Дети средневековья – Как на самом деле растили и воспитывали детей в Средневековье (И почему нам не хотелось бы быть на их месте)

Дети средневековья

В наше время дети – важная часть социума, их проблемы и радости становятся предметом пристального внимания вне зависимости от возраста и местонахождения. Жизнь детей становится все более интересной, этому способствует технический прогресс и стремление родителей к созданию для своего чада идеальных условий для взросления. Сегодня мы знаем о детях если не все, то значительную часть. А как жили дети гораздо раньше, в средние века? Уверенно можно утверждать, их жизнь была далека от сегодняшнего идеала. У них были свои проблемы, игры и обязанности. Многим средневековая жизнь покажется несколько жестокой, но мы уже ничего не можем изменить. Таким было наше прошлое, и прошлое наших предков и их детей.

Шел 1450 год. Англия в те года была растерзана внутренними противоречиями – грозила гражданская война. Тем миром правили династические семьи, богатство и основанная на нём власть. Маргарет Бофорт должна была стать частью самой богатой и могущественной династии в истории Англии. Казалось, свадьба должна была сулить ей радость и счастье, однако это было не совсем обычное бракосочетание. Всё дело в возрасте новоиспеченной ячейки общества – мужу недавно исполнилось восемь, жене не было и семи! Этих детей обременили взрослой ответственностью, и в те времена это не было чем-то из ряда вон выходящим. Принято считать, что жизнь детей в средние века была гораздо тяжелее современной. С этим утверждением спорить довольно трудно, тогда было очень сложно выжить. Около половины населения не смогла дожить до 30 лет. Хотя дети быстро взрослели, навыки, данные им в детстве, во взрослой жизни были крайне необходимы. Ученые разделяли средневековых людей на 3 сословия – людей молившихся, воинов и трудящихся. Люди довольно много знают об истории средневековья по жизни взрослых, состоявшихся людей. А если взглянуть на то время глазами детей, возможно, мы получим совершенно иное представление о тех годах.

Период в истории, называемый средневековьем, охватывает более 1000 лет в промежутке между 5 и 15 веком. За это время Великобритания превратилась из враждующих между собой соседей в одно большое государство с единым королем и языком. Начиная с 7 века в средневековый мир пришло христианство, которое изменило отношение людей к жизни в общем и к детям в частности. Согласно одним трактатам того времени дети при рождении считались порочными, согласно другим, наоборот, детей наделяли «светлой» силой. Вопрос с греховностью детей при рождении был основным на заре становления христианства. Люди того времени изучали новую для себя религию в монастырях, пытаясь сформулировать правила духовного поведения. В монастырях Англии служили не только взрослые монахи, духовными наставниками становились и 7-летние дети. Монастыри средневековья ничем не были похожи на школы, как принято сейчас. Никто из церковных «учеников» (их называли дети-облаты), не возвращался домой после службы. Все оставались служить в монастыре до конца своих дней. Такое раннее духовное просветление было обусловлено стремлением взрослых поскорее искупить детей от всевозможных грехов. И чем раньше ребенка отдавали в монастырь, тем лучше. Большинство из них больше никогда не видели своих родителей. Тех, кто приходил в монастырь, облачали в монашеские одежды и сразу заставляли учить правила. Можно представить, как тяжело было детям младше 10, которым приходилось вставать в полночь и спустя 3 часа идти в часовню на службу. И таких служб в день было несколько, они продолжались круглый год, без перерыва. Исполнение распорядка дня строго контролировалось старшими монахами, любая провинность сразу же наказывалась. Наказать можно было соблюдением строгого поста или ударами плетью по голому телу. Монахов, совершивших схожие ошибки, так никто не наказывал.

В таком распорядке жил мальчик Беда, в 680 году поступивший в 7летнем возрасте на службу в один из монастырей в Ньюкасле. Мальчик обладал хорошими умственными способностями. Именно благодаря нему Англия получила первую книгу о своей истории. Она оказалась на столько популярной, что её по-прежнему перепечатывают и читают.

Дети попадали в монастырь вне зависимости от состояния родителей. Скорее наоборот, зажиточные жители специально отдавали своих детей в монастырь, тем самым оказывая почтение Всевышнему. Они искренне верили – отдав ребенка в монастырь, он своими молитвами спасет их души от попадания в ад. Такова была средневековая духовная культура.

Борьба за спасение души в средневековье шла рука об руку с борьбой за выживание. А чтобы выжить, нужно было работать. Более 90 процентов той Англии жили в деревнях. Жители постоянно зависели от погодных условий, любой катаклизм стоил им урожая, и соответственно, приводил к множеству смертей. Вдобавок ко всем бедам местные вынуждены были платить огромный налог на аренду земли, что явно не улучшало их текущее положение.

Много информации о средневековой жизни историки получали из книги страшного суда. В ней есть одна особенность – на страницах книги практически нет упоминания о детях. Этому есть логическое объяснение – в те времена в обществе преобладало мужское население. Однако немногочисленные дети играли немаловажную роль. Археологи, изучающие древние английские деревни, раскопали в одной из таких деревень огромное кладбище детей. Изучив кости, ученые пришли к выводу, что средневековые дети в той деревне были гораздо меньше по размерам, нежели современники, и половина из них не доживала до подросткового возраста. Это объясняется плохими условиями жизни и недостатком питательных веществ, что замедляло развитие детей. Однако при наличии высокой смертности, средний возраст живших в деревне не превышал 18-19 лет. Взрослого мужского населения не хватало для сельскохозяйственных работ и поддержания здоровой жизни. Детям приходилось брать на себя роли взрослых, они помогали практически во всем – от присмотра за животными до переработки зерна. Работа в поле начиналась рано и была довольно кропотливой и скучной, а что самое главное – безумно тяжелой для мальчика 8-9 лет. Значит ли это, что жизнь средневековых детей была настолько плохой и безнадежной?

Ответ кроется в Английской национальной библиотеке, где находится справочник с записями, которым более 1300 лет. В них рассказываются ужасные истории гибели маленьких детей от несчастных случаев или по невнимательности родителей. Источник рассказывает, как сильно родители переживали смерть своих малышей. Это означает, что средневековое общество не было столь бездушным, как может показаться. В наше время детство рассматривается как важный этап человеческой жизни. Мы стараемся передать весь жизненный опыт без последствий и по возможности оградить их от переживаний и стрессов. Исходя из рассказов о средневековье, можно ли сказать, что в те давние времена у детей совсем не было детства? Некоторые историки склонны согласиться с этим.

