Мальчик селфхарм: Селфхарм у подростков: что делать? – Селфхарм. Самоповреждающее поведение у подростков. Статья. Воспитание ребёнка. Самопознание.ру

Селфхарм у подростков: что делать?

Что это такое?

Селфхармом принято называть причинение человеком себе физического вреда, обычно как способ справиться с трудными или тревожными мыслями и чувствами, болезненными воспоминаниями, ситуациями, которые трудно пережить, и невозможностью контролировать свою жизнь. К сожалению, существует много предрассудков и стереотипов о селф-харме, которые обесценивают эту проблему и создают предвзятое отношению к самоповреждающему поведению. Вот некоторые из них:

Селфхарм — это для девочек

Распространенный стереотип является ещё и проявлением сексизма. На деле же самоповреждающее поведение проявляется у людей любого пола. Однако, согласно исследованиям, молодые люди реже просят о помощи и обращаются к специалистам.

Селфхарм — это всегда попытка суицида

Нет. В большинстве случаев люди, занимающиеся самоповреждением, не преследуют суицидальных целей. Каждый случай должен быть рассмотрен индивидуально.

Селфхарм — это болезнь

Селфхарм может проявиться либо как модель поведения в стрессовых ситуациях, либо как симптом ментального заболевания — депрессии, шизофрении и т.д.

Селфхарм — это попытка привлечь внимание

К сожалению, в большинстве случаев люди, страдающие от самоповреждающего поведения, не рассказывают об этом. Люди, выставляющие напоказ селфхарм, нуждаются в помощи точно так же, как и молчащие об этом.

Селфхарм — это когда режут вены

Существует много способов самоповреждения. Некоторые люди прибегают к разным способам, а некоторые используют один и тот же постоянно. Кроме порезов разных частей тела, существуют также такие способы самоповреждения, как:
— Переедание и недоедание
— Укусы
— Ожоги
— Втыкание в себя предметов
— Удары о стены
— Передозировка
— Чрезмерные физические нагрузки
— Выдирание волос
— Участие в драках, в которых непременно будет нанесен ущерб

Селфхарм — это причинение себе физического вреда.

Это лишь продолжение предыдущего мифа. На самом деле, существует понятие эмоционального селфхарма. Многие его способы могут показаться сначала физическим селфхармом, но последствия приводят человека в том числе и к эмоциональным страданиям.

Эмоциональный селфхарм — это (но не ограничиваясь этим):
— Заставлять себя мёрзнуть (не носить достаточно тёплых вещей зимой, спать без одеяла и т. д.)
— Не давать себе есть, пить и/или спать
— Есть слишком много
— Не смотреть по сторонам, переходя дорогу
— Позволять коже быть сухой и трескаться
— Упражняться или работать слишком много
— Заставлять себя выходить на улицу и/или делать дела, даже если у тебя нет сил
— Ставить себя в ситуацию, которая повышает тревожность (даже если у тебя есть возможность избежать этого)
— Специально злить кого-то, чтобы на тебя накричали
— Вступать в отношения, в которых ты не хочешь находиться, быть с теми, с кем не хочешь быть
— Заниматься сексом, когда тебе не хочется
— Не давать себе проводить время с людьми, которых ты любишь и знаешь, что они очень хорошо на тебя влияют

Селфхарм — это красиво/круто.

Запомните — романтизация селфхарма абсолютно недопустима! Не выставляйте самоповреждение в таком свете — это не красиво.

Селфхармом занимаются только подростки

Это тоже не совсем верно. Самоповреждающее поведение встречается и у молодых, и у взрослых людей. Обычно оно появляется в подростковом возрасте и при отсутствии необходимой помощи остается.

Следы селфхарма обязательно видно на человеке, причиняющем себе вред.

Как уже было сказано ранее, есть разные виды самоповреждения, и от этого тоже зависит, сможет ли человек из окружения подростка точно увидеть следы самоповреждения. Но даже если человек оставляет на себе видимые следы, будь то царапины, шрамы или ожоги, многие скрывают такие следы под одеждой.

Самоповреждения: что это и как помочь ребёнку

Фото: Unsplash (Brian Patrick Tagalog)

Иногда подростки начинают вести себя деструктивно. Самоповреждения — это то, о чём открыто стали говорить как о проблеме не так давно. Наши блогеры из проекта «Выбери жизнь» благотворительного фонда «Дорога к дому» рассказывают, как родителям себя вести, если их ребёнок наносит себе порезы или ожоги.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Самопорезы, выдёргивание волос, нанесение себе ожогов, обкусывание ногтей до крови — всё это формы самоповреждающего поведения. По большому счёту татуировки, пирсинг — это тоже самоповреждение, но социально приемлемое.

Чаще всего к порезам в сложных для себя ситуациях прибегают девочки 13–16 лет, мальчики 12–18 лет. Дети младшего школьного возраста тоже наносят себе повреждения: бьют себя кулаками по голове, обкусывают до крови ногти, могут биться головой об стену.

Есть мнение, что самопорезы — лайтовая версия суицида. На самом деле это не так. При суициде мотив один — лишение себя жизни. У самоповреждающего поведения, к которому относятся порезы, совершенно другие мотивы, причины:

  • Желание принадлежать группе (татуировки, например: у байкеров свои тату). Они могут отражать статус, положение молодого человека в группе. Для подростка актуальна проблема сепарации — отделения от родителей. Ему нужно как-то выделиться в своей референтной группе. Если в ней кто-то порезался, он тоже будет это делать, просто для того чтобы продемонстрировать принадлежность к коллективу: «Смотрите, я делаю как вы». Если родители подростка нарушают его личностные границы, жёстко контролируют жизнь, то порезы могут быть реакцией протеста: «Хотя бы со своим телом я могу делать что хочу».
  • Подсознательное желание ребёнка проверить, а жив ли он вообще (в моральном смысле), может ли он испытывать эмоции. Такая ситуация может сложиться после психологических травм, будь то семейное насилие, конфликтная ситуация с друзьями или травля в учебном заведении. Какова реакция человека, получившего психологическую травму? Происходит некая эмоциональная заморозка, на эмоции как бы ставится щит. Ребёнок — опять же в силу незнания и отсутствия опыта — не понимает, что с ним происходит. У него возникает ощущение «Я не живу. Ничего не чувствую». Что происходит дальше? Как вариант — он себя порезал, и сделал это для того, чтобы почувствовать, что он живой.
  • Стремление уменьшить чрезмерное напряжение в ситуации стресса.
  • Физическое выражение эмоциональной боли, перевод с эмоционального уровня на телесный.
  • Кроме того, самопорезы могут рассматриваться как забота о себе. Это так называемый синдром Мюнхгаузена (симуляция, преувеличение). Подросток привлекает к себе внимание, чтобы о нём позаботились, стремится получить поддержку. Причём неважно, что эта забота будет в негативном ключе. Для ребёнка хуже всего безразличие, поэтому даже конфликты, телесные наказания для него лучше: это всё-таки общение, телесный контакт, хоть и такой перевёрнутый.
  • Самопорезами подростки могут наказывать себя, проявлять таким образом негативное отношение к своему телу.
  • Попытка восстановить контроль над собственным телом. У подростка появляется иллюзия контроля над своим телом и жизнью (особенно когда он пребывает в гиперконтролирующей ситуации или жёсткой зависимости от родителей).

Немаловажную роль в формировании самоповреждающего поведения, в том числе самопорезов, играет чувство гнева, возникающее в детстве в ответ на агрессию и физическое насилие, которое в условиях хроничности накапливается, вытесняется и кристаллизуется в бессознательном, проявляясь в стремлении уничтожить ту часть себя, которая была «виновата в беспомощности». Часто подобное находит отражение у подростков, систематически подвергающихся избиениям, травле и/или насилию. Причинение себе боли — заменитель гнева к насильнику и/или агрессору (особенно это актуально в ситуациях культурного запрета на выражение эмоций по отношению к обидчику).

Когда мать или отец осуществляют насилие, возникает жёсткая диссоциация. С одной стороны, я люблю, это моё, близкое, а с другой стороны — это агрессор. Получается двоякая объект-репрезентация родителей в сознании ребёнка. Всё это очень ломает психику, вызывает диффузию идентичности и приводит к самоповреждающему поведению.

Будьте внимательны!

Любому подростку хуже всего тогда, когда к нему безразличны. Необходимо внимание — любое, даже негативное. Через самоповреждение ребёнок решает психологические проблемы, которые не может решить другим способом. Если подростка лишить этого, не предоставив конструктивную альтернативу, он может выбрать ещё более деструктивные варианты поведения. То есть порез — это своеобразный маячок, сигнализирующий, что в душевном состоянии подростка что-то не так. Этот знак родителям нужно истолковать верно.

Попытки отругать, запугать подростка последствиями такого поведения, взывать к чувству вины, стыда, совести не просто не помогают, а обычно усугубляют ситуацию

Например, ребёнок использует самопорезы как доступный способ справиться с чувством злости, тревоги, вины. Родитель, обнаружив это, начинает обвинять: «Ты представляешь, как я себя чувствую!», «Из-за тебя вся семья мучается!», запугивает: «У тебя останутся шрамы! Это же некрасиво! Ты занесёшь инфекцию!» Это снова рождает чувство тревоги и вины, снова подростку необходим способ с ними совладать, потребность в привычных помогающих действиях появляется снова. Это становится похоже на замкнутый круг.

Что делать, обнаружив на теле ребёнка порезы?

  • Не паниковать и не устраивать скандалов.
  • Не запугивать.
  • Предпринять попытку поговорить. Скажите: «Я чувствую, что тебе плохо, так бывает. Мы все время от времени переживаем тяжёлые моменты».
  • Начать проявлять интерес к жизни ребёнка. Главное — не перегнуть палку и не докучать вопросами по поводу и без.
  • Пересмотреть своё отношение к воспитанию. Попытаться разобраться, что именно вы делали не так. Нужно не просто что-то сделать (действие ради действия), а полностью изменить стиль воспитания.
  • Проанализировать взаимоотношения в семье, насколько они открыты.

Любые попытки ограничить и лишить подростка помогающих действий обычно не приносят никаких результатов, если у него не появится другой, новый способ справиться с эмоциональным напряжением или решить психологический конфликт. Полезно понимать, что на данный момент это не самый лучший, но самый доступный способ для ребёнка временно делать непереносимые переживания выносимыми или получать для себя что-то, что не может быть обеспечено другим способом.

Часто родителям самостоятельно понять, как реагировать в такой ситуации и как помогать подростку, довольно сложно. Именно потому, что они сильно напуганы, эмоционально включены и воспринимают ситуацию сугубо субъективно. Мы рекомендуем в данных ситуациях обращаться за помощью к медицинскому психологу или психотерапевту для получения поддержки, консультации и сопровождения семьи.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Подростковый селфхарм. Зачем и почему?

main_img

Селфхарм (selfharm, самоповреждения) – очень обширное понятие. В этой статье мы рассмотрим лишь одно явление, получившее весьма широкое распространение.

Сегодня среди подростков словом селфхарм принято называть практику нанесения на кожу поверхностных, не угрожающих жизни, порезов острым предметом (ножом или лезвием). Чаще порезы наносят на запястья и бедра. Чаще это делают девушки, чем молодые люди, но, разумеется, существуют вариации.

Интересно, что само слово селфхарм — вполне обыденный термин в подростковой среде. Большинство людей 14-17 лет поймет вопрос «Ты режешься?» именно в контексте практики порезов кожи. Инстаграмм переполнен фотографиями с соответствующим хештегом, а группы в социальных сетях изобилуют мрачными подростковыми стихами, например:

2016 хочет, чтобы я страдала.
2016 хочет, чтобы порезов было больше.
2016 хочет, чтобы я медленно умирала.
2016 хочет меня уничтожить. (Анонимно)

Явление, которое еще десять лет назад встречалось только в учебниках по психиатрии и крайне узких молодежных субкультурах, сегодня стало «препаратом выбора» при трудностях, с которыми сталкивается современный подросток. Вероятно, имеет смысл попытаться понять, для чего именно может быть использован селфхарм, какие вопросы можно разрешить, нанося на свою кожу множественные тонкие порезы.

Я буду исходить из того, что селфхарм состоит из нескольких элементов, каждый из которых имеет собственную «терапевтическую» ценность:

  1. Боль.
  2. Повреждение кожи.
  3. Остающийся после заживления шрам.

Боль

Физическая боль непосредственно связана с контролем. Тело находится в распоряжении того, кто может причинять ему боль. В этом контексте смысл самоповреждений – восстановление контроля над собственным телом. «Если другой делает мне больно – значит, я принадлежу другому; если я делаю себе больно – значит, я принадлежу себе».

Таким образом, причинение себе боли – это способ обрести собственное тело, принадлежность которого была поставлена под вопрос в силу каких-либо обстоятельств. Жестокое обращение с ребенком, невыносимые способы обращения с его физическим телом часто вызывают реакцию в виде диссоциации, по мере взросления выход из этого состояния отчужденности от собственного Я возможен путем причинения себе боли.

Совладание с аффектом или обращение агрессии на себя.
Взросление в травмирующей, опасной среде учит ребенка полагаться только на себя. В семьях, где существует насилие, ребенок рано понимает, что нельзя рассчитывать на поддержку и помощь других людей, и он начинает думать, что не заслуживает помощи.

Злость, печаль, страх в совокупности с чувством вины могут найти выход лишь одним способом – путем обращения на себя самого, поскольку адресовать их другим кажется еще более разрушительным. Причинение себе боли приводит к кратковременному облегчению внутренних страданий – внутренние мучения находят выход буквально, «прочь из тела» с каплями крови. Это способ справиться с ненавистью к тому, кого ненавидеть невозможно или опасно.

Последние два-три года нахожусь в подавленном состоянии, и оно прогрессирует. Если раньше мне было «просто» все время плохо, то сейчас — сильные истерики, агрессия, с которой невозможно совладать, или страшная физическая усталость. Постоянные мысли о суициде, селф-харм, который раньше казался позерством (ха). А сейчас я понимаю, что он происходит из дичайшей ненависти к самой себе, когда хочется наказать себя просто за то, что существуешь. (Анонимно).

Повреждение кожи

Порез оставляет метку, знак. Знак другим, в котором существует собственная эстетика и смысл. Порезы – это то, что прячут от одних людей и демонстрируют лишь определенной группе, тем, кому можно доверять. Таким образом, это служит меткой идентификации свой/чужой, способом установить новые социальные связи, найти похожих на себя людей.

Кроме того, порез — это заявление своей способности переносить непереносимое. В нашей культуре, где доминируют представления о том, что боль могут выносить лишь «настоящие мужчины» для биологической девушки рана, порез на коже —  это способ выразить свое несогласие с культурными ожиданиями, которые к ней предъявляются. Для биологического юноши, в такой перспективе, раны – это инициация, способ утверждения собственной мужественности.

Шрам

Не только насилие в семье может стать причиной самоповреждений. Безграничная материнская любовь, когда ребенок – это предмет обожания, также может служить источником напряжения. Попытки сделать из юного субъекта «идеал», бесконечно предъявляемые требования, которым невозможно соответствовать в силу их постоянного ускользания – это то, что иногда оборачивается катастрофой для подростка.

Воображаемый Идеал Я, целостный, недостижимый и столь желанный в детстве (когда лишь став идеалом можно получить родительскую любовь) постепенно навлекает на себя жестокую ненависть. Ощущение собственной неидеальности требует реального доказательства, требуется телесное подтверждение того, что Я – не совершенен.

Шрамы или другие телесные модификации, ассоциирующиеся у большинства с непонятными «уродствами» — это способ выйти из поля желания матери, отделаться от ненавидимого идеального образа. Этот способ сопровождается мучительными переживаниями вины и ненависти.

Я ненавижу себя. Жгуче, просто невыносимо. Я не могу стерпеть своих ошибок и начинаю гнобить себя за них. Во всем виновата я. Во всех злоключениях, что когда-либо происходили, виновата я. Из-за этого я очень хочу умереть. Также я «наказываю» себя избиениями и порезами. Это ужасно. Меня словно поглощает тьма. (Анонимно). 

Можно заключить, что вокруг селфхарма существует множество мифов (от «это лишь попытки привлечь внимание» до «это неудавшиеся самоубийства»), но правда в том, что эту практику невозможно трактовать единым для всех образом. Нанесение порезов – это ответ, а вопрос у каждого подростка свой собственный. И только поняв этот совершенно уникальный вопрос можно продвинуться на пути поиска более удовлетворительного ответа.

«Почему селфхарм — это плохо, если он правда помогает мне унять душевную боль?» – Яндекс.Знатоки

Вместо того, чтобы рассуждать в стиле “плохо или хорошо”, мы предлагаем рассмотреть самоповреждающее поведение (селфхарм) с позиции того, что это вообще такое, откуда оно берется и какие функции выполняет (и почему селфхарм — далеко не самая лучшая стратегия для избавления от душевной боли).

В рамках одной из психологических моделей самоповреждающее поведение (СП) рассматривается как аддикция – зависимость, связанная со стремлением уйти от реальности. Согласно этой модели СП развивается циклично: сначала в связи с сильным эмоциональным напряжением появляется угроза диссоциации, после чего человек прибегает к самоповреждению, освобождая себя от этого напряжения и даруя себе ощущение контроля. Вслед за этим человек ощущает чувство вины, которое вновь приводит к эмоциональному напряжению, влекущему за собой акт самоповреждения.

Установлено, что СП часто коррелирует с расстройствами пищевого поведения, алкогольной и наркотической зависимостью и может быть фактором, утяжеляющим аддиктивное расстройство, например, у пациенток, страдающих нервной анорексией и СП часто более высокие показатели по тревожности, недоверию, нейротизму и депрессивности, чем у пациенток, не склонных к самоповреждениям (L. Claes, W. Vandereycken, H. Vertommen, 2003). Из этого можно сделать вывод, что самоповреждающее поведение связано с достаточно широким кругом психологических проблем, но оно не решает их, а наоборот может усугубить.

В рамках модели эмоциональной дисрегуляции СП рассматривается либо как способ управления негативными эмоциями, либо как деструктивный способ регуляции эмоций. У людей с СП часто наблюдается суженный круг стратегий регуляции эмоций, неумение свои эмоции осознавать (особенно у женщин) и принимать (чаще у мужчин) (Gratz, Roemer, 2008). Психотерапия помогает научиться справляться со своими эмоциями конструктивно, а также работает над их осознанием и принятием, в то время как самоповреждающее поведение лишь даёт временное облегчение и не решает проблем саморегуляции и осознанности.

Согласно модели избегания переживаний самоповреждения являются частью цикла избавления от непереносимых эмоциональных переживаний, закрепляющегося и запускающегося в ответ на раздражитель, способный вызвать высокоинтенсивные эмоции (Польская, 2017). При избегающем поведении болезненные переживания возвращаются, раз за разом становясь всё более неконтролируемыми. У человека с СП нет положительного опыта управления этими переживаниями, но есть опыт самоповреждения, после которого наступало облегчение и к которому можно прибегнуть, из-за чего и происходит подкрепление.

В рамках диатез-стрессовой модели рассматриваются факторы (биологические, экологические и психологические), которые снижают способность справляться со стрессом и предрасполагают к СП. При воздействии на индивида факторов риска СП (например, пережитого насилия), он обращается к самоповреждениям как к способу эмоциональной регуляции (Польская, 2017). Нам кажется, что в случае возникновения какой-либо психотравмирующей ситуации лучший способ её пережить — это проработать её совместно со специалистом, а не временно заглушать негативные чувства вместо их проработки.

Рассматривая причины СП у подростков Нок и Принстайн предложили комплексную функциональную модель, в которой выделяются 4 первичные функции самоповреждения: автоматическое негативное подкрепление (избежать чувства безысходности), автоматическое позитивное подкрепление

(вызвать переживания или чувства), социальное негативное подкрепление (понизить уровень ожиданий и требований со стороны других) и социальное позитивное подкрепление (способ получения поддержки от других). В отечественном исследовании причин СП в юношеском возрасте (Польская Н.А., 2014) респонденты чаще других отмечали причины, связанные с эмоционально-регулятивными аспектами контроля поведения: избавиться от плохих мыслей, успокоиться, освободиться от всего плохого внутри, справиться со своими эмоциями, из-за злости, почувствовать облегчение или не чувствовать душевной боли. На основе факторного анализа автором были выделены 4 фактора: воздействие на других, избавление от напряжения, изменение себя (поиск нового опыта) и восстановление контроля над эмоциями.

Возникает вопрос: неужели самоповреждения справляются с этими задачами лучше любых других альтернатив? Исследования подтверждают, что селфхарм не помогает пережить душевную боль, а скорее заглушает и откладывает её “на потом”. Селфхарм — одна из совладающих стратегий, которая относится к ряду негативных. Если вы или ваши близкие не могут справиться со своими проблемами используя менее деструктивные методы, то лучше проконсультироваться со специалистом (желательно с тем психотерапевтом, который специализируется на работе с самоповреждающим поведением).

Почему селфхарм — это плохо, если он правда помогает мне унять душевную боль?

Здравствуйте!

Мне кажется, важным сейчас не определять self-harm как что-то плохое или хорошее. Думаю здесь о полезности и безопасности: у self-harm разные способы осуществления. Иногда это порезы, иногда — удушье, способов много.

Когда ко мне приходят собеседники с такими темами, я думаю о том, насколько это безопасно и что нужно сделать для того, чтобы человек мог выражать душевную боль более безопасным и полезным способом. Существует много разных способов справляться с болью, просто часто люди про них не знают. Или в их жизни были похожие способы преодоления боли. Возможно, кто-то из близких или знакомых занимался self-harm’ом. Или к переживаниям вообще не обращались, не давали им место. Тогда можно почувстовать себя в растерянности и не знать, как еще по-другому я справляться с душевной болью.

Когда работаю с людьми, практикующими самоповреждающее поведение, я начинаю с того, как сам человек обозначает это. Ведь self-harm — это такое уже известное название, но каждый человек это может называть по-своему. У меня была собеседница, которая называла это царапками. Важно это как-то называть, чтобы эту сложность сделать видимой. Тогда человек уже может отвечать себе на вопрос: это хорошо или плохо для меня? Ждя жизни? Для того, на что я надееюсь в ней? Мне хочется так продолжать обходиться с собой и со своим телом, или мне бы хотелось по-другому? Обычно в этот момент человек уже сам решает, хорошо это или плохо. Он называет плохим сам способ, а хорошим — то, что ему становится легче. Если разъединить эти вещи, то тогда человек может попробовать убираться, например, отвлекаться, потому что в момент self-harm’а хочется что-то сделать по щелчку, чтобы унять боль или, возможно, справиться с переживаниями, воспоминаниями. Сделать что-то, чтобы перенести ту боль, которую человек ощущает внутри, на что-то физическое, потому что так легче эту боль перенести. Но в момент, когда человек уже знает, как с этим обходиться и как self-harm действует, что он заставляет человека причинять себе вред, тогда становится возможным отвлечься и сделать паузу. Обычно это помогает, и человек говорит: «Ну да, все-таки для меня это плохо, я ведь хочу жить, хочу быть здоровым».

Self-harm не всегда связан с суицидальными мыслями. Иногда это просто способ адаптации, способ справиться с чем-то тяжелым, ощутить, что я живой, я что-то контролирую. Тогда он говорит: «Да, это плохо, мне бы хотелось по-другому».

Сложно определять self-harm как что-то плохое или хорошее, потому что в момент, когда человек это делает, он не задумывается о том, это хорошо или плохо. Ему просто важно выдержать эти переживания и что-то с ними сделать. Тогда человек может прибегать к таким способам. После этого бывает, что приходит чувство вины, которое как раз говорит о том, что это что-то нехорошее: «Мне это не нравится, моим родителям и моим близким это не понравится». Люди, в жизнь которых приходит self-harm, часто скрывают порезы и не говорят об этом.

Если начинать разговаривать, можно снять табу на эту тему. Обычно люди соглашаются с тем, что это нехорошо, но не хотят причинять вред здоровью. Другими словами, self-harm – это не то, что используется с целью причинения вреда. Это про то, чтобы как-то справиться с душевной болью. И люди это могут называть по-разномуи просто не знать, как я могу еще сделать для себя хорошо, чтобы стало легче.

Подростковый селфхарм. Рекомендации для родителей

main_img

Сегодня среди подростков словом селфхарм принято называть практику нанесения на кожу поверхностных, не угрожающих жизни порезов острым предметом (ножом или лезвием).

Чаще порезы наносят на запястья и бедра. Изрезанная или исцарапанная кожа — это сигнал, свидетельствующий о том, что подросток ведет тяжелую внутреннюю борьбу и, возможно, Вы могли бы ему помочь.

Что делать родителям:

  • 1. Заметив, что ваш ребенок наносит на свое тело порезы, вы вряд ли останетесь спокойны и доброжелательны (а это единственный настрой, с которым можно предложить ребенку поговорить с вами о чем-то личном). Поэтому первым делом сконцентрируйте внимание на себе, подумайте, что вы чувствуете, как вы объясняете себе происходящее с вашим сыном или дочерью.
    Страх, разочарование, злость – эти переживания могут оказаться достаточно тяжелыми. И если Вам нужна помощь — запишитесь к психологу. Без ребенка, самостоятельно постарайтесь разобраться с вашим собственным отношением к тому, что происходит в семье. Только когда ваше моральное состояние будет достаточно устойчивым – вы сможете быть надежной опорой собственному ребенку.

«Я бы попросила родителей не вести себя так, словно человек наказывает кого-то своими шрамами, не злиться и не обвинять в содеянном. Попытаться сдержать агрессию и своё расстройство из-за селфхарма».

  • 2. Селфхарм не является «проблемой», которую можно решить быстро и напрямую. Спрятав лезвия или наказав ребенка, можно на какое-то время предотвратить появление новых порезов, но нельзя исправить то, что заставляет прибегать к самоповреждениям.

«Что касается родителей, то я довольно часто сталкивался с такой ситуацией, что они пытаются «решить» внешние проявления проблем».

  • 3. Важно быть рядом, научиться проявлять внимание и заботу так, как ваш ребенок готов их принимать. Это могут быть слова поддержки или совместные дела, долгие разговоры или просто молчаливые крепкие объятия.

«Мне бы хотелось, чтобы родители поняли, что мои проблемы не менее тяжелы и важны, чем их».

«Ослабьте давление по всем другим фронтам, типа забудьте обо всех «тебе надо лучше учиться», «уже подружилась с кем-нибудь?» и обо всем прочем».

«Хотелось бы, чтобы они обсуждали со мной проблемы или то, что им кажется проблемами, на равных, насколько это можно изобразить в отношениях родитель-ребенок. Без нападений и шмона личных вещей, походов на место учебы и прочего».

«Когда ты ходишь весь изрезанный, а даже родители принимают это как должное, это странно».

  • 4. Необходимо предоставить подростку возможность проходить длительную психотерапию. Это самое частое пожелание подростков, практикующих самоповреждения, и самое разумное, что можно сделать родителям для своего ребенка.

«Мне бы хотелось, чтоб мои родители прочли больше разного материала по поводу селфхарма, мягко и заботливо предложили обратиться к психотерапевту, проявили больше тепла и заботы. Устраивали бы больше семейных встреч с тёплой атмосферой».

Самоповреждения: зачем себе вредят подростки

Когда дети достигают подросткового возраста, родители встречаются с целым набором проблем в их поведении. Как известно, все дети разные, и особенно их разница становится видна именно в этот период. Кто-то проходит этот этап взросления проще, у кого-то возникают сложности. Конечно, родители в первую очередь сейчас бояться, что их сына или дочь вовлекут в какую-то криминальную деятельность, либо, что он или она станет зависимым от алкоголя, наркотиков, превратится в игромана. Это, конечно, ужасно, но, тем не менее, и это еще не все.

Об этом явлении не очень принято говорить. Для окружающих такое поведение является глупостью, дурью или «дешевым способом привлечь к себе внимание». Семьи обычно пытаются скрыть этот факт, расценивая как позор и дефект их воспитания. Однако эта проблема гораздо сложнее и шире, чем кажется на первый взгляд.

К самоповреждениям относится широкий ассортимент различных видов вредного воздействия на себя. И хоть в принципе, курение тоже можно отнести к самоповреждению, термин в первую очередь относится к нанесению различного рода ранений и ушибов. И самое главное в этом случае – отсутствие суицидальных намерений. То есть, подросток ранит себя, но убить не хочет. 

Всего в популяции самоповреждениями занимаются 1-4% населения. Подавляющее большинство их них — подростки, но встречаются и взрослые. Конечно, есть те, кто наносит себе какой-то вред только один раз за всю жизнь. Однако у части людей такое поведение становится привычным.

Среди подростков практикующих самоповреждения 13% делают это более 1 раза в неделю, 20% несколько раз в месяц под воздействием определенного вида стресса (например, только после ссоры с любимой девушкой или парнем). Но для части подростков поводом к самоповреждению может быть что угодно, любая ситуация, вызывающая волнение или напряжение.

Обычно повреждения себе наносятся по 2 основным причинам. У подростка либо слишком много эмоций, с которыми он не может справиться и, боль от самоповреждения дает им выход. Либо эмоций нет совсем, он ощущает себя бесчувственным и нанесение себе раны или ушиба дает ему возможность почувствовать себя живым. Как бы то ни было, после причинения себе боли подросток чувствует не только облегчение, но и эйфорию. Некоторые говорят, что боль и текущая кровь вызывают очень приятные переживания, перебивающие те негативные эмоции, которые мучили до акта самоповреждения.

Существует 3 основных теории, которые объясняют, по какой причине такое поведение может повторяться:

  1. Серотониновая – у части людей недостаточный уровень серотонина в головном мозге и, поэтому они хуже справляются со стрессовыми ситуациями. Боль вызывает подъем серотонина и улучшает общее самочувствие.

  2. Опиатная – во время нанесения раны или ушиба начинает действовать противоболевая система мозга ( антиноцицептивная). Опиаты, вырабатываемые в мозге, являются основным нашим природным обезболивающим. Благодаря им сильная боль может «притупляться. Кроме того, эти вещества способны вызывать эйфорию. Человек, регулярно наносящий себе травмы, может «подсаживаться» на эти эффекты и повторять их снова и снова.

  3. Кортизоловая – кортизол является гормоном стресса. Для того чтобы организм справился с вредными воздействиями среды, этот гормон должен достичь определенного уровня и задействовать другие системы организма в «стрессовом каскаде». Благодаря ему каждое звено и каждый орган начинают работать в «стрессовом режиме» защищая нас от вредностей извне.

    «Вредность» — это не только яды, токсины или инфекции, это еще и психосоциальный стресс, так часто развивающийся у подростков. При исследованиях было показано, что у части подростков после острой реакции на стресс, которая характеризуется резким подъемом кортизола, как должно быть в норме, уровень этого гормона падает ниже нормы. С одной стороны, это адаптация к постоянному стрессу, с другой — ситуация, когда переработать стресс полностью не удается. Ушибы и порезы, являющиеся острым стрессом, поднимают уровень кортизола и могут становиться тем «пинком», помогающим подростку «переварить» его социальные проблемы.

Внешними причинами самоповреждений могут быть:

1. Дисфункциональная семья ( развод или ситуация «будем жить вместе только ради детей»)

2. Перфекционизм подростка и его окружения. Если ты не сделал все идеально, ты достоин наказания и нет тебе прощения.

3. Влияние друзей. Бывают ситуации, когда друзья дают образец поведения в сложных жизненных случаях.

4. Пережитое сексуальное насилие.

5. Информация в СМИ, когда самоповреждения преподносятся, как решение проблемы. «Мальчик порезал себе вены, и сразу все окружающие осознали, что были неправы»

В целом выделяют 3 типа самоповреждений:

  1. Импульсивное – когда подросток наносит себе повреждение под влиянием сильного наплыва эмоций. Происходит это автоматически, без обдумывания и даже без созревания намерения это сделать.

  2. Стереотипное – монотонное нанесение чаще всего ушибов. Такое самоповреждение часто характерно для лиц с умственной отсталостью и тех кто страдает аутизмом различной степени тяжести.

  3. Компульсивное – происходящее под воздействием навязчивых мыслей.

Кроме того, по силе тяжести самоповреждения могут быть:

  1. Тяжелыми – угрожающими жизни.

  2. Средней тяжести — требующими медицинского вмешательства и лечения.

  3. Легкими – такими, которые не требуют медицинского вмешательства или же такими, где требуется минимальный объем помощи.

    Состояния, которые могут привести к нанесению себе повреждений, далеко не всегда бывают связаны с плохо переносимым стрессом.

    Наиболее тяжелые раны, типа перерезанного горла и введение швейных иголок в вены, наносят себе подростки, страдающие психическими заболеваниями, такими как шизофрения, биполярное аффективное расстройство, деперсонализационное расстройство, посттравматический стрессовый синдром, депрессия.

    Но даже если эти болезни исключены, все равно подростку требуется помощь.

Почему подростку нужно помогать, даже если он не болен психически?

  1. У некоторых людей может развиться зависимость от данного поведения , учитывая вовлеченность в процесс эндогенных опиатов. Соответственно, самоповреждение может использоваться для получения удовольствия.

  2. Формирование привычки решать проблемы через самоагрессию. Что и говорить, люди вокруг пугаются и становятся более сговорчивыми.

  3. Формирование поведенческой схемы , которая включается во всю жизнедеятельность и самоагрессия становится обыкновенной рутиной.

  4. Самоповреждения становятся способом ответа на стресс. Т.е. легче ранить себя, чем что-то конструктивно решить.

Несмотря на то, что может сложиться впечатление того, что подросток делает все это целенаправленно, он действительно нередко затрудняется сказать, почему он себя порезал или сделал что-то в этом роде. В момент атаки на свое тело сознание может сужаться и осознание поведения значительно падать.

Другими словами, если ребенок не может рассказать родителям про то, как он дошел до жизни такой, вполне вероятно, что он действительно не знает. Да, можно сказать, что «довели», но на самом деле это не всегда будет ответом на вопрос.

Часть подростков совершает агрессивные действия по отношению к себе действительно демонстративно. Если говорить о самопорезах в таких случаях, то они обычно тонкие и поверхностные. Видно, что человек себя щадил. Их часто делают на видных местах, но никогда на лице или на кистях. При этом обращает на себя внимание поведение, при котором подросток стремится вызвать в окружающих жалость и вину, пытается открыто манипулировать, угрожает снова повредить себе что-то, если окружающие будут вести себя так, как ему не нравится.

В народе бытует мнение, что на таких манипуляторов и провокаторов не нужно обращать внимания. Однако подросток это делает не для того, чтобы насолить родителям, а тоже по причине личностных проблем. Это значит то, что он не справляется со своими жизненными сложностями по-другому. Часто родители с таким ребенком начинают играть в игру, кто сильнее по воле и характеру, и ребенок, в попытке доказать, что его угрозы не пустые, а самые настоящие, наносит себе ощутимый вред или совершает невольный суицид. Т.е. смерть не планируется как таковая, просто так выходит.

Чаще же демонстративности в самоповреждениях нет. Подростки прячут шрамы от самопорезов, стесняются о них говорить. Даже если повреждения привычные, все равно выбирается область, которая не очень видна посторонним и легко может быть спрятана под одеждой.

Если подросток нанес себе раны или любые другие повреждения, особенно если это случилось уже не первый раз, родители должны обратить на это самое пристальное внимание. Не нужно ждать, что «все само пройдет» и «израстется». Даже если один из родителей сам резал вены или бился головой об стены в юном возрасте, и у него все прошло, не значит, что с ребенком все тоже обойдется. Даже если все пойдет со временем на лад, шрамы от самопорезов могут быть стигмой на всю оставшуюся жизнь.

Если это случилось, желательно ребенка проконсультировать у психиатра. Если кто-то боится постановки на учет, можно обратиться к частнопрактикующему доктору. Это необходимо для решения вопроса о том, есть ли у ребенка психическое заболевание или же это нарушение адаптации или проблемы в его жизни, которые ему решить не под силу. В зависимости от того, что обнаружит доктор, можно будет решить, какой именно объем помощи понадобится.

Возможно, это будет психотерапия, а возможно потребуется применение психотропных веществ. В основном в этом случае речь идет о курсе антидепрессантов, транквилизаторов или нормотимиков (препараты, уравнивающие настроение). Я сама — не большой сторонник транквилизаторов, так как они тоже способны вызывать зависимость. И, конечно, таблетки проблемы не решают и новым навыкам не учат. Нужна психотерапия.

И все это будет довольно плохо работать, если у подростка не будет поддержки семьи. Если на него будут смотреть как на предателя и сумасшедшего, которому нельзя доверять. Возможно родителям самим нужно будет посмотреть на себя со стороны и предпринять шаги к изменениям внутри семьи.

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *