Жизнь с родителями после 30: В свои 30 лет я до сих пор живу с родителями и сейчас объясню, почему не тороплюсь съезжать

почему мы остаемся с родителями, когда нам уже далеко не восемнадцать — Нож

Принять осмысленное решение

По статистике, большинство людей съезжает от родителей в возрасте от 20 до 30 лет.

Что же заставляет 14% взрослых отказаться от привычного концепта нуклеарной семьи и предпочесть ей тихую жизнь наедине с родителями?

Ане (здесь и далее имена героев изменены. — Прим. ред.) 29 лет, почти всю свою жизнь она живет с мамой. Девушка рассказывает, что собственная квартира никогда не была для нее приоритетом: сначала она платила за институт, потом копила на путешествие в Латинскую Америку, сейчас — на учебу за границей. Аня фрилансер и никогда не может быть уверена в своей зарплате. Иногда она чувствует, что могла бы снять квартиру на ближайшие три месяца, но потом бы не вытянула.

К тому же для Ани важно, что дом родителей находится в классном месте в центре. Позволить себе здесь отдельное жилье девушка точно сможет не скоро, а переезжать в другой район ей не хочется: «В последнее время меня клонит в сторону интровертности.

Если я буду жить далеко, то вообще никуда не буду вылезать».

Финансовая ситуация беспокоит 38-летнего Костю. «Лучше жить отдельно, но я бы рассматривал этот вариант, если бы у меня всегда было плюс 40–50 тысяч к зарплате», — считает он.

В последнее время у Кости появились еще и проблемы со здоровьем — это тоже отдаляет его от перспективы жить самостоятельно. В какой-то момент мужчине поставили диагноз «миастения». Это хроническое заболевание, которое ведет к слабости мышечной ткани — пару раз Костю даже временно парализовало. К тому же из-за возраста здоровье стало ухудшаться и у его мамы, и Косте гораздо легче за ней ухаживать, когда он живет с ней вместе.

В этом они очень похожи с Мишей. Ему 57 лет, а маме уже 80 — надеяться ей больше не на кого. Сын во всем помогает ей по хозяйству: оплачивает счета, ходит в магазин.

До того как Миша окончательно переехал к маме, жизнь его побросала: в армии он служил в морской авиации, а после, в 1990-е, поехал по купленному приглашению в США. Там он работал таксистом и кровельщиком. Но однажды, желая отомстить преступникам, которые убили его соотечественника, Миша расстрелял их ресторан из ружья. За это он сел в тюрьму, где его признали буйным и начали колоть успокоительные препараты.

Когда Миша отсидел свой срок, ему ничего не оставалось, кроме как вернуться к маме — с зависимостью от успокоительных и полным отсутствием денег и планов.

«Я рад и тому, что у меня есть своя удобная комната — в тюрьме мне этого не хватало».

Ощущение комфорта очень ценит и 35-летний Алексей. В маминой квартире у него есть полное ощущение того, что он дома. Здесь он может затевать любой ремонт и перестановки.

Ему не нравится жить отдельно: он проверял — съезжал уже трижды. Два раза по работе, а один, экспериментальный, по дружбе. Впрочем, совместное житье продлилось всего три месяца, а потом друзья жутко разругались. Алексей сделал для себя однозначный вывод: «Если есть возможность поддерживать хорошие отношения с родителями, это нужно делать». Для него мама — самый близкий человек, поэтому он не хотел бы терять с ней непосредственный контакт.

Взаимодополняемая пара

Семейный психолог Юлия Макарова предлагает относиться к рассказам героев о жизненных перипетиях объективно: «Эти истории объясняют только то, почему люди в какой-то момент приняли решение вернуться к родителям — но не почему они с ними остались».

Основную причину психолог советует искать в детстве: «Если в браке всё плохо, ребенок вынужден взять на себя некоторые признаки функционирования одного из супругов. Это лишает ребенка детского „места“ в семье: он принимает чью-то сторону, пытается объединить родителей».

Юлия уверена, что в таких ситуациях формируется тяжелая эмоциональная зависимость. Чаще всего, по ее словам, родитель компенсирует неудачный брак за счет близости с ребенком: «Он общается с ним как с равным взрослым, награждает его бонусами, не создает никаких ограничений. Такого ребенка не выпихивают из гнезда — ему это и не нужно. Мир-то опасен, а дома всё хорошо».

У такого комфорта есть цена, и дети не всегда отдают себе в этом отчет.

Такие спокойные отношения были у Ани с мамой: «Есть девочки, которые спят и видят, как бы куда-то сбежать от родителей. У меня никогда не было правил и гиперопеки. Я кайфовала от этого, и все друзья мне завидовали». Аня рассказывает, что возвращалась поздно домой, курила при маме, а в 12 лет ей даже разрешили поехать на концерт в Нижний Новгород вместе с группой «Ария», от которой она тогда фанатела.

У Алексея ситуация похожая: он называет свои отношения с мамой «взаимодополняемыми» и доверительными. У него нет и не было особенных проблем с контролем, но он рассказывает, что дома ведет себя скромно: гости — пожалуйста, разгульные вечеринки с ночевками — лучше не стоит.

В жизни Миши правил со стороны мамы больше, потому что она строгая: контролирует все бытовые моменты, ей приходится говорить о своих перемещениях, с ней нужно всегда советоваться.

Впрочем, Мишу это не задевает: он считает, что сейчас на улицах может случиться всё что угодно, а маме спокойнее, когда он дома, рядом с ней.

Избежать близости

По рассказам наших героев, их дом буквально синоним уюта, комфорта и свободы, но неужели они никогда не хотели променять его на совместную жизнь с партнером?

Например, Аня уверена: «Люди съезжаются, когда есть безумная страсть либо когда понимают, что проверка на прочность пройдена». Девушка вспоминает, что она съехалась только со своим первым парнем — была влюблена. Тогда они жили вместе в бывшей квартире ее бабушки.

Сейчас Аня избегает серьезных шагов: у нее всегда остаются «вопросики» к партнерам после проверки отношений на прочность.

Дома девушка чувствует себя свободнее и не хочет однажды оказаться в подвешенном состоянии, если в отношениях что-то не заладится.

Аня утверждает, что обычно партнеры реагировали на ее решение жить с мамой спокойно: она еще недавно была юной студенткой, поэтому мужчины считали, что это логично. Впрочем, когда девушка отказалась от совместной жизни с последним молодым человеком, он обиделся. Сейчас Аня редко влюбляется и в целом избегает отношений: «Я еще не встретила того, с кем всё было бы настолько серьезно».

В этом ее ситуация похожа на Костину: его нежелание переезжать «упирается в недостаток чувств». Когда у него возникает симпатия, он может ездить к понравившейся девушке в гости, но ни о чем более серьезном речи не идет. По словам Кости, у девушек на первых этапах возникают вопросы по поводу его жизни с мамой, но они отпадают после его рассказов о проблемах с его и маминым здоровьем.

Партнеры Алексея его жилищным условиям не удивляются.

Алексей рассказывает, что его нынешний молодой человек сам живет со своим экс-бойфрендом и его матерью. Предыдущий партнер мужчины жил со своей бывшей девушкой, матерью и братом.

Алексей говорит, что у него никогда не было желания ни с кем съезжаться: «Я за всяческую автономность. Мне 35, я уже привык к своим правилам и определенному образу жизни. Люди, с которыми я встречаюсь, тоже не восемнадцатилетние». Мужчина уверен, что для того, чтобы в его жизни встал вопрос о создании семьи, нужно еще серьезно поработать: «Присмотреться друг к другу и решить, насколько наши автономности хорошо уживаются вместе».

У Миши и вовсе нет таких серьезных размышлений о личной жизни: в Америке у него была семья, но с дочкой он не общается с тех пор, как однажды отказался давать ей денег на машину. С отношениями у Миши сейчас всё в порядке: у него есть подруга, которая в скором времени переедет к нему и его маме и будет следить за ней, пока Миша на работе.

Уйти нельзя остаться

Юлия Макарова убеждена, что жизнь с родителями во взрослом возрасте — это возвращение в детское ресурсное состояние.

«Это психологический санаторий, в котором человек не развивается».

Аня соглашается, что дом — это зона комфорта, которая ее подтормаживает: «Когда я вижу своих подруг, которые переехали, то чувствую, что они сильно повзрослели».

Девушка считает, что в какой-то момент нужно отделяться и съезжать, но пока что она не чувствует социального давления из-за жизни с мамой и особенно не переживает по этому поводу. Сейчас ее бросает из крайности в крайность — от «Надо снимать, крутиться-вертеться и иногда голодать» до «Нет смысла сливать всё накопленное на квартиру, я хочу продолжать учиться». Аня планирует начинать снимать комнату уже где-то вдали от отчего дома.

Алексей, напротив, ощущает сильное стеснение по поводу жизни с мамой: некоторые воспринимают это как «фрикачество». Зато самые близкие друзья его понимают, потому что очень многие сами живут с родителями.

Иногда его посещают мысли о том, что надо пожить в одиночестве, но пока что он ничего для этого не делает: «Если я приду к этому [желанию], то сделаю — не сказать, чтобы меня что-то ограничивало».

Миша тоже вполне доволен своей жизнью с мамой: «Хоть друзей приводи, хоть зарядку делай, хоть интернетом пользуйся, хоть ужинай приготовленной с заботой едой».

Он видит в этом всего несколько минусов: когда мама плохо себя чувствует, ему тоже становится плохо. Еще бывает, что мама его раздражает — Миша даже иногда на нее кричит.

Костя по этому поводу иронизирует: «Родителям стоило меня турнуть в период загулов, кода я не считался с правилами дома». Сейчас с мамой мужчине совершенно комфортно. Костю даже веселят фразы вроде «Я хочу ходить по квартире голым» — у него такого порыва никогда не возникало.

Немного поразмышляв, Костя пришел к выводу: если бы его дети когда-нибудь тоже захотели жить с ним, он бы чувствовал себя вполне нормально.

Психолог Юлия Макарова считает, что отъезд — признак, но не суть сепарации (обособления) от родителей: «Мы переезжаем и женимся, но мама или папа всё равно остаются с нами в паре. В таких случаях мы думаем о том, как понравиться семье, и всё еще находимся с ней в эмоциональной связке».

При этом психолог уверена, что сказать: «Продолжайте жить с родителями, у вас круто получится сепарироваться» — было бы неверно. Некоторым удается, но это редкое везение.

Юлия полагает, что «взрослые дети» не замечают, какие серьезны их проблемы: «Прежде всего, такие люди лукавят в том, что делают, чего хотят. Они всегда сначала смотрят на то, чего хочет мама». Психолог рассказывает, что часто они невольно подстраивают свои убеждения под комфортную жизнь с родителем — например, решают стать чайлдфри и вполне рационально это объясняют.

Однако, по словам специалиста, опасность заключается даже не в этой иллюзии и не в том, что у таких людей чаще всего нет собственной семьи. Главная проблема в том, что «взрослые дети часто уходят из жизни вслед за родителями, потому что так и не создают для себя более важных смыслов».

После 18-20 лет НЕНОРМАЛЬНО жить с родителями | Мама live

Большая часть нашей страны живёт со своими родителями после наступления совершеннолетия. А многие продолжают это делать и после 30 лет. Нормально ли это?

Многие считают, если ты не женат/не замужем, зачем тратить деньги на съем или ипотеку, если можно жить с родителями. Ведь так удобнее и деньги в сохранности. А любимая мама уберёт за тобой кровать, приготовит завтрак. Тебе не надо беспокоится насчёт оплаты коммуналки или распределять деньги на месяц, потому что дома всегда будет что поесть.

Таким образом внешне взрослые люди остаются детьми. Не умеют заботится о себе, не берут ответственность на себя за свою жизнь.

Именно поэтому в крупных городах большего успеха добиваются приезжие. У них нет опоры за спиной, они всегда должны идти вперед, в отличии от взрослых детей.

Что делать, если вы хотите стать взрослым? Съезжайте от родителей. В 18 лет вы вполне самостоятельная личность, чтобы устроиться на работу и позволить себе снять хотя бы комнату. Если другие смогли, то и вы сможете.

Сепарация от родителей.

Сепарация от родителей.

А если вас устраивает жизнь под маминым крылышком, закройте эту статью и продолжайте в том же духе.

Конечно и самим родителям тяжело отпускать своих детей в свободное плавание. Я у родителей одна и в 19 лет я уехала жить к молодому человеку. Мама не хотела считаться с моим мнением и несколько дней мы не разговаривали.

Она до сих пор считает меня маленькой девочкой и при любой возможности зовёт жить к ней. Но я понимаю, что ни к чему хорошему это не приведёт и живу одна.

Хотя бытует мнение, что девушкам, пока они не вышли замуж, нормально жить с родителями. По моему мнению девушки по достижению совершеннолетия так же должны съехать от родителей.

На первых порах вы поможете помочь детям со съёмом жилья или одолжить денег. Но вы не должны держать на коротком поводке своих детей.

Готовьте их к взрослой жизни. В конце концов мы не рожаем детей для себя.

Если вам понравилась статья, поставьте, пожалуйста лайк и подпишитесь на канал!

Читайте так же:
«РСП-разведёнка с прицепом.Каким надо быть мужичком,чтобы опуститься до подобных выражений»
«Как моя жизнь разделилась на «до»и «после» рождения сына»

Молодые россияне не торопятся во взрослую жизнь – Коммерсантъ FM – Коммерсантъ

Российская молодежь становится инфантильнее — многие совершеннолетние юноши и девушки предпочитают до 30 лет жить с родителями. Между тем, последние считают, что их дети должны уже после 18 лет начинать самостоятельную жизнь. По результатам опроса «Левада-центра», такой точки зрения придерживаются больше половины россиян. Почему сложилась такая тенденция? Тему продолжит Владислав Викторов.

Главное преимущество жизни без родителей — это возможность стать самостоятельнее и научится отвечать за свои поступки. Во всяком случае, так считает 65% опрошенных экспертами «Левада-центра» россиян. Другой плюс — это то, что молодой человек сможет быстрее адаптироваться к суровым условиям трудовой жизни. Да и в целом самостоятельность детей положительно влияет на всю семью, как минимум, это помогает избегать конфликтов. Отчасти с этим согласен и многодетный отец, владелец концерна «Россиум» Роман Авдеев. Он готов предоставить полную свободу своим детям, но считает, что главное — не переборщить и не привязываться к конкретному возрасту: «Я полностью поддерживаю эту идею, что дети, как только идут работать, должны жить отдельно, а не с родителями. Я какое-то время жил с родителями после 18 лет, потом отцу дали квартиру, и мы с супругой съехали. Мои дети обязательно должны, как начинают самостоятельно жить, жить одни. Я готов всячески им в этом помогать. Вопрос не 18 лет, ребенок к этому должен быть готов. Мы с ними об этом разговаривали, но, естественно, когда им 10 лет, они на это странно смотрят. А когда им исполняется 16 лет, то это уже вполне конкретные разговоры, и мы все детально обговариваем».

Впрочем, не все родители готовы отпустить своих детей в самостоятельную жизнь сразу после совершеннолетия. Контроль нужен, но умеренный, уверен лидер группы «Несчастный случай» Алексей Кортнев. У него уже есть план — как только сыну исполнится 18 лет, он будет жить отдельно от родителей, но где-нибудь по соседству: «Я точно знаю, что нашего сына Арсения, когда ему исполнится 18 лет, мы отселим от себя, но недалеко, в соседний подъезд, чтобы время от времени была возможность общаться и обращаться за поддержкой друг к другу.

Но мне кажется, что для подавляющего большинства россиян это розовая мечта — жить отдельно от детей после того, как они достигнут 17-18-летия.

На самом деле, они будут жить в одной комнате, в одной квартире до глубокой старости со своими подрастающими детьми».

Эти выводы, кстати, подтверждает и исследование Европейского статистического агентства. Там выяснили, что

в мире формируется устойчивый тренд — жить с родителями до 30 лет. Сейчас почти 70% европейцев в возрасте от 18-ти до 34 лет живет под родительской крышей. Одна из главных причин — мировой финансовый кризис 2008-го: молодежи стало тяжелее оплачивать свое жилье из-за роста цен. Похожая ситуация и в России, отмечает профессор кафедры социологии РХТУ им. Менделеева Геннадий Козырев. Но, по его словам, здесь не обошлось без советского наследия: «Здесь причина двоякая. Прежде всего, это, конечно, квартирный вопрос. К сожалению, у нас еще сильны традиции советского быта. Мы вынуждены были жить с родителями даже тогда, когда не очень хотелось. А второй момент — это инфантилизм самих детей. Наша экономическая ситуация такова, что не создается достаточного количества интересных рабочих мест, куда можно было пойти. Авторитарное государство тяготеет к тому, чтобы было больше подчиненных.

Более шустрые выезжают за границу, менее шустрые идут в охранники и становятся иждивенцами».

И пока тенденция такова, что со временем в развитых странах период взросления будет только увеличиваться. Причина как раз в излишней опеке родителей — многие из них сейчас вкладывают в своих детей больше, чем это было еще пару десятилетий назад. В итоге молодые люди отчасти поэтому не торопятся заводить свою семью, поскольку понимают, что это потребует таких же жертв.

В прошлом году в США родители через суд заставили своего 30-летнего безработного сына съехать из их дома. Они ссылались на то, что молодому человеку не нужен специальный уход или лечение, а значит оснований, чтобы жить с семьей у него нет. В итоге Верховный суд штата Нью-Йорк обязал мужчину переехать.

Жить с родителями: психологи объяснили последствия для зрелых людей

Два плюс один, считая ребенка

62-летняя Алла Ивановна очень переживала, когда ее сын Антон бросил свою жену Катю с трехлетним сыном. Она пыталась вразумить сына, говорила, что ребенку нужен отец, но все было бесполезно.

— Тогда я предложила Кате с внуком жить у себя. Квартира у меня большая, а у Кати крохотная «однушка» на отшибе. Но, главное, ей надо работать, а я на пенсии, с внуком помогу, да и самой веселее.

Катя с благодарностью приняла предложение свекрови, теперь уже бывшей. Тем более что отношения у нее с Аллой Ивановной всегда были прекрасными. Но как только они поселились вместе, свекровь вдруг превратилась в цербера. По словам Кати, едва она устроилась на работу (до этого сидела дома с ребенком), как бабушка принялась ее травить:

— Ревнивицей она оказалась похуже своего сына! — рассказывает Катя. — Стоило мне после работы забежать в магазин и прийти на полчаса позже, она встречала меня надутая, уходила в свою комнату и хлопала дверью. Прямо не говорила, но намекала — мол, пока некоторые «шляются неизвестно где, она, пожилой человек, из сил выбивается». С утра пораньше в выходные она принималась греметь посудой, недовольная, что я долго сплю.

Катя рассказывает, что при любой возможности старалась развлечь бывшую свекровь — водила ее в театр, приглашая на эти часы для Егорки няню. По выходным они втроем гуляли в парке. А в ноябре Катя даже купила путевки в Турцию на троих.

— На отдыхе я услышала, — откровенничает Катя, — что она вещает соседкам по пляжу, как ей тяжело со мной, но она не может бросить внука. И добавляла, что всю жизнь семья держалась только на ней.

Вечером Катя вызвала бывшую свекровь на разговор, сказав, что если ей так тяжело, то они могут уйти в Катину квартиру. Ничего страшного — Егорка пойдет в детский сад.

— Тут Алла Ивановна стала хвататься за сердце, — вспоминает Катя, — и говорить, что в нас с Егоркой — вся ее жизнь. Что «один уже вонзил нож в ее сердце», это про Антона, а теперь последние близкие люди собрались ее бросить одну. Жаловалась, что Антон с самого детства чуть что убегал из дома, что она всем желает только добра… В общем, мне стало стыдно, и я забрала свои слова назад.

Еще какое-то время спустя маленький Егорка встретил маму с работы со словами: «Ну что, нагулялась?!» Катя сказала, что с мамой так разговаривать нельзя, а он ответил, что так всегда говорит бабушка, а она самая старшая и самая добрая. А вскоре Егорка рассказал, что «они с бабушкой были в гостях у папы и у его новой жены тети Риты, она очень красивая и вкусно готовит, не то, что ты».

Через три дня Катя с Егоркой уехали к себе домой — девушка побоялась, что свекровь настроит против нее ребенка. Они вполне справляются. А вот Алла Ивановна очень зла:

— До чего же бывают неблагодарные люди! Я все для нее делала…

Психологи считают «неэкологичным» пребывание под одной крышей в составе «два плюс один», где есть взрослый одинокий человек — особенно если он женского пола.

— Возраст и одиночество усугубляют эгоцентризм, — поясняет кандидат психологических наук Алина Колесова. — Но если пожилой одинокий эгоцентричный мужчина способен абстрагироваться от мира, сосредоточившись на себе любимом (читать, гулять, развлекаться, лечиться и т. д.), то женщине такого типа необходимы живые люди. Благодаря им она чувствует себя нужной, важной, мудрой и пр. Бывшая свекровь Кати и впрямь хотела как лучше, предлагая экс-невестке остаться в своем доме. Но в процессе совместной жизни она руководствовалась не доводами разума, а своими эмоциями. К тому же свекровь, при всей любви к невестке, в глубине души все равно будет тяготеть к сыну — таков закон природы. Она женщина не злая и не глупая, просто эгоцентричная и склонная к манипулированию. Думаю, через какое-то время отношения наладятся. Главное, не повторять ошибку и не оказаться снова под одной крышей.

Согласно психологическим исследованиям, по сходному принципу будут развиваться «сожительства в режиме два плюс один», где одинокая теща живет под одной крышей с семьей дочери, одинокая свекровь с семьей сына и незамужняя сестра с семьей замужней, причем не важно, младшая это сестра или старшая. Причина в том, что одинокая женщина любого возраста, оказавшаяся бок о бок с «нормальной» семьей, больше всего на свете боится себя ощущать лишней.

С кем можно жить в составе «два плюс один». Благоприятными могут быть сожительства «два плюс один», если «третий лишний» в них одинокий мужчина, при условии, что он здоров и у него нормальный характер — например, если семья живет под одной крышей с одиноким тестем, свекром или братом мужа или жены.

— У мужчин меньше потребность подтверждать свою значимость через домочадцев, влияя на их отношения, настроения и обстановку в доме, — считает психолог. — Чаще одинокий мужчина, молодой он или пожилой, живущий бок о бок с полноценной семьей, способен спокойно заниматься своими делами, не обращая внимания на «сожителей» вовсе или помогая им строго «по запросу». Исключения составляют пожилые, нездоровые или очень ревнивые и эгоистичные одинокие домочадцы мужского пола.

Выросший, но не создавший семью ребенок — сын или дочь — может нормально сосуществовать под одной крышей со своими родителями, если они предоставляют ему личное пространство — как моральное, так и физическое.

Сожительство в режиме «один плюс один»

Когда семейная жизнь 32-летней Марины стала рушиться, ее 53-летняя мама помогла ей развестись.

— Для меня это было неожиданностью! — делится Марина. — Мать растила меня одна и все время повторяла, что я должна выйти замуж и беречь семью, потому что для женщины это самое важное. Все можно перенести, лишь бы не стать брошенкой с ребенком, как получилось у нее. Сначала я даже боялась признаться ей, что хочу развестись! Но когда она поняла, что я всерьез настроена на развод, переубеждать не стала, тем более что детей мы с Владом так и не завели.

По словам Марины, мама взяла на себя юридические хлопоты, связанные с разводом, а потом предложила дочери переехать к ней, а вторую квартиру сдать.

— Это было рациональное решение, — признает Марина. — Зачем жить по отдельности, если мы обе остались одни, а лишние деньги никому не помешают. Мама работает, я тоже, а вечерами вдвоем не так тоскливо. Первый месяц мы жили душа в душу. Соскучились друг по другу за те пять лет, которые не жили вместе. Мама вкусно готовила и кормила меня. Долгими вечерами я делилась с ней наболевшим, она мне сочувствовала и вспоминала похожие эпизоды из своей жизни. Я успокоилась, мама тоже говорила, что со мной она будто оттаяла душой. Но все изменилось, когда я встретила Евгения.

Когда Марина в первый раз сообщила маме, что ее пригласили на свидание, та только обрадовалась. Правда, тут же добавила, что «этот Женя может оказаться таким же прохвостом, как и Влад». И чтоб Марина не расстраивалась, если вдруг новый ухажер «пропадет, получив от нее все, что ему нужно».

— Но когда Женя не пропал даже через два месяца, мама вдруг из по-доброму предостерегающей превратилась прямо в какую-то завистливую подружку! Раньше она не говорила ничего подобного. Она вдруг стала намекать на то, что я уже не молода — например, «в твоем возрасте так легкомысленно уже не одеваются». А как-то вообще заявила, что в «моем возрасте нормальные люди уже не думают о гулянках с кавалерами»!

Марина говорит, что ее мама — моложавая, подтянутая женщина, и слышать от нее такое было очень странно. В то же время она стала говорить о себе с дочерью как о подружках. Например, своей подруге сообщила, что «они с Мариной поедут отдыхать со своими девчонками, без старичья», имея в виду компанию дочери.

Когда Марина привела Женю знакомиться, мама встретила его очень тепло, накрыла стол, только, на взгляд дочери, излишне кокетничала:

— Она вела себя не как мать невесты, а как интересная женщина, еще не сошедшая с любовной дистанции. Приставала к Жене с расспросами, идет ли ей блондинистый цвет волос, и все время рассказывала истории из своей бурной молодости, заливисто хохоча. Я впервые видела маму такой! Женя потом сказал мне, что моя мама в молодости, видно, была изрядной кокеткой. Но я ее такой не помню.

А через некоторое мать стала все время твердить дочери, что Женя ей не пара, что нельзя связывать свою жизнь с человеком, который не нравится твоей матери…

Отношение к Жене тоже резко изменилось: когда тот приходил в гости, она холодно встречала его, демонстративно уходила в другую комнату, отказывалась выйти даже к столу.

И вот теперь Марина не понимает: почему так получилось?

— Мать Марины — из тех женщин, которые с возрастом начинают панически бояться подступающей старости, — поясняет Алина Колесова. — Чаще это случается с разведенными или овдовевшими женщинами. Им страшно понимать, что их активная жизнь в прошлом, а страшнее всего — стать не нужными своим детям. Но постепенно к принятию своего возраста так или иначе приходят почти все. Вот только раздражитель в виде дочери, живущей рядом и ставшей практически подружкой-ровесницей, а потом продемонстрировавшей, что они отнюдь не ровесницы, сильно нарушил психологическое равновесие мамы Марины…

По мнению психологов, по сходному принципу будут развиваться «сожительства в режиме один плюс один», в составе которых есть одинокая женщина, существенно старше своего «сожителя» — например, мать и сын, сестры разного возраста и пр.

— Разница лишь в том, что если под крылом старшей женщины оказывается «сожитель» мужского пола (сын, младший брат), она станет препятствовать устроению его личной жизни, нападая на его избранниц, — говорит психолог. — А если дочь или младшая сестра, то старшая станет клевать младшую, чтобы та не чувствовала себя достойной союза с «нормальным» мужчиной. Важно, что, за редким исключением, делается это неосознанно, матери и старшие сестры абсолютно уверены, что желают младшим только добра. Так оно и есть, только при этом они считают, что самое большое «добро» для ребенка или младшенького, сколько бы лет им ни было, — это всегда оставаться у них под боком.

С кем можно жить в составе «один плюс один». Помимо нежных парочек, любящих супругов и матерей с маленькими детьми благоприятными, по мнению психологов, могут быть сожительства «один плюс один», где старший и одинокий — мужчина. К примеру, отец с дочерью, отец с сыном, старший брат с сестрой или братом намного моложе себя.

Также высокие шансы на выживание имеют союзы «один плюс один», где двое в примерно равных возрастных, социальных и материальных условиях. Например, братья и сестры без существенной разницы в возрасте или двое друзей (подруг), снимающих одну квартиру на двоих.

— Мужчин, тем более взрослых и умных, не пугает перспектива выпасть из семейных коллизий, они не чувствуют себя от этого ненужными, — поясняет психолог. — Живущий вдвоем с взрослым сыном одинокий отец, к примеру, тоже может начать кокетничать с подружками сына, но это не будет носить разрушительного характера, как в случае с матерью и кавалерами дочери. То же самое относится к старшим одиноким братьям по отношению к подружкам их младших братьев. Одинокий отец, живущий вдвоем с незамужней дочерью, может как раз демонстрировать по отношению к ее кавалерам напускную строгость. Но и за этим, если его здоровье и психика в норме, не стоит желания оставить дочь навсегда при себе. Причина в том, что самооценка зрелого мужчины не зависит от его места в семейной схеме. А когда в режиме «один плюс один» добровольно сожительствуют примерно равные по статусу и возрасту люди (друзья/подруги, коллеги, братья/сестры), каждый из них чаще всего занят собственной жизнью и интересами, и вмешиваться в дела «сожителя» обоим просто некогда и незачем.

ххх

Специалисты уверены, что приведенные ниже простые правила общежития помогут всем вольным и невольным сожителям:

1. Сходитесь двое на двое! При наличии доброй воли с обеих сторон мирными могут быть любые сожительства «два на два» — например, родители и дочь с мужем или сын с женой. При желании всегда можно нивелировать разногласия свекрови и невестки, если у обеих рядом мужья, и тестя и зятя, если оба при женах. Если в родительской семье остаются взрослые дети, им необходимо предоставить личное пространство во всех смыслах — возможность побыть в одиночестве и право распоряжаться своей жизнью.

2. Избегайте треугольников! Основной залог успешного «общежития» — отсутствие семейных треугольников, в которых кто-то один обязательно ощущает себя лишним. А если это женщина, то добра точно не жди! Если с семьей живет одинокая бабушка, поручите ей воспитание внуков и подчеркните, что вы всецело доверяете ее опыту и мудрости, чтобы она чувствовала себя нужной. Если детей у вас нет, заведите ей собаку, кошку или компаньонку, лишь бы ей не было одиноко.

3. Подкидывайте пищу для размышления! Этот способ подойдет интеллектуальным одиноким бабушкам, за плечами которых активная общественная жизнь, а также всем одиноким дедушкам, живущим при молодой семье. Часто после определенного возраста людям просто жизненно необходимо решать чужие проблемы, особенно если нет своих, — вспомним приподъездных бабушек-сплетниц или дедушек, спорящих с телевизором и строчащих жалобы в давно не существующий партком. Иногда молодым стоит нарочно придумать себе трудность и попросить совета у неравнодушного пожилого домочадца, пусть обсуждает себе на радость, чувствуя себя мозговым центром семьи.

4. Учитесь властвовать собою! Важно и ваше собственное психологическое состояние, ведь мы всегда получаем от окружающих ответ на посыл, который даем им сами. Если вас доводит один из домочадцев, значит, вы каким-то образом это ему позволяете. Первым делом надо мысленно простить все обиды: домочадца — за то, что портил вам жизнь, а себя — за то, что гневались на этого домочадца. Обнулив таким образом ваши взаимоотношения, создайте дистанцию между собой и обидчиком. Если физическая дистанция невозможна, создайте психологическую. Представьте, что на вас стеклянный скафандр и вы летите в нем в космос. Помните, что космонавт в скафандре физически не способен бурно реагировать на каждого комара, который бьется от стекло его шлема.

Я не могу общаться с матерью и ненавижу себя за это. Как живут люди с комплексом вины

Источник: Сноб (snob.ru), Москва, 6 сентября 2020

Чувство вины знакомо каждому. Но как жить, когда оно становится деструктивным и приобретает патологические формы? Люди с синдромом вины рассказали «Снобу», кто в детстве навязал им это ощущение и как оно осложнило их взрослую жизнь.

История Александры

Мне лет пять, сестре около трех. Мы балуемся. У мамы не получается нас успокоить, поэтому она ложится на диван, закатывает глаза и просит позвать соседку: «Я умираю!» Мы верим ей (мама сильно болела, мучилась астматическими приступами удушья и все мое раннее детство лежала в больницах), плача, обещаем слушаться, и просим: «Только, пожалуйста, мамочка, не умирай!» С тех пор я очень боюсь смерти и часто о ней думаю.

Я поздний ребенок. Моя мама выросла в консервативной семье. Она с детства внушала нам с сестрой, что добрачный секс — плохо, девушки, потерявшие невинность до свадьбы, — проститутки, а сам секс — грязь и мерзость и нужен только для рождения детей. Думаю, эти взгляды объясняются еще и тем, что она вышла замуж за нелюбимого человека, который был сильно старше ее. Это был своеобразный брак по расчету: матери нужно было зацепиться в большом городе, а отцу, для которого это был второй брак, была нужна бесплатная домработница. Когда, будучи подростком, я делилась с мамой своими любовными переживаниями и неудачами, она могла назвать меня идиоткой и сказать, что я сама виновата, потому что приличные девочки за мальчиками не бегают. Вместо поддержки и слов утешения я слышала только обвинения и упреки. При этом я не могу сказать, что чувствовала себя нелюбимой или недооцененной во всем остальном.

До 18 лет матери удавалось держать меня в ежовых рукавицах. Потом я начала «бунтовать»: перекрасила волосы в черный и сделала пирсинг. Отношений у меня по-прежнему не было. Мама постоянно контролировала, где я и с кем. Невинности я лишилась за два месяца до своего двадцатилетия. Мама уехала отдыхать к сестре, и я могла гулять допоздна с кем хочу. Отец относился к этому спокойно. Это был секс ради секса. Природа начала брать свое в 16 лет, но как-то возможности не было. А тут я просто переспала с парнем, которого знала пару недель. Помню, первой моей мыслью было: «Теперь меня никто не возьмет замуж».

С тех пор каждый раз, вступая в отношения или занимаясь сексом с новым партнером, я чувствую себя виноватой. Меня беспокоит, что они подумают обо мне плохо, хотя они и не думают. Я не хочу, чтобы они считали меня шлюхой. Эта установка, вбитая мне в голову еще в детстве, не дает мне спокойно жить, хотя мозгом я понимаю, что все это глупости.