В первой книге по истории детства, написанной в 1960 году, приводятся доводы о том, что понятие детства во времена средневековья действительно не существовало. Детей считали маленькими взрослыми с таким же набором прав. Однако данная теория вскоре была решительно опровергнута. Историки доказали, что детство как этап развития человека на самом деле существовал. В средневековых манускриптах часто мелькают изображения играющих детей. Ярким подтверждением этого факта является картина Брейгеля «Играющие дети», написанная более 500 лет назад. На ней изображено множество детей, играющих так, как современный человек себе и представляет – кто-то играет в кости, девочки кружат в разноцветных юбках, некоторые, похоже, разыгрывают сценку свадьбы. Элементы игры, такие как лошадка или груда камней в кругу, могут стать предметом поиска археологов в качестве доказательства существования детских игр. Особое внимание стоит обратить на места вблизи построек как реально возможные места для игр. Многие вещи, такие как горшок на картине, могут рассматриваться археологами не как предмет игры, а как элемент кухонного убранства. Сегодня археологи находят доказательства существования детских игр, например, маленькие кувшины – копии обычных, «взрослых». Они не могут использоваться для других целей, только для игры. Средневековые дети, подобно нам, могли строить собственные кухни и жилища, играть в игры и веселиться. Можно с уверенностью утверждать, что средневековые дети получали время для игр и развлечений, не забывая о повседневных обязанностях. Учитывая уровень развития в те времена, жизнь маленьких детей была довольно сносной.

Примерно в 10 веке переход из детства во взрослую жизнь был четко обозначен законом. В начале средневекового периода Англия представляла собой мозаику из маленьких королевств, часто враждовавших между собой. Соперничество между королевствами было жестоким, понятие мести было знакомо каждой семье, оно прививалось практически с детства. Кровная вражда не имела конца – за каждого члена семьи нужно было отомстить. Никто процесс мести не контролировал, и вражда принимала масштабный оборот. Но с объединением Англии в начале 10 века всё изменилось. Законы стали переписывать, вражда постепенно затихла. В сборнике законов того времени было четко определен возраст перехода из детства во взрослую жизнь – 12 лет. После наступления этого возраста каждый вступал в «Группу десяти» — законное братство из 10 жителей деревни. Каждая из этих групп являлась своего рода правосудием – за преступление одного могли ответить все остальные. Кровная месть ушла в прошлое, «Группа десяти» стала своеобразным предшественником современной полиции и охраны общественного порядка. Каждый мужчина с 12 лет нес ответственность за остальных 9, уклониться было невозможно. Любой, кто не вступал в «Группу десяти», считался вне закона. 12-летний парень должен был не просто вступить в законные ряды, но и принести присягу королю. Можно только представить, каким ответственным был этот шаг из детства во взрослую жизнь для каждого маленького мужчины. Вступая в ряды взрослых, человек получал статус в обществе, права и защиту. Закон о «Группе десяти» стал основой для возникновения английского права и спас страну от беззакония.

В период с 900 по 1300 год Англия переживала небывалый подъем экономики. Этому поспособствовала торговля овечьей шерстью, позволявшая получать прибыль и развиваться. В те годы многие регионы Англии существенно обогатились, продавая изделия европейским купцам. Богатые деревни стали расширяться, и образовывался новый класс – джентри. Не совсем высшая знать, но обладающая собственной силой группа людей. Они строили роскошные особняки с большим количеством комнат. Для уборки и поддержания порядка требовались дворецкие. Для этой роли отлично подходили мальчики из лучших крестьянских семей, которым предоставляли кров и хорошее питание в обмен на помощь по дому вдалеке от родителей. Они были дешевой рабочей силой, но в то же время мальчики получали возможность добиться успеха на данной работе и получить повышение.

Каждый из поместий джентри был способен прокормить себя – все производство (пивоварня, маслобойня, пекарня) находилось внутри замка, и на каждом из производств работало по 3 человека, в том числе 1 мальчик-слуга на обучении. Для слуг выделялась большая комната в замке, где они проводили свободное время и спали. Однако слугами были не только крестьяне – зачастую сами джентри отправляли своих детей обучаться вежливости и мастерству слуг. Таким образом, дети дворян жили плечом к плечу с детьми низших сословий. Для небогатых детей переезд в роскошный замок был огромным событием в жизни. Так у них появилась возможность двигаться вверх по социальной лестнице. У мальчиков из низшего общества был исключительный шанс снять с себя оковы «деревенства» и избавиться от собственной невежественности и грубости.

Вопреки расхожим мифам о некультурности господ средневековья, в начале 14 века стал активно развиваться культ этики и правильных манер. Поэтому дети с младых ногтей должны были изучать правила этикета, чтобы добиться успеха в жизни, благо, что им было по чему учиться – выпускалось множество книг с правилами поведения в обществе, и они были очень популярны. Средневековые правила этикета схожи с сегодняшними — не ковырять в носу, следить за чистотой ногтей и тела, не разговаривать за столом, не «шмыгать» носом. Однако за соблюдением правил и норм скрывалось ужасная жизнь мальчиков – слуг в любом английском поместье. По строкам средневековых источников, мальчики регулярно подвергались избиениям со стороны хозяев для беспрекословного повиновения и исполнения их приказов. Некоторые мальчики должны были ночью спать с собаками, чтобы те не скулили, а днем слуга охотника должен был выгуливать псов и кормить их. За любую ошибку охотник сильно избивал мальчика, чтобы тот в следующий раз выполнял приказы безошибочно.

Такая жестокость как проявление силы была неотъемлемой частью развития Англии – только так можно было держать в своём составе множество королевств. Все господа и королевские подданные были готовы к войне всегда – постоянные распри между англичанами и шотландцами, представителями Уэльса и ирландцами держали все английское королевство в напряжении. Однако военные действия давали мальчикам средневековья новую возможность проявить себя. Каждый владелец земли становился поставщиком солдат в единую английскую армию. Поэтому задачей каждого крестьянина и дворянина была подготовка следующего поколения солдат. Обучение боевым навыкам начиналось в юном возрасте, мальчики получали уникальную возможность стать известнейшим и уважаемым в Англии человеком – рыцарем.

Уильям Маршал – самый известный рыцарь и блестящий воин в Европе, живший в 12 веке, прежде чем стать рыцарем, пережил много событий в детстве. В возрасте 6 лет он чудом избежал смерти – его захватил в заложники и должен был казнить враг отца Уильяма король Стефан, осаждавший замок. Однако мальчик поразил короля своей детской непосредственностью — Стефан хотел перекинуть малыша с помощью катапульты в замок отца, однако мальчик проявил интерес к катапульте, назвав её качелей и попросив прокатиться на ней. Вместо того, чтобы казнить Уильяма, король Стефан поиграл с ним в рыцари и отпустил. Избежав смерти, Уильям Маршал построил прекрасную карьеру рыцаря – он был обаятельным человеком и непревзойденным в искусстве войны рыцарем, слава о котором шумела на всю Европу. Он сражался с самим Ричардом Львиное Сердце, побывал в крестовом походе и пережил несколько осад. Уильям был легендой еще при жизни.

Но для того, чтобы стать рыцарем, требовались немалые финансовые траты, поэтому больше шансов стать рыцарем было у детей дворян. В средние века подросток из богатой семьи мог получить щедрое вознаграждение, а став рыцарем, получить выгоду в виде участка земли или высокого статуса в обществе, что в средние века было едва ли не важнее всего. Среди многочисленных замков в Англии всегда выделялись роскошные, хорошо укрепленные замки рыцарей и богатых сословий как показатель собственного величия и статуса. Такие строения отлично подходили для обучения будущих рыцарей. Один из таких замков, Бодиам, построенный сэром Эдвардом Деленгриджем, стал первой в истории военной академией. Обучаться рыцарскому искусству можно было с 6 -7 лет. При наличии благородного происхождения мальчика отправляли на проживание в другой замок к лорду, который являлся полностью обученным рыцарем. Любой мальчик начинал свой долгий путь к славе со службы обычным пажом. Паж — нечто вроде слуги, который помимо повседневных обязанностей вечером постигал азы рыцарства. Будущий рыцарь должен был подметать пол и убирать конюшню каждый день. Юных рыцарей учили быть почтительными, среди рыцарей существовали особые правила поведения.

В одном из таких замков Уильям Маршал искал среди пажей талантливого и, в первую очередь, сильного духом мальчика, способного в будущем стать ему заменой. Чтобы выявить лучшего, Уильям придумал испытание – необходимо было забраться по обратной стороне лестницы без помощи рук. Самые умелые попадали в отряд Маршала, и получали уникальный шанс перейти ко взрослой жизни и всеобщему уважению. Талантливый мальчик получал статус Сквайр, что означало «молодой воин» и возможное получение рыцарского статуса в возрасте 20 лет. Каждый из рыцарей должен был овладеть искусством верховой езды в полном металлическом снаряжении, чтобы в дальнейшем участвовать в рыцарских турнирах.

Искусство быть рыцарем, в первую очередь, умение убивать. Всё обучение основывалось на умении победить противника в любой ситуации. Жизнь рыцаря была очень тяжелой и могла оборваться в любой момент. Для многих детей рыцарство означало возможность защитить свою семью и землю от посягательств и разграбления. Благодаря своим доблестным рыцарям Англия смогла выиграть множество войн в Европе. Однако в начале 14 века она столкнулась с бедой, которая в разы страшнее войны. Имя ей – черная смерть, или чума. Черная смерть опустошила большую часть Европы, а к Англии подобралась в 1348 году. Вылечиться было решительно невозможно. Людей хоронили в братских могилах, по 200 человек в неделю. Детям пришлось еще хуже, ведь их иммунитет был гораздо слабее, чем у взрослого человека. Вторая волна чумы прокатилась по Англии спустя почти 20 лет. Тот страшный период получил название «Детская чума». Многие просто не успели обзавестись иммунитетом к этой ужасной болезни. По данным историков, население Англии сократилось практически наполовину – с 5 миллионов до 2,5. Таким образом, Англия в одночасье превратилась в страну пожилых, где почти не осталось здорового поколения детей. Однако те, кто сумел выжить, были невероятно востребованы. Так начинался золотой век для крестьянства.

Теперь у детей появилась возможность обучиться любому интересному ему ремеслу, которое могло обеспечить их деньгами до конца жизни, особенно если они были готовы путешествовать. Обучение любой профессии стало прерогативой городов. С начала 7 века города стали важной частью экономики Англии, и к 14 веку стали развиваться стремительными темпами вкупе с развитием промышленности. Крупные города, как Лондон, Бристоль, Йорк предлагали подросткам практически неограниченные возможности для обретения свободы и карьерного роста. Йорк – один из самых богатых и развитых городов того времени. Получить там работу означало обеспечить себе и своей семье безбедную жизнь. Он известен своими тканевыми мастерскими, где работали и обучались дети. Молодые ученики надеялись войти в очень могущественный и прибыльный мир, они стремились стать богатыми и влиятельными мастерами и купцами. Они были вольными жителями города в отличие от крестьян, которые жили в деревнях и были собственностью землевладельцев. Богатейшие купцы Йорка организовали Гильдию – первую в своем роде торговую организацию.

Мастера часто брали на обучение ребят в возрасте от 12 лет и отношения между ними были регламентированы по специальному договору. Такой контракт изготавливался в 2 экземплярах, один из них был копией. Только сложением 2 контрактов можно было доказать подлинность подобного соглашения. Сроки договоров – от 7 до 12 лет в зависимости от возраста мальчика. Контракт описывал строгие правила проживания мальчика у работодателя – запрещалось играть в азартные игры и общаться с противоположным полом. В случае нарушения правил наказание было довольно интересным – удвоение срока службы. Молодые ученики были очень ценным источником дешевой рабочей силы в городской среде. Многие из них копили сбережения для того, чтобы открыть собственный бизнес. Однако в силу возраста большинство из них тратило деньги на развлечения и в итоге оставались ни с чем. Но самых стойких, не искусившихся на соблазны, впереди ждало большое будущее. Вступление в Гильдию купцов открывало для молодых предпринимателей новые возможности для роста. Таким образом, особый класс молодых ремесленников, имеющих собственное дело, внёс огромный вклад в развитие экономики Англии.

Детям средневековья приходилось брать на себя обязанности и работу взрослых, однако их вклад в религиозное и экономическое развитие Англии невозможно переоценить. Объединив в себе молитву, борьбу и работу, они получили больше, чем просто жизнь. Они приобрели статус, а некоторые – независимость. Но не все наслаждались такой свободой. Дети аристократов, к удивлению, были самыми несвободными из всех.

На протяжении всего средневекового периода источником богатства и статуса была земля. Короли и лорды всегда ожесточенно сражались за землю. Часто жертвами этой борьбы становились дети. Если они оставались сиротами с наследством, зачастую они становились уязвимой картой на поле битвы за владение землей. В 1444 году Маргарет Бофорт стала одной из самых богатых наследниц в стране. Когда её отец умер, опекун Маргарет быстро выдал ее замуж за своего сына, хотя обоим не было и 8. Из-за своего несметного богатства маленькая девочка оказалась центром политических игрищ – Король Англии аннулировал ее первый брак и выдал Маргарет замуж за своего брата, которому было 26, при том, что девочке было всего 12. Чтобы заполучить ее богатства, новоиспеченный муж зачал девочке первого ребенка спустя 2 месяца брака. Через несколько месяцев её муж погиб в гражданской войне, а спустя 3 месяца у 12 летней побывавшей в 2 браках и овдовевшей девочки родился сын. Сын, которому суждено было перевернуть всю историю Англии. Он станет могущественным королем, объединившим Англию после войны Алой и Белой розы. Его звали Генрих 7, впоследствии основавшим всю династию Тюдоров.

Династия Тюдоров оказала большое влияние на ход истории Англии, а создавшая их Маргарет позволила своей стране развиваться и процветать по сей день. История Маргарет одна из немногих счастливых в средневековье, многие ее сверстницы не смогли прожить хорошую и долгую жизнь. Однако важно помнить о детях всё то, что с ними происходило в любую эпоху. Иначе мы сможем потерять нить развития истории и забыть очень важные моменты. Дети были всегда и будут до окончания жизни на Земле. Правильное их воспитание и забота – важнейшая роль современного общества. Средние века помогли многим последователям по-новому взглянуть на детство, понять его и принять как важнейший этап развития человека.

Добавить комментарий

dobrina-shop.ru

Детство в средневековой Европе – статьи

Отношение к детству менялось от эпохи к эпохе. Считалось, что в суровые времена Средневековья малышам не доставало баловства и нежностей. С раннего детства ребёнка вводили в мир взрослых с тяжелыми трудовыми буднями и житейскими заботами. Несмотря на популярные исторические штампы, нежный возраст в общественном сознании средневековой Европы имел особое значение.

Было ли детство в эпоху Средневековья?

Современному обывателю видится закономерным создание культа ребёнка: до второй половины XX века катаклизмы и экономические коллапсы не щадили детей. Выживал практичный и приносящий пользу. Исходя из подобной логики, Средневековье и вовсе не признавало детство и презирало его. По мнению ряда французских исследователей, сам термин «детство» человечество открыло и осознало только в эпоху Нового Времени. В изучении вопроса произошли ощутимые сдвиги: доступные нам источники рисуют иную картину.

Ребенок не являлся «маленьким императором»: время вносило свои коррективы в его жизнь, где необходимо было быстро обучаться и вооружаться, чтобы уцелеть. При этом дети не были обделены заботой и лаской, а воспитанию уделялось не меньше внимания, чем в современном мире.

Появление ребёнка считалось высшим проявлением как женской, так и мужской сущности. Он не потребитель, а производитель: этот «дар Божий» являлся важным элементом в мире труда и власти. Настоящее семейное достояние. Большинство младенцев появлялось на свет законнорожденными, но было и немало тех, кто нарушал предписанный церковью и правом регламент. Тем не менее признавали все и всех: не только матери, но и отцы.

Дети в средневековой Европе. (merryfarmer.wordpress.com)

Стоит сказать несколько слов о темах, на которые накладываются табу и сегодня. Контрацепция и радикальные меры в виде аборта были явлениями частыми не только в среде низших слоев, но и в знатных семьях. Грех возлагался на плечи обоих: на мужчину как подстрекателя, а на женщину как виновницу преступления. Выкидыш оставался обычным делом как на селе, так и в городе, но говорить о нем не следовало. Церковь зорко следила за подобными эксцессами.

Про процесс протекания беременности известно немного. Это, вероятно, связано с тем, что все средневековые хронисты — представители сильного пола. Да и демографическая ситуация ставила свои условия: женщина в среднем рожала раз в 18 месяцев, если она находилась в браке. Осложнения в процессе беременности или же потеря плода ставились в укор бедной даме. Мужское семя тут не при чём — виноваты ветхие мехи, а не вино, которое туда влили.

Рождение — дело не из простых в Средние века. Оно осложнялось неумелыми действиями повитух и всевозможными инфекциями, которые отправили бы роженицу в лучший из миров.

Дитя появилось на свет. Преодолев риск заражения инфекциями и болезнями, коих было воз и маленькая тележка, ребёнок познавал мир. Родители же находились в постоянном напряжении, забрасывая себя вопросами: «Чей он? Не подменили ли его? А если появлялись близнецы — как отличить обычного младенца от сына дьявола?» Подобные предрассудки и домыслы побуждали родителей совершать чудовищный поступок — детоубийство.

В первые годы жизни ребёнок должен пройти 2 главных обряда Средневековья — омовение и крещение. Он становился частью христианского мира.

Ребёнка приобщают к религии. (quora.com)

Пол новорождённого иногда предсказывали опытные повитухи, но зачастую этот вопрос не сильно волновал родителей. Мы можем посмотреть на реалии средневековой Европы и с уверенностью сказать, что мальчики были в приоритете: обществу нужны были пахари, воины и продолжатели рода. Настоящим достоянием для семьи в действительности являлись дочери. В будущем они могли удачно выйти замуж и обеспечить семью потомством.

«Детство горькое»: реалии Средневековья

Дети росли быстро и очень скоро начинали знакомится с неприятными особенностями жизни человека. До 4 или 5 лет ребёнок сталкивался с целым букетом заболеваний: это были коклюш, скарлатина, корь и оспа. К семилетнему возрасту доживали далеко не все. Последствия плохой гигиены? Отнюдь! Частая смена белья и порой ежедневное трехразовое купание — важные детали, которые подчёркивают средневековые трактаты и семейные хроники. Естественно, все обязанности по уходу за нежным существом ложились на хрупкие плечи средневековых дам. Отец же помогал своему чаду после года встать на ноги и мог успокоить вопящего соской.

Малыш имел собственный мир с игрушками, посудой, одеждой. Изображения того времени свидетельствуют о впечатляющей массе детских увеселений: восковые фигурки, бутафорская посуда, солдатики, шарики, лошадки и игрушечное оружие.

В Средневековой Европе детский возраст разделялся на два периода: infantia (младенчество, до 7 лет) и pueritia (юность, до 16−17 лет). Таким образом, общество идентифицировало юное создание и решало, можно ли продолжать ребёнку беззаботно проводить время или пора забросить игрушки и начать заниматься серьёзными делами.

Безусловно, в сельской местности и в шумных городах семьи нуждались в помощниках и помощницах. Неокрепшее дитя в такой ситуации взрослело и познавало мир быстрее. В возрасте 12−14 лет юная девочка уже была готова к выдаче замуж, а молодой человек в 15−16 лет проходил обряд инициации и становился мужчиной.

Для средневекового обывателя ребёнок являлся сакральной фигурой, которая находилась на стадии формирования. Он — важное звено в контакте потустороннего с реальным миром. Считалось, что дитя рождается с клеймом светлой или тёмной стороны. Его причудливые жесты и звуки первых месяцев жизни сравнивали с пением ангелов. Малыш транслировал желания ушедших в мир иной. Церковь рекомендовала с осторожностью относится к детям и не донимать их расспросами и лишним вниманием. Также именно священнослужители установили отдельные стандарты воспитания и призывали следить за детским поведением.

Любая провинность, неугомонное поведение и даже слёзы — всё это происки бесов. А нечистую силу следует изгонять: в данном случае — довольно жестоко, с помощью хворостин или затрещин. Строгость к детям была твёрдым наказом христианской церкви родителям. Но находилось место и для родительских ласк. Они разделяли между собой обязанности в воспитании: за начальное образование до времени бурного развития школ, здоровье и гигиену отвечала мать, а отец занимался просвещением и объяснял юному созданию какова роль авторитета бога в его жизни. Подлинные пособия по воспитанию ребёнка были доступны начиная с IX-X вв. для обеспеченных слоев населения: элиты, клира, а позднее в XV веке и для бюргеров.

«Я узнал, что у меня есть огромная семья…»

Ребёнок Средневековья — это существо, которое всегда окружено многочисленными родственниками. Братья и сёстры, тёти и дяди, реже — бабушки и дедушки. Все они в равной степени, в зависимости от жизненных обстоятельств, влияли на самого маленького члена семьи.

Дети в средневековой семье. (merryfarmer.com)

Ещё одним важным фигурантом в делах семейных являлся брат матери. Он мог заменить отца и довольно серьёзно повлиять на его рост его статуса в обществе. Дитя находилось под влиянием сразу двух родов: каждый из них мог оставить завидное наследство или помочь с продвижением по карьерной лестнице, а также поделиться полезными контактами.

Переболев целым букетом болезней, узнав, что такое домашняя работа, изучив азы грамматики и арифметики, ребёнок переходил на новый уровень. Он становился подростком: теперь его ждала взрослая жизнь со своими законами и правилами.

diletant.media

почему младенцы того времени выглядят как уродливые старики — T&P

Мэттью Аверетт, профессор Университета Крейтона и редактор антологии «Ребенок в искусстве и истории раннего Нового времени», отвечает на волнующий многих вопрос: почему на средневековых полотнах дети выглядят так плохо? Т&P перевели тезисы статьи автора Vox Фила Эдвардса, который пообщался с ученым на эту тему.

Уродливые — это еще мягко сказано. На средневековых изображениях дети похожи на жутких карликов с высоким уровнем холестерина, всерьез озабоченных жилищными вопросами. Младенец на картине «Мадонна из Вевержи» мастера Вышебродского алтаря выглядит так, словно его сейчас уволят за сексуальные домогательства.

На полотне «Мадонна с младенцем» Паоло Венециано 1333 года ребенок слишком страшный даже для фильма Дэвида Линча.

Изображения этих детей, больше напоминающих взрослых мужчин, заставляют задуматься, почему начиная с эпохи Ренессанса вместо них стали рисовать милых херувимов. Сравнение средневековых и ренессансных изображений показывает, как сильно изменился концепт детского лица. Чтобы понять, почему на средневековых изображениях столько уродливых детей, необходимо обратиться к истории искусства, средневековой культуры и современным представлениям о детях.

Средневековые художники просто плохо рисовали?

Этот младенец был нарисован Якопо Беллини в XV веке, то есть в эпоху Возрождения, однако картина все еще представляет собой пример средневекового стиля. Ребенок выглядит так, будто его только что обвинили в нарушении правил торговли.

«Уродливость» младенца вполне могла быть преднамеренной. Граница между картинами с некрасивыми и симпатичными детьми совпадает с границей между Средневековьем и Ренессансом. В разные времена главными ценностями люди считали разное: если художник Ренессанса думал о детях не так, как художник Средневековья, изображение отразит эту перемену. «Если мы имеем принципиально другие представления о детях, картины продемонстрируют наше к ним отношение, — считает Аверетт. — Средневековью присущ определенный стиль рисования. Конечно, можно сказать, что герои живописи того времени изображены нереалистично, но это же замечание можно отнести и к персонажам Пикассо». Эпоха Ренессанса принесла с собой художественные инновации, однако не они послужили причиной того, что детей стали рисовать «лучше».

Можно выделить две причины того, почему в средневековом искусстве дети выглядят «мужиковатыми»:

1) В основном детские изображения в Средневековье — это изображения Иисуса. Концепция гомункулярного Христа влияла на общую традицию изображения детей.

Средневековый портрет ребенка обычно создавался по заказу церкви. Это ограничивало спектр изображаемых персон до младенца Иисуса и еще нескольких детей из библейских сюжетов. На средневековое понимание Христа повлиял образ гомункула, что дословно переводится как «человечек». Идея гомункулярного Иисуса состояла в том, что сын Божий уже при рождении имеет идеальное тело, а его черты не меняются с ходом времени. Аверетт утверждает, что, если сопоставить эту концепцию с традицией византийской живописи, можно объяснить, почему на многих изображениях младенец Христос изображен лысеющим. Позже традиция изображения выглядящего взрослым Иисуса стала конвенциональной для иконографии. Через какое-то время люди стали считать, что только так и можно рисовать ребенка.

Ребенок кисти Барнаба да Модена (работал в 1361–1383 годах) на грани кризиса среднего возраста.

2) Средневековые художники не были заинтересованы в реалистической манере живописи

Нереалистичное изображение Иисуса говорит о том, что средневековое искусство требует более широкого подхода. Очевидно, что художники того времени не рисовали в стиле реализма и одновременно с этим не идеализировали формы тела, подобно художникам Возрождения. Странности, которые нам видятся в искусстве Средневековья, возникали из-за того, что художники не подходили к изображаемому предмету с позиции натурализма, а больше склонялись к экспрессионистским способам передачи объекта. Однако эта особенность средневекового мышления делала большинство изображаемых людей очень похожими. Идея творческой свободы (художник может рисовать людей так, как ему вздумается) относительно нова. В Средневековье все еще сильны художественные конвенции. В таком стиле рисования сохранялся традиционный образ младенца, похожего на обрюзгшего слабохарактерного отца — по крайней мере, до Ренессанса.

Как Ренессанс сделал детей красивыми

Красивое и милое дитя, написанное Рафаэлем в 1506 году

Так почему детей стали изображать красивыми?

1) В Новую эпоху процветало светское искусство: люди захотели смотреть на симпатичных детей, а не на маленьких и безобразных стариков

В Средневековье практически не было искусства «среднего класса» или простонародной живописи. После роста доходов граждан Флоренции в культуре Ренессанса стал формироваться запрос на портреты детей. Простые люди с их желанием увековечить потомков на картинах расширили границы портретной живописи. Заказчик не хотел видеть своего отпрыска в образе жуткого гомункула. Это сместило границы допустимого в изображении детей, и в итоге традиция распространилась и на самого младенца Иисуса.

2) Идеализм Ренессанса изменил искусство

В эпоху Возрождения у художника возникает новый интерес — наблюдать за природой и изображать вещи такими, какими он их видит. Экспрессионистская манера, свойственная искусству Средних веков, уходит. Это приводит, в том числе, к появлению реалистичных изображений младенцев — прекрасных херувимов, заимствующих самые лучшие черты реальных людей.

3) Дети стали невинными созданиями

Аверетт предлагает не проводить грубого разграничения между средневековой и ренессансной ментальностью, присущей родителям этих эпох. По распространенному мнению, изменение мышления в эпоху Ренессанса повлияло на традицию изображения детей, однако родители в Средневековье любили своих детей примерно так же, как и родители в эпоху Возрождения. Впрочем, уже во время Ренессанса происходит трансформация самой концепции ребенка: из маленьких взрослых дети превращаются в исключительно невинных созданий. Это произошло, когда в обществе распространилась мысль о том, что каждый ребенок рождается безгрешным и еще ничего не знает о мире. Как только отношение взрослых к детям поменялось, изменились и портреты детей, создаваемые взрослыми и для взрослых. Уродливые младенцы в живописи Средневековья или же красивые в эпоху Ренессанса — лишь отражение общественных представлений о том, как люди думали о детях, своих родительских задачах и искусстве.

Почему мы все еще хотим, чтобы наши дети выглядели красиво?

Под влиянием всех перечисленных факторов дети сегодня — исключительно пупсы, которых хочется ущипнуть за щеку. Понятно, что в современном обществе до сих пор живы некоторые постренессансные представления, связанные с идеализацией детей. Конечно, для современного человека перемена традиции изображения детей — это плюс, ведь, согласитесь, такое личико может понравиться только родной маме:

Ребенок на иконе из Битонто (1304 год) выглядит так, будто не хочет играть в прятки.

theoryandpractice.ru

История: Наука и техника: Lenta.ru

Археологи все чаще задаются вопросами, далекими от доисторических эпох. Как жили, чем болели и от чего умирали дети в Европе в Средние века? И насколько лучше они жили после завершения «варварского» Средневековья и прихода просвещенного Нового времени? Как получить информацию о жизни и смерти детей по отдельным хрупким косточкам, разбросанным по огромным территориям? На эти вопросы пытается дать ответ известный британский биоархеолог, специалист по останкам и погребениям Ребекка Гаулэнд (Rebecca Gowland).

Хотя дети составляли от 45 до 65 процентов большинства древних обществ (до XIX-XX века), для историков и, в частности, археологов их мир все еще остается слепым пятном. Младшие члены общества были обычно лишены своих пространств, социальных сетей и развитой материальной культуры. Задача исследователей усложняется еще и тем, что в Средние века детство не считалось периодом особой заботы о ребенке, его здоровье и развитии.

Кроме того, биологический возраст в древности соотносился с социальным не так, как сейчас. Например, под действие законов церкви и государства ребенок попадал с 10-11 лет, работал подмастерьем с семи-восьми лет, а в 14 считался полностью взрослым.

Но это внешние рамки. Что касается внутреннего содержания детства, то первый его этап был связан с кормлением грудью, второй — с самостоятельной игрой в доме и во дворе, а также с базовым воспитанием (повиновение родителям, христианские заповеди, местные обычаи и нормы этикета). Примерно с шести лет средневековые дети начинали контактировать с миром взрослых: мальчики одевались и вели себя иначе, чем девочки, на них возлагалось больше ответственных домашних обязанностей.

«Игры детей» Питера Брейгеля Старшего (фрагмент картины)

Даже игры становились более взрослыми и суровыми: драки стенка на стенку, борьба, кости и шахматы. Примерно тогда же мальчиков впервые допускали к участию в охоте и поощряли играть в войну, стрелять из лука. Грамоте, не говоря уж о других науках, мало кто учился: для большинства детей, и особенно девочек, образование ограничивалось овладением ремеслом родителей и других родичей.

Однако в брак в Средние века вступали достаточно поздно — в 16-20 лет (ранние браки, с 12 лет, допускались, но церковью не одобрялись). Именно поздний возраст вступления в брак, особенно у мужчин, создавал избыток буйной молодежи, которая изрядно добавляла насилия средневековому обществу.

Многочисленные опасности сопровождали детей с самого рождения. Если они не умерли при родах и в первые месяцы жизни (такова была судьба от четверти до трети всех детей), то их подстерегала смерть от удушья или случайных травм. А тесное пеленание младенцев тормозило рост (дефицит солнечного света способствовал рахиту).

В крестьянских домах было несколько комнат и тут же — помещение для скота. Как только дети вставали на ноги, резко возрастал риск получить травму. Многих лягали, кусали и затаптывали домашние животные. Как свидетельствуют отчеты коронеров и жития святых, чаще всего дети погибали от удушья, ожогов от кипятка, падения с высоты и утопления (другие причины, а также места смерти указаны на схеме).

Но средневековые письменные источники фрагментарны и ненадежны. В поисках более серьезных данных ученые обращаются к палеопатологии — изучению травм и болезней древних людей по их останкам. А кости детей — по сути останки невыживших, не способных достичь зрелости — могут немало рассказать о здоровье матерей, практике акушерства и грудного вскармливания и детских болезнях.

Палеопатологи сталкиваются со многими проблемами, подчас неразрешимыми. Одни и те же поражения костной ткани вызываются различными болезнями — например, хрупкой и губчатой ткань становится из-за рахита, анемии, а также дефицита витамина С. Быстрый рост и заживление костей в детстве почти не оставляет следов от травм. До наступления совершеннолетия невозможно однозначно отличить скелеты мальчиков и девочек. Наконец, преобладание органических веществ в детских костях ускоряет их разложение в почве. Ученым, работающим с сохранившимися до сегодняшнего дня останками, приходится быть крайне осторожными с выводами о болезнях и смертности.

Чтобы установить значимые закономерности, Гоулэнд и ее коллеги попытались собрать максимум данных о детских останках на территории Англии, Шотландии и Уэльса за 1000-1700 годы. В статьях и докладах археологов, а также в базах данных была собрана информация о 4647 захоронениях — с сельских и городских кладбищ, монастырей, приходских церквей.

Скелеты поделили на три возрастных группы, адекватно отражающие средневековые границы детства, отрочества и юности: от рождения до пяти лет, от шести до 11, и от 11 до 16 лет. Несмотря на доминирование монастырских (характерных для высших слоев общества) и городских погребений (из-за того, что большая часть раскопок сейчас проводится в городах), археологи уверены, что им удалось получить относительно полную картину. Особое внимание они уделяли патологиям, лучше всего отражающим условия жизни человека: цинге, рахиту, остеомиелиту, остеохондрозу, туберкулезу, сифилису, переломам и травмам черепа, пародонтозу и некоторым другим. Археологи оценили распространенность той или иной патологии, а также среднее количество больных (из-за травм, инфекционных и других болезней) в разные века.

Иисус учится ходить («Часослов Екатерины Клевской»)

Изображение: public domain

Вопреки стереотипам, дети не умирали в муках (или, наоборот, не хвастались завидным здоровьем) все Средние века — смертность и заболеваемость постоянно менялись, в зависимости от исторических процессов. С XII по XIV века следов хворей и трудной жизни на костях становилось все больше — население страны (да и всей Европы) росло, еды не хватало, а в перенаселенных городах и городках вспыхивали эпидемии. Хуже всего было в первой половине XIV века, когда к этим бедам добавилась серия неурожаев («Великий голод»).

Однако черная смерть (выкосившая больше трети европейцев эпидемия чумы) парадоксальным образом исправила положение: реальные доходы выросли вдвое, безработица исчезла на много десятилетий, да и дефицит продовольствия остался в прошлом. Состояние костей (то есть здоровье их обладателей) в 1350-1500 годах поразительно стабильно, несмотря на все несчастья Столетней войны и гражданского конфликта («Войны Алой и Белой Розы»). Значит, климат и экономическая стабильность больше влияют на жизнь населения, чем общественно-политические пертурбации!

Умиротворение страны и мудрая налоговая политика Генриха VII вознесли королевство к процветанию: высокие доходы, богатые урожаи, щедрые пожертвования в пользу бедных, низкая арендная плата за землю. Заболеваемость стремится к минимуму — и среди взрослых, и среди детей.

Однако после 1540 года число больных и рано умерших детей резко вырастает. Ученые видят тому только одну причину: Реформация. При всей прогрессивности церковной политики Генриха VIII и Елизаветы I — создание национальной церкви и богослужения на английском языке, повышение грамотности и религиозной активности населения — реформа нанесла сильный удар по благосостоянию общества.

В Средние века именно католическая церковь фактически отвечала за социальную защиту населения — никаких законов на эту тему английский король не издавал. Материальная помощь бедным и больным провозглашалась обязательным условием спасения от ада после смерти. В 1500 году пять процентов населения, живущие за чертой бедности, выживали только за счет церковного подаяния. Лечились бедные в больницах при монастырях, и при них же воспитывались сироты.

Смерть уносит ребенка (гравюра Ганса Гольбейна-старшего, 1583 год)

Изображение: Les Simulachres et Historiees Face de la Mort.

И вся эта инфраструктура — здравоохранение, образование, социальная помощь, благотворительность — была уничтожена фактически росчерком пера, когда государство конфисковало церковную собственность и закрыло монастыри. Никаких государственных институтов, способных взять на себя заботу о бедных, создано не было. Кроме того, во второй половине XVI века начали резко расти цены (общеевропейский феномен, связанный с притоком драгоценных металлов из Нового Света), снова пошли неурожаи и эпидемии чумы.

Все эти неблагоприятные процессы не замедлили сказаться на здоровье детей. Среди младенцев учащаются случаи рахита — видимо, из-за того, что вынужденные усиленно трудиться матери дольше пеленали их (чтобы носить на себе в поле). У детей 6-11 лет наблюдается усиленный рост околохрящевых костей — признак участившихся травм, связанных с необходимостью работать с раннего возраста. У подростков же в XVI веке характер травм стал таким же, как у взрослых: еще один индикатор необходимости трудиться без скидок на возраст. Наконец, больше признаков кариеса (в рационе детей стало меньше мяса и молочных продуктов, увеличилась доля хлеба).

Ученые еще раз показали: конец Средневековья, Реформация и Великие географические открытия не были для Европы «лучом света в темном царстве». Напротив, дети, самые уязвимые члены общества, лишились милостыни, детских домов, да и возможности получить бесплатное монастырское образование. Реформация привела к более серьезным колебаниям в состоянии здоровья, чем все неурожаи, климатические сдвиги и экономические неурядицы прошлых веков. Только к XVII веку, когда общество и государство немного адаптировалось к «шоковым» условиям, ситуация начала выправляться — но Британию ждало еще почти целое столетие жестоких конфликтов.

lenta.ru

ДЕТИ О детях в Средние века и об отношении к ним существует…

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

tal-gilas.livejournal.com

жизнь и смерть детей в средние века

Сумел дожить до 7-ми? Молодец, опора, продолжатель рода и еще один кормилец в семье! Значит, детство кончилось, и немногие игрушки и забавы пора забыть.

К семи годам дети осваивали речь, могли понимать фразы и внятно отвечать. И отношение менялось: это уже не малыш, а взрослый. Только ростом маловат. Пора приобщаться к жизни взрослых: в богатых семьях это означало обучение, рыцарские занятия для мальчиков, воспитание будущих жен и хозяек для девочек. Из бедных отправляли работать, отдавали в услужение, на воспитание, в помощь ремесленникам. Не денег в дом принесет — так хоть есть будет в другом месте.

Активность приобщения к взрослому миру сказывалась и на информации. Это сегодня мы ограждаем детей от стрессов, ужасов и кровавых зрелищ, а в средневековье не было понятия «мал еще такое спрашивать». К примеру, родители обязательно приводили детей с собой посмотреть публичную казнь. Во-первых, это очищало от скверны, во-вторых, ребенок сразу получал представление о том, чем грозит нарушение законов. И к возрасту уголовной ответственности, 10-11 годам, отлично понимал, что на виселице оказаться может он сам.

Вопросы интимной жизни у детей также обычно не вызывали удивления: в условиях бедных домов все могло происходить в лучшем случае за занавеской, а обычно — в той же постели, где спят дети.

Возраст не был оправданием ни для правонарушения, ни для уклонения от исполнения «священного долга». Так, исландские саги прославляют маленьких героев, мальчиков, отомстивших врагам за убийство отца. Такие поступки воспевали, на них равнялись и ожидали от детей в пострадавших семьях соответствующего поведения.

Ну а самое распространенное ожидание — детский труд. Дети шли работать наравне со взрослыми, и возраст учитывали только при оплате, но не при требованиях и нормах. Трудящийся семилетка — обычное дело. Три века назад в Европе при расцвете промышленности дети работали в душных помещениях под замком по 12-14 часов в день. Так, заключение Королевской комиссии от 1843 года гласит: дети 7-8 лет отстают в росте, бледные, болезненные, самые распространенные болезни — расстройство кишечника, искривленный позвоночник, деформированные конечности, чахотка.

Деформацию конечностей подтверждают и археологи: исследования детских скелетов того времени показывают и следы многочисленных травм, и изменения суставных и костных тканей из-за постоянной высокой нагрузки на них. Ну а о чахотке, страшной болезни, есть множество научных свидетельств.

Смертность от чахотки, туберкулеза, была настолько распространенной, что даже не попадала в статистику. Вымирали целыми семьями, а те, кто оставался в живых, распространял бациллы туберкулеза дальше. История с «Великой белой чумой Европы», чахоткой, могла бы и не произойти. Еще в 1722 году британский доктор Бенджамен Мартен предположил, что причина чахотки — «мельчайшие живые существа, которые селятся в теле и истирают сосуды легких».

Теория была воспринята как абсурд. А доктор между тем рекомендовал изоляцию больных и дезинфекцию помещений, что остановило бы распространение туберкулеза и массовое вымирание задолго до 1882 года, до открытия Робертом Кохом туберкулезной бациллы.

Выводы

Детство в Средние века совершенно не похоже на «годы чудесные». Выживание чаще всего определялось счастливым шансом — удачно родиться в здоровой семье с теплым домом, достатком, избежать болезней и несчастных случаев, попасть на работу в более-менее приемлемые условия или остаться помогать родным… Высокая смертность детей компенсировалась и высокой рождаемостью. Ну а отношение родителей к детям не могло быть иным: если безутешно оплакивать каждого умершего, не останется сил выживать самому.

Осуждать такое отношение не имеет смысла, смерть была спутником средневекового человека с самого рождения. Но сегодня, благодаря знаниям о прошлом, мы можем намного больше ценить и условия жизни, и возможность любить и баловать детей от рождения до официального конца детства, а то и позже.

Использованы фотоматериалы Shutterstock

medaboutme.ru

Как растили детей в Средневековье

У детства в Средние века были две главные проблемы. Во‑первых, высокая смертность, оставлявшая порой вполне чадородные семьи без наследников. Во‑вторых, «животное» поведение детей, искажающее и унижающее тот образ Божий, с которого, как известно было каждому благодаря Библии и проповедям, слеплен человек. Рекомендации по уходу за детьми и практики этого ухода вертелись вокруг страха постоянно подкрадывающейся к младенцам смерти и стремления укротить и облагородить то хаотичное, зверское, что проглядывало чуть не в каждом движении ребёнка и во всех его забавах.

Хотя Средние века кажутся обывателю оторванными от высоких достижений античности, фактически, греческим и римским наследием тогда активно интересовались, так что среди самых ранних наставлений матерям от образованных мужчин мог цитироваться Платон. Этот философ очень сурово относился к играм малышей. С его точки зрения, они, во‑первых, должны были быть полностью посвящены будущему ремеслу ребёнка, служить упражнением. Во‑вторых, когда речь заходила о командных играх, Платон строго предупреждал следить за тем, чтобы дети не вносили в правила ни малейших новшеств, соблюдая традиционные неукоснительно. Ведь иначе, став взрослыми, они, чего доброго, захотят изменить законы и обычаи, потому что привыкнут, что так можно!

Чем натереть ребёнка?

Однако Платон, по крайней мере, не давал рекомендаций о том, как пеленать младенцев. Мыслители Средневековья были гораздо увереннее в себе и своих познаниях и давали советы по уходу буквально с момента родов. Автор трактата «Телесный устав» Альдобрандино ди Сиена в тринадцатом веке советовал сразу после рождения натирать ребёнка солью и обложить лепестками роз. Вообще же в ходу были обтирания младенцев оливковым маслом — по крайней мере в тех местах, где оно не было дефицитом. Франческо да Барберино в четырнадцатом веке рекомендовал смазывать маслом даже ноздри.

Чтобы ребёнок делал поменьше звериных движений и формой напоминал взрослого человека, его очень туго пеленали, предварительно выпрямив. Вместо знакомых нам пелёнок использовали свивальники — длиные полотняные ленты, отчего младенец становился похож на мумию. На малышей из знатных семей также надевали специальные корсеты, а чепчики, покрывающие голову, порой использовались также для того, чтобы придавать «благородную» вытянутую форму черепу — для этого внутрь могли вставлять дощечки.

Порывы обуздать всё естественное в ребёнке выглядели, вероятно, жестоко даже по меркам Средневековья, поэтому авторы советов для матерей и нянек стремились показать медицинскую пользу подобных процедур: у младенца, мол, кости слишком нежные и органы толком не закреплены, так что руки и ноги от свободного движения могут искривиться, а органы — начать гулять по всему телу.

Бартоломеус Меттлингер в пятнадцатом веке сообщает, что материнское молоко первые две недели очень вредно для ребёнка. Немного снизить вредность может мёд, который мать съест перед кормлением, но вообще же лучше нанять кормилицу, у которой молоко идёт уже хорошее, полезное. Идеальным возрастом для кормилицы, кстати, считался возраст в двадцать пять лет — тогда женщина находится в расцвете своей силы. Что касается мёда, им рекомендовала натирать нёбо новорождённого итальянская женщина-врач Тротула. Она же рекомендовала следить, чтобы уши малыша всегда были прижаты к черепу.

Читайте также: Как мы воспитали поколение, неспособное выживать и ненужное семье

Гигиена не для малышей

От простуды, вероятно, погибало немало малышей, иначе трудно объяснить рекомендации по смене свивальников, включающие в себя совет наглухо закрыть в доме окна и двери, подсесть к очагу и укрыться с головой плащом так, чтобы вокруг ребёнка образовалась как бы завеса. Хотя хаотичные движения рук и ног пытающегося размяться малыша очень пугали взрослых, находились добрые души вроде Франческо да Барберино, которые советовали позволять ребёнку дрыгать ногами сколько душе угодно — пока его моют или меняют ему пелёнки.

Обязательной ванну для малыша считали немногие, сама по себе смена свивальников казалась достаточной процедурой. В крайнем случае всегда можно было протереть попу ребёнку тряпочкой, смоченной в вине. Меняли свивальники трижды в день (один из авторов осторожно советует один раз менять и ночью, хотя это не в обычае).

Если ребёнок слишком уж кричал из-за мокрых пелёнок или потому что режутся зубки, няньки вливали ему в рот немного вина. Такая практика сохранялась до начала двадцатого века во многих местах Европы. Тем не менее, Бартоломеус Меттлингер предостерегал от раннего знакомства детей с вином: оно иссушает человека, а ребёнку для роста и здоровья требуется много влаги.

Ещё двумя верными средствами для того, чтобы унять боль от режущихся зубов, были хорошо очищенное оливковое масло (которое, видимо, применялось вообще для всего на свете) или паштет из заячьих мозгов. На худой конец можно было попробовать гусиный жир или собачье молоко.

Горячая вода чаще использовалась для того, чтобы «распарить кости» и придать им «красивую» форму, например, разгладить лицо и чуть вытянуть нос, чем для гигиенических процедур. Занимались этим няньки, независимо от того, что было написано (или, точнее, не написано) в трактатах о детях. Эта практика также сохранялась очень долго; более того, она была популярна не только в Европе. Улучшениями младенцев занимались буквально по всему свету.

От груди кормилицы — к служению взрослым

Тротула оставила рекомендации и по переводу детей на взрослую еду. Когда у малыша прорезывались первые зубы, следовало давать ему кусочки птичьего мяса размером с жёлудь, чтобы ребёнок, посасывая мясо, потихоньку глотал его. Эти рекомендации касались только детей из богатых семей. Напротив, крестьяне часто считались неспособными употреблять мясо; в любом случае, ежедневный их рацион состоял из ячменя и овощей. Первым прикормом для крестьянского ребёнка становились нажёванные матерью варёные овощи и кусочки ячменного хлеба.

Невозможно найти советов по приучению ребёнка к горшку. По крайней мере знатные родители даже не представляли, что малыша можно научить подобным гигиеническим процедурам. Лет до пяти-семи мамы и няни просто кротко подтирали ребёнка, если он обделался (именно поэтому мальчикам не надевали штанишек — они ходили в специальных платьицах), или, по науке, ставили им клизмы. Ребёнок считался существом грязным, неспособным уследить за собой. Именно поэтому поражались тому, на какие жертвы пошёл Бог, явившись на землю в образе Иисуса, начиная с его младенчества, а не сразу взрослым — это ведь так унизительно, быть зверообразной заготовкой человека!

Чтобы ребёнок помнил своё место, едва он вставал на ноги, ему поручали так или иначе прислуживать взрослым. От такой обязанности освобождались разве что королевские дети. Любой другой малыш по первому зову должен был бросать свои игры, прислуживать за столом или подавать какие-нибудь предметы. Также считалось нормальным давать четырёх-пятилетним малышам пугающие задания, чтобы они доказали свою любовь и почтение к родителям.

Хотя во многих исторических романах дворянские дети свободно резвятся с детьми своих слуг и крестьян на лоне природы, на практике старались следить, чтобы малыши играли только в те игры, что приличествуют их сословию — а значит, и играть можно было только с примерно своего же положения ровесниками. Это было не так уж трудно, поскольку, во‑первых, семьи были многодетны, во‑вторых, часто дети дворян отсылались для воспитания и обучения в семьи сюзеренов. Таким образом замок крупного феодала заодно представлял собой что-то вроде интерната для десятка-другого (а порой и больше того) детей обоего пола. Мальчики были заботой самого сюзерена, девочки — его жены.

Больше истории детства:

Почему детство до самых недавних пор было не лучшей порой жизни

Защита детства: порка из соображений гуманизма и отмена смертной казни для семилеток

Принцессы — жертвы домогательств своих царственных отцов и братьев

www.goodhouse.ru

Разное

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о