Барановский михаил я воспитываю папу читать бесплатно – Читаем вместе: я воспитываю папу

Михаил Барановский, Я воспитываю папу – 3, или Первое свидание – читать онлайн – Альдебаран

Оформление обложки и иллюстрации Михаил Барановский

© Михаил Барановский, 2018

ISBN 978-5-4493-9136-0 (т. 3)

ISBN 978-5-4493-9137-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Люблю ходить с папой на рынок. Я бы хотел все это нарисовать… Например, арбуз, разрезанный на две половинки, – одна как солнце, заходящее за морской горизонт, другая – как его отражение. Или вот зубастая кукуруза скалится за зеленым занавесом. Или даже темно-синие, блестящие баклажаны! Кажется, их только что выловили из моря – так они похожи на детенышей китов. Даже жалко их немного.

– Мандарины, – интересуется папа, – у вас с косточками?

Дед, весь сморщенный, как высушенный на солнце финик, отвечает:

– Мальчики без косточек, а девочки с косточками.

– Да… – вздыхает за нашими спинами несчастного вида мужчина. – Иногда такие девочки попадаются – за всю жизнь не отплюешься.

Здесь все такое яркое и сочное: желтое, красное, зеленое, синее… И все пахнет пронзительно и громко. Я бы сделал, если бы мог, такой одеколон – «Ароматы базара». Свежая зелень, овощи, фрукты, соленья… Все это смешать по чуть-чуть, развести в голубом воздухе и немного прогреть утренним солнцем.

Рассказываю об этом папе.

– Тебе и запах метро нравится… – говорит.

– Ну да! И как лошади пахнут тоже!

– Даже не знаю, – сокрушается, – что с тобой делать?

– Зачем со мной что-то делать? – удивляюсь.

– Уже вроде и аденоиды тебе удалили…

– При чем тут аденоиды?

– Какие-то неправильные запахи тебе нравятся. Ну, ладно базар – это я еще могу понять, но все остальное…

– Что?

– Ты ведь и выхлопными газами занюхиваешься?

– Мне нравится, как пахнет бензин или что там машины выдыхают…

– То, что они выдыхают, называется токсинами и канцерогенами!

– Ладно, – соглашаюсь, – может, с выхлопными газами это и перебор, но «Ароматы базара» – отличная идея для одеколона или женских духов. Разве нет?

– Ну, не знаю… – морщится. – Все-таки от женщины вряд ли должно пахнуть редькой и чесноком…

– А чем, по-твоему, должна пахнуть женщина?

– Хороший вопрос… Даже не знаю… Может, мятой?

– Мятой?! Ха-ха! Как жвачка?

– Ну, или свежим воздухом после дождя…

– Сыростью, что ли?

– При чем тут сырость?

– Хочешь, чтобы она пахла мокрыми кошками?

– Тогда, может, солнцем и морем?

– Отличная идея! – смеюсь я специально громко и неестественно. – А чем пахнет море, по-твоему?

– Неужели тоже мокрыми кошками?

– Нет! У моря, – говорю, – ярко выраженный запах водорослей! Хочешь, чтобы от женщины пахло морской капустой?

– Знаешь, – говорит, – морская капуста пахнет все-таки лучше тушеной.

– Это да! – соглашаюсь. – Нет ничего хуже запаха тушеной капусты.

– Выхлопные газы – и то лучше!

– Точно! – поддерживаю.

Мы с папой терпеть не можем тушеную капусту. Ни на вид, ни на запах, ни на вкус! Никак!

– Хочешь, я сделаю шарлотку? – спрашивает.

– Конечно!

– Тогда пойдем яблоки покупать.

Когда папа решает что-то приготовить, часто в последний момент выясняется, что каких-то продуктов из списка не хватает.

Вот, например, однажды, когда он собрался сварить рисовую кашу, у нас не обнаружилось молока.

Тогда папа ненадолго задумался и говорит:

– Придется усовершенствовать этот рецепт. Думаю, если сделать рисовую кашу на кефире, будет еще вкуснее.

Хотя я сразу предложил:

– Может, все-таки сходим за молоком?

Но он же упрямый:

– Не вижу смысла, – говорит.

И все тут.

– Он ведь кислый – кефир! – пытаюсь его переубедить.

– Ну… а мы сахару добавим, если что. Представляешь, никому в голову не приходило варить кашу на кефире! А мы сварим! Будем первооткрывателями! Уверен, что на кефире даже вкуснее получится. Может, мы после этого только так и будем делать.

Смотрю – очень он воодушевился:

– Все начнут нас расспрашивать: «Как это у вас такая прекрасная каша получается?». А мы не станем никому рассказывать, что мы ее на кефире делаем. Будет у нас такой секретный рецепт, как у «Пепси-Колы». Никто не должен знать, что мы в кашу добавляем для лучшего вкуса!

В общем, стоит над кастрюлей, помешивает и рассуждает:

– По большому счету, – говорит, – все открытия именно так и совершаются – смелым, неожиданным тактическим ходом!

Наконец, зачерпывает кашу ложкой и долго на нее дует.

– Хочешь попробовать? – предлагает.

– Давай лучше ты.

Пахнет, надо заметить, не очень. Недавно нашу собаку стошнило, когда папа по забывчивости дважды ее ужином накормил – такой же примерно стоял запашок.

– Зря отказываешься. Ты сейчас, между прочим, упускаешь шанс стать первым человеком на Земле, попробовавшим кашу на кефире. Ну, решайся! – и тянет ко мне ложку. – Внукам своим будешь потом рассказывать!

– Нет! – говорю решительно, мотаю головой, делаю шаг назад и крепко сжимаю зубы.

«Обойдутся, – думаю, – мои внуки без этой истории. Как-нибудь переживут».

– Ну, как знаешь.

И вот он пробует эту кашу. Уверенно так кладет себе в рот полную с горкой ложку. Смотрит куда-то в потолок, пару раз проворачивает нижней челюстью и делает несколько глотательных движений.

Тут лицо его неестественно удлиняется и замирает. А пустая ложка в руке зависает в воздухе. И в такой странной позе он какое-то время стоит неподвижно, как дирижер перед тем как первый раз взмахнуть своей палочкой. Я даже успеваю забеспокоиться.

– Ну как? – спрашиваю.

Тут он как будто внезапно приходит в сознание, опускает взгляд с потолка на меня:

– Что?

– На кефире-то лучше?

– В тысячу раз! – говорит. – Попробуй! Просто фантастическая каша! Неземная! Никогда не ел ничего подобного!

– Что, – спрашиваю, – даже сахару добавлять не надо?

– И так идеально! – зачерпывает кашу и снова мне протягивает. – Ну, пробуй уже! Это нечто!

Я неохотно слизываю с кончика ложки.

– Ну? А? Что скажешь?

Держу эту гадость во рту из последних сил. И проглотить невозможно, и папу обижать не хочется.

Тут он наклоняется ко мне и тихо так, почти шепотом говорит:

– Знаешь, по правде сказать, даже тушеная капуста вкуснее. Выплюнь, пока тебя не стошнило. Никогда больше не будем так делать.

Другое дело шарлотка. Я всегда помогаю ему почистить и порезать яблоки. А что, мне не сложно. Я режу яблоки, а он яйца взбивает. Режу я их одинаковыми аккуратными тонкими дольками, одна к одной, как будто бы я специальный прибор для нарезки яблок, а не человек. Другой бы на моем месте покромсал как бог на душу положит – лишь бы побыстрее. Потом выкладываю дольки на противень, а папа заливает их тестом и ставит шарлотку в печку. Мне нравится наблюдать через стекло духовки, как она поднимается, подрумянивается, и кухню обволакивает теплый запах корицы и ванили. Тоже, думаю, хорошие духи могли бы получиться «Аромат шарлотки»!

– Когда-то давно, – говорит папа, – у меня был роман с одной барышней, которая училась в институте пищевой промышленности и в тот момент как раз писала курсовую работу на тему «Роль фруктовой начинки в карамели „Помпадур“». Какое, видимо, счастье быть ее мужем упущено навсегда!

– От нее пахло корицей и ванилью? – спрашиваю.

– Может быть. Я уже и не помню, – вздыхает. – Давно это было.

Папа берет коробочку с зубочистками, достает одну и приоткрывает дверцу печки.

– Зачем ты в шарлотку зубочисткой тычешь? – интересуюсь.

– Чтобы проверить – готова или нет, – отвечает.

– И как ты это поймешь?

– Не знаю, если честно, – признается. – Но я часто видел, что так делают. Может, когда ее зубочисткой в бок колешь, она должна вскрикивать: «Ой-ой!»?

– Шарлотка? – на всякий случай уточняю. – Вряд ли она с тобой будет разговаривать при ста восьмидесяти градусах по Цельсию.

– Ну, зачем-то же они это делают? – снова втыкает в нее зубочистку и ждет реакции.

– Молчит… – замечаю.

– Как рыба! – добавляет и смотрит на шарлотку недобро.

И тут я вспоминаю:

– У нас в детском саду была повариха. Она, когда макароны готовила, знаешь, как проверяла, сварились они или нет?

– Ну и как? – интересуется.

– Доставала одну макаронину из кастрюли и – бац! – что есть силы бросала ее в стену!

– Странно! Зачем она так делала? – удивляется папа.

– А очень просто: если макаронина прилипала – значит, сварилась, а если отваливалась и падала на пол, то выходит – еще нет.

– Она со всей едой так поступала? – спрашивает.

– Не знаю, – говорю. – Но с макаронами точно.

– Интересно! Надо взять на вооружение, – и по сторонам смотрит.

– Ты чего, – спрашиваю, – стену выбираешь?

Как-то утром папа говорит:

 

– Скоро зима, а у тебя теплых ботинок нет. Гидрометцентр сообщает, что завтра ожидаются заморозки. Так что сейчас мы с тобой в обувной поедем.

– Сегодня же воскресенье! Не хочу никуда ехать! Тем более в обувной!

– А когда же, если не в воскресенье? Все другие дни у нас заняты. Заморозки на носу! Давай собирайся, поедем в магазин! – командует.

Вижу, спорить с ним бесполезно.

– Ладно, – говорю, – только чаю выпью с шарлоткой.

– Хорошо, – соглашается.

После чая с шарлоткой совсем не хочется куда-то тащиться за этими ботинками.

– Что-то у меня живот разболелся.

– Странно, – говорит папа. – Только что вроде все нормально было.

– Да, странно, – соглашаюсь. – Пойду полежу немного, а как пройдет – сразу в магазин поедем.

– Ну-ну… – отвечает.

Ложусь и кино включаю. Так не хочется на улицу вылезать из-под пледа, если б вы знали! Особенно в магазин – ходить там, выбирать, потом мерить… Обычно полдня на это уходит. То еще развлечение в единственный выходной. Ненавижу Гидрометцентр и вот это все!

Я и не заметил, как кино закончилось. Такой увлекательный фильм!

Тут папа в дверях появляется:

– Ну что, прошел живот?

– Живот прошел, – говорю. – Только знаешь, кажется, у меня температура поднимается.

– Давай измерим, – предлагает таким тоном, как будто я вру.

И идет за термометром. Сует мне его подмышку, рядом садится и ждет.

– Ну, видишь, нормальная температура. Можно и за ботинками.

– Не хочешь в шахматы поиграть? – спрашиваю.

Обычно он никогда не отказывается. А тут:

– Ну хватит уже! Собирайся!

– Ну одну партию, – говорю, – и сразу поедем за ботинками.

– Уффф… – громко выдыхает. – Но только одну!

– Одну, – соглашаюсь.

Только начали играть, как он объявляет:

– Шах и мат!

Ну, я там просто коня не увидел. Если бы не этот конь…

Говорю:

– Давай перехожу?

– Нет!

– Ну, тогда еще одну сыграем?

– Одна уже была! Мы как договаривались? Поехали уже!

Смотрю – спорить бесполезно. Обреченно бреду в коридор одеваться. И без того настроение было паршивое из-за того, что за ботинками ехать, а тут еще и в шахматы проиграл. Вдвойне обидно! Вполне мог выиграть, если бы не этот конь…

Спускаемся в метро по эскалатору.

– Далеко нам ехать? – спрашиваю.

– Не очень, – отвечает. – Минут двадцать.

– А потом еще пешком идти? – решаю на всякий случай уточнить, чтобы заранее представить, что еще придется вынести.

– Нет, – говорит, – пешком не надо. – Там сразу на автобус сядем.

– Ого! И долго на автобусе?

– Не очень.

– А потом?

– Потом на электричку надо будет пересесть.

– Еще на электричку? Нет! Мы так не договаривались! Это очень далеко!

Настроение у меня и раньше было ужасное, а тут совсем отвратительным сделалось – хуже некуда.

– На метро, на автобусе и еще на электричке! Что, ближе магазинов нет? Зачем на край света за ботинками ехать?

– Никакой не край! – возражает. – Просто электричкой удобнее до речного вокзала добраться.

– Это еще зачем?

– Там на катер пересядем и, считай, приехали. Точнее – приплыли.

Я просто вне себя:

– А после катера на чем еще надо будет ехать, плыть, лететь? Сразу скажи! Что там еще осталось? Вертолеты, дирижабли, подводные лодки, верблюды?.. Не нужны мне никакие ботинки!

Только что казалось, настроение хуже некуда. Но тут уже ясно, что есть куда! Все, оказывается, еще хуже! Разворачиваюсь и иду назад. Эскалатор едет вниз, а я иду вверх, в старых осенних ботинках. Очень медленно получается. Почти на месте топчусь. Люди за поручни держатся и на меня смотрят с любопытством, а я стараюсь ни на кого не смотреть. Кажется, всю жизнь придется так идти. Но в любом случае это лучше, чем на метро, потом на автобусе, потом на катере, потом еще неизвестно на чем. Лучше уж босым ходить всю зиму! Скорее бы уже эти заморозки! Я сразу представляю, как хлюпаю голыми пятками по отвратительной холодной жиже, по грязному обжигающему снегу, по скользким замерзшим лужам, и корка льда трещит под моими ногами… И так себя жалко становится!

Тут папа догоняет меня и говорит:

– Сначала я полчаса ждал, пока ты попьешь чаю с шарлоткой. Так? Потом еще полтора, когда у тебя перестанет живот болеть и кино закончится. Верно? Потом, когда понизится температура, когда ты в шахматы наиграешься… Но я не устраивал тебе никаких скандалов, не кричал на тебя, не шел задом наперед по эскалатору. Я уж не говорю о том, что ботинки мы едем покупать не мне, а тебе!

– Не нужны мне никакие ботинки!

– Да ладно тебе, – говорит. – Хватит дуться. Разворачивайся! Плыви по течению – так быстрее. Тем более что нам всего-то одну остановку проехать и все.

Не знаю, как я тут оказался. Просто очнулся в кромешной тьме, совсем без одежды. Тут сыро и очень тесно. И тихо, да. Иногда, правда, раздаются какие-то звуки, но я слышу их, как будто из под толщи воды. Только один женский голос звучит чаще других и, кажется, совсем рядом, но слов все равно не разобрать. Тут нет даже небольшого окошка, даже щелочки, чтобы хоть одним глазком увидеть, что происходит снаружи, день или ночь, лето или зима? Совершенно не помню, как я сюда забрался, и не представляю, как отсюда выбираться.

Папа говорит, что однажды я поинтересовался у мамы:

– А где я был, когда меня еще не было?

– У меня в животе, – ответила она.

– Ты меня съела? – зачем-то спросил я, хотя и так было понятно.

Сейчас, когда я уже почти взрослый, с трудом представляю себе, что находился в животе у мамы практически целый учебный год. Мне бывает сложно высидеть сорок пять минут за партой. Ума не приложу, чем я там занимался все это время. Да еще в полной темноте! Ни разу не выходя на прогулку и даже не имея возможности пригласить кого-нибудь в гости, без компьютера и телефона, совершенно один! Это все равно, что застрять в лифте на девять месяцев, даже еще хуже.

aldebaran.ru

Михаил Барановский: Я воспитываю папу №L9N4S

Можете забросать меня камнями, но хочу написать отрицательный отзыв на книгу Я воспитываю папу.

Наверное, у меня отсутствует чувство юмора, т.к. тут сплошь положительные отзывы, народ пишет, что ухахатывается и под столом всей семьей валяется… Да, в книге есть моменты, которые заставляют улыбнуться. Но чтоб «ржать во весь голос»…
Я так и не поняла, каким же образом сын воспитывает папу. Скорее, папа воспитывает по-настоящему, «по-мужски»: отец сказал — сын сделал….

Можете забросать меня камнями, но хочу написать отрицательный отзыв на книгу Я воспитываю папу.

Наверное, у меня отсутствует чувство юмора, т.к. тут сплошь положительные отзывы, народ пишет, что ухахатывается и под столом всей семьей валяется… Да, в книге есть моменты, которые заставляют улыбнуться. Но чтоб «ржать во весь голос»…
Я так и не поняла, каким же образом сын воспитывает папу. Скорее, папа воспитывает по-настоящему, «по-мужски»: отец сказал — сын сделал. Для меня суть всей книги заключается вот здесь (сам автор так описывает книгу): «Так что я решил завести себе ребеночка, чтобы не чувствовать себя круглым дураком. Ни один из взрослых не станет ждать от меня никаких советов, никто из них не захочет прислушиваться к моему мнению и беседовать о том, что интересно мне, а не им. Другое дело — собственный мальчик. На его фоне я — воплощение мудрости и ходячая энциклопедия.»
В общем, полный эгоизм. Думаю, что мальчик вырастет тряпкой, впитавшей в себя кучу комплексов. Отец заставляет его играть на гитаре в музыкальной школе, потому что так захотелось папе, при этом мнение Марика никого не волнует. Мальчик абсолютно против такого занятия, естественно, не старается, за что отец кричит ему: «…Тогда почему ты еще жив?…. Почему он (Бог) не пронзил тебя молнией?-ехидно так спрашивает.»…»За такую игру ты будешь гореть в геенне огненной!»
Еще будьте готовы объяснить ребенку, почему любовь к кофе и сигаретам сравнивается с любовью к маме и папе. Готовьтесь ответить, почему мама не живет с ними, почему так бывает (хоть это и далеко не самое «страшное» в этой книге).
Постоянно отец внаглую врёт малышу, причем, зачастую не просто врёт, а запугивает: например, мальчик заявил, что скорее хочет стать взрослым, чтобы самому решить, играть на гитаре или нет. На это отец рассказывает, как взрослым он обязательно будет брить бороду каждый день, выщипывать волосы из ноздрей и ушей, и что всё это диииико больно, лучше брынькать на гитаре и всё время оставаться ребенком (тут, наверное, нужно было дико хохотать). Хорошо, что он не вдавался в подробности выщипывания волос из интимных мест.
Рассказывает на полном серьезе, как объездил полмира на крыше поезда, но при этом, когда сын интересуется подробностями, пытается уйти от темы либо придумывает другую ложь, а сын в это верит (папа ведь авторитет). Да и учит, что платить не нужно за такие поездки. Почему бы это же самое не обыграть в форме фантазии? Мол, как здорово было бы объездить весь белый свет да еще на крыше поезда…
Орать друг на друга «Да!»-«Нет!», не пытаясь прийти к компромиссу, — по мнению автора — норма…

Качество самой книги — на уровне. Рисунки — на любителя, этакие зарисовки.
Лично у меня при прочтении не складывается впечатление, что книга якобы написана 10-летним мальчиком. Так и сквозит эгоизм папы.

В общем, если вы растите ребенка для того, чтоб не чувствовать СЕБЯ «круглым дураком», а не для того, чтоб появилась еще одна личность со своим мнением, своими желаниями и т.д., то эта книга для Вас. И очень настоятельно советую сначала прочитать самому, а уж потом давать ребенку.

Если кто-то еще успел прочесть эту книгу, пожалуйста, поделитесь своим мнением! Может, я где-то что-то упускаю?

mars-books.site

Читать книгу «Я воспитываю папу – 3, или Первое свидание» онлайн полностью — Михаил Барановский — MyBook.

Оформление обложки и иллюстрации Михаил Барановский

© Михаил Барановский, 2018

ISBN 978-5-4493-9136-0 (т. 3)

ISBN 978-5-4493-9137-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Люблю ходить с папой на рынок. Я бы хотел все это нарисовать… Например, арбуз, разрезанный на две половинки, – одна как солнце, заходящее за морской горизонт, другая – как его отражение. Или вот зубастая кукуруза скалится за зеленым занавесом. Или даже темно-синие, блестящие баклажаны! Кажется, их только что выловили из моря – так они похожи на детенышей китов. Даже жалко их немного.

– Мандарины, – интересуется папа, – у вас с косточками?

Дед, весь сморщенный, как высушенный на солнце финик, отвечает:

– Мальчики без косточек, а девочки с косточками.

– Да… – вздыхает за нашими спинами несчастного вида мужчина. – Иногда такие девочки попадаются – за всю жизнь не отплюешься.

Здесь все такое яркое и сочное: желтое, красное, зеленое, синее… И все пахнет пронзительно и громко. Я бы сделал, если бы мог, такой одеколон – «Ароматы базара». Свежая зелень, овощи, фрукты, соленья… Все это смешать по чуть-чуть, развести в голубом воздухе и немного прогреть утренним солнцем.

Рассказываю об этом папе.

– Тебе и запах метро нравится… – говорит.

– Ну да! И как лошади пахнут тоже!

– Даже не знаю, – сокрушается, – что с тобой делать?

– Зачем со мной что-то делать? – удивляюсь.

– Уже вроде и аденоиды тебе удалили…

– При чем тут аденоиды?

– Какие-то неправильные запахи тебе нравятся. Ну, ладно базар – это я еще могу понять, но все остальное…

– Что?

– Ты ведь и выхлопными газами занюхиваешься?

– Мне нравится, как пахнет бензин или что там машины выдыхают…

– То, что они выдыхают, называется токсинами и канцерогенами!

– Ладно, – соглашаюсь, – может, с выхлопными газами это и перебор, но «Ароматы базара» – отличная идея для одеколона или женских духов. Разве нет?

– Ну, не знаю… – морщится. – Все-таки от женщины вряд ли должно пахнуть редькой и чесноком…

– А чем, по-твоему, должна пахнуть женщина?

– Хороший вопрос… Даже не знаю… Может, мятой?

– Мятой?! Ха-ха! Как жвачка?

– Ну, или свежим воздухом после дождя…

– Сыростью, что ли?

– При чем тут сырость?

– Хочешь, чтобы она пахла мокрыми кошками?

– Тогда, может, солнцем и морем?

– Отличная идея! – смеюсь я специально громко и неестественно. – А чем пахнет море, по-твоему?

– Неужели тоже мокрыми кошками?

– Нет! У моря, – говорю, – ярко выраженный запах водорослей! Хочешь, чтобы от женщины пахло морской капустой?

– Знаешь, – говорит, – морская капуста пахнет все-таки лучше тушеной.

– Это да! – соглашаюсь. – Нет ничего хуже запаха тушеной капусты.

– Выхлопные газы – и то лучше!

– Точно! – поддерживаю.

Мы с папой терпеть не можем тушеную капусту. Ни на вид, ни на запах, ни на вкус! Никак!

– Хочешь, я сделаю шарлотку? – спрашивает.

– Конечно!

– Тогда пойдем яблоки покупать.

Когда папа решает что-то приготовить, часто в последний момент выясняется, что каких-то продуктов из списка не хватает.

Вот, например, однажды, когда он собрался сварить рисовую кашу, у нас не обнаружилось молока.

Тогда папа ненадолго задумался и говорит:

– Придется усовершенствовать этот рецепт. Думаю, если сделать рисовую кашу на кефире, будет еще вкуснее.

Хотя я сразу предложил:

– Может, все-таки сходим за молоком?

Но он же упрямый:

– Не вижу смысла, – говорит.

И все тут.

– Он ведь кислый – кефир! – пытаюсь его переубедить.

– Ну… а мы сахару добавим, если что. Представляешь, никому в голову не приходило варить кашу на кефире! А мы сварим! Будем первооткрывателями! Уверен, что на кефире даже вкуснее получится. Может, мы после этого только так и будем делать.

Смотрю – очень он воодушевился:

– Все начнут нас расспрашивать: «Как это у вас такая прекрасная каша получается?». А мы не станем никому рассказывать, что мы ее на кефире делаем. Будет у нас такой секретный рецепт, как у «Пепси-Колы». Никто не должен знать, что мы в кашу добавляем для лучшего вкуса!

В общем, стоит над кастрюлей, помешивает и рассуждает:

– По большому счету, – говорит, – все открытия именно так и совершаются – смелым, неожиданным тактическим ходом!

Наконец, зачерпывает кашу ложкой и долго на нее дует.

– Хочешь попробовать? – предлагает.

– Давай лучше ты.

Пахнет, надо заметить, не очень. Недавно нашу собаку стошнило, когда папа по забывчивости дважды ее ужином накормил – такой же примерно стоял запашок.

– Зря отказываешься. Ты сейчас, между прочим, упускаешь шанс стать первым человеком на Земле, попробовавшим кашу на кефире. Ну, решайся! – и тянет ко мне ложку. – Внукам своим будешь потом рассказывать!

– Нет! – говорю решительно, мотаю головой, делаю шаг назад и крепко сжимаю зубы.

«Обойдутся, – думаю, – мои внуки без этой истории. Как-нибудь переживут».

– Ну, как знаешь.

И вот он пробует эту кашу. Уверенно так кладет себе в рот полную с горкой ложку. Смотрит куда-то в потолок, пару раз проворачивает нижней челюстью и делает несколько глотательных движений.

Тут лицо его неестественно удлиняется и замирает. А пустая ложка в руке зависает в воздухе. И в такой странной позе он какое-то время стоит неподвижно, как дирижер перед тем как первый раз взмахнуть своей палочкой. Я даже успеваю забеспокоиться.

– Ну как? – спрашиваю.

Тут он как будто внезапно приходит в сознание, опускает взгляд с потолка на меня:

– Что?

– На кефире-то лучше?

– В тысячу раз! – говорит. – Попробуй! Просто фантастическая каша! Неземная! Никогда не ел ничего подобного!

– Что, – спрашиваю, – даже сахару добавлять не надо?

– И так идеально! – зачерпывает кашу и снова мне протягивает. – Ну, пробуй уже! Это нечто!

Я неохотно слизываю с кончика ложки.

– Ну? А? Что скажешь?

Держу эту гадость во рту из последних сил. И проглотить невозможно, и папу обижать не хочется.

Тут он наклоняется ко мне и тихо так, почти шепотом говорит:

– Знаешь, по правде сказать, даже тушеная капуста вкуснее. Выплюнь, пока тебя не стошнило. Никогда больше не будем так делать.

Другое дело шарлотка. Я всегда помогаю ему почистить и порезать яблоки. А что, мне не сложно. Я режу яблоки, а он яйца взбивает. Режу я их одинаковыми аккуратными тонкими дольками, одна к одной, как будто бы я специальный прибор для нарезки яблок, а не человек. Другой бы на моем месте покромсал как бог на душу положит – лишь бы побыстрее. Потом выкладываю дольки на противень, а папа заливает их тестом и ставит шарлотку в печку. Мне нравится наблюдать через стекло духовки, как она поднимается, подрумянивается, и кухню обволакивает теплый запах корицы и ванили. Тоже, думаю, хорошие духи могли бы получиться «Аромат шарлотки»!

– Когда-то давно, – говорит папа, – у меня был роман с одной барышней, которая училась в институте пищевой промышленности и в тот момент как раз писала курсовую работу на тему «Роль фруктовой начинки в карамели „Помпадур“». Какое, видимо, счастье быть ее мужем упущено навсегда!

– От нее пахло корицей и ванилью? – спрашиваю.

– Может быть. Я уже и не помню, – вздыхает. – Давно это было.

Папа берет коробочку с зубочистками, достает одну и приоткрывает дверцу печки.

– Зачем ты в шарлотку зубочисткой тычешь? – интересуюсь.

– Чтобы проверить – готова или нет, – отвечает.

– И как ты это поймешь?

– Не знаю, если честно, – признается. – Но я часто видел, что так делают. Может, когда ее зубочисткой в бок колешь, она должна вскрикивать: «Ой-ой!»?

– Шарлотка? – на всякий случай уточняю. – Вряд ли она с тобой будет разговаривать при ста восьмидесяти градусах по Цельсию.

– Ну, зачем-то же они это делают?

mybook.ru

Михаил Барановский «Я воспитываю папу -2, или Собачий вальс»

1

Давным-давно исполнилось примерно сто лет с тех пор, как я упрашиваю папу купить мне собаку.

И вот случилось невероятное! Как-то вечером, укладываюсь спать, и тут в комнату входит он и ни с того, ни с сего говорит:

– Может нам собаку завести?

Неожиданно для самого себя, я подпрыгиваю до потолка:

– Дааа!!!

– Тихо-тихо! Всех соседей перебудишь! – накрывает меня одеялом и придерживает, чтобы я так сильно не подлетал над кроватью. – Только у меня есть несколько условий, – говорит.

– Я согласен! – выпаливаю.

– Не хочешь поинтересоваться каких?

– Ради собаки, я на все готов, – отвечаю.

– Ладно, – кивает, – но я все равно скажу.

– Ну?

– Ты сам будешь за ней убирать.

– Хорошо!

– Ты понимаешь, о чем я говорю?

– Ну, конечно! Что тут непонятного?

Но он всё равно решает уточнить:

– Щенок постоянно гадит. И тебе за ним придется  убирать. И мыть лапы после каждой прогулки.

– Договорились!

– Не спеши.

– Что еще?

– Вытирать пыль и пылесосить, – продолжает папа, – не реже, чем раз в три дня!

– Это тут при чем?

– Собака линяет. Если регулярно не пылесосить и не протирать – везде будет шерсть: на одежде, на всех поверхностях, даже в тарелках. Меня это категорически не устраивает.

– Ладно, хорошо, – вяло соглашаюсь.

– Это еще не все… – говорит.

Надо же быть такой занудой.

– Ты должен мне пообещать, – говорит, – что перестанешь разбрасывать вещи по всей квартире.

– Какое отношение это имеет к собаке?

– Прямое! Если ты не можешь проследить за своими носками, то что говорить об ответственности за живое существо?

– Я слежу! – отвечаю.

Папа оглядывает комнату. Замечает один носок на батарее, а другой на стуле.

– Мне так проще за ними следить, – говорю.

– Марик! – прерывает меня папа, недовольно цокая зубом.

– Ладно, – бурчу себе под нос.

– Я не закончил, – грозно надо мной нависает.

novostiliteratury.ru

Михаил БарановскийЯ воспитываю папу – 3, или Первое свидание

Оформление обложки и иллюстрации Михаил Барановский

© Михаил Барановский, 2018

ISBN 978-5-4493-9136-0 (т. 3)

ISBN 978-5-4493-9137-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Люблю ходить с папой на рынок. Я бы хотел все это нарисовать… Например, арбуз, разрезанный на две половинки, – одна как солнце, заходящее за морской горизонт, другая – как его отражение. Или вот зубастая кукуруза скалится за зеленым занавесом. Или даже темно-синие, блестящие баклажаны! Кажется, их только что выловили из моря – так они похожи на детенышей китов. Даже жалко их немного.

– Мандарины, – интересуется папа, – у вас с косточками?

Дед, весь сморщенный, как высушенный на солнце финик, отвечает:

– Мальчики без косточек, а девочки с косточками.

– Да… – вздыхает за нашими спинами несчастного вида мужчина. – Иногда такие девочки попадаются – за всю жизнь не отплюешься.

Здесь все такое яркое и сочное: желтое, красное, зеленое, синее… И все пахнет пронзительно и громко. Я бы сделал, если бы мог, такой одеколон – «Ароматы базара». Свежая зелень, овощи, фрукты, соленья… Все это смешать по чуть-чуть, развести в голубом воздухе и немного прогреть утренним солнцем.

Рассказываю об этом папе.

– Тебе и запах метро нравится… – говорит.

– Ну да! И как лошади пахнут тоже!

– Даже не знаю, – сокрушается, – что с тобой делать?

– Зачем со мной что-то делать? – удивляюсь.

– Уже вроде и аденоиды тебе удалили…

– При чем тут аденоиды?

– Какие-то неправильные запахи тебе нравятся. Ну, ладно базар – это я еще могу понять, но все остальное…

– Что?

– Ты ведь и выхлопными газами занюхиваешься?

– Мне нравится, как пахнет бензин или что там машины выдыхают…

– То, что они выдыхают, называется токсинами и канцерогенами!

– Ладно, – соглашаюсь, – может, с выхлопными газами это и перебор, но «Ароматы базара» – отличная идея для одеколона или женских духов. Разве нет?

– Ну, не знаю… – морщится. – Все-таки от женщины вряд ли должно пахнуть редькой и чесноком…

– А чем, по-твоему, должна пахнуть женщина?

– Хороший вопрос… Даже не знаю… Может, мятой?

– Мятой?! Ха-ха! Как жвачка?

– Ну, или свежим воздухом после дождя…

– Сыростью, что ли?

– При чем тут сырость?

– Хочешь, чтобы она пахла мокрыми кошками?

– Тогда, может, солнцем и морем?

– Отличная идея! – смеюсь я специально громко и неестественно. – А чем пахнет море, по-твоему?

– Неужели тоже мокрыми кошками?

– Нет! У моря, – говорю, – ярко выраженный запах водорослей! Хочешь, чтобы от женщины пахло морской капустой?

– Знаешь, – говорит, – морская капуста пахнет все-таки лучше тушеной.

– Это да! – соглашаюсь. – Нет ничего хуже запаха тушеной капусты.

– Выхлопные газы – и то лучше!

– Точно! – поддерживаю.

Мы с папой терпеть не можем тушеную капусту. Ни на вид, ни на запах, ни на вкус! Никак!

– Хочешь, я сделаю шарлотку? – спрашивает.

– Конечно!

– Тогда пойдем яблоки покупать.

Когда папа решает что-то приготовить, часто в последний момент выясняется, что каких-то продуктов из списка не хватает.

Вот, например, однажды, когда он собрался сварить рисовую кашу, у нас не обнаружилось молока.

Тогда папа ненадолго задумался и говорит:

– Придется усовершенствовать этот рецепт. Думаю, если сделать рисовую кашу на кефире, будет еще вкуснее.

Хотя я сразу предложил:

– Может, все-таки сходим за молоком?

Но он же упрямый:

– Не вижу смысла, – говорит.

И все тут.

– Он ведь кислый – кефир! – пытаюсь его переубедить.

– Ну… а мы сахару добавим, если что. Представляешь, никому в голову не приходило варить кашу на кефире! А мы сварим! Будем первооткрывателями! Уверен, что на кефире даже вкуснее получится. Может, мы после этого только так и будем делать.

Смотрю – очень он воодушевился:

– Все начнут нас расспрашивать: «Как это у вас такая прекрасная каша получается?». А мы не станем никому рассказывать, что мы ее на кефире делаем. Будет у нас такой секретный рецепт, как у «Пепси-Колы». Никто не должен знать, что мы в кашу добавляем для лучшего вкуса!

В общем, стоит над кастрюлей, помешивает и рассуждает:

– По большому счету, – говорит, – все открытия именно так и совершаются – смелым, неожиданным тактическим ходом!

Наконец, зачерпывает кашу ложкой и долго на нее дует.

– Хочешь попробовать? – предлагает.

– Давай лучше ты.

Пахнет, надо заметить, не очень. Недавно нашу собаку стошнило, когда папа по забывчивости дважды ее ужином накормил – такой же примерно стоял запашок.

– Зря отказываешься. Ты сейчас, между прочим, упускаешь шанс стать первым человеком на Земле, попробовавшим кашу на кефире. Ну, решайся! – и тянет ко мне ложку. – Внукам своим будешь потом рассказывать!

– Нет! – говорю решительно, мотаю головой, делаю шаг назад и крепко сжимаю зубы.

«Обойдутся, – думаю, – мои внуки без этой истории. Как-нибудь переживут».

– Ну, как знаешь.

И вот он пробует эту кашу. Уверенно так кладет себе в рот полную с горкой ложку. Смотрит куда-то в потолок, пару раз проворачивает нижней челюстью и делает несколько глотательных движений.

Тут лицо его неестественно удлиняется и замирает. А пустая ложка в руке зависает в воздухе. И в такой странной позе он какое-то время стоит неподвижно, как дирижер перед тем как первый раз взмахнуть своей палочкой. Я даже успеваю забеспокоиться.

– Ну как? – спрашиваю.

Тут он как будто внезапно приходит в сознание, опускает взгляд с потолка на меня:

– Что?

– На кефире-то лучше?

– В тысячу раз! – говорит. – Попробуй! Просто фантастическая каша! Неземная! Никогда не ел ничего подобного!

– Что, – спрашиваю, – даже сахару добавлять не надо?

– И так идеально! – зачерпывает кашу и снова мне протягивает. – Ну, пробуй уже! Это нечто!

Я неохотно слизываю с кончика ложки.

– Ну? А? Что скажешь?

Держу эту гадость во рту из последних сил. И проглотить невозможно, и папу обижать не хочется.

Тут он наклоняется ко мне и тихо так, почти шепотом говорит:

– Знаешь, по правде сказать, даже тушеная капуста вкуснее. Выплюнь, пока тебя не стошнило. Никогда больше не будем так делать.

Другое дело шарлотка. Я всегда помогаю ему почистить и порезать яблоки. А что, мне не сложно. Я режу яблоки, а он яйца взбивает. Режу я их одинаковыми аккуратными тонкими дольками, одна к одной, как будто бы я специальный прибор для нарезки яблок, а не человек. Другой бы на моем месте покромсал как бог на душу положит – лишь бы побыстрее. Потом выкладываю дольки на противень, а папа заливает их тестом и ставит шарлотку в печку. Мне нравится наблюдать через стекло духовки, как она поднимается, подрумянивается, и кухню обволакивает теплый запах корицы и ванили. Тоже, думаю, хорошие духи могли бы получиться «Аромат шарлотки»!

– Когда-то давно, – говорит папа, – у меня был роман с одной барышней, которая училась в институте пищевой промышленности и в тот момент как раз писала курсовую работу на тему «Роль фруктовой начинки в карамели „Помпадур“». Какое, видимо, счастье быть ее мужем упущено навсегда!

– От нее пахло корицей и ванилью? – спрашиваю.

– Может быть. Я уже и не помню, – вздыхает. – Давно это было.

Папа берет коробочку с зубочистками, достает одну и приоткрывает дверцу печки.

– Зачем ты в шарлотку зубочисткой тычешь? – интересуюсь.

– Чтобы проверить – готова или нет, – отвечает.

– И как ты это поймешь?

– Не знаю, если честно, – признается. – Но я часто видел, что так делают. Может, когда ее зубочисткой в бок колешь, она должна вскрикивать: «Ой-ой!»?

– Шарлотка? – на всякий случай уточняю. – Вряд ли она с тобой будет разговаривать при ста восьмидесяти градусах по Цельсию.

– Ну, зачем-то же они это делают? – снова втыкает в нее зубочистку и ждет реакции.

– Молчит… – замечаю.

– Как рыба! – добавляет и смотрит на шарлотку недобро.

И тут я вспоминаю:

– У нас в детском саду была повариха. Она, когда макароны готовила, знаешь, как проверяла, сварились они или нет?

– Ну и как? – интересуется.

– Доставала одну макаронину из кастрюли и – бац! – что есть силы бросала ее в стену!

– Странно! Зачем она так делала? – удивляется папа.

– А очень просто: если макаронина прилипала – значит, сварилась, а если отваливалась и падала на пол, то выходит – еще нет.

– Она со всей едой так поступала? – спрашивает.

– Не знаю, – говорю. – Но с макаронами точно.

– Интересно! Надо взять на вооружение, – и по сторонам смотрит.

– Ты чего, – спрашиваю, – стену выбираешь?

Как-то утром папа говорит:

 

– Скоро зима, а у тебя теплых ботинок нет. Гидрометцентр сообщает, что завтра ожидаются заморозки. Так что сейчас мы с тобой в обувной поедем.

– Сегодня же воскресенье! Не хочу никуда ехать! Тем более в обувной!

– А когда же, если не в воскресенье? Все другие дни у нас заняты. Заморозки на носу! Давай собирайся, поедем в магазин! – командует.

Вижу, спорить с ним бесполезно.

– Ладно, – говорю, – только чаю выпью с шарлоткой.

– Хорошо, – соглашается.

После чая с шарлоткой совсем не хочется куда-то тащиться за этими ботинками.

– Что-то у меня живот разболелся.

– Странно, – говорит папа. – Только что вроде все нормально было.

– Да, странно, – соглашаюсь. – Пойду полежу немного, а как пройдет – сразу в магазин поедем.

– Ну-ну… – отвечает.

Ложусь и кино включаю. Так не хочется на улицу вылезать из-под пледа, если б вы знали! Особенно в магазин – ходить там, выбирать, потом мерить… Обычно полдня на это уходит. То еще развлечение в единственный выходной. Ненавижу Гидрометцентр и вот это все!

Я и не заметил, как кино закончилось. Такой увлекательный фильм!

Тут папа в дверях появляется:

– Ну что, прошел живот?

– Живот прошел, – говорю. – Только знаешь, кажется, у меня температура поднимается.

– Давай измерим, – предлагает таким тоном, как будто я вру.

И идет за термометром. Сует мне его подмышку, рядом садится и ждет.

– Ну, видишь, нормальная температура. Можно и за ботинками.

– Не хочешь в шахматы поиграть? – спрашиваю.

Обычно он никогда не отказывается. А тут:

– Ну хватит уже! Собирайся!

– Ну одну партию, – говорю, – и сразу поедем за ботинками.

– Уффф… – громко выдыхает. – Но только одну!

– Одну, – соглашаюсь.

Только начали играть, как он объявляет:

– Шах и мат!

Ну, я там просто коня не увидел. Если бы не этот конь…

Говорю:

– Давай перехожу?

– Нет!

– Ну, тогда еще одну сыграем?

– Одна уже была! Мы как договаривались? Поехали уже!

Смотрю – спорить бесполезно. Обреченно бреду в коридор одеваться. И без того настроение было паршивое из-за того, что за ботинками ехать, а тут еще и в шахматы проиграл. Вдвойне обидно! Вполне мог выиграть, если бы не этот конь…

Спускаемся в метро по эскалатору.

– Далеко нам ехать? – спрашиваю.

– Не очень, – отвечает. – Минут двадцать.

– А потом еще пешком идти? – решаю на всякий случай уточнить, чтобы заранее представить, что еще придется вынести.

– Нет, – говорит, – пешком не надо. – Там сразу на автобус сядем.

– Ого! И долго на автобусе?

– Не очень.

– А потом?

– Потом на электричку надо будет пересесть.

– Еще на электричку? Нет! Мы так не договаривались! Это очень далеко!

Настроение у меня и раньше было ужасное, а тут совсем отвратительным сделалось – хуже некуда.

– На метро, на автобусе и еще на электричке! Что, ближе магазинов нет? Зачем на край света за ботинками ехать?

– Никакой не край! – возражает. – Просто электричкой удобнее до речного вокзала добраться.

– Это еще зачем?

– Там на катер пересядем и, считай, приехали. Точнее – приплыли.

Я просто вне себя:

– А после катера на чем еще надо будет ехать, плыть, лететь? Сразу скажи! Что там еще осталось? Вертолеты, дирижабли, подводные лодки, верблюды?.. Не нужны мне никакие ботинки!

Только что казалось, настроение хуже некуда. Но тут уже ясно, что есть куда! Все, оказывается, еще хуже! Разворачиваюсь и иду назад. Эскалатор едет вниз, а я иду вверх, в старых осенних ботинках. Очень медленно получается. Почти на месте топчусь. Люди за поручни держатся и на меня смотрят с любопытством, а я стараюсь ни на кого не смотреть. Кажется, всю жизнь придется так идти. Но в любом случае это лучше, чем на метро, потом на автобусе, потом на катере, потом еще неизвестно на чем. Лучше уж босым ходить всю зиму! Скорее бы уже эти заморозки! Я сразу представляю, как хлюпаю голыми пятками по отвратительной холодной жиже, по грязному обжигающему снегу, по скользким замерзшим лужам, и корка льда трещит под моими ногами… И так себя жалко становится!

Тут папа догоняет меня и говорит:

– Сначала я полчаса ждал, пока ты попьешь чаю с шарлоткой. Так? Потом еще полтора, когда у тебя перестанет живот болеть и кино закончится. Верно? Потом, когда понизится температура, когда ты в шахматы наиграешься… Но я не устраивал тебе никаких скандалов, не кричал на тебя, не шел задом наперед по эскалатору. Я уж не говорю о том, что ботинки мы едем покупать не мне, а тебе!

– Не нужны мне никакие ботинки!

– Да ладно тебе, – говорит. – Хватит дуться. Разворачивайся! Плыви по течению – так быстрее. Тем более что нам всего-то одну остановку проехать и все.

Не знаю, как я тут оказался. Просто очнулся в кромешной тьме, совсем без одежды. Тут сыро и очень тесно. И тихо, да. Иногда, правда, раздаются какие-то звуки, но я слышу их, как будто из под толщи воды. Только один женский голос звучит чаще других и, кажется, совсем рядом, но слов все равно не разобрать. Тут нет даже небольшого окошка, даже щелочки, чтобы хоть одним глазком увидеть, что происходит снаружи, день или ночь, лето или зима? Совершенно не помню, как я сюда забрался, и не представляю, как отсюда выбираться.

Папа говорит, что однажды я поинтересовался у мамы:

– А где я был, когда меня еще не было?

– У меня в животе, – ответила она.

– Ты меня съела? – зачем-то спросил я, хотя и так было понятно.

Сейчас, когда я уже почти взрослый, с трудом представляю себе, что находился в животе у мамы практически целый учебный год. Мне бывает сложно высидеть сорок пять минут за партой. Ума не приложу, чем я там занимался все это время. Да еще в полной темноте! Ни разу не выходя на прогулку и даже не имея возможности пригласить кого-нибудь в гости, без компьютера и телефона, совершенно один! Это все равно, что застрять в лифте на девять месяцев, даже еще хуже.

fictionbook.ru

Я воспитываю папу. Михаил Барановский. 2013. (Детская проза)

Пожаловаться на книгу

Автор: Михаил Барановский

Жанр: Детская проза

Серия: Отсутствует

Год: 2013

Михаил Барановский – известный писатель и киносценарист, а также отец маленького мальчика. Его новая уморительно смешная и при этом очень умилительная книга – это трогательная история, рассказанная десятилетним мальчиком Мариком, живущим вдвоем с папой.

Марик очень любознателен. Что такое тишина, какая связь между тарантулами и деньгами в доме, чего ждать от Деда Мороза, как рассчитать коэффициент вредности ребенка, где находится душа – это лишь немногие из вопросов, которые волнуют Марика и которые он обсуждает с отцом.

Предлагаем Вам скачать фрагмент для ознакомления произведения «Я воспитываю папу» автора Михаил Барановский в электронном виде в формате FB2 а также TXT. Также есть возможность скачать книгу в других форматах, таких как RTF и EPUB (электронные книги). Советуем выбирать для загрузки формат FB2 или TXT, которые на сегодняшний день поддерживаются практически любым мобильным устроиством (в том числе телефонами / смартфонами / читалками электронных книг под управлением ОС Андроид и IOS (iPhone, iPad)) и настольными компьютерами. Книга вышла в 2013 году.

Сохранить страничку в социалках/поделиться ссылкой: Скачать ознакомительный фрагмент в разных форматах (текст предоставлен ООО «ЛитРес»)
FB2TXTRTFEPUBЧитать книгу «Я воспитываю папу» онлайн
Читать онлайнЗакрыть читалкуЛегально скачать полную версию произведения в элетронном виде (а так же заказать печатную книгу) «Я воспитываю папу» можно в книжном интернет магазине Литрес
Купить и скачать

Похожие книги

Мир в картинках. Люис Кэрролл. Алиса в Стране чудес

В. П. Бутромеев
Детская проза
Отсутствует

Иллюстрированный пересказ сказки Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране Чудес». ..Вот уже больше ста лет маленькая английская девочка Алиса и Улыбка Чеширского Кота путешествуют по Стране Чудес и по всем странам нашего не менее чудесного мира. И мир этот становится «все страньше и страньше». Книги великих…

Моя собака любит джаз (сборник)

Марина Москвина
Детская проза
Весёлые истории

Добрые, смешные и нежные рассказы Марины Москвиной успели стать современной детской классикой. Книга «Моя собака любит джаз» удостоилась Международного диплома Андерсена, премии им. Ю. Коваля и многих других наград. И совершенно заслуженно: проза Москвиной не только радует интересными сюжетами, пре…

Место силы

Ольга Колпакова
Детская проза
Отсутствует

Увлекательная история о жизни семьи, проблемы которой наверняка знакомы каждому читателю: одному не хватает денег, другому – времени, третий сам не знает, что хочет, четвертый… Одним словом – кризис. А если в твоей семье кризис, то… это хорошо! Потому что кризис, в переводе на русский – это ведь не…

Маяк – смотри!

Мария Ботева
Детская проза
Отсутствует

Маяк стоит у моря. Обычное дело, скажете вы. Но маяк, где живут рыжий Эдвин и Эльза, не просто у моря – он почти на самом краю света. И когда Эдвин вдруг отправляется в плавание, Эльза остаётся на далёком северном берегу совсем одна. Ладно, не совсем: с ней волк по кличке Кулик-Сорока и некий Капоря…

История маленького лорда

Фрэнсис Элиза Бёрнетт
Детская проза
Отсутствует

«История маленького лорда» – детский роман выдающейся англо-американской писательницы Фрэнсис Элизы Бёрнетт (англ. Frances Eliza Burnett, 1849-1924). *** Юный сорванец Седрик ошеломлен неожиданной новостью: ему сообщают, что он единственный наследник знатного рода Фаунтлероев… Другими известными …

Друг-апрель

Эдуард Веркин
Детская проза
Отсутствует

Дядька Аксёна как-то рассказал ему о непреложных законах жизни, которые, что бы ты ни делал, не изменить. Один из них – первая любовь не бывает счастливой. С этим можно спорить, не соглашаться, но в конце концов придется смириться и все забыть: прогулки до дома со школы, драки с соперниками, их с У…

Показать еще

bookash.pro

Книга «Я воспитываю папу-2, или Собачий вальс»

О книге «Я воспитываю папу-2, или Собачий вальс»

Поразмыслив о многом в жизни писатель Михаил Барановский решил написать книжку про знакомого многим десятилетнего Марика и его папу — и это книга «Я воспитываю папу -2, или Собачий вальс».

«Сорок лет назад, когда мне тоже было десять лет, я мечтал о собаке. В крайнем случае, о лошади. Условия ее проживания в нашей маленькой квартире на пятом этаже меня не сильно беспокоили. Я собирался держать ее на балконе. Сейчас, при желании, можно найти карликового коня, миниатюрную свинью и даже бегемота-лилипута. Но многие дети почему-то по-прежнему мечтают о самой обыкновенной собаке, как сорок, сто и даже тысячу лет назад. Вот и Марик как-то раз решил, что ему очень нужен щенок», — пишет о сюжете книги Михаил Барановский

Гид для родителей

Веселая история о любознательном Марике, который задается вот такими вопросами — что такое тишина, какая связь между тарантулами и деньгами в доме, чего ждать от Деда Мороза, как рассчитать коэффициент вредности ребенка, где находится душа и задает их папе, ведь живет он вдвоем с отцом!

Уморительно смешная книга «Я воспитываю папу -2, или Собачий вальс» — это трогательные истории, рассказанные десятилетним мальчиком Мариком и интересные как детям в возрасте от 7 до 13 лет, так и взрослым.

Изюминки книжки:

* Детская книга «Я воспитываю папу -2, или Собачий вальс» адресована и взрослых, поэтому каждый найдет, над чем посмеяться.

* Книга помогает подойти к решению проблем с чувством юмора

* Идеальна для летнего и внеклассного чтения!

* Удобный формат книги

* Обложка с клапанами, которыми удобно закладывать прочитанные странички.

* 3 часа смеха для детей и свободного времени для родителей.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Я воспитываю папу-2, или Собачий вальс» Барановский Михаил Анатольевич бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

avidreaders.ru

Разное

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта