Дина годер – Коллекция мультфильмов Дины Годер • Arzamas

Коллекция мультфильмов Дины Годер • Arzamas

Дина Годер, анимационный критик и программный директор Большого фестиваля мультфильмов, рассказывает о своих любимых мультфильмах, которые можно посмотреть с ребенком

Называя любимые детские мультфильмы, всякий будет долго перечислять фаворитов из советской «золотой коллекции». Поэтому я сразу оставляю за скобками самое любимое этой поры: норштейновских «Цаплю и журав­ля», «Лису и зайца», «Ёжика в тумане», назаровский «Жил-был пес», цикл про Винни-Пуха и «Каникулы Бонифация» Хитрука, «Варежку» и «Чебу­рашку» Романа Качанова, «Пластилиновую ворону» и «Падал прошлогодний снег» Александра Татарского. Не знаю людей, которые бы их не назвали. Буду говорить о фильмах более новых или иностранных, которые известны хуже. Не включаю только цикл «Гора самоцветов» студии «Пилот»: там есть отличные фильмы, но их хорошо знают и так.

«Танец скелетов» («The Skeleton Dance»)

Режиссер Уолт Дисней. США, 1929

Черно-белый «Танец скелетов» 1929 года — первый короткометражный дисне­евский мультфильм, который я помню. Мама повела меня маленькую, кажется, в «Иллюзион» смотреть «Белоснежку» или «Бемби», и перед началом показы­вали «Танец скелетов». Помню, что я ужасно смеялась. Я вообще очень люблю диснеевские фильмы на классическую музыку, начиная с полнометражной «Фантазии», — в них музыкальность и чувство ритма просто невероятные.

«Рождество»

Режиссер Михаил Алдашин. Россия, 1996

Фильм легендарный, снятый без всякой студии в середине 1990-х (в титрах стоит студия Mishka), в самое гнилое для анимации время, но при этом полный радости и надежды. Снималось «Рождество», понятное дело, не для детей, но детям, на мой взгляд, его смотреть необходимо, да и нет в мультфильме ничего для них непонятного. Такая почти наивная история, полная деталей, тепла и юмора: как ангел вытирает грушу о рукав, как рыжая Мария проверяет локтем воду для купания сына, как натягивают одеяло сонные волхвы, когда их будит благая весть. И как в финале торжественный ангельский оркестр стихает, чтобы не разбудить младенца.

Ну и заодно не могу не упомянуть чудесный детский фильм «Келе», который Михаил Алдашин вместе со своим эстонским сокурсником снял в качестве диплома на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Особенно трогательно, что северное чудовище в мультфильме учится играть на дудочке «Тореадор, смелее в бой».

«Моя мама самолет»

Режиссер Юлия Аронова. Россия, 2013

Юлия Аронова — один из лучших отечественных режиссеров, а «Самолет» — ее первый детский фильм, по-моему, совершенно замечательный, столько в нем легкости и веселого духа. Сценарий к нему она писала сама. Ее талант, конечно, не только мы видим: свой следующий детский фильм Аронова сняла уже во Франции, и теперь французы не хотят ее отпускать, она снимает для них мини-сериал.

«Пык-пык-пык»

Режиссер Дмитрий Высоцкий. Россия, 2014

Питерские режиссеры и художники Дмитрий Высоцкий и Андрей Сикорский — большие мастера короткого и очень остроумного сюжета — известны давно, но главным образом по прикладной анимации: рекламе, заказным мини-сериалам и т. д. Детское кино они сняли впервые по заказу обновленного «Союзмультфильма», и оказалось, что их юмор, чувство ритма и нарядный дизайн — идеальны для детской истории. Крошечный фильм в ритме пиц­цикато из балета Лео Делиба «Сильвия» тут же полетел по мировым фести-валям.

«Мой счастливый конец» («My Happy End»)

Режиссер Милен Витанов. Германия, 2007

Это тоже фестивальный улов и тоже дипломный фильм. Милен — болгарин, учившийся в Германии. Фильм про собаку и ее хвост, парадоксально придуман и остроумно снят.

«Маленькая Василиса»

Режиссер Дарина Шмидт. Россия, 2007

На «Мельнице», где работала совсем молоденькая Дарина, кроме Константина Бронзита, штучных фильмов не снимал никто, только сериалы (Дарина как раз была режиссером «Лунтика») и богатырские полные метры. Но Дарине повез­ло — ей почему-то дали снять свою сказку про маленькую Василису, и она придумала ее в стилистике лоскутного шитья. Фильм получился очень симпа­тичным еще и потому, что был в чем-то компанейским: Ягу, например, в нем озвучивал Бронзит, а Медведя — московский режиссер Сергей Меринов. С тех пор Дарина сняла очень много всего, включая полный метр «Иван Царевич и Серый Волк», но я по-прежнему больше всего люблю «Маленькую Василису».

«Солнечный день» («Ein sonniger Tag»)

Режиссер Гиль Алькабец. Германия, 2007

Алькабец — израильтянин, уже много лет работающий в Германии, и одна из главных немецких звезд анимации. Вообще-то, он снимает не для детей, и только «Солнечный день» можно считать детским. Я думаю, он появился оттого, что у Гиля в это время был маленький ребенок.

Ну и заодно еще один фильм Алькабеца, не специально детский, но детям очень нравится, — «Рубикон», парадоксальная интерпретация знаменитой задачки про волка, козу и капусту.

«Снежинка»

Режиссер Наталья Чернышева. Россия, 2012

Наталья Чернышева — из самого младшего поколения отечественных звезд анимации. Собственно, звездой она стала сразу после фильма «Снежинка», снятого в Екатеринбурге. В нем важна не столько оригинальная история, сколько замечательно стильный дизайн и остроумная анимация. После дебют­ного фильма Чернышева уехала учиться во Францию в лучшую анимационную школу «Пуд­риер», и ее студенческий фильм «Возвращение» и дипломный «Два друга» тоже ездят по фестивалям.

«Еврейская колыбельная»

Режиссер Елизавета Скворцова. Россия, 2005

«Колыбельные мира» — один из самых обаятельных анимационных циклов, снятых в постсоветские годы. Фильмы в нем делали разные режиссеры и ху­дожники, но общую интонацию — сентиментальность и нежность без притор­ности и мягкий юмор — ему дала Елизавета Скворцова, режиссер всего про­екта, сама снявшая в нем больше всех фильмов. Еврейская колыбельная, в ко­торой Ефим Чорный поет на идише, была сделана одной из первых. И до сих пор она одна из самых моих любимых в цикле, где много чудесного.

«Король забывает»

Режиссер Вероника Федорова. Россия, 2006

Вероника Федорова тоже работала в проекте «Колыбельные мира». И когда она на той же студии «Метроном» сняла свой дипломный фильм «Король забы­вает» по сказке Сергея Седова, в нем чувствовалось родство с «Колыбельными», что, впрочем, кино только красит. Удивительно, насколько эта смешная и пара­доксальная история про короля, забывшего, что он собирался воевать, кажется сегодня уместной и нужной.

«Звездочка»

Режиссер Светлана Андрианова. Россия, 2014

Прекрасное новогоднее кино Светланы Андриановой безо всяких Дедов Моро­зов про упавшую с неба звездочку-очкарика. Отличное подтверждение для робких детей, что мама все знает, все видит и всегда спасет. Сценарий, кстати, написала Юлия Аронова.

Я очень люблю «Звездочку», хотя сама Светлана из своих фильмов больше лю­бит «Зеленые зубы» — очень смешную детскую страшилку. «Зубы» и правда отличные, да и вообще Андрианова — признанный мастер короткого смешного фильма, а какую она рекламу снимает — обхохочешься.

«Снеговик» («The Snowman»)

Режиссер Диана Джексон. Великобритания, 1982

Это классический детский английский мультфильм 1982 года, с тех пор его, по-моему, каждый год показывают в Англии перед самым Рождеством. У нас «Снеговика» в то время не крутили, да и по возрасту я переросла, но вот моя английская младшая подруга каждый раз его смотрит и каждый раз плачет. Кино по книжке Рэймонда Бриггса и правда очень хорошее, хоть, может, и с перебором сентиментальности, а песню «Walking in the Air» из него и вовсе забыть невозможно. Особенно прекрасно и то, что во вступлении к фильму выросшего героя играет Дэвид Боуи и даже показывает тот самый подаренный Санта-Клаусом шарф со снеговиками из сказки.  

arzamas.academy

Дина Годер — Такие Дела

Дина Годер — Такие Дела

Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях

Подписаться

  • Собрано 10 705 401 r для бездомных
  • Собрано 46 721 838 r для детей-сирот
  • Собрано 33 156 872 r для жертв насилия
  • Собрано 46 134 168 r для людей с инвалидностью
  • Собрано 2 081 043 r для малоимущих
  • Собрано 5 932 389 r для пожилых
  • Собрано 9 837 391 r для помощи животным


Все авторы

Дина Годер

Куратор и преподаватель программы дополнительного обучения молодых журналистов «Школа культурной журналистики» при фонде Про Арте (СПб). Программный директор Большого фестиваля мультфильмов (Москва). С 2007 по сегодняшний день – член экспертного совета Фонда культурных инициатив Михаила Прохорова.С 2015 – организатор образовательного проекта Animatorium (Тель-Авив, Израиль). Автор статей по вопросам театра и анимации в различных российских и иностранных печатных изданиях, в интернете, на радио и телевидении с середины 80-х годов.
Член жюри и селекционных комиссий различных российских и зарубежных театральных и анимационных фестивалей.
Составитель программ для российских и зарубежных анимационных фестивалей.
Неоднократный член жюри и экспертного совета (в 2011 и 2012 – председатель) российской национальной театральной премии «Золотая маска»

Публикации автора

takiedela.ru

15-минутный путеводитель: документальная анимация с Диной Годер

— О понятии «документальная анимация» заговорили не так давно — в 2000-х годах. Но это не значит, что раньше ее не было: просто тогда ее так не называли. Сейчас же для этого явления пытаются придумать подходящее слово — «анимадок», «докуаним», — рассказывает Дина Годер.

Главное условие документальной анимации — наличие в основе произведения документа, который изначально не предназначен для искусства. Для этого подойдут фотографии, дневники, военный билет и многое другое — важно только использовать эти предметы именно в качестве подтверждения мысли, а не художественного средства.

— Документальная анимация — это лишь подход. У нее нет возрастных ограничений. Чем меньше рамок мы ставим и сужаем аудиторию описаниями фильмов, тем лучше, — объясняет Дина. — Но поскольку она много работает с травматическими темами, то, конечно, документальная анимация — это скорее для взрослых.

Основоположником документальной анимации считают американца Уинзора Маккея, который в 1918 году снял фильм «Гибель „Лузитании”» о затонувшем тремя годами ранее британском трансатлантическом лайнере с 1000 пассажиров на борту. В 12-минутной ленте Маккей комбинирует анимацию, используя ее для общих планов тонущего после удара немецкой подлодки корабля, с документальными съемками и фотографиями. После выхода новаторской «Лузитании» режиссеры еще долго не возвращались к документальной анимации. В 1950−1970-х четырехкратные обладатели премии «Оскар», супруги Джон и Фейт Хабли сняли фильмы, основанные на записанных разговорах маленьких детей, — Moonbird, Cockaboody и Windy Day.

— Запись, правда, в этом случае была больше саундтреком, задающим фильму интонацию и ритм, чем документом, — уточняет Дина.

Аналогичным приемом в конце 1980-х воспользовалась британская студия — автор мультфильмов о Уоллесе и Громите Aardman Animations, создавшая проект Creature Comforts («Уют в зоопарке»). Его авторы записывали рассказы местных жителей, иммигрантов и беженцев об условиях и качестве жизни. Истории «подкладывали» под изображение пластилиновых животных — белых медведей, бегемота, гориллы и других.

— Такой ход не только добавляет юмор: он меняет ракурс. Ты иначе воспринимаешь происходящее на экране, смотришь на него под другим углом, — говорит Дина Годер. — Это брехтовский способ: отодвигаешь от себя интимное — и оно начинает выглядеть со стороны иначе.

Возможность абстрагироваться, которую дает документальная анимация, особенно важна для фильмов на откровенные и слишком личные темы. Такие чаще всего становятся объектами анимационного кино.

— Я все время сравниваю документальную анимацию с театром. Оба искусства любят говорить о том, о чем люди чаще всего молчат: о насилии, криминале, политических проблемах, сексе, беженцах, — рассказывает Дина. — Такие темы требуют отстранения. Человек не станет о них говорить на камеру — одним неловко, другие не хотят «светиться». Если же он знает, что вместо него в фильме будет «говорить» что-то другое — предмет, животное или анимационный персонаж, — разговор станет не таким страшным. С помощью документальной анимации сюжеты на откровенные темы становятся для публики мягче, что позволяет «пережить», проговорить проблемы и травмы. В этом смысле документальная анимация — мощный инструмент.

inde.io

Дина’s Journal

Дина’s Journal
 

[Most Recent Entries]
[Calendar View]
[Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in
Дина’s LiveJournal:

[ << Previous 20 ]

Tuesday, July 2nd, 2019
2:41 pm Отчет за июнь

1 мая – пошла на очередной проект Севы Лисовского «Что ответили птицы Фрациску Ассизскому?», сделали его в лаборатории Института театра при ЗМ, теперь играют в Орнитарии Сокольников. Людей запускают по одному, сначала завязывают глаза, доводят до самого орнитария и там можно повязку снять – ты оказываешься среди хищных птиц, которые сидят на пеньках среди полянки, привязанные за лапу. Вокруг стоят таблички с текстами о том, как св. Франциск проповедовал птицам и зверям и какие-то современные факты про птиц – как сталкиваются с самолетами и др. Предлагается посидеть на корточках рядом с выбранной птицей, задать ей вопрос (его можно выбрать из коробочки) и подождать, что она тебе ответит. А ответ записать фломастером на доске. Сама игра мне как-то не понравилась, особенно то, что птицы все время рвутся со своих веревок, а тексты ровно про обратное. Но сами птицы – орлы и совы – симпатичные, и Сева подробно объяснял, что когда мы птиц жалеем, что они рвутся – это просто мы их очеловечиваем, а на самом деле им норм. И вообще, в этом отделе орнитария только те птицы, которые больны или выросли в неволе, так что они на свободе не выживут. Ну и то, что ими много занимаются. Наверное. 

( Read more…Collapse )

2:20 pm Отчет за май. 2 часть

19 – снова смотрела два спектакля. Утренний – в Московском театре кукол. «Мучные младенцы» в постановке Натальи Пахомовой. Имеется в виду, что это проблемный спектакль для подростков, их у нас становится все больше и они постепенно становятся лучше, то тут либо книжка (некая Энн Файн) была не очень, либо много потерь при переводе на сцену, но в целом пьеса выглядит очень обезвреженной и прекраснодушно-сентиментальной. Играют в фойе, где выставляют буквой П стулья и пространство получается игровым и разнообразным (там и лестница вниз есть, и ширмы-кулисы). Это не кукольный театр и даже не совсем предметный, а скорее театр масок: герои носят на головах (дети) картонные коробки с вырезанными лицами, а взрослые (учителя) целиком запакованы в коробки. Это все очень симпатично (художник Елисей Шепелев). Такие коробки выданы и публике, так что иногда, когда к ним обращаются персонажи, зрители эти коробки тоже водружают на головы. Только у мамы героя обычная маска и в ней она двигается и говорит, как кукла. Впрочем, иногда маску снимает, как и ее сын – главный герой, и тогда становится человеком (актеры, кстати, неплохие, но пока они в коробках — явно лучше). Метафора прозрачная, даже чересчур. Сама история – о том, что классу хулиганов и балбесов дали экспериментальное школьное задание заботиться о мешках с мукой, как о младенцах и записывать свои впечатления. Главный герой, он же главный хулиган, буквально с полпинка необъяснимо стал нежным романтическим существом, поэтически исследующим, куда от мамы свалил папа после его рождения. К этому всему еще и ужасное прямолинейное использование музыки – тут же сидит пианист, и лишь только назревает лирическая или драматическая сцена, начинает играть что-то душещипательное. В общем, какое-то удивительное соединение современности и старомодности. Видимо, это ко всему в театре относится – афиши вокруг висят совершенно чудовищные, просто 50-е годы в Тютюшах. То самое, о чем Гурон мне в интервью рассказывал.

( Read more…Collapse )

2:17 pm Отчет за май. 1 часть

2 мая. Специально прилетела в Москву на 2 дня, чтобы попасть на Саймона Стоуна, о котором слышала очень много первый раз, кажется, из Авиньона. Он вроде бы совсем недавно приехал из своей Австралии в Европу и сразу стал суперзвездой. Как нам повезло, что у нас такие небедные и амбициозные фестивали, что хватают и привозят в Москву самых свежих звезд. Конечно, процесс договоренностей берет время, поэтому в этом году мы видим Стоуна впервые, зато сразу трижды на трех фестивалях: сейчас, в зарубежной программе Маски – «Три сестры» из Базеля, на Чеховском будет «Габриэль Боркман», на Территории – «Медея».

Стоун переписывает текст полностью, не как Персеваль, перессказывая то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные, это то, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы кем работал, от чего страдал, кто были их родители. Все это очень осмысленно и многое говорит нам о современном мире. На самом деле тут столько интересного о каждом из героев сказано, что хочется пересказывать подробности, я, наверное, все-таки напишу потом развернутый текст, но вот что мне было важно. 

( Read more…Collapse )

Friday, May 3rd, 2019
6:25 pm Отчет за апрель. Часть 3

19 – Сходила сегодня на «Питер Пэн. Фантомные вибрации» в ЦИМе, поставили Рома Феодори и Андрияшкин с ребятами из рыжаковского «Июльансамбля». Произведение довольно странное, как бы исследование миллениалов. В центре условный «Питер Пэн», а вообще разговор все время крутится вокруг молодых, того, чем они особенные, невозможности-ненужности взрослеть и пр. Поначалу в фойе идет глуповатое развлечение публики одним из ребят с тоном тамады на свадьбе. В результате всех делят на группы по возрасту (все принимают, что им от 1 до 9 лет, поскольку оттуда вход в Неверленд, куда взрослых не пускают) и группы по очереди заходят. А дальше в течение двух часов, каждые 10 минут по звонку меняя ход, идет спектакль – то 9 актеров каждый в своем углу о чем-то миллениальском рассказывают и вокруг них кучкуются зрители, то все вместе смотрят какой-то эпизод, а то вдруг актеры начинают все вместе с постамента нам излагать, что самое главное – это общаться со зрителями напрямую и вот, мол, вы, зрители,  такие классные (повторяют это все, так что ясно, что это выучено), а я волнуюсь и др. И сейчас мы с вами впрямую поговорим. И дальше садятся со своими зрителями (а они тоже все молодые) кружочками на пол и спрашивают друг друга, зачем вообще вы ходите в театр. Вообще, конечно, этот фокус: оп, и мы в течение десяти минут будем друг с другом страшно искренними – выглядит довольно сомнительно, как и все вокруг него. Ребят немного жаль, поскольку задача стоит ложная, а они стараются и от старания выглядят еще менее собой, искусственнее, чем в обычном театре (не всех послушала, но верю, что это общее). Но вот это начало, когда рассыпался порядок, пошел хаос и бурление, актеры что-то орали по углам, а народ бродил между ними, собираясь в толпы и снова рассредотачиваясь, мне по ритму и по картинке понравилось, хотелось в этом находиться. Жалко, что как только начинал прислушиваться к тому, что рядом, хотелось уйти подальше. После спектакля встретила знакомых девочек-миллениалов, они были разочарованы.

( Read more…Collapse )

6:00 pm Отчет за апрель. Часть 2

11. Сходила сегодня на «Иранскую конференцию» Рыжакова по пьесе Вырыпаева в театре Наций. Они решили сделать из этого спектакля важную акцию, как делают с политическими пьесами: собрали звезд и у каждой отдельный монолог, и все рассуждают о судьбах мира, веры и человека, как это характерно для Вани. Построено драматургически довольно лихо, да и Рыжаков хитро перед началом сказал речь, — понимая, что полный зал людей, купивших дорогущие билеты, а на сцене сплошная читка, — сказал, что, мол вы тут особенные, нет бы отдохнуть. И мол, нам нужна ваша помощь. И действительно смотрели отлично, реагировали (даром, что много критического про Россию) и не уходили. Правда мне кажется, что все эти персонажи, как будто бы совсем разные и даже друг другу противоположные, на самом деле все Ваня, все толпятся в его бедной голове и спорят друг с другом. Но крутые актеры превращают их в настоящих людей. Смотрела и вспоминала недавнюю «Проблему» в РАМТе по Стоппарду, где вроде тоже должен был бы быть спор интеллектов (не то, чтобы пьеса давала для этого много возможностей, но тема была), а актеры не тянули. А тут – не то, чтобы в тексте были какие-то монбланы ума или духа, — но актеры прямо думают на сцене, бьются друг с другом и за этим дико интересно наблюдать. Гордин, как всегда невероятный, вроде он и не он, интонация, манера, даже пластика – все другое. Миронов шикарный (что-то в нем от Иудушки), скандалист Вертков, довольно жесткий Кузичев, немного эстрадный Большов – ведущий, Леонтьев был хорош, хоть и похож на себя, Смехов в роли 90-летнего дирижера пытался не быть собой и было интересно, хотя трудно слушать эту белиберду долго. В общем, по части мужчин, мне кажется, мне достался лучший состав. Женщин-звезд мне не досталось, но Света Иванова — телеведущая все равно хороша, хотя и на Дапкунайте было бы интересно посмотреть. А вот в роли истерической журналистки я бы лучше увидела не Дровосекову (хотя у меня к ней претензий нет), а Раппопорт, и вместо переслащенной Равшаны Курковой – Чулпан или Нелли Уварову, может быть тогда этот текст от имени нобелевской лауреатки можно было вынести. 

( Read more…Collapse )

5:51 pm Отчет за апрель — 1 часть

1 апреля был плохой день. Два спектакля вытянули из меня всю кровь – вообще плохой театр смотреть не безвредно. Днем пошла на псковский спектакль на Маске «Река Потудань» Сергея Чехова. Мне его очень хвалили, да я еще сам платоновский текст очень люблю. Оказалось совершенно невыносимо. Маленькое пространство – как коридор в больнице (сумасшедшем доме, доме престарелых – что бы то ни было, нету сил это видеть еще с 90-х годов) – там на креслах сидят старики (два мужчины и женщина) и раздетая молодая женщина. Текст «Потудани» читают фонограммой то выводя вперед, то заслоняя другим звуком, и над сценой написано содержание эпизодов по Платонову. А на самой сцене идет без диалогов больничное действо: то один старик мучает девицу, то она становится медсестрой и разносит лекарства, а то как бы намекают на то, что второй старик и девица – это платоновские герои. К концу вдруг появляется молодой актер, так что мы сразу хотим думать, что это он Никита. А на финал раздетую девушку суют в подсвеченную оконную нишу, где сверху на нее льется вода – и она принимает позы как для съемки в эротическом журнале. А на стене еще плазма висит, где постоянно показывают то глаз, то рот, то ключицу – видеоарт, в общем.  И вот вся эта театральная пошлость идет под постоянное чтение с элегическими радийными интонациями «Потудани», где каждое слово – любовь и жалость. От Платонова, конечно, не убудет, что бы с ним ни делали, но я почему-то просто изнемогала от раздражения. А на сайте Маски прочла текст режиссера про структурные составляющие платоновского мифа — Герой, Смерть, Жизнь и Абсолют, все, понятно, с заглавных букв, — их, оказывается, и играли актеры. И затосковала еще больше. Совсем убивает то, что вообще непонятно, чьему мнению можно доверять. И ведь не просто восторгались, советуя – три номинации за роли второго плана у актеров, которые занимались этой претенциозной ахинеей на сцене. 

( Read more…Collapse )

Saturday, March 2nd, 2019
2:38 pm

Отчет за февраль

10 – в РАМТе в Черной комнате посмотрела Фото topless, пьеса про подростков неизвестной мне Натальи Блок, поставил Олег Липовецкий. Расклад вполне типовой и весьма облегченный – пара 15-летних школьников, нравятся друг другу,  парня двое друзей подначивают и девочку тоже. В результате, когда, вроде, отношения начинают складываться, парни от лица героя посылают ей просьбу показать сиськи, а когда она присылает чьи-то – выкладывают в сети. Разумеется разрыв, скандал, даже мнимое самоубийство девочки, а потом все налаживается. Говорят, было такое кино – не видела. Играют в маленькой черной комнате молодые актеры, пытаются все время взаимодействовать с подростковым залом, но те не очень-то откликаются. Еще и проблема в том, что актеры сразу говорят, что это игра, мол , всем ясно, что нам не 15, но просто мы показываем ситуацию, а потом – именно начинают изображать, что им 15 и заметно переигрывают. Но центральная пара – Веселкин-младший и Людмила Пивоварова – очень симпатичная, без перебора и чудесная у них сцена свидания. Когда они сидят рядом и переписываются в телефоне, а текст у них за спиной на экране возникает. Молчат и только смотрят на реакцию друг друга. Это очень здорово и как-то правильно, сразу думаешь, как повезло детям с телефонами, что они могут не разговаривать словами, когда страшно и трудно. А писать не трудно. 

( Read more…Collapse )

2:19 pm Отчет за январь

Оказывается забыла выложить январский театр, хоть его и было немного — сразу после старого Нового года улетела в Израиль до начала февраля.

7 – начала театральный год дуплетом. Сначала сходила к нам на бфмовскую елку, к нему сделали маленький детский спектаклик про Петсона и Финдуса в Музее Гиляровского. Его поставил Александр Вяткин (вроде он из Ликвида) – сам же художник и сам играет Петсона и Финдус с ним девушка. Лучшее, что там есть – само пространство, очень подробный уютный дом и вообще по части мира все очень мило. В самом спектакле ничего особенного не происходит, просто они готовятся к рождеству, пекут печенье, украшают дом, а в конце все вместе со зрителями – елку и смотрят кино. И все было бы симпатично, если бы не было таких невыносимо тюзовских интонаций. И откуда они лезут у артистов, которые в тюзе-то никогда не играли почему им вдруг кажется, что с детьми нужно говорить каким-то специальным голосом, да еще и вопить, хоть зальчик крошечный.

( Read more…Collapse )

Monday, January 7th, 2019
3:30 am Отчет за декабрь — часть 2

11 —  прилетела из Тель-Авива и сразу пошла на любимого Марталера на NET – он из Цюрихского Шаушпильхауса привез «Мы берем это на себя», билеты, на который, как говорят, смели мигом. Исходная идея там забавная, в программке написано так: «Как я могу исправить уже свершенные ошибки?» — один из центральных вопросов современности. Он не столько о духовном покаянии, сколько о восстановлении экономического, политического, идеологического и экологического баланса. Так, после финансового кризиса 2008 года появилось экономическое понятие «плохой банк» (bad bank). Такой банк создается государством, чтобы отложить неблагонадежные активы и сохранить существующие банки. Кристоф Марталер и его команда по аналогии создают «плохое государство» (bad state), сепарированное от обычного государства. Оно существует для того, чтобы собрать всех финансовых спекулянтов и мошенников — все недостатки и ошибки современного общества. Взяв на себя искупление чужих грехов, оно отправляет людей на космическом корабле в неизвестном направлении, где их вина устраняется». В общем команду жуликов разного масштаба (о каждом говорится пара слов) сажают в некий космический корабль – сцена – это зал с выгнутым панорамным окном в глубине, за которым летящие звезды и планеты, а на первом плане все время то выезжает снизу, то снова опускается под сцену подиум с двумя пианино. Жулики эти все довольно старые, как любит Марталер, еще к ним добавляется певица, которую называют голограммой и дальше в течение спектакля все они то излагают какие-то свои жульнические идеи, а то поют все подряд от попсы до классики, хором и по одному, кто получше, кто похуже. В целом основные приметы Марталера на месте – странные и нелепые герои, абсурдный, алогичный юмор, много музыки, но видно, что энергии нет, заводная машинка пыхтит и прокручивается на холостом ходу. Есть прямо слепые зоны спектакля, когда вообще выпадаешь и не понимаешь, что происходит, к тому же, может быть есть и какие-то проблемы с переводом, поскольку в каких-то местах я вообще не понимала, о чем речь в целых кусках текста, хотя бог его знает, может абракадабра и была предусмотрена. В общем, хоть и не так ему много лет, видно, что  тяжело уже дается то, что раньше было легким. https://www.youtube.com/watch?v=bmxP9i72qP4 

( Read more…Collapse )

3:24 am Отчет за декабрь — 1 часть

2 — еще в Омске с театральными блогерами посмотрела на камерной сцене омской драмы чеховский «Рассказ неизвестного человека» неизвестного мне вахтанговского актера-режиссера Егора Равинского. Получилась очень приличная вещь, особенно первый акт, хорошие молодые актеры и особенно хороша актриса, которая играет назойливо влюбленную Зинаиду Федоровну – Кристина Лапшина – играет с тонкостями, нервом, истерикой, быстро переходящей в умиление, вообще прихотливо по рисунку, очень живо и этим даже раздражающе. Во втором акте, который и вообще послабее, и она стала немного более однообразной, но видно, что отличная актриса, хотя в Горенштейне она мне не понравилась (правда и спектакль тягостный). И вполне симпатичный главный герой – Неизвестный – Олег Берков, хотя текста у него очень много и к концу он уже перестает этим текстом владеть, получается бу-бу-бу. Вообще, надо сказать, хорошая труппа в театре, им бы задачи посложнее ставить, чтобы росли и не застаивались.

( Read more…Collapse )

Saturday, December 1st, 2018
2:17 am Отчет за ноябрь

2 ноября — На Крякке в Красноярске сходила на «В режиме ожидания Годо» Балета Москва. Как раз его на Золотую маску номинировали. Хореографы – Анастасия Кадрулева и Артем Игнатьев и музыка, в которой очень много бытовых и механических шумов – француз Энтони Рушье. Очень красиво по картинке: сцена похожа на получашу из зеленых полосок, по которым скатываются, как по горкам. А в центре сцены болтается прозрачный надувной шар-маятник (художник – Дмитрий Разумов). Голос из фонограммы говорит какие-то школьные объяснялки  про «В ожидании Годо» — про время, гротескных героев и др. А герои (которых полно) в довольно пестрых костюмах, девицы в черных балаклавах, Лакки на поводке и с панковским гребнем и прочие — хаотически двигаются, иногда вдруг складываясь в синхронные ансамбли. То ли ждут чего-то, то ли просто бестолково проводят время. Наблюдать за этим было любопытно (я, правда, со своим сбоем времени, постоянно выпадала), но сказать, что захватывающе – не могу. Только что красиво. https://www.youtube.com/watch?time_continue=47&v=Blf5dwKsnhY

( Read more…Collapse )

Thursday, November 1st, 2018
8:44 pm Записи за октябрь

Вернулась с Крока (вот текст для Кольты — https://www.colta.ru/articles/cinema/19400, а блоги  потом) и тут же открыла сезон. 

11 — Пошла на гастроли Омского театра. Вообще-то хотела на «Время секонд хэнд», мне нравился один спектакль Егорова по Алексиевич, но выяснилось, что вечер у меня всего один — выпало «Искупление» Горенштейна в постановке Крикливого, которого я тоже давно не видела. Ну и наказана была: спектакль идет 3.40 и будто сделан специально для воспитания в критике кротости и смирения, чтобы не загордился человек. Пилит тебя всю дорогу ржавой пилой, ритм невыносимый, ну и вообще все эти представления о том, как должен выглядеть русский психологический театр, да еще в работе с трагическими темами, способен убить любые темы. Причем, с Вахтанговской сцены почему-то большинство артистов очень плохо слышно, зрители все время это обсуждают, переспрашивают друг друга. Ко второму акту я была уже в одиночестве на двух рядах. Как написано в одном тексте у Рубинштейна: «Десять лет не был в театре. Сходил». Вот только на Маленьких интересно было смотреть. Такой хороший актер

( Read more…Collapse )

Monday, October 15th, 2018
12:25 am Записи за сентябрь

Весь сентябрь прошел в поездках, дома почти не была, поэтому записей мало, только в начале месяца

5 сентября. Сходила сегодня на третью часть выставки «Генеральная репетиция» в ММОМА, которую курировала Маша Степанова. Вторую летом пропустила. У Маши второй этаж, а на первом и третьем вроде бы прежнее, хотя я не все с прошлого раза опознавала, может пропустила тогда. Маша вставила в их коллекцию какие-то трогательные обыденные вещички из своей коллекции и написала про них тексты. И в сущности ее экспозиция получилась выставкой размышлений о музейной иерархии скорее, чем выставкой вещей, хотя столкновения были иногда довольно яркие. Но в целом это выставочное продолжение «Памяти памяти», конечно. 

( Read more…Collapse )

Wednesday, September 5th, 2018
10:59 pm Август

Театральный август у меня начался в Свияжске на фестивале «Рудник». Док фестиваль неожиданно совпал с театральной лабораторией в том же Свияжске и оказалось, что главный проект в ней ведет Штефан Кэги (всего было три) и он называется «Призвание». Сначала у него было выступление, где он рассказывал о каких-то из проектов Римини Протокол, впрочем, я их все видела. Трогательно на вопрос почему он столько всего делает в Москве и вообще в России, сказал, что тут лучшие зрители. Сам проект его в этот раз касался церкви, понятно, что Штефана тянет к самому закрытому и острому, но тут команда организаторов (а это были казанский фонд «Живой город», который многим помогает, театр «Угол» и Артем Силкин, директор свияжского музея) старались все провести очень аккуратно и церковь навстречу пошла. Дело они имели с Казанской семинарией, в результате в проекте было четыре семинариста – трое совсем мальчики лет по 20 (все красавцы, как вздыхали девчонки-зрительницы) и четвертый тридцатилетний, который подключился позже, после того, как из проекта ушел какой-то взрослый священник, видимо, их преподаватель. Штефан набрал по конкурсу несколько человек в свою лабораторию – они должны были разговаривать каждый со своим семинаристом. Я знала троих – Диму Волкострелова, Киру Вайнштейн и Ксюшу Шачневу. Как я понимаю, задачей было семинаристов раскрыть, разговорить, понять круг их интересов, кроме религиозных и построить на этом для каждого из них маленькое сольное выступление. 

( Read more…Collapse )

Tuesday, August 21st, 2018
6:29 pm Отчет за июль

17 июля в Тель-Авиве: посмотрела в Батшеве спектакль Марлен Монтейро Фрейтас Canine Jaunâtre 3. Удивительная штука оказалась — никогда не видела эту самую Монтейро Фрейтас, а судя по разным другим видео, она ужасно интересная и вообще ни на что не похожая. Все это, в общем, об отсутствии нормы, о деформации и свободе проявления. Ну и строит она на сцене совсем нестандартно, сочиняя и обуздывая хаос. Причем все время — бешеная энергия. А конкретно этот спектакль особенно уместно смотрелся во время футбольного чемпионата, поскольку похож на смесь спартакиады и дискотеки в медицинском учреждении. В общем, написала подробности в Экран и сцену и статья уже вышла, вот http://screenstage.ru/?p=9077 . А еще вот трейлер к спектаклю https://www.youtube.com/watch?v=JNLlzkDaPKI. А вот с этим она получила Серебрянного льва на данс-биеннале в Венеции — https://vimeo.com/242460960 . А вот это два года назад увидел на Иерусалимском фестивале Наарин и тут же пригласил ее ставить. http://www.tanzforumberlin.de/en/production/de-marfim-e-carne-as-estatuas-tambem-sofrem-of-ivory-and-flesh-statues-also-suffer .

( Read more…Collapse )

6:26 pm Отчет за июнь

1 июня – пошла снова в РАМТ на «Хочу в школу!», обещали страшно проблемный и вообще хитовый спектакль по школьной повести Жвалевского и Пастернак. Поставил вроде бы неизвестный мне Александр Баркар. Тема, понятное дело, актуальная – ученики из «элитной» школы попали в обыкновенную, такие классные и талантливые рядом с быдлом, проблемы отечественного образования в полный рост и т.д. Школьников полный зал, все радостно шепчут про карикатурных учителей (кстати, очень симпатичная Диана Морозова играла всех учительниц совсем по-разному, я и не догадалась ) – вот наша историчка! И хохочут, когда слышат, что надо не зубрить, а думать. Поставлено традиционно бодро, с ритмичной музычкой и танцами, но в целом почему-то производит очень тюзовское впечатление – все эти девочки с косичками и звонкими голосами «в эфире Пионерская зорька!», как и половозрелые девочки-кривляки и классные красавцы, которые мне, когда я была в школе, казались унылыми дядями. Вспоминаю какую-нибудь «Девочку и апрель» в моем детстве – тоже хитовое проблемное сочинение про школьную дружбу с какой-то невыносимой фальшью. Уж не знаю, что тут сначала – текст или театр, который эту старую манеру игры воспроизводит даже в молодых актерах, которые сами-то возможно такого мало видели.

( Read more…Collapse )

Saturday, June 2nd, 2018
12:52 am Отчет за май

В конце апреля улетела в Т-А, там сходила на открытие Яффа-феста, который на самом деле был интересен только гастролями Золотой маски, где я все видела (правда, совершенно забыла про то, что видела «Грозугрозу» театра Наций и вспомнила об этом только минут через 20 после начала спектакля)

Потом (с 14 по 20) была сессия в Пушкине с новыми культжурами и там же получила известие о смерти Лены Греминой.

( Read more…Collapse )

Wednesday, May 9th, 2018
2:54 am Отчет за апрель

Складываю вместе, что писала в апреле про театр. Вернее почти все в этом месяце.  

1 апреля – сходила на Золотой Маске на «Я — Басе», который Яна Тумина поставила в питерском Упсала-цирке. Он идет в номинации эксперимент, поскольку попадает между жанров. Больше всего мне этот спектакль напомнил двухминутного Басе Норштейна. Тут тоже как будто странствия нищего босого поэта, которого играет Александр Балсанов, а вокруг него – юные циркачи с палками, которые, втыкаясь (а скорее примагничиваясь) в пол, превращаются в бамбуковую рощу или с тряпками, которые становятся рекой, снегом и др. А еще стайка совсем небольших детей с синдромом Дауна, которые скачут вокруг и изображают какую-то живую жизнь , причем с таким простодушием и каждый раз непосредственной, а не заученной реакцией – невероятно смешных и обаятельных. Особенно меня умилила сцена в сарае с комарами (где «я – их единственный пир»). Поэт спит, положив под голову шляпу – малышня болтает у него над головой мешочками с чем-то сыпучим (типа комары). Он вскакивает – они плюхаются и будто спят (совсем как в детском саду или в лагере). И так несколько раз. Но хочется же реакции и один – упал, но стал радостно махать ему рукой. И вот так все время они немного выпадают из заданного, что, конечно, только прибавляет спектаклю. Еще за спиной у них есть экран, на котором немножко анимации, рифмующейся с какими-то событиями на сцене – красный шар, рыбки и иногда стихи. В целом и по ритму, и по картинке, и по какой-то их внутренней обоюдной нежности это получилось совершенно поэтическим произведением, даже тексты особенно не нужны. Просто сам спектакль звучит как стихотворение то всплескивая, то опадая. 

А ещё сегодня после спектакля сходила на презентацию 3-го номера журнала Замыслы, это было в Телеграфе, с большим и очень симпатичным шумо-музыкальным перформансом, в какой-то степени изображавшим типографию и печать журнала. Участников перформанса была целая толпа, приходившая порциями к каждой новой части, но зрителей тоже была толпа. В общем, все это было очень духоподъёмно: чудесные девочки и журнал у них тоже

Журнал после этого я тоже купила (Катя Кострикова сказала, что сегодняшняя продажа пойдет фонду Галчонок), Журнал запечатан в толстущий пленочный пакет — как сказала их муза Любительница Абсента Маша Смольникова : мы пишем про вечное, поэтому оно запаковано и его можно распоковать через тыщу лет и тогда прочесть (порвать руками действительно не удалось). Опять оказался целый набор — журнал и к нему отдельным изданием партитура «Звуковых ландшафтов» Айду, и большой кусок журнала тоже им посвящен, с картинками и планами — обязательно буду читать. Вообще там много увлекательного, номер опять как арт-объект, надо рассматривать подробно. Обещали там даже дополненную реальность, но скачать в апсторе нужное приложение пока не удалось — не нашлось.

2 – днем на Маске посмотрела «Розенкранц и Гильденстерн» Волкострелова из Питерского ТЮЗа Брянцева. Снова Волкострелов работает с чистым концептом, от которого удовольствие получат те, кто специально это любит, ну и главный прием тут – скука, что у него тоже нередко. К концу спектакля уже в каких-то микроскопических деталях (за неимением крупных), находишь юмор и удовольствие. Концепт такой: два человека сидят за шахматной партией. Это Карпов и Каспаров в знаменитом матче 84-85 года, где было 40 ничьих и в то же время это Розенкранц и Гильденстерн из пьесы Стоппарда (от которой осталось всего ничего). Актеры говорят в микрофоны, так что не слишком понятно, когда они сами что-то говорят, а когда идет фонограмма и в сущности они неразличимы как Р и Г, хотя, как мне кажется, Карпов с Каспаровым были антиподами. Но, видимо, Дима такой молодой или смотрит из бесконечности и эта разница ему не видна и не нужна. А в основном в фонограммах и диалогах звучит такое чтение советских газет с первой полосы к последней:  фразы из передовиц, по ленинским местам, про рабочую династию и пр, а также малых жанров – календаря с восходами, закатами и долготой дня, как надо ухаживать за волосами и др.( это самое симпатичное) и советскими анекдотами в духе «армянское радио спрашивает» в основном про разницу социализма и капитализма. Честно говоря все это, наверное воспринимающееся комично, мне слышать тошнотворно, поскольку я слишком хорошо это помню, вбили просто гвоздями в мозг. 

Вечером пошла на «Дядю Ваню» Бутусова из Ленсовета. Очень мне понравилась декорация с дверями и надписями над ними кривенькими шишкинскими буквами и микрофоны на лопатах – рука художника узнается в момент. Первый акт был довольно-таки невыносим, бесконечные крики, всех колбасит, тексты няни и маман произносит кто попало, но неясно почему и во

dinadina.livejournal.com

Дина Годер. Рецензии на книги

Современный театр на бумаге.
Книга Дины Годер «Художники, визионеры, циркачи. Очерки визуального театра» выпущена в театральной серии издательства «Новое литературное обозрение» совместно с театральным фестивалем «Золотая маска». Дина Годер — театральный критик, журналист, киновед. Окончила театроведческий факультет ГИТИСа по специальности «Театроведение и театральная критика», работала театральным обозревателем журнала «Итоги» и «Еженедельного журнала» (1996-2003 гг.), с 2007 года — театральный и анимационный обозреватель газеты «Время новостей», программный директор Большого фестиваля мультфильмов, с 2011 года — театральный обозреватель газеты «Московские новости».
Монография посвящена исследованию понятия «визуальный театр», которое в последнее время является одной из популярных тематик в театральных практиках и критиках. Дина Годер пытается на примере российского театра и зарубежных постановок, которые привозятся такими фестивалями как «Золотая маска», «Новый Европейский театр», Чеховский фестиваль, «Балтийский дом» и другие, обрисовать понятие «визуального театра» и то, что можно к нему отнести.
«Визуальный театр» — один из самых невнятных и даже самых нелепых терминов последнего времени. К чему, казалось бы, такие избыточные определения? Ясно же, что театр по природе визуален».
«Художники, визионеры, циркачи…» написана на основе тех спектаклей, которые видела Дина Годер. Однако не надо сомневаться, что в хронологии повествования о становлении визуального театра могут оказаться белые пятна. История развития визуального театра, по словам автора, в самом разгаре, и пока зритель может видеть такие спектакли, закончить книгу невозможно. Можно только начать описывать, анализировать и пытаться понять тот эксперимент, на который идет режиссер спектакля, — что и оказалось центральной темой монографии.
Состоит книга из восьми глав, в которых описываются режиссеры-визионеры и различные типы визуального театра: театр художника, предметный театр и театр кукол, театр-инсталляция и театр-путешествие, театр видео и медиа, театр-цирк и театр под открытым небом.
Героями книги стали такие режиссеры как Филипп Жанти, Андрей Могучий, Ромео Касталлучи, Фрасуа Танги, Дмитрий Крымов и еще 69 режиссеров и художников. В книге приведены и результаты наблюдений за работами и экспериментов режиссеров, и впечатления от непосредственного общения с ними. Это помогает проследить направление развития визуального театра, определить, как в него проникают другие виды исполнительского искусства, такие как танец, цирк. Сегодня, когда для развития театра как никогда необходим эксперимент, режиссеры с удовольствием делятся со зрителем своими попытками синтеза визуальных приемов, вовлекая его в этот эксперимент.
«Как сказал один из зрителей, выходя из шапито: «Я себе такого и представить-то не мог» — после спектакля Андрея Могучего «Кракатук».
Лучше Дины Годер театральное представление не описывает никто. С первых же страниц читатель получает небольшие отрывки из спектаклей в виде текста. А ведь это невероятно сложно – описать спектакль, те средства и приемы, которые используют режиссер и художник, то, как играют актеры, не искажая и не перегружая рассказ излишней похвалой или критикой. С одной стороны, исследуя понятие «визуальный театр» необходимо максимально точно описать объект исследования – спектакль. Но Дина умудряется рассказывать о том, что происходит перед зрителем совсем не сухо, чтобы это не было похоже на инвентаризацию. С другой стороны, впечатления после представления являются неотъемлемой частью исследуемого объекта. И здесь Дина показывает свои эмоции таким ненавязчивым образом, что оставляет место для критики читателя, но в отдельных моментах, которые требуют профессиональной трактовки использованием режиссером того или иного приема, она любезно предоставляет свой вариант интерпретации. Так, например, спектакль Ромео Кастеллуччи «Tragedia Endogonidia BR.# 04 Brussel» влияет на зрителя по-разному:
«Что означают эти картины, можно гадать: кого-то они раздражают, кажутся претенциозными, другие воспринимают их интуитивно – как, видимо, большая часть этих образов и была рождена. В одном из давних интервью Кастеллуччи говорил: «Это скорее игра на нервах. Интеллект – это слишком медленно». В любом случае это было впечатляюще, отталкивающе и в то же время дизайнерски, даже глянцево красиво. Очень распространенное сочетание в современном искусстве».
В главе о театре художника Дина Годер выделяет и рассказывает о работах таких театральных деятелей, которые « …часто имеют художественное образование и даже являются практикующими художниками, создают свои спектакли прежде всего как произведения изобразительного и вообще пластического искусства». Так, например, описывается спектакль Дмитрия Крымова «Демон сверху»:
«Волна образов, которая накатывает на зрителей в этом спектакле, оказывается густой, она требует участия, освобождения собственных воспоминаний и ассоциаций; каждая метафора, каждый знак хотят быть узнанными, просят отзвука в нашей частной и культурной памяти. И поэтому спектакль оказывается многослойным: одновременно смешным, трагическим и сентиментальным».
Годер не только прекрасно описывает представления, но и предлагает проанализировать истории развития режиссеров в визуальном театре.
«Любопытно сравнить, насколько эта стратегия рождения визуального театра <…> близка стратегиям других визионеров или расходится с ними. Например, с этюдным методом Жанти или со способом работы Андрея Могучего, в большей степени опирающегося на актерскую импровизацию и стремящегося вырастить спектакль из собственного опыта».
В предметном театре и театре кукол авторы спектаклей оказываются самыми настоящими «визуальщиками», вдыхая жизнь в предметы, ведь образная система строится именно на них. Дина описывает не только спектакли, а так же результаты встреч с художниками на мастер-классах и личных интервью. Для понимая направления развития предметного театра и его экспериментах, в данной главе приведены истории, рассказанные художником Ильей Эпельбаумом и актрисой кукольного театра Майей Краснопольской. Например, истории о том, как создавался миф о королевстве Лиликании, как он жил и развивался, и почему зрители верили в народ десятисантиметрового роста.
Немного страниц отводится театру-инсталляции и театру-путешествию. Эти направления, как отдельные виды театра обрисовались не так давно, и еще не успели набрать той визуальной массы, чтобы заявить о себе в полную силу. Примеры этих видом театра – спектакль «Вещи Штифтера», композитора и режиссера Хайнера Геббельса и интерактивная экспозиция голландской художницы Джудит Наб «Все люди, которых я не встречал» нашли место в очерках о визуальном театре.
Совершенно особый вид визуального театра – театр-цирк, кажется, представлен в книге самыми яркими примерами: Бартабас и театр «Зингаро», режиссер Даниэле Франци Паска, циркач Жоан Ле Гийерм, семья Тьере-Чаплин. Очень сложно удерживать границу между театром и цирком, но тем интереснее наблюдать движение вокруг этой грани на тех спектаклях, которые доступны современному зрителю. Как пишет Дина:
«В «новом цирке» — трюк – средство, а не цель. Здесь никто не считает минуты, килограммы, обороты и количество предметов, никто не подчеркивает барабанной дробью особенно сложные моменты, и поэтому зрители, как правило, даже не могут определить – они видели что-то рекордное или совсем простое».
Рассказам о театре под открытым небом досталось тоже немного страниц, но, по словам автора, сейчас этому виду театра доступен приличный арсенал технических и визуальных приемов: это и лазерные шоу, и световые проекции, и 3D-модели, более того, использование тех возможностей, который недоступен театру в помещении – от игр с водой и огнем до природного освещения, звуков и запахов. Даже если читатель не был на театральной Олимпиаде, или на карнавале в саду «Эрмитаж», из описания становится понятно, что этот тип театра как никакой другой впитывает и перемешивает в себе все возможные виды исполнительского искусства.
Заключительная глава посвящена зрителю современного театра. Здесь приведены размышления о том, как строятся взаимоотношения такого, сложного и многогранного театра и зрителя.
«Визуальный театр предлагает особый, семиотически насыщенный способ коммуникации со зрителем, его ткань, как в киноманском кино, часто оказывается построенной на цитатах, ссылках и комментариях, адресующих публику к другим искусствам».
К книге прилагается DVD-диск с отрывками описываемых спектаклей, большая часть которых предоставлена международным театральным фестивалем им. Чехова. Причем смотреть его можно до, во время и после прочтения – словесное описание и визуальные фрагменты только подкрепляют друг друга в любой комбинации. На презентации книги Дина Годер, однако, сказала следующее:
«Предмет, которым я занимаюсь, трудно описать словами. Тем, кто живет в других городах, труднее увидеть эти спектакли. Я, в основном, описываю спектакли, но это не совсем правильно. Поэтому я благодарна издательству и Ирине Прохоровой за то, что книга вышла вместе с диском. На нем записаны фрагменты спектаклей, предоставленные мне самими режиссерами и фестивалем имени Чехова, который был, во многом, источником моих знаний о визуальном театре».
Конечно, театр не терпит посредников. Но после прочтения книги возникает только одно желание – посмотреть воочию все спектакли, описанные Диной, которые еще возможно посмотреть. И если читатель не будет воодушевлен на исследование понятия «визуальный театр», то уж точно будет побужден на приобщение к нему в качестве зрителя.

www.livelib.ru

Коллекция мультфильмов Дины Годер


Режиссер Уолт Дисней. США, 1929


Черно-белый «Танец скелетов» 1929 года — первый короткометражный дисне­евский мультфильм, который я помню. Мама повела меня маленькую, кажется, в «Иллюзион» смотреть «Белоснежку» или «Бемби», и перед началом показы­вали «Танец скелетов». Помню, что я ужасно смеялась. Я вообще очень люблю диснеевские фильмы на классическую музыку, начиная с полнометражной «Фантазии», — в них музыкальность и чувство ритма просто невероятные.



Режиссер Михаил Алдашин. Россия, 1996


Фильм легендарный, снятый без всякой студии в середине 1990-х (в титрах стоит студия Mishka), в самое гнилое для анимации время, но при этом полный радости и надежды. Снималось «Рождество», понятное дело, не для детей, но детям, на мой взгляд, его смотреть необходимо, да и нет в мультфильме ничего для них непонятного. Такая почти наивная история, полная деталей, тепла и юмора: как ангел вытирает грушу о рукав, как рыжая Мария проверяет локтем воду для купания сына, как натягивают одеяло сонные волхвы, когда их будит благая весть. И как в финале торжественный ангельский оркестр стихает, чтобы не разбудить младенца.


Ну и заодно не могу не упомянуть чудесный детский фильм «Келе», который Михаил Алдашин вместе со своим эстонским сокурсником снял в качестве диплома на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Особенно трогательно, что северное чудовище в мультфильме учится играть на дудочке «Тореадор, смелее в бой».



Режиссер Юлия Аронова. Россия, 2013


Юлия Аронова — один из лучших отечественных режиссеров, а «Самолет» — ее первый детский фильм, по-моему, совершенно замечательный, столько в нем легкости и веселого духа. Сценарий к нему она писала сама. Ее талант, конечно, не только мы видим: свой следующий детский фильм Аронова сняла уже во Франции, и теперь французы не хотят ее отпускать, она снимает для них мини-сериал.



Режиссер Дмитрий Высоцкий. Россия, 2014


Питерские режиссеры и художники Дмитрий Высоцкий и Андрей Сикорский — большие мастера короткого и очень остроумного сюжета — известны давно, но главным образом по прикладной анимации: рекламе, заказным мини-сериалам и т. д. Детское кино они сняли впервые по заказу обновленного «Союзмультфильма», и оказалось, что их юмор, чувство ритма и нарядный дизайн — идеальны для детской истории. Крошечный фильм в ритме пиц­цикато из балета Лео Делиба «Сильвия» тут же полетел по мировым фестивалям.



Режиссер Милен Витанов. Германия, 2007

My Happy End from Talking Animals on Vimeo.


Это тоже фестивальный улов и тоже дипломный фильм. Милен — болгарин, учившийся в Германии. Фильм про собаку и ее хвост, парадоксально придуман и остроумно снят.



Режиссер Дарина Шмидт. Россия, 2007


На «Мельнице», где работала совсем молоденькая Дарина, кроме Константина Бронзита, штучных фильмов не снимал никто, только сериалы (Дарина как раз была режиссером «Лунтика») и богатырские полные метры. Но Дарине повез­ло — ей почему-то дали снять свою сказку про маленькую Василису, и она придумала ее в стилистике лоскутного шитья. Фильм получился очень симпа­тичным еще и потому, что был в чем-то компанейским: Ягу, например, в нем озвучивал Бронзит, а Медведя — московский режиссер Сергей Меринов. С тех пор Дарина сняла очень много всего, включая полный метр «Иван Царевич и Серый Волк», но я по-прежнему больше всего люблю «Маленькую Василису».



Режиссер Гиль Алькабец. Германия, 2007


Алькабец — израильтянин, уже много лет работающий в Германии, и одна из главных немецких звезд анимации. Вообще-то, он снимает не для детей, и только «Солнечный день» можно считать детским. Я думаю, он появился оттого, что у Гиля в это время был маленький ребенок.


Ну и заодно еще один фильм Алькабеца, не специально детский, но детям очень нравится, — «Рубикон», парадоксальная интерпретация знаменитой задачки про волка, козу и капусту.



Режиссер Наталья Чернышева. Россия, 2012


Наталья Чернышева — из самого младшего поколения отечественных звезд анимации. Собственно, звездой она стала сразу после фильма «Снежинка», снятого в Екатеринбурге. В нем важна не столько оригинальная история, сколько замечательно стильный дизайн и остроумная анимация. После дебют­ного фильма Чернышева уехала учиться во Францию в лучшую анимационную школу «Пуд­риер», и ее студенческий фильм «Возвращение» и дипломный «Два друга» тоже ездят по фестивалям.



Режиссер Елизавета Скворцова. Россия, 2005


«Колыбельные мира» — один из самых обаятельных анимационных циклов, снятых в постсоветские годы. Фильмы в нем делали разные режиссеры и ху­дожники, но общую интонацию — сентиментальность и нежность без притор­ности и мягкий юмор — ему дала Елизавета Скворцова, режиссер всего про­екта, сама снявшая в нем больше всех фильмов. Еврейская колыбельная, в ко­торой с поет на идише, была сделана одной из первых. И до сих пор она одна из самых моих любимых в цикле, где много чудесного.



Режиссер Вероника Федорова. Россия, 2006


Вероника Федорова тоже работала в проекте «Колыбельные мира». И когда она на той же студии «Метроном» сняла свой дипломный фильм «Король забы­вает» по сказке Сергея Седова, в нем чувствовалось родство с «Колыбельными», что, впрочем, кино только красит. Удивительно, насколько эта смешная и пара­доксальная история про короля, забывшего, что он собирался воевать, кажется сегодня уместной и нужной.



Режиссер Светлана Андрианова. Россия, 2014


Прекрасное новогоднее кино Светланы Андриановой безо всяких Дедов Моро­зов про упавшую с неба звездочку-очкарика. Отличное подтверждение для робких детей, что мама все знает, все видит и всегда спасет. Сценарий, кстати, написала Юлия Аронова.


Я очень люблю «Звездочку», хотя сама Светлана из своих фильмов больше лю­бит «Зеленые зубы» — очень смешную детскую страшилку. «Зубы» и правда отличные, да и вообще Андрианова — признанный мастер короткого смешного фильма, а какую она рекламу снимает — обхохочешься.



Режиссер Диана Джексон. Великобритания, 1982


Это классический детский английский мультфильм 1982 года, с тех пор его, по-моему, каждый год показывают в Англии перед самым Рождеством. У нас «Снеговика» в то время не крутили, да и по возрасту я переросла, но вот моя английская младшая подруга каждый раз его смотрит и каждый раз плачет. Кино по книжке Рэймонда Бриггса и правда очень хорошее, хоть, может, и с перебором сентиментальности, а песню «Walking in the Air» из него и вовсе забыть невозможно. Особенно прекрасно и то, что во вступлении к фильму выросшего героя играет Дэвид Боуи и даже показывает тот самый подаренный Санта-Клаусом шарф со снеговиками из сказки.



Изначально этот текст был опубликован на сайте журнала Arzamas. Мы публикуем его с разрешения редакции.

chips-journal.ru

Дина Годер о состоянии анимации в России и мире — Look At Me

Поговорим о бизнесе и авторской анимации. Даже среди мейнстрима в США появляются самородки, о которых стоит писать. Если ли какое-то смешение авторской анимации и коммерческой?

Той и другой часто занимаются одни и те же люди. Людьми, которые делают крутую авторскую анимацию и начинают побеждать на фестивалях, немедленно интересуется бизнес. Поработать на сериалах предлагают практически каждому человеку, который снял что-то хорошее. Самая лучшая авторская анимация — в большой степени студенческая. Молодежь только учится и не слишком думает о деньгах, подрабатывают как-то иначе. Часто студенты делают шикарное экспериментальное, поднимающее какие-то новые темы кино. После выпуска им становится ясно, что нужны деньги, надо кормить семью, и они уходят работать на студии делать сериалы, идут на полный метр в аниматоры. Если молодой автор хочет быть независимым, он собирает одногруппников и создаёт маленькую студию, которая делает рекламу, а в свободное время ищет гранты и пытается делать авторское кино. Сериалы — тяжёлый хлеб. Наших режиссёров тоже нередко зовут за границу, но им приходится или ломать себя там, или возвращаться обратно в нашу нищету. Например, Сашу Бубнова после успешного фильма позвали на французскую студию Millimages художником-постановщиком. Работа была, как у клерка, с девяти до шести, никому не интересно, что  у тебя вдохновение приходит в нерабочее время, например, в 12 ночи. И он уехал оттуда, потому что не мог работать в таком режиме.

Это проблема только «наших» творческих людей, или условный американский инди-режиссёр точно так же страдает?

Всё точно так же. Существует же независимая американская анимация. Это те люди, которые не хотят тратить себя на систему, которые хотят жить в своём режиме и делать то, что им интересно. Есть, например, отличный канадский режиссёр Теодор Ушев, снимающий авторскую экспериментальную анимацию. Его поддерживает государственная студия NFB, — это лучшее, что есть в Канаде. Но и он на вопрос о заработках тоже отвечает, что кино — это одна история, а то, как он зарабатывает на жизнь, — другая. Зарабатывать часто приходится дизайном.

www.lookatme.ru

Разное

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта