Петрановская людмила биография: Людмила Петрановская — официальный сайт

Людмила Петрановская — биография, список книг, отзывы читателей

«Немало проблем, отравляющих жизнь множества людей, можно было бы просто не создавать, если знать, как устроены отношения ребёнка с родителями»

Вообще быть родителем довольно страшно. Кажется, словно бесконечно играешь в «сапёр», когда за малейшим просчётом следуют непоправимые ошибки, и всё, игра проиграна. Вот только здесь на кону не выигрыш или проигрыш, а будущее целого человека.

Психолог Людмила Петрановская доходчиво объясняет, как не сойти с ума в первые годы жизни ребёнка, помочь своему сыну или дочери стать самостоятельней, а также преодолеть возрастные кризисы и не потерять себя в материнстве. При этом автор опирается на результаты научных исследований в области воспитания, подтверждает свои суждения примерами из жизни.

Читая, согласно кивала, особенно когда сталкивалась со знакомыми ситуациями. Например, кого из нас не заставляли через слёзы давиться ненавистным супом? Зачем тратить нервы, свои и ребёнка, из-за подобных мелочей? А многим ли говорили, мол, ах, всю молодость потратила/потратил на воспитание детей.

Но кто просил тратить молодость? Ребёнок не должен быть тяжким грузом, посвящать всю свою жизнь воспитанию, позабыв о себе, — дело бессмысленное и неблагодарное, потому что когда-нибудь ваше чадо вырастет и начнёт строить собственную жизнь, а с чем останетесь вы?

Не со всеми советами Петрановской я согласна, хотя она сама спешит отметить ещё в самом начале: «Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта — не исключение». Но, в целом, для меня «Тайная опора» стала ключом к пониманию собственного ребёнка, потому я могу с уверенностью её рекомендовать.

Полезность информации перекрывает косяки книги, а их не мало. Опечатки чуть ли не на каждой странице, несоответствие глав, указанных в содержании, пунктуационные ошибки. У меня много книг издательства АСТ, но я ни разу не встречала у них столько промахов. Надеюсь, когда-нибудь книгу переиздадут и больше внимания уделят качеству. И вот тогда, красивую, отшлифованную редакторами-корректорами, её запросто можно выдавать родителям сразу при выписке из роддома, как инструкцию.


биография, карьера, личная жизнь 🚩 Этика

 

На сегодняшний день в Российской Федерации сложилась неоднозначная социальная атмосфера. В результате специалисты фиксируют резкий рост психологических расстройств у детей раннего школьного возраста. Людмила Владимировна Петрановская много лет занимается проблемами детской психологии. В силу своих возможностей и понимания сложившейся обстановки она старается помочь родителям, у которых возникают конфликты с детьми и детям, по разным причинам лишившихся родителей.

Людмила Петрановская родилась 20 апреля 1967 года в обычной семье. Родители на тот момент проживали в Ташкенте. Ребенок рос в благоприятной обстановке. Девочку с ранних лет готовили к взрослой жизни. Если и возникали какие-то конфликты с кем-то из взрослых, то их улаживали по-хорошему, без травмирующих последствий. В школе девочка училась неплохо. Получив аттестат зрелости, легко поступила на филологический факультет местного университета.

Через десять лет, в 1998 году, она получила второе образование в Институте психоанализа.

Профессиональная деятельность Петрановской началась в знаменитом издательстве «Аванта+». Здесь готовились к печати энциклопедии для детей по разным отраслям знания. В начале 90-х годов в стране резко вырос спрос на информацию о детской психологии. В печати стали регулярно появляться критические репортажи о том, как живут воспитанники детских домов. Людмила Владимировна активно участвовала в обсуждении обозначенных проблем. Одновременно начинает писать собственные статьи и заметки для периодических изданий.  

В биографии Людмилы Петрановской отмечено, что в 2012 году она выступила как учредитель Института развития семьи. К этому времени она уже написала и выпустила несколько книг, которые оказались востребованы целевой аудиторией. В числе наиболее популярных значатся «Если с ребенком трудно», «Дитя двух семей», «Тайная опора». Творчество психолога оценили на высоком уровне – она получила премию президента страны в области образования. Писательская карьера у Людмилы Владимировны складывается успешно.

В информационном поле встречаются и критические оценки рекомендаций, которые выдает психолог. На сегодняшний день в обществе запущен мощный механизм разрушения семейных связей. Петрановская не считает нужным анализировать это явление. Почему она считает, что приемная семья для сироты предпочтительнее, чем детский дом? Однозначного ответа на этот вопрос пока не сформулировано. Вместо любви к ребенку, Людмила Владимировна много говорит о родительском выгорании.  

О личной жизни Людмила Петрановская предпочитает не распространяться. Где проживают муж и жена доподлинно неизвестно. По косвенным данным у супругов двое детей. Психолог продолжает работать. Проводит вебинары. Пишет книги. Консультирует родителей.

Психолог Людмила Петрановская: краткая биография (фото)

Людмила Петрановская – удивительный человек. Несмотря на то что своей целью она видит помощь детям, оставшимся без родителей, она по факту помогает многим родителям лучше понимать суть воспитания и выстраивать гармоничные отношения с детьми, не только с приемными, но в первую очередь с собственными.

В статье вы можете узнать о ее биографии, книгах и ознакомиться с самыми актуальными идеями и мыслями, которые она высказывает.

Людмила Петрановская: биография

Родилась 20 апреля 1967 года в Узбекистане. По первому образованию филолог, психологическое образование получила в Институте психоанализа, специализируется на семейном консультировании и психодраме. В 2002 году ей присуждают премию Президента РФ в сфере образования. В 2012 году Людмила Петрановская создает институт развития семейного устройства для детей-сирот. Институт является общественной организацией, цель которой – подготовка специалистов в этой сфере. Для психолога важно, чтобы дети, оставшиеся без родителей, не попадали в интернат, так как это совершенно ненормальный мир.

В широких кругах Людмила Петрановская, фото которой можно увидеть ниже, стала известна благодаря своим книгам, посвященным вопросам воспитания детей. Книги написаны с целью помочь приемным родителям, но и родители не приемных детей находят в них очень много ценного для себя.

Книги Петрановской

Воспитание, родители, взаимоотношения – круг вопросов, которые исследует Людмила Петрановская. Дети – основная тема ее книг. Самые популярные работы: «Если с ребенком трудно», «Что делать, если», «Дитя двух семей», «Минус один? Плюс один!», «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка», «В класс пришел приемный ребенок».

Кроме этого, она ведет ЖЖ, много пишет о разном: о тренингах личностного роста, об их сомнительной пользе и технике безопасности, о травме поколений, о новых навыках в комплекте со старыми представлениями и к чему это приводит, об эмоциональном выгорании родителей и многом другом полезном, актуальном, задевающем за живое. В небольшой статье невозможно охватить все творчество этого удивительного человека, поговорим об одной актуальной теме, которую поднимает Людмила Петрановская. Ее не принято обсуждать, но она порождает большое количество проблем.

Эмоциональное выгорание у родителей

Синдром эмоционального выгорания был зафиксирован и описан в Америке в прошлом столетии. Считалось, что он характерен только для людей помогающих специальностей: социальных работников, учителей, врачей и т. д. То есть тех людей, которые постоянно вынуждены находиться в ситуации зависимых отношений, когда рядом более слабый и уязвимый.

Такое общение создает необходимость помогающему находиться постоянно в бодром, оптимистичном состоянии, что, по сути, является длительной стрессовой ситуацией, разрушающей психику.

Однако выяснилось, что для родителей этот синдром тоже характерен. Но у нас не принято это обсуждать, такая ситуация социально не одобряется, поэтому и помогать родителю не принято, несмотря на то, что от эмоционального выгорания страдает вся семья.

Этапы эмоционального выгорания

Главное, что нужно понять, — состояние не появляется внезапно и резко, оно накапливается медленно и постепенно. На первой стадии человек понимает, что он очень устал, но может еще держать себя в руках за счет чувства долга. Если небольшой отдых позволяет почувствовать прилив сил, то такое положение дел считается благополучным. Характерное ощущение для этой стадии – раздражение.

На второй стадии мысли о том, что можно взять себя в руки и выдержать, сменяются на мысли о том, что выдержать уже нет никакой возможности. Любая новая задача вызывает чувство отчаяния, наступает нервное истощение, слезы, состояние апатии, ничего не радует.

На третьей стадии, которая считается самой тяжелой, начинается деформация личности. Для нее характерна мысль о том, что это не я плохой, это все вокруг паразиты, дети начинают ощущаться как помеха.

Группы риска

В группу риска попадают прежде всего мамы с двумя детьми, разница в возрасте которых меньше пяти лет, родители, у которых ребенок часто болеет, мамы, которые совмещают семью и работу, неполные семьи, когда все задачи ложатся на плечи одного родителя, семьи, в которых сложные бытовые условия, семьи, в которых постоянно возникают конфликтные ситуации.

Взрослые люди, которые в прошлом пережили неблагополучное детство. Наличие «свидетелей», то есть когда дети ведут себя плохо при посторонних людях.

Большой стресс складывается из комка маленьких проблем. Поэтому со стороны кажется, что причин нет, просто жизнь. Но когда человек уже устал, то любая мелочь может стать причиной для срыва, реакции неадекватной провинности, которая порождает в ответ чувство вины, и ситуация становится похожей на замкнутый круг.

Что делать?

Избавляться от многозадачности. Выполнять одно дело в один момент времени. Если работаете, то пусть в этот момент кто-то займется ребенком. Если уделяете время ребенку, то не отвлекайтесь на работу.

Избавляться от всех ненужных и необязательных дел. На ужин подойдут и пельмени, а не три блюда и десерт, по дому только самое важное, делегировать задачи, обращаться за помощью, заниматься собой.

Избавиться от перфекционизма. Стремление быть во всем идеальной – самая короткая дорога к эмоциональному выгоранию. Важно принять себя неидеальной, более бережно и ласково обращаться с собой.

Если чувствуете, что уже накопилась усталость, нужно переходить в режим энергосбережения. Важно количество сна по 7-8 часов. Придумать, как сделать так, чтобы хотя бы 2-3 раза в неделю высыпаться. Нормально и регулярно питаться, ходить на прогулки, пить витамины.

Если вы заметили признаки эмоционального выгорания у близкого человека, важно оказать ему поддержку: окружить заботой, накормить, дать возможность выспаться, обнять, погладить, принести завтрак в постель.

Хотите узнать больше?

Всем родителям, настоящим или только планирующим начать реализовывать себя в этой роли, хотелось бы порекомендовать обязательно прочесть книги, которые написала Петрановская Людмила. Вы найдете для себя много полезного, какие-то сложные вещи окажутся гораздо проще и легче.

Кроме этого, стоит подписаться на живой журнал психолога, где она регулярно делится своими мыслями и рассказывает о проектах. В социальной сети «ВКонтакте» есть ее неофициальная группа, где собрано много интересной и полезной информации о воспитании, которую дает Людмила Петрановская. Психология – тема, которая в ее подаче становится более простой и понятной.

Также психолог периодически проводит семинары для родителей, где можно получить важную информацию о том, как вырастить ребенка счастливым, но при этом не потерять себя, где найти маме силы и многое другое, задать вопросы тренеру лично. Проводит она их не только в Москве, но и в других крупных городах России. Например, не так давно семинары проходили в Красноярске и Новосибирске. Также есть возможность попасть на онлайн-лекции, которые читает Петрановская Людмила.

Информация о Петрановская Людмила Владимировна. Список книг

Людмила Петрановская – известный семейный психолог, тренер, психодраматист, автор книг о воспитании детей. Родилась 20 апреля 1967 года, окончила филологический факультет Ташкентского университета, а после получила образование психолога. Людмила – один из лучших специалистов по семейному устройству детей-сирот, лауреат Премии Президента Российской Федерации в области образования. После несложной регистрации вы можете изучить список книг Людмилы Петрановской по порядку, скачать понравившийся текст и загрузить подборку интересных историй совершенно бесплатно. Хотите читать новые произведения онлайн в неограниченном количестве? Следите за обновлениями каталога, приобретайте и скачивайте произведения в форматах pdf, txt, fb2, epub или в аудиоверсиях на любые устройства под управлением iOS и Андроид. Если верить отзывам критиков и читательскому рейтингу, то лучшие книги писательницы – это:«Звездное небо».«Если с ребенком трудно».«Что делать, если ждет экзамен?».

Вы найдете в них множество интересных идей и мыслей, легкий слог, богатый язык написания. Эти работы автора затягивают с первых страниц. Доверительным тоном, ненавязчиво и со знанием дела писатель помогает родителям найти ответы на многие вопросы, проанализировать собственные проблемы во взаимоотношениях с детьми и выбрать правильный подход к ребенку во многих жизненных ситуациях.

Лучшая семейная литература в Рунете

Портал ЛитРес предлагает каждому взрослому читать онлайн Людмилу Петрановскую в любой хронологии. На нашем сайте собраны отзывы множества пользователей, рецензии критиков и самый полный каталог произведений классических и современных авторов. Прямо сейчас попробуйте скачать все книги Людмилы Петрановской в fb2, txt, epub, pdf форматах на свой носитель. Чтобы загрузка и поиск были быстрыми – используйте список книг в хронологическом порядке, а также сортировку по циклу и алфавиту.

Лучшая лицензионная литература в удобных форматах

Электронная библиотека ЛитРес – единственный в Рунете книжный интернет-портал с привлекательной стоимостью на все издания. Наши пользователи могут не только слушать аудиокниги и читать новинки онлайн, но и оставлять отзывы, делиться мнением, комментировать чужие рецензии, сохранять тексты на свой носитель, наслаждаться ими в любое время и в удобном месте. Ждем каждого любителя чтения на своих страницах. Гарантируем регулярное обновление каталога и высокое качество документов.

Людмила Петрановская | SRSLY.RU

Популярный психолог, автор книг и статей, в доступной форме доносящих информацию о воспитании детей и особенностях детско-родительских отношений.

Имя Людмилы Петрановской — одно из наиболее часто упоминаемых в чатах обезумевших родителей. Благодаря ее просветительской работе меняется годами укоренившаяся система взращивания детей и передача одних и тех же травм из поколения в поколение, взрослые открывают для себя осознанное родительство, а дети — счастливое детство без тревоги. 

При этом, первым образованием Людмилы была вовсе не психология — сперва она окончила университет по специальности «русская филология» и преподавала русский язык и литературу. Затем слегка изменила направление работы и стала редактором в газете «Первое сентября».

В 1996-м при участии Людмилы в качестве ответственного редактора вышла популярная детская энциклопедия «Аванта+». Петрановская занималась конкретно томом «Языкознание. Русский язык», а через несколько лет вместе с другими видными учеными работала над частью «Человек. Психология». Издание старалось говорить с детьми и подростками на зачастую непростые темы, а сама Людмила уже видела в этом нечто вроде призвания — писательство манило ее с самого детства, но в художественном виде никак не оформлялось, зато психология и детство в связке пробудили наконец весь творческий потенциал.

В 1999 году она получила диплом Московского института психоанализа, а в 2020-м окончила магистратуру ВШЭ по направлению «Системная семейная психотерапия».  

В первую очередь Людмила стала известна по своим научно-популярным публикациям и книгам. Первые издания были ориентированы на детскую аудиторию: мальчишки и девчонки годами зачитываются ее пособием «Что делать, если…», рассказывающим о том, как следует себя вести в различных трудных ситуациях.

Позже появятся и книги для взрослых — родители будут вгрызаться в «Тайную опору» и «Если с ребенком трудно», где Людмила учит прислушиваться к потребностям детей, но и о своих не забывать, поскольку идеальных родителей не бывает, а бывают ресурсные.  

Огромный пласт деятельности Петрановской — работа с приемными семьями. Началось все в 2001 году с ее прихода в московский детский дом № 19. Проводя бесконечные консультации с родителями и разбирая различные сложные случаи, Петрановская стала разрабатывать довольно новую для психологии того времени тему привязанности ребенка, которую затем станет активно развивать в своих трудах и лекциях.  

При этом, по-настоящему Людмила «прогремела» в лучшие годы существования «Живого Журнала». Изначально не стремясь к популярности, она просто занималась тем же, чем и всегда — писала о психологии, рассуждала, общалась с людьми, а проснулась в конце концов знаменитым блогером. Ее статьи, посты и материалы собрали огромную аудиторию. Как водится, течением к берегу прибило и гору неадеквата, потому со временем Петрановская, как и многие блогеры, сменила тонущий «ЖЖ» на другие более актуальные соцсети, в частности инстаграм.

№1: Не требуйте от себя слишком многого

Очень много лет родители растили детей, не очень понимая, как на них отражаются действия, поступки, их эмоциональное состояние: ребенок и ребенок, куда он денется, вырастет! С развитием психологии, психиатрии стало выясняться, что на самом деле то, как родители строят отношения с детьми, на детях очень сильно отражается. Это знание в свое время очень впечатлило человечество…

Пришло понимание, что нужно ребенка принимать, понимать, нужно идти навстречу его потребностям, принимать его чувства. Но оборотная сторона этой идеи такова: сейчас есть тенденция фетишизации теории привязанности.

В результате родители все время боятся что-то сказать не так, травмировать детей, недолюбить, недопонять, недопринять. Это состояние я бы назвала «родительский невроз» – состояние, когда родитель думает о ребенке, о проблемах с ребенком, о его поведении, развитии и т. д. гораздо больше, чем о себе самом, о своих интересах и потребностях: «А достаточно ли я принимаю своего ребенка? Не задалбываю ли я его своим вниманием? От того, что я сейчас посидела в фейсбуке, у него не развилась депривация? То, что я завязала ему шарф, не было ли это гиперопекой?»…

Любая тревога, любое чувство вины – это всегда оборотная сторона фантазии о своем всемогуществе: представления, что, если мы будем мудрыми, терпеливыми, «просветленными» родителями, такими, чтоб комар носа не подточил, тогда гарантированно ребенок вырастет гармоничным, смелым, развитым, добрым и любящим.

Но теория привязанности – не про эльфов. Она отрабатывалась не на эльфоподобных, у наших предков она была такая же, как у нас! Не надо ломать и переделывать себя. Вы с ребенком своим живете, вы его растите, вы его знаете, вы его любите, он рядом. В самом главном все уже хорошо. С остальным разберетесь, так или иначе.

№ 2: Не воспринимайте ребенка как объект борьбы

В голове людей сильна идея борьбы с ребенком. Мы привыкли воевать с детьми. Часто можно услышать от родителей: «Ребенок делает то-то и то-то. Как с этим бороться?» или «Ребенок не делает того и того. Мы с этим боремся, но ничего не получается!» Терминология борьбы, противостояния… В архаичном обществе такого вопроса не возникает: если я взрослая особь, которая может зажечь огонь, принести кусок мамонта и отогнать саблезубых тигров, не возникает вопроса, уважает меня ребенок или нет. Взрослый – человек, от которого зависит жизнь ребенка! Борьба начинается там, где нет естественных оснований (для иерархии и уважения). На уровне патриархального общества иерархия построена уже на том, что так должно быть

Часто можно услышать: «А что же, ребенок разве не должен уважать родителя?» «Разве он не должен понимать, что у него есть обязанности?» Ну, хорошо.

Давайте напишем на стенке: «Ребенок, понимай: у тебя есть обязанности!» Это не работает.

Все такие слова – говорят о беспомощности. Это протест: почему он нас не понимает?..

Не воюйте с ребенком. Он же ваш детеныш и любит вас всем сердцем… Если чувствуете, что увязли в борьбе, самое время – перелезть через баррикаду и встать рядом с ребенком.

№ 3: Не устанавливайте «железобетонные» принципы

Все утверждения, которые начинаются словами «всегда», «никогда», «ни в коем случае», говорят о тревожности. А тревожность говорит о том, что нет уверенности в себе как в родителе, нет контакта с ребенком, нет умения гибко обращаться и адаптировать свои слова и поступки к той реальности, которая у нас есть сейчас.

Если мы уверены в себе как родители, мы понимаем, что разберемся.

Когда мы не уверены в себе, не уверены, что разберемся, мы устанавливаем жесткие правила.

Например, всегда быть последовательными: раз сказал – все, никогда не менять своего решения. Или – всегда давать ребенку отвечать за последствия: раз он что-то забыл, пусть отвечает за последствия. Если бы мы так вели себя со своими супругами?.. Представьте, что ваш муж уходит на работу, вы знаете, что у него очень важное совещание, и тут замечаете, что он забыл папку с документами на эту встречу. И что, вы подумаете: «Иди, иди, дорогой, пусть наступят последствия»? Нет, конечно. То же самое с детьми.

Мне кажется, надо к себе относиться более сочувственно… Надо больше прислушиваться к себе, быть больше в контакте с собой, не стараться следовать жестким рецептам, а отталкиваться от ситуации, и тогда можно почувствовать себя более комфортно в родительстве.

№ 4: Не подчиняйте ребенка своим ожиданиям

Принятие ребенка – это работа, которую родители делают всю жизнь… В патриархальном обществе было очень жестко с принятием детей: ребенок должен был соответствовать ожиданиям. Постепенно жесткие ожидания от ребенка перестали восприниматься как правомерные. Но и сегодня родителям каждый раз приходится сталкиваться с вопросом принятия: «Мой ребенок не такой, как мне бы было удобно, как мне давно хотелось, как мне мечталось»; хотели девочку, родился мальчик, хотели решительного мальчика, родился робкий, хотели, чтобы ребенок читал книжки, а он играет в хоккей…

Правда в том, что дети устроены так, что они четко вычисляют ту сферу, которую мы в них не принимаем. И с большой вероятностью то, что вы в ребенке не принимаете, он вам и выдаст.

Потому что ребенку очень важно принятие, ему нужна его субъектность, он хочет, чтобы вы считали его человеком, независимой личностью, чтобы уважали его право быть таким, каким он хочет. Для ребенка очень тяжело, когда мы вгоняем его в прокрустово ложе, а мы вгоняем. И необязательно жесткими методами, но мы расстраиваемся, вздыхаем, плохо себя чувствуем, демонстрируем свое разочарование, озабоченно пишем в фейсбуке… Дети это четко считывают.

А дальше у них есть два пути: держаться за одобрение родителей и отказаться от себя, и тогда рано или поздно родитель будет восприниматься как «тот человек, который заставил меня не быть собой»; либо отстаивать себя, отделяться от родителей, иногда очень жестко, часто – жестоко: ставить перед фактом.

Принятие ребенка со всеми его особенностями – это не про то, что нужно всегда ему все разрешать, со всем, что он говорит, соглашаться, а про то, что мы его должны принимать таким, какой он есть. Это сложная задача – расширять зону принятия можно всю жизнь…

№ 5: Не реализуйте за счет детей свои мечты

Для того, чтобы проще принимать своих детей, мне кажется, очень важно больше быть в контакте с собой, прежде всего, больше принимать себя. Ожидания от детей часто связаны с тем, что есть наши собственные неудовлетворенные потребности. Мы сами не могли в свое время что-то себе позволить. Например, мы не могли себе позволить путешествовать, и мы начинаем в раннем возрасте таскать детей по Римам, Парижам… Если вы мечтаете о чем-то, что вам не было дано, сделайте это для себя! А своему ребенку позвольте быть к этому равнодушным…

 

У ребенка есть право не хотеть. Честный разговор начинается тогда, когда мы признаем за ребенком это право. Не хотеть делать уроки, не хотеть ходить в скучную школу – это нормально. Не надо стараться его замотивировать на все это. Надо присоединиться к нему, сказать – я понимаю, как ты не хочешь. А дальше мы можем помочь ребенку научиться «глотать лягушку». Как помочь? Например, рассказать, как вы сами справляетесь с делами, которые делать не хочется. Или дать что-то вкусненькое, чтобы подсластить пилюлю.

№ 7: Не пытайтесь расшевелить ребенка, если он ничего не хочет

Очень часто бывает, что когда у родителя слишком много ожиданий от детей, слишком много связано с ними фантазий, желаний, то дети к 17-19 годам ничего не хотят, а живут в таком полурастительном состоянии. Это почти всегда история про очень любящих, самоотверженных, очень ответственных родителей, про то, как мама ушла с работы, чтобы ребенка водить на развивающие занятия, про то, как он занимался шахматами, английским, китайским, про то, как они не пропускали ни одного выходного, чтоб не посетить выставку.

К 12 годам, когда ребенок догадывается, что он может сказать «да пошли вы», он говорит это так сильно… И хорошо, если он выскажет это словами!

Но если у мамы есть на эту тему супер-аргумент – сердечные капли, ребенку остается впасть в апатию, со всем соглашаться, но ничего не делать.

Отказ от всех притязаний и желаний – это крайняя форма протеста для ребенка. Так проявляется его отказ жить по вашим правилам. Когда вы пытаетесь его поднять с дивана, вы – активное начало, вы – источник всех мотиваций, желаний, решений. Чем больше вы вокруг него прыгаете, тем больше он закрывается. Нужно просто отойти, сказать: «Это твоя жизнь, ты живешь ее, как хочешь, если что – кричи».

№ 8: Не забывайте: опыт принятия себя – самое лучшее, что мы можем дать детям, так как они – великие подражатели!

Подготовлено по материалам лекции-консультации Людмилы Петрановской «Принятие ребенка: любовь или вседозволенность» и книги психолога «Если с ребенком трудно»

Справка

Людмила Петрановская. Фото: Евгений Раздобарин

Людмила Владимировна Петрановская – семейный психолог, специалист по семейному устройству. В 2012 году создала Институт развития семейного устройства – общественную организацию, обучающую будущих приемных родителей. Лауреат Премии Президента РФ в области образования. Автор серии книг для детей и подростков «Что делать, если…», книг для родителей – «Приемный ребенок в семье», «Если с ребенком трудно», «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка», «Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы».

Опрос: какие из советов по воспитанию детей работают в вашей жизни?

Мы провели небольшой опрос мам о том, какое место в их жизни занимают книги по воспитанию, насколько они ориентируются на собственную интуицию, насколько и в чем – на советы педагогов и психологов.

Тутта Ларсен Фото: Facebook / Gregory Shelukhin

«Я поняла, почему Лука такой прилипала!»

Татьяна Романенко (Тутта Ларсен), 42 года, теле- и радиоведущая, мама троих детей

Вообще я считаю, что вся эта психологическая детская литература – это, в общем, скорее художественная литература, чем инструкция по применению. Где-то вы действительно можете почерпнуть что-то полезное, но 90 процентов информации – это такой фикшн. Потому что все дети разные, и кому-то подходит одна история, кому-то другая. И мне кажется, что книги по психологии дают слишком общие рекомендации, которые могут с одним ребенком работать, а с другим ребенком, даже в той же семье, не работать.

Есть книжки, на мой взгляд, откровенно вредные. Например, книга Памелы Друкерман «Французские дети не плюются едой», где сказано, что ребенок с 4 месяцев должен приучиться спать отдельно, в своей кроватке и в своей отдельной комнате. Это ненормально, потому что противоречит естественным потребностям грудного младенца. Поэтому надо очень осторожно относиться к разным теориям и книгам.

Лично мне очень близка книжка педиатров Уильяма и Марты Сир «Ваш малыш от рождения до 2 лет», но это не столько психология, сколько информация о воспитании и уходе за младенцем. А если говорить о психологической литературе, то мне запомнилась книжка «Пять путей к сердцу ребенка». Не сказала бы, что она стала для меня инструкцией, но там высказана очень интересная мысль: о том, что у людей в течение жизни есть какие-то доминирующие модальности. Например, если ваш ребенок аудиал, то какие бы вы ему ни показывали примеры, он все равно лучше воспримет речь. И, например, если вы на него орете, он этого не воспринимает, потому что у него слишком чувствительный слух. А если ваш ребенок визуал, вы можете ему говорить много всяких слов, он их не усвоит, а вот если покажете какой-то пример, картинку, он гораздо лучше поймет, чего вы от него хотите.

Фото: Facebook / Gregory Shelukhin

Лука у меня, например, кинестетик. Меня раньше страшно раздражало то, что он не мог спокойно идти со мной рядом: ему обязательно надо идти, ставя стопы домиком, а то и просто путаться у тебя под ногами. Он очень любит прилепиться, прислониться, навалиться на тебя. Меня это раздражало страшно, видимо, потому что у меня другое к этому отношение. Но когда я в этой книжке вычитала, что есть дети, у которых выраженная кинестетическая модальность (то есть они воспринимают мир преимущественно через ощущения), я поняла, почему Лука такой прилипала! Не могу сказать, что это очень сильно помогает выстраивать с ним отношения, но это помогло добавить полезной информации о нем в мою «копилку».

Яна Родина

«Когда ты спокоен, все разрешимо!»

Яна Родина, 31 год, дизайнер, мама двоих детей

В разные периоды нас вдохновляли разные книжки. Есть, например, Никитины – многодетная семья, семья педагогов, которая еще в советское время стала писать книги о воспитании.

Но я бы не сказала, что эти книги нас вдохновляют действовать по пунктам. Мне вообще это не очень хорошо удается, потому что я перестаю обращать внимание на реальность. Недавно как раз пыталась внедрить Никитинскую игру – у них есть такие интеллектуальные, развивающие игры. Старший сын, Антоник, реагировал на игру по-другому, а я пыталась настоять, чтобы он выполнял задания четко по книжке: «Давай сейчас это, потом то, это не трогай». Стало неинтересно, он разозлился. Это, конечно, от того, что я не учла реальности.

Книга может поддержать в том плане, что там ты прочитаешь: «Такое поведение ребенка типично, это нормально» и испытаешь облегчение. Например, у Антоника сейчас такой возраст, когда он открывает для себя, что может иметь свою позицию, независимую от родителей. Один батюшка привел очень хорошее сравнение: когда маленький ребенок все подряд тянет в рот, он проверяет все на вкус, потому что не знает, что хорошо, а что плохо, он так познает. Примерно так же происходит знакомство с собственной волей: «Сделай так» – «А я хочу эдак!», «Пойдем гулять» – «Не хочу гулять!»

Сначала мы переживали, устраивали с мужем «вечерние педсоветы», а потом я почитала об этом – про кризис 3-х лет – поговорила с друзьями, и поняла, что это нормально. И стала спокойней, уже не думаю: что же мы делаем не так, что с ребенком? А когда ты спокоен, все разрешимо.

Так что мой глубинный запрос к книгам: получить вот этот месседж «Все нормально!», а не какие-то конкретные инструкции.

Потому что я понимаю, что личный опыт – ценнее, чем что-либо, что можно прочитать в книжке.

Например, я недавно попросила у Антоника прощения – за то, что поддалась чувствам и сильно накричала на него. Я не знала раньше, что делать, когда такое случалось, переживала, мне трудно изменить себя, бывает, что нервы сдают, я срываюсь. И тут я вдруг захотела попросить за это прощения, и… он все понял! После таких эпизодов у него истерика, потому что ему обидно, не понятно, почему мама кричит, а тут он успокоился очень быстро и простил меня.

Я понимаю, что я далеко не идеальная мать, но для меня было открытием, что, оказывается, несмотря на это, можно и у маленького ребенка попросить прощения, он прощает, и все не так ужасно! Но это мое личное открытие, личный опыт, его трудно кому-то передать. Так что, мне кажется, надо смотреть на жизнь твоей семьи, на свой личный опыт, и отталкиваться, прежде всего, от этого.

Полина Неврединова

Читать, но выбирать подходящее

Полина Неврединова, 29 лет, юрист, воспитывает сына

Сначала я использовала некоторые принципы теории привязанности: кормить по требованию, ребенок должен все время спать с мамой и т. д. На поверку оказалось, что это полная чушь и не подходит моему ребенку, потому что он избаловался донельзя. Скажем, когда я попыталась делать то же, что делают «естественницы» – кормить по первому требованию, сын начал часами на мне висеть, в итоге я постоянно была с ним, никуда невозможно было отойти.

Я стала читать книжки про режим, про самостоятельность – и они подошли больше, как мне, так и малышу. Я стала спокойней, и ребенок стал спать спокойней. Может, потому, что считывает мое настроение – такое тоже возможно. Теперь я могу кого-то позвать, чтоб меня подменили, а раньше мама ему была нужна 24 часа в сутки, и это было очень тяжело!

Начинала я читать книжки с Людмилы Петрановской, но мне гораздо ближе оказалась Екатерина Мурашова. Для меня это то, что надо: она говорит и про привязанность, и про режим – мне кажется, ей удалось найти как раз «золотую середину». Еще мне понравились книги Памелы Друкерман и Екатерины Бурмистровой. Так что я в любом случае за книжки, но с оговоркой: надо выбирать что-то более подходящее именно твоему ребенку, ведь все дети разные.

Подготовила Валерия Михайлова

Людмила Петрановская «Дитя двух семей» — социально-просветительский проект

Автор саммари: Лариса Белянчикова, приемная мама троих детей, редактор научно-технических изданий

Людмила Петрановская

Автор многочисленных просветительских книг о родительстве, видеолекций, тренингов и вебинаров. В 2012 году с единомышленниками создала Институт развития семейного устройства, где обучают будущих приёмных родителей и социальных работников. Много лет занимается семейным устройством детей-сирот, работает с приемными родителями.

Дитя двух семей. Книга для приемных родителей

В книге детально описаны самые глубокие и болезненные проблемы приемных семей. Кто же настоящая мама приемного ребенка? Надо ли знакомиться с кровными родственниками своих детей? Как это все пережить приемной семье – родителям и детям? Автор раскрывает позитивный алгоритм действий приемных родителей и дает рецепт счастья приемной семьи.

Аннотация

Книга «Дитя двух семей» очень важна для приемных родителей и тех, кто работает с приемными семьями. Кроме того, книга будет полезна семьям с кровными детьми, где родители расходятся и создают новые семьи. Автор Людмила Петрановская опирается на свою огромную практику семейного психолога. Самая болезненная тема переживаний приемных родителей – это отношение к кровным родственникам своего ребенка. Надо ли хранить тайну? Или ребенок все равно узнает, что он приемный? А если узнает и перестанет доверять новым родителям? Бывает, что ребенок помнит, как у него была другая мама. Как себя вести в этой непростой ситуации? Как удержать свою семью целостной, и принять родственников своего нового ребенка? Книга включает опыт семейного психолога и искренние рассказы приемных родителей и приемных детей.

Книгу необходимо изучать всем специалистам, работающим с приемными семьями; в том числе сотрудникам органов опеки и служб семейного устройства, психологам и учителям. Все, кто окружает приемную семью, должны понимать, насколько тяжелые переживания у детей может спровоцировать досужий разговор между няней и воспитателем, обывательский интерес соседей, слишком прямые вопросы врачей. Даже крошки 2 или 3 лет уже понимают, что по отношению к ним посторонние, но важные взрослые испытывают необычный интерес. Малыши пытаются осознать, что же происходит, почему его маму называют «не настоящей». Чтобы приемная семья сложилась, чтобы в семье появилось доверие, надо быть прежде всего честными друг с другом. Как это сделать – рассказывает Людмила Петрановская.

Саммари

Книга выстроена так, чтобы сформировать в понимании читателя полную картину ситуации в приемной семье. Автор ведет читателей через каждый возможный поворот, раскрывая все вероятные вопросы. Нельзя оставлять за кадром ничего непонятного, ведь семья строится на доверии, понимании, принятии. Семья будет жить долго, и фундамент отношений надо выстраивать тщательно и надежно. Поэтому содержание книги превратилось в список главных вопросов приемных родителей.

Важно, что Людмила Петрановская включила в текст книги истории взрослых, бывших усыновленными в детстве. Люди, столкнувшиеся с разными способами приемных родителей оберегать свою семью, лучше всех психологов понимают, как на самом деле было бы легче всем в приемной семье.

Очень трудно пересказать своими словами текст Петрановской. Первое филологическое образование и талант писателя позволяют ей добиваться невероятной точности и яркости образов в ее книгах, например: «В начале любой истории про приемного ребенка лежит боль. Потом, позже, эта история может стать светлой, доброй, теплой, полной любви и радости. Но начинается она всегда с боли. С того, что ребенок был оторван от своих родителей, по их ли решению, по воле ли злого рока или государственных служб, но то положение дел, которое задумано природой: дитя на руках у своей матери или отца, рядом с ними, под их защитой и заботой — было нарушено, сломано. Европейские коллеги так и называют приемных родителей: «специалисты по потере».

Основное отличие приемного ребенка от всех остальных — то, что ребенок рожден в одной семье, а растет в другой, или в третьей. Иногда в четвертой и пятой семьях. При этом ребенку надо каким-то образом все это для себя объяснить, понять и принять. Приемные родители должны помочь в этом ребенку, значит, им требуется самим осознать и пережить все факты из истории своего приемного ребенка. И вот тут самая сильная боль приемной семьи: что же сказать ребенку, надо ли вообще что-то говорить, если он не спрашивает. Надо ли проговаривать детали, почему ребенок потерял свою кровную семью. А если не объяснять, какие проблемы были у кровных родителей, то неизбежно «та первая мама» становится Очень Хорошей и всегда все разрешала бы. Но это неправда. В то же время, нельзя скрывать наследственные риски, часто опасные для жизни ребенка.

Для нашей семьи именно эта книга Петрановской стала главным учебником нашей приемнородительской жизни. Так что книга реально достигает поставленную автором цель. Вот цитата: «Помочь приемным родителям разобраться в своих чувствах и чувствах ребенка, найти правильные слова, не наделать ошибок, создать из боли — любовь, из внутреннего разлада — гармонию. Это требует смелости, честности, мудрости, но не надо думать, что это задача для сверхлюдей. Я знаю очень много приемных родителей, у которых все очень хорошо получилось. И у вас получится».

Самый актуальный вопрос приемных родителей – «Как ему сказать?». А надо ли вообще говорить своему любимому ребенку, что он не кровный?

Единого рецепта не существует – когда говорить, как рассказывать, насколько подробно, и стоит ли сразу выкладывать неприятные события из жизни кровной семьи. Все дети разные, и семьи разные. Надо искать свой путь, руководствоваться своим здравым смыслом. Но при этом существуют некие принципы, о которых следует знать заранее.

Когда-то сирот было очень много, и детей растили соплеменники или соседи. Обычно все знали, что этот ребенок – сирота. Кто-то жалел сирот, кто-то эксплуатировал. Практически во всех сказках разных народов мира главный герой – сирота. В последние сто-двести лет мир резко изменился. Жизнь семьи больше не определяется традициями. Появились сироты, по мнению Петрановской, чья «злая доля становилась клеймом, постыдной тайной, дурными корнями. Поскольку сироты чаще всего воспитывались при церквях или в религиозных приютах и школах, ханжества и презрения к их кровным родителям хватало. О них либо не говорили вовсе, либо их участью пугали и стыдили детей». Резко изменились условия жизни семьи, семьи стали жить отдельно от родственников. Но традиционные ценности многие люди продолжают разделять. Сохранилось стремление избежать осуждения. Вот так появилась тайна о том, что ребенок принят в семью. Более того, после Второй мировой войны, когда появилось очень много сирот, стремление сохранять тайну усыновления стало нарастать. В Советском Союзе скрывали, что ребенок стал сиротой, потому что его кровные родители оказались «врагами народа».

Позднее, во второй половине 20 века появились сироты при живых родителях. Правда о кровной семье стала слишком тяжелой, это была правда о жестоком обращении, о наркомании, об алкоголизме. Всем хочется, чтобы ребенок был с самого рождения окружен заботой и любовью. Так сформировалась целая индустрия «тайны», когда ребенка подбирали по типажу к будущим родителям, а будущая мама подгадывала «сроки родов» и носила искусственный живот.

Тайна усыновления в СССР была закреплена законом, в Кодексе о браке и семье 1969 года. Запрещено даже самому усыновленному ребенку сообщать любые сведения о кровной семье против воли усыновителей. Меняли все – имя, фамилию, дату рождения, место рождения. Все это делалось ради сохранения спокойствия в семье усыновителей, ради спокойствия ребенка. Тем не менее, когда дети вырастали, многие из них все же узнавали правду, или проявляли беспокойство: «Со мной что-то не то». Или же вдруг копировали судьбу кровных родителей. А ведь усыновленный ребенок вообще ничего не знал про кровную семью! «Жизнь показала, что судьбу человеческую нельзя переписать так же просто, как свидетельство о рождении, что ложь во спасение никого не спасает», — пишет Петрановская.

В то же время современная семья сильно изменилась по сравнению с семьями наших прабабушек и прадедушек. Когда-то семья была надежным способом выживания и ведения хозяйства. А теперь в своей семье все стремятся к доверию, глубоким душевным отношениям. Тайна в семье отчуждает родителей и детей друг от друга.

Изменились мотивы принятия ребенка в семью. В наше время – это помощь ребенку, важное дело для общества в целом. Открытое принятие ребенка, без сохранения тайны, помогает принимать самых разных детей в самые разные семьи. Теперь в России в семьи попадают и подростки, и дети других национальностей и рас. «Тайна усыновления», которая преподносилась как благо и защита для приемного ребенка, была одним из самых тяжелых препятствий для устройства в семью многих и многих детей.

Приемным родителям необходимо сделать выбор: поддерживать тайну и ожидать отдаленные последствия, или принимать трудные вопросы ребенка и его переживания.

Петрановская считает, что «в истории нашей страны немало примеров, когда семьи были вынуждены что-то скрывать: свое происхождение из «не того» социального класса; свою национальность и религию; свое родство с «не теми людьми» (репрессированными или иностранцами), факты из жизни родных, которые официальной пропагандой подавались как «постыдные» (пребывание в плену или на оккупированных территориях во время войны)». Люди спасали себя физически, спасались от ограничений на обучение и работу. Через три – четыре поколения выяснилось, что отрезанные тайной от своих родственников люди имели больше проблем. Семейная тайна стала травмой, «потерей семейных корней». В книге приведены типичные высказывания на приеме у психотерапевта: «Словно я кого-то потерял и горюю, но не знаю, кого», «С моей семьей что-то не так, она не такая, как надо», «Я не могу быть счастливым со своими детьми, как будто все время смотрю не на них, а назад, в прошлое» и т.п. Очень часто потомки обретают душевный покой, только восстановив воспоминания о прабабушках-прадедушках, вынужденно вычеркнутых из семейной памяти и долгие годы запрещенных к упоминанию.

Казалось, что тайна усыновления ребенка вполне безопасна. Надо забыть плохое, останется биография как у всех. Ребенок маленький, можно промолчать, пропустить, что-то немного придумать. Но сами приемные дети вспоминают совсем другое: «О том, что я не родной ребенок, я узнала рано. В подготовительной группе детского сада. В течение жизни два раза спрашивала: правда ли это? Мама все отрицала. Когда мне стукнуло 33, я задала этот вопрос еще раз. И тогда мама мне рассказала. Я столько лет догадывалась и почти знала об этом. Открытая правда меня сразила, я испытала бурю, шквал чувств. Я не думала, что это так перевернет меня. Три года мне понадобилось, чтобы понять и принять решение, искать или не искать биомаму. Да, искать. Мне надоело ощущение точки нуля. Ощущение как будто каждый день заново. Ну, вроде бы как нет начала».

«Я не помню детства, но испытываю боль и помню стойкое ощущение одиночества, похожего на мрак, как замороженность, и оцепенение, и желание убежать от этого, либо спрятаться и замереть. Сейчас я могу это описать, а в детстве я не понимала, что со мной не так».

«Наркоз очень похож на то, что я ощущаю из детства. Пришлось пережить пару операций под общим наркозом. Приходишь в себя и сразу накрывает боль тела. Ты еще не сообразил: где? как? что? Организм тебе сигнализирует, что с ним и как было. А я не помню, я же под наркозом была. Потихоньку идет выздоровление, а недели через 3-4 после операции накрывает сильная депрессия. Теперь я знаю, что это последствие пережитого во время операции. Клетки и тело помнят, и мозг где-то там помнит, только я не помню, лишь чувствую последствия того, что происходило. Так было, видимо, и тогда, когда биомама меня оставила».

Невероятно, но отказники с рождения, усыновленные и выросшие с тайной усыновления, говорят о чувстве пустоты. Не понимают, «откуда взялись»; живут «словно с дырой внутри». Становится легче, когда приходит понимание пережитого ужаса брошенного ребенка.

Есть старая поговорка: дети и собаки знают все». Любой ребенок чувствует недоговоренность, замалчивание, ощущает, когда взрослые стараются перевести разговор на другую тему. Из-за этого интерес к тайне только растет. Ребенок начинает придумывать, строить предположения, и появляются неуместные чувства и переживания. Да, старт жизни у кого-то мог оказаться не самым удачным. Но потом судьба дает шанс, и лучше смотреть не в прошлое, а в будущее. Ребенок родился, это уже случилось. Дальше жизнь идет своим чередом, надо учиться, получать профессию, быть студентом, влюбляться, строить свою семью. Нет возможности застревать и рефлексировать на своем рождении годами. Но в семьях, где хранят тайну, вынуждают своего ребенка снова и снова возвращаться к одной и той же точке в прошлом.

Есть и другие последствия тайны рождения. Из опыта Петрановской – семейного психолога: «Если приходит приемный родитель, которого от детского вранья просто трясет, и отношения с «ребенком, который мне лжет» кажутся невозможными, вплоть до мыслей о возврате, который с пафосом цитирует заповедь «Не лжесвидетельствуй» и рассуждает о лжи как о непростительном грехе, можно с большой вероятностью предположить, что в данной семье хранят тайну усыновления или утаивают часть правды». Может быть еще одна проблема. Приемные родители, скрывая от ребенка, что с ним произошло в кровной семье, берут на себя ответственность за все, что ребенок помнит. Пусть ребенок не помнит события и факты, но забыть одиночество, страх, боль практически невозможно. Образ кровных и приемных родителей сливается в один, и приемные становятся ответственными за действия асоциальных кровных родителей.

Ситуаций, когда ребенок может случайно узнать историю своего появления в семье, гораздо больше, чем можно было бы предусмотрть. Случалось, что ребенку сообщали про приемность соседи или родственники. Бывает, что ребенок осознает свою приемность на уроке биологии. Бывает, когда во время конфликтов приемные родители кричат подростку, что забрали его из детского дома. Конечно, последствия этого для отношений в семье бывают разрушительными.

Людмила Петрановская убеждена, что «маленький ребенок – детектор лжи получше любого полиграфа, потому что его природные инстинкты еще живы и остры, он все видит, слышит, чувствует. Но не осознает. Поэтому он не может сформулировать вопрос: «Мам, а почему ты всегда так нервничаешь, когда кто-то спрашивает, на кого я похож?». Он просто смутно чувствует, что маму что-то пугает и расстраивает, когда речь идет о нем». Ситуаций, когда родители делают усилия для сохранения тайны, может быть сотни. В садике, в кабинете врача, при встрече с давними знакомыми, при случайном разговоре с попутчиками. И лучше всего, если родители будут заранее готовы не скрывать, как у них появился ребенок.

По результатам многочисленных консультаций, Людмила Петрановская советует рассказ о первой встрече с новыми родителями превратить в сказку. В добрую рождественскую историю только вашей семьи. Ребенку любого возраста очень важно знать детали, подробности его нового старта. Это будет точка отсчета, перезапуск. Лекарство от страхов и пустоты в одиноком младенчестве. Ни в коем случае нельзя отшучиваться, менять тему разговора, уходить от ответа, когда ребенок уже понимает, уже задает вопросы. Ложь от родителей будет вызывать тревогу и новые страхи. Если родители боятся что-то рассказывать, боятся правды, то ребенок вынужден брать на себя отвественность за взрослых, за их спокойствие. И если он становится вынужденно старшим, то почему же он должен дальше слушаться своих слабых родителей? Людмила Петрановкая пишет нам прямо: «Пожалуйста, не мучайте детей. Если уж процесс пошел и есть основания думать, что он задался вопросом и догадывается, если ребенок начал «закидывать удочку», спрашивать про фотографии, документы, историю рождения, поздно думать, говорить или нет. Не тяните, не откладывайте разговор».

Лучшее, что можно сделать – если специальный разговор вообще не понадобится. Если ребенок всегда будет знать правду об истории своего появления в семье, с того времени, как начнет понимать. То, что само собой разумеется, не вызывает лишних эмоций. Если родители спокойны, уравновешены, отмечают «День Аиста» и празднуют день появления в семье своего ребенка, то и ребенок будет спокойно воспринимать информацию о приемности.

Но надо быть внимательными к свооему ребенку! Может быть такой момент, когда ребенок как бы не хочет знать, что он приемный. Не надо настаивать, в дошкольном возрасте есть время осознания привязанности к родителям. Трудно совместить новые знания и возрастные задачи. Наступит момент, когда вы вернетесь к обсуждению кровной семьи ребенка.

Хотя вполне может оказаться, что приемные родители провоцируют «нежелание знать», если им требуется подтверждение от ребенка, что они «настоящие» родители. Конечно, ребенок отреагирует на невербальные сообщения и сделает так, как хотят родители на самом деле. На самом деле, если родители вместе с детьми смогут пожалеть о том, как много они вместе пропустили, то они смогут и порадоваться тому, как много могут теперь вместе пережить.

Во второй главе автор продолжает вести нас по каждой ступеньке, по каждому этапу развития новой семьи. Каким образом прирастет ребенок к новой семье? Что можно еще сделать, чтобы стать родителями своему ребенку? Надо понимать, что «боль ребенка не уйдет до конца». Останется память, останутся проблемы по здоровью. Все это можно скомпенсировать, можно устроить жизнь своей семьи достаточно комфортно. Но надо понимать, что просто скрыть боль от ребенка нельзя. Боль будет ощущаться. Надо научиться жить с болью и преодолевать ее. Нельзя бросать ребенка одного в его воспоминаниях и переживаниях. «Не бросайте его одного в аду» – еще один подзаголовок.

А если у вас появился ребенок «плохих» родителей? Как говорить о родителях, которые причинили столько боли? Шаг за шагом Петрановская приводит нас к правилам разминирования.

Третья глава учит нас жить с ребенком, который принадлежит двум семьям. Ребенок любит своих кровных родителей. И ребенок любит приемных родителей. Не надо рвать ему сердце выбором! Важно знать, что встречи с кровными родственниками могут принести ребенку очень много пользы. Как организовать такие встречи? Где встреча может проходить? Что делать, если после встречи с кровной бабушкой ребенок пошел в разнос? А вдруг наш ребенок станет таким же, как его кровная семья?

Книга завершается частью «Собрать мозаику: составная идентичность, или дитя двух семей». Ведь каждый человек пытается понять, кто он на самом деле. Понять для себя, что самое важное в жизни, найти свое дело, найти свою жизненную позицию. Было легче, когда люди жили традиционным укладом, передавая дело из рук в руки, но теперь все изменилось. Каждый проходит этап поиска себя, своей идентичности. Приемный ребенок имеет уникальную возможность подниматься от двух семей, от двух корней. Можно превратить приемность в ресурс, в новые возможности. Это шанс перекрыть плохие истории, начать заново, с двойной уверенностью в себе.

Людмила Петрановская Собственный капитал, Возраст, Биография, День рождения, Рост, Факты

Узнайте о Людмила Петрановская Состояние, биография, возраст, день рождения, рост, ранний период жизни, семья, свидания, партнер, вики и факты.

Кто такая Людмила Петрановская:

Людмила Петрановская — известный психолог. Она родилась 20 апреля 1967 года, место рождения — Ташкент, Узбекистан. Людмила также известна как российский психолог, педагог и писатель, известная тем, что написала несколько книг о развитии детей, в том числе «Звездный мир в картинках» и «Что делать, если я жду экзамена?».Она также известна своим собственным блогом самопомощи под названием ludmilapsyholog.

Людмила родом из Узбекистана. Среди других психологов и авторов из России — Наташа Кэмпбелл-Макбрайд и Александр Лурия.

Биография:

Bio / Wiki
ФИО Людмила Петрановская
Род занятий Психолог
Возраст 54
Дата рождения 20 апреля 1967 г.
Место рождения Ташкент, Узбекистан
Знак зодиака Телец
Страна Узбекистан
Пол Женский

День рождения, возраст и знак зодиака:

День рождения Людмилы Петрановской 20 апреля 67 г., она родилась в четверг.Сейчас ей 54 года. Людмила — солнечный знак — Телец, а ее цветок — ромашка и душистый горошек.

Дата рождения 20 апреля
День рождения Четверг
Год рождения 1967
Знак рождения Телец
Двойственность знаков рождения Пассивный
Способность и элемент знака рождения Фиксированная Земля
Противоположный знак Скорпион

Рост, вес и физические данные:

Информация об измерениях Боби недоступна.

Высота НЕТ
Масса НЕТ
Бюст — Талия — Бедра НЕТ
Цвет волос НЕТ
Цвет глаз НЕТ
Размер обуви НЕТ

Ранняя жизнь и семья:

До того, как стать знаменитой, она училась в Ташкентском университете, а затем в Институте психоанализа.Затем она начала свою карьеру в 1990-х, работая в издательском доме «Аванта». Свою первую детскую книгу она опубликовала в 2004 году. Людмила родилась и выросла в Ташкенте, Россия.

Семейная информация
Имя родителей НЕТ
Имя супруга НЕТ
Имя детей НЕТ
Количество детей НЕТ
Имя партнера НЕТ
Родственник (я) Имя НЕТ

Образование:

Университет Н / Д
Колледж Н / Д
Школа Н / Д

Людмила Петрановская Состояние:

Чистый капитал или чистая прибыль Людмилы Петрановской оценивается в диапазоне от 1 до 5 миллионов долларов.Она разбогатела на своей основной карьере психолога.

Собственный капитал От 1 до 5 миллионов долларов
Годовая зарплата Н / Д
Источник дохода Психолог
Статус проверки состояния Не подтвержден

Жив или мертв?

По нашим данным, Людмила еще жива.

Краткая информация:

Вот несколько интересных фактов о Людмиле Петрановской:

* Известна также как постоянный преподаватель лицея «Прямая речь».

Часто задаваемые вопросы (FAQ):


Ссылка: Wiki, StarsNetworths, журналы и газеты.

Людмила Петрановская — биография, состояние, возраст, день рождения, знакомства, Wiki!

Людмила Петрановская чистая стоимость, день рождения, возраст, рост, вес, вики, факт 2020-21! В этой статье мы узнаем, сколько лет Людмиле? С кем сейчас встречается Людмила Петрановская и сколько денег у Людмилы Петрановской?

Людмила Петрановская Профиль
ФИО Людмила Петрановская
Другое ФИО Петрановская, Людмила
Профессия Психолог
Семья Недоступно
Родители Недоступно
Братья и сестры Недоступно
Супруг Недоступно
Дети Недоступно

Людмила Петрановская Биография

Людмила Петрановская — известный психолог, родилась 20 апреля 1967 года в Узбекистане .Российский психолог, педагог и писатель, известный тем, что написал несколько книг о развитии детей, в том числе «Звездный мир в картинках» и «Что делать, если я жду экзамена?». Она также известна своим собственным блогом самопомощи под названием ludmilapsyholog.

По мнению астрологов, знак зодиака Людмилы — Телец. Среди других психологов и авторов из России также есть Наташа Кэмпбелл-Макбрайд и Александр Лурия.

Известна также как постоянный преподаватель лицея «Прямая речь».

Людмила Петрановская Собственный капитал

Людмила — один из богатейших психологов. Людмила внесена в список самых богатых психологов . Согласно нашему анализу Wikipedia, Forbes и Business Insider, собственный капитал Людмилы Петрановской составляет примерно $ 1,5 миллиона .

Людмила Петрановская Собственный капитал и зарплата
Собственный капитал 1,5 миллиона долларов
Заработная плата На рассмотрении
Источник богатства Психолог
Автомобили N / A
Дом Проживание в собственном доме.
Она родилась и выросла в Ташкенте, Россия.

Людмила Петрановская Высота

Рост Людмилы Петрановской Сейчас нет в наличии. Вес Людмилы неизвестен, размеры тела скоро обновятся.
Рост и физические характеристики
Рост Неизвестно
Вес Неизвестно
Размеры тела На рассмотрении
Цвет глаз Недоступно
Цвет волос Недоступно
Размер стопы / обуви Недоступно

Факты и мелочи

Людмила Попала в список самых популярных Психолог .Также вошла в элитный список известные знаменитости рождения Узбекистана года рождения. Она училась в Ташкентском университете, а затем в Институте психоанализа. Затем она начала свою карьеру в 1990-х, работая в издательском доме «Аванта». Свою первую детскую книгу опубликовала в 2004 году.

Людмила Петрановская (психолог) — Обзор, биография

Людмила Петрановская родилась 20 апреля 1967 года в году в Ташкенте, Узбекистан (53 года).Людмила Петрановская — Психолог , знак зодиака: Телец . Гражданство: Узбекистан . Прибл. Собственный капитал: не разглашается .

Общая информация

Известна также как постоянный преподаватель лицея «Прямая речь».