Когда мать узнала, что я не «девочка», она сказала, что разочарована, что я ее опозорила: «Ты совершила “ошибку”, надеюсь, “ошибаться” (читай: заниматься с кем-то сексом до брака) снова не будешь». До сих пор, когда мы ссоримся, она иногда может назвать меня проституткой только за то, что у меня было больше одного партнера, да еще и до брака. При этом секс в моей жизни случался нечасто, и я никогда не изменяла постоянному партнеру, даже если спала с ним пару раз в год, до полного разрыва отношений. Ну вот, я опять начинаю оправдываться…

Сильное чувство вины повлияло не только на мою сексуальную жизнь. Мама, привыкшая жить нашей с сестрой жизнью, так и не смирилась с тем, что мы выросли. Когда в 25 лет моя сестра решила жить отдельно и съехала, мать со слезами на глазах обвиняла ее в неблагодарности, в том, что она «бросила на произвол судьбы пожилых родителей» и т. п. Отец, надо сказать, воспринял переезд дочери как само собой разумеющееся и не делал из этого трагедии. Я съехать так и не смогла. Чувство вины, любовь к родителям и ощущение того, что семья важнее всего, взяли надо мной верх, хотя я и понимаю, что съехать — не значит бросить. Ну и родители у меня действительно пожилые, я немного помогаю им финансово (что также не дает мне снимать жилье) и выполняю разную мелкую работу по дому: от хождения за продуктами в магазин и записи в поликлинику до прибивания полочек и починки ноутбука.

Все было бы нормально, но мать до сих пор пытается меня контролировать и лезть в мою личную жизнь («Хорошие девочки так себя не ведут!» — «Мама, я взрослая женщина! Хватит разговаривать со мной как с маленькой!»). Я пытаюсь отстаивать свои границы и учусь говорить «нет». Часто это заканчивается ссорой. Я срываюсь и ору матом, что меня все *** [достало], что я так больше не могу. Если мама проезжается по больному, могу ее послать. Раньше я всегда молчала, терпела ее оскорбления, но потом мне надоело. В ответ слышу, что я не имею права ее оскорблять, а она может это делать, потому что это она меня родила, а не наоборот. За эти срывы я потом очень себя виню. А мама начинает рассказывать подругам, что дети неблагодарные и не нужно им посвящать свою жизнь.

В последнее время я много плачу и думаю, что лучше бы я переехала. «Ну и съезжай! — говорит она, а потом почти сразу: — И ты туда же! Да я на вас всю жизнь положила, ночами не спала!» К слову, мать до сих пор безуспешно пытается вернуть мою сестру в отчий дом, пробуя повлиять на нее через родителей подруги, с которой сестра снимает квартиру. Мои разговоры на тему, что сестра давно уже взрослая, самостоятельная, независимая и не нужно вмешиваться в ее жизнь, приводят только к одной реакции: «Я не вмешиваюсь! И вообще, я мать, я знаю, как лучше. Она должна жить дома. Вот когда замуж выйдет, пусть делает что хочет».

Мама, в силу обстоятельств, так и не подала «стакан воды» своей матери. За лежачей бабушкой, которая жила в другой стране, много лет ухаживала моя тетя. Она так и не устроила свою жизнь. Иногда мне кажется, что со мной будет так же и что я освобожусь, только когда мамы не станет. Я ненавижу себя за эту мысль. И очень боюсь этого момента: я люблю родителей и не хочу их терять.

Все эти выяснения отношений и грызущее чувство вины отнимают очень много энергии, поэтому я стараюсь не выходить из комнаты и свести общение с мамой к минимуму, а это сложно — мы же живем в одном доме. Ну и, конечно, потом мать начинает обижаться, что я с ней мало общаюсь, а я опять начинаю терзаться чувством вины. И так по кругу.

Вероника Тимошенко, психолог Семейного центра «Отрадное»:

Многие психологи считают, что причиной ощущения вины у взрослых является строгое или даже жесткое воспитание, которое не учитывает потребности ребенка. Мать Александры использовала манипулятивные приемы, внушала девочке, что та обязана оправдывать ее ожидания, часто идеалистические. Чувство вины, навязанное девочке, использовалось как рычаг влияния на ребенка.

Человек, выросший в такой семье, как бы проживает не свою жизнь. Комплекс вины заставляет его постоянно угождать родительской воле. Он испытывает страх перед выбором: выбирает, кем быть, с кем жить, как себя вести, не самостоятельно, а с оглядкой на родителей. При этом ему кажется, что он недостаточно хорош в своем деле, в своих отношениях с партнером, детьми, друзьями. Чувство вины мучительно и доставляет огромный дискомфорт, который не дает чувствовать себя счастливым.

История Марьяны

Мама всю жизнь говорила мне, что я какая-то неправильная, что я ни с чем не справлюсь и ни на что не способна. Я ей верила и с детства жила с ощущением тревожности, думая, что так живут все. Только в прошлом году, когда из-за панических атак я обратилась за помощью к психотерапевту, у меня начали открываться глаза.

Мама с детства меня стыдила и винила во всем. Помню, однажды поздно вечером я, маленькая, проснулась и не нашла маму рядом. Я очень испугалась и, громко рыдая «Мама! Мама!», выбежала на крыльцо. Тут она появилась и, вместо того чтобы меня успокоить, начала орать, что мне должно быть стыдно, что я позорю ее перед соседями, такая большая — пугаюсь! Еще случай. Мы с мамой поздно возвращались домой. Идти было далеко, и нас взялись подвезти какие-то солдаты. Их было трое. Мама, тревожный человек, напридумывала себе что-то и начала плакать. Может, боялась ехать одна с тремя мужчинами. (Позже она рассказывала подруге, что не знает, что на нее тогда нашло.) Я испугалась и, не понимая, почему мама рыдает, тоже начала реветь. В итоге нас высадили на обочине. Мама начала кричать, что это сделали из-за меня и не надо было мне плакать. И таких ситуаций, когда меня делали виноватой, было много.

Вообще, мне кажется, что мы с младшим братом для мамы были чем-то вроде кошек: если мама была в хорошем настроении, могла погладить по голове, если в плохом — нам не стоило путаться у нее под ногами. У мамы была присказка, которой она пугала нас с братом, если мы не слушались: «Вы еще ко мне подскочите». Услышав это, мы кидались делать все. Правда, она нас не била. Бил наш отец-алкоголик — я до смерти его боялась. Мама это знала, но ничего не делала — ей плохо даются любовь и поддержка. Поэтому с детства я старалась быть максимально удобной для родителей: тихо сидеть, мало разговаривать, лишний раз ничего не просить, лишь бы они не сердились. Я считала, что так они будут меня больше любить и меньше ругать.

Через несколько лет мать развелась с отцом и частенько говорила нам с братом: «Если вам что-то не нравится, живите с ним». У меня было ощущение, что маме все равно, есть мы или нет. После развода мне ее ужасно не хватало: она много работала и практически все свободное время проводила с подругами. На фоне пережитого стресса в 16 лет у меня развились социофобия и обсессивно-компульсивное расстройство, позднее — генерализованное тревожное расстройство. Мы с психотерапевтом до сих пор работаем над этим.

Я поступила в университет, но позже бросила учебу из-за накрывшей меня на третьей сессии депрессии. Мама тогда как раз начала намекать, что не знает, чем платить дальше за обучение. А я уже была так вымотана, что в каком-то смысле решила сделать ей «одолжение», бросив все. Я думала, что недостаточно умна, чтобы учиться в университете, и мне нужно идти работать продавцом, как мама. Хотя все предыдущие сессии я сдавала успешно. После этого мама постоянно говорила мне, что я неудачница, что теперь у меня единственный выход — найти богатого мужа и жить за его счет, потому что толку от меня все равно никакого. Манипуляции, вранье, сарказм, обесценивание, критика и постоянное убеждение в том, что я беспомощная, подавались как забота обо мне. Поэтому я долго идеализировала маму и верила, что проблема исключительно во мне, что во всем виновата я. Доходило даже до мыслей о самоубийстве — таким скверным и никчемным человеком я себя чувствовала.

Я прожила с матерью еще лет десять — не было финансовой возможности съехать. Постоянные крики, скандалы, «ты живешь в моем доме, поэтому делай так, как я тебе говорю». Очень тяжело жить с человеком, который вечно всем недоволен и всех критикует. В 28 лет я съехала и наконец смогла выдохнуть. Мой брат, который младше меня на два года, до сих пор живет с мамой и не собирается съезжать. Он считает ее спасительницей, которая увезла нас от агрессивного отца-алкоголика. Думаю, брат подсознательно считает, что, пока он живет с матерью, с ним все будет в порядке.

С переездом тревога и депрессия никуда не ушли. Каждый раз, когда мы встречались с мамой, настроение портилось: меня словно бы откидывало назад, в прошлое, где меня ни во что не ставили и постоянно попрекали. Когда я говорила, как было бы здорово уехать жить в другой город или страну, она говорила, мне, что я не справлюсь и пропаду, да и вообще, как я могу мать родную оставить. Если я что-то не хотела для нее сделать, она говорила: «Ну, как же так, ты родной матери отказываешь?» И я снова чувствовала себя виноватой.

Пару лет назад к моей тревожности и депрессии прибавились панические атаки. Помню, в одну из ночей, когда меня накрыло, я позвонила маме и попросила поговорить со мной, потому что мне было очень страшно и казалось, что я умираю. Мама только раздраженно сказала, что я выбрала не самое удобное время для звонка, потому что ей завтра рано вставать на работу, и я сама должна справиться со своими проблемами. Больше я за помощью к ней не обращалась и наконец обратилась к психотерапевту. Он помог мне избавиться от панических атак и понять, что я не обязана поддерживать отношения с людьми, от общения с которыми мне плохо, даже если это мои родственники. Я поняла, что все это время не разрывала связь с мамой только из чувства долга, и в итоге прекратила общение. Но иногда я думаю, что ошиблась, что мне все это показалось, что вдруг мы с терапевтом не правы и своим решением я нарушаю вековые общественные устои. Мой внутренний ребенок до сих пор боится маму, от которой зависел в детстве.

Вероника Тимошенко, психолог Семейного центра «Отрадное»:

Марьяна выросла в дисфункциональной семье с зависимыми и созависимыми родственниками, а ее мать была эмоционально нестабильна. В таких семьях не соблюдаются личностные границы, нет уважения к друг другу и к детям, а у детей нет ощущения безопасности. Ребенку, чтобы выжить, приходится подстраиваться под взрослого, выполняя его эмоциональные запросы. Впоследствии эта стратегия не дает личности проявить себя и жить полноценной жизнью и может стать причиной различных расстройств.

История Сергея

Мой папа вырос без отца. Его мать работала кондуктором. Денег, чтобы поднять на ноги двоих детей, едва хватало. Отец рано узнал, что такое ответственность и самостоятельность. Хотя мы играли с ним в футбол, ходили на рыбалку, он не участвовал в моем непосредственном воспитании и никогда не давал советов, которые так нужны мальчику, — например, что делать, если начинается драка.

Моя мать — младший ребенок в многодетной деревенской семье. Ее детство тоже нельзя назвать счастливым: ей приходилось много хлопотать по хозяйству, а мой дед, выпив, иногда бегал за ней с топором забавы ради. После школы мать перебралась в город и выучилась на педагога. Она относилась ко мне не как к сыну, а как к ученику, плюс очень опекала меня. Мать постоянно ругала меня за оценки ниже пятерки, даже если это была пятерка с минусом, сравнивала меня с другими детьми и с собой: «Я училась на пятерки, ты тоже должен так учиться!» При этом за отличные оценки меня не хвалили, потому что получить пять — «нормально», «так и должно быть». Или вот еще показательный пример ее отношения ко мне. Когда мне было лет 5–6, я играл во дворе с пацанами: меня кинули в сугроб и навалились сверху, а я чуть не задохнулся, так как был самым мелким. Испуганный и зареванный, я вернулся домой и матюгнулся с порога на пацанов. За это мне тут же прилетело рукой по губам от матери, потому что я не должен ругаться. Почему я плачу, мать абсолютно не интересовало.

Когда мне было 12, родители взяли ипотеку — чтобы ее выплачивать, отец работал до поздней ночи. Примерно в этот же период мы забрали к себе парализованную бабушку, у которой начался маразм. Все это негативно сказалось на семейном психоэмоциональном фоне. После уроков я вынужден был сидеть дома и ухаживать за бабушкой. Я стал хуже учиться. Мои попытки оправдаться перед матерью ни к чему хорошему не приводили: в ответ на мои аргументы вроде «есть дети, которые учатся хуже» она лицемерно парировала «меня они не волнуют», хотя мать часто сравнивала меня с теми, кто учится лучше. Во время этих ссор я иногда слышал от матери «Вот некоторые в детском доме вообще без родителей живут, поэтому ты должен быть счастлив!» Я не понимал, почему она так со мной себя ведет, и в какой-то момент начал чувствовать себя нежеланным ребенком (позднее я предъявлял за это родителям претензии, пытаясь вызвать у них чувство вины — использовал против них их же методы). К тому же отец иногда, без зла или намерения причинить мне боль, рассказывал, что еще до женитьбы, в другом городе, у него хорошо складывалась работа ученого и он жалеет, что ему по семейным обстоятельствам пришлось все бросить и вернуться домой. Мое сознание извращало эту историю до мысли: «Раз он жалеет, что вернулся — значит, жалеет, что семью завел, что я родился».

К 16 годам я заработал депрессивное расстройство. Попытки словесно оправдать себя, избавиться от чувства вины, доказать, что я нормальный, ни к чему не приводили, а только усугубляли ситуацию, и я начал себя калечить. Физическая боль отвлекала от душевной и давала высвободиться эмоциям. В порыве злости, отчаяния, истерики я мог набить ручкой гематому на лбу и исколоть себе руку ножом. У матери тут же включался «материнский инстинкт», и она оставляла свои нападки. Получается, я становился тем, кто манипулирует и вызывает чувство вины. Мы менялись ролями.

В 23 года депрессия достигла пика: я потерял сон, не ощущал вкуса еды, вставал с ощущением, что на голову положили кирпич, и думал о суициде («Нет человека — нет проблемы»). Хорошие друзья отправили меня к психиатру. Сеансы психотерапии помогли мне вернуться в относительную норму, восстановиться физически и изменить отношение к ситуации. Однако я не могу сказать, что решил все свои проблемы.

Мое критическое состояние повлияло на отношения с родителями. С отцом я общаюсь нормально, поскольку к нему у меня меньше претензий. С матерью — когда как. Хотя у нас и были долгие беседы про прощение друг друга, ее привычка при любой ссоре вспоминать события 10–15-летней давности вызывает у меня острую ответную реакцию. Мы все еще периодически бросаемся друг в друга желчью, просто сейчас в конфликте доминирую я (при этом я не желаю родителям зла). Это абсолютно никому не идет на пользу, поэтому я решил отстраниться и свести контакты к минимуму. Когда я переехал от родителей, жить мне стало значительно легче.

Вероника Тимошенко, психолог Семейного центра «Отрадное»:

Мать Сергея была эмоционально холодна и дистанцировалась от ребенка. Помимо чувства вины навязала ему комплекс отличника.
Патологические размеры и формы чувство вины начинает принимать тогда, когда человек занимается постоянным самобичеванием, не верит в свои силы, становится обидчивым, отказывается думать и мечтать о будущем. Чтобы избавиться от этого деструктивного чувства, человеку нужно признать, что оно приобрело у него патологическую форму, и пойти на прием к специалисту. Потому что, как правило, самостоятельно принять постулаты, что никто не обязан соответствовать ожиданиям других, что у каждой личности есть свои границы, что каждая личность цельная и ценна сама по себе, посмотреть на ситуацию с разных углов, человек с комплексом вины не может.

Комплекс вины идет рука об руку с понятием долженствования. Есть расхожее понятие «никто никому ничего не должен». Оно может звучать спорно. Но попробуйте заменить слово «должен» на слово «хочу», и тогда ваши действия и ваша жизнь приобретут совсем другой смысл: я помогаю близким не потому, что должен, а потому что люблю их и хочу помочь. Чувствуете разницу?

Не стоит винить родителей и свое тяжелое детство в своих собственных уже взрослых проблемах и неудачах. Постарайтесь стать своему внутреннему ребенку лучшим родителем. Ваша жизнь в ваших руках.

Что такое комплекс вины и как от него избавиться

Ирина Кутянова, психолог Семейного центра «Печатники»:

Чувство вины — гипертрофированное чувство ответственности, оно может быть как рациональным, так и нерациональным. Нерациональное чувство вины возникает, когда на ребенка возлагают несоразмерную его возрасту ответственность (как в третьей истории), требуют и ожидают от него слишком многого. Ребенок не справляется и чувствует себя виноватым.

Во всех историях дети были нежеланны или рождены не в любви — и в этом изначально корень проблемы. То есть формирование комплекса вины началось еще до появления этих детей на свет. Такие дети всячески пытаются заслужить любовь родителей, но при этом считают, что недостойны быть счастливыми. Они стараются быть удобными, сначала для родителей, а в дальнейшем и для окружающих.

Нежеланным или рожденным не в любви детям родители бессознательно транслируют негативные установки на жизнь: не люби, не живи, не будь счастливым. Например, в первой истории мама на подсознательном уровне считала, что пошла на несчастливый брак, поэтому и дочь не имеет права быть счастливой и должна следовать по ее пути, а ее собственные желания — это плохо и греховно. В таких семьях существует проблема эмоционального слияния, отсутствия границ, ребенок воспринимается не как отдельная личность, а как собственность родителей.

Поэтому, чтобы преодолеть комплекс вины, человеку нужно работать с выстраиванием личностных границ, понимать, когда он действует под влиянием собственных эмоций, а когда — под влиянием чужих, повышать свою ценность и значимость и дать себе разрешение на то, чтобы жить, любить и быть счастливым человеком. Для людей с комплексом вины важно работать с высвобождением эмоций, хотя осознавать свою нежеланность и травматичное детство для них будет очень болезненно. Им важно отделиться от родителей, прежде всего эмоционально. Иногда необходимо физическое разделение: съехать и не позволять родителям вмешиваться в свою жизнь. Когда это происходит, чувство вины ослабевает и отношения выравниваются.

Однако таким родителям не просто отпустить своих детей. Когда дети вырастают, родителям становится страшно, что они станут ненужными. Тогда начинаются манипуляции: например, маме вдруг становится плохо, когда сын собирается на свидание или как-то пытается устроить свою личную жизнь. Родители начинают нагружать детей ответственностью и напоминать о неоплатном долге. Хотя забота о родителях заложена в нашей культуре, жизнь направлена на движение вперед: дети отдают «долг» своим детям. Ребенку, выросшему без родительской любви, сложно возвращать ее родителям. Он делает что-то для родителей вымученно, из гипертрофированного чувства вины и долга, а не из любви. Когда же ребенок растет в любви, он возвращает не «долг», а заботу, по собственному желанию.

Мне 30, а родители разводятся

«Если дети вырастают в полной семье, это означает, что совместная жизнь их родителей длилась 20, 25, а то и 30 лет подряд, — напоминает психиатр и семейный психотерапевт Серж Эфез (Serge Hefez). — Столь долгий союз представляется незыблемым, как само мироздание. Он сопровождает жизнь с самого детства. Он — основа основ. И нам просто необходимо знать, что она прочна. Когда родители разводятся, стабильности больше нет, мир буквально рушится». Для Галины, 35 лет, расставание мамы с папой три года назад стало громом среди ясного неба: «Они всегда были неразлучны, вообще не ссорились. Я лишилась главной иллюзии — что родители вечно будут вместе». Надо сказать, что обратная ситуация, как, например, у Риты, чье детство было не самым радужным из-за жестокого и скандального отца-алкоголика, мало что упрощает.

«Даже если родители часто ссорились, — говорит Серж Эфез, — их союз представляется нерушимым, несмотря на конфликты».

Риту действительно долго не покидало чувство неприкаянности: «Я думала: если уж мой отец ушел, я больше ни одному мужчине не смогу доверять. Как будто все, чем я дорожила: доверие, любовь, поддержка, мгновенно обесценилось».

Страдания взрослых детей не всегда выражаются напрямую. «Я помню случай из своей практики, — говорит директор исследовательского центра семейных проблем в Тулузе Жослин Дахан (Jocelyne Dahan). — Разводилась 70-летняя пара. Их 40-летние дети, сами родители, были в полной прострации: «Это невероятно, как вы могли с нами так поступить!» Маскируя боль, «большие» дети часто прикрываются интересами своих детей. «Я не знала, как подготовить дочь к этому разводу, — объясняет 36-летняя Яна. — Мои родители живут за городом, она и так видела их нечасто. А с тех пор как они год назад развелись, мы больше не ездим к бабушке и дедушке, потому что они живут отдельно, и моя девочка разрывается между ними. Я бы, конечно, очень хотела, чтобы все оставалось по-прежнему». В общем, приходится отказываться не только от образа благополучной родительской пары, но и забывать о добрых дедушке и бабушке, в чьем гостеприимном доме собирается вся семья.

«Рождение ребенка сближает с родителями, потому что семья становится трехмерной, — отмечает Серж Эфез. — И именно третье, старшее, поколение — важный гарант стабильности. При разводе вся пирамида рушится, что и порождает ощущение полной растерянности».

Гнев — одно из самых распространенных чувств по отношению к неблагополучным родителям. «Если бы мне не пришлось бесконечно решать их проблемы, я бы могла гораздо больше успеть в жизни, — уверена Наталья. — А так я ни на минуту не могла от них отключиться, это все равно что иметь ребенка-инвалида».

СНОВА ЗАМУЖ?

У мужчин на 23% больше шансов снова создать семью после развода, чем у женщин. А с возрастом разрыв все больше увеличивается. Одиноких женщин между 60 и 64 годами в Европе в два раза больше, чем одиноких мужчин. А с 75 лет их уже в четыре раза больше, чем мужчин. Этому есть несколько объяснений: конечно, прежде всего большая продолжительность жизни женщин, а также то, что мужчины снова вступают в брак с женщиной своего возраста или, что чаще, с более молодой, а это расширяет возможности для поиска.

Что нового ждет школьников, учителей и родителей с 1 января 2021 года

Продление санитарных мер в школах из-за COVID-19, новый порядок приема детей в первый класс, отметка «зачет» в школьных аттестатах, запрет на использование мобильников для обучения. «Российская газета» собрала самые важные документы, которые в 2021 году повлияют на жизнь школьников, учителей и родителей.

 

Запись в первый класс — с 1 апреля

Министерство просвещения обновило порядок приема детей в школы. Главная новинка — теперь прием в первый класс ребят, которые по прописке прикреплены к той или иной школе, будет начинаться 1 апреля. Заканчиваться запись в первый класс будет 30 июня текущего года.

А вот если ребенок живет не на «участке» школы, то приносить заявление родителям будущих первоклассников нужно с 6 июля. Прием будет идти до заполнения свободных мест, но не позднее 5 сентября. В приеме государственная школа может отказать только в случае, если свободные места закончились. В этом случае местные органы управления образованием должны помочь родителям устроить ребенка в другую школу.

В документе также прописано приоритетное право зачисления детей в ту же школу, где уже учатся их братья и сестры.

В школьных аттестатах появится оценка «зачет»

Минпросвещения утвердило новый порядок заполнения, учета и выдачи аттестатов об основном общем и среднем общем образовании. Он вступает в силу 1 января 2021 года и действует до 1 января 2027 года.

— По учебным предметам «Изобразительное искусство», «Музыка» и «Физическая культура» допускается указание отметки «Зачтено», — говорится в документе.

Что еще важного в нем прописано? Бланки титула аттестата и приложения к нему заполняются в том числе с использованием компьютерного модуля, позволяющего генерировать двумерный матричный штриховой код (QR-код).

Мобильники — не для учебы

Роспотребнадзор утвердил новые требования к работе школ, детских садов, лагерей и других детских учреждений. Новые санитарные правила СП 2.4. 3648-20 будут действовать с 1 января 2021 года по 1 января 2027 года.

В документе детально прописаны очень многие аспекты школьной жизни. Так, занятия должны начинаться не ранее 8 часов утра. Проведение «нулевых» уроков и обучение в три смены не допускается. Занятия второй смены должны заканчиваться не позднее 19 часов. Продолжительность перемен между уроками — не менее 10 минут. После второго или третьего урока должна быть большая перемена — 20-30 минут. (Можно сделать две больших перемены). Особо подчеркивается, что организация профильного обучения в 10-11 классах не должна приводить к увеличению нагрузки.

Кроме того, санитарные правила устанавливают требования к образовательному процессу с применением электронных средств обучения. Например, диагональ интерактивной доски должна составлять не менее 165,1 см. Минимальная диагональ для монитора компьютера или ноутбука — не менее 39,6 см, для планшета — 26,6 см. Использование мониторов на основе электронно-лучевых трубок в образовательных организациях не допускается.

Общая продолжительность использования электронных средств обучения на уроке не должна превышать 35 минут.

Также при организации работы школ предусмотрены физкультминутки, гимнастика для глаз, контроль за осанкой детей — в том числе во время письма, рисования, использования электронных средств.

Очень важный пункт касается использования мобильников для обучения: «Для образовательных целей мобильные средства связи не используются». Почему? На этот вопрос «Российской газете» ответили в Роспотребнадзоре

— Мобильные средства связи имеют чаще всего маленький размер экрана, это влечет за собой напряжение органов зрения и нарушение осанки, поэтому мобильные телефоны нельзя использовать во время урока вместо компьютера или планшета, — рассказали «РГ» в пресс-службе ведомства.

Что еще прописано в новых санпинах? В начальных классах при использовании ноутбука нужно использовать дополнительную клавиатуру. При использовании электронных средств обучения рабочее место должно обеспечивать ребенку зрительную дистанцию до экрана не менее 50 см. Планшеты нужно размещать на столах с наклоном в 30 градусов. Наушники можно использовать непрерывно не более часа: громкость — не более 60% от максимальной. Электронное оборудование необходимо ежедневно дезинфицировать.

— При реализации образовательных программ с использованием дистанционных образовательных технологий, электронного обучения расписание занятий составляется с учетом дневной и недельной динамики умственной работоспособности обучающихся и трудности учебных предметов, — говорится в документе. — Обучение должно заканчиваться не позднее 18.00 часов. Продолжительность урока не должна превышать 40 минут.

Покажите градусник

Измерение температуры, антисептики для рук, отмена массовых мероприятий — все эти и другие санитарные меры останутся в школах еще на один год. Согласно постановлению Главного государственного санитарного врача РФ, требования к работе школ, лагерей и других детских организаций в условиях COVID-19 продлеваются до 2022 года. За каждым классом должен быть закреплен отдельный учебный кабинет, в котором дети обучаются по всем предметам. Исключение — занятия, требующие специального оборудования (физкультура, ИЗО, трудовое обучение, технология, физика, химия).

Школы работают по специальному графику уроков и перемен, составленному с целью минимизации контактов учеников. Главное, чтобы учителя приходили в классы к детям, а не наоборот. Проветривание коридоров должно проводиться во время уроков, а учебных кабинетов — во время перемен. Еще важный момент — экзамены, аттестация: составляется график явки обучающихся, соблюдается социальная дистанция в 1,5 м, зигзагообразная рассадка по человеку за парту. И дети, и взрослые с признаками респираторных заболеваний должны быть изолированы до приезда «скорой» или до прибытия родителей. Что важно? Абсолютно все эти меры касаются очного обучения. Они уже действуют школах России. Соблюдение этих правил позволяет учиться очно, минимизируя риски для здоровья.

Витамины и лечебное питание

Утверждены новые СанПиНы 2.3/2.4.3590-20 к организации общественного питания населения. Они будут действовать с 1 января 2021 года до 1 января 2027 года. Документ затрагивает очень много сфер. Но один из самых важных его разделов посвящен особенностям организации общественного питания детей. То есть в школах, детских садах, детских лагерях и т.д. Питание здесь должно быть здоровым, полноценным, учитывать особенности региона.

Что в нем появилось нового по сравнению со старыми документами? В меню должны быть продукты, обогащенные витаминами и микроэлементами, а также витаминизированные напитки. Замена витаминизации блюд выдачей детям поливитаминных препаратов не допускается. При приготовлении блюд должна использоваться не обычная соль, а йодированная.

Меню допускается корректировать с учетом климатогеографических, национальных, конфессиональных и территориальных особенностей. А для детей, нуждающихся в лечебном и диетическом питании, будут разрабатываться индивидуальные меню.

Важная новая норма касается домашней еды: «Допускается употребление детьми готовых домашних блюд, предоставленных родителями детей, в обеденном зале или специально отведенных помещениях, оборудованных столами и стульями, холодильником, микроволновыми печами, условиями для мытья рук».

Что интересно? Выдавать «сухой паек» детям разрешено только во время поездки или мероприятий длительностью до четырех часов. Свыше четырех часов — должно быть организовано горячее питание. При проведении массовых мероприятий длительностью более 2 часов каждый ребенок должен быть обеспечен дополнительно бутилированной питьевой (негазированной) водой промышленного производства, дневной запас которой во время мероприятия должен составлять не менее 1,5 литра на одного ребенка.

При этом в школах будет разрешено ставить вендинговые автоматы (аппараты для автоматической выдачи пищевой продукции). Правда, продаваться там будет только здоровая пища.

Кроме того, по-прежнему сохранен перечень продуктов, которые не допускаются для организации питания в школах. Например, под запретом (именно для организованного питания) будут пирожные и торты, грибы, майонез, кофе, жвачка, карамель, картофельные и кукурузные чипсы. И это далеко не полный список.

Новый порядок реализации образовательных программ

С 1 января 2021 года вступает в силу приказ Минпросвещения «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам».

В нем прописано, что при реализации общеобразовательных программ используются различные образовательные технологии, в том числе дистанционные образовательные технологии, электронное обучение. А при угрозе возникновения отдельных чрезвычайных ситуаций, введении режима повышенной готовности или ЧС реализация образовательных программ осуществляется с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий вне зависимости от ограничений, предусмотренных в федеральных государственных образовательных стандартах, если реализация указанных образовательных программ без применения указанных технологий или перенос сроков обучения невозможны.

И тогда же — 1 января — вступает в силу приказ, который вносит поправки в этот документ. В нем прописано, что образовательная программа включает в себя, в том числе рабочую программу воспитания и календарный план воспитательной работы.

ЕГЭ по иностранному не будет обязательным

Вступает в силу 4 января 2021 года приказ Минпросвещения «О внесении изменения в федеральный государственный образовательный стандарт среднего общего образования». Из списка обязательных предметов для Государственной итоговой аттестации в 11-х классах исключен иностранный язык. Обязательными предметами остались русский язык с математикой.

Возвращение домой с родителями в возрасте 30 лет

BuzzFeed News; Джоэл Бархаманд, Даттон

Салли никак не ожидала, что снова окажется в доме своих родителей. Но в 30 лет она жила с ними в спальне, в которой вместе росли ее сестры, в Квинсе, Нью-Йорк, пытаясь понять, что делать дальше и почему ее план провалился. Салли родилась в Доминиканской Республике и иммигрировала в Соединенные Штаты со своими родителями и двумя младшими сестрами, когда ей было три года.Ее родители поженились, когда им было за двадцать, и Салли думала, что выйдет замуж примерно в том же возрасте. Она влюбилась в своего парня из колледжа из Университета Стоуни-Брук на Лонг-Айленде, и они обручились. В то время Салли хотела жить в Париже. Она мечтала сделать это с момента ее первой поездки туда подростком, когда город сразу очаровал ее. Она выучила французский и побывала там еще два раза, один раз со своим женихом. Но ее жених никогда не хотел жить нигде, кроме Нью-Йорка.Салли подумала, что он может передумать, а тем временем у них будет свадьба. «Я подумала: О, ладно, я собираюсь выйти замуж, и это будет классный », — говорит Салли. Брак стал началом ее взрослой жизни, и она была готова отказаться от своей мечты о жизни в Париже, чтобы придерживаться плана и убедиться, что он сработает.

Потом она и ее жених расстались. Они много ссорились, в основном из-за его отстраненности, а также из-за денег. Иногда Салли может преуменьшить свои эмоции, особенно когда она реагирует на что-то негативное, что произошло, и через десять лет после того, как она и ее жених разорвали помолвку, она небрежно относится к этому решению.Они говорили о том, что, если бы они уже были женаты, они бы пошли на терапию и выяснили, как лучше общаться, «но поскольку мы только что были помолвлены, было легко сказать:« Ну, это не работает, так что все, хорошо, я думаю, сейчас мы займемся чем-нибудь другим », — говорит она. Тем не менее, она признает, что «это было ужасное время в моей жизни». Она отпускала своего жениха, их партнерство и то, как она видела свое будущее.

Она решила не сразу ехать в Париж. Она как обычно пошла на работу.Она работала в цифровом маркетинге в журнале Latina , но каждый день ей было грустно и немотивировано. Может быть, все было тяжелее, потому что она оплакивала конец своих отношений, но она продолжала воображать, как будет выглядеть ее карьера, если она останется в Нью-Йорке и продолжит этот карьерный путь, и ненавидела траекторию, которую она увидела. Она представила себе, как продержится в должности менеджера еще год или около того, затем ее повысят до директора и, возможно, в конечном итоге возглавят. Она не хотела этого делать.Поэтому она ушла и купила билет в Париж. Она планировала пробыть там три месяца — пробный запуск для постоянного переезда.

Она жила с подругой в 6-м округе Парижа, и жизнь в Париже была именно такой, как она представляла себе. Она говорила по-французски, гуляла с друзьями, тусовалась в кафе и посещала Музей Орсе и Пер-Лашез, кладбище, где похоронены Джим Моррисон и Оскар Уайльд, и одно из любимых мест Салли в городе. Она вернулась в Соединенные Штаты и, сэкономив немного денег на проведении семинаров по написанию текстов и поработав в компании по подготовке к колледжу, редактируя вступительные сочинения студентов, решила вернуться в Париж — на этот раз с билетом в один конец.Другая подруга сказала, что может оставаться с ним бесплатно столько, сколько ей нужно, и она надеялась провести семинар по писательскому мастерству в Париже, чтобы иметь некоторый доход, если ей потребуется много времени, чтобы найти работу. Она рекламировала ретрит в своем блоге, и несколько читателей ответили, что хотели бы приехать. Она думала, что спланировала так хорошо, как могла.

Когда она вышла из самолета в Париже, она чувствовала себя прекрасно. Каждый раз, когда она была там, она чувствовала себя как дома. И теперь она была рада сделать этот город своим настоящим домом.Но всего через несколько недель ее другу нужно было переехать из своей квартиры; Салли негде было бы остаться. Она попыталась забронировать Airbnb по дешевке — она ​​не нашла работу и у нее заканчивались деньги — и вместо этого нашла тот, где она могла бы остаться бесплатно, в обмен на помощь хозяину в редактировании книги, над которой он работал. Салли не позволяла себе нервничать по поводу договоренности. Это был способ остаться в Париже. «Я в основном говорила:« О, слава богу, кровать », — говорит она. «Это было все, что мне было нужно на тот момент.

Но через несколько дней после начала договоренности владелец Airbnb разбудил ее и сказал, что она должна уйти. Он решил, что больше не хочет, чтобы она оставалась бесплатно; он собирался снова взимать плату за комнату. Она сделала единственное, что могла придумать. Она перекатила чемодан через Сену на кладбище Пер-Лашез. Во время своих предыдущих поездок в Париж она ездила туда, чтобы почтить память умерших и в то же время быть благодарной за то, что она жива. Но на этот раз она сидела среди надгробий и деревьев, рядом с ней лежал чемодан, и рыдала до темноты, когда кладбище закрылось.Когда Салли уехала из Парижа, она оказалась в месте, куда, как она думала, никогда не вернется: в доме своих родителей в Квинсе.


Большинство тридцатилетних , чьи истории я рассказываю в своей книге Но ты все еще такой молодой вернулись домой со своими родителями в возрасте от двадцати до тридцати лет. Один сделал это после разрыва. Другой после того, как его жена потеряла работу. Одна пыталась сэкономить, чтобы купить себе дом. Тот факт, что из случайной выборки молодых людей большинство из них вернулись в дома своих родителей после того, как они думали, что ушли навсегда, согласуется с тем, что показывает национальная статистика: в 2014 г. родители стали наиболее распространенным способом проживания для американцев в возрасте от 18 до 34 лет, обогнав жизнь с романтическим партнером.Молодые люди чернокожего и латиноамериканского происхождения с большей вероятностью будут жить дома, но тенденция схожа для всех основных расовых и этнических групп.

Рост числа молодых людей, проживающих со своими родителями, вызван не только экономической нестабильностью. Процент действительно начал расти во время Великой рецессии 2008 года, но продолжал расти после того, как она закончилась. К 2018 году около 25 миллионов взрослых в возрасте от 18 до 34 лет жили дома, согласно анализу данных Бюро переписи населения, проведенному Pew Research Center.

В 2014 году впервые проживание с родителями стало наиболее распространенным способом проживания для американцев в возрасте от 18 до 34 лет, обогнав жизнь с романтическим партнером.

Частично это увеличение связано с тем, что люди вступают в брак позже — в среднем 30 мужчин и 28 женщин (мужчины чаще, чем женщины, живут со своими родителями). Но образование или его отсутствие также влияет на способность людей иметь собственное жилье. Как правило, люди, имеющие высшее образование, а также связанные с ними заработную плату и гарантированную работу, с меньшей вероятностью останутся со своими родными. Те, кто этого не делает, с большей вероятностью будут иметь проблемы с поиском работы, которая им достаточно оплачивается, чтобы жить самостоятельно.

Пандемия коронавируса только увеличила количество молодых людей, вернувшихся к своим родителям, либо из-за закрытия кампусов колледжей, либо из-за продолжительной безработицы, что означает, что они больше не могут платить за квартиру, либо просто из-за эмоциональной безопасности и, в некоторых случаях, ухода за детьми от близости к семье. Недавний анализ правительственных данных, проведенный веб-сайтом по недвижимости Zillow, показал, что весной 2020 года около 2,9 миллиона взрослых переехали вместе с родителями или бабушками или дедушками, если не считать студентов.

Но, несмотря на то, насколько распространена такая компоновка, по-прежнему вызывает много беспокойства. Мы представляем, как взрослый взрослый кайфует на диване, а мама суетится и стирает. Мы видим Зака ​​Галифианакиса, играющего мальчика Алана в «Похмелье ». Мы думаем, Не пора ли им обзавестись собственным домом?

Суждение о том, что жить с родителями нехорошо, исходит из страха, что откладывание выхода из дома означает откладывание взрослой жизни и замедляет ваше психологическое развитие, говорит Лоуренс Стейнберг, эксперт по развитию подростков и профессор психологии в Университете Темпл в г. Филадельфия.Пожилые люди смотрят на молодых людей и сетуют на то, что у них нет постоянной работы, они не женаты или не имеют детей. Стейнберг объясняет основную причину этой критики: предположительно, отказ от этих взрослых ролей замедляет наш психологический рост. «Так что, если мы говорим о чем-то вроде развития ответственности, если вы не приступаете к работе, связанной с карьерой, гораздо позже, возможно, это замедляет способность людей нести ответственность», — говорит он. «Или аналогичным аргументом было бы то, что, поскольку вы не выходите замуж, есть некоторая задержка в развитии интимных отношений с другими людьми.

Стейнберг, однако, не согласен ни с чем из этого и не видит доказательств того, что откладывание взрослой жизни влияет на психологическое развитие. «Я думаю, что люди часто заламывают руки по ошибке», — говорит он. Вместо этого он думает, что откладывание взрослой жизни может принести пользу. Отказ от привычки к долгосрочным ролям и отношениям может привести к более длительному периоду роста и совершенствования мозга, когда новый опыт создает новые нейронные пути (связи в мозгу, сформированные повторяющимся поведением, которые помогают нам стать такими, какие мы есть).

Исследования показывают, что в подростковом возрасте мозг постоянно изменяется, что называется «пластичностью». Полученные вами новые впечатления встряхивают мозг и помогают нам развивать наши привычки, таланты и эмоциональные реакции. Вот как мы понимаем, что способны на большее, чем думали, или что есть разные способы путешествовать по миру. Однако с возрастом эта стимуляция замедляется. Когда мы достигаем совершеннолетия, наши мозговые цепи в основном устанавливаются — их можно немного отрегулировать, но не полностью переделать.Но если ваш мозг будет занят новыми, непростыми переживаниями в течение длительного времени, имеет смысл, что он будет продолжать развиваться. И чем больше времени мозг избегает статичности, тем больше у вас шансов обнаружить новые навыки и желания и, в целом, развиваться и расти.


Сегодня идея о том, что в 30 лет вас выбросят, кажется нелепой, но в 60-х и начале 70-х это было популярным мнением. Во время протестов против войны во Вьетнаме, гражданских прав и свободы слова одним из определяющих лозунгов было: «Не доверяйте никому старше тридцати.«Любой человек старше 30 лет был слишком стар, чтобы понять, за что боролись молодые люди. Быть моложе 30 лет означало, что вы можете быть идеалистом и безразличным; свободно следить и организовывать свою жизнь вокруг того, что заинтриговало или вдохновило вас в данный момент. Психолог из Йельского университета Кеннет Кенистон наблюдал за этими студенческими протестами и, в более общем плане, за тем, что люди в подростковом возрасте и в начале двадцатых годов не торопились брать на себя обязанности, как это делали их старшие. «Растет меньшинство подростков, [которые] не ответили на вопросы, ответы на которые когда-то определяли взрослую жизнь: вопросы отношения к существующему обществу, вопросы профессии, вопросы социальной роли и образа жизни», — писал он в American Scholar in 1970 г.Кенистон назвал происходящее беспрецедентным — раньше это отсутствие корней обнаруживалось только у «необычно творческих или необычно нарушенных», — писал он. Но сегодня молодые люди «не могут« осесть ». У них« чувство абсолютной свободы, жизни в мире чистых возможностей ».

Но 30-летие было концом этой возможности делать все, что ты хотел. В 1970 году самым старым бэби-бумерам было 24 года. Они перешли на тридцатые годы, которые выглядели так же, как и в предыдущих поколениях.Они нашли работу, поженились, купили дома и завели детей. По крайней мере, на первый взгляд, они были такими же взрослыми, какими были их родители. В 1971 году романист Джон Апдайк написал в романе Rabbit Redux о кризисе среднего возраста Гарри «Кролика» Ангстрема: «То, что вы не сделали к тридцати годам, вряд ли сделаете».

До этого никто не знал, что взрослые — древние уже в 30 лет! — могут сомневаться в своей жизни.

Однако, как только их жизнь была установлена, тридцатилетним людям часто не нравилось находиться в них. По данным исследователей из Национального центра исследований семьи и брака при Государственном университете Боулинг-Грин, в 1979 году разводы достигли исторического максимума: 22,6 брака из каждой тысячи распадались.

Автор Гейл Шихи указала на это неудовлетворение в своем бестселлере Passages: Predictable Crises of Adult Life , который был первоначально опубликован в 1974 году.Она впервые заметила это в себе, когда у нее были собственные опасения по поводу того, кем она была в 35 лет. Она вышла замуж в 24 года, родила дочь через четыре года и развелась со своим мужем через четыре года после этого. Ее дочери было 7 лет, а Шихи была успешным журналистом, но внезапно все то, что она делала, стало казаться недостаточным, как будто она слишком рано перестала развиваться.

«Какой-то злоумышленник потряс меня психикой и крикнул: Подведи итоги! Половина вашей жизни было потрачено », — написала она в отрывках Как насчет той части вас, которая хочет иметь дом и говорит о втором ребенке? Прежде чем я смог ответить, злоумышленник указал на кое-что еще, что я отложил: А как насчет вашей стороны, которая хочет внести свой вклад в мир? Слова, книги, демонстрации, пожертвования — этого достаточно? Вы были исполнителем, а не полноправным участником. И теперь вам 35. »

Она использовала свой собственный опыт и интервью со 115 мужчинами и женщинами среднего класса в возрасте от 18 до 55 лет, чтобы определить период в возрасте от 30 до 30, который она назвала« Уловкой-30 », когда люди внезапно захотелось быть чем-то большим, чем они были, или разорвать свою жизнь и начать все сначала.«Я думаю, что мне очень повезло, — сказал Шихи в интервью Christian Science Monitor , — что я занимаюсь своей профессией, потому что отчасти я думаю, что каждый писатель, который пишет книгу на серьезные темы, разрабатывает некоторых из своих собственных демонов».

До этого никто не знал, что взрослые люди — древние уже в 30 лет! — могут сомневаться в своей жизни. Шихи дал им голос и с искренним сочувствием описал агонию внезапной переоценки всего, что, как вы думали, вы были ответственны за создание в первую очередь.Книга входила в список бестселлеров New York Times более трех лет.

«Мужчины и женщины одинаково говорят о том, что чувствуют себя слишком узкими и ограниченными, — сказала она журналу People в 1976 году. Но все сводится к тому, что выбора, идеально подходящего для 20-летнего возраста, уже недостаточно. Был упущен какой-то внутренний аспект, который стремятся учесть. . . Внезапно меня меньше заботит то, что я «должен делать», а то, что я «хочу делать».’»


В доме своих родителей в Квинсе Салли начала думать о том, как она всегда планировала свою жизнь. Так она и сделала. Во-первых, она думала, что выйдет замуж и будет работать в компании. Затем она собиралась переехать в Париж и уйти от всего этого. Но ни один из ее планов не сработал. Планы не означали, что все не развалится. Поэтому она решила остановиться. Больше никаких планов. Она просто собиралась делать то, что хотела, и вера в то, что это каким-то образом сработает, без каких-либо попыток создать какую-либо страховочную сетку.

«Я стала смелее», — говорит она. «Что мне было терять?»

Одним из первых, что она сделала, стала встречаться. Она и ее бывший жених познакомились в колледже, поэтому она не встречалась во взрослом возрасте. Теперь она хотела часто встречаться без каких-либо ограничений в отношении того, с кем она пытается встретиться или со сколькими парнями, с которыми она будет встречаться; она просто хотела быть открытой. «Я думала, Ну, теперь я свободна », — говорит она. «Я не помолвлен. Это совсем другая жизнь, чем та, которую я планировал, поэтому я собираюсь встречаться со всеми.

Она встречалась с парнями, которых встретила на сайте знакомств OkCupid, старыми друзьями, в которых она всегда была влюблена, своим любимым официантом в ее любимой пиццерии и полицейским, который пришел расследовать возможное проникновение в нее. родительский дом. Она хотела получить удовольствие от знакомства с этими парнями. Превратить одного из них в своего парня для нее было неважно.

«Я стала смелее», — говорит она. «Что мне было терять?»

Она начала работать над другим бизнесом, о котором мечтала: она хотела создать компанию, чтобы помогать владельцам малого бизнеса во всем, что им нужно.Она умела строить бизнес-планы. Она могла бы помочь с веб-сайтами или другим маркетингом. Она могла отвечать на электронные письма от клиентов. Или она могла делать все это.

После шести месяцев, когда она подписала в качестве клиентов преподавателя фортепиано и тренера по лидерству, у нее было достаточно денег, чтобы купить еще один билет на самолет, на этот раз, чтобы навестить своих сестер в Калифорнии. Один жил в Лос-Анджелесе, другой — в Сан-Франциско. Она не строила никаких планов, кроме . Я проведу две недели в Сан-Франциско, две недели в Лос-Анджелесе и посмотрю, что будет.

Раньше она бывала в Лос-Анджелесе, но впервые подумала, что это может быть ее дом — в частности, деревья хакаранда с их бледно-голубыми цветами заставляли ее чувствовать себя спокойно и в безопасности. Когда приближалось время, когда она должна была уехать из Лос-Анджелеса, она решила, что не собирается. Там она начала налаживать свою жизнь, в том числе думать, что она снова хочет иметь отношения. Она начала размышлять о том, кем может быть ее идеальный человек, используя то, что ей нравилось в тех, с кем она встречалась в прошлом, чтобы выяснить свой идеал.«Я подумал: . Если я действительно хочу отношений, с кем, черт возьми, я хочу быть в отношениях? », — говорит она.

Ей нужен был творческий человек, но не помешанный на работе; добрая и благородная, но ей тоже нравилось открывать свои двери и носить с собой свои сумки. Этот человек должен сильно увлекаться ею, но у него также должны быть свои интересы и увлечения, частью которых она не была. «Это была настоящая ситуация с Златовлаской», — говорит она. «Я искал кого-то в самый раз». Этот человек не обязательно был ее следующим женихом.Она не пыталась ничего заставить. Я просто хочу одного человека, который будет моим постоянным человеком , подумала она.

Джей был первым, с кем она пошла на свидание в Лос-Анджелесе. Они познакомились в приложении для знакомств под названием Coffee Meets Bagel. Ему 32 года, он вырос в Детройте, работал над постпродакшном на киностудии. Он ей достаточно понравился на первом свидании, чтобы пойти на второе, когда она действительно начала думать, что он может быть тем человеком, которого она искала. Он хотел повеселиться, был непредубежденным и «действительно милым, милым и добрым», — говорит Салли, — «я не думаю, что это слова, которые я бы использовал для описания многих людей, с которыми я встречалась.

Они встречались девять месяцев, когда закончилась аренда квартиры Салли. Джей сказал, что она может остаться с ним, пока она ищет другое место. Она думала, что это будет месяц или два, но через три месяца она так и не нашла новую квартиру. Тем временем Джей начал подумывать о том, чтобы бросить работу на киностудии, чтобы писать сценарии и снимать собственные фильмы, а это означало, что он будет жить на сбережения, пока не начнет зарабатывать деньги на кинопроизводстве. Ей нужно было место для жизни; ему нужна была финансовая поддержка.

«Вы хотели, чтобы я здесь жил?» — спросила его Салли. «Я думаю, в этом есть смысл», — сказал он.

Джей уволился с работы, и Салли начала платить за аренду всей квартиры, что она могла делать, так как она начинала зарабатывать больше денег на своих различных проектах. Иногда она беспокоится о том, что ее доход неустойчив — и чувствует себя плохо из-за того, что постоянно меняет то, что делает (ее сестра теперь ведет бизнес вместе с ней — у них шесть клиентов, так что это занимает большую часть ее времени, поэтому она редактирует меньше студенческие сочинения и больше не пытается проводить ретриты).Также трудно объяснить другим людям, чем она занимается. Но она не хочет останавливаться и снова работать на кого-то другого. Так она сказала себе, Какая разница? Мне это хорошо.

«Я действительно очень хорошо освоился, например, , я просто буду продолжать заниматься этим », — говорит она. В конце года она поняла, что платила за квартиру за целый год. «Я очень гордилась этим», — говорит она. «Я не делал этого в течение долгого времени».

Когда Салли приблизилось к 35 годам, она подумала о возвращении в Париж.Это будет ее первая поездка туда с тех пор, как она застряла четыре с половиной года назад. Она часто думает о городе, «но мое тело, вспомнив этот опыт, отсрочило любое желание вернуться», — говорит она. Она начала думать, что все будет хорошо, если она пойдет, но на самом деле начала хотеть этого.

Начала исследование: Сколько стоят перелеты? Где я мог остаться? Она нашла дешевый рейс на неделю до своего дня рождения, но не забронировала его. Сначала ей нужен был чек от клиента.В прошлый раз, когда она вернулась из Парижа, она пообещала себе, что, прежде чем снова уехать, на ее текущем счете будет не менее 7000 долларов. На мгновение она подумала о том, чтобы попросить Джея поехать с ней, но когда она спросила его, каков его график работы, он собирался снимать фильм, когда она планировала поездку. Поэтому она сказала ему: «Я поеду в Париж без тебя, просто чтобы ты знал».

За несколько недель до отъезда она начала нервничать. Она рассказала друзьям, которые знали, что произошло во время последней поездки, что она возвращается, и они поняли, что это большое дело.Некоторые из них сказали, что будут молиться за нее. Ее лучший друг сказал ей: «Все будет отлично».

Как только она вышла из самолета и направилась через аэропорт в город, она почувствовала себя лучше. Я знаю это место , подумала она. Она знала аэропорт, путь к пограничному контролю и эскалатор в метро, ​​по которому она могла бы добраться до поезда регионального экспресс-метро в город. Когда она пошла пешком в свой отель в районе Монмартра, она тоже знала эти улицы.Она проводила дни одна, много гуляла и ела багеты. Она не решалась вернуться на кладбище Пер-Лашез, где провела весь день, рыдая после того, как обнаружила, что во время последней поездки ей негде было остановиться. Но она бывала там каждый раз, когда была в Париже, и каждый раз, кроме предыдущего, пребывание там заставляло ее ценить ее собственную жизнь. Итак, однажды она сказала себе, чтобы она пошла и продолжала идти, пока не доберется туда. По дороге она взяла бутерброд с ветчиной, прошутто и свое любимое печенье Petit Écolier из темного шоколада, а затем нашла место, которое ей нравится, среди холмов и могильных памятников, рядом со своей любимой скульптурой стула, который наклоняется на бок.Она съела свой обед. «Мне казалось, что я возвращаюсь в центр», — говорит она. ●

Выдержка из But You’re Still So Young Кейлин Шефер с разрешения издателя.


Кайлин Шефер — журналист и автор книги «Напиши мне, когда вернешься домой » и бестселлера «Kindle Single» мемуаров Fade Out . Ее работы публиковались в New York Times, Vanity Fair, The New Yorker, Vogue и многих других изданиях.Она живет в Нью-Йорке.

Восторженный довод в пользу того, чтобы жить с родителями как взрослый — Quartz

Однажды, когда несколько лет назад я боролся с важным жизненным решением, мой терапевт задал мне вопрос: какой худший из возможных исходов я мог себе представить?

Я ответил мгновенно: «Возвращаюсь к родителям».

Ничего личного: я люблю своих родителей, и мне повезло, что я могу рассчитывать на них, если они мне понадобятся.Но я не жил дома с 16 лет. Как и многие современные американцы из среднего класса, я усвоил идею о том, что возвращение к родителям было признаком неудачи, что у людей было делать, когда они потеряли работу, пережили разрыв или иным образом оказались в кризисе. Ни один взрослый, у которого была жизнеспособная альтернатива, не стал бы жить дома.

По крайней мере, я так думал, пока пандемия Covid-19 не заставила меня и многих других взрослых поспешить обратно в дома наших родителей, начиная с вновь обретенной безработицы и заканчивая проблемами со здоровьем, отчаянно нуждающейся в помощи по уходу за детьми и, в моем случае, желание иметь комфорт семьи и общества во время кризиса — не говоря уже о доступе на задний двор.

По состоянию на июнь 2020 года в США 35% людей в возрасте от 20 лет жили со своими родителями или бабушками и дедушками, по сравнению с 30% до пандемии. Хотя доля людей в возрасте 30 лет, живущих с родителями, не изменилась с момента появления Covid-19, отдельные сообщения показывают, что есть много людей в разных возрастных группах, которые объединяют домохозяйства со своими родителями, временно или на неопределенный срок.

Обстоятельства, стоящие за этими жилищными условиями, далеки от идеальных. Но впервые я осознал то, что люди из других стран и культур давно знают: жизнь с родителями не обязательно является крайним средством.Это возможность сблизиться и поддержать друг друга. Пожалуй, самое удивительное, это может быть даже… весело.

Жизнь дома во время пандемии

Я сбежал в дом своих родителей в пригороде Огайо в середине марта, движимый сильным желанием не проводить недели на карантине наедине с моей собакой в ​​Бруклине в однокомнатной квартире для детей младшего возраста. Я не знала, сколько точно пробуду здесь, но мне пересылали почту до июня. Как оказалось, это была хорошая догадка — я пробыл там почти три месяца.

«Почему мы больше не ссоримся?» Однажды вечером в начале карантина я размышлял с друзьями о Zoom, сбитый с толку тем, с какой легкостью мы с родителями привыкли к рутине. В будние дни каждый из нас уходил по работе в разные уголки дома, махая друг другу рукой во время периодических походов к холодильнику. Около 18:00 мы с мамой выгуливали собак — моих и их — по окрестностям. Мы с отцом перестали готовить ужин, и я экспериментировал с новыми рецептами: ньокки с рикоттой с шалфеем и горохом, кокосовое зеленое карри, суп под названием Роберто.

После этого мы смотрели старые фильмы, такие как The Long Goodbye или The Lady Vanishes , или снова отклеивались для различных телефонных звонков и свиданий Zoom. По выходным мы с мамой ходили в походы, пробираясь через местные заповедники, на которые раньше у нас не было времени. Мой отец оставался дома, чтобы писать или оценивать работы, подробно рассказывая о существах, которых он заметил у кормушки у окна кухни.

Мои родители в походе во время карантина вместе со своим миниатюрным пуделем Тупиком.

За пределами дома в пригороде Огайо все еще царили болезни, экономические потрясения и страдания. В моей компании были увольнения. Мой отец потерял одну из двух своих работ. Моя мама нервничала из-за перехода на удаленную работу. И у нас были все стандартные семейные склоки. Мой отец настаивал на том, чтобы переставлять посудомоечную машину каждый раз, когда я ее загружала; Я постоянно умолял его выключить кабельный новостной канал.

Но по сравнению с тем временем, когда я в подростковом возрасте жил дома, все было на удивление мирно. Теперь мы лучше понимали друг друга и знали, как просить и давать пространство, когда оно нам нужно.И в основном я был просто благодарен за то, что был со своей семьей в самый страшный период моей жизни.

Преимущества жизни нескольких поколений

На протяжении большей части истории США взрослые дети, живущие со своими родителями, были нормой. Как объясняет журналистка Клаудия Колкер в своей книге The Immigrant Advantage , когда большинство американцев жили и работали на фермах, было просто практично собрать всю семью под одной крышей.

В 19 веке, однако, романтический брак имел приоритет над большой большой семьей — тенденция, усугубленная возвышением Зигмунда Фрейда и его . Расскажи мне о своей матери иже с ним.«Психиатрическая теория начала изображать традиционную семью как чан психологических потрясений», — объясняет Колкер. Между 1920-ми и 1960-ми годами эксперты в области здравоохранения советовали молодым людям действовать самостоятельно, а экономический бум послевоенной эпохи означал, что это было в пределах досягаемости для многих, особенно для белых американцев.

Как указывается в отчете Pew Research Center за 2011 год, жизнь нескольких поколений остается важнейшей экономической системой защиты для групп, которые часто имеют ограниченные финансовые ресурсы, включая молодых людей, чернокожих, латиноамериканцев, иммигрантов и безработных.Увеличение размеров домохозяйств — «важная адаптация к экономическим кризисам и ограничениям государства всеобщего благосостояния», — говорит социолог Кэтрин Ньюман, автор книг о нисходящей экономической мобильности The Accordion Family и Falling from Grace .

Жизнь нескольких поколений — это «важная адаптация к экономическим кризисам и ограничениям государства всеобщего благосостояния».

Расширенная семейная жизнь может быть порождена практической необходимостью, но она также создает самоусиливающееся чувство преданности, как обнаружила Ньюман в своем исследовании.Когда семьи среднего класса сталкиваются с безработицей или жилищным кризисом, по ее словам, «их сети поддержки очень хрупки … У них нет узы взаимного обмена, которые очень распространены среди бедных семей».

В этом смысле, как отмечает Дэвид Брукс в недавнем эссе для The Atlantic , тот факт, что американская политика и институты рассматривают структуру нуклеарной семьи как дефолт, является еще одним способом закрепления неравенства. «Мы перешли от больших, взаимосвязанных и расширенных семей, которые помогли защитить наиболее уязвимых людей в обществе от жизненных потрясений, к меньшим, обособленным нуклеарным семьям (супружеская пара и их дети), которые дают наиболее привилегированным людям в общественном пространстве, чтобы максимально раскрыть свои таланты и расширить свои возможности », — пишет он.

Во время рецессии жесткость идеологии нуклеарной семьи ослабляется; все понимают, почему молодые люди возвращаются домой со своими родителями. Но когда экономика стабильна, многие американцы из среднего и высшего класса ощущают стигму, связанную с фигурой взрослого ребенка, живущего дома, особенно когда ему больше 20 лет.

В этом клейме подразумевается общеамериканская идея о том, что цель воспитания — воспитать ребенка, который становится автономным, и что независимость лучше взаимозависимости.Одно дело — иметь молодого взрослого, живущего дома, чтобы сэкономить на расходах, пока он получает ученую степень или проходит низкооплачиваемую стажировку. «Но если Джонни в подвале играет в видеоигры, это совсем другая история», — говорит Ньюман. «В США у нас есть культура уверенности в своих силах и убежденность в том, что индивидуальная ответственность действительно имеет ключевое значение. И очень часто мы забываем, что эти большие структурные волны изменений на самом деле не полностью находятся под контролем отдельных людей ». Возможно, Джонни в 30 лет играет в видеоигры в подвале не потому, что он ленивый бездельник, а потому, что он задолжал 100000 долларов по студенческой ссуде.

Или, может быть, Джонни просто нравится жить с родителями — и что в этом такого ужасного? В некоторых странах и культурах функция семьи заключается не столько в том, чтобы подготовить детей к самостоятельной жизни, сколько в том, чтобы оставаться долговременной силой для взаимопомощи.

В Италии, например, отношение таково: «Конечно, дети дома, они всегда дома, пока не женятся», — объясняет Ньюман. «Что изменилось, так это возраст, в котором люди вступают в брак». (Среднестатистические итальянские женщина и мужчина женятся примерно в 32 и 35 лет соответственно по сравнению с 26 и 29 годами в 1990 году.)

Между тем исследование Колкера, посвященное семьям из Западной Индии в США, показало, что эти общины склонны воспринимать жизнь нескольких поколений как практический шаг к обеспечению долгосрочного успеха семьи, делая высшее образование и домовладение более доступными, а также обеспечивая высококачественный уход за детьми. для маленьких детей. Кроме того, Колкер говорит: «Наличие большого количества людей приносит много эмоциональных и социальных преимуществ. Во многих культурах, помимо англо-американской, это просто считается более приятным.»

« Наличие большого количества людей приносит много эмоциональных и социальных преимуществ ».

Это не означает, что США являются отклонением от нормы в мировом сообществе. В Японии рост числа взрослых детей, оставшихся дома, был «воспринят как моральная катастрофа — крах способности общества производить взрослых», — говорит Ньюман. Эта тенденция была воспринята как обвинение отсутствующих отцов, которые, как утверждается, были настолько заняты работой, что фактически бросили свои семьи, ограничивая способность своих детей к созреванию.Не состоящие в браке взрослые дети, оставшиеся дома, иногда известны нелестным термином «одинокие паразиты».

А в северных странах, таких как Швеция и Дания, Ньюман говорит, что домохозяйства, состоящие из нескольких поколений, не столько стигматизируются, сколько вообще необычны. Сильное государство всеобщего благосостояния предлагает большую часть экономической поддержки, которую в противном случае могла бы обеспечить большая семья.

Жизнь в странах, предлагающих бесплатный колледж, всеобщее медицинское обслуживание, щедрые пособия по безработице и субсидируемые государством услуги по уходу за детьми и престарелыми, дает множество преимуществ.Но несмотря на все плюсы, Ньюман с удивлением обнаружила, что многие из нордических людей, с которыми она беседовала, чувствовали себя оторванными и одиноко.

«Говорят, Мы не любим друг друга так сильно, как другие культуры. Мы слишком изолированы друг от друга; мы не так нужны друг другу », — поясняет она. Ньюман понял, что семьи становятся ближе, когда они нужны друг другу. «Эти связи создает экономическая зависимость».

Признание человечности наших родителей

Для некоторых американцев пандемия стала напоминанием о том, насколько нам нужны наши семьи.Моя бывшая коллега по Quartz Хоуп Корриган, которой 27 лет, в этом году пять месяцев жила со своей матерью во Флориде.

Она не планировала этого. Корриган и ее парень уехали из Нью-Йорка, чтобы поехать на свадьбу за границу во вторые выходные марта, как раз в тот момент, когда пандемия ослабевала и больше не возвращалась. Ее парень уехал к своим родителям в Луизиану, и Корриган, имея одежду только на выходные, присоединился к своей маме, трем кошкам, собаке-спасателю по имени Аргайл и колонии диких кошек, живущей на заднем дворе их дома в Пенсаколе.

«Я просто хотел побыть с ней, потому что не хотел, чтобы она в это время была одна. «Все находятся в изоляции, это серьезно сказывается на психическом здоровье», — говорит Корриган. «В итоге я просто остался, и это было лучшее решение».

Надежда с мамой на пляже.

Даже платя за аренду своей квартиры в Нью-Йорке, она легко экономила деньги. Она и ее мать разделили обязанности по дому и по очереди готовили. Ночью, когда Корриган заканчивал работу, они вместе смотрели телевизор и гуляли; по выходным они отправлялись на пляж и катались на доске с веслом или на велосипеде.Это был первый раз, когда она жила со своей мамой после школы. «Было очень весело иметь ее наравне», — говорит она. «Я подумала:« Хорошо, моя мама — человек »». В конце концов она вернулась в Нью-Йорк, но говорит, что снова будет счастливо жить с мамой. «Когда я вернулась сюда, мне было очень грустно расставаться с ней», — говорит она.

Опыт заставил Корриган понять, насколько она благодарна за возможность вернуться домой. Одно дело — абстрактно знать, что у вас есть семья как подстраховка, и другое — проверить это и убедиться, что она работает.Это также изменило ее мнение о том, что значит жить с родителями во взрослой жизни.

«Мне всегда казалось, что люди, которые вернулись к своим родителям в возрасте 20 лет, были неудачниками, потому что общество заставляет нас думать именно так».

«Мне всегда казалось, что люди, которые вернулись к своим родителям в возрасте 20 лет, были неудачниками, потому что общество заставляет нас думать так», — говорит она. «Потом я сделал это и подумал: Вау, это действительно весело, и я коплю так много денег, .Теперь я знаю, почему это делают другие культуры. Вы живете со своими родителями, а они живут со своими родителями; эта связь намного сильнее, когда вы это сделаете ».

Расширенная семья как подстраховка

Перлита Дикочеа вела жизнь нескольких поколений задолго до пандемии. Дикочеа, которая работает в сфере коммуникаций в Стэнфордском университете, впервые переехала к своим родителям в возрасте 30 лет в разгар карьерного перехода из академической среды. В конце концов, она переехала и создала собственную семью.Но когда ее отношения закончились, Дикочеа снова переехала к своим родителям, на этот раз в сопровождении двух своих маленьких детей.

В латиноамериканской культуре, отмечает Дикочеа, более распространены семьи из нескольких поколений, но «нет единого простого образца». В ее семье среднего класса «предполагалось, что мы вырастем и уедем, или, определенно, если у вас есть дети, вы со своим мужем».

Ей и ее родителям потребовалось время, чтобы понять, что ее путь отклонился от нормы, говорит она.«Мы пережили тяжелые времена, и мне пришлось столкнуться с множеством детских проблем».

«Я вижу своих друзей, которые женаты и живут в нуклеарных семьях, им обоим нужно работать, они воспитывают этих детей, это действительно сложно».

Но теперь она думает, что нуклеарная семья — это еще не все, чем ее считают. «Я вижу своих друзей, которые женаты и живут в нуклеарных семьях, им обоим нужно работать, они воспитывают этих детей, это действительно сложно», — говорит Дикочеа. Она благодарна за то, как ее семья функционирует как единое целое — от тех преимуществ, которые получают ее дети от ежедневного общения с бабушкой и дедушкой, до гибкости, которую она имеет, чтобы броситься на поручение.

Дикочеа также говорит, что ей повезло, что дом достаточно большой, чтобы дать каждому место. Спальня ее родителей находится в одном конце дома, и они, как правило, проводят большую часть своего времени в гостиной и столовой. Она и ее дети делят спальню в другом конце холла, а третью комнату используют как игровую комнату; у них также есть мини-кухня.

Перлита со своими родителями в 2011 году. Она пишет: «В то время работа моей мечты профессора начинала превращаться в кошмар, поэтому я решила проводить время со своими родными, которые были слишком напряжены и связаны работой. делать — хотя я жил 2.В 5 милях от их дома ».

Она знает, что многим семьям не так везет. «Необходимо больше поддержки для жизни нескольких поколений», — говорит она. «Людям должно быть проще добавить комнату или дом для бабушек, или какие-то проблемы, которые могут возникнуть при наличии пространств, которые способствуют жизни нескольких поколений».

Дикочеа не скрывает проблем, связанных с проживанием с родителями: «Если бы у меня были экономические средства, моим первоначальным решением было бы для меня и детей жить самостоятельно», — говорит она.Но в то же время она говорит: «Если бы я могла уехать завтра, мои родители были бы опустошены». И она знает, что тоже будет по ним скучать. «Даже сейчас, если моих родителей нет дома два или три часа, мне это не нравится», — говорит она. «Я думаю, Это странный «.

Возрождение близости

Конечно, расширенная семейная жизнь может создать множество проблем. Во-первых, есть большая разница между ситуацией, подобной моей в Огайо (три человека в доме с тремя спальнями), и множеством людей, запихавшихся в квартиру с одной спальней.«Я не хочу преуменьшать тот факт, что если у вас есть семья, которая начинается в напряженной экономической ситуации, когда межличностный конфликт возникает из-за этого напряжения, это может привести к очень серьезным проблемам за кулисами», — говорит Ньюман.

Отсутствие конфиденциальности, связанное с наличием нескольких поколений под одной крышей, также может свести людей с ума. Колкер взяла интервью у социального работника из Ямайки, живущего с ее родителями, для программы The Immigrant Advantage и обнаружила, что лучшей стратегией было установление здоровых границ.

«Чем ближе помещения, тем формальнее становится и тем больше вы уважаете эти эмоциональные стены», — говорит Колкер.

Сьюзан Ньюман, социальный психолог и автор книги Under One Roof Again , говорит, что важность границ в равной степени применима к родителям и взрослым детям. Родители должны не придираться к своим 29-летним детям по поводу уборки в комнатах или поучать их о выборе карьеры, а взрослые дети должны позаботиться о том, чтобы не превратиться обратно в себя в подростковом возрасте, ожидая, что их родители будут готовить всю еду и хлопать. двери закрылись в отчаянии.

«Относитесь к своим родителям с уважением, заботой и осторожностью, как со своими друзьями», — говорит Ньюман. Установите основные правила в отношении того, кто за какие домашние дела отвечает, оттачивайте общие интересы и подходите к конфликтам с чувством «взаимной поддержки и доверия, а также прощения, если друг сделал вам плохой поступок».

Условия жизни нескольких поколений не обязательно должны включать возвращение в детство; вместо этого они могут быть возможностью построить новый вид отношений.Кэтрин Ньюман отмечает, что при правильных условиях жизнь в расширенной семье «может привести к возрождению близости».

Я думал о жизненных циклах и новых эпохах в день рождения моей матери в конце мая. В порыве чрезмерной самоуверенности в моих способностях выпечки она попросила французский чай из кулинарной книги Симоны Бек, в том числе многослойный песочный торт с начинкой из кофе, апельсина, мокко и шоколадного сливочного крема, который Бек уместно назвал Le Formidable. Тем временем мой отец весь день собирал маме подарок на день рождения — новый трехколесный велосипед цвета бирюзового цвета для взрослых (она так и не освоила велосипед).После обеда мы все вышли на улицу и приветствовали ее, пока она шаталась по улице.

«Не снимай это», — сказала мама, проезжая мимо.

«Не буду», — пообещал я, снимая.

Позже той ночью я задавался вопросом, сколько из моих парных друзей, которым тоже было за 30, переживали пандемию вместе со своими партнерами и детьми. Было бы легко сравнить себя с ними и почувствовать себя плохо из-за того, что одиночное появление в родительском доме подразумевало мой прогресс — или его отсутствие — на пути к традиционным вехам взрослой жизни.

И все же я не огорчился. Когда я представлял себе переезд к родителям как наихудший сценарий, я планировал не только потерю независимости, которую это могло бы означать, но и стыд и печаль, которые я мог бы испытать, если бы у меня не было партнера, чтобы вместо этого обратитесь к. Из-за клейма одиночества и неудач переезд домой казался ужасной судьбой. Но так я думал только тогда, когда смотрел на себя глазами критика.

Возвращение домой показало мне, что нет необходимости вкладывать свое чувство собственного достоинства в то, осуществлю ли я всю самодостаточную ядерную мечту.Я надеюсь иметь партнера и детей. Но что бы ни случилось, я хочу продолжать культивировать родство, в котором все зависят друг от друга — родители, дедушки и бабушки, внуки, братья и сестры, двоюродные братья и сестры, избранная семья и не только, диаграмма со стрелками, летящими во всех направлениях. И я хочу помнить, что, когда мой худший сценарий наконец сбылся, я не был сосредоточен на жизни, которой у меня не было, но был благодарен за любовь, которую я сделал.

Графики Дэна Копфа.

Я вернулся к родителям, когда мне было чуть больше 30, и чувствую, что пропускаю вехи.Становится легче? | Родители и воспитание детей

Недавно я вернулся к своим родителям, когда мне было чуть больше 30, после более чем 10 лет самостоятельной жизни, и хотя моим родителям нравится, что я здесь, и у нас прекрасные отношения, я чувствую, что не справляюсь линейный жизненный путь, по которому живут почти все мои друзья. Большинство моих друзей успокаиваются в отношениях, покупают недвижимость, преуспевают в своей карьере. Однако я холост уже более восьми лет и, похоже, не могу найти партнера.Я не хочу останавливаться на достигнутом, а встречаться с геями сложно, если ты не выглядишь как грек Адонис. Я очень люблю свою работу, но я работаю на благотворительность, а это значит, что я не получаю тех зарплат, которые получают мои друзья в финансовых службах, и мне трудно быстро подняться по карьерной лестнице из-за ограниченности ролей, а у меня минимальные сбережения, поэтому потенциальный клиент домовладения — не что иное, как фантазия.

Почему мне так тяжело и грустно из-за этого? Я знаю, что у всех нас есть свои жизненные пути, и стандартная жизнь не так идеальна.Но мне просто кажется, что я старею и упускаю те важные вехи, которые мне следовало бы пройти и которые я действительно хочу пережить. Становится ли это легче и становится ли вам все меньше, когда вы становитесь старше?

Элеонора говорит: Люди любят высвечивать такие вещи, как значки — дом, брак, машину и визитку. Что загадочно, так это то, что именно они общаются — в какой клуб они вас заводят, чтобы люди снаружи чувствовали себя изолированными от чего-то хорошего?

Это не может быть клуб счастливых людей, потому что эти вещи являются абсолютно бесполезными предикторами любого благосостояния, которое стоит прогнозировать.Как говорит Леонард Коэн, у всех возникает такое разбитое чувство, будто их отец или собака только что умерли. Все. Идея о том, что дом и карьера сами по себе устраняют это чувство, пропагандируется людьми, которые продают дома или хотят, чтобы люди работали.

Я думаю, что клуб, в который попадают эти значки, — это просто клуб людей, у которых есть такие вещи; нас учат хотеть их, поэтому нам приятно показывать их, когда мы их получаем. Естественно, что вы будете чувствовать себя плохо в окружении этих дисплеев — никому не нравится, когда ему напоминают об удовольствиях, к которым он не имеет доступа.Но не упускайте из виду те удовольствия, которые есть у вас, , , и к которым другие люди не могут получить доступ.

Похоже, у вас прекрасная жизнь. У вас есть семья, которая вас любит, и карьера, которой вы гордитесь и которая не пугает вас в воскресенье вечером. У вас есть четкое представление о том, чего вы хотите от романтического партнера, и достаточно самоуважения, чтобы не идти на компромисс и не оставаться в одиночестве. У вас есть жизнь, которую вы выбрали и которую вы культивируете.

Это дает вам то, чего нет у многих других: путь, не похожий ни на один другой.В вашем мире запечатлены ваши вкусы и приоритеты. Это не копия того, к чему вас учили стремиться. Это отражает подлинное мастерство с вашей стороны — невероятно сложно создать что-то неповторимое, когда мы окружены тропами и заезженными канавками. На формирование ваших предпочтений уходит много денег и психологических усилий; вы сопротивлялись этому и сделали что-то свое. Это заслуживает аплодисментов — и это удовольствие, о котором многие люди никогда не узнают.

Жаль, что такое удовольствие не получает особой прессы.Умение быть неповторимым не заслуживает тостов и поздравлений. Это позор, и вы легко можете почувствовать себя заметным из-за того, что не «устроили» родителям или себе большой повод, как если бы вы купили дом или обручились.

Но пусть это вас не вводит в заблуждение, заставляя ценить радости, которые у вас есть, не больше, чем радости, которые вы испытываете — это культурная случайность, когда мы публично отмечаем то, что мы делаем. Лучший подарок, который вы можете сделать людям, которые вас любят, — это хорошо прожить свою жизнь.Вы уже сделали это, независимо от того, придете ли вы к традиционным причинам, чтобы устроить вечеринку, или когда придете к ним.

************************************

Задайте вопрос

У вас есть конфликт, перекресток или дилемма, с которой вам нужна помощь? Элеонора Гордон-Смит поможет вам обдумать жизненные вопросы и головоломки, большие и маленькие. Вопросы могут быть анонимными.

Если у вас возникли проблемы с использованием формы, нажмите здесь. Ознакомьтесь с условиями обслуживания здесь.

Это тот возраст, когда становится неловко жить с родителями.

Фото Гэри Берчелла через Getty Images

Возвращение к родителям после колледжа — не новая концепция.Но примерно в 28 лет он начинает стареть.

По данным нового исследования TD Ameritrade, именно тогда ситуация начинает становиться неловкой.

Это касается всех опрошенных поколений, включая молодых миллениалов и даже более молодых респондентов поколения Z, а также родителей.

Около одной трети представителей поколения Z заявили, что было бы неловко жить дома в возрасте 30 лет и старше, в то время как 44% представителей поколения миллениума сказали то же самое. Между тем, с этим согласились 45% родителей.

В целом, согласно исследованию TD Ameritrade, стигма в отношении детей, живущих дома до 20 лет, снизилась.

«Все больше и больше молодых людей хотят каким-то образом сэкономить деньги», — сказала Кристин Рассел, старший менеджер по пенсионным и аннуитетным выплатам в TD Ameritrade. «Очевидно, что жить с родителями — легкий способ сделать это».

Одна из причин, по которой дети возвращаются к родителям, — это студенческая задолженность, которую назвали 31% миллениалов и 20% представителей поколения Z. Другие финансовые цели, которые были отложены из-за ссуд на обучение, включают покупку дома, вступление в брак, рождение детей или накопление средств для выхода на пенсию.

Те, кто получил студенческие ссуды, сказали, что ситуация удерживает их от других крупных финансовых целей. Согласно опросу, 47% молодых миллениалов заявили, что их долговое бремя не позволяет им покупать дом, а 40% заявили, что это не позволяет им откладывать на пенсию.

Согласно результатам опроса, многие взрослые дети, живущие дома, не платят за квартиру. Те, кто платит, чтобы жить дома, тратят в среднем около 500 долларов в месяц.

И многие делают это на длительный срок.Большинство молодых миллениалов — 56% — остаются здесь на срок от одного года до двух лет.

И для детей, и для родителей в этой ситуации важно ставить цели, — сказал Рассел.

Взрослые дети могут подумать об этом как о «перерыве» в год или два, чтобы получить прочную финансовую основу. Это может позволить им снизить свои долги и повысить свой кредитный рейтинг.

«Используйте это время дома, чтобы начать совершеннолетие, если хотите, — сказал Рассел. «Подумайте об этих финансовых целях, составьте план и начните продвигаться к нему.»

Больше из Personal Finance:
Как заключить сделку на летние каникулы в последнюю минуту
Это пособие на рабочем месте может быть самым упускаемым из виду
Вам не нужен миллион долларов, чтобы прожить роскошную пенсию

Внесение чего-то в пользу семейный бюджет — будь то арендная плата или коммунальные платежи — также должен быть частью этого.

Родители, в свою очередь, могут использовать эту поддержку для накопления своих пенсионных сбережений.

«Я бы посоветовал родителям быть финансово прозрачными и привлекать детей в разговорах о собственном финансовом планировании «, — сказал Рассел.

В онлайн-опрос, который проводил Harris Poll с февраля по март, приняли участие 3054 человека в возрасте от 15 лет и старше. Поколение Z было определено как люди в возрасте от 15 до 21 года, а молодые представители поколения миллениума — от 22 до 28 лет.

Я вернулся домой в возрасте 30 лет — вот что я узнал

Мне исполнилось 30 лет.

Я всегда был одним из тех амбициозных планировщиков Типа А, у которых было бесчисленное количество контрольных списков карьерных целей и четких вех, где я должен был быть к 30 годам, но когда я пришел туда, я обнаружил, что все это были, ну, в общем, слова на бумаге .В 30 лет я работал в Лос-Анджелесе в индустрии развлечений в сфере деловых операций, а в 30 я также понял, что моя карьера катится по дороге, по которой у меня не было никакого желания путешествовать.

Итак, я начал подавать заявки и проходить собеседования для компаний. Некоторые интервью не увенчались успехом. Других я намеренно бомбил, потому что знал, что они не подходят. В одном особенно ужасном случае меня проверил с ног до головы первый сотрудник-мужчина, с которым я столкнулся, а затем интервьюер все время смотрел мне в грудь.

Разочарованный и измученный, я обнаружил, что скучаю по дому. Я родился и вырос в округе Гумбольдт, сельской местности, известной своими очень прибыльными товарными культурами и лесами из красного дерева (место назначения №1 в США в 2018 году). Я скучал по семье, друзьям, семейной собаке, природе и более медленному ритму жизни. Я решил, что подам заявление о приеме на работу дома и в Лос-Анджелесе, и возьму все, что придет.

В конце концов, я смог вернуться домой раньше, чем предполагал. Компания, в которой я работал, начала увольнять сотрудников из-за реструктуризации, и в итоге я оказался в числе уволенных.

Я был в шоке, когда начал думать о том, сколько стоят мои расходы на аренду и проживание по сравнению с чеком, который я получу по безработице вместе с моим небольшим выходным пособием. Я знал, что мне придется покинуть свою однокомнатную квартиру, потому что у меня не будет возможности себе это позволить, не говоря уже о счетах за коммунальные услуги, но вот в чем дело: осознавая это, я чувствовал себя довольным. Пора было домой.

Осталась только одна последняя ничья. Мне пришлось закончить это с парнем, с которым я встречался время от времени четыре года своей жизни, и неизбежно у нас был один из тех необходимых взрывных боев, чтобы положить всему этому конец.Мне было не так грустно — я был более рад, что наконец-то это было сделано.

Через три недели я вернулся к родителям.

к истокам

Как бы хорошо это ни было быть дома, сидя в комнате моего детства, глядя на мою куртку, все еще висящую в шкафу, и коробки моей взрослой жизни, сложенные в углу, я начал сомневаться в себе и в каждом решении, которое я принял за последние 12 лет. годы. Я поймал себя на том, что пытаюсь заглушить ревущий голос отвращения к себе и ненависти, который теперь занимал любое спокойное время разума.

Вскоре после прибытия домой я разбежался по тротуару. Я устроился на работу, получил абонемент в тренажерный зал (поскольку я набрал 30 фунтов стрессового веса), пошел к врачу и записался на прием к врачу как можно чаще, прежде чем отменил свою КОБРУ, начал ходить на терапию и принимать анти- депрессанты, деактивировали мой Facebook, тусовались с моими друзьями и даже пытались свидаться, чтобы забыть о Того, Кого не назовут.

В то время мой мыслительный процесс происходил примерно так: я не был совсем неудачником в жизни, просто избавлялся от всего, что не работало для меня, что до тех пор я был слишком упрям, чтобы позволить попасть впросак.Может быть, моя дорога из желтого кирпича только что была забита смогом из Лос-Анджелеса, и это была возможность его помыть.

Однако через несколько месяцев предложений о работе не было. Эти посещения врача КОБРЫ означали, что были взяты биопсии рака кожи (доброкачественные, слава богу). Моя семейная собака, которая никогда не отходила от меня, когда я едва могла встать с постели, была подавлена, и моя личная жизнь была в застое. Я чувствовал себя полным беспорядком, как в дни Линдси Лохан и Пэрис Хилтон в середине 2000-х.

Через пять месяцев после переезда домой появились некоторые новые возможности, и я ухватился за них — наконец, появилась временная работа с частичной занятостью, и я начал играть в софтбол в городской лиге отдыха.Мне было чего с нетерпением ждать, и мне нужно было начать новый распорядок.

Зверь сравнения и ненависти к себе всегда будет рядом — будьте готовы иметь для него намордник.

ошибка сравнения

Но почти сразу же реальность моей ситуации разбила мои маленькие победы: мой сосед по комнате в колледже женился. На ее свадьбе я была окружена людьми, рассказывающими о своих достижениях — покупке дома, свадьбе, повышении до вице-президента, разговоры о беременности и т. Д.

Дай им всем пятерку.

Дело не в том, что я не был в восторге от их успехов и того, чем они гордились, но я поймал себя на том, что стараюсь избегать обсуждения того, что я задумал, потому что, ну, что я мог сказать?

Я потеряла работу, квартиру и парня, за которого, как я думала, в конце концов выйду замуж, и работала временную работу неполный рабочий день за 11,50 долларов в час без каких-либо перспектив трудоустройства, пока жила с моими родителями. О, и я все еще нес эти лишние 25 фунтов стресса.

В конце концов, я открылся — и всю оставшуюся ночь смотрел на меня с сочувствием и вручал обильные бокалы вина. Похмелье и туманные образы наполненных жалостью глаз были не лучшими подарками на прощание, но сама свадьба была невероятной.

Как бы я ни хотел сказать: «Не сравнивайте себя с другими», это сделало бы меня лицемером. Будь то в классе бути-йоги, когда женщина рядом со мной делает потрясающие изгибы, или думает о том, как повезло моему лучшему другу, потому что у нее нет сумасшедших детских волос, как у меня, с любой прической, которую я пытаюсь сделать, я всегда сравниваю на каком-то уровне.

Для меня эта ночь означала осознание того, что мне нужно уменьшить громкость голоса сравнения в моей голове. Это то, ради чего я должен присутствовать — он всегда будет там, но распознавать его, особенно когда он самый громкий, — это навык, который я продолжаю оттачивать.

Неспособность контролировать свой точный результат и подчинение неизвестному были разочарованием — как попытка нанести жидкую подводку для глаз после кофе или иметь дело с моей студенческой ссудой на уровне компании.

Поворотный момент

К середине ноября временная работа подходила к концу, моя безработица исчезла.Хотя я только что устроился на другую временную работу в юридической фирме, собеседования для работы на полный рабочий день ни к чему не привели — было больше писем с отказами или просто никаких последующих ответов от них. Это становилось чем-то вроде шутки — неоднократно до меня доходили до меня и другого кандидата, и менеджер по найму выбирал этого человека.

Затем это случилось. Дело, которое я помогал готовиться к суду, внезапно закончилось за несколько дней до Рождества, что означало, что мне больше нечего было делать. Принимая во внимание вероятность того, что никто не будет нанимать сотрудников до середины января, я решил сосредоточиться на своем отпуске с семьей и друзьями и объятиями щенка (уход за новой собакой по имени Дункан Маклауд), прежде чем я снова запустил поисковую систему в Январь.

Через несколько дней после Рождества я получил предложение о работе в нашем местном правительстве. Я ухватился за шанс. Я бы не приступил к работе в течение трех недель, но, эй, , у меня была работа. У меня был бы постоянный доход и медицинская страховка (вы знаете, что взрослеете, когда…).

Я начал свою позицию сразу после дня рождения — в зрелом возрасте 31 года. Все начало (наконец) становиться на свои места. Как только я вошел в рутину на работе, я сосредоточился на своем здоровье, как физическом, так и психологическом.После того, как я почувствовал, что нахожусь в здоровом пространстве, я решил окунуться в бассейн для свиданий и начал делать вещи, выходящие за пределы моей зоны комфорта — например, ходить на родео, проверять местные уличные ярмарки или отдыхать на выходных. .

Терпение, стойкость, сдача и просьба о помощи — хорошие вещи, которые нужно иметь в моем наборе инструментов.

Чему меня научил 30 год

Большую часть 30-летнего возраста я чувствовал себя Томом Хэнксом в начале Castaway , застрявшим в шторме и выброшенным на берег, растрепанным и изможденным на пляже.Неспособность контролировать свой точный результат и подчинение неизвестности расстраивала — как попытки нанести жидкую подводку для глаз после кофе или иметь дело с моей студенческой ссудой на уровне компании.

Но, сосредоточившись на сиюминутных вещах, я мог иметь значение, создав некоторое подобие того, что я все еще был «пчелиной маткой» в моей жизненной истории. К концу года у меня было меньше Castaway, на больше Саши Фиерс — уверенный, твердый и смотрящий в будущее с улыбкой, а не с тревогой и страхом.

Итак, какие были мои самые большие выводы? Я выделю это, потому что, честно говоря, мне нравятся маркеры:

  • Зверь сравнения и ненависти к себе всегда будет рядом — будьте готовы иметь для него намордник.
  • Терпение, стойкость, сдача и просьба о помощи — хорошие вещи, которые нужно иметь в моем наборе инструментов.
  • Мне повезло, что у меня есть поддержка семьи и друзей и крыша над головой, потому что я знаю, что не всем так повезло.
  • Мой отец был моим самым большим болельщиком.Он всегда подбадривал меня, даже когда я чувствовал себя беспомощным и никчемным, и говорил мне, что скоро будет что-то хорошее. Он был прав. Просто с моей стороны потребовалось много терпения и слепой веры.
  • Моя собака — лучший четвероногий терапевт на планете. (Я предвзята, я в курсе.)
  • Сосредоточение внимания на улучшении одного аспекта моей жизни за раз дало мне лучший результат.
  • Забота о себе — ключ к поддержанию умственной, психологической, физической и духовной сосредоточенности.

Я хочу сделать карьеру и стиль жизни? Не совсем, но я иду в этом направлении — и я намного ближе, чем был три года назад. Это все процесс, и я все еще изучаю приливы и отливы.

52% молодых людей в США живут со своими родителями в условиях COVID-19

(iStock)

Вспышка коронавируса подтолкнула миллионы американцев, особенно молодых, переехать к членам семьи. Доля людей в возрасте от 18 до 29 лет, живущих со своими родителями, стала большинством со времен У.Случаи S. коронавируса начали распространяться в начале этого года, превзойдя предыдущий пик в эпоху Великой депрессии.

В июле 52% молодых людей проживали с одним или обоими родителями, по сравнению с 47% в феврале, согласно новому анализу Pew Research Center ежемесячных данных Бюро переписи населения. Число проживающих с родителями выросло до 26,6 миллиона, что на 2,6 миллиона больше, чем в феврале. Число и доля молодых людей, живущих со своими родителями, росли по всем основным расовым и этническим группам, мужчинам и женщинам, а также городским и сельским жителям, а также во всех четырех основных регионах переписи.Самый резкий рост был у самых молодых людей (в возрасте от 18 до 24 лет) и у молодых людей белых.

Доля и число молодых людей, живущих со своими родителями, выросли в эпоху Великой рецессии десять лет назад, когда семья стала для многих экономическим убежищем. Мы хотели узнать, прибегают ли молодые люди снова к этой «частной системе безопасности» на фоне повсеместных отключений и тяжелых экономических условий, вызванных пандемией коронавируса.

Анализ последних тенденций и характеристик основан на ежемесячном обследовании населения (Current Population Survey, CPS), проводимом U.S. Бюро переписи для Бюро статистики труда. CPS — это ведущее национальное обследование рабочей силы, на котором основывается ежемесячный национальный уровень безработицы, публикуемый в первую пятницу каждого месяца. CPS основан на выборочном обследовании около 60 000 домохозяйств. Все оценки используют полные наборы данных, предоставленные Бюро переписи населения; оценки не корректируются на сезонные колебания.

CPS несколько завышает количество молодых взрослых студентов колледжей, которые живут со своими родителями. Это связано с тем, что не состоящие в браке студенты, проживающие в общежитиях, считаются проживающими со своими родителями.Таким образом, CPS нельзя использовать для измерения миграции студентов колледжей, живущих в общежитиях, в дома своих родителей с момента начала пандемии. Не все неженатые студенты колледжей в возрасте от 18 до 29 лет живут в общежитиях или со своими родителями. В феврале 2020 года из 12,6 миллиона не состоящих в браке студентов колледжа в возрасте от 18 до 29 лет, учтенных в CPS, 5,2 миллиона не жили ни в общежитиях, ни со своими родителями.

Вспышка COVID-19 повлияла на усилия правительства США по сбору данных в его опросах, особенно на ограничение личного сбора данных.В результате в июле 2020 года количество откликов на CPS снизилось на 15,3 процентных пункта. Возможно, эти изменения в сборе данных повлияли на некоторые показатели занятости и охвата, а также на его демографический состав.

Анализ исторических тенденций в условиях жизни молодых людей за 1900–1990 годы основан на данных десятилетних переписей, полученных Бюро переписи населения США.

Выборочные данные IPUMS для переписей 1900–1990 годов были проанализированы в режиме онлайн с использованием системы документации и анализа обследований IPUMS (SDA).

Общедоступные микроданные CPS и переписи содержат переменные, идентифицирующие родителей каждого отдельного респондента, если они проживают в домашнем хозяйстве — мать и / или отец, а в последние годы — вторую мать или второго отца. Мы использовали эти переменные, чтобы определить, какие люди жили с одним или несколькими родителями.

Общее число молодых людей, живущих с родителями, было бы еще больше, если бы мы включили тех, кто живет с родителями их супруга или партнера. Среди 18–29-летних: 1.3%, или 680 000 человек, сделали это в июле 2020 года, по данным CPS; эта группа оставалась относительно стабильной в течение последнего десятилетия. Мы опустили эту группу, чтобы соответствовать историческим данным переписи за десятилетие.

Доля молодых людей, живущих со своими родителями, выше, чем при любом предыдущем измерении (на основе текущих обследований и десятилетних переписей). До 2020 года самое высокое измеренное значение было в переписи 1940 года в конце Великой депрессии, когда 48% молодых людей жили со своими родителями.Пик мог быть выше в разгар Великой депрессии 1930-х годов, но данных за этот период нет.

Доля молодых людей, живущих с родителями, снизилась в ходе переписей 1950 и 1960 годов, а затем снова увеличилась. Ежемесячная доля в Текущем обследовании населения с апреля этого года превышает 50%, достигая и сохраняя этот уровень впервые с тех пор, как в 1976 году стали доступны данные CPS о жилищных условиях молодых людей.

Молодые люди особенно сильно пострадали от пандемии и экономического спада в этом году, и, согласно опросу Pew Research Center, у них больше шансов переехать, чем другие возрастные группы.Около одного из десяти молодых людей (9%) говорят, что они переехали временно или навсегда из-за вспышки коронавируса, и примерно такая же доля (10%) кого-то переезжает в свою семью. Среди всех взрослых, переехавших из-за пандемии, 23% заявили, что наиболее важной причиной было закрытие кампуса их колледжа, а 18% заявили, что это произошло из-за потери работы или других финансовых причин.

Эти новые условия проживания могут повлиять не только на молодых людей и их семьи, но и на U.S. экономика в целом, что отражает важность рынка жилья для общего экономического роста. Даже до вспышки рост новых домохозяйств отставал от роста населения, отчасти потому, что люди переезжали вместе с другими. Более медленный рост домохозяйств может означать снижение спроса на жилье и товары для дома. Также может снизиться количество арендаторов и домовладельцев, а также общая жилищная активность. В период с февраля по июль 2020 года количество домохозяйств, возглавляемых мужчиной в возрасте от 18 до 29 лет, сократилось на 1.9 миллионов, или 12%. Общая сумма выросла с 15,8 миллиона до 13,9 миллиона.

Подавляющее большинство молодых людей, которые живут со своими родителями — 88% — живут в доме своих родителей, и на эту группу приходится рост популяции взрослых детей, живущих со своими родителями. Почти все остальные живут в своих домах вместе со своими родителями или в домах, возглавляемых другими членами семьи. Эти акции были относительно стабильными в течение последнего десятилетия.

Большая часть прироста молодых людей, живущих с родителями, пришлась на молодых людей

Самые молодые взрослые (в возрасте от 18 до 24 лет) составили большую часть прироста числа 18-29-летних, живущих со своими родителями с февраля по 2 июля.1 миллион из увеличения на 2,6 миллиона приходится на них. Большинство представителей этой младшей возрастной группы уже жили со своими родителями, но их доля выросла до 71% в июле с 63% в феврале.

Модель соответствует сокращению занятости с февраля. Самые молодые люди чаще, чем другие возрастные группы, теряли работу или получали сокращение заработной платы. Доля подростков в возрасте от 16 до 24 лет, которые не посещают школу и не работают, увеличилась более чем вдвое с февраля (11%) по июнь (28%) из-за пандемии и последующего экономического спада.

Стоит отметить, что в данных Текущего обследования населения не состоящие в браке студенты, проживающие в общежитиях колледжей на кампусе, считаются проживающими в их семейном доме, поэтому любое увеличение числа молодых людей, живущих с родителями в этом году, не будет связано с пандемией. -связанное с закрытием общежитий колледжа весной.

При этом, как правило, молодые люди, живущие с родителями, имеют сезонный характер: их доля имеет тенденцию к небольшому увеличению летом, после выпускных экзаменов в колледже.Например, в 2019 году доля проживающих с родителями выросла менее чем на 2 процентных пункта в июле по сравнению с февралем. Но в этом году рост был намного резче — более 5 пунктов.

Расовые и этнические различия в доле молодых людей, живущих с родителями, сократились

В последние десятилетия белые молодые люди реже, чем их азиатские, чернокожие и латиноамериканские сверстники, жили со своими родителями. Этот разрыв сократился с февраля, поскольку количество молодых людей, живущих со своими матерями и / или отцами, выросло больше, чем среди других расовых и этнических групп.

Фактически, на долю белых приходится около двух третей (68%) прироста молодых людей, живущих со своими родителями. По состоянию на июль более половины молодых людей латиноамериканского происхождения (58%) и чернокожих (55%) сейчас живут со своими родителями, по сравнению с примерно половиной молодых людей белых (49%) и азиатских (51%).

Молодые мужчины чаще, чем молодые женщины, живут со своими родителями, и с начала вспышки коронавируса в обеих группах увеличилось количество и доля проживающих с мамой, папой или обоими родителями.Точно так же более высокая доля молодых людей в мегаполисах по сравнению с сельскими сейчас живет со своими родителями, но их число в обоих районах выросло с февраля по июль.

По регионам количество и доля молодых людей, живущих с родителями, выросли по всей стране. Самый резкий рост был на Юге, где общий рост составил более миллиона, а доля увеличилась на 7 процентных пунктов, с 46% до 52%. Но Северо-Восток сохранил свой статус региона, где самая высокая доля молодых людей живет с родителями (57%).

Исправление (9 сентября 2020 г.): В более ранней версии этого поста неверно указывалось, что процентный рост доли проживающих на Юге лиц в возрасте от 18 до 29 лет, проживающих с одним из родителей, составил процентный пункт. Эта доля выросла на 7 процентных пунктов с февраля 2020 года (46%) по июль 2020 года (52%). Изменение процентного пункта рассчитывается для неокругленных акций.

Ричард Фрай — старший научный сотрудник исследовательского центра Pew Research Center, специализирующийся на экономике и образовании. Д’Вера Кон — старший писатель / редактор, специализирующийся на иммиграции и демографии в исследовательском центре Pew Research Center.

«Благодаря изоляции я научился любить жить с родителями в 30 минут».

Это не так плохо, как кажется, — говорит 30-летний Цигдем Танриоглу из северного Лондона.

Я никогда не планировал жить с родителями в возрасте 30 лет.

До того, как разразился коронавирус, я возмущался тем фактом, что я все еще полагался на Банк мамы и папы, чтобы обеспечить мне крышу над головой.

В конце концов, я всегда представлял, что к тридцати годам у меня будет надежная работа и собственная семья. Или, по крайней мере, мне не нужно было бы спрашивать разрешения, прежде чем приглашать друзей.

В конце концов, я решил немного побыть дома и сэкономить. Итак, когда мне было чуть больше двадцати, в то время как большинство моих приятелей устраивали новоселье в своих недавно приобретенных квартирах, я все еще пьяно ходил на цыпочках через парадную дверь, изо всех сил стараясь никого не разбудить.

И если я не пытаюсь молча приготовить сыр на тосте в 3 часа ночи, чтобы обуздать свой пьяный голод, меня грубо разбудит болезненный звук, издаваемый моей мамой, пылесосящей в 7 утра.

В прошлом году сообщалось, что 3,5 миллиона человек в возрасте от 20 до 34 лет все еще живут со своими родителями, и ожидается, что это число будет расти, поскольку наша экономика продолжает испытывать трудности.

Но поверьте мне, когда я говорю, это не так плохо, как кажется. Через две недели после начала национальной изоляции и застряв дома с родителями, не имея привычной передышки встречаться с друзьями, я думал, что к этому моменту уже исхожу из себя.Вместо этого я стал ближе к своей семье, чем когда-либо (за исключением уборки пылесосом).

30-летняя Цигдем научилась любить жить со своими родителями (Источник: Cigdem Tanrioglu)

После того, как разразилась пандемия, я погрузился в детское замешательство по поводу окружающего меня мира. Достаточно ли я мою руки? Что будет, если любимый заразится вирусом? Что, если у нас закончится туалетная бумага?

Как и в моем детстве, мои родители хотят заверить меня, что все будет абсолютно хорошо, их обнадеживающие слова утешают меня так же, как они делали это с тех пор, как мне было пять лет.

И, кажется, я не одинок; 25-летняя Джоанна Фридман недавно переехала из Лондона в свой семейный дом в Хартфордшире и признает, что возвращение к родителям заставляет ее чувствовать себя «более защищенной».

Конечно, я бы хотел быть более независимым — особенно когда мама врывается в мою комнату во время виртуального первого свидания — но мне тоже будет одиноко. Несколько друзей из квартирных домов жаловались на то, что чувствуют себя одинокими или обнаруживают, что отношения с соседями рушатся из-за давления, вызванного изоляцией.

Цигдем на фото в отпуске со своими родителями (Фото: Чигдем Танриоглу)

К счастью, это не проблема моих родителей, которые стали свидетелями гормональных всплесков моего подросткового возраста и знают, когда оставить меня в покое. Почему-то я не могу представить, чтобы мои друзья так изящно справлялись с моими карантинными перепадами настроения.

Не поймите меня неправильно, бывают случаи, когда эта пара сводит меня с ума. Даже сейчас, когда я пишу это, моя мама выкрикивает по телевизору Этим утром .Оказывается, Холли и Фил сильно отвлекают.

Джоанна соглашается: «Такие мелочи, как необходимость каждый вечер есть за столом и упреки в моей грязной комнате, требуют некоторой адаптации». Но когда мы спорим о глупостях, например, о том, кто ел последний домашний кекс (спойлер: это был папа) или о том, почему моя кровать не застелена, я напоминаю себе, что я тоже недалеко от совершенства.

В конце концов, когда мы сидим за кухонным столом, чтобы поужинать, я понимаю, как мне повезло, что мои близкие в безопасности; что я буду там, если случится что-нибудь плохое.

Цигдем говорит, что она рада быть дома со своими родителями во время изоляции (Фото: Цигдем Танриоглу)

Мой старший брат Али живет неподалеку, но мы не видели его уже несколько недель. Каждый раз, когда мои родители вешают трубку после видеочатов, они выглядят удрученными, зная, что пройдут недели, прежде чем они снова смогут увидеть его во плоти. Существуют также очевидные финансовые преимущества.

До того, как мы оказались в тисках коронавируса, я решил жить дома, потому что это имело смысл.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта