Раздражают родители – «Почему нас так раздражают и бесят наши собственные родители, наша плоть и кровь?» Мужской взгляд

«Почему нас так раздражают и бесят наши собственные родители, наша плоть и кровь?» Мужской взгляд

Наш постоянный колумнист Александр Зантович рассуждает о том, почему нас так бесят порой собственные родители — и как быстро и метко жизнь нам за это мстит.

Помню, когда в юности выпивали где-то с друзьями, меня раздражал и ставил в тупик тост «за родителей». Отчасти потому, что в душе я еврей. Как человек практичный я не понимал, зачем говорить тост за людей, которых рядом нет? Какая в этом выгода?

А с другой стороны, ну что за тост такой? Мы только что повзрослели, оперились, мнили себя независимыми и сильными. И тут — родители!

Фото: adme.ruРаботы мастера-кукольницы Ирины Верхградской из серии «Дорогие мои старики»

Казалось, что произносивший — маменькин сынок, которому безусловная любовь к предкам внушена побоями. Знаете таких деток: всегда причесанные, аккуратные, тихие, в музыкальную школу ходят на скрипку и, естественно, терпят издевки сверстников…

Когда ты молод и горяч, о родителях как-то думаешь больше в том ключе, что они мешают тебе развиваться. Куда-то не пускают, не одобряют твои решения, твою личную жизнь, то, как ты одеваешься. Еще и денег не дают.

И чем дальше в лес, тем больше они бесят. Потому что ты становишься на ноги, а они становятся старше.

Говорят, что со временем черты лица у человека начинают отражать те эмоции, которые он чаще всего испытывал. Был грустный — будет грустное лицо. Улыбался — веселое.

Точно так же и с мозгом. Со временем мысли привыкают ходить по одним и тем же дорожкам — и со временем родители начинают повторяться. Они говорят тебе одно и то же, поучают одинаковым образом, рассказывают одни и те же анекдоты и семейные истории. Причем ладно, если это истории их собственной юности. Очень часто это рассказы о тебе, причем не самые лицеприятные. Вроде того, как в три года ты пропахал носом асфальт или ревел под новогодней елкой в детском саду (а все веселились и смеялись), или ушел утром в школу и забыл портфель.

Фото: adme.ru

Собираешься на какой-то семейный праздник и уже заранее знаешь, кто что скажет. Просто терпишь и улыбаешься в нужных местах.

И ладно бы это только историй касалось. Чем старше человек становится, тем хуже у него характер. То есть черты, которые в молодости маскировались как-то, выделяются все более явно. Старики становятся угрюмыми, капризными, они жалуются на молодежь и нынешние порядки, всячески чудят. И если родители раньше просто не ладили друг с другом, то стареющие родители могут ругаться днями напролет или вообще друг с другом не разговаривать.

А еще родители выходят на пенсию. Тогда у них появляется куча свободного времени, которое будет потрачено на вас. Хотите вы этого или нет. Им скучно, мало чего в их жизни происходит, общения не хватает. Поэтому они живо интересуются тем, что происходит с вами. Выспрашивают, чем живете, как самочувствие, хорошо ли питаетесь. Для девушек — отдельный раздел некорректных вопросов: когда выйдешь замуж/ родишь ребенка/ второго/ третьего…

Фото: adme.ru

Не дай бог рассказать родителям о какой-то проблеме! Случится страшное: они об этой проблеме будут думать. А потом звонить, спрашивать, как оно продвигается, предлагать решения, разумные с точки зрения их жизненного опыта, который может быть нерелевантен. И будут продолжать это делать, даже если инцидент исчерпан давно.

Нельзя не снять трубку. Нельзя уйти от разговора. Многие беседы вообще начинаются со слов: «Почему ты мне не звонишь?». А как успеть тебе позвонить, если ты сама мне звонишь по пять раз в день! Но невозможно от этих разговоров отмахнуться или не принимать их всерьез, ведь связь с родителями у нас самая прочная.

Сколько на свете мужиков, которые всю жизнь ведут борьбу с авторитарной мамой! Раз за разом они оскорбляют и обижают женщин, доказывая себе, что они — мужчины. Им и самим обычно невдомек, что их нынешние женщины ни в чем не виноваты. А все дело в каких-то полузабытых детских обидах и эпизодах. В том, что хотелось почувствовать свою мужественность, а получал: «Куда пошел?», «Мама лучше знает!», «Не смей хамить матери!» и «Шапку надень!».

С другой стороны, полно девушек, которые всю жизнь ищут парней, максимально не похожих на своих доминирующих отцов. Что дает нам, тихим и покладистым подкаблучникам, отличные шансы.

Есть мнение, что все мы строим свои отношения или так, как было у наших родителей, или с точностью до наоборот, ни в коем случае не желая повторить их модель. Так или иначе — все оттуда, все из семьи, все из детства.

Фото: adme.ru

Почему нас, вполне взрослых и самостоятельных, так плотно держат эти скелеты из наших детских шкафчиков? Почему нас так раздражают и бесят наши собственные родители, наша плоть и кровь?

Психологи говорят, лучше всего нас выводит из равновесия то, что есть в нас самих. А родители — это же максимально близкие нам люди! Опять же, хотим мы этого или нет, значения не имеет. Наполовину ты мама, наполовину — папа. В том числе со всеми их недостатками!

Поэтому нас это все так цепляет, так трогает. Когда родители хандрят, обижаются, лезут не в свои дела, мы бесимся. Потому что мы сами такие. Примерно половина отвратительного — от папы, и почти половина — от мамы. А родителей, как и руководство, не выбирают.

Фото: adme.ru

А потом наступает перелом. Рубеж, после которого восприятие делает резкий разворот (как говорят сетевые эксперты, «на все 180 градусов»), и вдруг становится все на свои места. Как будто в голове кто-то выключателем щелкнул!

Как тут не вспомнить анекдот об удивительной скорости звука. Когда родители говорят тебе что-то, а доходит через тридцать лет.

Все становится ясно в тот момент, когда ты сам становишься родителем. По мере того, как твое чадо растет, оно все больше превращается из милого улыбающегося пупсика в колючего подростка. Живет в твоей квартире, клянчит у тебя деньги и потом, не моргнув глазом, рассказывает тебе, что ты неправ и ничего в этой жизни не понимаешь.

А ты ходишь за ним и бубнишь одни и те же советы: учись, получай знания, заводи знакомства… Рассказываешь одни и те же истории: как он смешно учился говорить, как испугался верблюда в зоопарке, как пытался вставить спицы в розетку. И бубнишь, как заведенный: почисти зубы, постриги ногти, приберись в комнате, застегни куртку… И сам того не замечая, произносишь сакральную и древнюю, как сама жизнь, родительскую мантру: «Шапку надень».

Да, люди смешные. Не верьте тем, кто утверждает, будто мы способны учиться на чужих ошибках. Свои ошибки всегда и роднее, и полезнее.

Только став родителем, ты понимаешь, что же твои старики имели в виду. О чем они твердят тебе все время.

О том, что ты дорог. О том, что ты нужен. О том, что ты любим. Как бы эта любовь ни выражалась.

Фото: adme.ru

Все эти звонки, разговоры, советы и нравоучения; все эти семейные истории, унизительные эпизоды из твоего детства, все эти неудобные вопросы о твоей жизни — все это забота. Все это — любовь.

И когда смотришь на родителей сквозь призму своего опыта, в душе наступает мир. Наполовину я отец, наполовину — мать. Но почему, черт возьми, меня это раздражало и расстраивало раньше?

Сидишь на семейном празднике, наблюдаешь, как они между собой общаются, люди, которые больше времени провели вместе, чем порознь. Слушаешь одни и те же семейные истории, в том числе те, где ты маленький, неловкий, глупенький. Киваешь и улыбаешься в нужных местах. Но по-другому, искренне.

И какие же они хорошие! Такие милые! Такие классные!

Фото: adme.ru

Такие родные!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

lady.tut.by

«Дочь, что-то ты меня бесишь». Почему родители раздражаются, а дети отдаляются от них

«Как-то раз я пришел к маме и спросил, что значит слово из трех букв, которое я прочел на заборе. Она не стала кричать: «Забудь навеки, не повторяй никогда». Она сказала: «Садись, поговорим».

Писатель, телеведущий и психолог Андрей Максимов размышляет о причинах раздражения и конфликтов между родителями и детьми.

– Раздражение, которое возникает у нас, взрослых, на подростков в связи с особенностями их характера, взросления – почему вы сами захотели поговорить на эту тему?

Я пишу книгу «Обойдемся без педагогики», рассчитанную на родителей, которые хотят воспитывать детей самостоятельно. Сидел, редактировал одну из глав, решил отвлечься и наткнулся на «Правмире» на отличное интервью с психологом Кириллом Хломовым на эту тему, за которое вам огромное спасибо. И мне захотелось высказаться.

Нет науки педагогики – есть система дрессуры одних людей другими людьми.

Нет никакой специальной детской психологии, как нет психологии человека, вышедшего из тюрьмы, психологии старика или психологии пассажира в метро. Есть одна психология людей со своими нюансами. Однако отовсюду только и слышно о детской психологии, будто дети не люди, а придурки, а вершина их придурковатости – подростковый возраст.

Существует масса стереотипов, например, что «в подростковом возрасте дети становятся безумными, потому что так природа захотела, а почему – не наше дело» или «подросток начинает чувствовать себя по-другому, у него гормоны играют». Раз так, родителю нужна инструкция, как вести себя с неадекватным существом. Но это ошибка, потому что если и есть сложный переходный период в жизни человека, то это возраст с трех до пяти лет. В это время у ребенка меняется восприятие мира, открываются глаза на то, что, кроме мамы (всегдашнего центра мироздания, дающего тепло, комфорт и еду), существуют и другие люди. Если к человеку относиться по-человечески с рождения, никакого подросткового бунта не будет. Гормональные изменения провоцируют бунт только в том случае, если предыдущая «рабская» жизнь ребенка дала для этого основания.

Раздражение на детей, по-вашему, чувство противоестественное?

Психолог Хломов утверждает, что наше раздражение – естественное и понятное чувство. Подросток выглядит как большой, ведет себя как маленький, а это неправильно, ведь взрослый не должен вести себя как малыш.

На мой взгляд, раздражение – это противоестественно. Если, скажем, жена все время раздражает мужа (или наоборот), брак долго не продержится.

Ведь кто определяет «правильно/неправильно»? Ну конечно, родитель, который привык, что маленький ребенок всецело ему подчинен. А еще это определяет педагогика – наука дрессуры детей взрослыми. Но в какой-то момент выясняется, что ребенок хочет вести себя самостоятельно, так, как хочет он. И – будьте любезны – раздражение родителей естественно?

«Почему мы с ребенком стали врагами?» Андрей Максимов – о самом частом вопросе родителей

Знают ли родители о том, что говорили в один голос Януш Корчак, Мария Монтессори, Константин Ушинский – великие педагоги? «Учитесь у детей, если хотите, чтобы мир стал лучше. Не говорите детям, как надо, лучше прислушайтесь к ним». Но родителям дела нет до великих учителей. Родители «посмотрят строго» (если ребенок делает что-то неправильно), чтобы он отреагировал, а если нет, тогда на него будут раздражаться. Иными словами, «родители строги в интересах ребенка», что, на мой взгляд, в высшей степени лукавство.

Поясните, пожалуйста.

На консультацию ко мне пришла женщина. Она жаловалась на четырехлетнего сына, который берет книги с полки, листает и кидает на пол. «Разве вас не радует, что он берет и читает книги?» – спросил я. «Нет, меня огорчает, что кидает», – ответила она. Да, можно выдрессировать ребенка как льва. Правда, лев будет прыгать через огненное кольцо только тогда, когда рядом дрессировщик с кнутом и кормом. Как только дрессировщик уйдет, зверь перестанет прыгать. Мы редко задумываемся, но на этом основана система современного «воспитания». Именно поэтому дети следуют требованиям родителей только тогда, когда они рядом. В таком воспитании корень зла.

Почему мама раздражается на дочку, которая долго спит, или на сына, который огрызается или кидает книгу? Ей просто не нравится то, что делает ребенок. Она игнорирует факт, что ребенок – человек, который может хотеть погулять подольше, а потом поспать, у которого настроение не самое лучшее или книга ему наскучила. Подросток – придурок. Вот и весь ответ. Его надо воспитывать так, как я считаю верным. Вот и весь рецепт.

До поры до времени дети нам послушны, но однажды они вырастают. Продолжать относиться к ребенку, как к младенцу, подневольному и управляемому существу, становится невозможно.

Ребенок не готов терпеть такого к себе отношения и сопротивляется. Мы – раздражаемся.

Если отбросить внутренние психологические вещи, которые часто не имеют отношения к детям (проблемы на работе у родителей, их плохое самочувствие и прочее), проблема раздражения сводится к одному: дети ведут себя не так, как мы хотим.

Любая мать относится к ребенку, как к своей плоти и крови. Поэтому-то трехлетний малыш, падая, смотрит на маму, он воспринимает мир через нее. Если мама говорит: «Ой, ты ушибся, бедный», ребенок тут же пускается в рев. Если слышит: «О, как же удачно ты упал!», он даже не попытается пустить слезу.

Чем взрослее ребенок, чем дальше удаляется он от матери, тем больнее это для нее. Выходит, мать раздражается, потому что не может принять, что ребенок хочет жить так, как он хочет.

Никогда не рассказывал, потому что не спрашивали

Не кажется ли вам, что раздражение родителей на подростков выходит за рамки «подросток = придурок»? 

Дети – наше зеркало, они отражают то, что видят рядом. Если мама раздражается на ребенка, он станет копировать ее в ответ. Если такая форма общения принята в семье, он будет просто ее повторять. Стоит ли удивляться, что, когда вы возвращаетесь вечером после работы, вас встречает отпрыск, который может сказать вам грубость. Самый простой способ перестать раздражаться – подойти к зеркалу, посмотреть на себя и спросить: а как я обычно разговариваю со своим ребенком?

Андрей Максимов с сыном

Вообще, задача родителя не воспитывать, а защищать детей в самом широком смысле. Если мама до тринадцати лет ребенка не говорила с ним по душам (увы, в большинстве семей с детьми вообще не говорят), гарантирую, в четырнадцать лет начнутся проблемы.

Откуда такая уверенность, при чем здесь разговор по душам?

Многие ли родители могут похвастаться, что знакомы со своими детьми, знают, чего они хотят, каковы их ценности, мечты, желания? Уверяю, немногие. На лекциях я часто спрашиваю об этом. Мало того, что люди ничего не знают о своих детях, они и не хотят знать. Но в этом и состоит причина, по которой дети становятся нам чужими, раздражают и бесят.

Однажды на консультацию пришла мама с дочкой. Я спросил девочку, верит ли она в Бога.

– Да, конечно.

– А Он какой?

– Большой и на небесах.

– Старый?

– Ну зачем вы спрашиваете ерунду? На небесах постареть невозможно.

Это говорит девочка девяти лет.

Тут мама удивленно приподнимает бровь и говорит:

– А почему ты мне об этом никогда не рассказывала?

– Так ты меня никогда не спрашивала.

Этот пример иллюстрирует простую мысль: родители не говорят с детьми. Они находят время на проверку уроков, бесконечные замечания, ругань, к которым и сводится общение. Большинство не находит даже минуты просто поговорить по душам. Каждый ребенок что-то думает про смерть, жизнь, про верность, честь, ложь, предательство. Если в семье есть доверие, тогда, как мне кажется, у подростка не будет бунта переходного возраста, который сделает жизнь близких невыносимой.

Раздражение как некоторая часть нашей жизни есть у всех. С этим странно спорить. Вас, например, могут раздражать толстые люди в очках, но это нисколько не будет мешать нашему диалогу, если один собеседник к другому испытывает уважение. Так почему в обыденном общении с посторонними мы смиряем себя, а с детьми – нет?

Я убежден, если в семье есть доверие, если родители понимают, что оценки в школе – это для унижения детей, если знают, что то, как ребенок учится в школе, не значит ничего для его будущего, если догадываются, что главное – это нашел ли ребенок призвание, тогда переходного возраста не возникнет, как не возникнет раздражения.

Одно дело – поговорить за чашкой чая о страхе смерти, и совершенно другое – раздражение. Приходишь с работы, а тебя встречает ребенок, который почему-то отказывается накрыть на стол, грубит и огрызается.

Если мать может сказать:

«Дочь, чего-то ты меня бесишь, давай подумаем, что с этим делать»

– это и есть история про доверие. Они вместе решают проблему. Но большинство родителей, с которыми я разговариваю, не обсуждают с детьми, что чувствуют и думают о них.

– Почему, – спрашиваю такую мамочку.

– Ну как? Дочка же еще маленькая.

А между тем девочке одиннадцать лет. Простите, но она и в пятнадцать, и даже в восемнадцать останется для мамы маленькой. Мало того, что дети все понимают, они невероятно логичны. Есть такая известная история. Мать подходит к дочке и говорит: «Меня никто не любит». «А ты у всех спросила?» – отвечает малышка. Ее слова абсолютно логичны.

Такой же пример приводит Януш Корчак.

Одного подростка спрашивают, кем он мечтает быть. «Волшебником», – отвечает парень. Поднимается хохот. «Да я знаю, что буду в банке работать, но меня же спросили, кем я МЕЧТАЮ быть».

Есть масса вещей, которым можно учиться у детей. Прежде всего естественной логике. У детей можно спросить, что вам делать, чтобы не раздражаться. Но нет, мы бежим тут же к психологам или выкладываем свои вопросы в чат в соцсетях, предавая тем самым собственных детей. Мой сын как был моим главным советчиком с его пяти лет, так и остался.

И что же может посоветовать ребенок в таком юном возрасте?

Однажды мне позвонила продюсер. Мы долго в резкой форме обсуждали программу, кричали друг на друга. Сын в это время рисовал рядом. Ему было лет одиннадцать. Когда я положил трубку, он сказал:

– У вас ничего не выйдет.

– С чего ты взял?

– Да вы не любите друг друга.

Его никто и никогда не учил: «Андрюша, запомни, чтобы у людей что-то вместе получалось, надо друг друга любить!» Он просто почему-то знает это.

Мы рождаем ребенка для мира, а не для себя 

Вы не согласны, что за 13-15 лет жизни с ребенком можно устать от родительства и начать раздражаться, потому что он все еще ведет себя как младенец?

А от любви можно устать? Рождение ребенка в семье – это ворох проблем, которые надо решать. Это понимают все. От проблем можно повеситься не через тринадцать лет, а гораздо раньше, уже через пять. Правда, устать можно только в том случае, если относиться к родительству как к бесконечному решению проблем. А можно же по-другому.

Ребенок – это радость, смысл и только в последнюю очередь проблемы. Попробуйте у матери отнять ребенка. Она с ума сойдет.

У вас есть собака? От нее много проблем? А радости? Или вот человек на огороде растит картошку и помидоры. У него есть проблемы? Колорадский жук, фитофтора, столбики, подвязка. Но помидоры – это радость или нет?

Ребенок – не помидоры с картошкой и даже не собака. Если подходить к ребенку с мерой «я отвечаю за него», «с рождением ребенка появляется куча проблем» – тогда это ужас, а не жизнь.

Только представьте, Бог прислал человека, который похож на вас… Помню, жена позвала меня посмотреть, как спит мой трехлетний сын. Я разрыдался от умиления. Никто не учил его так класть руки, так сворачиваться, а он спал, как я.

Но почему же в 15 лет ребенок вдруг перестает доставлять радость?

– Помню, моя мама сказала: «Я проживаю с тобой жизнь. Я пошла с тобой в сад, в школу, у меня была первая любовь…» Это один подход, когда мать стоит рядом все время, чтобы подхватить, если упадешь. Бывает другой, когда родители живут ЗА ребенка, хотя он этого не хочет. В этом случае в подростковом возрасте будет куча проблем.

Хотите сказать, взрослые чувствуют, что ребенок их обкрадывает, лишает радости, которую они привыкли испытывать?

Ребенок начинает лишать нас того, к чему мы привыкли. Он лишает нас главного.

Чего же?

Нас могут не уважать на работе, может не сложиться карьера, но ребенок нас слушается всегда. Скажешь ему: «Принеси тапочки» – принесет. Учиться надо на пятерки – старается. Туда не ходи, с тем не дружи – все исполняет. Тут вдруг перестает подчиняться. Заявляет, что хочет быть не банкиром, а футболистом. Вы можете себе это представить, наглец какой!

Что делать, чтобы этого ужаса не было?

Понимать, что мы рождаем ребенка для мира, а не для себя. Родили, прекрасно. Теперь стойте в стороне, чтобы прийти на помощь, когда ему будет плохо. Родительский дом – место, куда можно прийти. Родительский дом не должен ходить за человеком, хотя большинство родителей считают, что должен.

Дмитрий Муратов, главный редактор «Новой газеты», сказал однажды: «Дети – не пенсионный фонд, в который мы вкладываем, чтобы потом нам вернули». Мы растим детей просто так. Они вырастают, уходят, живут своей жизнью.

Родители раздражаются, когда обнаруживают, что дети не собираются проживать жизнь родителей вместе с ними.

Чем подростковый возраст отличается от детского? Ответственностью, желанием отвечать за собственную жизнь. Достигшему подросткового периода ребенку одни говорят: «Ну слава Богу! Теперь, если понадобится, буду помогать, а так сам давай». Другие: «Как это – отвечать сам? Да ты не умеешь ничего».

Корчак пишет об этом: «Взрослые живут с ощущением, будто ребенок только и хочет попасть под машину, сгореть в костре и утонуть в реке. Ощущение это обманчиво. Ничего такого ребенок не хочет. Кажется, если мы не скажем «не лезь в костер», он сгорит. Да он просто не полезет».

Родители заставляют, дети обязаны

Лиса, которая учит лисят не покидать нору, пока она охотится, покусывает их за бока. Нам в голову не приходит сказать лисе, что это неправильно… Вести вперед, показывая, где брод, где болото – разве неверно?

Да не это делают родители. Они говорят, с кем хорошо дружить, а с кем плохо, как правильно жить, какие книжки читать, а какие фильмы смотреть нельзя. Тринадцатилетний мальчик говорит маме: «Я влюбился». Она отвечает: «Рано тебе. Иди лучше на пятерки учись». Он: «Мечтаю быть футболистом». Она: «Иди Шекспира читай, на лето задали».

– «Я хочу только конфеты, суп не люблю». Так мы договоримся с вами, что и обедать не обязательно, дети же знают, что им полезно, они логичны.

Я снимал фильм на кондитерской фабрике. Уносить ничего нельзя – есть можно все. Один день ешь конфеты, больше не лезет. Ну поест у вас ребенок один день сладкое. И? Поймите, заставляя есть суп вместо конфет, мы демонстрируем пресловутую логику «дети – идиоты», «без супа он сдохнет». Если вас заставлять делать что-то неприятное, отвратительное, вы будете сопротивляться. А детям нельзя. Они обязаны подчиняться. Родители заставляют их что-то делать, не пытаясь объяснить, почему и для чего это нужно. «Если не заставлю сына делать уроки, он будет целыми днями валяться на диване», – только и слышу на своих встречах с родителями.

Почему вы с мужем договариваетесь, чтобы он после работы приходил домой, вечером выносил мусор, покупал продукты по субботам, а детям приказываете?

Знаете, почему? Во-первых, приказывать проще, чем договариваться. Во-вторых, так учит педагогика, которая считает детей нелепыми, смешными существами, которых нужно воспитывать. Как это он хочет обедать в любое время? Нет, неправильно. Пусть ест со всеми. Но именно в этой ситуации отсутствия логики и возникают проблемы подросткового возраста, конфликты, раздражение, непонимание и отвержение друг друга.

Взрослому начальник говорит: «У нас правила в офисе. Приходишь утром и трижды бьешься лбом об пол. Понял?» «Не понял, но буду делать». С детьми это не работает. Если вы скажете ребенку, что соскучились, хотите видеть его за одним столом, чтобы пообщаться, а обедать будете в 14.00, потому что к этому времени будет готова еда, и вообще вы очень старались – это будет логическим объяснением и не вызовет конфликта. Просто прикажете без объяснений – будет ссора.

Родители часто исходят из того, что ребенок хочет им зла. Он не выполняет работу по дому, игнорирует просьбы, потому что злой, вредный, только и ищет способ насолить. Поверьте, все дети хотят помогать, это родители не дают им. Если привлекают к помощи, то чаще через насилие, не относясь к детям как к людям.

Доверие, которое есть у детей к родителям до 3 лет, в 95% случаев к подростковому возрасту исчезает. Отсутствие доверия не должно быть предметом раздражения. Это может быть лишь предметом разговора.

К детям нужно идти с вопросами, а не с ответами 

Стань логичным, и всякое раздражение по отношению к подростку исчезнет?

Нужно понять, зачем нам даны дети. Они нам даны, чтобы не забыть, что мы люди, и да, чтобы учиться у них законам логики.

Каждое следующее поколение нарушает правила предыдущего. Разрушать правила – заложено в их природе. Без этого мир не устоит.

Лучшая книга по воспитанию детей – «Приключения Буратино». Это метафора воспитания. Папа Карло хочет сделать из полена красавца, а получается длинноносый человечек. Папа Карло на последние деньги покупает курточку и азбуку, мечтая, что Буратино будет учиться в школе. Буратино далеко посылает Карло, потому что решает, что учиться хочет по-своему, не у школы, а у жизни.

Чем кончается сказка? Тем, что Буратино находит золотой ключик и ведет папу Карло в царство сказки, которое папа даже не замечал! Так в жизни и происходит: родители пытаются вылепить ребенка так, как хотят, потом пытаются учить так, как им кажется правильным, но только сами дети находят золотой ключик и ведут родителей в царство сказки, а не наоборот.

И здесь мы подходим ко второй проблеме, о которой я упоминал. Призвание. Ни одна школа не заточена на то, чтобы раскрыть в ребенке потенциал и призвание. Но что такое счастье? Любимая работа и любовь. Даже не здоровье. Ник Вуйчич, у которого нет ни рук, ни ног, счастлив, потому что у него есть работа и любовь.

Я уверен, 50% счастья зависит от призвания. Вместо того, чтобы искать призвание, родители требуют учиться на пятерки, «потому что нужно быть гармонически развитым человеком». Это при том, что историю во все времена двигали гармонически недоразвитые люди от Пушкина до Черчилля.

Про Пиросмани говорили, что у него нет способностей, но его имя знает весь мир. Думаю, он был бы глубоко несчастным человеком, если бы не рисовал. Пушкина упрекали за то, что пишет ерунду: «Так нельзя, равняйся на Державина», – пеняли ему.

Призвание – это сильное желание что-либо делать. Дело родителей – предложить ребенку варианты, дело ребенка – выбрать.

Как обычно происходит? «Ой, ты такая пластичная, гибкая – иди-ка, дочка, в танцы, у нас же бабушка еще танцовщицей была». «Ого, какой слух, быть тебе скрипачкой!» «Надо же, потрясающая скорость и пальцы длинные – решено, станешь, сынок, волейболистом». «Все девочки должны играть на фортепьяно, тем более, что у тебя есть слух». Так же родители выбирают будущую профессию: «У нас связи в министерстве, банке, отец – юрист, и ты будешь…» Дети – роботы, которые сами-то без мозгов, мы за них решим, а их дело – беспрекословно подчиниться.

Я уверен, если с детства ребенок привыкает решения принимать сам, он не будет вас раздражать в своем подростковом возрасте. Одна из причин нашего раздражения – идиотский выбор детей (во всех смыслах), который они делают, потому что не привыкли выбирать. За них все время выбирали взрослые. Психологи говорят, что есть два типа людей. Одни заходят в комнату со словами: «Здравствуйте, это я». Другие: «Здравствуйте, это вы?» Первый вариант практикует абсолютное большинство родителей: здравствуй, ребенок, это я. Сейчас я расскажу тебе, как тебе жить.

К детям нужно идти с вопросами, а не с ответами. «Здравствуй, это ты? А как ты хочешь жить? Что тебе интересно? О чем мечтаешь?» Убежден, если жить по второму сценарию, если руководствоваться правом ребенка думать, мечтать, выбирать, решать, конфликтов и раздражения между детьми и родителями удастся избежать.

Поиск призвания и доверие – вот ваш рецепт от конфликтов?

Да, все просто. Спросите себя, когда в последний раз ребенок приходил к вам с проблемой. Не с «дайте денег на кино», а с исповедальной – «я влюблен и не знаю, как поступить». Увы, у подавляющего большинства взрослых такого опыта вообще нет.

Подростки – философы. Им важно понять, как жить, что такое любовь, отношения… Либо они говорят с вами об этом, либо нет и тогда раздражение, недопонимание, конфликты становятся вещью неизбежной. Что делать? Выстроить отношения так, чтобы ребенок знал, что в семье его всегда будут пытаться понять.

Как-то раз я пришел к маме и спросил, что значит слово из трех букв, которое я прочел на заборе. Она не стала кричать: «Забудь навеки, не повторяй никогда». Она сказала: «Садись, поговорим».

Родители должны выстроить отношения так, чтобы способом решения любой проблемы был разговор. Не приказ, не урок, не нравоучение, а диалог. Возможность диалога, собеседник, готовый разделить переживания, признание за ребенком права быть человеком со своим миром, своими открытиями и трагедиями – вот рецепт, чтобы не встречать регулярно на пороге отпрыска, кричащего: «Сама делай, раз тебе надо», «Отстань, мне некогда».

www.pravmir.ru

Почему бесят родители

Своих родителей мы, конечно, любим. Но иногда они выводят просто ужасно! Вот вроде ты старался-старался, что-то делал, а они потом все равно недовольны. Почему? Вроде должны похвалить… Решили разобраться, что движет близкими людьми, с психологом Сергеем Зизюком.

Фото: Максим Слижевский, TUT.BYФото: Максим Слижевский, TUT.BYФото: Максим Слижевский, TUT.BYСергей Зизюк. Фото из личного архива психолога.

1. «Почему 9, а не 10?»

Быть отличником не каждому дано. И все-таки, когда попадается тема, которая нам легко дается или мы зачем-то поднажали и реально круто подготовились к уроку, получить девятку возможно. Ура! Естественно, хочется хвастнуть оценкой перед родителями: они-то уж точно такое ценят. Но как всегда что-то идет не так — и вместо похвалы мы получаем очередной упрек. Вот и учись потом нормально.

Что хотели сказать родители: «Я хочу, чтобы ты стремился к лучшему».

Почему они так говорят, объясняет психолог:

— Подобные фразы со стороны родителей — это своеобразный призыв к действию, попытка замотивировать ребенка. Вот только эффект от них непредсказуем. Некоторые начинают стараться больше, правда, не для себя, а чтобы доказать родителям (потом всю жизнь кому-то что-то доказывают). А у других это, напротив, отбивает всякое желание учиться.

Совет для родителей: если ребенок проявил стремление учиться, приложил для этого усилия и добился желаемой оценки, остается только поддержать его стремление — похвалить и разделить с ним его гордость. Хотите замотивировать — выразите свою веру в то, что он может еще лучше, если только захочет и приложит чуть больше усилий.

2. «Горе ты мое» или «ну и что мне с тобой делать»

Кажется, выражение «мамина (или папина) радость» придумали люди, у которых нет детей. Потому что типичный родитель редко когда выражает восторг от нас и наших поступков. Гораздо чаще (по крайней мере, по ощущениям) нам удается их огорчить. Тут-то и идут в ход выражения различной степени эмоциональности. И эмоциональность эта отнюдь не положительная. Почему родители так жалуются, как будто мы их наказание? Самооценка от этого точно не растет.

Что хотели сказать родители: «Я не могу принять свое бессилие».

Почему они так говорят, объясняет психолог:

— Досада по поводу своего ребенка — это попытка разделить с ним ответственность за его же воспитание. Это выражение своих неоправданных ожиданий, но не столько от ребенка, сколько от себя как от родителя. Признать это сложно и неприятно, поэтому проще найти виноватого.

Совет для родителей: никто не знает, как правильно воспитывать детей. Имейте смелость признать свою некомпетентность в качестве родителя. Сотрудничайте со своим ребенком, и он сам подскажет, как его воспитывать.

3. «Ну и куда ты в этом собираешься?»

Вечная проблема — несовместимость вкусов старших и младших поколений. Мы не понимаем, что такого модного в классическом костюме по фигуре, они — что классного в ужасных кроссовках или огромной куртке, из которой торчит только голова. Ок, но им какая разница? Мы ведь не заставляем родителей носить нашу одежду. Зачем ее комментировать? Только бесит.

Что хотели сказать родители: «Я боюсь, что о нас подумают другие».

Почему они так говорят, объясняет психолог:

— Как известно, встречают по одежке. А о родителях судят по ребенку, в том числе и по тому, как он выглядит. Поэтому часто стремление напялить на ребенка что-то «приличное» обусловлено не только разницей во вкусах, но и желанием показать другим, что мы — «приличная семья».

Совет для родителей: позвольте ребенку проявлять свою индивидуальность. Если ему хочется выражаться через внешний вид — пускай выражается. Лучше так, чем по-другому. Запреты только усугубят ситуацию и приведут к протестам. Важнее, насколько ваш ребенок счастлив на самом деле, чем то, как это выглядит со стороны.

4. «С прошлой прической мне больше нравилось»

Юность — время экспериментов. И конечно, нам хочется попробовать разные виды челок, розовые и рыжие волосы, экстремально короткий «хаер» и иногда даже что-то типа ирокеза. Вместо поддержки родители часто высказывают неодобрение: некоторым просто запрещают (серьезно!) «издеваться над волосами», а некоторым цедят сквозь зубы: «С прошлой прической мне больше нравилось». Уверенности в себе не прибавляет. Зачем они так говорят?

Что хотели сказать родители: «Мне страшно от того, что будет дальше».

Почему они так говорят, объясняет психолог:

— Если в детстве родители сами решают, как постричь ребенка и во что его одеть, то подростковый возраст — это время, когда с его мнением уже приходится считаться. Поэтому часто за недовольством родителей новой стрижкой или другими модификациями с внешностью стоит собственный страх потери контроля над ситуацией.

Совет для родителей: поле для выражения своей индивидуальности в подростковом возрасте весьма ограничено. Большую часть времени занимает школа, которую ребенок посещать обязан, учебная программа для всех одинакова, да и школьная форма явно не способствует самовыражению. Остается прическа, у девушек — ногти и макияж. Таким образом, эксперименты с внешностью представляют собой некоторый вариант компенсации, это нормально и бояться тут нечего. Со временем, когда появляется больше возможностей для своей реализации, модификации с внешностью теряют свою актуальность.

5. «А чего так поздно?»

Наконец можно расслабиться и пойти потусоваться в выходные с друзьями. Конечно, родители волнуются и спрашивают, когда мы вернемся, чтобы понимать, искать вас с собаками по району или еще нет. И мы, как сознательные дети, честно говорим: «В одиннадцать». В ответ получаем придирчиво-удивленное: «А чего так поздно?» Вот и что тут ответить? Хотели правду — получите.

Что хотели сказать родители: «Мне интересно, чем ты занимаешься».

Почему они так говорят, объясняет психолог:

— За вопросом родителей «почему так поздно?» часто скрывается другой: «что ты делаешь всё это время?». Спросить напрямую — страшно, потому что можно получить ответ «не твое дело», а вместе с ним и поле для фантазий. Разумеется, самых страшных и тревожных.

Совет для родителей: хотите знать, чем занимается ваш ребенок в свое свободное время, — спросите его об этом прямо, но право ответить, не ответить или соврать остается за ним. Рассчитываете на правдивый ответ — позаботьтесь о том, чтобы вам хотелось доверять.

6. «Это ты сам (-а) придумал (-а) или тебе друзья подсказали?»

Поехать на выходные в Гродно, записаться на таэквандо, сделать челку и пригласить девушку на свидание в аквапарк. Обычно многие наши идеи родителям не заходят. Реагируют они на это вот такой канонической фразой. Наверное, надеются на то, что это не их дите такое глупое, а его друзья. Ну, кто знает.

Что хотели сказать родители: «Я боюсь перестать быть важным для тебя».

Почему они так говорят, объясняет психолог:

— Подростковый возраст — это переходный период от детства к взрослости. Время, когда на первый план постепенно выходят собственные интересы и возрастает значимость своих социальных контактов, в то время как влияние родителей постепенно отходит на второй план. Родители это видят, чувствуют и боятся этого.

Совет для родителей: ребенок взрослеет и становится более самостоятельным в принятии решений — это повод для радости, а не для страха. Не думайте о нем как о безвольном существе. Даже если какую-то идею ему и подкинули друзья, конечное решение все равно принимает ваш ребенок. И это вовсе не означает, что вы перестанете занимать важное место в его жизни, меняется количество вашей значимости, а не ее качество.

7. «И тебе это нравится? Как ты это слушаешь?»

Когда дети слушали Nirvana, родителям не нравилось. Теперь дети слушают Макса Коржа, родители тоже в непонятках. Неудивительно: классика жизни. Но зачем они комментируют наши вкусы? Мы же им не мешаем и их плейлист никак не унижаем. И что вообще отвечать на эти нападки?

Что хотели сказать родители: «Я боюсь перестать понимать тебя».

Почему они так говорят, объясняет психолог:

— А это тот случай, когда родители действительно чего-то не понимают. Не нужно воспринимать подобные вопросы как унижение, если после них вам не навязывают Стаса Михайлова. Отнеситесь к этому скорее как к проявлению интереса со стороны родителей. Что на это ответить? Только то, что спрашивали: «Да, нравится. Слушаю с удовольствием».

Совет для родителей: времена меняются, вкусы поколения тоже. Не спешите критиковать то, что для вас ново. Постарайтесь распробовать, поделитесь с ребенком тем, что сами слушали в его возрасте. Не сойдетесь во вкусах — не страшно, никто из вас ничего не потеряет, зато есть возможность приобрести еще одну тему для общения и обмена мнениями.

От редакции: тем более, кое-что из нового и старого иногда не отличить. Вы уже пробовали разобраться, где Олег ЛСП, а где — Газманов в нашем тесте?

8. «Что это за слова такие?»

Ну, такие. И мы даже не о матерных говорим — их-то мы вряд ли скажем в присутствии родителей. Иногда под раздачу попадает простой «придурок» или «фигня». А что такого-то? Вон даже на новостном портале такое пишут.

Что хотели сказать родители: «Я боюсь твоего взросления».

Почему они так говорят, объясняет психолог:

— В поведении многих родителей существует интересный парадокс: они хотят быть ближе к ребенку, но как только он начинает общаться с ними на равных, в том числе и употреблять в разговоре те же слова, что и со сверстниками, спешат напомнить о субординации, мол, «я тебе не друг/подружка».

Совет для родителей: будем откровенны, в неформальной обстановке и среди взрослых мало кто говорит высокопарным текстом. Поэтому в первую очередь обратите внимание на то, как вы сами разговариваете дома. Если подобные выражения не чужды и вам, ребенком это воспринимается как норма, и тогда его недоумение будет вполне справедливо: почему вам можно, а ему нельзя? Если же в вашей семье несвойственно говорить жаргоном, ненормативные слова ребенка в разговоре с вами скорее могут быть проявлением его эмоций. Вот о них и стоит с ним поговорить.

9. «Ты чего валяешься, лучше бы делом занялся!»

Классика выходного дня. Особенно здорово заниматься делом в 9 утра субботы, когда правда хочется валяться. Не ради вкалывания же нас рожали, в конце концов. Ну и кому, как не взрослым, знать, что переутомление ведет к не очень позитивным последствиям. У нас есть целых пять дней в неделю, когда валяться не получается. Можно нам остальные два? Уверены, родители бы и сами с удовольствием повалялись, будь у них возможность.

Что хотели сказать родители: «Я жду от тебя помощи».

Почему они так говорят, объясняет психолог:

— Потому что родителей точно так же рожали не ради вкалывания и они точно так же остальные пять дней не валялись. Довольно часто решение бытовых вопросов откладывается на выходные дни, в том числе и для того, чтобы избежать переутомления в будни. Верно подмечено, многие родители тоже повалялись бы с большим удовольствием, будь у них такая возможность. Поэтому есть смысл в том, чтобы проявить и свою заботу о родителях: взять на себя часть домашних дел, тем самым частично их разгрузив.

Совет для родителей: приобщать детей к домашним делам справедливо, они так же едят и так же мусорят дома, как и все остальные. Но для этого стоит четко разделить зоны ответственности и предоставить ребенку возможность выполнять свою часть обязанностей в то время, которое он для этого отведет, а не тогда, когда это удобно вам.

10. «А сам ты сделать это не можешь?»

Могу. Теоретически. Но я попросил тебя, родитель. И, наверное, у меня есть на то причины. Я боюсь сломать эту машинку для стирки, я не понял, чем отличается гель и порошок по действию на кафель, и я ни разу в жизни не заправлял принтер и ни в зуб ногой, сколько это стоит и как выбрать специалиста. Уверены, что еще хотите доверить это мне без помощи? Ок.

Что хотели сказать родители: «Я хочу, чтобы ты был самостоятельным».

Почему они так говорят, объясняет психолог:

— Со временем многие вещи прочно встраиваются в наш повседневный опыт и мы забываем, что когда-то этого не знали или не умели (да даже ходить, например). По этой причине родители иногда выражают свое искреннее удивление некоторым просьбам детей. Другой вариант — когда подобные просьбы воспринимаются просто как лень со стороны ребенка и нежелание делать что-то самому.

Совет для родителей: если ребенок подходит к вам с просьбами, не отказывайте ему в помощи. Объясните, покажите, но не делайте за него. В этом и заключается главная задача родителя — адаптировать ребенка к жизни.

news.tut.by

Раздражают родители: ru_psiholog — LiveJournal

Здраствуйте.

Мне 24 года, не женат, живу с родителями.
Мои родители хорошие люди, дружелюбные и веселые, у них много друзей, но у меня они вызывают раздражение.

Всю жизнь, как я себя помню, мои родители былы моими главными критиками. Я всегда был тихим, необщительным и неуклюжим, при этом много читал и хорошо учился, а сейчас неплохо зарабатываю, но их такой расклад не устраивает. Они постоянно упрекают меня — в том, что я ничего не умею, в том, что у меня мало друзей, а теперь еще в том, что я еще не женат. Делают они это достаточно мягко, никогда не повышают голос, но повторенный в тысячу раз вежливый упрек просто выводит из себя. Особенно на фоне того, что к брату отношение намного лучше, потому что он куда больше соответствует их представлениям о том, каким должен быть настоящий мужчина и хороший сын.
Мне до сих пор очень обидно за такое их отношение, за все эти вечные упреки и сравнения с братом.
Обидно за то, что никогда я не чувствовал их поддержки, и мне ее не хватает.

При этом, повторюсь, мои родители хорошие люди, никогда не поднимали руку, у них нет проблем с алкоголем. К тому же, мое детство пришлось на непростое время. Наша семья переехала в Россию почти сразу после моего рождения. Детство пришлось на 90-е, денег не было, жили тяжело.

Последнее время, примерно полгода, они стали мягче вроде бы, стараются как-то сглаживать углы, идти навстречу, но меня это только раздражает. Я могу им грубо ответить, могу отказать в какой-то небольшой просьбе, и вообще веду себя с ними достаточно резко и отстраненно. При этом с другими людьми я себя так не веду, но с родителями мне себя почему-то сложно контролировать. Как с этим справиться?

UPD Хотел бы добавить, что съехать на съемную квартиру нет возможности. Коплю на свое жилье, и тратить деньги на аренду было бы не очень разумно. У меня скорее проблема в том, чтобы оставшиеся пару лет жизни с родителями прожить комфортно, наладить какие-то нормальные отношения.

ru-psiholog.livejournal.com

7 советов психологов для уставших мам, которых бесит все, включая собственного ребенка

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Мамы редко признаются в том, что им трудно быть мамами и что за счастливыми фото в соцсетях прячутся однообразные будни, злость из-за детских криков и вечного беспорядка и раздражение оттого, что ребенок претендует на 100 % твоего времени.

Эта статья не о том, как воспитывать детей, а о том, как поддержать себя. AdMe.ru рекомендует не игнорировать свои чувства и эмоции, а отнестись к ним внимательно. Вот несколько способов преодолеть состояние, когда родительская энергия на нуле.

1. Как проявляется родительское выгорание

7 советов психологов для уставших мам, которых бесит все, включая собственного ребенка

С появлением ребенка любой родитель ощущает, что больше себе не принадлежит. Например, вы хотели принять душ, а малыш проснулся и заплакал. Вроде ничего страшного, но если такие ситуации происходят постоянно долгое время, то накапливается усталость, которая со временем может перерасти в нервное истощение, когда все валится из рук, ни на что нет сил, а ребенок раздражает тем, что ему постоянно что-то от вас нужно. Ощущение «я плохая мать» добавляет ко всему этому еще и чувство вины, а окружающим ваши жалобы кажутся надуманными: у вас же есть стиральная машина и памперсы, а раньше в поле рожали — и ничего.

Но нервная система — такой же орган, как и все остальные, и он тоже может заболеть. Хроническая усталость часто приводит к эмоциональному выгоранию. Это состояние включено в Международную классификацию болезней и имеет несколько стадий: от раздражения по пустяковым поводам до полной апатии. И хотя универсальных способов отремонтировать себя не существует, но направления, в которых нужно действовать, есть.

2. Возьмите себя «на ручки»

7 советов психологов для уставших мам, которых бесит все, включая собственного ребенка

Обычно мы готовы поддержать всех вокруг, а для самих себя у нас остаются лишь команды вроде «соберись, тряпка!» и вина за очередной эмоциональный срыв. Но чувство вины истощает и обессиливает, а все изменения к лучшему происходят только на подъеме душевных сил, на волне веры в себя и желания жить. Когда подступают раздражение или гнев, психолог Людмила Петрановская рекомендует прислушаться к собственным чувствам и не винить себя, а от души пожалеть.

Спросите себя, как вы можете сейчас позаботиться о себе, что сделать, — не потому что это нужно, а потому что хочется и приятно. В конечном счете забота о себе — это забота о близких, ведь для того, чтобы делиться с другими своей энергией, нужно сначала ее получить. Помните, как в самолете? «Сначала наденьте кислородную маску на себя, а потом — на ребенка».

3. Переключите внимание с ребенка на себя

7 советов психологов для уставших мам, которых бесит все, включая собственного ребенка

www.adme.ru

В подростках раздражает то, что взрослые не принимают в себе. Но хуже, если в семье нет конфликтов

«Устал после трудового дня, час ехал домой, думая про недоделанные дела, добрался к восьми вечера и на пороге встретил неприятного и колючего подростка – вряд ли найдутся силы порадоваться ему. Еще больше раздражаешься, если подросток как будто нарывается на конфликт специально, хотя как ему организовать контакт с родителем, если тот сейчас устал, а как отдохнет – убежит на работу? Как получить его ресурсы, внимание?» Стоит ли избегать конфликтов с подростками, можно ли воспитать уважение к родителям и помогут ли в этом традиционные ценности, в интервью корреспонденту «Правмира» рассказывает подростковый психолог Кирилл Хломов.

– «Вы мне должны…», «Не хочу и не буду делать, тебе надо – делай сама». Такие реплики родители регулярно слышат от собственных подростков. Это раздражает. Почему нас может взбесить собственный ребенок?

Кирилл Хломов

Раздражение – это нормально. Первое, с чем мы здесь встречаемся – разница между ожиданием и реальностью. Но если подумать, то и другие люди, не только собственный подросток, раздражают. Почему от общения с подростком ждем только приятных ощущений, будто общение должно доставлять нам исключительно удовольствие? Нас раздражают пассажиры в метро, коллеги на работе, родители в семье. Мы сами тоже кого-то раздражаем.

Важно принять тот факт, что раздражаться – нормальная и естественная часть нашей жизни. В этом нет ничего катастрофического. Куда ужаснее ситуация, когда люди живут и друг друга ничем не раздражают. Это значит, что либо родитель и ребенок так далеко (психологически, физически) находятся друг от друга, что не встречаются, либо находятся в полном слиянии и поглощении друг другом, что уже не различают, где кончаюсь я и начинается мой ребенок.

– «Как ни позвоню, дочь говорит со мной умирающим голосом. Просто достала», – рассказывает мама девочки-подростка. Почему мы все-таки нетерпимы к подросткам?

Любой подростковый протест, да и просто проявление характера – это сепарация, отделение подростка от родителя. Хотя у детей много похожего с родителями, мы разные. По-разному устроенные, по-разному живущие. К подростковому возрасту человек не только начинает сепарироваться, он рискует предъявлять свое мнение и отличия. Одна из задач этого возраста состоит в том, чтобы понять, «какой я отдельно от родителей». В этом подростка могут поддерживать сверстники. Они (как и другие значимые взрослые вне семьи) – ресурс для конфронтации с родителями. На самом деле все это непростая работа для ребенка, который ищет собственные ценности, ориентиры, ответ на вопрос: кто я? какой я?

– С сепарацией все понятно. Непонятно, почему взрослых раздражает «унылый и умирающий голос по телефону» или «неуместная беззаботность, веселость и легкость, когда надо готовиться к ЕГЭ»?

У каждого взрослого есть что-то, что он в себе не принимает. Например, я сам могу иногда говорить умирающим голосом, бессознательно манипулируя другими, но за собой этого не замечаю. Если взрослый не принимает себя имитирующим слабость и тоску, то, заметив подобное в другом, раздражается. В гештальт-терапии этот механизм называется механизмом проекции.

В другом мы видим то, что не принимаем в себе самом. А значит, к такому проявлению всегда будем агрессивны.

Например, в 50-е годы психологами был описан конфликт между детьми и их родителями в вопросе проявления сексуальности. Если взрослый подавлял свою сексуальность, в то время как подросток, напротив, демонстрировал, надевая короткую юбку и делая яркий макияж, то это выводило из себя взрослого. Или другой пример. Ты много работаешь, но не позволяешь себе бездельничать и смотреть ленту фейсбука, пока в раковине лежит грязная посуда и не вынесен мусор. Если в этот момент рядом окажется подросток, который, не обращая внимания на мусор и посуду, беззаботно будет писать что-то в телефоне, конфликт предсказуем. Заметим при этом, если в доме не будет домочадцев (они уехали на море), то мы сами можем расслабиться, даже если посуда не мыта несколько дней и чистых тарелок просто не осталось.

Второй причиной раздражения может являться чувство вины. Почему проявления другого человека, не имеющие к нам отношения, должны нас задевать? Ну, говорит он умирающим голосом, так пусть говорит. Зачем мне нужно, чтобы ребенок был всегда бодрым, веселым или озадаченным и занятым полезными делами? «Если мой ребенок говорит, что ему плохо, он устал, болен…, то что я за мать? Да я плохая мать!» Несчастливый ребенок делает нас виноватым родителем. Но здесь мы сталкиваемся с парадоксом, который не всегда очевиден – человек не может быть всегда счастлив и радостен.

Есть и третий момент. Часто у взрослого есть представления, как должны вести себя мужчины и женщины. И если подросток ведет себя не так, как я ожидаю от взрослых, то это начинает раздражать. При этом девочки чаще раздражают матерей, мальчики – отцов, опять же по принципу – «Я же делаю то, что я должен делать как мужчина, ты уже выглядишь как мужчина, почему позволяешь себе быть другим?» В них нам проще увидеть похожесть, главное, в них легче увидеть то, что не принимаешь в себе и другом.

Фото: iStock

– Бывает, одного и того же родителя раздражают все дети разом. Дочка выводит из себя тем, что тиха и безропотна, сын – потому что дерзок и эмоционален. Почему?

Любой из нас может просто устать, в том числе от материнства, отцовства, от постоянной ответственности, от задачи воспитания, от обязанности заботиться и устраивать в сад, школу, институт… Взрослая жизнь насыщена большим количеством задач. Справляться с напряжением от социальных ожиданий трудно. А тут рядом подросток, у которого возможностей столько же, а обязанностей гораздо меньше. Это и правда может раздражать.

Можно устать из-за отсутствия места, в котором хочется побыть маленьким, одному, без других людей, без того, чтобы быть кому-то обязанным и должным. Мы все нуждаемся в таком пространстве и хотя бы небольшом времени, когда можно ничего не делать.

Если понаблюдать за собой, окажется, что один и тот же подросток может раздражать и не раздражать в разных условиях. Контекст ситуации всегда имеет значение. Например, утром тихий подросток раздражает, потому что медленный, всех тормозит, активный – радует. К вечеру наоборот: тихий устраивает, буйный выводит из себя.

Нередко стыд и раздражение появляются, когда подросток демонстрирует свое буйство публично. Стыдно бывает за его громкий голос, неадекватные выходки, эмоциональные реакции. При этом в личном общении мы можем все это ему прощать. И наоборот. Тихий подросток в публичном пространстве устраивает, а дома, если на предложение сходить вместе в кино, театр, на выставку Репина он отказывается, мы начинаем испытывать ярость, ведь «сам-то он придумать и предложить ничего не может».

Многие родители переживают, оказываясь в точке, где действия своего ребенка воспринимают как действие себя самих. Подросткам свойственно экспериментировать с ценностями, выходить за границы социальных норм. Часто взрослые уже были за этими границами и знают, чем это чревато. Они уже испытывали по отношению к себе осуждение, презрение, отвержение и просто не хотят того же для своего ребенка. Боятся этих переживаний. Стыд, раздражение здесь скорее выступают опережающими реакциями опытных взрослых. Это такой способ управления своей безопасностью, защиты от неприятных переживаний и ситуаций.

– Мать жалуется: ребенок совершенно ничем не помогает дома, весь сосредоточен на уроках и дополнительных занятиях. Учителя в школе рассказывают о подростке как главном помощнике класса, готовом откликнуться на любую просьбу и самую трудную работу. Родитель испытывает противоречивое чувство гордости и негодования одновременно, и это порождает упреки и конфликты.

Семья – сложная система с парадоксальными установками и различными ключевыми условиями для взросления и социализации ребенка. Взрослые в семье ребенка не идеальны, имеют целый комплекс требований и ожиданий в отношении ребенка или друг друга. Семейная система часто организована с некоторыми психологическими дефицитами. Например, у ребенка может быть потребность и готовность делать что-то полезное, получать похвалу, быть сопричастным кому-то, он может просто нуждаться в близости, которой не имеет в семье. В школе вполне могут быть созданы условия, где все это легко реализовать, а в семье – по каким-то причинам отсутствовать. Например, если мать все успевает по хозяйству (содержит дом в порядке), ее за это ценят и благодарят, то есть она получает психологические и личностные блага за сделанную работу внутри семьи, и другой возможности реализовать себя, почувствовать себя важной и значимой в ее жизни нет, то вполне естественно, что добровольно уступать свою возможность ребенку будет бессознательно сложно.

В том случае, когда родитель получает похвалу и значимость недостаточно, он может начать завидовать ребенку, который получает благодарность и признание в обществе, в школе. Чувство, которое испытывает родитель, шире, чем уязвленность. В этом случае раздражение может быть как следствием нарушения каких-то его родительских границ, так и из-за некоторого голода в признании, похвале, принятии, которые испытывает сам взрослый.

Идея о том, что родители могут завидовать детям, звучит довольно странно и сложно, тем не менее это часто бывает.

– Нередко родители слышат от детей упреки: «Ты мало зарабатываешь, ты бедный, не можешь мне купить…» Это способно вывести из себя, особенно тех, кто немало сил прилагает, чтобы ребенок рос в благополучии и достатке.

Чаще подросток говорит такие вещи не от себя, а транслирует отношение других значимых для него членов семьи, с которыми он входит в альянс. Например, если у жены неоправданные ожидания от себя и от своего брака, она может винить в несчастьях мужа, объясняя свое несчастье маленьким доходом супруга. Такая позиция может транслироваться подростку. Причем родитель может озвучивать позицию, но не говорить о причинах. Какое-то время подросток будет смотреть на одного родителя глазами другого и предъявлять такие же претензии, обучившись, что если ты несчастлив – то в этом виноват кто-то другой.

Иными словами, конфликт с подростком может быть связан с неразрешимым конфликтом между родителями. При этом напряжение в семье будет разряжаться через конфликт с ребенком.

Ребенок менее чувствителен и устойчив, легче эмоционально вовлекается, очень подходит на роль громоотвода.

Ребенок не может обеспечивать себя, материально зависит от родителей, поэтому, если его потребности не обеспечены, претензии адекватно адресовать родителям.

– От чего зависит степень конфликтности между родителями и подростками, как протекает взросление? От образования, воспитания, традиций, среды?

В обществе разной степени социального благополучия будет разная длительность подросткового периода. Чем благополучнее общество, тем больше времени оно может позволить человеку быть подростком, то есть иметь столько же возможностей, как и у взрослого, при меньшей ответственности.

Если говорить о конфликтности, молодые люди часто хуже обращаются со своей активностью и агрессивностью, чем взрослые. Это происходит и в силу естественных причин. Но зато подростки быстрее учатся и вырабатывают новые формы поведения, вынуждены приспосабливаться к себе, так как все время меняются.

Фото: unsplash

Когда мы говорим «конфликт» – подразумеваем нечто ужасное, негативное. Но конфликт – это не всегда плохо. Конфликт – это важный способ построения отношений, их прояснения, развития. Через существование противоположностей возможно развитие. Другое дело, в какой социальной форме будет выражена конфронтация, конфликт. Согласитесь, когда все со всеми согласны, часто нет почвы для диалога. Только за счет разницы мнений можно понять, что происходит, ведь «в споре рождается истина». В то же время когда конфликт принимает такую форму, когда стороны друг друга не слышат, это останавливает развитие.

– Родителей в словах «вы мне должны» задевает отсутствие уважения к старшим. Кажется, в традиционных культурах такого нет. Может быть, традиционная культура является гарантией бесконфликтности в семье? Может быть, мы так много ругаемся и жалуемся на подростков, потому что давно утратили все эти ценности?

В мегаполисе мы точно больше устаем, уровень стресса для нас выше. При этом самое дорогое, что мы имеем в мегаполисе – время. Но время с ребенком – это не только время с ребенком, но и выбор отказа от важных других дел, в том числе отказ от возможностей получить удовольствие для самого себя (например, сходить в кино, провести вечер с друзьями, сходить на футбольный матч). Мегаполис предоставляет массу возможностей, но он же повышает требования человека к себе. Все это увеличивает давление на нас и наши ожидания. Когда ты устал после трудового дня, когда час ехал на метро, всю дорогу думая про недоделанные дела, личные отношения, проблемы в школе у ребенка, наконец, добрался до дома к восьми вечера и на пороге встретил неприятного и колючего подростка, то вряд ли найдешь силы в себе порадоваться ему. Еще больше раздражаешься, если подросток по какой-то причине нарывается на конфликт специально, хотя как ему организовать контакт с родителем, если тот сейчас устал, а как отдохнет – убежит на работу? Как получить его ресурсы, внимание?

–Так, может, уважение к старшим, впитанное с молоком матери, поможет избегнуть конфликта? 

Не думаю. Демонстрация уважения и настоящее уважение – разные вещи. Я думаю, что та молодежь, которая сегодня активно отказывается от традиционных ценностей, делает это не случайно. Например, под соусом уважения к старшим преподносится власть, агрессия старших по отношению к младшим, разные формы пассивной агрессии. Все это довольно сложные вещи, поэтому нельзя сказать, что именно твердые традиции являются оптимальным для всех решением, обеспечивающим отсутствие конфликтов в семьях. Если есть напряжение и конфликт, он прорвется. Но и в ситуации конфликта уважение и конфронтация так же легко могут соседствовать.

– Насколько на нашу раздражительность в отношении подростков влияет то, как мы сами проживали свой подростковый возраст?

Часто взрослые формулируют свои ожидания от подростков, основываясь на том, как происходило их взросление, какими были их страхи и тревоги.

Например, если взрослый провел подростковый возраст в отсутствии друзей и дефиците желаемого общения со сверстниками, и у его сына или дочери тоже нет друзей, такой родитель может воспринимать это избыточно болезненно. Он будет пытаться впихнуть ребенка в компании, найти и организовать ему общение, не очень соотноситься с тем, что ребенок – это не он, а другой человек, который может в общении просто не нуждаться.

Увидеть, что подросток – это не ты, что с ним надо договариваться, учитывать интересы, потребности, нужды, родителям часто бывает сложно.

Понимаете, здесь мы опять возвращаемся к традициям и проблеме уважения.

Самый лучший способ научить уважению – уважать себя и другого самому. Но уважение не означает принятие всего, что делает другой человек, это не всепринятие и не всепрощение.

Когда я требую и стараюсь договориться с подростком о помощи мне, например, чтобы он убирал комнату и следил за младшей сестрой, то это в том числе может быть и проявлением моего уважения к нему. Я признаю взрослость и его способность брать ответственность за младших, и свою нуждаемость в его помощи. Если же начинаю игнорировать какие-то нужды и потребности подростка, то есть просто им пользуюсь – «следи за младшим», и не договариваюсь, то перестаю уважать. Я показываю, что подросток для меня всего лишь объект, который я использую в своих целях и интересах. Иными словами, задача родителя – искать и находить сложный баланс. Да, иногда этот поиск может осуществляться через конфликт и обоюдное раздражение.

Человек вообще существо сложное. Есть масса вариантов, как будут складываться отношения внутри семейной системы. Отношения между родителями и подростком могут быть наполнены самым разным содержанием. Как психолог, я предлагаю смотреть на родительство как на творческую задачу, где есть возможность создать условия для формирования и развития человека и личности.

www.pravmir.ru

Почему неутомимые родители всех так раздражают

На родительском собрании вы чувствуете себя немного чужим. Ваше робкое предложение быстренько сделать костюмы улиток из картонной коробки никто не поддерживает. Более ответственные люди хотят вязать костюмы своими руками, используя технику макраме и морские ракушки. На вас смотрят свысока: вы тут явно числитесь отстающим родителем.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Чувство, что ты сидишь в луже

Вы сидите в интернете и никого не трогаете, а там то и дело мелькает: «100 научных поделок из ваксы, которые необходимо сделать с ребёнком до Нового года!», «50 детских книжек про Рождество, без которых оно не придёт!», «30 способов изобразить в новогоднюю ночь оленя, чтобы малыши не плакали!». И вам кажется, что приличные родители — это те, которые постят себя с поделками из ваксы, с книгами про Рождество, с хороводами, которые они начали водить ещё в ноябре. А ведь ваш бедный ребёнок ещё даже не доучил стихи про осень.

Вы с отчаянием понимаете, что ребёнку, кроме учёбы, нужно развивать чувство прекрасного (музыкалка, художка), совершенствоваться физически (спортивная секция), пробуждать интерес к науке (естественно-научный кружок), помогать ориентироваться в мире (студии «Юный программист», «Юный менеджер», «Юный коуч»). И где тут иностранные языки с перспективным китайским? Но пока что вам удалось записать его только в продлёнку. Поэтому в разговоре с активной мамой, которая возит отличника Диму по шести кружкам, вы переводите тему: «Куда ещё мы пойдём? Например, в парикмахерскую…»

Кадр из мультфильма «Суперсемейка»

«Привет! — стучится в вотсап знакомая мама шестилетнего мальчика, — счастливой прогулки! Мчим с тенниса в театралку, увидели вас из машины!». В это время я стою в необозримой луже и убеждаю детей, что здесь самое большое искусство — пройти, не поднимая брызг. По краешку судьбы пройти.

Чувство, что ты стоишь в луже, а чаще — даже сидишь, возникает при всякой встрече с самыми замечательными и вовлечёнными родителями

Теми, которые, вместо того чтобы измерять водоёмы, составили плотное расписание занятий с детьми и для детей. В общем, они вкладываются. Вы вроде бы тоже вкладываетесь, но сегодня — сверхурочная работа, вчера — друзья приезжали, и получается как-то не так красиво.

Что говорят учёные и психологи

Тех, кто активно занимается детьми, иногда презрительно называют «интенсивными» (от термина «интенсивное материнство»). Автор понятия американский социолог Шэрон Хейз написала об этом в 1996 году в книжке «Культурные противоречия материнства». Книга в целом про то, что месседж «давайте будем больше заниматься детьми» — это некое культурное веяние, время от времени всплывающее в истории человечества, а вовсе не традиционный девиз мам и пап.

Кадр из мультфильма «Суперсемейка»

То, что дети получаются более благополучными, если мать старается ради их воспитания и образования, заметил ещё просветитель Жан-Жак Руссо. В трактате «Эмиль, или О воспитании» он убеждал матерей не отсылать детей в деревни к непонятным кормилицам, а растить их рядом с собой и изо всех сил делать из них приличных людей. Те, кто смог прочитать Руссо, проникся его мыслями. То есть до появления психоанализа и феминизма в образованных кругах «заниматься детьми» — было идеалом материнства.

Фрейд и его последователи показали материнскую заботу с другой стороны: оказалось, мать может быть «всепожирающей», угнетающей, давящей, она может поломать детскую волю излишним контролем. Вместе с тем в XX веке женщины в развитых странах стали избавляться от кухонного рабства, делать карьеру, поэтому идея «интенсивного родительства» потеряла свою привлекательность.

Почему же так бесят суперродители

Сейчас в России появилось очень много родителей, которые действительно массу времени посвящают детям. Благодаря свободному графику некоторых пап и мам и впечатляющим вариантам образовательных стратегий у родителей появились невиданные раньше возможности. Почему же «интенсивные» вызывают у многих нескрываемое раздражение?

Кадр из мультфильма «Суперсемейка»

У нас такая стратегия не воспринимается как норма. Многие росли в стране, где за тунеядство была статья, а школьники, приходя домой, сами делали себе обед, а потом мчали во двор, где у них была своя загадочная жизнь. «И ничего — всё равно выросли!» — бьёт себя в грудь дядя с окраины.

Время, которое родитель проводит рядом с ребёнком, многим кажется не вложением, а отъёмом жизненного опыта: он же ничему не научится, если будет держаться за юбку

При этом мнение родителя, который лучше представляет альтернативы, светящие ребёнку, не очень учитывается. Отпусти его и всё.

Включенные родители задают высокую планку, которой сложно соответствовать. У любого родителя чувство вины — любимые грабли. Всегда кажется, что ты чего-то недодал, сделал не так, напортачил. Рядом с людьми в светящемся костюме «суперродителей» в костёр вины летят новые дрова. Собственные достижения при этом почему-то нивелируются. Нам показывают, что можно было ещё и вот так сделать, и вот эдак изловчиться, и вот тут бантик приклеить…

Идея поглощающего родительства пользуется поддержкой государства, и это особенно бесит. Социолог и исследователь «интенсивного материнства» Ольга Исупова в видеолекции говорит: «Есть консервативный заказ со стороны государства. Потому что государство, видимо, хочет, чтобы многие ранние семейные функции были обратно возвращены в семью: воспитание детей, в том числе интенсивное, образование и так далее. Некоторые женщины этого тоже хотели, но сейчас им это уже и не нравится. Потому что школа так построена, что на первые несколько классов обучения ребёнка в школе, если тебе не всё равно, что с ним дальше будет, надо фактически брать второй декретный отпуск. То есть надо сидеть и делать с ним уроки, иногда надо учить его вместо учителя».

Таким образом, с одной стороны, есть необходимость вкладывать в детей массу сил и средств. С образованием — неразбериха, а между тем сейчас это единственный не заплеванный и работающий социальный лифт.

С другой стороны — это трудно и непривычно, потому что при избытке вариантов и дефиците времени, ты каждую секунду должен отделять зёрна от плевел, выбирать и успевать. Ты не можешь положить и свою жизнь на алтарь воспитания — это детям даже вреднее, чем чипсы. В общем, надо успеть разобраться, пока мимо тебя в музыкалку на сверкающих машинах летят другие родители, видно, более расторопные. Удачи им и снежок в бампер.

mel.fm

Разное

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о