Дина годер – Коллекция мультфильмов Дины Годер • Arzamas

Коллекция мультфильмов Дины Годер • Arzamas

Дина Годер, анимационный критик и программный директор Большого фестиваля мультфильмов, рассказывает о своих любимых мультфильмах, которые можно посмотреть с ребенком

Называя любимые детские мультфильмы, всякий будет долго перечислять фаворитов из советской «золотой коллекции». Поэтому я сразу оставляю за скобками самое любимое этой поры: норштейновских «Цаплю и журав­ля», «Лису и зайца», «Ёжика в тумане», назаровский «Жил-был пес», цикл про Винни-Пуха и «Каникулы Бонифация» Хитрука, «Варежку» и «Чебу­рашку» Романа Качанова, «Пластилиновую ворону» и «Падал прошлогодний снег» Александра Татарского. Не знаю людей, которые бы их не назвали. Буду говорить о фильмах более новых или иностранных, которые известны хуже. Не включаю только цикл «Гора самоцветов» студии «Пилот»: там есть отличные фильмы, но их хорошо знают и так.

«Танец скелетов» («The Skeleton Dance»)

Режиссер Уолт Дисней. США, 1929

Черно-белый «Танец скелетов» 1929 года — первый короткометражный дисне­евский мультфильм, который я помню. Мама повела меня маленькую, кажется, в «Иллюзион» смотреть «Белоснежку» или «Бемби», и перед началом показы­вали «Танец скелетов». Помню, что я ужасно смеялась. Я вообще очень люблю диснеевские фильмы на классическую музыку, начиная с полнометражной «Фантазии», — в них музыкальность и чувство ритма просто невероятные.

«Рождество»

Режиссер Михаил Алдашин. Россия, 1996

Фильм легендарный, снятый без всякой студии в середине 1990-х (в титрах стоит студия Mishka), в самое гнилое для анимации время, но при этом полный радости и надежды. Снималось «Рождество», понятное дело, не для детей, но детям, на мой взгляд, его смотреть необходимо, да и нет в мультфильме ничего для них непонятного. Такая почти наивная история, полная деталей, тепла и юмора: как ангел вытирает грушу о рукав, как рыжая Мария проверяет локтем воду для купания сына, как натягивают одеяло сонные волхвы, когда их будит благая весть. И как в финале торжественный ангельский оркестр стихает, чтобы не разбудить младенца.

Ну и заодно не могу не упомянуть чудесный детский фильм «Келе», который Михаил Алдашин вместе со своим эстонским сокурсником снял в качестве диплома на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Особенно трогательно, что северное чудовище в мультфильме учится играть на дудочке «Тореадор, смелее в бой».

«Моя мама самолет»

Режиссер Юлия Аронова. Россия, 2013

Юлия Аронова — один из лучших отечественных режиссеров, а «Самолет» — ее первый детский фильм, по-моему, совершенно замечательный, столько в нем легкости и веселого духа. Сценарий к нему она писала сама. Ее талант, конечно, не только мы видим: свой следующий детский фильм Аронова сняла уже во Франции, и теперь французы не хотят ее отпускать, она снимает для них мини-сериал.

«Пык-пык-пык»

Режиссер Дмитрий Высоцкий. Россия, 2014

Питерские режиссеры и художники Дмитрий Высоцкий и Андрей Сикорский — большие мастера короткого и очень остроумного сюжета — известны давно, но главным образом по прикладной анимации: рекламе, заказным мини-сериалам и т. д. Детское кино они сняли впервые по заказу обновленного «Союзмультфильма», и оказалось, что их юмор, чувство ритма и нарядный дизайн — идеальны для детской истории. Крошечный фильм в ритме пиц­цикато из балета Лео Делиба «Сильвия» тут же полетел по мировым фести-валям.

«Мой счастливый конец» («My Happy End»)

Режиссер Милен Витанов. Германия, 2007

Это тоже фестивальный улов и тоже дипломный фильм. Милен — болгарин, учившийся в Германии. Фильм про собаку и ее хвост, парадоксально придуман и остроумно снят.

«Маленькая Василиса»

Режиссер Дарина Шмидт. Россия, 2007

На «Мельнице», где работала совсем молоденькая Дарина, кроме Константина Бронзита, штучных фильмов не снимал никто, только сериалы (Дарина как раз была режиссером «Лунтика») и богатырские полные метры. Но Дарине повез­ло — ей почему-то дали снять свою сказку про маленькую Василису, и она придумала ее в стилистике лоскутного шитья. Фильм получился очень симпа­тичным еще и потому, что был в чем-то компанейским: Ягу, например, в нем озвучивал Бронзит, а Медведя — московский режиссер Сергей Меринов. С тех пор Дарина сняла очень много всего, включая полный метр «Иван Царевич и Серый Волк», но я по-прежнему больше всего люблю «Маленькую Василису».

«Солнечный день» («Ein sonniger Tag»)

Режиссер Гиль Алькабец. Германия, 2007

Алькабец — израильтянин, уже много лет работающий в Германии, и одна из главных немецких звезд анимации. Вообще-то, он снимает не для детей, и только «Солнечный день» можно считать детским. Я думаю, он появился оттого, что у Гиля в это время был маленький ребенок.

Ну и заодно еще один фильм Алькабеца, не специально детский, но детям очень нравится, — «Рубикон», парадоксальная интерпретация знаменитой задачки про волка, козу и капусту.

«Снежинка»

Режиссер Наталья Чернышева. Россия, 2012

Наталья Чернышева — из самого младшего поколения отечественных звезд анимации. Собственно, звездой она стала сразу после фильма «Снежинка», снятого в Екатеринбурге. В нем важна не столько оригинальная история, сколько замечательно стильный дизайн и остроумная анимация. После дебют­ного фильма Чернышева уехала учиться во Францию в лучшую анимационную школу «Пуд­риер», и ее студенческий фильм «Возвращение» и дипломный «Два друга» тоже ездят по фестивалям.

«Еврейская колыбельная»

Режиссер Елизавета Скворцова. Россия, 2005

«Колыбельные мира» — один из самых обаятельных анимационных циклов, снятых в постсоветские годы. Фильмы в нем делали разные режиссеры и ху­дожники, но общую интонацию — сентиментальность и нежность без притор­ности и мягкий юмор — ему дала Елизавета Скворцова, режиссер всего про­екта, сама снявшая в нем больше всех фильмов. Еврейская колыбельная, в ко­торой Ефим Чорный поет на идише, была сделана одной из первых. И до сих пор она одна из самых моих любимых в цикле, где много чудесного.

«Король забывает»

Режиссер Вероника Федорова. Россия, 2006

Вероника Федорова тоже работала в проекте «Колыбельные мира». И когда она на той же студии «Метроном» сняла свой дипломный фильм «Король забы­вает» по сказке Сергея Седова, в нем чувствовалось родство с «Колыбельными», что, впрочем, кино только красит. Удивительно, насколько эта смешная и пара­доксальная история про короля, забывшего, что он собирался воевать, кажется сегодня уместной и нужной.

«Звездочка»

Режиссер Светлана Андрианова. Россия, 2014

Прекрасное новогоднее кино Светланы Андриановой безо всяких Дедов Моро­зов про упавшую с неба звездочку-очкарика. Отличное подтверждение для робких детей, что мама все знает, все видит и всегда спасет. Сценарий, кстати, написала Юлия Аронова.

Я очень люблю «Звездочку», хотя сама Светлана из своих фильмов больше лю­бит «Зеленые зубы» — очень смешную детскую страшилку. «Зубы» и правда отличные, да и вообще Андрианова — признанный мастер короткого смешного фильма, а какую она рекламу снимает — обхохочешься.

«Снеговик» («The Snowman»)

Режиссер Диана Джексон. Великобритания, 1982

Это классический детский английский мультфильм 1982 года, с тех пор его, по-моему, каждый год показывают в Англии перед самым Рождеством. У нас «Снеговика» в то время не крутили, да и по возрасту я переросла, но вот моя английская младшая подруга каждый раз его смотрит и каждый раз плачет. Кино по книжке Рэймонда Бриггса и правда очень хорошее, хоть, может, и с перебором сентиментальности, а песню «Walking in the Air» из него и вовсе забыть невозможно. Особенно прекрасно и то, что во вступлении к фильму выросшего героя играет Дэвид Боуи и даже показывает тот самый подаренный Санта-Клаусом шарф со снеговиками из сказки.  

arzamas.academy

Дина Годер — Такие Дела

Дина Годер — Такие Дела

Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях

Подписаться
  • Собрано 12 046 081 r для бездомных
  • Собрано 49 646 652 r для детей-сирот
  • Собрано 34 205 774 r для жертв насилия
  • Собрано 50 660 327 r для людей с инвалидностью
  • Собрано 2 755 267 r
    для малоимущих
  • Собрано 6 447 119 r для пожилых
  • Собрано 9 939 031 r для помощи животным
Все авторы

Дина Годер

Дина Годер

Куратор и преподаватель программы дополнительного обучения молодых журналистов «Школа культурной журналистики» при фонде Про Арте (СПб). Программный директор Большого фестиваля мультфильмов (Москва). С 2007 по сегодняшний день – член экспертного совета Фонда культурных инициатив Михаила Прохорова.С 2015 – организатор образовательного проекта Animatorium (Тель-Авив, Израиль). Автор статей по вопросам театра и анимации в различных российских и иностранных печатных изданиях, в интернете, на радио и телевидении с середины 80-х годов. Член жюри и селекционных комиссий различных российских и зарубежных театральных и анимационных фестивалей. Составитель программ для российских и зарубежных анимационных фестивалей. Неоднократный член жюри и экспертного совета (в 2011 и 2012 – председатель) российской национальной театральной премии «Золотая маска»

Публикации автора

takiedela.ru

Коллекция мультфильмов Дины Годер

Режиссер Уолт Дисней. США, 1929

Черно-белый «Танец скелетов» 1929 года — первый короткометражный дисне­евский мультфильм, который я помню. Мама повела меня маленькую, кажется, в «Иллюзион» смотреть «Белоснежку» или «Бемби», и перед началом показы­вали «Танец скелетов». Помню, что я ужасно смеялась. Я вообще очень люблю диснеевские фильмы на классическую музыку, начиная с полнометражной «Фантазии», — в них музыкальность и чувство ритма просто невероятные.


Режиссер Михаил Алдашин. Россия, 1996

Фильм легендарный, снятый без всякой студии в середине 1990-х (в титрах стоит студия Mishka), в самое гнилое для анимации время, но при этом полный радости и надежды. Снималось «Рождество», понятное дело, не для детей, но детям, на мой взгляд, его смотреть необходимо, да и нет в мультфильме ничего для них непонятного. Такая почти наивная история, полная деталей, тепла и юмора: как ангел вытирает грушу о рукав, как рыжая Мария проверяет локтем воду для купания сына, как натягивают одеяло сонные волхвы, когда их будит благая весть. И как в финале торжественный ангельский оркестр стихает, чтобы не разбудить младенца.

Ну и заодно не могу не упомянуть чудесный детский фильм «Келе», который Михаил Алдашин вместе со своим эстонским сокурсником снял в качестве диплома на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Особенно трогательно, что северное чудовище в мультфильме учится играть на дудочке «Тореадор, смелее в бой».


Режиссер Юлия Аронова. Россия, 2013

Юлия Аронова — один из лучших отечественных режиссеров, а «Самолет» — ее первый детский фильм, по-моему, совершенно замечательный, столько в нем легкости и веселого духа. Сценарий к нему она писала сама. Ее талант, конечно, не только мы видим: свой следующий детский фильм Аронова сняла уже во Франции, и теперь французы не хотят ее отпускать, она снимает для них мини-сериал.


Режиссер Дмитрий Высоцкий. Россия, 2014

Питерские режиссеры и художники Дмитрий Высоцкий и Андрей Сикорский — большие мастера короткого и очень остроумного сюжета — известны давно, но главным образом по прикладной анимации: рекламе, заказным мини-сериалам и т. д. Детское кино они сняли впервые по заказу обновленного «Союзмультфильма», и оказалось, что их юмор, чувство ритма и нарядный дизайн — идеальны для детской истории. Крошечный фильм в ритме пиц­цикато из балета Лео Делиба «Сильвия» тут же полетел по мировым фестивалям.


Режиссер Милен Витанов. Германия, 2007

My Happy End from Talking Animals on Vimeo.

Это тоже фестивальный улов и тоже дипломный фильм. Милен — болгарин, учившийся в Германии. Фильм про собаку и ее хвост, парадоксально придуман и остроумно снят.


Режиссер Дарина Шмидт. Россия, 2007

На «Мельнице», где работала совсем молоденькая Дарина, кроме Константина Бронзита, штучных фильмов не снимал никто, только сериалы (Дарина как раз была режиссером «Лунтика») и богатырские полные метры. Но Дарине повез­ло — ей почему-то дали снять свою сказку про маленькую Василису, и она придумала ее в стилистике лоскутного шитья. Фильм получился очень симпа­тичным еще и потому, что был в чем-то компанейским: Ягу, например, в нем озвучивал Бронзит, а Медведя — московский режиссер Сергей Меринов. С тех пор Дарина сняла очень много всего, включая полный метр «Иван Царевич и Серый Волк», но я по-прежнему больше всего люблю «Маленькую Василису».


Режиссер Гиль Алькабец. Германия, 2007

Алькабец — израильтянин, уже много лет работающий в Германии, и одна из главных немецких звезд анимации. Вообще-то, он снимает не для детей, и только «Солнечный день» можно считать детским. Я думаю, он появился оттого, что у Гиля в это время был маленький ребенок.

Ну и заодно еще один фильм Алькабеца, не специально детский, но детям очень нравится, — «Рубикон», парадоксальная интерпретация знаменитой задачки про волка, козу и капусту.


Режиссер Наталья Чернышева. Россия, 2012

Наталья Чернышева — из самого младшего поколения отечественных звезд анимации. Собственно, звездой она стала сразу после фильма «Снежинка», снятого в Екатеринбурге. В нем важна не столько оригинальная история, сколько замечательно стильный дизайн и остроумная анимация. После дебют­ного фильма Чернышева уехала учиться во Францию в лучшую анимационную школу «Пуд­риер», и ее студенческий фильм «Возвращение» и дипломный «Два друга» тоже ездят по фестивалям.


Режиссер Елизавета Скворцова. Россия, 2005

«Колыбельные мира» — один из самых обаятельных анимационных циклов, снятых в постсоветские годы. Фильмы в нем делали разные режиссеры и ху­дожники, но общую интонацию — сентиментальность и нежность без притор­ности и мягкий юмор — ему дала Елизавета Скворцова, режиссер всего про­екта, сама снявшая в нем больше всех фильмов. Еврейская колыбельная, в ко­торой с поет на идише, была сделана одной из первых. И до сих пор она одна из самых моих любимых в цикле, где много чудесного.


Режиссер Вероника Федорова. Россия, 2006

Вероника Федорова тоже работала в проекте «Колыбельные мира». И когда она на той же студии «Метроном» сняла свой дипломный фильм «Король забы­вает» по сказке Сергея Седова, в нем чувствовалось родство с «Колыбельными», что, впрочем, кино только красит. Удивительно, насколько эта смешная и пара­доксальная история про короля, забывшего, что он собирался воевать, кажется сегодня уместной и нужной.


Режиссер Светлана Андрианова. Россия, 2014

Прекрасное новогоднее кино Светланы Андриановой безо всяких Дедов Моро­зов про упавшую с неба звездочку-очкарика. Отличное подтверждение для робких детей, что мама все знает, все видит и всегда спасет. Сценарий, кстати, написала Юлия Аронова.

Я очень люблю «Звездочку», хотя сама Светлана из своих фильмов больше лю­бит «Зеленые зубы» — очень смешную детскую страшилку. «Зубы» и правда отличные, да и вообще Андрианова — признанный мастер короткого смешного фильма, а какую она рекламу снимает — обхохочешься.


Режиссер Диана Джексон. Великобритания, 1982

Это классический детский английский мультфильм 1982 года, с тех пор его, по-моему, каждый год показывают в Англии перед самым Рождеством. У нас «Снеговика» в то время не крутили, да и по возрасту я переросла, но вот моя английская младшая подруга каждый раз его смотрит и каждый раз плачет. Кино по книжке Рэймонда Бриггса и правда очень хорошее, хоть, может, и с перебором сентиментальности, а песню «Walking in the Air» из него и вовсе забыть невозможно. Особенно прекрасно и то, что во вступлении к фильму выросшего героя играет Дэвид Боуи и даже показывает тот самый подаренный Санта-Клаусом шарф со снеговиками из сказки.


Изначально этот текст был опубликован на сайте журнала Arzamas. Мы публикуем его с разрешения редакции.

chips-journal.ru

Дина Годер. Рецензии на книги

Современный театр на бумаге.
Книга Дины Годер «Художники, визионеры, циркачи. Очерки визуального театра» выпущена в театральной серии издательства «Новое литературное обозрение» совместно с театральным фестивалем «Золотая маска». Дина Годер — театральный критик, журналист, киновед. Окончила театроведческий факультет ГИТИСа по специальности «Театроведение и театральная критика», работала театральным обозревателем журнала «Итоги» и «Еженедельного журнала» (1996-2003 гг.), с 2007 года — театральный и анимационный обозреватель газеты «Время новостей», программный директор Большого фестиваля мультфильмов, с 2011 года — театральный обозреватель газеты «Московские новости».
Монография посвящена исследованию понятия «визуальный театр», которое в последнее время является одной из популярных тематик в театральных практиках и критиках. Дина Годер пытается на примере российского театра и зарубежных постановок, которые привозятся такими фестивалями как «Золотая маска», «Новый Европейский театр», Чеховский фестиваль, «Балтийский дом» и другие, обрисовать понятие «визуального театра» и то, что можно к нему отнести.
«Визуальный театр» — один из самых невнятных и даже самых нелепых терминов последнего времени. К чему, казалось бы, такие избыточные определения? Ясно же, что театр по природе визуален».
«Художники, визионеры, циркачи…» написана на основе тех спектаклей, которые видела Дина Годер. Однако не надо сомневаться, что в хронологии повествования о становлении визуального театра могут оказаться белые пятна. История развития визуального театра, по словам автора, в самом разгаре, и пока зритель может видеть такие спектакли, закончить книгу невозможно. Можно только начать описывать, анализировать и пытаться понять тот эксперимент, на который идет режиссер спектакля, — что и оказалось центральной темой монографии.
Состоит книга из восьми глав, в которых описываются режиссеры-визионеры и различные типы визуального театра: театр художника, предметный театр и театр кукол, театр-инсталляция и театр-путешествие, театр видео и медиа, театр-цирк и театр под открытым небом.
Героями книги стали такие режиссеры как Филипп Жанти, Андрей Могучий, Ромео Касталлучи, Фрасуа Танги, Дмитрий Крымов и еще 69 режиссеров и художников. В книге приведены и результаты наблюдений за работами и экспериментов режиссеров, и впечатления от непосредственного общения с ними. Это помогает проследить направление развития визуального театра, определить, как в него проникают другие виды исполнительского искусства, такие как танец, цирк. Сегодня, когда для развития театра как никогда необходим эксперимент, режиссеры с удовольствием делятся со зрителем своими попытками синтеза визуальных приемов, вовлекая его в этот эксперимент.
«Как сказал один из зрителей, выходя из шапито: «Я себе такого и представить-то не мог» — после спектакля Андрея Могучего «Кракатук».
Лучше Дины Годер театральное представление не описывает никто. С первых же страниц читатель получает небольшие отрывки из спектаклей в виде текста. А ведь это невероятно сложно – описать спектакль, те средства и приемы, которые используют режиссер и художник, то, как играют актеры, не искажая и не перегружая рассказ излишней похвалой или критикой. С одной стороны, исследуя понятие «визуальный театр» необходимо максимально точно описать объект исследования – спектакль. Но Дина умудряется рассказывать о том, что происходит перед зрителем совсем не сухо, чтобы это не было похоже на инвентаризацию. С другой стороны, впечатления после представления являются неотъемлемой частью исследуемого объекта. И здесь Дина показывает свои эмоции таким ненавязчивым образом, что оставляет место для критики читателя, но в отдельных моментах, которые требуют профессиональной трактовки использованием режиссером того или иного приема, она любезно предоставляет свой вариант интерпретации. Так, например, спектакль Ромео Кастеллуччи «Tragedia Endogonidia BR.# 04 Brussel» влияет на зрителя по-разному:
«Что означают эти картины, можно гадать: кого-то они раздражают, кажутся претенциозными, другие воспринимают их интуитивно – как, видимо, большая часть этих образов и была рождена. В одном из давних интервью Кастеллуччи говорил: «Это скорее игра на нервах. Интеллект – это слишком медленно». В любом случае это было впечатляюще, отталкивающе и в то же время дизайнерски, даже глянцево красиво. Очень распространенное сочетание в современном искусстве».
В главе о театре художника Дина Годер выделяет и рассказывает о работах таких театральных деятелей, которые « …часто имеют художественное образование и даже являются практикующими художниками, создают свои спектакли прежде всего как произведения изобразительного и вообще пластического искусства». Так, например, описывается спектакль Дмитрия Крымова «Демон сверху»:
«Волна образов, которая накатывает на зрителей в этом спектакле, оказывается густой, она требует участия, освобождения собственных воспоминаний и ассоциаций; каждая метафора, каждый знак хотят быть узнанными, просят отзвука в нашей частной и культурной памяти. И поэтому спектакль оказывается многослойным: одновременно смешным, трагическим и сентиментальным».
Годер не только прекрасно описывает представления, но и предлагает проанализировать истории развития режиссеров в визуальном театре.
«Любопытно сравнить, насколько эта стратегия рождения визуального театра <…> близка стратегиям других визионеров или расходится с ними. Например, с этюдным методом Жанти или со способом работы Андрея Могучего, в большей степени опирающегося на актерскую импровизацию и стремящегося вырастить спектакль из собственного опыта».
В предметном театре и театре кукол авторы спектаклей оказываются самыми настоящими «визуальщиками», вдыхая жизнь в предметы, ведь образная система строится именно на них. Дина описывает не только спектакли, а так же результаты встреч с художниками на мастер-классах и личных интервью. Для понимая направления развития предметного театра и его экспериментах, в данной главе приведены истории, рассказанные художником Ильей Эпельбаумом и актрисой кукольного театра Майей Краснопольской. Например, истории о том, как создавался миф о королевстве Лиликании, как он жил и развивался, и почему зрители верили в народ десятисантиметрового роста.
Немного страниц отводится театру-инсталляции и театру-путешествию. Эти направления, как отдельные виды театра обрисовались не так давно, и еще не успели набрать той визуальной массы, чтобы заявить о себе в полную силу. Примеры этих видом театра – спектакль «Вещи Штифтера», композитора и режиссера Хайнера Геббельса и интерактивная экспозиция голландской художницы Джудит Наб «Все люди, которых я не встречал» нашли место в очерках о визуальном театре.
Совершенно особый вид визуального театра – театр-цирк, кажется, представлен в книге самыми яркими примерами: Бартабас и театр «Зингаро», режиссер Даниэле Франци Паска, циркач Жоан Ле Гийерм, семья Тьере-Чаплин. Очень сложно удерживать границу между театром и цирком, но тем интереснее наблюдать движение вокруг этой грани на тех спектаклях, которые доступны современному зрителю. Как пишет Дина:
«В «новом цирке» — трюк – средство, а не цель. Здесь никто не считает минуты, килограммы, обороты и количество предметов, никто не подчеркивает барабанной дробью особенно сложные моменты, и поэтому зрители, как правило, даже не могут определить – они видели что-то рекордное или совсем простое».
Рассказам о театре под открытым небом досталось тоже немного страниц, но, по словам автора, сейчас этому виду театра доступен приличный арсенал технических и визуальных приемов: это и лазерные шоу, и световые проекции, и 3D-модели, более того, использование тех возможностей, который недоступен театру в помещении – от игр с водой и огнем до природного освещения, звуков и запахов. Даже если читатель не был на театральной Олимпиаде, или на карнавале в саду «Эрмитаж», из описания становится понятно, что этот тип театра как никакой другой впитывает и перемешивает в себе все возможные виды исполнительского искусства.
Заключительная глава посвящена зрителю современного театра. Здесь приведены размышления о том, как строятся взаимоотношения такого, сложного и многогранного театра и зрителя.
«Визуальный театр предлагает особый, семиотически насыщенный способ коммуникации со зрителем, его ткань, как в киноманском кино, часто оказывается построенной на цитатах, ссылках и комментариях, адресующих публику к другим искусствам».
К книге прилагается DVD-диск с отрывками описываемых спектаклей, большая часть которых предоставлена международным театральным фестивалем им. Чехова. Причем смотреть его можно до, во время и после прочтения – словесное описание и визуальные фрагменты только подкрепляют друг друга в любой комбинации. На презентации книги Дина Годер, однако, сказала следующее:
«Предмет, которым я занимаюсь, трудно описать словами. Тем, кто живет в других городах, труднее увидеть эти спектакли. Я, в основном, описываю спектакли, но это не совсем правильно. Поэтому я благодарна издательству и Ирине Прохоровой за то, что книга вышла вместе с диском. На нем записаны фрагменты спектаклей, предоставленные мне самими режиссерами и фестивалем имени Чехова, который был, во многом, источником моих знаний о визуальном театре».
Конечно, театр не терпит посредников. Но после прочтения книги возникает только одно желание – посмотреть воочию все спектакли, описанные Диной, которые еще возможно посмотреть. И если читатель не будет воодушевлен на исследование понятия «визуальный театр», то уж точно будет побужден на приобщение к нему в качестве зрителя.

www.livelib.ru

Дина Годер – биография, книги, отзывы, цитаты

Современный театр на бумаге.
Книга Дины Годер «Художники, визионеры, циркачи. Очерки визуального театра» выпущена в театральной серии издательства «Новое литературное обозрение» совместно с театральным фестивалем «Золотая маска». Дина Годер — театральный критик, журналист, киновед. Окончила театроведческий факультет ГИТИСа по специальности «Театроведение и театральная критика», работала театральным обозревателем журнала «Итоги» и «Еженедельного журнала» (1996-2003 гг.), с 2007 года — театральный и анимационный обозреватель газеты «Время новостей», программный директор Большого фестиваля мультфильмов, с 2011 года — театральный обозреватель газеты «Московские новости».
Монография посвящена исследованию понятия «визуальный театр», которое в последнее время является одной из популярных тематик в театральных практиках и критиках. Дина Годер пытается на примере российского театра и зарубежных постановок, которые привозятся такими фестивалями как «Золотая маска», «Новый Европейский театр», Чеховский фестиваль, «Балтийский дом» и другие, обрисовать понятие «визуального театра» и то, что можно к нему отнести.
«Визуальный театр» — один из самых невнятных и даже самых нелепых терминов последнего времени. К чему, казалось бы, такие избыточные определения? Ясно же, что театр по природе визуален».
«Художники, визионеры, циркачи…» написана на основе тех спектаклей, которые видела Дина Годер. Однако не надо сомневаться, что в хронологии повествования о становлении визуального театра могут оказаться белые пятна. История развития визуального театра, по словам автора, в самом разгаре, и пока зритель может видеть такие спектакли, закончить книгу невозможно. Можно только начать описывать, анализировать и пытаться понять тот эксперимент, на который идет режиссер спектакля, — что и оказалось центральной темой монографии.
Состоит книга из восьми глав, в которых описываются режиссеры-визионеры и различные типы визуального театра: театр художника, предметный театр и театр кукол, театр-инсталляция и театр-путешествие, театр видео и медиа, театр-цирк и театр под открытым небом.
Героями книги стали такие режиссеры как Филипп Жанти, Андрей Могучий, Ромео Касталлучи, Фрасуа Танги, Дмитрий Крымов и еще 69 режиссеров и художников. В книге приведены и результаты наблюдений за работами и экспериментов режиссеров, и впечатления от непосредственного общения с ними. Это помогает проследить направление развития визуального театра, определить, как в него проникают другие виды исполнительского искусства, такие как танец, цирк. Сегодня, когда для развития театра как никогда необходим эксперимент, режиссеры с удовольствием делятся со зрителем своими попытками синтеза визуальных приемов, вовлекая его в этот эксперимент.
«Как сказал один из зрителей, выходя из шапито: «Я себе такого и представить-то не мог» — после спектакля Андрея Могучего «Кракатук».
Лучше Дины Годер театральное представление не описывает никто. С первых же страниц читатель получает небольшие отрывки из спектаклей в виде текста. А ведь это невероятно сложно – описать спектакль, те средства и приемы, которые используют режиссер и художник, то, как играют актеры, не искажая и не перегружая рассказ излишней похвалой или критикой. С одной стороны, исследуя понятие «визуальный театр» необходимо максимально точно описать объект исследования – спектакль. Но Дина умудряется рассказывать о том, что происходит перед зрителем совсем не сухо, чтобы это не было похоже на инвентаризацию. С другой стороны, впечатления после представления являются неотъемлемой частью исследуемого объекта. И здесь Дина показывает свои эмоции таким ненавязчивым образом, что оставляет место для критики читателя, но в отдельных моментах, которые требуют профессиональной трактовки использованием режиссером того или иного приема, она любезно предоставляет свой вариант интерпретации. Так, например, спектакль Ромео Кастеллуччи «Tragedia Endogonidia BR.# 04 Brussel» влияет на зрителя по-разному:
«Что означают эти картины, можно гадать: кого-то они раздражают, кажутся претенциозными, другие воспринимают их интуитивно – как, видимо, большая часть этих образов и была рождена. В одном из давних интервью Кастеллуччи говорил: «Это скорее игра на нервах. Интеллект – это слишком медленно». В любом случае это было впечатляюще, отталкивающе и в то же время дизайнерски, даже глянцево красиво. Очень распространенное сочетание в современном искусстве».
В главе о театре художника Дина Годер выделяет и рассказывает о работах таких театральных деятелей, которые « …часто имеют художественное образование и даже являются практикующими художниками, создают свои спектакли прежде всего как произведения изобразительного и вообще пластического искусства». Так, например, описывается спектакль Дмитрия Крымова «Демон сверху»:
«Волна образов, которая накатывает на зрителей в этом спектакле, оказывается густой, она требует участия, освобождения собственных воспоминаний и ассоциаций; каждая метафора, каждый знак хотят быть узнанными, просят отзвука в нашей частной и культурной памяти. И поэтому спектакль оказывается многослойным: одновременно смешным, трагическим и сентиментальным».
Годер не только прекрасно описывает представления, но и предлагает проанализировать истории развития режиссеров в визуальном театре.
«Любопытно сравнить, насколько эта стратегия рождения визуального театра <…> близка стратегиям других визионеров или расходится с ними. Например, с этюдным методом Жанти или со способом работы Андрея Могучего, в большей степени опирающегося на актерскую импровизацию и стремящегося вырастить спектакль из собственного опыта».
В предметном театре и театре кукол авторы спектаклей оказываются самыми настоящими «визуальщиками», вдыхая жизнь в предметы, ведь образная система строится именно на них. Дина описывает не только спектакли, а так же результаты встреч с художниками на мастер-классах и личных интервью. Для понимая направления развития предметного театра и его экспериментах, в данной главе приведены истории, рассказанные художником Ильей Эпельбаумом и актрисой кукольного театра Майей Краснопольской. Например, истории о том, как создавался миф о королевстве Лиликании, как он жил и развивался, и почему зрители верили в народ десятисантиметрового роста.
Немного страниц отводится театру-инсталляции и театру-путешествию. Эти направления, как отдельные виды театра обрисовались не так давно, и еще не успели набрать той визуальной массы, чтобы заявить о себе в полную силу. Примеры этих видом театра – спектакль «Вещи Штифтера», композитора и режиссера Хайнера Геббельса и интерактивная экспозиция голландской художницы Джудит Наб «Все люди, которых я не встречал» нашли место в очерках о визуальном театре.
Совершенно особый вид визуального театра – театр-цирк, кажется, представлен в книге самыми яркими примерами: Бартабас и театр «Зингаро», режиссер Даниэле Франци Паска, циркач Жоан Ле Гийерм, семья Тьере-Чаплин. Очень сложно удерживать границу между театром и цирком, но тем интереснее наблюдать движение вокруг этой грани на тех спектаклях, которые доступны современному зрителю. Как пишет Дина:
«В «новом цирке» — трюк – средство, а не цель. Здесь никто не считает минуты, килограммы, обороты и количество предметов, никто не подчеркивает барабанной дробью особенно сложные моменты, и поэтому зрители, как правило, даже не могут определить – они видели что-то рекордное или совсем простое».
Рассказам о театре под открытым небом досталось тоже немного страниц, но, по словам автора, сейчас этому виду театра доступен приличный арсенал технических и визуальных приемов: это и лазерные шоу, и световые проекции, и 3D-модели, более того, использование тех возможностей, который недоступен театру в помещении – от игр с водой и огнем до природного освещения, звуков и запахов. Даже если читатель не был на театральной Олимпиаде, или на карнавале в саду «Эрмитаж», из описания становится понятно, что этот тип театра как никакой другой впитывает и перемешивает в себе все возможные виды исполнительского искусства.
Заключительная глава посвящена зрителю современного театра. Здесь приведены размышления о том, как строятся взаимоотношения такого, сложного и многогранного театра и зрителя.
«Визуальный театр предлагает особый, семиотически насыщенный способ коммуникации со зрителем, его ткань, как в киноманском кино, часто оказывается построенной на цитатах, ссылках и комментариях, адресующих публику к другим искусствам».
К книге прилагается DVD-диск с отрывками описываемых спектаклей, большая часть которых предоставлена международным театральным фестивалем им. Чехова. Причем смотреть его можно до, во время и после прочтения – словесное описание и визуальные фрагменты только подкрепляют друг друга в любой комбинации. На презентации книги Дина Годер, однако, сказала следующее:
«Предмет, которым я занимаюсь, трудно описать словами. Тем, кто живет в других городах, труднее увидеть эти спектакли. Я, в основном, описываю спектакли, но это не совсем правильно. Поэтому я благодарна издательству и Ирине Прохоровой за то, что книга вышла вместе с диском. На нем записаны фрагменты спектаклей, предоставленные мне самими режиссерами и фестивалем имени Чехова, который был, во многом, источником моих знаний о визуальном театре».
Конечно, театр не терпит посредников. Но после прочтения книги возникает только одно желание – посмотреть воочию все спектакли, описанные Диной, которые еще возможно посмотреть. И если читатель не будет воодушевлен на исследование понятия «визуальный театр», то уж точно будет побужден на приобщение к нему в качестве зрителя.

www.livelib.ru

«В «Славе» Богомолова нет этической оценки» — Журнал Театр.

Сегодня были озвучены названия спектаклей-номинантов «Золотой маски» театрального сезона 2018 — 2019 годов. Журнал ТЕАТР. обратился за комментарием к председателю экспертного совета Дине Годер.

«Ключевой критерий — это наш с коллегами профессионализм. Нет никакого специального критерия, по которому «такое» мы не берем, а «такое» возьмем, — рассказала корреспонденту журнала ТЕАТР. Дина Годер. — Мы хотим отобрать хорошие спектакли, но, разумеется, у нас разнятся представления о том, что это такое. И выбирая их, мы обсуждаем, спорим, убеждаем друг друга. За время отсмотра спектаклей были и такие работы, которые нам казались сделанными грязновато, особенно в «Эксперименте». Но в этом ведь и фишка эксперимента — он может быть не идеально сделан, но ведь главное в том, чтобы он работал и представлял собой нечто новое. Таким образом, критерий — это сложение критериев каждого из членов экспертного совета с представлением о том, что должно считаться лучшим спектаклем сезона. Программа получилась большая, но, поверьте, она была еще больше и мы с коллегами ее старательно отжимали. Для меня лично и, видимо, и для моих коллег самое интересное происходило в категории «Эксперимент» — по лонг-листу становится очевидно, что сейчас пошел период кросс-жанровых проектов — в этом как раз хорошо работает эта номинация. Здесь еще важно понимать, что у меня была молодая команда, в которой четыре эксперта впервые были в совете «Маски». Я горжусь ими и понимаю, что их бескомпромиссность, их вкусы, интересы и отсутствие каких-то специальных пиететов, также повлияли на программу. И в этом смысле с ними было очень легко. Нас интересовали кросс-жанровые, необычные, новые вещи. В номинанты попали два спектакля-инсталляции, VR-спектакль, спектакль одного артиста и одного зрителя и много чего еще ужасно интересного. Номинация «Эксперимент» протягивает свои щупальца и в другие категории, потому что мне кажется, что все самое интересное сейчас происходит на границе между разными типами театров. Из этих же соображений в этом году мы хотели представить меньшую по объему, в отличие от прошлых лет, программу, которую обычно невозможно отсмотреть ни зрителям, ни жюри. Я видела в каком измученном состоянии в конце фестиваля члены жюри смотрят спектакли. Программу драматических спектаклей большой формы нам удалось довести до девяти работ. Для малой сцены сделать такую выжимку не получилось. Примечательно, что у нас среди номинантов и в лонг-листе много независимых театров — это вообще новость для России. Независимых театров становится за последние годы все больше и существуют они, как правило, в камерных пространствах — на другие нет денег. За счет этого разрастается количество спектаклей в категориях «Эксперимент» и «малая форма» — новые люди вступают в свои права. Очень круто, что их стало много в провинциях. Столичные режиссеры едут в другие города и создают там то, что здесь поставить не могут, и оказывается, что актеры и театры в провинции к этому готовы.

Вы, если ознакомитесь со списком номинантов, увидите, что в нем не так много мастеров, фактически, только Крымов, которого тоже достаточно сложно причислить к патриархам, потому что и он экспериментатор наравне с молодыми. У нас в списках много молодых ребят, которые ездят и ставят по России и много женщин-режиссеров и художников — такого тоже раньше не было. Это новое поколение, наша новая реальность. У нас появилась феминистская тема, женский сюжет — это тоже важно.

Мы были готовы к тому, что возникнет скандал из-за «Славы» Богомолова, которую мы осознанно в программу не включили. Могу сказать лично про себя только одно: я не люблю этот спектакль, я была противником этого спектакля с самого начала. Внутри экспертного совета спектакля у нас также есть его противники и поклонники. Мы обсуждали его очень подробно и коллеги в итоге согласились. Несмотря на то, что многие из моих друзей и коллег со мной не согласны, я все же считаю, что этот спектакль этически двусмысленный. Он манипулирует зрителями в этическом поле. Те, с кем я обсуждала спектакль, соглашаются, что он манипулирует ими, но они считают, что это круто. Я так не считаю. Понимаю, что с того момента, как стала объяснять почему я так отношусь к этой работе, была воспринята как «старый демшиза», который утверждает, что пора бы уже проститься со Сталиным. Они на это мне говорят: «Да ладно, не в этом же дело — пойдем, потанцуем». В этом, наверное, тоже есть своя правда. Мне было важно, что он остается в списке лонг-листа, что означает, что мы признаем его профессиональное качество. Он остается, и это неизменно, одним из самых успешных спектаклей сезона. Но нам бы хотелось, чтобы этот спектакль вернулся в то дискуссионное поле, которое возникло, когда он был поставлен. Никто не называет его сталинистским. И, конечно, и тогда нашлись люди, которые иронически отнеслись к этой двусмысленности. Для меня тяжело, что в этом спектакле нет этической оценки. Я не могу скидывать это со счетов. И я понимаю, что если скажу, что все мои деды были репрессированы, мне скажут: «И что?». Это моя эмоционально-этическая реакция. Для меня театр находится в этическом поле, поэтому я его так и оцениваю. Важно то, что мы снова начали это обсуждать, а так бы спектакль просто стал лучшим забронзовевшим спектаклем сезона».

Напомним, что полный список номинантов и лонг-лист самых заметных спектаклей сезона 2018-2019 гг. можно посмотреть на сайте российской национальной театральной премии «Золотая маска».

oteatre.info

Дина Годер о состоянии анимации в России и мире — Look At Me

Поговорим о бизнесе и авторской анимации. Даже среди мейнстрима в США появляются самородки, о которых стоит писать. Если ли какое-то смешение авторской анимации и коммерческой?

Той и другой часто занимаются одни и те же люди. Людьми, которые делают крутую авторскую анимацию и начинают побеждать на фестивалях, немедленно интересуется бизнес. Поработать на сериалах предлагают практически каждому человеку, который снял что-то хорошее. Самая лучшая авторская анимация — в большой степени студенческая. Молодежь только учится и не слишком думает о деньгах, подрабатывают как-то иначе. Часто студенты делают шикарное экспериментальное, поднимающее какие-то новые темы кино. После выпуска им становится ясно, что нужны деньги, надо кормить семью, и они уходят работать на студии делать сериалы, идут на полный метр в аниматоры. Если молодой автор хочет быть независимым, он собирает одногруппников и создаёт маленькую студию, которая делает рекламу, а в свободное время ищет гранты и пытается делать авторское кино. Сериалы — тяжёлый хлеб. Наших режиссёров тоже нередко зовут за границу, но им приходится или ломать себя там, или возвращаться обратно в нашу нищету. Например, Сашу Бубнова после успешного фильма позвали на французскую студию Millimages художником-постановщиком. Работа была, как у клерка, с девяти до шести, никому не интересно, что  у тебя вдохновение приходит в нерабочее время, например, в 12 ночи. И он уехал оттуда, потому что не мог работать в таком режиме.

Это проблема только «наших» творческих людей, или условный американский инди-режиссёр точно так же страдает?

Всё точно так же. Существует же независимая американская анимация. Это те люди, которые не хотят тратить себя на систему, которые хотят жить в своём режиме и делать то, что им интересно. Есть, например, отличный канадский режиссёр Теодор Ушев, снимающий авторскую экспериментальную анимацию. Его поддерживает государственная студия NFB, — это лучшее, что есть в Канаде. Но и он на вопрос о заработках тоже отвечает, что кино — это одна история, а то, как он зарабатывает на жизнь, — другая. Зарабатывать часто приходится дизайном.

www.lookatme.ru

Разное

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о