Социально психологическое тестирование школьников на наркозависимость тесты: Сборник анкет и тестов по выявлению ПАВ – Лучшие вопросы — The Village

Тест на наркотики в школе: чем грозит отказ от прохождения — Новости Петербурга

О ситуации в климовской школе на своей странице в фейсбуке рассказала старшая сестра одной из одиннадцатиклассниц. Она опубликовала информационное согласие на проведение профилактического медицинского осмотра с обследованием учащегося на предмет потребления наркотических средств, психотропных и токсических веществ, отметив, что сестра не хотела его давать, но подписать бумагу ее вынудили классный руководитель и два завуча.

«Ребенок учится в 11 классе, наркотиков не употребляет, но принципиальная», — написала в соцсети сестра школьницы, призвав юристов прокомментировать действия школы по принуждению учеников к подписанию добровольного согласия.

О профилактических медосмотрах учащихся на предмет потребления наркотиков говорится в федеральном законе № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах». В статье 53.4 этого документа сказано, что «раннее выявление незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ проводится при наличии информированного согласия в письменной форме обучающихся, достигших возраста 15 лет, либо информированного согласия в письменной форме одного из родителей или иного законного представителя обучающихся, не достигших возраста 15 лет».

Порядок тестирования школьников на наркотики строго регламентирован

Приказом Минздрава РФ от 6 октября 2014 года № 581н установлен порядок проведения профилактических медицинских осмотров обучающихся в общеобразовательных организациях и профессиональных образовательных организациях, а также образовательных организациях высшего образования в целях раннего выявления незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ.

Согласно нему, тестировать учащихся на наркотики можно ежегодно с 13-летнего возраста при наличии письменного добровольного согласия со стороны родителей или опекунов, если школьнику нет 15 лет, либо его собственного согласия, если учащийся старше 15.

«Обучающиеся, достигшие возраста 15 лет, либо один из родителей или иной законный представитель обучающихся, не достигших возраста 15 лет, вправе отказаться от проведения профилактического медицинского осмотра в соответствии со статьей 20 федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации”»

«Обучающиеся, достигшие возраста 15 лет, либо один из родителей или иной законный представитель обучающихся, не достигших возраста 15 лет, вправе отказаться от проведения профилактического медицинского осмотра в соответствии со статьей 20 федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации”», — сказано в приказе Минздрава.

Там же отмечается, что перед непосредственным тестированием «образовательная организация совместно с представителями медицинской организации, осуществляющей профилактический медицинский осмотр, проводит собрание обучающихся и родителей (или иных законных представителей), на котором информирует их о целях и порядке проведения профилактического медицинского осмотра».

Сам профилактический медосмотр проводится в медицинской организации в четыре этапа. Первый подразумевает информационно-разъяснительную беседу о незаконном потреблении наркотиков, сбор анамнеза и сведений о принимаемых по назначению врача наркотических и психотропных лекарственных препаратах, а также медицинский осмотр, проводимый врачом психиатром-наркологом.

На втором этапе проходит предварительные химико-токсикологические исследования мочи обучающихся на предмет наличия в ней наркотических средств и психотропных веществ. На третьем этапе подтверждающие химико-токсикологические исследования направлены на идентификацию запрещенных веществ, если они были обнаружены. На четвертом этапе специалисты разъясняют учащемуся, достигшему 15 лет, либо родителю или опекуну, если школьнику нет 15, результаты обследования. Если они были положительными, то учащийся, опять-таки — при наличии информационного согласия, направляется в специализированную медицинскую организацию, осуществляющую наркологическую помощь. Но сведения, полученные по результатам тестирования на наркотики, в любом случае вносятся в медицинскую документацию обучающегося.

Нарушает ли школа закон, заставляя учащихся соглашаться на тестирование?

С юридической точки зрения администрация климовской школы грубо нарушила порядок проведения профилактических медосмотров в целях раннего выявления незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ. Как отмечает правозащитник Лев Левинсон, школа не провела собрание, на котором детям старше 15 лет и родителям детей от 13 до 15 лет должны быть разъяснены цели и порядок добровольного тестирования. Кроме того, отказ от участия в осмотре предусмотрен законом, и он не должен повлечь за собой никаких индивидуальных разбирательств.

«Отказ от прохождения добровольных тестирования и осмотров, в том числе анализов, никаких последствий не влечет и повлечь не может. На то они и добровольные. Но, к сожалению, нередко случается, что отказавшихся обвиняют в том, что они что-то скрывают, клеймят наркоманами, которые боятся разоблачения»

— Отказ от прохождения добровольных тестирования и осмотров, в том числе анализов, никаких последствий не влечет и повлечь не может. На то они и добровольные. Но, к сожалению, нередко случается, что отказавшихся обвиняют в том, что они что-то скрывают, клеймят наркоманами, которые боятся разоблачения. В таких случаях уместно напомнить, что отказ от освидетельсвтования может объясняться тем, что человек в себе уверен и не видит смысла доказывать, что он не употребляет наркотиков, — отмечает руководитель программы «Новая наркополитика» и член правления фонда «Общественный вердикт».

Лев Левинсон — один из тех, кто яро выступает против принуждения школьников к тестированию на наркотики. Правозащитник убежден, что такие «добровольно-принудительные» осмотры нарушают конституционные гарантии достоинства личности, неприкосновенности частной жизни, личной тайны, презумпции невиновности. При их проведении есть большая вероятность нарушения конфиденциальности и разглашения персональных данных. Более того, высок процент ошибочности результатов тестов. Например, в 2014 году в Москве результаты тотальной проверки показали, что 3% школьников употребляли наркотики. При сравнении с показателями других регионов выяснилось, что столичные цифры в 300 раз больше, чем у них. Стали разбираться. Оказалось, 70% положительных тестов были ложными, а невиновных людей уже заклеймили.

— Экспресс-тесты могут лишь ориентировать на наличие в биологических жидкостях человека наркотиков, но не доказывают факт их употребления. Положительная реакция возможна вследствие различных ненаркотических факторов. Для получения достоверного результата требуются исследования методами тонкослойной, газовой, жидкостной хроматографии, хромато-масс-спектрометрии, но делать эти дорогостоящие процедуры никто не будет, — считает Лев Левинсон.

Что касается заявления о том, что без результатов тестов на наркотики невозможно поступить в вузы, то разговоры о том, чтобы тестирование абитуриентов было обязательным, ходят давно, но юридически они пока никак не оформлены.

— Включение в уставы вузов и сузов положения об отчислении студента за употребление наркотиков — это юридически порочное предложение, — уверен правозащитник. — Устав учебного заведения не может противоречить федеральному закону.

Ребёнка в школе заставляют пройти тест на наркотики. Можно ли отказаться?

Юрист по семейному и детскому праву Антон Жаров объясняет, почему школе не стоит доверять в этом вопросе и какие ещё есть способы узнать, употребляет ли ребёнок наркотики.

Первый класс. Рассылка

Ценные советы и бесценная поддержка для родителей первоклассников

Вопрос. В школе предложили заполнить информационное согласие на «социально-психологическое тестирование» на употребление наркотиков. Что это такое и можно ли отказаться от теста?

Ответ. Начнём с того, что в школе обязаны спрашивать согласие законных представителей на любое действие, связанное с ребёнком, который не достиг 18 лет. То, что родителям предложили заполнить такое согласие, — правильно. К остальному у меня много вопросов.

Наркомания — это болезнь, ею занимаются медики. Факт употребления наркотиков проверяется медицинским обследованием, его невозможно установить в личной беседе или с помощью отвлечённого теста.

В интернете есть вопросы из теста на наркотики, который разработало несколько лет назад Минобрнауки. Вот пример: «Если бы волшебник превратил тебя в дерево, ты предпочёл бы быть: а) одинокой величественной сосной на вершине утеса; б) яблоней во фруктовом саду; в) не знаю». Он не отвечает на вопрос, будет ребёнок принимать наркотики или нет.

Важно знать, что от школьного тестирования легко можно отказаться — просто не заполняйте информационное согласие. Если же в школе ребёнка принуждают пройти этот тест, он может просто уйти домой или в туалет и сидеть там, пока оно не закончится.

Школьный психолог может проводить разные тестирования — это нормальный инструмент его работы. Другой вопрос, в какой форме будет проходить эта беседа и какие последствия она может иметь для ребёнка.

У ребёнка могут спросить, знает ли он, как называется тот или иной вид наркотиков, употребляет ли кто-то из его друзей запрещённые вещества. Но представьте такую ситуацию: в школе на 600 человек провели тестирование, и не нашли ни одного ребёнка, к которому можно было бы предъявить претензии. Значит, это тестирование неэффективно. То есть кого-то найти надо.

По-моему, это больше напоминает охоту на ведьм, чем реальные попытки не дать ребёнку попасть в плохую компанию

Тестирование нужно, чтобы выявить детей, которые так или иначе связаны с наркотиками. Если у ребёнка найдут какие-то отклонения, его могут поставить на учёт, проводить с ним психологическую работу и, как результат, «выдавливать» из коллектива. Родители же часто считают, что заботу о детях, которые были пойманы с помощью такого теста, возьмёт на себя школа — но только не они. Поэтому и дают согласие.

На самом деле, существует только два прямых способа узнать, принимает ваш ребёнок наркотики или нет. Первый — сдать медицинский тест в специальной организации. Сейчас это можно сделать даже в отдалённых областях. Второе — поговорить с ребёнком по душам или сходить к семейному психологу. Тогда вы сами, внутри семьи, не привлекая посторонних людей, которые могут преследовать разные цели, решите, как поступить с ребёнком.

Задавайте свой вопрос «Мелу», а редакция найдёт того, кто сможет на него ответить. Пишите в наши соцсети — мы читаем все сообщения на страницах в фейсбуке, «ВКонтакте» и «Одноклассниках». Ещё можно написать нам в инстаграме. Кстати, мы не раскрываем имена, так что вопросы могут быть любыми (не стесняйтесь!).

Эксперты: тестирование школьников на наркотики с 13 лет является неэффективной мерой — Общество

МОСКВА, 8 апреля. /ТАСС/. Проверка школьников на употребление психотропных веществ и наркотиков с 13 лет, предложенная Минпросвещения РФ, является неэффективной мерой. Такое мнение в понедельник озвучили опрошенные ТАСС наркологи.

Согласно проекту приказа Минпросвещения, опубликованного в понедельник, тестирование проводится в отношении учащихся, достигших 13 лет, начиная с седьмого класса, и является добровольным.

«Это тотальное тестирование, я думаю, тупиковый путь. Он дорогой, к тому же, сейчас есть новые виды наркотиков, на которые не существуют тестов в мире вообще, и нет возможности запустить эти тесты, поскольку каждый раз появляются новые наркотики. Ничего таким образом не выявить», — считает главный внештатный нарколог Минздрава России Евгений Брюн. По его словам, группа риска наркозависимости составляет примерно 25% от общей численности учащихся. «Есть механизмы раннего выявления, формирования группы риска, — их и надо тестировать», — отметил специалист.

По мнению директора Национального научного центра наркологии — филиала Центра психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского Минздрава России Татьяны Клименко, даже если обязательное тестирование школьников на наркотики будет внесено в закон, «эта норма будет абсолютно «зависшая», потому что школьники и родители отказываются, и никаких мер воздействия на них нет».

Клименко рассказала, что тестирование школьников на наркотики проходит два этапа. «Первый этап — это когда они отвечают на анкету, и это делается анонимно, это проводит школа, а второй этап — это профилактический медицинский осмотр, который проводят наркологи, это уже проводится индивидуально и персонифицированно», — сказала она, напомнив, что все данные, полученные от школьников медицинским персоналом, составляют врачебную тайну.

Тестирование школьников на наркотики проводится посредством забора мочи у детей. Согласно действующему порядку проведения социально-психологического тестирования школьников, проверка обучающихся, достигших возраста 15 лет, проводится с их письменного согласия. Тестирование обучающихся, не достигших возраста 15 лет, проводится при наличии информированного согласия одного из родителей или иного законного представителя.

Закон о тестировании школьников на наркотики — полицейский › Статьи и новости › ДокторПитер.ру

Громкий законопроект о тестировании школьников на наркотики, по мнению заместителя главного врача по организационно-методической работе Городской наркологической больницы Виктора Григорьева, работать не будет. По мнению врача, законодатели плохо понимают, что сделали.

Закон о выявлении юных наркоманов среди школьников был скоропалительно принят в третьем чтении Госдумой, несмотря на то, что еще во время его первых обсуждений он вызывал недоумение не только со стороны родителей и детей, но и главы Госнаркоконтроля Виктора Иванова.

Например, как понимать такую новую вставку в пункт 2 статьи 4 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах»: «государственная поддержка деятельности организаций, которые осуществляют мероприятия по профилактике незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ, наркомании, мепроприятия по медико-социальной реабилитации, социальной и трудовой реинтеграции лиц, потребляющих наркотические средства или психотропные вещества, либо оказывают финансовую помощь в осуществлении таких мероприятий, независимо от организационно-правовой формы указанных организаций…»?

– Прорваться к пониманию сути сляпанной фразы невозможно. Ясно только одно — государство намерено поддерживать и возвращать в общество активных потребителей наркотиков и оказывать им финансовую помощь через какие-то промежуточные организации. Мы-то думали, что интегрировать в общество надо тех людей, которые прекратили употребление наркотиков, имеют солидный стаж неупотребления наркотиков, то есть находятся в стойкой ремиссии, подтвержденной регулярными обследованиями и исследованиями. Но нет — таких людей не пускают практически ни к какой работе приказом Минздрава № 302н от 12 апреля 2011 года, — объясняет Виктор Григорьев.

Также в соответствии с новым законом предписывается проведение тестирования (социально-психологическое анкетирование) и профилактических медосмотров по информированному добровольному согласию школьников или их родителей (в зависимости от возраста ребенка).
В проекте закона сказано, что факт потребления наркотических средств устанавливается в ходе проведенного тестирования и (или) медосмотра. Однако, по словам врача, уже тут кроется подвох:
– Законодательное закрепление возможности установление факта употребления наркотиков с помощью социально-психологического тестирования может иметь более печальные последствия, чем «нулевые промилле» алкоголя. Методами психологических исследований можно определить лишь психологические особенности человека и разнообразное факторы окружения, которые можно расценить как факторы риска, способствующие началу употребления наркотиков. И не более того.

Установить наверняка, употреблял ли человек наркотики (именно употреблял, а является ли он уже наркоманом), можно только в ходе токсикологического исследования и обнаружения в биологических жидкостях либо самих психоактивных веществ, либо их метаболитов.

Даже если бы в тесте были прямые вопросы об употреблении наркотиков, и подросток дал бы положительный ответ, это еще ни о чем не говорит. В практике наркологов известны самооговорщики, которые заявляли, что они наркоманы, чтобы не служить в армии.

К тому же, даже лабораторные исследования не всегда могут точно сказать, курил ли ребенок, скажем, анашу, или нет: побывав, например, в обществе курильщиков марихуаны подросток становится пассивным курильщиком — следы наркотика обнаруживаются в моче.
Год назад в Петербурге уже разгорелся скандал из-за психологических тестов, которые проходили школьники. Тогда в эксперименте комитета по образованию Петербурга приняли участие более 60 тысяч учеников городских школ. Городской родительский комитет, возмущенный формой проведения тестирования, обратился по поводу анкет в прокуратуру: многие вопросы были похожи, скорее, на пособие для юных наркоманов – разъясняли, что, как, сколько. Ответы, предполагающие отрицательный результат, обнаруживались не всегда. Например, в тесте был вопрос «Сколько, в среднем, Вы курили за последние 30 дней?». Ответа «Вообще не курил» в тесте не было.
– Помню, в анкетах, изначально размещенных на сайте Минздрава, был указан наркотик «релевин», о котором даже я никогда не слышал, — удивляется Виктор Григорьев.
Самый спорный и интересный момент закона — то, что происходит после тестирования. Предполагается, что «в случае выявления незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ обучающимся в результате социально-психологического тестирования и (или) профилактического медицинского осмотра, обучающийся направляется в специализированную медицинскую организацию или ее структурное подразделение, оказывающие наркологическую помощь (при наличии информированного согласия в письменной форме обучающегося, достигшего возраста пятнадцати лет, либо информированного согласия в письменной форме одного из родителей или иного законного представителя обучающегося, не достигшего возраста пятнадцати лет)…»
Трудно даже представить 15-летнего подростка, которого уличили в потреблении наркотиков и который добровольно пишет заявление о направлении его в наркодиспансер. Абсурд. Получается, что все усилия, приложенные разработчиками закона и депутатами Госдумы, направлены на подростков, которым нет 15 лет, то есть за которых решение о проведении обследования и лечения принимают родители.
К тому же закон, несмотря на то, что провозглашает некую профилактику, ее вовсе не предполагает. Что происходит дальше с ребенком, который отказался идти к врачу-наркологу после тестирования? Ничего.
В интервью «Известиям» Сергей Калашников — председатель комитета Госдумы по охране здоровья заявил, что видит несколько пробелов в законе. Один из них — серьезные последствия для школьника, которого уличили в употреблении наркотиков. По словам Калашникова, его сразу ставят на учет в наркодиспансер и «это на всю жизнь», «не снимается».
Подобные высказывания говорят о том, что не только потенциальные пациенты и их родственники не знают действующих законов и принципов оказания наркологической помощи в России, но и сами законотворцы.
– Если при осмотре школьника врач-нарколог не видит признаков наркотической зависимости, то есть школьник, скажем, один раз попробовал наркотики, на чем его и поймали, то врач может так и написать в медицинской карте — «наркологической патологии не выявлено». В этом случае, диагноз ребенку не установлен, а это значит, что факт посещения нарколога никак не повлияет на дальнейшую жизнь человека, не ограничит его право на ношение оружия и вождение автомобиля. — объясняет Виктор Григорьев. — Только в случае, если установлен факт систематического потребления наркотиков, конечно, проводится наблюдение за пациентом.
На самом деле, идея с анкетированием школьников для определения групп риска, по словам Виктора Григорьева, очень правильная: оно помогает выявить детей, склонных к аддикциям (зависимостям): с заниженной самооценкой, гиперактивных, с острым восприятием мира. Но речь идет о психологическом тестировании, которое должно проводиться в школе штатными психологами регулярно, а не только под ярким флагом борьбы с наркоманами.
— Например, если в ходе тестирования обнаруживается, что у ребенка есть некая склонность к появлению зависимостей, психолог должен поговорить с родителями и посоветовать занятия экстремальными видами спорта, где ребенок сможет выплескивать эмоции, и наркотики ему не понадобятся. – говорит Григорьев. — А мы получили топорный, полицейский закон, который бьет сразу в лоб.
В России нет закона о медицинской наркологической помощи. Чтобы ликвидировать этот пробел, принимаются дополнения к старому, морально устаревшему закону «О наркотических средствах и психотропных веществах». Он был принят еще 1998 году, как объясняет Виктор Григорьев, с опозданием — когда наркотики уже заполонили Россию. В этом законе есть и абзац про профилактику наркомании. Сейчас, по сути, законодатели пытаются расширить норму закона о профилактике, вместо того, чтобы принять, наконец, один закон о наркологической помощи, которого до сих пор нет. В результате получился недееспособный, сырой закон, отвлекающий Госнаркоконтроль от основной работы и не обеспечивающий реальной профилактики.

© Доктор Питер

Наркотесты под сомнением » Медвестник

Профессиональный дефицит 

Тестирование на наркотики введено в российских школах с 2014 года. По самым скромным подсчетам, его целевая аудитория — не менее 15 млн граждан. Это примерно 6 млн школьников, начиная с 13-летнего возраста, 3-3,5 млн получающих начальное и среднее профессиональное образование  и около 6 млн студентов государственных вузов. В стране просто нет достаточного количества медицинских организаций, имеющих лицензии на выполнение работ по «психиатрии-наркологии» и «лабораторной диагностике», в которых в таком колоссальном объеме ежегодно могли бы проводить квалифицированные профилактические обследования врачи-наркологи с применением химико-токсилогического исследования. Нет соответствующего лабораторного оборудования и такого количества врачей психиатров-наркологов. К тому же более 20 лет назад Минздравом России были ликвидированы такие специальности, как «детская и подростковая психиатрия и психотерапия», указывает заведующая лабораторией научных основ школ здоровья НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков ФГАУ «Национальный научно-практический центр здоровья детей» Минздрава России, профессор в статье, направленной в редакцию «МВ». В ее соавторах значится врач психиатр, доктор медицинских наук по психиатрии и гигиене ННПЗД Владимир Чубаровский

К тому же, как считают специалисты по школьной медицине, ничего не известно о социально-психологическом тестировании, позволяющем отобрать образовательные организации для указанных осмотров, непонятно, кто, где, когда апробировал эту методику и доказал ее информативность. Неясна функция декларируемой в приказе добровольности тестов. Ведь де-факто добровольность обследования нивелирует саму идею массового тестирования, так как школьник, который употребляет наркотики, скорее всего, и от тестирования откажется. И даже если такой ребенок выявлен и направлен в медицинскую организацию, оказывающую наркологическую помощь, можно предложить, что и от предлагаемого лечения он откажется тоже. «Подростковые врачи-специалисты прекрасно знают, что значительная часть лиц с наркозависимостью не считают себя больными и не желают лечиться. Это же касается и молодежи. Обеспокоенные родители панически боятся социальных последствий обращения в наркологический диспансер, так как это может отразиться  на дальнейшей судьбе их ребенка», — уверяют авторы статьи. 

Не пускать на самотек

Но в Минздраве считают: нападки на тестирование не обоснованы и пользу оно приносит немалую. Как рассказал «МВ» главный внештатный специалист-нарколог Минздрава РФ , если пять-шесть лет назад в школах примерно 10-15% старшеклассников имели опыт употребления наркотиков, сейчас — 1-3%. И дело не только в профилактике. «Должен быть какой-то социальный прессинг на эту подростковую популяцию, чтобы они не прикасались к наркотикам, и тестирование играет тут позитивную роль. Если это пустить на самотек, положительные пробы опять возрастут», — уверен .

При этом процент отказавшихся от тестирования, по его данным, тоже снижается. Если несколько лет назад отказывались 20-25%, то сейчас примерно 10%. Это тоже косвенно говорит о том, что снижается потребление именно в этой группе населения. Ежегодно в Москве проходят тестирование на наркотики порядка 80 тысяч детей. Положительные пробы выявляются примерно у 0,7-3%. В группе школьников, которые попадают под наблюдение комиссии по делам несовершеннолетних, процент положительных проб многократно выше — 15-16%. 

Такие обследования должны проводиться на лабораторном оборудовании, а не на основе диагностических тест-полосок

Основатель фонда «Город без наркотиков», мэр Екатеринбурга также считает, что смысл в тестировании есть. Он вообще предлагает включить обследование у нарколога в форму 086. «Если мы называем наркоманию болезнью, надо признавать, что это чрезвычайно заразное заболевание. Никто ведь не считает принудительным и унизительным регулярно сдавать кровь, проходить  флюорографию», — говорит . За последний год в Екатеринбурге смертность от передозировок увеличилась вдвое. В целом по стране этот показатель тоже растет. Правда, известный борец с наркотиками оговаривается, что такие обследования должны проводиться на нормальном лабораторном оборудовании, а не на основе диагностических тест-полосок, как сейчас.   

Но, как выяснилось, в отношении целесообразности тестов нет единства мнений даже в среде профессиональных наркологов. Например, директор Национального научного центра  наркологии Минздрава РФ считает, что тестирование оправдано только в учебных заведениях, которые осуществляют подготовку специалистов в профессиях, связанных с риском. А все остальное – неоправданные затраты. Некоторые видные специалисты вообще отказались от комментариев, пояснив, что их позиция расходится с официальной позицией их руководства. 

Дорогу психологам 

Как считает директор Института наркологического здоровья нации, один из самых известных специалистов в области детской наркомании , в данном вопросе пора смещать акцент с повального тестирования на социально-психологическую работу. И уже только после определения групп риска – тестировать с использованием биологических сред. «И федеральной закон, и дальнейшие подзаконные акты, и приказы Минздрава не предполагали, что все будет сведено к сбору биологических сред и тестированию. Планировалось, что сначала путем социально-психологических подходов будут выявляться группы риска и затем только в отношении них возможно тестирование биологических сред. Но в какой-то момент это все извратилось. Понятно, что заниматься социально-психологическим тестированием сложно и трудоемко. Гораздо проще собрать мочу у детей», — поясняет он.

Эксперт убежден: в действующей модели диагностики затронуты интересы крупных фармкомпаний – производителей тест-полосок, которым выгодны массовые тесты. Отсюда и мощная кампания в защиту тестирования. Директор Федерального методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом считает, что необходим серьезный научный анализ, чтобы убедить общество в целесообразности таких затрат. Сейчас же такого анализа в открытых источниках не представлено. в разговоре с «МВ» от вопросов на финансовые темы уклонился. По его словам, эти расходы оплачивают региональные бюджеты, и у него нет данных о картине в целом.

Массовый сбор мочи у детей можно объяснить желанием потратить деньги и нажиться на этом. Но вместо профилактики употребления наркотиков мы получаем их пропаганду

Как полагают авторы анализа из НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков, решение проблемы должно заключаться в усилении санитарного просвещения детей, подростков и молодежи и проведении воспитательной работы в образовательных и общественных организациях. Ну и, конечно, в просвещении детей через СМИ. В создании широкой сети кабинетов наркологической помощи, где подросток или молодой человек мог бы анонимно получить консультацию, а при необходимости и лечебную помощь. Например, есть положительный опыт оказания такой помощи детям в так называемых клиниках, дружественных к молодежи. Но таких — единицы. «Простой здравый смысл демонстрирует всю нелепость массового сбора мочи у детей с непонятными целями. То есть, если цель потратить деньги, и нажиться при этом, это понятно. Но вот цели профилактики употребления наркотиков там нет, наоборот, есть обратный результат,  практически пропаганда их употребления», — отмечает , поясняя, что речь идет о повышенном привлечении ненужного внимания детей к данной проблеме. 

По его мнению, нужно больше работать над созданием психологических служб в школах, которые могли бы адресно работать с детьми в трудной жизненной ситуации. Позитивный опыт решения таких вопросов есть в одном из районов Санкт-Петербурга, где возглавляемым им учреждением проводился такой эксперимент по работе с детьми в школах. «Мы же хорошо понимаем, что употребление наркотиков, так же как и детские суициды, — это не самостоятельная проблема. Надо искать первопричины, а для этого необходимо оценить риски и возможности их преодоления», — отмечает он.

Но один весомый аргумент в пользу массовых тестов все же имеется. Этот тот факт, что наркозависимость на ранних стадиях гораздо легче поддается лечению, а значит, у некоторого небольшого процента школьников, которые свалились в эту яму по глупости, немного больше шансов выплыть.  

с какой целью проводится, формы тестирования, последствия, почему волнуются родители?

Как известно, Минздрав утвердил процедуру проверки школьников и студентов на употребление наркотических средств.

Проверка фактически станет частью диспансеризации: ее будут проводить в медицинских учреждениях и заносить результаты в медкарту. Таким образом, они больше не останутся анонимными.

Правозащитники предупреждают, что теперь информация о результатах такого тестирования легко может попасть в чужие руки и испортить жизнь подростку.

Член думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Ирина Чиркова внесла в Госдуму законопроект, согласно которому российских школьников могут проверять на наркотики в принудительном порядке.

«Данный законопроект предлагает установить, что… добровольного согласия несовершеннолетнего (старше 15 лет), его родителей или иных законных представителей на медицинское освидетельствование не требуется», – указала депутат в пояснительной записке.

Согласно законопроекту, несовершеннолетний будет проходить проверку, если имеет видимые признаки наркотического опьянения. Один из родителей ребенка будет в обязательном порядке информирован о проведении освидетельствования. Результаты анализов будут иметь анонимный характер.

По мнению Чирковой, возможность обязательного медосвидетельствования несовершеннолетних будет способствовать повышению эффективности борьбы с наркоманией.

Сейчас тестирование на наркотики школьников включено в общий порядок прохождения диспансеризации, поэтому некоторые регионы (например, Свердловская область) считают необходимым выявление группы риска путем психологического тестирования.

Практика, однако, показывает, что одних благих намерений недостаточно: к ним должна прилагаться правовая грамотность и научно обоснованные методы скрининга (то есть выявления в общей массе детей из группы риска), диагностики и лечения наркозависимых, а  с этим большие проблемы.

Глава Бурятии Алексей Цыденов принял решение о поголовном тестировании всех школьников, студентов техникумов и первокурсников республики на наркотики. Он не первый и наверняка не последний, кому пришла в голову такая идея, но получили ли от этого пользу?

Тестирование на наркотики — это медицинская процедура, а любые медицинские действия по закону добровольны.

Без согласия пациента или его представителей медицинскую помощь по закону можно оказывать только в нескольких случаях, — и подозрение в употреблении наркотиков в число этих случаев не входит, поэтому на тестирование детей до 15 лет должны соглашаться их родители или опекуны, а те, кому 15 уже исполнилось, подписывают согласие самостоятельно тоже по закону.

Вероятно, глава Бурятии этих законов не читал. Так что уполномоченному по правам ребенка Бурятии Татьяне Вежевич пришлось объяснять, что речь идет не о принудительном тестировании, а о том, чтобы убедить родителей согласиться на тестирование детей.

20 сентября московский портал Крылатское.ру рассказал, что получил несколько жалоб от родителей учащихся школы № 1471, где было организовано тестирование учеников 8 и 10 классов на наркотики.

Учителя, собирая с родителей согласие на подобные манипуляции, сообщили, что тем, кто его не пройдет в школе, придется проходить тестирование в поликлинике — платно; а что все это добровольно — не сказали.

Ученики же расценили организацию процедуры как унижение человеческого достоинства: их отправляли с баночками в туалет, собирая емкости на выходе.

Родители недоумевали: почему тестирование проводится именно в этих классах, зачем оно нужно, что будет с теми, кто откажется, и с теми, у кого обнаружат наркотики, а также кто узнает о результатах тестирования.

Судя по тому, что искать ответы на эти вопросы пришлось районному порталу, в школе родителям ответить ничего не смогли.

В школе Уйского района Челябинской области разразился скандал: мама одной из семиклассниц сообщила, что детей начали тестировать на наркотики, а за отказ от исследования пригрозили автоматически отнести ребёнка в группу риска.

— После того случая на детей со стороны школы началось давление, — рассказала мама семиклассницы Елена. — В школе по решению психолога начали проводить тесты на наркоманию, алкоголь и интимные связи со сверстниками. Попросили разрешения от родителей. Посмотрела вопросы этого теста — они так сформулированы, что их даже взрослый понять не может, а ребёнок вообще от балды напишет ответы. В итоге решила отказаться. Мне тут же позвонили из школы и сказали: «Раз вы отказались от теста, ваш ребёнок автоматом попадёт в группу риска». Я не понимаю, зачем тогда нас спрашивают, если это тестирование принудительное?

Мама девочки решила пойти другим путём и обратилась в районную больницу.

— Спросила, могу ли самостоятельно пройти аналогичное тестирование с ребёнком, я ведь не знаю, в каких целях школа собирается использовать моё согласие. Мне предложили приехать, сделать тест на алкоголь и табакокурение у нарколога, взять справку у гинеколога, сдать анализ на ВИЧ и принести в школу свой тест. Неужели нужно доходить до такого! — возмущена женщина. — Получается, мы должны сейчас доказать, что не входим в группу риска! Я считаю, что в этой ситуации не могу защитить своего ребёнка.

В школе, где учится девочка,  заверили, что принудительно никого не заставляли проходить тестирование.

— Это всероссийское социально-психологическое тестирование на выявление раннего употребления наркотических, психотропных веществ и табакокурения. Оно проводится с седьмого по одиннадцатый классы. Это даже не наша инициатива, — объяснила замдиректора школы по воспитательной работе. — Нам пришли методические рекомендации, по ним согласие на тестирование детей младше 15 лет подписывают родители, более старшие дети делают это самостоятельно. В пятницу мы раздали согласия, не подписала только одна родительница. У нас есть штатный педагог-психолог, который проводит это тестирование. Вчера в большинстве классов мы его провели. Если родители отказались, ребёнок в тестировании не участвует. Никаких угроз и претензий никто никому не предъявлял, о постановке на учёт ребёнка речи не идёт, потому что это анонимное тестирование, дети не подписывают опросники, собирается общая статистика, которую мы потом отправляем в районный отдел образования.

Ведущий специалист управления образования администрации Уйского района Анна Марченко также подтвердила добровольность и анонимность тестирования.

— Такое тестирование школьников проводится уже не первый год, в нём все вопросы составлены так, чтобы психолог по ответам мог понять, входят ли дети в группу риска: не потребляют какие-то вещества, а насколько они способны поддаться дурному влиянию, сможет ли ребёнок отказать, если ему предложат те же наркотики, — уточнила специалист. — Всё это проводится анонимно, даже дети рассаживаются по одному за парты, как на ЕГЭ, чтобы никто не видел ответов. Единственное, было рекомендовано родителям разъяснить, что если они отказались, то ребёнок может попасть в группу риска не потому, что он наркоман, а потому, что может попасть под дурное влияние. Смысла отказываться от тестирования нет — это не оскорбит чувства и достоинство ребёнка.

Результаты этого теста психолог подсчитывает даже не в абсолютных цифрах, а в процентах.

— Он делает заключение, что из седьмого класса столько-то процентов подвержены влиянию или попадают в зону риска, не более, — добавила Анна Марченко. — Это сделано для того, чтобы в школе спланировать профилактическую работу.

Представитель районного управления образования добавила, что сейчас тестирование проводится начиная с седьмого класса, потому что всё более младшие школьники попадают под дурное влияние и начинают заниматься сбытом наркотиков.

«К идее тестирования должен прилагаться четкий и безопасный для семьи и самого ребенка алгоритм действий школы, родителей и т. п. в случае положительного результата, без него эта идея вредна».

«Бюрократическая система распространилась и в образовании, подменив собой живое участие педагогов в судьбе ребенка, ориентируя их только на отчеты, показатели и рейтинги, — и в такой системе ничего хорошего ребенка не ожидает».

«У семьи должна быть возможность защититься от вмешательства государства».

И вдруг совсем иное: «Вообще не надо детям ничего говорить, и никаких согласий не надо брать, просто добавить еще одну графу к диспансерному анализу крови. Если бы это сделали вовремя — я бы все равно прошла с сыном те же круги ада, но седины и затрат было бы меньше».

Почему волнуются родители

Известно, что качество тестов на наркотики — очень невысокое, возможен высокий процент ложноположительных результатов. Некоторые лекарства и даже кондитерский мак могут дать «плюс» в исследовании, а пресловутые и смертельно опасные спайсы, наоборот, анализами не выявляются.

И родители беспокоятся: будет ли соблюдаться медицинская тайна? Кто будет иметь доступ к результатам анализов? Будут ли их сообщать школе? Каковы правовые последствия положительных анализов на наркотики? А если положительный анализ не врет — что будет предпринимать школа?

Совершенно очевидно, что прежде, чем брать с родителей и детей согласие на тестирование, им надо все это объяснить.

Тест (8, 9, 10, 11 класс) на тему: Диагностический инструментарий. Анкета «Отношение подростков к наркотикам».

Анкета «Отношение подростков к наркомании»

Предложенная анкета не является «тестом», в ней нет «хороших» и «плохих» ответов. Важно, чтобы Вы выразили свое личное мнение. Вам предлагается ряд вопросов. Тот ответ, который Вы считаете наиболее приемлемым для себя, нужно подчеркнуть. Заранее благодарим вас за участие.

АНКЕТА

1.     Что такое, на Ваш взгляд, «здоровый образ жизни»?

А) не пить, б) не курить, в) заниматься спортом,

Г)не употреблять наркотики, д) полноценно питаться

2.     Считаете ли Вы для себя необходимым придерживаться принципов здорового образа жизни?

А) да, частично, в) эта проблема меня пока не волнует, г) нет;

3.     Есть ли среди Ваших знакомых люди, употребляющие наркотические вещества?

А)да, б) нет;

4.     Если бы вы узнали, что Ваш друг (подруга) употребляет наркотики Вы:

А) немедленно прекратили с ним  (с ней) отношения,

Б) продолжали бы дружить, не обращая внимания;

В) постарались бы помочь излечиться;

Г) попросили бы дать попробовать.

5.     Пробовали ли Вы наркотики? Какие?

__________________________________

6.     Хотели бы Вы попробовать наркотическое вещество? Какое?

__________________________________

7.     Наркотик стоит попробовать:

А) чтобы придать себе смелость и уверенность;

Б) чтобы легче общаться с другими людьми;

В) чтобы испытать чувство эйфории;

Г) из любопытства;

Д) чтобы не быть «мокрой курицей» в компании друзей;

Е) чтобы показать свою независимость родителям и учителям;

Ж) не стоит пробовать в любом случае.

8.     Талантливые люди принимают наркотики, чтобы получить приток вдохновения:

А) да,  б) нет

9.     Наркотик делает человека свободным:

А) да,  б) нет;

10. Наркотик избавляет от обыденности жизни:

А) да,  б) нет;

11. Наркотики дают ни с чем не сравнимое ощущение удовольствия:

А) да,  б) нет;

12. Наркотики бывают «легкими» и «тяжелыми»?

А) да, б) нет;

13. Если наркотики не вводить в вену, привыкания не будет?

А) да, б) нет;

14. От очередного употребления наркотика всегда можно отказаться:

А) да, б) нет; В) если есть сила воли, то да.

15. Наркоманами становятся только слабые и безвольные:

А) да,  б) нет.

16. Если бросать, то лучше бросать:

А) постепенно, б) сразу, в) бросить невозможно.

17. В наше время существуют эффективные методы лечения наркомании, которые позволяют человеку снова вернуться к нормальной жизни, стать полноценным членом общества:

А) да, б) нет.

________________________________________________________

Сообщите, пожалуйста, некоторые данные о себе:

Класс            ____________________

Пол ж, м       _______________________

Ваш возраст ____________________

СПАСИБО ЗА УЧАСТИЕ!

 Анализ результатов:

1.     Подростки, ответившие положительно на вопрос 5, вероятнее всего имеют опыт употребления наркотических веществ.

2.     Для подростков, выбравших вариант г вопроса 4 и вариант а, б, в, г вопроса 6 характерно позитивное отношение к употреблению наркотиков.

3.     Подростки, ответившие отрицательно  на вопрос 6 и вариант ж вопроса 7 имеют четко сформированное негативное отношение к употреблению наркотиков, положительные ответы на вопросы 9-17 свидетельствуют о недостаточной информированности подростков по проблеме наркомании. Об этом также говорит и крайне негативная позиция в отношении людей, страдающих наркотической зависимостью (выбор варианта а вопроса 4)недооценка масштабов наркомании, низкая значимость здоровья (выбор варианта г , д вопроса 2) и отсутствие комплексного подхода к вопросам здоровья и здорового образа жизни в целом.

Разное

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта