поведением.

Она сказала, что студенты работали вместе, чтобы ее уволили.

Подробнее: Директор по делу о Холокосте официально уволен во второй раз

В некоторых отношениях обвинения были мягкими по сравнению с тем, что она, как выяснилось, говорила в предыдущие годы.

Но на этот раз словесных выговоров не было.

Следователь пришел к выводу, что существуют «четкие и убедительные доказательства» неправомерного поведения, и сообщил об инциденте районным администраторам.

Спустя несколько недель, 25 февраля, суперинтендант Дональд Фенной решил уволить ее. Голосование школьного совета по ее увольнению было назначено на март, но затем отложено. Она согласилась уйти в отставку в июне.

В декабре государственный комитет по лицензированию учителей снова занялся ее делом.

Комиссар штата по образованию принял решение применить к ней санкции двумя годами ранее, в декабре 2018 года, после того, как «О, смотрите, мисс.Даже не-американец говорит »замечание.

Но дело, казалось, застопорилось в государственной бюрократии. К тому времени, когда лицензионный совет рассмотрел этот вопрос, комиссии предстояло рассмотреть еще один набор обвинений в неправомерном поведении.

Агентство проинформировало Ойер о соглашении, которое запрещает ей преподавать в государственных школах Флориды — но только на время.

Ее сертификат учителя будет приостановлен на шесть месяцев, говорится в сообщении поселения. Ей придется заплатить штраф в 1000 долларов и пройти курс обучения в классе.

Ее лицензия будет оставаться на испытательном сроке в течение трех лет.

Но к июню, когда наступит лето, она снова сможет вернуться в класс.

[email protected]

@AMarranara

Аткинсон, Андельсон, Лойя, Рууд и Ромо

Хотя школьные администраторы, несомненно, осознают, что учащиеся «не отказываются от своих конституционных прав на свободу слова или выражения мнения у ворот школы, «Выступление учащихся, размещенное в Интернете, с обвинениями в адрес администраторов и учителей, может иметь чрезвычайно оскорбительный и унизительный характер и ставить в неловкое положение тех, кого преследуют.Тогда возникает вопрос: когда можно запретить выступление учащегося за пределами кампуса, в котором оскорбления в адрес школьной администрации и учителей публикуются в социальных сетях или на другом общедоступном веб-сайте?

Согласно недавней статье в California Watch, в средней школе Сан-Франциско разгорелся спор о свободе слова после того, как трое старшеклассников были наказаны за размещение комментариев на Tumblr, веб-сайте социальной сети и платформе для ведения блогов под названием «Scumbag Teachers». Некоторые из комментариев, якобы связанных со студентами, включали: «Преподает Pink Floyd в течение 3 недель; выполняет окончательный проект за 3 дня» и «Порыет студенческое правительство о том, что он выполняет задание; тормозит во всем.»Студенты, как сообщается, были обвинены в киберзапугивании из-за публикаций в Интернете и были отстранены от занятий и им запретили посещать выпускной и выпускной бал. Кроме того, одному студенту больше не разрешалось участвовать в студенческом совете. После Форума по азиатскому праву и ACLU Северной Впоследствии к этому подключилась Калифорния и заявила, что к учащимся не была применена надлежащая правовая процедура, округ восстановил учащихся и удалил дисциплинарные меры из записей учащихся. Группы по гражданским правам также утверждали, что действия учащихся не соответствовали юридическому определению кибербуллинга. и что они не нарушали школьную среду.

Менее Тинкер против Де-Мойна, Индеп. Cmty. Sch. Округ (1969) 393 US 503 и длинная цепочка последующих судебных прецедентов, подтверждающих его анализ, ясно, что школа может регулировать речь или выражение учащегося, если речь вызывает или с достаточной вероятностью может вызвать существенное и существенное нарушение школьные мероприятия или работа в школе. Тинкер участвовала в выступлениях в кампусе (студенты носили черные повязки на руках в знак протеста против войны во Вьетнаме), но многочисленные суды распространили анализ на выступления за пределами кампуса, которые впоследствии распространяются на кампус.Хотя согласно анализу Tinker школам не нужно ждать фактического сбоя, должны быть факты, подтверждающие существенный риск сбоя. Более того, некоторые суды требовали взаимосвязи между речью вне кампуса и школой, так как разумно предвидеть, что речь дойдет до университетского городка.

Ранее в этом году Верховный суд США отказал в рассмотрении двух дел студентов о речи в Интернете, вынесенных Апелляционным судом США третьего округа, в которых студенты оскорбляли учителя или администратора за пределами кампуса на онлайн-форуме, J.С. против школьного округа Блу-Маунтин (2011) 650 F.3d 915 и Layshock против школьного округа Hermitage (2011) 650 F.3d 205. В обоих случаях ученики были привлечены к дисциплинарным взысканиям, а затем подали в суд на своих соотечественников. школьные округа, утверждая, что округа нарушили их Первую поправку о защите свободы слова.

В Layshock поддельный профиль MySpace был создан за пределами университетского городка, в неурочные часы. Учащийся скопировал и вставил фотографию директора с веб-сайта школы, и на сайте было несколько упоминаний о том, что директор пьет, употребляет марихуану и стероиды.На сайте также были основные ответы на вопросы с комментариями типа «большая шлюха» и «большой пидор». На сайте не было насилия или угроз.

Веб-сайт действительно оказал влияние на школу, но окружной советник признал, что существенных нарушений не было и что округ наказывал ученика за то, что он создал оскорбительный профиль в отношении директора. Учащиеся заходили на сайт через школьные компьютеры, а учитель, собравшийся вокруг компьютера, «хихикал» видел учеников.«Учащийся, создавший сайт, разрешил доступ, указав других учеников как« друзей ». Слухи о фальшивом сайте достигли« большинства, если не всех »учеников школы. Затем трое других учеников создали другие вульгарные и более оскорбительные фальшивые профили. директора на MySpace. Школа ограничила доступ учеников к компьютерам там, где велось наблюдение. Доступ к компьютерам был ограничен на несколько дней, и компьютерные классы были отменены. Несмотря на эти факты, суд первой инстанции установил, что Округ не смог установить достаточную связь речь ученика и существенное нарушение школьной среды, и округ не обжаловал этот вывод в апелляции.

Аналогично, в J.S. , двое восьмиклассников создали фальшивый профиль MySpace о директоре, в котором не было указано его имя или название школы, но была опубликована его официальная фотография с веб-сайта школьного округа. Профиль содержал грубое содержание, вульгарную лексику и личные нападки на директора и его семью. Контент был настолько возмутительным, что никто не воспринял его всерьез. Профиль был общедоступным в течение одного дня, а затем был изменен на частный, чтобы его могли видеть только те, кто был приглашен в «друзья».Апелляционный суд постановил, что школьный округ нарушил право ученицы на свободу слова Первой поправки, когда отстранил ее за выступление, которое не вызвало существенных перебоев в школе и не могло обоснованно побудить школьные чиновники прогнозировать существенные нарушения в школе. Придя к такому выводу, суд отметил, что окружной прокурор признал, что в школе не было серьезных нарушений и что пародия была настолько возмутительной, что никто не воспримет ее всерьез. Суд также отметил, что студентка предприняла определенные шаги, чтобы сделать профиль «закрытым», чтобы только ее друзья могли получить к нему доступ.

Эти дела, наряду с другими делами, рассматриваемыми национальными судами, дают администраторам некоторые важные рекомендации, когда дело доходит до определения того, является ли речь студента защищенной. А именно, намерения предотвратить смущение или дискомфорт, возникающие из-за непопулярной точки зрения, недостаточно, чтобы оправдать ограничение школьной речи на слова. Насильственные или угрожающие публикации в Интернете и / или оскорбительные и оскорбляющие высказывания в отношении учащихся с большей вероятностью будут рассматриваться как нарушение работы школы и, следовательно, их легче регулировать.

Невзирая на вышесказанное, раздел 528.5 Уголовного кодекса Калифорнии позволяет жертвам незаконного выдачи себя за другое лицо в Интернете подавать иски о возмещении денежного ущерба и других средствах правовой защиты в гражданском суде против преступников. Соответственно, школы должны информировать учащихся и их родителей о рисках, связанных с выдачей себя за другое лицо в Интернете. Эти риски включают денежные убытки, конфискацию компьютеров, гонорары адвокатов и штрафные убытки.

университетов — Какие законы существуют в Индии для защиты студентов от преследований со стороны учителей / профессоров?

Из приведенного выше обсуждения кажется, что вы студент инженерного / технического факультета.Техническое образование в Индии попадает в параллельный список, т. Е. Действуют как законы штата, так и законы Союза.

Соответствующим национальным органом является AICTE, у которого действительно есть механизм рассмотрения жалоб, который часто используется в качестве основного источника жалоб на мошенничество.

Вы можете подать жалобу здесь. Руководящие принципы рассмотрения жалоб 2004 г. требуют рассмотрения жалоб в течение менее 30 дней. Фактически, все аккредитованные технические учреждения в Индии должны иметь местную группу по рассмотрению жалоб и омбудсмена в соответствии с этим уведомлением от 2012 года.Наконец, вы можете напрямую связаться с AICTE

Студенты также могут подавать жалобы в UGC (Комиссию по университетским грантам). UGC — это установленный законом орган, отвечающий за «координацию, определение и поддержание стандартов высшего образования». В 1987 году они выпустили «Руководство для студентов». См. Разделы 2.5, 2.6 относительно справедливости оценки и раздел 5, посвященный дискриминационному обращению.

На уровне штата вы можете попробовать Rajasthan Sampark, который распространяется только на государственные учреждения.

Как заявляли другие, вам необходимо убедиться, что у вас есть задокументированные и четкие доказательства, подтверждающие ваше обвинение, и что вы не должны отступать, опасаясь репрессий. Процесс сбора доказательств может помочь вам определить, действительно ли у вас есть обоснованная жалоба или вы чувствуете предвзятость, которой не существует.

Насколько мне известно, отвечая на ваш второй вопрос, нет, в индийской юриспруденции нет такой концепции прав студентов, как в Соединенных Штатах и ​​некоторых странах Европы.

При чтении ссылок на другие ответы и поиске политик для этого поста становится очевидным одно тревожное отсутствие глубины политик и прозрачно доступных политик и данных. Если вы решите продолжить, я надеюсь, что вы задокументируете и опубликуете свои усилия.

Как реагировать на грубое, неуважительное отношение студентов

Я много написал об управлении поведением: создание сильной позитивной культуры в классе и проактивность, а также о том, что делать с экстремальным поведением учащихся и как исправить ошибки управления классом.Я говорил о том, как избежать уныния из-за такого поведения и как не отказываться от апатичных детей.

Но я пока не рассматривал практические ответы на отношение студентов:

  • Как вы должны реагировать на грубые, неуважительные или просто раздражающие мелочи, которые делают ученики?
  • Что делать с незначительным поведением, которое не обязательно требует каких-либо последствий, но которое нельзя упускать из виду каждый раз?
  • Есть ли способ уберечь детей от закатывания глаз, сосания зубов, бормотания себе под нос и т. Д.?
  • Что нам делать с плохим отношением?

Я не хочу довольствоваться банальной, перефразированной информацией, поэтому я обратился к Робин Джексон, основательнице Mindsteps Inc., потому что я знал, что она может вывести этот разговор на более глубокий уровень. Робин была сертифицированным учителем английского языка Национального совета в Мэриленде, недалеко от Вашингтона, округ Колумбия, и с тех пор работала администратором, адъюнкт-профессором, консультантом и спикером. Она отстаивает справедливость, доступность и строгость более 15 лет.

Робин — серьезно один из моих любимых экспертов в области образования, потому что она глубже понимает человеческое поведение и мотивацию, чем кто-либо другой из тех, кого я знаю, и всегда сохраняет это правдой. Мне было приятно несколько раз видеть, как она говорит лично, и я ловлю каждое ее слово — там так много полезной информации.У нее есть прекрасный способ раскрыть корень проблемы, а также призвать вас к собственному беспорядку, вместо того, чтобы позволять перекладывать вину.

Я настоятельно рекомендую использовать аудиоплеер, указанный ниже, чтобы прослушать полное интервью, , но даже если вы предпочитаете читать, возьмите блокнот, потому что вам захочется делать заметки.

Хотите послушать Робин вместо того, чтобы читать? Загрузите аудио ниже!

Можно ли вообще создать классовую культуру, в которой дети не будут относиться к вам или не уважать вас из-за незначительных вещей (особенно на уровне средней школы)?

Совершенно верно.На самом деле, насколько это было бы удручающе, если бы это было невозможно? Я не просто верю, что это возможно , я видел это, это, и я видел это с разными детьми.

Я провожу много времени в школах, и я хожу в самые разные школы — городские школы, пригородные школы, сельские школы, школы в США, школы в других странах. Я видел, как это происходило, но создать такую ​​культуру в классе непросто. У меня нет ничего подобного: «Все, что тебе нужно сделать, это ___, и у тебя может быть такая культура.«В нее входит много вещей, включая не только личность учеников, но и личность учителя.

Одна из вещей, от которой я уклоняюсь, когда мы говорим о проблемах управления классом, — это поддержка определенной стратегии, потому что эти стратегии работают, если у вас есть определенная личность. Они не работают с некоторыми личностями. Мы часто не принимаем во внимание то, кем мы являемся, когда думаем о том, чтобы схватить стратегии и применить их. Нет ключа, который бы сказал, что если вы такой тип личности, эта стратегия будет работать, а если вы такой тип личности, эта стратегия будет работать.Это много проб и ошибок.

Учителя, которых я видел, успешно справились с этой задачей, создали классную культуру, которая хорошо сочетается с их личностями и личностями участвующих детей. Я думаю, что и то, и другое действительно важно, и я думаю, что часто бывает недостающее звено, которое бывает у людей, когда они пытаются понять, как создать такой класс.

Они думают, что есть волшебная пуля: «Я не должен делать что-то правильно», или «Я видел другого учителя», или «Я прочитал что-то, что сказал этот учитель, и это сработало для них.Почему у меня не работает? » Мы не принимаем во внимание, кто мы и насколько важна наша стратегия.

Каковы подходящие последствия для детей, проявляющих неуважение?

Я думаю, мы должны различать нарушения и неуважение, потому что не каждое нарушение является неуважением. Я не думаю, что учителя должны терпеть неуважение, когда-либо . Это всегда нужно решать. Но срыв не может быть признаком неуважения.Я думаю, мы должны четко понимать разницу. Я пытаюсь придумать четкое и простое различие, но зачастую его нет. Неуважение одного человека — это неуважение другого человека.

Но обычно я думаю: пытается ли ребенок бросить вызов моему авторитету в классе? Делает ли ребенок что-то, полностью игнорируя то, что я ему прямо сказал? Это больше похоже на неуважение. Ребенок — подросток? Тогда это сбой.

Так что неуважение я никогда не игнорирую.Сбои, я могу или не могу игнорировать их. Я не могу сразу обратиться к ним напрямую, потому что я могу перенаправить этого ученика, или я смогу снова привлечь этого ученика. Думаю, в этом вся разница. Мы должны быть очень осторожны в том, как мы интерпретируем поведение учеников, потому что часто в нашем разочаровании мы в конечном итоге интерпретируем вещи как неуважение, которые никогда не были неуважительными.

Как вы не принимаете на свой счет плохое поведение студентов?

Мне все еще трудно не принимать это на свой счет, хотя я знаю лучше.Чье-то отношение меня неправильно трогает или делает что-то, что я считаю неуважительным, когда на самом деле происходит что-то еще, и вместо того, чтобы тратить время на то, чтобы понять это, прежде чем я отвечу, я просто реагирую и говорю: « Подожди. Нет, подожди.

Особенно сейчас, потому что много раз, когда я преподаю или провожу демонстрационные уроки, от этой демонстрации зависит многое. Я прихожу и показываю людям, как что-то делать, и я предполагаемый эксперт. И когда кто-то делает что-то, что нарушает работу или является явно неуважительным, мне трудно отказаться от «Подожди минутку.Вы бросаете мне вызов. Вам 13 лет. Как ты смеешь?» Или: «Подожди минутку. Я должен показать людям, что я знаю, что делаю, поэтому я не могу позволить вам иметь какое-либо основание в моем классе ».

Это краткосрочные решения. И вы могли бы подавить восстание в данный момент, но вы проиграли войну, потому что управление / дисциплина в классе призваны помочь нашим ученикам стать лучше в управлении обучением и саморегулировании.

Когда мы жертвуем этой более крупной целью ради временной победы, мы создаем другие проблемы в будущем, и это даже не приносит нам удовольствия. Нет. Мы думаем, что это решит проблему «я чувствую неуважение», но это не так. Это не решает ни одной из проблем. На данный момент это просто подавляет восстание.

Как показать классу, которым вы управляете, не обостряя ситуацию?

Когда вы принимаете мудрое решение не усугублять проблемы в середине класса и решать его позже, становится трудно, когда последнее слово остается за учеником. Внутри нас есть что-то, от чего трудно уйти от чего-то подобного.Мы сразу же беспокоимся, что другие наши ученики подумают: «О нет. Слушай, ему это сошло с рук.

Это сложная ситуация, и трудно смотреть на вещи долго. Студенты не подумают, что ему это сошло с рук, если вы эффективно ведете беседу после уроков, а на следующий день он приходит в класс и ведет себя хорошо. Итак, вы должны думать об этом с этой точки зрения и помнить: не жертвуйте войной, потому что вы хотите выиграть небольшую стычку. Вы ведете большую войну.

Мне не нравится использовать военный язык, когда мы говорим о работе с детьми, и я говорю «дети», но имею в виду подростков. Я преподавал в средней школе — я не говорю здесь о третьеклассниках. Я говорю о том 16-летнем парне, который тупит в классе и делает это для привлечения внимания, а в этот момент он ведет себя неуважительно, верно? Так как же с этим справиться?

Во-первых, вы должны помнить о более продолжительной игре. Является ли цель этого обмена доказать другим студентам, что вы отвечаете за них, особенно когда так много вещей может пойти не так, или есть другие способы показать студентам, что вы не терпите такого поведения?

Что касается меня, я думаю, что если вы позволите этому уйти прямо сейчас, как бы плохо это ни казалось, и вы решите это, когда поговорите с этим учеником позже, а затем этот ученик придет в класс на следующий день и будет хорошо … вели себя, и ученики видят, что этот ученик проявляет к вам уважение — тогда ученики подумают: «Ого.Должно быть, она позволила ему сказать это в другом разговоре. Она не из тех, с кем можно связываться », и они оставляют это в покое.

Если вы не урегулируете это в последующем разговоре, тогда ученики начнут понимать, что такое поведение допускается. Студенты всегда смотрят, да, но вы сейчас не терпите такого поведения. То, что вы делаете , а не , — это последнее слово, и в конечном итоге этот ученик выглядит нелепо, особенно если вы сохраняете спокойствие и контролируете класс.

Вот и проблема: сохранять спокойствие, потому что я знаю, каково это в данный момент. У меня бывали ситуации, когда вы сидели и думаете: «О нет. Что скажут дети? Я отвечу? Я не отвечаю? » И, к сожалению, для этого нет руководства, потому что дети придумывают всевозможные вещи, к которым мы не готовы. Нет другого способа подготовиться к этому, кроме этого:

Всегда сохраняйте спокойствие. Всегда оставайтесь под контролем. Вы не так сильно беспокоитесь о том, что подумают другие дети, потому что вы контролируете даже эту ситуацию. Одно дело, если этот ученик что-то делает, а вы корчитесь в углу. Другое дело, если ученики видят, что вы предпочитаете игнорировать такое поведение. Дело не в том, что вы терпите, иначе им это сойдет с рук. Студенты увидят, что вы решили проигнорировать такое поведение.

Как вы показываете студентам, что ВЫ ВЫБИРАЕТЕ не заниматься?

Давным-давно я написал пару сообщений в блоге, и название серии было: «Вы — проблема с дисциплиной?» И это было адресовано учителям.Нельзя было винить учителей, но нужно было подчеркнуть следующее: проблема с дисциплиной — это все, что мешает обучению. Что-нибудь. Это означает, что ребенок может быть проблемой с дисциплиной, но это также означает, что учитель может быть проблемой с дисциплиной.

Когда вы решаете не нагнетать ситуацию в качестве учителя, вы решаете не становиться проблемой дисциплины, потому что в тот момент, когда вы начинаете говорить последнее слово с этим учеником, вы теперь играете в игру этого ученика. Вы пытаетесь привлечь учащегося к своей странице, а не попасть на страницу учащегося. Если учитель проследит за учеником, вернет его в нужное русло, то это то, что увидит класс — это постоянный, длительный эффект, который заметят ученики.

Вы можете дать понять другим учащимся, что вы решили не заниматься . Даже игнорируя, вы можете грустно смотреть на ученика, покачивать головой, а затем продолжать делать то, что делаете, и вернуть всех в нужное русло.И это будет выглядеть так, как будто вы просто: «Бедная, жалкая малышка. Ты понятия не имеешь, что тебя ждет, когда я разговариваю с тобой после уроков. Вы можете это сделать, и это показывает, что вы по-прежнему контролируете ситуацию.

Если ученик пытается заставить вас отреагировать, а вы это делаете, то вы играете в его игру. Вы просто должны помнить: W кто главный? Я. Это означает, что вы оставляете «последнее слово», даже если это ужасно. Но вы не должны просто отпустить это и действовать так, как будто этого не произошло.Вы можете признать это, не участвуя в этом.

Вы можете смотреть на него, пожимать плечами и продолжать двигаться вместе с тем, что вы делаете. Тогда все узнают, что вы это видели, вы решили проигнорировать это, и вы справились с этим, не обостряя его.

Как вы находите «взгляд учителя», который работает последовательно?

Некоторые учителя — крутые учителя. Я из тех учителей, что могу остановить ребенка взглядом. Раньше я смотрел на детей, ребенок начал со мной умничать, и я посмотрел на нее, и она сразу сказала: «Извини! Мне жаль! Мне жаль!» Но это же я, правда?

Есть люди, которые еще не нашли взгляд своего учителя или чей взгляд не такой свирепый, и поэтому им не стоит пробовать его. Потому что, если дети не покупают ваш внешний вид, если за этим нет убежденности, тогда все ученики собираются сказать: «Вы можете смотреть на меня, сколько хотите…» Это может обострить ситуацию.

Итак, что бы вы ни делали, делайте это, но сделайте так, чтобы это соответствовало вам. Некоторые учителя выглядят разочарованными, некоторые — грустными, но не испуганными. Некоторые учителя смотрят на них и говорят определенное слово. «Внешний вид» может означать много разных вещей. Может быть, это просто взгляд, а может, язык тела.

Или, может быть, вы ответите с юмором. Некоторые учителя могут сказать: «Ой, тебе нужно обнять?» а потом весь класс смеется. Итак, вы должны понять, кто вы есть, и именно поэтому так важно делать что-то, что соответствует вашей личности, а не пытаться быть учителем с внешним видом, если это не то, кем вы являетесь. Вы должны найти то, что вам подходит.

Будет ли игнорирование деструктивного поведения только усугубить ситуацию?

Есть способ справиться с поведением, не обостряя его, не говоря ни слова, который позволяет всем знать, что с учеником будут разбираться.Он не выигрывал, и все, включая его, это знают — вы просто игнорируете это.

И если вы решите проигнорировать это очевидным, в этом вся разница. Проблема возникает тогда, когда мы не делаем «игнорирование выбора» очевидным. Когда дети не уверены: «Вы игнорируете это или он заставил вас подчиниться своими словами? Который из них?»

Итак, я думаю, что важно, чтобы вы сделали этот выбор очевидным, как бы вы ни решили это сделать, но вам не нужно вовлекать его или расширять его.

Я думаю, вот чему нас не учат сознательному игнорированию: , вы не игнорируете его, как будто не видите . Вы просто игнорируете это, как если бы: «Я не собираюсь сейчас с этим разбираться». И если учащиеся видят этот выбор, тогда вы по-прежнему контролируете свой класс.

Что происходит, когда вы пытаетесь рассказать родителям о поведенческой ситуации, и они думают, что вы должны смириться с тем, что к вам относятся как к тряпке?

О, нет, никогда, никогда, никогда.Не только потому, что «никто не заслуживает того, чтобы с ним обращались как с тряпкой», я просто думаю, что детям трудно учиться в такой среде, когда они чувствуют, что контролируют класс. Это причиняет боль вам и детям, поэтому никогда не соглашайтесь с тем, чтобы к вам относились как к тряпке. Но что вы делаете вместо этого?

Как учитель, родители ругали меня, родители бросали трубку и вешали мне трубку, говоря: «Ты займусь школой, а я займусь домом». Если вы не можете выполнять свою работу, почему мы платим за вас налоги? » Родители приходили в школу и выкладывали меня.У меня были администраторы, которые капитулировали перед требованиями родителей.

У меня, как у администратора, была и обратная сторона медали: родители звонят в школу, и ребенок не может сделать ничего плохого, а как вы смеете? Я заставлял родителей разговаривать со мной по телефону, уходить с работы и подъезжать к школе, чтобы просто накричать на меня лично.

За прошедшие годы я узнал, что есть несколько вещей, которые вы можете сделать, чтобы заручиться поддержкой родителей:

1.Быть инициативным. В самом начале года обрисуйте свои ожидания и объясните, как вы собираетесь поддержать этого ученика.

Таким образом, идея справиться с этим самостоятельно переформулируется как «Когда что-то выходит за рамки» или «Если что-то выходит за рамки», вот как я собираюсь помочь и поддержать вашего ребенка. И вот способы, которыми вы можете помочь мне поддержать вашего ребенка », чтобы вы изложили свои ожидания:« Когда я звоню вам, это сценарий, вот как я ожидаю, что вы с ним справитесь.”

Вы выкладываете это до того, как дела пойдут плохо, так что у вас есть прецедент, и это не первый раз, когда родители сталкиваются с вашим ожиданием их поддержки. Вы изложили, как это выглядит для вас, вы заранее поговорили с родителями. Вы можете сделать это вечером перед школой или другими способами.

2. Расскажите родителям историю раньше, чем это сделает ребенок.

Если что-то случилось в тот день в школе, позвоните домой.Электронной почты недостаточно, потому что родители могут не прочитать свою электронную почту, прежде чем поговорить со своим ребенком, поэтому вы действительно хотите связаться с родителем. Тот, кто первым доберется до родителей, контролирует историю.

3. Если вы не можете сначала связаться с родителем, и он / она злится, позвольте родителю выговориться, ПРЕЖДЕ чем вы заговорите.

Когда родители кричат ​​на меня, будто это моя вина, я не перебиваю. Я позволяю им высказаться, а когда они перестанут кричать, я войду и поговорим. Многие родители на меня кричали, потому что я отношусь к своим детям по довольно высоким стандартам, и не все родители поддерживают это.Так что позвольте им высказаться и выслушать их, потому что в их жалобах вы всегда найдете путь к их сердцам.

Я ненавидел, когда родители кричали на меня и кричали. Если родители проявляют неуважение, ругают вас, зовут вас не по имени, вы можете прекратить разговор, пока они не успокоятся, а затем попросить поддержки.

Но в большинстве случаев они такие: «Я не знаю, почему вы продолжаете мне звонить. Я чувствую, что делаю свою работу дома.Если вы не можете справиться с этим… » Если это так, выслушайте. Это призыв о помощи. По сути, этот родитель говорит: «Мне достаточно трудно контролировать его дома. Мне этого больше не нужно ».

4. E n Включите родителей в список партнеров, а не болтайте со своими детьми.

Думаю, это самое главное. Родители могут привыкнуть к тому, что в школе звонят домой по поводу своего ребенка, и им кажется, что вы болтаете или говорите, что их ребенок плохой ребенок. Я стараюсь говорить о том, что я делаю и почему я это делаю, и использую язык целей, которые родители ставят перед своими детьми.

Как убедить родителей в правильности выбранных вами последствий и получить их поддержку?

Однажды у меня была ситуация с отцом, в которой он не считал, что сына следует отстранять. Я сказал: «Я знаю, что это похоже на наказание для вашего сына, и вы не думаете, что он этого заслуживает, но позвольте мне поговорить с вами о том, на что я надеюсь.Скажи мне, каковы твои надежды на такого молодого человека, каким ты хочешь видеть своего ребенка ».

И он начал говорить со мной об этом, а затем я сказал: «Знаешь, я питаю те же самые надежды на него, и поэтому я думаю, что очень важно, чтобы его отстранили от должности, потому что это не наказание. Я хочу, чтобы он усвоил урок, и я думаю, что мы дошли до того момента, когда единственный способ усвоить этот урок — это иметь ужасные последствия. И, давая ему последствия на этом уровне, мы спасаем его от того, чтобы впоследствии ему пришлось столкнуться с еще более ужасными последствиями.Мы должны добиться от него такого поведения ».

Итак, я говорил с отцом не просто так: «Ваш ребенок сделал это, и, следовательно, у него такие последствия», но также поделился мыслями о последствиях. Я не прошу его что-то делать, что, как мне кажется, заставляет многих родителей занять оборонительную позицию. Я говорю: «Вот что я делаю в поддержку того типа ребенка, которым, я думаю, мы оба надеемся, что станет ваш сын, и вот что за этим стоит». И каждый раз, когда я делал это — а мне приходилось делать это довольно часто, — я заручался поддержкой родителей.

Когда у вас нет поддержки родителей, когда кажется, что они чувствуют, что их ребенок не может сделать ничего плохого, вам нужно говорить о дисциплине, а не как о наказании. Вы связываете это с целями, которые родитель ставит перед ребенком, с проблемами, которые могут возникнуть у родителя с ребенком. Когда вы показываете родителям, что это не наказание (это то, от чего они защищают своего ребенка, наказание), вы учите их, что это еще одна возможность для обучения.

И когда вы делаете это искренне, родителям действительно трудно сопротивляться тому, кто так заботится о своем ребенке, что они не торопятся применять меры наказания, даже если родитель не согласен.

Что происходит, когда ваш подход полностью приводит к обратным результатам — как вы понимаете, что вам следовало сделать по-другому?

Одна из вещей, которая мне кажется действительно сложной, — это то, что люди рассказывают мне о ситуациях и говорят: «Что я должен был сделать?» И правда в том, что я не знаю. Меня там не было.

И, честно говоря, в классе все происходит так быстро, что трудно провести вскрытие. Трудно сказать: «Вы сделали это правильно» или «Вы сделали это неправильно.«Есть так много движущихся частей.

Когда я вижу учителей, которые искренне пытаются поддержать учеников, мне хочется, чтобы у меня была тактика, волшебное слово, что-то , которое я мог бы дать им, которое работает каждый раз, но я не нашел его.

Когда я не могу найти волшебную вещь, которая работает каждый раз, я всегда прибегаю к тому принципу, что я должен изменить свою точку зрения и смотреть на дисциплину как на еще одну возможность для обучения. Это то, к чему я бы подошел с той же строгостью, что и при планировании любого другого урока.

Когда я планирую свои последствия и свои реакции, я планирую это с тем же намерением, что и учебную деятельность. Я думаю о том, чему я хочу, чтобы ребенок в конечном итоге научился, участвуя в этой дисциплинарной деятельности со мной или работая с этим ребенком, чтобы управлять своим поведением. Это избавляет меня от некоторых естественных человеческих чувств, связанных с поведением ребенка в данный момент.

И это трудно удержать. Я не совершенен в этом. Но каждый раз, когда я делал это таким образом, я находил способ достучаться до ребенка.И каждый раз, когда я этого не делал, я с сожалением вспоминаю, как я поступал.

Нет времени дочитать до конца? Загрузите аудио и слушайте позже на ходу!

Как вы реагируете, когда почти половина класса обсуждает вас?

Я останавливаюсь. Я имею в виду, что смешно, это не только дети. Это случается и со мной, когда я обучаю учителей. Я останавливаюсь. Я просто остановился. Иногда это может занять четыре или пять минут, в зависимости от класса.Если я хожу от холода, я могу этого не делать … но я скажу вам, чего я не делаю.

Я не говорю: «Я не собираюсь говорить, пока вы говорите», потому что тогда они говорят: «Хорошо. В любом случае, спасибо, мы не хотим получать от вас известие «. Итак, я не настраиваюсь на такой ответ, но я останавливаюсь и говорю о , почему .

Я пытаюсь обосновать, почему то, что я говорю, важнее, и стараюсь заручиться их уважением.Но я не говорю о детях. Я просто не продолжаю идти, особенно когда это половина класса. И я тоже не пытаюсь сказать ничего умного, потому что это всего лишь установка. Я просто остановился. И когда люди затихают, я снова начинаю говорить.

Как вы реагируете на ненормативную лексику — когда дети просто разговаривают друг с другом, а вы слышите ругательство?

О, нет. Я старомоден. Люди должны работать над собственной толерантностью. В наши дни язык такой непристойный, но мои дети с самого начала знают, как я отношусь к этому.Часто мне не нужно ничего говорить. Часто это всего лишь часть того, как они говорят, и они ловят себя, и они такие: «Ой».

Когда я был моложе, когда я впервые стал учителем, я пытался брать 10 центов каждый раз, когда кто-то ругался, но это создавало много проблем, так что не делайте этого!

Сейчас я пытаюсь просто создать атмосферу в классе, чтобы дети знали, что это неуместно, а затем, когда это происходит, я просто останавливаюсь и говорю: «Можете ли вы перефразировать это, используя язык классной комнаты?» И дети знают, и они извиняются, потому что знают, что это не то, что мне действительно нравится в классе.

Что вы делаете, когда студент отказывается выполнить действительно простую просьбу, например «убери телефон» или «сядь»?

Когда ученик отказывается выполнить простой запрос, в большинстве случаев на карту ставится более серьезная проблема. Дело не только в запросе — происходит что-то еще. И в большинстве случаев это не имеет к вам никакого отношения в тот день. Они переживают что-то еще.

Так что, если они откажутся выполнить простую просьбу, я не собираюсь прекращать инструкции, пока я не заставлю их подчиниться. Я собираюсь пройти инструктаж, а затем посоветоваться с ребенком, потому что если нет, то вот как вы получите эти надувания . Вот как вы получаете детей, которые просто уходят.

Если это простая просьба вроде «убери телефон», а они этого не делают, я двигаюсь дальше. Я говорю: «Хорошо, я займусь тобой через секунду». Я заставляю всех двигаться так, чтобы обучение в классе не прекращалось, а затем я занимаюсь этим учеником.

Исключение составляют случаи, когда это становится большим нарушением (например, если они громко играют в игру на своем телефоне, и это мешает обучению всех остальных), потому что тогда мне придется немедленно с этим разобраться.Они создали большую проблему. Но если просто: «Мой телефон не работает. Я не откладываю это прямо сейчас, и ты не можешь меня заставить », — тогда позволь мне начать всех, чтобы я, как учитель, не стал проблемой для дисциплины. А потом, как только я заставлю всех переехать туда, куда им нужно, я пойду разобраться с этим учеником, и в этот момент речь не идет о телефоне.

Одна из вещей, которую я узнал от Синтии Тобиас, у которой есть эта замечательная книга о сильных детях, — это , когда волевые дети не выполняют простую просьбу, задают вопрос: «Почему?»

Итак, я говорю: «Убери свой телефон», и тогда ученик просто не делает этого или говорит «нет», а затем я говорю: «Как так?» спокойно.И много раз это заставляет их говорить, чтобы я мог узнать, что еще происходит. Они скажут: «Я разговариваю с мамой — моя бабушка больна» или «Мне этого не хочется». «Хорошо Почему бы и нет?» Вы вовлекаете их в разговоры, которые могут помочь вам понять, что происходит, и помочь вам разобраться в реальной проблеме, а не делать телефон проблемой.

Как вы реагируете на непостоянных и агрессивных детей, когда с ними говорят о своем поведении, — на тех, кто не может принять исправления?

Часто я говорю: «Мы не можем продолжать это делать.У меня есть работа, а у вас есть работа. И часто вы реагируете таким образом, который, на мой взгляд, несоразмерен тому, что я прошу вас сделать. Поэтому мне нужно знать, что с вами происходит, и нам придется придумать что-то еще, что вы можете сделать вместо этого, потому что эта конкретная реакция не работает. У вас есть право на реакцию, но давайте найдем такую, которая подойдет вам в классе.

Затем мы выясняем, что работает. С некоторыми студентами мне приходилось делать «антисептические отскоки. Итак, я мог бы сказать: «Хорошо. Наша договоренность такова, что если вы дошли до того момента, когда вам кажется, что вы не можете вести себя в этом классе, вы можете сесть позади класса г-жи Такой-то и закончить там свою работу, а г-жа Такой-то и такой-то знает, что ты идешь. Студент заходит в свою комнату и садится сзади. Я обнаружил, что это работает с некоторыми действительно нестабильными учениками.

У других есть безопасное слово, которое они говорят, когда чувствуют, что вот-вот уйдут. И когда я слышу это слово (это что-то между мной и учеником), я говорю: «Хорошо», и отступаю.Затем ученик берет себя в руки, и мы решаем проблему, когда он успокаивается.

Я должен обсудить это со студентом, чтобы мы пришли к соглашению. Затем, когда у вас есть это соглашение, вы можете привлечь их к ответственности в соответствии с соглашением , даже если вы не можете требовать от них ответственности за поведение и поведенческие ожидания в классе.

Что самое важное вы пытаетесь запомнить о поведении, отношении и неуважении учащихся?

У вас есть более серьезный конец игры, чем тот момент, когда вы чувствуете неуважение.И вы не просто обучаете этого ученика: каждый ученик, который становится свидетелем этого, тоже чему-то учится.

Итак, вы должны быть очень осторожны с тем, как вы реагируете на поведение учеников и обращаетесь с ним. Потому что в этот момент, осознаете вы это или нет, вы учите. Вы должны быть уверены, что преподаете правильные уроки при каждом взаимодействии. Дело не только в этом ученике: все смотрят и все учатся.

Я думаю, что когда вы применяете этот принципиальный подход, вы сокращаете множество дисциплинарных проблем, которые возникают в классе, поэтому они даже не всплывают на поверхность.Вам даже не придется иметь с ними дело, если вы настроите класс таким образом.

Хотите узнать больше от Робин Джексон? Посетите mindstepsinc.com или ознакомьтесь с ее (потрясающей!) Книгой «Никогда не работайте больше, чем ваши ученики» и «Другие принципы великого преподавания».

Этот пост основан на эпизоде ​​из моего еженедельного подкаста Правда Анджелы Уотсон для учителей . Подкаст похож на бесплатное ток-шоу на радио, которое вы можете слушать онлайн или загружать и брать с собой куда угодно.Каждое воскресенье я выпускаю новый 15-20-минутный выпуск и размещаю его здесь, в блоге, чтобы помочь вам зарядиться энергией и мотивацией на предстоящую неделю.

См. Сообщения в блоге / стенограммы всех серий

Подписаться на подкаст в iTunes

Подпишитесь на подкаст в Stitcher

Ученица средней школы исключили за оскорбление учителя в Facebook

Средняя школа выступила за то, чтобы исключить ученика после того, как он оскорбил своего директора в Facebook.

Ордан Форд, 14 лет, опубликовал унизительные комментарии о цвете волос, внешности и весе Кезии Фезерстоун вместе с ее фотографией в профиле Facebook.

Учебный кампус Bridge в Бристоле, где г-жа Физерстоун является заместителем руководителя, заявил, что Джордан нарушил политику школы в отношении социальных сетей.

Исполнительный директор

Марк Дэвис сказал: «Его навсегда исключили за подрыв морального духа школы, когда он делал злонамеренные комментарии в адрес одного из сотрудников.

«В некоторых отношениях людям необходимо осознавать ситуации, в которые они могут попасть с помощью социальных сетей, и не понимать своей ответственности перед ними.«

Г-н Дэвис сказал, что решение об исключении Джордана было принято группой директоров школ после того, как до Рождества было доведено до сведения школы.

Семья Джордана считает, что с ним несправедливо обошлись, утверждая, что он только обратил внимание на то, что на фотографии учитель был окрашен в цвет, запрещенный для посещения школы.

Фотография г-жи Фезерстоун была сделана за пределами школы, незадолго до того, как она начала работать заместителем руководителя в сентябре.

Отец Джордана Джон Форд из Хартклиффа, Бристоль, сказал Bristol Post: «Мы считаем несправедливым, что его наказали за то, что он классный клоун.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта