Откуда дети у арбениной – биография, личная жизнь, муж, дети

Диана Арбенина: «Признаю, что сегодня у моих детей нет отца

— Диана, в первую очередь хотелось спросить о вашем альбоме. Почему «4» ? Вы небезразличны к японской культуре, и у меня сразу возникают ассоциации. Цифра 4 созвучна с японским словом «смерть». Есть ли какая-то символика, суеверия? Плюс еще и число песен 13.

— Серьезно? У нас 13 песен?

— Выходит, да. 13 песен, цифра 4.

— Дело было так. Мне эта пластинка пришла во сне. Я уснула и услышала то, как нужно делать те песни, которые уже были на тот момент мною написаны, слова и музыка. То есть, я услышала аранжировки, которые мы сразу записали. Рабочее название альбома было «Нецке» либо «Хирургия». А потом, по-моему, в середине августа, я опять вижу сон, что мне тот же кто-то говорит: называй альбом цифрой 4. Для меня это абсолютно не созвучно слову «смерть». Более того, к Японии он имеет очень мало отношения. Я сейчас в процессе разгадки этой тайны, мне самой интересно, почему он так назван. Но я уверена в том, что когда ты взрослеешь, и ты взрослеешь нормально, то есть осмысленно, тебе приходят знаки. Чем больше лет ты прожил, тем больше знаков тебе приходит. И нужно им следовать. Они о чем-то все-таки говорят. Как и сны. Поэтому я назвала «4» и об этом не пожалела. Я сейчас внимательно наблюдаю за цифрой 4 в своей судьбе и могу сказать (что называется, в противовес смерти), 4 февраля у меня родились дети. Я только недавно подумала о том, что, оказывается, у меня дети родились 4 февраля, именно в эту цифру.

— Принимая какие-либо решения, вы во многом полагаетесь на какое-то бессознательное?

— На интуицию.

— А что еще к вам приходит во сне помимо творчества? Может быть, какие-то жизненные моменты, когда, выбирая какое-то решение, вы руководствуетесь тем бессознательным?

— Пока это два самых главных события. Во-первых, пластинка, которую мы сделали именно так, как она прозвучала у меня в голове, и название. Я вообще очень мало сплю. Я сплю по 2-3 часа. У меня нет просто времени. Я так много всего должна делать, что на сон очень мало времени. Но во сне очень много важного, в этом я убеждена.

— Вы как Штирлиц. Там 20 минут, а у вас 2 часа.

— По-моему, 7. Но за 7 минут тоже можно сделать такой рефреш.

— В вашей новой концертной программе, который вы представите в Москве 1 декабря в клубе Stadium Live у каждой песни есть своя концепция. Между прочим, песня «Гугл». Я влюбилась в эту песню. Там много про интернет, про то, что всякая чушь в интернете написана. Правда, половины небылицы?

— Почему половина? Не половина, а больше. Знаете, я небольшой пользователь интернета. У меня есть мой сайт, есть почта, есть сайты тех групп, которые я люблю, например, группа Muse. А так, чтобы я куда-то ходила, бродила, у меня на это нет времени и нет желания никакого. Лучше вживую разговаривать.

— Социальные сети?

— Нет. ВКонтакте меня нет, в Фейсбуке у меня есть страница, и у меня там рекордное количество друзей – 19. Но это действительно те люди, которые мне близки.

— По поводу альбома. Выстроена какая-то концепция, какая-то правильность присутствует, начиная от…

— От меня, наверное. Я очень правильная сейчас.

— Плюс индивидуальное видеосопровождение каждой песни. Вы оставляете какое-то место для импровизации или спонтанности? Что-нибудь будет неожиданное, каждый концерт разный или все подчинено концепции?

— Вы имеете в виду то, что будет в Москве?

— В Москве и, может быть, в других городах. Или везде они будут разные?

— Вы знаете, мы поехали в тур 13 сентября. Около 40 концертов мы сыграли. Но все они были разные, притом, что программа одна и та же. Мы этого никогда в своей жизни не делали, обычно приходили и играли рок-концерты, такие, от винта. В этот момент времени я действую совершенно иначе. У меня есть четкая мысль, которую я людям рассказываю посредством музыки. Поэтому есть драматургия, безусловно, есть видеоряд, от которого мы тоже зависим. Все взаимодействует, все находится в очень хорошей цикличности. И мне кажется, что это классно, можно импровизировать, держась при этом определенных рамок. И тогда будет выстраиваться очень хорошая картинка. То же самое, что спектакль. Например, играют Чулпан Хаматова и Евгений Миронов «Рассказы Шукшина». Они же могут там импровизировать, но концепция останется единой. Это тоже очень важно. Мы сейчас, по сути, делаем то, что, мне кажется, не очень до нас делали в России. Мы так сопрягаем жанры: рок-музыку с театром, кино.

— На каждом концерте вы каждому поклоннику дарите диск.

— Да.

— Наверное, интернет увидел ваши песни еще до того, как увидели продавцы в музыкальных магазинах. А как же бизнес?

— А при чем здесь бизнес? У меня есть команда, которая бизнесом занимается. А я пишу песни, пью кофе, пью воду, ращу детей, и я не считаю деньги. Мне их совершенно не нужно считать, я занимаюсь музыкой. Если я взвалю на себя еще и эту часть работы, без которой, разумеется, не может обойтись ни один коллектив – ни «Комсомольская правда», ни группа Muse, условно говоря, ни группа Rolling Stones, ни группа «Ночные Снайперы», — ничего не будет. Нужен хороший набор людей, которые профессионально исполняют свои обязанности.

— Диана, насколько мне известно, вы уже больше 10 лет живете в Москве.

— Нет, я не живу в Москве.

— В Московской области.

— Я думаю над тем, чтобы переехать в Москву, все-таки склоняясь к тому, чтобы дети пошли в школу в Москве. Но сейчас мы живем под Москвой. Точнее, там, где находится моя собака, этот сенбернар огромнейший.

— Вам когда-то подарили этого сенбернара. И вам пришлось расширять пространство ради этой собаки.

— Так и было. Мне бы никогда в голову не пришло брать кредиты в банках, покупать дом. А что было делать, он же рос.

— Ему нужно много места.

— Да, и он рос, как на дрожжах.

— Многие из ваших произведений пронизаны Питером, любовью к этому городу, к этой северной столице. Когда-то вы влюбились в этот город и уехали туда, а живете сейчас в Подмосковье. Расставание с Питером было неожиданным, это было сознательно?

— Да, это было сознательно. Я действительно влюблена по сегодняшний день в Питер. Знаете, не обязательно жить с тем, кого любишь. Существуют такие случаи, когда ты любишь кого-то, но жить с ним не можешь в силу каких-то причин. Что касается Санкт-Петербурга, это очень жесткий город, с одной стороны, а с другой стороны, очень расслабляющий. Мне нужно стоять двумя ногами на земле, а после того, как родились дети, так вообще не двумя, а шестью ногами на земле. В Питере это делать очень сложно. В Питере хорошо влюбляться, умирать, писать песни…

— Потому что он гнетет своей обстановкой?

— Питер меня никогда не угнетал. Но мне очень нравилось ему что-то доказывать, я это постоянно делаю. Вот Москве я никогда ничего не доказывала. Москва меня сразу приняла, у нас хорошие отношения, она такая хлебосольная купчиха, разномастная и т.д. Что касается Питера, это такой строгий франт с тросточкой, в цилиндре, и ты всегда его хочешь завоевывать. А очень сложно хотеть завоевать город, если ты постоянно в нем находишься. Поэтому я выбрала себе очень долгий путь покорения города, который уже, по сути, покорен.

— Если говорить о Дальнем Востоке, вы же редко там бываете.

— Конечно. Не налетаешься.

— Магаданская область, то место, где проходило ваше взросление, становление как личности. Вы туда редко приезжаете? Почему? И интересуетесь ли тем, что сейчас происходит в этом регионе?

— Да, мне там всегда хорошо. На Колыме и на Дальнем Востоке я всегда дома. Мне нравится климат, нравится все, что там меня окружает. Но так, чтобы туда летать, во-первых, на это нет денег, во вторых, времени. Вы представляете, по 9 часов и т.д. Но очень хороший вопрос, потому что мы в следующем году весной планируем ехать туда.

— Вопрос о вашей первой малой родине. Вы родились в Белоруссии. Следите ли вы за событиями, которые происходят там, приезжаете ли вы туда? Насколько я понимаю, у вас там папа живет.

— Да, у меня живет отец в Минске. И у нас там будет концерт в декабре. То, что там происходит, я отслеживаю. Хочется больше свободы для людей, которые живут в каком-либо государстве. Мне кажется, что там ее не очень много.

— Надо что-то менять? Кто это может изменить?

— Люди. Я уповаю на то, что людям небезразлично, в какой стране они живут. Они должны что-то предпринимать, мне кажется. Но уж на совесть политиков я точно не уповаю, потому что у политиков совести зачастую нет.

— Вы всем своим творчеством, всей своей жизнью производите впечатление сильной женщины, которая может себе легко позволить обходиться без мужчины.

— Это кажется.

— Можете ли вы заплакать, и что может вас заставить заплакать?

— Могу заплакать. Я такая сентиментальная, особенно в последнее время, когда дети растут. Мы вчера были в цирке… У меня жизнь делится на две части. Первая часть – это дети, вторая часть – это концерты. Я сказала, чтобы не больше 10 концертов в месяц, но бывает, ставят 15 концертов. Получается, по полмесяца я детей не вижу. Это очень много. Сейчас детям 2 года 9 месяцев, и они очень нервно это переживают. И вот вчера, когда мы пошли в цирк, Тема сидит (а я прилетела накануне) рядом со мной на стульчике, смотрит представление в никулинском цирке, вдруг оборачивается и говорит: мама приехала. Представляете, как они это переживают? Конечно, у меня слезы навернулись на глаза. То есть, заплакать могу.

— И когда в Магадане вы застряли…

— Когда я гуляла там? Да, это был момент. Я, конечно, вспомнила свою учебу там, пургу, общежитие и т.д. Конечно, это всё ностальгия. Но без возвращения, конечно. Возвращаться никуда я не хочу.

— То есть вы нашли то место, где вам комфортно?

— Знаете, мне комфортно там, где я сейчас нахожусь. Вопрос по поводу того, где я живу. А я говорю: нет, я не живу в Москве, у меня дом находится под Москвой. Но я такое мизерное количество времени там провожу, что сказать, что я там живу… Мои родные сказали бы: да ты врешь. Но я действительно научилась обходиться тем, что у меня есть в данный момент времени. Я пытаюсь делать так, что мне комфортно в том месте, в которое я пришла. Я этому месту отдаюсь. Мне кажется, это правильно. Не думать ни о чем, когда ты где-то находишься, делать то, что тебя просят делать, на что ты согласился, и дальше будь, что будет.

— Многие успешные актрисы, артистки, боясь забвения, принимали сознательное решение не иметь детей либо просто откладывали рождение ребенка до последнего, когда сама природа этого не желает. А каково было вам, тяжело ли далось вам это решение?

— Я ничего не решала. Просто мне бог дал двоих детей, да и всё. Я вообще верю в то, что в каждой женщине живет материнский инстинкт. Знаете, что такое материнский инстинкт? Это когда тебе 18 лет, 19 лет, 22 года, и ты вообще детей не замечаешь, их нет. То, что вне твоего поля зрения, ты не видишь. А потом в какой-то момент вдруг ты начинаешь замечать эти маленькие существа, которые вдруг на тебя производят колоссальнейшее впечатление. И ты начинаешь хотеть детей. Это свойственно любой женщине. Сознательно от этого отказываться, мне кажется, преступление. Я никого не сужу, я очень толерантна вообще, но я никогда бы не поступилась детьми в пользу даже песен, которые я написала. Ничего существеннее, ничего более важного в моей жизни не произошло, кроме рождения Темы и Марты.

— Это перевернуло вашу жизнь?

— На 100 процентов, конечно. То я была одна, а теперь нас трое. К сожалению, не четверо. Но, в конце концов, еще не поздно. Главное – верить. И тогда рядом со мной появится тот человек, который станет хорошим отцом этим двум малышам.

— То есть пока в поиске?

— Знаете, не активные поиски. Я ничем не удручена, я просто совершенно открыто признаю, что на сегодняшний день у них нет отца, то есть, мы разошлись. Но им всего лишь неполных 3 года, так что все еще впереди.

— Несмотря ни на какие перемены в составе группы, перемены в личной жизни, рождение детишек, вы постоянно творите.

— Бог дает.

— И все время что-то новое, разное. Откуда вы находите силы? Вы говорите, что спите по 2 часа. Откуда вы черпаете вдохновение? Не боитесь ли вы исписаться банально?

— Пока Бог дает мне песни, так я и пишу их. Точнее я их не ленюсь записывать, не ленюсь работать над ними. Предположим, я сейчас отыграла 9 концертов подряд, у меня не было выходных, не было ни одного дня перерыва. Я приезжаю домой и сразу же начинаю заниматься детьми. Они сразу ко мне выбегают, и всё. И так до 10 часов вечера, до отбоя. У нас четкий режим дня. И вот я ложусь спать, допустим. Если в час ночи я просыпаюсь и понимаю, что мне нужно сейчас встать, взять ручку (а я всегда пишу рукой) и пойти писать песню, то я это буду делать в ущерб сну. Когда я отдыхаю, я не знаю. Может быть, я вообще не отдыхаю, может быть, мне удается это делать за те 2 или 3 часа. А может быть, пока есть какой-то запас энергетический, который мне сверху дан, и я его сейчас реализовываю. Но я не могу сказать, что я устала. Если я говорю, что я устала, это значит, что мне нужно поспать, и не так много часов.

— Допинги. Как относитесь к этим вещам? Кто-то ест, кто-то пьет много кофе, кто-то – алкоголь или наркотики.

— У меня в жизни было очень много всего. Мне 38 лет, я очень взрослая девочка уже, прямо скажем. Я знаю, что такое допинги, что такое наркотики, что такое алкоголь. Я все это оставила за плечами. По одной простой причине. Когда тебя что-то связывает, приковывает, ты становишься несвободен, будь то алкоголь, или кофе, или еда. То есть ты постоянно от чего-то зависишь. Я выбрала ни от чего не зависеть вообще. Только от своего здоровья. Я стала апологетом своего собственного здоровья. Я очень хочу сохранить себя для своих детей. У меня нет времени на то, чтобы заниматься ерундой. И не будет. Знаете, когда ты зависишь от того, есть у тебя сейчас кофе – поэтому ты можешь думать, а вот если его нет, то ты думать не можешь, тогда тебе грош цена. Не надо себя настраивать на такие вещи.

— Главное, чтобы стимул какой-то был. То есть с появлением детей пришел стимул?

— Да раньше. Кстати, по поводу появления детей. Буквально накануне рождения детей я поняла, что мне надоело то, как я живу. И они как раз появились в тот момент, когда был такой переломный момент в жизни. Силы воли, по большому счету, не надо. Нужно просто устать от ерунды, которой ты занимаешься. Тогда у тебя все в жизни четко: остается музыка и дом.

— Прекрасный совет всем тем людям, которые не могут определиться в жизни, и постоянно находят какие-то оправдания.

— Нужно себя искать. Это очень сложно, себя найти. Но нужно постоянно думать, что нельзя себя разменивать. Нужно постоянно идти вперед, думать, подходит тебе это или не подходит, и смотреть, насколько твоей душе это нужно.

— То есть тот момент, когда вы решали, кем вам стать… Может быть, до этого вы мечтали стать кем-то другим?

— Я мечтала быть ветеринаром. Во втором классе мне очень нравились собаки, их лечить. Поскольку у меня все в семье журналисты, я думала, что буду журналистом, статьи писать, брать интервью и т.д. Очень тяжелая работа у журналистов. Но как только взяла гитару и научилась играть, у меня не осталось никаких вопросов. Я еле закончила университет, он мне очень мешал.

— Педагогический?

— Сначала педагогический, а потом я училась в Питере. Мне всё очень мешало заниматься тем делом, которое я люблю. И оно поначалу не приносило вообще никаких денег. И это, поверьте мне, не повод останавливаться. Ну и что? В 93-м году мы это начали делать. 20 лет в следующем году будет «Ночным Снайперам». И поверьте мне, я больше ничем в своей жизни не занималась, и ни на секунду не пожалела, что не отклонилась с этой темы. Вот, например, мама была очень против. Она считает, что надо было заниматься другим, по образованию идти. А я до сих пор считаю, что занимаюсь тем, чего хочет моя душа. И этого достаточно.

— И вы сделали правильный выбор.

— Если бы вдруг как-то вернуться обратно, я бы ничего не изменила.

— Вы для многих являетесь олицетворением протеста. Вы ходили на митинги, были на Сахарова.

— Да, была.

— Подписывались даже в поддержку Pussy Riot, если не ошибаюсь. И русский рок, который, по вашим словам, все-таки жив…

— Ну, я живу.

— И по определению предполагает бунтарство. Как вы считаете, в нашей стране от этого есть толк? Не хочется опустить руки и просто смириться с тем, что происходит?

— Знаете, мне кажется, каждый решает для себя. Я никого ни к чему не призываю. Я считаю, что в любом демократическом обществе каждый из нас может открыто высказывать свою позицию, и за это нельзя сажать в тюрьму. Это можно порицать, с этим можно не соглашаться, это можно осуждать, можно не подавать руки людям, которые говорят вещи или совершают поступки, которые вы считаете аморальными, которые вы никогда бы не совершили. Но нельзя сажать в тюрьму за открытое высказывание своей гражданской позиции, это неправильно. Это то, что ставит под сомнение демократию в обществе. В любом обществе, не касаемо в данном случае только России. Потому что человек от природы рожден свободным, он должен быть свободным. И государство должно делать все, чтобы человек себя чувствовал свободным, а не уязвимым на каждом шагу.

Что касается протеста, то если бы мне было 20 лет, то я могла бы быть тем, кем вы сейчас сказали. Но я очень толерантна. Очень. Я никого не осуждаю. Я просто хочу, чтобы люди были свободны. И нормально себя чувствовали, не боялись.

— Видите, там все с верой перемешалось.

— К вере это не имеет никакого отношения, на мой взгляд.

— Храм Христа Спасителя и протест.

— Как угодно можно относиться. Просто в любом деле важен исход, к чему все приходит. И если мы видим беззаконие в конечном итоге, то очень сложно адекватно относиться к правосудию, как таковому. И к институту церкви. Потому что Бог не карает, Бог любит. И те люди, которые ему официально служат, я имею в виду священнослужители, они призваны делать так, чтобы нам было хорошо. Они призваны оказывать милость божью. Прощать. Безусловно, это очень тяжело сделать, потому что, на их взгляд, был осквернен храм. Через это надо простить. Они же выше нас, ближе к Богу. Правда? Почему же они себя ведут странным образом? Почему они имеют право карать? Никто не имеет права карать.

— Кстати, может, вы слышали конкурс Мисс Земля… Представительница от России, Наталья Переверзева, которая приехала из Курска, имеет много титулов, поехала на международный конкурс. И там она решила на вопрос, почему она гордится своей родиной, высказать не только свою любовь и уважение к России, она и рассказала о том, что наша страна нищая, в нашей стране не прекращается кавказская война, у нас уезжают люди, все разворовали и так далее.

— То есть, правду сказала.

— Ее многие стали осуждать. И наши читатели, слушатели и зрители, большинство ее поддержало. Однако нашлись те, кто сказал, что она вынесла сор из избы. И международная трибуна — не место для таких высказываний.

— Смелая девочка. Молодец. Конечно, не дура. Бытует такое мнение, что чем красивее женщина, чем больше титулов она получила, тем она тупее. Значит, не все так плохо. Значит, она умная.

А что касается читателей «Комсомолки», это очень адекватные и нормальные люди, которые прекрасно понимают, что к сору из избы это не имеет никакого отношения. Почему, если мне задают вопрос, и я люблю свою родину, я не могу сказать, что в ней происходит? А если это обратит внимание общественности и нам просто помогут каким-то образом справиться с какими-то пороками, которые присутствуют в государстве. В любом.

— Человек должен высказывать свою гражданскую позицию.

— Мы же не овощи. Есть странное определение, но мы не можем… Люди, которые говорят, что им все равно и так далее… У меня тоже есть дом, дети. Я очень люблю свою семью. Да, это так. Это самое главное для меня. Но мы живем в обществе. Плечо к плечу друг к другу. И говорить о том, что мне все равно…

— Очень любят говорить, что от тебя ничего не зависит.

— Да все зависит! Почему процветает на сегодняшний день Америка? Не потому, что там так много всего, а потому что люди высказывают свое мнение. И они думают, что каждый может стать президентом. Это американская мечта. А мы не можем себе это позволить. Такие мысли даже. Почему?

— Это внутренняя несвобода.

— Конечно.

— Знаю, что вы не любите говорить на эту тему. Ворошить прошлое…

— На какую тему не люблю?

— Уже почти 11 лет прошло с того момента, когда после ухода Светланы, а «Снайперам» скоро 20 лет, и вы давно сами по себе. Но этот союз навсегда останется частью каждой из вас. Может ли наступить день, когда вы снова выйдете на одну сцену?

— Не знаю. Загадывать сложно, потому что вообще непонятно, что будет дальше. Но я не знаю, что должно случиться, чтобы мы вышли вместе на сцену. Точнее, я знаю, что должно случиться. Должно случиться то, что на сегодняшний день невозможно. Это наше общение. Мы же не общаемся. Мы друг другу не звоним, не пишем, не поддерживаем никаких отношений. Поэтому выходить вместе на сцену и петь, как два болванчика, мне кажется, это некрасиво по отношению к коллективу, который был когда-то.

— И желания нет общаться?

— Инициировать? Да Бог с вами! У меня так много дел, что мне не до этого. Пусть сейчас на меня ополчаться люди, но я настолько далеко от этой истории. И мне она, по сути, так неинтересна, что… Да, это было 20 лет назад. Но с того момента очень много воды утекло.

— Я вспоминаю о нашей беседе с Юрием Шевчуком. Я спросила у него про корпоративы. Знаете, что он ответил? Многие артисты, им не стыдно подзаработать порой в разы больше, чем на обычных концертах. И он ответил, что не представляет себя на корпоративе, «где люди бухают, а я вихляю бедрами». Как вы относитесь к корпоративам? И если у вас есть выбор концерт или корпоратив, вы выберете концерт?

— Если у меня будет выбор, я однозначно выбираю концерт. Как любой нормальный артист. Но я играю корпоративы. Я этого не стыжусь.

Я к этому очень плохо относилась, а потом мы приехали играть, лет пять назад, и люди, по-моему, это был банк, праздновали новый год. И там были совершенно такие же люди, которые приходят на концерты. На наши сольные концерты. Просто им сделали приятное, и в тот новый год они имели возможность слушать нас. Поэтому там никто не вихлял бедрами, понятно. Они зачастую такие душевные. И это имеет отношение исключительно к творчеству. Исключительно. Более того, недавно у нас появился полумеценат, без которого бы у нас не было видео вообще. Нам просто дали возможность купить огромнейший видеопроектор, без которого не было бы части работы. И мне не зазорно это говорить. У меня нет ста тысяч долларов. А люди просто их дали. И мы сделали то видео, которое будет 1 числа в клубе Stadium Live. У меня же нет продюсера. Я рассчитываю только на себя.

— Вы говорили, что порой становится страшно, когда ваши песни, например, «Асфальт» становятся пророческими.

— Да. Это ужасно.

— Список увеличивается?

— Да. Список увеличивается. И стремительно. Мне всегда очень жутко по этому поводу, потому что непонятно, что еще в жизни произойдет, о чем я написала. Я написала песню «Абсолюты», она есть в альбоме 4. И она ничего не имеет общего с реальностью. Но я думаю, что со мной что-то произойдет подобное. Там очень четко все расписано. И я думаю, что я опять наступлю на собственные грабли.

— Вы в «Асфальте» говорите, что что-то случилось с человеком…

— Да. У меня была подруга. И так случилось, что она попала в аварию. И ее не стало.

— Там строчка: «В газетах писали, что ты идиотка…» О ком эта строчка?

— Начну с того, что это не моя строчка. Поэтому не хочу открывать автора и о ком он сказал.

— Однажды ваш талант оценила Алла Пугачева. Общаетесь ли вы с ней? И творчество каких представителей отечественной сцены вы считаете достойным, учитывая то, что сейчас у нас с каждым годом силами государства или, может, инерцией самих слушателей мы все больше скатываемся с тотальному упрощению. И низкопробная попса правит умами.

— Не надо, чтобы попса правила умами. Алла Борисовна – это огромнейший артист. И я ее очень уважаю. Еще, конечно, Валерий Леонтьев. Это человек с большим интеллектуальным багажом, мне кажется. Мне нравится Валерий Меладзе, безусловно. Агутин. Я сейчас говорю про популярную эстраду. В общем, довольно много уже Четыре! Опять же! Я сейчас сказала!

— Алла Борисовна уже пятьсот раз уходила со сцены. Но продолжает все равно…

— А нельзя уйти со сцены. Сцена – это самое главное для артиста. Это единственный наркотик. А если говорить про женщину, то для женщины два наркотика. Это любовь к мужчине и ребенку. И второй наркотик – это сцена. От этих вещей никто никогда отказаться не сможет. Поверьте, этого достаточно.

— Алла Борисовна когда-то оценила ваш талант. Общаетесь ли вы, планируете ли совместные проекты?

— Время от времени. Они меня приглашали на один фестиваль летом. Я очень хотела поехать. Он проходил в Крыму. Но я увожу летом детей очень далеко. И мне нужно было лететь тремя самолетами. Это было нереально. Очень жалко, что не получилось.

— Детишкам почти три годика. Они милые… Блондинчики, один кучерявенький, другая с прямыми волосами…

— Это да.

— Кем вы хотите, чтобы они стали?

— У них сейчас прорисовывается характер. Тема, я понимаю, будет такой-то личностью. Вправо – влево, допущение какие-то возможны. Марта тоже. А что касается занятий, то Тема классно относится к музыке. Он в темпе правильном… Например, если играет на бубне, он играет в долю. Он чисто поет. Чисто имитирует. Нет фальши. А что касается Марты, то она менее активная, что касается музыки. Но она классно рисует. Она может взять и ровно прочертить линию, чего я не могу. Причем, она левша. Он правша. Но ей пока все равно, какой рукой. Она может перекладывать… Но ее клонит быть левшой.

— С возрастом у нас мечты, планы, желания… Они все больше прессуются. Вы многого в жизни достигли, но есть ли еще что-то, что осталось недостижимым? О чем хочется мечтать? Или все уже исполнено?

— Самое главное – искренне думать, что ты еще ничего не достиг. Тогда все будет хорошо. Серьезно. Вы говорите, что я многого достигла. Я подумала сразу же… А чего я достигла? Я постоянно что-то делаю. Я оглядываюсь назад. Постоянно думаю, что вот здесь не надо торопиться, вот здесь надо было остановиться. Куда я постоянно тороплюсь? Спешу. А мне кажется, что я еще ничего не сделала.

Знаете, я не могу гневить Бога, но самое простое – родить детей. А вот воспитать и поднять! Родители меня поймут, это намного важнее и сложнее. Я в процессе. Все хорошо.

ПРИГЛАШАЕМ:

Презентация альбома группы «Ночные Снайперы»! Прийти на этот концерт — значит петь любимые песни, звучащие год от года только актуальнее и пронзительнее.

Поделиться видео </>

Программа «Персона»: Диана Арбенина.

www.kp.ru

Диана Арбенина биография: личная жизнь

Одной из самых ярких представительниц отечественного рока является Диана Арбенина, биография и личная жизнь которой всегда находится под прицелом журналистов. Её песни знают и поют во всей России и далеко за её пределами. Это настоящая легенда, музыка которой проникает в душу, а слова заставляют задуматься. Диана Арбенина всегда скрывает некоторые моменты своей биографии, а личная жизнь певицы, вообще, находится под семью замками. Сайт starandstar.ru попробует раскрыть все тайны рок-исполнительницы.

Одной из самых ярких представительниц отечественного рока является Диана Арбенина

Детство и юность

Родилась будущая звезда рок-сцены в Белоруссии, Минской области. Городок, в котором появилась на свет знаменитость, носит название «Воложин». Дата рождения Дианы — 8 июля 1974 год. Поскольку родители Арбениной работали на благо журналистики, семья долго на одном месте не задерживалась. Так, когда девочке исполнилось 6 лет, родители переехали на Чукотку.

Родилась будущая звезда рок-сцены в Белоруссии, Минской области.

Там мама Дианы – Галина Анисимовна повстречала другого мужчину – Саша Федченко (оперирующий хирург, работавший в местной больнице). Именно он и стал причиной развода некогда любящих друг друга супругов.

После этого семья ещё 2 раза сменяла место жительства. Диане также довелось недолгое время пожить на Калыме и в

starandstar.ru

Диана Арбенина усыновит ребенка через два года

Жизнь Дианы Арбениной, как и у любой матери, разделилась на «до» и «после» с появлением на свет детей: в феврале 2010 года у певицы родились двойняшки Артем и Марта. Исполнительница уверена, что главное для женщины – это семья и старается как можно больше времени уделять детям. Даже поход в кафе Диана превращает в увлекательное занятие: обучает дочь и сына чтению при помощи специальных карточек.

Мечтает исполнительница о расширении семьи: малыша Арбенина планирует взять из детского дома. «Думаю, что года через два усыновлю ребеночка. Своих, конечно, хватает. Но взять из детдома и спасти хотя бы одного малыша – это значит пусть и немного, но улучшить наш мир», — призналась артистка в интервью еженедельнику «Теленеделя».

Ну а пока Арбенина пытается совмещать работу и семью, что, как она сама считает, ей плохо удается. «Я постоянно тоскую по детям, кляну себя за то, что не могу жить как все нормальные мамы, возвращаясь каждый вечер домой», — говорит Арбенина. Зато в этой ситуации есть свои плюсы: Диана летом обязательно уходит в отпуск.

Марта и Артем уже приходят на мамины концерты, правда, пока Арбенина берет их на выступления поочередно – приводить сразу двоих она не рискует. Певица признается, что когда дети сидят в зале, у нее наступает полная гармония.

Арбенина рассказала, что до этого года Марта и Артем жили в разном режиме и не интересовались друг другом. Все изменилось летом — брат и сестра друг друга заметили: «Прямо вот посмотрели – и искра пробежала. Они мгновенно стали бандой, сплоченным коллективом, дружно крушащим все вокруг…» Так что теперь брат и сестра, по словам мамы, влюбились друг в друга. Марта помогает Артему одеваться, а тот дарит ей цветы.

В воспитании Диана консервативна: читает детям книги, на которых выросла сама, современные мультики в семье под запретом – только образцы классической анимации.

«Мне просто необходимо, чтобы во взрослом возрасте они любили читать. Дом обязательно должен быть оазисом вкуса. Да, на образовании я буду настаивать – это нужно», — считает Арбенина.

Артем и Марта

Артем и Марта // Фото: «Фейсбук» Дианы Арбениной

www.starhit.ru

Диана Арбенина задумалась над усыновлением ребенка

Диана Арбенина задумалась над усыновлением ребенка

Певица Диана Арбенина призналась, что хочет усыновить ребенка. По словам артистки, ее дети не против, если у них появится братики или сестренка.   

Диана Арбенина воспитывает двоих детей – восьмилетних двойняшек Марту и Артема. Однако солистка группы «Ночные снайперы» мечтает о большой семье, а потому не исключает, что станет мамой еще раз. Правда, сейчас 44-летняя артистка не загадывает о будущих родах и не строит планов. Она призналась, что готова взять ребенка из детского дома и воспитывать его как родного. Более того, ей приятно, что эту идею поддержали сын и дочь – они не против того, если у них появится брат или сестра.

«Мне бы очень хотелось, с детьми я это уже обсудила. Предложила им кого-нибудь усыновить, они только за. Для меня нет чужих детей. Я вообще крайне редко делю людей на чужих и своих. Я считаю, что если какой-то подонок (в данном случае — женщина, мужчину я не так осуждаю) бросил своего ребенка, а я имею возможность его взять к себе, то почему не взять? Возможно, все-таки решусь», рассказала Арбенина.

Диана Арбенина Диана Арбенина

Об отце детей Дианы ничего не известно – артистка на протяжении нескольких лет не говорит на эту тему. Она была замужем в 1993-м году, когда ради прописки расписалась с музыкантом Константином Арбениным. Тем не менее, певица надеется встретить мужчину своей мечты, с которым сможет создать крепкую семью. Правда, Артем и Марта не в восторге от такой смелой идеи мамы. Арбенина считает, что в полноценной семье дети расту более счастливыми.

«Обычно все, о чем я задумываюсь, случается. Летом прошлого года мы с детьми полдничали, и я вдруг неожиданно сама для себя спросила: «Ребята, может, мне замуж выйти?». А они как закричали: «Нет, мама, нет!». Мне до сих пор интересно, почему была такая реакция, но я так и не добилась от них ответа», призналась знаменитость.

Дети Дианы Арбениной Дети Дианы Арбениной

Диана даже знает, какой праздник устроила бы в честь бракосочетания. Она мечтает пригласить всех друзей и шумно отметить свадьбу.

Арбенина рада, что у нее родились дети в 35 лет. Она призналась в интервью Woman.ru, что раньше была совершенно не готова к материнству – ее интересовала музыка и тусовки. Артистка рассказала, что сын и дочь полностью изменили ее: дали больше сил и здоровья.

z-aya.ru

Разное

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о